Что такое мимика лица: Мимика — это… Что такое Мимика?

Автор: | 04.06.1978

Содержание

10 эффективных упражнений для улучшения мимики лица

Человек должен развиваться всегда и во всем. Тогда почему бы не поработать над мимикой нашего лица? Хорошо развитая мимика жизненно необходима не только актерам, но и тем, кто часто выступает перед аудиторией.

С помощью мимики вы сможете привлечь внимание к себе и еще сильнее завлечь слушателей. И если вам предстоит в ближайшем будущем выступление перед публикой, скажем, с докладом, то вам стоит уделить немного времени упражнениям, представленным ниже.

Вот несколько эффективных упражнений, ежедневно выполняя которые вы свободно будете владеть всеми мышцами лица:

  1. Нахмурьте лоб, словно вы рассердились. Следите, чтобы при этом не двигались губы. Расслабьте лицо.
  2. Поднимите брови, словно вы удивились. Следите, чтобы при этом не двигались губы. Расслабьте лицо.
  3. Улыбнитесь, не показывая зубы. Следите, чтобы при этом мышцы лба оставались не подвижны. Расслабьте лицо.
  4. Улыбнитесь как можно шире, обнажив зубы.
    Следите, чтобы при этом лоб по-прежнему не двигался . Расслабьте лицо.
  5. Поднимите брови как можно выше и улыбнитесь как можно шире. Расслабьте лицо.
  6. Выдвиньте нижнюю челюсть вперед. Следите, чтобы при этом не двигались губы, лоб, брови, глаза. Расслабьте лицо.
  7. Откройте рот, как можно ниже опуская челюсть. (ВНИМАНИЕ! Это движение нужно выполнять очень аккуратно и не спеша. При малейших болевых ощущениях стоит немедленно прекратить движение челюсти вниз и осторожно закрыть рот!) При выполнении движения следить, чтобы не работали брови, лоб и голова не опускалась вниз. Закройте рот. Расслабьте лицо.
  8. Сложите губки бантиком или «уточкой». В таком положении прокручивайте губки 5 раз вверх и 5 раз вниз.
  9. Губы оставляем в положении «уточка» и в воздухе ими рисуем, выводим восьмерку. Упражнение следует проделать 5 раз.
  10. Не разжимая губ, делаем круговые движения языком. 8 в одну сторону и 8 в другую. Теперь можно и отдохнуть.

Выполняя эти легкие, но эффективные упражнения, вы будете мастерски владеть мимикой своего лица и станете незаменимым оратором.

Еще хотелось бы подбросить вам пару видео, которые помогут быстрее освоить нужные техники и тренировать мышцы лица эффективнее.

Превью: Depositphotos

Читайте также:

Как перестать бояться публичных выступлений

Как стать незабываемым спикером и не провалить выступление

10 важных навыков для каждого человека

Что на самом деле говорит о человеке его мимика — Рамблер/новости

Мимика – что это? Рудимент, доставшийся нам от предков, или же эффективный способ общения? И как человек учится различным выражениям лица? Пришло время поговорить о загадках мимики.

Что такое мимика

Согласно медицинской энциклопедии, мимика – это «отвечающие различным психическим состояниям выразительные движения мышц лица». Но что же кроется за этой витиеватой формулировкой?

Мимика человека – уникальное явление. Почти у всех животных морда не имеет большого количества специфических выражений эмоций, к примеру, даже у шимпанзе, наиболее близкому по строению к людям животного, мимических выражений всего восемь.

У человека же количество лицевых экспрессий не поддается точному счету и зависит от культурного багажа и качеств каждой конкретной личности. Удивление, страх, гнев, радость, улыбка, подмигивание – все это человек может делать с помощью мимики. Однако в разных культурах и странах выражения лица могут толковаться по-разному. Без мимики человек не смог бы социализироваться, так как невербальное общение играет огромную роль в повседневной коммуникации.

«Когда шимпанзе сравнительно низкого ранга выражает подчинение по отношению к шимпанзе более высокого ранга, он использует мимику, напоминающую улыбающегося/смеющегося человека».

Мимику изучал еще знаменитый Леонардо да Винчи, впервые связавший стабильные лицевые экспрессии с движениями мускулатуры лица, наблюдая за пожилыми людьми, чьи морщины ясно показывали частотность повторений одних и тех же мимических выражений. Однако лишь спустя сотни лет исследованиям мимики удалось очиститься и обособиться от доминирующей научной доктрины физиогномики, якобы объясняющей характер человека по его чертам лица. В начале XX века русский ученый И.А. Сикорский составляет актуальную до сих пор классификацию лицевых экспрессий: мышц вокруг глаз отвечают за выражение умственных явлений, вокруг рта – за экспрессию актов воли, а чувство выражают все мышцы лица.

Помимо неосознаваемой мимики, которая усваивается человеком при взаимодействии с другими людьми, существуют также осознаваемая – к примеру, намеренно натренированные выражения лиц актеров, и ложная – когда с помощью неких лицевых экспрессий человек пытается ввести в заблуждение своего собеседника.

Эволюционная необходимость мимики

Раз мимика до сих пор остается нужной человеку, это значит, что в прошлом она способствовала его выживанию как вида. Чарльз Дарвин одним из первых заинтересовался, каким эволюционным значением обладает мимика человека. Ученый считал, что все эмоции имели приспособительное значение, а, значит, мимика была внешней стороной эмоций, чрезвычайно важной для социального взаимодействия.

Иными словами, по Дарвину, лицевые экспрессии – это просто рудименты тех движений, что были нужны для выживания нашим предкам. В дальнейшем наука пересмотрела эту теорию, и критиковала ее: к примеру, немецкий анатом конца XIX века Теодор Пидерит считал, что мускулы лица облегчают эмоциональные стрессы и способствуют правильному восприятию. К примеру, когда нам нужно что-то внимательно осмотреть, мы шире открываем глаза – что полезно и с точки зрения необходимости лучше что-то увидеть. Затем эти движения стали также и социально значимыми: широко открывая глаза мы показываем собеседнику, что внимательны к нему.

В дальнейшем исследователи уделяли много внимания проблеме формирования базовых лицевых выражений. В 2011 году ученым удалось открыть, что мимика человека возникает задолго до его рождения. Во время пребывания в утробе матери ребенок уже способен двигать лицевыми мышцами, улыбаться, удивленно поднимать брови или хмуриться.

Невербальное общение

Игроки в покер часто используют особый прием – скрывают эмоции под непроницаемой маской отстраненного выражения лица, защищающей от лишних выводов противника. Скрыть свои эмоции и не показать мимику – вот важнейшие цели карточных игроков.

Однако обычные люди не могут контролировать свою мимику круглосуточно, и эмоции выдают многое из того, что нам хотелось бы скрыть. Выражения наших лиц, а также жесты, особенности походки и некоторые другие свойства человека принято называть составляющими невербального общения, коммуникации, которая происходит без слов. Некоторые ученые считают, что до 90% всей информации, которую считывает человеческий мозг при общении, является невербальной. С помощью мимики можно многое узнать о человеке: когда мы знакомимся с людьми, мы оцениваем их не только по одежке, но и по мимике.

Основные мимические выражения знакомы нам с детства: человек показывает удивление, приоткрывая рот и поднимая брови, а страх – растягивая губы с опущенными вниз уголками. Гнев выражается с помощью широко открытых прищуренных глаз и сжатых зубов, счастье – спокойным взглядом и приподнятыми уголками губ. Как мы видим, по мимике человека можно увидеть не только какой-то конкретный аффект, улыбку, смех или гримасу боли, но и глубокое эмоциональное переживание.

Однако именно разбору мелких и, казалось бы, незначительных мимических движений и жестов посвящены многие психологические исследования, направленные на изучение феномена лжи. Психологи подтверждают существование некоторых общих моментов, возможно, являющихся подтверждением нечестности говорящего: человек может часто беспричинно, нервно показывать какое-то выражение лица, а его взгляд может бегать. Чрезмерная сосредоточенность, неестественность, также может навести на мысли о лжи: в таких случаях улыбка человека бывает несимметричной и натянутой, а мышцы вокруг глаз во время ложной улыбки не напрягаются. Общее напряжение всех лицевых мышц, каменное лицо, также может выдавать лгуна.

Особенным выразителем мимики является взгляд человека – и с помощью анализа движений глаз можно многое сказать о его характере. Если человек часто моргает, а его зрачки беспричинно расширяются – он, скорее всего, врет. Также важны микродвижения глаз, которые человек не контролируют: взгляд налево означает обработку информации, а направо – конструирование. Так что если ваш собеседник постоянно во время разговора косится направо – можно заподозрить неладное.

Однако психологи просят не торопиться с выводами – для анализа «лживых» мимических выражений нужно сравнить их с типичными для конкретного человека. Запоминая все внешние признаки, стоит помнить, что мимика зависит не только от внутренних интенций человека, но и от окружающей среды, как природной, так и общественной. Может быть, нетипичное выражение лица было позаимствовано собеседником у харизматичного приятеля, а нервное подергивание глазами – только поиск нужного человека в толпе.

Сообщение Что на самом деле говорит о человеке его мимика появились сначала на Умная.

Мимика лица

Наши мимика и жесты ежедневно рассказывают окружающему миру о том, в каком настроении мы находимся и какой у нас характер. Очень часто нам хотелось бы скрыть наше истинное отношение к обсуждаемому предмету, но мимика выдает наши мысли. Как распознать врет ли вам партнер по бизнесу или близкий друг и как самим научиться управлять мимикой лица, чтобы оставаться загадкой для

окружающих? Попробуем ответить на эти вопросы и разобраться, что же означает мимика лица.

Физиогномика лица – наука не настолько простая как кажется. «Прочитать» на 90% истинные помыслы с помощью значений мимики лица человека способны только профессиональные психологи. Но нам достаточно знать несколько простых секретов. Для начала выделим ряд эмоций, которые просто различить на лице собеседника.

Удивление. Часто его можно спутать со страхом. Общими у этих двух эмоций являются приподнятые брови и расширенные зрачки. Далее появляются различия. При удивлении на лбу появляются складки. Рот либо выпрямляется, либо уголки рта приподнимаются вверх, образуя улыбку. Но если человек испуган, то его улыбка станет неестественной.

Боль или грусть. При боли слегка приподняты губы, лицо почти такое же как при физических болевых ощущениях. Брови лицо приподнимаются, либо приближены друг к другу делая складку между бровей. Если человек находится в печали, его брови будут опущены вниз, так что почти не будет видно глаз. Плечи будут сжаты, а голова опущена.

Пренебрежение, недоверие. У человека обладающего подобной мимикой лица будет приподнятый подбородок. Дополнением к нему может стать одна приподнятая бровь, как символ неискреннего удивления или скептицизма. Поджатые уголки рта, притянутые вовнутрь, тоже говорят о недоверии.

Радость. Эта эмоция проявляется в мимике лица человека легким напряжением всех мышц. Вокруг глаз могут образоваться морщинки. Губы растянуты в улыбке.

Гнев. Чаще всего сопровождается агрессией. Брови сдвинуты к переносице и мышцы между бровями напряжены. Взгляд при гневе будет направлен прямо на собеседника, а уголки губ опущены вниз.

Мимика лица — глаза

При чтении мимики лица человека глаза являются главным помощником.

Запутаться вы сможете, только если изучаемый вами человек – левша. В таком случае изучать мимику его лица нужно зеркально.

  1. Если человек смотрит влево и вверх – он представляет в голове какой-то зрительный образ.
  2. Вправо и вверх — собеседник пытается вспомнить знакомый из прошлого зрительный образ.
  3. Если собеседник смотрит влево – значит, он создает звуковой образ в своем уме.
  4. Если собеседник смотрит вправо – это говорит о том, что он пытается вспомнить какую-то мелодию или звуковой ряд.
  5. Если вы видите положение глаз влево и вниз – значит человек пытается вспомнить кинетический образ (вкус, запах или ощущение). ( исключение составляют звуки или картинки)
  6. Если человек смотрит вправо и вниз — это свидетельствует о внутреннем диалоге, происходящем в данную минуту. Либо ваш собеседник сильно о чем-то задумался.

Мимика лица — губы

С помощью область рта и губ в разные времена интерпретировали характера человека и состояние его здоровья. По форме и размеру выделяют 7 типов губ:

  1. Пухлые, сочные губы встречаются у разговорчивых людей с живым и открытым характером, которые отличаются легким темпераментом и дружелюбием.
  2. Тонкие маленькие губы с мягкими очертаниями бывают у великодушных, умных и честных людей.
  3. Губки «бантиком» показывают такие свойства характера, как кокетство, легкомыслие, а иногда и неискренность.
  4. Тонкими, но длинными губами обладают нежные натуры, а также красноречивые и остроумные люди.
  5. Гармоничные во всех отношениях губы говорят о гармоничной личности, сочетающей разные черты характера.
  6. Большая верхняя губа свойственна властной и сдержанной особе, подчиняющейся разуму и рациональности за счет эмоций.
  7. Толстыми губами обладают люди с твердым характером, контролирующие себя, но чувственные и любящие удовольствия.

Мимика лица при лжи

Если вы не хотите быть обманутым своим собеседником, то при чтении мимики его лица важно помнить: неискренность чувств – это всегда асимметрия лица.

Человек, пытающийся вас обмануть, будет заставлять свои мышцы лица работать не так, как они хотят. Эта борьба с собственной мимикой вряд ли останется вами незамеченной. Сложнее всего потенциальному лгуну подделать свой взгляд. На практике сделать это оказывается невозможным. Поэтому при разговоре с собеседником важно смотреть в его глаза. Если взгляд беглый, либо человек смотрит исподлобья – вас пытаются обмануть. Правда если беглый взгляд направлен на вас не из-под бровей, то этот человек просто трусит. Если же ваш собеседник смотрит прямо на вас, не пытается увести взор и спрятать глаза вряд ли можно сомневаться в его искренности.

Как управлять мимикой лица

Чтобы оставаться загадкой для собеседника и уметь сохранять самообладание в достаточно нескольких упражнений в день. Главное – всегда держите при себе маленькое зеркальце и запомните несколько нехитрых приемов.

  1. Несколько раз в день ловите себя на мысли какое сейчас у вас выражение лица и сверяйтесь с зеркалом. Результаты такой психологической игры с собственной мимикой будут часто вас удивлять.
  2. Закройте глаза, постарайтесь расслабиться и расслабить мышцы лица. Особое внимание уделите губам и подбородку. После этого откройте глаза, посмотрите в зеркало и прислушайтесь к своим ощущениям.
  3. Губы и брови являются наиболее выразительными частями лица. Прежде чем вы начнете работу с ними сделайте небольшую разминку – потрите руками лицо и двигайте мышцами в разные стороны.

И напоследок. Не пытайтесь охарактеризовать малознакомого человека. Вероятность того, что вы сделаете ошибку и неверно интерпретируете характер и эмоции человека в этом случае слишком велика .

А если вы хотите остаться незаметным – старайтесь не испытывать видимых эмоций. Не смотрите никому в глаза, будьте спокойны и вас не заметят.

 

Упражнения для развития мимики лица

Одна из важнейших задач для актёра — правильно передавать свои эмоции зрителю. Для этого должны задействоваться не только мышцы тела, но и лица. Поэтому работа над мимикой – одна из важнейших актерских задач.

 

В переводе с греческого мимика — «подражатель»— это проявление различных чувств человека с помощью мышц лица.

 

Обычному человеку кажется, что мимика — это неконтролируемое выражение лица. Но это не так. Мимику можно разделить на:

  • непроизвольную (неконтролируемую – например, гримасы, ухмылки)
  • произвольную (контролируемую). 

 

На курсах актерского мастерства можно бытовую мимику вырастить в профессиональную, хотя это довольно кропотливый ежедневный труд.

 

Мимикой можно очень эффектно и ярко передать образ персонажа, наделить его уникальностью и узнаваемостью. Вспомните великих актеров советского кино: Фаину Раневскую, Юрия Никулина, Георгия Вицина. Их киногерои навсегда запомнились зрителям не только благодаря прекрасной игре, но и яркой индивидуальности самих актеров, их неподражаемой мимике.

 

Поэтому для любого актера очень важна его собственная работа над личной индивидуальностью, отличностью от других. Тогда его работы в кино и театре будут яркими и запоминающимися.

 

Необходимо поработать над лицом и тем, кто часто выступает публично. На сцене любое ваше движение – как через увеличительное стекло, — видно и понятно каждому. Поэтому хорошему оратору необходим навык, чтобы на его лице люди не прочитали смущение, растерянность и другие эмоции, которые могут провалить все выступление.

 

Даже в обычной жизни мимика поможет выразить наши эмоции и придать особенный оттенок речи. Например, при собеседовании на работу, при знакомстве с девушкой и во многих других ситуациях, контролирование себя и своих эмоций, умение управлять ими и направлять туда куда надо, приведет вас к успеху.

 

Развитие мимики. Упражнения.

Мы предлагаем Вам поработать над лицевыми мышцами. (Девушки! Обратите особое внимание! Эти упражнения к тому же являются отличной профилактикой появления морщин! 🙂 )

 

  1. Перед началом работы сделайте 5-минутную разминку: поочередно двигайте бровями, веками, губами, языком. Сделайте легкий массаж всего лица. Вы даже можете почувствовать, как вам стало легче разговаривать.
  2. Затем начинайте придавать лицу различные и самые распространенные выражения: любовь, равнодушие, гнев, испуг, удивление, радость, злость, смирение, раскаяние, усталость, плач, размышление, боль, сонливость. Когда вы сможете легко изобразить любую эмоцию, переходим к более сложной задаче.
  3. Возьмите пример для подражания: любого известного актера, может быть вашего любимого или просто того, кто в совершенстве владеет на ваш взгляд мимикой. Проматывая изображение на экране, копируйте его выражения лица. Через какое-то время, вы будете все более точно копировать и сможете изображать какие — угодно гримасы и эмоции.
  4. Теперь задача еще более сложная, так как здесь задействованы полутона, тонкие и возможно даже незаметные обычному человеку, но высоко ценящиеся профессионалами. Например, улыбка. Ничего, казалось бы, особенного. Но она может быть очень разной, и иметь множество оттенков.
    • Дружественный настрой: просто улыбка;
    • Высокомерие: улыбка в сочетании с опущенными бровями;
    • Неискренность: улыбка без подъема век;
    • Нервность, нервозность: улыбка немного искривленная;
    • Готовность уступить: улыбка в сочетании с приподнятыми бровями;
    • Угроза: улыбка и отсутствие моргания;
  5. Когда отточите все гримасы, поработайте над выражением глаз. Ведь не зря говорят, что глаза — зеркало души. Одними глазами можно показать больше чем всем телом. Попробуйте сделать глаза любящие, ненавидящие, добрые и злые. Сосредоточьтесь на процессе, это позволит получить от тренировок максимальный эффект.

Процесс работы над мимикой доставит вам массу удовольствия, принесет много эмоций и положительной энергии. А еще большее удовольствие вы получите, когда поймете, что ваши труды вдруг стали приносить результаты и натренированные мышцы автоматически принимают нужное вам выражение без особых усилий с вашей стороны.


Актерские курсы помогут вам открыть в себе талант. Ждем Вас на Твоей сцене!

 

Другие статьи по теме Актерское мастерство:

Театральные вузы Москвы. Как поступить на актерский факультет?

Как успешно пройти кастинг: советы актрисы и режиссера

Основы дикции. Сценическая речь.

 

Как бороться с мимическими морщинами в разном возрасте?

Мелкие мимические морщины на лбу, вокруг глаз и рта могут как появиться у очень молодых девушек, так и отсутствовать у зрелых женщин. Разбираемся вместе с косметологами, дерматологами, неврологами и психиатром, связаны ли морщины с возрастом и как с ними бороться, чтобы оставаться вечно молодой и красивой

Как мимика меняется с возрастом и что с этим делать (фото: @stormibree)Если встать перед зеркалом и внимательно изучить свою мимику, можно заметить, что она связана с генетическими особенностями. Вот вы нахмурились, как папа, или улыбнулись, как мама, поджали подбородок, как бабушка — мимические паттерны передаются по наследству. И благодаря им можно понять, как ваше лицо будет меняться с возрастом. В каких зонах сформируется больше мимических, а в дальнейшем и статических морщин. Руководствуясь такой подсказкой, можно своевременно принять меры профилактики.

2 упражнения от морщин на лбу и между бровей Читать

Карта морщин на лице

Карта морщин на лице (фото: @mandymadd)Среди множества мышц на лице есть те, которые отличаются особой активностью. Именно они вносят больший вклад в изменение лица с возрастом. Так, например, в формировании и углублении носогубных складок участвуют скуловые и щечные мышцы, а также те, что поднимают и опускают уголки рта. Мышцы, которые крепятся к лобной зоне, формируют вертикальные и горизонтальные заломы на переносице и лбу. Круговые мышцы глаз виновны в «гусиных лапках»

Мнение эксперта
Марии Колдашовой, врача-дерматокосметолога клиники эстетической медицины «Премиум Эстетикс»

«Если относить подкожную мышцу шеи (платзму) к мышцам лица, то я бы назвала ее самой активной. Она вплетается в овал лица и когда сокращается, тянет нижнюю треть вниз. Из-за этого данная зона со временем провисает. Непосредственно на лице самой сильной мышцей является жевательная. Ее гипертонус мы часто видим у пациентов с нарушениями прикуса. Он проявляется в виде выступающих углов нижней челюсти, в результате чего лицо выглядит квадратным».

 Еще одна группа мышц, которая может в достаточной степени менять внешность, — это куругаторы. Они крепятся к бровям, в случае излишнего перенапряжения заметны даже в покое и выглядят как нависающие бугры, делающие лицо угрюмым.

Личный опыт: как избавиться от мимических морщин без уколов и операций Читать

Как активность мышц лица меняется с возрастом

Как активность мышц лица меняется с возрастом (фото: @greceghanem)С течением времени черты лица сильно меняются. Дело не только в морщинах и птозе мягких тканей — подобные изменения связаны и с тонусом мышц. Например, увеличение тонуса круговых мышц глаз и рта приводит к сужению глазной щели (уменьшению размера глаз) и истончению губ

После 30 у многих женщин проявляется гипертонус мышц нижней трети лица, в частности в области шеи и уголков рта. В результате овал ползет вниз. Кстати, многие врачи связывают этот процесс еще и со стрессом. При появлении страха или сильного внешнего раздражителя многие невольно сильно стискивают зубы, перенапрягая мышцы данной зоны. Эволюционно это было нужно когда-то, чтобы выглядеть более агрессивным. Сейчас в этом нет нужды, но привычка еще осталась.

Золотые нити, механическая чистка и другие устаревшие процедуры красоты Читать

Когда активность мышц сильнее отражается на лице

Когда активность мышц сильнее отражается на лице (фото: @roseinc)Чем ниже уровень увлажненности, а также упругости и эластичности кожи, тем более заметны на лице результаты активной мимики. Кстати, такой она может быть с рождения. Так, например, на тонкой и сухой кожи мимические морщины становятся очевидны уже в 25–30 лет, а иногда и раньше.

Мнение эксперта
Ксении Кузнецовой, врача-дерматолога, косметолога, врача первой категории клиники «СМ-Косметология»

«На состояние кожи активно влияют внешние факторы: качество воды, загрязненность воздуха, климат с резкими колебаниями влажности и температуры. К их числу относятся и причины фотостарения — частое и длительное пребывание на солнце без солнцезащитных средств. Не будем забывать и о внутренних факторах: например, из-за гормональных изменений мимические морщины могут стать заметнее».

К числу факторов, увеличивающих вероятность раннего появления мимических морщин, относятся несбалансированные диеты и недостаток питательных веществ — все это негативно сказывается на коже.

Ботокс, лазерная шлифовка и контурная пластика: почему некоторые процедуры не дают эффекта? Читать

Коррекция последствий мимической активности

Коррекция последствий мимической активности (фото: @roseinc)Самыми первыми обычно появляются мимические морщины вокруг глаз («гусиные лапки»), на лбу и между бровей, а также носогубные складки. Полностью избежать их возникновения невозможно, но замедлить этот процесс вполне реально.

  • Для профилактики раннего появления мимических морщин можно использовать уходовые домашние средства с мощными составами. А также различные процедуры, например массаж лица и глубокое очищение, которые улучшают состояние кожи. 

  • Если мимические морщины уже появились, для блокировки наиболее активных мышц используют ботулинотерапию (ботокс). Она снимает гипертонус, а это значит, что вы постепенно отвыкаете хмуриться, поджимать подбородок и щуриться. Со временем дозировка ботулотоксинов будет уменьшаться, а интервалы между процедурами увеличиваться.

  • Помимо ботулинотерапии, мимические морщины можно корректировать и с помощью аппаратных методик, например лазерных шлифовок или фототерапии. В этом случае стимулируется потенциал клеток кожи к обновлению и морщины становятся менее заметными.  

Альтернатива инъекциям и пластике: 15-минутный массаж лица «Кобидо» Читать

Что будет, если оставить изменения мимики без внимания

Что будет, если оставить изменения мимики без внимания (фото: @roseinc)Мало кто задумывается, что гипертонус мышц влияет не только на кожу, но и на все лицо. Об этом в своей теории старения рассказывает французский пластический хирург Клод ЛеЛуарн. В свое время он изменил точку зрения всего сообщества о том, что происходит с лицом и шеей с течением времени, доказав, что нельзя все процессы объяснять только гравитационным птозом.

Мнение эксперта
Марии Колдашовой, врача-дерматокосметолога клиники эстетической медицины «Премиум Эстетикс»

«Там, где мышца на лице работает активнее, можно наблюдать истончение жировой прослойки, что приводит к эффекту возрастного худого лица. А, например, в месте прикрепления мышцы к кости идет процесс атрофии костной ткани. Из-за этого в том числе с течением времени может измениться разрез и размер глаз. И даже если кожа будет идеально гладкой, без морщин, лицо все равно будет казаться зрелым».

Дело не только в мимике

С точки зрения невролога, с возрастом меняется характер мимики человека, и связано это с чрезвычайно сложными физиологическими процессами старения в центральной нервной системе. После 40 лет уже начинают активно стареть высшие отделы головного мозга:

  • происходит процесс уменьшения количества нейронов;

  • нарушаются функциональные связи между этими самыми нейронами;

  • идет последовательное разобщение регуляторных систем нейронов мозга

Мнение эксперта
Игоря Мацокина, врача-невролога

«Перечисленные выше изменения приводят к тому, что снижается электрическая активность нейронов коры. Уменьшение количества нейронов и нарушения связей между ними на фоне снижения интенсивности метаболизма мозга с возрастом приводит к дефициту иннервации (ослабевает связь мышц с головным мозгом). Это в свою очередь обедняет мимику, делает ее не такой ярко выраженной и разнообразной, как в 20 лет».

«Триггерные точки старости»: что выдает возраст и как с этим бороться Читать

Почему не стоит блокировать мимику (фото: @stormibree)Почему не стоит блокировать мимику

Мимика — это не только важная составляющая индивидуальности, но и способ передачи информации невербальным способом. Английские ученые доказали, что в общении важны не только слова, но и интонация, жесты и, конечно, мимика.

Мнение эксперта
Юлии Карачевой, врача-психиатра и психотерапевта сети клиник «Атлас»

«В одном исследовании американские неврологи подтвердили наличие гипертонуса мышц межбровья и «марионеточные морщины» (опущение углов рта) у пациентов с клинической депрессией. При этом наиболее частые радостные выражения лица также находят отражение в мимике, что приводит к формированию так называемых мимических масок и, соответственно, морщин. Бояться этого не стоит, так как подобные рисунки на лице — это признаки уникальности. Их можно корректировать, помня о том, что мимика нам нужна и является важной частью коммуникации».

Текст: Мария Каримова

Читайте также: Как избавиться от акне в 20, 30 и 50 лет

Источник фотографий: @stormibree

Можно ли сделать свое лицо красивым?

Как сделать свое лицо красивым? Как формируется лицо? Что нужно делать, чтобы выглядеть красивым. Эмоции, мимика… Об этом статья…

Кто упражняет свое лицо?

Думаете никто? – Ошибаетесь.

Вот маленькая девочка крутится возле зеркала. А мама её упрекает: «Нельзя так! Перестань красоваться! Так приличные девочки не делают!». И после девочка это делает втихаря. Когда никто не видит.

А, может, уже и не делает никогда, чувствуя запретное.

От чего зависит красота лица? Об этом читайте в статье…

Не знаю, чего боятся родители, запрещая детям изучать своё лицо, тренировать мимику. Может быть, родители боятся, что ребенок научится манипулировать родителями, используя свое лицо? Что ребенок будет их обманывать?

Изображать на лице грусть, при этом не грустить.
Изображать повиновение, при этом не повиноваться.
Может и так?

Впрочем, родители, просто сами так приучены. Их в детстве отучили «кривляться» перед зеркалом. А родителей отучили их родители…

— Так некультурно! Так не положено! Так нельзя!

Даже легенду про Нарцисса придумали, который долго смотрел на свое отражение и стал цветком.

От чего зависит красота лица?

Пишу на ноутбуке эту статью, в кафе, попивая любимый кофе с молоком… За соседним столиком о чем-то беседуют три девушки.

Именно наблюдение за ними — и дало идею для статьи.

Вроде бы — красавицы. Но… Нет.

Красивые тела. Осиные талии, подчеркнутая грудь. Видно, занимаются своими телами эти девушки.

Может, йога, танцы, бег, тренажерный зал – не знаю. Плюс, наверное, диеты разные. Видно — над телами они работают, стараются.

Чудесные волосы, у каждой свой стиль. На лицах – незаметные следы косметики, каждая старалась хорошо выглядеть.

Но уверен – никто из них не занимается над развитием и изменением своего лица.

Одна-две дежурные улыбки (для фотографий) – вот и весь арсенал мимики.

Каждая из них могла бы стать красавицей. Такой девушкой, с которой хотелось бы посидеть в кафе, за чашечкой чая или кофе.

Очароваться… И влюбиться…

А всё для этого есть.

Осталось – поработать над лицом

Над выражением губ, глаз, бровей. 

И если бы они поработали над своим лицом, не только с помощью косметики, — были бы красавицами.

Но… Увы…

Как формируются лица?

У тех людей, которые часто бывают недовольны – вырабатываются недовольные лица.

Грустные лица получаются у тех, кто чаще всего грустит. Закрытые лица, без эмоций – у осторожных, недоверчивых людей. А веселые лица появляются у жизнерадостных людей.

Важно постоянно следить за своим выражением лица.

Всегда. Или как можно чаще.

И не допускать недовольство, разочарование, грусть. Даже в самых обычных ситуациях.

Когда мы пьем чай в кафе, например.

А если и допускать, то чтобы и в этом случае лицо оставалось красивым.

(Ну, пусть некрасивым — как хотите!)

Важно заранее изучить свое лицо как мы разговариваем, как мы радуемся, удивляемся, восхищаемся.

Это мы так обиделись?

Это мы так показываем недовольство?

А как мы обижаемся? Как выражаем недовольство?

А если какая-то эмоция нам не нравится – ее можно изменить, развить, натренировать.

В этом месте я часто слышу критику. Что, мол, это — нечестно, неестественно, не правильно. Что, мол, кому дано – тем дано, а если не дано – значит, не дано! Нельзя этому учиться! 

Обычно, я не настаиваю и не спорю.

Да, кому-то повезло больше, а кому-то меньше.

Я знаю красавиц, которые втайне от всех проводят часы перед зеркалом, изучая себя, свое лицо.

Экспериментируя. Пробуя новые эмоции. Очаровывая себя. Разговаривая с собой, представляя собеседников  и  их лица.

Но никто в этом не признается.

Почему? Потому что это — очень интимно. Так же, как и секс с собой. В этом же тоже никто не признается? Верно?

Но если вы увидите богатство эмоций на лице, красивые выражения губ и глаз – скорее всего, это результат тренировок.

Умничка, девочка!

Понятно, что не только лицом нужно заниматься

Тем более, не впадать в крайность, занимаясь только мимикой.

Важно научиться и другим навыкам.

В том числе и ораторским искусством, тренером которого я являюсь.

Лично знаю таких красавиц, которые работают над своим лицом.

Впервые об этом услышал еще в студентчестве, и не поверил собственным ушам.

А потом сам купил себе большое зеркало. — Угадайте, для чего? — И даже прогулял лекцию, остался в общежитии, чтобы никто не видел, как я тренирую свою улыбку.

Потом были жесты. Те, что у меня сейчас.

Развитием мимики занимаются актеры, артисты, фотомодели…

Видели чудесный фильм «Артист»? Если нет — посмотрите обязательно! Рекомендую. Фильм без слов, поэтому все основано на мимике лица, жестах, эмоциях.

Пройдет время…

Думаю, пройдет время, и моя статья станет совсем неактуальной.

Мир девушек, да и парней, будет заниматься тренировкой и развитием своего лица.

Будет реклама тренеров по мимике, как сейчас по йоге, шейпингу и ораторскому искусству.

А пока, как говорится: «Все в наших руках»

Прямо сейчас идите к зеркалу. Изучите все свои эмоции!

Все! И гнев, и радость, и раздражение — тоже!

А еще очень важно: говорите перед зеркалом! Научитесь удивляться, красиво. Научитесь выражать благодарность. Заинтересованность.

Ведь  лицо в движении бывает куда чаще, чем статическое.

Улыбаться уголками глаз. Улыбаться уголками губ.

Научитесь менять лицо и улыбаться во время разговора.

Улыбаться уголками губ.
Улыбаться уголками глаз.

И тренироваться-тренироваться-тренироваться…

И еще. О женских лицах. Если женщина хочет понравиться мужчинам, то какое выражение лица она должна тренировать? А?

Верно. Мужчин привлекают такие лица, на которых читается желание секса. Такие лица тоже нужно тренировать, если это важно.

А какие лица отталкивают?

Страх и испуг делают лица такими, что к ним приближаться не хочется. Это защитная реакция. Маска. И, жаль, именно с такими лицами чаще всего и встречаются люди.

Страх, испуг, недовольство уродуют наши лица. И, если такое состояние у девушки не редкость — оно делает надежный отпечаток на лице. И сделать такое лицо красивым будет все сложнее и сложнее.

Эмоции.

Эмоции улучшают лицо. Развивают его.

Но проявлять эмоции — сложно

И психологически, в том числе.

Подойдите сегодня к зеркалу и посмотрите, насколько вы умеете быть эмоциональным.

На этом видео — два известных актера. Посмотрите на мимику лица! Умеете так?

 

 

 

Улучшая характер мы улучшаем внешность

Наше поведение и эмоции связаны с нашей внешностью, нашим лицом. Наиболее частые эмоции формируют характер, и формируют наше лицо. Поэтому напрямую связь нашего характера с нашими лицами. Так что будьте добрее! Не допускайте раздражительность. Улучшая характер, мы улучшаем свою внешность.

Я восемь лет руководил клубом практической психологии. Мы проводили множество различных занятий и тренингов, совершенно разных. Но были и такие занятия, направленные внутреннюю и внешнюю красоту, на гармонию. И я видел, как «расцветали» люди и менялись лица.

Есть чудесное стихотворение на нашу тему человеческих лиц.

О красоте человеческих лиц. Поэт, Николай Заболоцкий, великолепно раскрыл тему красоты человеческих лиц. Сравнить лица с фасадами домов — чудесная метафора, согласитесь…

О красоте человеческих лиц

Николай Заболоцкий

Есть лица, подобные пышным порталам,
Где всюду великое чудится в малом.
Есть лица — подобия жалких лачуг,
Где варится печень и мокнет сычуг.

Иные холодные, мертвые лица
Закрыты решетками, словно темница.
Другие — как башни, в которых давно
Никто не живет и не смотрит в окно.

Но малую хижинку знал я когда-то,
Была неказиста она, небогата,
Зато из окошка ее на меня
Струилось дыханье весеннего дня.

Поистине мир и велик и чудесен!
Есть лица — подобья ликующих песен.
Из этих, как солнце, сияющих нот
Составлена песня небесных высот.

Есть еще одно стихотворение. Владимира Высоцкого. Все та же тема, но раскрыта по другому. Можете пролистать, если не интересно, и читать статью дальше.

МАСКИ

Владимир Высоцкий

Смеюсь навзрыд среди кривых зеркал,
Меня, должно быть, ловко разыграли:
Крючки носов и до ушей оскал —
Как на венецианском карнавале

Что делать мне? Бежать, да поскорей?

А может, вместе с ними веселиться?
Надеюсь я — под маскою зверей
У многих человеческие лица.

Все в масках, париках — все, как один.
Кто сказочен, а кто — литературен.
Сосед мой справа — грустный арлекин,
Другой палач, а каждый третий — дурень.

Я в хоровод вступаю хохоча,
Но все-таки мне неспокойно с ними, —
А вдруг кому-то маска палача
Понравится, и он ее не снимет?

Вдруг арлекин навеки загрустит,
Любуясь сам своим лицом печальным?
Что, если дурень свой дурацкий вид
Так и забудет на лице нормальном?

Вокруг меня смыкается кольцо,
Меня хватают, вовлекают в пляску.
Так-так, мое обычное лицо
Все остальные приняли за маску.

Петарды, конфетти! Но все не так…
И маски на меня глядят с укором.
Они кричат, что я опять не в такт,
Что наступаю на ноги партнерам.

Смеются злые маски надо мной,
Веселые — те начинают злиться,
За маской пряча, словно за стеной,
Свои людские подлинные лица.

За музами гоняюсь по пятам,
Но ни одну не попрошу открыться:
Что, если маски сброшены, а там
Все те же полумаски-полулица?

Я в тайну масок все-таки проник.
Уверен я, что мой анализ точен:
И маска равнодушья у иных —
Защита от плевков и от пощечин.

Но если был без маски подлецом,
Носи ее. А вы? У вас все ясно.
Зачем скрываться под чужим лицом,
Когда свое, воистину, прекрасно?

Как доброго лица не прозевать,
Как честных угадать наверняка мне?
Они решили маски надевать,
Чтоб не разбить свое лицо о камни.

P.S. Важное дополнение напоследок.

Раз вы уже дочитали статью до этого места, что мне очень приятно.

Это неожиданное наблюдение (для себя) я сделал в поезде. А езжу я очень часто, работа такая.
Проснувшись рано я смотрел в окно купе и на красивую спящую девушку напротив. Это, конечно же, неприлично, смотреть на девушек, когда они спят. Но она спала. У нее была чудесная грудь, под футболкой. Красивые длинные волосы. Правильные черты лица… И уставшее недовольное лицо, и потому не красивое лицо.

Я сидел и моделировал в уме, какая она будет, когда проснется?
Застывшее недовольство уже проявилось в морщинах на лице. Я подумал, что эта девушка часто так засыпает. И что она могла быть куда красивее, чем сейчас. Если бы чаще улыбалась. И улыбалась перед сном.

Сон занимает треть нашей жизни. Засыпая — вспомните об этой статье! Улыбнитесь!

Можно ли сделать красивым лицо перед сном? Можно. И нужно. Это куда полезнее, чем почистить зубы. И я часто об этом вспоминаю перед тем, как заснуть, пусть, даже, в неприятном купе вагона.

Улыбайтесь перед сном. Улыбайтесь во время сна! Улыбайтесь после сна!

Спасибо, что дочитали статью до конца!

Что еще рекомендую почитать:

С уважением, Болсунов Олег

Читать далее →

↑ Оглавление книги «Ораторское искусство» 

/ Мимика лица / Можно ли сделать свое лицо красивым / Как сделать лицо красивым / Как сделать красивое выражение лица / Красивое выражение лица / Красивое лицо как сделать / Работа над мимикой лица / Что нужно делать, чтобы лицо стало красивее /

«Вредные привычки» лица: зачем нужно контролировать мимику?

Излишняя эмоциональность

Обычно наши эмоции отражаются в мимике. Мы даже можем поддерживать разговор, не произнося ни слова, — за нас все скажут нахмуренные брови или прищуренные глаза. С точки зрения общения активная мимика — это хорошо, людям нравится эмоциональное участие собеседника.

Однако это может серьезно отразиться на нашей внешности. «Хлопочут лицом» — говорят актеры про любителей размашистой, чересчур активной мимики. Они знают: «Оскара» за переигранные лицом эмоции не получишь, они слишком вычурны.

Если даже на сцене активная мимика ни к чему, зачем использовать ее в жизни? Ведь кожа «запоминает» каждое наше мимическое движение.

«Рабочая сторона»

Никакой мистики — простая анатомия. Все мы от природы асимметричны: у большинства есть ведущая рука и «рабочая» сторона лица, которая лучше получается на фотографиях. И это абсолютно нормально.

Но не стоит подчеркивать эту асимметричность, бесконечно напрягая мышцы лишь с одной стороны лица, — например, саркастично поднимая правый уголок рта или удивленно приподнимая бровь.

Такие привычки есть у многих. Наглядный пример — певица Лаура Перголицци. Во время особенно экспрессивных выступлений у нее резко взлетает вверх крыло носа, «выстреливают» скуловые мышцы — но только с одной стороны.

Если не хотите, чтобы на одной стороне лица появились заметные складки, заломы и морщины, старайтесь держать мимику под контролем.

Один из шагов к этому — регулярный массаж лица, который поможет расслаблять напряженные мышцы, снимать зажимы и вернет лицу симметрию.

Вместе с тем вредными для нашей внешности могут быть не только «эмоциональные» привычки.

«Ленивая» челюсть

В мимических морщинах и носогубных складках, которые с одной стороны проявляются куда заметнее, чем с другой, часто, как ни странно, виноваты наши зубы. Вернее, то, как именно мы пережевываем ими пищу.

Делая это только одной стороной челюсти, мы неосознанно «нажевываем» себе не только лишние складки и морщины, но и ортодонтические проблемы.

Из-за того, что с одной стороны зубы стираются, а мышцы напрягаются значительно больше, чем с другой, происходит серьезный перекос челюсти, увеличивается асимметрия.

На жующей стороне появляются ярко обозначенные брыли, морщины и носогубные складки. Кроме того, большая нагрузка на височно-нижнечелюстной сустав может привести к его повреждению и функциональным нарушениям.

«Разговорчивая» шея

Считается, что в артикуляции задействуются челюсть и язык, но оказывается, что зачастую мы напрягаем еще и шею, в результате чего провоцируем проблемы с нижней частью челюсти.

Дело в том, что поверхностные мышцы шеи (платизма) вплетаются в щечную область. Работая во время артикуляции не ртом, а платизмой, мы направляем вектор натяжения вниз — к грудной области.

Таким образом мы формируем привычку опускать углы рта во время разговора, в результате чего образуются морщины-марионетки, а кожа шеи обретает неровный рельеф — становится более дряблой.

Проверить, насколько «разговорчива» ваша шея, легко. Положите на нее ладонь и громко, с выражением прочитайте несколько следующих абзацев или любимое стихотворение.

Что вы чувствуете? Если мышцы отдыхают — отлично! Напряглись? Тогда стоит отучить их от этой вредной привычки.

Расслабить мышцы шеи поможет глубокий миофасциальный массаж, в котором оказывается воздействие на фасцию — окружающую мышцы оболочку соединительных тканей. А чтобы научиться не включать их во время разговора, лучше обратиться к логопеду или специалисту по технике речи.

Перенапряжение губ

Морщины вокруг рта, ввалившиеся щеки и тонкие губы появляются в результате постоянного напряжения мышц рта.

Проверьте себя: положите пальцы с обеих сторон от губ и просто сглотните 10 раз подряд. Губы должны быть расслаблены: никаких сжатых, уплотненных тканей. Чувствуете, что мышцы напряглись? Значит, любой глоток, который вы делаете в течение дня, усиливает гипертонус.

Перенапряжение мышц может быть связано с привычкой обиженно поджимать губы или опускать уголки рта, усиливая удивление. Совет: «включайте» губы только для вкусной еды, улыбок и поцелуев, а по всяким пустякам старайтесь их не напрягать.

Итак, чтобы не допустить всего перечисленного:

  • Контролируйте лицо;
  • Наблюдайте за собой, отслеживайте свои вредные укоренившиеся привычки;
  • Подбирайте правильные интонации, взгляды, жесты — они отлично помогают передать необходимые эмоции, не прибегая к мимике;
  • Делайте массаж лица, чтобы расслаблять зажатые мышцы. Ведь именно когда мышцы застывают в стадии сокращения, морщины становятся постоянными.

Самый быстрый словарь в мире: Vocabulary.com

  • выражение лица жест, выполняемый мимическими мышцами

  • самовыражение выражение своей индивидуальности

  • словесное выражение сообщение о ваших убеждениях или мнениях

  • сленговое выражение Неформальный язык, состоящий из слов и выражений, которые не считаются подходящими для официальных случаев; часто оскорбительный или вульгарный

  • выражение ваших убеждений или мнений

  • продавец Человек, нанятый для представления бизнеса и продажи его товаров (как покупателям в магазине, так и покупателям, которых они посещают)

  • экспрессия гена преобразование информации, закодированной в гене, сначала в информационную РНК, а затем в белок

  • оборот выражения отличительное устное или письменное выражение

  • идиоматическое выражение выражение, значение которого не может быть выведено из значений слов, составляющих его

  • анаклитическая депрессия тяжелая и прогрессирующая депрессия у младенцев, потерявших мать и не получивших подходящего заменителя

  • маниакальная депрессия психическое расстройство, характеризующееся эпизодами мании и депрессии

  • косвенное выражение косвенный способ выражения чего-либо

  • религиозный человек человек, проявляющий преданность божеству

  • официальный представитель адвокат, который представляет чью-то политику или цель

  • клиническая депрессия состояние депрессии и ангедонии настолько тяжелое, что требует клинического вмешательства

  • пробный оттиск (печать) оттиск, сделанный для проверки на наличие ошибок

  • испытать содержание наблюдения или участия в событии

  • дистимическая депрессия легкая хроническая депрессия

  • Понимание распознавания личности и выражения лица

  • 1

    Брюс, В.& Янг, А. В. Понимание распознавания лиц. руб. J. Psychol. 77 , 305–327 (1986). Теоретическая статья, в которой предлагается модель восприятия лица с несколькими маршрутами, в которой различные лицевые атрибуты обрабатываются разными функциональными маршрутами.

    PubMed Google ученый

  • 2

    Хаксби, Дж. В., Хоффман, Э. А. и Гоббини, М. И. Распределенная нервная система человека для восприятия лица. Trends Cogn.Sci. 4 , 223–233 (2000). Представляет нейронную модель восприятия лица, которая включает «базовую» и «расширенную» системы. Базовая система различает механизмы кодирования изменяемых свойств лица и механизмы кодирования неизменных свойств лица. Расширенная система включает нейронные области, которые участвуют в семантике, языке, эмоциях и внимании, которые поддерживают распознавание различных характеристик лица.

    CAS PubMed Google ученый

  • 3

    Брюс В.Влияние знакомства на обработку лиц. Восприятие 15 , 387–397 (1986).

    CAS PubMed Google ученый

  • 4

    Кэмпбелл, Р., Брукс, Б., де Хаан, Э. и Робертс, Т. Диссоциация навыков обработки лица: решения относительно речи, выражения и идентичности чтения по губам. Q. J. Exp. Psychol. А 49А , 295–314 (1996).

    Google ученый

  • 5

    Янг, А.В., МакВини, К. Х., Хэй, Д. К. и Эллис, А. В. Сопоставление знакомых и незнакомых лиц по идентичности и выражению. Psychol. Res. 48 , 63–68 (1986).

    CAS PubMed Google ученый

  • 6

    Колдер, А. Дж., Янг, А. В., Кин, Дж. И Дин, М. Конфигурационная информация в восприятии выражения лица. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 26 , 527–551 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 7

    Etcoff, N.L. Селективное внимание к личности и эмоциям лица. Neuropsychologia 22 , 281–295 (1984).

    CAS PubMed Google ученый

  • 8

    Янг, А. В., Ньюкомб, Ф., де Хаан, Э. Х. Ф., Смолл, М. и Хей, Д. К. Восприятие лица после травмы головного мозга: выборочные нарушения, влияющие на личность и выражение. Мозг 116 , 941–959 (1993).

    PubMed Google ученый

  • 9

    Брюйер, Р.и другие. Случай прозопагнозии с некоторыми сохранившимися скрытыми воспоминаниями о знакомых лицах. Brain Cogn. 2 , 257–284 (1983).

    CAS PubMed Google ученый

  • 10

    Транель Д., Дамасио А. Р. и Дамасио Х. Неповрежденное распознавание выражения лица, пола и возраста у пациентов с нарушением распознавания личности. Неврология 38 , 690–696 (1988).

    CAS PubMed Google ученый

  • 11

    Хорнак, Дж., Rolls, E. T. & Wade, D. Идентификация выражения лица и голоса у пациентов с эмоциональными и поведенческими изменениями после повреждения вентральной лобной доли. Neuropsychologia 34 , 247–261 (1996).

    CAS PubMed Google ученый

  • 12

    Хассельмо, М. Э., Роллс, Э. Т. и Бейлис, Г. С. Роль экспрессии и идентичности в избирательных ответах нейронов височной зрительной коры головного мозга обезьяны. Behav. Brain Res. 32 , 203–218 (1989).

    CAS PubMed Google ученый

  • 13

    Джордж М.С. и др. Области мозга, участвующие в распознавании эмоций или личности лица: ПЭТ-исследование с кислородом-15. J. Neuropsychiatry Clin. Neurosci. 5 , 384–394 (1993).

    CAS PubMed Google ученый

  • 14

    Sergent, J., Охта, С., Макдональд, Б. и Зак, Э. Сегрегированная обработка идентичности и эмоций в человеческом мозге: исследование ПЭТ. Vis. Cogn. 1 , 349–369 (1994).

    Google ученый

  • 15

    Уинстон, Дж. С., Хенсон, Р. Н. А., Файн-Гоулден, М. Р. и Долан, Р. Дж. ФМРТ-адаптация выявляет диссоциативные нейронные репрезентации идентичности и выражения при восприятии лица. J. Neurophysiol. 92 , 1830–1839 (2004).

    CAS PubMed Google ученый

  • 16

    Парри, Ф. М., Янг, А. В., Сол, Дж. С. М. и Мосс, А. Диссоциативные нарушения обработки лица после травмы головного мозга. J. Clin. Exp. Neuropsychol. 13 , 545–558 (1990).

    Google ученый

  • 17

    Шаттлворт, Э. К. Дж., Сайринг, В. и Аллен, Н. Дальнейшие наблюдения природы прозопагнозии. Brain Cogn. 1 , 307–322 (1982).

    PubMed Google ученый

  • 18

    Хэнли, Дж. Р., Пирсон, Н. и Янг, А. В. Нарушение памяти на новые визуальные формы. Мозг 113 , 1131–1148 (1990). Сообщает о первом подробном исследовании пациента, у которого после черепно-мозговой травмы было обнаружено нарушение распознавания лиц (прозопамнезия) и визуальных форм в целом.

    PubMed Google ученый

  • 19

    Палантин, Л.Дж., Миллер, Л. А. и Фарах, М. Дж. Прозопамнезия: избирательное нарушение распознавания лиц. Cogn. Neuropsychol. 17 , 241–255 (2000).

    Google ученый

  • 20

    Хэнли, Дж. Р., Янг, А. В. и Пирсон, Н. Неправильное распознавание знакомых людей. Cogn. Neuropsychol. 6 , 179–210 (1989).

    Google ученый

  • 21

    Эванс, Дж.Дж., Хеггс, А. Дж., Антоун, Н. и Ходжес, Дж. Р. Прогрессивная прозопагнозия, связанная с избирательной атрофией правой височной доли: новый синдром? Мозг 118 , 1–13 (1995).

    PubMed Google ученый

  • 22

    Эллис, А. В., Янг, А. В. и Кричли, Э. М. Р. Потеря памяти у людей после повреждения височной доли. Мозг 112 , 1469–1483 (1989). Сообщает о первом подробном тематическом исследовании пациента, у которого обнаружен ограниченный доступ к семантической информации, специфичной для человека, из нескольких модальностей.

    PubMed Google ученый

  • 23

    Мэлоун, Д. Р., Моррис, Х. Х., Кей, М. К. и Левин, Х. С. Прозопагнозия: двойная диссоциация между узнаванием знакомых и незнакомых лиц. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 45 , 820–822 (1982).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24

    Экман, П. и Фризен, В.V. . Рисунки лицевого аффекта (Психологи-консультанты, Пало-Альто, Калифорния, 1976).

    Google ученый

  • 25

    Sprengelmeyer, R. et al. Утрата отвращения: восприятие лиц и эмоций при болезни Хантингтона. Мозг 119 , 1647–1665 (1996).

    PubMed Google ученый

  • 26

    Колдер, А. Дж., Кин, Дж., Манес, Ф., Антоун, Н.И Янг, А. В. Нарушение распознавания и переживание отвращения после травмы головного мозга. Nature Neurosci. 3 , 1077–1078 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 27

    Rapcsak, S.Z. et al. Дефицит распознавания страха после очагового повреждения мозга: предостережение. Неврология 54 , 575–581 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 28

    Бауэрс, Д., Бауэр, Р. М., Кослетт, Х. Б. и Хейлман, К. М. Обработка лиц пациентами с односторонними поражениями полушария. 1. Расхождение между суждениями об аффекте лица и его идентичностью. Brain Cogn. 4 , 258–272 (1985).

    CAS PubMed Google ученый

  • 29

    Shallice, T. От нейропсихологии к психической структуре (Cambridge Univ. Press, Cambridge, 1988).

    Google ученый

  • 30

    Дюшен, Б.К., Паеркер, Х. и Накаяма, К. Нормальное распознавание эмоций у прозопагнозного пациента. Восприятие 32 , 827–839 (2003).

    PubMed Google ученый

  • 31

    Бишоп, Д. В. М. Когнитивная нейропсихология и нарушения развития: неудобные соседи. Q. J. Exp. Psychol. A 50A , 899–923 (1997).

    Google ученый

  • 32

    Кармилов-Смит, А., Шериф, Г. и Ансари, Д. Двойная диссоциация при нарушениях развития? Теоретически неверно, эмпирически сомнительно. Cortex 39 , 161–163 (2003).

    PubMed Google ученый

  • 33

    Терк, М. и Пентланд, А. Собственные лица для распознавания. J. Cogn. Neurosci. 3 , 71–86 (1991).

    CAS PubMed Google ученый

  • 34

    Бертон, А.М., Брюс В. и Хэнкок П. Дж. Б. От пикселей к людям: модель распознавания знакомых лиц. Cogn. Sci. 23 , 1–31 (1999). Представляет модель распознавания лиц, в которой внешний интерфейс реализован как PCA, а последующие когнитивные процессы реализованы как интерактивная архитектура активации и конкуренции.

    Google ученый

  • 35

    Хэнкок, П. Дж. Б., Бертон, А.М. и Брюс, В. Обработка лиц: человеческое восприятие и анализ основных компонентов. Mem. Cognit. 24 , 21–40 (1996).

    CAS PubMed Google ученый

  • 36

    Хэнкок, П. Дж. Б., Брюс, В. и Бертон, А. М. Сравнение двух компьютерных систем идентификации лиц с человеческим восприятием лиц. Vision Res. 38 , 2277–2288 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 37

    О’Тул, А.J. et al. Восприятие пола лица: роль структуры стимула в распознавании и классификации. Mem. Cognit. 26 , 146–160 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 38

    О’Тул, А. Дж., Абди, Х., Деффенбахер, К. А. и Валентин, Д. Низкоразмерное представление лиц в более высоких измерениях пространства лица. J. Opt. Soc. Являюсь. 10 , 405–411 (1993).

    Google ученый

  • 39

    О’Тул, А.Дж., Деффенбахер, К. А., Валентин, Д. и Абди, Х. Структурные аспекты распознавания лиц и другие эффекты расы. Mem. Cognit. 22 , 208–224 (1994).

    CAS PubMed Google ученый

  • 40

    Padgett, C. & Cottrell, G. в Proceedings of the 2nd Joint Symposium on Neural Computing Vol. 5 , 91–101 (Ла-Хойя, Калифорнийский университет, Сан-Диего, 1995).

    Google ученый

  • 41

    Коттрелл, Г.В., Брэнсон, К. М. и Колдер, А. Дж. На 24-м ежегодном собрании Общества когнитивных наук (Фэрфакс, Вирджиния, 2002).

    Google ученый

  • 42

    Колдер А. Дж., Бертон А. М., Миллер П., Янг А. В. и Акамацу С. Анализ основных компонентов мимики. Vision Res. 41 , 1179–1208 (2001). Предоставляет доказательства того, что PCA выражений лица Экмана и Фризена (ссылка 24) генерирует статистическую диссоциацию между компьютерами, которые кодируют идентичность и выражение лица.

    CAS PubMed Google ученый

  • 43

    Костен Н., Кроу И. и Акамацу С. на заседании Британской ассоциации машинного зрения (шотландское отделение) (Британская ассоциация машинного зрения, Глазго, 1995).

    Google ученый

  • 44

    Деффенбахер, К. А., Веттер, Т., Йохансон, Дж. И О’Тул, А. Дж. Старение лица, привлекательность и самобытность. Восприятие 27 , 1233–1243 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 45

    Швайнбергер, С. Р. и Соукуп, Г. Р. Асимметричные отношения между восприятием идентичности лица, эмоций и лицевой речи. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 24 , 1748–1765 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 46

    Нарумото, Дж., Окада, Т., Садато, Н., Фукуи, К. и Йонекура, Ю. Внимание к эмоциям модулирует активность фМРТ в правой верхней височной борозде человека. Cogn. Brain Res. 12 , 225–231 (2001).

    CAS Google ученый

  • 47

    Sugase, Y., Yamane, S., Ueno, S. & Kawano, K. Глобальная и точная информация, кодируемая отдельными нейронами в височной зрительной коре. Nature 400 , 869–873 (1999).

    CAS PubMed Google ученый

  • 48

    Филлипс, М.L. et al. Нейронные реакции на выражение страха и отвращения на лице и голос. Proc. R. Soc. Лондон. B 265 , 1809–1817 (1998).

    CAS Google ученый

  • 49

    Моррис, Дж. С. и др. Нейромодулирующая роль миндалины человека в обработке эмоциональных выражений лица. Мозг 121 , 47–57 (1998).

    PubMed Google ученый

  • 50

    Льюис, С.и другие. Визуальная обработка лицевого аффекта. Нейроотчет 14 , 1841–1845 (2003).

    PubMed Google ученый

  • 51

    Streit, M. et al. Нейрофизиологические корреляты распознавания эмоций на лице, выявленные с помощью магнитоэнцефалографии. Cogn. Brain Res. 7 , 481–491 (1999).

    CAS Google ученый

  • 52

    Канвишер, Н., Макдермотт, Дж. И Чун, М. М. Веретенообразная область лица: модуль в экстрастриальной коре головного мозга человека, специализирующийся на восприятии лица. J. Neurosci. 17 , 4302–4311 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 53

    Маккарти, Г., Пьюс, А., Кор, Дж. К. и Эллисон, Т. Специфическая обработка лица в веретенообразной извилине человека. J. Cogn. Neurosci. 9 , 605–610 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 54

    Хенсон Р., Shallice, T. & Dolan, R. Доказательство нейровизуализации диссоциируемых форм повторения прайминга. Наука 287 , 1269–1272 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 55

    Perrett, D. I. et al. Нейроны, реагирующие на лица в височной коре: исследования функциональной организации, чувствительности к идентичности и отношения к восприятию. Hum. Neurobiol. 3 , 197–208 (1984).

    CAS PubMed Google ученый

  • 56

    Перретт, Д.И., Хиетанен, Дж. К., Орам, М. В. и Бенсон, П. Дж. Организация и функции клеток, реагирующих на лица, в височной коре головного мозга. Phil. Пер. R. Soc. Лондон. B B335 , 23–30 (1992).

    Google ученый

  • 57

    Янг, М. П. и Ямане, С. Редкое популяционное кодирование лиц в нижне-височной коре. Наука 256 , 1327–1331 (1992). Показывает, что реагирующие на лицо клетки в нижневисочной коре обезьян кодируют визуальные свойства, тогда как реагирующие на лицо клетки в STS кодируют невизуальные свойства, такие как знакомство или социальный статус.

    CAS PubMed Google ученый

  • 58

    Ямане С., Кадзи С. и Кавано К. Какие черты лица активируют нейроны лица в нижневисочной коре обезьяны? Exp. Brain Res. 73 , 209–214 (1988).

    CAS PubMed Google ученый

  • 59

    Роллс, Э. Т. и Тови, М. Дж. Редкость нейронального представления стимулов в височной зрительной коре приматов. J. Neurophysiol. 73 , 713–726 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 60

    Зельцер Б. и Пандья Д. Н. Афферентные корковые связи и архитектоника верхней височной борозды и окружающей коры у макаки-резуса. Brain Res. 149 , 1–24 (1978).

    CAS PubMed Google ученый

  • 61

    Брюс, К., Desimone, R. & Gross, C. G. Визуальные свойства нейронов в полисенсорной области в верхней височной коре. J. Neurophysiol. 46 , 369–384 (1981).

    CAS PubMed Google ученый

  • 62

    Адольфс Р., Транель Д., Дамасио Х. и Дамасио А. Нарушение распознавания эмоций в выражениях лица вследствие двустороннего повреждения миндалины человека. Nature 372 , 669–672 (1994).

    CAS PubMed Google ученый

  • 63

    Sprengelmeyer, R. et al. Не зная страха. Proc. R. Soc. Лондон. B 266 , 2451–2456 (1999).

    CAS Google ученый

  • 64

    Calder, A. J. et al. Распознавание эмоций на лице после двустороннего повреждения миндалины: дифференциально тяжелое нарушение страха. Cogn. Neuropsychol. 13 , 699–745 (1996).

    Google ученый

  • 65

    Колдер А. Дж., Лоуренс А. Д. и Янг А. В. Нейропсихология страха и ненависти. Nature Rev. Neurosci. 2 , 352–363 (2001).

    CAS Google ученый

  • 66

    Sprengelmeyer, R. et al. Отвращение, связанное с обсессивно-компульсивным расстройством. Proc. R. Soc. Лондон. B 264 , 1767–1773 (1997).

    CAS Google ученый

  • 67

    Колдер А. Дж., Кин Дж., Лоуренс А. Д. и Мейн Ф. Нарушение распознавания гнева после повреждения вентрального полосатого тела. Мозг 127 , 1958–1969 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 68

    Лоуренс, А. Д., Колдер, А. Дж., Макгоуэн, С. В. и Грасби, П. М. Избирательное нарушение распознавания выражений лица гнева. Нейроотчет 13 , 881–884 (2002).

    PubMed Google ученый

  • 69

    Krolak-Salmon, P. et al. Специфическая реакция на отвращение, модулируемая вниманием в вентральной передней части островка у человека. Ann. Neurol. 53 , 446–453 (2003).

    PubMed Google ученый

  • 70

    Моррис, Дж. С. и др. Дифференциальный нейронный ответ миндалины человека на испуганные и счастливые выражения лица. Nature 383 , 812–815 (1996).

    CAS PubMed Google ученый

  • 71

    Breiter, H.C. et al. Реакция и привыкание миндалевидного тела человека во время визуальной обработки выражения лица. Neuron 17 , 875–887 (1996).

    CAS PubMed Google ученый

  • 72

    Phillips, M. L. et al. Специфический нейронный субстрат для восприятия выражений отвращения на лице. Nature 389 , 495–498 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 73

    Лоуренс А. Д. и Колдер А. Дж. В Эмоции, эволюция и рациональность (ред. Эванс, Д. и Круз, П.) 15–47 (Oxford Univ. Press, Oxford, 2003).

    Google ученый

  • 74

    Scott, S.K. et al. Нарушение слухового распознавания страха и гнева после двустороннего поражения миндалины. Nature 385 , 254–257 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 75

    Адольфс Р. и Транель Д. Неповрежденное распознавание эмоциональной просодии после повреждения миндалины. Neuropsychologia 37 , 1285–1292 (1999).

    CAS PubMed Google ученый

  • 76

    Андерсон, А. К. и Фелпс, Е. А. Неповрежденное распознавание голосовых выражений страха после двустороннего поражения миндалины человека. Нейроотчет 9 , 3607–3613 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 77

    Wicker, B. et al. Мы оба испытывали отвращение к моей островке: общая нейронная основа видения и чувства отвращения. Нейрон 40 , 655–664 (2003).

    CAS PubMed Google ученый

  • 78

    Галлезе, В., Кейзерс, К. и Риццолатти, Г.Объединяющий взгляд на основы социального познания. Trends Cogn. Sci. 8 , 396–403 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 79

    Гольдман, А. И., Сехар Шрипада, К. Симуляционистские модели распознавания эмоций на основе лица. Познание 94 , 193–213 (2005).

    PubMed Google ученый

  • 80

    Кин, Дж., Колдер, А.Дж., Ходжес, Дж. Р. и Янг, А. В. Обработка лица и эмоций при лобном варианте лобно-височной деменции. Neuropsychologia 40 , 655–665 (2002).

    PubMed Google ученый

  • 81

    Адольфс Р., Транель Д. и Дамасио Х. Нейронные системы для распознавания эмоций из просодии. Emotion 2 , 23–51 (2002).

    PubMed Google ученый

  • 82

    Адольфс Р., Дамасио, Х., Транель, Д., Купер, Дж. И Дамасио, А. Р. Роль соматосенсорной коры в визуальном распознавании эмоций, выявленная с помощью трехмерного картирования повреждений. J. Neurosci. 20 , 2683–2690 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 83

    Андерсон, А. К. и Фелпс, Е. А. Повреждения миндалины человека ухудшают восприятие эмоционально значимых событий. Nature 411 , 305–309 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 84

    Андерсон А. К., Спенсер Д. Д., Фулбрайт Р. К. и Фелпс Е. А. Вклад переднемедиальных височных долей в оценку эмоций лица. Нейропсихология 14 , 526–536 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 85

    Лабар, К. С., Леду, Дж. Э., Спенсер, Д. Д. и Фелпс, Э.A. Ослабление условного рефлекса страха после односторонней височной лобэктомии у человека. J. Neurosci. 15 , 6846–6855 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 86

    ЛаБар, К. С. и Фелпс, Э. А. Консолидация памяти, опосредованная возбуждением: роль медиальной височной доли у людей. Psychol. Sci. 9 , 490–493 (1998).

    Google ученый

  • 87

    Фелпс, Э.A. et al. Определение вклада миндалевидного тела человека в эмоциональную память: тематическое исследование. Нейрокейс 4 , 527–540 (1998).

    Google ученый

  • 88

    Адольфс Р., Кэхилл Л., Шуль Р. и Бабински Р. Нарушение декларативной памяти на эмоциональный материал вследствие двустороннего повреждения миндалины у людей. Узнай. Mem. 4 , 291–300 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 89

    Бечара, А.и другие. Двойная диссоциация обусловленности и декларативного знания относительно миндалевидного тела и гиппокампа у людей. Наука 269 , 1115–1118 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 90

    Барраклаф, Н. Э., Сяо, Д., Бейкер, К. И., Орам, М. В. и Перретт, Д. И. Интеграция зрительной и слуховой информации нейронами верхней височной борозды, реагирующими на зрение действий. Дж.Cogn. Neurosci. 17 , 377–391 (2005).

    PubMed Google ученый

  • 91

    Долан, Р. Дж., Моррис, Дж. С. и де Гелдер, Б. Межмодальное связывание страха в голосе и на лице. Proc. Natl Acad. Sci. США 98 , 10006–10010 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 92

    Калверт, Г. А., Кэмпбелл, Р. и Браммер, М.J. Данные функциональной магнитно-резонансной томографии кросс-модального связывания в гетеромодальной коре человека. Curr. Биол. 10 , 649–657 (2000). Предоставляет данные фМРТ о том, что STS участвует в интеграции видимой и слышимой речи.

    CAS PubMed Google ученый

  • 93

    Beauchamp, M. S., Argall, B. D., Bodurka, J., Duyn, J. H. & Martin, A. Распутывание мультисенсорной интеграции: неоднородная организация в мультисенсорной коре STS человека. Nature Neurosci. 7 , 1190–1192 (2004).

    CAS PubMed Google ученый

  • 94

    Кэмпбелл Р. и др. Корковые субстраты для восприятия действий лица: исследование фМРТ специфичности активации видимой речи и бессмысленных действий нижней части лица (гурнинг). Cogn. Brain Res. 12 , 233–243 (2001).

    CAS Google ученый

  • 95

    Белин П., Zatorre, R.J., Lafaille, P., Ahad, P. & Pike, B. Голосовые избирательные области в слуховой коре человека. Nature 403 , 309–312 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 96

    Desimone, R. & Gross, C.G. Зрительные области височной коры макака. Brain Res. 178 , 363–380 (1979).

    CAS PubMed Google ученый

  • 97

    Орам, М.W. & Perrett, D. I. Интеграция формы и движения в передней верхней височной полисенсорной области (STPa) обезьяны-макаки. J. Neurophysiol. 76 , 109–129 (1996). Сообщает свидетельства клеточной записи у обезьян, что STS участвует в интеграции визуальной формы и компонентов движения биологического движения.

    CAS PubMed Google ученый

  • 98

    МакГурк, Х. и Макдональд, Дж.Слышать губы и видеть голоса. Nature 264 , 746–748 (1976).

    CAS PubMed Google ученый

  • 99

    де Гелдер Б. и Врумен Дж. Восприятие эмоций на слух и на глаз. Cogn. Эмоция 14 , 289–311 (2000).

    Google ученый

  • 100

    Розенблюм, Л. Д., Джонсон, Дж. А. и Салдана, Х. М. Отображение лица с точечным светом улучшает понимание речи в шуме. J. Speech Hear. Res. 39 , 1159–1170 (1996).

    CAS PubMed Google ученый

  • 101

    Тарттер, В. К. и Ноултон, К. К. Восприятие языка жестов из набора из 27 движущихся точек. Nature 289 , 676–678 (1981).

    CAS PubMed Google ученый

  • 102

    Пьюс, А., Эллисон, Т., Бентин, С., Гор, Дж.К. и Маккарти, Г. Активация височной коры у людей, наблюдающих за движениями глаз и рта. J. Neurosci. 18 , 2188–2199 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 103

    Хоффман, Э. А. и Хаксби, Дж. В. Четкие репрезентации взгляда и личности в распределенной нервной системе человека для восприятия лица. Nature Neurosci. 3 , 80–84 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 104

    Лангтон, С.Р. Х. Взаимное влияние ориентации взгляда и головы при анализе направленности общественного внимания. Q. J. Exp. Psychol. А 53 , 825–845 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 105

    Лэнгтон, С. Р. Х., Ханиман, Х. и Тесслер, Э. Влияние контура головы и угла носа на восприятие направления взгляда. Percept. Психофизика. 66 , 752–771 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 106

    Лангтон, С.Р. Х. и Брюс В. Вы должны понять суть: автоматическая обработка сигналов о направлении общественного внимания. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 26 , 747–757 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 107

    Адамс, Р. Б. и Клек, Р. Э. Воспринимаемое направление взгляда и обработка выражений эмоций на лице. Psychol. Sci. 14 , 644–647 (2003). Представляет доказательства того, что направление взгляда влияет на восприятие эмоций на лицах.

    PubMed Google ученый

  • 108

    Хэнли, Дж. Р., Смит, С. Т. и Хэдфилд, Дж. Я узнаю вас, но не могу определить ваше местоположение: исследование знакомых только переживаний во время тестов на распознавание голоса и лиц. Q. J. Exp. Psychol. A 51A , 179–195 (1998).

    Google ученый

  • 109

    Брюс В. и Валентин Т. в Практические аспекты памяти: текущие исследования и проблемы Vol. 1 (ред. Грюнеберг, М. М., Моррис, П. Э. и Сайкс, Р. Н.) 169–174 (Wiley, Chichester, 1988).

    Google ученый

  • 110

    Бонда, Э., Петридес, М., Остри, Д. и Эванс, А. Специфическое участие теменных систем человека и миндалины в восприятии биологического движения. J. Neurosci. 16 , 3737–3744 (1996).

    CAS PubMed Google ученый

  • 111

    Гроссман, Э.и другие. Области мозга, участвующие в восприятии биологического движения. J. Cogn. Neurosci. 12 , 711–720 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 112

    Кастелли, Ф., Хаппе, Ф., Фрит, У. и Фрит, К. Движение и сознание: исследование с функциональной визуализацией восприятия и интерпретации сложных паттернов намеренных движений. Neuroimage 12 , 314–325 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 113

    Эллисон, Т., Пьюс, А. & Маккарти, Г. Социальное восприятие от визуальных сигналов: роль региона STS. Trends Cogn. Sci. 4 , 267–278 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 114

    Beauchamp, M. S., Lee, K. E., Haxby, J. V. & Martin, A. Ответы фМРТ на видео и точечные световые индикаторы движущихся и управляемых объектов. J. Cogn. Neurosci. 15 , 991–1001 (2003).

    PubMed Google ученый

  • 115

    Калверт, Г.A. et al. Активация слуховой коры при молчаливом чтении по губам. Наука 276 , 593–596 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 116

    Кэмпбелл Р., Лэндис Т. и Регард М. Распознавание лиц и чтение по губам: неврологическая диссоциация. Мозг 109 , 509–521 (1986).

    PubMed Google ученый

  • 117

    Адамс, Р.Б. и Клек, Р. Э. Влияние прямого и отведенного взгляда на восприятие передаваемых эмоций на лице. Emotion 5 , 3–11 (2005).

    PubMed Google ученый

  • 118

    Адамс, Р. Б., Гордон, Х. Л., Бэрд, А. А., Амбади, Н. и Клек, Р. Э. Взгляд по-разному модулирует чувствительность миндалины к гневу и страху на лицах. Наука 300 , 1536 (2003).

    CAS PubMed Google ученый

  • 119

    О’Тул, А.Дж., Рорк, Д. А. и Абди, Х. Распознавание движущихся лиц: психологический и нейронный синтез. Trends Cogn. Sci. 6 , 261–266 (2002).

    PubMed Google ученый

  • 120

    Саймонс Д. Дж. И Левин Д. Т. Неспособность обнаружить изменения в людях во время взаимодействия в реальном мире. Psychol. Бык. Ред. 5 , 644–649 (1998).

    Google ученый

  • 121

    Димберг, У.Реакции лица на мимику. J. Psychophys. 19 , 643–647 (1982).

    CAS Google ученый

  • 122

    Уоткинс, К. Э., Страфелла, А. П. и Паус, Т. Видение и слышание речи возбуждает двигательную систему, участвующую в ее производстве. Neuropsychologia 41 , 989–994 (2003).

    CAS PubMed Google ученый

  • 123

    Лангтон, С.Р. Х. и Брюс В. Рефлексивная визуальная ориентация в ответ на социальное внимание других. Vis. Cogn. 6 , 541–567 (1999).

    Google ученый

  • 124

    Driver, J. et al. Восприятие взгляда запускает рефлексивную зрительно-пространственную ориентацию. Vis. Cogn. 6 , 509–540 (1999).

    Google ученый

  • 125

    Friesen, C. K. и Kingstone, A.Это есть в глазах! Рефлексивная ориентация запускается непредсказуемым взглядом. Psychol. Бык. Ред. 5 , 490–495 (1998).

    Google ученый

  • Выражение лица человека как адаптации: эволюционные вопросы в исследовании выражения лица

    Abstract

    Важность лица в социальном взаимодействии и социальном интеллекте широко признана в антропологии. Однако адаптивные функции выражения лица человека остаются в значительной степени неизвестными.Эволюционная модель выражения лица человека как поведенческой адаптации может быть построена с учетом текущих знаний о фенотипической изменчивости, экологическом контексте и последствиях физиологического поведения для приспособленности. Доступны исследования выражения лица, но результаты обычно не рассматриваются с точки зрения эволюции. Этот обзор определяет соответствующие физические явления выражения лица и объединяет изучение этого поведения с антропологическим исследованием коммуникации и социальности в целом.Антропологические вопросы, имеющие отношение к эволюционному изучению выражения лица, включают: выражения лица как скоординированные стереотипные поведенческие фенотипы, уникальные контексты и функции различных выражений лица, связь выражения лица с речью, значение выражений лица как сигналов и связь выражения лица с социальным интеллектом у людей и нечеловеческих приматов. Человеческая улыбка используется как пример адаптации, и предлагаются проверяемые гипотезы относительно человеческой улыбки, а также других выражений.

    Ключевые слова: невербальная коммуникация, социальный интеллект, сигнальные системы

    ВВЕДЕНИЕ

    Выражение лица как адаптации

    Один из центральных вопросов эволюции человека — это происхождение человеческой социальности и, в конечном итоге, человеческой культуры. В поисках происхождения социального интеллекта у людей большое внимание уделяется эволюции мозга и сознания. Многие аспекты человеческого познания и поведения лучше всего объясняются со ссылкой на миллионы лет эволюции в социальном контексте (Byrne, 1995; Cosmides et al., 1992; Хамфри, 1976). Таким образом, человеческий интеллект можно частично объяснить возрастанием социальных требований в течение человеческой предыстории (Dunbar, 1998). Однако социальный интеллект отражается не только в мозге, но и в каждой адаптации, которая позволяет успешно взаимодействовать в социальных группах. Новые достижения в изучении биологии социального поведения не позволили полностью исследовать наиболее заметную социальную часть человеческого тела — лицо. Лицо — видимый сигнал о социальных намерениях и мотивациях других людей, а выражение лица продолжает оставаться важной переменной в социальном взаимодействии.

    Хотя социальный интеллект становится все более богатым источником гипотез когнитивных и поведенческих адаптаций, антропологические исследования выражения лица по-прежнему сосредоточены на принципиально неадаптивных вопросах. Современные антропологические взгляды на выражение лица, как правило, сосредоточены на контрастах между универсальными и культурно-специфическими объяснениями выражения лица. Выражение лица либо интерпретируется как универсальное человеческое выражение, базовое выражение которого представлено во всех известных человеческих популяциях (Brown, 1990), либо оно концептуализируется как естественный результат культурных различий с небольшим совпадением выражений от популяции к популяции (Birdwhistell, 1975). ).Физические антропологи, за важными исключениями (Blurton Jones, 1972; Fessler, 1999; и см. Chevalier-Skolnikoff, 1973; Goodall, 1986; Hauser, 1996; Preuschoft and van Hooff, 1995 для сравнения с нечеловеческими приматами), как правило, избегали исследования. человеческих выражений лица и невербального общения, оставляя интерпретацию выражения лица в значительной степени на усмотрение психологии и других разделов антропологии (Birdwhistell, 1970; LaBarre, 1947). Текущее состояние исследований в области мимики в сочетании с текущим интересом к социальному интеллекту как движущей силе эволюции человека требует возрождения изучения адаптации лица в физической антропологии.

    Установление выражения человеческого лица как биологической адаптации требует тщательного анализа наших текущих знаний и, в конечном итоге, формирования и проверки гипотез, основанных на эволюции. Определение адаптации Ривом и Шерманом (1993) является руководством для разработки эволюционных гипотез и позволяет исследовать поведенческие адаптации, которые остались относительно неизвестными в физической антропологии. Они определяют адаптацию как «фенотипический вариант, который приводит к наивысшей приспособленности среди указанного набора вариантов в данной среде.Это определение особенно подходит для адаптивных гипотез человеческого поведения, поскольку его требования могут быть удовлетворены путем наблюдения за текущими явлениями, и ссылка на филогенетические факторы не требуется (Reeve and Sherman, 1993). Однако требуются доказательства фенотипической изменчивости, четко определенного экологического контекста и последствий приспособленности для конкретной адаптации.

    Цель этого обзора — предоставить основу для постановки эволюционных адаптивных вопросов о выражении лица человека.Во-первых, мы устанавливаем выражение лица человека как потенциальную поведенческую адаптацию, детализируя фенотипические вариации, экологические контексты и фитнес-последствия лицевого поведения. Конкретное выражение, человеческая улыбка, используется как пример потенциала адаптационистского подхода к пониманию выражения человеческого лица с точки зрения эволюции. Наконец, лицевое поведение сравнивается с поведением нечеловеческих приматов, чтобы обеспечить дальнейший филогенетический взгляд на эволюцию выражения лица и его роль в эволюции человеческого социального интеллекта.

    НАБОРЫ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ФЕНОТИПОВ

    Универсальные выражения лица человека 1 эмоций, возможно, являются наиболее знакомыми примерами выражения лица, по крайней мере, среди антропологов. Было показано, что шесть основных категорий выражения лица распознаются в разных культурах (см.), И этот вывод общепризнан психологами, работающими над выражением лица. Было показано, что шесть основных эмоциональных выражений, 2 или конфигурации лица, связанные с конкретными эмоциональными ситуациями, универсальны в их исполнении и восприятии (Ekman and Keltner, 1997), хотя есть некоторые возражения против идеи, что эти выражения сигнализируют об аналогичных эмоциях у людей из разных культур (Fridlund, 1994; Russell, Fernandez-Dols, 1997).Споры вокруг приписывания универсальных эмоций универсальным выражениям эмоций на лице важны для понимания эмоций в разных культурах. Тем не менее, даже те, кто не согласен с эмоциями, признают межкультурную согласованность комбинаций движений лица (поведенческих фенотипов), составляющих выражения «отвращения», «страха», «радости», «удивления», «печали» и т. Д. и «гнев» (Рассел и Фернандес-Долс, 1997). Эти выражения были впервые обсуждены Дарвином (1872/1998) как универсалии и были признаны у людей из совершенно различающихся культурных и социальных слоев, а также на лицах глухих и слепых от рождения (Darwin, 1872/1998; Eibl- Eibesfeldt, 1989; Izard, 1977; Ekman, Keltner, 1997).

    Основные фенотипы выражения лица. 1 — отвращение; 2, страх; 3, радость; 4, сюрприз; 5, грусть; 6, гнев. Постановленные изображения от Kanade et al. (2000).

    В дополнение к шести основным выражениям лица существуют также скоординированные, стереотипные невербальные проявления, которые включают в себя компоненты стереотипного выражения лица. К ним относятся вспышка бровей, зевота, испуг, застенчивое выражение лица, а также демонстрация смущения и стыда (Eibl-Eibesfeldt, 1989; Grammer et al., 1988; Keltner and Buswell, 1997; Keltner and Harker, 1998; Provine, 1997).Эти дисплеи обычно сочетают в себе элементы лица и позы или жесты и встречаются в широко распространенных популяциях, что указывает на вид, а не на культурную специфику.

    Вспышка для бровей — хороший пример такого типа дисплея. Фронтальная мышца постоянно используется для подъема как медиальной, так и латеральной части брови (Ekman and Friesen, 1978; Grammer et al., 1988). Обычный репертуар синхронных движений лица возникает в сочетании с мельканием бровей, в том числе чаще всего поднятие уголков губ (улыбка) и поднятие верхнего века (Grammer et al., 1988). В дополнение к согласованности в мышечной активности, время мелькания бровей также согласуется в разных культурах в трех проанализированных незападных популяциях. Вспышка бровей обычно возникает после паузы во всех других движениях лица и занимает около 100 мсек, с очень небольшими вариациями в разных культурных группах. Кроме того, скоординированные движения головы обнаруживаются в сочетании со вспышками бровей, расширяя изображение за пределы самого лица (Grammer et al., 1988; и см.).

    Чтобы вызвать вспышку бровей и другие узнаваемые универсальные выражения, люди предположительно используют одну и ту же мускулатуру лица и при сходных обстоятельствах приводят ее в аналогичную конфигурацию.Таким образом, каждый из этих скоординированных проявлений лица можно рассматривать как поведенческий фенотип. Однако внутри этих фенотипов выражения лица и у отдельных людей существует множество физических вариаций в структуре, движении и восприятии. Универсальные дисплеи вместе с вариациями основных компонентов этих дисплеев составляют то, что можно считать фенотипическими наборами выражения лица. Источники этой вариации включают анатомические и нейробиологические различия, а также демографические различия, такие как пол, возраст и культурное происхождение.Кроме того, восприятие выражения лица, важное для понимания коммуникативных адаптаций, также является источником индивидуальных вариаций.

    Анатомические вариации и выражение лица

    Структура лицевых мышц человека была известна в течение некоторого времени (Duchenne, 1859/1990; Huber, 1931; и см.). Анатомическая основа выражения лица была подробно описана, и для объективного изучения лицевых движений доступна система кодирования, основанная на анатомии (Система кодирования лицевых действий; Экман и Фризен, 1978).Эта система описывает конкретные действия, производимые определенными лицевыми мышцами. Однако качество этих действий, вероятно, зависит от различий в лицевых мышцах. Различные лицевые мышцы производят разные типы движений, и, скорее всего, они неоднородны по своей структуре и иннервации. Goodmurphy и Ovalle (1999), например, показали, что типы, формы и размеры мышечных волокон orbicularis oculi, pars palpebralis и corrugator supercilii значительно различаются, хотя эти две мышцы имеют одинаковую иннервацию и эмбриональное происхождение и обнаруживаются в та же область лица (нижнее веко и нижняя часть середины лба соответственно).Orbicularis oculi на 89% состоит из быстро сокращающихся волокон, что значительно больше, чем у гофрированной мышцы, что подразумевает некоторую разницу в движениях, производимых двумя мышцами (Goodmurphy and Ovalle, 1999). Мышцы Zygomaticus major и zygomaticus minor похожи на orbicularis oculi в их высокой пропорции быстро сокращающихся волокон по сравнению с другими мышцами, что указывает на возможную специализацию для быстрых движений (Stal et al., 1987).

    Мышцы мимики. 1, frontalis; 2, orbicularis oculi; 3, большая скуловая мышца; 4 — рисорий; 5 — платизма; 6, депрессор anguli oris.Оригинальный рисунок из работы Хубера (1931 г.). (Перепечатано с разрешения The Johns Hopkins University Press.)

    Существуют также индивидуальные различия в строении и дифференциации лицевых мышц. Например, дифференцированный мышечный пучок, ризорий, который считается уникальным для человека, сильно варьируется. У 22 из 50 особей в недавнем исследовании отсутствовала эта мышца (Pessa et al., 1998a), и Хубер полагал, что она полностью отсутствовала у людей меланезийского происхождения, хотя это открытие не было воспроизведено (Huber, 1931).Различные борозды и другие деформации кожи лица возникают из-за различий в лицевых мышцах, и они могут способствовать индивидуальным различиям в выражении лица. У большинства людей платизмальная мышца прикрепляется к коже над нижним краем нижней челюсти, но иногда наблюдается ее прикрепление к боковой щеке, вызывая появление там вертикального углубления или борозды. Большая скуловая мышца также различается, появляясь в раздвоенной версии с двумя отдельными точками прикрепления в 17 из 50 образцов анатомического исследования (Pessa et al., 1998а). Считается, что напряжение, вызываемое двумя головками мышцы в углу рта, вызывает ямочку или небольшое углубление во время сокращения мышцы при улыбке (Pessa et al., 1998b). Изменения текстуры лица, такие как ямочки на щеках, которые появляются при улыбке у некоторых людей, могут иметь дополнительную ценность, делая выражение лица заметным или предоставляя информацию об интенсивности выражения.

    Исследование лицевой мускулатуры у живых людей выявило значительные половые различия в толщине большой скуловой мышцы (McAlister et al., 1998). В этом исследовании также изучались различия в мускулатуре и не было обнаружено значительных различий в толщине поднимающих верхнюю губу или большой скуловой мышцы между азиатами и европейцами (McAlister et al., 1998). В целом, опубликованной информации о популяционных или половых вариациях лицевых мышц не так много, а результаты описанных выше популяционных различий не были воспроизведены.

    Влияние индивидуальных анатомических вариаций, в том числе генетически обусловленных вариаций на выражение лица, еще менее известно.Сами мышцы очень разнообразны: одни мышцы появляются у одних людей, а у других нет (Pessa et al., 1998b). Наличие анатомических вариаций поднимает важные вопросы о связи между действиями лица и конкретными мышцами. Взаимосвязь между мышечной активностью и смещением черт лица в выражении лица до некоторой степени индивидуализирована; во время приподнятых бровей активность мышц примерно равна квадрату смещения бровей. Тем не менее, существует широкий разброс для отдельных бровей, и левая бровь поднимается выше при одинаковой мышечной активности (Pennock et al., 1999).

    С другой стороны, если действие лица такое же, хотя есть различия в основной мышечной структуре, результирующие выражения лица не могут быть осмысленно различимы. Универсальное распознавание некоторых основных выражений лица указывает на то, что выражения лица могут не зависеть от анатомического соответствия один-к-одному в любых двух лицевых сигнализаторах. Базовые выражения лица также можно распознать в сокращенной форме, без полного набора лицевых действий, описанных для выражения-прототипа.Независимо от степени вариации, которая может быть обнаружена эмпирически, воспринимающие могут не обращать внимания на эти незначительные вариации (Fridlund, 1997; Shor, 1978) или могут классифицировать их аналогичным образом, с высокой степенью согласия (Campbell et al., 1999; Cashdan, 1998). Что еще более важно, неизвестно, соответствует ли такая фенотипическая вариация в выражении лица этим критериям «просто значимого различия» (Hauser, 1996), вызывая различия в поведении получателя или суждениях о слегка изменчивых проявлениях одного и того же типа.

    Вариация нервного контроля мимических мышц

    Нейробиологически мимика вдвойне контролируется экстрапирамидным и пирамидальным трактами, обеспечивая автоматический и произвольный контроль мимики. Основываясь на наблюдениях за людьми, страдающими различными неврологическими заболеваниями, Ринн (1984) описал обе системы движений лица, а также различный произвольный контроль над верхней и нижней частью лица, связанный с большей асимметрией и произвольным контролем над областью рта, чем глазами.Эта разница особенно заметна в мимике людей с кортикальным и экстрапирамидным дефицитом. Те, у кого отсутствует кортикальный контроль, производят в значительной степени асимметричные произвольные (заданные) выражения, но симметричные спонтанные выражения. Экстрапирамидный дефицит дает противоположный эффект (Rinn, 1984; Ross and Mathiesen, 1998).

    Потенциальная асимметрия из-за различий в иннервации сторон лица может быть связана с половыми различиями в мозге и, следовательно, вызывать различия в выражении лица среди людей.Это особенно верно, если повышенная латерализация кортикальной функции у мужчин включает более латерализованное движение лица во время выражения (Richardson et al., 2000). Спонтанность выражения также может играть роль, поскольку более спонтанные выражения лица находятся под контролем другого нервного пути и, следовательно, более симметричны (Gazzaniga and Smylie, 1990; Rinn, 1984).

    Исследования не подтвердили однозначно предсказания Ринна (1984) об асимметрии движений нижней части лица, особенно в спонтанных выражениях.Бород и др. (1998) в метаанализе выражения лица и асимметрии пришли к выводу, что выражение лица в целом можно считать левосторонним. Однако они не обнаружили, что у мужчин больше шансов иметь асимметрию в выражении лица, хотя отдельные исследования ранее предполагали это. Другие исследователи, используя более объективные количественные методы (прямая оценка оцифрованных изображений, а не суждения наблюдателя или кодирование наблюдателя), обнаружили, что верхняя часть лица была гораздо более асимметричной, чем ожидалось, особенно во время спонтанного выражения (Richardson et al., 2000).

    Кроме того, сложные связи, которые были предложены между переживанием положительных и отрицательных эмоций, выражением лица и латеральностью мозга, все еще остаются под вопросом (Borod et al., 1998; Hager and Ekman, 1997). Бород и др. (1998) обнаружили значительную левосторонность выражения лица в исследованиях, включающих количественную оценку мышц и рейтинги обученных наблюдателей (38 из 66 исследований показали левосторонность по сравнению с 3 из 66, показывающих правосторонность). Доказательства правосторонности для положительных выражений (улыбка) и левосторонности для других выражений эмоций были намного слабее (Borod et al., 1998). Хотя роль асимметрии в качестве лицевых сигналов не ясна, асимметричное выражение лица, вероятно, будет важной переменной при рассмотрении лицевых отображений как адаптации, особенно в том, что касается спонтанности или неточности выражения.

    Асимметрия в отображении лица также, вероятно, связана с индивидуальными различиями в структурной асимметрии, которые играют важную роль в нашем восприятии человеческой привлекательности и качества партнера (Thornhill and Gangestad, 1994).Интересно, что большинство исследований асимметрии выражения лица не принимают во внимание, является ли структурная асимметрия или асимметрия движений причиной асимметрии выражения лица. Возможно, асимметрия выражения во многом определяется асимметрией строения лица в состоянии покоя (Smith, 1998). По необходимости, суждения наблюдателя об интенсивности выражения могут быть собраны только по лицам на пике выражения, когда структура и движение сыграли роль в создании асимметрии.Электромиографические (ЭМГ) исследования выражения лица, по-видимому, подтверждают идею о том, что асимметрия в выражении лица — это просто результат асимметрии в структуре лица, потому что одинаковая активность мышц наблюдается на обеих сторонах лица (Borod et al., 1998). По крайней мере, в одном случае было продемонстрировано различное влияние сходной мышечной активности на черты лица (Pennock et al., 1999).

    Более косвенным образом эволюционировавшее перцептивное предпочтение симметрии в структуре может также распространяться на предпочтение симметрии в движении.Например, спонтанные улыбки более симметричны, чем изображенные улыбки (Frank et al., 1993). Они также считаются более искренними и, возможно, более привлекательными.

    Вариативность в фенотипических наборах выражения лица

    Универсальные выражения лица, хотя и различны, но не всегда производятся или воспринимаются. Асимметрия из-за нейробиологических ограничений и относительной спонтанности движений лица является одним из источников вариаций, но есть и многие другие. Отчасти трудность заключается в том, что выражение слишком часто изучается оппортунистически, без предварительных ожиданий или теоретических взглядов на то, почему следует сгруппировать определенные лицевые движения или как вообще возникло отображение в целом.Улыбка — хороший пример этой проблемы. Например, улыбка или отображение радости обычно связаны с загнутыми вверх уголками губ, а также могут включать сдавливание и морщинистость кожи вокруг бокового угла глаза (orbicularis oculi). Улыбки, которые включают в себя как orbicularis oculi, так и zygomaticus большую активность, были названы улыбками Дюшена в честь французского анатома, в то время как улыбки, лишенные активности orbicularis oculi, не являются улыбками Дюшена (Frank et al., 1993). Улыбки также различаются по интенсивности, связанной с этим активности других лицевых мышц, таких как лобные мышцы, и от открытого или закрытого положения рта (Blurton Jones, 1972; Cheyne 1976; Jones et al., 1990; Messinger et al., 1999) (см.,). Значение улыбки с открытым или закрытым ртом также неизвестно, хотя обсуждения нечеловеческих приматов и человеческой гомологии в выражении предполагают функцию умиротворения для демонстрации закрытых оскаленных зубов (улыбки) и функцию готовности к игре для демонстрации открытого рта (смех и улыбка с открытым ртом) (Преушофт, 1992; ван Хофф, 1972).

    Улыбки Дюшенна и Дюшена. a: Улыбка недюшенна. b: улыбка Дюшена. Изображения от Kanade et al.(2000).

    Автоматический метод количественной оценки движений лица. a: Изображенная улыбка с выделенными чертами, отслеживаемая автоматически (Tian et al., 2001). b: Движение (длина радиуса относительно центра рта) правого и левого углов губ, рассчитанное по позиционному изменению отслеживаемых признаков в течение первых 400 мсек экспрессии (Schmidt and Cohn, 2001).

    Хотя анатомическая основа выражения лица в целом довольно хорошо известна, важные вопросы о времени и структуре движений лица также остаются без ответа.Спонтанные улыбки удовольствия, кажется, функционируют в пределах временных ограничений, обычно длятся от 0,5 до 4 секунд и имеют более плавные переходы между началом, вершиной и смещением движения (Frank et al., 1993). В исследовании улыбок взрослых женщин детям, наблюдатели по-разному интерпретировали различное время начала и смещения улыбок. Улыбки с относительно более короткими периодами смещения были интерпретированы этими детьми как менее искренние. Были обнаружены индивидуальные взрослые различия в образцах появления и смещения улыбок, и примерно у 16% (122 из 763) этих улыбок было несколько пиков, что усугубляло трудности в оценке временного хода улыбки (Bugental, 1986).Используя количественную оценку изменения внешнего вида улыбки, Леонард и др. (1991) обнаружили, что наблюдатели воспринимали максимальную разницу в уровнях счастья в пределах тех же нескольких кадров, в которых улыбка изменилась больше всего. Они интерпретировали временное изменение улыбки, обычно происходящее в пределах 100-миллисекундного окна, как шаблон для восприятия улыбки. Это время может соответствовать ограничениям системы восприятия (Fridlund, 1994) и очень похоже на время начала спонтанной вспышки бровей (Grammer et al., 1988). Скорость улыбки (и, возможно, других выражений), вероятно, является особенностью как выражения, так и восприятия.

    Также представляют интерес паттерны скоординированных движений, возникающих во время выражения. В случае мелькания бровей вершина выражения также относительно стабильна, без появления новых движений лица (Grammer et al., 1988). Это говорит о том, что даже для очень подвижного и гибкого человеческого лица могут быть ограничения на типы и временной ход спонтанных выражений.Движения головы и глаз также могут происходить во время выражения лица и, вероятно, скоординированы с движениями лица в качестве компонентов в многокомпонентном отображении (Ekman, 1979; Niemitz et al., 2000). Lyons et al. (2000) продемонстрировали, что положение головы оказывает значительное влияние на восприятие выражения лица; изменения положения головы воспринимались как изменения выражения лица даже при отсутствии активности мимических мышц.

    Учитывая огромное разнообразие человеческих выражений лица, антропологи склонны отмечать гибкость, сложность и произвольный характер выражения лица (Birdwhistell, 1970).По сравнению даже с относительно выразительными нечеловеческими приматами, такими как шимпанзе, выражение лица человека кажется слишком изменчивым, чтобы его можно было разделить на четко определенные наборы фенотипов. Произвольный контроль над лицевыми мышцами, особенно над мышцами рта, является отличительной чертой невербального выражения человека и, вероятно, связан с артикуляционными требованиями человеческого языка (Rinn, 1984). Однако разнообразие произвольных и спонтанных человеческих выражений лица не следует принимать за бесконечную вариативность выражений лица в реальном исполнении.Текущие исследования конфигурации и временного хода выражения лица, похоже, подтверждают эту идею, поскольку до сих пор оно показало большую степень регулярности в выражении лица в разных культурах и среди людей.

    Индивидуальные различия в наблюдаемом поведении по выражению лица

    Помимо основных физических изменений лица и движений, эмпирически измеренное лицевое поведение зависит от таких факторов, как пол (Briton and Hall, 1995; Chapell, 1997), возраст (Chapell , 1997) и культурный фон (Ekman, 1973; Kupperbusch et al., 1999). Для выражения лица также важны индивидуализированные факторы, такие как социальность ситуации (Fridlund, 1994; Friedman and Miller-Herringer, 1991; Jakobs et al., 1999) и вызывающая эмоции природа визуальных или других стимулов (Cohn and Tronick, 1983 г.).

    Люди различаются по своим способностям и склонности к выражению лица, и это изменение предположительно связано с лежащими в основе мышечными, нейробиологическими или социальными различиями. Тем не менее, вариации самого сигнала, видимые изменения лица, важны для рассмотрения гипотез о сигнальной ценности выражений лица.Измерения непатологической изменчивости включают межличностный успех невербального общения (Strahan and Conger, 1998) и общую выразительность (DePaulo, 1992). Есть также половые различия в выражении лица, особенно в улыбке, когда женщины улыбаются больше (Briton and Hall, 1995; Chapell, 1997; LaFrance and Hecht, 1999). ЛаФранс и Хехт (1999) утверждают, что женщинам неудобно, если они не улыбаются. Также было показано, что у женщин более толстые большие скуловые мышцы, хотя неизвестно, является ли это причиной или следствием повышенной улыбки (McAlister et al., 1998). Однако половые различия в выражении лица зависят не только от частоты; есть также некоторые свидетельства того, что женщины специализируются на выражении счастья, в то время как мужчины лучше выражают гнев (Coats and Feldman, 1996). Индивидуальные различия в выражении лица могут быть очевидны даже у новорожденных (Manstead, 1991). Большинство этих результатов получены в индустриальных обществах, и поэтому диапазон человеческих вариаций, вероятно, не полностью представлен. Тем не менее, поведенческие фенотипы, включая универсальные выражения и мимику, явно изменчивы.

    Методы исследования выражения лица

    Хаузер (1996) подчеркивает важность методов, позволяющих проводить тщательное сравнение исследований общения. В настоящее время существует относительно немного подробных объективных методов, хотя недавняя работа по исследованию выражения лица обещает улучшить анализ выражения. Разработка и использование Системы кодирования движений лица (FACS), системы кодирования на основе анатомии для регистрации изменений внешнего вида, вызванных действием отдельных мышц, были первыми, которые сделали возможным сбор большого объема надежных эмпирических данных об этих выражениях. (Экман и Фризен, 1978; Экман и Розенберг, 1997).Новые методы измерения лица позволяют еще более объективно, количественно измерить движения лица (см.). В настоящее время разрабатываются автоматизированные версии FACS, которые автоматизируют процесс изучения лицевых движений (Cohn et al., 1999). Другие автоматизированные методы использовались для изучения невербальных сигналов в целом (Grammer et al., 1999) и выражения лица в частности (Richardson et al., 2000; Scriba et al., 1999). Эти методы в основном полагаются на общее изменение изображения лица (или всего тела) в процессе невербального выражения.Величины изменений в изображении при условии, что все изображения собраны одинаково, интерпретируются как модели движения (см.).

    Фенотипические вариации в восприятии лица

    Наряду с изучением нейробиологических, анатомических и поведенческих аспектов лицевых действий, перцепционные аспекты распознавания лиц и распознавания выражений лица также привлекали большое внимание в последние несколько десятилетий. Предполагая, что паттерны движений лица являются коммуникативными адаптациями, возникает также задача понимания совместной эволюции механизмов восприятия (Chovil, 1997; Endler 1993; Fridlund, 1997; Hauser, 1996).Есть убедительные доказательства того, что нейроны в определенных областях мозга обладают особой чувствительностью к социальным стимулам, включая, помимо прочего, статические лица. Основное свидетельство существования отдельных нейробиологических механизмов распознавания выражений лица поступает из исследований диссоциативных нарушений: способность распознавать лица сохраняется, в то время как способность распознавать выражения лиц теряется при повреждении головного мозга (Ellis and Young, 1998; Young et al. ., 1998) или в случаях аутизма (Celani et al., 1999). Эти данные подтверждают теорию нейробиологической специализации социальных стимулов (Adolphs, 1999; Brothers et al., 1990).

    Выражение лица обрабатывается несколькими отдельными областями мозга. Миндалевидное тело в значительной степени отвечает за восприятие выражений страха и печали. Некоторые исследователи предполагают, что миндалевидное тело на самом деле может быть специализировано только для восприятия выражений страха (Morris et al., 1996). Другие области, включая соматосенсорную и орбитофронтальную кору, участвуют в распознавании эмоций и гнева (Adolphs, 1999; Blair et al., 1999; Моррис и др., 1996). Разница между явной обработкой (субъекты, которым поручено судить о выражениях лица) и неявной обработкой (субъекты, которым дано указание судить о поле актера) может влиять на область мозга, используемую для обработки, при этом неявная обработка осуществляется в основном миндалевидным телом (Critchley et al., 2000). ).

    Различия в обработке выражений лиц, вероятно, связаны с различиями в адаптивных поведенческих реакциях на выражения. Например, Димберг (1997) обнаружил, что условные обозначения лиц работают намного лучше при страхе, чем при любом другом выражении.Нейробиологическая специализация в обработке выражения лица также соответствует предположению, что восприятие определенных сигналов требует большей чувствительности (восприятие гнева на очень низких уровнях, вероятно, дает преимущество в пригодности; Gosselin et al., 1997).

    Хотя вариации, присущие нейробиологическим системам восприятия, неизвестны, существуют доказательства индивидуальных различий в восприятии выражения лица. Самый поразительный результат заключается в том, что женщины, по-видимому, более точны и чувствительны к распознаванию выражения лица, чем мужчины, и что эта способность развивается у детей в возрасте от 3 лет (Boyatzis et al., 1993; Холл, 1984; МакКлюр, 2000). В одном исследовании женщины дали более высокие оценки, чем мужчины, счастливым выражениям лиц и более низкие оценки нейтральным выражениям, предполагая, что они больше дифференцируют выражения лиц разной интенсивности (Katsikitis et al., 1997). Отта и др. (1996) также обнаружили немного большую дискриминацию среди женщин, воспринимающих улыбки.

    Более специфическая способность, обнаружение обмана, также различается у разных людей и, по-видимому, основана на более широко применяемой способности — способности обнаруживать небольшие, чрезвычайно быстрые изменения в выражении лица (Frank and Ekman, 1997).Эта способность обнаруживать тонкие изменения в движениях лица также может быть важным индивидуальным различием. Например, некоторые люди были лучше способны точно судить об улыбке удовольствия, особенно те, кто уделял больше внимания области глаз (Frank et al., 1993).

    Наконец, культурное происхождение играет важную роль в приписывании личностных черт определенным выражениям лица. Люди с улыбающимися лицами считаются более общительными, чем люди с нейтральными лицами, как японские, так и американские подданные.Однако разница между общительностью нейтральных и улыбающихся лиц у американцев намного выше, чем у японцев (Matsumoto and Kudoh, 1993).

    Разнообразие фенотипов выражения лица

    Хотя концепция основных универсальных выражений позволила нам рассматривать выражения лица человека как сформировавшиеся поведенческие фенотипы, акцент на универсальности скрывает изобилие вариаций внутри и между выражениями лица. Не все фенотипы выражения лица одинаковы.Например, одни выражения появляются гораздо чаще, чем другие (улыбка; Бавелас и Човил, 1997), так часто, как два или три отдельных проявления в минуту личного взаимодействия (Schmidt, 2000). Другие, такие как улыбка Дюшенна и выражение страха, не могут быть так легко вызваны добровольно. Некоторые из них встречаются довольно редко и / или могут быть не столь узнаваемы, как другие (отвращение, страх, презрение; Фридлунд, 1994). Различные проявления также связаны с определенными вариациями вегетативного функционирования, предполагая разные роли в эмоциональных процессах саморегуляции.Например, выражение страха увеличивало частоту сердечных сокращений, а выражение печали уменьшало ее (Levenson et al., 1990).

    Даже выражения, которые кажутся внешне похожими, такие как улыбка и смех (будет обсуждаться позже), сейчас лучше всего изучать как отдельные фенотипы, учитывая наши текущие знания об их формах и функциях (Keltner and Bonanno, 1997; Preuschoft and van Hooff, 1995; Provine, 1996, 1997). Улыбка обычно обнажает зубы, но не обязательно включает вокализацию, в отличие от смеха, который имеет характерный паттерн открытого рта и связанных с ним выдохов / вокализов, а также может включать повторяющиеся паттерны закрытия глаз и рта (Niemitz et al., 2000). Обширные вариации как среди фенотипов выражения лица, так и внутри него явно требуют множества адаптивных объяснений, а не одной гипотезы выражения лица. Соответствие поведенческого фенотипа, экологического контекста и последствий приспособленности для выражения лица специфично для каждого конкретного фенотипа выражения. В целом, однако, выражения лица можно рассматривать как социальные сигналы, что является хорошей отправной точкой для перехода к множеству адаптивных контекстов.

    ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ КОНТЕКСТЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ФИТНЕСА

    Выражения лица как социальные сигналы

    Выражение лица однозначно социальное, в том смысле, что выражения лица возникают с большей частотой и интенсивностью в социальных ситуациях и могут быть напрямую связаны с интерактивными последствиями (Fridlund, 1994; Jancke и Кауфманн, 1994). Если выражения лица (включая проявление эмоций) являются социальной адаптацией, то они являются сигналами, производимыми в первую очередь с социальной целью.Связаны ли эмоции с большинством выражений лица или даже с любым выражением лица, — это вопрос огромной важности в психологии эмоций. Если выражения лица — это просто внешнее выражение эмоций, и для самих выражений не предлагается никаких конкретных последствий для приспособленности, то они подлежат анализу на других уровнях. Однако, когда мимика рассматривается как потенциальная адаптация, взаимосвязь между переживанием эмоций и их выражением не обязательно имеет значение (Hauser, 1996; хотя функциональную гипотезу эмоций в целом см. Keltner and Gross, 1999).Формирование гипотез об адаптивном характере мимики как социальных сигналов требует только описания конкретных экологических контекстов и последствий такого поведения для приспособленности. Адаптивные объяснения самих сигналов могут включать или не включать адаптивные объяснения человеческих эмоций, которые лежат в основе большей части выражения лица. 3

    Поскольку они происходят в основном в интерактивном контексте, выражения лица человека обычно считаются кооперативными сигнальными системами, приносящими пользу как сигнализатору, так и получателю (Fridlund, 1997).Хотя это обычно не обсуждается, выражения лица, вероятно, можно считать недорогими, поскольку энергия, необходимая для создания индивидуального спонтанного выражения лица, невелика. Такие недорогие, частые сигналы ожидаются при взаимовыгодных взаимодействиях (Krebs and Dawkins, 1984) или внутри групп связанных людей (Bergstrom and Lachmann, 1998).

    Выражение лица, однако, встречается во многих различных социальных контекстах, и не все из них кооперативны. Сложные отношения между социальным контекстом и общими и конфликтующими интересами предполагают, что выражения лица человека имеют несколько сигнальных функций.Как показало обширное моделирование и некоторые эмпирические исследования на нечеловеческих приматах, экологический контекст и последствия поведения для приспособленности имеют решающее значение для определения природы сигналов, которые развиваются (Godfray and Johnstone, 2000; Grafen and Johnstone, 1993; Krebs and Dawkins, 1984).

    Социоэкологические контексты выражения лица человека

    Человеческие экологические контексты, несомненно, являются социально-экологическими контекстами. Даже несоциальные контексты могут быть сформированы социальными способами из-за прошлого избирательного давления на дизайн разума (Brothers, 1997; Humphrey, 1976; Kummer et al., 1997). Отсутствующие или полуприсутствующие люди обеспечивают достаточный социальный контекст для выражения лица (разговаривает с кем-то по телефону или знает, что друг делает то же самое в соседней комнате; Фридлунд, 1994). Эти типы контекстов, конечно, вряд ли были важны до недавнего времени в нашей эволюционной истории, но они иллюстрируют нашу готовность и готовность производить выражения лица даже при предложении социального взаимодействия.

    Люди не могут полностью не реагировать в отсутствие социальных партнеров, но выражения лиц различаются по своей восприимчивости к эффектам аудитории, с изменениями частоты и / или типа движений в зависимости от разных приемников (Jancke and Kauffmann, 1994; Kraut and Johnson, 1979 ).Некоторые выражения мало различаются по социальным параметрам (испуг), в то время как другие значительно различаются (улыбка). Например, Фридлунд (1994) и другие обнаружили, что улыбка монотонно уменьшалась с уменьшением социального контекста (просмотр ленты с другом, просмотр ленты, которую друг смотрит в соседней комнате, просмотр ленты, когда друг не выполняет тесты, просмотр ленты в одиночку). Осознание того, что друг выполняет то же задание, заставляло испытуемых значительно чаще улыбаться. Краут и Джонсон (1979) наблюдали похожий феномен среди боулеров, которые чаще улыбались друзьям, чем запасным или страйковым.Hess et al. (1995), Янке и Кауфманн (1994) и Манстед и др. (1999) обнаружили аналогичные эффекты социальности, совпадающие с эффектами стимулов, вызывающих эмоции. Очевидно, что естественным контекстом выражения лица является социальное взаимодействие, и антропологические, адаптивные объяснения поведения лица требуют внимания к конкретным, натуралистическим экологическим контекстам.

    Этот тип подхода был предложен Преушофтом (2000) в отношении положительных эмоций и может быть адаптирован для положительных выражений эмоций на лице.Она включает несколько контекстов для переклассификации положительных эмоций, включая взаимодействие с младенцами, игровое взаимодействие с другими людьми, поиск партнеров и другие социальные контексты. Брэдбери и Веренкамп (1998) предложили аналогичный список: разрешение конфликтов, защита территории, сексуальные сигналы, взаимодействие родителей и потомков, социальная интеграция, контексты окружающей среды и самокоммуникация.

    В этой статье мы предлагаем следующий набор социоэкологических контекстов для начала изучения выражения лица как адаптации: взаимодействие младенца и опекуна, кооперативные взаимодействия, речь и внутривидовые конкурентные взаимодействия.Мы рассматриваем каждый отдельно определенный экологический контекст как источник различий в стоимости и преимуществах передачи сигналов по лицу, с отдельными последствиями пригодности для каждого из них.

    Взаимодействие младенец / опекун

    Как совместные, так и конкурирующие интересы опекунов (родителей) и потомства, вероятно, отражаются в сигнальных системах, которые развиваются в контексте этого взаимодействия (Trivers, 1974). Младенцы могут честно сигнализировать о потребности (Grafen, 1990; Godfray and Johnstone, 2000).Другая возможность состоит в том, что младенческие сигналы о потребности являются эксплуататорскими или представляют собой результат конфликта между братьями и сестрами (Godfray and Johnstone, 2000). Выражение лица младенца можно интерпретировать в этих сигнальных контекстах.

    Младенцы демонстрируют основные выражения лица, похожие или такие же, как у взрослых (). Некоторые из движений, составляющих выражение лица, вероятно, являются врожденными (Izard, Malatesta, 1987; Meltzoff, 1996). Кроме того, исследования выражения лица младенцев наиболее доступны для адаптивных перспектив, поскольку исследователи не могут полагаться на самооценку и вместо этого должны смотреть на выражение лица с этической точки зрения и с учетом последствий поведения.

    Человеческие детские дисплеи обсуждались в литературе с точки зрения сигнализации. Плач младенца обычно интерпретируется как честный сигнал о потребности, как и ожидалось теоретически (Fridlund, 1997; Hauser, 1996). Выражение лица, связанное с плачем, является частью этого многокомпонентного сигнала, а плач эффективно привлекает внимание.

    Улыбка младенца в качестве демонстрации также согласуется с поведением опекуна. Младенцы смотрят на свою мать независимо от того, внимательна она или нет, но они подают сигнал (улыбается) только в том случае, если она внимательна (Jones et al., 1991). Вероятность того, что младенец улыбнется своей матери, наиболее высока, когда мать наиболее внимательна и также улыбается (Cohn and Tronick, 1987). Приступы улыбки в младенчестве заканчиваются довольно внезапно, когда мать перестает улыбаться (Cohn and Elmore, 1988). Эти результаты предполагают, что улыбка младенцев чувствительна к потенциальным затратам и выгодам, связанным с этим выражением лица. Поскольку младенцы нуждаются как в поддержании, так и в росте, можно ожидать, что они будут изменять даже эти, казалось бы, недорогие сигналы, в зависимости от потенциала положительной реакции.Положительные ответы в этом случае будут напрямую связаны с положительными последствиями для фитнеса, включая увеличение возможностей для взаимодействия, что приведет к более ранней и лучшей результативности в социальном взаимодействии. Функция улыбки младенца и взаимодействия матери и ребенка в развитии надежной привязанности также важна, поскольку было продемонстрировано, что надежная привязанность в младенчестве предсказывает социальную компетентность в более позднем детстве, в то время как небезопасная привязанность имеет негативные последствия (Belsky and Nezworski, 1988).

    Кажется, одно из положительных последствий выражения лица — просто привлечь внимание к себе. Лица и мимика привлекают внимание (Vuilleumier, 2000). Большая часть работы над этим простейшим эффектом выражения лица связана с изучением взаимодействия младенцев. Младенцы используют выражение лица, чтобы побудить мать обратить на нее внимание, а матери обычно издают голос или улыбаются в ответ (Jones et al., 1990). Улыбка с оскаленными зубами кажется особенно полезной в этом контексте; Джонс и др.(1990) обнаружили, что улыбки с оскаленными зубами чаще возникают в социальных ситуациях, когда младенец обращает внимание на свою мать, а не на игрушки. Эти оскаленные улыбки впоследствии вызывают у матери отзывчивое и внимательное поведение, что положительно влияет на физическую форму. Влияние родительского внимания на приспособленность к человеческому младенцу потенциально велико, учитывая интенсивные социальные и пищевые потребности младенца, а также возможные риски, связанные с отсутствием материнского внимания, включая неспособность к развитию, физическую опасность и, в крайних случаях, смерть от пренебрежения или отказа.Однако трудно оценить, являются ли эти социальные сигналы честными сигналами потребности или нет, учитывая наши текущие знания о младенческой улыбке и потребностях во внимании. Взаимосвязь между выражением лица младенца и честными сигналами о потребности можно было бы исследовать, если бы необходимость была операционализирована как затраты на сохранение физической формы (продолжительность времени с момента последнего кормления, расстояние от матери, присутствие конкурентов-братьев и сестер), а интенсивность и частота сигналов были задействованы для конкретных условий. выражения.

    По мере развития младенцы все чаще начинают улыбаться (Cohn and Tronick, 1987). Они координируют отображение лиц со своими опекунами (родителями), сигнализируя только о том, что считается подходящим контекстом. Эта координация сигналов может представлять собой согласование интересов здорового потомства и здоровых родителей (тех, у кого есть стимул продолжать инвестировать). Среди детей старшего возраста становится очевидным, что способность посылать и получать лицевые сигналы различается и связана с положительными последствиями личной и социальной адаптации для фитнеса (Nowicki and Duke, 1994).По мере того, как дети становятся старше, они используют свое восприятие улыбок, чтобы настроить свое выражение лица до тех пор, пока их намеренно поставленные улыбки не станут относительно неотличимы от их спонтанных улыбок. Есть веские доказательства того, что этот процесс основан на визуальном наблюдении. Сознательные улыбки слепых детей можно было отличить от их спонтанных улыбок при наблюдении неподготовленных наблюдателей, в то время как улыбки зрячих детей — нет (Castanho and Otta, 1999). Во взрослом возрасте слепые от рождения люди производят произвольные выражения эмоций, которые значительно менее узнаваемы, чем у зрячих (Galati et al., 1997).

    Специализация для младенческих сигналов потребности также специфична для целевых получателей сигнала. Младенцы изменяют свои сигналы в зависимости от родителей (Forbes et al., 2000). Младенческие сигналы по-разному воспринимаются мужчинами и женщинами, а младенческие улыбки повышают точность распознавания младенцев только у женщин (Jones, 1984). Джонс (1984) предположил, что улыбка была сигналом, направленным конкретно женщинам. Младенцы могут по-разному сигнализировать, основываясь на опыте увеличения преимуществ для поведения.Например, при улыбке младенца во время взаимодействия родителей с младенцем младенцы часто начинают с улыбки, отличной от Дюшенна, а затем превращают эту улыбку в улыбку Дюшенна, добавляя сокращение orbicularis oculi вокруг бокового края глаза (60% от наблюдались все младенческие улыбки Дюшенна; Messinger et al., 1999). Не исключено, что это изменение в выражении лица может быть связано с динамическими изменениями в восприятии ребенком преимуществ более энергетически более дорогой улыбки Дюшена.

    Долгосрочное совместное социальное взаимодействие

    Компетенция младенцев и детей в формировании и восприятии мимики со временем перерастает в навыки взрослых в использовании мимики со сверстниками и другими членами социальной группы.Отношения между родственниками и другими членами группы характеризуются речью, а также выражением лица. Сложность взаимоотношений в этих группах означает, что контексты выражения лица будут часто меняться от взаимодействия к взаимодействию.

    Из-за своей необычной стабильности и склонности к долгосрочным отношениям человеческие группы являются вероятным контекстом, в котором может развиваться взаимный альтруизм (Trivers, 1971). Очевидно, что взаимному альтруизму в значительной степени способствовало бы использование сигналов о готовности ответить взаимностью или отрицательной санкции за отказ ответить взаимностью.Именно в этом контексте повторяющихся долгосрочных взаимодействий паттерны повторяющегося выражения лица могут предоставить взаимодействующим лицам именно ту информацию, которая им нужна в отношении намерений других, альтруистических или иных (Brown and Moore, 2000; Silk et al., 2000). Браун и Мур (2000) предположили, что в некоторых случаях «детектор альтруистов» может быть более ценным, чем механизм «детектора мошенничества». Предположительно, этот детектор будет зависеть от входных сигналов от стимулов, таких как выражение лица, тон голоса и другие невербальные сигналы.В этом контексте можно было бы прогнозировать обычный сигнал относительно небольшой величины, но повторяющуюся работу (Докинз, 1993). Если паттерн передачи сигналов, соответствующий надежному альтруизму, может быть сохранен, то этот паттерн может стать ритуализированным как представление альтруистического намерения отправителя. Непрерывное выполнение этого паттерна выражения может указывать на то, что другие могут рассчитывать на то, что актер будет действовать альтруистично. Захави (1993) отмечает, что эти типы надежных традиционных сигналов могут работать следующим образом: «сигнал, который, кажется, выполняется одинаково всеми индивидуумами в группе, на самом деле является« стандартом », по сравнению с которым качество различных индивидуумов группы тот же набор оценивается »(Захави, 1993, с.228).

    Это объяснение выражения лица в кооперативном взаимодействии согласуется с предположением ДеПауло (1992) о том, что основной целью выражения лица, сознательного или бессознательного, является самопрезентация. Согласно ДеПауло (1992), хотя обман может быть адаптивным, люди не пытаются выставить себя тем, кем они не являются. Вместо этого люди обычно пытаются повысить точность качеств, которые они уже демонстрируют (DePaulo, 1992; Schmidt et al., 2000). В частности, в отношении положительных выражений лица можно предположить, что они пытаются казаться более альтруистическими (Brown and Moore, 2000).

    Несколько моделей выражения лица человека подтверждают эту точку зрения на альтруистическую передачу сигналов. Социальный статус соседей по дому ассоциировался с улыбкой, а соседи с высоким статусом улыбаются больше (Cashdan, 1998). Показ оскаленных зубов с закрытым ртом у нечеловеческих приматов обычно интерпретируется как демонстрация покорности или умиротворения (van Hooff, 1972; Preuschoft, 1992; и см. Обсуждение ниже). Ожидается, что такой вид проявления не будет наиболее частым у лиц с самым высоким статусом. Однако другая точка зрения, основанная на совместной передаче сигналов, может объяснить эти данные.Люди с высоким социальным статусом могут сигнализировать о своем высоком потенциале или готовности отвечать взаимностью (Brown and Moore, 2000). Фактически, улыбка в этом исследовании была довольно частой как для мужчин, так и для женщин (улыбка происходила примерно в 10% случаев, когда за ними наблюдали; Cashdan, 1998).

    Grammer et al. (1988) обнаружили аналогичный частый сигнальный паттерн в вспышках бровей, с добавлением того факта, что первоначальная вспышка бровей обычно была наиболее интенсивной (привлечение внимания партнера), за ней следовали разговорные вспышки бровей (регулярные сигналы внимательному партнеру; Grammer et al., 1988).

    Одна из проблем с этим объяснением заключается в том, что невзаимодействующие устройства могут использовать повторяющиеся недорогие обычные сигналы, такие как улыбки, обманчивым образом. Тогда каким-то образом эти повторяющиеся сигналы должны быть дорогостоящими или, по крайней мере, настолько дорогостоящими, чтобы свести на нет выгоду для мошенника, который использует их правильно, но обманчиво (Zahavi and Zahavi, 1997). Или же сигналы, если они производятся дешево, могут представлять собой координирующую деятельность между людьми, интересы которых иногда находятся в конфликте, но тем не менее получают выгоду от координации действий (Silk et al., 2000).

    Сигнал должен правдиво отражать намерения взаимодействующего лица ответить взаимностью: честные сигналы трудно подделать (Keltner and Bonanno, 1997). Автоматическая, бессознательная реакция (электромиографически измеренная реакция собственных лицевых мышц получателя) на улыбку других возникает только на улыбки Дюшенна, которые энергетически более затратны и их труднее подделать (Surakka and Hietanen, 1998). Аналогичная реакция возникает и на невербальные вокальные компоненты речи. Мышца-корругатор активируется в случае гнева, а мышца orbicularis oculi активируется, когда слышит удовлетворенные голоса (Hietanen et al., 1998). В отличие от Фридлунда (1997), эти рефлексивные проявления эмоций могут быть довольно адаптивными, особенно в контекстах, где критически важна автоматическая и быстрая реакция. Эмоциональное считывание может быть мощным социальным инструментом, особенно если оно приводит к положительным последствиям для здоровья отправителей и получателей. Например, мимика играет роль в создании и поддержке эмпатии, эмоционального, но в то же время адаптивного явления (Brothers, 1989; Buck and Ginsburg, 1997; Keltner and Bonanno, 1997). Другие положительные последствия для приспособленности могут включать вероятность того, что получатели будут делиться едой и другими ресурсами с сигнальщиком, выгоды, возникающие из взаимно-альтруистических отношений в целом.

    Прогнозируемые характеристики спонтанной улыбки в контексте долгосрочного сотрудничества, следовательно, включают честные сигналы, такие как знак Дюшена (активность orbicularis oculi) и характерное время (см.). Мы знаем, что спонтанные улыбки различаются по качеству, при этом большее количество одновременных мышечных действий более скоординировано по сравнению с преднамеренными улыбками (Gosselin et al., 1997; Hager and Ekman, 1997; Hess et al., 1995). Контраст между улыбками Дюшена и не-Дюшенна часто интерпретируется как разница между искренним и менее искренним выражением эмоций.Экман и Фризен (1982) утверждают, что улыбку Дюшена нелегко подделать, хотя база данных из 105 представленных улыбок содержала до 67% улыбок Дюшена (Kanade et al., 2000; и см.). Независимо от того, можно ли подделать сигнал, это все еще согласуется с гипотезой адаптивного сигнала улыбки. Более честные сигналы, как правило, являются более дорогостоящими сигналами, а улыбка Дюшена, в той мере, в какой она более искренняя, безусловно, обходится дороже (задействует как минимум две мышцы вместо одной; см.).Кроме того, Бугенталь (1986) обнаружил, что более длинные и, следовательно, более дорогие улыбки интерпретировались как более искренние. Для смеха Niemitz et al. (2000) обнаружили, что более длинные выражения смеха с более динамичными движениями глаз и рта взрослыми наблюдателями считались наиболее позитивными и искренними.

    Диапазон контекстов, в которых возникают спонтанные улыбки, и ожидаемая в результате степень честности не рассматривались. Дополнительные исследования качества невербальных сигналов могут быть ключом к различению выражений в континууме от более честных сигналов лица до менее искренних (Grammer et al., 1997). Например, реакция наблюдателя на спонтанные улыбки Дюшена и не-Дюшенна одного и того же человека должна быть разной, причем самые длинные спонтанные улыбки Дюшенна вызывают наиболее положительные ответы.

    Тем не менее, эта точка зрения также предполагает, что даже заученные или автоматические сигналы, такие как не-Дюшенна или «социальная улыбка», могут быть важными сигналами сотрудничества, а не эмоциями. Если социальные улыбки выполняются в соответствии с регулярным шаблоном, то сигнализация о позитивном намерении может состоять из регулярного шаблона или сценария для передачи сигналов, а отклонения от ожидаемого шаблона выражения будут сигнализировать о негативных намерениях.Социальные улыбки и другие выражения скоординированы и рассчитаны с вниманием к слушателю. Обычно они возникают как альтернативная реакция на словесные «обратные каналы», такие как «ага» и «да», которые сигнализируют о продолжении участия в разговоре (Bavelas and Chovil, 1997; Brunner, 1979).

    Мы предлагаем новый взгляд на затраты, связанные с этими социальными сигналами. В дополнение к энергетическим затратам на повторную передачу сигналов, которые накапливаются во время социальной встречи, сигнальщику приходится сталкиваться со значительными затратами, если он должен правильно поддерживать паттерн сигнализации.Эти затраты заслуживают внимания. Выбор времени требует внимания, а внимание требует перенаправления нейронной обработки и восприятия отправителя к одному взаимодействующему лицу и от других. Только обращая внимание на получателя и ход социального взаимодействия, отправитель может продолжать правильно подавать сигналы. Например, улыбка — это не случайный сигнал. Небольшое количество доступных доказательств показывает, что улыбка тесно связана со значением, а также с невербальными аспектами речи.Улыбка «слишком рано» или «слишком поздно» может сделать человека неискренним (Bugental, 1986; Ekman and Friesen, 1982). Улыбаться, когда тема речи запрещает улыбаться, — серьезная социальная оплошность.

    Тогда для улыбки Дюшенна стоимость сигнала — это стоимость внимания, уделяемого взаимодействующему, а не дополнительные физиологические затраты, связанные со спонтанной улыбкой Дюшенна. Это предсказание можно проверить, наблюдая за частотой и временем социальных улыбок и других выражений лица в условиях, когда внимание нарушается.В качестве альтернативы можно измерить потерю внимания к внешним событиям во время типичного взаимодействия, как приблизительную оценку риска при сосредоточении внимания на одном человеке, в то время как другие потенциально важные события или взаимодействия имеют место. Уровень вовлеченности во взаимодействие, измеряемый, среди прочего, количеством или интенсивностью социальных сигналов или взгляда, коррелирует со снижением внимания к другим стимулам поблизости.

    Если регулярный сигнал о том, что человек сосредоточен на говорящем, осуществляется с помощью улыбки, то нарушение может нанести ущерб индивидуальной физической форме.Самопрезентация, возможно, более важна для потенциальных ответчиков, то есть людей, которых вы уже знаете. Таким образом, регулярная улыбка может быть признаком альтруистических намерений и, как ожидается, будет чаще встречаться с друзьями (Jakobs et al., 1999). Социальная улыбка с ее высокой частотой может быть избыточным сигналом, который, по мнению Джонстона (1997), является лучшим для передачи сообщения сородичам. Кребс и Докинз (1984) предсказали, что кооперативные сигналы должны быть небольшими и относительно недорогими.Анализ ЭМГ или другой меры лицевого напряжения должен быть предсказан, чтобы показать, что этот тип улыбки намного дешевле, чем другие выражения, такие как гнев, страх или отвращение, что соответствует тому факту, что он часто используется в совместных взаимодействиях.

    Положительные последствия приспособленности

    Предполагая, что улыбка или любое другое выражение лица является адаптивным социальным сигналом, важно установить положительные последствия такого поведенческого фенотипа для приспособленности.Есть данные, позволяющие предположить, что функция мимики способствует укреплению сотрудничества и принадлежности во время взаимодействия. Положительные последствия выражения лица для фитнеса включают поощрение социального принятия и принадлежности, а также смягчение последствий социально негативных действий. Хотя в прошлом эффекты мимики и, в частности, улыбки, как правило, не воспринимались как последствия фитнеса, обзор недавних исследований показывает, что эти последствия значительны, по крайней мере, в отношении социальных переменных, таких как статус.Улыбка влияет на восприятие других важных характеристик улыбающегося, увеличивая атрибуты интеллекта (Otta et al., 1993, 1996), счастья (Otta et al., 1996) и социального статуса (LaFrance and Hecht, 1999). Хотя обычно это не связано с горем, улыбка во время разговора, особенно та, которая включает активность orbicularis oculi по боковому краю глаза, усиливает сочувствие воспринимающего к людям, потерявшим близких (Keltner and Bonanno, 1997). У людей улыбка ассоциируется со счастьем и положительными намерениями, направленными на них (симпатия) (Floyd and Burgoon, 1999).Улыбка и в США, и в Японии ассоциируется с повышенной коммуникабельностью (Matsumoto and Kudoh, 1993).

    Эти реакции в основном определяются самоотчетами в психологических исследованиях, но есть также прямые физиологические доказательства того, что отображение лица может вызывать положительные реакции, даже при отсутствии явной эмоциональной реакции. Например, исследование эффекта от просмотра обнадеживающей улыбки Рональда Рейгана (приподнятые брови, наклоненная голова, расслабленная улыбка с открытым ртом) выявило физиологические признаки положительной реакции даже у тех зрителей, которые заявили, что не поддерживают Рейгана политически (Салливан и Мастерс , 1991).

    Очевидно, что улыбающийся дисплей может привести к положительным последствиям для фитнеса и, возможно, даже убедить других в готовности ответить взаимностью. Однако могут быть некоторые люди, которые не могут подавать сигналы регулярно. В этом случае неспособность сигнализировать социальным путем сама по себе является сигналом (Bergstrom and Lachmann, 1998). Неспособность правильно улыбнуться или обеспечить соответствующий уровень выражения лица во время совместного социального взаимодействия может быть причиной некоторых социальных трудностей людей с плоским аффектом в результате шизофрении, болезни Паркинсона, депрессии или лицевого нерва. паралич (Mueser et al., 1997; Сакамото и др., 1997; VanSwearingen et al., 1999).

    Сигнальный альтруизм также подразумевает наличие лечебных социальных сигналов. Для людей, которые не ведут себя альтруистично и попадают в ловушку, также есть проявления смущения и стыда. Интересно, что при демонстрации смущения также присутствует улыбка, хотя здесь она интерпретируется как сигнал умиротворения (Keltner and Buswell, 1997). Отображение стыда немного отличается и обычно не включает улыбку (Keltner, 1997).Хотя нет единого мнения о том, является ли улыбка честным сигналом или нет, покрасневшая реакция кажется намного ближе к определению честного дорогостоящего сигнала. Покраснение, также являющееся компонентом демонстрации стыда, действительно работает со значительными различиями в восприятии взаимодействующих сторон в зависимости от того, покраснел ли человек. Покраснение, которое может быть частью добровольного проявления стыда, включая осмотр и опускание головы, на самом деле снижает негативные оценки поведения актера (deJong, 1999).В качестве лечебного жеста покраснение может быть особенно сильным, поскольку считается, что этот жест невозможно подделать. Неудивительно, что это вызывает у наблюдателей лучшую реакцию, чем просмотр экрана — еще один лечебный жест (deJong, 1999). Keltner et al. (1997) интерпретировали проявления стыда и смущения как проявления умиротворения и поддержали эту гипотезу доказательствами того, что они отрицательно коррелируют с агрессией у мальчиков-подростков.

    Выражение лица во время речи

    Выражение лица во время социального взаимодействия, возможно, является честным сигналом принадлежности или готовности ответить взаимностью. Однако среди людей социальное взаимодействие почти всегда связано с речью, и существуют уникальные соображения относительно адаптивности отношений между выражением лица и речью. Выражение лица согласовано с речью на нескольких уровнях: использование мускулов выражения лица для артикуляции звуков речи (Massaro, 1998), вклад мимики в синтаксическую структуру и значение конкретных высказываний (Bavelas and Chovil, 1997; Ekman 1979). ), а также ступенчатые или качественные разговорные сигналы, которые относятся к общему значению речи (Ekman 1979).

    Помимо своих функций для говорящего, выражение лица также является важной частью активности слушателя (до 20% разговорных выражений были сигналами обратного канала, выполняемыми, когда человек не разговаривал; Bavelas and Chovil 1997). Улыбки производятся с тем же временем, что и другие разговорные сигналы обратного канала, такие как «ага», которые сигнализируют о продолжении участия в разговоре (Brunner, 1979), а также появляются в конце произнесения (Schmidt, 2000).Смех происходит вместе с речью по согласованной схеме (Provine, 1997). Экман (1979) подробно описал множественные модели ассоциации движений бровей с речью: как «дубинки», подчеркивающие определенное слово, как вопросительные знаки, или как «подчеркивающие», подчеркивающие последовательность слов, среди прочего. Хотя роль мимики и других жестов в эволюции языка может быть ограничена, понимание совместной эволюции языка и системы «жест-вызов» имеет решающее значение для понимания речевого поведения человека (Burling, 1993, с комментарием Блаунта, стр.38–39).

    Выражение лица также может быть связано с социальными функциями речи. Хотя люди практикуют некоторый социальный уход (Schievenhovel, 1997), Данбар (1996) предполагает, что роль ухода в человеческом обществе в значительной степени перешла к разговору. Если невербальные сигналы, в том числе мимика, согласованы с речью, они также могут помочь в функции ухода за речью. Эндрю (1962) отмечает, что причмокивание губ и другие движения губ являются сигналами намерения ухаживать за нечеловеческими приматами.Также возможно, что люди, потенциально «ухаживая» за партнерами с помощью речи, сохранили эти преднамеренные сигналы в виде сосания губ, протирания губ и прикусывания губ (блоки действий 28, 37 и 32, Ekman and Friesen, 1978). Фридлунд (1997) называет кусание губ признаком возбуждения, но это также может быть признаком желания ухаживать, что часто связано с возбуждением. Остается открытым вопрос, являются ли эти движения более частыми во время «ухода за вокалом», чем в других социальных условиях человека.

    Ухаживание и выражение лица

    Выражение лица составляет лишь небольшую часть большого количества человеческих сигналов ухаживания. Они обычно встраиваются в скоординированные дисплеи, включая движения всего тела и всей головы, а также другие сигналы. Таким образом, они играют роль в сигнале как об интересе, так и о качестве партнера. Признаки качества партнера определяются рядом физических характеристик, таких как симметрия, блеск волос и кожи, а также здоровье глаз (Gangestad and Thornhill, 1997).

    Из-за множества доступных индикаторов качества потенциального партнера можно было бы возразить, что выражение лица было ненужным. Однако можно было также ожидать, что выражение лица будет действовать таким образом, чтобы усилить положительные черты, при этом маскируя или скрывая менее положительные черты (улучшая самопрезентацию как потенциального партнера). Эйбл-Эйбесфельдт (1989) описывает, как одежда и макияж во многих случаях достигают этих целей, но выражение лица может обеспечить промежуточный поведенческий уровень между культурной модификацией и физическими, биологическими ограничениями.

    Описание демонстрации ухаживания молодых немецких и японских женщин, например, показывает важность как выражения лица, так и других невербальных движений в сигнале влечения (готовность вступить в брак или рассмотреть возможность спаривания). Граммер и др. (1999) обнаружили, что во время смешанных половых взаимодействий между молодыми мужчинами и женщинами интерес женщины к своему партнеру был связан с регулярностью ее невербальных сигналов. Более мелкие, более регулярные движения в невербальных проявлениях женщин были связаны с повышенным уровнем интереса (Grammer et al., 1999). Это может относиться и к выражению лица. В случае взаимодействующих противоположного пола повторяющиеся сигналы честными сигналами также могут быть интерпретированы как знак готовности инвестировать в партнера и, следовательно, увеличить вероятность репродуктивных возможностей для сигнальщика. Хотя существует мало положительных доказательств в поддержку этой идеи, есть некоторые отрицательные доказательства того, что отсутствие координации движений лица у людей с шизофренией может вызвать серьезные социальные проблемы у людей с шизофренией (Dworkin, 1992).

    Что касается симметрии и выбора партнера, возможно, что симметричные выражения лица (обычно спонтанные и трудно воспроизводимые добровольно) вызывают привлекательность так же, как структурная симметрия лица (также очень трудно подделать) (Gangestad and Thornhill, 1997 ; Grammer, Thornhill, 1994). Наконец, можно ожидать, что мимические и другие невербальные сигналы во время ухаживания будут иметь отношение к другим сигналам качества партнера и будут согласовываться с ними. Кокетливая прическа (Grammer et al., 1999), например, динамически показывает качество волос, в то время как выражение с открытым ртом может показывать качество зубов, а также тканей во рту.

    Незнакомцы, конкуренты и конфликты интересов

    Сюда включены различные индивидуальные экологические контексты, в основном из-за общего отсутствия эмпирической информации о выражениях лиц в этих различных контекстах. Однако, в отличие от ранее описанных ситуаций, взаимодействия с незнакомцами и другие взаимодействия, при которых потенциальные конфликты интересов, вероятно, обладают некоторыми основными сигнальными свойствами.

    Кребс и Докинз (1984) предлагают сигналы тем, чьи интересы потенциально конфликтуют с сигнальщиком, должны быть стереотипными и четкими, а не скрытыми. Ожидается, что выражение лица вернется к обычным формам, которые раскрывают как можно меньше дополнительной информации (Wagner and Lee, 1999). В классическом исследовании японских и американских студентов, реагирующих на фильмы, выражения лиц меньше всего различаются в присутствии интервьюера, демонстрируя повышенную регулярность мимических сигналов в социально опасной ситуации (с интервьюером, а не в одиночку; Ekman and Friesen, 1978; Вагнер и Ли, 1999).У связистов есть определенное сознательное восприятие своих сигнальных паттернов: студенты могут предсказать, в зависимости от контекста, свою собственную вероятность улыбнуться шутке, рассказанной профессором, по сравнению с шуткой, рассказанной другим студентом (Нагашима и Шелленберг, 1997). Стереотипные невербальные телесные проявления также характерны для взаимодействий, в которых встречаются незнакомцы (Grammer et al., 1997).

    Отправитель может изменить обычно полезные честные выражения в этих контекстах, в зависимости от потенциальных затрат или выгод от раскрытия информации.При встрече с незнакомцами люди иногда пытаются скрыть или подавить выражение лица. Например, дети и молодые люди из разных культур ответили на дружелюбного незнакомца похожим образцом прямого взгляда с выражением лица, за которым следовало скрытие лица, а затем еще один взгляд (Eibl-Eibesfeldt, 1989). Сокрытие также происходит в конкурентных взаимодействиях с известными людьми. При исследовании индивидуальных различий в склонности к самоконтролю за выражением лица было обнаружено, что некоторые люди скрывают выражение радости после победы.Эти улыбки можно было скрыть, прикрывая лицо рукой или скручивая другие мышцы лица в положения, которые сводили к минимуму появление улыбки (Friedman and Miller-Herringer, 1991). Зевание и смех также иногда скрываются прикрытием (Provine, 1997).

    Согласно Фридлунду (1997), сокрытие эмоций очень желательно и согласуется с «требованием конфиденциальности» в социальном взаимодействии. Однако это заблуждение, поскольку желательность сокрытия обязательно зависит от конкретного социально-экологического контекста.Ожидается, что только те лицевые сигналы, которые зависят от конфиденциальности между сигнализатором и получателем для положительных последствий, будут скрыты от остальной группы. Хотя, вероятно, существуют контексты, в которых люди стремятся скрыть свое выражение лица от других, во многих случаях ожидается, что выражения лица странных сородичей будут четкими и легко читаемыми, независимо от того, сигнализируют ли они о внутреннем состоянии или нет (Endler, 1993).

    Встречи между незнакомцами представляют собой очевидную возможность для обмана, поскольку альтруистические наклонности сигнальщика неизвестны получателю.Однако ожидается, что активно вводящие в заблуждение сигналы со временем исчезнут, поскольку они не снабжают получателя полезной информацией (Zahavi and Zahavi, 1997). Активно вводящие в заблуждение сигналы этого типа можно противопоставить сокрытию в основном честных сигналов, например, эффективного подавления выражения лица в контекстах, где на карту поставлены пищевые ресурсы, личная репутация или другой положительный результат (Ekman et al., 1997; Mitchell, 1999). Третья стратегия, изменение внутренних состояний, связанных с выражениями (эмоциональными состояниями), может быть наиболее адаптивной формой обмана.Выражения, сгенерированные в этих условиях самообмана, будут тогда казаться спонтанными и автоматическими (Alexander, 1987). Эмоциональные данные не обязательно являются честным сигналом: они могут быть результатом самообмана и поэтому кажутся честными, когда это не так.

    Различные черты лица, связанные с обманом, были описаны и проверены эмпирически (Ekman, 1985; Ekman et al., 1997). Эти исследования предоставляют интересную информацию о социальном интеллекте и, в частности, о интеллекте Макиавелли.Однако те же исследователи также обнаружили, что есть существенные различия в способности людей-наблюдателей обнаруживать эти невербальные признаки обмана. Хотя некоторые люди обладают такой способностью, многие, даже имеющие большой опыт или подготовку (например, полицейские), не могут надежно обнаружить обманщиков, используя эти сигналы (Frank and Ekman, 1997). Фактически, по крайней мере, в отношении выражения лица механизмы обнаружения человека-обманщика кажутся очень плохими в обнаружении мошенничества, по крайней мере, среди незнакомцев (DePaulo, 1992; Ekman, 1985; Gosselin et al., 1997). Либо эти механизмы не обеспечивают явного улучшения приспособленности и, следовательно, не подвергались давлению отбора (Bradbury and Vehrencamp, 2000; Zahavi, 1993), либо соответствующий контекст обнаружения мошенников обнаруживается не среди незнакомцев, а среди социальных групп. члены. Способность обнаружения мошенников может зависеть от почти статистического знания нормального характера выражения лица данного партнера по взаимодействию, а не незнакомца.

    Механизмы обнаружения мошенников, несомненно, являются важной особенностью в эволюции социального интеллекта человека, но в случае выражения лица, возможно, не очень точно настраиваются (DePaulo, 1992).Ответ на эти загадочные открытия, вероятно, кроется в структуре человеческого социального взаимодействия, особенно в далеком прошлом. Обнаружение читеров ожидается от лиц, с которыми мы больше всего общаемся (незнакомцам в любом случае вряд ли можно было бы доверять). Мы предполагаем, что обнаружение обмана путем наблюдения за невербальным поведением может быть ограничено теми людьми, которые имеют регулярный контакт с обманщиком, и этого в любом случае нельзя ожидать от тех, кто не знает об этом человеке (например, наблюдателей, описанных в Ekman, 1985). и Ekman et al., 1997). Нам не известны какие-либо исследования относительной разницы в эффективности обнаружения мошенников на основе выражения лиц известных и неизвестных субъектов, но мы прогнозируем, что обнаружение мошенников будет значительно лучше для известных людей.

    Если выражения лица обычно используются в качестве честных сигналов, как часть упорядоченной последовательности действий, соответствующих определенному социальному контексту, возможно относительно нечастое использование этих сигналов для обманных целей. Митчелл (1999) описывает эти регулярные последовательности событий как социальные сценарии, где обман зависит от успешного поддержания моделей поведения (включая выражения лица), которые сигнализируют о сотрудничестве, в то время как люди действуют обманчиво в своих собственных интересах.Например, поддержание дружеского выражения лица, сопровождаемое негативными действиями по отношению к другим, представляет собой обманчивое использование социального сценария, выражения лица, связанного с аффилиативным взаимодействием.

    Сигнальные свойства лицевых дисплеев

    Выражения лица обычно рассматриваются как интимные, основанные на диадах, таких как взаимодействие родителей и младенцев или разговоры. Однако следует обратить больше внимания на отличительные свойства лицевых сигналов, такие как их четкость на относительно больших расстояниях (до 45 м; Hager and Ekman, 1979) и под углами, отличными от прямого взгляда лицом к лицу.Хотя выражения лица обычно наблюдаются с близкого расстояния, их сигнальные свойства могут позволить точное считывание людьми на периферии (подслушивающими). Обнаруживаемость сигналов является важным фактором их способности оказывать положительное влияние на пригодность сигнальщиков (Endler, 1993). В этом отношении было бы интересно сравнить расстояние распознавания мимики и среднюю социальную дистанцию ​​у других видов.

    Функции выражения лица

    Используя эти адаптивные рамки и проясняя фенотип, экологический контекст и последствия передачи сигналов лица, становится возможным исследовать выражение лица с эволюционной точки зрения (Fridlund, 1994).Как социальные, так и эмоциональные выразительные функции выражения лица могут быть исследованы с эволюционной точки зрения и представляют разные уровни анализа (Hauser, 1996, p.495; обсуждение этого вопроса с психологической точки зрения см. В Jakobs et al., 1999). . Последствия фитнеса особенно трудно обнаружить, особенно учитывая перекрестный характер многих психологических исследований выражения лица. Нельзя ожидать, что одно выражение лица, за некоторыми исключениями, принесет значительную пользу или стоимость фитнеса.Скорее, повторяющиеся сигналы намерения или эмоции, вероятно, являются самым большим вкладом в физическую форму, обусловленную выражением лица.

    Кроме того, решающим фактором пригодности определенного выражения, такого как улыбка, может быть разница между ним и средней улыбкой актера. Психологические исследования обычно используют кросс-секционный подход, измеряя всего несколько минут выражения у большого числа людей. Лонгитюдные исследования выражения лица немногочисленны и редки (но см. Messinger et al., 1999). Тем не менее, мы можем начать понимать важность выражения лица для фитнеса, рассмотрев некоторые результаты исследований выражения лица.

    ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЛИЦА

    Гомология в выражениях лица

    Теоретико-игровые модели передачи сигналов лица предполагают, что у актеров есть альтернатива — вообще не передавать сигналы, и могут относиться к прошлому поколению, где передача сигналов еще не существовала (Bradbury and Vehrencamp , 2000). Хотя эти вопросы теоретически важны, филогения людей и долгая предыстория социальности в отряде приматов делают маловероятным, что передача сигналов с помощью человеческого выражения лица полностью исчезнет у людей.Это сразу становится очевидным, если принять во внимание радикальные и глубоко разрушительные социальные последствия паралича лицевого нерва (VanSwearingen et al., 1999). Эти и другие формы полного паралича лицевого нерва имеют такие негативные социальные последствия, что трудно представить себе отсутствие лицевых сигналов в качестве альтернативы. В некоторых случаях степень депрессии, связанной с параличом лицевого нерва, напрямую связана со степенью неспособности вызвать прототип улыбки (VanSwearingen et al., 1999).Однако еще предстоит продемонстрировать, функционируют ли выражения лица человека адаптивно или они просто остатки доязыкового прошлого (Darwin, 1872/1998).

    Однако очевидно, что у нормальных людей есть различия в частоте и интенсивности выражения лица. Выражение лица не всегда производится тогда, когда оно было бы выгодным, и это может привести к негативным последствиям для фитнеса, которые менее драматичны, чем описанные выше, но все же потенциально дорого обходятся в социальном взаимодействии, в зависимости от культурного и социального контекста.Отрицательные последствия приспособленности здесь концептуализируются как ограниченный доступ к отношениям сотрудничества, которые, как правило, повышают выживаемость и репродуктивный потенциал. Учитывая долгую историю социальной принадлежности в нашей родословной и повсеместное распространение выражения лица в наблюдениях за естественным социальным взаимодействием, мы предполагаем, что должен быть достигнут определенный уровень выражения лица, иначе человек рискует потерять преимущества фитнеса, приобретенные во время более ранних взаимодействий.

    Гомология выражения лица человека и нечеловека приматов может иллюстрировать преемственность между фенотипами выражения лица, особенно между обезьянами и людьми.Преушофт и ван Хофф (1995) отмечают замечательную стереотипность выражения лица в отряде, который обычно известен своей поведенческой гибкостью. Производство основных выражений лица, таких как гримаса страха у макак-резусов, также, по-видимому, сильно канализировано (Geen, 1992). Было бы удивительно, если бы уровень стереотипии и гомологии в экспрессии нечеловеческих приматов не распространялся по крайней мере на некоторые образцы человеческого выражения.

    Определенные выражения лица, в частности, молчаливое оскаливание зубов и расслабленное отображение открытого рта, сравнивали с человеческой улыбкой и смехом (Chevalier-Skolnikoff, 1973; Darwin, 1872/1998; Preuschoft, 1992; Preuschoft and van Hooff, 1995; van Хофф, 1972).Учитывая аналогичную структуру лицевых мышц и приспособлений для сосредоточения внимания на лице, была предложена гомология между нечеловеческими приматами и человеческими выражениями лица (van Hooff, 1972). Улыбка была предложена как гомолог бесшумной демонстрации обнаженных зубов (SBT), а смех — как гомолог расслабленной демонстрации открытого рта обезьян и обезьян (van Hooff, 1972; Preuschoft, 1992; Preschoft and van Hooff, 1995). Преушофт (2000) предполагает, что очевидный контраст между улыбкой людей (приподнятые уголки губ) и SBT нечеловеческих приматов может быть просто результатом того, что аналогичные мышцы растянуты на морду очень разной формы (Preuschoft, 2000; см.).

    Гомологические проявления у человека и нечеловеческих приматов. a: Покорная демонстрация макаки-резуса. Фотография Франса ДеВаала, 1989 г. (Показ безмолвных оскаленных зубов) b: Человеческая улыбка. Из Канаде и др., 2000. (Отображение бесшумных оскаленных зубов.) c: Игровое лицо бонобо. Фотография Франса ДеВаала, 1988 г. (Расслабленная демонстрация открытого рта.) d: Человеческое игровое лицо, из Forbes et al., 2000. (Расслабленная демонстрация открытого рта.)

    Кроме того, существуют общие нейробиологические основы среди людей и людей. другие приматы контролируют выражение лица.Недавнее исследование проекций коры головного мозга на ядро ​​лицевого нерва у макак-резусов выявило закономерность, аналогичную описанной Ринном (1984). Двусторонние кортикальные проекции на лицевые ядра контролируют лобные и orbicularis глазные мышцы, а контралатеральные проекции на противоположное лицевое ядро ​​контролируют мышцы вокруг рта, позволяя различиям в выраженности полушарий влиять, в частности, на нижнюю часть лица (Morecraft et al., 2001). Исследователи начали демонстрировать асимметрию в мимике обезьян, указывая на то, что эти лежащие в основе механизмы контроля также производят аналогичные эффекты у нечеловеческих приматов.Хук-Костиган и Роджерс (1998) обнаружили, что позитивные социальные призывы и выражения мартышек были смещены вправо, а негативные социальные выражения (страх) — влево. Хаузер и Акре (2001) также обнаружили, что выражения лица ранее наблюдались на левой стороне лица у макак-резусов, хотя они не обнаружили разницы между выражениями, интерпретируемыми как социально положительные или отрицательные, расширяя исходные данные Хаузера (1996) о том, что резус выражения были левосторонними.

    Хотя по крайней мере некоторая степень нейробиологической и физической гомологии экспрессии кажется вероятной, существует также проблема дифференциальной функции. Могут ли человеческие улыбки действительно быть гомологичными дисплею SBT, когда человеческие улыбки сигнализируют о радости, а нечеловеческие улыбки приматов сигнализируют о умиротворении или страхе? С точки зрения выражения лица человека роль улыбки продолжает расширяться благодаря новым исследованиям, и приравнивание человеческой улыбки к счастью было поставлено под сомнение (Ekman, 1985; Fridlund, 1994).Отображение обнаженных зубов нечеловеческих приматов (например,) может быть похоже по значению и функциям на человеческие улыбки, в зависимости от социально-экологического контекста.

    Выражения человеческого гнева и выражения гнева / страха обезьяны также могут быть гомологичными (Chevalier-Skolnikoff, 1973). Смущение было предложено в качестве гомолога демонстрации умиротворения приматов, потому что оно разделяет такие характеристики, как замкнутость, минимизация внешнего вида и улыбка при взгляде вниз (Keltner and Buswell, 1997). Гомология была также предложена для зевоты, которая свидетельствует о том, что это социальный сигнал перехода между состояниями активности как у людей, так и у нечеловеческих приматов (Deputte, 1994; Provine, 1997).

    Гомология может также применяться к аспектам сокрытия или минимизации выражения. Есть несколько примеров, когда обезьяны не позволяли сородичам видеть свое выражение, закрыв лицо рукой (Tomasello and Call, 1997), и один отчет о шимпанзе, который смог управлять гримасой рта, надавливая рукой на его губы. (Митчелл, 1999). Люди также поднимают руки к лицу, чтобы скрыть выражение лица, возможно потому, что такие выражения могут нанести ущерб их интересам, если их открыто признать (Keltner and Buswell, 1997) за смущение; о зевоте см. Provine (1997).У людей есть дополнительная способность скрывать свое выражение за действиями других лицевых мышц, особенно вокруг рта, где нисходящая тяга мышцы, сокращающей anguli oris, может в некоторой степени скрыть подъем углов губ из-за действия большой скуловой мышцы (Экман, 1985). Спонтанные выражения могут иметь связанные с ними элементы сокрытия, такие как «искривление» улыбки, чтобы не показаться слишком довольным перед другими (Friedman and Miller-Herringer, 1991). В том же исследовании авторы отметили, что контакт рук увеличивался с увеличением улыбки.Возможно, в некоторых случаях действие других лицевых мышц было недостаточным для сокрытия все более очевидного сигнала улыбки.

    Рассмотрение выражения лица нечеловеческих приматов, конечно, обязательно должно быть специфическим для каждого отдельного вида. Следует ожидать дивергентных систем передачи сигналов на лице, а также некоторой гомологии. Что касается взаимосвязи между общей степенью экспрессии и структурой ядра лицевого нерва, Peburn et al. (2000) обнаружили различия между видами: у относительно более выразительных макак ( Macaca fascicularis ) были обнаружены значительно более крупные и лучше очерченные лицевые субъядра, чем у относительно менее выразительных обезьян patas ( Erythrocebus patas ). Aotus , единственный ночной антропоид, практически не имеет выражения лица, и его мускулатура лица также относительно менее дифференцирована (Chevalier-Skolnikoff, 1973; Huber, 1931).

    Точно так же многие черты человеческого выражения лица, хотя и универсальные, специфичны для нашего вида. Относительная бесшерстность человеческого лица по сравнению с большинством нечеловеческих приматов предполагает, что комбинация открытой кожи и оставшихся волос может иметь некоторую сигнальную ценность. Брови — важный компонент человеческих приветствий и удивлений, а также некоторых улыбок.Поднятые вверх внутренние брови также сигнализируют о печали или горе (Eibl-Eibesfeldt, 1989; Ekman, 1979). По результатам интригующего исследования, в котором проверялось межвидовое восприятие выражения лица, брови — очень заметный сигнал на безволосом человеческом лице — не используются макаками, стремящимися определить грустное человеческое выражение лица. Вместо этого они полагаются на другие, более филогенетически сохраненные черты, такие как движение щеки (Kanazawa, 1998). Сохранение растительности на лице у взрослых мужчин также может играть роль в усилении или сокрытии выражения лица.К сожалению, не проводилось исследований мужских волос на лице, связанных с выражением лица.

    Функции мимики у нечеловеческих приматов

    Как и люди, многие нечеловеческие виды приматов обращают пристальное внимание на лица других членов группы. Например, сложность восприятия лица и выражения лица у человекообразных обезьян только начинает демонстрироваться. Шимпанзе могут использовать черты лица для распознавания как родственников, так и незнакомых особей, а также для классификации выражений лиц других шимпанзе (Parr et al., 1998, 2000; Parr and deWaal, 1999). Шимпанзе могут следить за взглядом другого человека, обращая внимание на его лицо (Повинелли и Эдди, 1996). Сообщалось, что гориллы, шимпанзе и бонобо следят за взглядами других таким образом, чтобы предположить, что они могут предвидеть влияние выражения своего лица на поведение других (Mitchell, 1999). Ясно, что выражения лица являются важными сигналами в социальной жизни большинства нечеловеческих приматов, так же как и для людей.

    Наблюдая за выражением лица, можно сделать вывод о намерениях других людей.Из-за своего относительно стабильного существования социальные группы обеспечивают среду, в которой недорогие избыточные сигналы могут помочь приматам отслеживать других особей, возможно, аналогично тому, что Чедвик-Джонс (1998) описал для бабуинов. Самцы-читеры могут не подавать постоянные сигналы, поэтому за ними следует следить. Несоблюдение социальных сценариев, в том числе моделей выражения лица, привлекает внимание к людям, отказывающимся сотрудничать (Mitchell, 1999). Группы нечеловеческих приматов также могут использовать избыточные, «дешевые» голосовые сигналы для координации своей деятельности (Silk et al., 2000). Хаслам (1997) представил список социальных грамматик для взаимодействия приматов, включая совместное использование, ранжирование полномочий, равенство и рыночные цены. Это поведенческие контексты того типа, который может соответствовать функциональным вариациям в выражении лица приматов. Как и у людей, рассмотрение мимики как адаптации потребует определения соответствующих фенотипов, экологического контекста, а также положительных и отрицательных последствий для приспособленности.

    Что такое анализ мимики? (И как это работает?)

    Люди — эмоциональные существа.Наше эмоциональное состояние сообщает о том, как мы ведем себя, от самых фундаментальных процессов до сложных действий и трудных решений [1, 2]. Наша жизнь во многом определяется нашими эмоциями, поэтому знание эмоций позволяет нам больше узнать о человеческом поведении в целом.

    Понятно, что понимание эмоционального состояния людей может быть полезно для целого ряда приложений — от развития лучшего понимания психологии человека до исследования поведения для улучшения пользовательского опыта, разработки продуктивных рекламных кампаний и т. Д.

    Но, хотя важность понимания эмоций очевидна, бывает трудно получить объективные данные об эмоциональном состоянии человека в реальном времени.

    Существуют анкеты, предназначенные для измерения эмоционального состояния человека, хотя вводящие в заблуждение предубеждения могут быть легко введены (как и в любом вопроснике; [3]). Кроме того, они позволяют сделать снимок информации только в один момент времени, а это означает, что данные могут дать только общую картину того, как кто-то себя чувствует.

    С другой стороны, анализ выражения лица может предоставить объективные данные в реальном времени о том, как наши лица выражают эмоциональное содержание. Хотя ведутся споры о точном эмоциональном содержании, которое демонстрируют выражения лица [4, 5], это остается одним из немногих инструментов, позволяющих понять, что кто-то может чувствовать [6], и эту возможность нельзя упускать.

    Но прежде чем мы поговорим об анализе, давайте начнем с основ:

    Что такое выражения лица?

    Наше лицо — сложная, сильно дифференцированная часть нашего тела, фактически, это одна из самых сложных сигнальных систем, доступных нам.Он включает 43 структурно и функционально автономных мышцы, каждая из которых может запускаться независимо друг от друга [7].

    Лицевая мышечная система — единственное место в нашем теле, где мышцы либо прикреплены к кости и тканям лица (другие мышцы человеческого тела соединяются с двумя костями), либо только к тканям лица, таким как мышцы, окружающие глаза или губы.

    Все мышцы нашего тела иннервируются нервами, которые изначально получают сигналы от спинного и головного мозга.Нервное соединение является двунаправленным, что означает, что нерв запускает мышечные сокращения на основе сигналов мозга, а также может передавать информацию обратно в мозг.

    Почти все лицевые мышцы иннервируются одним нервом, лицевым нервом, который также известен как VII черепной нерв. Лицевой нерв выходит из глубины ствола мозга (моста), выходит из черепа немного ниже уха (лицевой канал) и разветвляется на все лицевые мышцы [8]. Лицевой нерв также связан с первичной моторной областью неокортекса, которая контролирует все мышечные движения нашего тела (типичное изображение того, как это устроено, показано ниже; [9]).

    Таким образом, наши выражения лица часто возникают в первичной моторной области, которая получает сигналы от таламуса и дополнительной моторной коры [10, 11]. Этот путь может быть выяснен дополнительно, но, по сути, ведет к более широкой и широкой сети областей мозга, которые могут активировать мимику на разных этапах.

    Как только лицевой нерв подает сигнал мышце, он сокращается (или расслабляется), вызывая изменение в лицевой (ых) мышце (ах). Этот сигнал не обязательно может привести к наблюдаемому извне изменению выражения лица, но это будет более подробно описано ниже.

    Как работает анализ мимики?

    Существует три основных метода анализа выражения лица, каждый из которых имеет свои преимущества и недостатки. Самый старый из этих трех методов, электромиография лица (ФЭМГ), включает регистрацию электрической активности лицевых мышц.

    fEMG

    Записи fEMG показали, что активность может быть обнаружена даже тогда, когда не видно внешних изменений в выражении лица. Было предложено связать эту деятельность с соответствующим эмоциональным состоянием человека (т.е. повышенная активность zygomaticus major , связанная с улыбкой, была предложена как связанная с чувством радости; [12]).

    Хотя фЭМГ может предоставить данные о движениях лицевых мышц, которые невозможно обнаружить визуально, записи ограничены конечным числом электродов, которые можно разместить на лице. Применение электродов также требует определенных знаний как о мускулатуре лица, так и о том, как правильно наложить электроды.

    Система кодирования действий лица (FACS)

    Вскоре после использования fEMG для обнаружения изменений выражения лица Пол Экман и Уоллес Фризен представили систему кодирования действий лица (FACS) [13].FACS был построен на основе работы Карла-Хермана Хьорсьё [14], который разделил лицо на отдельные мышечные движения.

    FACS стал фундаментальным источником при изучении мимики, формируя область анализа мимики с самого начала. Обрисовав в общих чертах набор движений лица, связанных с движением лицевых мышц, исследователи смогли количественно оценить действие лица и связать его с эмоциональными выражениями.

    Хотя важность FACS для анализа мимики трудно переоценить, практическое применение ее методов сопряжено с трудностями.Для правильной количественной оценки выражений лица в соответствии с методом FACS официально сертифицированным и обученным кодировщикам FACS необходимо определить, какие мышцы движутся и интенсивность движения. На практике это означает, что видео взаимодействия необходимо просматривать по существу покадрово и обрабатывать, что явно может занять много времени.

    Программное обеспечение для анализа выражения лица

    Впоследствии появилось программное обеспечение, которое пытается удовлетворить требования к обработке, необходимые для точной обработки выражений лица в соответствии с принципами метода FACS или на его основе.Одно из созданных программ называлось Emotient, советником которого был Пол Экман. Впоследствии Emotient был приобретен Apple в 2016 году.

    Другие компании также предоставили автоматические решения для анализа выражений лица, например Affectiva, компания, которая обучила свои алгоритмы более чем семи миллионам лиц (самый большой такой набор данных среди программ для анализа выражений лиц. company), который интегрирован в платформу iMotions.

    Программное обеспечение сначала идентифицирует лицо и использует алгоритмы компьютерного зрения для определения ключевых ориентиров (аналогично разделению лица FACS).В этом случае программное обеспечение может отличаться по способу обработки изображений, но Affectiva использует алгоритмы, обученные посредством глубокого обучения, для анализа этих ориентиров и последующего прогнозирования выражений лица.

    Программное обеспечение, созданное для анализа мимики, явно имеет преимущество, когда речь идет о времени и необходимых ресурсах: простая веб-камера — единственное необходимое оборудование. Однако обычно считается, что точность лучше при использовании fEMG или ручного метода FACS. В конечном итоге тем, кто работает с анализом выражения лица, нужно будет решить, какой метод лучше всего соответствует их потребностям и требованиям.

    Данные анализа выражения лица

    Тип данных, конечно, зависит от метода, из которого они собираются (например, fEMG, ручное кодирование FACS или автоматический анализ выражения лица с помощью программного обеспечения). Мы рассмотрим типы данных для каждого ниже.

    fEMG

    Как и в случае с EMG, данные относятся к уровню электрической активности, генерируемой мышцами после определения исходного уровня. Базовый уровень определяется на основе записей так называемого максимального произвольного сокращения (MVC) — максимальной интенсивности мышечного сокращения, на которое способен человек.

    Затем измеряется разница напряжений между двумя электродами на коже, которая затем анализируется относительно максимальной активности.

    Система кодирования действий лица (FACS)

    Система FACS состоит из числа, относящегося к каждому мышечному действию, и может быть дополнительно детализирована по стороне лица (то есть слева или справа) и, кроме того, по силе действия. Сила оценивается от «А» (следовая активность) до «Е» (максимальная активность).Таким образом, сильное открытие глаз может быть обозначено как R5C + L5C (движение Levator palpebrae superioris влево и вправо с интенсивностью «C»).

    Автоматический анализ выражения лица

    Точный тип данных будет зависеть от типа программного обеспечения, используемого для автоматического анализа выражения лица. Например, Affectiva предоставляет значения, которые называются «детекторами» — со значениями в диапазоне от 0 (без выражения) до 100 (полностью присутствующее выражение). Затем значения можно анализировать так же, как и любые другие данные.

    Проверить : Советы по качественному анализу выражения лица

    Заключение

    Джеймс Рассел и Хосе Фернандес-долс заявили в 1997 году: «Связать лица с эмоциями может быть здравым смыслом, но оказалось, что это помогает. быть самой важной идеей в психологии эмоций »[15]. Хотя детали этой связи с эмоциями остаются источником дискуссий, она остается одним из немногих доступных инструментов, которые могут предоставить объективные данные, связанные с эмоциональными выражениями.

    Существуют различные способы проведения анализа выражения лица, и определение того, какой из них лучше всего подходит для вашего исследования, будет во многом зависеть от имеющихся у вас ресурсов и от того, как они расставлены по приоритетам. Лучшее решение, которое вы можете принять, — это осознанное. Чтобы продолжить изучение мимики, загрузите наше бесплатное руководство ниже.

    Ссылки

    [1] Санфей, А.Г., Риллинг, Дж. К., Аронсон, Дж. А., Нистром, Л. Е., и Коэн, Дж. Д. (2003). Нейронная основа принятия экономических решений в игре Ultimatum. Наука , 300, 1755–1758.

    [2] Энджи, А. Д., Коннелли, С. Уаплс, Э. П. Клигайт, В. (2011). Влияние дискретных эмоций на суждения и принятие решений: метааналитический обзор. Cogn. Эмоция , 25 (2011), 1393-1422.

    [3] Чой, Б. К. К., и Пак, А. В. П. (2005). Каталог предубеждений в анкетах. Профилактика хронических заболеваний , 2, 1-13.

    [4] Кэрролл, Дж. М. и Рассел, Дж. А. (1996) Сигнализируют ли выражения лица определенные эмоции? Оценка эмоций по лицу в контексте. Журнал личности и социальной психологии , 70: 205–18.

    [5] Aviezer H, Trope Y, Todorov A (2012) Телесные сигналы, а не выражения лица, различают сильные положительные и отрицательные эмоции. Наука , 338: 1225–1229.

    [6] Себе. Н., Лью, М.С., Коэн, И., Сан, Ю., Геверс, Т., Хуанг, Т.С. (2004). Аутентичный анализ выражения лица. В Proc. Международная конф. Распознавание лиц и жестов , 517-522.

    [7] Мур, Кейт Л.; Далли, Артур Ф .; Агур, Энн М. Р. (2010). Клиническая анатомия Мура . Соединенные Штаты Америки: Lippincott Williams & Wilkins.

    [8] Гупта, С., Мендс, Ф., Хагивара, М., Фаттерпекар, Г., Роем, П. К. (2013). Визуализация лицевого нерва: современный обзор. Radiol Res Pract , 248039: 1–14.

    [9] OpenStax College, CC BY 3.0. Получено 24 сентября 2018 г. с: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:1421_Sensory_Homunculus.jpg

    [10] Behrens, T., Йохансен-Берг, Х., Вулрич, М., Смит, С., Уиллер-Кингшот, К., Боулби, П., Баркер, Г., Силлери, Э., Шихан, К., Чиккарелли, О., Томпсон, А., Брэди, Дж., Мэтьюз, П. (2003). Неинвазивное картирование связей между таламусом и корой головного мозга человека с использованием диффузионной визуализации. Nat. Neurosci . 6 (7), 750–757.

    [11] Оливери, М., Бабилони, К., Филиппи, М.М., Кальтаджироне, К., Бабилони, Ф., Чичинелли, П., Траверса, Р., Пальмиери, MG и Россини, PM (2003). Влияние дополнительной моторной области на возбудимость первичной моторной коры во время движений, вызванных нейтральными или эмоционально неприятными визуальными сигналами. Exp Brain Res , 149, 214–221.

    [12] Шмидт, К. Л., Амбадар, З., Кон, Дж. Ф., Рид, Л. И. Различия в движениях между преднамеренными и спонтанными выражениями лица: главное действие скуловой мышцы при улыбке. Журнал невербального поведения . 2006; 30: 37–52.

    [13] Экман П. и Фризен В. В. (1978). Система кодирования движений лица: метод измерения движений лица . Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.

    [14] Hjortsjo, C.Х. (1970). Лицо человека и мимика . Мальме, Швеция: Nordens Boktryckeri.

    [15] Рассел, Дж. А., Фернандес-Долс, Дж. М. (1997). Психология мимики . Кембридж, Массачусетс: Кембридж, UP. [/ Fusion_builder_column] [/ fusion_builder_row] [/ fusion_builder_container]

    В чем разница между обнаружением выражения лица и распознаванием лиц?

    Выражение лица играет важную роль в распознавании эмоций и используется в процессе невербального общения.Точно так же, как вы слышите определенный тон голоса своей матери — да, * этот * голос — вы можете быстро указать на чувства человека по его выражению лица. Это помогает описать эмоциональное состояние человека. Выражение лица помогает нам определить эмоции и настроение человека.

    Исследователи и ученые используют определение выражения лица для изучения области распознавания эмоций. Большая часть исследований сосредоточена на распознавании семи основных эмоциональных состояний: нейтральности, радости, удивления, гнева, печали, страха и отвращения.

    Обнаружение выражения лица — это то же самое, что и распознавание лица?

    Это два разных поля, хотя они связаны друг с другом. Вот почему их часто принимают друг за друга.

    Во многом как слова «смайлики» и «смайлики» заменяют друг друга. Или как термины «цемент» и «бетон» взаимозаменяемы.

    К вашему сведению: смайлики — это лица, которые вы создаете, вводя разные символы на клавиатуре; смайлики — это настоящие картинки, например лица или животные.Бетон — это прочный строительный материал, состоящий из нескольких материалов, скрепленных цементом.

    Обнаружение выражения лица наблюдает и анализирует человеческое поведение и эмоции. С другой стороны, распознавание лиц использует биометрическое программное обеспечение для определения черт лица человека и сохранения его в виде отпечатка лица.

    Отношение выражений к эмоциям очень тонкое, сложное и не является прототипом. Он выходит за рамки мимики, но включает язык тела и тональность голоса.

    Что такое определение выражения лица (FED)?

    Обнаружение выражения лица использует биометрические маркеры для обнаружения эмоций на человеческих лицах. Он анализирует эмоциональные чувства и определяет семь основных или универсальных выражений. Пол Экман, американский психолог, был пионером в обнаружении мимики. Он создал «атлас» более 10 000 эмоций, включая «микровыражения». Он также разработал полезный инструмент — Систему кодирования движений лица. FACS — это анатомическая система для описания всех наблюдаемых движений лица для каждой эмоции.

    Почему важно определять выражение лица?

    Выражение лица — это среди прочих жестов невербального общения. Цель компьютерного обнаружения выражения лица — правильно имитировать то, как люди интерпретируют эти тонкие сигналы. Эти подсказки важны для межличностного взаимодействия, поскольку они дают дополнительную информацию произносимым словам.

    Это то, на что мы полагаемся, когда нам требуется слишком много времени, чтобы ответить на вопрос собеседования, или когда наш друг действительно расстроен своим разрывом, несмотря на то, что он говорит.

    Для удаленного приема на работу и приема на работу определение выражения лица полезно для получения более широкой картины человека. Резюме может рассказать не так много. Добавление видео к процессу собеседования полезно для выделения личности кандидата. Как заявил И Сюй, генеральный директор Human, «мы, скорее всего, будем принимать решения о найме на основе химии, настроения или контекста, а не навыков, соответствия роли или уровня эмоционального интеллекта».

    Как работает определение выражения лица?

    Используя изображение или видео, он извлекает и анализирует информацию о выражениях.Имея в качестве данных большое количество непредвзятых эмоциональных реакций, технология может обнаружить семь универсальных выражений. Он часто сканирует мимику, голос и язык тела, чтобы лучше понять эмоциональное состояние и поведение человека.

    Есть ли предвзятость при обнаружении выражения лица?

    Bias давно преследует алгоритмы распознавания лиц. Нейронные сети обучаются на разном количестве лиц разных групп людей. Однако с помощью выражения лица ИИ ищет исключительно эмоции и поведение, а не отпечаток лица человека.Поэтому, если предвзятость действительно существует, она с большей вероятностью поставит неправильный диагноз только тогда, когда не будет достаточно примеров того, как человек улыбается или морщит нос. Предвзятость менее «высока», чем распознавание лиц. При распознавании лиц, если программа работает неправильно, они угадывают не того человека. При обнаружении выражения лица речь идет о конкретном выражении лица, а не об отдельном человеке.

    Обнаружение выражения лица — это понимание человека, а не просто его визуализация.

    Такие компании, как BMW и Lufthansa, используют искусственный интеллект Retorio для поддержки своих собственных команд управления талантами. Наш ИИ на основе видео был представлен в TechCrunch и Süddeutsche Zeitung .

    Популярные сообщения, которые могут вам понравиться:

    Выражение эмоций на лице не является универсальным в культурном отношении

    Abstract

    Со времени основополагающих работ Дарвина универсальность выражения эмоций на лице остается одним из самых давних споров в биологических и социальных науках.Вкратце, гипотеза универсальности утверждает, что все люди сообщают шесть основных внутренних эмоциональных состояний (счастье, удивление, страх, отвращение, гнев и печаль), используя одни и те же движения лица в силу своего биологического и эволюционного происхождения [Susskind JM, et al. al. (2008) Nat Neurosci 11: 843–850]. Здесь мы опровергаем эту предполагаемую универсальность. Используя уникальную платформу компьютерной графики, которая сочетает в себе порождающую грамматику [Chomsky N (1965) MIT Press, Кембридж, Массачусетс] с визуальным восприятием, мы получили доступ к мысленному взору 30 людей западной и восточной культур и реконструировали их ментальные представления шести основных выражений лица. эмоций.Межкультурные сравнения ментальных репрезентаций бросают вызов универсальности по двум отдельным пунктам. Во-первых, в то время как жители Запада представляют каждую из шести основных эмоций с помощью определенного набора движений лица, общих для группы, жители Востока — нет. Во-вторых, жители Востока представляют эмоциональную интенсивность с характерной динамической активностью глаз. Опровергая давнюю гипотезу универсальности, наши данные подчеркивают мощное влияние культуры на формирование базового поведения, которое когда-то считалось биологически запрограммированным.Следовательно, наши данные открывают уникальные дебаты о природе и воспитании в самых разных областях, от эволюционной психологии и социальной нейробиологии до социальных сетей с помощью цифровых аватаров.

    Как впервые отметил Дарвин в работе The Expression of the Emotions in Man and Animals (1), некоторые базовые выражения лица первоначально выполняли адаптивную, биологическую функцию, такую ​​как регулирование сенсорного воздействия (2). В силу своего биологического происхождения (1⇓ – 3) выражения лица долгое время считались универсальным языком для обозначения внутренних эмоциональных состояний, признанным во всех культурах.В частности, гипотеза универсальности предполагает, что шесть основных внутренних человеческих эмоций (т. Е. Счастье, удивление, страх, отвращение, гнев и грусть) выражаются с помощью одних и тех же движений лица во всех культурах (4⇓⇓ – 7), поддерживая универсальность признание. Однако постоянные межкультурные разногласия по поводу эмоций (8–13) и интенсивности (8–10, 14–16), передаваемых золотым стандартом универсальных выражений лица (17), теперь ставят под сомнение гипотезу универсальности.

    Для непосредственной проверки гипотезы универсальности мы использовали уникальную платформу компьютерной графики (18), которая сочетает в себе мощь генеративных грамматик (19, 20) с субъективностью визуального восприятия для подлинной реконструкции ментальных представлений основных выражений лица отдельных наблюдателей. (см. также ссылки.21, 22). Мысленные представления отражают прошлый визуальный опыт и будущие ожидания отдельного наблюдателя. Таким образом, кросс-культурное сравнение ментальных репрезентаций шести основных выражений дает прямую проверку их универсальности.

    Рис. 1 иллюстрирует нашу уникальную платформу компьютерной графики (см. Материалы и методы , Стимулы и Материалы и методы , Процедура для получения полной информации). Как и в генеративной грамматике (19, 20), мы случайным образом сгенерировали все возможные трехмерные движения лица (см. Пример в фильме S1).Наблюдатели классифицировали эти случайные лицевые анимации как выразительные только тогда, когда случайные лицевые движения коррелировали с их субъективными мысленными представлениями, то есть когда они воспринимали эмоцию. Таким образом, мы можем зафиксировать подмножества движений лица, которые коррелируют с субъективными, культурно-зависимыми представлениями шести основных эмоций у отдельных наблюдателей, и сравнить их.

    Рис. 1.

    Случайная генеративная грамматика мимических движений и перцепционная категоризация эмоций.(Стимул) В каждом экспериментальном испытании генератор движений лица случайным образом выбирал подмножество движений лица, называемых единицами действий (AUs) (здесь AU9 выделено красным цветом, AU10 Left зеленым, а AU17 синим) и значениями, определяющими временные параметры AU (см. временные кривые с цветовой кодировкой). На основе этих параметров генератор визуализировал трехмерную лицевую анимацию случайных движений лица, проиллюстрированную здесь четырьмя снимками. Цветной вектор Ниже представляет 3 (из 41) случайно выбранных АЕ, составляющих стимул в этом иллюстративном экспериментальном испытании.(Ментальные представления) Наблюдатели классифицировали каждую случайную лицевую анимацию по шести основным категориям эмоций (плюс «не знаю») и оценили эмоциональную интенсивность по пятибалльной шкале. Наблюдатели будут интерпретировать случайную лицевую анимацию как значимое выражение лица (здесь «отвращение», «средняя интенсивность»), когда лицевые движения соответствуют мысленному представлению наблюдателя об этом выражении лица. Каждый наблюдатель (15 западных кавказцев и 15 восточноазиатских) классифицировал 4800 таких лицевых анимаций лиц одной и другой расы.

    Пятнадцать западно-кавказских (WC) и 15 восточноазиатских (EA) наблюдателей ( материалов и методов , наблюдателей ) каждый классифицировал 4800 таких анимаций (равномерно разделенных между стимулами лица одной и той же расы) по эмоциям (т. Е. Одна из шести основных эмоций или «не знаю») и интенсивности (по пятибалльной шкале от «очень низкий» до «очень высокий»).

    Чтобы смоделировать мысленное представление каждого выражения лица, мы провели обратную корреляцию (23) случайных движений лица с эмоциональной реакцией (например,г., счастливы), которые вызывали эти случайные движения лица ( Материалы и методы , Модель ) (18). В общей сложности мы вычислили 180 моделей репрезентаций выражения лица для каждой культуры (15 наблюдателей × 6 эмоций × 2 расы лиц). Каждая модель включала 41-мерный вектор, кодирующий состав лицевых мышц — одно измерение на группу мышц, с шестью параметрами, кодирующими ее временную динамику, и набором градиентов интенсивности, кодирующим, как эта динамика изменяется с воспринимаемой интенсивностью ( Материалы и методы , Модель Фитинг ).

    Гипотеза универсальности предсказывает, что в каждой культуре эти ментальные модели сформируют шесть отдельных кластеров — по одному на каждую базовую эмоцию, потому что каждая эмоция выражается с помощью определенной комбинации движений лица, общих для всех людей. Кроме того, ментальные модели должны также представлять аналогичные сигналы эмоциональной напряженности в разных культурах. Наши данные демонстрируют культурные различия по обоим пунктам.

    Результаты

    Шесть основных эмоций не универсальны.

    Мы сгруппировали 41-мерную модель представления экспрессии в каждой культуре независимо ( Материалы и методы , Кластерный анализ и взаимная информация и рис.S1). Как и предполагалось (24), модели WC образуют шесть отдельных и эмоционально однородных кластеров. Однако модели ЭА в значительной степени пересекаются между категориями эмоций, демонстрируя разное, зависящее от культуры и, следовательно, не универсальное представление основных эмоций. На рис. 2 суммированы результаты для каждой культуры (WC, , слева, ; EA, , справа, ).

    Рис. 2.

    Кластерный анализ и матрицы несходства западно-кавказских и восточноазиатских моделей мимики.На каждой панели вертикальные полосы с цветовой кодировкой показывают k означает ( k = 6) членство каждой модели в кластере. Каждая 41-мерная модель ( n = 180 на культуру) соответствует категории эмоций, обозначенной как выше (30 моделей на эмоцию). Базовые матрицы несходства шкалы серого представляют евклидовы расстояния между каждой парой моделей, используемые в качестве входных данных для кластеризации k -средний. Обратите внимание, что в группе западно-кавказцев более светлые квадраты по диагонали указывают на более высокое сходство моделей в каждой из шести категорий эмоций по сравнению с моделями из Восточной Азии.Соответственно, кластерный анализ k -means показывает, что модели западного Кавказа образуют шесть эмоционально однородных кластеров (например, все 30 «счастливых» моделей принадлежат к одному кластеру, обозначены пурпурным цветом). Напротив, восточноазиатские модели демонстрируют значительное несходство моделей внутри каждой категории эмоций и пересекаются между категориями, особенно для «удивления», «страха», «отвращения», «гнева» и «грусти» (обратите внимание на разнородную цветовую кодировку этих категорий. модели).

    Представление эмоциональной интенсивности различается в разных культурах.

    Чтобы определить , где и , когда на лице в каждой культуре представляет эмоциональную интенсивность, мы сравнили модели репрезентации выражения в соответствии с тем, как движения лица согласовывались с воспринимаемой эмоциональной интенсивностью во времени ( Материалы и методы , Подгонка модели ). На рис. 3 представлены результаты (синий — WC; красный — EA; P <0,05)..) счастлив, а (>. <) злится (см. также фильм S2, где приведены примеры использования глаз и рта в зависимости от культуры). Красные области лица на рис. 3 показывают, что модели EA представляют интенсивность эмоций в первую очередь с помощью ранних движений глаз в состоянии счастья, страха, отвращения и гнева, тогда как модели WC представляют эмоциональную интенсивность с другими частями лица.

    Рис. 3.

    Пространственно-временное расположение репрезентации эмоциональной напряженности в культурах Западного Кавказа и Восточной Азии. В каждом ряду лица с цветовой кодировкой показывают пространственно-временное расположение выразительных черт, отражающих эмоциональную интенсивность каждой из шести основных эмоций.Цветовая кодировка: синий, западно-кавказский; красный, Восточноазиатский, где значения отражают статистику т . Все регионы с цветовой кодировкой показывают значительную ( P <0,05) культурную разницу, что указано звездочками на цветной полосе. Обратите внимание, что для моделей EA (т. Е. Красных участков лица) эмоциональная интенсивность представлена ​​характерными ранними активациями.

    Обсуждение

    Используя основанный на FACS генератор случайных выражений лица и обратную корреляцию, мы реконструировали трехмерные динамические модели шести основных выражений эмоций на лице в культурах Западного Кавказа и Восточной Азии.Анализ моделей выявил четкую культурную специфику как групп лицевых мышц, так и временной динамики, отражающей основные эмоции. В частности, кластерный анализ показал, что западные кавказцы представляют шесть основных эмоций, каждая из которых имеет свой набор лицевых мышц. Напротив, восточноазиатские модели показали меньше различий, характеризуясь значительным перекрытием категорий эмоций, особенно удивления, страха, отвращения и гнева. Кросс-культурный анализ временной динамики моделей показал культурную специфику, где (в лицо) и когда выражения лица передают эмоциональную интенсивность.Вместе наши результаты показывают, что выражение эмоций на лице зависит от культуры, опровергая представление о том, что человеческие эмоции универсально представлены одним и тем же набором из шести различных сигналов выражения лица.

    Чтобы понять значение наших результатов, важно сначала выделить фундаментальную взаимосвязь между восприятием и производством мимики. В частности, движения лица, воспринимаемые наблюдателями, отражают движения лиц, производимые в их социальной среде, потому что сигналы, предназначенные для общения (и, следовательно, распознавания), являются сигналами, воспринимаемыми наблюдателем.То есть можно было бы поставить под сомнение логику и адаптивную ценность выразительного сигнала, который приемник не может или не воспринимает. Таким образом, модели, реконструированные здесь, отражают опыт отдельных наблюдателей, взаимодействующих с их социальной средой, и предоставляют прогностическую информацию для управления познанием и поведением. Эти динамические ментальные представления, таким образом, отражают как прошлый опыт, так и будущие ожидания в отношении основных выражений лица в каждой культуре.

    Культурная специфика моделей выражения лица, вероятно, отражает различия в сигналах выражения лица, передаваемых и встречаемых наблюдателями в их социальной среде.Например, культурные различия в коммуникации эмоциональной интенсивности могут отражать действие культурных правил отображения (25) на передачу (и последующий опыт) выражений лица в каждом культурном контексте. Например, восточноазиатские модели страха, отвращения и гнева демонстрируют характерные ранние признаки эмоциональной напряженности с глазами, которые находятся под меньшим произвольным контролем, чем рот (26), что отражает сдержанное лицевое поведение, предсказанное литературой (27).Точно так же культурные диалекты (28) или акценты (29) могли бы разнообразить основные сигналы выражения лица в разных культурах, создавая культурные признаки лицевого поведения. Например, рассмотрим «счастливые» модели на рис. 3. Восточноазиатские модели показывают раннюю повышенную активацию мышцы orbicularis oculi , pars lateralis (блок действия 6), что типично для «искренних» улыбок (26, 30) .

    Универсальны ли шесть основных эмоций? Мы показываем, что шесть кластеров являются оптимальными для характеристики моделей выражения лица западных кавказцев, таким образом подтверждая мнение о том, что человеческие эмоции состоят из шести основных категорий (24, 31–33).Однако наши данные показывают, что такая организация эмоций не распространяется на жителей Восточной Азии, что ставит под сомнение представление об универсальности этих шести основных категорий эмоций. Скорее, наши данные отражают, что шесть основных эмоций (например, счастье, удивление, страх, отвращение, гнев и грусть) неадекватны для точного представления концептуального пространства эмоций в восточноазиатской культуре и, вероятно, игнорируют такие фундаментальные эмоции, как стыд (34). ), гордость (35) или вина (36). Хотя эти вопросы выходят за рамки данной статьи, теперь с помощью нашей платформы можно ответить на такие вопросы, построив более разнообразный спектр моделей выражения лица, которые точно отражают социальную коммуникацию в различных культурах, помимо шести основных категорий, описанных в литературе.

    В итоге наши данные напрямую показывают, что в разных культурах эмоции выражаются с помощью характерных для разных культур лицевых сигналов. Хотя некоторые базовые выражения лица, такие как страх и отвращение (2), первоначально служили адаптивной функцией, когда люди «существовали в гораздо более низком и животном состоянии» (ссылка 1, стр. 19), с тех пор сигналы выражения лица эволюционировали и разнообразны, чтобы служить основной роли эмоциональной коммуникации во время социального взаимодействия. В результате эти когда-то биологически запрограммированные и универсальные сигналы были сформированы различными социальными идеологиями и практиками культурных групп, которые используют их для социальной коммуникации.

    Материалы и методы

    Наблюдатели.

    Мы отобрали и отобрали 15 представителей западноевропейского происхождения (европейцы, шесть мужчин, средний возраст 21,3 года, стандартное отклонение 1,2 года) и 15 человек из восточноазиатских стран (китайцы, семь мужчин, средний возраст 22,9 года, стандартное отклонение 1,3 года). Все наблюдатели EA недавно прибыли в западную страну (среднее время проживания 5,2 мес., Стандартное отклонение 0,94 мес.) С оценкой Международной системы тестирования по английскому языку ≥6,0 (компетентный пользователь). Все наблюдатели имели минимальный опыт общения с другими культурами (согласно оценке с помощью анкеты; SI Observer Questionnaire ), нормальное зрение или скорректированное до нормального зрения, дали письменное информированное согласие и получали 6 фунтов стерлингов в час в этически одобренном эксперименте.

    Стимулы.

    В каждом экспериментальном испытании генератор 4D фотореалистичной лицевой анимации (18) произвольно выбирал из 41 основных единиц действия (AU) (37) подвыборку AU из биномиального распределения ( n = 5, P = 0,6, медиана = 3). Для каждого AU генератор выбрал случайные значения для каждого из шести временных параметров (задержка начала / пика / смещения, пиковая амплитуда, ускорение и замедление) из равномерного распределения. Мы сгенерировали временные курсы для каждой AU, используя интерполяцию кубическим сплайном Эрмита (пять контрольных точек, 30 временных рамок).Чтобы создать уникальные идентичности в каждом испытании, мы сначала получили восемь идентичностей нейтрального выражения для каждой расы (белые WC: четыре женщины, средний возраст 23 года, SD 4,1 года; китайские EA: четыре женщины, средний возраст 22,1 года, SD 0,99 года). те же условия освещения (2600 лк) и расстояние перекодирования (143 см; Dimensional Imaging) (38). Перед записью позеры удаляли макияж, волосы на лице, видимые украшения и / или очки, а также убирали волосы с головы с помощью кепки. Затем мы создали для каждой расы лица два независимых «пространства идентичности» для каждого пола, используя соответствующее подмножество базовых идентичностей, а также процедуры выравнивания текстур формы и красного-зеленого-синего (RGB) (18).Мы определили все точки в пространстве тождеств единичным вектором [4 тождества × 1], где каждая запись соответствовала весам, присвоенным каждой индивидуальной идентичности в линейной смеси. Затем мы случайным образом выбрали каждый единичный вектор из равномерного распределения и построили нейтральную базовую форму и текстуру RGB соответственно. Наконец, мы перенаправили выбранные временные динамические параметры для каждого AU на созданную личность и визуализировали все лицевые анимации с помощью 3ds Max.

    Процедура.

    Наблюдатели просматривали стимулы на черном фоне, отображаемые на 19-дюймовом плоском мониторе Dell с частотой обновления 60 Гц и разрешением 1024 × 1280.Стимулы появлялись в центральном поле зрения и оставались видимыми, пока наблюдатель не ответил. Опора для подбородка обеспечивала постоянное расстояние просмотра 68 см, с изображениями с углом обзора 14,25 ° (по вертикали) и 10,08 ° (по горизонтали), отражая средний размер человеческого лица (39) во время естественного социального взаимодействия (40). Мы рандомизировали испытания в пределах каждого блока и уравновешивали (раса лиц) блоки между наблюдателями в каждой культурной группе. Перед экспериментом мы установили знакомство с категориями эмоций, попросив наблюдателей предоставить правильные синонимы и описания каждой категории эмоций.Мы контролировали предъявление стимулов с помощью Matlab 2009b.

    Модель Фитинг.

    Чтобы построить модели выражения лица для каждого наблюдателя, эмоции и уровня интенсивности, мы следовали установленным процедурам подбора модели (18). Во-первых, мы выполнили корреляцию Пирсона между бинарным параметром активации каждой AU и переменной бинарной реакции для каждого из эмоциональных ответов наблюдателей, создав таким образом 41-мерный вектор, детализирующий состав лицевых мышц. Чтобы смоделировать динамический компонент моделей, мы затем выполнили линейную регрессию между каждой из бинарных переменных эмоционального отклика и шестью временными параметрами для каждой ЕД.Чтобы вычислить градиенты интенсивности, мы приспособили модель линейной регрессии временных параметров каждой АЕ к оценкам интенсивности наблюдателя. Наконец, чтобы создать фильмы динамических моделей, мы объединили значительно коррелированные AU с временными параметрами, полученными из коэффициентов регрессии.

    Кластерный анализ и взаимная информация.

    Чтобы определить оптимальное количество кластеров, необходимых для картирования распределения моделей в каждой культуре, мы применили кластерный анализ k -средних (41) ( k = 2–40 включительно) к 180 WC и 180 EA. моделирует независимо и рассчитывает взаимную информацию (41) (MI) для каждого значения k следующим образом.Мы случайным образом выбрали 90 моделей (по 15 на эмоцию) и применили кластерный анализ k -средних (евклидово расстояние; 1000 повторений). Используя полученные k центроидов, мы затем распределили оставшиеся 90 моделей на кластеры на основе кратчайшего евклидова расстояния и вычислили MI, то есть (метка эмоции модели; кластер). Мы повторили вычисление 100 раз, усреднили 100 значений MI и нормализовали идеальным MI (то есть идеальной ассоциацией между кластером и меткой эмоции).На рис. S1 показан средний MI для каждой культуры (WC, синяя линия; EA, красная линия).

    Благодарности

    Совет по экономическим и социальным исследованиям и Совет по медицинским исследованиям (Великобритания; ESRC / MRC-060-25-0010) и Британская академия (SG113332) поддержали эту работу.

    Сноски

    • Вклад авторов: R.E.J., O.G.B.G., R.C. и P.G.S. спланированное исследование; R.E.J., O.G.B.G. и H.Y. проведенное исследование; O.G.B.G., H.Y. и P.G.S. внесены новые реагенты / аналитические инструменты; Р.E.J., O.G.B.G., H.Y. и P.G.S. проанализированные данные; и R.E.J., R.C., and P.G.S. написал газету.

    • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

    • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1200155109/-/DCSupplemental.

    Доступно бесплатно в Интернете через опцию открытого доступа PNAS.

    Сложная система мимики на жестовом языке | Гуманитарный факультет

    Янне-Беате Буанес Дюк Опубликовано: 26.06.2020

    Мы уже видели примеры проектов роботов, которые могут преобразовывать текст в язык жестов, но оказалось, что перевести с языка жестов на разговорные языки сложнее.

    Выражение лица и язык жестов

    «В языке жестов выражения лица используются для выражения языковой информации и эмоций. Например: поднимите бровь, чтобы отметить общие вопросы на большинстве жестовых языков. В то же время подписывающие лица используют лицом для выражения эмоций — собственных или при цитировании кого-то другого.Нам нужно знать больше о том, что происходит, когда грамматику и эмоции нужно выражать одновременно. Сможет ли компьютерное программное обеспечение уловить правильное значение? »- спрашивает Вадим Киммельман.

    Киммельман — адъюнкт-профессор Бергенского университета, где он работает лингвистом, в основном по грамматике жестовых языков, в частности, русского жестового языка (RSL ) и язык жестов Нидерландов (NGT). В своем последнем исследовании, опубликованном в PLOS ONE, Киммельман рассматривает, что происходит, когда разные эмоции сочетаются с разными типами предложений, используя программное обеспечение для анализа 2D-видео для отслеживания положения бровей на видеозаписях.Киммельман и его коллеги из Назарбаев Университета в Казахстане исследовали эти вопросы для казахско-русского языка жестов, который является языком жестов, используемым в Казахстане.

    Отслеживание черт руки, тела и лица

    «В нашем исследовании мы попросили девять подписывающих лиц из числа коренных народов составить те же предложения, что и утверждения, и вопросы двух типов (например,« Девушка упала »-« Упала ли девочка? »-« Где упала девочка? ») Подписавший задал вопросы трижды, добавив три разных эмоции (нейтральный, сердитый, удивленный).Основываясь на исследованиях других жестовых языков, мы ожидали, что и эмоции, и грамматика будут влиять на положение бровей, и что мы можем обнаружить некоторые взаимодействия », — объясняет Киммельман.

    Основным нововведением в этом исследовании стало использование программного обеспечения OpenPose, которое позволяет автоматически отслеживать руки, тело и черты лица в 2D-видео.

    «Используя это программное обеспечение, мы смогли точно и объективно измерить положение бровей в различных условиях и провести количественный анализ.Исследование, как и ожидалось, показало, что и эмоции, и грамматика влияют на положение бровей в казахско-русском жестовом языке. Например, общие вопросы отмечены приподнятыми бровями, удивление — приподнятыми бровями, а гнев — опущенными бровями ».

    Сложные выражения лица

    Киммельман также обнаружил, что эмоциональные и грамматические обозначения можно комбинировать:

    « Мы. обнаружил, что удивленные общие вопросы поднимают брови даже выше, чем нейтральные.Кроме того, мы обнаружили некоторые сложные взаимодействия между факторами, влияющими на положение бровей, что указывает на необходимость будущих исследований. В будущем мы также изучим, как движение бровей согласуется с определенными знаками в предложении, в дополнение к тому, как это влияет на среднее положение бровей, и мы изучим другие черты лица, положение головы и тела «.

    Результаты этого исследования показывают некоторые реальные практические последствия. Развитие новых технологий явно способствовало улучшению и расширению коммуникативных возможностей людей с нарушениями слуха, — говорит Киммельман:

    Демонстрация новых возможностей

    «Во-первых, студенты, изучающие казахско-русский язык жестов (e.грамм. будущие переводчики) должны знать, как эмоции и грамматика влияют на выражение лица.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.