Рефлексия в психологии это: Рефлексия. Что такое «Рефлексия»? Понятие и определение термина «Рефлексия» – Глоссарий

Автор: | 19.01.1970

Содержание

Психология рефлексии: проблемы и исследования

В современной психологии наблюдается как интенсивный рост экспериментальных и прикладных исследований рефлексивных процессов (см.: Вопросы психологии, 1983, No 5, с.17-173), так и углубленный анализ их теоретических оснований. В целом это свидетельствует о выделении и становлении такой особой области знания, как психология рефлексии (см.: Вопросы психологии, 1984, No 5, с. 169-170). Если раньше рефлексия была лишь объяснительным принципом функционирования психических процессов или привлекалась в качестве категориального средства для обоснования теоретических концепций психического развития в работах Б. Г. Ананьева, П. П. Блонского, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, СЛ. Рубинштейна и других исследователей, то теперь она выступает еще и особым психологическим предметом экспериментального изучения, оснащенного специально разработанными для этого методами. Эффективность их использования для решения ряда прикладных задач в области педагогической, возрастной, инженерной, социальной и патопсихологии свидетельствует об органичной связи психологии рефлексии с уже существующими психологическими традициями и о ее все возрастающем влиянии на их развитие в условиях НТР.

В связи с этим назрела необходимость в проведении анализа проблем, в выделении основных направлений психологии рефлексии, в систематизации полученных в них результатов и обобщении ее достижений как в теоретико-методическом, так и в экспериментально-прикладном плане. Задача настоящей статьи ограничена выделением и анализом основных аспектов психологического изучения рефлексии, которые акцентируются в ее теоретических трактовках. Конструктивное решение этой задачи предполагает краткую характеристику общенаучного и философского контекста развития проблематики рефлексии, а также истории ее собственно психологического изучения как в зарубежной, так и в отечественной психологии. Итогом же теоретического обобщения проанализированных проблем и направлений их исследования должно стать определение ключевых представлений о механизмах рефлексии как особой психологической реальности и показ перспективы их реализации в прикладных разработках, в том числе в психолого-педагогической практике.

Указанная логика решения задачи данной статьи и определяет ее структуру.

1. Философские и общенаучные предпосылки психологического изучения рефлексии

В связи с интенсификацией процессов дифференциации и интеграции знаний в условиях НТР всевозрастающую роль в познании играет методологическая рефлексия, во многом определяя эффективность конкретно-научных изысканий. Этот процесс отражается в наблюдаемом в настоящее время изменении философской трактовки рефлексии (В. А. — Лекторский, А. П. Огурцов и др.).

В классической немецкой философии рефлексия рассматривалась как анализ наукой собственных средств познания или особый вид теоретической ретроспекции и ассоциировалась с гносеологической проблематикой обоснования истинности знаний. В настоящее же время представления о рефлексии получили дальнейшее развитие. Они активно привлекаются для обоснования или решения таких, например, методологических проблем, как организация междисциплинарных исследований, перспективная разработка средств комплексного изучения и проектирования системных объектов, оптимизация управления большими системами (9), (17), (18). Тем самым помимо традиционной, ретроспективной функции рефлексии — критического анализа, логического обоснования, обобщенной систематизации накопленного наукой знания — реализуется ее конструктивная, творческая функция — позитивной разработки ценностей, целей, программ и средств самой научной деятельности, в которой и добываются эти знания [20], [31].

Границы применимости категории рефлексии существенно расширились: она активно используется не только на философском, но и на общенаучном уровне, выступая в качестве либо методологического средства междисциплинарных разработок и неклассических направлений современной науки (теория рефлексивных игр и т. п.), либо объяснительного принципа для ряда общественных и гуманитарных дисциплин (искусствоведения, социологии, лингвистики, логики и др.). Заслуживает пристального внимания и соответствующего анализа также и тот факт, что рефлексия выступает и в качестве особого предмета научного изучения [18), в том числе и психологического [5], [7], [10], [13], [14], [17], [21], [27], [28], [29], [30].

Понятие рефлексии является уже не только философским и общенаучным, но также и специально-научным, в частности психологическим, понятием. Этот факт с особой остротой ставит проблему вычленения собственно психологического содержания данного понятия, тем более что обращение психологии к проблематике рефлексии определяется не только современными общенаучными предпосылками, связанными с запросами практики, но и имеющейся внутри-психологической предысторией и традициями изучения механизмов со знания, познавательных процессов и самосознания личности в их социальной обусловленности.

В связи с этим перейдем к краткой характеристике становления проблематики рефлексии в истории психологии.

2. Исследования рефлексии в зарубежной психологии

Процесс становления психологии (в лице аналитического структурализма, функционализма, вюрцбургской школы и других направлений) в качестве самостоятельной дисциплины с ориентацией на естественнонаучную методологию таких наук, как физика, биология, физиология (см [3].

[4], [31] и др.) на рубеже XIX — XX вв. сопровождался (см. [21; 159 — 162]) вытеснением из психологической проблематики методических приемов рефлексии (в виде различных способов самонаблюдения) и даже самого ее понятия, инициированного в психологию ранее еще в пору развития ее в лоне философии [19].

Инерцию такого развития зарубежной психологии преодолел — да и то на время — лишь А. Буземан (1925, 1926), который, пожалуй, первый из психологов предложил выделить исследования по рефлексии и само сознанию в особую область и назвать ее психологией рефлексии (см. по [4; 228]). Основной результат его работ, по оценке Л. С. Выготского, состоит в экспериментальном доказательстве того, что «рефлексия и основанное на ней самосознание подростка представлены в развитии» [4; 231]. А. Буземан трактует рефлексию как «всякое перенесение переживания с внешнего мира на самого себя» (цит. по [4; 228]).

Наиболее отчетливо указанная тенденция к вытеснению рефлексии из психологии исторически восходит к бихевиоризму, который вообще отказался от такой категории, как сознание. Соответственно в психологии поведения не оказалось места и для понятия рефлексии. Концепции бихевиоризма в различных своих модификациях (в частности, в лице необихевиоризма и отчасти когнитивизма) доминировали в американской психологии вплоть до последней трети XX в.

Вместе с тем параллельно с бихевиоризмом в зарубежной психологии начинали развиваться и другие направления (гештальтпсихология, женевская школа, фрейдизм, гуманистическая психология и др.), постоянно критиковавшие его за отрицание роли, сознания в регуляции и организации поведения человека. В последние десятилетия это критическое отношение к бихевиоризму как к исчерпавшей себя парадигме психологического мышления приобрело фронтальный характер, в чем конструктивную роль сыграли работы советских психологов [3], [4], [6], [12], [13], [24] и др. Это и послужило одной из основных предпосылок возобновления интереса в зарубежной психологии, особенно в метакогнитивизме, к изучению рефлексии как особой психической реальности.

В одних случаях в рамках данного подхода психические процессы, управляющие переработкой информации, прямо отождествляются с иерархически организованной рефлексивной регуляцией познавательной активности, в других рефлексии отводится место одного из множества этих процессов [26], [27], [30]. Общий же интеллектуалистический смысл метакогнитивистского понятия рефлексии выражен в ее определении Д. Дернером, считающим, что рефлексия — «это способность думать о своем собственном мышлении с целью его совершенствования» [26; 102]. Сторонники метакогнитивизма часто относят к своему направлению и Ж. Пиаже, последние работы которого были посвящены также изучению развития рефлексивного мышления у ребенка, в частности его способности к рефлексивной абстракции [29]. Ж. Пиаже трактует рефлексивное мышление как процесс, осуществляющийся на основе знания субъектом логических законов связи объекта с направленным на него действием и на основе осознания необходимости такой связи. Осознание представляет собой процесс концептуализации, т.
 е. реконструкции схемы действия и преобразования ее в понятие. Механизм такого рода осознания связан с физической и логико-математической абстракциями. Первая (эмпирическая) обеспечивает содержательно-предметное наполнение концепта, а вторая (собственно рефлексивная — как отраженная от непосредственного действия) осуществляет схематическую реконструкцию этого содержания и его развитие в понятие в процессе интериоризации. Периодизация онтогенеза рефлексивного мышления рассматривается Ж. Пиаже по аналогии с периодизацией развития интеллекта ребенка. По его мнению, логическая связь объекта и действия становится вполне рефлектируемой лишь на стадии формальных операций [29].

С нашей точки зрения, отнесение представителями метакогнитивизма к своему направлению исследований Ж. Пиаже следует считать весьма условным, поскольку его методологическая и теоретическая позиции совершенно самостоятельны [3], [4], [24] и выработаны чуть ли не на полвека раньше появления первой работы по метакогнитивизму — исследования Дж.

Флейвелом метапамяти (см. по [27]). Оценивая в целом характер исследований рефлексии в метакогнитивизме, следует отметить их интеллектуалистическую ориентацию в теоретическом плане, присущую большинству исследований мышления в зарубежной психологии, а также их близость к методологии информационного подхода, уподобляющей психику человека информационным процессам в ЭВМ.

3. Исследование рефлексии в советской психологии

Развитие в отечественной психологии конкретно-экспериментальных работ, посвященных изучению рефлексии, было подготовлено проработкой данного понятия И. М. Сеченовым, Б. Г. Ананьевым, П. П. Блонским, Л. С. Выготским, С.Ж. Рубинштейном и другими сначала на теоретическом уровне психологического знания в качестве одного из объяснительных принципов организации и развития психики человека, и прежде всего ее высшей формы — самосознания. И сейчас понятие «рефлексия» привлекается в качестве объяснительного принципа для раскрытия психологического содержания различных феноменов и фактов, получаемых в экспериментальных исследованиях конкретных предметов психологического изучения: мышления [6], [7], [10], [18], [20], [31] и др.

, памяти [И], [14], [18], сознания [4], [5], [14], [17], [21], [22], личности [4], [5], [8], [28], общения [1], [2], [12] и т. п.

Так, например, Б. В. Зейгарник, объясняя мотивационные нарушения мышления при шизофрении, отмечает важное значение в развитии этой патологии нарушений опосредствования и саморегуляции, связанных «с самосознанием человека, с его самооценкой, с возможностью рефлексии» [8; 12]. Б. Ф. Ломов, характеризуя общение как подвижную, развивающуюся систему, отмечает, что «важные его моменты — эмпатия и рефлексия» [12; 13]. Интегративную функцию рефлексии по отношению к различным психологическим предметам и к областям практики выделяет А. М. Матюшкин: «Изучение структуры и условий формирования рефлексивных механизмов саморегуляции мышления позволило исследовать мышление как включенное во все жизненные ситуации — общение, игру, учение, профессиональную деятельность человека» [13; 12]. Это же отмечается и О. К. Тихомировым: «Мышление — необходимый компонент рефлексии личности и само становится объектом этой рефлексии» [24; 4].

Помимо этого в ряде экспериментальных исследований рефлексия выступает не только как существенный компонент какого-либо другого предмета (например, мышления, протекающего по 4, выделенным И. Н. Семеновым [9; 27-61], уровням: личностному, рефлексивному, предметному и операциональному, взаимодействие которых изучено в цикле экспериментальных исследований [9; 27-153]; [28], [31] и др.), но и как предмет специального психологического изучения, например: в исследовании Н. И. Гуткиной рефлексивных ожиданий личности [5], М. М. Муканова — специфики рефлексии у представителей «традициональной культуры» [14], А. В. Захаровой, М. Э. Боцмановой [7] и Е. Р. Новиковой [15] — возрастных особенностей рефлексии. При этом в зависимости от той области, в которой проводится психологическое исследование, выделяется та или иная «грань» рефлексии, акцентируется тот или иной ее аспект. Это является, с одной стороны, необходимым моментом процесса все более глубокого изучения рефлексии, а с другой — приводит иногда к чрезмерному сужению границ данного понятия через акцентирование лишь одного какого-либо аспекта при абстрагировании от других.

В целом анализ отечественных конкретно-экспериментальных работ, посвященных изучению рефлексии, показывает [23], что она исследуется в четырех основных аспектах: кооперативном, коммуникативном, личностном и интеллектуальном. При этом первые два аспекта выделяются в исследованиях коллективных форм деятельности и опосредствующих их процессах общения, а другие два — в индивидуальных формах проявления мышления и сознания. Эта акцентировка позволяет, с одной стороны, различить коллективную и индивидуальную формы осуществления рефлексии, а с другой — указать области психологии и пограничных с ней наук, в которых преимущественно изучается тот или иной аспект рефлексии. Исходя из этого, рассмотрим наиболее распространенные определения рефлексии, формулируемые в контексте проблематики той или иной области психологии. Кроме того, отметим важность прямого цитирования конкретных дефиниций, поскольку это позволит, во-первых, уловить реальную противоречивость в существующих трактовках рефлексии, а во-вторых, оттенить именно психологическую содержательность понятия рефлексии в отличие от ее собственно философских трактовок. К последним, в частности, можно отнести такие определения рефлексии, как: 1) способность разума обращать свой «взор на себя; 2) мышление о мышлении; 3) анализ знания с целью получения нового знания или преобразования знания неявного в явное: 4) самонаблюдение за состоянием ума или души; 5) выход из поглощенности жизнедеятельностью; 6) исследовательский акт, направляемый человеком на себя, и т. п. (см.: Философская энциклопедия. Т. 4. М., 1967, с. 499-502) [5], [18], [19].

На выявление специфики кооперативного аспекта рефлексии направлены работы Н. Г. Алексеева, В. В. Рубцова, А. А, Тюкова [18; 100, 115, 229], Г. П. Щедровицкого [25] и др. Эти исследования имеют прямое отношение к психологии управления и ведутся в таких пограничных с ней прикладных науках и областях практики, как педагогика, проектирование, дизайн, эргономика, спорт. Психологические знания о кооперативном аспекте рефлексии обеспечивают, в частности, проектирование коллективной деятельности с учетом необходимости координации профессиональных позиций и групповых ролей субъектов, а главное, кооперации их совместных действий. При этом рефлексия трактуется как «высвобождение» субъекта из процесса деятельности, как его «выход» во внешнюю позицию по отношению к ней [25; 23].

Естественно, что при таком подходе акцент ставится на результатах рефлексии, а не на ее процессуальных механизмах или на индивидуальных различиях в их проявлении.

На выявление специфики коммуникативного аспекта направлены преимущественно социально-психологические исследования Н. И. Гуткиной, И. Е. Берлянд, К. Е. Данилина, А, В. Петровского, Л. А. Петровской и других, а также некоторые инженерно-психологические работы (см., например, [17; 243-270]). В них рефлексия рассматривается как существенная составляющая развитого общения и межличностного восприятия, которая характеризуется А. А. Бодалевым как специфическое качество познания человека человеком [2; 42 — 43]. Давая социально-психологическое определение понятия «рефлексия», Е. В. Смирнова и А. П. Сопиков отмечают, что «размышление за другое лицо, способность понять, что думают другие лица, называется рефлексией» [22; 142]. Вместе с тем Г. М. Андреева, еще более конкретизируя понятие «рефлексия «, подчеркивает, что «в социальной психологии под рефлексией понимается осознание действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению» [1; 145], при этом предупреждает, что «здесь слово «рефлексия» употребляется… в несколько условном смысле» [1; 145].

Экспериментальному исследованию личностного аспекта рефлексии посвящены работы Н. И. Гуткиной [5], Е. Р. Новиковой [15], И. Н. Семенова и С. Ю. Степанова [21], А. Б. Холмогоровой, В. К. Зарецкого и др. [26]. Центральным для большинства этих работ является понимание рефлексии как процесса переосмысления [20], как механизма «не только дифференциации в каждом развитом и уникальном человеческом «я» его различных подструктур (типа: «я» — физическое тело», «я» — биологический организм», «я» — социальное существо», «я» — субъект творчества» и др.), но и интеграции «я» в неповторимую целостность…» (Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 38). На основе различения в личности функций «я—исполнителя» и «я-контролера» Ю.  Н. Кулюткин, например, объясняет необходимость в рефлексивной регуляции человеком собственного поведения, когда ему «приходится переделывать сложившийся способ действия» [10; 25].

В контексте изучения когнитивных процессов Н. Г. Алексеевым (см. [9]), Л. Ф. Берцфаи, Л. Л. Гуровой, А. З. Заком (см. [18]) и другими ведутся исследования интеллектуального аспекта рефлексии. Ориентированные в этом направлении работы явно преобладают в общем объеме публикаций, отражающих разработку проблематики рефлексии в психологии, (см. [6J, [7], 19J, [18] и др.). В. В. Давыдов определяет рефлексию как умение субъекта «выделять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией собственные действия» [6; 687]. Здесь рефлексия, по сути дела, рассматривается в своем интеллектуальном аспекте. Такое ее понимание служит одним из оснований, позволяющих раскрыть представления о психологических механизмах теоретического мышления и реализовать их в возрастной и педагогической психологии, например, в работах А.  В. Захаровой и М. Э. Боцмановой [7], А.3.3ака (см. [18]).

Важным во всех приведенных выше дефинициях является то, что они в своей целокупности определяют многообразие содержаний, выступающих в качестве предметов, на которые может быть направлена рефлексия. Так, субъект может рефлексировать: а) знания о ролевой структуре и позициональной организации коллективного взаимодействия; б) представления о внутреннем мире другого человека и причинах тех или иных его поступков; в) свои поступки и образы собственного «я» как индивидуальности; г) знания об объекте и способы действия с ним. Соответственно и различаются: а) кооперативный, б) коммуникативный, в) личностный, г) интеллектуальный типы рефлексии [23].

Вместе с тем анализ направлений исследований, посвященных психологическому изучению различных аспектов рефлексии, показывает, что формулируемые в них определения рефлексии практически не только довольно мало соприкасаются друг с другом, но порой противоречат друг другу, поскольку исходят из различных методологических ориентации [31]. При этом с теоретической точки зрения наиболее существенными являются различия, касающиеся представления о психологических механизмах процесса рефлексии.

4. Основные психологические модели механизмов рефлексии

В исследованиях, ориентирующихся на методологию кибернетического и информационного подходов в психологии, механизм рефлексии уподобляется «обратной связи». Эта концептуализация имеет своим прототипом физиологические представления о нервно-рефлекторной активности мозга как сложно организованной органической системы. При таком натуралистическом понимании, на наш взгляд, упускается из виду качественная специфика рефлексии как отличительного свойства собственно человеческой — социально детерминированной, сознательной — психики.

Для психологических исследований, ориентирующихся на методологию логико-гносеологического и социологического знания, общий механизм рефлексии описывается в виде модели «рефлексивного выхода» [25] субъекта за пределы совершаемого в деятельности или «установления отношения» между се различными структурными образованиями (производными от позиций участвующих в ней кооперантов) с целью преодоления возникающих в ней «разрывов» и остановок [9; 138-139], [18; 115-116]. Выход субъекта в метаплан деятельности (т. е. в план тех принципов, которые лежат как бы вне ее и вместе с тем которые регулируют ее протекание или на которых она строится) осуществляется либо через занятие по отношению к ней внешней позиции, либо через осознание норм, исходных абстракций, и категорий мышления, или экспликацию эталонов оценки и контроля действия, или выделение ориентиров и инвариантов деятельности. Рефлексивное восполнение «разрывов» в деятельности обеспечивает ее воспроизводство и репродукцию в сходных условиях. Эта «метадеятельностная» модель рефлексии неявно предполагает в качестве своего основания допущение о том, что субъект разрешает возникающие перед ним проблемы всегда как бы репродуктивно и ретроспективно (недостаточность такого понимания, как говорилось выше, уже выявлена в современных философских работах по рефлексии [18; 113-115], [19], [20]), т. е. через поиск и реализацию уже наличествующих в социокультурном контексте средств или через их осознание в процессе деятельности. Творческие же возможности человека при этом ограничиваются количеством потенциально возможных комбинаций уже имеющихся средств и знаний. С психологической точки зрения это, по существу, означает, что рефлексия не может обеспечить порождение качественно новых психических образований. Характерно, что рассмотренная модель рефлексивного механизма как метадеятельностного образования, по существу, построена при абстрагировании от его личностно-смысловой обусловленности, а это, к сожалению, сужает объяснительный потенциал данной модели в психологических исследованиях.

Момент личностно-смысловой обусловленности становится центральным при ином понимании механизма рефлексии, а именно как переосмысления и перестройки субъектом содержаний своего сознания, своей деятельности, общения, т. е. своего поведения, как целостного отношения к окружающему миру. В процессе переосмысления выделяются 5 этапов (фаз): 1) актуализация смысловых структур «я» при вхождении субъекта в проблемно-конфликтную ситуацию и при ее понимании; 2) исчерпание этих актуализировавшихся смыслов при апробировании различных стереотипов опыта и шаблонов действия; 3) их дискредитация вплоть до полного обессмысливания в контексте обнаруженных субъектом противоречий; 4) инновация принципов конструктивного преодоления этих противоречии через осмысление целостным «я» проблемно-конфликтной ситуации и самого себя в ней как бы заново — собственно фаза «переосмысления»; 5) реализация этого заново обретенного целостного смысла через последующую реорганизацию содержаний личного опыта и действенное, адекватное преодоление противоречий проблемно-конфликтной ситуации. Личностно-смысловой механизм рефлексивного процесса в общем виде описан нами (см.: Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 39-42) как последовательная смена типов осуществления «я» (репродуктивного, регрессивного, кульминационного, прогрессивного, продуктивного) в проблемно-конфликтной ситуации и исследован на материале содержательно-смыслового анализа дискурсивного решения творческих задач [21; 163-169].

Подчеркивание в рассмотренной модели рефлексии ее связи с творческим выражением личности является принципиальным, поскольку именно при таком понимании открывается перспектива конструктивного преодоления отмеченной ранее противоречивости в трактовках рефлексии. Это возможно на основе комплексного подхода к изучению проблематики психологии творчества, конструктивность которого убедительно показана Я. А, Пономаревым [9; 11-19], [16], так как именно в творчестве человек осуществляет себя не как частичный субъект, а как целостная, саморазвивающаяся личность. Такой комплексный подход позволяет системно рассматривать рефлексию, экспериментально исследовать отдельные ее аспекты как взаимообусловленные типы рефлексии, одновременное взаимодействие которых определяет динамику и продуктивность творческого процесса. Принципы, позволяющие дифференцировать различные типы рефлексии, как уже говорилось выше, основываются на учете той предметной действительности, которая отражается, рефлексируется и преобразуется субъектом.

5. Типология рефлексии и возможности ее использования на практике

Развиваемое нами [23] представление о 4 типах рефлексии как способах переосмысления субъектом содержаний своего сознания, деятельности, общения позволяет конструктивно разрабатывать средства анализа психологических проблем, относящихся к различным областям практики. Обратимся в связи с этим к такому примеру, как анализ оперативного мышления, все более выявляющего в условиях НТР черты творчества.

В связи с усложнением оперативной деятельности, развитием не только ее индивидуальных, но и коллективных форм увеличивается вероятность возникновения нестандартных, нештатных ситуаций, требующих от оператора перестройки стереотипов принятия решения, т. е. осуществления фактически творческого мышления. Механизмом, обеспечивающим принятие решения как творческого процесса, является переосмысление и реорганизация оперативной деятельности. Различные нештатные ситуации, задавая направленность и содержательную специфику рефлексии оператора при принятии решения, определяют типы самой рефлексии.

Так, при возникновении в нештатной ситуации противоречия между образно-концептуальной моделью объекта управления и вновь поступающей о нем информации возникает необходимость в осуществлении оператором интеллектуальной рефлексии. Функция данного типа состоит в переосмыслении и преобразовании исходной образно-концептуальной модели объекта в более адекватную на основе новой информации о нем. В нештатной ситуации, связанной с противоречием между данными оператору инструкциями, предписывающими конкретные, регламентированные способы его личностного осуществления (например, как простого исполнителя этих инструкций), и теми реа1ьными требованиями ситуации, которые определяют необходимость не только частичного отклонения от какой-либо инструкции, но и полного отказа от нее как от неадекватной, принятие решения осуществляется оператором на основе личностной рефлексии. Функция данного типа — в самоопределении оператора и в обосновании им собственного личностного права на отклонение от заданной инструкции и на компенсацию ее недостаточности новой самоинструкцией с учетом особенностей нештатной ситуации. При возникновении же в ситуации противоречия между представлениями о другом субъекте совместной оперативной деятельности и теми вновь раскрывающимися его индивидуальными психологическими чертами (учет которых необходим для успешной координации усилий) принятие решения должно быть обусловлено коммуникативной рефлексией. Ее функция состоит в смене представлений о другом субъекте на более адекватные для данной ситуации. В иных ситуациях противоречия возникают при столкновении уже сложившихся норм организации коллективного взаимодействия операторов с условиями, требующими их преобразования, т. е. реорганизации конкретных способов кооперации участников оперативной деятельности. Преодоление данного вида противоречий в процессе принятия решения происходит на основе кооперативного типа рефлексии. Его функция состоит в переосмыслении и реорганизации коллективной деятельности.

Вместе с тем при разработке средств инженерно-психологического обеспечения оперативной деятельности в нештатных ситуациях следует учитывать также различие между двумя формами осуществления рефлексии: коллективной и индивидуальной. При коллективной оперативной деятельности обычно имеет место симультанное (а в негативном случае — синкретичное, неразвитое) осуществление всех типов рефлексии. При индивидуальной же оперативной деятельности, наоборот, — их разворачивание сукцессивным образом, что в негативном случае приводит к полной автономизации типов рефлексии, т. е. к распаду целостности оперативной деятельности и порождению стрессового состояния у оператора. Таким образом, учет и анализ специфики рассмотренных типов, форм и функций рефлексии в процессе принятия решения различной степени сложности служит одной из предпосылок для разработки эффективных средств по оптимизации оперативной деятельности в нештатных ситуациях.

Аналогичным образом проведенное различение 4 типов рефлексии можно конкретизировать применительно к другим областям практики, например педагогической. Для совершенствования процесса обучения и умственного воспитания также необходим учет специфики этих типов рефлексии в различных ситуациях развития творческого мышления, связанных с использованием задач на соображение или на смекалку. Так, если учащийся индивидуально решает задачу, например, при подготовке домашних заданий, то для осуществления успешного мыслительного процесса может быть достаточно интеллектуальной рефлексии. Когда же задача решается в присутствии реферантного лица (т. е. преподавателя или более успевающего ученика при выполнении контрольной работы), но без реального общения и взаимодействия с ним в виде помощи в поиске решения, то в мыслительный процесс помимо интеллектуальной рефлексии вовлекается еще и личностная рефлексия. Если же поиск решения осуществляется в процессе непосредственного общения с другими учениками (например, при групповой дискуссии на факультативных занятиях), то включается также и коммуникативная рефлексия. Когда этот процесс организуется учителем (в ситуациях проблемного или игрового обучения), то помимо интеллектуального, личностного, коммуникативного типов рефлексии осуществляется также и кооперативная рефлексия.

Выделение типов рефлексии в этих ситуациях позволяет определить уровни сложности педагогической деятельности в зависимости от тех рефлексивных процессов, которые осуществляются учащимися. Так, очевидно, что в первом случае деятельность педагога характеризуется минимальным уровнем сложности, поскольку ему приходится учитывать специфику лишь одного типа рефлексивных процессов, а в последнем, наоборот, — максимальным. Таким образом, для развития у учащихся творческого мышления и культуры умственного труда во всех этих ситуациях необходимо разрабатывать психолого-педагогические средства как для направленной активизации какого-либо одного из этих типов рефлексии, так и для культивирования всех их одновременно с тем, чтобы оптимизировать из взаимодействие.

При этом следует учитывать, что в результате одновременного разворачивания нескольких типов рефлексии, т. е. в их взаимодействии, возникают качественно различные и более сложные психические новообразования, чем при функционировании лишь одного типа рефлексии. Так, при взаимодействии, например, личностной и коммуникативной (или «межличностной», как ее называют Н. И. Гуткина [5] и ряд других исследователей) рефлексии возникают такие специфические для подросткового возраста новообразования, как «рефлексивные ожидания», т. е. представления о том, как сам субъект рефлексии воспринимается другими людьми [5]. Примером учета специфики взаимодействия личностной и интеллектуальной рефлексии служит проведенное нами исследование [21] по развитию мышления при индивидуальном решении творческих задач, где психолого-педагогические воздействия осуществлялись в контексте диалогического взаимодействия испытуемого с экспериментатором и были направлены прежде всего на культивирование у учащегося двух указанных типов рефлексии (см.: Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 40-42). Кроме того, нами совместно с Е. Р. Новиковой обнаружено, что эффективность индивидуального творческого мышления зависит от возрастных особенностей и развития этих двух типов рефлексии [15].

Итак, проведенный анализ психологических проблем и исследований рефлексии выявил в них 4 основных направления, каждое из которых концентрируется на каком-либо одном типе такой психологической реальности, как рефлексия. Вместе с тем рассмотренные примеры из практики педагогической и инженерной психологии, связанные с актуализацией и культивированием творческих возможностей человека в проблемно-конфликтных ситуациях, показывают необходимость разработки специальных методов изучения всех четырех типов рефлексии в едином процессе их активного взаимодействия как специфических психических образований. Разработка таких методов составляет, на наш взгляд, важную перспективу развития психологического знания в условиях современной НТР, его действенности в различных областях практики, как резерв ее интенсификации.

1. Андреева Г. М. Современная социальная психология. — М., 1981. — 361 с.

2. Бодалев А. А. Личность и общение. — М., 1983. — 272 с.

3. Брушлинский А. В. Деятельность, действие и психическое как процесс. — Вопросы психологии, 1984, No 5, с. 17 — 29.

4. Выготский Л. С. Собрание сочинений. Т 4. — М., 1984. — 433 с.

5. Гуткина Н. И. О психологической сущности рефлексивных ожиданий. — В кн.: Психология личности: теория и эксперимент. М., 1982, с. 100 — 108.

6. Давыдов В. В. О двух основных путях развития мышления школьников. — В кн.: Материалы ГУ Всесоюзного съезда Общества психологов СССР. Тбилиси, 1971, с. 686 — 687.

7. Захарова А. В., Боцманова М. Э. Особенности рефлексии как психического новообразования в учебной деятельности. — В кн.: Формирование учебной деятельности школьников. М., 1982, с. 152 — 162.

8. Зейгарник Б. В. Опосредствование и саморегуляция в норме и патологии. — Вестник МГУ. Серия 14 «Психология», 1981, с. 9 — 14.

9. Исследование проблем психологии творчества / Под ред. Я.А. Пономарева. — М., 1983, — 336 с.

10. Кулюткин Ю. Н. Рефлексивная регуляция мыслительных действий. — В кн.: Психологические исследования интеллектуальной деятельности. М., 1979, с. 22 — 28.

11. Лактионов А. Н. О рефлексивном компоненте мнемического действия. — В кн.: Категории, принципы и методы психологии. М., 1983, с. 455.

12. Ломов Б. Ф. Проблема общения в психологии. — В кн.. Проблема общения в психологии. М., 1981, с. 3 — 18.

13. Матюшкин А. М. Основные направления исследований мышления и творчества. — Психологический журнал, 1984, т. 5, No 1, с. 9 — 17

14. Муканов М. М. Исследование когнитивной эмпатии и рефлексии у представителей традициональной культуры. — В сб.: Исследование речемысли и рефлексии. Алма-Ата, 1979, с. 54 — 74.

15. Новикова Е. Р. Особенности рефлексивных механизмов мышления у школьников подросткового возраста. — Вестник МГУ. Серия 14 «Психология», 1984, No 4, с. 71 — 72,

16. Пономарев Я. А. Методологическое введение в психологию. — М., 1983. — 205 с.

17. Проблемы эвристики / Под ред. Б. Н. Пушкина. М., 1969. — 272 с

18. Рефлексия в науке и обучении, — Новосибирск, 1984.

19. Семенов И. Н. Душа. — В кн.: БСЭ. 3-е изд., 1971, т. 8, с. 554; Индивидуальность. — В кн.: БСЭ. 3-е изд., 1972, т. 10, с. 188.

20. Семенов И. Н., Степанов С. Ю. Типы и функции рефлексии в научном мышлении. — В кн.: Проблемы рефлексии в научном познании. Куйбышев, 1983, с. 76 — 82.

21. Семенов И. Н., Степанов С. Ю. Проблема предмета и метода психологического изучения рефлексии. — В кн.: Исследование проблем психологии творчества. М., 1983, с. 154 — 182.

22. Смирнова Е. В., Сопиков А. П. Рассуждение о рассуждениях (рефлексивность сознания личности). — В кн.: Социальная психология личности. Л., 1973, с. 140 — 149.

23. Степанов С. Ю., Семенов И. Н., Новикова Е. Р. Типы и функции рефлексии в организации принятия решения оператором. — В кн.: Проблемы инженерной психологии. Вып. 2. Л., 1984, с.127 — 129.

24. Тихомиров О. К Психология мышления. — М., 1984. — 272 с.

25. Щедровицкий Г. П. Коммуникация, деятельность, рефлексия. — В кн.: Исследования речемыслительной деятельности. Алма-Ата, 1974, с. 12-28.

26. Domer P. Self-reflection and problem-solving. In: Human and artificial intelligence. — Berlin, 1978, p. 101 — 107.

27. Flavell J. H., Wellman H. M. Metamemory. — In: Kail R. V. and Hag-en G. W. (Eds.) Perspectives on the development of memory and cognition. Hillsdale, N. Y.: Erlbaum, 1977, p. 3 — 34.

28. Kholmogorova А. В., Zaretskii V. K., Semenov I. N. Reflective-personal regulation of normal and pathological goal formation. Soviet psychology, 1982, 20 (4), p. 79 — 97.

29. Piaget J. Recherches sur 1abstraction reflechissantes. Paris, PUF, 1977, vol. I, II, 326 p.

30. Reither F. Selfreflective cognitive processes: Its characteristics and effects. — In: XXII-nd International Congress of Psychology, v. I, Leipzig, 1980, p. 229.

31. Semenov I. N., Stepanov S. Y. Methodological orientation in psychology of creative thinking, — In: Logic, methodology and philosophy of science. Sections 6, 8 — 13., Moscow, 1983, p. 158 — 161.

Вопросы психологии No 3, 1985, с. 31-40.

Что такое рефлексия //Психологическая газета

То, что я усердно, по крупицам собирала в течение многих лет непрерывной психотерапии (благодаря своим, когда-то весьма неслучайно, хотя и преимущественно интуитивно выбранным терапевтам, супервизору, учителям и наставникам), и чем теперь постоянно и уверенно пользуюсь в обычной жизни, на мой взгляд, невозможно обрести посредством книг.

Я говорю о способности к рефлексии. Чтобы в термины заумные не углубляться, попробую объяснить это понятие проще.

По сути, рефлексия — это умение человека осознанно направлять внимание вглубь себя, наблюдать своё психическое пространство, сосредотачиваясь на внутреннем содержании.

В Википедии, например, можно прочесть о том, что рефлексия отличает человека от животных, и именно благодаря ей человек может не просто знать или чувствовать нечто, но ещё и знать о своём знании или переживании. Это умение отслеживать то, что происходит на разных уровнях сознания, с возможностью дальнейшего переосмысления.

Возникнув в философии, понятие рефлексии со временем расширялось. Как психологу, мне ближе всего формулировка, принадлежащая  психоаналитику, доктору наук  А. В. Россохину. Он описывает личностную рефлексию как «активный субъектный процесс порождения смыслов, основанный на уникальной способности личности к осознанию бессознательного».

У детей рефлексия практически отсутствует. Детство – это время аффекта, импульса, если можно так выразиться, время непосредственного реагирования  или, если оно остановлено, по каким-то причинам оказавшись недоступным, то бессознательного приспособления к реальности посредством  психических защитных механизмов.

Никакого самонаблюдения в детской психике еще не развилось, поскольку способность  к рефлексии «вызревает» именно в контакте с доступным Другим, а затем может пожизненно развиваться, если человек заинтересован и не купирует эту возможность.

В отличие от животных и маленьких детей, человек психически взрослый и обладающий достаточно развитой рефлексией, способен самостоятельно учиться и организовывать самопознание в контакте со всеми и всем, с  кем и чем встречается.

Благодаря именно этому развитому свойству, он становится способен не реагировать аффективно, а наблюдать, отслеживать появление того или иного своего чувства, состояния,  и исследовать их, задаваясь всевозможными вопросами о себе, индивидуальном «устройстве» и ситуации, порождающей такое реагирование.

Он может обнаруживать причинно–следственные, временные, пространственные и прочие связи (собственно, благодаря связыванию и достигается целостность).

И потому для человека взрослого вообще всё до конца жизни может являться Неограниченным Кладезем, Учителем, а при таком подходе встреча с любым существом будет одаривать этого человека новыми гранями познания «самого-себя-в-мире».

Благодаря рефлексии, человек постепенно интровертируется, его личностная картина обретает глубину, появляются грани и возможности, которых он прежде в себе не обнаруживал.

На фоне сказанного, психотерапия – так называемое переходное пространство, в котором у людей, еще не способных или мало способных к рефлексии, есть возможность обрести и развить её до той степени, что со временем необходимость в терапии отпадет, и человек, получив в распоряжение бесценное умение «психотерапевтироваться» обо всё вокруг, становится способен извлекать таким образом полезное понимание и присваивать жизненный опыт.

Однако конечно, как всегда, написать об этом легче, чем путь развития осознанности проходить.

Например, человеку, идущему из травмы, имеющему структурные личностные нарушения  (любые, относящиеся к пограничному или психотическому уровню) или диагноз, скорее всего до этой способности идти придется труднее, и потому наверняка дольше, чем, например, клиенту-невротику (к тому же наверняка не с одним терапевтом).

Рефлексия получает свое развитие в контакте с присутствующим и отражающим Другим.
Люди же, приходящие в терапию в тяжелом душевном состоянии, не могут опираться ни на этот факт, ни на переживание себя в контакте.

Они не умеют этого, потому что никто не учил. А кроме этой дефицитарности, их прошлый опыт говорит либо об отсутствии заинтересованного близкого, либо об опасности, фактической смертоносности Другого, оказавшегося в непосредственной близости. Потому этим клиентам невыносимо ни отражение, ни даже сама возможность быть воспринятыми, в связи с чем и возникает их импульс дистанцироваться и закрываться от сидящего напротив человека (терапевта), создающего своим присутствием «угрозу» самоузнавания.

Недавно наткнулась в сети на одно ценное высказывание о преобладании восприятия над репрезентацией (воспроизведением воспринятого):

«Люди с психосоматическим функционированием сверхинвестируют перцепцию, что тормозит или обрывает мышление. Иногда это можно обнаружить прямо на сеансе, когда пациент вместо того, чтобы прогуливаться по своему внутреннему миру, начинает прислушиваться к звукам, шумам извне, рассматривать обои в кабинете и т. д. Пациенты прибегают к перцепции для того, чтобы остановить болезненную репрезентацию».

Ясно, что человеку, которому крайне больно, плохо и не нравится обнаруживать в недрах себя те переживания, которые там сокрыты, довольно мучительно, страшно, стыдно и тревожно быть рядом с Другим. Об него потенциально всё это можно испытать снова. Говорю «снова», поскольку это следы прошлых событий, уже когда-то происходивших и сохранивших в глубинах бессознательного заблокированные, не переработанные психикой тяжелые переживания.

Вполне объяснимо, что человека, когда-то давно перенесшего невыносимые для него-маленького страдания,  первостепенно тянет контролировать, следить за терапевтом, управлять, рассматривать его, проверять и анализировать, атаковать вопросами или заваливать переходящими на личность суждениями и оценками — в общем, делать всё что угодно, сбегая таким образом от себя подальше, вовне. Ведь выбирать изучение терапевта, оглядывание стен или своих ладоней в крайнем случае куда безопаснее, чем исследование внутреннего, психического мироустройства, от встречи с которым наверняка может исходить угроза в виде воспроизведенной и прежде невыносимой душевной боли.

Имея нарушения практически всех сфер: личностной структуры, мышления, восприятия, эмоционально-волевой и поведенческой сферы, таким клиентам потребуется время и некая, так скажем привычка к тому, что никакой угрозы в кабинете для них нет (это тема Этики психотерапевта), понадобится «прикрепленность» к терапевту, чтобы до рефлексии все же была возможность добраться, рано или поздно.

Ведь сначала в пространстве терапии приличное  время уходит на адаптацию, всевозможное автоматическое реагирование, а также обильное применение характерных для человека в обычной жизни защитных механизмов и проявлений этого в действиях.

Взять, к примеру, ночные звонки (странное такое явление и для повседневности, не так ли?). Если это человеку свойственно – импульсивно звонить кому-либо в любое время дня и ночи (я не говорю сейчас о форс-мажоре, это другое), рано или поздно, но скорее всего он позвонит в неурочное время и своему терапевту.

При попытке поговорить об этом на сессии, клиент менее нарушенный и более терпимый, более принимающий себя «неидеального», наверняка задумается и, скорее всего, начнет вспоминать не только как это вышло и что с ним происходило, но и, вероятно, будет способен делать предположения  или сможет выдерживать интерпретации терапевта о потребностях, времени и ролях, откуда этот импульс происходит.

То есть это событие, этот факт достаточно спокойно можно будет обсуждать и исследовать вместе с клиентом, внося его в терапию с целью найти понимание бессознательных мотивов и потребностей, автоматически запустивших это поведение. Если проще – откуда что взялось (не про внешние обстоятельства говорить, а исследовать внутренние потребности).

Это был пример осуществляющейся рефлексии, где с помощью терапевта клиент учится обнаруживать и понимать самого себя и тренируется это делать.

Когда же рефлексии нет — именно  в силу нарушений восприятия, мышления, преобладания импульса, аффектов над рациональным видением, и на фоне всего этого – естественно! —  преобладающего и гнетущего ощущения своей небезопасности, — попытки терапевта исследовать, что же эти действия могли бы означать для клиента, то с большой вероятностью расценит их как преследование,  атаку, обвинение, нападение, то есть, будет усматривать опасность и враждебность в самой работе терапевта.

Или может переживать пустоту и наблюдать у себя полное отсутствие связей этого события с возможными внутренними мотивами, что особенно характерно для пациентов с алекситимией. На её фоне любая попытка терапевта искать понимание происходящего ограничивается ответом из серии «не знаю», «ничего нет».

Поэтому  терапия – это пространство, где данная способность может развиться, а уже благодаря рефлексии, на её основе – смогут выстраиваться многие другие свойства и  возможности взрослого человека.

В качестве примера приведу наверняка знакомую многим жизненную ситуацию, чтобы описать, что может проявляться внешне и что  происходить с человеком внутри, в его психической реальности, при наличии или в случае отсутствия рефлексии.

Возьмем очередь. Вязкую, медленно движущуюся. Но обязательно по какому-то важному поводу, без чего обойтись теоретически можно, но не хотелось бы (деньги в банке снять, загранпаспорт оформить, получить консультацию приехавшего на один день важного специалиста, в общем, что угодно).

Итак, наверняка многие попадали в похожие обстоятельства, и видели, как по-разному люди себя в них ведут.

Кто-то, обнаружив очередь, решит отказаться от своего намерения и цели, не захочет стоять или не сможет потратить время, развернется и уйдет. Среди тех, чье намерение получить желаемое все же перевесит, люди тоже проявятся по-разному.

Часто найдется тот, кто крайне раздосадован, и не старается это скрывать. Такие люди обычно склонны реагировать эмоционально, эксплозивно, выплескивая всё свое недовольство и нетерпимость вовне (в лучшем случае, посредством мимики и жестов). Как правило, именно эти люди затевают шумные скандалы с кем-то из очереди, не щадя и размазывая «врага» от души. Или упорно жалуются и сетуют на судьбу, быстро находя себе кого-то, кто «согласится» выслушивать их непрекращающиеся жалобы. Бывает, они находят единомышленников среди других «жертв», тоже недовольных и расстроенных, но не склонных к лидерству или не настолько агрессивных.

В таких внезапно образовавшихся группах могут даже целые бурные дебаты разворачиваться, построенные на жалобах далеко за пределами конкретной ситуации.

Есть очень ответственные граждане, кто будет совладать со своим недовольством посредством активности и бурной деятельности. Они не склонны ничего «разрушать» и не намерены враждовать, но бездействие дается им сложно. Именно они обычно составляют списки и самоизбираются, чтобы установить порядок очередности, а после следить, чтобы тот никем не нарушался.

Большинство уткнутся во всевозможные гаджеты, лишь изредка отрываясь для проверки ситуации. Кто-то будет перекусывать, читать, слушать музыку или болтать по телефону.

Найдутся те, кто начнет двигательно снимать напряжение. Чаще это ходящие из стороны в сторону, меряющие шагами пространство мужчины. Найдутся другие, кто станет разглядывать интерьер или изучать людей, наблюдая за происходящим вокруг.

Есть и очень тихие, в сторонке стоящие и будто бы о чем-то размышляющие люди. Но вот о чем – тоже вопрос интересный, потому что не всегда это будет рефлексией, в большинстве случаев мышление превращается в перманентное перемалывание навязчивых мыслей, умственные хождения по кругу – а это не рефлексия никакая, а скорее обсессия.

Нередко встречаются люди, реагирующие соматически. Не осознавая своих чувств и переживаний, они начинают испытывать телесный дискомфорт, вплоть до страдания. Кто-то покрывается пятнами, начинает кашлять, чесаться, чувствовать тошноту или боли в желудке. У пожилых людей нередко может подскочить давление, вплоть до обмороков, кризов, а то и чего посерьезнее.

То, что я описала, это не рефлексивные, а скорее рефлекторные, сценарные, то есть уже вошедшие в привычку способы реагирования. В частности поведения, бессознательно организованного для совладания со своей агрессией.

Короче говоря, кто-то бурлит и пенится, как кипящая кастрюля. Кто-то избегает неприятных чувств, отвлекая себя любыми доступными способами: заедая, заслушивая, задумывая или забалтывая. Кто сублимирует, сочиняя сатирические стихи. Кто-то занимается отреагированием  посредством движений, телесных состояний или более сложно организованных действий.

А вот суть одна: уйти, избежать собственных «опасных» переживаний, остановить контакт со своим же чувственным содержанием.

Предположу, что человек рефлексирующий мог бы обходиться со своей агрессией несколько иначе. Будучи способным выдерживать свои разные чувства, для начала он бы заметил, что с ним происходит. Обнаружил бы раздражение, или  поярче, прямо-таки злость внутри себя. Вслед за этим он мог бы уже обдумывать, на что именно возникла такая  реакция.

Оценив обстоятельства (есть реальная угроза жизни или нет), и приняв решение (буду стоять или нет) такой человек мог бы заняться исследованием, например, чего именно в этой ситуации ему так трудно выносить?

Это вопрос не вовне, а к самому себе, волевым усилием организованное наблюдение за собой, как бы со стороны. Но именно наблюдение своего содержания, своей реакции на происходящее, а не суждений про внешнее, из серии «какие все уроды», «какое ужасное государство», «какой несправедливый мир», «какой слабый и никчемный я» или «как тягуче время».

Интересным может оказаться ответ на вопрос, чего лично я прямо сейчас не могу выдерживать. Почему мне так трудно это? Как внешне проявляется моё переживание злости? На что в моем опыте похоже это переживание? При каких обстоятельствах я так же себя чувствовал раньше? Из какого самого раннего периода моей жизни это воспоминание? Каким образом и ради чего мне это выдерживать прямо сейчас, и чтобы без ущерба для себя и окружающих?

Задавая себе всевозможные вопросы, можно неплохо скоротать время 🙂 А еще получше изучить себя, благодаря чему появится возможность  выстраивать какой-то более качественный контакт с миром. Найти следы прошлого опыта и простроить связи с текущей ситуацией, так как это имеет вероятность снижать интенсивность гнева, если она была чрезмерной, по силе совершенно не соответствуя ситуации.

Например, так человек может воспроизвести, «вспомнить» какие-то свои очень ранние состояния и осознать, что это его детский опыт. Благодаря символическому мышлению, приходящим образам, может возникнуть переживание, что когда-то в детстве он очень скучал и ждал маму. А она все не шла, и время невыносимо медленно тянулось, и ему было непереносимо все это. А те состояния невыносимости очень похожи на вот это состояние отчаяния, прямо сейчас в этой очереди возникшее (и явно не симметричное по заряду). Тогда может оказаться, что не так уж невыносима эта ситуация. Ведь это тогда он был маленьким и бессильным, а сейчас это взрослый человек, и час подождать, никого не убив «в наказание», взрослый вполне способен. А то и два, ради загранпаспорта.

Я сейчас привела пример использования рефлексии для совладания с гневом через подключение более зрелых, вторичных защитных механизмов вместо примитивного избегания. И это пример, характерный для «опытного пользователя» своего внутреннего мира, например, человека прошедшего психотерапию, или натренировавшегося благодаря иным практикам, развивающим осознавание.

Естественно, эта история может быть про любое «тяжелое переживание» и автоматический импульс избегать его, гнев ли это, или что-то иное, например скука, нетерпение, возмущение, напряжение, апатия, тревога, разочарование. Если человек пришел, оказался в очереди, и ему нормально, можно считать, что никакого внутреннего конфликта нет или он уже решен удачным для человека способом.

Мне важно подчеркнуть, что развитие рефлексии вполне доступно (несмотря на то, что некоторым людям может потребоваться довольно много времени для овладения ею). Зато когда это свойство психики появляется – открываются совершенно новые жизненные горизонты, качество жизни заметно улучшается, а сам человек способен быть самотерапевтичным, и не нуждаться в каких-то специально организованных постоянных формах терапии, разве что в качестве хобби, то есть от интереса, а не от потребности лечиться и вылезать из затянувшегося страдания.

Источник

Рефлексия — Психологос

Рефлексия — обращение человеком своего сознания на свое (или чужое) мышление и поведение, на приобретенные знания и совершенные поступки, понимание и анализ своих мыслей, чувств и мотивов. Можно сказать, что рефлексия есть обращенность сознания на себя. Тут имеется в виду, что мысль, речь, воображение и др. способы сознательной деятельности могут быть рефлективными, если c помощью них обращаются на самих себя: размышление о том, как я мыслю, чувства по поводу моих чувств, воображение по поводу того, что я (или кто-то) навоображал.

Рефлексию следует отличать от самосознания. Не всякая рефлексия — обращение сознания на свое знание — становится самосознанием. Самосознание есть такая рефлексия, при которой ее предметом становится знание себя. Другое близкое к рефлексии понятие — обдуманность, это результат включения сознания на предстоящее. А осознанность — результат включения сознания на происходящее. Рефлексия — включение сознания на уже происшедшее.

В психологии, а также в обиходном смысле рефлексией называют всякое размышление человека, направленное на анализ самого себя (самоанализ) — собственных состояний, своих поступков и прошедших событий. При этом глубина рефлексии, самоанализа зависит от степени образованности человека, развитости морального чувства и уровня самоконтроля.

Рефлексия поддерживает и уточняет действие. Действование без рефлексии — необдуманность и бестолковость. Рефлексия без действий — зацикливание на себе. И то и другое — ошибочное поведение.

На рефлексии построены также некоторые специализированные военно-философские модели (см. Тактика, Стратегия, Стратагемы). Рефлексию, направленную на понимание причин и оснований своих собственных суждений, часто относят к области философии, хотя проверка обоснованности своих выводов обязательна для всякого интеллектуально ответственного разумного человека и является одним из методов развития мышления.

Психологический тест на развитость рефлексии

Трем людям показывают реквизит: 3 красных и 2 белых колпака, завязывают им глаза, надевают на них красные колпаки и говорят, что у каждого из них на голове может оказаться либо красный, либо белый колпак. Повязку снимают, и дают задание:

поднять руку, если они увидят хотя бы один красный колпак, а если кто-то догадается, какого цвета на нем колпак — тот пусть выйдет из комнаты.

В первый момент все поднимают руку, но потом возникает пауза. Наконец, один из участников выходит.

Ход мысли может быть примерно таким: «На мне белый колпак?» — «Нет, если бы он был белым, один из нас увидел бы это и подумал бы, что третий участник видит красный колпак лишь на нем самом, и потому поднимает руку. Тогда он должен выйти, но он не выходит. Значит, на мне красный колпак».

Этот участник рассуждал за одного и другого из партнёров, в то время как в рассуждение третьего участника было включено рассуждение только одного из них.

Стоит ли развивать рефлексию?

Слишком умных у нас народ не любит, и развитие рефлексии сверх привычного, то есть достаточно низкого уровня, вызывает у многих людей настроженность и негативное отношение. Комментарии к статье «Сыну двенадцать: воспитание ответственности» содержат характерное замечание: «Согласна с мнением сына: «Плохо иметь папу психолога!». Свихнешься от рефлексии!».

Рефлексия в психологии

Понятие рефлексии

Определение 1

Рефлексией называют разновидность сознания личности. Точнее говоря это процесс сознания, направленный на знание.

Философ Джон Локк дал такое понятие рефлексии — это процесс наблюдения, в котором ум осознаёт свою деятельность.

Замечание 1

К рефлексии можно отнести процессы мышления, сомнения, веры, рассуждения, познания, желаний и других внутренних чувств.

Существует два уровня рефлексии:

  • 1 характеризуется восприятием, мыслями и желаниями;
  • 2 уровень характеризуется наблюдением или созерцанием структур 1 уровня.

Таким образом рефлексия занимается изучением закономерностей, которые свойственныпсихологическим особенностям человека и включает в себя самонаблюдение.

Замечание 2

Многие авторы занимаются исследованиями понятие рефлексии. Они считают что рефлексивные функции ставят личность человека в позицию наблюдателя в отношении своей мыслительной деятельности.

Рефлексия может выполнять следующие функции:

  • благодаря ей человек сознательно планирует, регулирует и контролирует свое мышление, таким образом осуществляется взаимосвязь мышления с саморегуляцией;
  • оценивает и исследует не только истинность умозаключения, но и логическую последовательность;
  • находит решения и ответы на сложные поставленные задачи.

Типы рефлексии

В психологии выделено несколько типов рефлексии:

Оперативная рефлексия относится к психологии управления, педагогическому направлению, психологии формирования коллективной деятельности и организации совместных взаимодействий. При этом происходит процесс высвобождения субъекта и его деятельности, выход в новые позиции с целью взаимопонимания и согласованности совместных взаимодействий. И здесь важен результат рефлексирования, а не сам процесс.

Коммуникативная рефлексия исследует социально-психологические и инженерно психологические связи с проблемами нарушения психики. Данный тип рефлексии является важным составным звеном общения и внутреннего восприятия в процессе познания одного человека другим человеком.

К коммуникативному аспекту рефлексии относятся:

  • познавательная функция;
  • регулятивная функция;
  • функция развития.

Данные функции показывают смену представлений о личности на адекватное восприятие ситуации. Они проявляются во время противоречий представлений личности и специфических психологических факторов.

Личностная рефлексия ведет наблюдение за своими поступками, образами собственного я. Ведется анализ связи проблем развития и деградации, а также коррекция самосознания личности и механизмов формирования личностных образов.

Существуют следующие этапы личностной рефлексии:

  • состояние тупика и поиск решений сложных задач и ситуаций;
  • поиск личных шаблонов поведения и их обнаружение;
  • осознание собственных стереотипов и взгляд на себя со стороны.

Интеллектуальная рефлексия занимается знаниями об объектах и способах взаимодействия с ними. Она рассматривает взаимосвязь проблем организации и переработки информации, а также ведет разработку методов решения основных задач.

В дополнение к основным четырем видам рефлексии относят следующие второстепенные:

  • экзистенциальная;
  • культуральная;
  • саногенная.

Рефлексия для самопознания

Данный процесс имеет сходство с механизмом идентификации. С раннего детства ребенок может идентифицировать себя, а первые зачатки рефлексии появляются у детей дошкольного возраста. В процессе жизни рефлексия мало развивается и остается чаще всего на низком уровне. Так можно объяснить искаженное восприятие сознанием внешнего мира, в том числе и слабое самоосознание.

Можно различить три уровня рефлексии:

  • отражение и последующее самостоятельное конструирование личностных образов;
  • осознание себя как отдельной личности, отличной от остальных;
  • отношение к себе как к субъекту коммуникативной связи, при этом ведется анализ возможностей и результатов личного влияния на окружающий мир.

Замечание 3

В итоге процесса проведения рефлексии происходит глубокое понимание личностных особенностей другого человека и собственных черт и свойств личности.

Рефлексия: что это простыми словами, примеры из психологии

Наконец, следующие 30 подсказок и вопросов сохраните для своего журнала, если вы его ведете:

  • Мой любимый способ провести день — это…

  • Если бы я мог поговорить с собой подростком, единственное, что я бы сказал, — это…

  • Два момента, которые я никогда не забуду в своей жизни… (опишите их в мельчайших подробностях и объясните, что делает особенными)

  • Составьте список из 30 вещей, которые заставляют вас улыбаться.

  • Напишите о моменте, пережитом вашим телом.

  • Я бы хотел жить согласно этим словам/фразам/принципам…

  • Я не представляю себе жизни без…

  • Когда мне больно — физически или эмоционально, — самое доброе, что я могу сделать для себя, — это…

  • Составьте список людей, которые искренне поддерживают вас и которым вы можете полностью доверять. Затем найдите время, чтобы пообщаться с ними.

  • Как выглядит безусловная любовь для вас?

  • Что бы вы делали, если бы любили себя безоговорочно?

  • Я действительно хочу, чтобы другие знали это обо мне …

  • Чего для вас достаточно?

  • Если бы мое тело могло говорить, оно бы сказало…

  • Назовите способ сострадания, которым вы поддерживали друга в последнее время. Затем подумайте, как применить его по отношению к себе.

  • Что вы любите в жизни?

  • Что всегда вызывает слезы на ваших глазах?

  • Напишите о том времени, когда ваша работа казалась вам реальной, необходимой и приносящей удовлетворение, независимо от того, была ли она оплачиваемой или неоплачиваемой, профессиональной или домашней, физической или умственной.

  • Напишите о своей первой любви — будь то человек, место или вещь.

  • Используя 10 слов, опишите себя.

  • Что вас больше всего удивило в вашей жизни или в жизни вообще?

  • Чему вы можете научиться на своих самых больших ошибках?

  • Я чувствую себя наиболее энергичным, когда …

  • Напишите список вопросов, на которые вам срочно нужны ответы.

  • Составьте список всего, что вас вдохновляет: книги, сайты, цитаты, аккаунты в Инстаграме, люди, картины, магазины…

  • В какой теме вам нужно разбираться лучше, чтобы жить более полноценной жизнью?

  • Я чувствую себя счастливым, когда. . .

  • Составьте список всего, чему вы хотели бы сказать «нет».

  • Составьте список всего, чему вы хотели бы сказать «да».

  • Напишите слова, которые вам важно услышать.

  • Что такое рефлексия в психологии

    Рефлексия – это явление о внутренних размышлениях человека, способствующее его личностному развитию. В переводе с латыни, термин означает «reflecto» или «обращение назад». Но в более точном понятии, рефлексия подразумевает углубление внутрь, в познание собственной личности.

    История появления термина

    Издавна описываемое явление детально изучалось, как часть философской науки. О познании личности писал в своих работах еще Сократ. Но полноценно понятие рефлексии было описано и выделено в 20-ых годах прошлого века психологом А. Буземаном. Специалист считал, что термин «reflecto» означает перенос переживаний с внешнего мира во внутренний. 

    Также эксперты в области психологии указывают на то, что описываемое явление актуально только для человека. У животных нет состояния, при котором они воспринимают собственные инстинкты и познания. Они их просто имеют, без какой-либо оценки.

    А человеку присуще углубляться в суть своего существования и всего окружения. Отсюда возникают и депрессии, и другие эмоциональные состояния.

    Какие бывают виды рефлексии 

    Известные психологи и исследователи выделяют следующие виды рефлексии:

    — Ситуативная;

    — Ретроспективная;

    — Проспективная.

    Первый вид психологического явления подразумевает мотивационную составляющую и процесс самооценки на фоне поведенческих факторов. Если описать это простыми словами, то получится, что человек попросту в некоторых ситуациях начинает мотивироваться, заряжаться энергией и стремится повторить чей-то успех. 

    Ретроспективное явление подразумевает анализ уже произошедшего. Например, человек начинает периодически задумываться, а правильно ли он поступил в той или иной ситуации в прошлом. И уже на фоне имеющегося опыта делать выводы, какие ошибки были совершены ранее.

    Проспективная форма рефлексии подразумевает анализ действий, которые будут совершаться в будущем. Сюда же можно отнести планирование действий, мечтание, выбор наиболее простых и эффективных методик достижения поставленных целей. Правильное построение плана с учетом прошлого опыта позволит добиться желаемого и исполнить мечты.

    Влияние рефлексии на сознание человека

    Один из подтвержденных фактов – это способность влияния описываемого явления на сознание личности, на ее мышление, образ жизни и даже условия успеха. Но в современной трактовке термин стал означать нечто отрицательное, нежели положительное. Например, то, что человек занимается самокопанием и может попросту страдать депрессивным состоянием. 

    Чтобы не допустить эмоционального угнетения из-за постоянной оценки своего прошлого и текущего, психологи рекомендуют вспомнить свое детство. На ранней стадии жизни человек не занимается личностной критикой – он просто живет по заложенным инстинктам и принципам. А вот в подростковом периоде человек склонен к эмоциональному восприятию своих недостатков. Из-за этого возникают депрессии, закрытость, одиночество.

    Как не страдать рефлексией и быть эмоционально стабильным человеком

    Выше были написаны существующие виды описываемого психологического явления. Рефлексия полезна с точки зрения изучения прошлого опыта, а также с точки зрения мотивации на будущее. Но существует риск, что излишнее погружение в себя приведет к проявлению закрытости личности. Чтобы этого не допустить, стоит придерживаться нескольких советов.

    — Воспринимайте окружение через призму того, как мы вели себя в детстве – если с нами все в порядке, то мы делаем все правильно, и нужно продолжать в том же духе.

    — Отдалитесь от социального мнения, занявшись в первую очередь внутренними потребностями – развивайтесь физически и духовно, обретайте и улучшайте навыки.

    — Оценивайте собственные поступки с разных сторон (не как исключительно негативные или положительные, а с долей объективизма).

    Старайтесь также периодически задавать вопросы себе о том, каких ошибок можно было бы избежать или как можно было бы поступить альтернативно в прошлом, в определенной ситуации. 

    Правильность рефлексии заключается и в постоянном общении, в улучшении своих коммуникативных навыков. Таким образом расширяется граница опыта, повышается эффективность действий за счет новых знаний и наличия альтернативных мнений окружающих. Коммуникабельность снижает риск становления интровертом, закрытия в себе и впадения в депрессию. 

    Прошлое необходимо оценивать, как состоявшийся опыт (положительный или отрицательный). Настоящее стоит оценивать, как данность и результат полученных ранее навыков. А будущее стоит рассматривать через призму мотивации и уверенности в себе. Человеку нужно понять важность настоящего момента и начать улучшать свои навыки. Только под влиянием мотивации и желания стать лучше мы можем развиваться и добиться успеха.

    Рефлексия — это… Что такое Рефлексия?

    Рефле́ксия (от позднелат. reflexio — обращение назад) — междисциплинарное понятие с многовековой историей, обращение внимания субъекта на самого себя и на своё сознание, в частности, на продукты собственной активности, а также какое-либо их переосмысление. В частности, — в традиционном смысле — на содержания и функции собственного сознания, в состав которых входят личностные структуры (ценности, интересы, мотивы), мышление, механизмы восприятия, принятия решений, эмоционального реагирования, поведенческие шаблоны и т. д.

    Согласно П. Тейяру де Шардену, рефлексия — то, что отличает человека от животных, благодаря ей человек может не просто знать нечто, но ещё и знать о своём знании.

    Согласно Э. Кассиреру, рефлексия заключается в «способности выделять из всего нерасчленённого потока чувственных феноменов некоторые устойчивые элементы, чтобы, изолировав их, сосредоточить на них внимание»[1]

    Одним из первых в психологии рассмотрением рефлексии занялся А. Буземан (1925—1926 гг.), который трактовал её как «всякое перенесение переживания с внешнего мира на самого себя».[2]

    В психологических исследованиях рефлексия выступает двояко:

    • как способ осознания исследователем оснований и результатов исследования;
    • как базовое свойство субъекта, благодаря которому становится возможным осознание и регуляция своей жизнедеятельности.

    Общее понимание

    В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
    Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
    Эта отметка установлена 12 мая 2011.

    Рефлексия, в одной из весьма общих и абстрактных её трактовок, может рассматриваться как связанная с процессом развития чего-либо (в частности, практики, мышления, сознания, технологии и др.), и участвующая в этом процессе, например, посредством снятия затруднений в его функционировании.

    В обиходном, а также в некоторых контекстах — в психологическом смысле рефлексией называют всякое размышление человека, направленное на рассмотрение и анализ самого себя и собственной активности (своеобразный самоанализ), например, собственных состояний, поступков и прошедших событий. При этом глубина такой рефлексии связана, в частности, с заинтересованностью человека в этом процессе, способностью его внимания замечать что-то в большей, а что-то — в меньшей степени, на что может влиять степень его образованности, развитость моральных чувств и представлений о нравственности, уровень его самоконтроля и многое другое. Считается, что представители различных социальных и профессиональных групп различаются в использовании рефлексии. Рефлексия, в одном из пониманий, может быть рассмотрена как разговор, своеобразный диалог с самим собой. Рефлексия также обычно рассматривается в связи со способностью человека к саморазвитию, и с самим этим процессом.

    На рефлексии построены также некоторые специализированные модели в военном деле (см. Тактика, Стратегия, Стратагемы).

    Определения рефлексии

    Рефлексия является предметом изучения и орудием, применяемым в разных сферах человеческого знания и его использования: философии, науковедении, психологии, акмеологии, управлении, педагогике, эргономике, конфликтологии и др.

    В качестве одного из определений рефлексии может быть рассмотрено следующее: рефлексия есть мысль, направленная на мысль (или направленная на саму себя). Возможно, сущность рефлексии — не в том, что она есть мысль, а в обращённости на себя и в том, что рефлексия, в некоторых подходах может рассматриваться как генетически вторичное явление, возникающее из практики[источник не указан 612 дней]. Одна из возможностей для появления рефлексии обнаруживается при возникновении непреодолимых затруднений в функционировании практики, в результате которых не выполняется практическая норма (потребность). Рефлексия, в таком случае — это выход практики за пределы себя самой, и в этом смысле она может рассматриваться как инобытие практики, а именно как процедура, осуществляющая снятие практического затруднения. Соответственно, рефлексия может вести к развитию и обновлению практики, и значит, она может рассматриваться не только как мысль, направленная на себя, но и как обращённость практики на себя[источник не указан 612 дней]. В этом смысле рефлексия производна от прекращения практики.

    В психологии творчества и творческого мышления рефлексия трактуется как процесс осмысления и переосмысления субъектом стереотипов опыта, что является необходимой предпосылкой для возникновения инноваций. В этом контексте принято говорить о рефлексивно-инновационном процессе, рефлексивно-творческих способностях (И. Н. Семёнов, С. Ю. Степанов), а также выделять разные формы рефлексии (индивидуальная и коллективная) и типы (интеллектуальная, личностная, коммуникативная, кооперативная).

    Введение рефлексии в контекст психологического исследования и рассмотрение её с точки зрения личностно-смысловой динамики позволило таким исследователям, как С. Ю. Степанов и И. Н. Семёнов, разработать концептуальную модель рефлексивно-инновационного процесса, а также методику его изучения путём содержательно-смыслового анализа дискурсивного (речевого) мышления индивидуума и группы в процессе решения ими творческих задач. Использование этой методики для эмпирического изучения развертывания рефлексии в процессе индивидуального решения малых творческих задач (т. н. «задач на соображение») привело к выделению разных видов рефлексии: в интеллектуальном плане — экстенсивной, интенсивной и конструктивной; в личностном плане — ситуативной, ретроспективной и проспективной.

    Рассмотрение взаимосвязи между рефлексией, творчеством и индивидуальностью человека позволяет, по мнению Е. П. Варламовой и С. Ю. Степанова, подойти к изучению проблемы творческой уникальности личности и роли рефлексии в её развитии.

    У такого классика философской мысли, как Э. Гуссерль, как отмечает А. В. Россохин, рефлексия оказывается «способом видения», включённым при этом в сам метод описания, и, кроме того, она трансформируется в зависимости от объекта, на который направлена (например, рефлексия фантазии сама должна быть фантазией, рефлексия воспоминания — воспоминанием).[3]

    Подходы к пониманию рефлексии и её аспекты

    Традиционно (по крайней мере для отечественной психологии, в частности, начиная с работ И. Н. Семёнова и С. Ю. Степанова) выделяются 4 подхода к изучению рефлексии (или другими словами — 4 аспекта изучения рефлексии):[4][5]

    • кооперативный (Емельянов Е.Н., Карпов А. В., Лепский В. Е., Лефевр В. А., Щедровицкий Г. П., и др.). Рассматривается при анализе субъект-субъектных видов деятельности, а также при проектировании коллективной деятельности с учётом необходимости координации профессиональных позиций и групповых ролей субъектов, а также кооперации их совместных действий.
    • коммуникативный (социально-психологический) (Андреева Г. М., Бодалёв А. А., и др.). Рефлексия рассматривается как существенная составляющая развитого общения и межличностного восприятия, как специфическое качество познания человека человеком.
    • когнитивный или интеллектуальный (Брушлинский А. В., Корнилова Т. В., Кулюткин Ю. Н., Матюшкин А. М., Семёнов И. Н., и др.). Понимание рефлексии, как умения субъекта выделять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией собственные действия, а также рассмотрение рефлексии в связи с изучением механизмов мышления, прежде всего — теоретического.
    • личностный (общепсихологический) (Аллахвердов В. М., Василюк Ф. Е., Гуткина Н. И., Знаков В. В., Леонтьев Д. А., Петренко В. Ф., Петровский В. А., Семёнов И. Н., Степанов С. Ю., Шаров А. С., и др.). Построение новых образов себя, своего «я», в результате общения с другими людьми и активной деятельности, а также выработка новых знаний о мире.

    Личностная рефлексия в традиционном понимании — это психологический механизм изменения индивидуального сознания. Согласно А. В. Россохину, личностная рефлексия — это «активный субъектный процесс порождения смыслов, основанный на уникальной способности личности к осознанию бессознательного (рефлексия нерефлексивного) — внутренней работе, приводящей к качественным изменениям ценностно-смысловых образований, формированию новых стратегий и способов внутреннего диалога, интеграции личности в новое, более целостное состояние.»[6]

    Виды рефлексии

    В зависимости от функций, которые выполняются рефлексией в различных ситуациях, А. В. Карпов и некоторые другие её исследователи, например А. С. Шаров, выделяют следующие её виды:[7]

    • Ситуативная рефлексия — выступает в виде «мотивировок» и «самооценок», обеспечивающих непосредственную включённость субъекта в ситуацию, осмысление её элементов, анализ происходящего. Включает в себя способность субъекта соотносить с предметной ситуацией собственные действия, а также координировать и контролировать элементы деятельности в соответствии с меняющимися условиями.
    • Ретроспективная рефлексия — служит для анализа уже выполненной деятельности и событий, имевших место в прошлом.
    • Проспективная рефлексия — включает в себя размышления о предстоящей деятельности, представление о ходе деятельности, планирование, выбор наиболее эффективных способов её осуществления, а также прогнозирование возможных её результатов.

    Психологические характеристики рефлексии

    • Способность рефлексии изменять содержания сознания.
    • Способность рефлексии изменять структуры сознания (согласно А. В. Россохину).[6]

    Рефлексия в физике

    В физике понятие рефлексии используется в рамках квантовой теории.

    В отношениях физического наблюдателя, измерительного прибора и измеряемой системы можно различать несколько теоретических позиций. Согласно одной из них квантовое измерение — это частный случай взаимодействия квантовых систем.

    «Для всех практических нужд» в квантовой теории достаточно перечисления вероятностей исходов экспериментов, способности теории предсказать исход будущего эксперимента по результатам прошедших. Одна из главных трудностей в последовательной реализации этих представлений — это обратимость времени в уравнении Шрёдингера, его линейность и детерминистический характер/необратимость времени на макроуровне, происхождение вероятностей. Эти трудности вынуждают некоторых теоретиков вводить представление о новом, не выводимом из уравнения Шрёдингера процессе, редукцию волновой функции, которую иногда связывают с сознанием наблюдателя («Второй наблюдатель», по книге Юрия Карпенко)

    Второй наблюдатель необходим, по Дитеру Цее, в многомировой интерпретации для объективации, единства наблюдаемого мира.

    О проблеме второго наблюдателя упоминает и Джон фон Нейман, который доказал необходимость введения наблюдателя в процесс измерения.

    Юджин Вигнер обсуждает проблему, связанную со вторым наблюдателем, после введения первого наблюдателя в процесс измерения.

    См. также

    Примечания

    1. Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. — М., 1988. — С. 486.
    2. См.: Степанов С. Ю., Семёнов И. Н. Психология рефлексии: проблемы и исследования // Вопросы психологии, 1985, № 3. — С. 31-40.
    3. Россохин А. В. Рефлексия и внутренний диалог в изменённых состояниях сознания: Интерсознание в психоанализе. — М.: «Когито-Центр», 2010. — С. 31.
    4. Россохин А. В. Рефлексия и внутренний диалог в изменённых состояниях сознания: Интерсознание в психоанализе. — М.: «Когито-Центр», 2010. — С. 21-22.
    5. Карпов А. В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. — С. 31.
    6. 1 2 Россохин А. В. Рефлексия и внутренний диалог в изменённых состояниях сознания: Интерсознание в психоанализе. — М.: «Когито-Центр», 2010. — С. 24.
    7. Карпов А. В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. — С. 32.

    Литература

    • Карпов А. В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. — 424 с. — ISBN 5-9270-0052-5.
    • Карпов А. В., Скитяева И. М. Психология рефлексии. — М.: ИП РАН, 2002.
    • Кутолин С. А. Мир как Труд и Рефлексия. — Новосибирск.: МАН ЦНЗ, 2001.- 260с. — ISBN 5-02-029077-7.
    • Кутолин С. А. Феномен Ноосферы(Метахимия псиэргетки). — Новосибирск.: МАН ЦНЗ, 2009. — 260с. — ISBN-5-02-029077-10
    • Кутолин С. А. Философия интеллекта реального идеализма. — Новосибирск.: СГУПС, 1996. — 116с. — ASIN: B0000EFHEM
    • Ладенко И. С. Модели рефлексии. — Новосибирск.: Изд-во «Институт философии и права СО РАН», 1992. — 80 с. — ISBN 5-85618-043-7
    • Россохин А. В. Рефлексия и внутренний диалог в изменённых состояниях сознания: Интерсознание в психоанализе. — М.: «Когито-Центр», 2010. — 304 с. — ISBN 978-5-89353-271-5.
    • Семенов И. Н. — Тенденции психологии развития мышления, рефлексии и познавательной активности
    • Шаров А. С. Ограниченный человек: значимость, активность, рефлексия. — Омск.: Изд-во ОмГПУ, 2000. — 358 с.
    • Шаров А. С. Жизненные кризисы в развитии личности: Учебное пособие для студентов, аспирантов и практических работников в области психологии. — Омск: Издательство ОмГТУ, 2005. — 166 с. — ISBN 5-8149-0282-5 (См.: Глава 2. Онтология рефлексии: функции и механизмы).
    • Щедровицкий Г. П. Мышление. Понимание. Рефлексия. — М.: Наследие ММК, 2005. — 800 с. — ISBN 5-98808-003-0.

    Что такое саморефлексия и почему это важно для здоровья

    Источник: Pixabay

    Так много наших привычек, моделей поведения и предустановленных программ похоронены в нашем подсознании. Они действуют как своего рода «диспетчерская», управляя тем, как мы думаем, чувствуем и действуем, часто вредит нашему благополучию (пройдите эту викторину, чтобы узнать, как у вас дела). Если мы хотим контролировать ситуацию, нам нужно заглянуть в «диспетчерскую», за пределы сознательного разума, и изменить некоторые программы, от которых мы больше не получаем пользы.Один из способов получить доступ к бессознательному — это саморефлексия, то есть поднести к себе зеркало и максимально объективно проанализировать то, что мы видим или чувствуем, чтобы мы могли лучше понять самих себя и то, как мы думаем, чувствуем и ведем себя. Но как нам достичь такого глубокого саморефлексии?

    Подготовка к саморефлексии

    Когда я проводил исследование для моей новой книги « Перехитри свой смартфон », мне стало ясно, что мы очень заняты, отвлечены и, следовательно, нам труднее заниматься саморефлексией.Это потому, что саморефлексия требует достаточно спокойного ума. Некоторые саморефлексии начинают с короткой медитации, может быть, с нескольких глубоких вдохов или ритмичного дыхания, чтобы успокоить свои мысли. Возможно, вы предпочитаете воображать, что натягиваете воображаемые поводья, чтобы успокоить свой гарцующий ум, или какое-либо другое подходящее для вас творческое воображение, которое успокаивает ваш ум.

    Конечно, проникновение в бессознательное может быть иллюзорным. Иногда может показаться, что вы пытаетесь приручить бушующее море, глубоко саморефлексия, поэтому, если это поможет, успокойте себя и задайте себе вопросы, чтобы понять суть дела.Если ответов не последовало, дайте ему немного времени и вернитесь к любым мыслям или вопросам позже, когда почувствуете, что готовы больше узнать о себе. Позвольте занятым мыслям улететь и сосредоточьтесь на своей цели — лучше узнать себя.

    Определите «что» саморефлексии

    Когда вы почувствуете себя спокойным и тихим, направьте свое внимание внутрь. Выберите конкретную проблему, которую хотите изменить. Вспомните о важном происшествии.

    Спросите себя:

    • Какие впечатления возникают, когда вы сосредотачиваетесь на этом вопросе?
    • Что вы чувствуете?
    • О чем вы думаете?

    Определите «почему» самоотражения

    Со спокойным умом попытайтесь заглянуть глубже.Намерены вернуться к самому важному моменту, связанному с этим воспоминанием. Что вы чувствовали, думали или делали? Теперь пойдите на один уровень глубже и спросите себя: почему вы думали, чувствовали или делали эти вещи?

    Такого рода внутренние миссии по поиску и открытию через саморефлексию могут оказаться непростыми, так что не торопитесь. После того, как вы открыли пробку на бутылке этого Джина, работа началась и, скорее всего, будет продолжаться до тех пор, пока некоторые основные проблемы не будут лучше поняты, если не решены полностью.

    Наблюдайте за собой с этим новым пониманием

    Затем понаблюдайте за тем, как вы живете своей жизнью в настоящем.Попытайтесь «поймать себя», когда ваше бессознательное контролирует ситуацию, заставляя вас чувствовать, думать и действовать таким образом, который вас беспокоит. Благодаря саморефлексии ваше самосознание будет расти. Осознав свое внутреннее программирование, вы встанете на путь подлинности и большего контроля над своей жизнью.

    Используйте саморефлексию как инструмент для изменений

    Следующий шаг — развить желание изменить поведение, которое вас беспокоит. После выявления любых проблемных аспектов в себе, садитесь за руль и медленно изменяйте свое поведение так, чтобы лучше представить, каким вы хотите быть.

    Если вы думали, что «эта проблема» «решена», но она возвращается, подумайте еще раз, чтобы увидеть, не пропустили ли вы что-то важное. Нелегко изменить себя / наше поведение, и может потребоваться несколько попыток, чтобы сделать его «правильным», поэтому придерживайтесь этого каждый раз, когда поведение, которое вам не нравится, проявляется.

    Саморефлексия с состраданием к себе

    Будьте нежны с собой, размышляя о себе. Цель не в том, чтобы судить о своих прошлых выборах, а в том, чтобы поразмышлять над ними, извлечь уроки из них и внести любые изменения, которые, по вашему мнению, подходят для вас здесь и сейчас.Создавая новые привычки через самосознание, вы можете стать более уравновешенным, здоровым и счастливым.

    Размышляя об эффективности рефлексивной практики

    Самопознание высоко ценится в современном обществе; достаточно лишь просмотреть разделы психологии или самопомощи в любом книжном магазине, чтобы столкнуться с целым рядом книг, рекламирующих потребность в саморефлексии как средстве лучшего понимания своих мыслей и действий. Точно так же в современной клинической психологии важность саморефлексии провозглашается всеобъемлющим подходом к клинической подготовке, называемым рефлексивной практикой . Рефлексивная практика рассматривается как важный атрибут профессиональной компетентности Американской психологической ассоциацией, среди других организаций. Рефлексивная практика была определена как психологи, «осознающие важность самосознания и необходимость оценивать и размышлять над своей собственной практикой» (BPS, 2008, стр. 8), и широко считается ключевым ингредиентом для достижения большее самосознание, клиническая мудрость, профессиональный опыт, улучшенный уход за пациентами и этическое мышление (Gates & Senediak, 2017; Sendiack, 2013; Lavender, 2003).

    Будучи магистрантом, первый автор этого блога познакомился с рефлексивной практикой во время своей клинической практики в Мельбурнском университете. В рамках практики по нейропсихологии от нее требовалось документировать свои клинические случаи в журнале и заполнить раздел «Размышления об опыте», где ее попросили подробно рассказать о вопросах, связанных с «вкладом нейропсихологии, вашим личным опытом». реакции на обстоятельства пациента, то, что вы узнали, развиваемые основные компетенции и / или выявленные ограничения.Практические упражнения на рефлексию несколько различаются в разных программах обучения и могут также включать ответы на вопросы, которые просят обучаемых поразмышлять над своими когнитивными и эмоциональными реакциями на пациентов, понять, почему они приняли определенные клинические решения, спросить себя, какие альтернативные варианты действий у них могут быть. преследовали, чтобы оценить, что они сделали, а что нет, и как они могут изменить свою клиническую практику в свете этих суждений.

    Модели рефлексивной практики предполагают, что эти действия могут улучшить способность практикующих критически относиться к своей повседневной работе и, в идеале, позволить им стать более разборчивыми и эффективными клиницистами.Учитывая, сколько времени она тратила на размышления о своем клиническом опыте, первый автор, естественно, начал задаваться вопросом, есть ли какие-либо научные доказательства эффективности этой практики. Наш недавний обзор литературы и комментарии были направлены на то, чтобы выяснить, согласуется ли рефлексивная практика с выводами, полученными из фундаментальной психологической науки, такой как социальное познание.

    Во-первых, одно из основных предположений рефлексивной практики состоит в том, что саморефлексия позволяет людям преодолевать свои предубеждения.Однако одна из проблем, мешающих этому предположению, состоит в том, что мы, как правило, имеем ограниченный прямой доступ к нашим когнитивным процессам более высокого порядка, таким как доступ к причинам нашего поведения (Nisbett & Wilson, 1977). Таким образом, рефлексивные практические вопросы, в которых обучаемым предлагается подумать о том, как на их убеждения повлиял определенный клинический опыт, скорее всего, будут отражать их неявные причинные повествования, а не фактические причины такого поведения. Кроме того, у нас есть склонность отображать слепое пятно предвзятости (Пронин, Лин и Росс, 2002), то есть склонность воспринимать других, но не себя, как подверженных предубеждениям.Одним из источников слепого пятна предубеждений является иллюзия самоанализа, когда люди ошибочно полагают, что их интроспекция дает ценную информацию об их предубеждениях (Hansen & Pronin, 2012). Исследования показывают, что, когда люди пытаются обнаружить предвзятость в себе, они обычно ищут доказательства такой предвзятости. Не обнаружив этого, они приходят к выводу, что они беспристрастны (Пронин и Куглер, 2007). Несмотря на корреляцию, это исследование предполагает, что рефлексивные практические упражнения, в которых используется интроспекция для уменьшения предвзятости, могут непреднамеренно усугубить слепое пятно предвзятости, поскольку они могут создать ошибочное впечатление, что наши предубеждения нигде не обнаруживаются.

    Во-вторых, литература по рефлексивной практике предполагает, что, рассматривая свои сильные и слабые стороны, а также то, что мы сделали хорошо и сделали плохо, психологи могут улучшить свои клинические показатели. Однако одним из важнейших препятствий для рефлексивной практики является то, что многие или большинство людей плохо оценивают самооценку. Например, хорошо тиражируемые данные демонстрируют, что люди, обладающие низким уровнем навыков и знаний, склонны переоценивать свои навыки и знания — явление, названное эффектом Даннинга-Крюгера (Dunning, 2011).В случае клинической работы одним из важнейших навыков является способность размышлять о своей деятельности; тем не менее, из-за эффекта Даннинга-Крюгера практикующие, наименее искусные в рефлексии, могут оказаться среди тех, кто с наибольшей вероятностью не сможет обнаружить пробелы в знаниях и навыках и почувствовать себя адептами.

    Третья проблема для литературы по рефлексивной практике состоит в том, что исследования показывают, что мы склонны приобретать знания, в том числе клинические, в очень ограниченных условиях.Например, мы обычно накапливаем знания и опыт только в высокодостоверных средах (Kahneman & Klein, 2009), а именно, где большинство неудач и успехов очевидны, а обратная связь возникает относительно незамедлительно. Такие профессии и увлечения, как игра в шахматы, пожаротушение и компьютерное программирование, являются примерами, в которых профессионалы обычно извлекают пользу из опыта. Напротив, большинство условий клинической практики — это среда с низкой достоверностью, в которой обратная связь с клиницистами часто неоднозначна и задерживается (Tracey et al., 2014). Например, определение того, находится ли клиент в меньшей депрессии, чем на предыдущем сеансе, может быть сложной задачей, а определение того, связано ли такое изменение с вмешательством, еще более сложным, учитывая, что клиницистам, возможно, придется подождать недели, прежде чем обнаруживать, улучшилось ли состояние клиента. Даже в этом случае создание причинных выводов чревато опасностями. Таким образом, поскольку люди обычно не могут развить свои знания в результате обратной связи в среде с низкой достоверностью, маловероятно, что простое размышление о своем клиническом опыте поможет обойти этот камень преткновения на пути к обучению.

    В целом мы пришли к выводу, что рефлексивная практика в ее нынешнем концептуальном и практическом виде несовместима с когнитивными способностями людей, такими как их способность точно отражать свои мотивы и поведение, а также извлекать пользу из самооценки и извлекать уроки из опыта. Напротив, многообещающее направление исследований направлено на снижение предвзятости с помощью таких методов, как «рассмотрение альтернативы», которые побуждают людей поддерживать гипотезы, отличные от их собственных (Crosskerry, Singhal, & Mamede, 2013).Мы надеемся, что в будущем литература по рефлексивной практике установит более тесные связи с фундаментальными исследованиями социального познания, обучения и клинических суждений / предсказаний.

    Очки обсуждения

    • Может ли рефлексивная практика быть вредной для чрезмерно самоуверенных людей с низким уровнем проницательности?
    • Как можно пересмотреть практику рефлексии, чтобы привести ее в соответствие с литературой по социальному познанию и клиническим суждениям / прогнозам?

    Биос автора

    Кэндис Бастерфилд получила степень магистра клинической нейропсихологии в Мельбурнском университете (Австралия).В настоящее время она работает научным сотрудником в отделении реабилитационной медицины Университета Эмори в отделении нейропсихологии.

    Скотт О. Лилиенфельд — профессор психологии Сэмюэля Кэндлера Доббса в Университете Эмори. Его интересы включают доказательную практику и применение научного мышления в клинической психологии.

    Ссылочная статья

    Лилиенфельд, С.О., Бастерфилд, К. Рефлексивная практика в клинической психологии: размышления о фундаментальной психологической науке. Clin Psychol Sci Pract . 2020; 00: e12352. https://doi.org/10.1111/cpsp.12352

    Список литературы

    Британское психологическое общество (BPS). (2008). Критерии аккредитации программ последипломного образования по клинической психологии . Лестер: Британское психологическое общество.

    Кроскерри П., Сингхал Г. и Мамеде С. (2013). Когнитивная деградация 2: препятствия и стратегии изменений. BMJ Qual Saf, 22, ii65-ii72.

    Даннинг, Д.(2011). Эффект Даннинга-Крюгера: незнание собственного невежества. В J.M. Olson & M.P. Занна (ред.), Успехи экспериментальной социальной психологии (Том 44, стр. 247-296). Нью-Йорк: Academic Press

    Гейтс, Н. Дж., И Сенедяк, К. И. (2017). Супервизия нейропсихологии: включающая рефлексивную практику. Австралийский психолог , 52 , 191–197.

    Хансен, К. Э., Пронин, Э. (2012). Иллюзии самопознания. В S. Vazire & T.Д. Уилсон (ред.), Справочник по самопознанию (стр. 345–362). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Канеман Д. и Кляйн Г. (2009). Условия для интуитивной экспертизы: Неспособность не соглашаться. Американский психолог , 64, 515-526.

    Лаванда, Т. (2003). Восстановление баланса. Место, история и будущее рефлексивной практики в клинической практике. Клиническая психология , 27 , 11-15.

    Нисбетт, Р. Э., и Уилсон, Т.Д. (1977). Рассказывать больше, чем мы можем знать: устные отчеты о психических процессах. Психологический обзор , 84 , 231-259.

    Пронин Э., Куглер М. Б. (2007). Ценить мысли, игнорировать поведение: иллюзия самоанализа как источник слепого пятна предвзятости. Журнал экспериментальной социальной психологии , 43 , 565-578.

    Пронин, Э., Лин, Д. Ю., и Росс, Л. (2002). Слепое пятно предвзятости: восприятие предвзятого отношения к себе по сравнению с другими. Бюллетень личности и социальной психологии , 28, 369-381.

    Сенедяк, К. (2013). Интеграция рефлексивной практики в супервизию семейной терапии. Австралийский и новозеландский журнал семейной терапии , 34 , 338-351.

    Трейси, Т. Дж., Вамполд, Б. Э., Лихтенберг, Дж. У., и Гудиер, Р. К. (2014). Опыт в психотерапии: неуловимая цель? Американский психолог , 69, 218-229.


    Заинтересованы в участии в серии блогов SCP? Загрузите нашу форму подачи блога!

    Теория и методология — Отражение в практике и науке

    Дрейфует лодка.Но дрейфовать ему позволяет вода, а не лодка. Что движется, так это карета. Но то, что позволяет ему двигаться, — это вол, а не повозка. Отражение — это ум. Но что позволяет размышлять, так это воля, а не разум. Невозможно узнать, почему все так. Только не зная, почему все так, вы не тоскуете по грядущему и не тянетесь к тому, что проходит. Китайская пословица

    Отражение (от латинского reflexio — сгибаться назад) — важная составляющая любой деятельности, особенно в психологическом процессе.Рефлексии уделяется большое внимание в работе с социальными сетями, поэтому мы постараемся рассмотреть различные подходы к ее определению и применению.

    Концепция отражения уходит корнями в философию и относится к процессу медитации человека над тем, что происходит в его собственном сознании. Декарт приравнивает его к способности индивидов концентрироваться на содержании своих мыслей, отстраненных от всего внешнего и телесного. Дж. Локк различал понятия ощущения и отражения, в которых отражение представляет собой особый источник знания (внутренний опыт) по сравнению с ощущением (внешний опыт), основанным на восприятии и ощущениях органов чувств.

    Различные подходы к определению отражения

    В современной науке рефлексивные процессы активно исследуют авторы различных научных направлений и практических подходов:

    Область из Знания

    Определение отражения

    Корреляция с сетевым подходом

    В философии

    Тип (форма) теоретической деятельности, направленной на осмысление собственных действий и законов, по которым они совершаются.

    Внутренняя деятельность, направленная не на собственное понимание, а на понимание ситуации или проблемы с целью последующего поиска выхода из нее.

    В психологии

    Процесс самопознания субъектом своих психических актов и состояний (основа интроспективной психологии).

    Процесс понимания состояния другого человека через сочувствие и созерцание его / ее.

    В социальной психологии

    Понимание субъектом (группой, сообществом) того, как они понимаются и принимаются другими партнерами по общению.

    Понимание другого человека через созерцание его / нее.

    В педагогике

    Соответствие нормам и стандартам.Для Давыдова, Неверовича и Самокиной (1972) концепция отражения как особого познавательного акта заключается в спецификации знания, в прояснении основы знания и в раскрытии их сущности посредством анализа и обобщения. Сластенин (н.о.) дает следующее определение: «Рефлексия включает построение выводов, обобщений, аналогий, сравнений и оценок, а также эмоциональный опыт, запоминание и решение проблем. Это также включает обращение к убеждениям для интерпретации, анализа, реализации действий, обсуждения или оценки.’

    Каждый человек уникален; нет стандартов, с которыми можно было бы сравнивать его или ее. Ситуация выясняется, анализируется, но не оценивается.

    Представления о ситуации и проблемах участников построения сетевой сессии могут быть уточнены, расширены, выявлены и обобщены.

    Разработанная Семеновым и Степановым (1992) типология рефлексии делится на интеллектуальную, личностную, диалогическую, коммуникативную, кооперативную, культурную и экзистенциальную.Последний тип рефлексии больше всего коррелирует с сетевым подходом, поскольку он связан с осознанием человеком своего существования и сущности, а также с переосмыслением противоречивости существования. Экзистенциальное отражение сливается в нестабильных условиях; она раскрывается во взаимодействии с окружающим нас проблемным миром и разрешается в процессе преодоления проблемных ситуаций, что составляет экзистенциальную экологию развития личности.

    Такое определение отражения преодолевает ограниченную природу рационального понимания его только как понимания и критичности, что, в свою очередь, согласуется только с интеллектуальным и, частично, совместным размышлением как предпосылкой для познавательной и конструкторской деятельности.Другие типы размышлений — личные, диалогические, культурные и экзистенциальные — имеют место не только в формах рационализированных рассуждений, но в основном в интуитивных прозрениях, эвристических различениях и иррациональном осмысленном проникновении в основную тему феноменологии существования. Это существование раскрывается во взаимодействии и диалоге между человеком и миром. Именно это взаимодействие, представленное в социально-экологической теории, лежит в основе сетевого метода и реализации рефлексии в сетевой терапии.Принимая это во внимание, создание сетей с помощью социальных контактов невозможно, если у специалиста не выработаны рациональные и особенно иррациональные формы рефлексии. Без этого невозможно стать частью опыта понимания объективной реальности или почувствовать внутренний мир другого человека и понять принципы его рационального поведения и действий.

    Один из способов культивирования экзистенциальной рефлексии — это живой опыт психологической работы со смыслами и развитие критического (творческого) мышления в отношении личности.

    В настоящее время большое внимание уделяется внедрению рефлексии в психотерапевтическую практику. Василюк (1984) раскрывает свою типологию эмоциональных переживаний как медитированных уровней сознания и выделяет уровень рефлексии. В этом режиме функционирования сознания активны и субъект рефлексии, и наблюдатель. Рефлексия сочетается с четкой или неясной нормой или ценностью, с помощью которой человек оценивает свою деятельность. Результат отражения проявляется в его противоречии между нормой (ценностью) и реальными основами действий (поведения, поступков).Это позволяет впервые понять, что происходит, и стимулирует размышления о том, есть ли исходная ценность или основы действий. Другими словами, рефлексия подразумевает внимание не только к определенному поступку, но и к его внутренним ценностным устоям.

    Автор этого подхода рекомендует принцип «психотерапевтической майевтики» для руководства при работе с этим уровнем рефлексии. Майевтика — это «метод диалектических дебатов Сократа, заключающийся в нахождении противоречий в аргументах собеседника и доведении его до истины с помощью умело задаваемых вопросов» (Василюк, 1984).

    Отражающая способность

    В рамках рефлексивно-гуманистического подхода под механизмом рефлексии понимается осознание и переосмысление стереотипов мышления и их эвристических обертонов в той мере, в какой это создает новое (креативно-инновационное) содержание мышления. Этот подход исследует основные рефлексивно-психологические термины: рефлексивность, рефлексивная способность, рефлексивная готовность и рефлексивная компетентность. Рефлексивность — характеристика типов личности, ценностных ориентаций, способов жизнедеятельности, отличительных черт общения людей и их взаимодействия, в процессе которых развивается рефлексия.

    Рефлексивная способность — это способность субъекта (индивидуума или группы) размышлять о различных типах и сферах своей деятельности, то есть способность придавать рефлексивное качество любому процессу (включая процесс сетевой терапии) и функциональному состав.

    Готовность к актуализации и реализации рефлексивной способности называется рефлексивной готовностью, которая позволяет включить рефлексивность в настоящие условия человека или любой другой системы.

    Рефлексивная компетентность — это профессиональная характеристика личности, которая позволяет проводить рефлексивные процессы и эффективно и адекватно реализовывать рефлексивные способности. Это способствует творческому подходу и обеспечивает максимальную эффективность процесса.

    Рефлексивная компетенция — сложное образование. Индивид может быть предметом рефлексии: знания о ролевой структуре и позиционной организации коллективного взаимодействия; представления о внутреннем мире другого человека и причинах его поступков; его или ее собственные действия, поведение и образы самого себя как личности.

    Важно выяснить те перспективы интерпретации рефлексии, которые позволяют терапевту оптимизировать рефлексивную компетентность педагогических, родительских, детских и других ассоциаций в кризисных ситуациях. Среди множества определений рефлексии уместно обратиться к тому, которое имеет наиболее психологический контекст. Одно определение выглядит следующим образом:

    Рефлексия — это многоуровневый процесс осознания человеком своих основ, средств и способов, поведения, деятельности, субъективного состояния и реализации себя (в конфликтных или проблемных ситуациях), а также его понимания себя. сознание и внутренний мир окружающих.

    В сетевом методе отражение может быть выражено в следующих формах:

    1. Анализ знаний с целью получения новых знаний или преобразования нечетких знаний в четкие;
    2. Наблюдения за процессом и состоянием;
    3. Выход из рутины, способность улавливать и различать многоголосие мнений и голосов;
    4. Акт исследования, направленный человеком на проблему и ситуацию и поиск новых альтернатив выхода.

    В настоящее время большое внимание уделяется внедрению рефлексии в психотерапевтическую практику. Василюк (1984) раскрывает свою типологию эмоциональных переживаний как медитированных уровней сознания и выделяет уровень рефлексии. В этом режиме функционирования сознания активны и субъект рефлексии, и наблюдатель. Рефлексия сочетается с четкой или неясной нормой или ценностью, с помощью которой человек оценивает свою деятельность. Результат отражения проявляется в его противоречии между нормой (ценностью) и реальными основами действий (поведения, поступков).Это позволяет впервые понять, что происходит, и стимулирует размышления о том, есть ли исходная ценность или основы действий. Другими словами, рефлексия подразумевает внимание не только к определенному поступку, но и к его внутренним ценностным устоям.

    Автор этого подхода рекомендует принцип «психотерапевтической майевтики» для руководства при работе с этим уровнем рефлексии. Майевтика — это «метод диалектических дебатов Сократа, заключающийся в нахождении противоречий в аргументах собеседника и доведении его до истины с помощью умело задаваемых вопросов» (Василюк, 1984).

    Саморефлексия и самосознание

    В современной терапевтической практике размышления рассматриваются как необходимая основа для личностного роста, ответственного выбора, душевного спокойствия и психосоматического здоровья. В рефлексивном слое сознания происходит понимание значений; смыслы становятся объективными, действия соотносятся с мотивами, происходят процессы с личностной спецификой. В этом случае саморефлексия — это когда человек сам, его потребности, мотивы и значения становятся предметом размышления.Саморефлексия тесно связана с самосознанием. Известный российский психолог Л.С. Выготский считал саморефлексию одним из ведущих факторов развития личности и указывал на «глубокое различие между неотражающей, наивной структурой личности, с одной стороны, и отражающей структурой личности, с одной стороны. другой. Рефлексия может иметь реструктурирующее влияние на человека (самоопределение) ».

    В этом контексте рефлексия — это не только самопонимание и самопознание; он также включает такие процессы, как понимание и взаимосвязь с другими.Рефлексия помогает достичь соотношения собственного сознания, ценностей и мнений с ценностями, мнениями и отношениями других людей, групп, общества и, наконец, всего человечества.

    Отражать что-то означает «терпеть», «просеивать свой внутренний мир», «переосмысливать». В сетевом процессе рефлексия означает создание неоценочной, эмпатической обратной связи с тем, что было услышано, увидено и глубоко прочувствовано во время сеанса.

    Мы видим реальность не такой, какая она есть, а так, как мы можем видеть ее такими, какие мы есть, и с помощью имеющихся в нашем распоряжении средств видения.Тем не менее, нам часто не хватает понимания нашей собственной точки зрения и ограничений нашего собственного видения, и мы можем быть уверены, что наше мировоззрение является единственно правильным и возможным. Один человек не может построить целостную картину мира, и один человек не может ее объяснить. Мы воспринимаем мир уникально, и проблемы возникают, когда мы начинаем спорить о том, чье восприятие правильное.

    Часто проблема заключается в том, что человек по определенным причинам не принимает чужие предложения как варианты решения проблемы.Такие причины могут быть экономическими, политическими, культурными, религиозными, теоретическими, практическими и / или связаны с различиями в этнической или культурной принадлежности. Соответственно, для образованного человека существует множество «истин», которые порой исключают друг друга.

    Мир отражений разнообразен, богат и уникален для каждого человека. В частности, способность размышлять дает человеку возможность формировать образы и смыслы жизни и действий и блокировать то, что он или она считает неэффективными «схемами».Важной характеристикой рефлексивных людей является их способность контролировать свою деятельность в соответствии со своими личными ценностями и смыслами, а также формировать новые механизмы и переключаться на них для изменения обстоятельств, целей, задач или деятельности. Рефлексия дает понимание прошлого и способность предвидеть будущее.

    В современной терапевтической практике размышления рассматриваются как необходимая основа для личностного роста, ответственного выбора, душевного спокойствия и психосоматического здоровья.В рефлексивном слое сознания происходит понимание значений; смыслы становятся объективными, действия соотносятся с мотивами, происходят процессы с личностной спецификой. В этом случае саморефлексия — это когда человек сам, его потребности, мотивы и значения становятся предметом размышления. Саморефлексия тесно связана с самосознанием. Известный российский психолог Л.С. Выготский считал саморефлексию одним из ведущих факторов развития личности и указывал на «глубокое различие между неотражающей, наивной структурой личности, с одной стороны, и отражающей структурой личности, с одной стороны. другой.Рефлексия может иметь реструктурирующее влияние на человека (самоопределение) ».

    В этом контексте рефлексия — это не только самопонимание и самопознание; он также включает такие процессы, как понимание и взаимосвязь с другими. Рефлексия помогает достичь соотношения собственного сознания, ценностей и мнений с ценностями, мнениями и отношениями других людей, групп, общества и, наконец, всего человечества.

    Отражать что-то означает «терпеть», «просеивать свой внутренний мир», «переосмысливать».В сетевом процессе рефлексия означает создание неоценочной, эмпатической обратной связи с тем, что было услышано, увидено и глубоко прочувствовано во время сеанса.

    Мы видим реальность не такой, какая она есть, а так, как мы можем видеть ее такими, какие мы есть, и с помощью имеющихся в нашем распоряжении средств видения. Тем не менее, нам часто не хватает понимания нашей собственной точки зрения и ограничений нашего собственного видения, и мы можем быть уверены, что наше мировоззрение является единственно правильным и возможным. Один человек не может построить целостную картину мира, и один человек не может ее объяснить.Мы воспринимаем мир уникально, и проблемы возникают, когда мы начинаем спорить о том, чье восприятие правильное.

    Часто проблема заключается в том, что человек по определенным причинам не принимает чужие предложения как варианты решения проблемы. Такие причины могут быть экономическими, политическими, культурными, религиозными, теоретическими, практическими и / или связаны с различиями в этнической или культурной принадлежности. Соответственно, для образованного человека существует множество «истин», которые порой исключают друг друга.

    Мир отражений разнообразен, богат и уникален для каждого человека. В частности, способность размышлять дает человеку возможность формировать образы и смыслы жизни и действий и блокировать то, что он или она считает неэффективными «схемами». Важной характеристикой рефлексивных людей является их способность контролировать свою деятельность в соответствии со своими личными ценностями и смыслами, а также формировать новые механизмы и переключаться на них для изменения обстоятельств, целей, задач или деятельности.Рефлексия дает понимание прошлого и способность предвидеть будущее.

    Влияние черты самосознания, саморефлексии и восприятия значимости выбора на показатели социальной идентичности в контексте принятия решений центральная роль в развитии личности. Однако обычно исследователи нарративной идентичности исследуют эту взаимосвязь, используя корреляционные, а не экспериментальные методы.В настоящем исследовании, используя классическую исследовательскую парадигму из литературы по социальной идентичности, мы разработали эксперимент, чтобы проверить, в какой степени саморефлексия может иметь причинное влияние на самооценку в контексте принятия решений. В минимальной групповой парадигме участникам предлагалось поразмыслить над своим выбором живописи либо до, либо после распределения баллов между членами группы ∖ вне группы. Как и ожидалось, саморефлексия увеличивала социальную идентификацию, но только тогда, когда участники чувствовали, что их выбор имеет личное значение.Участники, которые рассуждали о своем выборе и считали его субъективно значимым, показали большее сходство и симпатию к членам группы по сравнению с теми, кто не размышлял о своем выборе или считал его субъективно бессмысленным. Следовательно, размышление и поиск смысла в своем выборе может быть важным шагом в увязке поведения с внутригрупповой идентификацией и, следовательно, с самооценкой, в свою очередь. Обсуждаются также отсутствие каких-либо эффектов на внутригрупповой фаворитизм (третий показатель социальной идентификации), а также влияние результатов исследования на самовосприятие, когнитивный диссонанс и процессы социальной идентичности.

    Ключевые слова: саморефлексивное рассуждение, самосознание, субъективная значимость, самооценка, минимальная групповая парадигма, внутригрупповая идентификация

    Введение

    Ученые-психологи подошли к проблеме самости и идентичности с разных сторон. позиции. Например, некоторые социальные и культурные психологи исследовали личность и идентичность, используя структуру теории социальной идентичности, тогда как другие психологи личности и развития придерживались подхода, основанного на теории нарративной идентичности (см. Tajfel and Turner, 1986; McAdams, 2001; Pasupathi et al. ., 2007; Мирамонтез и др., 2008). В данной статье мы синтезируем аспекты обоих проектов идентичности, используя экспериментальную парадигму, связанную с теорией социальной идентичности (т. Е. Парадигму минимальной группы), чтобы исследовать, является ли саморефлексивное рассуждение, когнитивный процесс, который теоретически является центральным для развития нарративной идентичности. , может иметь причинное влияние на личность и личность. Мы также исследуем, может ли такой эффект зависеть от уровня значимости, который ассоциируется с их саморефлексивным рассуждением и модулируется индивидуальными различиями в чертах самосознания.

    Идентичность в рамках нарративной идентичности

    Модель нарративной идентичности МакАдамса (1985, 2001) постулирует, что наше чувство идентичности неразрывно связано с созданием жизненной истории. Согласно этой модели, самооценка выполняет две основные функции. Они способствуют нашему чувству непрерывности во времени и помогают нам придавать контекст и смысл событиям нашей жизни, чтобы мы могли понять, кто мы есть (McAdams and McLean, 2013). Само-рассказы, как МакАдамс и Маклин (2013), способствуют осмыслению смысла, потому что они позволяют рассказчику сделать «… семантический вывод о себе из эпизодической информации, которую передает рассказ» (стр.236). В литературе по нарративной идентичности процесс саморефлексии в сочетании с извлечением релевантного значения называется автобиографическим рассуждением и теоретически считается важным когнитивным процессом в развитии и конструировании нарративной идентичности (Singer et al., 2013). . Однако, как отмечает Адлер и соавт. (2016) отмечают, что в литературе по нарративной идентичности исследователи обычно использовали планы корреляционных исследований, что затрудняло вывод причинно-следственных связей.Адлер и др. (2016) развивают эту идею далее, заявляя, что, учитывая недостаток экспериментальной работы, «жизненно важно повышение методологической сложности и разнообразия в изучении нарративной идентичности с прицелом на построение причинно-следственных выводов» (стр. 29).

    Саморефлексия, смысл и самость

    Хотя исследования из литературы о нарративной идентичности, демонстрирующие причинную связь между саморефлексией и развитием идентичности, остаются скудными, несколько других направлений сходящихся исследований также предполагают, что саморефлексия должна играть важную роль. роль в развитии Я-концепции.Например, в литературе по клинической психологии рефлексивное функционирование использовалось для описания способности человека размышлять о переживаниях, делать выводы о поведении из этих размышлений, а затем использовать эти выводы для построения и развития представлений о себе (Katznelson, 2014). ). Исследования, посвященные рефлексивному функционированию, показали, что изменения рефлексивного функционирования связаны с изменением самооценки. Например, в исследовании с участием лиц, страдающих пограничным расстройством личности (состояние, которое характеризуется нестабильным самоощущением) Levy et al.(2006) обнаружили, что улучшения рефлексивного функционирования были связаны с улучшением представлений о себе и более интегрированным самоощущением.

    Еще одна причина думать, что саморефлексия должна представлять собой важный механизм построения и развития Я-концепции, исходит из исследований, в которых использовалась парадигма референциальной памяти. В типичном исследовании парадигмы самореферентной памяти различные категории слов (т. Е. Черты и прилагательные, семантически и орфографически связанные слова) представляются участникам, которых инструктируют запомнить их во время воздействия, а затем просят вспомнить их позже (Роджерс и другие., 1977). Эффект самоотнесения описывает тенденцию участников находить признаки и прилагательные, которые связаны с самими собой, более успешно, чем слова, связанные семантически или орфографически (Symons and Johnson, 1997). Шизофрения — еще одно состояние, ключевым признаком которого является нестабильное самоощущение (см. Sass and Parnas, 2003), и исследования показали, что люди, страдающие шизофренией, имеют тенденцию проявлять более слабые эффекты самоотнесения по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, что исследователи интерпретировали как указание на пониженную способность к саморефлексии (Harvey et al., 2011).

    Есть также несколько причин полагать, что смыслообразовательные тенденции должны играть важную роль в построении и развитии Я-концепции в дополнение к тому акценту, который делают на этом процессе теоретики нарративной идентичности, как отмечалось ранее. Во-первых, в теоретическом смысле влиятельные мыслители, такие как Эриксон (1963), Франкл (1969) и Брунер (1990), все решительно отстаивали идею о том, что значение, вероятно, играет важную роль в развитии личности и личности.В то же время исследования в литературе по организационной психологии эмпирически продемонстрировали, что восприятие значимости связано с рядом результатов, связанных с самими собой. Психологическое расширение возможностей отражает когнитивно-мотивационную позицию сотрудников по отношению к своей работе и состоит из четырех измерений: влияние , компетенция , автономия и особая актуальность с учетом текущего исследования, означает , который отражает степень которые воспринимают их работу как личную (Spreitzer, 1995; Holdsworth and Cartwright, 2003).Важность восприятия значимости в контексте расширения психологических возможностей дополнительно подчеркивается Spreitzer et al. (1997, стр. 681), которые утверждают, что измерение значения «служит« двигателем »расширения прав и возможностей». Исследования, изучающие психологическое расширение возможностей на уровне отдельных факторов, отметили, что различия в значении положительно связаны с несколькими связанными с собой результатами, такими как самооценка и самоэффективность (McAllister, 2016).

    В нашем собственном исследовании мы обнаружили, что индивидуальные различия в личностном самосознании связаны с восприятием значимости выбора в контексте принятия решений (Dishon et al., на рассмотрении). Основываясь на ранее существовавшей литературе, которая исследовала самосознание в более общем плане (например, Morin, 2011), мы определили черту самосознания как индивидуальные различия в способности получать доступ к знаниям, инсайтам и пониманию внутренних переживаний, связанных с самими собой. Мы обнаружили, что участники с более высоким уровнем самосознания черт воспринимали значительно больше смысла в серии незначительных экспериментально индуцированных выборов по сравнению с участниками с более низким уровнем самосознания черт. Более того, эта разница сохранялась независимо от того, говорили ли участникам, что их выбор был диагностическим для важных личных характеристик.На основании этого исследования мы пришли к выводу, что люди с высоким уровнем самосознания с большей вероятностью будут размышлять о своем выборе и с большей вероятностью найдут его значимым, чем люди с низким уровнем самосознания. Расширяя эту работу и опираясь на ранее представленную литературу, в настоящей статье мы предлагаем и исследуем теоретическую модель (см. рис. ), которая формулирует, как саморефлексия и восприятие значимости могут повлиять на личность в контексте выбора.

    Обзор модели саморефлексии

    Предположения, лежащие в основе этой модели, заключаются в том, что когда человеку предъявляется потенциальное триггерное событие, такое как (но не ограничиваясь) выбором или поведением, это влияет на его личность (т.е.е. выбор / поведение будет информировать себя) как следствие (а) имеет ли место саморефлексия или нет, и (б) степень, в которой выбор воспринимается как личностно значимый. Более того, (c) имеет место рефлексия или нет, может определяться индивидуальными или ситуативными факторами. Например, люди с более высоким уровнем самосознания черт могут быть более предрасположены к саморефлексивным рассуждениям, тогда как для других ситуационные сигналы, такие как неожиданное происшествие или подсказка от третьей стороны, могут действовать как катализатор самоанализа рефлексивное рассуждение.Из модели вытекает несколько прогнозов.

    Прогноз 1: если рефлексивное рассуждение действительно имеет место, и выбор или поведение воспринимаются как очень значимые, тогда произойдет самовосприятие (под этим мы подразумеваем, что самооценка будет модифицирована или изменена в результате поведения. или действие).

    Прогноз 2: Если рефлексивное мышление действительно имеет место и уровень личного значения, связанный с выбором или поведением, воспринимается как низкий, его влияние на личность будет слабым или отсутствовать.

    Предсказание 3: Если не возникает саморефлексивных рассуждений, то это будет слабое влияние на себя через автоматический процесс самовосприятия. Вместо того, чтобы предсказывать отсутствие влияния на себя в отсутствие саморефлексии, мы допускаем возможность возникновения автоматического или неявного процесса самовосприятия, потому что исследования показали, что на самооценку можно повлиять даже в отсутствие явного рассуждения. Например, в одной демонстрации этого типа эффекта Klimmt et al.(2010) заметили, что знакомство участников с разными типами персонажей в видеоиграх привело к автоматическим сдвигам в самовосприятии, что было измерено в последующем тесте на неявные ассоциации.

    Прогноз 4. Люди с высоким уровнем самосознания с большей вероятностью будут участвовать в саморефлексии, чем люди с низким уровнем самосознания 1 .

    Предсказание 5: Люди с низким уровнем самосознания будут участвовать в саморефлексивных рассуждениях, только если им предложат, или если какой-либо другой ситуационный сигнал вызывает саморефлексию.

    Хотя исследователи нарративной идентичности в первую очередь рассматривали самоанализ в контексте автобиографических воспоминаний (см. Pasupathi, 2015), в настоящем исследовании мы стремились сначала проверить достоверность нашей модели саморефлексии в меньшем масштабе. в относительно минимальном контексте принятия решений. Мы сделали это по нескольким причинам. Во-первых, принятие решений хорошо поддается экспериментальной проверке (Carroll and Johnson, 1990). Это важно, потому что, как отмечалось ранее, на сегодняшний день исследования, изучающие взаимосвязь между саморефлексивным рассуждением и самостью, в значительной степени были корреляционными по замыслу, и попытки проверить эту возможность экспериментально были недостаточными (Adler et al., 2016). Во-вторых, исследование процесса принятия решений потребителями показало, что само-рассказы часто возникают в контексте повседневного принятия решений (Phillips et al., 1995), и некоторые исследователи нарративной идентичности утверждали, что повседневные рассказы, возможно, не являются откровенно автобиографическими. тем не менее, остаются тесно связанными с собой и идентичностью (Bamberg, 2011; Pasupathi, 2015). В-третьих, бихевиористские и когнитивные теории (т.е. теория самовосприятия и теория когнитивного диссонанса) предполагают, что личность часто информируется постфактумными объяснениями поведения или рассуждениями постфактум для выбора (Brehm, 1956; Festinger, 1957). ; Бем, 1972).Еще одна причина думать, что саморефлексия может повлиять на самовосприятие, связана с исследованиями Уилсона и др. (1993), которые продемонстрировали, что саморефлексия может влиять на отношение и удовлетворенность после выбора в контексте принятия решений.

    Идентичность в рамках социальной идентичности

    С точки зрения теории социальной идентичности, на наше чувство идентичности сильно влияют социальные группы, к которым мы принадлежим (Tajfel and Turner, 1986). Социальная идентичность, как первоначально концептуально сформулировал Тайфел (1981), относится к «… той части самооценки человека, которая проистекает из его знания о своей принадлежности к социальной группе» (стр.255). Согласно теории, мы приходим к идентификации с определенными социальными группами в зависимости от того, насколько, по нашему мнению, мы разделяем сходство с другими членами группы. Затем, чтобы поддерживать позитивное ощущение нашей социальной идентичности, мы стараемся сделать так, чтобы наша группа (внутренняя группа) была предпочтительнее других чужих групп. Один из способов сделать это — отдать предпочтение своей внутренней группе и дискриминировать чужую. В литературе по социальной идентичности степень, в которой мы чувствуем себя похожими, нравящимися или одобряющими других членов группы, указывает на степень, в которой наша идентификация с этой группой была включена в нашу самооценку (Hogg, 1992, 1993). ; Ellemers et al., 1999; Leach et al., 2008). Парадигма минимальной группы, которая облегчает измерение фаворитизма внутри группы и дискриминации вне группы, является одним из способов измерения степени, в которой членство в группе было включено в самооценку и, следовательно, оказало влияние на социальную идентичность (Otten, 2016) .

    В типичном эксперименте с минимальной групповой парадигмой участников случайным образом распределяют по группе, а затем просят одновременно распределить ресурсы между членами внутри группы и вне группы по матрицам распределения, специально разработанным для измерения стратегий распределения, которые благоприятствуют внутригруппе и ∖ или дискриминировать чужую группу (Tajfel et al., 1971). Исследования в этой области неизменно демонстрируют, что даже когда людей заставляют поверить в то, что их назначение в группу происходит по тривиальной причине, например, из-за их предпочтений в отношении абстрактных произведений искусства, они по-прежнему склонны более выгодно распределять ресурсы среди членов группы (Оттен , 2016). Хотя исследователи часто интересовались использованием этой методологии для исследования таких тем, как предрассудки и дискриминация, распределение ресурсов в рамках минимальной групповой парадигмы не обязательно должно использоваться исключительно для этой цели (Bourhis et al., 1994). Распределение ресурсов в контексте минимальной групповой парадигмы также может служить тонкой и скрытой мерой степени, в которой членство в группе было включено в самооценку и чувство социальной идентичности в более общем плане (Otten, 2016). Еще один способ, с помощью которого исследователи социальной идентичности измерили степень, в которой приверженность группе может повлиять на самооценку и чувство идентичности, — это измерение самооценки симпатий и сходства с другими анонимными членами группы (например,г., Hogg, 1992, 1993; Ellemers et al., 1999; Leach et al., 2008). Ellemers et al. (1999) исследование также важно в контексте настоящего исследования, поскольку оно демонстрирует, что социальная идентификация подвергается более сильному влиянию, когда люди могут самостоятельно выбирать в группу (в отличие от того, чтобы быть назначенными в группу), и было бы разумно думаю, что рефлексивное мышление — это процесс, который может быть очень важным для самостоятельного выбора.

    Текущее исследование

    В недавнем исследовании в нашей лаборатории мы исследовали связь между саморефлексивным рассуждением в контексте принятия решений и личностью.Мы обнаружили, что степень личного значения, придаваемого тривиальному выбору, была связана с индивидуальными различиями в чертах самосознания (Dishon et al., В обзоре). В настоящем исследовании мы стремились расширить это исследование, исследуя, может ли когнитивный процесс участия в саморефлексивных рассуждениях повлиять на чувство идентичности. Мы также стремились изучить, может ли эффект такого рода зависеть от степени, в которой человек чувствовал, что его рассуждения были лично значимыми, а также сдерживались индивидуальными различиями в чертах самосознания.Чтобы проверить эту модель, мы разработали эксперимент, в котором использовалась и расширялась работа по традиционной минимальной групповой парадигме. Участники были случайным образом распределены по экспериментальным или контрольным условиям. В экспериментальных условиях участникам предлагалось заняться саморефлексивным рассуждением сразу после выбора картин, тогда как в контрольных условиях участники продолжали распределять ресурсы сразу после выбора картин. Мы использовали стратегии распределения внутри группы вне группы как одну зависимую меру идентичности, а также использовали рейтинги сходства и симпатии с членами группы вне группы в качестве дополнительных зависимых показателей идентичности.

    На основе предложенной модели мы предположили, что участники, обладающие относительно высоким уровнем самосознания своих черт, с большей вероятностью будут спонтанно размышлять над своим выбором и, следовательно, относительно не подвержены влиянию манипуляций с саморефлексией. Таким образом, ожидалось, что для этих участников самовосприятие будет больше связано с воспринимаемой значимостью их выбора живописи, чем с условиями. Мы также ожидали, что участники с относительно низким уровнем самосознания будут менее склонны спонтанно размышлять над своим выбором и, следовательно, в большей степени подвержены влиянию быстрых манипуляций с саморефлексией.Таким образом, ожидалось, что для этих участников самовосприятие будет связано с воспринимаемой значимостью их выбора живописи только в экспериментальных условиях (то есть, когда они были побуждены к самоанализу).

    Материалы и методы

    Участники

    Двести шесть студентов бакалавриата-психологии добровольно приняли участие в исследовании в обмен на зачетные единицы курса. Во время процедуры была проведена проверка манипуляций, чтобы убедиться, что участники прислушались к отзывам о распределении групп (подробности которых объясняются далее в разделе «Процедура» ниже).Ответы 32 участников, которые не прошли проверку на манипуляции, были отброшены, оставив оставшийся пул из 174 участников (139 женщин, 35 мужчин) со средним возрастом 33,06 года ( SD = 11,78). Разница в частоте отказов между условиями не была значительной ( p = 0,518). Этическое одобрение исследования было предоставлено Комитетом по этике исследований на людях Университета Суинберна (SUHREC).

    Материалы

    Идентичность

    Влияние экспериментальных манипуляций на идентичность определялось (а) степенью, в которой участники включили свою внутригрупповую идентификацию в свою самооценку, и измерялась фаворитизмом участников внутри группы при распределении ресурсов между внутри группы ∖ вне группы по матрицам Таджфеля и, (б) самоидентификация участника с членами внутри группы ∖ вне группы, которая оценивалась путем измерения их симпатий и воспринимаемого сходства с внутригрупповой внешней группой члены.

    Матрицы Таджфела

    Матрицы Таджфела состоят из шести матриц, в которых участников просят распределить ресурсы одновременно члену в группе и члену вне группы по спектру заранее определенных соотношений внутри группы и вне группы. Шесть матриц составляют три пары (одна из каждой пары является перевернутой версией оригинала).

    Существует четыре основных стратегии распределения, которые можно измерить с помощью матриц Таджфела. Четность — это стратегия распределения, при которой участник распределяет равное количество ресурсов среди получателей внутри группы и вне группы. Максимальная внутригрупповая прибыль — это стратегия распределения, которая предусматривает предоставление максимально возможного количества ресурсов внутригрупповому получателю, независимо от того, что присуждается внешнему получателю. Максимальная разница отражает стратегию, которая оптимизирует дифференцированное распределение ресурсов между получателями в пользу получателя внутри группы за счет, однако, абсолютной прибыли внутри группы. Максимальная совместная прибыль отражает стратегию, в которой общее распределение ресурсов максимизируется как внутри группы, так и вне группы.

    Матрицы облегчили расчет баллов , которые отражали стремление участников к определенным стратегиям распределения. Матричная пара A сравнивала максимальную внутригрупповую прибыль и максимальную разницу (т. Е. Внутригрупповой фаворитизм) с максимальной совместной прибылью. Матричная пара B сравнила значение максимальной разницы с максимальной внутригрупповой прибылью и максимальной совместной прибылью. В матрице C сравнивается степень паритета с максимальной внутригрупповой прибылью и максимальной разницей [см. Bourhis et al.(1994) для исчерпывающего и глубокого изложения процедуры, связанной с подготовкой, администрированием и расчетом матрицы Тайфела].

    Следуя процедуре, аналогичной процедуре, описанной в Grieve and Hogg (1999), мы затем провели факторный анализ оценок оттягивания, используя факторинг по главной оси с ротацией promax, чтобы изучить возможность вычисления общей оценки внутригруппового фаворитизма. Это выявило единственный фактор группового фаворитизма, который объяснил 48,9% дисперсии (все нагрузки ≥ 0,63).Затем элементы суммировались и усреднялись, чтобы получить общий показатель фаворитизма внутри группы с более высокими баллами, представляющими больший фаворитизм внутри группы (α Кронбаха = 0,74).

    Самоидентификация внутри группы

    Как это делали другие исследователи ранее (например, Hains et al., 1997; Grieve and Hogg, 1999), участники оценили симпатию и воспринимаемое сходство с внутригрупповой ∖ внешней группой члены были записаны, чтобы измерить их уровень самоидентификации со своей группой. Для этого после того, как им были представлены пары обезличенных картин Пауля Клее и Василия Кандинского и получены отзывы о том, что их выбор указывал на предпочтение работы Клее независимо от их фактического выбора (более подробную информацию см. В разделе «Процедура» ниже. объяснение вовлеченного процесса) участников просили представить, что они встречают двух человек, один из которых предпочитает Клее, а другой — Кандинского.Затем участники оценили по семибалльной шкале, на кого из этих двух людей, по их мнению, они больше всего похожи в целом (Q1), художественные предпочтения (Q2), предпочтения рисования (Q3), академические способности (Q4) и политические взгляды (Q5). Используя тот же сценарий, участников также попросили оценить, с кем, по их мнению, они хотели бы большего (Q6), с кем, по их мнению, они бы поладили больше (Q7), и с кем они хотели бы встретиться больше (Q8). Ответы на вопросы 1–5 были суммированы и усреднены для расчета общего баллов сходства с более высокими баллами, представляющими больший уровень сходства с членом группы (α Кронбаха = 0.75). Ответы на вопросы 6–8 были суммированы и усреднены для расчета общего балла симпатии , причем более высокие баллы представляют больший уровень симпатии к члену группы (α Кронбаха = 0,82).

    Осмысленность

    Значимость, связанная с самоанализом, оценивалась путем предоставления участникам шкалы субъективной значимости из пяти пунктов, которая включала такие пункты, как «Я чувствую, что мой выбор был подлинным» и «Мой выбор был бессмысленным. . Участников попросили указать уровень их согласия с каждым утверждением по 5-балльной шкале (1 = категорически не согласен, 5 = полностью согласен). Ответы были закодированы таким образом, чтобы более высокие баллы указывали на больший уровень значимости. Факторный анализ с использованием факторинга по главной оси и ротации promax показал, что все пять элементов загружены на один фактор, который объясняет 32,6% дисперсии (все нагрузки ≥ 0,43). Затем баллы суммировались и усреднялись, и рассчитывалась общая оценка значимости (α Кронбаха = 0.69; Лямбда 2 Гуттмана = 0,70).

    Самоосведомленность черты

    Самосознание черты было операционализировано как функция оценок участников по шкале самоощущения (SOSS; Flury and Ickes, 2007), которая представляет собой однофакторную оценку из 12 пунктов, предназначенную для оценки самоощущения. самопонимание (α = 0,86 Кронбаха) и шкала самоотражения и понимания (SRIS; Grant et al., 2002), которая представляет собой двухфакторную 20-элементную меру саморефлексии и понимания (α = 0,88 Кронбаха). В настоящей выборке, используя факторинг по главной оси и вращение promax, обе меры сохранили свои исходные факторные структуры, а SOSS демонстрирует единственный фактор, который составляет 36.3% дисперсии и SRIS, показывающий два фактора, которые в совокупности составляют 53,6% дисперсии (фактор 1 = 34,3%, фактор 2 = 19,3%). Оба показателя были оценены таким образом, что более высокие баллы указывали на более сильное чувство себя и более высокий уровень саморефлексии и понимания, и оба показателя были значительно коррелированы ( r = 0,35, p <0,001). Затем баллы по этим шкалам были суммированы, чтобы создать общий балл самосознания черт, где более высокие баллы отражают более высокие уровни самосознания черт (α Кронбаха по всем 32 пунктам = 0.77; Факторинг по главной оси с вращением promax выявил три фактора, на которые приходится 50,6% дисперсии [фактор 1 = 24,6%, фактор 2 = 21,8%, фактор 3 = 3,9%]).

    Стимулы

    Шесть пар изображений картин Пауля Клее и Василия Кандинского использовались в качестве живописных стимулов.

    Процедура

    Эксперимент проводился онлайн. Как только согласие на участие было предоставлено, участников проинформировали, что они должны будут выбрать понравившуюся картину из шести пар картин, которые затем были представлены последовательно.Все картины были представлены без имен художников, прикрепленных к каким-либо работам. После выбора рисунков участникам было случайным образом назначено одно из двух условий (рассуждение до распределения ресурсов , условие оценок схожести и симпатии или рассуждение после распределения ресурсов , условие схожести и рейтинга симпатий). Участникам в обоих условиях были предъявлены все те же стимулы и опыт, за исключением того, что порядок воздействия слегка изменялся между условиями, как описано ниже.

    В условии до рассуждений, после фазы первоначального выбора рисунков, участники принимали участие в фазе саморефлексии. На этапе саморефлексивных рассуждений участникам предлагали и просили обдумать список из 15 возможных причин, по которым они выбрали картину, а затем представили открытое текстовое поле и попросили обдумать своими словами причины своего выбора. выбор живописи. После этого участникам были представлены и заполнены меры субъективной значимости.Затем, хотя в то время они не знали об этом, независимо от их фактического выбора, участники были проинформированы о том, что их выбор указывает на то, что они предпочитают работы Пауля Клее 2 . Затем участникам были представлены инструкции по заполнению матриц Таджфела, прежде чем они приступили к их заполнению. После этого участникам была представлена ​​мера сходства и симпатии внутри группы ∖ вне группы. Затем участники выполнили меры по самосознанию своих черт, прежде чем записать свой пол (женский, мужской или другой) и возраст.Затем была проведена проверка манипуляций, в ходе которой участников попросили указать, кого они ранее информировали о том, что их выбор картин указывает на то, что они предпочитают работы (возможный ответ: Пауль Клее, Василий Кандинский или «Не помню»). Затем участникам был представлен отчет, проинформировали о завершении эксперимента и поблагодарили за участие.

    В рассуждении о состоянии после порядок экспонирования изменялся таким образом, что после выбора рисунков участникам сообщали, что их выбор указывал на предпочтение Пауля Клее 3 и вводили с матрицами и внутри группы ∖ Внешнее сходство и симпатия измеряют до фазы саморефлексии.После завершения фазы обоснования выбора и измерения субъективной значимости участникам в этом состоянии также были представлены те же меры самосознания черт 4 , демографические вопросы, проверка манипуляций и разбор полетов, что и их коллегам в альтернативном состоянии.

    Результаты

    Анализ выбросов

    Три многомерных выброса (1 в контроле и 2 в состоянии самоотражения) были обнаружены и удалены из анализа, в результате чего общая выборка составила 171 (86 в контрольных условиях и 85 в условиях самоотражения). условие саморефлексии).

    Описательная статистика

    Описательная статистика черт самосознания, осмысленности выбора, внутригруппового сходства, внутригрупповой симпатии и внутригруппового фаворитизма как функция состояния саморефлексии представлена ​​в таблице .

    Таблица 1

    Средние значения и стандартные отклонения для самосознания черт, осмысленности выбора, сходства, симпатии и группового фаворитизма по условию саморефлексии. Состояние Черта самосознания 7.30 0,93 7,49 1,04 Значимость выбора 4,00 0,51 3,93 0,56 Сходство 4,60 0,92 4,55 1,11 Внутригрупповой фаворитизм 0,95 3,11 1,13 2.65

    Влияние экспериментальных манипуляций на IV

    Мы провели межгрупповой анализ, чтобы выяснить, различались ли группы саморефлексии и контроля по значимости выбора IV и особенностям самосознания как функции манипуляции с саморефлексией. . Независимые образцы t -тест показали, что не было значительной разницы в значимости выбора ( p = 0,365) или самосознании черт ( p = 0,218) между условиями, тем самым демонстрируя, что IV устойчивы к манипуляции с саморефлексией. .

    Анализ пути с несколькими выборками

    Мы провели анализ пути с несколькими выборками, используя программу моделирования структурных уравнений MPLUS (версия 7.4), чтобы исследовать основные эффекты осмысленности и самосознания черт, а также эффекты взаимодействия (т. Е. осмысленность выбора × самосознание черты) на DV различались между экспериментальными условиями саморефлексии и контрольными условиями отсутствия саморефлексии. Модель тестировала три экзогенные / независимые переменные, каждая из которых предсказывала три эндогенные / зависимые переменные, групповой фаворитизм, сходство и симпатию.Экзогенные переменные были главными эффектами черты самосознания и осмысленности выбора, а также взаимодействия черты самосознания × осмысленности выбора.

    Поскольку отношение параметра к случаю было ниже требуемого минимума — 1 параметр на 5 случаев (1: 4,75 или 36: 171), как было предложено Kline (2011), мы осторожно протестировали каждый раздел модели. Другими словами, три независимые модели с каждой из трех эндогенных зависимых переменных были исследованы отдельно, тем самым гарантируя, что отношение параметра к случаю было достаточным (т.э., 1: 17.1 или 10: 171). Во всех моделях использовалась робастная оценка Саторры – Бентлера для учета многомерной ненормальности, и все параметры были свободными в условиях самоотражения и контроля. Критерии хи-квадрат-Вальда использовались в модели без ограничений для проверки значительных различий в эффектах в зависимости от условий с учетом ожидания того, что будут различия в весах регрессии между группами (Muthén and Muthén, 1998–2017). Не было значительных различий в результатах этих отдельных моделей и полной модели 5 .При этом параметры для полной модели представлены в Таблице . Поскольку модель была насыщена нулевыми степенями свободы, индексы соответствия не сообщаются.

    Таблица 2

    Нестандартные веса регрессии и критерии Вальда для анализа путей с несколькими выборками.

    9018 самосознание × Осмысленность выбора 9055 9055 Сходство 0.06 9018
    Контрольная группа
    Самоотражающая группа
    Эндогенная переменная Эффект RW 905 905 905 905 905 905 9057 SE Wald SE
    Внутригрупповой фаворитизм Черта самосознания -0.32 0,31 0,23 0,24 0,55 0,39
    Осмысленность выбора 0,74 0,62 0,09 9018 0,40 0,68 -0,41 0,41 -0,81 0,80
    Нравится Черта самосознания 0.02 0,13 -0,21 * 0,10 -0,23 0,16
    Осмысленность выбора 0,20 0,20 0,93 *** 6 0,93 ***
    Самоосознание черты × Осмысленность выбора 0,20 0,22 -0,65 *** 0,16 -0,85 ** 0,27
    0,08 0,04 0,08 -0,02 0,11
    Смысл выбора 0,32 * 0,14 0,59 *** Самоосознание черты характера × осмысленность выбора -0,05 0,13 -0,33 * 0,10 -0,28 0,17

    Смысл выбора

    Результаты в таблице Таблица показывают, что существует значительный главный эффект для осмысленности выбора как в условиях контроля, так и в условиях самоотражения для сходства, однако тесты Вальда показывают, что разница в эффектах между условиями не была значительной.Это говорит о том, что более высокие баллы осмысленности выбора были связаны с более высокими баллами сходства как в условиях саморефлексии, так и в условиях контроля. Результаты в Таблице также демонстрируют, что существует значительный главный эффект осмысленности выбора для симпатии в условии самоотражения, тогда как основной эффект осмысленности выбора для симпатии в контрольном условии не был значимым. Тест Вальда демонстрирует, что эта разница в эффектах между условиями была значительной, предполагая, что более высокие оценки осмысленности выбора были связаны с более высокими оценками симпатий только в условиях саморефлексии.В то время как был также значительный главный эффект самосознания черты характера на симпатии в состоянии саморефлексии, тест Вальда демонстрирует, что это существенно не отличалось от несущественного основного эффекта самосознания черты в контрольном условии.

    Самоосознание черты × Эффекты взаимодействия осмысленности выбора

    Как видно из таблицы , для симпатии взаимодействие между самосознанием черты и осмысленностью выбора было значимым только в условии саморефлексии и, как показывает значимый тест Вальда, сила этого эффекта взаимодействия также значительно различалась между контрольными условиями и условиями самоотражения (см. рисунок ).

    Прогнозируемые оценки симпатий по группам самосознания черт и осмысленности выбора в разных условиях. Группы были определены как одно стандартное отклонение выше (высокое) и ниже (низкое) среднего (умеренное).

    Результаты, представленные на рис. , предполагают, что для группы самоанализа взаимосвязь между осмысленностью выбора и симпатией усиливается по мере уменьшения оценок черт самосознания. То есть, более высокие оценки осмысленности выбора, по-видимому, тесно связаны с более высокими оценками симпатий для людей с более низкими показателями самосознания.Это демонстрирует более сильное влияние манипуляции саморефлексией на участников с более низким уровнем самосознания черт и снижение воздействия манипуляции по мере повышения уровня самосознания черт. Параллельные тенденции наблюдались в отношении сходства, хотя тест Вальда был лишь незначительно значимым.

    Обсуждение

    В настоящем исследовании изучается, может ли саморефлексивное мышление повлиять на внутригрупповую идентификацию и тем самым продемонстрировать эффект саморефлексии на показатели социальной идентичности и самооценки.Также изучалась возможность того, что на такой эффект может повлиять воспринимаемый уровень значимости, связанный с рассуждениями, и модулированный индивидуальными различиями в чертах самосознания. На основе предыдущих исследований мы разработали модель, которая предсказывала, что участники с более высоким уровнем самосознания черт характера будут минимально затронуты манипуляциями с саморефлексией. Поэтому была выдвинута гипотеза, что для этих участников самовосприятие будет больше связано с воспринимаемой значимостью их выбора живописи, чем с условиями.Модель также предсказала, что манипуляции с саморефлексией будут иметь большее влияние на участников с более низким уровнем самосознания. Следовательно, в дальнейшем предполагалось, что для этих участников самовосприятие будет связано с воспринимаемой значимостью их выбора живописи только в экспериментальных условиях (то есть, когда они были побуждены к саморефлексии). Оценки сходства и симпатий участников в группе (но не распределение фаворитизма внутри группы) подтвердили эти прогнозы и предоставили общую поддержку теоретической модели, предложенной ранее.

    Рассматривая сначала основные эффекты значимости в разных условиях, данные продемонстрировали, что, хотя более высокие уровни значимости были связаны с более высокими показателями сходства в группе в обоих условиях, более высокие уровни значимости были связаны только с оценками симпатий внутри группы для самих себя. -условие отражения. Взятые вместе, эти результаты предполагают, что по сравнению с контрольным условием, в условиях саморефлексии более сильное восприятие значимости привело к более сильной внутригрупповой идентификации.Это соответствует предсказаниям 1 и 2, касающимся пути самоотражения в теоретической модели. Кроме того, в соответствии с предсказанием 3 теоретической модели, касающейся пути отсутствия саморефлексии, влияние значения на восприятие внутри группы в условиях контроля было меньше по сравнению с условием саморефлексии. Более того, тот факт, что не было взаимодействия между самосознанием черты и осмысленностью выбора в контрольной группе, наводит на мысль о возможности того, что в этом состоянии основное влияние значения на внутригрупповую симпатию было результатом автоматической или неявной обработки, потому что это происходило в отсутствие каких-либо ситуационных подсказок, и на него также не влияли ранее существовавшие индивидуальные предрасположенности к спонтанной саморефлексии.

    В то же время взаимодействие между самосознанием черты и осмысленностью выбора в экспериментальных условиях указывает на то, что взаимосвязь между восприятием значимости выбора и внутригрупповой симпатией усиливается по мере снижения уровня самосознания черт. Этот результат предполагает, что ситуационная подсказка для саморефлексии оказала более сильное влияние на участников, которые были менее склонны (с точки зрения индивидуальной предрасположенности) участвовать в спонтанной саморефлексии, и оказала меньшее влияние на участников с более высоким уровнем индивидуальной предрасположенности к спонтанная рефлексия.Это подтверждает гипотезу, представленную ранее, а также соответствует предсказаниям 4 и 5 теоретической модели. Аналогичная тенденция была отмечена и для внутригруппового сходства, однако разница в силе эффекта между условиями была лишь незначительно значимой.

    Ограничения и будущие направления

    Одним из аспектов исследования, который можно рассматривать как ограничение и силу, является способ измерения идентичности. В настоящем исследовании, используя уже установленную экспериментальную парадигму, мы разработали тонкий способ проверки влияния саморефлексивного мышления на идентичность.Однако когнитивный процесс, который мы исследовали, теоретизировался с точки зрения теории нарративной идентичности, а использованная методология была основана на литературе по теории социальной идентичности. С одной стороны, этот подход представляет собой сильную сторону дизайна, поскольку он позволяет незаметно измерить влияние саморефлексивных рассуждений на идентичность. В то же время, однако, существуют различия в способах концептуализации идентичности в обоих проектах. Чтобы обеспечить более сильную проверку гипотезы о том, что самоанализ может влиять на нарративную идентичность, была бы полезна экспериментальная работа с более традиционной зависимой мерой нарративной идентичности.

    Еще одним ограничением был способ реализации самосознания черт. В настоящем исследовании черта самосознания была операционализирована как функция от оценок участников по SOSS и SRIS. Несмотря на то, что у нас были веские причины для объединения и практического применения этих показателей в качестве средства измерения самосознания черт характера, будущие исследования, направленные на разработку специального показателя самосознания черт, были бы полезными.

    Хотя мы смогли убедиться, что моделирование, которое мы провели, было достаточно мощным, настоящее исследование могло бы выиграть от большего размера выборки.В настоящем исследовании отношение параметра к числу случаев для общей модели было меньше рекомендованного (например, Kline, 2011). Поэтому, как указано в разделе результатов, чтобы гарантировать, что наше моделирование было достаточно мощным, мы первоначально вычислили три дискретные модели, по одной для каждой зависимой переменной. Хотя не было существенной разницы в результатах между индивидуальной и комбинированной моделями, в будущем, чтобы избежать необходимости запускать независимые модели для каждой зависимой переменной, было бы полезно набрать более крупную выборку, которая соответствует параметру отношения к случаям для всего модель в первую очередь.

    Также возможно, что использованный нами обман (то есть предоставление всем участникам обратной связи о том, что они предпочитают работу Кли, независимо от их фактического выбора) мог вызвать подозрения среди участников, у которых на самом деле могли быть какие-то уже существующие знание Кли и ∖ или Кандинского (т. е. художников, чьи работы использовались в качестве стимулов для выбора). Хотя мы включили проверку манипуляций, чтобы убедиться, что обман оказал намеченный эффект, в будущих исследованиях для более комплексного решения этой проблемы было бы полезно, если бы участников также напрямую спросили об их ранее существовавших знаниях художников, чьи работы используются как стимулы выбора.Еще один способ решения этой проблемы в будущем — использовать работы неизвестных художников в качестве стимулов к выбору.

    Последствия

    Результаты настоящего исследования могут быть ценными для исследователей, интересующихся траекторией развития нарративной идентичности и автобиографических рассуждений. Предыдущее исследование, посвященное развитию нарративной идентичности, показало, что способность культивировать жизненный рассказ имеет тенденцию проявляться в среднем примерно к 14 годам и что этому предшествует автобиографическое обоснование памятных жизненных событий, которые обычно возникают между от девяти до десяти лет (Bohn and Berntsen, 2008).Однако мало что известно о предшественниках возникновения процессов автобиографического мышления. Хотя может случиться так, что развитие процессов автобиографического рассуждения происходит поэтапно и мало предшествует им, результаты этого исследования, которые демонстрируют, что рассуждения о тривиальном выборе могут влиять на самость и идентичность, поднимают вопрос о том, что, возможно, процессы автобиографического рассуждения развиваются как непрерывное продолжение более основных процессов саморефлексии, которые развиваются в более раннем детстве.Возможно, именно практика более основного саморефлексивного мышления закладывает когнитивные основы и способствует развитию более продвинутых автобиографических рассуждений. Одно из недавних исследований, согласующихся с этой идеей, принадлежит Bryan et al. (2014), которые обнаружили в своей работе, что дети в возрасте от трех до шести лет уже вовлекаются в повседневное поведение, связанное с принятием решений, которое мотивируется их развивающимся чувством себя и идентичности.

    Тот факт, что мы наблюдали значительный эффект для внутригрупповой идентификации и отсутствие влияния на внутригрупповой фаворитизм, имеет значение для исследователей, интересующихся межгрупповой дискриминацией и самокатегоризацией.В частности, эффекты, которые мы наблюдали для симпатии в группе и сходства в группе, предполагают, что на самокатегоризацию, вероятно, влияет как саморефлексия, так и уровень субъективной значимости, связанный с выбором или поведением, на которых основана самоклассификация . Отсутствие какого-либо влияния на внутригрупповой фаворитизм предполагает, что на межгрупповую дискриминацию вряд ли существенно повлияет саморефлексия или осмысленность выбора. Исследования, в которых изучалась положительно-отрицательная асимметрия в контексте минимальной групповой парадигмы, могут помочь объяснить расхождение в эффектах между оценочными и поведенческими показателями.Исследование положительно-отрицательной асимметрии (см. Buhl, 1999; Mummendey et al., 2000) продемонстрировало, что члены группы, как правило, демонстрируют более сильные внутригрупповые предпочтения в отношении положительных стимулов по сравнению с отрицательными стимулами (т. Е. Оценка хорошо известных атрибутов, таких как творчество или интеллект, стихи выделения аверсивного шума). Учитывая это исследование, существует одна возможность, которая существует тогда, заключается в том, что в текущем исследовании показатели отношения к группе симпатий и сходства, которые требовали от участников оценки членов группы по положительным параметрам, были восприняты более благоприятно по сравнению с поведенческим критерием группового фаворитизма, который от участников требовалось сделать выбор распределения, который потенциально может поставить в невыгодное положение других членов группы.

    Другое возможное объяснение отсутствия влияния на фаворитизм внутри группы могло быть связано с аспектами более широкого культурного климата, в котором участники находились в то время. В частности, когда проводился этот эксперимент, Австралия оставалась в центре общенациональных дебатов относительно легализации однополых браков. В контексте этих дебатов студенты университетов имели четкие послания о социальной справедливости и справедливости, адресованные им на культурном уровне.Например, Национальный союз студентов, который является высшим студенческим представительным органом страны, настоятельно призывает студентов поддерживать равенство в браке (Barlow, 2017). Учитывая культурный климат и сильные послания о социальной справедливости и справедливости, адресованные учащимся в течение периода, в котором проводился этот эксперимент, возможно, что в задачах матрицы распределения участники чувствовали себя более вынужденными участвовать в распределении ресурсов, которое подчеркивало равенство, а не дискриминацию. .В то же время рейтинги внутригруппового сходства и внутригрупповых симпатий могли оставаться относительно невосприимчивыми к воздействию этих культурных сообщений, потому что восприятие внутригрупповой идентификации не обязательно приравнивается к внегрупповой дискриминации и, следовательно, не имеет одинаковых значений. виды последствий для чувства справедливости или социальной справедливости.

    Настоящее исследование может также иметь некоторые последствия для исследователей, чья работа основана на теориях самовосприятия и когнитивного диссонанса.Результаты настоящего исследования показывают, что применение теории саморефлексии может быть полезным в некоторых контекстах, в которых теории когнитивного диссонанса и самовосприятия не подходят для объяснения влияния выбора или поведения на личность. Согласно теории самовосприятия (Bem, 1972), постфактум объяснения поведения обычно ограничиваются атрибуцией внутренней (диспозиционной) или внешней (ситуативной) причины поведения, а также могут иметь место только в обстоятельствах у которых есть слабое или несуществующее ранее существовавшее объяснение поведения.С точки зрения теории когнитивного диссонанса (Festinger, 1957), post hoc рассуждения о выборе ограничиваются выборами, которые вызывают диссонанс и мотивируются желанием уменьшить диссонанс. Наша модель, однако, предполагает, что выбор или поведение, вероятно, повлияет на личность в результате того, действительно ли оно воспринимается как личностно значимое, и что это не обязательно должно быть исключительным для выбора, вызывающего диссонанс, или поведения, для которого человек не делает этого. есть уже существующее объяснение.

    Заключение

    В литературе по нарративной идентичности размышление о жизненных событиях личностно значимым образом концептуализировалось как один из ключевых психологических механизмов, лежащих в основе нашего чувства идентичности. Однако до настоящего времени исследования по этому вопросу в значительной степени коррелировали с небольшим количеством причинно-следственных доказательств, подтверждающих или опровергающих это утверждение. В настоящем исследовании мы стремились экспериментально проверить, может ли этот когнитивный процесс, который, согласно теории, так важен для развития идентичности, оказывать причинное влияние на себя и идентичность.Мы также стремились изучить возможность того, что на такой эффект может повлиять уровень значимости, связанный с саморефлексивным рассуждением, и модулироваться индивидуальными различиями в чертах самосознания. Результаты этого исследования в значительной степени подтвердили нашу гипотезу и предложенную модель, на основе которой были получены эти прогнозы. Для участников с высоким уровнем самосознания побуждение к саморефлексии не имело большого значения. Для этой группы участников симпатия и сходство в группе были связаны с восприятием субъективной значимости относительно одинаково в разных условиях.В то же время, однако, для участников с низким уровнем самосознания побуждение к саморефлексии имело большое значение. Для этих участников субъективная значимость уменьшала симпатии и сходство в группе только тогда, когда их побуждали заниматься саморефлексией. В целом результаты этого исследования предоставляют доказательства того, что участие в саморефлексивных рассуждениях может повлиять на личность и личность, и что на этот эффект влияют как осмысленность выбора, так и индивидуальные различия в самосознании черт.

    Рефлексивная практика | Психология Вики

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


    Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
    Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
    Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

    .

    Рефлексивная практика — это «способность размышлять о действиях, чтобы участвовать в процессе непрерывного обучения», что, согласно создателю термина, является «одной из определяющих характеристик профессиональной практики». [1]

    Согласно одному определению, это включает «уделение критического внимания практическим ценностям и теориям, которые определяют повседневные действия, путем рефлексивного и рефлексивного изучения практики.Это ведет к пониманию развития «. [2]

    Рефлексивная практика может быть важным инструментом в условиях профессионального обучения, основанного на практике, где люди, которые учатся на собственном профессиональном опыте, а не на формальном обучении или передаче знаний, могут быть наиболее важным инструментом важный источник личного профессионального развития и совершенствования. Таким образом, это понятие получило широкое распространение, особенно в области профессионального развития практикующих врачей в области образования и здравоохранения.Однако вопрос о том, как лучше всего учиться на опыте, имеет более широкое отношение к любой организационной среде обучения.

    Файл: Donald Schon pic.jpg

    Заслуженный профессор Дональд Шен

    Рефлексивная практика

    была представлена ​​Дональдом Шоном в его книге « The Reflective Practitioner » в 1983 году, однако концепции, лежащие в основе рефлексивной практики , намного старше. Джон Дьюи был одним из первых, кто написал о рефлексивной практике с его исследованием опыта, взаимодействия и рефлексии. [3] Другие исследователи, такие как Курт Левин, Жан Пиаже, Уильям Джеймс и Карл Юнг, разрабатывали теории обучения и развития человека. [4] Размышления Марка Аврелия также были описаны как пример рефлексивной практики. [5]

    Работы Дьюи вдохновили таких писателей, как Дональд Шен и Дэвид Бауд, на исследование границ рефлексивной практики. Центральным в развитии рефлексивной теории был интерес к интеграции теории и практики, циклической модели опыта и сознательному применению этого опыта обучения.За последние 30 лет появилось все больше литературы, посвященной экспериментальному обучению, а также развитию и применению рефлексивной практики.

    Книга Дональда Шена 1983 года вводит такие концепции, как «размышление о действии» и «размышление в действии», где профессионалы решают задачи своей работы с помощью своего рода импровизации, полученной на практике. Рефлексивная практика теперь широко принята и используется в качестве развивающих практик для организаций, сетей и отдельных лиц.Как утверждают Боуд и др. : «Рефлексия — это важная человеческая деятельность, в которой люди восстанавливают свой опыт, думают о нем, обдумывают его и оценивают его. Именно работа с опытом важна в обучении». [6] Рефлексивную практику можно увидеть и это признали во многих сценариях преподавания и обучения, а появление в последние годы блогов рассматривается как еще одна форма отражения опыта в эпоху технологий. [7]

    Образцы рефлексивной практики [править | править источник]

    Концепция рефлексивной практики основана на идее обучения на протяжении всей жизни, когда практикующий анализирует опыт, чтобы учиться на нем.Рефлексивная практика используется для продвижения независимых профессионалов, которые постоянно заняты отражением ситуаций, с которыми они сталкиваются в своем профессиональном мире. Есть несколько моделей рефлексии, которые используются для извлечения уроков из опыта. [требуется ссылка ]

    Аргирис и Шен 1978 [править | править источник]

    Файл: Steph A&S Model2.jpg

    Адаптация модели обучения с одинарным и двойным циклом, разработанная Аргирисом и Шоном

    Файл: Steph Model 3.jpg

    Адаптация рефлексивной модели Шёном

    Аргирис и Шён впервые предложили идею одноконтурного и двухпетлевого обучения в 1978 году. Теория была построена вокруг распознавания и исправления воспринимаемой неисправности или ошибки. [8] Одноконтурное обучение — это когда практикующий специалист или организация, даже после того, как произошла ошибка и сделано исправление, продолжает полагаться на текущие стратегии, методы или политики, когда ситуация снова выявляется. Обучение с двойным циклом включает в себя изменение личных целей, стратегий или политик, чтобы при возникновении аналогичной ситуации использовалась новая система фреймов. [9]

    Сам Шен несколько лет спустя представил концепции «Отражение в действии» и «Отражение в действии». Рефлексию в действии можно описать как способность практикующего «думать на своих ногах», иначе известную как «чувственное знание». [10] Он вращается вокруг идеи, что в любой данный момент, столкнувшись с профессиональной проблемой, практикующий обычно связывается со своими чувствами, эмоциями и предыдущим опытом, чтобы напрямую заняться ситуацией.С другой стороны, размышление о действии — это идея, что после опыта практикующий анализирует свою реакцию на ситуацию и исследует причины и последствия своих действий. Обычно это осуществляется посредством документального отражения ситуации. [11]

    Кольб 1984 [править | править источник]

    Файл: Steph Kol Model.jpg

    Адаптация модели отражателя Колба

    На Колба большое влияние оказали исследования, проведенные Дьюи и Пиаже в 1970-х годах.Рефлексивная модель Колба подчеркивает концепцию экспериментального обучения и сосредоточена на преобразовании информации в знания. Это происходит после того, как ситуация возникла, и влечет за собой размышление практикующего над опытом, получение общего понимания концепций, встреченных во время опыта, а затем проверку этого общего понимания на новой ситуации. Таким образом, знания, полученные из ситуации, постоянно применяются и повторно применяются, основываясь на предыдущем опыте и знаниях практикующих. [12]

    Гиббс 1988 [править | править источник]

    Файл: Steph Gib Model.jpg

    Адаптация рефлексивной модели Гиббса

    Грэм Гиббс обсудил использование структурированного разбора для облегчения размышлений, включенных в «экспериментальный цикл обучения» Колба. Он представляет этапы полного структурированного подведения итогов следующим образом:

    • (Начальный опыт)
    • Описание :
      «Что случилось? Пока не судите и не пытайтесь делать выводы; просто опишите.»
    • Чувства :
      «Каковы были ваши реакции и чувства? Опять же, пока не переходите к их анализу».
    • Оценка :
      «Что было хорошего или плохого в этом опыте? Делайте оценочные суждения».
    • Анализ :
      «Какой смысл вы можете понять в ситуации? Привлекайте идеи извне, чтобы помочь вам».
      «Что на самом деле происходило?»
      «Был ли опыт разных людей схожим или различным по важности?»
    • Выводы (общие) :
      «Что можно сделать в общем смысле из этого опыта и проведенного вами анализа?»
    • Выводы (конкретные) :
      «Какой вывод можно сделать о вашей конкретной, уникальной, личной ситуации или способе работы?»
    • Персональные планы действий :
      «Что вы собираетесь делать по-другому в такой ситуации в следующий раз?»
      «Какие шаги вы собираетесь предпринять на основе того, что вы узнали?» [13] [14]

    Предложения Гиббса часто цитируются как отражающий цикл Гиббса или модель отражения Гиббса (1988) и упрощаются до следующих шести отдельных стадий:

    • Описание
    • Чувства
    • Оценка
    • Анализ
    • Выводы
    • План действий.

    Джонс 1995 [править | править источник]

    Файл: Steph Joh Model2.jpg

    Адаптация рефлексивной модели Джонса

    Модель Джонса — это структурированный способ отражения, который предоставляет практикующему специалисту руководство для более глубокого понимания. Он предназначен для осуществления через акт обмена с коллегой или наставником, что позволяет опыту превращаться в усвоенные знания с большей скоростью, чем в одиночку. [15] Джонс подчеркивает важность накопленных знаний и способности практикующего специалиста получать доступ, понимать и применять на практике информацию, полученную эмпирическим путем.Для того, чтобы это было достигнуто, размышление происходит посредством «изучения» своих мыслей и эмоций и «взгляда» на переживаемую ситуацию. Джонс опирается на работу Карпера (1978), чтобы расширить понятие «наблюдения» за опытом. [16] Пять моделей познания включаются в управляемую рефлексию, когда практикующий анализирует эстетические, личные, этические, эмпирические и рефлексивные элементы, переживаемые в данной ситуации. Модель Джонса носит всеобъемлющий характер и позволяет размышлять над многими важными элементами. [17]

    Rolfe 2001 [править | править источник]

    Файл: Steph Rol Model.jpg

    Адаптация световозвращающей модели Рольфе

    Светоотражающая модель Рольфе основана на разработанной Бортоном модели 1970 года. [18] Упрощенный цикл, состоящий из 3 вопросов, которые задают практикующему: что, ну и что и что теперь. Посредством этого анализа дается описание ситуации, которое затем приводит к тщательному изучению ситуации и конструированию знаний, которые были извлечены из опыта.После этого отражаются способы личного улучшения и последствия своей реакции на этот опыт. [19]

    Рефлексивная практика была описана как неструктурированный подход, направленный на понимание и обучение, саморегулируемый процесс, обычно используемый в профессиях в области здравоохранения и преподавания, но применимый ко всем профессиям. [20] [21] [22] Рефлексивная практика — это процесс обучения, которому практикующие специалисты преподают профессионалам из различных дисциплин с целью улучшения способностей к общению и принятия обоснованных / сбалансированных решений.Исторически эта практика больше всего применялась в образовательной и медицинской сфере.

    Образование [править | править источник]

    В образовании рефлексивная практика относится к процессу изучения преподавателем своих собственных методов обучения и определения того, что лучше всего подходит для учащихся. Он включает рассмотрение этических последствий занятий в классе для учащихся. [21]

    Привлекательность использования рефлексивной практики для учителей заключается в том, что, поскольку преподавание и обучение являются сложными, и не существует единого правильного подхода, размышление над разными версиями преподавания и изменение прошлого и настоящего опыта приведет к совершенствование педагогической практики. [23] Рефлексия Шена в действии помогает учителям сделать профессиональные знания, которые они получат из своего опыта в классе, явной частью их принятия решений. [24]

    Как утверждает Ларриви, «Рефлексивная практика» переводит учителей с их базы знаний об отдельных навыках на этап карьеры, когда они могут изменять свои навыки в соответствии с конкретными контекстами и ситуациями и, в конечном итоге, изобретать новые стратегии. [21] Реализуя процесс рефлексивной практики, учителя смогут на практике выйти за рамки существующих теорий и своих школ. [23] Ларриви заключает, что учителя должны «сопротивляться установлению в классе культуры контроля и стать рефлексивным практиком, постоянно участвуя в критическом размышлении, следовательно, оставаясь подвижным в динамичной среде классной комнаты». [21]

    Другие специалисты в области здравоохранения [править | править источник]

    Рефлексивная практика

    связана с обучением на собственном опыте и рассматривается как важная стратегия для специалистов здравоохранения, которые стремятся к обучению на протяжении всей жизни.Из-за постоянно меняющегося контекста здравоохранения и постоянного роста медицинских знаний существует высокий уровень спроса на опыт специалистов в области здравоохранения. [25] Благодаря этой сложной и постоянно меняющейся среде, медицинские работники могут получить пользу от программы рефлексивной практики. [26]

    Для медицинских работников Рефлексивная практика приведет к тому, что врач заметит, например, неожиданную реакцию на лечение, критически пересмотрит свое первоначальное понимание проблемы и предложит альтернативные решения. [27] Это дает дополнительное преимущество, так как помогает медицинскому работнику создавать новую учебную ситуацию, которая развивает их навыки и базу знаний. [28]

    В области сестринского дела есть опасения, что действия могут вызвать риск привыкания, тем самым дегуманизируя пациентов и их потребности. [28] Используя рефлексивную практику, медсестры могут планировать свои действия и сознательно контролировать их, чтобы убедиться, что они приносят пользу их пациенту. [28]

    Акт размышления рассматривается как способ содействия развитию автономных, квалифицированных и самостоятельных профессионалов. Рефлексивная практика связана с улучшением качества медицинской помощи, стимулированием личного и профессионального роста и сокращением разрыва между теорией и практикой. [29]

    Другие профессии [править | править источник]

    Рефлексивная практика может помочь человеку в личностном развитии и полезна для профессий, отличных от тех, которые обсуждались выше.Это позволяет профессионалам постоянно обновлять свои навыки и знания и обдумывать способы взаимодействия со своими коллегами. [30]

    Предлагаемые для профессионалов способы практиковать рефлексивный менеджмент включают:

    • Ведение журнала;
    • Ищу обратную связь;
    • Объективный взгляд на опыт; и
    • Выделение времени в конце каждого дня, встречи, опыта и т. Д. Для размышлений о действиях.
    1. ↑ Schön, D. (1983) Рефлексивный практик, Как профессионалы думают в действии , Basic Books.ISBN 0465068782. Шаблон: Требуется страница
    2. ↑ Bolton, G (2010) Рефлексивная практика, письмо и профессиональное развитие (3-е издание), публикации SAGE, Калифорния. ISBN 184860212X. п. xix
    3. ↑ Дьюи, Дж. (1933) Как мы думаем. Подтверждение отношения рефлексивного мышления к образовательному процессу (пересмотренное издание), Бостон: Д. К. Хит. ISBN 0486298957.
    4. (2005). Стили обучения и учебные пространства: улучшение экспериментального обучения в высшем образовании. Академия управленческого обучения и образования 4 (2): 193–212.
    5. Mac Suibhne, S. (2009). «Боритесь за человека, которого философия хотела сделать из вас»: Марк Аврелий, практик рефлексии. Светоотражающая практика 10 (4): 429–436.
    6. ↑ Боуд Д., Кио Р. и Уокер Д. (1985) Размышление, превращение опыта в обучение , Рутледж. ISBN 0850388643. стр. 19
    7. (2010). Интернет-журналы как инструменты для размышлений о действиях в педагогическом образовании. Интерактивная среда обучения 18 (3): 245.
    8. ↑ Смит, Марк К. (2001), Крис Аргирис, Энциклопедия неформального образования (infed). Интернет-страница открыта 29 ноября 2010 г.
    9. ↑ Argyris, C & Schön, D (1978) Организационное обучение: теория действия, перспектива , чтение, Массачусетс: Эддисон Уэсли. ISBN 0201001748. Шаблон: Требуется страница
    10. ↑ Walkerden, G. (2005) Ощущение знания: основа практики местного самоуправления.В Кин, М., Браун, В. и Дайболл, Р. (ред.) Социальное обучение в управлении окружающей средой . Лондон, Earthscan. ISBN 9781844071838.Шаблон: Требуется страница
    11. ↑ Schön, D (1983) Рефлексивный практик, Как профессионалы думают в действии , Basic Books. ISBN 0465068782 Шаблон: Требуется страница
    12. ↑ Шейлдс Р. У., Д. Аарон и С. Уолл (2001), Что такое модель экспериментального образования Колба и откуда она взялась ?, Вопросы и ответы по образованию взрослых, Институт исследований в области образования Онтарио, Университет Торонто.Веб-страница открыта 29 ноября 2010 г. Шаблон: Самоизданный встроенный
    13. ↑ Гиббс Г. Обучение на практике: Руководство по преподаванию и методам обучения [онлайн-монография]. Воспроизведено Сетью дисциплин географии; 2001. [цитировано 10 ноября 2011 г.]
    14. ↑ Гиббс, Г. (1988) Обучение на практике: Руководство по преподаванию и методам обучения , Оксфордский центр развития персонала и обучения, Оксфордский политехнический институт. Лондон: Отдел дополнительного образования. ISBN 1853380717. Раздел 4.3.5.
    15. ↑ Греч, Э.(2004), «Диалектическая и рефлексивная практика Гегеля — краткое эссе». Международный журнал психосоциальной реабилитации . 8 , 71–73.
    16. (октябрь 1978 г.). Фундаментальные модели познания в сестринском деле. Достижения в области сестринского дела 1 (1): 13–24.
    17. (1995). Обрамление обучения через размышления в рамках фундаментальных способов познания Карпера в области медсестер Журнал усовершенствованного медсестринского дела 22 (2): 226–34.
    18. ↑ Borton, T (1970), Reach, Touch and Teach . Лондон, Великобритания: Хатчинсон. ISBN 0070065713. Шаблон: Требуется страница.
    19. ↑ Рольфе, Г., Фрешуотер, Д., Джаспер, М. (2001) (ред.) Критическое размышление для медсестер и вспомогательных профессий . Бейзингсток, Великобритания: Palgrave. ISBN 0333777956. pp. 26 et ​​seq. , стр. 35 год
    20. ↑ Боуд Д., Кио Р. и Уокер Д. (1985) Размышление, превращение опыта в обучение . Рутледж. ISBN 0850388643.
    21. 21,0 21,1 21,2 21,3 (2000). Преобразование педагогической практики: стать критически мыслящим учителем. Светоотражающая практика 1 (3): 293.
    22. ↑ Schön D (1983) Рефлексивный практик, Как профессионалы думают в действии , Базовые книги
    23. 23,0 23,1 (2000). Исследование действий и рефлексивная практика: к целостному взгляду. Исследования в области образования 8 : 179.
    24. (1996). Рефлексивная практика: пример профессионального развития для экологического образования. Журнал экологического образования 27 (3): 11.
    25. (1971). Протезы и эпитезы в офтальмологии. Что должен знать практикующий. Zeitschrift fur Allgemeinmedizin 47 (3): 118–21.
    26. (1996).Практический стратегический подход к использованию рефлексивной практики в реанимации. Сестринское дело интенсивной терапии и интенсивной терапии 12 (2): 97–101.
    27. (2004). Структура рефлексивной практики в медицине. Медицинское образование 38 (12): 1302–8.
    28. 28,0 28,1 28,2 (1996). Рефлексивная практика при авариях и аварийных ситуациях. Медицинский уход за неотложной и неотложной медицинской помощью 4 (1): 27–30.
    29. ↑ Джаспер, М. (2003) Начало рефлексивной практики (Основы сестринского дела и здравоохранения) . Челтенхэм: Nelson Thomas Ltd. ISBN 0748771174. Шаблон: Требуется страница
    30. (2004). Практический подход к развитию рефлексивной практики в сестринском деле. Время ухода 100 (12): 42–5.
    • Дьюи, Дж. (1933) Как мы думаем , исправленное издание. Бостон: округ Колумбия Хит. ISBN 0486298957 (перепечатка в Дувре, 1997 г.)
    • Шён, Д.(1983) Рефлексивный практик, Как профессионалы думают в действии , Базовые книги. ISBN 0465068782
    • Хартман, Х. Дж. (2001), «Метакогнитивное обучение», В Метапознание в обучении и обучении , Спрингер, Дордрехт. ISBN 07

      38X
    • Freshwater D, Horton-Deutsch S, Sherwood G, Taylor B (2005), Справочная статья: Стипендия рефлексивной практики, Общество медсестер Honor, Sigma Theta Tau International
    • 11,965 Рефлексивная практика: подход к расширению границ обучения, MIT OpenCourseWare, январь 2007 г.
    • Neill, J (2004), Циклы экспериментального обучения
    • Тиндал, Ян, Открытие рефлексивной практики
    • Введение в развитие рефлексивной практики, Британский центр юридического образования
    • Атертон, Дж.С., Обучение и преподавание: рефлексия и рефлексивная практика
    • Смит, Марк К., Дональд Шён: размышления и изменения в обучении, Энциклопедия неформального образования (Infed)
    Викискладе есть медиафайлы по теме: [[Commons: Категория: Светоотражающая модель

    | Светоотражающая модель

    ]]

    87 вопросов для самоанализа для самоанализа [+ упражнения]

    Вы когда-нибудь думали о своих мыслях или сомневались в своих умственных процессах?

    Вы иногда находите время, чтобы прояснить свои ценности в момент сомнений или неуверенности?

    Если вы ответили «да», вы не новичок в саморефлексии и самоанализе (термины, которые будут использоваться более или менее взаимозаменяемо в этой статье), важном психологическом упражнении, которое может помочь вам расти, развивать свой ум и извлекать ценность. от ваших ошибок.

    Продолжайте читать, если хотите узнать значение саморефлексии и самоанализа, причины их важности, а также инструменты и методы для их самостоятельной практики.

    Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект. Эти научно обоснованные упражнения не только помогут вам изучить и осмыслить свои эмоции, но также дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

    Вы можете бесплатно скачать PDF-файл здесь.

    Что такое интроспекция? Определение

    Интроспекцию можно практиковать как неформальный процесс рефлексии и как формальный экспериментальный подход, и оба имеют разные определения. Тем не менее, оба процесса могут быть предприняты любым, кто проявляет любопытство и решимость (Cherry, 2016).

    Неформальный процесс размышления можно определить как изучение собственных внутренних мыслей и чувств и размышление о том, что они означают. Процесс может быть сосредоточен либо на текущем умственном опыте, либо на мысленных переживаниях из совсем недавнего прошлого.

    Формальная экспериментальная техника является более объективной и стандартизированной версией этого, в которой люди учатся тщательно анализировать содержание своих собственных мыслей как можно более беспристрастно.

    Первоначальная идея интроспекции была разработана Вильгельмом Вундтом в конце 1800-х годов (McLeod, 2008). Вундт сосредоточился на трех областях психического функционирования: мыслях, образах и чувствах. Работа Вундта в конечном итоге привела к текущей работе над процессами восприятия и созданию области когнитивной психологии.

    В чем важность самоанализа?

    Итак, почему интроспекция важна?

    Исследователи показали, что в день мы думаем более 50 000 мыслей, из которых более половины отрицательны, а более 90% просто повторяются накануне (Wood, 2013).

    Если вы не потратите время и силы, чтобы переориентировать свой ум на позитиве посредством самоанализа, вы не дадите себе возможности расти и развиваться.

    Повышение нашей способности понимать самих себя и свои мотивы и узнавать больше о наших собственных ценностях помогает нам отвлечься от отвлекающих факторов нашей современной, динамичной жизни и вместо этого переориентировать на самореализацию (Wood, 2013).

    Как важно делать все правильно

    Размышление о себе и своем окружении — это здоровая и адаптивная практика, но к ней следует подходить с осторожностью — на самом деле, это неправильный способ.

    Когда ваше внимание к самоанализу превратилось из преданности в навязчивую идею, вы зашли слишком далеко. Фактически, те, кто слишком далеко зашли в саморефлексию, могут в конечном итоге почувствовать еще больший стресс, депрессию и тревогу, чем когда-либо (Eurich, 2017).

    Кроме того, нам слишком легко обмануть себя, думая, что мы нашли какое-то глубокое понимание, которое может быть, а может и нет.Мы на удивление хорошо умеем придумывать рациональные объяснения иррациональному поведению, которым мы занимаемся (Dahl, 2017).

    Чтобы оставаться на правильном пути в саморефлексии, подумайте о том, чтобы задавать больше вопросов «что», чем вопросов «почему». Вопросы «почему» могут подчеркнуть наши ограничения и вызвать негативные эмоции, а вопросы «что» помогают нам сохранять любопытство и сохранять позитивный настрой в отношении будущего (Eurich, 2017).

    Помня об этом важном моменте, давайте перейдем к вопросам, упражнениям и рабочим листам, которые вы можете использовать для работы над собственной рефлексией.

    70 вопросов для саморефлексии, которые стоит задать себе

    Существует почти бесконечное количество вопросов, подсказок и идей, которые вы можете использовать, чтобы сделать перерыв на саморефлексию. Некоторых из них можно спрашивать, отвечать и решать каждый день, в то время как другие лучше приберечь для случайного самоанализа.

    Прочтите следующие три списка, чтобы получить некоторые идеи для интроспективных вопросов. Ответ на них может увести вас от ощущения, что вы не понимаете себя, к познанию себя как свои пять пальцев.

    Эти 10 вопросов — отличные способы дать толчок к саморефлексии (Woronko, n.d.):

    1. Разумно ли я трачу свое время?
    2. Принимаю ли я что-нибудь как должное?
    3. Я придерживаюсь здоровой точки зрения?
    4. Верен ли я себе?
    5. Я просыпаюсь утром и готов приступить к работе?
    6. Думаю ли я перед сном негативные мысли?
    7. Достаточно ли я стараюсь поддерживать отношения?
    8. Заботился ли я о себе физически?
    9. Позволяю ли я тому, что находится вне моего контроля, меня раздражает?
    10. Достигаю ли я целей, которые поставил перед собой?

    Следующие 30 вопросов — это вопросы, которые вы можете задавать себе каждый день, чтобы лучше узнать себя (William, n.д.):

    1. Кто я на самом деле?
    2. Что меня больше всего беспокоит в будущем?
    3. Если бы это был последний день моей жизни, были бы у меня такие же планы на сегодня?
    4. Чего я действительно боюсь?
    5. Держусь ли я за то, что мне нужно отпустить?
    6. Если не сейчас, то когда?
    7. Что самое главное в моей жизни?
    8. Что я делаю с самыми важными в моей жизни вещами?
    9. Почему я так важен?
    10. Сделал ли я за последнее время что-нибудь, о чем стоит вспомнить?
    11. Я сегодня кого-нибудь заставил улыбнуться?
    12. От чего я отказался?
    13. Когда я в последний раз раздвигал границы своей зоны комфорта?
    14. Если бы мне пришлось дать один совет новорожденному, что бы я дал?
    15. Какое маленькое проявление доброты мне однажды показали, что я никогда не забуду?
    16. Как я буду жить, зная, что умру?
    17. Что мне нужно изменить в себе?
    18. Что важнее — любить или быть любимым?
    19. Скольким из моих друзей я бы доверил свою жизнь?
    20. Кто оказал наибольшее влияние на мою жизнь?
    21. Могу ли я нарушить закон, чтобы спасти любимого человека?
    22. Стал бы я украсть, чтобы накормить голодающего ребенка?
    23. Чего я больше всего хочу в жизни?
    24. Чего требует от меня жизнь?
    25. Что хуже: потерпеть неудачу или никогда не попытаться?
    26. Если я попытаюсь потерпеть неудачу и преуспею, что я сделал?
    27. Что я хотел бы, чтобы другие вспоминали обо мне в конце моей жизни?
    28. Имеет ли значение, что обо мне думают другие?
    29. В какой степени я фактически контролировал ход своей жизни?
    30. Когда все будет сказано и сделано, что я скажу больше, чем я сделал?

    Наконец, следующие 30 подсказок и вопросов — отличные способы использовать ваш журнал (Тартаковский, 2014):

    1. Мой любимый способ провести день — это.. .
    2. Если бы я мог поговорить со своим подростком, я бы сказал только одно. . .
    3. Два момента, которые я никогда не забуду в своей жизни. . . (Опишите их во всех подробностях и о том, что делает их такими незабываемыми.)
    4. Составьте список из 30 вещей, которые вызывают у вас улыбку.
    5. «Напишите о моменте, пережитом вашим телом. Заниматься любовью, готовить завтрак, ходить на вечеринку, драться — все, что вы пережили или представляете для своего персонажа. Оставьте мысли и эмоции и позвольте всей информации передаваться через тело и чувства.”
    6. Слова, которыми я хочу жить, — это. . .
    7. Я не мог представить себе жизнь без. . .
    8. Когда я испытываю боль — физическую или эмоциональную — самое доброе, что я могу сделать для себя, — это. . .
    9. Составьте список людей в вашей жизни, которые искренне вас поддерживают и которым вы можете искренне доверять. Затем найдите время, чтобы пообщаться с ними.
    10. Как для вас выглядит безусловная любовь?
    11. Что бы вы сделали, если бы любили себя безоговорочно? Как вы можете действовать в соответствии с этими вещами, даже если вы еще не можете любить себя безоговорочно?
    12. Я действительно хочу, чтобы другие знали это обо мне.. .
    13. Назовите то, что вам достаточно.
    14. Если бы мое тело могло говорить, оно бы говорило. . .
    15. Назовите милосердный способ, которым вы недавно поддержали друга. Затем запишите, как вы можете сделать то же самое для себя.
    16. Что вам нравится в жизни?
    17. Что всегда вызывает слезы на глазах? (Как сказал Пауло Коэльо: «Слезы — это слова, которые нужно написать».)
    18. Напишите о времени, когда ваша работа казалась вам реальной, необходимой и удовлетворяющей, независимо от того, была ли она оплачиваемой или неоплачиваемой, профессиональной или домашней, физической или умственной.
    19. Напишите о своей первой любви — будь то человек, место или вещь.
    20. Опишите себя 10 словами.
    21. Что вас больше всего удивило в вашей жизни или жизни в целом?
    22. Чему вы можете научиться на своих самых больших ошибках?
    23. Я чувствую себя наиболее энергичным, когда. . .
    24. «Напишите список вопросов, на которые вам срочно нужны ответы».
    25. Составьте список всего, что вас вдохновляет — будь то книги, веб-сайты, цитаты, люди, картины, магазины или звезды в небе.
    26. Какую тему вам нужно узнать больше, чтобы жить более полноценной жизнью? (Затем продолжайте и узнавайте больше по этой теме.)
    27. Я чувствую себя счастливее всего в своей коже, когда. . .
    28. Составьте список всего, чему вы бы хотели отказать.
    29. Составьте список всего, на что вы хотите ответить «да».
    30. Напишите слова, которые вам нужно услышать.

    10 упражнений, упражнений и техник для саморефлексии для взрослых и студентов

    Помимо вопросов и подсказок, перечисленных выше, есть много упражнений и действий, которые могут открыть вам ценный самоанализ.

    Например, пять упражнений на самоанализ, перечисленные ниже (Bates, 2012), являются хорошим способом начать самоанализ. Они просты и легки в исполнении, но они могут познакомить вас с процессом для более глубокого размышления в будущем.

    Упражнение для самопроверки 1

    Подумайте, склонны ли вы анализировать людей или диагностировать их проблемы за них без их поддержки или просьбы.

    Часто, когда у нас есть информация, которая помогла нам понять мир, мы хотим поделиться ею.Эта информация, когда она появляется без подсказки и передается другому человеку, иногда кажется не очень приятной. Им может казаться, что вы говорите им, что с ними что-то не так, с чем они не обязательно соглашаются.

    Напомните себе, что эту информацию нужно запрашивать, а не предписывать вам, независимо от того, насколько достоверно вы ее передаете (Bates, 2012).

    Упражнение для самопроверки 2

    Это хорошее упражнение, если вы склонны тратить много энергии, пытаясь понять, что вас расстраивает в действиях другого человека.Вы также можете потратить много энергии на размышления о том, как поговорить с этим человеком о том, что вас расстраивает.

    Это не только сжигает много вашей энергии, но также может оказать непреднамеренное воздействие на человека, который вас расстроил. Когда вы делаете явный акцент или сосредотачиваетесь на том, что не так, когда разговариваете с кем-то, это означает, что вы недовольны и несчастны.

    Обычно проблема, которая у вас есть, не в том, что вас ужасно расстраивает, а просто в раздражении или раздражении, так что это обреченность и уныние — не то послание, которое вы хотите донести.Это всего лишь один вопрос, требующий внимания, но он может показаться гораздо более серьезным и всеобъемлющим для человека, с которым вы планируете его обсудить.

    Постарайтесь напомнить себе, что эта проблема, независимо от того, насколько она актуальна или важна для вас, — это не все ваши чувства. Когда вы даете эту информацию, помните, что человек, который любит вас, не хочет быть причиной вашего несчастья — не заставляйте его чувствовать ненужную боль в результате того несчастья, которое он вам причинил.

    Когда вы поднимаете вопросы, сосредоточьтесь на общей картине, иначе вы рискуете превратить небольшую проблему в гораздо более широкую проблему (Bates, 2012).

    Упражнение для самопроверки 3

    Вы часто перебиваете людей или постоянно думаете о своих историях, которыми хотите поделиться, пока они говорят? Если вы похожи на многих социальных людей, ответ, вероятно, положительный.

    Чтобы общаться с другими, мы должны немного поделиться с ними самими собой — ваши истории могут помочь вам найти общий язык с другими или сблизить вас с ними.Однако, если вы сосредоточены только на том, чтобы делиться своими историями, это может отвлечь вас от более важной цели разговора.

    В нашем стремлении общаться, пожалуйста, развлекать и делиться, мы часто удаляемся из настоящего, уменьшая нашу способность быть чуткими и заинтересованными слушателями. Даже если мы проводим всю жизнь, пытаясь быть хорошими слушателями, иногда мы теряем практику сочувствия или отождествления с человеком, с которым разговариваем, или мы теряем возможность утешить или развлечь другого человека.

    В следующий раз, когда у вас будет разговор с любимым человеком и вы обнаружите, что думаете о нем заранее, остановитесь на минутку и внимательно прислушайтесь. Не думайте о том, как вы можете лично отождествить себя с тем, о чем они говорят, и не ищите в своем банке памяти интересную собственную историю — просто слушайте.

    Это полезный опыт — по-настоящему погрузиться в то, что говорит другой человек, как для вас, так и для другого человека (Bates, 2012).

    Упражнение для самопроверки 4

    Иногда, когда мы очень много работаем, чтобы делать хорошие дела, мы до некоторой степени успокаиваемся этим фактом и начинаем говорить об этом другим.Это может быть здорово, поскольку позволяет нам владеть своими усилиями и своими действиями и тем самым признавать свою доброту по отношению к себе.

    Но для этого упражнения подумайте, как бы вы себя чувствовали, если бы поступали хорошо, но только ради собственного знания. В следующий раз, когда вы сделаете что-то действительно замечательное, постарайтесь сохранить это замечательное при себе и ни с кем не делиться.

    Часто, когда человек хороший и любящий, ему не нужно никому рассказывать; это правда, которая сияет в их личности со всех сторон.В качестве эксперимента оставьте некоторые знания при себе, в качестве подарка вам (Bates, 2012).

    Упражнение для самопроверки 5

    Для этого упражнения вам нужно сделать только одно: подумать о том, чего вы не знаете.

    Когда мы попадаем в комфортное место в нашей коже и в мире, мы теряем способность видеть вещи с другой точки зрения. Для нас все имеет смысл с нашей точки зрения, так что же нам еще знать?

    Все, оказывается.

    Этим мы хотим напомнить себе об этих фактах: вы не можете знать или понимать все, и вы не судите, что правильно для другого человека.

    Вы не можете ни читать мысли, ни знать, что нас ждет в будущем. Вы можете существовать только в один момент времени, и вы меняетесь каждый день.

    Верьте, что иногда другие знают себя и свою жизнь лучше, чем вы когда-либо. Слушайте с осознанием того, что вы можете узнать что-то новое.

    Будьте открыты к тому факту, что однажды вы можете совершенно по-другому относиться к чему-то, что, по вашему мнению, будет исправлено, включая ваши точки преткновения, «неизменные», которые, как вы думали, были навсегда высечены в камне.Пусть то, чего вы не знаете и не можете знать, будет утешением, а не чем-то, чего стоит бояться, потому что это означает, что все возможно (Bates, 2012).

    После того, как вы освоитесь с этими упражнениями для самоанализа, следующие интроспективные упражнения станут отличным следующим шагом.

    Утверждения

    Создание аффирмаций — полезный способ очистить разум и взглянуть на вещи в перспективе. Утверждения можно определить как положительные фразы или утверждения, используемые для того, чтобы бросить вызов негативным или бесполезным мыслям.

    Для этого упражнения напишите список из не менее 50 утверждений. Они должны касаться того, что вы хотите принять, улучшить и достичь в своей жизни.

    Следуйте этим инструкциям при составлении и практике аффирмаций:

    1. Напишите утверждения в настоящем времени и обязательно используйте слово «я» во всех утверждениях;
    2. Сосредоточьтесь на том, что происходит сейчас, что приведет к вашему успеху в будущем. У вас могут возникать негативные мысли, но сделайте все возможное, чтобы избавиться от негативных мыслей и заменить их позитивным мышлением;
    3. Повторяйте свои утверждения вслух, чтобы перепрограммировать свой разум более позитивными мыслями.

    Выполнение этих шагов может помочь вам открыть себя для позитивного в своей жизни и предпринять шаги, которые приведут вас в желаемое будущее (Holothink, n.d.).

    Упражнение для подсознания

    В этом упражнении вы погрузитесь в свое подсознание. Не волнуйтесь, это не так больно и страшно, как кажется!

    Ваше подсознание — это место, где хранится ваша самооценка. Все ваши взгляды, опыт, убеждения и ценности хранятся глубоко в вашем подсознании, управляя вашим поведением и формируя основу того, кто вы есть.

    Мы не часто уделяем время тому, чтобы думать о себе на этом уровне. Итак, в этом упражнении найдите время и приложите согласованные усилия, чтобы подумать о своих отношениях, опыте, убеждениях и ценностях. Может потребоваться несколько сеансов саморефлексии, чтобы по-настоящему раскрыть свои основные убеждения, но это того стоит, чтобы узнать о себе.

    Размышление об этом ключевом компоненте себя поможет вам обрести большее самосознание. Подобно медитации, она поможет вам достичь нового, более высокого уровня сознания и может просто помочь вам найти ценную информацию и ответы о себе и своих убеждениях (Holothink, n.д.).

    Упражнение по визуализации

    Это упражнение дает вам возможность проявить свой творческий потенциал.

    Создайте коробку, доску визуализации или другой носитель для хранения и демонстрации того, кто вы есть, и каковы ваши надежды и мечты на будущее. Вы можете создать или украсить свою коробку или доску, как хотите. Используйте то, что, по вашему мнению, представляет собой и что важно для вас.

    Разместите картинки, слова, рисунки, стихи или небольшие предметы личного значения на доске или в коробке.Чем больше подробностей вы укажете, тем лучше.

    Конечный результат — визуальное представление себя и того, что вы любите. Возвращайтесь к коробке или доске, когда вы сталкиваетесь с дилеммой или пытаетесь придумать лучший курс действий, и черпайте из этого визуального представления себя, чтобы помочь вам принимать решения (Holothink, n.d.).

    В этом упражнении не стесняйтесь применить свое воображение с пользой — когда дело доходит до визуализации, нет предела.

    Вопросы о себе

    Это упражнение простое, но это не значит, что оно легкое.Все, что вам нужно сделать, это задать себе несколько вопросов.

    Задайте себе вопросы о себе. Запишите вопросы, затем запишите свои ответы на вопросы. Спросите себя о своем прошлом, настоящем и будущем и составьте ответы на вопросы, которые будут для вас позитивными, проницательными и мотивирующими.

    Не беспокойтесь о «правильных» ответах — правильных ответов нет, и ваши ответы, вероятно, со временем изменятся. И будьте настолько изобретательны, насколько хотите, с вопросами и ответами, поскольку никому, кроме вас, не нужно отвечать или читать их.

    Обязательно структурируйте свои вопросы, чтобы включить подробности о своих надеждах и мечтах. Чем более подробны ваши вопросы и ответы, тем больше у вас возможностей углубиться в ценную саморефлексию (Holothink, n.d.).

    Пишите и размышляйте

    Журнал

    отлично подходит по многим причинам, и его можно использовать в нескольких приложениях для самоанализа.

    Для этого упражнения возьмите дневник, дневник или записную книжку с большим количеством страниц для записей.

    Каждый день записывайте в дневник три вещи:

    1. По крайней мере, одна положительная вещь, которая произошла с вами или вокруг вас сегодня;
    2. Вопрос для себя (вы можете использовать один из вопросов из предыдущего упражнения, вопрос из списков, которые мы рассмотрели ранее, или что-то совершенно новое), но пока не отвечайте на него;
    3. Размышление о вопросе, который вы написали для себя накануне, и ответ на него.

    Следуя этим шагам, вы напишете только первые два компонента в первый день, но после этого будете писать три компонента каждый день (Holothink, n.d.).

    4 Рабочие листы и инструменты для саморефлексии

    В дополнение к приведенным выше вопросам, подсказкам, письменным идеям и упражнениям, вот несколько рабочих листов и инструментов, которые помогут вам начать самоанализ.

    Рабочий лист самосознания

    Этот рабочий лист представляет собой кладезь упражнений и идей, которые помогут вам подумать о себе, включая свои таланты, качества, ценности и представления.

    Цель этого рабочего листа — помочь вам узнать и понять:

    • Ваши убеждения и принципы;
    • Что вы цените и что важно для вас;
    • Что вас мотивирует;
    • Свои эмоции;
    • Образцы вашего мышления;
    • Ваша склонность реагировать на определенные ситуации;
    • Чего вы хотите от жизни.

    Этот рабочий лист состоит из нескольких разделов, каждый из которых имеет свой набор вопросов и подсказок:

    — Таланты
    • Каковы ваши самые большие таланты или навыки?
    • Какой из ваших талантов или навыков вызывает у вас наибольшее чувство гордости или удовлетворения?
    — Характеристики / качества
    • Каковы ваши пять самых сильных сторон?
    • Что вы считаете двумя своими самыми большими слабостями?
    • Какие качества или черты характера вы больше всего цените в людях?
    — Значения
    • Какие десять вещей для вас действительно важны?
    • Какие три вещи для вас самые важные?
    • Какие ценности вам ближе всего к сердцу?
    Восприятие
    • Чем «публичное я» отличается от «частного я»?
    • Что вы хотите, чтобы люди думали и говорили о вас?
    • Что важнее — нравиться другим или быть собой? Почему?
    — Достижения
    • Какими тремя вещами вы больше всего гордитесь в своей жизни на сегодняшний день?
    • Чего вы надеетесь достичь в жизни?
    • Если бы вы могли выполнить только одно перед смертью, что бы это было?
    — Отражение
    • Что вас представляет (например,г., песня, животное, цветок, стихотворение, символ, украшение и т. д.)? Почему?
    • Какие три вещи вы бы больше всего хотели изменить в себе?
    • Перечислите три вещи, которыми вы являетесь.
    — Закончить приговор

    В последнем разделе вам будет показано несколько запросов для выполнения:

    • Я стараюсь, когда. . .
    • Я борюсь когда. . .
    • Мне комфортно когда. . .
    • Я чувствую стресс когда. . .
    • Я храбрый когда.. .
    • Одна из самых важных вещей, которые я узнал, была. . .
    • Я упустил отличную возможность, когда. . .
    • Одно из моих любимых воспоминаний. . .
    • Мои самые сложные решения связаны. . .
    • Быть собой сложно, потому что. . .
    • Я могу быть собой, когда. . .
    • Хотел бы я быть больше. . .
    • Хотел бы я. . .
    • Хотелось бы регулярно. . .
    • Я бы хотел. . .
    • Хотел бы я знать. . .
    • Хотел бы я пощупать. . .
    • Я бы хотел увидеть. . .
    • Хотел бы я подумать. . .
    • Жизнь должна быть примерно. . .
    • Я собираюсь жить своей жизнью. . .

    Когда вы закончите этот рабочий лист, у вас должно быть много понимания того, кто вы на самом деле и что для вас наиболее важно. Используйте свои ответы, чтобы принять решение о том, к каким целям вы хотите стремиться, что вы хотели бы делать в будущем и какие шаги предпринять дальше.

    Вы можете просмотреть, скачать или распечатать эту таблицу для себя.

    Инструмент 1: Персона

    Прежде чем переходить к карте эмпатии ниже, сначала создайте «образ» или четкое характерное представление о вашем реальном «я», своем идеальном «я» и своем «должном» я (Кос, без указания даты).

    Чтобы создать этот образ, вам необходимо тщательно проанализировать, кем вы являетесь, кем вы хотите стать, и какие социальные ожидания связаны с вашими чувствами и поведением в различных ситуациях.

    Ответы на подобные вопросы помогут вам определить эти три важных «я»:

    1. Почему я хочу стать [введите важную для вас характеристику] ? Кто в моей жизни был или есть таким?
    2. Кем бы я гордился, если бы я был [введите важную для вас характеристику] ? Почему?
    3. Как мои чувства в определенных ситуациях связаны с моим настоящим, идеальным и должным образом?
    4. Я заставляю себя быть тем, кем на самом деле не являюсь?
    5. Являюсь ли я тем, кем являюсь, не только потому, что этого от меня ожидают другие?

    Ответьте на эти вопросы, чтобы понять, кто вы, кем хотите быть и кем, по вашему мнению, должны быть.Как только эта подготовка будет завершена, переходите к созданию карты эмпатии.

    Инструмент 2: Карта сопереживания

    Карта эмпатии может помочь вам участвовать в ценном и информативном процессе саморефлексии, используя все ваши чувства, чтобы помочь вам определить свои потребности и расхождения между тем, что вы говорите, и тем, что вы делаете (Kos, n.d.). Не волнуйтесь — у всех нас нет связи между тем, что мы говорим, и тем, что мы делаем.

    Это упражнение поможет вам выяснить, где у вас есть эти разногласия и как лучше всего их решить, чтобы стать тем человеком, которым вы хотите быть.

    Чтобы создать карту эмпатии, просто нарисуйте четыре квадранта на листе бумаги. Каждый квадрант представляет собой отдельный аспект вас самих:

    • Видеть;
    • Doing;
    • Мышление;
    • Чувство.

    Затем рассмотрите ситуацию, которая вызывает в вас определенные сильные эмоции, например, ссору с супругом или другим человеком. В каждом квадранте запишите соответствующие аспекты каждой точки зрения.

    Например, для сценария боя можно записать что-то вроде следующего:

    • Видение: Что вы видели в данной ситуации?
    • Делает: Какие действия вы совершали и какое поведение замечали в себе? Какую модель поведения вы можете определить?
    • Мышление: О чем вы думали в той ситуации? Что это говорит вам о ваших убеждениях?
    • Чувство: Какие эмоции вы испытывали? Почему? О какой прошлой ситуации они вам больше всего напоминают?

    На обратной стороне листа бумаги, на другом листе бумаги или рядом с вашими четырьмя квадрантами создайте пятый раздел.Здесь вы запишете свои идеи и идеи на основе своей карты эмпатии.

    Следующие вопросы помогут вам в процессе самоанализа, пока вы работаете над картой:

    • Как ситуация связана с вашими страхами и надеждами? Чего ты боишься? На что вы надеетесь? Какие из ваших потребностей удовлетворены или нет в этой ситуации?
    • В какой среде вы столкнулись с ситуацией? Что вам запомнилось из окружающей среды? Как вы оказались в этой среде и почему? На чем было сосредоточено ваше зрение?
    • Что вас больше всего ранит в данной ситуации или что заставляет вас чувствовать себя хорошо в этой ситуации?
    • Какие отзывы вы получили от своего окружения или других людей?
    • Какие плюсы в этой ситуации? Что вы можете узнать о себе, других и мире, испытав такую ​​ситуацию?

    Отвечая на эти вопросы, постарайтесь не стать жертвой когнитивных искажений или усиления негативных чувств.Погрузитесь глубже и определите, почему вы так себя чувствуете. Наблюдайте, но не судите (Кос, без даты).

    Инструмент 3: Диаграмма удовлетворенности жизнью

    График удовлетворенности жизнью — отличный способ оценить, насколько хорошо вы достигаете своих целей и оправдываете свои надежды на будущее. Вы можете периодически заполнять эту таблицу, чтобы отслеживать свой прогресс в достижении целей и видеть, что нужно пересмотреть, улучшить, сократить или исключить, чтобы помочь вам в их достижении.

    Нарисуйте шкалу от 1 (совершенно не удовлетворен) до 10 (очень доволен) по горизонтали и перечислите следующие десять сфер жизни по вертикали:

    • Вы;
    • Здоровье;
    • Отношения;
    • Деньги;
    • Карьера;
    • эмоций;
    • компетенций;
    • Fun;
    • Духовность;
    • Технология.

    Оцените свою удовлетворенность в каждой из 10 областей, используя созданную вами шкалу.

    Затем еще раз взгляните на все области, в которых вы удовлетворены лишь частично (где вы использовали оценку от 4 до 7). Может быть трудно эффективно размышлять, когда у вас нет четкого представления о том, удовлетворены ли вы в определенной области или нет.

    Вернитесь через эти «в некоторой степени удовлетворенные» области и снова оцените свое удовлетворение, но используйте только оценки от 1 до 3 или от 8 до 10.Ограничение вариантов до «очень доволен» или «не очень доволен» поможет вам сделать более решительное суждение о вашей удовлетворенности в каждой области.

    Выделите каждый раздел с рейтингом 1, 2 или 3 красным цветом и выделите каждый раздел с рейтингом 8, 9 или 10 зеленым. Наконец, по всем десяти сферам жизни спросите себя: почему вы так оценили каждую область? Что бы заставило вас изменить свой рейтинг?

    Повторяйте это упражнение столько раз, сколько хотите, чтобы не терять удовлетворенность тем, как складывается ваша жизнь (Kos, n.д.).

    3 лучшие книги по саморефлексии и самоанализу

    Существует множество книг по саморефлексии, самосознанию и самоанализу, но мы рекомендуем книги, указанные ниже, как ресурсы, которые помогут вам начать свой путь.

    1.

    Ставьте под вопрос свою жизнь: саморефлексия Найкана и трансформация наших историй — Грегг Крех

    Эта книга познакомит читателя с Найканом, методом тихой саморефлексии, зародившимся в Японии.

    Подобно физическим сумкам, которые мы носим, ​​когда отправляемся в путешествие, в наших сердцах и разуме достаточно места — но вместо багажа они несут истории. Некоторые истории наполняют нашу жизнь и помогают нам понять самих себя, в то время как другие не служат цели и могут нас угнетать.

    В этой книге Крех проведет читателя через несколько ярких примеров людей, у которых в результате тихой саморефлексии произошла важная перемена взглядов или мыслей, включая женщину, ненавидящую свою мать, мужчину, отчужденного от отца, беременная женщина, сбитая поездом, пара, которая боролась со своим браком, и раввин, который пренебрегал своей обувью.

    Прочтите эту книгу, чтобы увидеть мир по-другому и найти лучший путь вперед.

    Вы можете найти на Амазоне.

    2.

    Присутствие: книга ежедневных размышлений — Дэвид Кундц

    Эта простая книга поможет читателю создать более спокойную, полезную и пробужденную жизнь.

    Присутствие может быть определено как:

    • Уделять все внимание тому, что сейчас происходит;
    • Оставаться в моменте;
    • Наблюдать за тем, что есть, без критики и осуждения;
    • Имея уравновешенную заботу о вещах такими, какие они есть;
    • Принятие того опыта, который у человека есть;
    • Бодрствующее участие в текущей жизни.

    Вы можете использовать эту книгу как напоминание, чтобы быть более активным в любое время года и в любое время года. Книга черпает вдохновение у поэтов, ученых, духовных учителей, детей, бабочек и больших городов и учит вас принимать каждый день как день, полный возможностей и потенциальных сюрпризов.

    Вы можете найти на Амазоне.

    3.

    52 недели саморефлексии — Эрика Р. Докинз

    Эта простая, но мощная книга проведет читателя через год саморефлексии через письмо.Каждую неделю книга знакомит вас с новой темой, над которой вы либо сразу размышляете, либо включите в свою жизнь и размышляете над ней в конце недели.

    Вы можете использовать эту книгу, чтобы помочь вам в саморефлексии. Независимо от вашей цели, это руководство поможет вам очистить голову, увидеть мир с новой точки зрения и лучше понять себя.

    Вы можете найти на Амазоне.

    Сообщение о возвращении домой

    В этой статье мы определили самоанализ, описали важность саморефлексии (особенно здоровой саморефлексии) и предоставили множество примеров упражнений, заданий и рабочих листов, которые помогут вам лучше понять себя.

    Имейте в виду, что саморефлексия — это сугубо личный процесс. Если вы найдете другие занятия, которые вам больше подходят, не стесняйтесь сосредоточиться на них, но мы будем рады, если вы вернетесь сюда и поделитесь с нами тем, что работает.

    Есть ли у вас какие-нибудь другие техники саморефлексии, которые вам нравятся? Как вы думаете, насколько важен самоанализ для обычного человека или для вас самих? Дайте нам знать об этом в комментариях.

    Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно.

    Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс по эмоциональному интеллекту © представляет собой 6-модульный учебный пакет по эмоциональному интеллекту для практикующих, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы стать экспертом в области эмоционального интеллекта, помогая вашим клиентам обуздать свои эмоции и развивать эмоциональную связь. в их жизни.

    • Бейтс, С. М. (11 ноября 2012 г.). Проверьте себя: упражнение на саморефлексию. Привет, хихикает. Получено с https: // hellogiggles.com / Fashion / check-yo-self-an-упражнение-в-саморефлексии /
    • Черри, К. (2016, 14 июня). Что такое интроспекция? Экспериментальная техника Вундта. Очень хорошо. Получено с https://www.verywell.com/what-is-introspection-2795252
    • Даль, М. (2017). Иногда «самоанализ» — это просто выдумывание вещей. Наука о нас. Получено с http://nymag.com/scienceofus/2017/03/sometimes-introspection-is-you-just-making-stuff-up.html
    • Eurich, T. (2017).Правильный способ быть интроспективным (да, есть неправильный способ). TED. Получено с https://ideas.ted.com/the-right-way-to-be-introspective-yes-theres-a-wrong-way/
    • Holothink. (нет данных). Искусство саморефлексии — 5 упражнений, чтобы обрести покой в ​​своей жизни. Holothink.org. Получено с https://holothink.org/the-art-of-self-reflection-%E2%80%93-5-exercises-to-find-peace-in-your-life/
    • .
    • Кос, Б. (нет данных). Инструменты, которые помогут вам в саморефлексии. Agile Lean Life. Получено с https://agileleanlife.com/tools-to-help-you-with-self-reflection/
    • .
    • Маклеод, С. (2008). Вильгельм Вундт. Просто психология. Получено с https://www.simplypsychology.org/wundt.html
    • Тартаковский, М. (2014). 30 дневниковых подсказок для саморефлексии и самопознания. Psych Central. Получено с https://psychcentral.com/blog/archives/2014/09/27/30-journaling-prompts-for-self-reflection-and-self-discovery/
    • .
    • Уильям, Д.К. (нет данных). 30 наводящих на размышления вопросов, которые вы должны задавать себе каждый день. Лайфхак. Получено с http://www.lifehack.org/articles/communication/30-ought-provoking-questions-you-should-ask-yourself-every-day.html
    • .
    • Вуд, К. (2013). Утраченное искусство самоанализа: почему вы должны овладеть собой. Достаточно эксперта. Получено с http://expertenough.com/2990/the-lost-art-of-introspection-why-you-must-master-yourself
    • Воронко, М. (нет данных). Сила саморефлексии: десять вопросов, которые вы должны задать себе. Лайфхак. Получено с http://www.lifehack.org/articles/communication/the-power-self-reflection-ten-questions-you-should-ask-yourself.html
    • .

    Самоотражение 101: Что такое саморефлексия? Почему отражение импортировано

    Как известно, Сократ сказал: «Неисследованная жизнь не имеет смысла».

    И хотя это изречение, безусловно, верно, практиковать саморефлексию не обязательно. Мы живем в невероятно быстро меняющемся мире. Наши мобильные телефоны постоянно гудят, социальные сети бесконечно звонят, а у Netflix всегда есть чем заняться.

    Тратить время на размышления — это немного потерянное искусство. К сожалению, большинство из нас живет неизученной жизнью.

    Такого быть не должно. Мало что может быть более ценным, чем саморефлексия.

    Но что такое саморефлексия? И какие простые способы практиковать это?

    В этой статье мы разберем, что, почему и как нужно для саморефлексии.

    Готовы? Приступим …


    Состав:


    Создайте свою собственную практику ведения журнала с помощью нашего бесплатного инструмента ведения журнала: Reflection.приложение.


    Что такое саморефлексия? Определение самоотражения

    Проще говоря, саморефлексия (также известная как «личное размышление») — это найти время, чтобы подумать, медитировать, оценить и серьезно обдумать свое поведение, мысли, отношения, мотивации и желания. Это процесс глубокого погружения в свои мысли, эмоции и мотивации и определение главного: «Почему?» позади них.

    Личное размышление позволяет анализировать свою жизнь как на макро, так и на микро уровне.На макроуровне вы можете оценить общую траекторию своей жизни. Вы можете увидеть, куда вы движетесь, определить, нравится ли вам направление, и при необходимости внести коррективы.

    На микроуровне вы можете оценить свою реакцию на конкретные обстоятельства и события. Гейл Браунинг, доктор философии, говорит о личных размышлениях так:

    «Рефлексия — это более глубокая форма обучения, которая позволяет нам сохранять каждый аспект любого опыта, будь то личный или профессиональный — почему что-то произошло, какое влияние было, должно ли это повториться снова, — в отличие от простого вспоминания того, что это произошло. получилось.Речь идет о том, чтобы задействовать каждый аспект опыта, прояснить наше мышление и отточить то, что действительно важно для нас ».

    Практика саморефлексии требует дисциплины и целенаправленности. Для этого нужно сделать паузу в хаосе жизни и просто найти время, чтобы подумать и поразмыслить о своей жизни, что для многих нелегко. Но это невероятно ценная практика.

    Это короткое видео прекрасно передает важность саморефлексии и самоанализа:

    Важность саморефлексии

    Без саморефлексии мы просто идем по жизни, не задумываясь, переходя от одного дела к другому, не находя времени, чтобы оценить, действительно ли все идет хорошо.Мы не останавливаемся, чтобы подумать. Анализировать. Чтобы определить, что идет хорошо, а что не работает. К сожалению, мы часто застреваем.

    Например, недостаток личных размышлений может привести к тому, что мы останемся на работе, которая нам не нравится, или в отношениях, которые не налаживаются.

    Отсутствие рефлексии заставляет нас просто продолжать бежать, пытаясь не отставать от вещей, даже если дела идут не очень хорошо. Нам кажется, что мы просто пытаемся держать голову над водой. В конечном итоге мы делаем одно и то же снова и снова, даже если это не приносит тех результатов, на которые мы надеялись.

    Преимущества саморефлексии

    Да, бывает сложно найти время для самоанализа. Может быть сложно найти необходимое время, чтобы сделать шаг назад и подумать о том, что действительно важно. Тем не менее, саморефлексия дает множество замечательных преимуществ, и мы все должны уделять ей время.

    Это позволяет получить перспективу

    Эмоции могут омрачить ваше суждение, и вы можете упустить из виду то, что действительно важно. Некоторые вещи кажутся больше и хуже, чем они есть на самом деле.

    Саморефлексия позволяет вам сделать шаг назад и понять, что важно, а что можно игнорировать. Это позволяет обрабатывать события и добиваться их ясности.

    Он помогает вам реагировать более эффективно

    В большинстве случаев мы просто реагируем на любые обстоятельства, которые встречаются на нашем пути. Это может привести к тому, что мы будем говорить и делать то, о чем сожалеем. Когда мы находимся в реактивном режиме, мы не уделяем достаточно времени размышлениям о своих действиях и словах.

    Личное размышление позволяет обдумать последствия своих слов и действий.Это также позволяет вам выбрать лучший, наиболее эффективный и полезный способ действовать в данной ситуации.

    Он способствует обучению и пониманию

    Когда мы идем по жизни, не останавливаясь на размышления и размышления, мы не учимся и не обретаем более глубокого понимания жизни. Мы просто переходим от одного дела к другому, никогда не останавливаясь, чтобы подумать, какие ценные уроки мы могли бы извлечь.

    Саморефлексия, с другой стороны, позволяет нам оценивать и обрабатывать то, что мы испытали.Это позволяет нам глубоко задуматься и обдумать значение наших обстоятельств, эмоций и мотиваций. Это позволяет нам вести целостный, интегрированный и здоровый образ жизни.

    Образец самооценки

    Так как именно вы выполняете саморефлексию? Как вы правильно и полезно размышляете о себе и своей жизни?

    Один из простых способов выполнить это упражнение на самоанализ — использовать дневник (онлайн-журнал или печатный журнал). Просто запишите эти вопросы и затем вдумчиво ответьте на них.Убедитесь, что вы не торопитесь. Сделайте паузу и подумайте. Глубоко подумайте о том, что действительно важно для вас.

    Во-первых, определите период времени, на который вы планируете оглядываться. Хотите оглянуться на прошлую неделю? Прошлый месяц? Прошлый год? Последние 5 лет?

    Затем начните с анализа того, что на самом деле произошло в этот период. Если вы уже ведете дневник, этот шаг будет для вас проще и, возможно, станет надежным напоминанием о ценности ведения дневника.

    Просмотрите свой планировщик, журнал и фотографии и перечислите основные и интересные моменты.

    Застрял? Вот несколько советов:

    • Вы ездили куда-нибудь в этом году?
    • Испытали какие-либо личные или семейные вехи?
    • Что изменилось в ваших отношениях, работе или увлеченных проектах?

    Вернитесь к своему новому списку основных и слабых мест, попробуйте и посмотрите, есть ли какие-нибудь закономерности.

    Вовлекают ли вы в целом определенных людей в вашу жизнь? Или какие-то конкретные мероприятия?

    Может быть трудно вернуться к свету, но это также отличный способ обрести покой и рост.

    Для каждого тусклого света спросите себя: Могу ли я это контролировать?

    • Если да , спросите себя, что вы можете сделать по-другому в следующий раз.
    • Если нет , спросите себя, как вы можете смириться с этим.

    Запишите основные и важные моменты в своем дневнике, а затем подумайте. Чего вы хотите достичь в течение следующего месяца, года и пяти лет? Что вы хотите изменить в своей жизни? Что можно улучшить?

    Потратьте время на выполнение этого упражнения, чтобы внести ясность и перспективу в вашу жизнь.

    Управляемая самооценка

    Оглядываясь назад на выбранный вами период времени, оцените себя по шкале от -5 до +5 в каждой из следующих шести областей своей жизни.

    После выбора числа напишите, что заставило вас так себя чувствовать. Выражение эмоций и чувств, которые у вас есть, — отличный способ глубже и осмысленно задуматься.

    • Mind — Чувствуете ли вы ясную голову, вовлеченность и интеллектуальные проблемы?
    • Тело — Вы чувствуете себя здоровым, сытым и сильным?
    • Soul — Вы чувствуете себя спокойно и связаны с окружающим миром?
    • Работа — Вы чувствуете интерес и удовлетворение своей работой?
    • Играть — Вы чувствуете радость? Вы занимаетесь делами, которые приносят вам радость?
    • Любовь — Вы положительно относитесь к отношениям в вашей жизни?

    Не торопитесь с самооценкой.Найдите необходимое время, чтобы поразмышлять над каждой сферой своей жизни. Если вы торопитесь, вы упустите ценность саморефлексии.

    Когда вам следует практиковать саморефлексию?

    Иногда саморефлексия оказывается особенно полезной. Во-первых, может быть полезно делать это по несколько минут каждую неделю. Вам не нужно задавать все вопросы или тратить на это часы. Сосредоточьтесь на том, о чем вы думали на этой неделе.

    Также может быть полезно попрактиковаться в саморефлексии в виде личного обзора в конце месяца и личного обзора в конце года.

    Другими словами, в конце каждого месяца и года делайте углубленный личный обзор своей жизни. Оглянитесь на предыдущие дни и месяцы и проанализируйте свою жизнь. Эта практика предоставит вам полезную перспективу и гарантирует, что вы живете в полной мере.

    Не живи неизведанной жизнью

    Когда нам не удается осмыслить свою жизнь, мы теряем перспективу, увлекаемся вещами, которые не имеют значения, и часто теряем из виду самые важные.Прав был Сократ, когда сказал, что неизведанная жизнь не стоит того, чтобы жить.

    Не живи неизведанной жизнью. Практикуйте саморефлексию сегодня.


    Заинтересованы в развитии своей практики рефлексии? Мы создали Reflection.app, бесплатный онлайн-журнал, который помогает вам фиксировать самые яркие и слабые моменты по мере их появления и делится вашими записями с вами для управляемого размышления в конце каждого месяца и года.

    Мы также используем аналогичную структуру для нашего ежегодного журнала Guided Reflection Journal.

    Ищете вопросы для размышления, которые вы можете использовать в группе или взять с собой? Ознакомьтесь с нашей колодой карт отражения.



    Вы практик и хотите поддержать своих клиентов упражнениями на размышление? Попробуйте Quenza и рассылайте клиентам ошеломляющие цифровые мероприятия.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *