Сознание в психологии понятие: Сознание | Понятия и категории

Автор: | 06.01.1978

Содержание

Внимание и сознание в психологии

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Мы рады приветствовать Вас на нашем образовательном портале и надеемся, что наша
команда специалистов сможем ответить на все волнующие Вас вопросы. Вы заглянули
на наш сайт с целью понять, как взаимосвязаны между собой понятие «сознание»и «внимание»? Что скрывается за этими определениями? Жду вашего мнения. 
 
В первую очередь давайте определимся с теми понятиями, которые будут оперирующие на этом занятии: ПСИХОЛОГИЯ, СОЗНАНИЕ, ВНИМАНИЕ, ВОСПРИЯТИЕ,ЛИЧНОСТЬ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ. Для начала давайте рассмотрим самые главные понятия,которые будут наиболее часто попадаться нам на этом уроке.
 
1. ПСИХОЛОГИЯ –это сложная и многоуровневая наука, которая изучает закономерности возникновения, а также развития и функционирования психики человека и группы людей (общество).
2. ЛИЧНОСТЬ – это относительно устойчивая целостная система интеллектуальных,морально-волевых и социально-культурных качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности.

 
3. ВНИМАНИЕ – это такая избирательная направленность восприятия на тот или иной некий объект. Изменение
внимания выражается в изменении переживания степени ясности и отчётливости
содержания, являющегося предметом деятельности человека.
4. СОЗНАНИЕ – это такое состояние внутренней психической жизни человека, выражающееся в субъективном
переживании событий внешнего мира и жизни самого индивида, а также в отчете об
этих событиях.
 
А теперь давайте разбираться вместе, как же взаимосвязаны в современной психологии внимание и сознание личности? Так, с одной стороны, внимание необходимо для того, чтобы удержать в сознании мимолетное воспринятое, а с другой —внимание может потребоваться, чтобы воспоминание вновь оказалось в сознании,поднялось из глубин (недрах) памяти. Удержание образа или мысли в сознании стоит и за совместным функционированием внимания и восприятия, внимания и
мышления. Стоит дополнить, что в психологии линия исследований, исследовавшая связь между вниманием и сознанием, начинает активно развиваться во второй половине 19-ого века.
 
Так, первое направление, в рамках которого началось регулярное экспериментальное изучение внимания, — это классическая психология сознания.Отметим, что наиболее распространенное представление о внимании в современной психологии— это трактовка его как механизма доступа во внутреннее сознание человека, который определяет, что из переживаемого нами в данный момент достигнет сознания и повлияет на наше поведение, поступки и пр., а что может пройти мимо нас. На этом наше занятие уже подошло к завершению. Рассчитываю, что это занятие прошло для Вас информативно и продуктивно, и Вы узнали для себя что-то новое и полезное. Если же что-то осталось сложным для восприятия из этой темы, Вы всегда можете задать свой волнующий вопрос у нас на
сайте. 
Желаем успехов и удачи во всех начинаниях!

4.1. Понятие о сознании : Общая психология Маклаков А. Г : Библиотека Инокентия Ахмерова онлайн

Мы уже не раз употребляли такое понятие, как «сознание», и вы знаете, что сознание — это высший уровень психического отражения объективной реально­сти, а также высший уровень саморегуляции, присущий только человеку как со­циальному существу. Давайте более подробно рассмотрим данное определение.

С практической точки зрения сознание выступает как непрерывно меняющая­ся совокупность чувственных и умственных образов, непосредственно предстаю­щих перед субъектом в его внутреннем мире. Однако, как мы уже отмечали ранее, можно предположить, что похожая или близкая к ней психическая деятельность по формированию психических образов происходит и у более развитых живот­ных, таких как собаки, лошади, дельфины, обезьяны и др. Чем же психическое от­ражение объективного мира человеком отличается от аналогичных процессов у животных? Человека отличает от животных прежде всего не наличие процесса формирования психических образов на основе предметного восприятия объектов

окружающей действительности, а специфические механизмы его протекания. Именно механизмы формирования психических образов и особенности опериро­вания ими обусловливают наличие у человека такого феномена, каким является сознание.

Чем характеризуется сознание? Во-первых, сознание всегда активно и, во-вто­рых, интенционально. Активность сама по себе является свойством всех живых существ. Активность сознания проявляется в том, что психическое отражение объективного мира человеком носит не пассивный характер, в результате которо­го все отражаемые психикой предметы имеют одинаковую значимость, а, наобо­рот, происходит дифференциация по степени значимости для субъекта психиче­ских образов. Вследствие этого сознание человека всегда направлено на какой-то объект, предмет или образ, т. е. оно обладает свойством интенции (направленно­сти).

Наличие данных свойств обусловливает наличие ряда других характеристик сознания, позволяющих рассматривать его в качестве высшего уровня саморегу­ляции. К группе данных свойств сознания следует отнести способность к само­наблюдению (рефлексии), а также мотивационно-ценностный характер сознания.

Способность к рефлексии определяет возможность человека наблюдать за са­мим собой, за своим ощущением, за своим состоянием. Причем наблюдать крити­чески, т. е. человек в состоянии оценить себя и свое состояние, поместив получен­ную информацию в определенную систему координат. Такой системой координат для человека являются его ценности и идеалы.

Следует подчеркнуть, что данные свойства сознания определяют возможность формирования в процессе онтогенеза человека индивидуальной «Я-концепции», которая является совокупностью представлений человека о самом себе и об окру­жающей действительности. Всю информацию об окружающем мире человек оце­нивает на основе системы представлений о себе и формирует поведение исходя из системы своих ценностей, идеалов и мотивационных установок. Поэтому не слу­чайно «Я-концепцию» очень часто называют самосознанием.

Самосознание человека как система его взглядов строго индивидуально. Люди по-разному оценивают происходящие события и свои поступки, по-разному оце­нивают одни и те же объекты реального мира. Причем оценки одних людей доста­точно объективны, т.

е. соответствуют реальности, а оценки других, наоборот, крайне субъективны. От чего зависит адекватность нашего сознания? Если мы постараемся найти ответ на этот вопрос, то будем вынуждены назвать множество причин, обусловливающих адекватность воспринимаемого человеком образа ре­ального мира и его самооценок. Однако первопричиной большинства факторов, определяющих возможность построения адекватной «Я-концепции», является степень критичности человека.

Как было отмечено в предыдущих главах, в упрощенном виде критичность — это способность осознавать различие между «хорошо» и «плохо». Именно способ­ность критически оценивать происходящее и сопоставлять полученную инфор­мацию со своими установками и идеалами, а также исходя из этого сопоставления формировать свое поведение, т. е. определять цели и программу действий, пред­принимать шаги к достижению поставленной цели, отличает человека от живот­ного. Таким образом, критичность выступает в качестве основного механизма кон­троля за своим поведением.

Необходимо отметить, что не вся получаемая информация об окружающей дей­ствительности и собственном состоянии осознается человеком. Значительная часть информации оказывается вне нашего сознания. Это происходит вследствие ее низкой значимости для человека или «автоматического» реагирования орга­низма в ответ на привычный раздражитель. Проблема соотношения бессознатель­ного и сознательного в поведении человека чрезвычайно сложна, и ей посвящена отдельная глава. Сейчас же мы должны ответить на вопрос, что обусловливает возникновение и развитие сознания у человека.

В отечественной психологии этот вопрос, как правило, рассматривают, осно­вываясь на сформулированной А. Н. Леонтьевым гипотезе о происхождении со­знания человека. Для того чтобы ответить на вопрос о происхождении сознания, необходимо остановиться на принципиальных отличиях человека от других пред­ставителей животного мира.

Одно из главных отличий человека от животного заключается в его отношени­ях с природой. Если животное является элементом живой природы и строит свои отношения с ней с позиции приспособления к условиям окружающего мира, то человек не просто приспосабливается к природной среде, а стремится в опреде­ленной степени подчинить ее себе, создавая для этого орудия труда. С созданием орудий труда изменяется образ жизни человека. Способность создавать орудия для преобразования окружающей природы свидетельствует о способности созна­тельно трудиться. Труд — это специфический, присущий только человеку вид дея­тельности, заключающейся в осуществлении воздействий на природу с целью обес­печения условий своего существования.

Основная особенность труда заключается в том, что трудовая деятельность, как правило, осуществляется только совместно с другими людьми. Это справедливо даже для простейших трудовых операций или деятельности, имеющей индивиду­альный характер, поскольку в процессе их выполнения человек вступает в опре­деленные отношения с окружающими его людьми. Например, труд писателя мо­жет быть охарактеризован как индивидуальный. Однако, для того чтобы стать писателем, человек должен был научиться читать и писать, получить необходи­мое образование, т. е. его трудовая деятельность стала возможна только вследствие включенности в систему отношений с другими людьми. Таким образом, любой труд, даже кажущийся на первый взгляд сугубо индивидуальным, требует сотруд­ничества с другими людьми.

Следовательно, труд способствовал образованию определенных человеческих сообществ, которые принципиально отличались от сообществ животных. Эти от­личия заключались в том, что, во-первых, объединение первобытных людей было вызвано стремлением не просто выжить, что характерно в определенной мере и для стадных животных, а выжить путем преобразования природных условий су­ществования, т. е. с помощью коллективного труда.

Во-вторых, важнейшим условием существования человеческих сообществ и успешного выполнения трудовых операций является уровень развития коммуни­кации между членами сообщества. Чем выше уровень развития коммуникации между членами сообщества, тем выше не только организация, но и уровень разви­тия психики человека. Так, высший уровень человеческой коммуникации — речь — обусловила принципиально иной уровень регуляции психических состояний и

поведения — регуляции с помощью слова. Человеку, способному общаться с по­мощью слов, для формирования своего поведения или представления о реальном мире нет необходимости вступать в физический контакт с окружающими его объектами. Для этого ему достаточно иметь информацию, которую он приобрета­ет в процессе общения с другими людьми.

Следует отметить, что именно особенности человеческих сообществ, заключаю­щиеся в необходимости коллективного труда, обусловили возникновение и раз­витие речи. В свою очередь, речь предопределила возможность существования со­знания, поскольку мысль человека всегда имеет вербальную (словесную) форму. Например, человек, по определенному стечению обстоятельств попавший в дет­ские годы к животным и выросший среди них, не умеет говорить, а уровень его мышления хотя и выше, чем у животных, совершенно не соответствует уровню мышления современного человека.

В-третьих, для нормального существования и развития человеческих сооб­ществ законы животного мира, основанные на принципах естественного отбора, непригодны. Коллективный характер труда, развитие коммуникации не только повлекли вслед за собой развитие мышления, но также обусловили формирова­ние специфических законов существования и развития человеческого сообщества. Эти законы известны нам как принципы нравственности и морали.

Таким образом, существует определенная последовательность явлений, обусло­вивших возможность появления сознания у человека: труд привел к изменению принципов построения взаимоотношений между людьми. Это изменение вырази­лось в переходе от естественного отбора к принципам организации социального общежития, а также способствовало развитию речи как средства коммуникации. Появление человеческих сообществ с их моральными нормами, отражающими законы социального общежития, явилось основанием для проявления критично­сти мышления человека. Так появились понятия «хорошо» и «плохо», содержа­ние которых определялось уровнем развития человеческих сообществ. Постепен­но, с развитием общества, эти понятия усложнялись, что в определенной мере спо­собствовало эволюции мышления. В то же время происходило развитие речи. У нее появлялись все новые и новые функции. Она способствовала осознанию че­ловеком своего «Я», выделению себя из окружающей среды. В результате речь приобрела свойства, позволяющие рассматривать ее как средство регуляции по­ведения человека. Все эти явления и закономерности определили возможность проявления и развития сознания у человека.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что подобная логическая последователь­ность является лишь гипотезой, изложенной с рационалистических позиций. Се­годня существуют и другие точки зрения на проблему возникновения сознания человека, в том числе излагаемые с иррациональных позиций. Это не удивитель­но, поскольку по многим вопросам психологии единого мнения не существует. Мы отдаем предпочтение рационалистической точке зрения не только потому, что по­добных взглядов придерживались классики отечественной психологии (А. Н. Ле­онтьев, Б. Н. Теплов и др.). Существует целый ряд фактов, позволяющих устано­вить закономерности, которые определили возможность появления сознания у че­ловека.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что возникновение сознания у человека, появление речи и возможности трудиться были подготовлены эволю­цией человека как биологического вида. Прямохождение освободило передние конечности от функций ходьбы и способствовало развитию их специализации, связанной с хватанием предметов, их удержанием и манипулированием ими, что в целом способствовало созданию для человека возможности трудиться. Одновре­менно с этим происходило развитие органов чувств. У человека зрение стало до­минирующим источником получения информации об окружающем мире.

Мы вправе полагать, что развитие органов чувств не могло происходить изоли­рованно от развития нервной системы в целом, поскольку с появлением человека как биологического вида отмечаются существенные изменения в строении нерв­ной системы, и прежде всего головного мозга. Так, объем головного мозга челове­ка превышает объем мозга его ближайшего предшественника — человекообраз­ной обезьяны — более чем в два раза. Если у человекообразной обезьяны средний объем мозга равен 600 см’, то у человека он составляет 1400 см!. Еще в большей пропорции увеличивается площадь поверхности больших полушарий, так как ко­личество извилин коры головного мозга и их глубина у человека значительно больше (рис. 4.1).

Однако с появлением человека проис­ходит не только физическое увеличение объема головного мозга и площади коры. Происходят существенные структурные и функциональные перестройки мозга. Например, у человека по сравнению с че­ловекообразной обезьяной уменьшилась в процентном соотношении площадь про­екционных полей, связанных с элемен­тарными чувствительными и двигатель­ными функциями, и увеличилось про­центное содержание интегративных по­лей, связанных с высшими психическими функциями (рис. 4.2).

Такое резкое разрастание коры головного мозга, ее структурная эволюция прежде всего связаны с тем, что ряд элементарных функций, которые у животных целиком осуществляются низшими отделами мозга, у человека уже требуют
участия коры. Происходит дальнейшая кортикализация управления поведением,
большее подчинение элементарных процессов коре по сравнению с тем, что наблюдается у животных. Можно предположить, что эволюция коры головного мозга в процессе филогенеза человека, наряду с его социально-историческим
развитием, обусловила возможность появления высшей формы развития психи­ки-сознания.

Сегодня благодаря клиническим исследованиям мы знаем, что сознательная деятельность и осознанное поведение человека в значительной степени определя­ется переднелобными и теменными долями коры головного мозга. Так, при пора­жении переднелобных полей человек теряет способность сознательно и разумно управлять своей деятельностью в целом, подчинять свои действия более отдален­ным мотивам и целям. В то же время поражение теменных полей приводит к утра­те представлений о временнбых и пространственных отношениях, а также логиче­ских связей. Интересен тот факт, что лобные и теменные поля у человека по срав­нению с человекообразными обезьянами развиты в наибольшей степени, особенно лобные. Если лобные поля у обезьян занимают около 15% площади коры головно­го мозга, то у человека они занимают 30%. Кроме этого, переднелобные и нижне­теменные участки у человека имеют некоторые нервные центры, отсутствующие у животных.

Следует также отметить, что на характере структурных изменений головного мозга человека отразились результаты эволюции двигательных органов. Каждая группа мышц тесно связана с определенными двигательными полями коры голов­ного мозга. У человека двигательные ноля, связанные с той или иной группой мышц, име­ют разную площадь, размер которой напрямую зависит от степени развития той или иной группы мышц. При анализе соотношений раз­меров площади двигательных нолей обращает на себя внимание то, насколько велика по от­ношению к другим полям площадь двигатель­ного поля, связанного с кистями рук. Следова­тельно, кисти рук человека имеют наибольшее развитие среди органов движения и наиболее связаны с деятельностью коры головного моз­га. Необходимо подчеркнуть, что подобный феномен встречается только у человека.

Таким образом, мы можем сделать двоякий вывод о взаимосвязи труда и психического развития человека. Во-первых, сложнейшее строение, которое имеет человеческий мозг и которое отличает его от мозга животных, ско­рее всего, связано с развитием трудовой дея­тельности человека. Подобный вывод является классическим с точки зрения материалисти­ческой философии. С другой стороны, учиты­вая, что объем мозга современного человека со времен первобытных людей существенно не изменился, можно говорить о том, что эволю­ция человека как биологического вида способ­ствовала появлению у людей возможности

Выготский Лев Семенович (1896-1934) — выдающийся отечественный психолог, создатель культурно-исторической концепции развития высших психических функций. До вто­рой половины 1920-х гг. занимался проблемой восприятия произведений искусства. Выделял в эмоциональной сфере человека, воспринимающего то или иное произведение ис­кусства, два разнонаправленных аффекта, противо­положность которых снимается в катарсисе, являющемся основой эстетических реакций. Однако позднее, начиная с работы «Исторический смысл психологического кризиса», Выготский приступил к анализу общих методологических проблем психологии, в результате чего, ориентируясь на ме­тодологию марксизма, разработал учение о развитии пси­хических функций в процессе опосредованного общением освоения индивидом ценностей культуры. В дальнейшем Выготский создал новое направление в детской психологии, включающее в себя положение о «зоне ближайшего развития» ребенка. На практике эта проблема была им реализо­вана в дефектологии. Выготский создал лабораторию психологии аномального детства (1925-1926), сформулировав новую теорию развития аномального ребенка. На последнем этапе своей рабо­ты он исследовал соотношение мышления и речи, развитие значений в онтогенезе, эгоцентричес­кую речь.

Несмотря на то что он прожил очень короткую жизнь (всего 36 лет), его влияние на отече­ственную и мировую психологию весьма существенно. Многие работы Выготского не потеряли своей актуальности и в наши дни.

трудиться, что в свою очередь явилось предпосылкой для появления сознания у человека. Отсутствие неоспоримых доказательств, подтверждающих или опро­вергающих один из выводов, породило различные точки зрения на причины воз­никновения и развития сознания у человека.

Однако мы не будем сосредоточивать наше внимание на теоретических спорах, а лишь отметим, что появление у человека сознания как высшей из известных форм развития психики стало возможным вследствие усложнения строения голов­ного мозга. Кроме того, нужно согласиться с тем, что уровень развития мозговых структур и способность к выполнению сложных трудовых операций находится в тесной взаимосвязи. Поэтому можно утверждать, что появление сознания у че­ловека обусловлено как биологическими, так и социальными факторами. Разви­тие живой природы привело к возникновению человека, обладающего специфи­ческими особенностями строения тела и более развитой по сравнению с другими животными нервной системой, что в целом определило возможность человека за­ниматься трудом. Это в свою очередь повлекло за собой появление сообществ, раз­витие языка и сознания, т. е. той логической цепи закономерностей, о которой го­ворилось выше. Таким образом, труд явился тем условием, которое позволило ре­ализовать психические потенциалы биологического вида Homo sapiens.

Необходимо подчеркнуть, что с появлением сознания человек сразу выделил­ся из животного мира, но первые люди по уровню своего психического развития значительно отличались от современных людей. Прошли тысячи лет, прежде чем человек достиг уровня современного развития. Причем основным фактором по­ступательного развития сознания явился труд. Так, с приобретением практиче­

ского опыта, с эволюцией общественных отношений шло усложнение трудовой деятельности. Человек постепенно переходил от простейших трудовых операций к более сложным видам деятельности, что влекло за собой и поступательное раз­витие мозга и сознания. Это поступательное развитие свидетельствует о социаль­ной природе сознания, что отчетливо проявляется в процессе развития психики ребенка.

Лекция «Психика и сознание»

1. Понятия «психика» и «сознание».
2. Классификация психических явлений.
3. Функции психики и сознания.
4. Факторы психики.
5. Структура психики.
6. Измененные состояния сознания.

Понятия «психика» и «сознание»

Существует несколько пониманий понятий «психика» и «сознание», а так же их соотнесение друг с другом. Первое — широкое — равенство между собой понятий «психика» и «сознание». Второе понимание — отнесем его к среднему подходу — понимание психики как психики разумного человека. Психика наличествует у взрослого человека, чтобы данный факт произошел, человеку важно расти, развивать свое сознание и самосознание, мыслить. Третье соотнесение понятий «психика» и «сознание» провозглашает сознание как часть психики, ее сознательную часть, которая существует наравне с другими ее частями — эмоциональной, поведенческой.
Отметим, что наиболее распространенным, чаще встречающимся является третье понимание понятий «психика» и «сознание». Далее вернемся к этим понятиям.
Таким образом, дадим определения обоим понятиям.
Психика — системное свойство высокоорганизованной материи (мозга), являющееся особой формой отражения субъектом объективной реальности.
Сознание — высшая форма психического отражения действительности, использующая системы понятий, категорий.
Необходимо отметить, что далее будем употреблять термины в этом понимании.

Классификация психических явлений

Психика познаваема нами через ее проявления, которые мы обнаруживаем в нашей обыденной жизни. Для более систематичного и наглядного представления психических явлений воспользуемся их классификацией. (Психические явления — субъективные переживания или элементы внутреннего опыта субъекта.)
В классификации психических явлений по их устойчивости выделяют: процессы, состояния и свойства — это все формы проявления психики. Обратимся к таблице.

Процессы

Состояния

Свойства

Происходят в головном мозге человека и отражают динамику психических явлений: ощущений, восприятия, воображения, памяти, мышления, речи и т. д.

Позволяют регулировать общение человека с другими людьми: потребности, мотивы, цели, интересы, волю, чувства и эмоции, склонности, способности, знания и сознание.

Процессы необходимы для развития и динамического взаимодействия психических явлений в головном мозге.
Выделяют процессы:
Познавательные — ощущения, восприятие, память, мышление, воображение, речь, внимание.
Эмоциональные — чувства.
Волевые — воля.

Временный          уровень
целостного функционирования психики. (Примеры состояний: творческий                            подъем,
страсть, стресс, апатия, меланхолия,         утомле
ние.)

Качества, которые являются отличительной особенностью каждого человека. (Направленность, темперамент, характер, способности. )

Функции психики и сознания

Основное назначение психики — отражение и регулирование, — основные функции психики.
Функция отражения тесно связана с функцией регуляции и взаимообусловлено ей, так же и функция регуляции зависима и обусловлена функцией отражения. (Как нет регулирования без поступившей информации, без отражения, так нет и отражения без предварительного регулирования поведения, настрой на отражение организма.)
Взаимосвязь этих функций обеспечивает целостность психики в норме, единство всех психических проявлений, интеграцию всей внутренней психической жизни. Но т. к. человек живет в социуме, то также обеспечивают и непрерывное взаимодействие, взаимосвязь, интеграцию человека с окружающей средой.
Чтобы понять какие функции выполняет сознание в жизни человека, необходимо рассмотреть условия его возникновения в жизни человека.
Итак, сознание в жизни человека появляется с момента изготовления орудия труда в процессе деятельности. Здесь сталкивается не только потребность в инструменте труда со знанием как сделать инструмент, но и также знание непосредственного применения этого орудия в деятельности в будущем — это первая форма сознательной деятельности. (А также первое условие возникновения сознания в жизни человека.)
Второе условие возникновения сознания — появление языка — системы кодов (символов), с помощью которых обозначаются предметы внешнего мира, связи между ними, различные взаимоотношения и т. д.
Появляясь сознание выполняет определенные функции: опосредование, планирование, прогнозирование, регуляция деятельности и т.д.
Эти функции непосредственно позволяют влиять сознательному человеку на свое поведение, мысли и т.п. А почему сознательному человеку? Дело в том, что человек постепенно развивает в себе свою разумность в деятельности, в общении с другими людьми.

Факторы психики (детерминанты)

Мы уже рассматривали неоднократно этот вопрос. Основные три фактора (детерминанты) психики: мозг, среда и деятельность.
Мозг — внутренняя среда, которая обеспечивает жизнь психики.
Среда — внешние факторы, которые формируют, развивают, воспитывают психику.
Деятельность — развитие особенных черт в психике, ответственности, самоответственности, самовоспитания. (Пример, если человек стал преступником, то он не может во всех своих ошибках и промахах винить свои гены и окружающую среду, т.к. самосознание у него уже сформировано, и он отвечает за свои поступки.)
Поговорим подробнее о мозговом субстрате. Как известно мозг человека представлен двумя полушариями — правым и левым, которые отличаются по выполняемой ими функции, назначению. Правое полушарие — художественное, чувствует природу, легко распознает рисунки, чувствует музыку, отличает мелодии. Первая сигнальная система здесь является ведущей (ощущения). Важно человеку для творчества. Левое полушарие — логическое, отвечает за сознание человека, очень технологично, в том смысле, что последовательно, преследует четкую цель, ограничено и задано сразу. Это вторая сигнальная система — речь. (Для того, чтобы развивать творчество, воображение, например, в Китае детей обучают писать, как правой рукой, так и левой. За счет этого происходит активация обоих полушарий, повышается уровень развития каждого человека.)


Экспресс методика на определение мыслительного или художественного типа

Даются два набора слов:
1. цвет, нос, слух, глаз, запах, зрение, ухо, обоняние, звук.
2. карась, перья, бегать, чешуя, овца, летать, шерсть, плавать, орел.

Мыслительный тип выбирает на основе анализа, выделяя общие существенные признаки предметов, и обобщает слова.
Орел — карась — овца Зрение — слух — обоняние
Перья — чешуя — шерсть Г лаз — ухо — нос
Летать — плавать — бегать Цвет — звук — запах

Художественный тип обобщает предметы применяя образное мышление, применяя фактические наглядные связи.
Орел — перья — летать Зрение — глаз — цвет
Карась — чешуя — плавать Слух — ухо — звук
Овца — шерсть — бегать Обоняние — нос — запах

Рассматривая вопрос об асимметрии полушарий, важно отметить понятие о локализации в полушариях головного мозга основных функций, которые перерабатывают всю информацию в психическом мире человека.
Существует несколько подходов к пониманию локализации основных функций:
1) узкий локализационизм — каждая функция связана со своим кусочком
мозга;
2) позиция, которая придерживается мнения, что все за все отвечает;
3) динамический локализационизм (Лурия А.Р.) — истина посередине, есть компенсаторные функции. Частичная дополняемость функций друг другом.
Например, утратив затылочную часть мозга человек не полностью разучивается видеть, а лишь какие-то аспекты мира — цвета; круглые предметы, или не отличает буквы от цифр. Может нарисовать круг, но, если его просят написать нуль, человек не знает, что от него хотят.
Основные локализации: слух — височные зоны, обоняние — обонятельные луковицы в лобной доле, зрение — затылочная зона мозга, тактильность — в двигательной коре и мозжечке, вкус — через таламус.

Структура психики

Итак, в нашем понимании сознание — часть психики, что и отмечено в третьем подходе в первом вопросе нашей лекции.
Вопрос о структуре психики очень сложный и неординарный в своем решении. Многие психологи выделяют наиболее важный для них самих аспект в рамках их теории исследования человека.
Наиболее известной в психологии является структура психики предложенная Зигмундом Фрейдом.
В структуре психики Фрейд выделил:
Сверхсознание — сверх — Я — супер -Эго;
Сознание — Я — Эго;
Бессознательное — Ид — Оно.
Деление психики на сознание и бессознательное является основной предпосылкой психоанализа. Сознание рассматривается, как качество психического, которое может присоединяться или не присоединяться к другим его качествам. Сознательное — надежно воспринятое, но долго таковым быть не может, т.к. актуализируются свои личные, внутренние, глубинные представления и то, что воспринимается уже не только сознательное, но и какое-то еще. Это и не бессознательное, т. к. его вообще нельзя осознать. Это предсознательное. Расположение элементов психоки уложено З. Фрейдом в схему:

Сознание
Предсознание
Бессознательное

Бессознательное человека — совокупность биологических, прежде всего сексуальных, инстинктов, желаний, влечений. Сфера закрыта от сознания в силу запретов, налагаемых обществом. Принцип удовольствия — требует удовлетворить потребности.
Существуют душевные процессы, представления, которые не целиком сознательны, а есть в них и более глубокий пласт, копится он, копится и получается так, что он уже больше осознанного. Происходит вытеснение. Если это частичное или временное вытеснение, то хватает немного энергии и человек вспоминает то, что вытеснил — это энергия сопротивления. То, что человек вытесняет полностью — бессознательное.
Сознание — формируется под влиянием личности, живет по принципу реальности и постоянно находится в конфликте между напирающей энергией инстинктов бессознательного, цензурных запретов совести и общества, которые диктует свои правила и нормы.
Если бы существовала только бессознательная часть рядом с сознанием, психика была бы более простой. Это не так. Существует еще так называемое Я- идеальное или Сверх-Я. Идеал-Я начинает формироваться с момента принятия в себе выражения отношения к родителям, их высшего начала в нас. Также идеал-Я включает все высшие требования, предъявляемые человеку из среды. (Если сначала это опыт отца, потом учителя и др. авторитеты.) Все заповеди и запреты составляют совесть и моральную цензуру, несогласие между ними ощущается как чувство вины.
Сверх сознание — общественные нормы, порядки, правила, законы, запреты и поощрения, которые хорошо укоренились в сознании и поведении человека. Моральные категории личности, критика, цензура.
Если в этой борьбе перетягивает бессознательное, то совесть, стыд одолевает Я. А если сверх сознание — то это творчество, искусство, труд человека.
Другая структура психики представлена у последователя, который отошел в итоге от Фрейда — это Карл — Густав Юнг. Его идеи сводятся к выделению тоже трех частей в психике, но частей отличных. Итак, он выделил: сознание, индивидуальное бессознательное и коллективное бессознательное.
Коллективное бессознательное состоит из психических первообразов архетипов. Оно составляет филогенетический опыт человека, идентично у всех людей и образует всеобщее основание психической жизни человека. Несколько архетипов, выделяемых К.-Г. Юнгом: тень — те личностные черты, которые отрицались или игнорировались; анима/анимус — представленность женского и мужского в человеке; самость — целостность, гармония человека.
Индивидуальное бессознательное можно познать через «комплексы» — совокупность психического содержания, заряженного одной эмоцией, аффектом. Комплексы проявляются через симптомы, следовательно, взаимодействовать с ними можно через устранение симптомов. А для устранения комплекса важно его извлечь из бессознательного, переосознать и изменить эмоциональный знак.
Опираясь на современные квинтэссенции подходов, можно говорить о регрессии. Здесь стоит говорить об актуальном состоянии человека, той его насущной потребности, в состоянии которой он находится. Не возможно не задумываясь над своими потребностями, пытаться осознать и отказаться от них. Но смотреть на них с другой точки зрения бывает очень важным. До конца не можем быть уверенными в том, что воспринимаем, так как это только наши чувства, другому они не доступны. Совершая регрессионный скачок, можем переместиться как в свое прошлое, так и в свое будущее. Но вытолкнет нас в то состояние, которое является противоположным нашему состоянию сейчас. (Пример, про женщину, которая оказалась в состоянии много веков назад в пещере. Там жила она в семье, где было 12 детей. Пещеру засыпало снегом. К весне живы были только она и ее отец.)
Задумываться над своей активностью и стараться осознавать цель своей деятельности, тогда человек сможет хоть частично понимать свои потребности.
Человек психически активное существо. Виды психической активности рассмотрены в таблице.

 

Внутренняя

Внешняя

Осознанная

Деятельность

Деятельность
Поведение

неосознанная

Внутренняя              активность
(функции, процессы)

поведение

Можно вспомнить другую классификацию, разделить психику на внешнюю и внутреннюю. Внешняя — экзопсихика. Внутренняя — эндопсихика — самосознание. Самосознание позволяет человеку не только отражать внешний мир, но, выделив себя в этом мире, познавать свой внутренний мир, переживать его и определенным образом относиться к себе. Это предполагает целостность внутреннюю, постоянство личности, которая может оставаться самой собой, несмотря на изменение ситуации.
Самосознание формируется в процессе общения с другими людьми и связано с оцениванием себя, зависящем от успешности деятельности человека. Главная его функция — сделать доступным для человека мотивы и результаты его поступков и дать возможность понять, каков он есть на самом деле, оценить себя (если низко оценил — заняться самосовершенствованием).

Измененные состояния сознания

Известны феномены различных состояний сознания человека. Два состояния постоянно сопровождают жизнь человека: сон и бодрствование. Сон как время отдыха и бодрствование как время активности человека.
Результаты
эффективности

К измененным состояниям сознания относят: медитацию и патологические состояния сознания.
Медитация — умственное действие, направленное на приведение психики человека в состояние углубленной сосредоточенности, которая является результатом и объективной характеристикой этого состояния. (Устранение крайних эмоциональных проявлений.)

Патологические состояния сознания предполагают изменение состояния сознания путем приема наркотического веществе, алкоголя, которые изменяют деятельность головного мозга. Эти вещества или ускоряют, или замедляют передачу сенсорных сигналов, что мешает нервным центрам полно функционировать. Применение этих средств может привести к психологической и физической зависимости человека.

Техника воздействия на спящего человека (В. Кандыба).
Выделил естественные просоночные состояния: утром — еще не проснулся, вечером — хочет спать, но не спит. В это время можно работать: лечить, обучать, координировать на развитие способностей, избавлять от вредных привычек и т. д.
Можно наблюдать за собой через зеркало во сне. Посмотреть долго перед сном в зеркало и дать установку — следить и запоминать, потом после сна снова смотреться в зеркало и вспоминать.

Гипермнезия — свойство мозга, позволяющее прочно запоминать все больший объем информации во сне и сноподобных состояниях. (Если в норме человек запоминает 5-10 единиц информации, то во сне — до 10-20 единиц в секунду.) Во сне практикуется очень качественное изучение иностранного языка.

Транс — нервное возбуждение с помрачением сознания при гипнозе. (В истории все пошло от шаманов, позже колдуны и жрецы. В средние века: маги, факиры, священнослужители, магнетизеры и гипнотезеры.) Если при гипнозе клиент пассивен, существует опасность, что ему будет внушаться что-то не то. То в СК — «состояние Кандыбы» — управляемый активен. Он находится в трансе, с помощью которого удается подготовить психику и физиологию любого человека к любому виду воздействия.
Также и имаготерапия — воздействие образом. (Имаго — значит «вжиться в образ». ) Состояние под воздействием музыки, танца, гипервентиляции — марафон, воздействие произведений искусства, состояние влюбленности, творческой эйфории.

Источник: Психология: учебное пособие / Т.А. Мардасова, П.Р. Юсупов ; Алтайский государственный университет. — Изд. перераб. и доп. — Барнаул : АлтГУ, 2019. Учебное электронное издание

Сознание — понятие сознания в психологии


К истории проблемы сознания в философии и психологии
Сознание — полисемантичный (имеющий множество значений) термин. О сознании говорится и как о способности ощущать и чувствовать (ср.: «потерять сознание», «быть без сознания») и как о присущей человеку способности категоризировать некую информацию и вносить ее в целостную понятийную систему (тезаурус) знаний о мире — «осознавать» или «понимать».


О проблеме индивидуального сознания
Проблема сознания индивида принадлежит к числу важнейших и к числу более трудных, чем деятельность — считали А. Н.Леонтьев и Б.Ф.Ломов. В советский период она практически не исследовалась. В практике образования подразумеваемый объем сознания был вложен в цель воспитания: способность вести себя независимо от непосредственно воздействующих обстоятельств (и даже вопреки им), руководствуясь собственными поставленными целями. Способность вести себя произвольным образом была доминирующим признаком воспитанности.


Смысловая теория мышления и познавательная сфера личности
О.К. Тихомиров подчеркивал, что своеобразие человеческой психики заключается не только в наличии сознания, но и в том, что «у человека специфичны и сознание, и неосознанные формы психического отражения». Специфику мышления человека он рассматривал в контексте идеи Л.С. Выготского о психологических системах и единстве познавательной и смысловой сфер сознания. Составляющие сознания «функционируют не сами по себе, а образуют определенное единство, систему, вне которой понять природу отдельной составляющей невозможно». Соответственно этим методологическим установкам интеллектуальные и смысловые процессы нельзя рассматривать отдельно друг от друга. Важнейшим результатом развития этой идеи в смысловой теории мышления (СТМ) стало открытие не только новых составляющих сознания, но и «новых форм неосознаваемого психического отражения и новых структурных единиц деятельности» (Тихомиров, 1984, с. 86). Идея Выготского о том, что мысль рождается не из другой мысли, а из мотивирующей сферы сознания, легла в основу построения принципа психологического объяснения в подходе Тихомирова к анализу мышления.


Становление личности человека. Процесс и проблемы становления личности
Процесс становления человеческой личности включает в себя как неотъемлемый компонент формирование его сознания и самосознания. Личность как сознательный субъект осознает не только окружающее, но и себя самое в своих отношениях с окружающим. Если нельзя свести личность к ее самосознанию, а «Я», то нельзя и отрывать одно от другого. Поэтому вопрос, который встает перед нами в плане психологического изучения личности, это вопрос о ее самосознании, о личности как Я, которое в качестве субъекта сознательно присваивает себе все, что делает человек, относит к себе все исходящие от него дела и поступки, и сознательно принимает на себя за них ответственность в качестве их автора и творца. Реальная история развития самосознания неразрывно связана с реальным развитием личности и основными событиями его жизненного пути.


Современная мифология как форма религиозного сознания
Мифы могут возникать как при недостатке информации в обществе, так и ее избытке. В этом плане показательно то, что XX век характеризуют как век «информационного взрыва». Последствия этого «взрыва» для массового сознания и современного общества связаны с рядом существенных моментов. Массовое сознание, подвергаясь глубокому психологическому воздействию со стороны средств массовой информации, является благодатной почвой для формирования мифологии, так как связано с проявлениями коллективного бессознательного. Современная массовая культура стала не только индустрией развлечения, но и индустрией по производству и распространению мифов.


Психолингвистический подход в исследовании политического сознания индивида
Политическое сознание является субъективным компонентом политического процесса. Оно одновременно и пассивно, так как отражает политическую действительность в сознании индивида, и активно, так как преобразует политический опыт индивида и формирует определенные политические ценности и политические установки, непосредственно влияющие на формирование модели политического поведения. Политическое сознание — явление, прежде всего, общепсихологическое. Оно формируется на основе индивидуально-психологических свойств личности. Кроме рациональных аспектов оно включает в себя аффективные элементы, имеющие значительное влияние на действия субъекта в политическом процессе.


Личность и научное познание
Потребности личности в знаниях заданы ее принадлежностью к определенным социальным группам и обществу. Чтобы стать мотивом деятельности, потребность в знаниях должна отобразиться с сознанием личности. Это отражение может быть более или менее полным, а иногда и превратным, так как каждый человек планирует и осуществляет свою деятельность в соответствии с конкретными разнообразными обстоятельствами жизни, руководствуясь личным опытом. Освоение научных знаний расширяет горизонт видения мира, развивает познавательные способности, формирует творческий потенциал личности. В то же время следует отметить, что знания необходимый, но не достаточный ориентир, если их усвоение происходит в отрыве от других ценностных ориентиров (нравственных норм, общественного идеала и других).


Категория «самосознания»: аспекты теоретического исследования
Одной из особенностей категории «самосознание» является то, что она многократно становилась предметом научного (прежде всего философского и психологического) анализа. Это можно объяснить важностью, многоуровневостью и широтой проблемы, тем, что наряду с проблемой сознания, бессознательного, личности, деятельности, психики, она относится к числу базовых в психологии.


Влияние массовой культуры на психологию человека в условиях информационного общества
Критики массовой культуры подчеркивают, что улучшение материального благосостояния масс сопровождается духовной деградацией и деперсонализацией человека. Это затрудняет процесс личностной индивидуации. Для человека-массы современная жизнь оказалась слишком сложной для постижения, и он выстраивает ее по усредненной модели, подгоняя к шаблонам и привычным моделям. Массовое сознание подвергается манипулированию в глобальном масштабе. Массовый характер демократии создает большую вероятность функционирования неквалифицированной власти.


Психологическая доктрина речевого воздействия
Так, в 1903 г. В.М. Бехтерев в книге «Внушение и его роль в общественной жизни» описывает явление массового внушения под влиянием так называемого «психического заражения», при передаче информации с помощью разных знаковых систем. Личность непосредственно не участвует в этом процессе, происходит определенная манипуляция сознанием, вторжение в него посторонней идеи. Производится ли внушение словами или другими знаками, «везде оно влияет не путем логического убеждения, а непосредственно воздействует на психическую сферу без соответствующей переработки, благодаря чему происходит настоящее прививание идеи, чувства, эмоции или того или иного психофизиологического состояния».


Сознание и бессознательное (К. Г. Юнг)
Как впервые появляется сознание? Никто не может ответить на этот вопрос с полной уверенностью, но у нас есть возможность наблюдать за тем, как маленькие дети становятся сознательными. Любой из родителей может наблюдать этот процесс, если обратит на него внимание. И то, что мы здесь видим, сводится к следующему: когда ребенок узнает кого-то или что-то, когда он «знает» (knows) человека или вещь, тогда мы считаем, что ребенок обладает сознанием. Потому-то, бесспорно, в райском саду именно древо познания принесло такой роковой плод. Но что такое узнавание или «знание» в этом смысле? Мы говорим о «знании» чего-либо, когда нам удается связать новое восприятие е уже существующим фоном или контекстом таким образом, что мы удерживаем в сознании не только данное восприятие, но и части этого контекста. Следовательно, «знание» основывается на воспринимаемой связи между психическими содержаниями. Мы ничего не можем знать о содержании, которое ни с чем не связано, и мы не способны даже осознать это, пока наше сознание будет находиться на таком низком, начальном уровне. Соответственно этому, первая ступень сознания, доступная нашему наблюдению, заключается в простой связи между двумя или более психическими содержаниями. На этом уровне сознание оказывается лишь спорадическим, будучи ограниченным восприятием нескольких связей, и его содержание не запоминается надолго.

 

Корниенко А.Ф. — Понятие о сознании как высшем уровне развития психики

А.Ф. Корниенко
Статья по общей психологии
Сибирский психологический журнал. – 2010. – № 36. – С. 20-26.

Статья посвящена сущности и научным определениям понятий «сознание» и «осознание», которые являются фундаментальными и одними из базовых понятий психологии. Показаны противоречивость и неудовлетворительность формулировок указанных понятий в работах классиков отечественной психологии и в современных публикациях, в которых предпринимаются попытки их переосмысления. Предлагаются авторские определения понятий «сознание», «осознание», «сознательное» и «бессознательное». Сознание определяется как особый познавательный психический процесс, результатом которого является образование в психике человека образа «Я» и рефлексивной психики.

Ключевые слова: психика, сознание, осознание, сознательное, бессознательное, образ «Я», рефлексивная психика.

Длительное время понятия «психика» и «сознание» не дифференцировались и использовались фактически как синонимы. Как отмечал А.Н. Леонтьев, «потребовались века, чтобы освободиться от отождествления психического и сознательного» [12. С. 166]. Тем не менее, и сейчас довольно часто можно встретить использование термина «сознания» в значительно более широком понимании, которое эквивалентно пониманию термина «психика». Наиболее ярко это проявляется в использовании таких словосочетаний, как «отражение в сознании», «процессы, происходящие в сознании» или «направленность сознания», «состояния сознания». Как отмечает Г.В. Акопов, «явное или неявное отождествление сознания и психики устойчиво воспроизводится на протяжении всей истории отечественной психологии» [2. С. 22]. В какой-то степени это связано с пиететным отношением к определениям сознания, сформулированным С.Л. Рубинштейном и А.Н. Леонтьевым.

«Сознание, – пишет С.Л. Рубинштейн, – это специфическая форма отражения объективной действительности, существующей вне и независимо от него» [16. С. 20]. Очевидно, что без каких либо поправок и дополнений это определение можно использовать и по отношению к понятию «психика». Визуализированная форма определения С.Л. Рубинштейна представлена на рис. 1. Рис. 1. Визуализированная форма определения сознания в редакции С.Л. Рубинштейна.

Утверждение С.Л. Рубинштейна о том, что «в психологическом плане сознание выступает реально прежде всего как процесс осознания человеком окружающего мира и самого себя» [16. C. 150], по сути своей тавтологично, поскольку понятие «сознание» определяется через понятие «осознание», которое включает в себя исходное понятие «сознание».

Согласно определению А.Н. Леонтьева, «сознание в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния» [12. С. 166]. Учитывая, что в общем случае картина мира, открывающаяся субъекту, – это субъективный образ или субъективное отражение объективной действительности, и обозначается она понятием «психика», получается, что «сознание», по Леонтьеву, – это психика субъекта с добавлением образа самого субъекта. Как видим, то, что понимается под психи-кой, оказывается включенным в состав сознания, и само сознание понимается просто как расширенная по содержанию психика. Отсюда и синонимичность в использовании понятий «психика» и «сознание».

Визуализированная форма определения сознания по А.Н. Леонтьеву представлена на рис. 2.

 

Рис. 2. Визуализированная форма определения сознания в редакции А.Н. Леонтьева

Проблема в определении сознания, на наш взгляд, состоит в том, что оно не рассматривается как психический процесс. Будучи признаваемым в качестве высшего уровня развития психики, сознание не включается ни в одну из классификаций психических процессов. Его нет ни в традиционной классификации, представленной, например, в учебнике общей психологии А.Г. Маклакова [13], ни в «рациональной» классификации Н.И. Чуприковой [19], ни «функциональной» классификации В.В. Никандрова [14]. Обычно оно рассматривается не как психический процесс, а как некоторое интегративное образование, в котором особым образом интегрируются все психические процессы. По определению В.И. Гинецинского, «сознание в качестве ингредиента психики выступает как результат интеграции отдельных психических функций, как инвариант их многообразия» [4. С. 95]. «Трактовка сознания как интеграции психических процессов, – отмечает Г.В. Акопов, – достаточно распространенный способ определения сознания в психологии» [2. С. 21].

Однако наделение сознания функцией интеграции психических процессов лишает сознание статуса самостоятельного психического процесса и, соответственно, процесса отражения. Интеграция или какая бы то ни было форма организации психических процессов сама по себе не является особым психическим процессом и, соответственно, процессом отражения. В то же время, признавая сознание высшим уровнем развития психики, в определении которой подчеркивается ее отражательная функция, следует, очевидно, сохранить эту отражательную функцию и в определении сознания. Причем следует соотнести содержание, отражаемое в психике благодаря сознанию, как более сложное по сравнению с тем содержанием, которое отражается благодаря психическим процессам ощущения, восприятия и мышления, характеризующим психику на ее более низких по сравнению с сознанием уровнях раз-вития. Определение сознания как интегратора психических процессов сделать этого не по-зволяет.

Отказаться от интегрирующей функции сознания имеет смысл и по другой причине. Приписывая сознанию функцию интегратора психических процессов, мы фактически признаем, что до появления сознания, то есть на всех предыдущих стадиях развития психики, интеграция психических процессов не осуществлялась. Однако это явно не так. Без интеграции психических процессов обеспечение адекватности взаимодействия организма с окружающей средой было бы просто невозможным. Во взаимодействии с окружающей средой любой организм выступает как единое целое в единстве и взаимосвязи всех его структур и функций. Поскольку основной функцией психики является обеспечение адекватности поведения организма условиям, в которых это поведение реализуется, психические процессы на каждом уровне развития психики не могут быть не согласованы и не интегрированы. Ссылка на то, что появление сознания связано с особой интеграцией психических процессов, практически ничего не меняет – на каждом уровне развития психики имеет место своя особая форма интеграции психических процессов. Не понятно и отличие «интеграции» от взаимосвязи и неразрывности психических процессов, на наличие которых даже у более простых видов живых существ указывал еще Г.И. Челпанов [18]. Кроме того, возникает проблема с дифференциацией понятия «интеграция» относительно таких понятий, как «функциональная система» П.К. Анохина или «психическое состояние» В.Д. Левитова, которые также имеют непосредственное отношение к «интеграции» и различным формам организации психических процессов.

Проблемными и крайне непродуктивными, на наш взгляд, являются представления о сознании В.М. Аллахвердова [3] в развиваемой им «психологике», претендующей на особую форму организации научных психологических знаний, альтернативную классической психологии. Мало того, что предлагается лишить психику (и сознание, в том числе) общепринятой функции отражения и регуляции поведения, ссылаясь на то, что такая точка зрения не более чем «привычная банальность», сознание в определениях В.М. Аллахвердова представляется чем-то вроде гомункулуса, который «все объясняет», может «догадываться о причинах наблюдаемых явлений», «проверять справедливость своих догадок», «мыслить», «принимать решение о том, что следует осознавать, а что заведомо осознавать не следует» и т.п. Но если все это делает сознание, то что же тогда остается на долю человека?! Приписывая сознанию способность выполнять функции, которые обычно считаются функцией человека (это человек может объяснять, догадываться, принимать решение, осознавать, мыслить и пр.), В.М. Аллахвердов фактически мифологизирует понятие «сознание». И здесь он не оригинален. Подобная трактовка сознания бытовала в психологии еще во времена Т. Липпса (1863-1914). Касаясь проблемы субстрата сознания, Т. Липпс ввел понятие о реальном «Я», близкое по смыслу с понятием «душа», и предложил рассматривать это «реальное «Я»» в качестве источника и носителя явлений сознания. В связи с критикой своего предложения он писал следующее: «Воспрещение говорить о реальном “Я” или о субстрате явлений сознания оказывается не столь безобидным, как оно может показаться сначала. Оно ввело в соблазн ставить нечто иное на место субстрата явлений сознания, а именно само “сознание”… Таким-то образом возникло сознание, которое воспроизводит содержания сознания, ощущает, мыслит, чувствует, хочет… Таким образом, стремясь избежать мнимой метафизики души, создали мифологию сознания » (Цит. по [11. С. 26]).

К непродуктивным представлениям можно отнести и идею В.М. Аллахвердова о множественности сознаний, о наличии таких «сознаний», как «сенсорное», «моторное», «сенсомоторное», «вербальное» и пр. На наш взгляд, это именно тот случай, когда, выражаясь словами Г.В. Акопова, «все возрастающие нагромождения и завалы в психологической проблематике сознания не только не приближают долгожданного решения, но и вызывают сомнения в оправданности и целесообразности самого понятия «сознание» в психологии» [2. С. 12].

Решение проблемы с определением сознания видится нам в рассмотрении сознания не как особой психики с добавлением образа «Я» или ее «интегративного» качества, и уж тем более не как механизма, обладающего способностью «объяснять», «выдвигать и проверять гипотезы», «принимать решение об осознавании или неосознавании» и т.п., а как особого психического процесса, относящегося к группе познавательных психических процессов, в результате которого в психике человека образуется особый образ – образ «Я» [5, 9]. «Особость» или специфика этого образа состоит в том, что он является образом самого субъекта как носителя психики, и возникает исключительно в психике человека в процессе и в результате его взаимодействия с другими людьми. Если использовать термин «реальное «Я»», введенный Т. Липпсом, но не для обозначения души, как субстрата или источника явлений сознания, а самого субъекта, обладающего сознанием, то образ «Я» оказывается отражением в психике субъекта того реального «Я», которым этот субъект и является. И вопрос нужно ставить не о том, что делает сознание, а о том, что может делать человек (реальное «Я»), обладающий сознанием. Это же касается и других психических процессов, в частности, мышления – не мышление решает задачи, а человек решает задачи с помощью процессов мышления; задача ставится не перед мышлением, а перед человеком.

Очевидно, что образ «Я», как образ носителя психики, включает в себя и образ психики (по принципу «матрешки»), и потому является сложным психическим образованием. По существу, в результате познавательного психического процесса, который называется сознанием, в психике субъекта возникает образ самой психики. В отличие от исходной или первичной психики психика, отраженная в образе «Я», может быть названа вторичной или рефлексивной психикой, а сам процесс образования рефлексивной психики – процессом рефлексии. Образ «Я», таким образом, представляет собой множество образов рефлексивной психики, каждый из которых является результатом отдельного рефлексивного процесса. Под рефлексивным процессом в данном случае понимается процесс, благодаря которому образ первичной психики становится достоянием вторичной или рефлексивной психики. Основу этого процесса составляет процесс осознавания (как особая форма процесса мышления), в результате которого образуется связь образа первичной психики с образом «Я». Интересно отметить, что в составе рефлексивной психики оказываются не только рефлексивные образы объектов внешней действительности, но и рефлексивный образ самого субъекта, то есть рефлексивный образ «Я», который, по-видимому, можно соотнести с понятием «самосознание» [6].

Если под сознанием понимать не только процесс образования образа «Я», но и сам образ «Я», как результат этого процесса (по аналогии с понятием «отражение», которое рассматривается и как процесс, и как результат), то вполне правомерным оказывается использование таких выражений, как «в психике» и «в сознании» с сохранением специфичности их смыслового содержания. В первом случае речь идет о том, что находится или происходит в первичной психике, во втором случае – во вторичной или рефлексивной психике.

Определив сознание как особый познавательный психический процесс, можно представить развитие психики в виде следующей цепочки непрерывно усложняющихся процессов психического отражения: ощущение — восприятие  — мышление  — сознание. В ощущениях отражаются отдельные свойства объектов и явлений ближайшего будущего объективной действительности; в восприятиях – отдельные объекты и явления в совокупности их свойств и качеств; в мышлении – взаимосвязи объектов и явлений и целостные ситуации; в сознании – сам субъект как носитель психики.

На рис. 3 представлена схема, поясняющая суть понятия «сознание» как познавательного психического процесса, результатом которого является формирование в психике субъекта образа «Я», рефлексивной психики и рефлексивного образа «Я». Рис. 3. Сознание как высший уровень развития познавательных психических процессов, обеспечивающий возникновение в психике субъекта образа самого субъекта как носителя психики (образа «Я»).

Непосредственно связанным с понятием «сознание» является понятие «осознание». В психологической литературе понятие «осознание», как и понятие «сознание», не имеет четкого определения и часто используется в качестве синонима не только понятию «сознание», но и понятию «понимание» (например, в выражении «Я осознаю (сознаю/понимаю), что …»).

Примером крайне запутанного и противоречивого до абсурда определения понятия «осознание» может служить определение доктора психологических наук А.Ю. Агафонова, который является учеником и последователем В.М. Аллахвердова. Полагая, что осознание есть «конечный результат, интегральный психический продукт активности сознания», А.Ю. Агафонов пишет: «любой осознаваемый эффект есть следствие неосознаваемой деятельности сознания» [1. С. 10-11]. И деятельность эта, по мнению автора, заключается в принятии сознанием решения об осознании. «Как осознание, так и неосознавание, — отмечает А.Ю. Агафонов, — трактуются как итоговые результаты когнитивного процесса, в котором одним из этапов является «принятие решения об осознании/неосознавании» [Там же. С. 13]. Если следовать логике А.Ю. Агафонова, то получается, что осознание есть результат деятельности сознания по принятию решения об осознании, которая осуществляется сознанием неосознанно. Потрясающе!!!

В отличие от А.Ю. Агафонова, мы понимаем осознание как результат не сознания, а мышления [11].

Осознание есть всегда осознание «чего-то», и осознается это «что-то» всегда «кем-то». Будучи явлением психическим, осознание представляет собой связь, с одной стороны, образа «Я», который является результатом сознания и отражением того, кто способен осознавать, и, с другой стороны, образа «чего-то», что является результатом любого другого протекающего в психике психического процесса. Образование же самой связи между этими образами осуществляется благодаря процессам мышления. Мышление, по определению, есть познавательный психический процесс отражения в психике связей и соотношений объектов и явлений действительности. Поскольку объекты и явления действительности отражаются в психике в форме образов, отражение связей между объектами, равносильно образованию в психике связей между образами, в которых эти объекты отражаются. Осознать что-то – значит связать образ этого «что-то» с образом «Я», и образование этой связи осуществляется в результате процесса мышления. Учитывая, что образование связи между образами, мы называем пониманием, не сложно понять, почему понятия «осознавание», «осознание» и «понимание» часто используются как синонимы.

Очевидно, с образом «Я» будут связываться не все возникающие в психике человека образы, а лишь некоторые из них, в частности, те, в которых отражается то, что имеет для него достаточно высокую степень значимости. Осознается, таким образом, то, что отражается в познавательных психических процессах и вызывает достаточно интенсивные эмоциональные реакции.

Совокупность образов, связанных с образом «Я», включая сам образ «Я», представляет собой особую область психики, для обозначения которой вполне подходит широко известное словосочетание «область сознательного». Соответственно, множество других имеющихся в психике образов, которые не образуют непосредственных связей с образом «Я», составляет содержание той части психики, которую можно обозначить как область «бессознательного». Таким образом, психика человека выступает в единстве «сознательного» и «бессознательного», на что обращал внимание, в частности, К. Юнг. «Сознание и бессознательное, – писал К. Юнг, – не имеют четко очерченных границ; одно начинается там, где отступает другое. Дело в том, что психе представляет собой сознательно-бессознательное целое» [20. С. 397]. Поскольку объем области «сознательного» значительно меньше объема области «бессознательного», а регуляция поведения и деятельности человека осуществляется на основе всей психики (о чем гласит один из основных принципов психологии – принцип «единства психики и поведения»), получается, что большая часть совершаемых человеком действий и поступков, обусловливается содержанием того, что находится и происходит в области «бессознательного». На особое значение «бессознательного» в регуляции поведения человека обратил внимание З. Фрейд [17], который заложил основы новой, по существу, отрасли психологии – психологии бессознательного – и нового направления в психотерапевтической практике, получившей название психоанализа.

Область «сознательного», как часть психики человека, появление которой обусловливается появлением у него сознания, и есть та вторичная психика, которую мы обозначили термином «рефлексивная психика». Интересно отметить, что исходное содержание образа, по-падающего в область «сознательного» в результате образования связи этого образа с образом «Я», по существу не меняется, оно становится лишь осознаваемым или представленным в психике представителю реального «Я», в качестве которого выступает «образ «Я». Очевидно, то же самое можно сказать и по отношению к содержанию образа, который перестает быть достоянием области «сознательного» и переходит в область «бессознательного», когда его связь с образом «Я» по каким-то причинам нарушается. В связи с этим хотелось бы привести следующую цитату из работы К. Юнга: «Итак, мы подошли к вопросу: в каком состоянии находятся психические содержания, когда они пребывают вне связи с сознательным эго? … наиболее осторожным выводом будет следующий: когда некое содержание становится бес-сознательным, ничего не меняется, за исключением связи с сознательным эго» [20. С. 383].

Из определений, которые были даны нами понятиям «понимание» и «осознание», следует, что любое осознание есть понимание. Но не любое понимание есть осознание! Осознанием является лишь такое понимание, в котором в качестве одного из связываемых образом выступает образ «Я». Осознание – более узкое понятие по отношению к пониманию и является особым видом понимания, присущего человеку, обладающему сознанием.

Учитывая, что понимание является результатом мышления как познавательного психического процесса, а результат любого психического процесса есть образ, можно сделать вывод, что понимание – это не только процесс установления связей между образами, но и образ тоже. Этот образ представляет собой совокупность взаимосвязанных образов и его можно называть «образом понимания» или «образом мышления» (по аналогии с понятиями «образ восприятия», «образ памяти, «образ воображения»). При появлении в психике особого образа – образа понимания – и при наличии там образа «Я» между этими двумя образами благодаря процессу мышления может устанавливаться взаимная связь, и в этом случае мы можем говорить о возникновении у человека осознания понимания. Обычно осознание понимания сопровождается достаточно бурными эмоциональными проявлениями в форме переживаний, которые на вербальном уровне могут выражаться возгласом типа «Эврика!».

Сущность понятий «сознание», «осознание», «понимание» и «осознание понимания» в наглядной форме показана на рис. 4. Представленная на рисунке схема воспроизводилась нами ранее в работах [7, 8]. В этой схеме показано также, что совокупность образов, связанных с образом «Я», включая сам образ «Я», составляет в психике область «сознательного». Множество других имеющихся в психике образов, которые не образуют непосредственных связей с образом «Я», составляет содержание области «бессознательного».

Рис. 4. Процессы осознания, понимания и осознания понимания, возникающие в психике человека благодаря познавательным психическим процессам сознания, мышления, восприятия, памяти и воображения.

Предложенное понимание понятия «осознание» позволяет говорить о различных вариантах осознания:

а) осознание всей совокупности объектов ситуации или только ее части;

б) осознание полного или частичного понимания ситуации.

Когда мы рассматриваем поведение человека, то в зависимости от того, что и в какой степени им осознается, мы будем иметь разные типы или формы поведения. При осознании совокупности объектов ситуации (всей или только части) и осознании понимания ситуации (полного или частичного), поведение можно назвать «сознательным» или «осознанным» (в большей или меньшей степени). Если осознание совокупности объектов ситуации есть, но нет осознания понимания, то поведение может быть названо «интуитивным».

В случае отсутствия осознания всей совокупности объектов ситуации, осознание пони-мания ситуации, по-видимому, также должно отсутствовать. Однако само понимание ситуации в принципе возможно, так как психические процессы восприятия, памяти, мышления могут работать и выполнять свои функции по отражению действительности. В этом случае механизм регуляции поведения человека без участия сознания можно назвать «автопилотным» (по аналогии с названием режима движения самолета, когда пилот не принимает непосредственного участия в управлении его полетом). При этом человек может находиться как в бессознательном состоянии, так и в сознательном. В первом случае имеет место либо нарушение процесса образования образа «Я», то есть процесса сознания, либо нарушение процесса образования связи образа «Я» с другими образами, то есть процесса осознавания. Приме-ром такой «автопилотной» формы поведения может служить поведение человека в состоянии сильного алкогольного опьянения. Во втором случае процессы сознания и осознавания не нарушаются, но человек представляет себя, находящимся не в ситуации «здесь и сейчас», а в ситуации «там и тогда». В этом случае его образ «Я» связывается с образами объектов этой другой представляемой ситуации, а все движения и перемещения тела, находящегося в текущей ситуации, продолжают регулироваться психическими процессами и образами из области «неосознаваемого», то есть из области «бессознательного». Такое поведение и соответствующий механизм его регуляции обычно называется не бессознательным, а «неосознаваемым» или «машинальным».

Проведенный нами анализ одной из фундаментальных проблем психологии, связанной с определением сущности сознания как высшего уровня развития психики, позволяет сделать вывод, что истоки проблемы лежат в недостаточно четкой дифференциации понятий «психика» и «сознание», «сознание» и «осознание», «осознание» и «понимание» и в излишне лояльном, а может и пренебрежительном отношении к наличию как формально-логических, так и смысловых противоречий в их формулировках. Осознавая значимость построения непротиворечивой системы психологических понятий, К.К. Платонов в свое время с горечью отметил: «ни одна наука не относится так небрежно к своим понятиям, так мало делает попыток для их уточнения и согласования, как психология. Ни в одной науке нет такой замены научных, взаимосвязанных терминов образными словами, как в психологии» [15. С. 10]. Нельзя сказать, что сейчас положение дел в отношении формулировок и использования таких, в частности, базовых понятий психологии, как «сознание» и «осознание» существенным образом изменилось. Сложность раскрытия сущности сознания усугублялась и тем, что в результате длительной идентификации сознания с психикой мысль о том, что сознание, будучи высшим уровнем развития психики, может быть лишь одним из психических процессов, входящих в структуры психики, в принципе не допускалась. Хотя, как оказалось, эта мысль и не такая уж крамольная. Именно придание сознанию статуса особого познавательного психического процесса, как процесса, обеспечивающего возможность получения субъектом (носителем психики) знания о себе как носителе психики, позволяет разрешить многие казалось бы неразрешимые проблемы психологии.

Литература:

1. Агафонов А.Ю. Когнитивная психомеханика сознания или как сознание неосознанно принимает решение об осознавании. – Самара: ИД «Бахрах-М», 2007.

2. Акопов Г.В. Проблема сознания в российской психологии: Учеб. пособие. – М.: Изд-во Моск. психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЕК», 2004.

3. Аллахвердов В.М. Методологическое путешествие по океану бессознательного к таинственному острову сознания. – СПб.: Изд-во «Речь», 2003.

4. Гинецинский В.И. Пропедевтический курс общей психологии. Учеб. пособие. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1997.

5. Корниенко А.Ф. Структура психических процессов //Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года: В 8 т. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. – Т.IV. – С. 383-387.

6. Корниенко А.Ф. Проблемы сознания, осознания и самосознания //Психология соз-нания: современное состояние и перспективы. Материалы I Всероссийской конференции, Самара, 29 июня – 1 июля 2007 г. – Самара: Изд-во «Научно-технический центр», 2007. – С. 61-63.

7. Корниенко А.Ф. Психологические механизмы социальной детерминации сознания и самооценки человека //Вестник университета (Государственный университет управления). № 2 (50). – М.: ГУУ, 2008. – С. 85-88.

8. Корниенко А.Ф. Зачем живому организму нужна психика и что это такое //Российский научный журнал. – 2009. – № 3 (10). – С. 47-60.

9. Корниенко А.Ф. Психика и психические процессы: единая система психологических понятий //Российский научный журнал. – 2009. – № 4 (11). – С. 78-89.

10. Корниенко А.Ф. Процессы мышления, понимания, сознания и осознания //Психология когнитивных процессов /Материалы 3-й международной научно-практическая конференция, Смоленск, 14-15 мая 2009 г.; Под ред. А.Г. Егорова, В.В. Селиванова. – Смо-ленск: Универсум, 2009. – С. 47-54.

11. Куренной В. К вопросу о возникновении феноменологического движения //Логос 1991–2005. Избранное: В 2 т. Т. 2. – М.: Изд. дом «Территория будущего», 2006. – С. 9-46.

12. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность //Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. II. – М.: Педагогика, 1983. – С. 94-231.

13. Маклаков А.Г. Общая психология. – СПб.: Питер, 2001.

14. Никандров В.В. Психология. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008.

15. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. – М.: Наука, 1982.

16. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2001.

17. Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений /Сост., науч. ред., авт. вступ. ст. М. Г. Ярошевский. – М.: Просвеще¬ние, 1990.

18. Челпанов Г.И. Классификация душевных явлений //Очерки психологии. – М.-Л.: Моск. акц. изд. об-во., 1926. – С. 58-63.

19. Чуприкова Н. И. Система понятий общей психологии и функциональная система психической регуляции поведения и деятельности //Вопросы психологии. – 2007. – № 3. – С. 3-15.

20. Юнг К. О природе психе /Перевод С.Л. Удовик. 2001. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.jungland.ru/node/1592 (дата обращения: 16.01.2010).

 

концепций сознания в JSTOR

Абстрактный

Психологи снова оказываются в точке исторического развития своей науки, где пристальное внимание к значениям будет неоценимым в преодолении концептуальной путаницы и трудностей взаимопонимания, которые так часто встречаются в научных дискуссиях о сознании. Настоящая статья представляет собой постоянные попытки улучшить нашу изощренность в отношении некоторых из основных концепций, в терминах которых мы думаем о различных референтах слова «сознание».Каждый из шести основных разделов статьи концентрируется на одном обычном понятии сознания вместе с определенными сконструированными понятиями из психологии и смежных областей — концепциями, которые претендуют на то, чтобы иметь примерно такой же референт, как и обычное понятие. Заключительный раздел связывает основные концепции, которые обсуждались в предыдущих разделах, посредством четырех измерений значения: измерения интерсубъективности, измерения объективации, измерения предчувствия и измерения самоанализа.Внимательно рассмотрев эти важные концепции сознания и интенсивно используя их, мы можем надеяться эффективно использовать их в будущем без затруднений и двусмысленности.

Информация о журнале

The Journal of Mind and Behavior (JMB) признает, что разум и поведение позиционируются, взаимодействуют и причинно связаны друг с другом разнонаправленными способами; Журнал призывает исследовать эти взаимосвязи. JMB особенно интересуется научной работой в следующих областях: психология, философия и социология экспериментирования и научного метода; проблема разума и тела в психиатрии и социальных науках; критический анализ концепции DSM-биопсихиатри-соматотерапии; вопросы, относящиеся к этическому изучению познания, самосознания и высших функций мышления у нечеловеческих животных.

Информация об издателе

Небольшое академическое издательство, посвященное междисциплинарному подходу в психологии, психиатрии и смежных областях. Издатель журнала «Разум и поведение». Спонсор симпозиумов и конференций по теориям сознания и проблеме разума и тела в социальных науках.

уровней психологии сознания — как подняться на вершину?

Что такое сознание?

Хотя существует множество теорий, пытающихся разобраться в этой неуловимой вещи, которую мы называем «сознанием», человечество еще не полностью осознало, что это такое.

Этот пост посвящен именно этому. Мы погрузимся в психологию сознания, , существование, и то, как мы можем использовать свое понимание сознания, чтобы стать лучшей версией самих себя.

Что такое психология сознания?


Хотя нам еще предстоит выяснить всю широту и природу сознания, у нас есть достаточное количество знаний о нем с точки зрения психологического определения сознания.

По сути, психология сознания относится к способности осознавать нашу внутреннюю и внешнюю среду. Все, что мы чувствуем, думаем, ощущаем и делаем, происходит благодаря нашему осознанию и сознанию.

Это очень просто.

Но чем больше вы углубляетесь в тему, тем сложнее становится.

Существует так много школ мысли о природе и формировании сознания, что можно только трепетать.

Тем не менее, мы будем придерживаться нашей цели и укажем вам на конкретные аспекты психологии сознания, которые нам нужны для того, чтобы жить своей жизнью постоянно лучше.

Что такое состояние сознания в психологии?

«Состояния сознания» в психологии относятся к состоянию сознания в любой данный момент. Например, состояние повышенной осведомленности, состояние тревоги или печали, состояние сна или состояние, вызванное приемом наркотиков.

По сути, существует широкий спектр состояний, в которых может находиться ваше сознание, и все зависит от уровня сознания, на котором вы в настоящее время проживаете в своей жизни.

Что такое

отфильтрованное состояние сознания в психологии?

Итак, измененное состояние сознания — это такое состояние, которого вы не можете достичь обычным образом, например, гипнотические состояния, осознанные сновидения, внетелесные переживания и многие другие.

Достижение измененных состояний может помочь нам на пути к самопознанию и реализации, и к ним можно получить доступ с помощью различных инструментов и методов с помощью учителей.

Однако в редких случаях некоторые люди могут случайно оказаться в таких состояниях под воздействием наркотиков, травм, психозов или недосыпания. Но это может нанести вред или психологическое нарушение.

Итак, как мы можем использовать наше понимание сознания, чтобы стать лучше на этой планете?

Давайте начнем с рассмотрения различных уровней сознания.

Что такое разные уровни сознания?


Все мы знаем три уровня сознания, которым нас научила фрейдистская психология — сознательный, подсознательный и бессознательный.

Но психологическое изучение сознания значительно продвинулось вперед, и появилось много передовых точек зрения. Среди них наиболее полезной для нас является теория непрерывно развивающегося сознания.

Согласно этой теории, человеческое сознание находится на эволюционном пути через последующие уровни развития.

Благодаря этому эволюционному процессу мы эволюционировали от «раннего сознания пещерного человека» к сознанию «современного человека». Многие древние восточные философии также указывают на ту же истину.

Теперь, естественно, возникает вопрос: а каковы следующие уровня человеческого сознания?

Согласно Вишену Лакхиани, основателю Mindvalley и автору книги «Код необычного разума », есть еще 3 уровня , через которые человеческое сознание должно развиться, чтобы достичь полного просветления.

Уровней сознания:

Уровень 0: Ранний человек. Скромное начало человеческого сознания, когда мы были охотниками-собирателями.

Уровень 1: Современный человек. Большая часть человечества в настоящее время живет на этом уровне; борется как с физическим миром, так и с когнитивным миром идей.

Уровень 2: Культурный хакер. Все больше и больше из нас начинают сомневаться в окружающем мире. Вот так мы выходим на уровень «культурного хакера».”

Уровень 3: Безграничное состояние. Чувство миссии, единства, интуиции, вдохновения и блаженства — черты этого состояния.

Уровень 4: Разум Бога. Это вершина сознательного роста. Пока что это испытали лишь немногие.

Прочтите этот блог здесь, чтобы узнать больше об уровнях и о том, как продолжать осознанное развитие.

На каком уровне сознания, по вашему мнению, вы находитесь в настоящее время, и как бы вы хотели, чтобы ваше сознание развивалось? Поделитесь с нами в комментариях ниже!

Сознание — PSYC 100: Принципы психологии F21

Оригинальная глава Кена Паллера и Сатуро Судзуки, адаптированная факультетом психологии Королевского университета

Эта глава открытого доступа изначально была написана для проекта NOBA.Информацию о проекте NOBA можно найти ниже.

Мы призываем учащихся использовать «Трехэтапный метод» для поддержки в учебе. Вы можете найти нашу версию трехэтапного метода, созданную в сотрудничестве с Queen’s Student Academic Success Services, по следующей ссылке: https://sass.queensu.ca/psyc100/

Сознание — это высшая тайна. Что это такое и почему оно у нас? На эти вопросы трудно ответить, даже несмотря на то, что сознание имеет фундаментальное значение для нашего существования.Возможно, мир природы мог бы существовать в значительной степени таким, какой он есть, без человеческого сознания; но отнятие сознания, по сути, отняло бы нашу человечность. Психологическая наука частично занимается вопросами о сознании, отделяя нейрокогнитивные функции, связанные с сознательным опытом, от тех, которые возникают без сознательного опыта. Продолжающееся исследование такого рода различий дает эмпирическую основу для новых гипотез о предшественниках сознательного опыта.Таким образом, создаются более обширные концептуальные представления, сочетающие взгляды от первого и третьего лица, чтобы дать новые ключи к разгадке тайны сознания.

Цели обучения

  • Разберитесь в научных подходах к пониманию сознания.
  • Ознакомиться с данными о человеческом зрении, памяти, осознании тела и принятии решений, имеющих отношение к изучению сознания.
  • Оцените некоторые современные теории о сознании.

Сознательный опыт

Созерцайте уникальный опыт быть собой в этот момент! Вы и только вы имеете непосредственное знание своего собственного сознательного опыта.В то же время вы не можете узнать сознание изнутри чужого взгляда. Как мы можем начать понимать эту фантастическую способность иметь личный, сознательный опыт?

На самом базовом уровне все сознательные переживания уникальны для каждого человека. [Изображение: Этьен Льони Пуассон, https://goo.gl/mbo5VJ, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

В некотором смысле все, что вы знаете, — это ваше собственное мнение, с вашим собственным сознанием в центре. Тем не менее, научное изучение сознания сталкивается с проблемой выработки общего понимания, выходящего за рамки того, что можно узнать с точки зрения одного человека.

Чтобы углубиться в эту тему, необходимо сначала рассмотреть некоторую терминологию. Термин сознание может обозначать способность человека генерировать серию сознательных переживаний один за другим. Сюда мы включаем переживания ощущения и понимания сенсорной информации, временной последовательности автобиографических событий, воображения, эмоций и настроений, идей, воспоминаний — всего диапазона ментального содержания, открытого для человека.

Сознание также может относиться к состоянию человека, например, в остром или тупом состоянии сознания, в состоянии, вызванном приемом лекарств, таком как эйфория, или в состоянии ослабления из-за сонливости, сна, неврологической аномалии или комы.В этом модуле мы фокусируемся не на состояниях сознания или самосознании, а скорее на процессе, который разворачивается в ходе сознательного опыта — момента осознания — существенного ингредиента сознания.

Другой разум

Вы, наверное, испытали чувство, что точно знаете, о чем думает друг. Различные знаки могут направлять наши выводы о сознании других. Мы можем попытаться сделать вывод о том, что происходит в сознании другого человека, полагаясь на предположение, что он чувствует то же, что, по нашему мнению, мы чувствовали бы в той же ситуации.Мы можем объяснить чьи-то действия или эмоциональные выражения, зная об этом человеке и внимательно наблюдая за его поведением. Таким образом, мы часто показываем существенное понимание того, о чем они думают. В других случаях мы полностью ошибаемся.

Измеряя активность мозга с помощью различных нейробиологических технологий, мы можем получить дополнительную информацию, полезную для расшифровки душевного состояния другого человека. В особых обстоятельствах такие выводы могут быть очень точными, но ограничения на чтение мыслей остаются, подчеркивая сложность понимания того, как именно возникают сознательные переживания.

Наука о сознании

Попытки понять сознание были широко распространены на протяжении всей истории человечества, в основном из них преобладали философские анализы, сфокусированные на точке зрения от первого лица . Теперь у нас есть более широкий набор подходов, который включает философию, психологию, нейробиологию, когнитивную науку и созерцательную науку (Blackmore, 2006; Koch, 2012; Zelazo, Moscovitch, & Thompson, 2007; Zeman, 2002).

Сознание — это тема, к которой обращались религиоведы, философы, психологи и нейробиологи.[Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

Задача этой комбинации подходов — дать исчерпывающее объяснение сознания. Это объяснение будет включать описание преимуществ сознания, особенно для поведенческих способностей, которые позволяет сознательный опыт, которые превосходят автоматическое поведение. Субъективные переживания также необходимо описывать таким образом, чтобы логически показать, как они возникают в результате предшествующих событий в человеческом мозгу. Более того, полный отчет описывает, как сознание зависит от биологических, экологических, социальных, культурных факторов и факторов развития.

Вначале центральный вопрос состоит в том, как представить себе сознание относительно других вещей, которые мы знаем. Объекты в нашей окружающей среде имеют физическую основу и считаются состоящими из компонентов, так что они могут быть разбиты на молекулы, элементы, атомы, частицы и так далее. Но мы также можем понимать вещи относительно и концептуально. Иногда явление лучше всего рассматривать как процесс, а не как физическую сущность (например, пищеварение — это процесс, при котором пища расщепляется).Каковы же тогда отношения между нашими сознательными мыслями и физической вселенной и, в частности, нашим мозгом?

Позиция Рене Декарта, дуализм , заключалась в том, что психическое и физическое, по сути, являются разными субстанциями. Этому взгляду можно противопоставить редукционистских взглядов , согласно которым ментальные явления можно объяснить с помощью описаний физических явлений. Хотя дебаты о дуализме / редукционизме продолжаются, есть много способов показать, что разум зависит от мозга.

Видное направление научного изучения сознания — поиск понимания этих зависимостей — увидеть, сколько света они могут пролить на сознание. Таким образом, были достигнуты значительные успехи в наших знаниях о сознании, как видно из следующих примеров.

Сознательный опыт визуального восприятия

Предположим, вы встретили своего друга на переполненном вокзале. Вы можете заметить на ее лице легкую улыбку. В этот момент вы, вероятно, не подозреваете о многих других вещах, происходящих в вашем поле зрения.Что заставляет вас осознавать одни вещи, а другие — нет? У вас, вероятно, есть своя собственная интуиция на этот счет, но эксперименты доказали неверность многих распространенных интуитивных представлений о том, что порождает визуальное восприятие.

Например, вы можете подумать, что если вы внимательно смотрите на яркое пятно, вы должны его осознавать. Не так. При явлении, известном как слепота, вызванная движением, яркие диски полностью исчезают из вашего сознания при полном внимании. Чтобы убедиться в этом на собственном опыте, см. Раздел «Внешние ресурсы» этого модуля, где демонстрируется слепота, вызванная движением.

Вы действительно в курсе всего, что происходит вокруг вас? В контексте переполненного железнодорожного вокзала вы можете визуально осознавать определенные вещи, в то же время не обращая внимания на многие другие, которые находятся прямо перед вами. [Изображение: Диего Торрес Сильвестр, https://goo.gl/ZkCWEC, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Вы можете подумать, что если вы глубоко проанализируете изображение, расшифруете его значение и примете решение об этом вы должны знать изображение. Не обязательно. Когда число кратковременно мигает и быстро заменяется случайным рисунком, вы можете не осознавать этого, несмотря на то, что ваш мозг позволяет вам определить, что число больше 5, а затем подготовить правую руку для нажатия клавиши. если это то, что вам было поручено сделать (Dehaene et al., 1998).

Таким образом, ни яркость изображения, ни полное внимание к нему, ни его глубокий анализ не гарантируют, что вы его осознаете. Что же тогда является важнейшим компонентом визуального восприятия?

Современный ответ заключается в том, что наше понимание визуальной особенности зависит от определенного типа взаимного обмена информацией между несколькими областями мозга, особенно в коре головного мозга. В поддержку этой идеи, прямая активация области визуального движения (известной как V5) с помощью внешнего магнитного поля (транскраниальная магнитная стимуляция , ) заставит вас увидеть движущиеся точки.Это не удивительно. Что удивительно, так это то, что активизация одной только области визуального движения не позволяет вам увидеть движение. Вы не увидите движущихся точек, если сигнал обратной связи от V5 к первичной зрительной коре будет нарушен дополнительным транскраниальным импульсом магнитной стимуляции (Pascual-Leone & Walsh, 2001). Реверберирующий взаимный обмен информацией между визуальными областями более высокого уровня и первичной зрительной корой, по-видимому, необходим для создания визуальной осведомленности.

Эта идея также может объяснить, почему людям с определенными типами повреждений головного мозга не хватает визуальной осведомленности.Рассмотрим пациента с повреждением головного мозга, ограниченным первичной зрительной корой, который утверждает, что ничего не видит — проблема, названная корковой слепотой . Другие области зрительной коры могут по-прежнему получать визуальный сигнал через проекции от структур мозга, таких как таламус и верхний холмик, и эти сети могут опосредовать некоторые сохраненные зрительные способности, которые происходят без осознания. Например, пациент с корковой слепотой может обнаруживать движущиеся стимулы через активацию V5, но все еще не имеет сознательного восприятия стимулов, потому что реверберирующий взаимный обмен информацией не может иметь место между V5 и поврежденной первичной зрительной корой.Сохраненная способность обнаруживать движение может быть очевидна только тогда, когда требуется предположение («угадать, переместилось ли что-то влево или вправо») — в противном случае ответ был бы «Я ничего не видел». Этот феномен слепого зрения относится к слепоте из-за неврологической причины, которая сохраняет способность анализировать и реагировать на зрительные стимулы, которые не воспринимаются сознательно (Lamme, 2001).

Если обмен информацией между областями мозга имеет решающее значение для создания визуальной осведомленности, нейронная синхронизация должна играть важную роль, поскольку она способствует нейронной коммуникации.Возбудимость нейрона меняется со временем. Коммуникация между нейронными популяциями улучшается, когда их колебательные циклы возбудимости синхронизируются. Таким образом, информация, передаваемая от одной популяции в ее возбудимой фазе, принимается целевой популяцией, когда она также находится в возбудимой фазе. Действительно, колебательная нейронная синхронизация в частотах бета- и гамма-диапазонов (определяемых по количеству колебаний в секунду, 13–30 Гц и 30–100 Гц, соответственно), по-видимому, тесно связана со зрительным восприятием.Эта идея подчеркивается в Теории сознания Global Neuronal Workspace of Consciousness (Dehaene & Changeux, 2011), в которой обмен информацией между префронтальной, нижней теменной и затылочной областями коры головного мозга считается особенно важным для повышения осведомленности.

Родственная точка зрения, Теория интеграции информации , состоит в том, что совместно используемая информация сама по себе составляет сознание (Тонони, 2004). У организма было бы минимальное сознание, если бы структура совместно используемой информации была простой, тогда как у него был бы богатый сознательный опыт, если бы структура совместно используемой информации сложная.Грубо говоря, сложность определяется как количество сложно взаимосвязанных информационных единиц или идей, генерируемых сетью обмена информацией на местном и глобальном уровнях. Степень осознанности в организме (или машине) будет высокой, если возникают многочисленные и по-разному взаимосвязанные идеи, низкой, если возникает только несколько идей или если существует множество идей, но они случайны и не связаны. Вычислительный анализ дает дополнительные перспективы для таких предложений. В частности, если каждый нейрон связан со всеми остальными нейронами, все нейроны будут иметь тенденцию активироваться вместе, генерируя несколько отличительных идей.С другой стороны, при очень низком уровне нейронной связи все нейроны будут иметь тенденцию активироваться независимо, генерируя множество, но не связанных идей. Таким образом, для развития богатого уровня сознания потребуется подходящая смесь нейронных связей ближнего, среднего и дальнего действия. Кора головного мозга человека действительно может иметь такую ​​оптимальную структуру нейронных связей. Учитывая то, как сознание концептуализируется в этой теории как ступенчатое, а не как все или ничего, количественный подход (например,г., Casali et al., 2013; Monti et al., 2013) можно предположительно использовать для оценки уровня сознания у нечеловеческих видов и искусственных существ.

Сознательный опыт памяти

Вершина сознательных функций человеческой памяти известна как эпизодическое воспоминание, потому что оно позволяет заново пережить прошлое, виртуально пережить более раннее событие. Люди, страдающие амнезией из-за неврологического повреждения определенных критических областей мозга, плохо запоминают события и факты.Их дефицит памяти нарушает тип памяти, называемый декларативной памятью , и затрудняет сознательное запоминание. Однако при амнезии обычно сохраняется набор функций памяти, не связанных с сознательным запоминанием. Эти другие типы памяти, которые включают различные привычки, двигательные навыки, когнитивные навыки и процедуры, могут быть продемонстрированы, когда человек выполняет различные действия в зависимости от предшествующего обучения, но в этих случаях сознательный опыт запоминания не обязательно включается.

Таким образом, исследования амнезии подтвердили предположение, что сознательное запоминание требует определенного набора мозговых операций, которые зависят от сетей нейронов в коре головного мозга. Некоторые из других типов памяти связаны только с подкорковыми областями мозга, но есть и заметные исключения. В частности, восприятие — это тип памяти, который не влечет за собой сознательный опыт запоминания и обычно сохраняется при амнезии. Считается, что перцептивная прайминг отражает беглость обработки, производимую предыдущим опытом, даже если человек не может вспомнить этот предыдущий опыт.Например, слово или лицо могли бы быть восприняты более эффективно, если бы они были просмотрены на несколько минут раньше, чем если бы их не было. В то время как человек с амнезией может продемонстрировать эту специфическую беглость речи из-за изменений в соответствующих областях коры головного мозга, он, тем не менее, будет нарушен, если его попросят распознать слова или лица, которые они видели ранее. Разумный вывод на основе этих данных состоит в том, что воспоминание об эпизоде ​​- это сознательный опыт не только из-за вовлечения одной части коры головного мозга, но, скорее, из-за специфической конфигурации корковой активности, участвующей в обмене или интеграции информации. .

Дальнейшие нейробиологические исследования восстановления памяти пролили дополнительный свет на шаги, необходимые для осознанного воспоминания. Например, хранение воспоминаний о событиях, которые мы переживаем каждый день, по-видимому, зависит от связей между несколькими корковыми областями, а также от структуры мозга, известной как гиппокамп. Хранение в памяти становится более безопасным благодаря взаимодействиям между гиппокампом и корой головного мозга, которые могут происходить в течение продолжительных периодов времени после первоначальной регистрации информации.Таким образом, восстановление сознания зависит от активности сложных наборов сетей в коре головного мозга. Восстановление памяти, которое не включает сознательное воспоминание, зависит либо от ограниченных частей коры головного мозга, либо от областей мозга, отдельных от коры.

Способы, которыми выражения памяти, включающие осознание запоминания, отличаются от тех, которые, таким образом, не подчеркивают особую природу переживаний сознательной памяти (Paller, Voss, & Westerberg, 2009; Voss, Lucas, & Paller, 2012).Действительно, хранение памяти в мозгу может быть очень сложным для многих различных типов памяти, но существуют определенные физиологические предпосылки для того типа памяти, который совпадает с сознательным воспоминанием.

Сознательный опыт восприятия тела

Мозг может генерировать осознание тела, регистрируя совпадающие ощущения. Например, когда вы потираете руку, вы видите, как ваша рука трет ее, и одновременно чувствуете ощущение трения как в руке, так и в руке.Эта одновременность говорит вам, что это ваша рука и ваша рука . Младенцы используют тот же тип совпадающих ощущений, чтобы вначале развить различие между собой и чужим, что является фундаментальным для нашего конструирования мира.

Тот факт, что ваш мозг таким образом конструирует телесное осознание, можно испытать с помощью иллюзии резиновой руки (см. Внешний ресурс). Если вы видите, как натирают резиновую руку, и одновременно ощущаете соответствующее ощущение трения о собственное тело вне поля зрения, вы на мгновение испытаете странное ощущение, что эта резиновая рука принадлежит вам.

Построение осознания нашего тела, по-видимому, опосредуется специфическими механизмами мозга, включающими область коры головного мозга, известную как височно-теменное соединение. Повреждение этой области мозга может вызвать искаженное восприятие тела, например ощущение существенно удлиненного туловища. Измененная нейронная активность в этой области посредством искусственной стимуляции также может вызывать внетелесный опыт (см. Раздел «Внешние ресурсы» этого модуля), когда вы чувствуете, что ваше тело находится в другом месте, и у вас есть новый взгляд на свое тело и мир, например, с потолка комнаты.

Примечательно, что сопоставимые мозговые механизмы могут также генерировать нормальное осознание ощущения себя и ощущения пребывания внутри тела. В контексте виртуальной реальности это ощущение известно как присутствия (неотразимое ощущение присутствия на самом деле). Наша нормальная локализация «я» может быть столь же искусственной, поскольку это не конкретный аспект жизни, а конструируется с помощью особого механизма мозга.

A Социальная нейробиология Теория сознания (Graziano & Kastner, 2011) приписывает важную роль нашей способности локализовать собственное самоощущение.Основная посылка теории состоит в том, что вы лучше чувствуете себя в социальной среде в той степени, в которой вы можете предсказать, что люди собираются делать. Итак, человеческий мозг разработал механизмы для построения моделей внимания и намерений других людей и для локализации этих моделей в головах соответствующих людей, чтобы отслеживать их. Предполагается, что тот же самый мозговой механизм был адаптирован для построения модели собственного внимания и намерения, которая затем локализуется в собственной голове и воспринимается как сознание.Если это так, то основная функция сознания — позволить нам предсказывать собственное поведение. Необходимы исследования, чтобы проверить основные предсказания этой новой теории, например, связаны ли изменения в сознании (например, из-за нормальных колебаний, психических заболеваний, повреждения мозга) с изменениями в мозговых механизмах, которые позволяют нам моделировать внимание других людей. и намерение.

Осознанный опыт принятия решений

Выбор среди множества возможных действий, чувство воли , тесно связано с нашим субъективным ощущением сознания.Когда мы принимаем много решений, мы можем чувствовать себя особенно сознательными, а затем чувствовать себя истощенными, как будто наша умственная энергия истощена.

Принимая решение, вы можете тщательно обдумать свой выбор или просто «действовать интуитивно». [Изображение: Дэниел Ли, https://goo.gl/aJi3jx, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Мы принимаем решения двумя разными способами. Иногда мы тщательно анализируем и взвешиваем различные факторы, чтобы принять решение, в полной мере используя сознательный режим обработки информации нашим мозгом.В других случаях мы принимаем внутреннее решение , доверяя бессознательному способу обработки информации (хотя он все еще зависит от мозга). Бессознательный режим искусен в одновременном рассмотрении множества факторов параллельно, что может дать общее представление о совокупности доказательств. В этом случае мы не осознаем индивидуальных соображений. В сознательном же режиме, напротив, мы можем тщательно исследовать каждый фактор, хотя фокусирование на конкретном факторе может мешать взвешиванию других факторов.

Можно попытаться оптимизировать процесс принятия решений, принимая во внимание эти две стратегии. Тщательное осознанное решение должно быть эффективным, когда необходимо учитывать лишь несколько известных факторов. Интуитивное решение должно быть эффективным, когда следует учитывать одновременно большое количество факторов. Иногда интуитивные решения действительно могут быть точными (например, угадывать, какая из многих команд выиграет соревнование), но только в том случае, если вы хорошо разбираетесь в соответствующей области (Dane, Rockmann, & Pratt, 2012).

По мере того, как мы учимся на собственном опыте, часть этого постепенного накопления знаний происходит бессознательно; мы не знаем, что у нас есть это, и мы можем использовать это, даже не зная об этом. С другой стороны, сознательно полученная информация может быть уникально полезной, если допустить дополнительные стадии контроля (de Lange, van Gaal, Lamme, & Dehaene, 2011). Часто бывает полезно контролировать, какие новые знания мы получаем и какую сохраненную информацию извлекаем в соответствии с нашими сознательными целями и убеждениями.

Независимо от того, решите ли вы доверять своей интуиции или тщательно проанализировать соответствующие факторы, вы чувствуете, что свободно принимаете собственное решение.Реально ли это чувство свободы выбора? Современные экспериментальные методы не дают ответа на этот экзистенциальный вопрос. Однако вполне вероятно, что по крайней мере ощущение срочности наших решений — иллюзия.

В одном эксперименте людей попросили свободно обдумать, нажимать ли правую кнопку или левую, и нажимать ее, когда они принимают решение (Soon, Brass, Heinze, & Haynes, 2008). Хотя они указали, что приняли решение непосредственно перед нажатием кнопки, их мозговая активность, измеренная с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии, предсказывала их решение за 10 секунд до того, как они заявили, что приняли решение свободно.Точно так же каждому сознательному опыту, вероятно, предшествуют предшествующие мозговые события, которые сами по себе не влекут за собой сознание, но завершаются сознательным опытом.

Во многих ситуациях люди создают причину действия, которая не имеет ничего общего с фактической основой решения действовать определенным образом. У всех нас есть склонность задним числом давать разумное объяснение нашему поведению, однако наше поведение часто является результатом бессознательной мыслительной обработки, а не сознательной воли.

Почему мы чувствуем, что каждому нашему действию непосредственно предшествует наше собственное решение действовать? Эта иллюзия может помочь нам отличить наши собственные действия от действий других агентов. Например, идя рука об руку с другом, если вы почувствовали, что приняли решение повернуть налево непосредственно перед тем, как вы оба повернули налево, то вы знаете, что начали поворот; в противном случае вы бы знали, что это сделал ваш друг.

Даже если некоторые аспекты процесса принятия решений иллюзорны, в какой степени наши решения определяются предшествующими условиями? Определенно кажется, что мы можем полностью контролировать некоторые решения, например, когда мы создаем сознательное намерение, ведущее к определенному действию: вы можете решить идти налево или направо.Чтобы оценить такие впечатления, дальнейшие исследования должны развить лучшее понимание нейрокогнитивной основы воли, что является сложной задачей, учитывая, что на решения предположительно влияют бессознательная обработка, нейронный шум и непредсказуемость обширной интерактивной сети нейронов в головной мозг.

Тем не менее, было доказано, что вера в свободный выбор способствует нравственному поведению и является основой человеческих представлений о справедливости. Чувство свободного выбора может быть полезной чертой, которая стала преобладающей, потому что помогала нам процветать как социальным существам.

Понимание сознания

Наше человеческое сознание неизбежно окрашивает все наши наблюдения и наши попытки понять. Тем не менее, научные исследования предоставили полезные точки зрения на сознание. Описанные выше достижения должны вселить оптимизм в отношении различных исследовательских стратегий, применяемых на сегодняшний день, и перспектив дальнейшего понимания сознания в будущем.

Поскольку сознательные переживания по своей природе частны, их иногда принимают за пределы области научных исследований.Этот взгляд идеализирует науку как усилие, включающее только наблюдения, которые могут быть подтверждены несколькими наблюдателями, полностью полагаясь на точку зрения от третьего лица или вид из ниоткуда (без какой-либо конкретной точки зрения). Однако ведение науки — это человеческая деятельность, которая, как и другие виды человеческой деятельности, зависит от людей и их субъективного опыта. Рациональное научное описание мира не может избежать того факта, что люди обладают субъективным опытом.

Таким образом, субъективность имеет место в науке.Сознательные переживания могут быть подвергнуты систематическому анализу и эмпирическим тестам для достижения прогрессивного понимания. Ученым будущего еще предстоит ответить на многие вопросы. Является ли взгляд на сознательный опыт от первого лица в основном одинаковым для всех людей, или люди фундаментально различаются по своим интроспективным переживаниям и способностям? Должна ли психологическая наука сосредотачиваться только на обычных переживаниях сознания, или необычные переживания также актуальны? Может ли обучение самоанализу привести к особому опыту в отношении сознательного опыта? Человек, прошедший обучение, например, посредством обширной практики медитации, мог бы описать свой опыт более точно, что затем могло бы поддержать улучшенные характеристики сознания.Такой человек мог бы понять тонкости опыта, которые другие люди не замечают, и тем самым значительно продвинуть наше понимание сознания. Эти и другие возможности ждут будущих научных исследований сознания.

Проверьте свои знания

Чтобы помочь вам в обучении, мы включили в этот модуль несколько практических вопросов. Эти вопросы не обязательно относятся ко всему содержимому этого модуля. Они предназначены для практики, и вы несете ответственность за все содержание этого модуля, даже если нет связанных практических вопросов.Чтобы способствовать более глубокому взаимодействию с материалом, мы рекомендуем вам создать несколько собственных вопросов для вашей практики. Затем вы также можете вернуться к этим самостоятельно созданным вопросам позже в ходе курса, чтобы проверить себя.

Словарь

Осведомленность
Сознательный опыт или способность иметь сознательный опыт, который отличается от самосознания, сознательного понимания собственного существования и индивидуальности.
Сознательный опыт
Перспектива ментального события от первого лица, например ощущение некоторого сенсорного ввода, воспоминания, идеи, эмоции, настроения или непрерывной временной последовательности событий.
Созерцательная наука
Область исследований, связанная с пониманием того, как созерцательные практики, такие как медитация, могут влиять на людей, включая изменения в их поведении, их эмоциональной реактивности, их когнитивных способностях и их мозге. Созерцательная наука также стремится к пониманию сознательного опыта, который может быть получен из наблюдений от первого лица людьми, которые приобрели исключительный опыт в самоанализе.
Перспектива от первого лица
Наблюдения, сделанные людьми относительно их собственного сознательного опыта, также известные как интроспекция или субъективная точка зрения.Феноменология относится к описанию и исследованию таких наблюдений.
Вид от третьего лица
Наблюдения, сделанные отдельными людьми, которые могут быть независимо подтверждены другими людьми, чтобы привести к общему, объективному пониманию. Что касается сознания, то в перспективе от третьего лица используются поведенческие и нейронные показатели, связанные с сознательными переживаниями.

Список литературы

  • Блэкмор С. (2006). Беседы о сознании: что лучшие умы думают о мозге, свободе воли и что значит быть человеком .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  • Casali, AG, Gosseries, O., Rosanova, M., Boly, M. Sarasso, S., Casali, KR, Casarotto, S., Bruno, M.-A., Laureys, S., Tononi, G. , & Массимини, М. (2013). Теоретически обоснованный индекс сознания, не зависящий от сенсорной обработки и поведения. Science Translational Medicine, 5 , 198ra105
  • Дейн Э., Рокманн К. В. и Пратт М. Г. (2012). Когда я должен доверять своей интуиции? Связывание опыта в предметной области с интуитивно понятным процессом принятия решений. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 119 , 187–194.
  • Dehaene, S., & Changeux, J.-P. (2011). Экспериментальные и теоретические подходы к сознательной обработке. Нейрон, 70 , 200–227.
  • Dehaene, S., Naccache, L., Le Clec’H, G., Koechlin, E., Mueller, M., Dehaene-Lambertz, G., van de Moortele, P.-F., & Le Bihan, Д. (1998). Визуализация бессознательного семантического прайминга. Nature, 395 , 597–600.
  • Грациано, М.С.А., & Кастнер, С. (2011). Человеческое сознание и его отношение к социальной нейробиологии: новая гипотеза. Когнитивная неврология, 2 , 98–113.
  • Кох, К. (2012). Сознание: Признания романтического редукциониста . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Ламме, В. А. Ф. (2001). Слепой взгляд: роль кортикокортикальных связей прямой связи и обратной связи. Acta Psychologica, 107 , 209–228.
  • Монти, М. М., Люткенхофф, Э. С., Рубинов, М., Boveroux, P., Vanhaudenhuyse, A., Gosseries O., Bruno, MA, Noirhomme, Q., Boly, M., & Laureys S. (2013) Динамическое изменение глобальной и локальной обработки информации при потерях, вызванных пропофолом, и восстановление сознания. PLoS Comput Biol 9 (10): e1003271. DOI: 10.1371 / journal.pcbi.1003271
  • Паллер, К. А., Восс, Дж. Л., и Вестерберг, К. Э. (2009). Исследование осознания запоминания. Перспективы психологической науки, 4 , 185–199.
  • Паскуаль-Леоне, А., & Уолш В. (2001). Быстрые обратные проекции от движения к основной визуальной области, необходимые для визуального восприятия. Science, 292 , 510–512.
  • Soon, C. S., Brass, M., Heinze, H.-J., & Haynes, J.-D. (2008). Бессознательные детерминанты свободного решения в человеческом мозгу. Nature Neuroscience, 11 , 543–545.
  • Тонони, Г. (2004). Теория информационной интеграции сознания. BMC Neuroscience, 5 (42), 1–22. Получено с http: // www.biomedcentral.com/1471-2202/5/42/
  • Восс, Дж. Л., Лукас, Х. Д., и Паллер, К. А. (2012). Больше, чем просто чувство: всепроникающее влияние обработки памяти без осознания возможности извлечения. Когнитивная неврология, 3 , 193–207.
  • Zelazo, P.D., Moscovitch, M., & Thompson, E. (2007). Кембриджский справочник сознания . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  • Zeman, A. (2002). Путеводитель по сознанию . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.
  • де Ланге, Ф., ван Гал, С., Ламме, В., и Дехаен, С. (2011). Как осведомленность изменяет относительный вес доказательств во время принятия решений человеком. PLOS-Biology, 9 , e1001203.

Как цитировать эту главу с использованием стиля APA:

Паллер, К. и Сузуки, С. (2019). Сознание. Адаптировано для использования Королевским университетом. Оригинальная глава в R. Biswas-Diener & E. Diener (Eds), Серия учебников Noba: Психология. Шампейн, Иллинойс: издатели DEF.Получено с http://noba.to/5ydq3tgk

Авторские права и подтверждения:

Этот материал находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0. Чтобы просмотреть копию этой лицензии, посетите: http://creativecommons.org/licenses/by-nc-sa/4.0/deed.en_US.

Этот материал принадлежит Diener Education Fund (авторское право © 2018) и доступен по этой ссылке: http://noba.to/5ydq3tgk.

Дополнительную информацию о Diener Education Fund (DEF) можно найти здесь.

Определения сознания.

«Сознание похоже на Троица; если это объяснено так, чтобы вы это поняли, это не было объяснил правильно «.

R.J. Джойнт, «Две головы лучше, чем одна?», Поведенческие науки о мозге, 1981

«Сознание» относится к тем состояниям чувствительности. и осознание, которое обычно начинается, когда мы просыпаемся от сна без сновидений и продолжайте, пока мы снова не заснем, или не впадем в кому, не умрем или иначе стать «бессознательным».«

Джон Сирл, ‘The Тайна сознания ‘, 1997

«Что подразумевается под сознанием, нам не нужно обсуждать — это вне всякого сомнения ».

Зигмунд Фрейд, ‘Новое Вводные лекции по психоанализу », 1933

«Поэтому часто считают (1), что разум не может помогать постоянно быть в курсе всех предполагаемых обитателей своего собственного частный этап, и (2) что он также может сознательно исследовать разновидности нечувственного восприятия, по крайней мере, некоторые из его собственных состояний и операции.Более того, как это постоянное осознание (обычно называемое «сознание»), и это бессмысленное внутреннее восприятие (обычно называемое «самоанализ»), как предполагалось, не допускали ошибок.

Гилберт Райл, ‘The Концепция разума ‘, 1949

«… возможно,» сознание «лучше всего рассматривать как своего рода фиктивный термин вроде «вещь»; полезен из-за гибкости, обеспечиваемой его отсутствие конкретного содержания.«

Кэтлин Уилкс, Ай Сознание важно? », Британский журнал философии науки, 1984

«Мы кое-что осознаем в этой модели, когда подумайте об этом. Итак, психическое состояние будет сознательным, если оно сопровождается мыслью об этом состоянии … Итак, суть теории состоит в том, что психическое состояние является сознательным состоянием тогда и только тогда, когда оно в сопровождении подходящей ГОРЯЧЕЙ [Мысли высшего порядка] «

Дэвид М.Розенталь, «Теория сознания», Природа сознания (Эд Блок, Фланаган и Гзельдере), 1997

«Бихевиоризм утверждает, что сознание не определенная и полезная концепция. Бихевиорист, прошедший обучение всегда как экспериментатор придерживается этой веры в существование сознания восходит к древним временам суеверий и магия.«

Джон Ватсон, «Бихевиоризм», 1924

«Сознание» — это слово, которое гладко носят миллионы языки. В зависимости от выбранной речи это состояние существо, субстанция, процесс, место, эпифеномен, возникающий аспект материи, или единственная истинная реальность ».

Джордж Миллер, «Психология: наука о душевной жизни», 1962

«Сознание, как мы обнаружим, сводится к отношения между объектами и объектами, которые, как мы обнаружим, сводятся к отношения между разными состояниями сознания; и ни одна точка точка зрения более близка к окончательной, чем другая.«

Т.С. Элиот (докторская диссертации), 1916

«Концепция сознания — это гибрид или, лучше сказать, ублюдочное понятие: слово «сознание» подразумевает ряд различных понятий и обозначает количество различных явлений … П-сознание — это опыт … А — это доступ-сознание.Состояние является A-сознательным, если оно готово для свободного использования в рассуждениях и для прямого «рациональное» управление действием и речью … Слияние П-сознания и А-сознания повсеместно встречается в растущей литературе о сознании … »

Нед Блок, ‘На Заблуждение о функции сознания, поведения и мозга Наук, 1995

«… в самом интересном смысле этого слова «сознание», сознание — крем на лепешке менталитета, особенное и утонченное развитие психики. Это не торт сам. «

Дэвид Армстронг, «Что такое сознание? ‘ , Природа разума и другие очерки, 1980

«Улучшения, которые мы закладываем в наш мозг, когда изучать наши языки позволяет нам просматривать, вспоминать, репетировать, изменять наш собственной деятельности, превращая наш мозг в своего рода эхо-камеру, в которой в противном случае мимолетные процессы могут остаться и стать объектами в своих владеть правом.Те, кто выживают дольше всех, приобретают влияние по мере того, как они настойчиво, мы называем наши сознательные мысли «.

Дэниэл Деннет, ‘Kinds умов, 1996

«Наличие мысленных образов и их использование. животным для регулирования своего поведения, обеспечивает прагматичную работу определение сознания »

Д.Р. Гриффин. Вопрос осведомленности животных », 1976

См. Также: О чем мы вообще говорим?

Большинство теорий сознания хуже, чем неправильные

Согласно средневековой медицине, лень вызывается скоплением мокроты в теле.Причина? Мокрота — вязкое вещество. Его сочащееся движение аналогично вялому расположению.

У теории мокроты больше проблем, чем просто несколько фактических ошибок. В конце концов, представьте, что вы взяли стакан с мокротой и ввели ее человеку. Какой именно механизм приводит к появлению ленивых людей? Это предложение соблазнительно перекликается с нашей интуицией и предубеждениями, но ничего не объясняет .

В современную эпоху мы можем посмеиваться над средневековой наивностью, но мы часто страдаем от подобных концептуальных заблуждений.У нас есть своя доля теорий флегмы, которые льстят нашей интуиции и ничего не объясняют. Они убедительны, они часто убеждают, но на более глубоком уровне они пусты.

Один из уголков науки, где распространяются теории слизи, — это когнитивная нейробиология сознания. Мозг — это машина, обрабатывающая информацию, но каким-то образом мы также обладаем сознательным восприятием, по крайней мере, части этой информации. Как такое возможно? Что такое субъективный опыт? Это один из самых важных вопросов в науке, возможно, , , самый важный, самый глубокий способ спросить: кто мы? Тем не менее, многие из текущих предложений, даже некоторые из них глубокие и тонкие, являются теориями флегмы.

Теория осцилляций сознания стала популярной в нейробиологии в 1990-х годах и до сих пор имеет своих приверженцев. Вот краткое изложение. Мозг состоит из нейронов, клеток мозга, которые обрабатывают и передают информацию в виде электрохимических сигналов. Если вы измеряете активность отдельного нейрона, в некоторых случаях эта активность следует колебательному паттерну, повышаясь и понижаясь в обычном ритме. Возможно, сознание вызвано этими нейронными колебаниями. Согласно теории, если бы не было колебаний, информация обрабатывалась бы без какого-либо сопутствующего субъективного осознания.Когда информация обрабатывается с помощью нейронных колебаний, возникает субъективный опыт. Например, когда информация о цвете обрабатывается посредством осциллирующей нейронной активности, этот процесс вызывает внутреннее восприятие цвета.

Нейронные колебания, вероятно, действительно играют важную роль в потоке информации в мозге, хотя их точная роль обсуждается. И все же как объяснение сознания это теория слизи. Он обращается к интуиции и ничего не объясняет.

У большинства людей есть набор интуитивных представлений о сознании.Физический мозг каким-то образом принимает сознание, но мы подозреваем, что само сознание не является физической субстанцией. Он более эфирный, как своего рода энергия. Точно так же камертон — это физический объект, а его колебания — это энергия, связанная с ним. Вибрации сами по себе не являются физической субстанцией. Если не задумываться, вибрации относятся к камертону, как сознание относится к мозгу. Эта аналогия встроена даже в наш язык. Мы говорим о том, что наш разум настроен на ту или иную атмосферу.Идея о том, что сознание — это колебание в мозгу, льстит нашей интуиции. Это кажется правильным.

Вы видите тот же самый стереотип в научной фантастике: если вы поместите достаточно информации в компьютер, создав большой связанный массив данных, он проснется и начнет действовать осознанно, как Скайнет.

Но теория не предоставляет механизма, который связывает нейронные колебания в мозгу с возможностью человека сказать: «Эй, у меня есть сознательный опыт!» Вы не можете передать теорию инженеру и заставить ее понять, даже самое туманное, как одно ведет к другому.Нет даже попытки объяснения. Это теория мокроты. Он апеллирует к интуиции на поверхностном уровне, но не дает никакого научного объяснения феномену.

Еще одно популярное объяснение сознания — теория интегрированной информации. На самом деле, есть несколько разных теорий, которые подпадают под одну и ту же общую категорию. Они разделяют основную идею о том, что сознание возникает из-за связывания большого количества информации. Одно дело обрабатывать несколько разрозненных обрывков информации.Но когда информация соединяется в огромные сети, охватывающие мозг, тогда, согласно предложению, возникает субъективное сознание.

Я не могу отрицать, что информация интегрирована в мозг в огромных масштабах. Обширные сети информации играют роль во многих функциях мозга. Если бы вы могли дезинтегрировать информацию в мозгу, многие базовые функции перестали бы работать, возможно, включая сознание. И все же, как конкретное объяснение сознания, это определенно теория мокроты.

Опять же, это льстит интуиции. Большинство людей интуитивно представляют сознание как единое целое. Ваши различные впечатления и мысли каким-то образом сливаются в единое внутреннее вас. Во всяком случае, такое впечатление складывается.

Вы видите тот же образ в научной фантастике: если вы поместите достаточно информации в компьютер, создав достаточно большой связанный массив данных, он проснется и начнет действовать осознанно, как Скайнет. Этот призыв к нашим скрытым предубеждениям придал интегрированной теории информации огромную актуальность.Эта теория привлекает многих уважаемых деятелей в области нейробиологии и является одной из самых популярных современных теорий.

И все же это на самом деле ничего не объясняет. Каков именно механизм, который ведет от интегрированной информации в мозгу к человеку, который восклицает и заявляет: «Эй, у меня есть сознательный опыт всей этой интегрированной информации!» Нет ни одного.

Если вы направите детектор длины волны на небо, он посчитает, что небо голубое. Если вы построите машину, которая объединяет голубизну неба с множеством другой информации — тот факт, что синий цвет — это небо, что он находится над землей, что он простирается так далеко здесь и так далеко там, — если машина объединяет огромный объем информации об этом небе — что заставляет машину утверждать, что она субъективно осознает синий цвет? Почему у него просто не имеется совокупности интегрированной информации без субъективного осознания? Теория интеграции даже не пытается объяснить.Это льстит нашей интуиции, ничего не объясняя.

Некоторые ученые отступают от позиции, что сознание должно быть первичным свойством информации, которое невозможно объяснить. Если информация присутствует, значит, присутствует ее изначальный, сознательный опыт. Чем больше информации объединено, тем богаче сознательный опыт. Этот тип мышления ведет прямо к мистической теории, называемой панпсихизмом, утверждению, что все во Вселенной сознательно, каждое по-своему, поскольку все содержит хотя бы некоторую информацию.Скалы, деревья, реки, звезды. Эта теория — последняя из теорий флегмы. Он имеет огромную интуитивную привлекательность для людей, склонных проецировать сознание на окружающие их объекты, но абсолютно ничего не объясняет. Нужно просто принять сознание как свойство элементаля и отказаться от всякой надежды понять его.

Когда я говорю с другими учеными об изучении сознания, очень часто первое, что меня просят объяснить, — это почему эта тема заслуживает научного внимания.Я утверждаю, что это не просто тема для философов или поэтов, и это не просто вопрос мнения или веры. Мы действительно можем построить рациональные теории сознания, теории, которые обладают объяснительной силой и могут быть проверены экспериментально. И это очень важное знание. Сознание оказывает конкретное практическое влияние на работу мозга. Если вы хотите понять, как работает мозг, вам нужно понять эту часть машины. Ни нейробиолог, ни специалист в области искусственного интеллекта не должны насмехаться над сознанием.

Вот как мы можем построить теории, которые лучше объясняют, даже если они меньше апеллируют к нашим предубеждениям и интуиции. Мозг — это машина для обработки информации. Он принимает данные, преобразует их и использует для управления поведением. Когда эта машина запускается и говорит: «Эй, у меня есть сознательных переживаний, себя и вещей вокруг меня», это утверждение основывается на данных, вычисленных в мозгу. Как ученые, мы можем задать ряд основных вопросов. Как машина пришла к такому самоописанию? Каково конкретное адаптивное использование этого самоописания? Какие сети в мозгу обрабатывают такую ​​информацию? Все это вопросы, доступные с научной точки зрения.И мы начинаем видеть конкретные проверяемые теории, которые могут на них ответить. Наиболее многообещающие теории иногда называют метакогнитивными теориями. Это теории о том, как мозг вычисляет информацию о себе и своих собственных процессах.

Мозг конструирует пакеты информации, виртуальные модели, которые описывают вещи в мире. Мозг может построить модель всего, что можно отслеживать и прогнозировать. Эти симуляции постоянно меняются по мере поступления новой информации и используются для определения текущего поведения.Например, визуальная система создает богатые, подробные модели объектов визуального мира — стола, машины, другого человека. Но мозг не просто моделирует конкретные объекты внешнего мира. Он также моделирует собственные внутренние процессы. Он создает симуляции собственного познания.

И эти симуляции никогда не бывают точными. Они содержат неполную, иногда сюрреалистичную информацию. Мозг создает искаженный мультяшный эскиз самого себя и своего мира. Вот почему мы так уверены, что внутри нас есть какое-то волшебное чувство.

Теория не должна быть эмоциональной, чтобы быть правдой.

Теории этого типа могут объяснить одни вещи, а другие — нет. Это не объясняет, как мозг генерирует сознание. Это объясняет, почему мы утверждаем, что обладаем сознанием, и почему мы так уверены в этом утверждении. Он дает общую схему машины, которая обрабатывает информацию, и делает вывод о том, что она имеет субъективное восприятие этой информации. У машины нет возможности понять, что это самоописание не полностью ошибочно, а искажено.Что у него есть, так это глубокая обработка информации. Он заключает, что имеет нечто другое — сознательный опыт.

Такой подход определенно не соответствует нашей общей интуиции и предубеждениям. В теории этого типа сознание не является волшебным. В этом нет ничего загадочного. Это не вибрация. Это не проявляется как энергия. Это даже не очень сложно понять. Это сюрреалистическое карикатурное описание, автопортрет. Эта теория не имеет ничего общего с хорошей, приятной толпе теорией флегмы.Но теория не обязательно должна вызывать эмоциональное удовлетворение, чтобы быть правдой.

Объяснение достаточно хорошее, что в принципе машину можно построить. Дайте ему пятьдесят лет, и я думаю, мы добьемся этого. Ученые-информатики уже знают, как сконструировать вычислительное устройство, которое принимает информацию, строит модели или симуляции и использует эти симуляции, чтобы делать выводы и определять поведение. Каждый компонент может быть построен, по крайней мере, в принципе, даже если детали выходят за рамки текущих знаний.С помощью теории мокроты невозможно создать искусственное сознание, как нельзя заставить людей лениться, вводя в них слизь.

Nerdfighteria Wiki — Сознание: ускоренный курс психологии # 8


На протяжении нашей повседневной жизни мы переключаемся между различными состояниями сознания, включая бодрствование, сон и различные измененные состояния. Они могут возникать спонтанно, например, во сне, или возникать физиологически, как галлюцинации, вызванные наркотиками, или психологически, например, посредством медитации или гипноза.В следующих трех эпизодах мы рассмотрим эти различные состояния сознания, но давайте начнем с того, что на самом деле означает бодрствование.

На протяжении веков ученые узнали о мозге все, что могли, исключительно посредством клинических наблюдений. И они наверняка многому научились, но с помощью сегодняшних технологий мы действительно можем видеть некоторые структуры и активность внутри живого, работающего мозга — его электрические, метаболические и магнитные сигнатуры, отображаемые на экранах для нашего удивления и развлечения. .Область когнитивной нейробиологии — это изучение того, как активность мозга связана с нашими умственными процессами, включая мышление, восприятие, память и язык. Как и другие виды нейробиологии, он использует технологии нейровизуализации для рассмотрения связей между конкретными состояниями мозга и сознательными переживаниями.

И есть несколько способов сканировать мозг. Структурная визуализация показывает анатомию мозга и полезна для выявления крупномасштабных опухолей, заболеваний и травм. Напротив, функциональная визуализация показывает нам электромагнитную или метаболическую активность в головном мозге, такую ​​как кровоток, чтобы мы могли наблюдать корреляции между конкретными психическими функциями и активностью в определенных областях мозга.Итак, да, нейровизуализация произвела революцию в области психологии, как телескопы и микроскопы сделали в астрономии и биологии. Но с другой стороны, некоторые из этих технологий являются очень новыми, и существует множество разногласий по поводу того, как интерпретировать результаты нейровизуализации. Помните, что корреляция не равняется причинно-следственной связи.

Итак, активность в определенной области мозга при наличии определенных мыслей может быть полезно знать, но это еще не конец разговора. Мы уже много говорили о том, как функции часто локализованы в мозгу и что все психологическое одновременно является биологическим, поэтому логично, что наши мысли и эмоции можно частично проиллюстрировать яркой вспышкой на темном экране.Мы также собрали изрядное количество доказательств того, что у нас есть не просто один слой сознания — одна кассета, играющая разные мелодии, — а, скорее, что-то вроде двух слоев, каждый из которых поддерживается своей собственной биопсихосоциальной ямой. экипаж. Я говорю об одной из моделей двойного процесса сознания — идее, что наш сознательный, осознанный разум может сказать: смотрите! белка! в то время как наш неявный, автоматический ум одновременно подвергается дополнительной обработке, как компьютер: цвет: коричневый, хвост: пушистый, движение: лазание, расстояние: 20 метров, ассоциация: у моей сестры в детстве была фобия белки, неявная предвзятость: я думаю, что белки губят Америку.Все это могло повлиять на мое поведение при встрече с маленьким парнем. По некоторым оценкам, все ваши органы чувств собирают почти 11 миллионов бит информации КАЖДУЮ Вторую секунду.

И все же вы сознательно регистрируете только около 40 за раз. Так как же нам сохранить концентрацию и отфильтровать всю болтовню, чтобы действительно завершить работу? Конечно, с избирательным вниманием! Селективное внимание — это то, как мы фокусируем свое сознание на одном конкретном стимуле или группе стимулов, эффективно отключая остальные.

Ваше сознание похоже на прожектор на оживленной сцене. Вокруг вас происходят и другие вещи, которые ваш автоматический мозг-подпроцессор тайно регистрирует. Но в те моменты, когда вы светите своим центром внимания, большинство других стимулов отпадает. Попробуйте дома!

Прямо сейчас вы сознательно смотрите этот урок о сознании. Вы, вероятно, не замечаете ощущения от носков на ногах или от языка во рту, который всегда заполняет рот языком! Но как только я упоминаю об этом, все ваше внимание переключается на них, вы чувствуете эти носки на ногах, и вы как будто вау!

Странно, что у меня во рту язык! Классическим слуховым примером избирательного внимания является эффект коктейльной вечеринки.Вы можете находиться в комнате, где болтают 47 человек, и все же иметь возможность сосредоточить свой слух на одном разговоре, отключив остальные голоса и фоновую музыку.

Но если пара рядом с вами произнесет ваше имя, внезапно ваш когнитивный радар загорится, и ваше внимание переключится на звук вашего имени, вероятно, пытаясь выяснить, говорила ли Бернис снова за вашей спиной. Бернис !! Этот блуждающий прожектор избирательного внимания очень удобен в большинстве случаев как для шпионов, так и для непрофессионалов.Но это также может быть опасно, если вы ведете себя глупо, например, пишете текстовые сообщения и ведете машину. Когда вы переключаете свое основное избирательное внимание с вождения на OMG, LOLOLOLOLOL, вы также невольно активируете свое избирательное невнимание, что означает, что вы не смогли увидеть того велосипедиста, которого чуть не сбили, что разрушило бы не только ее жизнь, но и вашу, так что ДОН ТЕКСТ И ПРИВОД! На самом деле, когда все ваше внимание будет направлено на что-то другое, вы будете поражены количеством очевидных вещей, которые вы не замечаете.

Это называется слепотой по невнимательности. Возможно, вы даже уже подвергались одному из самых известных экспериментов по невнимательной слепоте … Невидимая горилла или иногда ходящий по Луне медведь. Просто погуглите что-нибудь из этого, если вы хотите проверить свою осведомленность, а затем вернуться. Довольно здорово, правда ?! Получив подсказку подсчитать количество передач, сделанных одной командой, ваше сознание сосредоточено на следовании за игроками и мячом, ни на чем другом.

Вы не видите игроков в черном, они отвлекают внимание… также вы точно не увидите танцующую гориллу … или медведя … что угодно. Первоначальная версия этого эксперимента показала, что около 50% людей не заметили, что по комнате прогуливается Горилла! ТАК насколько избирательно может быть наше внимание. Что нужно помнить в следующий раз, когда вы будете за рулем. Но вы знаете, кто лучше всех понимает и использует слепоту невнимания? Волшебники! За исключением того, что они называют это неверным направлением. Известный современный фокусник Теллер из Пенна и Теллера говорит: «Каждый раз, выполняя магический трюк, вы занимаетесь экспериментальной психологией.«И мы не можем не быть трусами. Маги также используют нашу слепоту к изменениям, психологический феномен, при котором мы не замечаем изменений в окружающей среде.

И нет, я не имею в виду изменение климата. Я имею в виду неспособность распознать разницу между тем, что было мгновение назад, и тем, что есть сейчас. Например, с начала урока я несколько раз меняла рубашки. В хорошо известном и часто копируемом эксперименте, иногда называемом «обмен людьми», экспериментатор останавливает кого-нибудь в парке и спрашивает дорогу.А затем, во время некоторого инсценированного перерыва, первоначальный экспериментатор уходит, и его заменяет совершенно другой человек.

В половине случаев объект даже не замечает. Веселье! Одно из многих преимуществ изучения психологии со мной — это то, что ты узнаешь всевозможные новые способы связываться с людьми! Но в то время как слепота к изменениям делает некоторые действительно крутые уловки в салоне, эта неспособность замечать определенные вещи может быть опасной — скажем, ошибочные воспоминания приводят к ложным показаниям очевидцев в суде или когда друзья заходят в тупик в, как он сказал, она сказала несогласие .Итак, друзья мои, используйте Силу. Но используйте это с умом. Как однажды посоветовал один из моих любимых психологов: «Джедай использует Силу для познания и защиты, а не для нападения». Собственно, это был Йода.

В любом случае, суть в том, что мы гораздо менее осведомлены о том, что происходит вокруг нас, чем мы думаем. И это когда мы не спим! Представьте, что может ускользнуть от вашего внимания, когда вы полусонный, пьяный, загипнотизированный или галлюцинирующий! Об этом мы и поговорим в следующий раз.

Почему нет такой вещи, как разум, и ничто не является ментальным

Кто-то, вероятно, уже говорил вам раньше, что то, о чем вы думали, чувствовали или чего боялись, было «все в вашем уме».Я здесь, чтобы сказать вам еще кое-что: нет такой вещи, как ум, и нет ничего ментального. Я называю это «тезисом отсутствия разума». Тезис о не-разуме полностью совместим с идеей о том, что люди обладают сознанием, и что они думают, чувствуют, верят, желают и так далее. С чем это несовместимо, так это с представлением о том, что сознание, мышление, чувство, вера, желание и т. Д. Являются ментальными, частью ума или делаются умом.

Тезис о не-разуме не означает, что люди являются «просто телами».Напротив, это означает, что, сталкиваясь с целым человеком, мы не должны думать, что их можно разделить на «разум» и «тело» или что их свойства можно аккуратно разделить между «ментальным» и «ментальным». «нементальный». Примечательно, что в гомеровском греческом языке отсутствуют термины, которые можно последовательно перевести как «разум» и «тело». У Гомера мы находим взгляд на людей как на связную совокупность взаимодействующих частей: «дух в моей груди движет мной»; «Мои ноги и руки готовы». Подобный взгляд на людей как на большой пучок перекрывающихся интеллектуальных систем, находящихся в почти постоянной коммуникации, все больше отстаивается в когнитивной науке и биологии.

Термины разум и психический используются по-разному и имеют такую ​​неоднозначную историю, что несут в себе больше багажа, чем смысла. Идеи разума и ментальности одновременно неоднозначны и вводят в заблуждение, особенно в различных важных областях науки и медицины. Когда люди говорят о «уме» и «ментальности», тезис не-разума не отрицает, что они говорят о и о чем-то — напротив, они часто говорят о слишком многих вещах одновременно.Иногда, говоря о «уме», люди действительно имеют в виду агентство ; в других случаях — познание ; третьи, сознание ; некоторые употребления слова «психическое» на самом деле означают психиатрический ; другие психологические ; другие по-прежнему несущественные ; и все же другие, что-то еще.

Эта концептуальная размытость фатальна для полезности идеи «разума». Честно говоря, многие концепции наводят мосты: они демонстрируют особый, в целом безобидный вид двусмысленности, называемый полисемией , с немного разными значениями в разных контекстах.Гибкость и эластичность многозначности объединяет разрозненные области исследований и практики, побуждая людей осознавать их сходство и взаимосвязь. Например, если ученый-компьютерщик говорит о «вычислениях», они обычно имеют в виду что-то немного иное, чем инженер, ученый-когнитивист или кто-то, болтающий с другом. Общая концепция вычислений связывает все эти разговоры вместе, помогая нам выявить общие черты между ними.

Проблема в том, что делать такие ссылки — не всегда хорошая идея.Иногда это стимулирует творческое взаимодействие между разными областями знаний и предлагает полезные аналогии, которые иначе было бы трудно обнаружить. Но другие примеры многозначности приводят к вредным смешениям и разрушительным аналогиям. Они заставляют людей разговаривать друг с другом или увлекаться защитой или атакой определенных концепций, а не определением своих общих целей. Это может закрепить недопонимание и стигму.

Вы должны передать это разуму и психическому : они являются одними из самых многозначных концепций.Юристы говорят о «умственных способностях», психиатры говорят о «психических заболеваниях», когнитивные ученые заявляют, что изучают «разум», как и психологи, и то же самое, что и некоторые философы; многие люди говорят о «проблеме разума и тела», и многие задаются вопросом, можно ли есть животных в зависимости от того, «есть ли у них разум». Это лишь некоторые из многих других примеров. В каждом случае mind и mental означают что-то разное: иногда тонко другое, иногда не очень тонкое.

В доменах с такими высокими ставками очень важно быть ясным.Многие люди слишком готовы поверить, что проблемы «душевнобольных» «все в их голове». Я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь сомневался в том, что проблема с сердцем может привести к проблемам за пределами сердца, но мне регулярно приходилось объяснять друзьям и семье, что «психические» заболевания могут иметь физиологические последствия вне «разума». Почему люди так часто находят одно более загадочным и явно удивительным, чем другое? Именно потому, что многие из мостов, построенных mind и mental , являются мостами, которые пора сжечь раз и навсегда.

Психиатр, психоаналитик и «антипсихиатр» Томас Сас утверждал, что психического заболевания не существует. Он считал, что психические заболевания — это «проблемы жизни», вещи, из-за которых трудно жить хорошо, потому что они связаны с личными конфликтами, вредными привычками и моральными недостатками. Следовательно, душевное заболевание является личной ответственностью больного. Как следствие, Сас заявил, что психиатрия должна быть упразднена как медицинская дисциплина, поскольку ей нечего лечить.Если симптомы человека имели физиологическую основу, то это были физические расстройства мозга, а не «психические». И если симптомы не имеют физиологической основы, утверждал Сас, то они не могут считаться настоящей «болезнью».

Этот аргумент в значительной степени опирался на идею о том, что психические заболевания категорически отличаются от «физиологических». Это пример того, как дуалистические коннотации разума , связанные с определенными метафизическими теориями ментального , могут быть несоответствующим образом импортированы в психиатрию.Тем не менее, многие психические заболевания имеют физиологические причины и следствия, и даже те, которые не имеют четкой физиологической причины, часто требуют медицинского вмешательства, потому что люди, страдающие от таких состояний, по-прежнему заслуживают медицинской помощи.

В отличие от Саса, я считаю, что психические заболевания психические только в том смысле, что они психиатрические . Обычные представления о уме, а также о том, что является его частью, а что нет, не имеют к этому никакого отношения. Восприятие обычно считается психическим, частью ума, но, хотя медицина считает глухоту и слепоту расстройствами восприятия, она не относит их к психическим заболеваниям.Почему? Ответ очевиден: потому что психиатры, как правило, не лучшие врачи для лечения глухоты и слепоты (если им нужно лечение, от которого, в частности, отказались бы многие глухие).

Когда люди говорят о «разуме» и «ментальном» в психиатрии, моя первая мысль всегда: «Что именно они имеют в виду?» — какое точное значение mind и mental они используют, какие к другой области они пытаются обратиться, какой мост они пытаются меня пересечь? «Психическое» заболевание — это просто болезнь, с которой психиатрия может справиться.Это определяется как практическими соображениями относительно навыков, которые могут предложить психиатры, так и теоретическими или философскими факторами. Но этот прагматический подход скрывается за апелляциями к «психическим заболеваниям». Во многих контекстах термин психический имеет тенденцию вызывать неуместные и стигматизирующие коннотации, показывая, что были построены неправильные мосты.

Убедить других в том, что ваша боль не «душевная», может быть тем, как вы защищали реальность своего состояния

Представьте, что вы страдаете от длительной хронической боли.Вы идете к последнему из ряда врачей: к этому моменту, особенно если вы являетесь членом маргинализованной группы (например, женщина или цветное лицо), врачи могли бы вас уволить или не поверить; они могли подумать, что вы преувеличиваете свою боль или, возможно, что вы ипохондрик. После некоторых тестов и нескольких вопросов вам в конце концов скажут, что ваша хроническая боль является психическим заболеванием, и направят к психиатру. Вам говорят, что психиатр не будет назначать лекарства или хирургическое вмешательство, а вместо этого назначит психотерапию, также известную как «разговорная терапия», а иногда и «психотерапия».

Вы вполне резонно могли бы подумать, что этот доктор вам тоже не верит. Вы, , знаете, , что действительно что-то не так, и что ваша боль реальна, но доктор говорит вам, что ваше заболевание является психическим и требует психического лечения. Может быть, они думают, что у вас заблуждение или что вы лжете из-за какого-то расстройства личности? Убедить друзей, семью и коллег — не говоря уже о медицинских специалистах — в том, что ваша боль не «психическая», вполне может быть тем, как вы отстаивали реальность своего состояния.Действительно, The Guardian недавно опубликовала серию статей, посвященных хронической боли, одна из которых была озаглавлена: «Страдающим хронической болью давно говорят, что все в их голове. Теперь мы знаем, что это неправильно ». В других популярных статьях на эту тему обращение к психиатру рассматривается как недоверие, увольнение или называние ипохондриком. Некоторые защитники, по-видимому, утверждают, что фибромиалгия (состояние, вызывающее хроническую боль) не должна считаться психическим заболеванием, потому что она «реальна», а не «воображаема».

Понятно, что вас может раздражать то, что ваше состояние называют «психическим заболеванием». Но как насчет вашего врача — что они хотели, чтобы вы вынесли из этого взаимодействия? Вполне возможно, что они были абсолютно уверены в том, что вы испытываете сильную непроизвольную боль, вызванную повышенной сенсибилизацией периферической нервной системы в результате «перенастройки». Боль, возникающая в результате перестройки нервной системы, известна как «ноципластическая боль», и недавно была признана очень важной с медицинской точки зрения категорией боли.Они не обязательно думают, что вы лжете или заблуждаетесь. Ссылаясь на «психическое заболевание», они могли иметь в виду только то, что его лучше всего лечить с помощью разговорной терапии и лучше всего лечить и понимать психиатр.

Несмотря на ваше законное раздражение, ваш врач тоже может быть прав. Термин психическое во фразе «психическое заболевание» просто означает психиатрический . Ваш врач может знать, что психиатры и исследователи-психиатры продолжают играть важную роль в распознавании и изучении ноципластической боли.Они могут с оптимизмом смотреть на эффективность разговорной терапии, потому что знают, что она эффективна для облегчения многих симптомов фибромиалгии и хронической боли, возможно, даже для уменьшения самой боли. Возможно, они также читали недавний обзор, в котором было обнаружено, что разговорная терапия может быть эффективным средством воздействия на иммунную систему — действительно, столь же эффективным для уменьшения воспаления, связанного с ревматоидным артритом, как и обычные лекарства.

Таким образом, вы и ваш врач можете на самом деле договориться о природе вашего состояния — и тем не менее, вы чувствуете себя разочарованным после направления к психиатру.Здесь что-то пошло не так. Я думаю, проблема в том, что психиатрия занимается «психическими заболеваниями», психическими расстройствами. Действительно, общепринято считать, что психические заболевания — это психические расстройства и что психиатрия лечит психические заболевания. Если вы посмотрите словари, учебники или диагностические классификации, вы найдете здесь характеристику психиатрии и ее области. Ключевая проблема состоит в том, что mind и mental связаны с ассоциациями, которые совершенно неуместны при характеристике медицинской дисциплины — в конце концов, «ментальное» можно противопоставить «реальному», «биологическому» и «физическому».

То, что мы имеем, — это проблема недопонимания, проистекающая из беспорядка идей разума и ментальности. Термины , разум, и , психический, , могут использоваться по-разному и могут иметь много разных значений, иногда подразумевая отсутствие реальности, иногда указывая на связь с психиатрией, а иногда имея в виду нечто совершенно иное.

Депрессия и шизофрения — это «все в уме» не больше, чем хроническая боль

Вместо этого представьте, что ваш врач сказал вам, что вы страдаете «психическим» заболеванием, но подчеркнул, что психическое заболевание не является «психическим» в любом важном смысле.Представьте, если бы они сказали вам, что вам может быть прописана «разговорная терапия», но подчеркнули бы, что многие состояния, которые не «в уме», поддаются разговорной терапии, которая может повлиять почти на все «пластические», податливые части человеческого тела. существование. Представьте себе, даже более оптимистично, что люди обычно не делают вывод о том, что отнесение болезни к психиатрической делает ее автоматически психической , или думают, что, поскольку на состояние могут влиять « психические » состояния, такие как убеждения или ожидания человека, что это было поэтому небиологические или нефизические, или «все в уме».

Не привнесение мыслей и мыслей значительно упрощает общение. Вы можете отказаться от такого разговора с врачом, чувствуя, что вам поверили и что психиатрия может вам помочь. Однако ваш врач на самом деле ничего не сделал иначе; Помимо того, что вы успокаиваете свое беспокойство по поводу того, что к вашей болезни не относятся серьезно, в остальном образ действий остается таким же. Хотя хроническая боль может быть психиатрической, она не является воображаемой или небиологической — и термины , разум, , и , психический, , стирают все вместе.Проблемы разума и психики не ограничиваются лечением хронической боли. Описывать их как «психические» также усугубляет стигматизацию других психических заболеваний: депрессия и шизофрения — это не больше «все в уме», чем хроническая боль.

Помимо усиления стигмы в отношении психических заболеваний, беспорядок mental также подпитывает ошибочные аргументы в пользу радикальных реформ (и даже отмены) психиатрии как медицинской дисциплины. На противоположной крайности взглядов Саса на антипсихиатрию, многие люди выступают за слияние психиатрии и неврологии.Это опирается на определенные философские «теории разума», популярные в когнитивной науке: некоторые люди думают, что разум — это мозг; другие думают, что разум — это программа, которая работает в мозгу, подобно тому, как Windows работает на моем ноутбуке. Этот аргумент основан на представлении о том, что, поскольку психиатрия занимается «психическими» заболеваниями, она должна опираться на философские взгляды на «разум», популярные в когнитивной науке. Проблема в том, что «психическое» в слове «психическое заболевание» означает просто психиатрический , что не то, о чем говорят эти философы и ученые.

В результате мы должны с подозрением относиться к апелляциям к разуму и психике в психиатрии. Психиатрические пациенты, безусловно, не нуждаются в бремени какой-либо дополнительной стигмы, и понимание психических состояний достаточно сложно без постоянного риска смешения и недопонимания. Без причины для их сохранения мы должны исключить из психиатрии концепции «разума» и «ментального». И не только здесь: концепции сеют хаос и в когнитивной науке, и в психологии.

Подобно тому, как психиатрия должна быть отраслью медицины, занимающейся психическими заболеваниями, так и когнитивная наука и психология предположительно являются науками, занимающимися изучением разума. Однако психология и когнитивная наука не изучают одно и то же. Такие дисциплины, как психометрия личности, исторически являются ключевой частью психологии, но, что сомнительно, частью когнитивной науки вообще. И наоборот, когнитивная наука унаследовала более широкий интерес к самоорганизации, обработке информации и адаптивному поведению от некоторых из своих предшественников, особенно от кибернетики.Области психологии и когнитивной науки также не совпадают с областью психиатрии. Восприятие остается в пределах области психологии и когнитивной науки, но слепота и глухота не являются психическими заболеваниями (опять же, даже если / когда они вообще являются болезнями).

Области психологии и когнитивной науки также включают способности, которые вы, вероятно, не собираетесь задействовать, когда говорите о «разуме» в нормальной жизни. Например, существуют когнитивные модели, которые охватывают способ выживания организмов посредством гомеостаза (поддержание стабильных внутренних параметров в организме, таких как частота сердечных сокращений и температура крови) и аллостаза (корректировка этих параметров и поведения в зависимости от контекста).

Есть также способы картирования иммунитета в когнитивных терминах. В 1960-х и 1970-х годах работа американского психолога Роберта Адера раскрыла удивительную особенность иммунной системы. Он научил крыс избегать безвредных подсластителей, вводя их вместе с вызывающим болезнь химическим веществом под названием циклофосфамид. При проверке того, что обучение сработало, введя только подсластителя, крысы начали умирать. Чем больше подсластителя, тем быстрее они умирали. Это была загадка.Оказалось, что циклофосфамид является «иммунодепрессантом», химическим веществом, которое выключает иммунную систему. Иммунная система «научилась» отключаться в ответ только на подсластитель, и это сделало крыс уязвимыми для обычно безвредных патогенов в окружающей среде, которые убивали их. Другими словами, Адер обнаружил, что иммунная система поддается классическому Павловскому условию.

Следует ли считать иммунную систему «ментальной», потому что она психологическая и когнитивная?

Это привело к созданию «психонейроиммунологии», области, в которой, помимо прочего, участвуют психологи, изучающие иммунную систему.Более поздние исследования выявили еще много интересных фактов о «проводках» и сигналах, которые связывают иммунную систему и мозг. Иммунная система комплексно реагирует на стресс и травму — дисбаланс в иммунной системе связан с несколькими психическими заболеваниями, связанными с травмами, такими как посттравматическое стрессовое расстройство и пограничное расстройство личности (оба из которых часто связаны с травмой). Иммунная система также играет важную роль в управлении социальным поведением. Например, некоторые ученые считают, что депрессия иногда может быть побочным эффектом вашей иммунной системы, снижающей вашу социальную мотивацию, чтобы минимизировать риск распространения болезни; Идея состоит в том, что ваша иммунная система начала ошибочно полагать, что вы заразны.

Приверженность истолкованию когнитивной науки и психологии как изучения «разума» создает неверное представление о том, чем занимаются эти дисциплины, и поднимает потенциально бессмысленные вопросы, например, следует ли считать иммунную систему и ее способности «умственными», потому что это психологическое и когнитивное. И снова мосты, построенные mind и mental , оказались бесполезными. Психонейроиммунология с трудом получила широкое признание, особенно среди иммунологов.В значительной степени это связано с тем, что это широко считается формой «медицины разума и тела», термин, который применяется как к ухищрениям и чрезмерной самопомощи, так и к законным медицинским исследованиям. Мосты, построенные между своего рода небрежным холизмом, мошенничеством и психонейроиммунологией, во многом обязаны mind и mental и мало что сделали для помощи дисциплинам, которым они якобы служат.

Гораздо лучше говорить о психологии как о науке о психологическом, а о когнитивной науке как о изучении когнитивного.Это может показаться циклическим, но это отражает только тот факт, что эти дисциплины отвечают за открытие своих областей, и что мы просто еще не знаем достаточно, чтобы точно сказать, какими должны быть эти области в полностью независимых терминах. Ни у кого нет проблем с описанием физики как изучающей физическое, и идея о том, что это изучение фундаментальных законов движения и контакта, давно отвергнута.

Когда мы видим, что концепции разума и ментального причиняют такой вред, у нас есть веская причина избавиться от них.Вместо того, чтобы говорить о «умах» и «ментальном», нам лучше обсудить более точные и полезные концепции, относящиеся к тому, что мы делаем. Хорошая новость заключается в том, что они уже существуют по большей части и отлично работают после того, как разорваны их связи с разумом и психическим . Психология психологическая , когнитивная наука когнитивная и психиатрия психиатрическая . Вне этих областей существует намного больше — сознание , воображение , ответственность , агентство , мысль , память , и это лишь некоторые из них.Феминистская работа над относительной автономией и реляционным Я, а также исторические предшественники, такие как Гомер, предоставляют многообещающие возможности для развития концепций людей, которые не обращаются к понятию разума — представлений, согласно которым люди являются связным целым, а не потому, что у них есть некое объединяющее внутреннее ядро, но из-за того, как они соединяются, их отношения и их окружение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.