Самоконтроль это в психологии определение: Самоконтроль

Автор: | 05.06.1978

Содержание

Что это — самоконтроль? Определение и понятие

Что такое самоконтроль? Определение звучит так. Как психологическое явление он включает в себя внутренние процессы, позволяющие в полной мере владеть собой и отдавать здравый отчет своим действиям. Хорошо развитое умение контролировать свои мысли, слова и поступки позволяет позитивно переживать большие физические и психологические нагрузки на организм.

Определение и понятие в психологии

Разберемся, что такое самоконтроль. Каждый человек ставит перед собой определенные цели, которых стремится достичь, чтобы получить желаемое. Можно в своем воображении быть мегауспешной личностью, которой все удается. Но на деле часто оказывается наоборот. Даже полностью составленный подробный план действий порой не находит выхода в реальность. Почему так происходит? Ответ кроется в механизмах человеческого сознания: прокрастинация, лень и потакание любому желанию отвлечься от намеченной дороги. И самая важная причина — недостаток самоконтроля.

  • Целеустремленные люди знают, что такое самоконтроль. В первую очередь это умение держать себя в руках независимо от внешних обстоятельств.
  • Владение собственными эмоциями на максимально высоком уровне.
  • Сила воли. Она жизненно необходима каждому, кто стремится добиться чего-то стоящего в жизни. Род занятий человека не важен, главнее — нацеленность на результат.
  • Что такое самоконтроль? Это управление ситуацией и постоянное наблюдение за обстановкой, возможность в любой момент направить положение вещей в выгодную для себя сторону.
  • Колоссальное умение приглушать собственные эмоции и чувства.
  • Жизненный навык ставить разум на первое место, не давая волю страсти.

Что такое высокий уровень самоконтроля?

Уверенность в себе позволяет человеку чувствовать себя комфортно в социуме. Именно уровень самоконтроля влияет на внешнее поведение и действия. Обладатели высокой планки личного самообладания всегда чувствуют себя спокойно, выглядят сдержанно и солидно. Обычно нахождение рядом с такими людьми дарит окружающим ощущение доверия и полную уверенность в возможности избавления от всех проблем. От сильных личностей веет успехом во всех делах. С таким человеком невозможно создать конфликт или потасовку. Обычно стабильно высоким уровнем самоконтроля обладают люди серьезных профессий: руководители больших предприятий, разведчики, учителя. Другие люди незаметно для себя самих начинают подчиняться влиянию спокойного оппонента под впечатлением от проявленной духовной силы.

Возможная опасность

Следовательно, самоконтроль — это в психологии определение и осознание всех протекающих психических процессов, а также полная осознанность в принятии решений. Люди, которые постоянно контролируют свое поведение, находятся на грани постоянной психической напряженности. Повышенное внимание к своим действиям и регулярный анализ поступков способны привести к развитию различных проблем со здоровьем. Зачастую это сердечно-сосудистые заболевания и проблемы с желудочно-кишечным трактом. Это происходит вследствие тотального подавления эмоций, которые постепенно накапливаются и находят выход через болезненное состояние.

Чтобы не доводить организм до исступления, важно научиться проводить профилактические мероприятия для поддержания хорошего самочувствия. Наиболее действенный метод, рекомендуемый психологами, заключается в высвобождении накопившейся энергии посредством крика. Достаточно приехать в безлюдный лес или парк и, не стесняясь, выплеснуть эмоции через звуки, не жалея голосовые связки. Также в больших городах существуют специальные комнаты разгрузки в виде развлечения. Например, в помещении можно крушить окружающие предметы или бить тарелки. После такой терапии чувствуется прилив сил и бодрости, ощущается легкость во всем теле. Также полезны занятия различными боевыми искусствами, которые позволяют осуществить выброс энергии благодаря силовой тренировке.

Аутотренинг и медитация

Самостоятельное проговаривание мантры, мысленное успокоение помогают жить в гармонии со своим телом и мыслями. Можно выбрать любой удобный для себя способ, который поможет почувствовать облегчение. Развитые способности управления собой хорошо поддерживаются правильной медитацией, йогой и умением сконцентрироваться.

Как научиться контролировать себя

В идеале родители должны учить ребенка самодисциплине с раннего возраста. Умение сохранять самообладание помогает хорошо устроиться в жизни. Вырастая, самостоятельные и владеющие своими эмоциями дети занимают значительные должности и делают успешную карьеру. Будучи взрослым, гораздо сложнее научиться контролировать себя, но это вполне реально для любого человека. Что такое самоконтроль и как его достичь?

  • Воспитание. Дети подражают родителям, поэтому взрослым логичнее начать с себя, показав пример подрастающему поколению.
  • Важно соблюдать приемы самоконтроля. Самый действенный из них — режим. Соблюдение распорядка дня максимально развивает чувство ответственности. К тому же его можно составить самостоятельно с учетом личной загруженности.
  • Правильное питание. Для поддержания фигуры нельзя давать слабину, есть много сладостей и вредной пищи, иначе все насмарку.
  • Выработка пунктуальности. Рекомендуется завести ежедневник, куда можно записывать все дела и важные встречи. Постепенно можно приучить себя выполнять все обещания и доводить начатое до конца.
  • Саморазвитие. Если выдается возможность посетить тренинг или семинар по самоконтролю, необходимо попасть на него. На уроках предлагают различные упражнения, которые помогут в управлении своими эмоциями.

Физический самоконтроль

Спортсменам приходится быть особенно собранными, потому что им необходимо регулярно ходить на тренировки, соблюдать определенный режим питания и образа жизни. Физический самоконтроль на бытовом уровне помогает избежать конфликтных ситуаций и недопонимания, помогая трезво оценить ситуацию и найти компромисс. Эта система действует как в семье, так и в коллективе. Человек способен самостоятельно регулировать свою жизнь, достигая тех целей, которые будут полностью удовлетворять его запросам. Каждый может сделать так, чтобы желания и потребности совпадали. Достаточно просто работать над собой.

Что такое самоконтроль определение. Что такое высокий уровень самоконтроля? Определение и понятие в психологии

§ 26.1. СОСТАВ, ФУНКЦИЯ И ВИДЫ САМОКОНТРОЛЯ ЧЕЛОВЕКА

Самоконтроль является условием адекватной, целенаправленной, интегрированной психики. Самовоспитание и самосовершенствование личности, обучение и профессиональная деятельность, поведение в обществе предполагают непременную включенность в них самоконтроля. Самоконтроль относится к числу обязательных признаков сознания и самосознания человека. Он выступает как условие адекватного психического отражения человеком своего внутреннего мира и окружающей его объективной реальности. Самоконтроль является одним из неотъемлемых компонентов процессов самоуправления (саморегулирования) систем различной качественной природы, среди которых человек представляет собой пример живой и в высшей степени сложной системы.

Человек может выступать в роли объекта и субъекта контроля. Как существо общественное человек на протяжении всей своей жизни является объектом контроля со стороны окружающих его людей. Под контролем общества находятся процессы обучения и воспитания человека, его занятость в профессиональной деятельности, поведение в быту. С другой стороны, уже как субъект контроля человек сам является носителем контрольных механизмов. При этом направленность контроля может быть различной: вовне и на себя. В первом случае объектом контроля для человека выступают поведение и деятельность других людей, характер протекания процессов в общественных, природных, технических системах. Но объектом контроля для человека становятся также его собственные поступки и действия, присущие ему психические явления. Именно в последнем случае, когда человек контролирует свою психическую сферу, мы имеем дело с самоконтролем.

С одной стороны, самоконтроль не может осуществляться без наличия того, что, собственно, контролируется, проверяется. С другой стороны, в составе самоконтроля обязательно присутствие эталона, т. е. того, что должно быть. Вопрос о степени совпадения контролируемой и эталонной составляющих решается посредством операции сличения. Если в результате ее осуществления контролируемая и эталонная составляющие не совпадают, то на «выходе» самоконтроля будет иметь место сигнал рассогласования, отражающий степень их расхождения. Если же факт рассогласования не будет выявлен, то это означает, что контролируемая составляющая соответствует эталону.

Самое общее определение самоконтроля может быть дано с позиции функционального подхода к нему, в соответствии с которым что бы ни являлось объектом самоконтроля, в какую бы сферу психических явлений ни оказался он вовлеченным, его функция носит проверочный характер и заключается в установлении степени совпадения того, что должно быть, с тем, что еще только может быть или фактически уже имеет место. Содержание компонентов, входящих в состав самоконтроля, естественно, будет меняться в зависимости от того, в каком контексте оно проявляется.

Так, например, в процессе опознания в качестве контролируемой переменной будет выступать сформированный перцептивный образ стимула, а роль эталона выполнит извлеченный из памяти образ уже ранее воспринятого стимула, меру схожести с которым и будет помогать устанавливать самоконтроль. С другой стороны, если обратиться к сфере поведения, то там в составе самоконтроля роль контролируемой переменной может выполнять намерение совершить какой-то определенный поступок, а эталон – составляющая предстает как усвоенная в процессе воспитания норма (образец) принятого в обществе поведения в соответствующей ситуации. Несмотря на очевидную разноплановость приведенных примеров, в том и другом случае функция самоконтроля остается неизменной, а именно – она будет заключаться в установлении степени совпадения сличаемых компонентов. Поэтому, подчеркнем еще раз, в общем определении самоконтроля акцент должен быть сделан на его функциональной сущности, и оно не должно отражать специфику составляющих его компонентов, что, однако, будет вполне уместным, когда определение раскрывается применительно к конкретному объекту самоконтроля.

Самоконтроль неотъемлемым образом включен во все виды деятельности человека: игровую, учебную, трудовую, научную, спортивную и др. К числу общих, т. е. не зависящих от специфики выполняемой деятельности, принципов классификации видов самоконтроля можно отнести временной, пространственный, структурный, а также принцип произвольности самоконтроля.

В соответствии с временным принципом следует различать предварительный (антиципирующий), текущий (промежуточный) и результирующий (итоговый) виды самоконтроля. Объектом предварительного самоконтроля, включенного в процесс антиципации, является все то, что еще не вступило в фазу непосредственного осуществления, реализации. Например, предварительной проверке с точки зрения правильности их выбора могут подвергнуться цель и программа еще только предстоящей деятельности. Трудно переоценить роль предварительного самоконтроля для предотвращения возможных ошибочных решений, действий, неправильных поступков. Текущий самоконтроль сменяет предварительный и, будучи включенным в процесс выполнения деятельности, направлен на проверку правильности промежуточных результатов.

Наконец, результирующий самоконтроль как бы подводит итоги проделанному и помогает ответить на основной вопрос: достигнута ли исходно поставленная цель?

В соответствии с пространственным принципом контролируемая составляющая, как, впрочем, и сам эталон, может поступать в операцию сличения по каналам различной модальности. В связи с этим различают зрительный, слуховой, тактильный и другие виды самоконтроля. В процессе жизнедеятельности человека доминирует самоконтроль, осуществляемый через внешние каналы связи. Такой самоконтроль преобладает в разнообразных видах деятельности в поведенческой практике. Например, идет ли человек пешком или пользуется транспортом, он проверяет правильность своего местоположения по отношению к предварительно намеченному им маршруту и конечному пункту следования с помощью контрольной информации, поступающей к нему извне. Характерным же примером поступления контролируемой переменной по внутренним каналам связи являются интроцептивные ощущения, на основе которых осуществляется психическая саморегуляция состояния.

Согласно структурному принципу присущее человеку многообразие механизмов самоконтроля иерархически организованно. Механизмы самоконтроля имеют место уже на клеточном уровне жизнедеятельности человека. Саморегуляция физиологических функций осуществляется по гомеостатическому принципу, состоящему в поддержании в требуемых пределах сложившихся в процессе эволюции биологических констант, или, иначе говоря, эталонов организма. В качестве примера таких констант можно назвать концентрацию сахара в крови, содержание в ней углекислого газа и кислорода, температуру тела, артериальное давление и др. Саморегуляция по гомеостатическому принципу заключается в том, что та или иная контролируемая составляющая посредством самоконтроля непрерывно сличается с соответствующим биологическим эталоном, и если в результате сличения появляется сигнал рассогласования, то это оказывается толчком к восстановлению нарушенного равновесия. Самоконтроль пронизывает все психические явления, присущие человеку (процессы, состояния, свойства).

В этом смысле можно говорить о самоконтроле за протеканием отдельного психического процесса: ощущения, восприятия, опознания, мышления и др.; о самоконтроле человека за собственным психическим состоянием, например, самоконтроль эмоциональной сферы; о самоконтроле как о свойстве человека, ставшем в результате воспитания и самовоспитания чертой его характера. В деятельности, как в фокусе, пересекаются все психические явления и наиболее полно обнаруживает свое присутствие в них самоконтроль.

И наконец, в соответствии с принципом произвольности следует различать произвольный и непроизвольный виды самоконтроля. Произвольный самоконтроль предполагает осознанный характер постановки и достижения соответствующих целей при выполнении определенного вида деятельности. Сам же процесс выполнения деятельности, реализуемый через последовательность действий и отдельных движений, может осуществляться при участии самоконтроля, постоянная осознанность которого уже не является обязательным условием. Непроизвольный самоконтроль происходит, например, на биологическом уровне, на котором механизмы самоконтроля включены в различные контуры саморегуляции, обеспечивающие жизнедеятельность организма, и их функционирование осуществляется вне сферы сознания человека.

§ 26.2. САМОКОНТРОЛЬ В СФЕРЕ ПСИХИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ

Процессы. Все психические явления процессуальны по своей сути. Нет психического вне процесса. Психология, как говорил еще академик И. М. Сеченов, должна вывести все стороны психической деятельности из понятия о процессе.

Самоконтроль – неотъемлемая часть психических процессов, которая является одним из важных условий адекватного отражения человеком своего внутреннего мира и окружающей его объективной действительности. Проиллюстрируем сказанное на ряде примеров.

Ощущения являются начальной ступенью чувственного познания. Они суть образы внешнего мира, в которых отражается действительность. Экспериментально подтверждено присутствие в процессах ощущения контрольных механизмов, с помощью которых обеспечивается соответствие между чувственными данными и внешним миром.

В ряду познавательных процессов восприятие представляет собой качественно новую ступень чувственного познания, позволяющую в отличие от ощущений отражать в сознании человека не отдельные свойства раздражителя, но предмет в целом, в совокупности его свойств. Применительно к различным сенсорным модальностям самоконтроль оказывается включенным в процесс формирования адекватного перцептивного образа. Установлено, что в процессе зрительного восприятия участвуют контролирующие движения глаза, с помощью которых обеспечивается возможность проверить правильность формируемого зрительного образа по отношению к воспринимаемому предмету. Проявляется это в повторных возвращениях глаза к уже осмотренным участкам предмета. При осязательном восприятии формирование адекватного образа ощупываемого предмета происходит тоже при активно выраженном самоконтроле, который в данном случае осуществляется благодаря взаимодействию пальцев, последовательно движущихся друг за другом, и их возвратным движениям к уже пройденным элементам контура.

Опознание как познавательный процесс предполагает сличение образа непосредственно воспринятого стимула с эталонным, извлеченным из памяти, с целью последующего принятия решения о принадлежности воспринятого стимула к определенному классу объектов. Сама по себе операция сличения в контексте опознания не сразу начинает выполнять функцию самоконтроля. Во всяком случае, если иметь в виду развертку процесса опознания во времени, то самая первая «встреча» перцептивного и эталонного образов в ходе операции сличения еще не несет на себе контрольной нагрузки. Однако субъект опознания может уже первый результат сличения, усомнившись в его правильности, посчитать недостаточным для принятия решения об отнесении воспринятого стимула к какому-то определенному классу объектов. Тогда в целях принятия правильного решения операция сличения осуществляется повторно и в случае необходимости несколько раз, но уже в качестве функции самоконтроля.

Высшей формой рационального познания объективного мира является мышление, посредством которого в сознании человека отражается сама сущность окружающих его вещей, закономерность связей и отношений между предметами и явлениями действительности. Все большее признание получает подход к изучению мыслительной деятельности как саморегулируемого процесса. Операция сличения предполагаемых и реально достигнутых результатов с выдвигаемыми гипотезами является ключевой в механизме саморегуляции мыслительной деятельности. Сличение как акт самоконтроля представлено на всех этапах решения мыслительной задачи, включая постановку проблемы, формирование гипотезы и ее последовательную конкретизацию в ходе решения задачи. При этом гипотеза представляет собой как бы промежуточный эталон, правильность которого либо подтверждается, либо ставится под сомнение после сличения с ним реально полученного результата. Рассогласование между прогнозируемым и фактическим результатами становится условием для выработки дальнейшей стратегии решения. В принципе она может свестись либо к перепроверке уже полученного результата, либо к формированию новой гипотезы и ее последующей верификации. Конечно, излишний самоконтроль, чрезмерная опека с его стороны за движением творческой мысли нежелательны, поскольку их включение в процесс генерирования идей тормозит его. Другое дело, что в творческом процессе должен обязательно наступить момент критического осмысления уже достаточно оформленных гипотез или идей для оценки степени их жизнеспособности и обоснования целесообразности последующих затрат духовных и материальных сил на их практическое воплощение.

Непременным условием целесообразной деятельности человека является его память. Организованная работа памяти возможна лишь при участии в ней самоконтроля, с помощью которого обеспечивается правильность протекания таких анемических процессов, как запоминание и припоминание. Так, в процесс активного припоминания ранее запечатленного материала неизбежно входит сличение результатов поиска (выполняющих роль контролируемых переменных) с исходным материалом, позволяющее субъекту либо прекратить дальнейший поиск, либо отвергнуть всплывающие следы как неадекватные и снова продолжить поиск, чтобы все-таки найти правильное решение.

В основе процесса общения, управления человеком своим поведением в обществе лежит речевая деятельность. В соответствии с концепцией функциональных систем академика П. К. Анохина речевому воплощению каждого слова, каждой фразы предшествует формирование в мозгу «контрольного аппарата» (акцептор действия), который следит за правильностью их произнесения. В сложную организацию речевой деятельности вовлечены различные виды механизмов самоконтроля: слуховой, зрительный, кинестетический и др.

Обычно внимание понимается как направленность и сосредоточенность сознания на определенном объекте. Современные исследования нейрофизиологических механизмов внимания, выполненные под руководством А. Р. Лурия, указывают на их тесную взаимосвязь с самоконтролем. Иными словами, есть основание говорить о том, что сложнейшая форма произвольного внимания есть в то же время и высшая форма самоконтроля человека, проявляющаяся в его возможности самостоятельно контролировать собственное поведение и свою деятельность.

Специфика воли заключается в сознательном преодолении человеком трудностей (препятствий) на пути к поставленной цели. Психическая саморегуляция приобретает волевой характер, когда ее привычный, нормальный ход по тем или иным причинам затруднен и поэтому достижение конечной цели требует со стороны субъекта приложения дополнительных сил, повышения собственной активности для преодоления возникшего препятствия. Таким образом, воля как психический феномен находит свое конкретное выражение посредством осуществления волевого усилия. Самоконтроль, включенный в протекание волевого усилия, помогает ему не уклониться от намеченного пути, тем самым предотвращая напрасные, неоправданные энергозатраты, не связанные с достижением конечной цели. Насыщенность волевого усилия актами самоконтроля может в общем случае определяться различными объективными и субъективными факторами. Оптимальным соотношением между ними следует признать такое, при котором распределение энергозатрат на их реализацию решается все-таки в пользу волевого усилия. Чрезмерный самоконтроль будет неоправданно истощать их общую энергетическую основу, снижая тем самым эффективность волевого усилия. И наоборот, чем рациональнее распределятся акты самоконтроля, тем больше энергетических возможностей может быть высвобождено на проявление волевого усилия, тем более интенсивным и развернутым во времени может оно стать.

Принципиальная роль в психомоторике человека принадлежит самоконтролю. Правильная координация движения осуществляется под контролем соответствующих мышечных, осязательных и зрительных впечатлений. Мы проверяем правильность совершения каждого движения, прежде чем переходим к исполнению следующего. Саморегуляция требуемого действия протекает при постоянном сопоставлении текущих результатов с хранящимся в памяти образцом (эталоном) его исполнения. Самоконтроль органичным образом встраивается в общую мелодию исполнения двигательного навыка, как бы сливаясь в одно непрерывное целое с его содержанием. При этом процесс реализации двигательного навыка и включенного в него самоконтроля протекает неосознанно. В этом случае попытка дополнительного, преднамеренного самоконтроля с целью убедиться, а все ли в осуществлении навыка делается как надо, т. е. идет ли все своим чередом и правильно ли при этом выполняется, может оказаться излишней и просто вредной, поскольку за ней, как правило, следует сбой в работе уже хорошо отлаженного механизма. Другое дело, что осуществление отдельных навыков подчинено общей цели психомоторной деятельности, и поэтому правильность достигаемых с их помощью результатов должна все время проверяться посредством осознанного самоконтроля.

Состояния . В отличие от психических процессов состояния характеризуются большей целостностью и устойчивостью. Специфику «взаимоотношений» самоконтроля и психических состояний рассмотрим на примере наиболее представительной их группы, к которой обычно относят эмоциональные состояния.

В психологии уже давно известны и описаны особенности проявления эмоциональной сферы в зависимости от того, насколько она находится под контролем субъекта. Нарушение или ослабление способности к самоконтролю влечет за собой появление у человека эмоциональных проблем. Интенсивное развитие эмоционального реагирования (радость, страх, гнев и др.) сопровождается нарастанием дефицита самоконтроля вплоть до полной его утраты. Уже на собственном опыте мы убеждаемся в том, что люди различаются между собой в способе и силе выражения своих эмоций, умении осуществлять за ними контроль. Обычно человека, у которого ослаблен эмоциональный самоконтроль, характеризуют как возбудимого, вспыльчивого, импульсивного, неуравновешенного, экспансивного и т. д. Человек с легко возбудимой эмоциональной сферой особенно склонен к совершению импульсивных поступков, принятию необдуманных решений и недостаточно обоснованных суждений. Импульсивные натуры следует рассматривать как противоположные людям уравновешенным и владеющим собой. Таким образом, в поведении одних людей эмоциональное реагирование может быть выражено чрезмерно, у других, напротив, отличительной чертой их взаимоотношений с окружающим миром является бесстрастность восприятия и отклика на происходящее вовне. Конечно, это крайние примеры, между которыми распределено многообразие оттенков взаимодействия самоконтроля с эмоциями.

Самообладание является той очень важной чертой характера, которая помогает человеку управлять собой, собственным поведением, сохранять способность к выполнению деятельности в самых неблагоприятных условиях. Человек с развитым самообладанием умеет при любых, даже чрезвычайных обстоятельствах подчинить свои эмоции голосу рассудка, не позволить им нарушить организованный строй его психической жизни. Основное содержание этого свойства составляет работа двух психологических механизмов: самоконтроля и коррекции (воздействия).

С помощью самоконтроля субъект следит за своим эмоциональным состоянием, выявляя возможные отклонения (по сравнению с фоновым, обычным состоянием) в характере его протекания. С этой целью он задает себе контрольные вопросы, к примеру: не выгляжу ли я сейчас взволнованным; не слишком ли жестикулирую; не говорю ли я излишне тихо или, наоборот, громко; слишком быстро, сбивчиво и т. п. Если самоконтроль фиксирует факт рассогласования, то это является толчком к запуску механизма коррекции, направленного на подавление, сдерживание эмоционального «взрыва», на возвращение эмоционального реагирования в нормативное русло. Воздействия на собственные эмоции могут носить и упреждающий (в некотором смысле профилактический) характер, т. е. еще до появления явных признаков нарушения эмоционального равновесия, но предвидя вполне реальную возможность такого события (ситуации опасности, риска, повышенной ответственности и др. ), человек с помощью специальных приемов самовоздействия (самоубеждения, самоприказы и т. д.) стремится предотвратить его наступление. В этом смысле можно говорить об особом типе людей, которые проявляют предусмотрительность, благоразумие, часто контролируя самих себя.

Свойства . Говоря о характере человека, мы обычно ориентируемся на какие-то его наиболее типичные, устойчивые свойства. Зная черты характера, можно предсказывать наиболее вероятные формы поведения человека в различных жизненных ситуациях. Одной из таких черт является самоконтроль. По тому, как человек ведет себя в общении с другими людьми, какие он совершает поступки, как относится к своим обязанностям в быту и на работе, мы судим о степени сформированности у него самоконтроля. Как свойство личности самоконтроль органичным образом связан с целым рядом черт характера, обнаруживая в них свою слабость или явную выраженность. Например, за такими чертами, как безалаберность, бездумность, небрежность, опрометчивость, паникерство, разболтанность, халатность и др. , нетрудно увидеть дефицит самоконтроля. Напротив, если мы характеризуем человека как рассудительного, аккуратного, выдержанного, надежного, порядочного, целеустремленного, то за каждой из перечисленных черт хорошо просматривается умение контролировать свои действия и поступки. Можно даже выделить совокупность (симптомокомплекс) черт характера, очень близких по своему содержанию. Объединяющей их основой является самоконтроль. К ним прежде всего следует отнести долг, ответственность и дисциплинированность.

Стабильность и организованность общества зависят от уровня сформированности правосознания у его граждан, от их умения и желания контролировать свое поведение в соответствии с правовыми нормами. Неполноценность или отсутствие правового самоконтроля типично, как правило, для случаев антиобщественного поведения. Нередко дефекты правового самоконтроля связаны с наличием у субъекта установки, исключающей действие внутренних нравственных или правовых норм; с привычными стереотипами неправомерного поведения; сознательным пренебрежением или незнанием закона. Самоконтроль может оказаться выключенным под воздействием душевных переживаний и сильных эмоциональных волнений, усталости, болезни, что приводит к серьезным отклонениям в саморегуляции общественного поведения.

Социальные формы саморегуляции становятся в принципе возможными благодаря формированию путем воспитания и самовоспитания необходимой системы чувств, через переживание которых человек управляет своим поведением, исходя из определенной морали как совокупности принципов и норм общественного поведения. Огромную роль в общественной жизни человека играет самоконтроль, который актуализируется в процессах нравственного (морального) поведения. Этот вид самоконтроля особенно часто упоминается в широкой, в том числе и специальной, психологической литературе и больше известен как понятие совести. Контрольную сущность этой этической категории подчеркивают многие авторы. Совесть подвергает тщательной проверке все, что человек выполняет или только еще намеревается осуществить. В современной трактовке совесть выступает как своего рода «внутренний контролер» соблюдения человеком общественных идеалов, принципов и моральных норм, побуждающих его критически относиться к своему поведению. Сигнал рассогласования между фактическим или еще только предполагаемым поступком и эталоном (так называемой соответствующей нормой морали), поступивший с выхода механизма нравственного самоконтроля, переживается человеком как чувство стыда, «угрызения совести». Однако само по себе угрызение совести совсем не обязательно заставляет человека поступить по правилам морали. Человек может годами жить с больной совестью, но так и не решиться на то, чтобы снять с себя груз переживаемой вины. Иногда он идет на сделку с совестью, пытается заглушить чувство стыда путем самооправдания (рационализации) своих неблаговидных поступков. Наконец, выраженность некоторых черт личности (таких, например, как угодничество, лицемерие, приспособленчество, трусость и др.) исключает или, по крайней мере, делает маловероятным поведение человека по велению совести.

Невыраженность или отсутствие адекватных социальному окружению механизмов нравственного самоконтроля в той или иной мере нарушает гармоничность личности, способствует ее душевному разладу. Деформация нравственного самоконтроля снимает барьеры на пути к социально опасному, противоправному поведению. Люди без правил и порядка, заметил Кант, ненадежны. Неразвитость нравственного самоконтроля обыкновенно является причиной людских несчастий.

§ 26.3– ФОРМИРОВАНИЕ САМОКОНТРОЛЯ

К моменту рождения ребенка «архитектурно» оказываются созревшими все функциональные системы: дыхания, глотания, сосания и др., необходимые для обеспечения его жизнедеятельности. Значит, можно сказать, что ребенок рождается с определенным набором механизмов самоконтроля, функционирующих на биологическом уровне. В дальнейшем механизмы самоконтроля за протеканием физиологических процессов развиваются в соответствии с генетической программой, и при этом каждый вид биологической саморегуляции с включенным в нее самоконтролем появляется на определенной стадии развития организма. Сама же генетическая программа вырабатывается в ходе длительной эволюции. Вместе с тем появившийся на свет ребенок не имеет никаких генетически обусловленных видов самоконтроля в социальном плане. Механизмы самоконтроля высших уровней жизнедеятельности формируются у ребенка только в процессе его последующего воспитания.

Первые недели и месяцы жизни ребенка – это пора интенсивного овладения своими органами чувств. Научась осязать, ребенок получает первые представления об отношениях пространства и времени. Осязание, вкус и обоняние развиваются с некоторым опережением по отношению к высшим органам чувств – зрению и слуху. С развитием сенсорных систем начинает постепенно накапливаться и уточняться опыт чувственного отражения ребенком окружающей его действительности. Формирующиеся образы внешнего мира (сенсорные эталоны) еще только готовят почву к решению ребенком одной из главных задач первого года жизни – овладение двигательной сферой. Движения новорожденного отличаются хаотичностью и импульсивностью. Однако опыт двигательных возможностей ребенка последовательно наращивается, и непосредственно во взаимосвязи с этим процессом происходит формирование способности контролировать собственные движения. Прежде всего ребенок научается контролировать движения мышц глаз, губ и языка. На протяжении второго и третьего месяцев жизни он овладевает контролем за движением головы, а еще позднее – за координацией мышц туловища.

Функциональное объединение зрительной и двигательной систем является решающим этапом онтогенетического развития. На втором и третьем месяцах жизни ребенок все устойчивее фиксирует свой взгляд на движении рук, а в последующие три месяца уже научается под контролем зрения использовать их для преднамеренного доставания предметов. Манипулируя с предметами внешнего мира, ребенок не только расширяет, но и учится проверять формирующиеся представления об окружающей действительности. Именно со второй половины первого года у ребенка все отчетливее начинает проявляться способность к произвольным движениям, предполагающим их целенаправленный и контролируемый характер. К концу первого года (8-10 месяцев) ребенок уже овладевает навыками самоконтроля за движениями туловища: он способен сидеть без посторонней помощи, может самостоятельно переворачиваться и передвигаться ползком. Таким образом, просматривается определенная закономерность в становлении двигательного аппарата и включенных в его работу механизмов самоконтроля. Она выражается в развитии прежде всего крупных мышечных групп, а затем мышц, обслуживающих более мелкие движения. Развитие движений идет в направлении от туловища, в соответствии с чем прежде всего формируется самоконтроль за мышцами плеча и бедра, а уже позднее за остальными. Такая координация пальцев рук при захвате предметов появляется только после того, как ребенок научится пользоваться движением руки, менять ее местоположение. При этом в «топографическом» отношении функциональное развитие мышц и самоконтроля за их работой идет как бы сверху вниз: сначала младенец научается управлять движением глаз, поднимать, держать и поворачивать голову, потом приобретает способность управлять положением тела при сидении и движением рук при манипуляции с предметами, наконец, он становится способным передвигаться ползком и предпринимать первые попытки встать на ноги.

Овладение ходьбой является знаменательной вехой периода раннего детства (от одного года до трех лет). В целом в организации двигательной сферы все отчетливее просматриваются черты упорядоченности и целесообразности. У ребенка формируются разнообразные двигательные навыки, в осуществлении которых все заметнее реализуется принцип минимизации двигательной активности, ребенок научается преодолевать избыточность двигательных программ, выбирая в каждом конкретном случае наиболее правильные и координированные движения. Самоконтроль приобретает все большее значение для выполнения сложных, высокодифференцированных и точных двигательных актов. Предметные манипуляции являются ведущим видом деятельности для периода раннего детства. С их помощью ребенок приобретает и проверяет свои знания о свойствах окружающего его предметного мира. Сформированные образы внешних предметов закрепляются в памяти ребенка и в дальнейшем актуализируются в познавательных процессах, входя в состав механизмов самоконтроля как его эталонные составляющие.

Еще одним крупным событием раннего детства является речевое развитие ребенка. Овладение речью открывает перед ребенком перспективу все более интенсивного перехода от управления своими движениями путем непосредственной сигнализации к управлению ими на сознательной и произвольной основе. Речевая форма коммуникации – решающий момент для дальнейшего формирования самоконтроля в онтогенезе. Язык как средство общения открывает ребенку путь к овладению всем тем богатством видов и приемов самоконтроля, которое закреплено в человеческом опыте.

В том, что в период раннего детства ребенок постепенно научается ходить, совершать правильные движения и, наконец, вступать в речевое общение, определяющая роль, конечно же, принадлежит взрослому человеку. Именно под его регулирующим воздействием и контролем осуществляется процесс передачи ребенку социального опыта и вместе с тем закладываются первые предпосылки к последовательному овладению многообразием навыков психологического самоконтроля. Взрослый учит ребенка тому, как надо правильно выполнять те или иные действия, произносить отдельные слова и вслух выражать свои мысли. Он учит ребенка совершать поступки, которые были бы адекватны социальному окружению. В процессе воспитания родительское управление должно постепенно уступать место самоуправлению, основанному на умении ребенка контролировать себя и предвидеть результаты собственных действий. Строгий контроль со стороны взрослого в период формирования навыков поведения и деятельности у ребенка является для последнего лучшей подготовкой к самоконтролю. Если у ребенка не воспитывается привычка к контролю за собой, если, иначе говоря, ему не представляется возможность под руководством взрослого упражняться в самоконтроле, то наступает задержка его психического развития. Самоконтроль постепенно формируется и совершенствуется в процессе игры, общего и трудового обучения ребенка. Ближайшее к ребенку окружение, т. е. его родители и товарищи, ежеминутно доставляют ему цели, образцы и мотивы его действий. Обучающий обеспечивает показ эталонов, с помощью которых обучаемый начинает овладевать первоначальными формами самоконтроля. В процессе обучения и воспитания эти эталоны интериоризируются, присваиваются обучаемым и становятся неотъемлемым компонентом психической саморегуляции выполняемой им деятельности, тем самым позволяя обучаемому переходить на самостоятельный контроль своих действий, своего поведения. Обучающий не только показывает, но и раскрывает содержание усваиваемых обучаемым эталонов, объясняет ему значение самоконтроля в различных видах деятельности, учит правильно им пользоваться и первое время побуждает к его реализации. Таким образом, под контролем обучающего протекает очень важный процесс воспитания у обучаемого умения и потребности контролировать себя.

К трем годам самосознание ребенка развито уже настолько, что он способен выделять себя из окружающего мира и умеет в некоторой мере контролировать свои действия. В этом возрасте ребенок восприимчив к усвоению элементарных норм социального поведения и начинает приучаться к их соблюдению. Итак, участие во взаимоотношениях с окружающими людьми, определенная самостоятельность, речевое общение, несложные поведенческие реакции – все это уже присуще трехлетнему ребенку и предполагает включение самоконтроля.

Ведущим видом деятельности дошкольника является игра. Трудно переоценить его значение для общего психического развития ребенка. Играя, ребенок начинает учиться. Игра таит в себе благоприятные и необходимые предпосылки для обучения детей навыкам контроля за собственными действиями и поступками. В процессе игры дошкольники усваивают начальные этические нормы, т. е. те требования, которыми они руководствуются. Изменить нередко неадекватную позицию ребенка в этом возрасте можно, приучая его к рассуждению, т. е. воспитывая в нем потребность и умение включать самоконтроль в мыслительную деятельность. Взрослым следует добиваться от ребенка, чтобы он отдавал себе отчет в своих действиях, задумывался над тем, что делает или только еще собирается делать. В целом ребенок выходит из периода дошкольного детства в определенной мере самостоятельным, владеющим активной речью, ему доступны элементы логического мышления и первичные формы произвольного поведения, подчинения правилам.

С поступлением в школу ведущей деятельностью для ребенка становится учебная. Она захватывает детский, подростковый и юношеский возраст. Школьный период имеет принципиальное значение для социального созревания человека, становления его как личности. С этим этапом онтогенеза связаны и наиболее характерные моменты в формировании самоконтроля.

Развитие самоконтроля в учебной деятельности у младших школьников подчиняется определенным закономерностям. В начале обучения в школе овладение самоконтролем выступает для детей как самостоятельная форма деятельности, внешняя по отношению к основной задаче. И только постепенно, благодаря многократным и постоянным упражнениям в его осуществлении, самоконтроль превращается в необходимый элемент учебной деятельности, включенный в процесс ее выполнения. К третьему классу самоконтроль детей начинает все заметнее проявляться как «составная часть» учебной деятельности. На третьем году обучения у школьников начинает все заметнее проявляться тенденция не только подвергать самоконтролю результаты учебной деятельности, но и проверять свои действия в самом процессе ее выполнения. Показ образца (эталона), по которому ученик мог бы осуществлять самоконтроль, является обязательным условием формирования самоконтроля на первоначальном этапе. Чем меньше возраст учащегося, тем больше он нуждается в показе ему соответствующего образца и в побуждении к осуществлению самоконтроля.

Установка на самоконтроль, наличие образца, с которым соотносится выполняемая учебная деятельность, а также умение осуществлять процесс соотнесения – все это сохраняет свое значение в качестве обязательных условий формирования самоконтроля у учащихся среднего школьного возраста. Но вместе с тем у подростков появляется и ряд новых признаков в сфере самоконтроля. Во-первых, наблюдается рост понимания со стороны учащихся значения самоконтроля как фактора, способствующего повышению качества их учебной деятельности. Во-вторых, происходит объединение рабочих действий и самоконтроля, который начинает все естественнее входить в учебную деятельность как его неотъемлемая составляющая. К концу среднего школьного возраста самоконтроль превращается в обобщенное и сокращенное умственное действие, а мыслительные операции, необходимые для его осуществления, начинают выступать в свернутой форме. Однако самоконтроль снова становится более осознанным и развернутым, если в процессе учебной деятельности ученик встречается с определенными трудностями и начинает переживать в связи с этим чувство неуверенности в правильности выполняемого задания. Еще одна характерная особенность подросткового возраста состоит в том, что наряду с самоконтролем за промежуточными и конечными результатами деятельности учащиеся обращаются к предварительному, предвосхищающему самоконтролю, с помощью которого они пытаются уяснить цель предстоящей деятельности, намечают план действий, осуществляют корректировку планируемых результатов. Формирование собственной личности посредством самовоспитания с помощью активного самоконтроля является еще одной новой и принципиально важной вехой среднего школьного возраста.

У детей старшего школьного возраста заметно усиливается роль произвольного самоконтроля в учебной деятельности. Навыки самоконтроля помогают учащимся обосновывать свои суждения, подчинять мыслительную деятельность строго определенной задаче, осознавать сам ход мыслительных процессов, их анализ и оценку. Старшеклассники уже хорошо владеют не только текущим и результирующим, но также и предварительным самоконтролем. Для них становится типичной потребность осознать и оценить морально-психологические свойства своей личности с точки зрения конкретных жизненных целей и устремлений. Они более уверенно, по сравнению с подростками, пользуются самоконтролем для адекватной оценки своих сильных и слабых сторон, достоинств и недостатков.

По окончании общего и трудового обучения человек начинает самостоятельную жизнь, вступая в пору социальной зрелости. Хотя общее развитие его самосознания продолжается в течение всей его жизни, тем не менее уже к этому моменту человек должен обладать хорошо сформированным и достаточно устойчивым самоконтролем, обеспечивающим адекватное психическое отражение внутреннего мира и объективной реальности, социально одобренное поведение в различных сферах общественной жизни. Такой самоконтроль, опирающийся на знание нравственных, эстетических и правовых норм, выработанных человечеством на протяжении своей истории, не возникает вдруг, а является результатом предшествующего воспитания и самовоспитания личности. В каждом виде деятельности человека на различных этапах онтогенеза самоконтроль предстает как предмет специального обучения.

Самоконтроль — это способность человека подавлять нежелательные формы поведения, неуместные в конкретной ситуации эмоции.

Хорошо развитая способность к самоконтролю позволяет переносить высокие психические и физические нагрузки.

Люди с высоким уровнем самоконтроля всегда сдержанны, спокойны, держатся уверенно. Рядом с ними у других людей появляется ощущение, что всё будет нормально, можно избавиться от проблем, все вопросы будут решены. Они вызывают у людей доверие.

Рядом с таким человеком пропадает желание скандалить, вести себя неадекватно. Их уверенное спокойствие действует положительно на других людей. Они успокаиваются, прекращаются конфликты. Люди склонны им подчиняться, так как они производят впечатление духовно сильных людей.

Кто обладает высоким уровнем самоконтроля?

Высоким уровнем самоконтроля обладают разведчики, успешные руководители. Эти профессии связаны с необходимостью хорошо владеть собой, своими эмоциями.

В некоторых культурах самоконтролю уделяется большое внимание. Японская система воспитания направлена на формирование высокого уровня самоконтроля. Поэтому японец с одинаково невозмутимым лицом примет известие о смерти близкого человека и радостное известие.

Самоконтроль может играть, как положительную, так и отрицательную роль в жизни человека. Люди с высоким уровнем самоконтроля легче избавляются от дурных привычек.

Есть виды работ, где неоходимо иметь хороший уровень самоконтроля.

Например, если работа связана с постоянным общением с людьми, с необходимостью решать их проблемы. На такой работе часто возникают конфликтные ситуации. Человек с низким уровнем самоконтроля не справился бы с такой работой. Он не смог бы подавить чувство гнева, часто возникающее в конфликтных ситуациях, начал бы себя неадекватно вести. Человек с высоким уровнем самоконтроля, не позволил бы себе проявление неадекватных эмоций и решил бы без конфликтов все проблемы.

Чем опасен высокий уровень самоконтроля?

Высокий уровень самоконтроля приводит к тому, что человек постоянно находится в состоянии психического напряжения . Он не может открыто проявлять свои эмоции.

Неотреагированные эмоции накапливаются, приводят к возникновению различных болезней. Чаще всего это сердечно-сосудистые заболевания и язва желудка.

Чтобы этого не происходило и люди с высоким уровнем самоконтроля не заболевали, необходимо проведение профилактических мер. Таким людям постоянно необходимо избавляться от психического напряжения. Самые простые способы — это кричать в безлюдных местах, крушить что-нибудь. Хорошо снимают напряжение боевые исскуства.

Неплохо овладеть приёмами аутотренинга. Он тоже хорошо нормализует состояние человека. Обязательно выберите удобный для вас способ снятия психического напряжения.Тогда хорошо развитая способность к самоконтролю будет приводить только к положительным результатам.

Самоконтроль — осознание и оценка субъектом собственных действий, психических процессов и состояний. Появление и развитие С. определяется требованиями общества к поведению человека. Формирование произвольной саморегуляции предполагает возможность человека осознавать и контролировать ситуацию, процесс. С. предполагает наличие эталона и возможности получения сведений о контролируемых действиях и состояниях. На С. основана волевая регуляция человека, но в то же время С. может быть объектом волевой регуляции, например, в стрессовых ситуациях.

В.А. Иванников, Ю.М. Орлов

Определения, значения слова в других словарях:

Клиническая психология. Словарь под ред. Н.Д. Твороговой

Самоконтроль — процессы, посредством которых человек оказывается в состоянии управлять своим поведением в условиях противоречивого влияния социального окружения или собственных побуждений. Понятие С. обычно применяется к ситуациям, в которых человек пытается изменить…

Психотерапевтическая энциклопедия

Это процессы, посредством которых человек оказывается в состоянии управлять своим поведением в условиях противоречивого влияния социального окружения или собственных биологических механизмов, в частности при склонности к навязчивым влечениям, подверженности импульсивным…

Психологическая энциклопедия

Это процессы, посредством которых человек оказывается в состоянии управлять своим поведением в условиях противоречивого влияния социального окружения или собственных биологических механизмов, в частности при склонности к навязчивым влечениям, подверженности импульсивным порывам…

Психологическая энциклопедия

Совершенно буквально – контроль за собой. Этот термин обычно предназначается для способности контролировать импульсивность, тормозя непосредственные сиюминутные желания; его доминирующая коннотация – подавление или торможение.

Психологическая энциклопедия

Осознание и оценка субъектом собственных действий, психических процессов и состояний. Его появление и развитие определяется требованиями общества к поведению человека. Формирование произвольной саморегуляции предполагает возможность человека осознавать и контролировать…

Психологическая энциклопедия

Данная статья о Самоконтроле является раскрывающим продолжением статьи . Самоконтроль – является первым шагом на пути достижения власти над собой и естественным этапом развития для каждого, кто стремиться стать достойным и цивилизованным человеком. Ибо сложно назвать по-настоящему достойным того, кто даже внешне себя не контролирует и, как говориться, не способен держать в руках. Это, кстати, также одно из важных отличий человека от животного.

Что такое Самоконтроль? Немного подробнее

Самоконтроль нужно понимать следующим образом.

С одной стороны, Самоконтроль, как первый шаг к управлению собой, то есть как контроль, прежде всего, над всеми своими внешними проявлениями. Об этапах управления собой – .

С другой стороны, есть более глубокое и профессиональное понимание Самоконтроля. Как поэтапное осознанное овладение всеми составляющими себя самого, для максимального управления собой. Причём многие составляющие достижения власти над собой – чисто энергетические, то есть это достижение контроля над работой своих , энергетических потоков, и т.д. Но данному искусству обучают на соответствующих эзотерических курсах, например в Харькове, и далеко не каждый может на эти курсы попасть.

В первую очередь каждому человеку необходимо научиться контролировать себя хотя бы внешне, а потом уже осваивать все остальные составляющие.

Хочу также развенчать одно глупейшее заблуждение! Самоконтроль это не самоограничение и не загоняние себя в какие-то ограничивающие рамки, нет! Самоконтроль – это власть над собой, это достижение свободы и власти над своими проблемами. Это возможность реализовать свою свободу так, как ты хочешь, а не быть рабом своих слабостей, негативных эмоций, проблем, бесконтрольности. Это способность не дёргаться и не нервничать. когда все вокруг дёргаются и нервничают. Это сила, чтобы никому не дать вывести вас из себя и заставить плясать под чужую дудку. Это возможность всегда вести себя достойно и никогда не терять человеческое лицо.

Что необходимо научиться контролировать в себя? Да собственно все, шаг за шагом: слова и речь (думать, прежде чем говорить), внешний вид (аккуратность, вкус, красота), поведение, манеры, жесты, выражение лица и мимику. Далее – своё внутреннее состояние, свой Дух, силу, веру и уверенность (чтобы никогда не терять силу и опору). Другие составляющие.

Один из первых этапов самоконтроля – это избавление от вредных разрушающих привычек: курение, распитие алкогольных напитков, привычка нецензурно выражаться, и др.

Как научиться в полной мере контролировать себя?

Для формирования Самоконтроля необходимо:

1. Обучение этике и такту.

2. Обучение не входить в стресс и контролировать свои эмоции.

3. Освоить техники снятия напряжения и расслабления.

Есть разные мнения о самоконтроле. Но в научной литературе в основном царит единство.

«Самоконтроль — способность контролировать свои эмоции, мысли и поведение. Самоконтроль основывается на воле — высшей психической функции, определяющей способность человека принимать осознанные решения и претворять их в жизнь .» (Википедия)

«Самоконтроль — это процессы, посредством которых человек оказывается в состоянии управлять своим поведением в условиях противоречивого влияния социального окружения или собственных биологических механизмов.» (Б.Д.Карвасарский. Психотерапевтическая энциклопедия.)

«Может ли быть самоконтроля слишком много? Нередко встречается мнение, что излишний самоконтроль подавляет спонтанность, лишает человека внутренней свободы и радости жизни. По всей видимости, это результат недоразумения. Контроля не может быть слишком много, важно только, чтобы контроль был правильным. Если человек во время самоконтроля себя только напрягает и ругает, у него неправильный самоконтроль. А если человек внимательно контролирует, чтобы во время работы не напрягаться, работать на позитиве, вовремя отдыхать и за трудное дело браться с умом, обеспечивая успешное начало и празднуя все значимые успехи, такой контроль полезен всегда и излишним не будет.» (Психологос)

Из сказанного следует, что самоконтроль — весьма полезная и нужная вещь. Есть много рецептов, как развивать свой самоконтроль. В общем, с научной стороны говорят только хорошее. Например, еще так: «Самоконтроль — одна из характеристик свободы и ответственности личности. Нет самоконтроля — нет свободы, нет ответственности, нет личности.» (Психологос)

Есть и совсем другие точки зрения, распространенные в быту и некоторых религиях. Согласно им много думать — вредно. Рационализм вообще не в почете, так как он привел к технологическому развитию цивилизации вместо правильного духовного. Надо просто открыть свою душу, сердце, чакры для всего положительного и закрыть для отрицательного. Хотя технология открытия спорна, но все же она привлекательна, поскольку представляется проще, чем многолетнее корпение над научными книгами и постоянное самообразование. Точнее, самообразовываться можно, заглядывая в себя, а не в книги.

Зачем вообще угождать и изображать из себя что-то, когда это всего лишь необязательное промежуточное звено перед расслаблением, перед возможностью делать то, что нравится, а не то, что заставляют?

Общество пока не в состоянии предоставить всем интересную и хорошо оплачиваемую работу. Поэтому часто она воспринимается как наказание, как неприятная обязанность, лишь как средство добывания денег на последующие удовольствия. Соответственно самоконтроль воспринимается как дополнительная нагрузка, напряжение. И он действительно ведет к стрессам, изнашиванию нервной системы, если не приносит радость, а является только насилием над собой.

Важно отметить, что самоконтроль сам по себе не обеспечивает успеха в жизни. Успех зависит от очень многих обстоятельств, часто просто от везения и данных от природы талантов. Но в значительной мере — от образования, воспитания, от работы над собой. Да и сам успех относителен. Одни считают успехом накопленное богатство, другие, наоборот, видят в богатстве духовное падение. Самоконтроль может использоваться индивидуумом как во благо себе, так и во вред. Часто вообще трудно отличить благо от вреда. (Тем не менее, если не оглядываться на себя, не пытаться оценивать свои действия со стороны, то наверняка будет меньше шансов на достижение поставленных целей, какими бы возвышенными или низменными они ни были.)

Поэтому преимущества самоконтроля не очевидны. Он ничуть не избавляет от провалов, а потому встречающееся негативное отношение к нему не безосновательно. Приводят пример сороконожки, которая не смогла сдвинуться, когда ее спросили, как она управляется со своими ногами. Хотя вряд ли сороконожку спрашивали в реальности, но в общем нетрудно привести примеры автоматических действий (например, при вождении автомобиля), когда не нужно задавать себе слишком много вопросов.

Если самоконтроль имеет издержки, то они не очень-то бросаются в глаза в современном обществе. Зато бескультурье, неуважение к окружающим прет повсюду. Никаким излишним самоконтролем пока не пахнет, если даже он в принципе возможен. Ну, бывают люди излишне придирчивые к своей внешности, к чистоте и порядку в доме, или слишком педантичные в работе, но никто от этого не свихнулся. Наоборот, усердие обычно идет от души и приносит радость.

А вот курящих на улице, орущих по телефону в общественном транспорте хоть отбавляй. Обычно они даже не догадываются, что кому-то мешают, поэтому с их личным спокойствием все в порядке. Однако, на работе постепенно начинает надоедать сотрудник, который постоянно присвистывает, притопывает ногой, ковыряется в носу или в бороде и т.п. За это, конечно, не увольняют, но когда появятся более веские причины, то сыграют свою роль все мелкие недостатки.

Кроме того, человек, плохо контролирующий себя, не блещет и в деле, поскольку все идет от одной головы.

Так что встречая человека по одежке, о нем уже много можно сказать. Например, большое пузо недвусмысленно намекает о наклонностях человека и его невысокой способности к самоконтролю. Не говоря уже о том, что лишний вес физически мешает, о чем его обладатель не может не знать, но все равно хочет, чтобы его ценили таким, какой он есть.

Выбор точки зрения на самоконтроль — право каждого. Он связан с такими трудными и неразрешимыми вопросами, как смысл жизни и цель существования человечества. Поэтому сегодня однозначно на всех граждан не решается. Каждый сам определяет, что ему приносит большее удовлетворение: или труд на благо общества, или выпивка. Однако, важно рассказывать детям , что их может ожидать в будущем от того или иного выбора, дабы они потом не предъявляли претензий, что им, мол, не объяснили.

Поэтому самоконтролю лучше учить подрастающее поколение. В крайнем случае, оно потом может отказаться от использования приобретенных навыков. А если не обучили, то в первую очень взрослым придется пожинать плоды своей беспечности, когда молодые люди будут наплевательски относиться к общественным нормам, не уважать историю и вообще знания , будут воротить все, что по их мнению быстрее ведет к удовольствиям и к справедливости по понятиям. Н.В.Невесенко

САМОКОНТРОЛЬ — это… Что такое САМОКОНТРОЛЬ?

– одно из проявлений сознательной регуляции человеком собственного поведения и деятельности в интересах обеспечения соответствия их результатов поставленным целям, предъявляемым требованиям, правилам, образцам. Предназначение С. заключается как в предупреждении, так и в исправлении допущенных ошибок, неточных действий. Благодаря регулирующей функции С. человек способен реализовать предложенный кем-либо или самостоятельно принятый план деятельности. Важную роль в процессах С. личности играет ее самооценка, самокритичность, осознание и оценка субъектом собственных действий, психических процессов и состояний. Появление С. определяется социальными, этическими и психологическими требованиями к поведению человека. Формирование произвольной саморегуляции предполагает возможность человека осознавать и контролировать ситуацию. Процесс С. предполагает наличие эталона и возможности получения сведений о контролируемых действиях и состояниях. Волевая регуляция основана на С. человека, как компоненте саморегуляции, в то же время С. может быть обеспечен волевой регуляцией, например, в стрессовых ситуациях. Основными видами С. являются: констатирующий, ситуационный, предвосхищающий. В литературе С. отождествляется с саморегуляцией, планированием, процессом корректирования деятельности.

С. способствует реализации и уточнению уже существующего плана, но не тождествен планированию, которое осуществляется с целями, мотивами, программой деятельности личности. Человек обладает значительно развитым С., но, не имея достаточных знаний и навыков, может плохо выполнить то или иное новое для него трудовое задание. Развитие С. наряду с другими необходимыми условиями облегчает человеку путь овладения той или иной деятельностью, но это не означает, что процесс его регуляции и С. тождественны.

С. может быть непреднамеренным (непроизвольным), например, у лиц с высокой тревожностью и преднамеренным (произвольным), определяемый сознательно поставленной целью – следить за точностью реализации программы своей деятельности. Непроизвольный С. может осуществляться в структуре восприятия, функционировать автоматически. Предметом непроизвольного С., осуществляющегося в структуре восприятия, является не деятельность в целом, а лишь ее процессуальная сторона. Функцию самоконтроля по реализации программы действий внутри деятельности условно можно назвать функцией стабилизации действий, или первой функцией С. Вторую функцию С. по корректированию, стабилизации деятельности в соответствии с ее мотивами, повышению ее устойчивости к непроизвольной смене называют функцией стабилизации деятельности. Преднамеренный С. в отличие от непроизвольного С. обладает значительными возможностями стабилизации деятельности. С.– это лишь звено в процессе самовоспитания, он дает высокие результаты во взаимодействии с другими средствами самовоспитания, среди которых выделяют самоприказ, самоубеждение и др.


* * *
– см. Самодисциплина.


* * *
– способность контролировать импульсивность. Ср. сдержанность, выдержка.


* * *
осознание и оценка субъектом собственных действий, психических процессов и состояний. С. является неотъемлемым компонентом любой целенаправленной деятельности независимо от ее конкретного содержания и условий осуществления, поскольку выполнение действия, направленного на достижение конкретной цели, всегда требует сравнения полученного результата с запланированным. Таким образом, С. выступает в качестве обязательного звена структуры деятельности, но этим его функции по обеспечению адекватности поведения внешним условиям не исчерпываются. Человек является сложным субъектом и объектом саморегуляции и самоуправления, протекание которых в принципе невозможно без С. Общее функциональное назначение С. независимо от того, в какую деятельность он включен и в какой сфере психических процессов реализуется, состоит в установлении и оценке рассогласования между эталоном и контролируемой переменой. В инженерной психологии С. рассматривается как фундаментальный психологический механизм, прямо по своей сути направленный на обеспечение надежности человекаоператора. Правильная и своевременная реализация С. позволяет оператору предотвращать возможные и исправлять уже допущенные ошибки на каждом из основных этапов его деятельности: при приеме информации, ее переработке, осуществлении управляющего воздействия. Кроме того, С. в операторской деятельности выполняет такую важную функцию, как сопоставление значений параметров текущего состояния с заданными и установление соответствующих сигналов рассогласования, являющихся исходной информацией для последующего управления. Велика также роль С. в процессе обучения операторов. С. в деятельности оператора может быть инструментальным и неинструментальным. В первом случае он проводится с применением специальных технических средств, во втором — путем визуальной или мысленной проверки правильности выполняемых действий. Однако в обоих случаях важной задачей является приучить оператора к проведению С, к включению его в качестве обязательного этапа в структуру деятельности. Для того чтобы С. был эффективным, оператору необходимо в «полном времени деятельности» выделить некоторый резерв времени для контроля собственных действий. Выделение такого резерва должно быть предусмотрено при проектировании деятельности оператора. Эффективность С. зависит от степени его полноты. Значение С. особенно сильно увеличивается в условиях современного производства, когда «снижается эффективность внешних форм контроля за работой каждого отдельного человека, а акцент смещается на личную ответственность работника, которая становится одним из главных факторов запуска С.» (Г. С. Никифоров).

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

Глава 26. САМОКОНТРОЛЬ ЧЕЛОВЕКА. Психология

Глава 26. САМОКОНТРОЛЬ ЧЕЛОВЕКА

§ 26.1. СОСТАВ, ФУНКЦИЯ И ВИДЫ САМОКОНТРОЛЯ ЧЕЛОВЕКА

Самоконтроль является условием адекватной, целенаправленной, интегрированной психики. Самовоспитание и самосовершенствование личности, обучение и профессиональная деятельность, поведение в обществе предполагают непременную включенность в них самоконтроля. Самоконтроль относится к числу обязательных признаков сознания и самосознания человека. Он выступает как условие адекватного психического отражения человеком своего внутреннего мира и окружающей его объективной реальности. Самоконтроль является одним из неотъемлемых компонентов процессов самоуправления (саморегулирования) систем различной качественной природы, среди которых человек представляет собой пример живой и в высшей степени сложной системы.

Человек может выступать в роли объекта и субъекта контроля. Как существо общественное человек на протяжении всей своей жизни является объектом контроля со стороны окружающих его людей. Под контролем общества находятся процессы обучения и воспитания человека, его занятость в профессиональной деятельности, поведение в быту. С другой стороны, уже как субъект контроля человек сам является носителем контрольных механизмов. При этом направленность контроля может быть различной: вовне и на себя. В первом случае объектом контроля для человека выступают поведение и деятельность других людей, характер протекания процессов в общественных, природных, технических системах. Но объектом контроля для человека становятся также его собственные поступки и действия, присущие ему психические явления. Именно в последнем случае, когда человек контролирует свою психическую сферу, мы имеем дело с самоконтролем.

С одной стороны, самоконтроль не может осуществляться без наличия того, что, собственно, контролируется, проверяется. С другой стороны, в составе самоконтроля обязательно присутствие эталона, т. е. того, что должно быть. Вопрос о степени совпадения контролируемой и эталонной составляющих решается посредством операции сличения. Если в результате ее осуществления контролируемая и эталонная составляющие не совпадают, то на «выходе» самоконтроля будет иметь место сигнал рассогласования, отражающий степень их расхождения. Если же факт рассогласования не будет выявлен, то это означает, что контролируемая составляющая соответствует эталону.

Самое общее определение самоконтроля может быть дано с позиции функционального подхода к нему, в соответствии с которым что бы ни являлось объектом самоконтроля, в какую бы сферу психических явлений ни оказался он вовлеченным, его функция носит проверочный характер и заключается в установлении степени совпадения того, что должно быть, с тем, что еще только может быть или фактически уже имеет место. Содержание компонентов, входящих в состав самоконтроля, естественно, будет меняться в зависимости от того, в каком контексте оно проявляется. Так, например, в процессе опознания в качестве контролируемой переменной будет выступать сформированный перцептивный образ стимула, а роль эталона выполнит извлеченный из памяти образ уже ранее воспринятого стимула, меру схожести с которым и будет помогать устанавливать самоконтроль. С другой стороны, если обратиться к сфере поведения, то там в составе самоконтроля роль контролируемой переменной может выполнять намерение совершить какой-то определенный поступок, а эталон – составляющая предстает как усвоенная в процессе воспитания норма (образец) принятого в обществе поведения в соответствующей ситуации. Несмотря на очевидную разноплановость приведенных примеров, в том и другом случае функция самоконтроля остается неизменной, а именно – она будет заключаться в установлении степени совпадения сличаемых компонентов. Поэтому, подчеркнем еще раз, в общем определении самоконтроля акцент должен быть сделан на его функциональной сущности, и оно не должно отражать специфику составляющих его компонентов, что, однако, будет вполне уместным, когда определение раскрывается применительно к конкретному объекту самоконтроля.

Самоконтроль неотъемлемым образом включен во все виды деятельности человека: игровую, учебную, трудовую, научную, спортивную и др. К числу общих, т. е. не зависящих от специфики выполняемой деятельности, принципов классификации видов самоконтроля можно отнести временной, пространственный, структурный, а также принцип произвольности самоконтроля.

В соответствии с временным принципом следует различать предварительный (антиципирующий), текущий (промежуточный) и результирующий (итоговый) виды самоконтроля. Объектом предварительного самоконтроля, включенного в процесс антиципации, является все то, что еще не вступило в фазу непосредственного осуществления, реализации. Например, предварительной проверке с точки зрения правильности их выбора могут подвергнуться цель и программа еще только предстоящей деятельности. Трудно переоценить роль предварительного самоконтроля для предотвращения возможных ошибочных решений, действий, неправильных поступков. Текущий самоконтроль сменяет предварительный и, будучи включенным в процесс выполнения деятельности, направлен на проверку правильности промежуточных результатов. Наконец, результирующий самоконтроль как бы подводит итоги проделанному и помогает ответить на основной вопрос: достигнута ли исходно поставленная цель?

В соответствии с пространственным принципом контролируемая составляющая, как, впрочем, и сам эталон, может поступать в операцию сличения по каналам различной модальности. В связи с этим различают зрительный, слуховой, тактильный и другие виды самоконтроля. В процессе жизнедеятельности человека доминирует самоконтроль, осуществляемый через внешние каналы связи. Такой самоконтроль преобладает в разнообразных видах деятельности в поведенческой практике. Например, идет ли человек пешком или пользуется транспортом, он проверяет правильность своего местоположения по отношению к предварительно намеченному им маршруту и конечному пункту следования с помощью контрольной информации, поступающей к нему извне. Характерным же примером поступления контролируемой переменной по внутренним каналам связи являются интроцептивные ощущения, на основе которых осуществляется психическая саморегуляция состояния.

Согласно структурному принципу присущее человеку многообразие механизмов самоконтроля иерархически организованно. Механизмы самоконтроля имеют место уже на клеточном уровне жизнедеятельности человека. Саморегуляция физиологических функций осуществляется по гомеостатическому принципу, состоящему в поддержании в требуемых пределах сложившихся в процессе эволюции биологических констант, или, иначе говоря, эталонов организма. В качестве примера таких констант можно назвать концентрацию сахара в крови, содержание в ней углекислого газа и кислорода, температуру тела, артериальное давление и др. Саморегуляция по гомеостатическому принципу заключается в том, что та или иная контролируемая составляющая посредством самоконтроля непрерывно сличается с соответствующим биологическим эталоном, и если в результате сличения появляется сигнал рассогласования, то это оказывается толчком к восстановлению нарушенного равновесия. Самоконтроль пронизывает все психические явления, присущие человеку (процессы, состояния, свойства). В этом смысле можно говорить о самоконтроле за протеканием отдельного психического процесса: ощущения, восприятия, опознания, мышления и др.; о самоконтроле человека за собственным психическим состоянием, например, самоконтроль эмоциональной сферы; о самоконтроле как о свойстве человека, ставшем в результате воспитания и самовоспитания чертой его характера. В деятельности, как в фокусе, пересекаются все психические явления и наиболее полно обнаруживает свое присутствие в них самоконтроль.

И наконец, в соответствии с принципом произвольности следует различать произвольный и непроизвольный виды самоконтроля. Произвольный самоконтроль предполагает осознанный характер постановки и достижения соответствующих целей при выполнении определенного вида деятельности. Сам же процесс выполнения деятельности, реализуемый через последовательность действий и отдельных движений, может осуществляться при участии самоконтроля, постоянная осознанность которого уже не является обязательным условием. Непроизвольный самоконтроль происходит, например, на биологическом уровне, на котором механизмы самоконтроля включены в различные контуры саморегуляции, обеспечивающие жизнедеятельность организма, и их функционирование осуществляется вне сферы сознания человека.

§ 26.2. САМОКОНТРОЛЬ В СФЕРЕ ПСИХИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ

Процессы. Все психические явления процессуальны по своей сути. Нет психического вне процесса. Психология, как говорил еще академик И. М. Сеченов, должна вывести все стороны психической деятельности из понятия о процессе.

Самоконтроль – неотъемлемая часть психических процессов, которая является одним из важных условий адекватного отражения человеком своего внутреннего мира и окружающей его объективной действительности. Проиллюстрируем сказанное на ряде примеров.

Ощущения являются начальной ступенью чувственного познания. Они суть образы внешнего мира, в которых отражается действительность. Экспериментально подтверждено присутствие в процессах ощущения контрольных механизмов, с помощью которых обеспечивается соответствие между чувственными данными и внешним миром.

В ряду познавательных процессов восприятие представляет собой качественно новую ступень чувственного познания, позволяющую в отличие от ощущений отражать в сознании человека не отдельные свойства раздражителя, но предмет в целом, в совокупности его свойств. Применительно к различным сенсорным модальностям самоконтроль оказывается включенным в процесс формирования адекватного перцептивного образа. Установлено, что в процессе зрительного восприятия участвуют контролирующие движения глаза, с помощью которых обеспечивается возможность проверить правильность формируемого зрительного образа по отношению к воспринимаемому предмету. Проявляется это в повторных возвращениях глаза к уже осмотренным участкам предмета. При осязательном восприятии формирование адекватного образа ощупываемого предмета происходит тоже при активно выраженном самоконтроле, который в данном случае осуществляется благодаря взаимодействию пальцев, последовательно движущихся друг за другом, и их возвратным движениям к уже пройденным элементам контура.

Опознание как познавательный процесс предполагает сличение образа непосредственно воспринятого стимула с эталонным, извлеченным из памяти, с целью последующего принятия решения о принадлежности воспринятого стимула к определенному классу объектов. Сама по себе операция сличения в контексте опознания не сразу начинает выполнять функцию самоконтроля. Во всяком случае, если иметь в виду развертку процесса опознания во времени, то самая первая «встреча» перцептивного и эталонного образов в ходе операции сличения еще не несет на себе контрольной нагрузки. Однако субъект опознания может уже первый результат сличения, усомнившись в его правильности, посчитать недостаточным для принятия решения об отнесении воспринятого стимула к какому-то определенному классу объектов. Тогда в целях принятия правильного решения операция сличения осуществляется повторно и в случае необходимости несколько раз, но уже в качестве функции самоконтроля.

Высшей формой рационального познания объективного мира является мышление, посредством которого в сознании человека отражается сама сущность окружающих его вещей, закономерность связей и отношений между предметами и явлениями действительности. Все большее признание получает подход к изучению мыслительной деятельности как саморегулируемого процесса. Операция сличения предполагаемых и реально достигнутых результатов с выдвигаемыми гипотезами является ключевой в механизме саморегуляции мыслительной деятельности. Сличение как акт самоконтроля представлено на всех этапах решения мыслительной задачи, включая постановку проблемы, формирование гипотезы и ее последовательную конкретизацию в ходе решения задачи. При этом гипотеза представляет собой как бы промежуточный эталон, правильность которого либо подтверждается, либо ставится под сомнение после сличения с ним реально полученного результата. Рассогласование между прогнозируемым и фактическим результатами становится условием для выработки дальнейшей стратегии решения. В принципе она может свестись либо к перепроверке уже полученного результата, либо к формированию новой гипотезы и ее последующей верификации. Конечно, излишний самоконтроль, чрезмерная опека с его стороны за движением творческой мысли нежелательны, поскольку их включение в процесс генерирования идей тормозит его. Другое дело, что в творческом процессе должен обязательно наступить момент критического осмысления уже достаточно оформленных гипотез или идей для оценки степени их жизнеспособности и обоснования целесообразности последующих затрат духовных и материальных сил на их практическое воплощение.

Непременным условием целесообразной деятельности человека является его память. Организованная работа памяти возможна лишь при участии в ней самоконтроля, с помощью которого обеспечивается правильность протекания таких анемических процессов, как запоминание и припоминание. Так, в процесс активного припоминания ранее запечатленного материала неизбежно входит сличение результатов поиска (выполняющих роль контролируемых переменных) с исходным материалом, позволяющее субъекту либо прекратить дальнейший поиск, либо отвергнуть всплывающие следы как неадекватные и снова продолжить поиск, чтобы все-таки найти правильное решение.

В основе процесса общения, управления человеком своим поведением в обществе лежит речевая деятельность. В соответствии с концепцией функциональных систем академика П. К. Анохина речевому воплощению каждого слова, каждой фразы предшествует формирование в мозгу «контрольного аппарата» (акцептор действия), который следит за правильностью их произнесения. В сложную организацию речевой деятельности вовлечены различные виды механизмов самоконтроля: слуховой, зрительный, кинестетический и др.

Обычно внимание понимается как направленность и сосредоточенность сознания на определенном объекте. Современные исследования нейрофизиологических механизмов внимания, выполненные под руководством А. Р. Лурия, указывают на их тесную взаимосвязь с самоконтролем. Иными словами, есть основание говорить о том, что сложнейшая форма произвольного внимания есть в то же время и высшая форма самоконтроля человека, проявляющаяся в его возможности самостоятельно контролировать собственное поведение и свою деятельность.

Специфика воли заключается в сознательном преодолении человеком трудностей (препятствий) на пути к поставленной цели. Психическая саморегуляция приобретает волевой характер, когда ее привычный, нормальный ход по тем или иным причинам затруднен и поэтому достижение конечной цели требует со стороны субъекта приложения дополнительных сил, повышения собственной активности для преодоления возникшего препятствия. Таким образом, воля как психический феномен находит свое конкретное выражение посредством осуществления волевого усилия. Самоконтроль, включенный в протекание волевого усилия, помогает ему не уклониться от намеченного пути, тем самым предотвращая напрасные, неоправданные энергозатраты, не связанные с достижением конечной цели. Насыщенность волевого усилия актами самоконтроля может в общем случае определяться различными объективными и субъективными факторами. Оптимальным соотношением между ними следует признать такое, при котором распределение энергозатрат на их реализацию решается все-таки в пользу волевого усилия. Чрезмерный самоконтроль будет неоправданно истощать их общую энергетическую основу, снижая тем самым эффективность волевого усилия. И наоборот, чем рациональнее распределятся акты самоконтроля, тем больше энергетических возможностей может быть высвобождено на проявление волевого усилия, тем более интенсивным и развернутым во времени может оно стать.

Принципиальная роль в психомоторике человека принадлежит самоконтролю. Правильная координация движения осуществляется под контролем соответствующих мышечных, осязательных и зрительных впечатлений. Мы проверяем правильность совершения каждого движения, прежде чем переходим к исполнению следующего. Саморегуляция требуемого действия протекает при постоянном сопоставлении текущих результатов с хранящимся в памяти образцом (эталоном) его исполнения. Самоконтроль органичным образом встраивается в общую мелодию исполнения двигательного навыка, как бы сливаясь в одно непрерывное целое с его содержанием. При этом процесс реализации двигательного навыка и включенного в него самоконтроля протекает неосознанно. В этом случае попытка дополнительного, преднамеренного самоконтроля с целью убедиться, а все ли в осуществлении навыка делается как надо, т. е. идет ли все своим чередом и правильно ли при этом выполняется, может оказаться излишней и просто вредной, поскольку за ней, как правило, следует сбой в работе уже хорошо отлаженного механизма. Другое дело, что осуществление отдельных навыков подчинено общей цели психомоторной деятельности, и поэтому правильность достигаемых с их помощью результатов должна все время проверяться посредством осознанного самоконтроля.

Состояния. В отличие от психических процессов состояния характеризуются большей целостностью и устойчивостью. Специфику «взаимоотношений» самоконтроля и психических состояний рассмотрим на примере наиболее представительной их группы, к которой обычно относят эмоциональные состояния.

В психологии уже давно известны и описаны особенности проявления эмоциональной сферы в зависимости от того, насколько она находится под контролем субъекта. Нарушение или ослабление способности к самоконтролю влечет за собой появление у человека эмоциональных проблем. Интенсивное развитие эмоционального реагирования (радость, страх, гнев и др.) сопровождается нарастанием дефицита самоконтроля вплоть до полной его утраты. Уже на собственном опыте мы убеждаемся в том, что люди различаются между собой в способе и силе выражения своих эмоций, умении осуществлять за ними контроль. Обычно человека, у которого ослаблен эмоциональный самоконтроль, характеризуют как возбудимого, вспыльчивого, импульсивного, неуравновешенного, экспансивного и т. д. Человек с легко возбудимой эмоциональной сферой особенно склонен к совершению импульсивных поступков, принятию необдуманных решений и недостаточно обоснованных суждений. Импульсивные натуры следует рассматривать как противоположные людям уравновешенным и владеющим собой. Таким образом, в поведении одних людей эмоциональное реагирование может быть выражено чрезмерно, у других, напротив, отличительной чертой их взаимоотношений с окружающим миром является бесстрастность восприятия и отклика на происходящее вовне. Конечно, это крайние примеры, между которыми распределено многообразие оттенков взаимодействия самоконтроля с эмоциями.

Самообладание является той очень важной чертой характера, которая помогает человеку управлять собой, собственным поведением, сохранять способность к выполнению деятельности в самых неблагоприятных условиях. Человек с развитым самообладанием умеет при любых, даже чрезвычайных обстоятельствах подчинить свои эмоции голосу рассудка, не позволить им нарушить организованный строй его психической жизни. Основное содержание этого свойства составляет работа двух психологических механизмов: самоконтроля и коррекции (воздействия).

С помощью самоконтроля субъект следит за своим эмоциональным состоянием, выявляя возможные отклонения (по сравнению с фоновым, обычным состоянием) в характере его протекания. С этой целью он задает себе контрольные вопросы, к примеру: не выгляжу ли я сейчас взволнованным; не слишком ли жестикулирую; не говорю ли я излишне тихо или, наоборот, громко; слишком быстро, сбивчиво и т. п. Если самоконтроль фиксирует факт рассогласования, то это является толчком к запуску механизма коррекции, направленного на подавление, сдерживание эмоционального «взрыва», на возвращение эмоционального реагирования в нормативное русло. Воздействия на собственные эмоции могут носить и упреждающий (в некотором смысле профилактический) характер, т. е. еще до появления явных признаков нарушения эмоционального равновесия, но предвидя вполне реальную возможность такого события (ситуации опасности, риска, повышенной ответственности и др.), человек с помощью специальных приемов самовоздействия (самоубеждения, самоприказы и т. д.) стремится предотвратить его наступление. В этом смысле можно говорить об особом типе людей, которые проявляют предусмотрительность, благоразумие, часто контролируя самих себя.

Свойства. Говоря о характере человека, мы обычно ориентируемся на какие-то его наиболее типичные, устойчивые свойства. Зная черты характера, можно предсказывать наиболее вероятные формы поведения человека в различных жизненных ситуациях. Одной из таких черт является самоконтроль. По тому, как человек ведет себя в общении с другими людьми, какие он совершает поступки, как относится к своим обязанностям в быту и на работе, мы судим о степени сформированности у него самоконтроля. Как свойство личности самоконтроль органичным образом связан с целым рядом черт характера, обнаруживая в них свою слабость или явную выраженность. Например, за такими чертами, как безалаберность, бездумность, небрежность, опрометчивость, паникерство, разболтанность, халатность и др., нетрудно увидеть дефицит самоконтроля. Напротив, если мы характеризуем человека как рассудительного, аккуратного, выдержанного, надежного, порядочного, целеустремленного, то за каждой из перечисленных черт хорошо просматривается умение контролировать свои действия и поступки. Можно даже выделить совокупность (симптомокомплекс) черт характера, очень близких по своему содержанию. Объединяющей их основой является самоконтроль. К ним прежде всего следует отнести долг, ответственность и дисциплинированность.

Стабильность и организованность общества зависят от уровня сформированности правосознания у его граждан, от их умения и желания контролировать свое поведение в соответствии с правовыми нормами. Неполноценность или отсутствие правового самоконтроля типично, как правило, для случаев антиобщественного поведения. Нередко дефекты правового самоконтроля связаны с наличием у субъекта установки, исключающей действие внутренних нравственных или правовых норм; с привычными стереотипами неправомерного поведения; сознательным пренебрежением или незнанием закона. Самоконтроль может оказаться выключенным под воздействием душевных переживаний и сильных эмоциональных волнений, усталости, болезни, что приводит к серьезным отклонениям в саморегуляции общественного поведения.

Социальные формы саморегуляции становятся в принципе возможными благодаря формированию путем воспитания и самовоспитания необходимой системы чувств, через переживание которых человек управляет своим поведением, исходя из определенной морали как совокупности принципов и норм общественного поведения. Огромную роль в общественной жизни человека играет самоконтроль, который актуализируется в процессах нравственного (морального) поведения. Этот вид самоконтроля особенно часто упоминается в широкой, в том числе и специальной, психологической литературе и больше известен как понятие совести. Контрольную сущность этой этической категории подчеркивают многие авторы. Совесть подвергает тщательной проверке все, что человек выполняет или только еще намеревается осуществить. В современной трактовке совесть выступает как своего рода «внутренний контролер» соблюдения человеком общественных идеалов, принципов и моральных норм, побуждающих его критически относиться к своему поведению. Сигнал рассогласования между фактическим или еще только предполагаемым поступком и эталоном (так называемой соответствующей нормой морали), поступивший с выхода механизма нравственного самоконтроля, переживается человеком как чувство стыда, «угрызения совести». Однако само по себе угрызение совести совсем не обязательно заставляет человека поступить по правилам морали. Человек может годами жить с больной совестью, но так и не решиться на то, чтобы снять с себя груз переживаемой вины. Иногда он идет на сделку с совестью, пытается заглушить чувство стыда путем самооправдания (рационализации) своих неблаговидных поступков. Наконец, выраженность некоторых черт личности (таких, например, как угодничество, лицемерие, приспособленчество, трусость и др.) исключает или, по крайней мере, делает маловероятным поведение человека по велению совести.

Невыраженность или отсутствие адекватных социальному окружению механизмов нравственного самоконтроля в той или иной мере нарушает гармоничность личности, способствует ее душевному разладу. Деформация нравственного самоконтроля снимает барьеры на пути к социально опасному, противоправному поведению. Люди без правил и порядка, заметил Кант, ненадежны. Неразвитость нравственного самоконтроля обыкновенно является причиной людских несчастий.

§ 26.3– ФОРМИРОВАНИЕ САМОКОНТРОЛЯ

К моменту рождения ребенка «архитектурно» оказываются созревшими все функциональные системы: дыхания, глотания, сосания и др., необходимые для обеспечения его жизнедеятельности. Значит, можно сказать, что ребенок рождается с определенным набором механизмов самоконтроля, функционирующих на биологическом уровне. В дальнейшем механизмы самоконтроля за протеканием физиологических процессов развиваются в соответствии с генетической программой, и при этом каждый вид биологической саморегуляции с включенным в нее самоконтролем появляется на определенной стадии развития организма. Сама же генетическая программа вырабатывается в ходе длительной эволюции. Вместе с тем появившийся на свет ребенок не имеет никаких генетически обусловленных видов самоконтроля в социальном плане. Механизмы самоконтроля высших уровней жизнедеятельности формируются у ребенка только в процессе его последующего воспитания.

Первые недели и месяцы жизни ребенка – это пора интенсивного овладения своими органами чувств. Научась осязать, ребенок получает первые представления об отношениях пространства и времени. Осязание, вкус и обоняние развиваются с некоторым опережением по отношению к высшим органам чувств – зрению и слуху. С развитием сенсорных систем начинает постепенно накапливаться и уточняться опыт чувственного отражения ребенком окружающей его действительности. Формирующиеся образы внешнего мира (сенсорные эталоны) еще только готовят почву к решению ребенком одной из главных задач первого года жизни – овладение двигательной сферой. Движения новорожденного отличаются хаотичностью и импульсивностью. Однако опыт двигательных возможностей ребенка последовательно наращивается, и непосредственно во взаимосвязи с этим процессом происходит формирование способности контролировать собственные движения. Прежде всего ребенок научается контролировать движения мышц глаз, губ и языка. На протяжении второго и третьего месяцев жизни он овладевает контролем за движением головы, а еще позднее – за координацией мышц туловища.

Функциональное объединение зрительной и двигательной систем является решающим этапом онтогенетического развития. На втором и третьем месяцах жизни ребенок все устойчивее фиксирует свой взгляд на движении рук, а в последующие три месяца уже научается под контролем зрения использовать их для преднамеренного доставания предметов. Манипулируя с предметами внешнего мира, ребенок не только расширяет, но и учится проверять формирующиеся представления об окружающей действительности. Именно со второй половины первого года у ребенка все отчетливее начинает проявляться способность к произвольным движениям, предполагающим их целенаправленный и контролируемый характер. К концу первого года (8-10 месяцев) ребенок уже овладевает навыками самоконтроля за движениями туловища: он способен сидеть без посторонней помощи, может самостоятельно переворачиваться и передвигаться ползком. Таким образом, просматривается определенная закономерность в становлении двигательного аппарата и включенных в его работу механизмов самоконтроля. Она выражается в развитии прежде всего крупных мышечных групп, а затем мышц, обслуживающих более мелкие движения. Развитие движений идет в направлении от туловища, в соответствии с чем прежде всего формируется самоконтроль за мышцами плеча и бедра, а уже позднее за остальными. Такая координация пальцев рук при захвате предметов появляется только после того, как ребенок научится пользоваться движением руки, менять ее местоположение. При этом в «топографическом» отношении функциональное развитие мышц и самоконтроля за их работой идет как бы сверху вниз: сначала младенец научается управлять движением глаз, поднимать, держать и поворачивать голову, потом приобретает способность управлять положением тела при сидении и движением рук при манипуляции с предметами, наконец, он становится способным передвигаться ползком и предпринимать первые попытки встать на ноги.

Овладение ходьбой является знаменательной вехой периода раннего детства (от одного года до трех лет). В целом в организации двигательной сферы все отчетливее просматриваются черты упорядоченности и целесообразности. У ребенка формируются разнообразные двигательные навыки, в осуществлении которых все заметнее реализуется принцип минимизации двигательной активности, ребенок научается преодолевать избыточность двигательных программ, выбирая в каждом конкретном случае наиболее правильные и координированные движения. Самоконтроль приобретает все большее значение для выполнения сложных, высокодифференцированных и точных двигательных актов. Предметные манипуляции являются ведущим видом деятельности для периода раннего детства. С их помощью ребенок приобретает и проверяет свои знания о свойствах окружающего его предметного мира. Сформированные образы внешних предметов закрепляются в памяти ребенка и в дальнейшем актуализируются в познавательных процессах, входя в состав механизмов самоконтроля как его эталонные составляющие.

Еще одним крупным событием раннего детства является речевое развитие ребенка. Овладение речью открывает перед ребенком перспективу все более интенсивного перехода от управления своими движениями путем непосредственной сигнализации к управлению ими на сознательной и произвольной основе. Речевая форма коммуникации – решающий момент для дальнейшего формирования самоконтроля в онтогенезе. Язык как средство общения открывает ребенку путь к овладению всем тем богатством видов и приемов самоконтроля, которое закреплено в человеческом опыте.

В том, что в период раннего детства ребенок постепенно научается ходить, совершать правильные движения и, наконец, вступать в речевое общение, определяющая роль, конечно же, принадлежит взрослому человеку. Именно под его регулирующим воздействием и контролем осуществляется процесс передачи ребенку социального опыта и вместе с тем закладываются первые предпосылки к последовательному овладению многообразием навыков психологического самоконтроля. Взрослый учит ребенка тому, как надо правильно выполнять те или иные действия, произносить отдельные слова и вслух выражать свои мысли. Он учит ребенка совершать поступки, которые были бы адекватны социальному окружению. В процессе воспитания родительское управление должно постепенно уступать место самоуправлению, основанному на умении ребенка контролировать себя и предвидеть результаты собственных действий. Строгий контроль со стороны взрослого в период формирования навыков поведения и деятельности у ребенка является для последнего лучшей подготовкой к самоконтролю. Если у ребенка не воспитывается привычка к контролю за собой, если, иначе говоря, ему не представляется возможность под руководством взрослого упражняться в самоконтроле, то наступает задержка его психического развития. Самоконтроль постепенно формируется и совершенствуется в процессе игры, общего и трудового обучения ребенка. Ближайшее к ребенку окружение, т. е. его родители и товарищи, ежеминутно доставляют ему цели, образцы и мотивы его действий. Обучающий обеспечивает показ эталонов, с помощью которых обучаемый начинает овладевать первоначальными формами самоконтроля. В процессе обучения и воспитания эти эталоны интериоризируются, присваиваются обучаемым и становятся неотъемлемым компонентом психической саморегуляции выполняемой им деятельности, тем самым позволяя обучаемому переходить на самостоятельный контроль своих действий, своего поведения. Обучающий не только показывает, но и раскрывает содержание усваиваемых обучаемым эталонов, объясняет ему значение самоконтроля в различных видах деятельности, учит правильно им пользоваться и первое время побуждает к его реализации. Таким образом, под контролем обучающего протекает очень важный процесс воспитания у обучаемого умения и потребности контролировать себя.

К трем годам самосознание ребенка развито уже настолько, что он способен выделять себя из окружающего мира и умеет в некоторой мере контролировать свои действия. В этом возрасте ребенок восприимчив к усвоению элементарных норм социального поведения и начинает приучаться к их соблюдению. Итак, участие во взаимоотношениях с окружающими людьми, определенная самостоятельность, речевое общение, несложные поведенческие реакции – все это уже присуще трехлетнему ребенку и предполагает включение самоконтроля.

Ведущим видом деятельности дошкольника является игра. Трудно переоценить его значение для общего психического развития ребенка. Играя, ребенок начинает учиться. Игра таит в себе благоприятные и необходимые предпосылки для обучения детей навыкам контроля за собственными действиями и поступками. В процессе игры дошкольники усваивают начальные этические нормы, т. е. те требования, которыми они руководствуются. Изменить нередко неадекватную позицию ребенка в этом возрасте можно, приучая его к рассуждению, т. е. воспитывая в нем потребность и умение включать самоконтроль в мыслительную деятельность. Взрослым следует добиваться от ребенка, чтобы он отдавал себе отчет в своих действиях, задумывался над тем, что делает или только еще собирается делать. В целом ребенок выходит из периода дошкольного детства в определенной мере самостоятельным, владеющим активной речью, ему доступны элементы логического мышления и первичные формы произвольного поведения, подчинения правилам.

С поступлением в школу ведущей деятельностью для ребенка становится учебная. Она захватывает детский, подростковый и юношеский возраст. Школьный период имеет принципиальное значение для социального созревания человека, становления его как личности. С этим этапом онтогенеза связаны и наиболее характерные моменты в формировании самоконтроля.

Развитие самоконтроля в учебной деятельности у младших школьников подчиняется определенным закономерностям. В начале обучения в школе овладение самоконтролем выступает для детей как самостоятельная форма деятельности, внешняя по отношению к основной задаче. И только постепенно, благодаря многократным и постоянным упражнениям в его осуществлении, самоконтроль превращается в необходимый элемент учебной деятельности, включенный в процесс ее выполнения. К третьему классу самоконтроль детей начинает все заметнее проявляться как «составная часть» учебной деятельности. На третьем году обучения у школьников начинает все заметнее проявляться тенденция не только подвергать самоконтролю результаты учебной деятельности, но и проверять свои действия в самом процессе ее выполнения. Показ образца (эталона), по которому ученик мог бы осуществлять самоконтроль, является обязательным условием формирования самоконтроля на первоначальном этапе. Чем меньше возраст учащегося, тем больше он нуждается в показе ему соответствующего образца и в побуждении к осуществлению самоконтроля.

Установка на самоконтроль, наличие образца, с которым соотносится выполняемая учебная деятельность, а также умение осуществлять процесс соотнесения – все это сохраняет свое значение в качестве обязательных условий формирования самоконтроля у учащихся среднего школьного возраста. Но вместе с тем у подростков появляется и ряд новых признаков в сфере самоконтроля. Во-первых, наблюдается рост понимания со стороны учащихся значения самоконтроля как фактора, способствующего повышению качества их учебной деятельности. Во-вторых, происходит объединение рабочих действий и самоконтроля, который начинает все естественнее входить в учебную деятельность как его неотъемлемая составляющая. К концу среднего школьного возраста самоконтроль превращается в обобщенное и сокращенное умственное действие, а мыслительные операции, необходимые для его осуществления, начинают выступать в свернутой форме. Однако самоконтроль снова становится более осознанным и развернутым, если в процессе учебной деятельности ученик встречается с определенными трудностями и начинает переживать в связи с этим чувство неуверенности в правильности выполняемого задания. Еще одна характерная особенность подросткового возраста состоит в том, что наряду с самоконтролем за промежуточными и конечными результатами деятельности учащиеся обращаются к предварительному, предвосхищающему самоконтролю, с помощью которого они пытаются уяснить цель предстоящей деятельности, намечают план действий, осуществляют корректировку планируемых результатов. Формирование собственной личности посредством самовоспитания с помощью активного самоконтроля является еще одной новой и принципиально важной вехой среднего школьного возраста.

У детей старшего школьного возраста заметно усиливается роль произвольного самоконтроля в учебной деятельности. Навыки самоконтроля помогают учащимся обосновывать свои суждения, подчинять мыслительную деятельность строго определенной задаче, осознавать сам ход мыслительных процессов, их анализ и оценку. Старшеклассники уже хорошо владеют не только текущим и результирующим, но также и предварительным самоконтролем. Для них становится типичной потребность осознать и оценить морально-психологические свойства своей личности с точки зрения конкретных жизненных целей и устремлений. Они более уверенно, по сравнению с подростками, пользуются самоконтролем для адекватной оценки своих сильных и слабых сторон, достоинств и недостатков.

По окончании общего и трудового обучения человек начинает самостоятельную жизнь, вступая в пору социальной зрелости. Хотя общее развитие его самосознания продолжается в течение всей его жизни, тем не менее уже к этому моменту человек должен обладать хорошо сформированным и достаточно устойчивым самоконтролем, обеспечивающим адекватное психическое отражение внутреннего мира и объективной реальности, социально одобренное поведение в различных сферах общественной жизни. Такой самоконтроль, опирающийся на знание нравственных, эстетических и правовых норм, выработанных человечеством на протяжении своей истории, не возникает вдруг, а является результатом предшествующего воспитания и самовоспитания личности. В каждом виде деятельности человека на различных этапах онтогенеза самоконтроль предстает как предмет специального обучения.

Самоконтроль изменений в поведении | Элитариум

Далеко не все люди имеют развитые навыки самоконтроля и поэтому живут не столь успешно, как могли бы. Большинство людей хотели бы изменить нежелательное поведение, но не знают, как это сделать. Рассмотрим пять шагов, из которых состоит процесс самоконтроля.

Автор:
Дэниел Дж. Зиглер
(Daniel J. Ziegler), профессор психологии и декан Высшей школы в университете Вилланова. Материал публикуется в сокращенном переводе в английского.

Люди всегда заинтересованы в том, чтобы самостоятельно управлять своей жизнью. К сожалению, однако, далеко не все имеют адекватные навыки самоконтроля и поэтому живут не столь успешно, как могли бы. Например, некоторые едят слишком много, другие курят или пьют слишком много, третьим никак не удается регулярно заниматься гимнастикой, а у кого-то отсутствуют навыки обучения. Большинство этих людей, если не все, хотели бы изменить нежелательное поведение, но просто не знают, как это сделать. Одни полагаются на «силу воли», а другие ищут профессиональную помощь, часто недоступную. Однако в социально-когнитивной теории заложено понятие самоконтроля — эмпирически обоснованного средства стойкого достижения более желательных паттернов поведения — то, что иначе можно назвать «властью человека».

Говорят, что самоконтроль проявляется всякий раз, когда «данное поведение человека имеет меньшую вероятность проявления с точки зрения его предыдущего поведения, чем другая возможная реакция». Например, самоконтроль имеет место, если вы раньше курили, а теперь нет, или если вы слишком много ели в прошлом, а теперь установили для себя более умеренную и разумную диету. При самоконтроле желаемая реакция (некурение, умеренное питание) часто сопровождается непосредственно неприятными, но в конечном итоге желаемыми последствиями, а альтернативные реакции (курение, чрезмерное питание) дают приятные, но в конечном итоге аверсивные (от англ.
aversion — отвращение) результаты.

С социально-когнитивной точки зрения, самоконтроль не существует исключительно в рамках только внутренних (например, сила воли) или только внешних сил. Он проявляется в тщательно спланированном взаимодействии человека с окружением. Чтобы узнать, как происходит этот процесс, давайте рассмотрим пять основных ступеней, которые могут быть особенно полезны в попытке улучшить самоконтроль.

Основные шаги самоконтроля

Процесс поведенческого самоконтроля состоит из пяти основных шагов. В него включены определение формы поведения, на которое надо воздействовать, сбор основных данных, разработку программы для увеличения или уменьшения частоты желаемого поведения, выполнение и оценку программы, а также завершения программы.

1. Определение формы поведения. Начальная ступень самоконтроля — определение точной формы поведения, которое требуется изменить. К сожалению, этот решающий шаг бывает много сложнее, чем можно подумать. Многие из нас стремятся представить наши проблемы в терминах неопределенных негативных личностных особенностей и требуется немало усилий, чтобы ясно описать специфическое открытое поведение, которое заставляет нас думать, что у нас эти особенности есть. Если женщину спросить, что ей не нравится в ее поведении, то в ответ можно услышать: «Я чересчур язвительна». Это может быть истинной правдой, но это не поможет создать программу изменения поведения. Для того, чтобы подойти к проблеме, нам нужно перевести неопределенные высказывания о личностных особенностях в точные описания специфических реакций, которые иллюстрируют эти особенности. Значит женщина, полагающая, что она «слишком язвительна», могла бы назвать два примера характерных реакций высокомерия, которые демонстрировали бы ее сарказм, скажем принижение мужа на людях и отчитывание детей. Это и составляет специфическое поведение, над которым она может работать по составленной ею программе самоконтроля.

2. Сбор основных данных. Второй шаг самоконтроля — сбор основной информации о факторах, воздействующих на поведения, которое мы хотим изменить. Фактически мы должны стать чем-то вроде ученого, не только отмечающего собственные реакции, но также регистрирующего частоту их появления с целью обратном связи и оценки. Итак, человек, который пытается меньше курить, может подсчитывать число сигарет, выкуренных в день или в течение определенного отрезка времени. Также человек, пытающийся похудеть, систематически заполняет таблицу с результатами ежедневного взвешивания в течение нескольких месяцев. Как видно из этих примеров, сбор точных данных о поведении, которое требуется изменить совсем не похож на глобальное самопонимание, акцептируемое в других терапевтических методиках. Это относится и к установке Фрейда на проникновение в бессознательные процессы, и к постулируемой в йоге и дзен необходимости концентрации внимания на внутреннем опыте. Логическое обоснование, лежащее в основе этого шага самоконтроля, заключается в том, что человек должен сначала четко определить повторяемость специфического поведения (в том числе ключевые раздражители, выявляющие его последствия), прежде чем он сможет успешно изменить его.

3. Разработка программы самоконтроля. Следующим шагом по изменению своего поведения является разработка программы, которая изменит повторяемость специфического поведения. Изменение частоты повторяемости этого поведения можно достичь несколькими путями. В основном это самоподкрепление, самонаказание и планирование окружения.

а) Самоподкрепление. Если люди хотят изменить свое поведение, они должны постоянно поощрять себя за то, что поступают желаемым образом. Хотя основная стратегия довольно проста, есть некоторые соображения по разработке программы самоподкрепления. Во-первых, так как поведение контролируется его последствиями, оно обязывает человека организовать эти последствия заранее, чтобы воздействовать на поведение желаемым образом. Во-вторых, если в программе самоконтроля самоподкрепление является предпочтительной стратегией, необходимо выбрать подкрепляющий стимул, который реально доступен человеку. Например, в программе, разработанной для того, чтобы улучшить процесс обучения, студентка могла бы слушать любимые аудиозаписи вечером, если днем она занималась четыре часа. В результате, возможно, ее отметки также улучшатся — что станет более открытым позитивным поощрением! Подобно этому, в программе, нацеленной на увеличение физической нагрузки, человек мог бы тратить 20 долларов на одежду (саморегулируемый подкрепляющий стимул), если он ходил по 10 километров в течение недели (контролируемое поведение).

б) Самонаказание. Для того, чтобы уменьшить повторяемость нежелательного поведения, можно также выбрать стратегию самонаказания. Однако существенный недостаток наказания состоит в том, что многие считают трудным постоянно наказывать себя, если им не удается добиться желаемого поведения. Чтобы справиться с этим рекомендуем помнить два руководящих указания. Во-первых, если проблемой являются навыки обучения, курение, чрезмерное питание, пьянство, застенчивость или еще что-то, лучше использовать наказание вместе с позитивным самоподкреплением. Сочетание аверсивных и приятных саморегулируемых последствий поможет выполнению программы изменения поведения. Во-вторых, лучше использовать относительно мягкое наказание — это повысит вероятность того, что оно действительно будет саморегулируемым.

в) Планирование окружения. Для того, чтобы нежелательные реакции встречались реже, надо изменить окружение так, чтобы либо изменились стимулы, предшествующие реакции, либо последствия этих реакций. Чтобы избежать искушения, человек может уклониться от искушающих ситуаций, во-первых, или, во-вторых, наказать себя за то, что поддался им.

Знакомая всем ситуация, когда тучные люди пытаются ограничить питание, служит прекрасным примером. С точки зрения социально-когнитивной теории, чрезмерное питание является не чем иным, как вредной привычкой — это прием пищи без физиологической потребности в ответ на ключевой раздражитель окружения, который поддерживается немедленными приятными последствиями. При помощи тщательного самоконтроля, однако, можно определить ключевые стимулы чрезмерного питания (например, поглощение пива и жевание соленых крекеров во время просмотра телепередач или повышенный аппетит при эмоциональном расстройстве). Если эти ключевые раздражители точно установлены, становится возможным отделить от них реакцию приема пищи. Так, человек может пить воду или ничего не есть и не пить, когда смотрит телевизор, или развивать альтернативные реакции на эмоциональное напряжение (например, мышечная релаксация или медитация).

4. Выполнение и оценка программы самоконтроля. После того как разработана программа самомодификации, следующий логический шаг — выполнить ее и приспособиться к тому, что кажется необходимым. Для успеха этой программы необходима постоянная бдительность во время промежуточного периода, чтобы не возвратиться вновь к старым нежелательным формам поведения. Хорошим средством контроля является договор с самим собой — письменное соглашение с обещанием придерживаться желаемого поведения и использовать соответствующие поощрения и наказания. Условия такого договора должны быть ясными, последовательными, позитивными и честными. Также необходимо периодически пересматривать условия договора, чтобы удостовериться в их разумности: многие сначала устанавливают нереалистично высокие цели, что часто приводит к излишним затруднениям и пренебрежению программой самоконтроля. Чтобы сделать программу максимально успешной, в ней должен участвовать по крайней мере еще один человек (супруга, друг). Оказывается, это заставляет людей более серьезно относиться к программе. Также и последствия должны быть детально определены в договоре в терминах поощрений и наказаний. И наконец, поощрения и наказания должны быть немедленными, систематическими и иметь место фактически — не оставаться просто устными обещаниями или высказываемыми намерениями.

Отмечают несколько наиболее общих ошибок в выполнении программы самоконтроля. Это ситуации, когда человек а) пытается выполнить слишком много, слишком быстро, установив нереальные цели; б) позволяет длительную отсрочку поощрения соответствующего поведения и в) устанавливает слабые поощрения. Соответственно, эти программы оказываются недостаточно успешными.

5. Завершение программы самоконтроля. Последний шаг в процессе разработки программы самоконтроля — уточнение условий, при которых она считается завершенной. Другими словами, человек должен точно и обстоятельно определить конечные цели — регулярное выполнение физических упражнений, достижение установленного веса или прекращение курения в предусмотренный промежуток времени. Вообще говоря, полезно завершать программу самоконтроля, постепенно снижая частоту поощрений за желаемое поведение.

Успешно выполненная программа может просто исчезнуть сама по себе или с минимальными сознательными усилиями со стороны человека. Иногда человек может сам решить, когда и как закончить ее. В конечном итоге, однако, целью является формирование новых улучшенных форм поведения, которые сохраняются навсегда — например, таких навыков как успешно работать, не курить, регулярно заниматься физическими упражнениями и правильно питаться. Конечно, человеку нужно всегда быть готовым восстановить стратегии самоконтроля, если вновь появятся неадаптивные реакции.

КАК ЕГО РАЗВИТЬ? — Психология

Порой мы часто задаемся вопросом, почему мы не можем контролировать свои внутренние эмоции? Почему мы не справляемся со своим гневом или тревожностью? Как взять себя в руки? Если вам знакомы эти вопросы, и вы ищите пути решения этих проблем, то данная статья может вас заинтересовать.

Самоконтроль – способность сдерживать свои мысли, поведение и эмоции. Как и все остальные способности, можно развить с помощью постоянной практики. Вот семь простых, но эффективных заданий, которые помогут вам лучше управлять собой и достичь поставленной цели.

1. Действовать несмотря на дискомфорт:

Важно помнить: трудно только в начале пути. Ваш разум хочет остаться в зоне комфорта, но именно выход из этой зоны поможет вам наладить контакт с окружающими и избавится от внешних факторов.

2. Определить высокую цель:

Когда вы полны сомнений и ваш уровень самоконтроля стремится к нулю, понимание того, что вы хотите и что действительно важно для вас, может спасти ситуацию.

3. Подождать 5 минут прежде, чем покушать:

Ожидание в течение 5–10 минут даст вам время взять себя в руки и\либо полностью отказаться от перекуса, либо съесть в результате гораздо меньше и более полезных продуктов. Кроме того, к вам придет осознание, что небольшой дискомфорт иногда бывает полезен. А еда покажется ещё вкуснее, когда вы будете ожидать и хотеть её.

4. Установить режим дня:

Когда вы устанавливаете себе режим дня и строго его придерживаетесь, ваш день начнется с полезных вещей — с того, что вы запланировали.

5. Заправляйте постель сразу после того, как проснулись:

Это один из важнейших пунктов для продуктивности в течение дня. Такое простое действие — приведение в порядок своей кровати — имеет огромное влияние на продуктивность и самоконтроль в течение дня.

6. Устройте тренировку на 7 минут:

Правило простой, но интенсивной тренировки. У вас наверняка есть сомнения, стоит ли вообще этим заниматься, будет ли толк от 7 минут? Может, лучше не надо, зачем? Это ваш разум старается остаться в зоне комфорта, игнорируйте это и начинайте делать упражнения. [1]

Применение этих занятий поможет вам стать спокойнее и уравновешеннее. Помните, что ваша жизнь зависит от Вас и ваших трудов. Какими способами вы тренируете самоконтроль?

Источник:

1. 7 простых упражнений для прокачки самоконтроля

Формирвание учебного самоконтроля у младших школьников

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Формирвание учебного самоконтроля у младших школьников
  • Дерябина М. З.1.52019-03-05T15:28:57+05:002019-03-05T15:28:57+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents [78 0 R 79 0 R 80 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [81 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 82 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 8 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 83 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 9 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 84 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 9 >> endobj 10 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 87 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 10 >> endobj 11 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 89 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 11 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 90 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 91 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 92 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 93 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 94 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 95 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 96 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 97 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 98 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 99 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 100 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 101 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 102 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 103 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 104 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 105 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 106 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 107 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 108 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 109 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 110 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 112 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 113 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 114 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 115 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 116 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 117 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 118 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 119 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 41 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 121 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 2 >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 122 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 124 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 125 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 126 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 127 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 128 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 129 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 130 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 131 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 132 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 3 >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 133 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 4 >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 138 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [139 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 141 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 144 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 147 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 66 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 149 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > stream x

    границ | «Оперативное» определение самоконтроля

    Введение

    Самоконтроль — горячая тема во всех дисциплинах. Ученые из социальной психологии, психологии здоровья и личности, а также из области развития и наук о мозге, если назвать несколько областей, посвящают свою работу пониманию причин, последствий и основ этой ключевой человеческой черты. Таким образом, консенсус в отношении того, что мы имеем в виду, когда мы используем термин самоконтроль, имеет решающее значение. Без такого согласия невозможно синтезировать исследования самоконтроля, препятствуя как научному прогрессу, так и влиянию результатов исследований на общество.Однако недавние разработки в исследованиях самоконтроля, похоже, запутали воду с определениями, вызвав некоторую путаницу в отношении того, что влечет за собой самоконтроль, а что нет. В частности, появление инициации как компонента самоконтроля и понятие стратегического самоконтроля без усилий порождают вопрос, можно ли и как отличить самоконтроль от саморегуляции. В этой статье я предлагаю рабочее определение самоконтроля, основанное на сходящихся определениях из литературы, а также на появлении новых взглядов на самоконтроль.TOTE-модель (Test-Operate-Test-Exit, Carver and Scheier, 1982) саморегулирования будет служить основой для этого определения, поскольку она дает четкое руководство для включения самоконтроля в качестве компонента, но не синоним саморегулирования.

    Важность самоконтроля для поведения и благополучия неоспорима. Несколько исследований показали, что уровень самоконтроля в молодом возрасте может предсказать когнитивные и саморегулирующие навыки в подростковом возрасте (Shoda et al., 1990), а также такие важные результаты, как здоровье и благополучие в более позднем возрасте (Moffitt et al. al., 2011). Более того, самоконтроль связан с лучшими оценками и академическими достижениями (Tangney et al., 2004; Duckworth and Seligman, 2005), более качественными межличностными отношениями (Vohs et al., 2011) и, в основном, более счастливой жизнью (Cheung et al., 2014; Hofmann et al., 2014). И наоборот, склонность к низкому самоконтролю связана с проблемным поведением и результатами, такими как импульсивная покупка (Baumeister, 2002) и финансовый долг (Gathergood, 2012), неадаптивные модели питания (Elfhag and Morey, 2008) и прокрастинация (Tice and Баумейстер, 1997).Из-за этих устойчивых ассоциаций между самоконтролем и множеством вариантов поведения и результатов самоконтроль стал «отличительной чертой адаптации» (De Ridder et al., 2012).

    Для такой важной психологической конструкции разброс определений, мягко говоря, примечателен (см. Также Милявская и др., 2018). Например, с точки зрения операционализации количество мер самоконтроля легко достигает 100 (Duckworth and Kern, 2011). Прежде чем объединить взгляды на самоконтроль, давайте сначала обсудим наиболее известные определения, которые уже существуют.Одно из более узких определений самоконтроля приравнивает эту концепцию к тормозящему контролю. В этом определении самоконтроль включает в себя подавление импульсов с усилием и ограничивается им. Это торможение является ключевым компонентом самоконтроля во многих теориях и моделях самоконтроля, в том числе основанных на отсрочке удовлетворения (Ainslie, 1975; Mischel et al., 1989; Kirby and Herrnstein, 1995) и двойных системах (например, , Metcalfe and Mischel, 1999; Hofmann et al., 2009). Теории двойных систем характеризуются понятием двух систем для обработки информации и управления поведением.«Горячая» система является быстрой, ассоциативной, постоянно «работающей» и обеспечивает импульсивные тенденции в поведении. С другой стороны, «холодная» система работает немного медленнее, может функционировать только при наличии достаточного количества ресурсов (например, энергии, внимания) и с большей вероятностью инициирует рационализированное поведение (Evans, 2008; Kahneman, 2011). В соответствии с этой точкой зрения самоконтроль можно определить как механизм, который позволяет подавлять или подавлять импульсы, исходящие от горячей системы, обеспечивая приоритет холодной системы (Gillebaart and De Ridder, 2017).

    Самоконтроль также определяется как способность откладывать немедленное получение меньшего вознаграждения на более позднее время (Ainslie, 1975; Mischel et al., 1989; Kirby and Herrnstein, 1995). Это определение включает понятие подавления, требующего усилий, но расширено в том смысле, что оно подчеркивает дилемму самоконтроля или конфликт между краткосрочным, немедленно приносящим удовлетворение вариантом (который необходимо запретить) и долгосрочным вариантом с большим вознаграждением. ценить. Способность отказаться от немедленной награды отражает самоконтроль.

    Родственная модель самоконтроля — это силовая модель самоконтроля (Baumeister and Heatherton, 1996; Muraven and Baumeister, 2000). Модель силы — одна из самых ярких, активно обсуждаемых моделей самоконтроля, и она относится к самоконтролю как « … акт самоконтроля, посредством которого личность изменяет свои собственные поведенческие паттерны, чтобы предотвратить или подавить его доминирующая реакция »(Muraven and Baumeister, 2000, p. 247). Наиболее значимое положение этой модели связано с феноменом «истощения эго».Основываясь на модельном принципе, согласно которому самоконтроль требует усилий, истощение эго описывает отказ самоконтроля, который может быть следствием ранее приложенного усилия к самоконтролю из-за истощения ограниченного ресурса самоконтроля. Однако важно то, что эта модель фокусируется на государственном самоконтроле, что исключает возможность более широкого взгляда на самоконтроль как на склонность или черту характера.

    Эти традиционные определения самоконтроля имеют два общих ключевых аспекта: усилие и сдерживание. Однако за последнее десятилетие несколько исследователей предположили и показали, что для того, чтобы успешно использовать самоконтроль в повседневной жизни, нужно делать больше, чем просто усердно подавлять импульсы и нежелательные реакции в определенных случаях.Что касается торможения, многие долгосрочные цели, конечно, действительно требуют торможения реакций, которые соответствуют краткосрочным целям, но не долгосрочным целям. Например, у человека может быть долгосрочная цель — иметь здоровое тело, и поэтому ему нужно подавить желание зарыться лицом в шоколадный торт. Или, возможно, кто-то хочет добиться академического успеха и, следовательно, может нуждаться в подавлении импульса наблюдения за выпивкой, подаваемого алгоритмом Netflix. Однако эти долгосрочные цели — здоровое тело и успехи в учебе — не достигаются только путем подавления импульсивного поведения, несовместимого с долгосрочным стремлением к цели.Фактически, установление долгосрочного конгруэнтного поведения может быть не менее, если не более важным. Например, чтобы иметь здоровое тело в долгосрочной перспективе, нужно регулярно употреблять здоровую пищу, такую ​​как фрукты и овощи. Точно так же, чтобы добиться успеха с точки зрения академической успеваемости, нужно инициировать множество действий, которые могут не приносить немедленного удовлетворения (а иногда даже вовсе не приносить удовольствия). Действительно, Де Риддер и др. (2011) смогли определить как тормозной, так и инициирующий компоненты самоконтроля, с тормозящим самоконтролем, предсказывающим нежелательное поведение, и инициирующим самоконтролем, предсказывающим желаемое поведение.Признание инициации как компонента самоконтроля имеет значение для определения самоконтроля и может означать, что это определение необходимо обновить, чтобы привести его в соответствие с текущими взглядами.

    После признания инициации неотъемлемой частью самоконтроля было предложено концептуализировать самоконтроль как разрешение конфликта между двумя мотивами (т. Е. Краткосрочными и долгосрочными), с акцентом на представление о том, что подавление с усилием — лишь один из многих возможных способов решения дилемм такого типа (например,г., Фудзита, 2011; Де Риддер и др., 2012). Идя еще дальше, Гиллебаарт и Де Риддер (2015) предполагают, что самоконтроль просто не может полагаться только на принудительное торможение, потому что это сделало бы людей чрезвычайно склонными к постоянному отказу от самоконтроля из-за истощения, утомления или недостаток внимания или мотивационных ресурсов. В действительности, однако, многим людям удается использовать самоконтроль в последующих ситуациях. Гиллебаарт и Де Риддер предполагают, что люди, обладающие высоким уровнем (характерного) самоконтроля, как правило, на самом деле не используют принудительное торможение для решения дилемм самоконтроля, а вместо этого используют свое самоконтроль для внедрения « умных », относительно простых стратегий решения проблем. поведение, соответствующее долгосрочным целям.

    Одна из предлагаемых стратегий самоконтроля — автоматизация адаптивного поведения. Недавние исследования подтвердили это предположение, показав, что у людей с более высоким уровнем самоконтроля есть привычки, которые соответствуют их долгосрочным целям. Люди с высокими чертами самоконтроля имеют более сильные привычки к учебе и здоровому питанию (Galla and Duckworth, 2015), а также к физическим упражнениям (Gillebaart and Adriaanse, 2017). Интересно, что более высокий самоконтроль не обязательно означает более сильные привычки.Исследование Adriaanse et al. (2014) продемонстрировали, что люди с более высоким уровнем самоконтроля на самом деле имеют более слабую привычку есть нездоровые закуски. Таким образом, важный вывод из этих исследований заключается не в том, что люди с высоким самоконтролем имеют более сильные привычки, а в том, что их реакция на сигналы окружающей среды автоматизируется в направлении, соответствующем их долгосрочным целям. Это позволяет легко решать дилеммы самоконтроля. Метаанализ связи между самоконтролем и рядом форм поведения подтверждает это представление, демонстрируя более сильное влияние самоконтроля на автоматическое поведение, чем на преднамеренное поведение (Де Риддер и др., 2012). Принимая во внимание поведение автоматического самоконтроля, необходимо пересмотреть понятие «усилия», которое также было центральным при определении самоконтроля.

    Дальнейшие исследования стратегий самоконтроля без усилий показали, что люди с высоким самоконтролем используют самоконтроль для создания для себя среды, которая соответствует их долгосрочным целям. Примером такой стратегии является проактивное избегание (Ent et al., 2015; Gillebaart, De Ridder, 2015). Люди с более высоким уровнем самоконтроля инициировали поведение, направленное на избежание соблазнов, и, когда им предоставлялась такая возможность, чаще выбирали работу в среде, где их не отвлекали (Ent et al., 2015). Избежание искушения на ранней стадии позволяет относительно без усилий самоконтроль, поскольку регулирование импульсивного состояния становится все более трудным по мере того, как это состояние развивается с течением времени (Gross, 2014). Таким образом, избегание соблазнов и, следовательно, дилемм самоконтроля приводит к меньшей необходимости использовать самоконтроль с усилием (то есть подавление импульсивных тенденций с усилием). Это также отражается в повседневной жизни, поскольку дневниковое исследование самоконтроля и повседневных переживаний желаний, искушений и конфликтов показало, что более высокий самоконтроль был связан с меньшим количеством пережитых искушений и меньшим количеством случаев конфликта самоконтроля и сопротивления. соблазны (Hofmann et al., 2012). Более того, если люди с высоким самоконтролем действительно сталкиваются с дилеммами самоконтроля, они могут решать эти дилеммы более эффективно, чем их коллеги с низким самоконтролем (Gillebaart et al., 2016). В совокупности исследования показывают, что существуют разные стратегии самоконтроля, различающиеся тем, сколько усилий они стоят, сосредоточены ли они на торможении или инициации, насколько они автоматизированы и где они применяются на временной шкале дилеммы самоконтроля.

    Эти недавние исследования самоконтроля и автоматического, привычного и стратегического самоконтроля еще раз подчеркивают необходимость хорошенько взглянуть на определение самоконтроля как усилия, направленного на сдерживание.Фактически, учитывая эти новые разработки в области самоконтроля, определение самоконтроля отчаянно нуждается в обновлении. Однако включение инициирующего самоконтроля и самоконтроля без усилий в определение самоконтроля действительно ставит теоретический вопрос: в какой степени мы все еще говорим о самоконтроле и в какой степени мы говорим о более широко определенной концепции. саморегулирования? Кто-то может возразить, что мы можем придерживаться нашего классического определения самоконтроля, просто заявив, что стратегии самоконтроля, которые включают инициацию, разумное использование стратегий и не полагаются на усилия, на самом деле не являются самоконтролем. стратегии контроля, а скорее являются частью того, что мы называем «саморегулированием».Саморегулирование можно определить как целую систему стандартов, мыслей, процессов и действий, которые направляют поведение людей к желаемым конечным состояниям (Carver and Scheier, 2012). Эти желаемые конечные состояния могут быть долгосрочными целями, но также могут относиться к другим стандартам или нормам. Из этого определения очевидно, что саморегуляция и самоконтроль — это тесно связанные понятия. Фактически, они могут быть настолько переплетены, что термины будут использоваться как синонимы. Различие между саморегуляцией и самоконтролем может быть настолько сложным, что в одном и том же направлении исследований иногда делается явное различие (например,g., Baumeister and Vohs, 2003), где в других случаях два термина, по-видимому, трактуются как относящиеся к одному и тому же (например, Baumeister et al., 2007). Однако объединение этих двух терминов вместе, как если бы они были одним и тем же, не соответствует ни одному из этих понятий.

    Я предлагаю разрешить терминологический и теоретический спор между саморегуляцией и самоконтролем, который следует из последних достижений в исследованиях процессов самоконтроля, путем обращения к фундаментальным теоретическим основам саморегуляции, которые включают петли обратной связи, такие как кибернетическая модель TOTE (Powers, 1973).Карвер и Шайер (1981, 1982) выделили три основных компонента саморегулирования: стандарты, мониторинг и управление. Для успешного саморегулирования должно быть какое-то желаемое конечное состояние или стандарт, определяемый индивидуумом. Без такого стандарта нет направления для саморегулирования, а также нет мотивации направлять или изменять какое-либо поведение в определенном направлении. Чтобы применять саморегулирование, человек должен иметь возможность отслеживать любые несоответствия между текущим состоянием и стандартом («Тест»), а также любой прогресс, который имеет место.Наконец, нужно иметь возможность фактически контролировать поведение в желаемом направлении («Действовать»). Результат служит исходными данными для второй фазы «Тест». Из цикла обратной связи выходят, если текущее состояние соответствует желаемому состоянию или стандарту. Важно отметить, что как установление стандартов или целей, так и отслеживание любых несоответствий являются частью этого цикла обратной связи саморегулирования. Таким образом, саморегуляция включает в себя гораздо больше, чем просто контроль над поведением, а, скорее, обеспечивает все необходимое для успешного достижения цели.

    Важнейшим элементом самоконтроля в петле обратной связи саморегуляции является «работа». Таким образом, разница между саморегулированием и самоконтролем заключается в том, что способность саморегулирования позволяет людям формулировать цели, стандарты и желаемые конечные состояния. а также для отслеживания любых расхождений между текущим состоянием и этими желаемыми конечными состояниями, тогда как все, что делает , чтобы направить свое поведение к желаемому конечному состоянию, составляет самоконтроль. Иными словами, все, что происходит в фазе «работы» Карвера и Шайера, мы бы назвали самоконтролем.Хотя это различие или категоризация упоминалось ранее (например, Baumeister and Vohs, 2003) и разделяет некоторые аспекты с недавним анализом самоконтроля как выбора, основанного на ценностях (Berkman et al., 2017), его важность поскольку текущие разработки в этой области до сих пор не были подтверждены.

    Это «операциональное» определение самоконтроля само по себе может не быть новым, но оно возникло заново из текущих событий в этой области, которые отходят от классических теорий и определений.В то же время он также отходит от этих определений, оставляя место для новой точки зрения. В частности, такой взгляд на концепцию самоконтроля позволяет включить как классические, так и современные работы по самоконтролю. Это также выходит за рамки феномена истощения эго и позволяет включать в себя самоконтроль со стороны государства, а также самоконтроль с более диспозиционными чертами, который на самом деле является предиктором многих положительных и отрицательных жизненных результатов (Tangney et al., 2004). Более того, «работать» можно было идентифицировать как компонент самоконтроля саморегулирования, однако то, что подразумевается под «действием», нуждается в разъяснении и уточнении.Как было сказано ранее, в нынешней перспективе я предполагаю, что все, что человек делает, чтобы приспособить свое поведение к желаемому конечному состоянию, является частью «работы» и, следовательно, частью самоконтроля. Это означает, что в это определение самоконтроля можно включить как требующий усилий, так и легкий самоконтроль, торможение, а также инициирование, а также преднамеренные и автоматические действия, не запутывая различия между самоконтролем и саморегуляцией. Например, подавление импульсов поддаваться искушениям, которые не соответствуют нашим долгосрочным целям (т.е. желаемые конечные состояния) является «работающим» и, таким образом, препятствует нежелательной реакции. Точно так же привычное воздержание от сладостей в супермаркете подпадает под понятие «работа» для достижения долгосрочной цели — оставаться здоровым. Точно так же возможность отсрочить вознаграждение мгновенным, меньшим вознаграждением, чтобы получить более крупное отложенное вознаграждение, «работает» с точки зрения петли обратной связи саморегулирования.

    Заключительные замечания

    Наиболее интересным следствием этой концептуализации самоконтроля является тот факт, что определение самоконтроля как набора навыков, способностей и поведения, которые нам необходимы для « работы » в цикле обратной связи саморегуляции, позволяет включить недавно определили «умные» или «легкие» стратегии, которые люди с высоким самоконтролем, похоже, (успешно) используют.Важно отметить, что это определение не исключает более узких или классических определений самоконтроля, которые сосредоточены на усилии и торможении, а, скорее, допускает более широкую перспективу, которая объединяет эти различные аспекты. Замечание, которое сопровождает этот анализ, заключается в том, что могут быть ситуации, в которых мониторинг сам по себе может стать проблемой самоконтроля (например, когда кто-то ожидает больших расхождений с целью). В этих случаях создается второй контур обратной связи для подцели мониторинга текущего состояния.В этих случаях операционная фаза (и, следовательно, самоконтроль) также может относиться к действию мониторинга.

    «Оперативное» определение самоконтроля также допускает новую серию эмпирических вопросов, ответы на которые углубят наши знания о самоконтроле. Например, стратегии самоконтроля, будь то торможение или инициирование, умные или требующие усилий по своей природе, автоматические или преднамеренные, все направляют поведение и «сохраняются» в фазе работы. Однако можно задаться вопросом, есть ли предпочтительные стратегии в целом или разные для каждого человека или для каждой ситуации.Определенный « ранжирование » стратегий самоконтроля не является неправдоподобным, поскольку одни требуют меньше ресурсов, чем другие (например, привычки против усердного торможения), а временная шкала дилеммы самоконтроля влияет на то, какой тип стратегии необходим для ее решения. Дакворт и др. (2016). Таким образом, переосмысление самоконтроля с новой точки зрения позволяет исследованиям успеха самоконтроля и умным стратегиям самоконтроля процветать и, в конечном итоге, продвигать эту область.

    Авторские взносы

    Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Адрианс, М. А., Круз, Ф. М., Гиллебаарт, М., и Де Риддер, Д. Т. Д. (2014). Торможение без усилий: привычка опосредует связь между самоконтролем и употреблением нездоровой закуски. Фронт. Psychol. 5: 444. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00444

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баумейстер, Р. Ф. (2002). Поддайтесь искушению: неспособность к самоконтролю, импульсивные покупки и поведение потребителей. J. Consum. Res. 28, 670–676. DOI: 10.1086 / 338209

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баумейстер, Р. Ф., и Хизертон, Т. Ф. (1996). Сбой саморегулирования: обзор. Psychol. Inq. 7, 1–15. DOI: 10.1207 / s15327965pli0701_; 1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баумейстер, Р.Ф. и Вохс К. Д. (2003). «Саморегуляция и исполнительная функция личности», в Handbook of Self and Identity, 1 , ред. М. Р. Лири и Дж. П. Тангни (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 197–217.

    Google Scholar

    Баумейстер, Р. Ф., Вохс, К. Д., и Тайс, Д. М. (2007). Силовая модель самоконтроля. Curr. Реж. Psychol. Sci. 16, 351–355. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2007.00534.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Беркман, Э.Т., Хатчерсон, К. А., Ливингстон, Дж. Л., Кан, Л. Е., и Инзлихт, М. (2017). Самоконтроль как ценностный выбор. Curr. Реж. Psychol. Sci. 26, 422–428. DOI: 10.1177 / 0963721417704394

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (1982). Теория управления: полезная концептуальная основа для личности — социальной, клинической и психологии здоровья. Psychol. Бык. 92, 111–135. DOI: 10.1037 / 0033-2909.92.1.111

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Карвер, С. С., Шайер, М. Ф. (2012). Внимание и саморегуляция: подход теории контроля к поведению человека. Берлин: Springer.

    Google Scholar

    Cheung, T. T., Gillebaart, M., Kroese, F., and De Ridder, D. T. D. (2014). Почему люди с высоким самоконтролем счастливее? Влияние самоконтроля на счастье, опосредованное регулятивным фокусом. Фронт. Psychol. 5: 722.DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00722

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Де Риддер, Д. Т. Д., де Бур, Б. Дж., Лугтиг, П., Баккер, А. Б., и ван Хоофт, Е. А. (2011). Не делать плохих поступков — не то же самое, что поступать правильно: различать тормозящий и инициирующий самоконтроль. чел. Индивидуальный. Dif. 50, 1006–1011. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.01.015

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Де Риддер, Д. Т. Д., Ленсвельт-Малдерс, Г., Финкенауэр, К., Сток, Ф. М., и Баумейстер, Р. Ф. (2012). Подведение итогов самоконтроля: метаанализ того, как черта самоконтроля соотносится с широким спектром форм поведения. чел. Soc. Psychol. Ред. 16, 76–99. DOI: 10.1177 / 1088868311418749

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дакворт, А. Л., и Селигман, М. Е. (2005). Самодисциплина превосходит IQ в прогнозировании успеваемости подростков. Psychol. Sci. 16, 939–944. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2005.01641.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эльфхаг К. и Мори Л. К. (2008). Личностные особенности и пищевое поведение у лиц с ожирением: плохой самоконтроль при эмоциональном и внешнем питании, но личностные качества при ограниченном питании. Ешь. Behav. 9, 285–293. DOI: 10.1016 / j.eatbeh.2007.10.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Энт, М. Р., Баумейстер, Р.Ф. и Тайс Д. М. (2015). Черта самоконтроля и избегание соблазнов. чел. Индивидуальный. Dif. 74, 12–15. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.09.031

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Галла, Б. М., и Дакворт, А. Л. (2015). Больше, чем сопротивление искушению: полезные привычки определяют взаимосвязь между самоконтролем и положительными жизненными результатами. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 508–525. DOI: 10.1037 / pspp0000026

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гэтергуд, Дж.(2012). Самоконтроль, финансовая грамотность и чрезмерная задолженность потребителей. J. Econ. Psychol. 33, 590–602. DOI: 10.1016 / j.joep.2011.11.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Gillebaart, M., and Adriaanse, M.A. (2017). Самоконтроль предсказывает поведение при выполнении упражнений в силу привычки, концептуальное повторение Adriaanse et al. (2014). Фронт. Psychol. 8: 190. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.00190

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

    Жиллебаар, М., и Де Риддер, Д. (2017). «Позиционирование самоконтроля в рамках двойной системы», в Международном справочнике по самоконтролю в области здоровья и благополучия Routledge , ред. DTD De Ridder, MA Adriaanse и K. Fujita (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Routledge) , 35–46.

    Google Scholar

    Гиллебаарт, М., Де Риддер, Т. Д. (2015). Самоконтроль без усилий: новый взгляд на стратегии реагирования на конфликт при самоконтроле. Soc. Чел. Psychol. Компас 9, 88–99.DOI: 10.1111 / spc3.12160

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гиллебаарт, М., Шнайдер, И. К., и Де Риддер, Д. Т. (2016). Влияние самоконтроля черт на конфликт ответов о здоровой и нездоровой пище. J. Pers. 84, 789–798. DOI: 10.1111 / jopy.12219

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гросс, Дж. Дж. (2014). «Регулирование эмоций: концептуальные и эмпирические основы», в справочнике по регулированию эмоций , изд.Дж. Дж. Гросс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 3–20.

    Google Scholar

    Hofmann, W., Baumeister, R.F., Förster, G., and Vohs, K.D. (2012). Ежедневные соблазны: экспериментальное исследование желания, конфликта и самоконтроля. J. Pers. Soc. Psychol. 102, 1318–1335. DOI: 10.1037 / a0026545

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hofmann, W., Friese, M., and Strack, F. (2009). Импульс и самоконтроль с точки зрения двойной системы. Перспектива. Psychol. Sci. 4, 162–176. DOI: 10.1111 / j.1745-6924.2009.01116.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хофманн В., Луманн М., Фишер Р. Р., Вохс К. Д. и Баумейстер Р. Ф. (2014). Да, но счастливы ли они? Влияние самоконтроля черт на аффективное благополучие и удовлетворенность жизнью. J. Pers. 82, 265–277. DOI: 10.1111 / jopy.12050

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Канеман, Д.(2011). Мыслить, быстро и медленно. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

    Google Scholar

    Кирби, К. Н., и Херрнштейн, Р. Дж. (1995). Изменение предпочтений из-за близорукого дисконтирования отложенного вознаграждения. Psychol. Sci. 6, 83–89. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1995.tb00311.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Милявская М., Беркман Э., Де Риддер Д. Т. Д. (2018). Многоликость самоконтроля: неявные предположения и рекомендации по их устранению. Motiv. Sci. DOI: 10.1037 / mot0000108

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мишель В., Шода Ю. и Родригес М. И. (1989). Задержка удовлетворения у детей. Наука 244, 933–938. DOI: 10.1126 / science.2658056

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Moffitt, T. E., Arseneault, L., Belsky, D., Dickson, N., Hancox, R.J., Harrington, H., et al. (2011). Градиент детского самоконтроля предсказывает здоровье, благосостояние и общественную безопасность. Proc. Natl. Акад. Sci. США 108, 2693–2698. DOI: 10.1073 / pnas.1010076108

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Muraven, M., and Baumeister, R.F. (2000). Саморегуляция и истощение ограниченных ресурсов: напоминает ли самоконтроль мускул? Psychol. Бык. 126, 247–259. DOI: 10.1037 / 0033-2909.126.2.247

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пауэрс, У. Т. (1973). Поведение: контроль восприятия. Чикаго, Иллинойс: Алдин.

    Google Scholar

    Шода, Ю., Мишель, В., и Пик, П. К. (1990). Прогнозирование когнитивных и саморегулирующих способностей подростков на основе задержки удовлетворения дошкольного возраста: определение диагностических условий. Dev. Psychol. 26, 978–986. DOI: 10.1037 / 0012-1649.26.6.978

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тангни, Дж. П., Баумейстер, Р. Ф., и Бун, А. Л. (2004). Высокий самоконтроль предсказывает хорошее приспособление, меньшее количество патологий, более высокие оценки и успех в межличностных отношениях. J. Pers. 72, 271–324. DOI: 10.1111 / j.0022-3506.2004.00263.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тайс, Д. М., и Баумейстер, Р. Ф. (1997). Лонгитюдное исследование прокрастинации, производительности, стресса и здоровья: издержки и преимущества бездельничанья. Psychol. Sci. 8, 454–458. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1997.tb00460.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Vohs, K. D., Finkenauer, C., and Baumeister, R.Ф. (2011). Сумма оценок самоконтроля друзей и любовников позволяет прогнозировать качество отношений. Soc. Psychol. Чел. Sci. 2, 138–145. DOI: 10.1177 / 1948550610385710

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    «Оперативное» определение самоконтроля

    Abstract

    Самоконтроль — горячая тема во всех дисциплинах. Таким образом, консенсус в отношении определения самоконтроля имеет решающее значение для продвижения как научного прогресса, так и социального воздействия результатов исследований.В частности, появление инициации как компонента самоконтроля и понятие стратегического самоконтроля без усилий порождают вопрос, можно ли и как отличить самоконтроль от саморегуляции. В этой статье я предлагаю рабочее определение самоконтроля, основанное на сходящихся определениях из литературы, а также на появлении новых взглядов на самоконтроль. Модель саморегуляции TOTE (Test-Operate-Test-Exit) будет служить основой для этого определения, поскольку она дает четкое руководство для включения самоконтроля в качестве компонента, но не синонима саморегуляции.В конечном итоге предлагается «операционное» определение, в котором саморегулирование влечет за собой подмостки для достижения цели, включая установление стандартов и отслеживание несоответствий, тогда как самоконтроль влечет за собой все, что человек делает на этапе «работы». Эта точка зрения позволяет включать как традиционные, так и современные исследования самоконтроля и может обеспечить направление для будущих исследований.

    Ключевые слова: самоконтроль, саморегуляция, инициация, ингибирование, TOTE-модель, управление усилиями

    Введение

    Самоконтроль — горячая тема во всех дисциплинах.Ученые из социальной психологии, психологии здоровья и личности, а также из области развития и наук о мозге, если назвать несколько областей, посвящают свою работу пониманию причин, последствий и основ этой ключевой человеческой черты. Таким образом, консенсус в отношении того, что мы имеем в виду, когда мы используем термин самоконтроль, имеет решающее значение. Без такого согласия невозможно синтезировать исследования самоконтроля, препятствуя как научному прогрессу, так и влиянию результатов исследований на общество. Однако недавние разработки в исследованиях самоконтроля, похоже, запутали воду с определениями, вызвав некоторую путаницу в отношении того, что влечет за собой самоконтроль, а что нет.В частности, появление инициации как компонента самоконтроля и понятие стратегического самоконтроля без усилий порождают вопрос, можно ли и как отличить самоконтроль от саморегуляции. В этой статье я предлагаю рабочее определение самоконтроля, основанное на сходящихся определениях из литературы, а также на появлении новых взглядов на самоконтроль. TOTE-модель (Test-Operate-Test-Exit, Carver and Scheier, 1982) саморегулирования будет служить основой для этого определения, поскольку она дает четкое руководство для включения самоконтроля в качестве компонента, но не синоним саморегулирования.

    Важность самоконтроля для поведения и благополучия неоспорима. Несколько исследований показали, что уровень самоконтроля в молодом возрасте может предсказать когнитивные и саморегулирующие навыки в подростковом возрасте (Shoda et al., 1990), а также важные результаты, такие как здоровье и благополучие в более позднем возрасте (Moffitt et al. др., 2011). Более того, самоконтроль связан с лучшими оценками и академическими достижениями (Tangney et al., 2004; Duckworth and Seligman, 2005), более качественными межличностными отношениями (Vohs et al., 2011), и в основном более счастливой жизни (Cheung et al., 2014; Hofmann et al., 2014). И наоборот, склонность к низкому самоконтролю связана с проблемным поведением и результатами, такими как импульсивная покупка (Baumeister, 2002) и финансовый долг (Gathergood, 2012), неадаптивные модели питания (Elfhag and Morey, 2008) и прокрастинация (Tice and Баумейстер, 1997). Из-за этих устойчивых ассоциаций между самоконтролем и множеством вариантов поведения и результатов самоконтроль был придуман как «отличительный признак адаптации» (Де Риддер и др., 2012).

    Для такой важной психологической конструкции разброс определений, мягко говоря, примечателен (см. Также Милявская и др., 2018). Например, с точки зрения операционализации количество мер самоконтроля легко достигает 100 (Duckworth and Kern, 2011). Прежде чем объединить взгляды на самоконтроль, давайте сначала обсудим наиболее известные определения, которые уже существуют. Одно из более узких определений самоконтроля приравнивает эту концепцию к тормозящему контролю.В этом определении самоконтроль включает в себя подавление импульсов с усилием и ограничивается им. Это торможение является ключевым компонентом самоконтроля во многих теориях и моделях самоконтроля, в том числе основанных на отсрочке удовлетворения (Ainslie, 1975; Mischel et al., 1989; Kirby and Herrnstein, 1995) и двойных системах (например, , Metcalfe and Mischel, 1999; Hofmann et al., 2009). Теории двойных систем характеризуются понятием двух систем для обработки информации и управления поведением.«Горячая» система является быстрой, ассоциативной, постоянно «работающей» и обеспечивает импульсивные тенденции в поведении. С другой стороны, «холодная» система работает немного медленнее, может функционировать только при наличии достаточного количества ресурсов (например, энергии, внимания) и с большей вероятностью инициирует рационализированное поведение (Evans, 2008; Kahneman, 2011). В соответствии с этой точкой зрения самоконтроль можно определить как механизм, который позволяет подавлять или подавлять импульсы, исходящие от горячей системы, обеспечивая приоритет холодной системы (Gillebaart and De Ridder, 2017).

    Самоконтроль также определяется как способность откладывать немедленное получение меньшего вознаграждения на более позднее время (Ainslie, 1975; Mischel et al., 1989; Kirby and Herrnstein, 1995). Это определение включает понятие подавления, требующего усилий, но расширено в том смысле, что оно подчеркивает дилемму самоконтроля или конфликт между краткосрочным, немедленно приносящим удовлетворение вариантом (который необходимо запретить) и долгосрочным вариантом с большим вознаграждением. ценить. Способность отказаться от немедленной награды отражает самоконтроль.

    Родственная модель самоконтроля — это силовая модель самоконтроля (Baumeister and Heatherton, 1996; Muraven and Baumeister, 2000). Модель силы — одна из самых ярких, активно обсуждаемых моделей самоконтроля, и она относится к самоконтролю как « … акт самоконтроля, посредством которого личность изменяет свои собственные поведенческие паттерны, чтобы предотвратить или подавить его доминирующая реакция »(Muraven and Baumeister, 2000, p. 247). Наиболее значимое положение этой модели связано с феноменом «истощения эго».Основываясь на модельном принципе, согласно которому самоконтроль требует усилий, истощение эго описывает отказ самоконтроля, который может быть следствием ранее приложенного усилия к самоконтролю из-за истощения ограниченного ресурса самоконтроля. Однако важно то, что эта модель фокусируется на государственном самоконтроле, что исключает возможность более широкого взгляда на самоконтроль как на склонность или черту характера.

    Эти традиционные определения самоконтроля имеют два общих ключевых аспекта: усилие и сдерживание. Однако за последнее десятилетие несколько исследователей предположили и показали, что для того, чтобы успешно использовать самоконтроль в повседневной жизни, нужно делать больше, чем просто усердно подавлять импульсы и нежелательные реакции в определенных случаях.Что касается торможения, многие долгосрочные цели, конечно, действительно требуют торможения реакций, которые соответствуют краткосрочным целям, но не долгосрочным целям. Например, у человека может быть долгосрочная цель — иметь здоровое тело, и поэтому ему нужно подавить желание зарыться лицом в шоколадный торт. Или, возможно, кто-то хочет добиться академического успеха и, следовательно, может нуждаться в подавлении импульса наблюдения за выпивкой, подаваемого алгоритмом Netflix. Однако эти долгосрочные цели — здоровое тело и успехи в учебе — не достигаются только путем подавления импульсивного поведения, несовместимого с долгосрочным стремлением к цели.Фактически, установление долгосрочного конгруэнтного поведения может быть не менее, если не более важным. Например, чтобы иметь здоровое тело в долгосрочной перспективе, нужно регулярно употреблять здоровую пищу, такую ​​как фрукты и овощи. Точно так же, чтобы добиться успеха с точки зрения академической успеваемости, нужно инициировать множество действий, которые могут не приносить немедленного удовлетворения (а иногда даже вовсе не приносить удовольствия). Действительно, Де Риддер и др. (2011) смогли определить как тормозной, так и инициирующий компоненты самоконтроля, с тормозящим самоконтролем, предсказывающим нежелательное поведение, и инициирующим самоконтролем, предсказывающим желаемое поведение.Признание инициации как компонента самоконтроля имеет значение для определения самоконтроля и может означать, что это определение необходимо обновить, чтобы привести его в соответствие с текущими взглядами.

    После признания инициации неотъемлемой частью самоконтроля было предложено концептуализировать самоконтроль как разрешение конфликта между двумя мотивами (т. Е. Краткосрочными и долгосрочными) с упором на представление о том, что торможение с усилием — лишь один из многих возможных способов решения дилемм такого типа (например,г., Фудзита, 2011; Де Риддер и др., 2012). Идя еще дальше, Гиллебаарт и Де Риддер (2015) предполагают, что самоконтроль просто не может полагаться только на принудительное торможение, потому что это сделало бы людей чрезвычайно склонными к постоянному отказу от самоконтроля из-за истощения, утомления или недостаток внимания или мотивационных ресурсов. В действительности, однако, многим людям удается использовать самоконтроль в последующих ситуациях. Гиллебаарт и Де Риддер предполагают, что люди, обладающие высоким уровнем (характерного) самоконтроля, как правило, на самом деле не используют принудительное торможение для решения дилемм самоконтроля, а вместо этого используют свое самоконтроль для внедрения « умных », относительно простых стратегий решения проблем. поведение, соответствующее долгосрочным целям.

    Одна из предлагаемых стратегий самоконтроля — автоматизация адаптивного поведения. Недавние исследования подтвердили это предположение, показав, что у людей с более высоким уровнем самоконтроля есть привычки, которые соответствуют их долгосрочным целям. Люди с высокими чертами самоконтроля имеют более сильные привычки к учебе и здоровому питанию (Galla and Duckworth, 2015), а также к физическим упражнениям (Gillebaart and Adriaanse, 2017). Интересно, что более высокий самоконтроль не обязательно означает более сильные привычки.Исследование Adriaanse et al. (2014) продемонстрировали, что люди с более высоким уровнем самоконтроля на самом деле имеют более слабую привычку есть нездоровые закуски. Таким образом, важный вывод из этих исследований заключается не в том, что люди с высоким самоконтролем имеют более сильные привычки, а в том, что их реакция на сигналы окружающей среды автоматизируется в направлении, соответствующем их долгосрочным целям. Это позволяет легко решать дилеммы самоконтроля. Метаанализ связи между самоконтролем и рядом форм поведения подтверждает это представление, демонстрируя более сильное влияние самоконтроля на автоматическое поведение, чем на преднамеренное поведение (Де Риддер и др., 2012). Принимая во внимание поведение автоматического самоконтроля, необходимо пересмотреть понятие «усилия», которое также было центральным при определении самоконтроля.

    Дальнейшие исследования стратегий самоконтроля без усилий показали, что люди с высоким самоконтролем используют самоконтроль для создания для себя среды, соответствующей их долгосрочным целям. Примером такой стратегии является проактивное избегание (Ent et al., 2015; Gillebaart, De Ridder, 2015). Люди с более высоким уровнем самоконтроля инициировали поведение, направленное на избежание соблазнов, и, когда им предоставлялась такая возможность, чаще выбирали работу в среде, где их не отвлекали (Ent et al., 2015). Избежание искушения на ранней стадии позволяет относительно без усилий самоконтроль, поскольку регулирование импульсивного состояния становится все более трудным по мере того, как это состояние развивается с течением времени (Gross, 2014). Таким образом, избегание соблазнов и, следовательно, дилемм самоконтроля приводит к меньшей необходимости использовать самоконтроль с усилием (то есть подавление импульсивных тенденций с усилием). Это также отражается в повседневной жизни, поскольку дневниковое исследование самоконтроля и повседневных переживаний желаний, искушений и конфликтов показало, что более высокий самоконтроль был связан с меньшим количеством пережитых искушений и меньшим количеством случаев конфликта самоконтроля и сопротивления. соблазны (Hofmann et al., 2012). Более того, если люди с высоким самоконтролем действительно сталкиваются с дилеммами самоконтроля, они могут решать эти дилеммы более эффективно, чем их коллеги с низким самоконтролем (Gillebaart et al., 2016). В совокупности исследования показывают, что существуют разные стратегии самоконтроля, различающиеся тем, сколько усилий они стоят, сосредоточены ли они на торможении или инициации, насколько они автоматизированы и где они применяются на временной шкале дилеммы самоконтроля.

    Эти недавние исследования самоконтроля и автоматического, привычного и стратегического самоконтроля еще раз подчеркивают необходимость хорошенько взглянуть на определение самоконтроля как усилия, направленного на сдерживание.Фактически, учитывая эти новые разработки в области самоконтроля, определение самоконтроля отчаянно нуждается в обновлении. Однако включение инициирующего самоконтроля и самоконтроля без усилий в определение самоконтроля действительно ставит теоретический вопрос: в какой степени мы все еще говорим о самоконтроле и в какой степени мы говорим о более широко определенной концепции. саморегулирования? Кто-то может возразить, что мы можем придерживаться нашего классического определения самоконтроля, просто заявив, что стратегии самоконтроля, которые включают инициацию, разумное использование стратегий и не полагаются на усилия, на самом деле не являются самоконтролем. стратегии контроля, а скорее являются частью того, что мы называем «саморегулированием».Саморегулирование можно определить как целую систему стандартов, мыслей, процессов и действий, которые направляют поведение людей к желаемым конечным состояниям (Carver and Scheier, 2012). Эти желаемые конечные состояния могут быть долгосрочными целями, но также могут относиться к другим стандартам или нормам. Из этого определения очевидно, что саморегуляция и самоконтроль — это тесно связанные понятия. Фактически, они могут быть настолько переплетены, что термины будут использоваться как синонимы. Различие между саморегуляцией и самоконтролем может быть настолько сложным, что в одном и том же направлении исследований иногда делается явное различие (например,g., Baumeister and Vohs, 2003), где в других случаях два термина, по-видимому, трактуются как относящиеся к одному и тому же (например, Baumeister et al., 2007). Однако объединение этих двух терминов вместе, как если бы они были одним и тем же, не соответствует ни одному из этих понятий.

    Я предлагаю разрешить терминологический и теоретический спор между саморегуляцией и самоконтролем, который следует из последних достижений в исследованиях процессов самоконтроля, путем обращения к фундаментальным теоретическим основам саморегуляции, которые включают петли обратной связи, такие как как кибернетическая модель TOTE (Powers, 1973).Карвер и Шайер (1981, 1982) выделили три основных компонента саморегулирования: стандарты, мониторинг и управление. Для успешного саморегулирования должно быть какое-то желаемое конечное состояние или стандарт, определяемый индивидуумом. Без такого стандарта нет направления для саморегулирования, а также нет мотивации направлять или изменять какое-либо поведение в определенном направлении. Чтобы применять саморегулирование, человек должен иметь возможность отслеживать любые несоответствия между текущим состоянием и стандартом («Тест»), а также любой прогресс, который имеет место.Наконец, нужно иметь возможность фактически контролировать поведение в желаемом направлении («Действовать»). Результат служит исходными данными для второй фазы «Тест». Из цикла обратной связи выходят, если текущее состояние соответствует желаемому состоянию или стандарту. Важно отметить, что как установление стандартов или целей, так и отслеживание любых несоответствий являются частью этого цикла обратной связи саморегулирования. Таким образом, саморегуляция включает в себя гораздо больше, чем просто контроль над поведением, а, скорее, обеспечивает все необходимое для успешного достижения цели.

    Важнейшим элементом самоконтроля в петле обратной связи саморегулирования является «работа». Таким образом, разница между саморегулированием и самоконтролем заключается в том, что способность саморегулирования позволяет людям формулировать цели, стандарты и желаемые конечные состояния. , а также для отслеживания любых несоответствий между текущим состоянием и этими желательными конечными состояниями, тогда как все, что делает , чтобы направить свое поведение к желаемому конечному состоянию, составляет самоконтроль. Иными словами, все, что происходит в фазе «работы» Карвера и Шайера, мы бы назвали самоконтролем.Хотя это различие или категоризация упоминалось ранее (например, Baumeister and Vohs, 2003) и разделяет некоторые аспекты с недавним анализом самоконтроля как выбора, основанного на ценностях (Berkman et al., 2017), его важность поскольку текущие разработки в этой области до сих пор не были подтверждены.

    Это «операциональное» определение самоконтроля само по себе может быть не новым, но оно возникло заново из текущих событий в этой области, которые отходят от классических теорий и определений.В то же время он также отходит от этих определений, оставляя место для новой точки зрения. В частности, такой взгляд на концепцию самоконтроля позволяет включить как классические, так и современные работы по самоконтролю. Это также выходит за рамки феномена истощения эго и позволяет включать в себя самоконтроль со стороны государства, а также самоконтроль с более диспозиционными чертами, который на самом деле является предиктором многих положительных и отрицательных жизненных результатов (Tangney et al., 2004). Более того, «работать» можно было идентифицировать как компонент самоконтроля саморегулирования, однако то, что подразумевается под «действием», нуждается в разъяснении и уточнении.Как было сказано ранее, в нынешней перспективе я предполагаю, что все, что человек делает, чтобы приспособить свое поведение к желаемому конечному состоянию, является частью «работы» и, следовательно, частью самоконтроля. Это означает, что в это определение самоконтроля можно включить как требующий усилий, так и легкий самоконтроль, торможение, а также инициирование, а также преднамеренные и автоматические действия, не запутывая различия между самоконтролем и саморегуляцией. Например, подавление импульсов поддаваться искушениям, которые не соответствуют нашим долгосрочным целям (т.е. желаемые конечные состояния) является «работающим» и, таким образом, препятствует нежелательной реакции. Точно так же привычное воздержание от сладостей в супермаркете подпадает под понятие «работа» для достижения долгосрочной цели — оставаться здоровым. Точно так же возможность отсрочить вознаграждение мгновенным, меньшим вознаграждением, чтобы получить более крупное отложенное вознаграждение, «работает» с точки зрения петли обратной связи саморегулирования.

    Самоконтроль | Психология Вики

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


    Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
    Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
    Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

    .

    Самоконтроль — это способность контролировать свое поведение, действия, эмоции, мыслительные процессы и т. Д. Получение контроля над этими аспектами нас самих является ключевой задачей развития.

    Иногда это называют саморегулированием или самодисциплиной , и считается, что проявление самоконтроля через исполнительные функции при принятии решений истощает ресурс в эго. [1]

    Самодисциплина относится к обучению, которое человек дает себе, чтобы выполнить определенную задачу или принять определенный образец поведения, даже если на самом деле он предпочел бы заниматься чем-то другим. Например, отказать себе в экстравагантных удовольствиях ради более ответственного благотворительного дела. Таким образом, самодисциплина — это утверждение силы воли над более низкими желаниями, и обычно понимается как синоним « самоконтроль, ».Самодисциплина в некоторой степени заменяет мотивацию, когда человек использует разум для определения наилучшего образа действий, который противоречит его желаниям. Добродетельное поведение — это когда мотивация человека согласуется с его разумными целями: делать то, что он знает лучше всего, и делать это с удовольствием. С другой стороны, континентальное поведение — это когда человек делает то, что он знает лучше всего, но должен делать это, противодействуя своей мотивации. [2] Переход от материального к добродетельному поведению требует тренировки и некоторой самодисциплины.

    Самоконтроль в анализе поведения []

    Другая точка зрения состоит в том, что самоконтроль представляет собой локус двух конфликтующих непредвиденных обстоятельств подкрепления, которые затем делают управляющий ответ , подкреплением, когда он вызывает изменения в управляемом ответе . [3] [4]

    Самоконтроль напрямую связан с давлением, с которым вы сталкиваетесь.

    • Хорошее давление : Когда вы находитесь в конкурентной, но непредвзятой и непредвзятой среде, вы хотите быть похожими на окружающих.Вы становитесь мотивированными, вдохновленными и обретаете самообладание.
    • Плохое давление : Когда вы находитесь в предвзятой и предвзятой среде и нет конкуренции, вы впадаете в депрессию и теряете мотивацию. Вы теряете самообладание.
    • Нет давления : Когда вы свободны и нет конкуренции, вы делаете то, что чувствуете. Ваш самоконтроль основан на том, как вы себя чувствуете, и, поскольку не с кем сравнивать себя, вы можете быть менее или более мотивированными в зависимости от срочности того, что вы делаете.

    Важность самоконтроля для терпения []

    В 1960-х Уолтер Мишель тестировал четырехлетних детей на самоконтроль в «Тесте на зефир»: каждому дали зефир и сказали, что они могут есть его в любое время, когда захотят, но если они подождут 15 минут, они получат еще один зефир. Последующие исследования показали, что результаты хорошо коррелируют с уровнями успеха этих детей в дальнейшей жизни. [5] [6] .

    Исследование самоконтроля []

    В области экспериментального анализа поведения проводятся исследования самоконтроля на крысах, людях и голубях.Эта работа основана на предположении общности.

    Самоконтроль человека []

    Исследование человеческого самоконтроля обычно моделируется с использованием системы экономики токенов, в которой участники-люди выбирают между токенами для одного выбора и использованием, полученными для людей и не-людей, причем последнее, по-видимому, максимизирует их общее подкрепление, несмотря на задержки, с первые чувствительны к изменениям задержки. Разница в методологиях исследования с участием людей — с использованием жетонов или условных подкреплений — и нелюдей, использующих второстепенные подкрепления, предполагала процедурные артефакты в качестве возможных подозреваемых.Одним из аспектов этих процедурных различий была задержка периода обмена (Hyten et al. 1994). [7] Субъекты, не являющиеся людьми, могут и будут немедленно получать доступ к своему подкреплению. Подопытным людям приходилось ждать «периода обмена», в течение которого они могли обменять свои жетоны на деньги, обычно в конце эксперимента. Когда это было сделано с голубями, они отреагировали так же, как люди, в том смысле, что самцы имеют меньший контроль, чем самки (Jackson & Hackenberg 1996). [8] Однако Лог (1995), о которой подробнее говорится ниже, указывает, что в ее исследовании самоконтроля именно дети мужского пола реагировали меньшим самоконтролем, чем дети женского пола.Затем она заявляет, что во взрослом возрасте, по большей части, полы уравнивают свою способность проявлять самоконтроль. Это может свидетельствовать о способности человека проявлять больший самоконтроль по мере взросления и более глубокого осознания последствий, связанных с импульсивностью. Это предложение дополнительно рассматривается ниже.

    Большинство исследований в области самоконтроля предполагает, что самоконтроль в целом лучше импульсивности. Некоторые психологи развития утверждают, что это нормально, и люди стареют от младенцев, которые не имеют способности думать о будущем и, следовательно, не имеют самоконтроля или отложенного удовлетворения, до взрослых.В результате почти все исследования, проводимые по этой теме, проводятся с этой точки зрения, и очень редко импульсивность оказывается более адаптивной реакцией при планировании экспериментов.

    Совсем недавно некоторые в области психологии развития начали думать о самоконтроле более сложным образом, принимая во внимание то, что иногда импульсивность является более адаптивной реакцией. По их мнению, нормальный человек должен обладать способностью быть импульсивным или контролируемым, в зависимости от того, что наиболее адаптивно.Однако это недавний сдвиг в парадигме, и в этом направлении мало исследований. [9]

    Исследование функциональной визуализации идентифицирует самоконтроль с областью дорсальной лобно-срединной коры в лобной доле, которая отличается от тех, которые участвуют в создании намеренных действий, внимании к намерениям или выборе между альтернативами. [10] Этот контроль осуществляется посредством торможения премоторной коры сверху вниз. [11]

    Результаты, определяющие, сделан ли выбор самоконтроля []

    Александра В.Лог интересуется, как результаты меняют возможности самоконтроля. Logue определяет три возможных эффекта исхода: отсрочка исхода, размер исхода и непредвиденные обстоятельства исхода [9] . Отсрочка получения результата приводит к восприятию того, что результат менее ценен, чем результат, которого легче достичь. Обесценивание отсроченного результата может привести к снижению самоконтроля. Способ повысить самоконтроль в ситуациях отложенного результата — это заранее выявить результат.Предварительное воздействие уменьшает разочарование, связанное с отсрочкой результата. Примером этого являются подписные бонусы.

    Размер результата имеет дело с относительным, воспринимаемым размером возможных результатов. Обычно существует взаимосвязь между ценностью стимула и желаемым результатом; чем больше желаемый результат, тем больше значение. Некоторые факторы, снижающие ценность, включают задержку, усилия / затраты и неопределенность. Решение обычно основывается на опционе с более высокой стоимостью на момент принятия решения.

    Наконец, Лог определяет взаимосвязь между ответами и результатами как непредвиденные обстоятельства результата [9] . Непредвиденные исходы также влияют на степень самоконтроля человека. Например, если человек может изменить свой выбор после того, как был сделан первоначальный выбор, он с гораздо большей вероятностью примет импульсивный, а не самоконтролируемый выбор. Кроме того, люди могут выполнять предварительные действия. Предварительное действие — это действие, которое должно привести к самоконтролируемому действию в более поздний период времени.Когда человек устанавливает будильник, он заранее просыпается рано утром. Следовательно, этот человек с большей вероятностью выполнит самоуправляемое решение проснуться, чем снова упадет в кровать, чтобы немного поспать.

    Самоконтроль как ограниченный ресурс []

    Подробнее см. Истощение эго.

    Исследования Роя Баумейстера и других показывают, что способность к самоконтролю зависит от источника энергии, которая уменьшается после нагрузки.

    Субъекты, которым было предложено задание, предполагающее самоконтроль, позже были менее способны проявлять самоконтроль даже в совершенно других областях. Этот результат был воспроизведен в более чем сотне экспериментов. [12]

    Было также показано, что самоконтроль улучшается при выполнении упражнений. Упражнения в этих экспериментах были разнообразными. Забота о осанке, выполнение регулярных упражнений и другие формы самоконтроля со временем улучшили способность к самоконтролю в, казалось бы, несвязанных областях.

    Функция возраста: структурное развитие

    Самоконтроль увеличивается с возрастом в связи с развитием нашей сенсорной системы.Сенсорная система развивается и позволяет расширять перцепционные способности человека. В детстве у нас нет понятия времени; другими словами, мы живем настоящим. По мере того, как мы стареем и становимся взрослыми, мы обретаем способность осознавать, что наши действия сейчас влекут за собой последствия в будущем. Александра Лог отмечает, что с возрастом развиваются два ключевых компонента нашей способности восприятия. Они включают нашу способность оценивать время и способность отвлекать наше внимание от определенных событий.Мы, взрослые, больше не застреваем в принятии решений, основанных на немедленном результате, но вместо этого мы можем принимать решения, основанные также на любых будущих последствиях. Возможность отвлечь наше внимание от определенных событий позволяет более четко интерпретировать ситуацию, что позволяет нам принимать более правильные решения. Оба эти компонента способности восприятия позволяют взрослым (большинству) иметь больший самоконтроль, чем детям.

    Согласно Логу, было проведено несколько исследований, касающихся возраста детей с точки зрения самоконтроля.Очевидно, что когда дети становятся старше, у них увеличивается самоконтроль. По сути, они развивают понимание того, что откладывать определенные результаты полезно. Они также учатся взвешивать последствия своих вариантов и выяснять, что более выгодно, чем другие; «Они узнают, что не всегда выгодно ждать более предпочтительного результата» (стр. 36). Это говорит о том, что по мере взросления каждого нормального человека у него будет развиваться повышенный уровень самоконтроля.

    Было показано, что в дополнение к физическим упражнениям повышается самоконтроль. через обучение человека принимать временную отсрочку обычно связанных с большей наградой, а также для изменения индивидуального восприятие задержки.Чтобы повысить готовность человека принять более длительная задержка до получения награды, Донал Лог (1984) использовал затухание процедура, при которой испытуемым изначально предлагалось два варианта выбора: разные награды — одна маленькая и одна большая — обе имеют одинаковую большую задержку. Постепенно задержка получения меньшей награды была сокращена, и теперь испытуемые с большей вероятностью выберут более крупную награду, несмотря на более длительную задержку. В дополнение к тому, что субъекты заставляли людей мириться с более длительными отсрочками, это также было показали Мишель и Эббессен (1970), что восприятие задержки может быть уменьшается из-за отвлечения внимания, особенно из-за развлекательной задачи.Учитывая предположение, что самоконтроль — это ограниченный умственный ресурс, это может быть утверждал, что вышеупомянутое исследование дало понимание того, как такой ресурс может быть более эффективным в использовании человеком.

    Самоконтроль и качество жизни []

    Reviews пришел к выводу, что самоконтроль коррелирует с различными положительными жизненными результатами, такими как счастье, приспособление и различные положительные психологические факторы.

    Импульсный контроль []

    Самоконтроль, как здесь определено, также известен как импульсный контроль или саморегулирование.Некоторые психологи предпочитают термин импульсный контроль, потому что он может быть более точным. Термин саморегуляция используется для обозначения многих процессов, которые люди используют для управления влечениями и эмоциями. Следовательно, саморегуляция также воплощает понятие силы воли. Саморегуляция — чрезвычайно важная исполнительная функция мозга. Дефицит самоконтроля / регуляции обнаруживается при большом количестве психологических расстройств, включая СДВГ, антисоциальное расстройство личности, пограничное расстройство личности, наркоманию, расстройства пищевого поведения и расстройства импульсного контроля [3].

    Самость в анализе поведения []

    Исчерпывающий обзор методов самоконтроля Скиннера []

    В книге Б.Ф. Скиннера «Наука и поведение человека» он дает обзор девяти категорий методов самоконтроля. [13]

    Физическое сдерживание и физическая помощь []

    Манипуляции с окружающей средой, чтобы облегчить физическое выполнение одних реакций, а других — более сложных, иллюстрируют этот принцип. Захлопывание ладонью по собственному рту, помещение рук в карманы, чтобы предотвратить ерзание, использование положения руки «мостик» для стабилизации выстрела из пула — все это представляет собой физические методы воздействия на поведение. [14]

    Изменение стимула []

    Манипулирование поводом для поведения также может изменить поведение. Устранение отвлекающих факторов, вызывающих нежелательные действия, или добавление побуждений к ним — вот примеры. Скрытие искушения и напоминания — это еще два. [15]

    Лишение и насыщение []

    Можно манипулировать собственным поведением, воздействуя на состояния депривации или насыщения. Пропустив прием пищи перед бесплатным ужином, можно более эффективно использовать бесплатную еду.Если заранее съесть здоровую закуску, соблазн съесть бесплатную «нездоровую пищу» уменьшается. [16]

    Управление эмоциональными состояниями []

    «Смена обстановки» может устранить эмоциональные стимулы, равно как и репетиция несправедливости, чтобы впоследствии вызвать сильную реакцию. [17]

    Использование аверсивной стимуляции []

    Установка будильника, чтобы проснуться позже, — это форма отвращения. Делая это, мы устраиваем то, от чего можно будет сбежать, только пробудившись сами. [17]

    Наркотики []

    Использование лекарств для самостоятельного приема позволяет нам моделировать изменения в нашей истории кондиционирования. Употребление кофеина позволяет имитировать состояние бодрствования, что может быть полезно по разным причинам. [18]

    Оперантное кондиционирование []

    Использование принципа экономии или других методов или приемов, уникальных для оперантного обусловливания, может рассматриваться как особая форма самоконтроля. Требуется большой самоконтроль, чтобы воздерживаться от наркотиков или курения.

    Наказание []

    Самонаказание за ответы будет включать в себя организацию наказания в зависимости от нежелательных ответов.Это можно увидеть в поведении некоторых монахов и религиозных деятелей, когда они бьют себя плетью. Это отличается от аверсивной стимуляции тем, что, например, будильник генерирует побег из будильника, в то время как самонаказание представляет собой стимуляцию постфактум, чтобы уменьшить вероятность будущего поведения. [18]

    Наказание: больше похоже на подчинение, чем на самоконтроль, потому что при самоконтроле должен быть внутренний драйв, а не внешний источник наказания, который заставляет человека что-то делать.Есть внешний локус контроля, подобный детерминизму, и есть внутренний локус контроля, подобный свободе воли. С обучающейся системой наказания человек не принимает решение, основываясь на том, чего он хочет, скорее он основывает его на внешних факторах. Когда вы используете негативное подкрепление, вы с большей вероятностью повлияете на их внутренние решения и позволите им сделать выбор самостоятельно, тогда как, как и в случае с наказанием, человек будет принимать свои решения на основе последствий, а не будет проявлять самоконтроль.Лучший способ научиться самоконтролю — это проявить свободную волю, когда люди будут чувствовать, что они делают свой собственный выбор. [19]

    «Делаем что-то еще» []

    Скиннер отмечает, что Иисус продемонстрировал этот принцип в любви к своим врагам. [20] Когда мы полны ярости или ненависти, мы можем контролировать себя, «делая что-то еще» или, точнее говоря, что-то, что несовместимо с нашей реакцией.

    «Окружающая среда и образование» []

    Окружающая среда играет важную роль в развитии самоконтроля у детей.Известно, что существует положительная корреляция между возрастом и самоконтролем. Например, в школе детей учат, что у них не может быть игрушек, с которыми они хотят играть, и что они должны делиться ими. Они должны вежливо просить обо всем, что они хотят, и не должны ударить других или вести себя плохо, чтобы что-то получить. Кроме того, они не могут идти на перерыв, когда захотят. Их учат, что если они будут усердно работать на уроках, они смогут пойти на перемену. Это очень эффективно учит детей откладыванию удовлетворения.Дом также играет роль благодаря родителям, братьям и сестрам, поскольку родители учат своих детей самоконтролю благодаря моделированию, другие примеры — через пособие, которое им может дать определенная сумма, и они учатся экономить деньги. Братья и сестры учат друг друга самоконтролю, наблюдая друг за другом и каков результат действий.

    Неврология самоконтроля []

    Многие вещи влияют на способность проявлять самоконтроль, но самоконтроль особенно требует достаточного уровня глюкозы в мозге.Самоконтроль истощает уровень глюкозы. Исследования показали, что снижение уровня глюкозы и плохая толерантность к глюкозе (снижение способности транспортировать глюкозу в мозг) связаны с более низкой эффективностью в тестах самоконтроля, особенно в новых трудных ситуациях. [21]

    См. Также []

    Ссылки и библиография []

    1. Vohs KD, Baumeister RF, Schmeichel BJ, Twenge JM, Nelson NM, Tice DM (май 2008 г.). Сделанный выбор ухудшает последующий самоконтроль: ограниченный ресурсный учет принятия решений, f-регулирование и активная инициатива. J Pers Soc Psychol 94 (5): 883–98.
    2. ↑, Фауэрс Б.Дж. 2008 г., От воздержания к добродетели: восстановление доброты, единства характера и типов характера для позевитивной психологии. Теория и психология, Vol. 18, № 5, 629-653
    3. ↑ Скиннер, Б.Ф. (1953) Наука и поведение человека, стр. 230.
    4. Перейти ↑ Pierce, W. D., & Cheney, C. D. (2004). Анализ поведения и обучение. 3-е изд. Махуэй, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates.п. 258
    5. ↑ Mischel, W., Shoda, Yth, члены первоначального исследования, которых он смог найти. Результаты, о которых он сообщил, показывают, что ожидаемая продолжительность жизни в группе сильнее коррелировала с их оцененным уровнем самоконтроля, чем что-либо еще.
    6. ↑ Об этом говорится в книге Томаса Блейксли «Фактор отношения».
    7. ↑ Хайтен, К., Мэдден, Г. Дж., И Филд, Д. П. (1994). Задержки обмена и импульсивный выбор у взрослых людей. Журнал экспериментального анализа поведения, 62, 225-233.
    8. ↑ Джексон, К., и Хакенберг, Т. Д. (1996). Знаковое усиление, выбор и самоконтроль у голубей. Журнал экспериментального анализа поведения, 66, 29-49.
    9. 9,0 9,1 9,2 Logue, A.W. (1995). Самоконтроль: ждать до завтра того, чего вы хотите сегодня. Энглвудские скалы, Нью-Джерси: Прентис-Холл
    10. ↑ Брасс М., Хаггард П. (2007). Делать или не делать: нейронная подпись самоконтроля. J Neurosci. 27 (34): 9141-5.PMID 17715350
      1. REDIRECT Шаблон: Doi
    11. Перейти ↑ Kühn S, Haggard P, Brass M. (2009). Преднамеренное подавление: как «зона вето» осуществляет контроль. Hum Brain Mapp. 30 (9): 2834-2843. PMID 1

      94
      1. REDIRECT Шаблон: Doi
    12. ↑ Здесь можно найти множество экспериментов.
    13. ↑ Скиннер, Б.Ф. Наука и поведение человека, Глава XV
    14. ↑ Скиннер, Б.Ф. Наука и поведение человека, Глава XV, стр. 231
    15. ↑ Скиннер, Б.F. Наука и поведение человека, Глава XV с. 233
    16. ↑ Скиннер, Б.Ф. Наука и поведение человека, Глава XV, стр. 235
    17. 17,0 17,1 Скиннер, Б.Ф. Наука и поведение человека, Глава XV с. 236
    18. 18,0 18,1 Скиннер, Б.Ф. Наука и поведение человека, Глава XV с. 237
    19. ↑ Лог, Самоконтроль: Ждать до завтра того, чего ты хочешь сегодня 34-77
    20. ↑ Скиннер, Б.Ф. Уолден Два, 1948 г.
    21. Gailliot MT, Baumeister RF (2007).Физиология силы воли: связь уровня глюкозы в крови с самоконтролем. Pers Soc Psychol Rev 11 (4): 303–27.

    Ключевые тексты []

    Книги []

    • Bandura, A (1997). Самоэффективность: осуществление контроля. W.H.Freeman & Co Ltd ISBN 0716728508
    • Беневенто, Дж. А. (2004). Саморегулируемый подход к обучению для детей с нарушениями обучения / поведения. Charles C Thomas Pub Ltd. ISBN 0398075360
    • Торесен, К.Э. и Махони М. Дж. (1974). Поведенческий самоконтроль . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

    Документы []

    Дополнительные материалы []

    Книги []

    Мартин, Г., и Груша, Дж. (2006). Модификация поведения: что это такое и как это делать (8-е изд.). Энглвуд Клиффс, Калифорния: Прентис-Холл.

    Статьи []

    Внешние ссылки []

    Самоконтроль переоценен. Сила воли тоже.

    Людям с большим самоконтролем — людям, которые, когда им попадаются вкусные блюда, которые, по их мнению, не стоит есть, по-видимому, улыбаются и терпят искушение, пока оно не пройдет, — легко.

    Но почему? Долгое время считалось, что эти люди умеют подавлять свои импульсы. Что у них много силы воли, и они знают, как ее использовать.

    Между тем, люди, которые плохо сопротивляются искушениям, предположительно обладают недостаточной или недооцененной силой воли, взглядом, имеющим глубокие культурные и моральные корни. (Подумайте об Адаме, Еве и первородном грехе.) Это также глубоко укоренилось в популярной психологии достижения целей и самосовершенствования. «Люди становятся самыми счастливыми и здоровыми, когда существует оптимальное соответствие между собой и окружающей средой, и это соответствие можно существенно улучшить, изменив себя в соответствии с миром», — утверждалось в влиятельной статье 2004 года, в которой предлагался вопросник для оценки людей по самоконтролю. .

    Но идея о том, что люди обладают самоконтролем, потому что у них хорошо развита сила воли, все больше и больше напоминает миф. Оказывается, самоконтроль и все его преимущества могут вообще не быть связаны с подавлением импульсов. И как только мы отбросим идею силы воли, мы сможем лучше понять, что на самом деле работает для достижения целей, и выполнить эти новогодние обещания.

    Идея силы воли угасла по мере того, как научные тесты стали лучше

    Есть два основных способа измерить уровень самоконтроля человека.

    Первый относится к шкале самоконтроля, впервые опубликованной в 2004 году. В ней участников просят согласиться или не согласиться с такими утверждениями, как «Я умею сопротивляться искушениям» и «Я не очень хорошо храню секреты». (См. Всю анкету здесь.)

    Это довольно простая мера, и она отлично справляется с предсказанием успеха в жизни.

    «Эти шкалы самооценки действительно значимы; они предсказывают «хорошую жизнь», — сказал в начале 2018 года Майкл Инзлихт, психолог из Университета Торонто, изучающий самоконтроль.Люди, получившие высокие баллы по этой шкале, имеют лучшие отношения, лучше воздерживаются от переедания и алкоголя, лучше учатся в школе и в целом счастливее. (Мета-анализ 2012 года с участием более 32 648 участников обнаружил убедительные доказательства того, что эти ссылки надежны.)

    Второй способ измерить самоконтроль — это проверить его поведенчески в конкретной ситуации. В классическом (и все более сложном) исследовании самоконтроля психолог Рой Баумейстер заставлял участников сопротивляться запаху только что испеченного печенья.

    Сегодня психологи гораздо чаще используют головоломки, которые создают внутренние когнитивные конфликты, для преодоления которых участники должны использовать силу воли.

    В течение многих лет, как объясняет Инцлихт, психологи полагали, что самоконтроль, измеренный с помощью анкеты, измеряет то же самое (или что-то частично совпадающее) с поведенческими тестами силы воли.

    Инцлихт и его сотрудники хотели ответить на простой вопрос с помощью строгих методов: связаны ли эти два измерения самоконтроля друг с другом? То есть, действительно ли люди, которые говорят, что они хорошо владеют собой в широком смысле (и имеют положительные жизненные результаты, подтверждающие это), способны мобилизовать силу воли в данный момент?

    Они провели серию исследований с более чем 2400 участниками, которые заполнили анкету, а затем выполнили задание, предназначенное для проверки их способности к торможению.

    Один из этих тестов называется задачей Струпа, и он очень сложен. В нем участникам даются слова цветов, но шрифт этих слов совершенно другого цвета. Вот пример. У меня болит мозг, когда я смотрю на него.

    Пример расстраивающего беспорядочного набора цветов в задаче Струпа. Глядя на это, у меня болит голова. Википедия

    Участники должны указать, какой цвет они видят, и игнорировать то, что на самом деле говорит слово.«Когда значение слова противоречит цвету слова, возникает конфликт», — говорит Инцлихт. И, по идее, вы должны использовать самоконтроль, чтобы заставить свой мозг пройти через этот конфликт и прийти к правильному ответу.

    В других испытаниях использовалась так называемая задача Фланкера, которая представляет собой похожую головоломку. Участники видят ряд стрелок и должны указать, в каком направлении указывает центральная стрелка. Это становится очень сложно, когда центральная стрелка указывает в противоположном направлении от всех остальных.Вы должны проявлять сдержанность, чтобы избежать соблазна предположить, что все стрелки указывают в одном направлении.

    Опять же, вы могли бы предположить, что люди, которые говорят, что они хорошо владеют собой, преуспевают в этих задачах, требующих большой сдержанности, верно?

    Не тот случай. Результаты, опубликованные в журнале Collabra Psychology, , показали, что «существует либо очень небольшая, почти тривиальная связь между этими двумя типами показателей, либо нет никакой связи», — говорит Блэр Сондерс, психолог из Университета Данди и ведущий автор исследования.«Я думаю, что это самый убедительный вывод, который вы можете сделать».

    Так что подумайте об этом. В этих строгих тестах люди, которые говорят, что они хорошо владеют собой, не намного лучше контролируют себя, чем все мы.

    Есть несколько возможных причин.

    1) Возможно, самоконтроль, который мы применяем при выполнении задачи Струпа, отличается от того, когда мы сопротивляемся желанию съесть тарелку вкусного печенья.

    Если дело обстоит именно так, психологам нужно вернуться к чертежной доске и переопределить понятие «самоконтроль» более осторожно.Часто предполагалось, что опросник самоконтроля и эти познавательные задачи измеряют одно и то же или сходное. Возможно, «самоконтроль», как мы его себе представляем, является слишком широким понятием, и его необходимо разбить на более простые части.

    2) Шкала самооценки учитывает что-то еще, помимо силы воли, подавляющей мысли и чувства, — такие вещи, как привычки, личные предпочтения или результат жизни людей в менее соблазнительной среде.

    3) Это также может быть связано с тем, что исследователи называют «парадоксом надежности».«По сути, в таком сложном тесте, как Stroop, нет большого разброса оценок. Отсутствие вариаций может затруднить использование теста для выявления индивидуальных различий.

    Так что это? «Я бы сказал, что это научная головоломка, которую необходимо решить и которая может привести к новым исследованиям и некоторым интересным открытиям», — говорит Санджай Шривастава, психолог, психолог из Университета Орегона, который не участвовал в исследовании. Эл. адрес.

    Другие исследования показывают, что сила воли не работает

    Shutterstock

    Аргументы против силы воли как средства достижения целей все чаще появляются в публикуемой литературе.

    Возьмите исследование 2011 года, опубликованное в журнале Journal of Personality and Social Psychology , которое отслеживало 205 человек в течение одной недели в Германии. Участникам исследования давали BlackBerry, которые срабатывали наугад, задавая им вопросы о желаниях, искушениях и самоконтроле, которые они испытывали в данный момент.

    В статье обнаружен парадокс: люди, которые лучше всех владели самоконтролем — те, кто с наибольшей готовностью соглашался на такие утверждения, как «Я умею сопротивляться искушениям», — сообщали о меньшем количестве соблазнов на протяжении всего периода исследования.Проще говоря: люди, которые говорили, что они преуспели в самоконтроле, почти не использовали его.

    Совсем недавно Инзлихт и его соавтор Марина Милявская (также соавтор последней статьи) подтвердили и расширили эту идею. В своем исследовании они наблюдали за 159 студентами Университета Макгилла в Канаде аналогичным образом в течение недели.

    Если сопротивление искушению — добродетель, то большее сопротивление должно вести к большему достижению, верно? Это не то, что показали результаты, опубликованные в журнале Social Psychological and Personality Science , .

    Студенты, которые проявили больше самоконтроля, не добились большего успеха в достижении своих целей. Именно студенты, которые в целом испытали меньше соблазнов, оказались более успешными, когда исследователи снова отметились в конце семестра. Более того, люди, которые проявляли больше усилий по самоконтролю, также сообщали, что чувствуют себя более истощенными. Таким образом, они не только не достигли своих целей, но и были измучены попытками.

    Чему мы можем научиться у людей, которые хорошо владеют собой

    Так кто же эти люди, которые редко подвергаются искушениям? Они что-то делают правильно.Недавние исследования предлагают несколько уроков, которые мы можем извлечь из них.

    1) Людям, которые лучше владеют собой, на самом деле нравится то, что некоторые из нас сопротивляются, — например, здоровое питание, учеба или физические упражнения.

    Так что заниматься этими видами деятельности для них не сложно. Это весело.

    «Цели« хотят »будут достигнуты с большей вероятностью, чем цели« должны »», — сказала Милявская в интервью в прошлом году. «Желание достичь целей приводит к меньшему количеству соблазнов. Эти цели легче добиваться.Это кажется более легким ».

    Если вы бежите, потому что вам «нужно» привести себя в форму, но находите бег утомительным занятием, вы, вероятно, не собираетесь продолжать в том же духе. То, что вам нравится, с большей вероятностью будет повторяться, чем то, что вы ненавидите.

    2) Люди, которые хорошо владеют собой, усвоили лучшие привычки .

    В 2015 году психологи Брайан Галла и Анджела Дакворт опубликовали статью в журнале Journal of Personality and Social Psychology , в которой на основании шести исследований и более 2000 участников обнаружили, что люди, которые хорошо владеют собой, также имеют хорошие привычки, например регулярно заниматься спортом, правильно питаться, хорошо спать и учиться.

    «Люди, у которых хорошо получается самоконтроль… кажется, строят свою жизнь таким образом, чтобы в первую очередь не принимать решения о самоконтроле», — говорит мне Галла. А структурировать свою жизнь — это навык. По его словам, людям, которые занимаются одним и тем же делом, например бегом или медитацией, в одно и то же время каждый день, легче достичь своих целей — не из-за их силы воли, а потому, что распорядок облегчает их выполнение.

    Уловка, чтобы быстрее проснуться утром, — это установить будильник в другом конце комнаты.Это не сиюминутная сила воли; это планирование.

    Эта теория восходит к одному из классических исследований самоконтроля: «зефирному тесту» Уолтера Мишеля, проведенному в 1960-х и 1970-х годах. В этих тестах детям сказали, что они могут либо съесть один зефир прямо перед ними, либо съесть два позже. Было обнаружено, что способность сопротивляться немедленному удовлетворению коррелирует со всеми видами положительных жизненных результатов, такими как баллы SAT и ИМТ.

    Более поздние исследования поставили под сомнение эти выводы.Недавно опубликованная копия исследования теста зефира показала, что способность откладывать удовлетворение в раннем возрасте не коррелирует с лучшими результатами в дальнейшей жизни, если вы контролируете семейное происхождение детей (то есть социально-экономический статус и воспитание детей) и интеллект.

    Более того, дети, которые лучше всего справились с тестом, не обязательно лучше сопротивлялись искушениям. Возможно, они использовали критическую стратегию.

    «Мишель постоянно обнаруживал, что решающим фактором в отсрочке получения удовольствия является способность изменить ваше восприятие объекта или действия, которому вы хотите сопротивляться», — сообщал житель Нью-Йорка в 2014 году.Это означает, что дети, которые избегают первого зефира, найдут способ не смотреть на леденец и не представлять его как что-то еще.

    «По-настоящему хороший человек, сидящий на диете, не стал бы покупать кекс, — сказал в 2016 году Кентаро Фуджита, психолог из Университета штата Огайо. — Они бы не прошли мимо пекарни; когда они увидели кекс, они придумали, как сказать «фу» вместо «ням»; у них может быть автоматическая реакция отхода вместо того, чтобы подойти ближе ».

    3) Некоторые люди просто испытывают меньше соблазнов .

    Наши предрасположенности частично определяются нашей генетикой. Некоторые люди более голодны, чем другие. Некоторые люди любят азартные игры и покупки. Люди с высокой сознательностью — черта характера, во многом определяемая генетикой, — как правило, более здоровые и бдительные ученики. Что касается самоконтроля, они выиграли генетическую лотерею.

    4) Когда ты богат, легче сохранять самообладание .

    Когда тест Мишеля с зефиром повторяется на более бедных детях, наблюдается четкая тенденция: они работают хуже и кажутся менее способными противостоять угощению перед ними.

    Но для этого есть веская причина. Как утверждает нейробиолог из Орегонского университета Эллиот Беркман, люди, выросшие в бедности, с большей вероятностью будут сосредоточены на немедленном вознаграждении, чем на долгосрочном вознаграждении, потому что, когда вы бедны, будущее менее определенно.

    Почему миф о силе воли так тревожит

    Любой, кто боролся с диетой, знает, что сила воли не сработает в долгосрочной перспективе. А неудачи в сдерживании слишком часто принимают за моральный недостаток. Мы виним недостаток силы воли в увеличении веса, даже несмотря на то, что это генетика и наша перегруженная калориями окружающая среда противоречат очертаниям талии.Мы обвиняем наркоманов в том, что они не сдерживают своих побуждений, хотя их зависимость биологически влияет на их мозг.

    И в целом психологи уклоняются от этой концепции, поскольку годы работы, предполагающей, что сила воли является конечным, важным ресурсом, стали предметом пристального изучения.

    Конечно, в конкретной ситуации вы можете собрать силу воли, чтобы спасти себя от возврата к дурной привычке. Но полагаться только на силу воли для достижения целей «почти то же самое, что полагаться на аварийный тормоз, когда вы ведете машину», — говорит Сондерс.«Вам следует сосредоточиться на вещах, которые ведут вас к вашим целям, а не останавливать то, что стоит на вашем пути». Более того, человеческий «аварийный тормоз», то есть сила воли, в некоторых случаях неизбежно дает сбой, в результате чего вы попадаете в аварию.

    И пришло время всем нам принять эти уроки близко к сердцу. Сосредоточение внимания на неудачах силы воли приводит к стыду, как общественному, так и частному, и сдерживает наше любопытство от поиска и принятия решений, которые действительно работают.

    Self Control — обзор

    III.Эмпирические исследования

    Терапия самоконтроля впервые была изучена в серии из шести исследований, проведенных Ремом и его коллегами. Первые два проведенных исследования были традиционными исследованиями исходов, в которых терапия самоконтроля сравнивалась с контрольной группой. В 1977 году К. Фукс и Рем случайным образом распределили женщин-добровольцев из общины с депрессией на 6-недельный курс терапии самоконтроля, неспецифической групповой терапии или условия контроля в списке ожидания. Было обнаружено, что терапия самоконтроля является наиболее эффективным средством облегчения симптомов депрессии.Во втором исследовании, проведенном в 1979 году, Рем, Фукс, Д. Рот, С. Корнблит и Дж. Романо назначили подавленным депрессивным женщинам из сообщества 6 недель терапии самоконтроля или программу обучения поведенческим навыкам утверждения. Было обнаружено, что терапия самоконтроля более эффективна, чем программа обучения навыкам утверждения, в отношении улучшения самоконтроля и уменьшения симптомов депрессии, тогда как программа обучения навыкам утверждения более эффективно улучшала уверенность в себе. Данные годичного последующего наблюдения за участниками этих двух исследований, представленные Романо и Ремом в 1979 году, показали, что результаты лечения сохранялись с течением времени.Однако различия между самоконтролем и другими условиями активного лечения больше не были значительными. Лица, находящиеся в состоянии самоконтроля, действительно сообщали о меньшем количестве дополнительных депрессивных эпизодов и менее тяжелых рецидивах депрессии.

    Затем, чтобы изучить различные компоненты терапии самоконтроля, были проведены два разборчивых исследования. Первое исследование, проведенное в 1981 году Ремом, Корнблитом, М. О’Хара, Д. Лампарски, Романо и Дж. Волкиным, изучило пять условий, в том числе: (1) самоконтроль плюс самоусиление; (2) самоконтроль плюс самооценка; (3) только самоконтроль; (4) полный терапевтический пакет; и (5) условие управления списком ожидания.Все четыре группы лечения превзошли условия контроля в списке ожидания в отношении самооценки и показателей депрессии, измеренных врачами, при этом не было обнаружено устойчивых различий между группами активного лечения. В аналогичном исследовании Корнблит, Рем, О’Хара и Лампарски сравнили четыре группы, в том числе: (1) только самоконтроль и самооценку; (2) обучение самоуправлению без домашних заданий; (3) полная программа терапии самоконтроля; и (4) межличностно ориентированная групповая психотерапия, служащая условием контроля.Всем четырем группам удалось облегчить симптомы депрессии, при этом не было обнаружено значительных различий между группами.

    Затем были исследованы конкретные поведенческие и когнитивные цели терапии самоконтроля. Руководство по самоконтролю было пересмотрено, и были разработаны программы, ориентированные в первую очередь на когнитивные цели (т. Е. С упором на самоутверждения), поведенческие цели (т. Е. С упором на увеличение активности) или и то, и другое (т. Е. «Комбинированная» версия). . В 1985 году Рем, Лампарски, Романо и О’Хара сравнили три варианта лечения с контрольной группой из списка ожидания.Все три группы лечения улучшили больше, чем контрольные субъекты, в отношении симптомов депрессии, при этом не было обнаружено различий между группами лечения. В 1987 году Рем, Н. Каслоу и А. Рабин снова сравнили три версии самоуправления друг с другом, используя большее количество участников. И снова не было обнаружено различий между тремя группами, каждая группа показала значительное улучшение самооценок и клинических показателей депрессии с течением времени. У них также улучшилось поведение и познавательные способности.

    Терапия самоконтроля оценивалась рядом других исследователей в различных контекстах. Б. М. Флеминг и Д. В. Торнтон в 1980 г. назначили добровольцев, страдающих депрессией, на терапию самоконтроля, когнитивную терапию или условие контроля недирективной терапии. При посттесте и последующем наблюдении все три группы показали значительное улучшение, при этом группа самоуправления показала наибольшее улучшение по ряду показателей. В 1980 году Д. П. Тресслер и Р. Д. Такер провели исследование разборки, в котором женщин-добровольцев с депрессией лечили либо только компонентами самоконтроля и самооценки, либо только компонентами самоконтроля и самоусиления.Комбинация самомониторинга и самоусиления оказалась более эффективной при послетестовом исследовании и при 12-недельном последующем наблюдении. В 1982 г. Д. Рот, Р. Бельски, М. Джонс, У. Паркер и Г. Осборн сравнили терапию самоконтроля только с комбинацией терапии самоконтроля и трициклического антидепрессанта; хотя в комбинированном состоянии был более быстрый ответ, не было обнаружено значительных различий между двумя группами при послетестовом и трехмесячном наблюдении в симптомах депрессии, о которых сообщали сами пациенты.С. Руд в статье 1986 года назначил депрессивным женщинам как когнитивное лечение самоконтроля (модифицированный вариант терапии Рема), так и обучение навыкам самоутверждения (проводимое в случайном порядке), или в контрольную группу из списка ожидания. Участники, которые прошли тренировку с комбинацией самоконтроля и напористости, испытали значительно большее уменьшение депрессивных симптомов, чем в контрольной группе. Однако в середине лечения, когда каждый участник получил только одну форму терапии, между тремя группами не было обнаружено значительных различий.Р. Томас, Р. Петри и Дж. Голдман в статье 1987 г. назначили участницам-добровольцам с депрессией 6 недель терапии самоконтроля или когнитивной терапии. Обе формы терапии были эффективны в облегчении депрессии, с результатами через 6 недель наблюдения. В 1995 г. J. H. C. van den Hout, A. Arntz и F. H. J. Kunkels сравнили 12-недельную терапию самоконтроля плюс стандартное лечение с одним стандартным лечением для пациентов с депрессией в психиатрическом центре дневного лечения. Добавление терапии самоконтроля было значительно более эффективным, чем только стандартное лечение, в отношении улучшения самоконтроля, самооценки и депрессии.Хотя прирост был сохранен на 13-недельном контрольном обследовании, значительных различий между двумя группами больше не было обнаружено.

    Самоконтрольная терапия также применялась к различным группам населения. В 1982 году П. Роджерс, Р. Кернс, Рем, Э. Д. Хендлер и Л. Харкнесс обнаружили, что терапия самоконтроля более эффективна, чем неспецифическая индивидуальная психотерапия, в снижении депрессии у пациентов, находящихся на диализе почек. С. Бейли в исследовании 1996 года изучил эффект терапии самоконтроля по сравнению с контрольным условием в списке ожидания в качестве лечения женщин, подвергшихся насилию.У пролеченных участников значительно улучшились симптомы депрессии, самоконтроля и дисфункционального отношения, чем у контрольных субъектов.

    Терапия самоконтроля также была модифицирована для использования с детьми и подростками с депрессией. В 1986 году У. Рейнольдс и К. И. Коутс назначили старшеклассников с умеренной депрессией на терапию самоконтроля, тренировку релаксации или контрольное условие списка ожидания. В обеих терапевтических группах по сравнению с контрольной группой наблюдалось значительное снижение депрессии и тревожности, а также улучшение академической самооценки.К. Старк, Рейнольдс и Каслоу (1987) назначили детей в возрасте от 9 до 12 лет либо на решение поведенческих проблем, либо на терапию самоконтроля (детская версия), либо на контрольное условие списка ожидания. При послетестовом и 8-недельном последующем наблюдении обе группы лечения показали значительные улучшения в отношении депрессии, о которой сообщали сами пациенты, и о депрессии, оцененной клиницистами, тогда как контрольная группа из списка ожидания показала незначительные изменения. В 1996 году Рем и Р. Шарп сообщили о результатах исследования, в ходе которого ученикам четвертого и пятого классов предоставлялась терапия самоконтроля; хотя у всех участников наблюдалось небольшое улучшение депрессии, у детей, которые были классифицированы как «депрессивные» на предварительном тесте, значительно улучшились симптомы депрессии, социальные навыки и стиль атрибуции.

    Самоконтроль применялся также к пожилым людям (в возрасте 60 лет и старше). П. Рокке, Дж. Томхейв и З. Йочич в статье 1999 г. назначили пожилым людям с депрессией одну из двух форм терапии самоконтроля (одна с когнитивным фокусом, а другая с поведенческим фокусом) или в лист ожидания. условие контроля. Обе группы самоуправления по сравнению с контрольной группой испытали значительное уменьшение депрессивных симптомов (прирост сохранялся через 3 месяца и год последующего наблюдения), а также улучшение когнитивных функций, связанных с депрессией, приобретенной находчивости, самообучения. -контроль и самоусиление.Не было обнаружено различий между двумя вариантами терапии самоконтроля. В аналогичном исследовании, опубликованном в 2000 году, Рокке, Томхейв и Йочич случайным образом распределили пожилых людей с депрессией на 10-недельную терапию самоконтроля, образовательную группу поддержки или контрольное условие списка ожидания. Не было обнаружено различий между двумя терапевтическими группами, каждая из которых была более эффективной, чем контрольная группа, в облегчении депрессии и улучшении самоподкрепления, приобретенной находчивости и знания самоконтроля.Кроме того, снижение уровня депрессии сохранялось в течение 1 года наблюдения.

    (PDF) «Оперативное» определение самоконтроля

    fpsyg-09-01231 16 июля 2018 г. Время: 16:26 # 4

    Оперативное определение самоконтроля Гиллебаарта

    о концепции самоконтроля позволяет включать как классические

    , так и современные работы по самоконтролю. Он также выходит за рамки

    феномена истощения эго и позволяет включать в себя состояние

    самоконтроля, а также самоконтроль с более диспозиционными чертами

    , который на самом деле предсказывает множество положительных и отрицательных жизненных результатов

    ( Tangney et al., 2004). Более того, для «работы» может быть определено

    как компонент самоконтроля саморегулирования,

    , однако то, что подразумевается под «операцией», нуждается в разъяснении и уточнении

    . Как было сказано ранее, в текущей перспективе я

    предлагаю, чтобы все, что человек делает для корректировки своего поведения

    в направлении желаемого конечного состояния, является частью «работы» и, следовательно, частью

    самоконтроля. Это означает, что

    самообладания как самостоятельный контроль, так и инициирование, а также преднамеренные, а также

    автоматические действия могут быть включены в это определение самоконтроля без запутывания различия между самоконтролем. контроль

    и саморегулирование.Например, подавление импульсов к

    , которые не соответствуют нашим долгосрочным целям

    (то есть желаемым конечным состояниям), является «действующим» и, таким образом, подавляет нежелательную реакцию

    . Точно так же, если вы по привычке избегаете конфеты

    isle в супермаркете, то это значит, что вы «работаете», чтобы достичь

    долгосрочной цели — оставаться здоровым. Точно так же возможность отложить вознаграждение

    мгновенным, меньшим вознаграждением, чтобы получить более крупное отложенное вознаграждение

    , «работает» с точки зрения петли обратной связи саморегулирования

    .

    ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

    Наиболее интересным следствием этой концептуализации самоконтроля

    является тот факт, что самоконтроль определяется как набор

    навыков, способностей и поведения, необходимых нам для «работы»

    в Петля обратной связи саморегулирования позволяет включить недавно идентифицированные «умные» или «легкие» стратегии

    , которые люди

    с высоким самоконтролем, похоже, используют (успешно). Важно отметить, что

    это определение не исключает более узкое или классическое определение самоконтроля

    , которое сосредоточено на усилии и

    торможении, а скорее допускает более широкую перспективу, что

    объединяет эти различные аспекты.Замечание, которое сопровождает

    с этим анализом, заключается в том, что могут возникнуть ситуации, в которых мониторинг

    сам по себе может стать проблемой самоконтроля (например, когда

    ожидает больших расхождений с целью). В этих случаях

    создается второй контур обратной связи для подзадачи мониторинга текущего состояния

    человека. В этих случаях рабочая фаза

    (и, следовательно, самоконтроль) может также относиться к действию мониторинга

    .

    «Оперативное» определение самоконтроля также дает возможность

    новой линии эмпирических вопросов, ответы на которые

    углубят наши знания о самоконтроле. Например, стратегии самоконтроля

    , будь то ингибирование или инициирование, умные или эффективные

    по своей природе, автоматические или преднамеренные, все направляющие действия и

    «сохраняются» в фазе работы. Однако можно задаться вопросом, есть ли у

    предпочтительные стратегии в целом, или разные стратегии для

    индивидуума, или для каждой ситуации.Определенный « рейтинг » стратегий самоконтроля

    не является неправдоподобным, поскольку для некоторых требуется меньше ресурсов, чем для других

    (например, привычки против активного торможения), а временная шкала

    — дилемма самоконтроля, влияющая на тип стратегии. необходима стратегия

    , чтобы решить эту проблему Duckworth et al. (2016). Переосмысление самоконтроля

    с новой точки зрения, таким образом, позволяет исследованиям успеха самоконтроля

    и умным стратегиям самоконтроля развиваться, а

    , в конечном итоге, развивает эту область.

    ВКЛАД АВТОРА

    Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и

    одобрил ее к публикации.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    Адрианс, М. А., Крез, Ф. М., Жиллебаарт, М., и Де Риддер, Д. Т. Д. (2014).

    E простое торможение: привычка опосредует связь между самоконтролем и

    употреблением нездоровой закуски. Передний. Psychol. 5: 444. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.

    00444

    Эйнсли, Г. (1975). Благовидное вознаграждение: поведенческая теория импульсивности и

    импульсного контроля.Psychol. Бык. 82, 463–496. DOI: 10.1037 / h0076860

    Баумейстер, Р. Ф. (2002). Подчинение искушению: отказ самоконтроля, импульсивные покупки и поведение потребителей. J. Consum. Res. 28, 670–676. DOI: 10.1086 /

    338209

    Баумейстер Р. Ф. и Хизертон Т. Ф. (1996). Сбой саморегулирования: обзор.

    Psychol. Inq. 7, 1–15. DOI: 10.1207 / s15327965pli0701_1

    Баумейстер, Р. Ф., и Вохс, К. Д. (2003). «Саморегуляция и

    исполнительная функция самости», в Справочнике по саморегулированию и идентичности, 1,

    eds M.Р. Лири и Дж. П. Тэнгни (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press),

    197–217.

    Баумейстер, Р. Ф., Вохс, К. Д., и Тайс, Д. М. (2007). Силовая модель

    самоконтроль

    . Curr. Реж. Psychol. Sci. 16, 351–355. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2007.

    00534.x

    Беркман, Э. Т., Хатчерсон, К. А., Ливингстон, Дж. Л., Кан, Л. Э., и Инзлихт, М.

    (2017). Самоконтроль как ценностный выбор. Curr. Реж. Psychol. Sci. 26, 422–428.

    DOI: 10.1177/0963721417704394

    Карвер, К. С., и Шайер, М. Ф. (1981). Петля обратной связи

    , индуцированная самовниманием, и социальная помощь. J. Exp. Soc. Psychol. 17, 545–568. DOI: 10.1016 / 0022-

    1031 (81)

    -1

    Карвер К. С. и Шайер М. Ф. (1982). Теория управления: полезная концептуальная основа

    для личностной социальной, клинической психологии и психологии здоровья. Psychol. Бык.

    92, 111–135. DOI: 10.1037 / 0033-2909.92.1.111

    Карвер, К.С., и Шайер, М. Ф. (2012). Внимание и саморегуляция: подход теории контроля-

    к человеческому поведению. Берлин: Springer.

    Cheung, T. T., Gillebaart, M., Kroese, F., and De Ridder, D. T. D. (2014). Почему

    более счастливы люди с высоким самоконтролем? Влияние самоконтроля черты на

    счастья, опосредованное регулятивным фокусом. Передний. Psychol. 5: 722. DOI: 10.3389 /

    fpsyg.2014.00722

    Де Риддер, Д. Т. Д., де Бур, Б. Дж., Лугтиг, П., Баккер, А. Б., и ван Хоофт,

    Е. А. (2011). Не делать плохих поступков не значит поступать правильно:

    различает тормозящий и инициирующий самоконтроль. Чел. Индивидуальный. Dif.

    50, 1006–1011. doi: 10.1016 / j.paid.2011.01.015

    Де Риддер, Д. Т. Д., Ленсвельт-Малдерс, Г., Финкенауэр, К., Сток, Ф. М. и

    Баумейстер, Р. Ф. (2012). Подводя итоги самоконтроля: метаанализ того, как самоконтроль

    соотносится с широким спектром форм поведения.Чел. Soc. Psychol. Ред. 16,

    76–99. DOI: 10.1177 / 1088868311418749

    Дакворт, А. Л., Гендлер, Т. С., и Гросс, Дж. Дж. (2016). Ситуационные стратегии

    для самоконтроля. Перспектива. Psychol. Sci. 11, 35–55. DOI: 10.1177 / 174569161562

    3247

    Дакворт, А. Л., и Керн, М. Л. (2011). Метаанализ конвергентной

    валидности мер самоконтроля. J. Res. Чел. 45, 259–268. DOI: 10.1016 / j.jrp.

    2011.02.004

    Дакворт, А.Л., Селигман М. Э. (2005). Самодисциплина превосходит IQ в

    в прогнозировании успеваемости подростков. Psychol. Sci. 16, 939–944.

    doi: 10.1111 / j.1467-9280.2005.01641.x

    Границы в психологии | www.frontiersin.org 4 июля 2018 г. | Том 9 | Статья 1231

    Критическая важность самоконтроля (и как в нем расти)

    .

    Притчи 16:32 говорят: «Лучше терпеливый, чем воин, обладающий самообладанием, чем тот, кто берет город.”

    «Самоконтроль часто используется для описания благоприятных черт характера в людях. Это слово используется довольно часто, но что такое самоконтроль и почему это важно? »

    Здесь мы поделимся некоторыми секретами самоконтроля и способами передать практику самоконтроля вашим детям.

    Что такое самоконтроль?

    Самоконтроль — это война между импульсивностью и тем, что правильно или полезно. Это способность контролировать эмоции, импульсы или поведение для достижения более высокой цели.

    Типичный пример этого — люди, пытающиеся сохранить свое новогоднее решение и сбросить несколько фунтов. Может быть очень трудно отказаться от нескольких секунд ужина или десерта после этого, но те, кто практикует самоконтроль, знают, что они работают для достижения долгосрочной цели. Хотя немедленное удовлетворение будет приятным, в долгосрочной перспективе, вероятно, не будет потеря веса.

    Почему так важен самоконтроль?

    Это может показаться очевидным, но вдумчиво проработайте этот вопрос.

    Так ли важен самоконтроль или лучше наслаждаться моментом и не беспокоиться о будущих результатах?

    Помимо риска для достижения долгосрочных целей, существуют и другие проблемы, связанные с недостатком самоконтроля.

    Люди, которым не хватает самоконтроля, также часто поддаются импульсивному поведению и эмоциям. Это означает, что они могут делать неправильный выбор, который причиняет вред себе или другим, и плохо реагировать, когда не получают желаемого.

    Представьте себе малыша, который чего-то хочет, но родитель говорит «нет».Часто первой реакцией является импульсивное поведение. Они могут устроить истерику, ударить и закричать. Малыши все еще учатся контролировать свои эмоции и правильно реагировать, когда что-то идет не так.

    То же самое и для людей всех возрастов. Самоконтроль — важный навык, который необходимо развивать, потому что те же эмоции возникают у любого человека, который чувствует, что его потребности или желания не выполняются. Однако человек, которому не хватает самоконтроля, может реагировать по-разному, в том числе гневом, физическим насилием или обращением к нездоровым механизмам выживания.

    Екклесиаст 7: 9 говорит: «Не раздражайся быстро в твоем духе, потому что гнев пребывает на коленях глупых».

    Человек, которому не хватает самоконтроля, может быть нестабильным человеком, склонным к припадкам гнева и принятию неэтичных решений. Отсутствие самоконтроля ставит на карту больше, чем забытое новогоднее решение — оно может означать разницу между человеком, который успешен в личных отношениях и карьере, и тем, кто этого не делает.

    Связь между самоконтролем и сочувствием

    Исследователи недавно обнаружили, что та же часть мозга, которая контролирует эмпатию, также контролирует самоконтроль.Этот отдел головного мозга называется правым височно-теменным переходом, или rTPJ.

    В ходе исследования Александр Саутчек с помощью магнитного поля временно изменил часть мозга, долгое время ассоциировавшуюся с эмпатией. Он обнаружил, что самоконтроль человека подавляется, когда эта часть мозга отключена.

    Ребекка Сакс из Массачусетского технологического института высказалась, сказав: «В течение долгого времени люди предполагали, что мы используем те же механизмы, чтобы рассуждать о других людях, как и о нашем гипотетическом« я ».Так что это новое исследование действительно подходит ».

    Другими словами, способность человека избегать десертов в настоящем помогает гипотетическому будущему «я» похудеть. Эффект наступает не сразу, поэтому использование самоконтроля сейчас приносит пользу будущей версии себя.

    В исследовании Саутчека, когда он повредил часть мозга rTPJ, его участники с меньшей вероятностью вели себя альтруистично. Им был предложен сценарий, по которому они могли взять определенную сумму денег для себя или поделиться ею с партнером.Когда часть мозга, относящаяся к rTPJ, была нарушена, они реже делились. Это подтвердило связь между rTPJ и эмпатией.

    Но что интересно, одни и те же участники также с большей вероятностью возьмут небольшую сумму денег в ближайшее время, а не большую сумму в будущем — также связывая rTPJ с реакциями самоконтроля.

    Каковы секреты самоконтроля?

    Если самоконтроль важен, что вы делаете, если оно не дается естественным путем? Как развить этот жизненно важный навык?

    Вот три способа начать путешествие по самообладанию.

    Молитесь, медитируйте, будьте внимательны

    Молитва и медитация — мощные способы перезагрузить мыслительные процессы.

    Найдите время для молитвы или медитации в течение дня — это хороший способ переориентировать свой ум и дать себе шанс успокоиться, если что-то вас раздражает. Вместо того, чтобы волноваться из-за проблемы, предложите свою заботу Богу в молитве, как сказано в Послании к Филиппийцам 4: 6: «Не беспокойтесь ни о чем, но в любой ситуации, в молитве и прохождении, с благодарением представляйте свои просьбы Богу. .Или подумайте об использовании медитации, выделив время, чтобы закрыть глаза, глубоко вдохнуть и сосредоточиться на том, что вы можете контролировать и как вы можете двигаться вперед.

    Если вы пытаетесь избавиться от вредной привычки, это может быть хорошим вариантом, чтобы обуздать ваш импульс к ней. Вы можете заменить эти старые привычки молитвой или медитацией.

    Высыпайтесь

    Не всегда легко уловить, что вам нужно, но недостаток сна связан с проблемами самоконтроля.

    В статье Harvard Business Review автор Кристофер Барнс обсудил связь между недостатком сна и неправильным выбором.

    Основываясь на предыдущем исследовании, которое показало, что недостаток сна может привести к снижению самоконтроля, Барнс и его коллеги провели собственное исследование. Их результаты в подавляющем большинстве показали, что люди, страдающие от недосыпания, демонстрировали высокий уровень неэтичного поведения.

    Многие взрослые живут меньше, чем им следовало бы спать, — некоторые живут меньше шести часов в сутки. К сожалению, недосыпание может привести к неправильному выбору. Если вы страдаете от недостатка сна, попробуйте изменить свое расписание, чтобы у вас было достаточно времени для сна.

    Создайте ритуал

    Это может показаться маловероятным, но участие в простом ритуале может дать вам возможность избегать нездоровых импульсов.

    Scientific American провела исследование, в ходе которого участникам предлагалось выполнить простой (и случайный) ритуал, который поможет им похудеть. Они выбрали девушек из университетского спортзала, которые уже стремились похудеть.

    Половине участников было сказано помнить о своих пищевых привычках. Другой половине было предложено выполнить трехэтапный ритуал перед употреблением пищи, который включал разрезание пищи на части перед тем, как они ее съели, переставляя пищу так, чтобы она была симметричной на их тарелке, и прижимая свои столовые приборы к еде три раза перед едой. .

    Исследование показало, что женщины, выполнявшие ритуал, ели меньше калорий, а также ели меньше сахара и жиров.

    Как научить детей искусству самоконтроля

    Если у вас есть дети или вы работаете с ними, вам может быть интересно, как научить их самоконтролю. Обучение самоконтролю в молодом возрасте — отличный способ настроить их на успех в будущем.

    Самоконтроль или саморегуляция, как его иногда называют, — это навык, которому можно научить. Хотя некоторые люди рождаются с более естественными способностями, чаще всего это навык, который люди могут помочь развить.

    Один из способов сделать это — помочь детям заменить отрицательные ответы на положительные. Доктор Мэтью Роуз, клинический психолог из Института детского разума, объясняет, что, чтобы научить детей саморегуляции, не следует избегать ситуаций, которые могут оказаться трудными. Вместо этого вам следует научить своих детей переживать трудные времена.

    Когда вы тренируете детей в неприятные моменты, вы предоставляете основу, которую врачи называют «строительные леса», или демонстрируете ребенку поведение, которое вы хотите, чтобы ребенок имел.Как только ребенок поймет концепции, он сможет самостоятельно преодолевать трудности.

    Один из способов проработать этот процесс — выполнить тренировочные пробежки. Например, предположим, что ребенок закатывает истерику, когда идет в магазин. Child Mind Institute предлагает совершить короткую поездку в магазин и помочь ребенку попрактиковаться в таких вещах, как оставаться с вами или держать руки при себе. Вы можете использовать систему поощрений за каждый раз, когда ребенок ведет себя.

    Даже во время короткой поездки ребенок может вести себя плохо или плохо себя вести.Это может обескураживать. Однако доктор Роуз объясняет, что важна последовательность. При необходимости сделайте поездку максимально короткой и простой. По мере того, как ребенок начинает лучше справляться с этой деятельностью, ему может быть предоставлена ​​большая независимость.

    Самоконтроль в будущем

    Самоконтроль связан со многими хорошими вещами, включая успех и способность достигать целей. Однако важно помнить, что одна ошибка в самообладании не должна означать, что человек должен сдаваться.Никто не может постоянно полностью контролировать свои импульсы или принятие решений.

    Это еще более очевидно в привычках или реакциях, которые прочно закрепились в человеке. Направить гнев в позитивную энергию или противостоять вредным привычкам — непростая задача. Считайте победой каждый раз, когда вы способны проявлять сдержанность в ситуации, на которую вы обычно реагируете отрицательно.

    Если вы допустили ошибку, рассматривайте это как возможность научиться, а не как повод бросить попытки.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.