Психология люди которые любят ужасы: Ученые объяснили почему люди любят смотреть фильмы ужасов – Психология страха: почему одни боятся фильмов ужасов, а другие их обожают

Автор: | 11.03.2020

Содержание

Ученые объяснили почему люди любят смотреть фильмы ужасов

Ленты новостей и так нагоняют на людей жуть и тревогу: то мы видим кадры разгула стихии во время наводнения, то из небытия возникает призрак ядерной войны, то студент без всякого видимого повода расстреливает сверстников и преподавателей. В общем, мрачных событий в окружающем мире c лихвой хватает. Но почему же люди платят огромные деньги, чтобы снова и снова испытать чувство страха?

В медвежью болезнь вкладывают миллиарды

По данным сайта The Numbers, который отслеживает кассовые сборы в кинематографе, начиная с 1960 года фильмы ужасов с учетом инфляции собрали в прокате 24 миллиарда долларов! Причем львиная доля сливок была снята в последнее время. Угадайте: если в 1996 году в Голливуде было снято всего 7 “ужастиков”, то сколько их было выпущено в 2017? Шестьдесят два! Включая знаменитый триллер “Оно” по одноименному роману Стивена Кинга, который принес создателям более 700 миллионов долларов.

Зачем же люди добровольно финансируют индустрию производства негативных эмоций?

Социолог Марджи Керр, которая 10 лет изучает природу человеческих страхов, кажется нашла ответ на этот вопрос. Вместе со своим коллегой Грегом Зиглом, ди ректором программ когнитивной неврологии в Университете Питтсбурга, они провели любопытный эксперимент : создали лабораторию в подвальном помещении дома, где работал экстремальный аттракцион с привидениями. Ученых интересовали реакции человеческого организма на добровольное истязание самого себя эмоциями негативного характера.

Дом с привидениями

В эксперименте согласились принять участие 262 посетителя аттракциона (139 женщин и 123 мужчины, средний возраст 27,5 лет) они выполняли ряд когнитивных тестов и заполняли анкету о своем эмоциональном состоянии до и после визита в зону “зомби-апокалипсиса”. Кроме того, у 100 человек снимали электроэнцефлограмму для изучения активности головного мозга. Сам аттракцион длился 35 минут, в течении которых бедолаг стращали спецэффектами, пугали актерами, загримированными под героев самых зловещих фильмов, и даже били слабыми разрядами электрического тока.

— Когда мы боимся, организм запускает первобытную программу реагирования на угрозы, она заключается в короткой формуле: беги или сражайся! — объясняет Марджи Керр. — Автоматически в организме запускается сложная система химических реакций, которые должны помочь нам выжить в угрожающей ситуации: адреналин, эндорфины, дофамин, серотонин, окситоцин и другие гормоны наполняют мозг и тело. Но парадоксальным образом те же химические агенты поступают в кровь и во время позитивных переживаний, например, когда мы счастливы, взволнованы или удивлены. Все дело в контексте: одно дело, когда существует реальная угроза жизни. Но когда человек осознает, что находится в безопасности, то получает выгоды от острых ощущений.

Ужастики помогают снять стресс и дарят эмоции которых не хватает в жизни. Фото: кадр из фильма

Ужастики помогают снять стресс и дарят эмоции которых не хватает в жизни.Фото: кадр из фильма

Бояться полезно

Какие же плюсы в том, чтобы созерцать, например, подробности техасской резни бензопилой?

1. Как ни странно, но после встречи на широком экране с вампирами, мертвецами и оборотнями у человека снижается уровень реакции нервной системы на стресс и тревогу. Это объясняется тем, человек испытывает два типа страхов. Нашу повседневную жизнь может отравлять нервозное беспокойство общего характера: страх утраты близких, риск потери работы, наступления бедности или внезапной тяжелой болезни… Но существует и животный страх, который мы испытываем, когда в темном переулке возникает лицо убийцы или дверь дома выламывают преступники. И в этом случае, страх, который мы испытываем в кинотеатре имеет терапевтическую ценность для тех, кто страдает повышенным уровнем тревожности: ужас прямого действия вытесняет отвлеченные и абстрактные переживания.

2.Фильмы ужасов помогают обрести друзей. Дело в том, что людей особенно сильно объединяет совместно пережитый негативный эмоциональный опыт. Например, поэтому эталоном товарищества считается фронтовая или армейская дружба. Страхи, испытанные во время просмотра триллера это, конечно суррогат ужасов войны, но, тем не менее способствуют сплочению, если вы идете в кино дружной компанией.

3. Острые ощущения нам необходимы, потому что мы потомки авантюристов и искателей приключений, которые заселили планету. Большую часть своего исторического существования наши предки сражались с хищниками и врагами. Однако именно таких эмоций нам не дает жизнь в современном обществе. Но вот мы смотрим фильм про очередного зловещего потрошителя: частота сердечных сокращений увеличивается, кровяное давление растет, наше сердце готово выпрыгнуть из груди, ладони потеют, а кожа покрывается мурашками… Но при этом фронтальная доля головного мозга, которая отвечает за интеллектуальную деятельность, говорит: дурачок, ты в полной безопасности. И эта ситуация безопасного риска приносит удовлетворение на физиологическом уровне. Правда, этот кайф могут ловить не все, уточняет Марджи Керр, а только те, у кого хорошо работает система дофаминового вознаграждения. Дофамин это главное химическое вещество, связанное с удовольствием: оно поступает в мозг, когда наше ожидание награды с лихвой оправдываются. Те, у кого дофаминовые рецепторы реагируют не очень активно попадают в ситуацию, когда моральные страдания во время просмотра не компенсируются достаточным стимулированием центра наслаждения в головном мозге. То есть после киносеанса релакса попросту не происходит.

КСТАТИ

Кому нельзя смотреть триллеры

Есть граждане, которым терапия ужасами противопоказаны. Во-первых, это интроверты — замкнутые малообщительные люди, которые погружены в свой внутренний мир. Ведь полученную порцию кошмаров они будут держать в себе. Идеальный клиент фильмов- хорроров это экстраверт, который тут же вывалит кучу переполняющих его эмоций на голову соседу. Во-вторых, ходить на триллеры не стоит тем, кто в прошлом стал жертвой преступления, это может воскресить в памяти травматичный личный опыт.

Почему нам нравится смотреть страшное кино и нормально ли это

За последние несколько лет вышло достаточно хорроров, которые стали коммерчески успешными. Режиссёры охотно берутся за культовые истории и снимают ремейки, сиквелы, приквелы и спин-оффы легендарных фильмов ужасов. Какие-то из них зрители хвалят, другие — ругают, но всё равно смотрят.

Лайфхакер решил разобраться, почему людей так привлекают страшные фильмы, и спросил об этом психологов.

Нехватка эмоций в реальной жизни

Нет только одной причины, по которой люди смотрят страшные фильмы, всё индивидуально: одни подсаживаются на адреналин, для других это способ получить острые ощущения, третьи хотят отвлечься от проблем. К слову, чувствительные люди, склонные к эмпатии, как правило, таких фильмов избегают.

Лариса Милова, семейный психолог, процессуальный психотерапевт, психолог-генетик и травмотерапевт.

Когда в жизни не хватает эмоций, человек начинает их искать. Кто-то прыгает с парашютом, занимается экстремальными видами спорта, а кто-то находит их в фильмах ужасов. Человек получает порцию адреналина, приходит в состояние возбуждения, которое остаётся с ним ещё некоторое время после просмотра. И ему это нравится.

В целом любовь к фильмам ужасов не является психическим отклонением.

Олег Иванов, психолог, конфликтолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов

Как объясняет эксперт, пугающие ситуации привлекают людей и в реальной жизни. Многим свойственно испытывать интерес к необъяснимым явлениям, мистике, катастрофам, стихийным бедствиям. А фильм ужасов — кладезь таких ситуаций.

Борьба со своими страхами

Очень часто ужасы смотрят люди, которые и так многого боятся, а также люди с повышенной тревожностью. Так они сбегают от реальных страхов к вымышленным — тем, которые закончатся вместе с показом фильма.

Лариса Милова

Человек чувствует контроль над страхом и знает, что через полтора часа всё закончится, а он ощутит облегчение, которого не получается достичь в реальной жизни. Однако просмотр документальных фильмов об ужасных событиях, в отличие от художественных, вызывает больший дискомфорт. Реальность происходящих на экране событий не даёт зрителю ощущения контроля и не позволяет установить психологическую дистанцию между собой и жуткими ситуациями.

Когда вы смотрите страшное кино дома, в спокойной обстановке, то как бы побеждаете свои страхи. При этом понимаете, что находитесь в полной безопасности, а все экранные ситуации происходят не с вами.

Но побеждая одни страхи, можно получить новые. Поэтому к увлечению ужастиками нужно подходить с осторожностью.

Олег Иванов

Если из-за фильмов ужасов появляются ночные кошмары, нервные срывы и новые фобии, нужно прекратить их смотреть. После кино об авиакатастрофах вы рискуете превратиться в аэрофоба. Или будете бояться моря из-за хорроров об акулах-людоедах — вариантов много. И это не все подводные камни.

Фрагменты из фильмов ужасов остаются в памяти и оживают, если человек попадает в обстановку, похожую на ту, что видел на экране. Это может спровоцировать негативные эмоции и тревогу, хотя очевидной связи между своими переживания и фильмом человек не найдёт.

Люди, регулярно просматривающие ужасы, могут иметь трудности с засыпанием. Частично это связано с перевозбуждением и увеличивающейся тревогой.

Лариса Милова

А наделённые богатым воображением с большой вероятностью будут приукрашивать жизненные ситуации и искать негатив там, где его нет и быть не может.

Примерка образов агрессора, жертвы или спасителя

В каждом человеке есть такие субличности, как агрессор, жертва и спаситель. В страшных фильмах, как правило, всегда есть роли первых двух.

Яна Федулова, кандидат психологических наук, руководитель онлайн-клиники «Свобода от зависимости»

Эксперт объясняет, что за просмотром фильма ужасов человек бессознательно проживает каждую из ролей, а затем, опять же неосознанно, останавливается на одной.

Люди, воспринимающие жизнь как постоянную борьбу, чаще всего выбирают роль агрессора. Другие, следуя моральным принципам, останавливаются на жертве. Однако такая позиция тоже может стать причиной проблем.

Скрытая агрессия

Для некоторых просмотр фильмов ужасов — способ выпустить пар и агрессию: человек ассоциирует себя со злодеем, его привлекают именно эти образы. Это не является патологией до тех пор, пока никак не мешает его жизни и жизни окружающих.

Лариса Милова

Интерес к фильмам ужасов сам по себе не является отклонением. Но если жанром увлекаются люди с явными ментальными проблемами, это может нанести ещё больший ущерб их психическому здоровью. Нормальный человек смотрит на насилие с отвращением и испытывает физическое напряжение. Но если страдания героя доставляют зрителю удовольствие — это тревожный знак.

Существует так называемый механизм проекции. Например, слабому человеку нравится смотреть бокс, потому что он сам не отваживается ударить человека.

Татьяна Харабурова, главный врач частного психотерапевтического стационара, психиатр и семейный психотерапевт клиники «Premium Практика».

Ещё одна причина, которая кроется в бессознательном. Срабатывает неосознанная психологическая защита: зритель находит в фильме ужасов то, что обращается к его скрытым желаниям.

Преступления, агрессия и жестокость из фильмов ужасов затрагивают тёмную область бессознательного, а человек непроизвольно проживает эмоции, которые не решается получить в реальности. Это может пойти на пользу: человек получит то, что хотел, не сделав при этом ничего плохого.

Гендерная социализация

Среди поклонников жанра больше мужчин, чем женщин. Учёные объясняют это желанием проявлять храбрость: мужчины испытывают удовлетворение, когда фильм ужасов не вызывает у них чувства страха. И по этим причинам иногда приглашают свою половинку в кино именно на ужастик: когда женщина напугана, она с большей вероятностью будет искать физического контакта, а мужчина сможет проявить смелость и «защитить» её.

Интересно, что мужчинам хорроры даже нравятся больше, когда они смотрят их вместе с напуганной фильмом женщиной. А женщины, в свою очередь, получают больше удовольствия от страшного кино, если смотрят его с мужчиной, который не боится.

Интерес к теме смерти

Тема смерти, которая часто есть в фильмах ужасов, всегда привлекала человека. Можно сказать, что вид чужой смерти обостряет чувство собственной жизни.

Олег Иванов

Фильмы ужасов помогают некоторым ощутить вкус к жизни в полной мере. Человек осознаёт, что смерть неизбежна, а жизнь конечна, и это правило работает для всех. В хоррорах зачастую гибель приходит быстро и неожиданно, что подстёгивает ценить каждую минуту отведённого нам времени.


Если просмотр хорроров не становится навязчивой идей, то это безобидное увлечение, которое даже может принести пользу. Однако злоупотреблять им не стоит: вам же не нужны новые фобии, бессонница и тревожные расстройства.

Читайте также

Почему люди смотрят фильмы ужасов мнение психологов

Замечательное дело посмотреть фильм, удивительным образом оно способно сближать людей, если ваши вкусы относительно жанра совпадают, если же нет, то, как говорят: «На вкус и цвет товарища нет». Эта статья посвящена одному из жанров фильмов и жанров художественной литературы, в настоящее время имеет большой круг поклонников. Фильмы ужаса.

Почему люди их смотрят? Что получают для себя после просмотра таких фильмов? Что (кроме спроса) заставляет снимать такие фильмы? Ответы на эти вопросы интересуют меня длительное время, за это время в поиске ответов на эти вопросы у меня возникли некоторые догадки, которыми я бы хотела поделиться.

Проработав литературу по данной теме, я столкнулась со многими теориями о том, почему люди смотрят фильмы ужасов. Я считаю, что каждая из них имеет право на существование, и по-своему верна, но их в рамках этой статьи мы рассматривать не будем, поскольку, очень большой спектр тематики. На первый взгляд те, кто смотрят так называемые «страшилки» — это смелые, эмоционально устойчивы, бесстрашные люди.

Но если посмотреть на статистику, то больше всего сторонников этого жанра — это подростки, и люди до двадцати лет. Эта аудитория вряд ли подходит под вышеперечисленные качества, возможно отдельные личности и обладают такими чертами, но сейчас речь идет о большинстве. Из этого можно сделать вывод, что любители «страшилок» скорее хотели бы обладать вышеперечисленными чертами и пытаются компенсировать эмоции и ощущения, которые они получают при просмотре страшных фильмов, поскольку их не хватает в жизни.

Тогда возникает другой вопрос: «Зачем нам эмоции, которые вызывают в нас страх, напряжение.?» По своему опыту могу сказать, что есть что-то завораживающее в тех моментах, когда смотришь фильм, испытывая при этом страх. Проведя самонаблюдения при просмотре фильма ужаса, я выделила одну важную, на мой взгляд, вещь: я никак не могла отделиться от героя из фильма и понять в данный момент, или я чувствую страх за себя или за него. Если в ситуации с героем все понятно, то ситуация, когда человек смотрит страшный фильм о ком и в этот момент испытывает страх за себя, заставляет задуматься.

Чтобы лучше разобраться, давайте обратимся к истории. К сожалению, когда человеческая жизнь имела значительно меньшую ценность, чем сейчас, и смертная казнь, публичная казнь были привычными и обыденными в то время. То если вы видели картинки или сюжеты из исторических фильмов, то, наверное, заметили, что обязательной составляющей смертельной казни является публика, причем численная публика. В некоторых странах массовые казни проводили как особый ритуал, который обставляли пышно и торжественно.

Так кто такие те зрители, их гораздо больше чем тех, кто осуществляет казнь над осужденными, они сами не участвуют в казни, но активно одобряют и даже поощряют «Карателей»? Свидетель — особая психологическая фигура в психологии терроризма. Без их одобрения и поддержки невозможно не только массовое, но даже индивидуальное насилие. Те, кто участвует в актах любого насилия, нуждаются в том, чтобы их действия были одобрены.

Им нужно одобрение тех, во имя кого они действуют. Для этого понадобится и непосредственный свидетель — массовый свидетель. Психология массового поведения дает ответ, почему большое количество абсолютно здоровых психологически людей становятся свидетелями таких кровавых картин. Человек, который видит, как кого-то наказали, чувствует безопасность за себя, поскольку кто-то понес наказание, значит я в безопасности.

Причем публика находится в эйфории от того, что происходит, она активно призывает совершить убийство, и жаждет крови. После того, как казнь завершается, публика чувствует стыд за свое поведение и быстро расходится. В настоящее время смертельные наказание большинство стран отменили, а «публика» — это все мы. Как прежде мы нуждаемся зрелища, и пусть это будет просто фильм о смерти или новости о несчастном случае, аварии и тому подобное. Звучит ужасно, но такова реальность.

Дайте каждый себе искренний ответ: «Какое первое чувство возникает, когда слышите о чьем-то несчастье?» Нет, это не сострадание! Это что-то типа: «Слава Богу, что не я». Вот и получается, что мы сами ищем следы смерти, будь то реальной или вымышленной, так как боимся ее. И это нормально, потому что инстинкт самосохранения является одним из самых сильных.

На самом деле, в желании человека смотреть ужасные фильмы, картинки, книги, что-ужастноэ я вижу глубокий смысл, поскольку эти вещи, если не напомнят человеку о личной смерти, то слегка намекают. Мысли о смерти заставляют задуматься о жизни, а это иногда очень нужно, потому что не всегда мы проживем ту жизнь, которую бы хотелось и, возможно, на данном этапе самое время что-то изменить. Именно это пытается сказать нам наше подсознание

почему люди так любят кино про маньяков

Москва, 31 октября. Этой осенью ценителям сериалов приготовили несколько сюрпризов: 5-я часть «Американской истории ужасов» с Леди Гагой, 1-й сезон сериала «Метод», в котором Константин Хабенский предстал в образе следователя-маньяка, «Крик» на основе легендарного слэшера, «Королевы крика», очередной сезон «Фарго», а еще «Эш против зловещих мертвецов», новая «Больница Никербокер», «От заката до рассвета», «Джекилл и Хайд», «К югу от ада» и множество других многосерийных фильмов, рассказывающих леденящие кровь истории.

Жанр ужасов появился в кинематографе практически с самого его зарождения, в конце XIX века, первым подобным фильмом принято считать «Замок дьявола» 1896 года – 12-минутное повествование о Мефистофеле, вызвавшем из небытия духов ада. Кстати, этот фильм стал также первым с использованием спецэффектов. С тех пор режиссеры постоянно экспериментировали, пытаясь поразить зрителей, которые еще недавно приводили в ужас кадры прибытия поезда. Дальше были «Франкенштейн», «Кабинет доктора Калигари», «Носферату. Симфония ужасов» и многие другие шедевры черно-белых хорроров.

В последние годы истории о потусторонних силах остались на совести полного метра, заваливающего нас бесконечными «Астралами», «Оменами», «Заклятьями» и «Синистерами», а вот маньяки вовсю орудуют в сериалах. «МИР 24» выяснил, какое влияние на современные хорроры оказал Чарльз Мэнсон, что такое снафф и может ли ажиотаж вокруг маньяков привести к увеличению их числа в реальной жизни.

ВЕЗДЕСУЩИЙ ЧАРЛЬЗ МЭНСОН

Денис Салтыков, аспирант НИУ ВШЭ, философ, социолог, исследователь фильмов в жанре ужасов. Готовится защитить кандидатскую работу по социальной теории кино, читает лекции в московском культурном центре «Пунктум».

В разные времена фильмы ужасов, как любой вид искусства, отражали условия окружающей действительности. В 50-е нагнетался страх атомной войны между СССР и США, поэтому режиссеры обыгрывали темы безумных ученых и нашествия пришельцев, которые во многих американских фильмах четко ассоциировались с Советским Союзом. В середине 60-х началась сексуальная революция, были изобретены оральные контрацептивы и многие другие средства для женщин, и в фильмах ужасов появилась тема монструозных детей. Связано это было с громким скандалом – лекарство «Талидомид», поддерживавшее женское самочувствие во время беременности, оказалось недостаточно проверенным и, как выяснилось, влекло за собой детские мутации. Это находило отражение в кино: «Ребенок Розмари» (1968), «Омен» (1976), «Оно живое» (1974). Тема маньяков вышла в хоррорах на первый план в 80-е годы.

«Я думаю, что сам феномен популярности маньяков во многом связан с фигурой Чарльза Мэнсона, члены «Семьи» которого в 1969 году совершили жестокие убийства. Это громкое дело вскоре стало обыгрываться на всех уровнях, и дальнейшие всплески популярности маньяков, именно как составляющих массовой культуры, – это наследие истерики вокруг Мэнсона, который воплотил в себе очень много обсуждавшихся в 60-70-х тем, таких как сексуальная революция, хиппи, нью-эйджевые религиозные культы. Мэнсон был с одной стороны яркой харизматичной фигурой, с другой – смешивал в себе много противоречивых мировоззрений, например, расизм и коммунизм, кроме того, считал себя воплощением Иисуса Христа».

 

В конце 70-х появился снафф – поджанр фильмов ужасов, в котором максимально достоверно имитируется документальная съемка пыток и убийства человека, как правило, женщины. Причем предварительно жертву насилуют. По сути снафф рождается как городская легенда: никто точно не знает, но ходят разговоры, что, возможно, существуют такие видеозаписи. Рождение этой легенды также связано с именем Чарльза Мэнсона, один из членов секты которого в интервью рассказал, что якобы слышал о существовании записи одного из убийств. После этого началась настоящая охота за такими записями: спецслужбы объявляли вознаграждение человеку, который обнаружит подобные записи или приведет доказательства их существования, но ничего подобного не нашли. А дальше маргиналы, мечтавшие завоевать популярность посредством шока и эпатажа начали снимать подделки. В зависимости от того, ставился ли акцент на насилии или убийстве, поджанр пошел по двум разным веткам: порнография и хоррор. Все это сопровождалось скандалами, так как такие фильмы молниеносно попадали в поле зрения полиции.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Маньяк Мэнсон: «самый сексуальный подонок планеты»

«Гораздо интереснее вопрос, как само существование такой городской легенды сконцентрировало вокруг себя интересы различных групп, которые начали использовать снафф как элемент в политической борьбе. Прежде всего в этом контексте были феминистки, которые выступали против порнографии и для которых снафф стал экстремальным примером порно. С другой стороны религиозные консерваторы, которые отвергали порнографию из соображений морали. Снафф делает связь между порнографией и фильмами ужасов видимой, на самом деле, многие исследователи и без снаффа подчеркивают ее – ужасы часто сексуальны, порнография часто жестока».

ВЛИЯНИЕ ФИЛЬМОВ УЖАСОВ НА РОСТ НАСИЛИЯ

Тема маньяков в поп-культуре, в первую очередь, связана с отдельным поджанром ужасов – слэшером и дискуссиями, которые велись в 80-х, когда широко обсуждалось влияние фильмов ужасов на маньяков. Этот период считается временем расцвета слэшеров, снимать их в США было прибыльно и популярно. По сюжету группу молодых людей уничтожает, как правило, один иногда группа маньяков, часто с мистическими способностями, как Фредди Крюгер или Джейсон Вурхиз. На формирование канонов слэшера среди прочих повлиял Том Савини – гример, режиссер и постановщик спецэффектов. Благодаря нему впервые стало возможно имитировать убийство, не используя монтаж. По его определению, в слэшере один из основных центров интереса – это именно способ убийства жертвы. Как правило, убийца орудует холодным оружием.

«С ростом популярности слэшеров пошли разговоры о том, что фильмы ужасов повинны в увеличении числа маньяков, вокруг них начались скандалы. Один из них связан с фильмом «Тихая ночь, спокойная ночь», который вышел на киноэкран в 1984 году. Действие разворачивается на Рождество, маньяк, одетый в костюм Санта Клауса, убивает людей, которые, как ему кажется, плохо себя ведут – например, занимаются сексом. Понятно, что сюжет был ориентирован на стандартную аудиторию фильмов ужасов, но трейлер шел по телевизору, фигуру персонажа в костюме Санты включили в трейлер, а на афише оказалась рука Санта Клауса с топором. Это спровоцировало большую волну протестов среди родителей маленьких детей, им удалось добиться, чтобы фильм сняли с проката, и подобных историй было много. Обсуждение влияния фильмов ужасов и порнографии на степень агрессии общества велись и среди ученых, и среди журналистов. Была создана комиссия, которая писала доклад для Рейгана. В нем говорилось, что порнография влечет за собой рост сексуального насилия».

«Все исследования в этой области осложняются тем, что никакой статистики предоставить невозможно. Даже если маньяк утверждает, что совершал убийства, насмотревшись фильмов ужасов, это все еще не довод. Для таких людей поводом к убийству может стать все что угодно, в частности, один советский маньяк совершал убийства под воздействием фильма «А зори здесь тихие…»

«Американский ученый Эдвард Доннерстейн пошел другим путем: в лабораторных условиях он показывал мужчинам фильмы, в которых содержался ненасильственный секс и насильственный, после чего старался замерить, изменилось ли после просмотра их отношение к женщинам. По его данным, отношение к женщинам ухудшалось после просмотра сцен насильственного секса. На основании экспериментов Доннерстейна начали говорить о том, что слэшеры, которые были связаны как раз с убийством множества девушек, влекут за собой увеличение насилия. Сам Доннерстейн пояснял, что мужчины не были склонны действовать иначе после просмотра – они были склонны иначе оценивать. Например, как относиться к изнасилованию женщины. Часть мужчин стала говорить о том, что женщина, может быть, сама виновата в том, что не так оделась или во время изнасилования, или о том, что она тоже могла получить сексуальное удовольствие. При этом поведение не менялось и эти же мужчины не были готовы идти и насиловать, то есть образ действия не меняется. Сейчас большинство исследователей считает, что не меняется и отношение. Есть даже мнение, что просмотр фильмов ужасов, наоборот, гуманизирует, так как человек, как правило, сочувствует жертве, а не маньяку. Но даже те люди, которые сочувствуют маньяку, не обязательно сочувствуют ему на буквальном уровне. Это вовсе не значит, что они хотят убивать».


Фото: DPA/ТАСС

ЧТО СИМВОЛИЗИРУЮТ МАНЬЯКИ И ЗОМБИ?

Знаменитый исследователь кино Робин Вуд предложил теорию, согласно которой ужасы всегда заигрывают с нашими представлениями о нормальности. У каждого человека всегда есть представления о том, что такое нормальный образ жизни, нормальная семья, нормальные взаимоотношения, и ужасы всегда работают с тем, что может этой нормальности угрожать. А дальше Вуд говорит: сама нормальность подавляет людей. Не в том смысле, что она запрещает убивать, а просто запрещает самовыражаться, например, что-то написать на стене или построить гомосексуальные отношения. Сам Робин Вуд был открытым геем и говорил о том, что представления о нормальности репрессируют многих людей, то есть не дают им возможности выбрать для себя тот или иной образ жизни. А фильмы ужасов помогают каким-то образом соотнестись со своими страхами, которые зажаты этой социальной репрессией, помогают с ними работать и избавляться от них хотя бы на символическом уровне. Поэтому рост популярности сериалов о маньяках говорит о том, что общество не устраивает та система норм, которая существует.

«Вуд говорил, что маньяки всегда олицетворяют что-то, что подавлено социальными нормами, в частности, чернокожих, восстающих эмансипированных женщин, гомосексуалов или пролетариев. Маньяк всегда угрожает кому-то, отстаивающему традиционную точку зрения, например, людям, которые зашли в супермаркет и хотят потреблять. И вдруг там появляются зомби – как символ людей, которые не могут так же потреблять, и это вызывает у них агрессию. Что касается чернокожих, есть мнение, что именно расовые вопросы проецируются на отношения зомби и обычных людей, это обыгрывалось в «Ночи живых мертвецов». Есть спор, расставлены ли эти позиции намеренно или это плод интерпретации, но в сущности это не столь важно, потому что человек может воплотить свои страхи в том числе и бессознательно».

«До сих пор в мейнстримном кино есть отражение страха перед скорой женской эмансипацией. Очень интересно смотреть, как с одной стороны создатели фильмов стараются не прослыть сексистами, а с другой – отчетливо воплощают старые мифы. Например, кино про ведьм всегда интересно тем, что сама тема ведьмовства сама по себе отражает древний страх перед женщинами. Взять, скажем, идущего сейчас в кинотеатрах «Последнего охотника на ведьм ». Создатели понимают, что фильм будет смотреть много критиков и ученых, а на Западе очень распространен подход смотреть с точки зрения гендера, расы и класса. Они понимают, что затрагивая тему ведьмовства, они сразу становятся объектом пристального взгляда феминисток и людей, которые заинтересованы именно в таком анализе фильма. И они начинают показывать, что есть злая ведьма, которая совершенно иррационально хочет уничтожит весь мир, и есть мужчина, главный герой, который должен бороться с ведьмами, но при этом они не могут сделать просто мужчину-борца с ведьмами, потом что тогда их раскритикуют, что их взгляды столь же реакционные, сколь борцов с ведьмовством, инквизиторов и тех, кто осуждал этих женщин. Поэтому создатели фильма делают так, что не все ведьмы плохие – одну из них делают союзницей главного героя, появляется романтическая линия, и героиня согласна войти в нормы совершенно традиционных отношений. При этом по-прежнему остается посыл, что есть некое первобытное зло, которое воплощено именно в ведьме».

«Меня очень впечатлила вторая часть «300 спартанцев», которую обсуждали, как чуть ли не феминистский фильм, где главная героиня – женщина-воин. Однако если взглянуть внимательнее, она подчеркнуто демонстрировала свою сексуальность, и во всех битвах, скорее, была женщиной, чем воином. Там есть одна сцена секса, и в финале сцена битвы на клинках. Игра актрисы и выбираемые ракурсы камеры очень напоминают приемы, принятые в порнографии. Более того сцена ее убийства, если просто убрать оттуда клинок, будет похожа на порнографическую сцену. Камера смотрит сверху, героиня со страстными вздохами скользит на клинке, который в нее вонзили, падает на колени перед главным героем, находится на уровне его таза, камера задерживается… Эти акценты не позволяют сказать, что это кино феминистское. Есть заигрывания с этими темами, но базовые темы остаются. И в этом смысле получается, что, покуда подавление некоторых социальных групп не искоренено в нашей повседневной жизни, мы будем все время воплощать это в фильмах ужасов. Робин Вуд делает вывод, что если наша жизнь станет хорошей, то хорроры вообще исчезнут, и мы должны желать такого общества, в котором фильм ужасов, как отражение социальных страхов, будет невозможен».


Фото: ТАСС

ЗАЧЕМ ЛЮДЯМ НУЖНЫ ХОРРОРЫ

Сергей Кумченко, студент факультета психологии МГУ, кафедра нейро- и патопсихологии. Читает лекции по истории сексуальности и девиантному поведению.

«Человеку в подавленном, тревожном состоянии интересно наблюдать, как кого-то другого мучают и убивают. Дело не только в агрессии – вообще все подавленные влечения выходят таким образом, сексуальные тоже. Агрессия и сексуальность – два основных влечения, подавление которых может вылиться в самые изощренные формы. Кстати, в сельской местности уровень агрессии значительно ниже. В процентном отношении вы найдете гораздо меньше людей, которые бы любили кино про маньяков».

«Мне кажется, интерес к этой теме будет возрастать с той же прогрессией, что и увеличение количества людей в городах. Город – это патогенная среда, фрустрирующая, закладывающая тревогу, беспокойство. Достаточно упомянуть феномен очереди, пробок, метро. Тревожное состояние есть, а его нельзя показывать, то есть оно подавляется. А все что подавляется, оно никуда не развеивается».

Можно также говорить о подавлении, но не в масштабе городской среды, а в индивидуальном порядке. Например, дети из неблагополучных семей, у которых матери алкоголички, отцы рано уходили, потому что сомневались в своем отцовстве и так далее. У таких детей уже есть определенная генетическая предпосылка к тому, чтобы потом стать какими-нибудь отклоняющимися, девиантными. Это внутренняя сторона вопроса. Внешняя – это окружение. Такие дети видят, что их не принимают ни ровесники, ни педагоги, да и родителям на них наплевать. И у них формируется еще и внешняя сторона, подкрепляющая внутреннюю готовность к агрессии и прочим немотивированным поступкам. Такие дети не обходятся одними фильмами, им уже нужно что-то другое, и, как мы обнаруживаем, после 10 лет начинаются уже конкретные правонарушения – деликтусы.

Может быть третий вариант – дети, подверженные чрезмерной опеке, когда дети хотят одно, а родители им говорят: нет, я лучше тебя знаю, что нужно делать – и начинают ими помыкать. Гиперопека может сформировать подавленность тех или иных влечений. И наоборот, матери совсем не занимаются своими детьми и вся семейная ситуация не предполагает теплой атмосферы. Хотя дети в принципе нормальные, хорошо учатся, но подавленную агрессию формирует какая-то обида на родителей, не обсужденные моменты.

Как уже говорилось ранее, фильмы ужасов имеют много общего с порнокультурой. Для очень многих людей порно является своеобразным учебником по сексуальности, последнее время психологи отмечают повышение процента агрессии в этих фильмах. Вообще все состояния возбуждения имеют между собой много общего – радость, ужас, сексуальное возбуждение, агрессивное возбуждение имеют одну и ту же физиологическую основу. Мозг функционирует на ЭЭГ одинаково, и гормональный портрет в эти моменты в принципе одинаков. Неудивительно, что одно легко перетекает в другое, и потребность в чрезмерной любви может обернуться потребностью в чрезмерной жестокости. Даже потребность быть пассивным объектом любви потом выражается в бытности активным агрессором. Поэтому, если не дать агрессии вовремя выйти, особенно в переходном возрасте, это чревато проблемами.

«Однажды ко мне обратился человек лет 30-35, который хотел, чтобы ему отрубила голову сильная женщина, как в одном снафф-фильме. Мужчина был из неблагополучной семьи, и все шло к тому, чтобы как-то девиантно вылиться. Для таких людей вообще характера своеобразная инфантилия, они остаются с детским сознанием из-за неразрешенных конфликтов».

Так что фильму ужасов могут подтолкнуть к убийствам в основном людей с инфантильно неразрешенными вопросами и подростков, как это было после выхода «Прирожденных убийц» – тогда в США прокатилась волна подобных преступлений. Подростки объединялись парами и убивали людей, им казалось что это свобода и романтика.

Если у человека вызывает удовольствие просмотр фильмов ужасов, того же самого снаффа, это значит, что он внутренне причастен к этому, у него есть какое-то желание. Но это вовсе не значит, что ему точно так же нравилось бы убивать. Возможно, ему бы нравилось быть пассивным зрителем реального убийства. Феномен вуайеризма присутствует не только в сексуальной сфере, он присутствует в наблюдении за драками, за жестоким поведением окружающих. То, что происходит по ту сторону экрана, будь оно реализовано в реальной жизни, порой не вызывает у этих людей такой же эмоциональный положительный отзыв. Кино можно на паузу поставить, сделать звук потише, а в реально жизни это совершенно другое дело и гораздо более яркие образы. Интерес к хоррорам может говорить об особенностях подавления. Человек, у которого есть какие-то проблемы, обиды, который вообще отличается ранимостью, при этом не показывая свою ранимость, может иметь в качестве своих интересов такой. Или какие-нибудь особенности в сексуальной сфере, например, БДСМ.

ТАКЖЕ ЧИТАТЬ Наследники де Сада: первый БДСМ-отель Москвы (ФОТО)


Фото: DPA/ТАСС

ПОЧЕМУ МАНЬЯКИ ПРИВЛЕКАЮТ МУЖЧИН, И ПОЧЕМУ – ЖЕНЩИН

Я бы тут обратился к возрастной психологии. Трудные подростки, просто дети с педагогической запущенностью, которые не хотят учиться, не сдержаны в эмоциях, в агрессии – они очень часто выбирают в качестве авторитетов старшеклассников, старших братьев, которые стоят на учете в милиции, завязывают драки и выходят из них победителями и которые вообще ведут себя откровенно агрессивно-вызывающе. Что касается взрослого возраста, тут уже дихотомия: одни становятся полицейскими, которые наказывают самих себя за детские ошибки; другим, наоборот, нравятся прежние авторитеты и они по-прежнему хотят за ними следовать.

Что такое взрослость? Фактически это означает начать контролировать свое тело, в том числе и влечения. Если человек не сумел нормально контролировать сексуальную сферу так, чтобы не страдать ни ему, ни другим, не нашел ей применения в спорте (что секс, что агрессия социально приемлемо реализуются в спорте), то есть не смогли найти социально приемлемого осуществления своих влечений, то он не взрослый, он инфантильный и по-прежнему осуществляет свои функции на подростковом уровне.

Что касается девушек, то они выявляют определенный сексуальный интерес. Если оказывается, что маньяка в детстве недолюбили, что он бедный и несчастный, им очень хочется его пожалеть. Эти мужские страдания так умиляют женщин… Если мужчина вдруг начнет рассказывать, какая у него была тяжелая судьба в детстве, какой был жестокий отец, как он стойко все преодолел, вы несомненно вызовете у женщин умиление, слезливость, желание пожалеть, обнять. Это же касается героев, которые убивают определенных женщин, потому что женщина такого типажа его бросила, или мать. Мужчина, который решает, жить другому человеку или нет, – своеобразный лидер. И женщины падки на этот момент – самочка самого главного самца. У обезьян главные самцы пользуются популярностью не только потому, могут выгнать соперника из стаи или самка «получит», если откажет. Самки сами идут к этому лидеру, потому что чувствуют в нем некую уверенность, силу, агрессию.

«Если женщина видит в мужчине активную агрессивность, значит, он очень мужественен, и женщина рядом с ним может почувствовать себя беспомощной, робкой девочкой, проявлять только свою чувствительность, нежность и прочие качества, которые традиционно считаются женскими. Возле него можно понюнить, он тебя за это полюбит, а других будет убивать – безумно умиляющая картина, что тебе он еще и исключение делает. На бессознательном уровне и такие сюжеты могут встретиться. Что касается женщин, которые увлекаются маньяком-женщиной, то, скорее всего, они хотят стать такими же, но в силу каких-то причин у них это не получается».

Искусство психотерапевтично. Посмотрел фильм, задал себе в процессе какие-то вопросы, сам ответил на них, и это помогло. Сейчас Родительский комитет пытается запретить пятый сезон «Американской истории ужасов» за обилие наркотических, сексуальных и кровавых сцен. Запретить формально в принципе можно, но без излияния влечения в сферу культуры, будь то кино, литература, театр, это наоборот повысит любопытство к этой сфере. Все-таки, как бы там ни было, какие бы волны убийств не влекли фильмы вроде «Прирожденных убийц», я считаю, что эти фильмы ослабляют агрессию. Особенно для групп риска. Если вы заметили, что ребенок в возрасте до 10 лет проявляет сильный интерес к фильмам ужасов, то подавлять это без всяких объяснений не стоит. Лучше приобщать его к социально одобряемым увлечениям, тому же спорту. Если ребенок проявляет совсем уж великий интерес, то этот вопрос надо решать индивидуально с психологом. Вряд ли у такого ребенка будет какая-то болезнь, но если вовремя не обратить внимание, это может вылиться во что-то тяжелое.

Мария Аль-Сальхани

Психолог о влиянии фильмов ужасов: «Здоровые люди такое кино не смотрят» | ЗДОРОВЬЕ: Медицина | ЗДОРОВЬЕ

Пощекотать нервы «ужастиками» любят многие. Кто-то смотрит такие фильмы ради порции адреналина в крови, кто-то – за компанию и из любопытства. О том, что детям такое кино смотреть нельзя, знают все. А что со взрослыми? Можно ли им смотреть фильмы ужасов? Как подобные картины влияют на психику и физическое здоровье взрослых людей, корреспондент «АиФ-Тюмень» узнал у кандидата медицинских наук, психотерапевта Тюменского кардиологического научного центра Натальи Юдиной.

«Полезного в этом ничего нет!»

Наталья Третьякова, «АиФ-Тюмень»: Наталья Викторовна, как же так, фильмы ужасов запрещают только для детей, получается, что для взрослых они не опасны?

Наталья Юдина: Влияние ужасов на здоровье как взрослых, так и детей особенно актуально в последнее время из-за неограниченных интернет-ресурсов, на которых можно посмотреть подобные вещи, причем не только фильмы. Подобная информация несет негативные последствия и для детей, и для взрослых. Страх – негативная эмоция, его влияние на организм человека изучено хорошо. Фильмы ужасов повышают тревожность, актуализируют скрытые страхи. Существует мнение: если человек будет периодически смотреть фильмы ужасов, произойдет адаптация организма, и он станет стрессоустойчивым. Это миф. Полезного в этом ничего нет.

— Тем не менее, люди идут на «ужастики», неужели они не задумываются о последствиях?

— В кинотеатр все идут «за своим». Многие хотят получить новые ощущения, но в момент просмотра они понимают, что действие происходит не в реальности. В то время, как при опасности в реальной жизни у человека повышается уровень незащищенности: ситуация не контролируется и не прогнозируется, уровень стресса намного выше, чем в кинозале. На физическом уровне при просмотре ужасов мы испытываем страх, при котором активизируются все системы в организме, начинается активная дыхательная работа, но и это контролируемо. Другое дело – если в жизни человек испугается чего-то, что отложилось в памяти после просмотра фильма.

Здоровым такой вид отдыха неинтересен

— Кто и зачем смотрит фильмы ужасов?

— Причины разные — у некоторых заблокированы отголоски эмоций внутри, а кто-то идет на сеанс ради интереса. И для первого, и для второго просмотр ужасов может закончиться негативно, давать прогнозы для каждого невозможно. Условно говоря, здоровым, психически стабильным людям такой вид отдыха не повредит. Но есть и другая сторона медали – здоровые люди такие фильмы и не смотрят, им такой отдых неинтересен. А вот если у человека есть подавленные эмоции, то просмотр фильмов ужасов может вызвать негативную динамику, возможны нарушения поведения, вплоть до социально опасных действий. Например, известны случаи, когда люди подражали героям фильмов и нарушали социальные нормы.

После просмотра ужасов человек мнительный и тревожный станет бояться чего-то в реальной жизни После ужасов человек впечатлительный может начать бояться чего-то в реальной жизни Фото: pixabay.com

— А мнительным и тревожным людям, наверное, вовсе нельзя смотреть такие фильмы?

— Если у человека определенный личностный склад — он тревожный, мнительный, с невысокой стрессоустойчивостью, — такие фильмы еще больше могут расшатать его нервную систему. Также это может стать пусковым механизмом усиления и без того высокого уровня тревожности. Например, человек станет бояться чего-то в реальной жизни. Со временем, конечно, он может компенсировать свой страх, но есть вероятность и усугубить скрытые тенденции. Одно из негативных последствий – нарушение сна. Особо впечатлительным людям, смотреть такие фильмы я бы не советовала.

Добро побеждает зло

— На что ориентироваться при выборе фильмов?

— Любому человеку очень важно восполнять эмоциональные ресурсы из-за семейных, социальных проблем, загруженности на работе и прочего. Нужно научиться входить и выходить из этих состояний, накапливая положительные эмоции.

При выборе фильмов для просмотра – у всех свои приоритеты. В любом случае важно, чтобы картина имела позитивный посыл: например, положительные герои, добро побеждает зло. Это необходимо для того, чтобы зритель мог расслабиться, переключиться, а не находиться более часа в состоянии «на грани». Фильмы ужасов не дадут отдохнуть, потому что переполнены очень яркими эмоциями.

Фильмы ужасов не дают отдохнуть: зритель пребывает в состоянии «на грани» Фильмы ужасов не дают отдохнуть: зритель пребывает в состоянии «на грани» Фото: pixabay.com

Комментарий специалиста

Кардиолог, заведующая физиоотделением Тюменского кардиологического научного центра Наталья Галеева.

«При просмотре фильмов ужасов на фоне неожиданных появлений героев, громкой музыки и других напряженных моментов, вырабатывается адреналин – гормон страха. Страх вызывает стресс, что приводит к увеличению пульса, повышению артериального давления, дополнительной стимуляции надпочечников, запуску воспалительных процессов. Это состояние может сохраняться и после окончания фильма. Будет ли это в будущем иметь какое-то серьезное негативное последствие на сердце – сложно сказать, но здоровья точно не добавит. Я сама эти фильмы не смотрю: радости они не приносят, а стрессов в нашей жизни хватает и без них», — резюмирует кардиолог.

Смотрите также:

Почему нам нравятся психологические триллеры?

С точки зрения здравого смысла обычный человек не должен любить триллер. Убийцы, маньяки и сумасшедшие маргиналы – общество относится к ним с презрением. В кино же за этими антигероями наблюдать порой интереснее, чем за главным протагонистом. В реальном мире процесс убийства – это физический и психологический ужас, на экране же он многих завораживает. Почему? Что заставляет нас возвращаться к этому жанру? С научной точки зрения, во время сильных эмоциональных переживаний наш мозг выделяет такие мощные нейротрансмиттеры, как дофамин и окситоцин (отвечающие за ощущения счастья, страха и ужаса). Именно они позволяют нам ощущать чувство удовлетворения, они отвечают за «систему вознаграждений» в мозгу. Но это – только часть полной картины. Чтобы раскрыть вопрос полностью, редакция Buro 24/7 выяснила мнение четырех экспертов: психолога, философа, кинокритика и режиссера.

thrillers

Олег Борецкий – кинокритик, философ

Сейчас этот жанр даже более актуален и интересен в кино. Потому что кино традиционное, которое было 30, 40, 50 лет назад, оно немного монотонное. Зрителю нужна интрига, он заинтересован в том, чтобы его постоянно держали в напряжении. А определение триллера – это как раз и есть «держать человека в напряжении». Последний успех оскароносного фильма «Прочь» доказывает, что даже для академии, которая редко берет во внимание массовые жанровые фильмы, триллер остается актуальным. Часто триллер переплетается в сюжетах с фильмами ужасов, эротикой, детективом. И, если смотреть на это с точки зрения психологии, – это попытка нагнетания страха, как ожидания зла (в философском определении страх – это ожидание зла). С одной стороны – это нормальная, естественная реакция человека. Испытывать страх – инстинкт самосохранения. С другой стороны – обществом это осуждается, как трусость или нечто недостойное. Есть и третий интересный нюанс, страх – это страсть, которую человек хочет испытать. Не будь этой потребности, никогда бы не появились культура апокалипсиса, все страшилки и ужасы. Эта потребность возникает потому, что человеку нужна элементарная встряска, которая выведет его из психологического комфорта, из зоны комфорта. С другой стороны, есть интеллектуальный зритель. Когда он смотрит детектив или триллер, у него включается рациональный момент логики. Учитывая опасность и притягательность персонажа, того же самого маньяка, зритель старается понять его логику, угадать его действия, подготовить себя к тому, чтобы не стать жертвой, и так далее. Как триллер, так и детектив – популярные жанры, в них все вращается вокруг смерти, убийств, расследования, загадок и головоломок. Эти вещи имеют логическую и психологическую привлекательность.

В каждом конкретном случае увлечение чем-то чрезмерно может переходить в крайность, быть уже психологическим, а дальше – психическим расстройством. Но всегда есть момент, особенно в подростковом возрасте, подражания. Всегда есть какое-то неосознанное, поверхностное перенимание каких-то качеств отрицательного персонажа, какой-то его «крутости» и прочее. Но это не говорит о психических расстройствах.

Совет эксперта: «Психо», «Старикам тут не место», «Молчание ягнят», «Игра», «Семь», «Бойцовский клуб».

thrillers

Алексей Зеленский, философ

Здесь стоит поставить вопрос о том, что еще можно сделать по отношению к центральной для криминального жанра и триллера фигуре «возвращение на место преступления». Эта фигура нам хорошо известна из детективов, поскольку сама форма детектива позволяет заново пройти весь путь: до преступления и от преступления до возмездия. То есть детектив является возвращением, реконструкцией и воспроизведением сцены и места преступления. Загадкой является не то, вокруг чего разворачивается триллер или детектив, а фигура «удвоения через повторение». Собственной задачей жанра является непрерывная работа над способом этого возвращения и над повторением без повторного совершения преступления.

Сам интерес – конформный и стереотипный. Он показывает высокую степень зависимости обывателей от нормативного консенсуса. Интерес к криминалу, к маньякам и убийцам является досужим (развлечением), не насущным (необходимым). Он подразумевает принципиальное отсутствие связи между жизнью зрителя и криминальными сценами или биографиями, которыми он интересуется. Речь идет не о реальных событиях из жизни, скорее о том, что существует в виде образов, ярлыков и обозначений в текстах или фильмах. Это – интерес по ту сторону частных социальных обязательств, ролевых взаимодействий и идентичностей. Однако, если человек этим интересуется, и его интерес не ослабевает, значит перед ним стоит нерешенная задача, касающаяся его места по отношению к социальным правилам. Этим следует воспользоваться и всеми средствами поддерживать состояние неопределенности, желание вернуться на воображаемую сцену преступления, продолжить работать над собственными причинами тех возвращений и повторений, на которых зацикливается существование современного человека.

Стоит обратить внимание, что типология преступлений проецируется на структуру социального неравенства. Поэтому опасно делать символом криминала, например, убийство. Иначе сложится впечатление, что преступность в одних социальных стратах более распространена, чем в других. Если, предположим, представители среднего класса совершают меньше убийств, чем представители других классов, это не значит, что средний класс более лоялен к закону. Чем выше статус преступника, тем меньше у него необходимости делать грязную работу собственноручно. Так называемые «корпоративные преступления» являются не такими зрелищными, как убийства, но влекут катастрофические последствия для огромных масс людей.

Совет эксперта: «Малхолланд Драйв».

thrillers

Александр Дружинин, психолог

Спрос рождает предложение: снимается очень много картин, и об  их актуальности говорить не приходится. Люди постоянно ищут острых ощущений, какой-то «разрядки». Если жизнь монотонна и размеренна, этих ощущений хочется все больше. Известно, что ветераны, участники боевых действий, оперативные работники силовых структур, как правило, не особо интересуются триллерами. С точки зрения психологии главный мотив здесь – это безопасный «сброс» внутренней агрессии через идентификацию с персонажами фильма. Заинтересованность триллерами вовсе не говорит о нарушенном психическом здоровье. Но вот чрезмерная обсессивность чем бы то ни было – алкоголем, сексом, да хоть рыбалкой – это повод серьёзно задуматься над своим здоровьем. Лично я к этим фильмам отношусь спокойно – не противник и не фанат. Какой-то особой заинтересованности у меня нет.

Совет эксперта: «Психо», «Основной инстинкт», «Дикость», «Хостел», «Пункт назначения».

thrillers

Александр Медведев, режиссер

Кино всегда было и навсегда останется аттракционом. Зритель всегда будет ходить в кинотеатр за эмоциями и новыми ощущениями. В случае с триллерами и хоррорами – это безболезненный способ «пощекотать себе нервы», заглянуть «по ту сторону» и столкнуться с главным страхом – страхом перед неизвестностью и смертью. Отождествляя себя с героем, который оказался перед лицом смерти, мы перенимаем его опыт, ощущаем его страх. При этом мы не рискуем испытать последствия на себе – это и привлекает зрителя. Для полного понимания проблематики и философии любого фильма, необходимо рассматривать его в контексте времени. Первые хорроры отсылают нас к готической литературе и популярным в те времена циркам уродов («Дракула», «Человек-волк», «Уродцы»), хорроры и фантастика середины ХХ века – к паранойе, связанной с «холодной войной» и угрозой ядерного удара (инопланетные захватчики и прочие похитители тел), зомби-хорроры – к повальному потребительству (зомби атакуют молл), слэшеры – к конфликту консерватизма и либерализма (девственница выживает), фильмы нового поколения – к интернет-буллингу, расовому вопросу и прочим актуальным темам.

Сами по себе жанры сегодня не так актуальны, как раньше. Это связано, в первую очередь, с желанием крупных студий максимально расширить зрительскую аудиторию. Большим игрокам не интересно вкладываться в создание и продвижение жанрового кино. А независимые компании, которые могут себе это позволить, часто начинают «доить» успешный проект до последней капли. Как например это делает Lionsgate с серией «Пила».

Многие считают, что кино обязано нести морализаторскую функцию, а хорроры, триллеры и молодежные комедии с наркотиками и сексом необходимо упразднить. Но лично я не встречал ни одного слэшера (если не брать совсем подвальные фильмы), который давал бы установку на разрушение, убийство и другие противозаконные действия. Напротив, они – об освобождении, борьбе с собственными демонами, о товариществе и сотрудничестве. Если правильно считывать посыл, можно, в принципе, продолжать существовать в социуме, не боясь за себя и окружающих. Здоровую психику не расшатают сплэттеры, а поврежденную – может даже реклама шампуня.

Совет эксперта: «Пила», «Дуэль», «Безумие», «Маньяк», «Человеческая многоножка — 2»;

 

Говорит ли любовь к фильмам ужасов о проблемах с психикой

Страшное кино по-прежнему привлекает любителей пощекотать нервы. Многие наверняка задумывались о том, нормально ли смотреть фильмы о маньяках, убийствах, насилии или монстрах. Однако история хорроров насчитывает не один десяток лет, и людей всегда привлекали вещи, которые позволяют им испытывать сильные эмоции. В данном случае — страх. О том, действительно ли любовь к страшному кино свидетельствует о проблемах с психикой и как изменился этот жанр с течением времени, News.ru поговорил со специалистами.


История фильмов ужасов началась с действительно загадочных и страшных фильмов. Однако в 40–50-е они превратились в смешные, в основном голливудские картины, считает киновед и кинокритик Александр Шпагин. По-настоящему пугающие хорроры стали выходить в 70-е годы, когда Запад открывал дьявола и тёмную человеческую природу. Однако позже мода на нестрашные фильмы ужасов вновь вернулась, считает специалист.

Эти фильмы ужасов по сравнению с современными — как небо и земля. Сегодня хорроры скорее не пугают, а ублажают. Раньше это был сегмент для определённой аудитории, которая любит пугаться. Страшное кино показывали в специальных кинотеатрах. А сейчас оно стало частью массовой культурой. В современных фильмах ужасов монстры совершенно не страшные, а скорее, сказочные и забавные. Используется графика — лёгкая, приятная и весёлая. Это сделано для того, чтобы зрители не пугались, им было комфортно, и они ели попкорн. Поэтому где-то я испытываю ностальгию по хоррорам, которые были раньше.

Александр Шпагин

киновед и кинокритик

Кинокритик при этом отметил, что сегодня фильмы ужасов чаще всего вплетены во вполне мейнстримовские истории и совмещают в себе всё, что нужно для коммерческого кино, — экшен и любовь.

На вопрос о том, почему современная молодёжь крайне редко интересуется старыми фильмами ужасов, кинокритик заявил, что они просто не знают о их существовании.

Кадр из фильма «Нина навсегда»Кадр из фильма «Нина навсегда»ARK Movie Fund

Когда я говорю, какие жуткие кинокартины были в Америке и Европе в начале 70-х, все удивляются. Люди даже не знают, как они называются. Если бы они посмотрели старые хорроры, они бы однозначно намного больше впечатлились, чем от просмотра современных фильмов ужасов, — пояснил Александр Шпагин.

Однако среди современных хорроров эксперт выделил кинокартину «Пиковая дама: Чёрный обряд» режиссёра Святослава Подгаевского. Собеседник News.ru отметил, что его фильмы хоть и малобюджетны, но максимально наполнены саспенсом (художественный эффект, предполагающий возникновение у зрителя продолжительного тревожного состояния, состояния неопределённости или «подвешенности»).

Психология хоррора

Интерес к страшному кино чаще всего вызван обычным любопытством и желанием ярких эмоций. Клинический психолог, писатель и телеведущий Михаил Хорс пояснил, что современные люди живут скорее в безопасном мире. Выходя на улицу, они не ждут нападения дикого зверя или другого противника. По этой причине многие достаточно редко испытывают естественное для человека чувство страха. Специалист отметил, что некоторым из них не хватает выброса адреналина, который происходит при испуге, и поэтому они любят смотреть хорроры.

Раньше мы получали адреналин естественным образом. К примеру, убегая от диких зверей. Сейчас людям этой краски жизни не хватает, и они пытаются её восполнить. Ведь если у человека совсем нет отрицательных переживаний, ему не от чего оттолкнуться, чтобы получить положительные эмоции.

Кадр из фильма «Нина навсегда»

Михаил Хорс

клинический психолог, писатель и телеведущий

Психолог отметил, что смотреть фильмы ужасов периодически — нормально. Особенно если любитель хорроров активен, общителен и не прочь сходить в кино на комедийную картину. Однако если человек слишком увлечён фильмами ужасов и не интересуется другими жанрами кино, это может говорить о его депрессивном состоянии, психозе или психопатии, которая в крайних стадиях может проявляться в склонности к насилию. Специалист рекомендовал в таких случаях обращаться к психологу или психиатру.

Также собеседник News.ru рекомендовал не заниматься лечением страхов посредством просмотра хорроров. Однако этот способ, считает специалист, может помочь здоровому, полному сил и энергии человеку, у которого нет никаких проблем, кроме как страха перед чем-то определённым.

Если у человека кроме системного страха (к примеру, перед крысами) есть ещё какие-то психологические проблемы, я бы крайне не советовал лечить его просмотром фильмов ужасов про этих животных. Потому что он может психологически, бессознательно повязнуть в этом фильме, снова и снова туда возвращаться. Если здоровый человек будет поднимать тяжёлую гантель, это его разовьёт. А если её же постарается поднять больной, она его придавит, — пояснил Михаил Хорс.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о