Стрессоустойчивость психология: Стрессы и стрессоустойчивость

Автор: | 17.03.1977

Содержание

Стрессоустойчивость: как ее развить — Психология эффективной жизни

Стресс сам по себе не есть нечто ужасное, как мы привыкли о нем думать. Это всего лишь реакция организма на внешнее или внутреннее воздействие. Причем на абсолютно любое: как на благоприятное, так и на неблагоприятное, как на сильное, так и на слабое.

В этом смысле вся наша жизнь — это сплошной стресс. Потому что любой раздражитель выводит организм из состояния равновесия. После этого он мобилизует свои силы, чтобы, отреагировав на этот раздражитель, как можно быстрее восстановить потерянное равновесие (вот почему нам так трудно выходить из зоны комфорта и осваивать что-то новое). Фактически стресс как явление — это способность организма адаптироваться к постоянно меняющимся условиям.

Стресс: можно, если осторожно

Отрицательный стресс (любое неприятное, трагическое событие в нашей жизни) в случае длительного пребывания в нем может привести к бессоннице, раздражительности, тревожности, депрессии и различным физическим недомоганиям.

И хотя положительный стресс (влюбленность в кого-то, успешно сданные экзамены, золотая медаль на соревнованиях, блестяще завершенное трудное дело, всевозможные приятные сюрпризы и т.д.) дарит энергию, воодушевление, силы и желание брать новые вершины, им тоже нельзя злоупотреблять: «передозировка» может привести к таким же неприятным последствиям, что и застревание в стрессе отрицательном.

Итак, любой стресс хорош только в малых дозах. В этом случае он повышает устойчивость к различным раздражителям, и в результате мы учимся справляться с трудностями и успешно преодолевать препятствия, которые встречаются на жизненном пути. Другими словами, мы становимся стрессоустойчивыми.

Стрессоустойчивость — это не какая-то особая непробиваемость, а умение правильно реагировать на стресс и работать с ним. Как именно? Об этом — дальнейший рассказ.

Как выйти из стресса?

О внешних способах ослабления и снятия стресса (таких как общение по душам, свежий воздух, движение, физические нагрузки, поездки на природу, возня с животными, расслабляющая музыка, интересные фильмы, смена обстановки и т. д.) написано уже немало. Поэтому сейчас давайте сделаем акцент на внутренних, психологических способах

выхода из стресса.

Способ № 1. Прислушаться к телу и «слить» состояние

Первый способ — базовый, обязательный, без которого все остальные дадут неполный и временный эффект, — это принятие ситуации и своих чувств по этому поводу. Проще и быстрее всего это сделать, прислушавшись к собственному телу.

Следует сосредоточиться на появившихся ощущениях и пробыть в них столько, сколько потребуется для того, чтобы «отпустило». Если эмоции зашкаливают и сосредоточиться на ощущениях трудно, можно облегчить себе задачу:

  • Во-первых, начните дышать медленно и глубоко, как при медитации.
  • Во-вторых, попробуйте слегка (не полностью!) дистанцироваться от себя, то есть понаблюдать за собой как бы со стороны, но в то же время продолжая считывать свои телесные ощущения и проживая их.

Эти приемы помогут снизить накал страстей, и эмоции будет проще прожить, а значит, принять и ассимилировать.

Конечно, на работу с телом лучше всего специально выделить время. Но если это невозможно (например, если вы находитесь в офисе), хорошо будет прибегнуть к ритмичному чередованию выполнения текущих дел и внимания к телесным ощущениям (даже если на последнее удастся выделять всего лишь по одной минуте времени). Потрудились — попереживали стресс; еще потрудились — еще попереживали стресс.

Главное — не отмахиваться от тяжелых ощущений, не задвигать их в дальний угол, не «забивать» их чем-нибудь приятным, а дать им зародиться, проявиться во всю силу и постепенно угаснуть. Тогда они не застрянут в нас в виде телесных зажимов, обид, страхов, а оттрубят свое, канут в Лету и не будут мешать нам жить…

Снизить накал чувств и эмоций также можно, «сливая» актуальное состояние — то, что сейчас больше всего тревожит и не дает покоя. Самых простых вариантов тут два.

Первый — проговорить все это в беседе с каким-нибудь близким человеком, к которому вы испытываете безграничное доверие и который в состоянии этот негатив вынести, либо на приеме у психолога (выслушивать подобное — часть его работы).

Второй вариант, более доступный и при этом не менее эффективный, — так называемое свободное письмо. Его суть в следующем: берем лист бумаги, ручку и пишем, выливаем на бумагу все, что есть на душе. Не печатаем на компьютере, а именно пишем от руки. Не стесняясь, не думая о грамотности и не беспокоясь о том, что это кто-то может увидеть и прочитать. После того как вы закончите писать, написанное можно сжечь или порвать в мелкие клочья.

Главное в обоих вариантах — освободиться от того, что беспокоит, сбросить с себя этот тяжкий груз…

Возьмем распространенный и очень болезненный для многих пример: на глазах у всех коллег вас обругал и унизил начальник, да еще и совершенно несправедливо — просто сорвал зло.

Задаем себе вопрос: «Что происходит сейчас в моем теле?» И отвечаем на него: «Меня будто ледяной водой обожгло, все внутри воспалено, сердце горит и болит, в него будто воткнули острый кинжал, меня будто разрывает изнутри на части…» Остаемся в этом состоянии, проживаем эти ощущения столько времени, сколько хватит сил терпеть их. Ну и периодически возвращаемся к ним до тех пор, пока они не угаснут.

Итак, наша задача — дать проявиться телесным ощущениям, которые возникают в ответ на стрессогенное событие, и разрешить себе полностью их прожить (вместо того чтобы загонять их подальше и поглубже).

Можно помочь себе сделать это, выговариваясь в доверительной беседе или изливая все, что рвется из души, на бумагу.

Способ № 2. Концентрироваться на моменте

Второй способ, который поможет вывести себя из стресса, — это умение концентрироваться в каждый конкретный момент времени только на чем-то одном. Другими словами — не разбрасываться, не рассеивать свое внимание и не растрачивать силы впустую.

Обычно что происходит у нас в голове? Делаем что-то одно, при этом сожалеем о чем-то прошедшем и одновременно беспокоимся о том, что может случиться в будущем. Сколько нашего внимания достается тому, чем мы заняты здесь и сейчас? Немного…

Напротив, концентрация на чем-то одном позволяет нам убрать из головы все лишнее и отвлекающее. В результате мы меньше устаем, успеваем сделать гораздо больше, а качество выполненной работы получается гораздо выше. Это происходит за счет полной включенности в то единственное дело, которым мы заняты в данный момент, за счет эмоциональной вовлеченности в него. За счет полного присутствия «здесь и сейчас».

И удовлетворения, радости, которые мы получаем от такого подхода к труду, тоже гораздо больше. Мы в это время оказываемся на волне, в потоке, а стресс — за бортом. Ведь одновременно и находиться на волне, и страдать от стресса просто невозможно — это противоположные состояния. Даже если какие-то элементы стресса все-таки проникают в «здесь и сейчас», то сила их воздействия очень и очень слаба.

Кстати, очень важно не лежать на диване, жалея себя и проклиная все и всех, когда случается что-то неприятное, а действовать, делать что-то. Лежание на диване, бесконечное пережевывание произошедшего и саможаление — верная дорога к депрессии, саморазрушению и углублению стресса. А любое движение, действие, труд (пусть сначала и через силу) не дают погрузиться в депрессию, снижают стресс и помогают постепенно выбраться из него, возвращая нас в «здесь и сейчас».

Например, после неприятного инцидента с начальником нужно не кидаться по привычке причитать и оплакивать свою горемычную жизнь, а составить список обязательных дел на сегодня и приступить к его выполнению. И не абы как, не с чувством оскорбленного достоинства, не с желанием доказать, какие мы на самом деле белые и пушистые и как глубоко неправ был наш начальник (пусть сгорит от стыда за свой поступок), а с уважением к делу, которым занимаемся, с желанием продвигать и развивать его. Постарайтесь выполнить сегодняшнюю часть работы настолько хорошо, насколько позволяют возможности и способности.

Итак, еще один способ преодоления стресса — это умение быть «здесь и сейчас». А остаться в настоящем, не ускользая в прошлое или будущее, поможет любая деятельность — при условии, что вы полностью в нее погрузились.

Способ № 3. Ранжировать дела

Третий способ, который дополняет второй, — это ранжирование дел. Я имею в виду следующее. Для одного дня следует выбирать только одно главное дело, на которое и будут направлены основные усилия. Это нужно, чтобы опять-таки не держать в голове несколько важных дел сразу, не метаться от одного к другому и не беспокоиться об их выполнении. То есть это нужно для минимизации уровня стресса.

А вот вокруг главного дела можно выстраивать менее значимые дела. Например, можно чередовать более сложные и более легкие задачи, чтобы не выдохнуться за полчаса.

Внимание! Чтобы снизить стресс, выполнять любые дела — и важные, и не очень — необходимо в состоянии «здесь и сейчас», с максимально возможным «присутствием», включенностью и вовлеченностью.

Например, пусть самая главная задача на сегодня у вас — написать статью о взаимоотношениях детей и родителей для известного журнала, отредактировать ее и отправить на утверждение. Менее важные задачи, которые можно будет выполнить потом, — это ответить на вопросы и отзывы к ранее опубликованным материалам и разобрать скопившуюся почту.

Итак, подход «один день — одно важное дело» плюс посильное выполнение менее значимых задач также помогут экологично снизить стресс и выйти из него.

Способ  № 4. Переключать внимание на пользу

Четвертый способ борьбы со стрессом — работа с направленностью внимания. Что бы ни происходило в жизни — не важно, насколько это для вас травматично, — концентрироваться следует не на своей душевной боли, не на своих обидах, не на своих разочарованиях, а на том уроке, который можно извлечь из этой ситуации.

Нужно учитывать, что переключить внимание — это не то же самое, что задвинуть неприятные ощущения в дальний ящик! Важно не возмущаться, не обижаться, не разыгрывать роль невинной жертвы, а воспринимать происходящее как обратную связь: вот это у нас не получилось, вот здесь мы недоработали, вот этого мы не учли, вот на этого человека можно положиться, а вот с этим лучше вообще не иметь дела. Значит, в следующий раз, если возникнет схожая ситуация, следует поступить так-то и сказать то-то, обратиться за консультацией к такому-то человеку или попросить помощи вот у этого коллеги.

То есть нам необходимо проанализировать случившееся, сделать выводы, которые помогут справиться с подобной ситуацией в будущем или вообще ее предотвратить, принять произошедшее (см. способ № 1) и продолжать жить дальше, не коря себя за допущенные ошибки и не унижая собственного достоинства.

А по вечерам, перед сном, хорошо бы еще перечислять, за что вы благодарны этому дню — независимо от того, что в этот день случилось. Это поможет направить вектор внимания на позитив.

Этот способ работы над стрессом особенно актуален, если эмоции захлестывают вас так, что не дают сосредоточиться ни на чем другом. Фактически он позволяет «притормозить» перед выполнением очередной задачи, хотя бы частично снизить накал страстей в душе, начать принимать случившееся, включиться в настоящее и настроиться на работу.

Например, в случае с накричавшим на вас начальником можно сделать вывод, что шеф — человек настроения, и если он не в духе, на глаза ему лучше не попадаться. А дела свои вести так, чтобы к вам не могло появиться обоснованных претензий: все статьи должны быть написаны и сданы вовремя, ни один отзыв не должен остаться незамеченным и ни одно письмо — без ответа.

Итак, переключение фокуса внимания со страданий и обид на то хорошее, что принесла с собой травматичная ситуация, и благодарность за преподнесенные уроки меняют взгляд на случившееся и внутренний настрой, а также помогают справиться со стрессом.

Ну и в заключение давайте подведем итог всему вышесказанному. Что делать, чтобы ослабить силу воздействия стресса, выйти из него и развить свою стрессоустойчивость? Для этого необходимо научиться принимать и проживать вызванные стрессовой ситуацией ощущения, полностью включаться в «здесь и сейчас», грамотно распределять дневную нагрузку (помним о подходе «один день — одно главное дело») и перемещать фокус внимания с восприятия себя как жертвы обстоятельств на извлечение важных уроков из этих самых обстоятельств.

 

От редакции

Главное в стрессе — обуздать свои эмоции, пока они не захлестнули вас с головой. Психолог Ольга Юрковская советует способы оставаться бесстрашным в стрессовой ситуации: http://www.psy.systems/post/byt-besstrashnym-v-stresse-upravlenie-emociyami.

В жизни современного человека (особенно если живет он в большом городе) много стресса. Это нужно принять как факт, который изменить не в наших силах. А где стресс, там рано или поздно, как на плодородной почве, вырастает тревожность. Как снизить уровень тревожности и отучить себя от вредной привычки «накручивать» проблемы, знает психолог Ярослав Вознюк: http://www.psy.systems/post/kak-snizit-trevozhnost.

Стресс — участь каждого человека, но особенно непросто с ним справляться тем, кого природа наградила высокой чувствительностью. Внешний раздражитель, на который другой бы просто не обратил внимания, для высокочувствительной личности может стать настоящей пыткой. Как такому человеку выжить в этом недружелюбном к нему мире, советует психолог-психотерапевт Динара Таирова: http://www.psy.systems/post/kak-organizovat-svou-zhizn-esli-vy-vysokochustvitelnyj-chelovek.

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 4 0 obj /ModDate (D:20160628092914+03’00’) /Subject >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Вестник Витебского государственного медицинского университета. — 2011. — Т. 10, № 1
  • Библиотека УО «ВГМУ»
  • Библиотека УО «ВГМУ»2016-06-28T09:29:14+03:002016-06-28T09:29:14+03:002016-06-28T09:29:14+03:00uuid:a07c2b0a-bc4d-49f8-9368-2d908ccc138duuid:53b66918-024a-4933-a9c9-24106bf04fb0 endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > stream HWݎSh$ђl!3$H&\mAs&yЗ$)[3S,vlCEƳ_6. TdHGE]4??~7y%jRG/`T

    Cтрессоустойчивость: что это и как ее повысить

    В этой статье мы расскажем о том, что такое стрессоустойчивость, как ее можно повысить и как компании могут позаботиться о том, чтобы сотрудники не испытывали стресс.

    Большинство работодателей хотят иметь в штате не просто квалифицированных, но и стрессоустойчивых сотрудников. Далеко не все кандидаты, которые попадают на ту или иную должность имеют достаточную стрессоустойчивость, в результате чего не справляются с объемами работы и быстро выгорают.

    Что такое стрессоустойчивость

    Стрессоустойчивость – это комплекс черт характера, которые позволяют человеку оставаться здоровым и эффективным даже при больших нагрузках. Под стрессоустойчивостью на работе обычно подразумевается умение спокойно реагировать на конфликтные или неоднозначные ситуации, умение при необходимости работать сверхурочно.

    Стрессоустойчивость относится к soft skills и имеет огромное значение для успешной и эффективной работы, ведь она не только позволяет не обращать внимания на многие факторы, что повышает продуктивность, но и является барьером, который защищает от профессионального выгорания.

    Уровень стрессоустойчивости демонстрирует способность противостоять возникающим на пути трудностям, показывает возможности личности преодолевать эмоциональный фактор и действовать согласно логике.

    Уровни стрессоустойчивости:

    • высокий – мало подвержен стрессу
    • средний – некоторые стрессовые события могут нарушить равновесие
    • низкий – очень остро реагирует на стресс

    Как определить стрессоустойчивость

    Определение стрессоустойчивости сотрудников имеет большое значение для компании. Зная, какой уровень стресса комфортен для того или иного сотрудника, менеджеры могут более эффективно распределять нагрузку, чтобы все сотрудники чувствовали себя комфортно.

    Существует несколько методов, которые позволяют эффективно оценить стрессоустойчивость человека. Большинство из них представляют собой обычные тесты.

    Тест на стрессоустойчивость

    Для прохождения теста следует отметить, насколько утверждение в левой колонке соответствует действительности или насколько часто происходит. Этот тест полезно давать пройти соискателям во время интервью.

    УтверждениеРедкоИногдаЧасто
    Я думаю, что меня недооценивают в коллективе123
    Я стараюсь работать, учиться, даже если бываю не совсем здоров123
    Я переживаю за качество своей работы123
    Я бываю настроен агрессивно123
    Я не терплю критики в свой адрес 123
    Я бываю раздражителен123
    Я стараюсь быть лидером там, где это возможно123
    Меня считают человеком настойчивым и напористым123
    Я страдаю бессонницей123
    Своим недругам я могу дать отпор123
    Я эмоционально и болезненно переживаю неприятность123
    У меня не хватает времени на отдых123
    У меня возникают конфликтные ситуации123
    Мне недостает власти, чтобы реализовать себя123
    У меня не хватает времени, чтобы заняться любимым делом123
    Я все делаю быстро 123
    Я испытываю страх, что не получу новую работу123
    Я действую сгоряча, а затем переживаю за свои дела и поступки.123

    Интерпретация результатов

    Далее подсчитайте суммарное число баллов, которое было набрано и определите, каков уровень вашей стрессоустойчивости. Чем меньше (суммарное число) баллов вы набрали, тем выше ваша стрессоустойчивость, и наоборот:

    • 51 — 54 – очень низкий
    • 53 — 50 – низкий
    • 49 — 46 – ниже среднего
    • 45 — 42 – чуть ниже среднего
    • 41 — 38 – средний
    • 37 — 34 – чуть выше среднего
    • 33 — 30 – выше среднего
    • 29 — 26 – высокий
    • 18 — 22 – очень высокий

    Даже если у вас очень низкий уровень стрессоустойчивости, это не значит, что так будет всегда. Стрессоустойчивость можно и нужно развивать.

    Как повысить стрессоустойчивость

    Мы все неизбежно попадаем в стрессовые ситуации, но кого-то они надолго выбивают из колеи, а кто-то их даже не замечает. Секрет в том, чтобы уметь правильно выходить из негативных ситуаций.

    Вот несколько советов, который помогут не поддаваться стрессам и повысить свой уровень стрессоустойчивости:

    • Делиться переживаниями

    Часто лучшее средство, которое не дает стрессу захватить вас – поделиться переживаниями с близкими или коллегами. Обратите внимание, что никто не обязан решать ваши проблемы, но иногда просто важно поговорить с кем-то.

    • Полноценно спать

    Недостаток сна мешает продуктивности, креативности, навыкам решения проблем и способности сосредоточиться. Чем лучше вы отдохнете, тем лучше сможете справиться со своими обязанностями и тем меньше будете подвержены стрессу.

    • Сбалансировать график

    Работа без выходных – это прямой путь к выгоранию. Постарайтесь найти баланс между работой и семейной жизнью, общественной деятельностью и уединением, ежедневными обязанностями и отдыхом.

    • Регулярно прерываться в течение дня

    Обязательно делайте короткие перерывы в течение дня, чтобы пройтись, пообщаться с коллегой или просто дать себе отдохнуть. Это не значит, что целый день нужно посвящать отвлеченным занятиям, просто давайте себе несколько минут отдыха раз в час. Также отходите от своего стола или рабочего места на обед. Это поможет вам расслабиться, зарядиться энергией и стать более, а не менее, продуктивным.

    • Установите здоровые границы

    Многие вынуждены постоянно проверять смартфоны на наличие сообщений и обновлений, связанных с работой. Важно уметь отключаться и в свое свободное  время не работать, и не думать о работе.

    • Расставляйте приоритеты

    Старайтесь не планировать задачи друг за другом и не пытайтесь сделать слишком много в один день. Расставьте приоритеты задач: решайте первоочередные задачи в первую очередь. Если у вас есть что-то особенно неприятное, покончите с этим как можно скорее и в результате остаток вашего дня будет более приятным.

    • Правильно распределяйте нагрузку

    Если большой проект кажется ошеломляющим, сосредоточьтесь на одном шаге за раз, вместо того, чтобы брать на себя все сразу. К тому же вам не нужно делать все это самостоятельно. Не стоит бояться делегировать, ведь это часть командной работы.

    • Сопротивляйтесь перфекционизму

    Когда вы ставите перед собой нереальные цели, вы настраиваете себя на неудачу. Стремитесь сделать все возможное, но не беритесь достичь больше, чем сможете сделать.

    • Мыслите позитивно

    Если вы сосредоточитесь на недостатках каждой ситуации и взаимодействия, вы обнаружите, что у вас нет сил и мотивации. Постарайтесь позитивно думать о своей работе, избегайте токсичных сотрудников и хвалите себя даже за небольшие успехи.

    • Не пытайтесь все контролировать

    Многие вещи на работе находятся вне нашего контроля, особенно поведение других людей. Вместо того чтобы переживать из-за этого, сосредоточьтесь на вещах, которые вы можете контролировать, например, на том, как вы реагируете на проблемы.

    • Относитесь с юмором

    При правильном использовании юмор является отличным способом снять стресс на рабочем месте. Когда вы или окружающие начинают относиться к работе слишком серьезно, найдите способ поднять настроение, поделившись шуткой или забавной историей.

    • Ищите удовлетворение и смысл в своей работе

    Чувство скуки или неудовлетворенности тем, как вы проводите большую часть рабочего дня, может вызвать высокий уровень стресса и серьезно повлиять на эмоциональное состояние. Попробуйте посмотреть на свою работу под другим углом, так, будто вы никогда не работали в этой сфере. Взгляд “со стороны” поможет вам найти новые преимущества, цели и пути развития на своей должности.

    Как компании могут снизить стресс сотрудников

    Сотрудники, которые страдают от стресса, связанного с работой, могут привести к снижению производительности, потере рабочих дней и увеличению текучести кадров. Однако, как менеджер, руководитель или работодатель, вы можете помочь снизить стресс на рабочем месте. Первый шаг – быть образцом для подражания. Если вы можете сохранять спокойствие в стрессовых ситуациях, вашим сотрудникам намного легче последовать примеру.

    Преимущества стрессоустойчивых сотрудников для компании:

    • Быстрая адаптация к изменениям рынка
    • Дружелюбное, внимательное, лояльное обслуживание клиентов
    • Возможность быстро и с минимальным сопротивлением вводить изменения
    • Высокая производительность сотрудников
    • Лучшая командная работа

    Удалить ненужные источники стресса

    Умные работодатели спрашивают сотрудников: “не мешает ли тебе что-то выполнять свою работу”. И они правы, потому что энергия сотрудников тратится на преодоление бюрократических проблем и других препятствий, которые убивают инновации и производительность.

    Таким образом, чтобы устранить ненужные источники стресса, спросите сотрудников о том, какие правила и формальности мешают им быть более продуктивными. Оцените и по возможности удалите мешающие факторы. Это позволит эффективно использовать десятки рабочих часов сотрудников более полезно, снижая при этом уровень стресса.

    Общаться

    Все знают, что важно держать сотрудников в курсе происходящего в компании, однако мало кто из работодателей в этом преуспевает. Если вы серьезно относитесь к поддержанию морального духа сотрудников и повышению организационной устойчивости, вам нужно информировать сотрудников обо всех важных изменениях. Чем больше сотрудники знают, что происходит, тем меньше времени и энергии они тратят на размышления и беспокойство о том, чего не знают.

    Исследования стресса и контроля показывают: когда мы знаем, что произойдет, даже если это негативное событие, мы подвергаемся меньшему стрессу, чем когда сталкиваемся с неизвестным. Психологи называют это явление “воспринимаемым контролем”, потому что знание того, что произойдет, создает чувство контроля.

    Итак, узнайте, почему сотрудники чувствуют себя оставленными в неведении и решите, как лучше держать их в курсе.

    Поддерживать вовлеченность

    Вовлеченные и вдохновленные сотрудники даже в сложные периоды всегда будут оставаться продуктивными. Если персонал работает ради большой цели и вдохновляется ей, люди гораздо меньше подвержены стрессам, потому что знают, к чему идут.

    Мотивируйте сотрудников идти к цели, делясь историями о том, что вы делаете, историями о людях, которые меняют ситуацию, и благодарственными письмами клиентов. Сделайте это частью корпоративной культуры и ваши сотрудники всегда будут знать, в достижение какой цели они вкладывают свои силы.

    Праздновать победы

    Празднование побед как компании, так и отдельных людей не только создает позитивную атмосферу, но и помогает работникам воспринимать себя как часть команды-победителя и себя как эффективных сотрудников. Чувство значимости побуждает быть еще продуктивнее и смелее принимать вызовы.

    Кроме того, когда трудные периоды приносят постоянный поток негативных новостей, легко увидеть себя жертвой обстоятельств. Сознательно обращая внимание на достижения и успехи, вы компенсируете негатив положительными моментами.

    Поскольку эмоции влияют на восприятие, перевод эмоционального состояния вашего персонала в более оптимистичное и обнадеживающее означает, что сотрудники более склонны рассматривать проблемы как нечто, что они могут преодолеть, а не как непреодолимые препятствия.

    Слышать сотрудников

    Хороший руководитель не просто ставит задачи и вводит изменения. Он также готов понять, что его сотрудникам сложно или некомфортно. Не стоит отмахиваться от работников, дайте им понять, что вы понимаете, с какими сложностями они столкнулись независимо от ситуации. Это могут быть переработки из-за сложного проекта или внедрение новых практик, к которым сложно привыкнуть.

    Как оценить стрессоустойчивость кандидата

    Многим компаниям очень важно, чтобы кандидат действительно был стрессоустойчивым, не на словах, а на практике. Но как менеджеру по персоналу убедиться, что человек может противостоять стрессу и давлению?

    Для этого существует стресс-интервью, еще называемое стресс-тест. Такие собеседования бывают разных форм и разной длительности, от слегка смущающего до откровенно агрессивного разговора.

    Логика заключается в том, что то, как кандидат реагирует на стрессовую ситуацию во время собеседования, свидетельствует о том, как он будет справляться с подобными ситуациями на работе. Создание эмоционально-хаотического опроса вводит кандидатов в состояние психологического стресса, чтобы увидеть, будут ли они нервничать, сохранять спокойствие или даже чувствовать себя комфортно под давлением.

    Стресс-тесты довольно противоречивы, потому что они создают чувствительные и эмоционально напряженные отношения между кандидатом и менеджером по персоналу, и тем самым компанией. Иногда даже самые успешные кандидаты отклонят предложение из-за характера собеседования, это нужно учитывать, если вы решили провести такое интервью.

    Стресс-интервью чаще оправданы для определенных отраслей. Например, людям, занимающимся продажами или сотрудникам авиакомпаний часто приходится сталкиваться с трудными ситуациями. Рекрутеры могут использовать тактику стрессовых интервью, чтобы найти людей, которые могут справиться с потенциально трудными ситуациями.

    Почему стрессоустойчивость важное качество

    В современном мире с его скоростью и количеством информации, стрессоустойчивость не просто важна, а является одним из самых необходимых личных качеств не только в работе, но и в повседневной жизни.

    Важная задача руководителей и менеджеров – создать персоналу такие условия труда, который позволят минимизировать уровень стресса. Помимо этого, в рамках внутреннего обучения можно проводить тренинги и семинары, которые помогают научиться лучше справляться со стрессом и повышать уровень стрессоустойчивости.

    Это важно для работодателей по многим причинам: во-первых, сотрудники, которые не подвержены стрессу, лучше работают, а значит компания от этого тоже выигрывает. Во-вторых, улучшение удовлетворенности сотрудников повышает их лояльность и повышает ценность бренда работодателя.

    Топ-5 книг, которые помогут развить стрессоустойчивость

    Содержание статьи

    Если вы работаете без стрессов, не испытываете волнение в процессе общения с людьми, спокойно переносите изменения в жизни, то вы — счастливчик. Если же ваш день начинается с тревоги, вы находитесь в депрессивном состоянии, а вечером падаете на кровать без сил — срочно пройдите бесплатный онлайн-курс «Стресс-менеджмент», в котором за 45 минут вы узнаете базовые техники по расслаблению. А чтобы закрепить эффект, прочитайте полезные книги из нашей подборки.

    Роберт Сапольски «Психология стресса»

    Это одна из самых известных книг в мире. Выдающийся психолог Роберт Сапольски утверждает, что способность человека планировать будущее и тревожиться о нем является как благословением, так и проклятием. Благословение заключается в предупреждении действий, которые могут вызвать опасные последствия. Проклятие — в том, что из-за тревоги о будущем мы находимся в постоянном стрессе. На примере зебры автор показывает, как работают стрессовые реакции и как можно ими управлять.

    Роберт Сапольски «Почему у зебр не бывает инфаркта»

    Из этой книги вы узнаете о физиологии стресса: как стресс может повлиять на наше здоровье, вызывая различные заболевания, как наши реакции могут усугубить положение. Автор подробно рассказывает о механизмах стресса и его влиянии на человеческий организм. После прочтения работы вы сможете самостоятельно разработать собственный стиль управления телом в различных ситуациях.

    Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

    Дейл Карнеги «Как преодолеть тревогу и стресс»

    Мы привыкли постоянно переживать по мелочам — правильно ли меня понял собеседник, что подумают обо мне чужие люди, а вдруг меня уволят завтра и еще о многих других вещах. Конечно, полностью от этих мыслей не избавиться, но можно снизить их негативный эффект. Дейл Карнеги в своей книге описал возможные ситуации, которые могут вызывать стресс, и на примерах из жизни объяснил, как действовать, чтобы помочь себе снизить тревогу.

    «Управление стрессом для делового человека» Александр Фридман, Дмитрий Галанцев, Юрий Щербатых

    В большинстве случаев стрессы появляются на работе, когда сроки горят, заказчик недоволен работой, начальник подкинул новых задач, на совещании раскритиковали идею. Стрессоустойчивость — это недооцененный навык в профессиональной сфере, позволяющий увеличить свою продуктивность и быстрее добиваться новых высот. Авторы книги — ведущие специалисты — рассказали не только о том, как победить стресс, но и извлечь из него пользу.

    Дэвид Льюис «Управление стрессом. Как найти дополнительные 10 часов в неделю»

    Главные враги любого человека — тревожность и нехватка ресурсов. На основе этих проблем Дэвид Льюис разработал специальную методику, которая поможет грамотно продумать рабочие процессы, выделить время на отдых, снизить давление, которое появляется из-за перегруженного графика работы, и тем самым избавиться от стрессов.

    4 курса для развития стрессоустойчивости

    Содержание статьи

    Стресс — неизбежная часть реальности, в которой мы живем и работаем. Люди все чаще сталкиваются со сложными задачами, постоянно ощущают нехватку времени и ресурсов. Границы между домом и офисом постепенно исчезают. Это приводит к неизбежным проблемам — усталость, плохое настроение, раздражительность, нервозность и даже эмоциональное выгорание. Развитие стрессоустойчивости становится необходимостью для современного человека.

    Мы подготовили подборку бесплатных курсов, которые помогут понять природу стресса, разработать стратегию реагирования на проблемы и предотвратить депрессивное состояние.

    Стресс-менеджмент

    Стрессом можно управлять. Но только в том случае, если вы умеете прислушиваться к себе и оценивать свое состояние, определять причину появления тревоги и применять специальные техники по борьбе с ней. Из онлайн-курса вы узнаете, что такое стресс и как он возникает, какие правила необходимо соблюдать, чтобы волнение не стало частым гостем в вашей личной и рабочей жизни. Переходите по ссылке.

    Искусство продуктивности без стресса: как удерживать контроль в мире хаоса

    Научитесь сохранять свою эффективность в стрессовых ситуациях и не реагировать на постоянные изменения. Попробуйте применить советы Дмитрия Иншакова, генерального директора FranklinCovey Russia. Вы узнаете, как привести дела в порядок и повысить свою продуктивность, какие методы по управлению рабочим процессом существуют и как стать более организованным. Начать обучение можно по ссылке.

    Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

    Дмитрий Гастен. Остров продуктивности

    Для развития стрессоустойчивости необходимо не только освоить специальные техники по снижению тревожности, но и постоянно поддерживать свой организм в тонусе. Чем лучше вы укрепите свое здоровье, тем проще вам будет справиться со стрессом. Из онлайн-тренинга вы узнаете, что такое биохакинг личной продуктивности, как повысить свой уровень энергии и управлять эмоциями. Переходите по ссылке

    Эмоциональное и карьерное выгорание: как справляться на пути к большой цели

    В потоке бесконечных задач и непредвиденных проблем сложно уловить момент, когда стрессовая реакция перерастает в эмоциональное выгорание. Это происходит плавно, в какой-то момент вы просыпаетесь и ощущаете разбитость, нежелание что-либо делать. Если вы попали в такую ситуацию или хотите предотвратить карьерное выгорание, пройдите бесплатный онлайн-курс. Вы узнаете о причинах возникновения хронического стресса, об опасных профессиях, находящихся в зоне риска, и о способах борьбы с психологическими расстройствами. Активируйте курс по ссылке

    Все курсы бесплатные, необходимо только пройти регистрацию на сайте. Среднее время прохождения одного курса – 45 минут. Рекомендуем вам смотреть весь курс целиком или выделить время на изучение определенной темы. Желаем успехов в обучении!

    Феномен стрессоустойчивости в различных психологических категориях и понятиях

    В современной литературе не существует единого понимания содержания стрессоустойчивости, а следовательно, нет ее единого определения. Под термином «стрессоустойчивость» понимают такие частные ее составляющие, как эмоциональная устойчивость, психологическая устойчивость к стрессу, стрессрезистентность, фрустрационная толерантность. С.В. Субботин считает, что все эти наименования суть одно явление.
    По мере развития науки, в частности становления системного подхода, исследователей все больше стала интересовать проблема устойчивости — изменчивости систем. С точки зрения системно-структурного подхода, устойчивость системы рассматривалась как способность сохранять себя в условиях изменяющейся среды. Стрессоустойчивость — это «момент сопротивления, который проявляет данная система к внешним воздействиям» (Генковская В.М., 1990). Таким образом, в психологической науке стрессоустойчивость стала рассматриваться как необходимая характеристика целостного процесса адаптации.

    Стрессоустойчивость — это способность быть эмоционально стабильным, психически устойчивым (Левитов Н.Д., 1967; Рейковский Я., 1979; Платонов К.К., 1986; Марищук В.Л., 2001).
    Стрессоустойчивость также связывали с саморегуляцией, рассматривая ее как особую психическую деятельность, направленную на сохранение или преобразование наличного или текущего состояния в потребное психологической системе. С развитием субъектно-деятельностного подхода, когда психологические механизмы саморегуляции стали рассматривать как важнейшее системное субъектное качество (Конопкин О.А., 1989, 2004; Брушлинский А.В., 1994; Абульханова-Славская К.А., 1999; Дикая Л.Г., 1999; Знаков В.В., 2003), стрессоустойчивость определялась в качества свойства личности, которое интегрирует отношение между компонентами психической деятельности в трудной ситуации и способствует успешному выполнению деятельности, изменению обстоятельств, самоизменению (Зильберман П.Б., 1974; Бодров В.А., Обознов А.А., 2000; Маклаков А.Г., 2001, Леонтьев Д.А., 2002).
    Переход от исследовательской парадигмы каузального редукционизма к трансакциональной позиции существенно продвинул научное изучение проблемы стрессоустойчивости. Трансакциональная теория стресса и копинга Р. Лазаруса показала необходимость рассмотрения совладания как составного компонента стресса, который видится не как статическое состояние, а как процесс взаимодействия человека и среды. Кроме того, трансакциональная модель взаимовлияния предполагает идею развития психики и организма в результате этого взаимодействия.
    Предметом психологии совладания как специальной области исследования стало изучение механизмов эмоциональной и рациональной регуляции человеком своего поведения с целью оптимального взаимодействия с жизненными обстоятельствами или их преобразования в соответствии со своими намерениями (Ли- бина Е.В., 1998; Либин А.В., 2000). Сущность термина «копинг» (преодоление, совладание) заключается в наиболее эффективной адаптации человека к требованиям трудной, экстремальной ситуации (реальной или воображаемой). Понятие «преодоление стресса» включает в себя совокупность действий, усилий по предотвращению, устранению, ослаблению воздействия стрессоров и сдерживанию их влияния на организм и психику наименее травмирующим образом (Бодров В.А., 2006а, с. 131).
    Теоретические подходы к проблеме преодоления стресса основываются на различных схемах взаимосвязи личности, ситуации и самого процесса преодоления. Выделяются личностноориентированный, проблемно-ориентированный и когнитивный подходы в понимании преодоления стресса. Личностноориентированный подход предполагает постоянство ситуации, успешность преодоления здесь определяется личностными характеристиками (Фрейд З., 1993; Эриксон Э., 1995; Перлз Ф., 1995;
    Юнг К., 1996; Хорни К., 1997; Адлер А., 1997; Салливан Г.С., 1999; Vaillant G., 1977; Haan N., 1977; Costa, McCrae, 1992 и др.).
    В проблемно-ориентированном подходе к преодолению стресса акцент делается на зависимости используемых стратегий преодоления от требований среды. Предполагается, что различным типам стрессоров соответствуют разные виды решений и процессов преодоления (Wethington E., Kessler R.C., 1986; Pearlin L.I., 1991; Thomae H., 1993). Как замечает Л.И. Анцыферова (1994), не существует таких стратегий, которые были бы эффективны во всех трудных ситуациях. Такого же мнения придерживается и B.E. Compas (1988), заявляющий, что «ни один-единственный стиль не является адаптивным для всех ситуаций».
    Когнитивный подход (Р. Лазарус, С. Фолькман и др.) к преодолению стресса учитывает роль оценочных суждений о характере требований ситуации к человеку и о его личностных возможностях по преодолению; формирование представлений о субъективной значимости проблемы и последствий воздействия стресс-факторов; поиск и выбор стратегий преодоления, наиболее адекватных характеру ситуации и индивидуальным ресурсам организма и психики.
    Изучая проблему совладания с позиций субъектнодеятельностного подхода, Т.Л. Крюкова (2004) приходит к выводу, что в отечественной психологии психологическое предназначение копинга состоит в том, чтобы как можно лучше адаптировать человека к требованиям ситуации. Ее теоретикоэмпирическое исследование позволило обосновать взгляд на процесс социальной адаптации, важной стороной которой у здоровых людей выступает совладающее поведение. Она относит совладающее поведение к факторам активности личности, называя его дескриптором и поведением субъекта. Однако остается непонятным, что является существенным отличием поведения субъекта, т. е. в чем заключаются его субъектные характеристики, если не субъект, а ситуация предъявляет к нему требования, к которым он вынужден адаптироваться?
    С понятием стрессоустойчивости можно соотнести (на основании одинакового функционального назначения) такие разрабатываемые в зарубежной психологии понятия, как выносливость (Kobasa S., Pucetti M. C., 1983), сопротивляемость (Antonovsky A., 1987; Carver C. S., 1998), разрастание (O Leary V.E., 1998), неуязвимость (Anthony E.J., 1982;
    Garmezy N., 1982), жизнестойкость (Мадди С., 2005). Эти понятия разрабатывались в контексте научных идей гуманистического и экзистенциального подходов в психологии. Выносливость, жизнестойкость включают в себя комплексную систему убеждений по поводу самого себя и окружающего мира, которые поддерживают человека в его взаимодействиях со стрессовыми событиями (Kobasa S.C., Maddi S.R., 1982). Для этой системы убеждений характерны следующие измерения: смысловая и целевая ориентация человека, контроль (локус контроля) и способность принять вызов (убежденность в том, что изменения — это часть жизни, и что в них содержится возможность роста). Все эти элементы изменяют воздействие стрессоров, влияя на их когнитивную оценку и тем самым способствуя повышению самоценности, активируют ресурсы совладания (Maddi S., 1997). Таким образом, жизнестойкость формирует у людей мотивацию, которая необходима, чтобы заниматься экзистенциально эффективными способами совладания и включаться в поддерживающее социальное взаимодействие.
    В многочисленных работах (Петровский В.А., 1982; Ротенберг В.С., Аршавский В.В., 1984; Василюк Ф.Е., 1984; Дорожевец А.Н., 1998; Анцыферова Л.И., 1999; Жданов О.И., 2000; Леонтьев Д.А., 2002; Шакуров Р.Х., 2003; Магомед-Эминова М.Ш., 2005; Кабрин В.И., 2005; Франкл В., 1990; Donahue, Robins, Roberts, John, 1993; Yetim, 1993; Lavallee, Campbell, 1995; Diener, Fujita, 1995; Brunstein J., 1998; Мэй Р., 2001; Эммонс Р., 2004) проявление стрессоустойчивости связывают с принятием ответственности, трансцендентностью, контролем, управлением выбором, творчеством, принятием решений, целевой ориентацией, выходом на новые смыслы и цели, риском новых установок по отношению к жизни и достижением чувства контроля над ситуацией, активной вовлеченностью в жизнь, открытостью новому опыту, саморазвитием, здоровым образом жизни.
    Как следует из всех приведенных определений, стрессоустойчивость рассматривается с функциональных позиций, как характеристика, влияющая на продуктивность (успешность) деятельности, как характеристика, обеспечивающая гомеостаз психики, личности, индивида, как активный процесс преобразования себя и своей действительности, как условие, процесс и результат развития человека. Показано также, что стрессоустойчивость можно рассматривать как многоуровневое и в этом плане системное явление, где личности принадлежит связующая роль между всеми включенными в нее разноуровневыми компонентами.
    В развитие представлений о стрессоустойчивости проникают идеи, связанные с процессами гуманизации и онтологизации, которые определяют противоречия в представлениях о стрессоустойчивости. Исследователи, с одной стороны, оставались на позициях принципов гомеостаза, адаптации, психического отражения, а с другой — рассматривали субъектную активность, устойчивость системы, ее развитие, что позволяет изучать проблему стрессоустойчивости как проблему человека. Ю.В. Клочко отмечает, что психологическую науку интересуют сейчас не только (и не столько) психологические проявления, свойственные адаптации (дезадаптации) субъекта, но и сам механизм устойчивости человека и его подвижности, особенности которого, в конечном счете, определяют то, что принято понимать под психологическими признаками адаптации (дезадаптации). Многообразие представлений о стрессоустойчивости расширяет знания об этом феномене, свидетельствуя о его сложности и многоаспектности, и ставит задачи его целостного понимания, интеграции этих знаний. Уровень развития психологической науки, связанный с распространением постнеклассического мышления (О.К. Тихомиров, Л.И. Воробьева, В.Е. Клочко, В.П. Зинченко, А.Г. Асмолов, В.В. Знаков, П.А. Мясоед), позволяет решить эту задачу и выявить принципиально новые ракурсы в психологическом феномене стрессоустойчивости человека.

    Вопросы и задания для обсуждения

    1. Что понимается под стрессоустойчивостью и каковы ее основные детерминанты в существующих представлениях о стрессе и стрессоустойчивости (психоаналитический, бихевиоральный, деятельностный, системный, когнитивный, культурно-исторический, субъектный, экзистенциальный подходы)?
    2. Что можно отнести к психологическим ресурсам стрессоустойчивости и каковы условия их развития в онтогенезе?
    3. В практической деятельности психолога на какие психологические структуры может быть направлено психологическое воздействие по развитию стрессоустойчивости с учетом возрастного аспекта? Обоснуйте свои ответы с опорой на теоретические знания.

    Литература

    Аболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. Казань : КГУ, 1987. 261 с.
    Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях : переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. Т. 15, № 1. С. 3-18.
    Бодров В.А. Проблема преодоления стресса. Ч. 1 : «Coping stress» и теоретические подходы к его изучению // Психологический журнал. 2006а. Т. 27, № 1. С. 122-133.
    Бодров В. А. Проблема преодоления стресса. Ч. 2 : Процессы и ресурсы преодоления стресса // Психологический журнал. 2006b. Т. 27, № 2. С. 113-123.
    Вальдман А. В. Психофизиологическая регуляция эмоционального стресса // Актуальные проблемы стресса. Кишенев : Штиинца, 1976. С. 34-43.
    Гаркави Л.Х., Квакина Е.Б., Кузьменко Т.С. Антистрессорные реакции и активационная терапия. Реакция активации как путь к здоровью через процессы самореализации. М. : Имедис, 1998. 656 с.
    Генковская В.М. Особенности саморегуляции как нормы психической устойчивости личности в стрессовых ситуациях : автореф. дис. … канд. психол. наук. Киев, 1990. 18 с.
    Дикая Л.Г. Системно-деятельностная концепция саморегуляции психофизиологического состояния человека // Проблемность в профессиональной деятельности : теория и методы психологического анализа. М. : Ин-т психологии РАН, 1999. С. 80-104.
    Дьяченко М.И., Пономаренко В. А. О подходах к изучению эмоциональной устойчивости // Военно-медицинский журнал. 1989. № 5. С. 106— 112.
    Ионеску Ш. Сопротивляемость и родственные понятия // Психологическая безопасность, устойчивость, психотравма : сб. науч. статей по материалам Первого международного форума (Санкт- Петербург, 5-7 июня 2006 г.) / под общ. ред. И.А. Баевой, Ш. Ионеску, Л.А. Регуш ; пер. Л.А. Регуш, С.А. Чернышевой. СПб. : Книжный дом, 2006. 304 с.
    Кабрин В. И. Коммуникативный мир и транскоммуникативный потенциал жизни личности. М. : Смысл, 2005. 248 с.
    Карапетян Л. Профессиональная стрессоустойчивость… : автореф. дис. … канд. психол наук. Красноярск, 2000. 22 с.
    Крюкова Т.О. Психология совладающего поведения. Кострома : Студия оперативной полиграфии «Авантитул», 2004. 344 с.
    Лазарус Р. Индивидуальная чувствительность и устойчивость к психологическому стрессу // Психологические факторы на работе и охрана здоровья. Москва ; Женева, 1989. С. 121-126.
    Либина Е. В., Либин А. В. Стили реагирования на стресс: Психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? // Стиль человека: психологический анализ / под ред. А.В. Либина. М. : Смысл, 1998. 215 с.
    Мадди С. Смыслообразование в процессе принятия решений // Психологический журнал. 2005. Т. 26, № 6. С. 87-101.
    Маклаков А. Г. Личностный адаптационный потенциал : его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях // Психологический журнал. 2001. Т. 22, № 1. С. 16-25.
    Марищук В. Л., Евдокимов В. И. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса. СПб., 2001. С. 81-101.
    Муздыбаев К. Стратегия совладания с жизненными трудностями. Теоретический анализ // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. Т. 1, № 2. С. 110-111.
    Мэй Р. Смысл тревоги. М. : Класс, 2001. 379 с.
    Нартова-Бочавер С. К. «Coping Behavior» в системе понятий психологии личности // Психологический журнал. 1997. Т. 18, № 5. С. 20-30.
    Никитина Н. Н. Развитие смысложизненных ориентаций личности как условие формирования ее стрессоустойчивости и духовной культуры // Антикризисное поведение: сущность, проблемы, тенденции / под общ. ред. Н.В. Калининой, М.И. Лукьяновой. Ульяновск : ИПК ПРО, 2000. 108 с.
    Петровский В. А. Психология неадаптивной активности. М. : Горбунок, 1992. 224 с.
    Писаренко В.М. Роль психики в эмоциональной устойчивости человека // Психологический журнал. 1986. № 1. С. 62-72.
    Рассказова Е.И. Динамика смысла в процессе совладания с тревогой // Проблема смысла в науках о человеке (к 100-летию В. Франкла) : материалы междунар. конф. / под ред. Д.А. Леонтьева. М. : Смысл, 2005. С. 176-179.
    Ротенберг В.С., Аршавский В.В. Поисковая активность и адаптация. М. : Наука, 1984. 193 с.
    Селигман М. Э. Как научиться оптимизму. М. : Вече, 1997. 429 с.
    Судаков К.В. Индивидуальная устойчивость к эмоциональному стрессу. М., 1998. 263 с.
    Торчинская Е.Е. Роль ценностно-смысловых образований личности в адаптации к хроническому стрессу // Психологический журнал. 2001. Т. 22, № 2. С. 27-29.
    Франкл В. Человек в поисках смысла. М. : Прогресс, 1990. 368 с.
    Шакуров Р.Х. Психология преодоления // Вопросы психологии. 2003. Вып. 4. С. 21-29.
    International journal of stress management.

    Источник: Бохан Т.Г. Психология стресса: системный подход: учеб. пособие. — Томск : Издательский Дом Томского государственного университета, 2019. — 140 с.

    Стресс и стрессоустойчивость

    В последнее время тема стресса все шире обсуждается во многих цивилизованных странах мира, так как все большее число исследований демонстрируют его пагубное воздействие на организм и сознание. Наиболее часто стресс является предисловием к сердечнососудистым заболеваниям, в особенности повышая риск гипертонии и вероятность сердечных приступов. Однако преодоление стресса вполне возможно, по крайней мере, пока стресс не одолел нас.

    Стресс – неизбежная часть нашей жизни. Но стресс – это не всегда плохо. Есть «хороший» стресс (вроде выигрыша в миллион долларов или внезапно объявившегося престарелого родственника – нефтяного магната). Такой стресс (обычно он краткий) благотворно влияет на организм:

    • повышается иммунитет,
    • отступают болезни, человек чувствует прилив радости, отлично выглядит и замечательно себя чувствует.

    Если Вы обнаружили у себя 5 и более из перечисленных ниже признаков, значит, Вы находитесь в состоянии хронического стресса:

    • Раздражительность
    • Постоянная усталость
    • Рассеянность
    • Потеря чувства юмора
    • Ослабление иммунной системы
    • Беспокойный сон
    • Ухудшение памяти
    • Головные боли, боль в спине, мышечное напряжение
    • Полное отсутствие источников радости

    Длительный стресс не продуктивен

    Наверное, у многих из нас был такой опыт, когда несколько недель или месяцев приходится работать на пределе возможностей, а когда, наконец, приходят каникулы, нас начинают преследовать недомогания. Причина этого – длительный стресс.

    Длительный («Плохой») стресс не продуктивен, вреден. Испытывая постоянный стресс, организм начинает больше вредить себе, чем помогать. Хронический стресс часто приводит к заболеваниям. При длительном стрессе иммунная система исчерпывает свои ресурсы, и в результате – упадок сил и болезни.

    Существует множество проявлений стресса, причем разные люди испытывают их с различной интенсивностью.

    Физические симптомы стресса обычно включают в себя:

    • Боль в спине
    • Мышечное напряжение
    • Высокое кровяное давление
    • Ослабление иммунной системы
    • Повышенное потоотделение
    • Сердцебиение
    • Расстройство желудочно-кишечного тракта
    • Головную боль
    • Тошноту.

    Психологические симптомы стресса:

    • Переменчивость настроения
    • Преобладающая угрюмость
    • Беспокойный сон
    • Раздражительность
    • Депрессии
    • Концентрация внимания на неприятностях
    • Гнев
    • Ощущение подавленности и разбитости.

    Для борьбы с последствиями стресса важно осознать, что Вы находитесь в состоянии хронического стресса.

    В то время как стрессовые ситуации неизбежны, вредных последствий стресса можно избежать.

    Стрессом можно управлять.

    Управлять стрессом – это значит исключить отрицательные воздействия стресса на здоровье и качество жизни. Природа обеспечила нас естественным механизмом снятие стресса. Это реакция релаксации.

    Релаксация позволяет наиболее эффективно и быстро получить доступ к резервам внутреннего мира, освободиться от нежелательных состояний.

    Пути достижения релаксации:

    1. Упражнения – фитнес, включающий йогу, пилатес, бассейн, танцы и т.п. Для достижения релаксирующего эффекта необходимы регулярные физические упражнения –5 раз в неделю по 30 минут. 30 минут физупражнений повышает уровень эндорфинов (гормонов счастья) в 5 раз.
    2. Аутотренинг
    3. Медитация
    4. Ароматерапия. Травяные ароматы, которые известны тем, что они уменьшают напряжение и беспокойство – лаванда, лимон, роза, ромашка, черный воронец, хмель, страстоцвет, валериана. Добавить несколько капель из вышеперечисленных эфирных масел к горячей ванне, и затем полежать в ванне в течение 15–20 минут. Можно пользоваться преимуществами ароматерапии также с помощью травяных чаев.
    5. Положительные эмоции и отдых. Необходимо отвлечься и сменить обстановку. Полезно взять полноценный отпуск — не на несколько дней, как чаще всего поступают наши соотечественники, а минимум на две недели. В течение календарного года важно хотя бы один раз брать 14 дней отпуска, чтобы полноценно отдохнуть и набраться сил. Регулярность отпусков очень важна для здоровья.
    6. Смех. У смеющегося человека уменьшается выброс «стрессовых гормонов» – кортизона и адреналина – и стимулируется выделение эндорфинов, вызывающих чувство удовлетворенности. Оказывается, не только радость вызывает улыбку, но и улыбка рефлекторно стимулирует выработку так называемых гормонов удовольствия и радости – эндорфинов. Они укрепляют естественную защиту организма и являются естественными противоядиями от депрессии. Возьмите за привычку утром после сна улыбаться своему отражению в зеркале. Это настроит Вас на позитивный лад и снизит гармон стресса.
    7. Водные процедуры. Если вы сегодня пережили стресс, и ваши мускулы напряжены, нет ничего лучше, чем принять ванну. Уютное тепло с терапевтическим эффектом унесет прочь все проблемы. Если есть время, понежьтесь в ванне 15–20 минут. При этом не забудьте предварительно добавить в ванну травяные ароматы. Если у вас нет 20 минут, то даже 5 минут в ванне заметно улучшат самочувствие.
    8. Правильный сон.

    Появление реакции релаксации можно проверить по следующим признакам:

    • Снижение частоты пульса
    • Понижение артериального давления
    • Снижение частоты дыхания
    • Повышения когнитивной (познавательной) активности мозга

    Реакция релаксации предоставляет организму все возможности избежать последствий стресса.

    Профилактика стресса

    • Не волнуйтесь о вещах, которыми Вы не можете управлять (типа погоды).
    • Подготовьтесь лучше к событиям, которые могут быть стрессовыми: серьезная встреча, трудный разговор.
    • Пробуйте смотреть на изменения как на положительный вызов, а не как на угрозу.
    • Чаще общайтесь и делитесь сложными ситуациями, с которыми Вы столкнулись, с близкими людьми, членами семьи или психологом.
    • Берите на себя реалистические цели и обязательства как дома, так и на работе.
    • Регулярно занимайтесь физическими упражнениями и заботьтесь о своем здоровье.
    • Правильно питайтесь и уделяйте внимание сну.
    • Медитируйте.

    границ | Биологические и психологические перспективы устойчивости: возможно ли повысить устойчивость к стрессу?

    Введение

    Устойчивость означает «способность противостоять тяжелым условиям или быстро восстанавливаться после них» (Fletcher and Sarkar, 2013; Robertson et al., 2015). Однако в контексте недавних биологических и психологических исследований устойчивость приобрела более конкретное значение. Идея устойчивости как устойчивости к стрессу (рис. 1) возникла в 1970-х годах, когда исследователи начали изучать детей, способных к нормальному развитию, несмотря на трудное воспитание (Masten, 2001).К началу 1990-х годов акцент в исследованиях устойчивости сместился с выявления защитных факторов, которые включают положительные эмоции и способность к саморегуляции, к изучению того, как люди преодолевают невзгоды, и изучению психосоциальных детерминант устойчивости при травмах. подверглись воздействию взрослых (Luthar et al., 2000; Conger and Conger, 2002; Bonanno et al., 2015; Cai et al., 2017). Негативные проявления устойчивости проявляются в виде расстройств настроения, включая большое депрессивное расстройство (БДР), страх, беспокойство, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и другие негативные эмоции, связанные со стрессом (Feder et al., 2009; Фридман, 2014; Alves et al., 2017).

    Рисунок 1 . Краткая история исследования устойчивости.

    Недавние исследования с использованием передовых технологий, таких как оптогенетика, значительно углубили наше понимание внутренних биологических механизмов устойчивости. В этой обзорной статье сначала будут представлены психологические и физиологические перспективы устойчивости, затем будут описаны важные нейронные цепи и нейроэндокринные механизмы, участвующие в устойчивости, и, наконец, обсуждаются возможные способы повышения устойчивости на основе новых данных, полученных в результате нейробиологических исследований.

    Фундаментальные концепции и особенности исследования устойчивости

    За последние 10–15 лет устойчивость исследовалась в различных контекстах как у людей, так и у животных. Животные, которые проявляют меньше вредных последствий стресса, считаются устойчивыми (Steimer and Driscoll, 2005; Krishnan et al., 2007; Feder et al., 2009; Ergang et al., 2015). Ряд животных моделей был использован для улучшения нашего понимания стрессоустойчивости или восприимчивости (таблица 1), например, стресса хронического социального поражения (CSDS; Golden et al., 2011), приобретенная беспомощность (LH; Berton et al., 2007; Fleshner et al., 2011), воздействие запаха хищника (Cohen et al., 2012) или хронический легкий стресс (CMS; Delgado y Palacios et al., 2011). Устойчивых и восприимчивых животных можно отличить по их выполнению конкретных поведенческих задач.

    Таблица 1 . Методы исследования или модели стрессоустойчивости.

    Вопрос о том, следует ли определять устойчивость как черту, процесс или результат, часто обсуждается в исследованиях устойчивости человека.Коннор и Дэвидсон (2003) считают, что стойкость представляет собой личные качества, которые позволяют человеку преуспевать перед лицом невзгод; поэтому, по их мнению, устойчивость — это черта, включающая совокупность характеристик, которые позволяют людям адаптироваться к обстоятельствам, с которыми они сталкиваются (Connor and Davidson, 2003). Напротив, «гипотеза процесса» сосредотачивается на взаимодействии между индивидуумом и неблагоприятными обстоятельствами и подчеркивает, что изменения с течением времени являются динамическими, включая позитивную адаптацию в контексте значительных невзгод (Luthar et al., 2000). Наконец, устойчивость также можно рассматривать как результат пережитых невзгод (Masten, 2001). Стоит отметить, что все вышеперечисленные концепции устойчивости к стрессу имеют два общих элемента: невзгоды и позитивную адаптацию (Fletcher and Sarkar, 2013), которые, следовательно, должны быть включены в исследования устойчивости на моделях людей и животных. Фактически, большинство современных исследований психологической устойчивости включает четыре аспекта: (а) исходный уровень или состояние до неблагоприятного исхода; (б) сама невзгода; (c) устойчивость к неблагоприятным воздействиям; и (d) предикторы устойчивых результатов; (Бонанно и др., 2015).

    Необходимы дополнительные поперечные исследования, которые объединяют различные типы неблагоприятного стресса, чтобы выяснить, имеют ли разные стрессы общие влиятельные пути. Это особенно важно, учитывая, что термин «невзгоды» охватывает широкий спектр переживаний. Например, у людей невзгоды могут включать в себя социальное неприятие, неудачи на экзаменах, стресс в раннем возрасте, депрессию и другие хронические длительные стрессовые переживания, в то время как у животных они могут означать социальное поражение, принудительное плавание, шок ногами и другие типы острой стрессовой стимуляции ( Джанакираман и др., 2016).

    В зависимости от конкретного стрессового процесса, устойчивость может пониматься как способность: (1) поддерживать естественные функции и избегать невзгод; и (2) положительно справиться со стрессом и получить от него некоторую пользу. Нейробиологические исследования показывают, что устойчивость опосредуется как отсутствием определенных ключевых молекул, которые встречаются у восприимчивых животных и ухудшают их способность справляться, так и наличием различных механизмов адаптации, наблюдаемых у устойчивых людей, которые способствуют нормальному поведению (Krishnan et al., 2007; Friedman et al., 2016). Первые и вторые считаются механизмами пассивной и активной устойчивости соответственно (Russo et al., 2012).

    Репрезентативные модели устойчивости животных

    CSDS (Golden et al., 2011) и CMS (Liu et al., 2018) являются двумя наиболее широко используемыми устойчивыми моделями животных и широко применялись в исследовании устойчивости и депрессии, хотя более агрессивное поведение беспородная мышь CD-1 требует тщательного мониторинга в тесте CSDS (Albonetti and Farabollini, 1994).CMS состоит из различных случайных негативных стрессовых стимулов, таких как шок стопы, плавание в холодной воде, чередование света и темноты и голод (Chang and Grace, 2014), и может быть более похожим на типы стресса, испытываемого людьми. Поскольку самки мышей, подвергшиеся воздействию CMS, менее стабильны, чем самцы (Franceschelli et al., 2014), при использовании этой модели следует учитывать гендерные различия.

    Хотя такие модели на животных значительно улучшили наше понимание нервных субстратов, лежащих в основе устойчивости, они оказались менее полезными для определения сложных взаимодействий между стрессом окружающей среды, защитными факторами и индивидуальной индивидуальностью.Например, повышенная самокритика и снижение самосострадания повышают риск депрессии у людей (Ehret et al., 2015), но эти эффекты не представлены (и, возможно, не могут быть представлены) в моделях устойчивости на животных. С другой стороны, методы, используемые для изучения областей мозга, участвующих в регуляции жизнестойкости человека, такие как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) или глубокая стимуляция мозга (DBS), ограничены низкой пространственной -временное разрешение и этические соображения.Следовательно, требуется соответствующая комбинация моделей человека и животных, чтобы позволить исследователям получить точное представление о сопротивляемости.

    Поведенческие характеристики устойчивости

    Выявлен ряд психосоциальных факторов, способствующих устойчивости. Факторы включают активное копинг (Snow-Turek et al., 1996; Hanton et al., 2013), оптимизм (Warner et al., 2012), когнитивную переоценку (Maren, 2008; Farchi and Gidron, 2010; Troy et al. , 2010), просоциальное поведение (Staub and Vollhardt, 2008), социальная поддержка и другие (Ozbay et al., 2008; Cai et al., 2017). Социальная поддержка — один из основных защитных элементов, влияющих на благополучие семьи, качество воспитания детей и устойчивость ребенка (Armstrong et al., 2005). 10-летнее лонгитюдное исследование показало, что социальная поддержка со стороны партнеров способствует устойчивости в ответ на экономический стресс (Conger and Conger, 2002). Напротив, плохая социальная поддержка усиливает стресс, что приводит к учащению пульса (Stansfeld et al., 1997), депрессии (Oxman and Hull, 2001) и повышенной восприимчивости к посттравматическому стрессу (Johnson et al., 1997).

    Хотя начало психических расстройств, таких как посттравматическое стрессовое расстройство и депрессия, можно предотвратить, способствуя адаптации к стрессу, ключ к устойчивости и психическому благополучию лежит в процессах регуляции эмоций (Hu et al., 2014). Например, социальная поддержка и устойчивость оказывают множественное посредническое воздействие на регулирование когнитивных эмоций и острого стресса у китайских солдат-мужчин (Cai et al., 2017). Однако есть также исследования, которые утверждают, что нет никакой связи между устойчивостью и социальной поддержкой, факторами образа жизни или рабочими факторами (Corina and Adriana, 2013; Black et al., 2017), хотя общепризнано, что устойчивость защищает от различных видов стресса. Эти противоречивые поведенческие результаты могут быть связаны с использованием различных вопросников устойчивости, размером выборки и типом людей, а также нестандартизацией процедуры тестирования, что позволяет предположить, что критически важно определить физиологические субстраты, лежащие в основе манипулирования устойчивостью. Модели на животных и новые технологии, такие как оптогенетика (Friedman et al., 2014, 2016), электрофизиологическая запись (Christoffel et al., 2015; Friedman et al., 2016) и системы визуализации животных (Delgado y Palacios et al., 2011; Anacker et al., 2016) вызывают большой интерес к выяснению нейронных цепей и молекул, участвующих в устойчивости.

    Динамическая структура устойчивости

    В ранних исследованиях были созданы психологические модели устойчивости для описания построения активных путей устойчивости. Garmezy et al. (1984) подчеркивали взаимодействие между неблагоприятной стимуляцией и последствиями стресса, в то время как Раттер (1987) разработал четыре пути, чтобы выяснить, как люди справляются с невзгодами, которые включают снижение воздействия риска и негативных цепных реакций, установление и поддержание самооценки и самоуважения. -эффективность и открытие возможностей.Эти ранние теории оказали большое влияние на психологические перспективы устойчивости, и впоследствии эти и другие современные исследователи попытались раскрыть, как устойчивость взаимодействует со стрессом окружающей среды и другими личными чертами, чтобы влиять на поведение людей.

    Концепция «биопсиходуховного гомеостаза» была введена Ричардсоном (2002), чья модель предполагала, что устойчивость — это состояние динамического равновесия, в котором физические, психологические и духовные составляющие, а также различные невзгоды или защитные факторы достигают баланса.Однако Раттер (2012) прямо заявил, что устойчивость «не должна составлять теорию и не должна рассматриваться как эквивалент позитивной психологии или компетентности».

    Хотя нейробиологические исследования устойчивости имеют меньшую теоретическую основу, в последние годы появились новые открытия. Например, было показано, что у устойчивых людей резко различаются поведенческие характеристики и нейронные субстраты по сравнению с более восприимчивыми людьми (Feder et al., 2009), в то время как некоторые недавние исследования показывают, что канал K + в вентральной тегментальной области (VTA) дофаминовых (DA) нейронов по-разному опосредует нейрональную активность у устойчивых, нормальных и восприимчивых мышей (Friedman et al., 2016; Han and Nestler , 2017; Barrese et al., 2018).

    Нейронные основы устойчивости

    Исследователи продемонстрировали, что различные структуры и проводящие пути мозга участвуют в обеспечении устойчивости (Franklin et al., 2012; Russo et al., 2012), и мы рассмотрим их ниже.

    Медиальная префронтальная кора

    Медиальная префронтальная кора (mPFC) оказывает сильный отрицательный контроль над путями стресса, а неадаптивное поведение в ответ на стресс включает дисфункцию mPFC (Wang et al., 2014). Ингибирование нейрональной активности в mPFC с помощью DBS эффективно для облегчения симптомов у людей с депрессией или моделей депрессии на грызунах (Covington et al., 2010; Warden et al., 2012), в то время как усиленное возбуждение mPFC приводит к депрессивному поведению (Wang et al. ., 2014).Поражения mPFC усиливают ось гипоталам-гипофиз-надпочечники (HPA) в ответ на эмоциональный стресс, тогда как, напротив, инъекция кортикостерона внутри mPFC ослабляет этот ответ (Diorio et al., 1993). Нервная активность и уровни экспрессии немедленных ранних генов ниже в вентральной части mPFC из-за стрессоров, таких как CSDS, стресс хищника или погружение в воду у восприимчивых грызунов (Covington et al., 2010). Интересно, что у депрессивных пациентов наблюдается снижение нейрональной активности в посмертной передней поясной коре головного мозга (ACC), области мозга с функциональной гомологией с mPFC у грызунов (Covington et al., 2010). Более того, гипоактивность корректируется оптогенетической индукцией корковой вспышки у животных и сопровождается обращением социальной тревожности и ангедонии, вызванной CSDS (Covington et al., 2010; Adamec et al., 2012). Кроме того, субгеновая поясная кора, которая также гомологична mPFC грызунов, гиперактивна при расстройствах настроения (Ressler, Mayberg, 2007; Drevets et al., 2008; Hamani et al., 2011).

    Латеральная префронтальная кора головного мозга часто демонстрирует гипоактивность при нейровизуализационных исследованиях пациентов с депрессией (Kinou et al., 2013; Рив и др., 2013). Селективная активация mPFC-латеральной габенулы (LHb; Li et al., 2011; Warden et al., 2012) или пути mPFC-миндалины (Martinez et al., 2013; Moscarello and LeDoux, 2013) приводит к депрессивно-подобным деятельность. Однако стимуляция пути mPFC – дорсальное ядро ​​шва (DRN) способствует устойчивости (Warden et al., 2012). Точные механизмы, с помощью которых mPFC взаимодействует со своими нижележащими целями и объединяет различные поведенческие реакции на стресс и, в частности, устойчивость к стрессу, заслуживают дальнейшего изучения.

    Следует отметить, что результаты исследований влияния стресса в раннем возрасте на устойчивость остаются противоречивыми. Доказано, что стресс связан с возникновением диабета (Marcovecchio and Chiarelli, 2012), проблемами со здоровьем детей (Charmandari et al., 2012), сердечно-сосудистыми заболеваниями (Kivimäki and Steptoe, 2018) и депрессией (Pena et al., 2017). ). Неблагоприятные детские переживания (НПД), такие как психологическое или сексуальное насилие, насилие над матерью и домашняя дисфункция, сильно коррелируют со значительно повышенным риском физических или психологических заболеваний и нездоровых привычек в последующей жизни, например, алкоголизма, депрессии, курения. , тяжелое ожирение и употребление запрещенных наркотиков (Felitti et al., 1998; Anda et al., 1999; Дубе и др., 2001, 2003; Ван Ниль и др., 2014; Гилберт и др., 2015). Хотя хорошо известно, что АПФ могут иметь серьезные долгосрочные последствия, умеренное воздействие стресса в раннем возрасте, так называемая прививка от стресса (Meichenbaum and Cameron, 1989), может повысить сопротивляемость. Однако, несмотря на исследования механизмов, лежащих в основе эффектов прививки от стресса, которые были сосредоточены в основном на вариациях, связанных с осью HPA (обзор в Ashokan et al., 2016), потенциальные нейронные цепи и пластичность остаются неуловимыми.Недавнее исследование продемонстрировало, что у мышей с выученной беспомощностью, подвергавшихся неизбежным толчкам ног в течение 6 дней, наблюдался дефицит пространственной памяти и снижение базолатеральной связи CA1 миндалины и вентрального гиппокампа. Однако в тех же условиях мыши с усвоенной надеждой показали улучшенную пространственную память и нейронную активность (Yang et al., 2016), что свидетельствует о существовании вариаций нейропластичности, связанных с длительным периодом отрицательного стресса.

    Пути гиппокампа

    Гиппокамп, который регулируется гормонами стресса, является одной из основных областей мозга, которые осуществляют регуляторный контроль над осью HPA.Стрессоры быстро стимулируют парвоцеллюлярные нейроны паравентрикулярного ядра гипоталамуса, чтобы секретировать фактор высвобождения кортикотропина и вазопрессин, вызывая выброс адренокортикотропного гормона из передней доли гипофиза; в свою очередь, последний способствует высвобождению глюкокортикоидных гормонов стресса из коры надпочечников в кровоток (Levone et al., 2015). Между паравентрикулярным ядром и гиппокампом существуют как прямые, так и непрямые полисинаптические связи, которые негативно влияют на ось HPA через обратную связь, зависимую от рецепторов глюкокортикоидов или минералокортикоидов (Franklin et al., 2012; Levone et al., 2015). Как на людях, так и на грызунах было показано, что стимуляция гиппокампа снижает секрецию глюкокортикоидов, в то время как поражения гиппокампа, напротив, повышают базальный уровень глюкокортикоидов, особенно во время фазы восстановления после стресса, фазы, наиболее зависимой от отрицательной обратной связи (Jankord and Herman , 2008).

    Гиппокамп особенно уязвим к воздействию стресса. Гипотеза глутамата, основным компонентом которой является нарушение функции гиппокампа, была широко принята в области депрессии.Исследования на людях показывают, что аномальная глутаматергическая синаптическая передача, дезадаптивные структурные и функциональные изменения в цепи гиппокампа и уменьшение объема гиппокампа связаны со стресс-индуцированными состояниями, такими как БДР (Franklin et al., 2012). Глутаматергический вентральный гиппокамп (vHIP) → прилежащее ядро ​​(NAc) проекции регулируют восприимчивость к CSDS. Снижение активности vHIP наблюдалось у мышей, устойчивых к CSDS (Bagot et al., 2015). Подавление синаптической передачи vHIP-NAc путем оптогенетической индукции долговременной депрессии способствует устойчивости, тогда как повышенная активность этого пути способствует повышению чувствительности.Однако оптогенетическая активация афферентов mPFC или базолатерального афферента миндалевидного тела по отношению к NAc является проэластичной (Bagot et al., 2015), подчеркивая важный специфический для цепи механизм депрессии или устойчивости к стрессу. Используя магнитно-резонансную томографию, социальное избегание у мышей C57BL / 6 с CSDS положительно коррелировало с объемом CA3 гиппокампа, что сопровождалось синхронизированными анатомическими различиями между гиппокампом и несколькими другими областями, включая VTA, поясную извилину и гипоталамус (Anacker et al., 2016).

    Различные постсинаптические рецепторы гиппокампа, такие как рецепторы гамма-аминомасляной кислоты B (GABA B ), связанные с G-белком, играют важную роль в регуляции стресса. Было показано, что различные изоформы субъединиц рецептора GABA B , такие как GABA B (1a) и GABA B (1b) , по-разному регулируют устойчивость к стрессу. В частности, мыши с нокаутом GABA B (1a) являются восприимчивыми, тогда как мыши с дефицитом GABA B (1b) устойчивы к вызванной стрессом ангедонии и социальной изоляции (O’Leary et al., 2014), предполагая, что рецепторы GABA B могут быть новыми терапевтическими мишенями для регуляции стресса. Рецепторы серотонина (5-HT) гиппокампа также важны для регуляции стресса. Таким образом, нокдаун 5-HT рецептора гиппокампа, 5-HT 1A , значительно снижает антидепрессантоподобный эффект, индуцированный частичным агонистом никотина цитизином (Mineur et al., 2015).

    Пути VTA-NAc

    Хорошо охарактеризованная цепь вознаграждения в головном мозге включает дофаминергические нейроны в VTA, которые передают проекции в NAc.Этот цикл VTA – NAc имеет решающее значение для мотивации вознаграждения и потребления вызывающих зависимость веществ (Skibicka et al., 2013; Juarez et al., 2017). Однако все больше данных на людях и животных предполагает, что пути VTA-NAc также играют важную роль в опосредовании чувствительности к стрессу.

    DA нейронов в VTA опосредуют восприимчивость и устойчивость к CSDS-индуцированным поведенческим аномалиям. Нейроны VTA DA демонстрируют низкочастотное тоническое возбуждение и высокочастотное фазовое возбуждение in vivo (Grace et al., 2003). Индукция фазового, но не тонического возбуждения оптогенетической стимуляцией в нейронах VTA DA приводит к чувствительному фенотипу у мышей, подвергающихся подпороговой CSDS, на что указывает социальное избегание и снижение потребления сахарозы.

    Активация путей VTA-NAc, но не VTA-mPFC, приводит к стрессовой восприимчивости к CSDS, подчеркивая специфический для цепи механизм устойчивости к стрессу (Razzoli et al., 2011). В подтверждение вышеуказанного открытия нейроны VTA DA чувствительных мышей проявляют гиперактивность (Friedman et al., 2014). Напротив, мыши, устойчивые к CSDS, демонстрируют стабильную нормальную активацию этих нейронов (Friedman et al., 2014, 2016). mTOR, который, как было показано, регулирует рост, метаболизм, пролиферацию и выживаемость клеток (Elghazi et al., 2017), показывает повышенные уровни в VTA через 3 недели после прекращения CSDS у мышей. Уровни фосфорилированного AKT, вышестоящего регулятора mTOR, также увеличиваются (Der-Avakian et al., 2014).

    ГАМКергических нейронов со средним шипом (MSN) являются главными нейронами в NAc.Недавние исследования показывают, что нарушение ГАМКергических нейронов в NAc связано с БДР. В NAc стрессированных мышей наблюдается уменьшение тормозных синапсов, что приводит к дисфункции NAc (Zhu et al., 2017). Мыши, у которых субъединица 5 метаботропного глутамата (mGluR5) удалена, демонстрируют усиление депрессивно-подобного поведения по сравнению с контролем, в то время как лентивирусная трансфекция mGluR5 в NAc этих мутантных мышей противодействует их депрессивно-подобному поведению (Shin et al., 2015).

    На пути к повышению устойчивости

    Как психологическая, так и поведенческая терапия использовались для повышения устойчивости и, таким образом, уменьшения симптомов психических расстройств и повышения умственной гибкости (Wolmer et al., 2011; Хорн и др., 2016; Кресвелл, 2017). Недостаток психологического лечения очевиден, поскольку поведенческая психотерапия обычно проводится в течение длительного периода времени, работает медленно и мало улучшает наше понимание задействованных внутренних механизмов. На устойчивость, вероятно, в значительной степени влияет активная адаптация, которая происходит именно у устойчивых людей. Полногеномный скрининг с использованием модели CSDS выявил многочисленные вариации экспрессии генов и изменения хроматина в VTA и NAc, которые наблюдаются только в отношении устойчивости (Krishnan et al., 2007; Wilkinson et al., 2009). Таким образом, кажется возможным запустить естественные механизмы, лежащие в основе устойчивости, которые отличаются от эффектов существующих антидепрессантов, в восприимчивых популяциях (Russo et al., 2012). Затем мы обсудим важные исследования, которые изменили понимание устойчивости и показывают, как можно разработать новые методы лечения расстройств, связанных со стрессом.

    Повышение устойчивости за счет изменения нейронной активности

    Ранние исследования показали, что степень нейрональной активности VTA DA является решающим элементом, определяющим поведенческую восприимчивость.Таким образом, ex vivo VTA нейрональное возбуждение увеличивается в ткани мозга восприимчивых, но не устойчивых мышей (Krishnan et al., 2007; Feder et al., 2009), показывая отрицательную корреляцию с поведением социального избегания (Cao et al., 2010 ). Либо хроническое, но не острое введение антидепрессанта флуоксетина или оптогенетическая стимуляция нейронов VTA DA полностью обращают вспять эти пагубные эффекты у восприимчивых мышей (Cao et al., 2010; Chaudhury et al., 2013). Более того, активированный гиперполяризацией катионный ток (I h ) увеличивается в нейронах VTA DA восприимчивых мышей, в то время как постоянное лечение флуоксетином нормализует повышенное I h (Cao et al., 2010). Местное применение или системное введение ретигабина, открывателя каналов KCNQ-типа K + , нормализует гиперактивность и депрессивное поведение нейронов VTA DA (Friedman et al., 2016), определяя KCNQ как цель для концептуально новых антидепрессантов или методов регуляции стресса . Однако еще большее значительное увеличение I h , параллельно с повышенными токами каналов K + , наблюдается у устойчивых, по сравнению с восприимчивыми и контрольными мышами. Дальнейшее экспериментальное усиление I h или оптогенетическая активация активности нейрона VTA DA полностью меняет поведение, связанное с депрессией, у восприимчивых мышей (Friedman et al., 2014).

    Итак, мы можем спросить, почему мы не наблюдаем гиперактивность нейронов VTA DA у устойчивых мышей? Одна возможность состоит в том, что повышающая регуляция I h в нейронах VTA DA устойчивых мышей может приводить к возбуждению нейронов до чрезвычайно высоких частот параллельно с активацией самонастраивающегося механизма тока K + для нормализации чрезмерного возбуждения. Потенцирование I h может вызвать сверхактивность, которая непосредственно вызывает эту компенсацию тока K + (Friedman et al., 2014), механизм гомеостатической пластичности установлен в VTA-NAc, а не в пути VTA-mPFC; эти наблюдения могут привести к новым терапевтическим стратегиям для повышения естественной устойчивости.

    Повышенная активность пути NAc DA1-MSN способствует устойчивости, в то время как подавление этих MSN приводит к депрессивно-подобному фенотипу после CSDS. Хотя двунаправленное изменение пути NAc DA2-MSN не меняет исходы поведения в модели CSDS, повторная активация NAc DA2-MSN вызывает социальное избегание у устойчивых мышей после подпороговой CSDS (Francis et al., 2015). Следовательно, путь NAc DA1-MSN может предоставить новые мишени для лечения депрессии или других аффективных расстройств.

    Учитывая прямые анатомические и функциональные связи между норадренергическими нейронами (NE) голубого пятна (LC) и VTA, LC может быть ответственным за буферизацию внешних стрессоров и стрессовую реакцию нейронов VTA DA (Guiard et al., 2008; Chandler и др., 2013). LC-VTA NE синаптическая передача необходима и достаточна для повышения устойчивости в ответ на социальное поражение.Кроме того, выборочное изменение тонуса NE влияет на проекции VTA DA-NAc (Isingrini et al., 2016). Хроническое лечение идазоксаном, антагонистом рецепторов α2 NE, приводит к снижению возбудимости VTA DA нейронов, что противодействует восприимчивости (Chaudhury et al., 2013; Isingrini et al., 2016), но то, что компенсация тока K + лежит в основе снижения возбудимость нейронов системы VTA DA требует дальнейшего изучения.

    Повышение сопротивляемости с помощью нейрофармакологических подходов

    Было обнаружено, что различные нейрохимические вещества изменяют устойчивость.Считается, что высвобождение NPY, пептида из 36 аминокислот, помогает ограничить негативные последствия стресса и оказывает анксиолитическое действие (Cohen et al., 2012). Кетамин и ряд других нейрохимических веществ также вызывают интенсивную и длительную адаптацию к стрессу (Sachs et al., 2015; Sciolino et al., 2015; Brachman et al., 2016).

    NPY

    Интраназальное введение NPY обеспечивает защиту нейронов при применении непосредственно до или после воздействия травматического стресса на модели на животных.Крысы, предварительно обработанные интраназальным NPY перед воздействием однократного длительного стресса (SPS), демонстрируют менее депрессивное и тревожное поведение (Serova et al., 2013). Нарушение регуляции оси HPA, вызванное травматическим стрессом, можно предотвратить с помощью интраназального NPY, который восстанавливает надлежащее ингибирование отрицательной обратной связи внутри оси HPA, изменяя активность рецепторов глюкокортикоидов (Laukova et al., 2014; Serova et al., 2014). Кроме того, через 1 неделю после воздействия SPS, когда у животных развиваются симптомы посттравматического стрессового расстройства, интраназальное введение NPY снижает тревожное и депрессивное поведение (Serova et al., 2014). Эти результаты предполагают, что NPY имеет огромные перспективы для новых терапевтических подходов к повышению устойчивости, хотя механизм, лежащий в основе функции NPY, остается неясным.

    Кетамин

    Как антагонист рецептора глутаматергического N-метил-D-аспартата (NMDA) и активатор рецепторов α-амино-3-гидрокси-5-метил-4-изоксазолпропионата (AMPA), кетамин обладает быстрым и устойчивым антидепрессантом. эффекты (Berman et al., 2000; Zarate et al., 2006; Murrough et al., 2013; Цена, 2016 г .; McGowan et al., 2017). Инфузия кетамина вызывает быстрое снижение тяжести посттравматического стрессового расстройства и депрессивных симптомов, тем самым улучшая общую клиническую картину пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством (Murrough et al., 2013; Feder et al., 2014). Важно отметить, что кетамин не вызывает клинически значимых стойких диссоциативных симптомов (Feder et al., 2014). Недавнее исследование показало, что однократная доза кетамина предотвращает вызванное CSDS депрессивно-подобное поведение. Эффекты кетамина были также подтверждены на моделях мышей с ЛГ и хроническим кортикостероном (Brachman et al., 2016), предполагая, что кетамин усиливает сопротивляемость и, таким образом, может быть полезен для защиты от расстройств, вызванных стрессом.

    Важно отметить, что кетамин может быть наиболее полезным с клинической точки зрения, если его вводить в профилактических целях, то есть за 1 неделю до воздействия стрессора. У мышей, подвергающихся парадигме контекстуального кондиционирования страха (CFC), профилактическое введение кетамина в течение 1 недели, но не за 1 месяц или 1 час до CFC, предотвращает поведение животного от замирания. Однако лечение кетамином после CFC или во время угасания не меняет последующего выражения страха (McGowan et al., 2017).

    Недавно в двух статьях Nature был раскрыт механизм, лежащий в основе антидепрессивных эффектов кетамина. Было обнаружено, что депрессивные крысы обладают повышенной взрывной активностью в боковой габенуле (LHb) из-за активации астроглиального калиевого канала Kir4.1 (Cui et al., 2018). Кетамин блокировал NMDA-зависимую взрывную активность LHb и обращал вспять симптомы депрессии (Yang et al., 2018), вовлекая рецептор NMDA и Kir4.1 в LHb в качестве потенциальных мишеней для лечения депрессии.Однако следует отметить, что клиническое использование кетамина ограничено из-за его психотогенных побочных эффектов и склонности к привыканию. В моделях депрессии CSDS и LH было обнаружено, что R-кетамин более эффективен и проявляет более длительный антидепрессивный эффект, чем S-кетамин, в то время как S-кетамин, но не R-кетамин, вызывает поведенческие аномалии (Yang et al., 2015). Следовательно, в отличие от S-кетамина, R-кетамин потенциально может использоваться для получения устойчивого и безопасного антидепрессивного эффекта. Антидепрессивный эффект кетамина требует метаболизма (R, S) -кетамина до (2S, 6S; 2R, 6R) -гидроксиноркетамина (HNK).Более того, энантиомер (2R, 6R) -HNK проявляет антидепрессивное действие у мышей, которое не зависит от ингибирования рецептора NMDA, но включает раннюю и стойкую активацию рецепторов AMPA (Zanos et al., 2016). Комплекс кортикальных рецепторов NMDA является гетеромультимерным, состоящим из двух субъединиц GluN1 и двух субъединиц GluN2, причем последняя в основном состоит из изотипов GluN2A и GluN2B (Monyer et al., 1992). Помимо регулирования депрессивно-подобного поведения, рецептор NMDA, содержащий GluN2B, играет решающую роль в опосредовании быстрого антидепрессивного эффекта кетамина (Miller et al., 2014). Требуется дополнительная работа, чтобы раскрыть детали того, как взаимодействуют рецептор NMDA, рецептор AMPA и кетамин, и следует продолжить изучение R-кетамина как потенциально более эффективного и безопасного антидепрессанта для повышения устойчивости.

    5-HT

    5-HT — нейротрансмиттер, наиболее важный для устойчивости (Kim et al., 2013). Либо дефицит 5-HT в головном мозге, либо воздействие психосоциального стресса способствует этиологии депрессии, тревоги, посттравматического стрессового расстройства и других расстройств настроения (Sachs et al., 2015). Острый стресс связан с повышенным оборотом 5-HT в миндалине, NAc и PFC (Feder et al., 2009). Снижение уровня 5-HT в головном мозге приводит к повышенной уязвимости к психосоциальному стрессу и, таким образом, к снижению антидепрессивных эффектов флуоксетина после стрессового воздействия у мышей (Sachs et al., 2015).

    Кишечная нервная система, также называемая кишечным мозгом, тесно связана с 5-HT и устойчивостью (Foster and McVey Neufeld, 2013). Некоторые метаболиты, полученные из кишечных микробов, увеличивают выработку 5-HT в клетках, выстилающих толстую кишку (Yano et al., 2015). Эти клетки составляют 60% и более 90% периферического 5-HT у мышей и людей соответственно (Smith, 2015). В частности, у стерильных мышей, у которых отсутствует микробиом кишечника, наблюдается повышенная скорость оборота ключевых нейрохимических веществ, в том числе полосатого тела 5-HT, что связано с тревожным поведением, но у них значительно снижены уровни 5-HT в крови (Диаз Хейц et al., 2011; Смит, 2015). Более того, уровень 5-HT в крови у этих мышей может быть восстановлен путем введения спорообразующих бактерий в кишечник (Diaz Heijtz et al., 2011; Smith, 2015), предполагая, что кишечные микробы могут прямо или косвенно влиять на уровни нейромедиаторов, по крайней мере, у грызунов. Однако остается неясным, вызывают ли эти измененные уровни 5-HT в кишечнике каскад молекулярных событий, которые, следовательно, влияют на активность мозга; ситуация с людьми требует дальнейшего изучения.

    Другие средства повышения устойчивости

    Нейропептид галанин и подтип рецептора галанина, GalR1–3, экспрессируются во всех цепях, которые опосредуют стрессовые реакции, включая mPFC, DRN, LC, гипоталамус, гиппокамп, VTA и миндалевидное тело (Hawes and Picciotto, 2004).Воздействие стресса сокращает время, затрачиваемое на исследование открытых рук у малоподвижных крыс, но не у тех, которые постоянно получали внутрицеребровентрикулярный галанин, или у крыс, подвергшихся физической нагрузке, у которых повышен уровень галанина в ЦП, что означает повышение устойчивости в последних группах. Повышенное переполнение DA и потеря дендритных шипов в mPFC, наблюдаемые после стресса у сидячих крыс, предотвращаются как упражнениями, так и хроническим внутрицеребровентрикулярным галанином. Более того, хроническое, но не острое введение антагониста рецепторов галанина М40 блокирует эффекты упражнений, повышающие устойчивость (Sciolino et al., 2015). Эти результаты предполагают, что повышенные уровни галанина способствуют устойчивости как на нервном, так и на поведенческом уровнях, и, таким образом, галанин может улучшить устойчивость к стрессу за счет регуляции нейральной пластичности mPFC. Фазовая стимуляция DA нейронов VTA приводит к восприимчивости и быстро меняет устойчивость (Chaudhury et al., 2013), в то время как активность DA и высвобождение DA в среднем мозге может подавляться галанином (Sciolino et al., 2015; Weinshenker and Holmes, 2016).

    Повышение устойчивости людей

    Сообщается о повышении устойчивости людей в результате психологических и когнитивных методов лечения, таких как повышение устойчивости защитников детей (Li et al., 2017), программу обучения жизненным навыкам (Sarkar et al., 2017), программу iNEAR (Tunariu et al., 2017), интенсивную тренировку медитации осознанности (Hwang et al., 2018) и тренировку по прививке стресса (Horn и др., 2016). Хотя все вышеперечисленное дало хорошие результаты, один и тот же метод может иметь разные терапевтические эффекты у разных людей. Следовательно, разработка более общих, стабильных и быстрых эффективных вмешательств, вероятно, станет тенденцией в будущем.

    DBS — это хорошо зарекомендовавший себя хирургический вариант.Все больше и больше исследований показывают, что DBS благотворно влияет на многие психические расстройства, такие как посттравматическое стрессовое расстройство (Koek et al., 2014), депрессия (Schlaepfer et al., 2008) и болезнь Паркинсона (Pellaprat et al., 2014). Ранние исследования выявили еще один клинический инструмент, повторяющуюся транскраниальную магнитную стимуляцию (rTMS), неинвазивный метод, который нормализует активность системы HPA и оказывает антидепрессивный эффект (Czéh et al., 2002). Похоже, что rTMS вызывает изменения в нейронных сетях и влияет на некоторые психические расстройства (Aleman, 2013).Поскольку устойчивость тесно связана с этими заболеваниями, возможно, что эти технологии могут быть использованы для повышения устойчивости, но это еще предстоит изучить.

    Заключительные замечания

    Огромное влияние стресса, травм или других неблагоприятных факторов на человечество, вместе с ограничениями в доступных методах лечения, заставляет исследовать механизмы устойчивости, которые могут защитить от посттравматического стрессового расстройства, депрессии и других психических расстройств. Большая часть работ в этой дисциплине за последние десятилетия была сосредоточена на биологических различиях между устойчивостью и восприимчивостью, а на животных моделях изучались способы обратить вспять пагубные последствия хронического стресса.Однако устранение этих пагубных последствий не обязательно означает повышение устойчивости и улучшение жизни пострадавших людей. Важная новая точка зрения, возникшая в последние годы, заключается в том, что у устойчивых животных есть активные адаптивные механизмы, отличные от действий, обращающих вспять пагубные эффекты у восприимчивых животных. Таким образом, текущие исследования, направленные на повышение устойчивости к стрессу, сосредоточены на взаимосвязи и существенном различии между устранением пагубных последствий и развитием активных механизмов адаптации.Наконец, развитие «точной медицины» для повышения устойчивости к стрессу потребует более четкой картины, которая выйдет из запутанной области текущих исследований устойчивости. Динамическое и интегрированное сочетание психологических и нейробиологических исследований будет иметь важное значение для создания этой более четкой картины устойчивости. Дальнейшие исследования должны быть сосредоточены не только на устойчивости отдельных лиц или небольших популяций людей / животных, но и на более широком человеческом сообществе, большая часть которого находится под давлением, например, из-за глобального экономического кризиса.Учитывая, что социальная поддержка, экономическое давление и просоциальное поведение оказывают значительное влияние на реакцию человека на стресс, необходимо будет раскрыть нейронные и психологические механизмы устойчивости на уровне различных человеческих сообществ.

    Хотя умеренное воздействие стресса в раннем возрасте (прививка от стресса; Meichenbaum and Cameron, 1989) может повысить сопротивляемость, стоит отметить, что было доказано, что АПФ с высоким баллом влияют на развитие мозга, что приводит к огромным, ужасным и тяжелым последствиям. долгосрочные последствия во взрослом возрасте (Felitti et al., 1998; Anda et al., 1999; Ван Ниль и др., 2014; Гилберт и др., 2015). Важно отметить, что последствия ACEs давно связаны, по крайней мере частично, с изменениями метилирования ДНК гена BDNF (Kundakovic et al., 2015). Следовательно, усилия по уменьшению детской травмы, которая может потребовать кампании общественного здравоохранения, окажут наибольшее влияние на профилактику ОАП.

    Авторские взносы

    HL и LY разработали тему рукописи и написали большинство разделов. CZ и YJ вместе написали один раздел.Все авторы одобрили рукопись для подачи и публикации.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана грантами Национального фонда естественных наук Китая (31771219) и Гуанчжоуского научно-технического бюро (201607010320).

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Адамек, Р., Тот, М., Халлер, Дж., Халас, Дж., И Бланделл, Дж. (2012). Сравнение паттернов активации клеток в выбранных областях префронтальной коры и миндалины крыс, которые более или менее тревожатся в ответ на воздействие хищника или стресс погружения. Physiol. Behav. 105, 628–638. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2011.09.016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Альбонетти, М. Э., и Фараболлини, Ф. (1994). Социальный стресс в результате повторного поражения: влияние на социальное поведение и эмоциональность. Behav. Brain Res. 62, 187–193. DOI: 10.1016 / 0166-4328 (94) -2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Алвес, Н. Д., Коррейя, Дж. С., Патрисио, П., Матеус-Пинейро, А., Мачадо-Сантос, А. Р., Лоурейро-Кампос, Э. и др. (2017). Нейропластичность гиппокампа взрослых вызывает предрасположенность к рецидивирующей депрессии. Пер. Психиатрия 7: e1058. DOI: 10.1038 / TP.2017.29

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Анакер, К., Шольц, Дж., О’Доннелл, К. Дж., Аллеманг-Гранд, Р., Диорио, Дж., Багот, Р. К. и др. (2016). Нейроанатомические различия, связанные с восприимчивостью к стрессу и сопротивляемостью. Biol. Психиатрия 79, 840–849. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2015.08.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Анда, Р. Ф., Крофт, Дж. Б., Фелитти, В. Дж., Норденберг, Д., Джайлс, В. Х., Уильямсон, Д. Ф., и др. (1999). Неблагоприятные детские переживания и курение в подростковом и взрослом возрасте. JAMA 282, 1652–1658. DOI: 10.1001 / jama.282.17.1652

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Армстронг, М. И., Бирни-Лефкович, С., и Унгар, М. Т. (2005). Пути между социальной поддержкой, благополучием семьи, качеством воспитания и жизнестойкостью ребенка: что мы знаем. J. Child Fam. Stud. 14, 269–281. DOI: 10.1007 / s10826-005-5054-4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Багот, Р. К., Паризе, Э. М., Пенья, К.J., Zhang, H.X., Maze, I., Chaudhury, D., et al. (2015). Исправление: вентральные афференты гиппокампа к прилежащему ядру регулируют предрасположенность к депрессии. Nat. Commun. 6: 7626. DOI: 10.1038 / ncomms8626

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баррез В., Стотт Дж. Б. и Гринвуд И. А. (2018). «KCNQ-кодирующие калиевые каналы как терапевтические мишени», в Ежегодном обзоре фармакологии и токсикологии , изд. (том 58). П.А. Инсель (Пало-Альто, Калифорния: Ежегодные обзоры), 625–648.

    Google Scholar

    Берман, Р. М., Каппиелло, А., Ананд, А., Орен, Д. А., Хенингер, Г. Р., Чарни, Д. С. и др. (2000). Антидепрессивные эффекты кетамина у пациентов с депрессией. Biol. Психиатрия 47, 351–354. DOI: 10.1016 / s0006-3223 (99) 00230-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бертон, О., Ковингтон, Х. Э. III., Эбнер, К., Цанкова, Н. М., Карл, Т. Л., Улери, П., и другие. (2007). Индукция ΔFosB в периакведуктальной серой зоне под действием стресса способствует активным ответным реакциям совладания. Нейрон 55, 289–300. DOI: 10.1016 / j.neuron.2007.06.033

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Блэк, Дж. К., Баланос, Г. М., и Уиттакер, А. С. (2017). Устойчивость, вовлеченность в работу и стрессоустойчивость у работников физического труда среднего возраста. Внутр. J. Psychophysiol. 116, 9–15. DOI: 10.1016 / j.ijpsycho.2017.02.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бонанно, Г.А., Ромеро, С.А., Кляйн, С.И. (2015). Временные элементы психологической устойчивости: интегративная структура для изучения отдельных лиц, семей и сообществ. Psychol. Inq. 26, 139–169. DOI: 10.1080 / 1047840x.2015.9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брахман, Р. А., Макгоуэн, Дж. К., Перусини, Дж. Н., Лим, С. К., Фам, Т. Х., Фэй, К. и др. (2016). Кетамин как профилактическое средство против депрессивно-подобного поведения, вызванного стрессом. Biol.Психиатрия 79, 776–786. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2015.04.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Cai, W.-P., Pan, Y., Zhang, S.-M., Wei, C., Dong, W., and Deng, G.-H. (2017). Взаимосвязь между когнитивной регуляцией эмоций, социальной поддержкой, сопротивляемостью и реакцией на острый стресс у китайских солдат: изучение модели множественного посредничества. Psychiatry Res. 256, 71–78. DOI: 10.1016 / j.psychres.2017.06.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Цао, Дж.-Л., Ковингтон, Х. Э., Фридман, А. К., Уилкинсон, М. Б., Уолш, Дж. Дж., Купер, Д. С. и др. (2010). Мезолимбические дофаминовые нейроны в цепи вознаграждения мозга опосредуют восприимчивость к социальному поражению и антидепрессивному действию. J. Neurosci. 30, 16453–16458. DOI: 10.1523 / jneurosci.3177-10.2010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чендлер, Д. Дж., Ламперски, К. С., Уотерхаус, Б. Д. (2013). Идентификация и распределение проекций моноаминергических и холинэргических ядер на функционально дифференцированные субрегионы префронтальной коры. Brain Res. 1522, 38–58. DOI: 10.1016 / j.brainres.2013.04.057

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чанг, К. Х., Грейс, А. А. (2014). Путь миндалевидного тела-вентральная паллидум снижает активность дофамина после хронического легкого стресса у крыс. Biol. Психиатрия 76, 223–230. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2013.09.020

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чаудхури, Д., Уолш, Дж. Дж., Фридман, А.К., Хуарес, Б., Ку, С. М., Ку, Дж. У. и др. (2013). Быстрая регуляция поведения, связанного с депрессией, путем контроля дофаминовых нейронов среднего мозга. Природа 493, 532–536. DOI: 10.1038 / природа11713

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кристоффель Д. Дж., Голден С. А., Уолш Дж. Дж., Гиз К. Г., Хешмати М., Фридман А. К. и др. (2015). Возбуждающая передача в таламо-стриарных синапсах опосредует восприимчивость к социальному стрессу. Nat.Neurosci. 18, 962–964. DOI: 10.1038 / nn.4034

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коэн, Х., Лю, Т., Козловский, Н., Каплан, З., Зохар, Дж., И Мате, А. А. (2012). Нейропептид Y (NPY) -ергическая система связана с поведенческой устойчивостью к воздействию стресса на животной модели посттравматического стрессового расстройства. Нейропсихофармакология 37, 350–363. DOI: 10.1038 / npp.2011.230

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Конгер, Р.Д. и Конгер К. Дж. (2002). Устойчивость в семьях Среднего Запада: избранные результаты первого десятилетия проспективного лонгитюдного исследования. J. Marriage Fam. 64, 361–373. DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2002.00361.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коннор, К. М., и Дэвидсон, Дж. Р. Т. (2003). Разработка новой шкалы устойчивости: Шкала устойчивости Коннора-Дэвидсона (CD-RISC). Депресс. Беспокойство 18, 76–82. DOI: 10.1002 / da.10113

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Корина, Д., и Адриана, Б. (2013). Влияние производственной травмы на острую стрессовую реакцию у машинистов поездов. Процедуры Soc. Behav. Sci. 84, 190–195. DOI: 10.1016 / j.sbspro.2013.06.533

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ковингтон, Х. Э. III., Лобо, М. К., Мейз, И., Виалу, В., Хайман, Дж. М., Заман, С. и др. (2010). Антидепрессивный эффект оптогенетической стимуляции медиальной префронтальной коры. J. Neurosci. 30, 16082–16090. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1731-10.2010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кроули, Дж. Дж., И Лаки, И. (2005). Возможности открытия генов, регулирующих депрессию и антидепрессивную реакцию, на основе поведенческой генетики грызунов. Curr. Pharm. Des. 11, 157–169. DOI: 10.2174 / 1381612053382278

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Цуй, Й. Х., Янг, Й., Ни, З. Й., Донг, Й. Й., Цай, Г. Х., Фонселле, А., и др. (2018). Astroglial Kir4.1 в боковой габенуле вызывает нервные всплески при депрессии. Природа 554, 323–327. DOI: 10.1038 / природа25752

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Czéh, B., Welt, T., Fischer, A.K., Erhardt, A., Schmitt, W., Müller, M. B., et al. (2002). Хронический психосоциальный стресс и сопутствующая повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция: влияние на уровни гормонов стресса и нейрогенез гиппокампа у взрослых. Biol. Психиатрия 52, 1057–1065.DOI: 10.1016 / s0006-3223 (02) 01457-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Delgado y Palacios, R., Campo, A., Henningsen, K., Verhoye, M., Poot, D., Dijkstra, J., et al. (2011). Магнитно-резонансная томография и спектроскопия выявляют дифференциальные изменения гиппокампа у ангедонических и устойчивых подтипов модели крыс с хроническим легким стрессом. Biol. Психиатрия 70, 449–457. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2011.05.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дер-Авакян, А., Мазей-Робисон, М.С., Кесби, Дж. П., Нестлер, Э. Дж., И Марку, А. (2014). Устойчивый дефицит функции вознаграждения мозга после хронического социального поражения у крыс: восприимчивость, устойчивость и антидепрессивный ответ. Biol. Психиатрия 76, 542–549. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2014.01.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Диас Хейц, Р., Ван, С., Ануар, Ф., Цянь, Ю., Бьоркхольм, Б., Самуэльссон, А., и др. (2011). Нормальная микробиота кишечника регулирует развитие и поведение мозга. Proc. Natl. Акад. Sci. США 108, 3047–3052. DOI: 10.1073 / pnas.1010529108

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Диорио Д., Виау В. и Мини М. Дж. (1993). Роль медиальной префронтальной коры (поясной извилины) в регуляции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковых реакций на стресс. J. Neurosci. 13, 3839–3847. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.13-09-03839.1993

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дубе, С.Р., Анда, Р. Ф., Фелитти, В. Дж., Чепмен, Д. П., Уильямсон, Д. Ф., и Джайлз, В. Х. (2001). Жестокое обращение в детстве, домашняя дисфункция и риск попытки самоубийства на протяжении всей жизни: результаты исследования неблагоприятного детского опыта. JAMA 286, 3089–3096. DOI: 10.1001 / jama.286.24.3089

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дубе, С. Р., Фелитти, В. Дж., Донг, М., Чепмен, Д. П., Джайлс, В. Х. и Анда, Р. Ф. (2003). Жестокое обращение в детстве, пренебрежение заботой, домашняя дисфункция и риск употребления запрещенных наркотиков: исследование неблагоприятного опыта детства. Педиатрия 111, 564–572. DOI: 10.1542 / педс.111.3.564

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эрет А.М., Джорманн Дж. И Беркинг М. (2015). Изучение факторов риска и устойчивости к депрессии: роль самокритики и самосострадания. Cogn. Эмот. 29, 1496–1504. DOI: 10.1080 / 02699931.2014.9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эль Якуби, М., Буали, С., Попа, Д., Naudon, L., Leroux-Nicollet, I., Hamon, M., et al. (2003). Поведенческая, нейрохимическая и электрофизиологическая характеристика генетической мышиной модели депрессии. Proc. Natl. Акад. Sci. США 100, 6227–6232. DOI: 10.1073 / pnas.1034823100

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эльгази, Л., Бландино-Розано, М., Алехандро, Э., Кра-Менер, К., и Бернал-Мизрахи, Э. (2017). Роль питательных веществ и передачи сигналов mTOR в регуляции развития предшественников поджелудочной железы. Мол. Метаб. 6, 560–573. DOI: 10.1016 / j.molmet.2017.03.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ergang, P., Vodička, M., Soták, M., Klusoová, P., Behuliak, M., eháková, L., et al. (2015). Дифференциальное влияние стресса на ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники: изменения экспрессии генов у крыс Льюиса и Фишера. Психонейроэндокринология 53, 49–59. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2014.12.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фарчи, М., и Гидрон, Ю. (2010). Влияние «психологической прививки» по сравнению с вентиляцией на психологическую устойчивость израильских граждан в условиях постоянного военного стресса. J. Nerv. Ment. Дис. 198, 382–384. DOI: 10.1097 / NMD.0b013e3181da4b67

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Федер А., Паридес М. К., Мерроу Дж. У., Перес А. М., Морган Дж. Э., Саксена С. и др. (2014). Эффективность внутривенного кетамина для лечения хронического посттравматического стрессового расстройства: рандомизированное клиническое исследование. JAMA Psychiatry 71, 681–688. DOI: 10.1001 / jamapsychiatry.2014.62

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фелитти В. Дж., Анда Р. Ф., Норденберг Д., Уильямсон Д. Ф., Шпиц А. М., Эдвардс В. и др. (1998). Связь жестокого обращения в детстве и семейной дисфункции со многими основными причинами смерти взрослых. Исследование неблагоприятного детского опыта (ACE). Am. J. Prev. Med. 14, 245–258. DOI: 10.1016 / s0749-3797 (98) 00017-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Флетчер Д., и Саркар, М. (2013). Психологическая устойчивость: обзор и критика определений, концепций и теории. Eur. Psychol. 18, 12–23. DOI: 10.1027 / 1016-9040 / a000124

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фостер, Дж. А., и Маквей Нойфельд, К.-А. (2013). Ось кишечник-мозг: как микробиом влияет на тревогу и депрессию. Trends Neurosci. 36, 305–312. DOI: 10.1016 / j.tins.2013.01.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Франческелли, А., Херчик, С., Телен, К., Пападопулу-Дайфоти, З., и Питичутис, П. М. (2014). Половые различия в модели депрессии с хроническим легким стрессом. Behav. Pharmacol. 25, 372–383. DOI: 10.1097 / FBP.0000000000000062

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фрэнсис, Т. К., Чандра, Р., Френд, Д. М., Финкель, Э., Дайрит, Г., Миранда, Дж. И др. (2015). Подтипы нейронов со средними шипами Nucleus accumbens опосредуют связанные с депрессией результаты и стресс социального поражения. Biol. Психиатрия 77, 212–222. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2014.07.021

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фридман, А. К., Хуарес, Б., Ку, С. М., Чжан, Х., Калисо, Р. К., Уолш, Дж. Дж. И др. (2016). Канал KCNQ устраняет депрессивные симптомы с помощью механизма активной устойчивости. Nat. Commun. 7: 11671. DOI: 10.1038 / ncomms11671

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фридман, А.К., Уолш, Дж. Дж., Хуарес, Б., Ку, С. М., Чаудхури, Д., Ван, Дж. И др. (2014). Усиление механизмов депрессии в дофаминовых нейронах среднего мозга способствует достижению гомеостатической устойчивости. Наука 344, 313–319. DOI: 10.1126 / science.1249240

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гармези Н., Мастен А. С. и Теллеген А. (1984). Изучение стресса и компетентности у детей: строительный блок психопатологии развития. Child Dev. 55, 97–111.DOI: 10.2307 / 1129837

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гилберт, Л. К., Брейдинг, М. Дж., Меррик, М. Т., Томпсон, В. В., Форд, Д. К., Дхингра, С. С. и др. (2015). Неблагоприятные исходы в детстве и хронические заболевания взрослых: обновленная информация из десяти штатов и округа Колумбия, 2010 г. Am. J. Prev. Med. 48, 345–349. DOI: 10.1016 / j.amepre.2014.09.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Голден, С.А., Ковингтон, Х. Э. III., Бертон, О., и Руссо, С. Дж. (2011). Стандартизированный протокол для повторного стресса социального поражения у мышей. Nat. Protoc. 6, 1183–1191. DOI: 10.1038 / nprot.2011.361

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грейс А., Уэст А., Эш Б., Мур Х. и Флореско С. (2003). Тонизирующее и фазовое высвобождение DA в прилежащем ядре по-разному регулируется путями, которые выборочно изменяют спонтанную активность DA-нейрона и импульсную активацию. Schizophr. Res. 60, 106–107. DOI: 10.1016 / s0920-9964 (03) 80844-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Guiard, B.P., El Mansari, M., and Blier, P. (2008). Перекрестное взаимодействие между дофаминергической и норадренергической системами в вентральной тегментальной области крысы, голубом пятне и дорсальном гиппокампе. Мол. Pharmacol. 74, 1463–1475. DOI: 10,1124 / моль 108,048033

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хамани, К., Майберг, Х., Стоун, С., Лакстон, А., Хабер, С., Лозано, А.М. (2011). Подколлозальная поясная извилина в контексте большой депрессии. Biol. Психиатрия 69, 301–308. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2010.09.034

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хан, М.-Х., и Нестлер, Э. Дж. (2017). Нервные субстраты депрессии и устойчивости. Нейротерапия 14, 677–686. DOI: 10.1007 / s13311-017-0527-x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хантон, С., Нил Р. и Эванс Л. (2013). Интерпретация выносливости и беспокойства: исследование использования и эффективности совладания. Eur. J. Sport Sci. 13, 96–104. DOI: 10.1080 / 17461391.2011.635810

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хоуз, Дж. Дж., И Пиччиотто, М. Р. (2004). Характеристика иммунореактивности GalR1, GalR2 и GalR3 в катехоламинергических ядрах мозга мыши. J. Comp. Neurol. 479, 410–423. DOI: 10.1002 / cne.20329

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хайм, К., и Биндер, Э. Б. (2012). Текущие тенденции исследований стресса и депрессии в раннем возрасте: обзор исследований на людях чувствительных периодов, взаимодействия генов и окружающей среды и эпигенетики. Exp. Neurol. 233, 102–111. DOI: 10.1016 / j.expneurol.2011.10.032

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хемингтон, К.С., Ченг, Дж. К., Босма, Р. Л., Рогачев, А., Ким, Дж. А., и Дэвис, К. Д. (2017). Помимо негативных психологических факторов, связанных с болью: устойчивость связана со снижением болевого синдрома у здоровых взрослых. Дж. Пейн 18, 1117–1128. DOI: 10.1016 / j.jpain.2017.04.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хигучи Ф., Учида С., Ямагата Х., Абе-Хигучи Н., Хобара Т., Хара К. и др. (2016). МикроРНК-124 гиппокампа повышает устойчивость мышей к хроническому стрессу. J. Neurosci. 36, 7253–7267. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0319-16.2016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хорн, С. Р., Чарни, Д.С., Федер А. (2016). Понимание устойчивости: новые подходы к профилактике и лечению посттравматического стрессового расстройства. Exp. Neurol. 284, 119–132. DOI: 10.1016 / j.expneurol.2016.07.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ху, Т., Чжан, Д., Ван, Дж., Мистри, Р., Ран, Г., и Ван, X. (2014). Связь между регулированием эмоций и психическим здоровьем: обзор метаанализа. Psychol. Реп. 114, 341–362. DOI: 10.2466 / 03.20.pr0.114k22w4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hwang, W.J., Lee, T.Y., Lim, K.-O., Bae, D., Kwak, S., Park, H.-Y., et al. (2018). Влияние четырехдневного интенсивного обучения медитации осознанности (программа Templestay) на устойчивость к стрессу: рандомизированное контролируемое испытание. Psychol. Health Med. 23, 497–504. DOI: 10.1080 / 13548506.2017.1363400

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Isingrini, E., Perret, L., Rainer, Q., Amilhon, B., Guma, E., Tanti, A., et al. (2016). Устойчивость к хроническому стрессу опосредуется норадренергической регуляцией дофаминовых нейронов. Nat. Neurosci. 19, 560–563. DOI: 10.1038 / nn.4245

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джанакираман У., Манивасагам Т., Тэнможи А., Эсса М. М., Баратидасан Р., Саравана Бабу К. и др. (2016). Влияние хронического умеренного стресса на моторные, немоторные нарушения и нейрохимические переменные в определенных областях мозга, вызванная МРТР / пробенецидом, нейротоксичностью у мышей. PLoS One 11: e0146671. DOI: 10.1371 / journal.pone.0146671

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янкорд, Р.и Герман Дж. П. (2008). Лимбическая регуляция гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции при остром и хроническом стрессе. Ann. N Y Acad. Sci. 1148, 64–73. DOI: 10.1196 / анналы.1410.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонсон, Д. Р., Любин, Х., Розенек, Р., Фонтана, А., Саутвик, С., и Чарни, Д. (1997). Влияние встречи на родину на развитие посттравматического стрессового расстройства. Шкала стресса возвращения на родину West Haven (WHHSS). J. Trauma. Напряжение 10, 259–277. DOI: 10.1002 / jts.24

    207

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонсон, Д. К., Том, Н. Дж., Стэнли, Э. А., Хаас, Л., Симмонс, А. Н., Ши, П. А. и др. (2014). Изменение механизмов устойчивости у лиц из групп риска: контролируемое исследование обучения осознанности у морских пехотинцев, готовящихся к развертыванию. Am. J. Psychiatry 171, 844–853. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2014.13040502

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хуарес, Б., Morel, C., Ku, S.M., Liu, Y., Zhang, H., Montgomery, S., et al. (2017). Регуляция цепи среднего мозга индивидуального поведения при употреблении алкоголя у мышей. Nat. Commun. 8: 2220. DOI: 10.1038 / s41467-017-02365-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Киноу М., Такидзава Р., Марумо К., Кавасаки С., Кавакубо Ю., Фукуда М. и др. (2013). Дифференциальные пространственно-временные характеристики префронтального гемодинамического ответа и их связь с функциональными нарушениями при шизофрении и большой депрессии. Schizophr. Res. 150, 459–467. DOI: 10.1016 / j.schres.2013.08.026

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кивимяки М., Стептоэ А. (2018). Влияние стресса на развитие и прогрессирование сердечно-сосудистых заболеваний. Nat. Rev. Cardiol. 15, 215–229. DOI: 10.1038 / nrcardio.2017.189

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коек, Р. Дж., Ланжевен, Дж. П., Краль, С. Э., Косоян, Х. Дж., Шварц, Х.Н., Чен, Дж. У. и др. (2014). Глубокая стимуляция базолатеральной миндалины головного мозга при резистентном к лечению боевом посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР): протокол исследования для пилотного рандомизированного контролируемого исследования со слепым, ступенчатым началом стимуляции. Испытания 15: 356. DOI: 10.1186 / 1745-6215-15-356

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кришнан В., Хан М. Х., Грэм Д. Л., Бертон О., Рентал В., Руссо С. Дж. И др. (2007). Молекулярные адаптации, лежащие в основе восприимчивости и устойчивости к социальному поражению в областях вознаграждения мозга. Ячейка 131, 391–404. DOI: 10.1016 / j.cell.2007.09.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кундакович, М., Гудснюк, К., Хербстман, Дж. Б., Танг, Д., Перера, Ф. П., и Шампань, Ф. А. (2015). ДНК-метилирование BDNF как биомаркер невзгод раннего возраста. Proc. Natl. Акад. Sci. U S A 112, 6807–6813. DOI: 10.1073 / pnas.1408355111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэнгли, А.К., Гонсалес, А., Шугар, К.А., Солис, Д., и Джейкокс, Л. (2015). Оздоровление: эффективность вмешательства в начальной школе для мультикультурных детей, подвергшихся травматическим событиям. J. Consult. Clin. Psychol. 83, 853–865. DOI: 10.1037 / ccp0000051

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лаукова, М., Алалуф, Л. Г., Серова, Л. И., Аранго, В., и Саббан, Е. Л. (2014). Раннее вмешательство с интраназальным введением NPY предотвращает единичные длительные вызванные стрессом нарушения в гипоталамусе и вентральном гиппокампе у самцов крыс. Эндокринология 155, 3920–3933. DOI: 10.1210 / en.2014-1192

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Левон Б. Р., Крайан Дж. Ф. и О’Лири О. Ф. (2015). Роль нейрогенеза гиппокампа взрослых в устойчивости к стрессу. Neurobiol. Напряжение 1, 147–155. DOI: 10.1016 / j.ynstr.2014.11.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, Б., Пириз, Дж., Миррионе, М., Чанг, К., Пру, К. Д., Шульц, Д., и другие. (2011). Синаптическая потенциация на нейроны габенулы в модели депрессии, основанной на выученной беспомощности. Природа 470, 535–539. DOI: 10.1038 / nature09742

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, X., Харрисон, S. E., Fairchild, A. J., Chi, P., Zhao, J., and Zhao, G. (2017). Рандомизированное контролируемое испытание вмешательства на основе устойчивости в психосоциальное благополучие детей, затронутых ВИЧ / СПИДом: эффекты через 6 и 12 месяцев наблюдения. Soc.Sci. Med. 190, 256–264. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2017.02.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю Д., Тан, К. К., Инь, К., Сун, Ю., Лю, Ю., Ян, Дж. Х. и др. (2018). Мозговой нейротрофический фактор опосредует проекционно-специфическую регуляцию депрессивно-подобного и ноцицептивного поведения в мезолимбической цепи вознаграждения. Боль 159, 175–188. DOI: 10.1097 / j.pain.0000000000001083

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лютар, С.С., Чиккетти Д. и Беккер Б. (2000). Конструкция устойчивости: критическая оценка и рекомендации для будущей работы. Child Dev. 71, 543–562. DOI: 10.1111 / 1467-8624.00164

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Марен, С. (2008). Павловское кондиционирование страха как поведенческий анализ функции гиппокампа и миндалины: предостережения и предостережения. Eur. J. Neurosci. 28, 1661–1666. DOI: 10.1111 / j.1460-9568.2008.06485.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мартинес, Р.К. Р., Гупта, Н., Ласаро-Муньос, Г., Сирс, Р. М., Ким, С., Москарелло, Дж. М. и др. (2013). Активное и реактивное реагирование на угрозу связано с дифференциальной экспрессией c-Fos в определенных областях миндалины и префронтальной коры. ЖЖ. Mem. 20, 446–452. DOI: 10.1101 / лм. 031047.113

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Макгоуэн, Дж. К., ЛаГамма, К. Т., Лим, С. К., Цициклис, М., Нерия, Ю., Брахман, Р. А. и др. (2017). Профилактический прием кетамина ослабляет заученный страх. Нейропсихофармакология 42, 1577–1589. DOI: 10.1038 / npp.2017.19

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мейхенбаум, Д., и Кэмерон, Р. (1989). «Обучение прививкам стресса», в Снижение и предотвращение стресса , ред. Д. Мейхенбаум и М. Э. Яремко (Бостон, Массачусетс, Springer), 115–154.

    Google Scholar

    Миллер, О. Х., Янг, Л., Ван, К. К., Харгродер, Э. А., Чжан, Ю., Делпайр, Э., и др. (2014). GluN2B-содержащие рецепторы NMDA регулируют депрессивное поведение и имеют решающее значение для быстрого антидепрессивного действия кетамина. Элиф 3: e03581. DOI: 10.7554 / elife.03581

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Минер, Ю. С., Эйнштейн, Э. Б., Бентам, М. П., Вигестранд, М. Б., Блейкман, С., Ньюболд, С. А. и др. (2015). Экспрессия рецептора серотонина 5-HT 1A в гиппокампе необходима для устойчивости к социальному стрессу и антидепрессантоподобных эффектов, индуцируемых частичным агонистом никотина цитизином. Нейропсихофармакология 40, 938–946.DOI: 10.1038 / npp.2014.269

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Monyer, H., Sprengel, R., Schoepfer, R., Herb, A., Higuchi, M., Lomeli, H., et al. (1992). Гетеромерные рецепторы NMDA: молекулярное и функциональное различие подтипов. Наука 256, 1217–1221. DOI: 10.1126 / science.256.5060.1217

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Москарелло, Дж. М., и Леду, Дж. Э. (2013). Обучение активному избеганию требует префронтального подавления защитных реакций, опосредованных миндалевидным телом. J. Neurosci. 33, 3815–3823. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2596-12.2013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мерроу, Дж. У., Лосифеску, Д. В., Чанг, Л. К., Аль-Джурди, Р. К., Грин, К. Э., Перес, А. М. и др. (2013). Антидепрессивная эффективность кетамина при резистентной к лечению большой депрессии: двухэтапное рандомизированное контролируемое исследование. Am. J. Psychiatry 170, 1134–1142. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2013.13030392

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Наска, К., Zelli, D., Bigio, B., Piccinin, S., Scaccianoce, S., Nistico, R., et al. (2015). Стресс динамически регулирует поведение и экспрессию глутаматергических генов в гиппокампе, открывая окно эпигенетической пластичности. Proc. Natl. Акад. Sci. США 112, 14960–14965. DOI: 10.1073 / pnas.1516016112

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    О’Лири, О. Ф., Феличе, Д., Галимберти, С., Савиньяк, Х. М., Браво, Дж. А., Кроули, Т. и др. (2014). Изоформы субъединиц рецептора GABA B (1) по-разному регулируют устойчивость к стрессу. Proc. Natl. Акад. Sci. U S A 111, 15232–15237. DOI: 10.1016 / s0924-977x (14) 70197-x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Оверстрит, Д. Х., Фридман, Э., Мате, А. А. и Ядид, Г. (2005). Крыса Flinders Sensitive Line: выборочно выведенная предполагаемая животная модель депрессии. Neurosci. Biobehav. Ред. 29, 739–759. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2005.03.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Оксман, Т.Э. и Халл Дж. Г. (2001). Социальная поддержка и ответ на лечение у пожилых пациентов первичной медико-санитарной помощи с депрессией. J. Gerontol. B Psychol. Sci. Soc. Sci. 56, P35 – P45. DOI: 10.1093 / geronb / 56.1.p35

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Озбей Ф., Фиттерлинг Х., Чарни Д. и Саутвик С. (2008). Социальная поддержка и устойчивость к стрессу на протяжении всей жизни: нейробиологическая основа. Curr. Psychiatry Rep. 10, 304–310. DOI: 10.1007 / s11920-008-0049-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пеллапрат, Дж., Ory-Magne, F., Canivet, C., Simonetta-Moreau, M., Lotterie, J.-A., Radji, F., et al. (2014). Глубокая стимуляция мозга субталамического ядра уменьшает боль при болезни Паркинсона. Parkinsonism Relat. Disord. 20, 662–664. DOI: 10.1016 / j.parkreldis.2014.03.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Pena, C.J., Kronman, H.G., Walker, D.M., Cates, H.M., Bagot, R.C., Purushothaman, I., et al. (2017). Стресс в раннем периоде жизни обеспечивает пожизненную восприимчивость к стрессу у мышей через вентральную тегментальную область OTX2. Наука 356, 1185–1188. DOI: 10.1126 / science.aan4491

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петерсон, Б.С., Ван, З., Хорга, Г., Уорнер, В., Резерфорд, Б., Клар, К.В., и др. (2014). Различение эндофенотипов риска и устойчивости от последствий пожизненной болезни при большом семейном депрессивном расстройстве. JAMA Psychiatry 71, 136–148. DOI: 10.1001 / jamapsychiatry.2013.4048

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Разцоли, М., Андреоли, М., Михиелин, Ф., Куарта, Д., и Сокал, Д. М. (2011). Повышение фазовой активности дофаминовых нейронов VTA у мышей через 3 недели после повторного социального поражения. Behav. Brain Res. 218, 253–257. DOI: 10.1016 / j.bbr.2010.11.050

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ресслер, К. Дж., И Майберг, Х. С. (2007). Ориентация на аномальные нервные цепи при расстройствах настроения и тревожных расстройствах: от лаборатории до клиники. Nat. Neurosci. 10, 1116–1124.DOI: 10.1038 / nn1944

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рив, М. М., ван Ройен, Г., Велтман, Д. Дж., Филлипс, М. Л., Шене, А. Х. и Руэ, Х. Г. (2013). Нейронные корреляты дисфункциональной регуляции эмоций при большом депрессивном расстройстве. Систематический обзор исследований нейровизуализации. Neurosci. Biobehav. Ред. 37, 2529–2553. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2013.07.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Робертсон, И.Т., Купер, К. Л., Саркар, М., и Карран, Т. (2015). Тренинг по устойчивости на рабочем месте с 2003 по 2014 год: систематический обзор. J. Occup. Орган. Psychol. 88, 533–562. DOI: 10.1111 / joop.12120

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Руссо, С. Дж., Мерроу, Дж. У., Хан, М. Х., Чарни, Д. С., и Нестлер, Э. Дж. (2012). Нейробиология устойчивости. Nat. Neurosci. 15, 1475–1484. DOI: 10.1038 / nn.3234

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сакс, Б.Д., Ни, Дж. Р., и Кэрон, М. Г. (2015). Дефицит 5-HT головного мозга повышает уязвимость к стрессу и снижает антидепрессивный ответ после психосоциального стресса. Proc. Natl. Акад. Sci. U S A 112, 2557–2562. DOI: 10.1073 / pnas.1416866112

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Santarelli, S., Zimmermann, C., Kalideris, G., Lesuis, S.L., Arloth, J., Uribe, A., et al. (2017). Неблагоприятная среда в молодом возрасте может повысить устойчивость к стрессу во взрослом возрасте. Психонейроэндокринология 78, 213–221. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2017.01.021

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Саркар, К., Дасгупта, А., Синха, М., и Шахбабу, Б. (2017). Влияние мер по расширению прав и возможностей здоровья на устойчивость подростков в районе проживания племен: исследование с использованием четырехгруппового дизайна Соломона. Soc. Sci. Med. 190, 265–274. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2017.05.044

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шлапфер, Т.E., Cohen, M. X., Frick, C., Kosel, M., Brodesser, D., Axmacher, N., et al. (2008). Глубокая стимуляция мозга для поощрения схемы облегчает ангедонию при рефрактерной большой депрессии. Нейропсихофармакология 33, 368–377. DOI: 10.1038 / sj.npp.1301408

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скиолино, Н. Р., Смит, Дж. М., Странахэн, А. М., Фриман, К. Г., Эдвардс, Г. Л., Вайншенкер, Д. и др. (2015). Галанин опосредует функции нервной и поведенческой устойчивости к стрессу, обеспечиваемые упражнениями. Нейрофармакология 89, 255–264. DOI: 10.1016 / j.neuropharm.2014.09.029

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Серова, Л. И., Лаукова, М., Алалуф, Л. Г., Пучилло, Л., и Саббан, Е. Л. (2014). Интраназальный нейропептид Y обращает вспять тревожность и депрессивное поведение, нарушенное моделью посттравматического стрессового расстройства. Eur. Neuropsychopharmacol. 24, 142–147. DOI: 10.1016 / j.euroneuro.2013.11.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Серова, Л.И., Тиллинджер А., Алалуф Л. Г., Лаукова М., Киган К. и Саббан Е. Л. (2013). Единичная интраназальная инфузия нейропептида Y ослабляет развитие симптомов посттравматического стресса у крыс, подобных травматическому стрессу. Неврология 236, 298–312. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2013.01.040

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шин, С., Квон, О., Кан, Дж. И., Квон, С., О, С., Чой, Дж. И др. (2015). mGluR5 в прилежащем ядре имеет решающее значение для повышения устойчивости к хроническому стрессу. Nat. Neurosci. 18, 1017–1024. DOI: 10.1038 / nn.4028

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скибицка, К. П., Ширази, Р. Х., Рабаса-Папио, К., Альварес-Креспо, М., Нойбер, К., Фогель, Х. и др. (2013). Дивергентная схема, лежащая в основе воздействия грелина на пищевое вознаграждение и потребление: дофаминергическая проекция VTA-accumbens опосредует влияние грелина на пищевое вознаграждение, но не прием пищи. Нейрофармакология 73, 274–283. DOI: 10.1016 / j. neuropharm.2013.06.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стэнсфельд, С.А., Фюрер, Р., Хед, Дж., Ферри, Дж., И Шипли, М. (1997). Работа и психические расстройства в исследовании Whitehall II. J. Psychosom. Res. 43, 73–81. DOI: 10.1016 / s0022-3999 (97) 00001-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Штауб, Э., Фоллхардт, Дж. (2008). Альтруизм, рожденный страданием: корни заботы и помощи после виктимизации и других травм. Am. J. Orthopsychiatry 78, 267–280. DOI: 10.1037 / a0014223

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Steimer, T., and Driscoll, P. (2005). Различия между индивидуумами и линиями / линиями у психогенетически отобранных римских крыс с высоким (RHA) и низким (RLA) избеганием: нейроэндокринные и поведенческие аспекты. Neurosci. Biobehav. Ред. 29, 99–112. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2004.07.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Суо, Л., Zhao, L., Si, J., Liu, J., Zhu, W., Chai, B., et al. (2013). Предсказуемый хронический легкий стресс в подростковом возрасте повышает устойчивость во взрослом возрасте. Нейропсихофармакология 38, 1387–1400. DOI: 10.1038 / npp.2013.67

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трой А.С., Вильгельм Ф. Х., Шеллкросс А. Дж. И Мосс И. Б. (2010). Увидеть серебряную подкладку: способность к переоценке когнитивных функций смягчает взаимосвязь между стрессом и депрессивными симптомами. Эмоция 10, 783–795. DOI: 10.1037 / a0020262

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тунари, А. Д., Трайб, Р., Фрингс, Д., и Олбери, И. П. (2017). Программа iNEAR: экзистенциально-позитивное психологическое вмешательство для повышения устойчивости и эмоционального благополучия. Внутр. Rev. Psychiatry 29, 362–372. DOI: 10.1080 / 09540261.2017.1343531

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван Ниль, К., Пахтер, Л.М., Уэйд, Р. мл., Фелитти, В. Дж., И Стейн, М. Т. (2014). Неблагоприятные события у детей: предикторы физического и психического состояния взрослых. J. Dev. Behav. Педиатр. 35, 549–551. DOI: 10.1097 / DBP.0000000000000102

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван М., Перова З., Аренкил Б. Р. и Ли Б. (2014). Синаптические изменения в медиальной префронтальной коре головного мозга с точки зрения восприимчивости и устойчивости к стрессу. J. Neurosci. 34, 7485–7492.DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.5294-13.2014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Надзиратель, М. Р., Селимбейоглу, А., Мирзабеков, Дж. Дж., Ло, М., Томпсон, К. Р., Ким, С. Ю. и др. (2012). Нейрональная проекция префронтальной коры и ствола мозга, которая контролирует реакцию на поведенческий вызов. Природа 492, 428–432. DOI: 10.1038 / природа11617

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уорнер, Л. М., Шварцер, Р., Шюц, Б., Вурм, С., и Теш-Рёмер, К. (2012). Оптимизм, связанный со здоровьем, является посредником между объективным и предполагаемым физическим функционированием пожилых людей. J. Behav. Med. 35, 400–406. DOI: 10.1007 / s10865-011-9368-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вайншенкер Д., Холмс П. В. (2016). Регуляция неврологических и нейропсихиатрических фенотипов галанином, происходящим из голубого пятна. Brain Res. 1641, 320–337. DOI: 10.1016 / j.brainres.2015.11.025

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wilkinson, M. B., Xiao, G., Kumar, A., LaPlant, Q., Renthal, W., Sikder, D., et al. (2009). Лечение имипрамином и устойчивость демонстрируют сходную регуляцию хроматина в прилежащем ядре мыши на моделях депрессии. J. Neurosci. 29, 7820–7832. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0932-09.2009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вольмер, Л., Хамиэль, Д., Бархас, Дж.Д., Слоун, М., Лаор, Н. (2011). Вмешательство учителей, ориентированное на повышение устойчивости, в школах с детьми, получившими травмы после второй ливанской войны. J. Trauma. Напряжение 24, 309–316. DOI: 10.1002 / jts.20638

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг Й., Цуй Й., Санг К., Донг Й., Ни, З., Ма, С. и др. (2018). Кетамин блокирует разрыв боковой габенулы, быстро снимая депрессию. Природа 554, 317–322. DOI: 10.1038 / природа25509

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг, К., Шираяма, Ю., Чжан, Дж. К., Рен, К., Яо, В., Ма, М., и др. (2015). R-кетамин: быстродействующий и устойчивый антидепрессант без психотомиметических побочных эффектов. Пер. Психиатрия 5: e632. DOI: 10.1038 / TP.2015.136

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ян, Ю., Ван, З. Х., Цзинь, С., Гао, Д., Лю, Н., Чен, С. П. и др. (2016).Противоположное моносинаптическое масштабирование входов BLP-vCA1 управляет пространственным обучением и памятью, модулируемыми надеждой и беспомощностью. Nat. Commun. 7: 11935. DOI: 10.1038 / ncomms11935

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Яно, Дж. М., Ю, К., Дональдсон, Г. П., Шастри, Г. Г., Энн, П., Ма, Л. и др. (2015). Аборигенные бактерии из кишечной микробиоты регулируют биосинтез серотонина хозяина. Ячейка 161, 264–276. DOI: 10.1016 / j.cell.2015.02.047

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Занос П., Моаддел Р., Моррис П. Дж., Георгиу П., Фишелл Дж., Элмер Г. И. и др. (2016). Независимое от ингибирования NMDAR антидепрессивное действие метаболитов кетамина. Природа 533, 481–486. DOI: 10.1038 / природа17998

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сарате, К. А. мл., Сингх, Дж. Б., Карлсон, П. Дж., Брутше, Н. Э., Амели, Р., Лакенбау, Д. А., и др.(2006). Рандомизированное испытание антагониста N-метил-D-аспартата при резистентной к лечению большой депрессии. Arch. Gen. Psychiatry 63, 856–864. DOI: 10.1001 / archpsyc.63.8.856

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhu, Z., Wang, G., Ma, K., Cui, S., and Wang, J.-H. (2017). ГАМКергические нейроны в прилежащем ядре коррелируют с устойчивостью и уязвимостью к хроническому стрессу при большой депрессии. Oncotarget 8, 35933–35945. DOI: 10.18632 / oncotarget.16411

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Можно ли улучшить стрессоустойчивость?

    Front Hum Neurosci. 2018; 12: 326.

    Haoran Liu

    1 Школа психологии, Центр исследований в области психологии, Южно-китайский педагогический университет, Гуанчжоу, Китай

    Chenfeng Zhang

    1 Школа психологии, Центр исследований психологии Заявление, Южно-Китайский педагогический университет, Гуанчжоу, Китай

    Яннань Цзи

    2 Школа естественных наук, Южно-китайский педагогический университет, Гуанчжоу, Китай

    Ли Ян

    1 Школа психологии, Центр исследований психологии Заявление, Южно-Китайский педагогический университет, Гуанчжоу, Китай

    3 Институт исследования мозга и реабилитации Южно-Китайского педагогического университета, Гуанчжоу, Китай

    1 Школа психологии, Центр исследований психологического применения Южно-Китайского педагогического университета , Гуанчжоу, Китай

    2 Школа естественных наук, Южнокитайский нормальный университет ty, Гуанчжоу, Китай

    3 Институт исследования мозга и реабилитации Южно-Китайского педагогического университета, Гуанчжоу, Китай

    Отредактировал: Гвидо ван Винген, Амстердамский университет, Нидерланды

    Рецензент: Дженнифер Страффорд Стивенс, Университет Эмори Школа медицины, США; Селена Бартлетт, Институт трансляционных исследований, Австралия

    Поступила в редакцию 16 ноября 2017 г .; Принята в печать 25 июля 2018 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Термин «устойчивость» относится к способности успешно адаптироваться к стрессу, травмам и невзгодам, позволяя людям избегать вызванных стрессом психических расстройств, таких как депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и тревога. Здесь мы рассматриваем данные, полученные как на животных моделях, так и на людях, которые все больше раскрывают нейрофизиологические и нейропсихологические механизмы, лежащие в основе восприимчивости к стрессу, а также активные механизмы, лежащие в основе фенотипа устойчивости.В конечном счете, это растущее понимание нейробиологических механизмов устойчивости должно привести к разработке новых вмешательств, которые конкретно нацелены на нейронные цепи и области мозга, которые повышают устойчивость и приводят к более эффективным методам лечения расстройств, вызванных стрессом. Устойчивость к стрессу можно улучшить, но результаты и эффекты зависят от типа вмешательства и вида, подвергающегося лечению.

    Ключевые слова: устойчивость, стресс, депрессия, VTA, NAc, mPFC

    Введение

    Устойчивость означает «способность противостоять тяжелым условиям или быстро восстанавливаться в них» (Fletcher and Sarkar, 2013; Robertson et al., 2015). Однако в контексте недавних биологических и психологических исследований устойчивость приобрела более конкретное значение. Идея устойчивости как устойчивости к стрессу (рисунок) возникла в 1970-х годах, когда исследователи начали изучать детей, способных к нормальному развитию, несмотря на трудное воспитание (Masten, 2001). К началу 1990-х годов акцент в исследованиях устойчивости сместился с выявления защитных факторов, которые включают положительные эмоции и способность к саморегуляции, к изучению того, как люди преодолевают невзгоды, и изучению психосоциальных детерминант устойчивости при травмах. облученные взрослые (Luthar et al., 2000; Конгер и Конгер, 2002; Бонанно и др., 2015; Cai et al., 2017). Отрицательные проявления устойчивости проявляются в виде расстройств настроения, включая большое депрессивное расстройство (БДР), страх, тревогу, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и другие негативные эмоции, связанные со стрессом (Feder et al., 2009; Friedman, 2014; Alves et al. , 2017).

    Краткая история исследования устойчивости.

    Недавние исследования с использованием передовых технологий, таких как оптогенетика, значительно углубили наше понимание внутренних биологических механизмов устойчивости.В этой обзорной статье сначала будут представлены психологические и физиологические перспективы устойчивости, затем будут описаны важные нейронные цепи и нейроэндокринные механизмы, участвующие в устойчивости, и, наконец, обсуждаются возможные способы повышения устойчивости на основе новых данных, полученных в результате нейробиологических исследований.

    Фундаментальные концепции и особенности исследования устойчивости

    За последние 10–15 лет устойчивость исследовалась в различных контекстах как на людях, так и на животных.Животные, которые проявляют меньше вредных последствий стресса, считаются устойчивыми (Steimer and Driscoll, 2005; Krishnan et al., 2007; Feder et al., 2009; Ergang et al., 2015). Ряд животных моделей был использован для улучшения нашего понимания стрессоустойчивости или восприимчивости (таблица), например, стресса хронического социального поражения (CSDS; Golden et al., 2011), приобретенной беспомощности (LH; Berton et al., 2007). ; Fleshner et al., 2011), воздействие запаха хищника (Cohen et al., 2012) или хронический легкий стресс (CMS; Delgado y Palacios et al., 2011). Устойчивых и восприимчивых животных можно отличить по их выполнению конкретных поведенческих задач.

    Таблица 1

    Методы исследования или модели стрессоустойчивости.

    Модель стресса Субъект Обзор модели Ссылки
    Стресс хронического социального поражения (CSDS) Грызуны Экспериментальные мыши подвергаются воздействию агрессивных мышей-пенсионеров.После взаимодействия экспериментальных мышей помещают в ту же клетку с перфорированной перегородкой, отделяющей их от мыши CD1. Это хорошо зарекомендовавший себя протокол, позволяющий получить когорты, подверженные стрессу или устойчивые. Кришнан и др. (2007) и Isingrini et al. (2016)
    Хронический стресс Грызуны Грызуны ежедневно содержатся в ограничителе, лишенном возможности передвижения, в течение короткого периода времени, а затем их заменяют в домашней клетке. Nasca et al.(2015)
    Стресс в молодом возрасте Грызуны Щенки разлучены со своими родителями в течение первой послеродовой недели. Отцовский стресс и гестационный стресс действуют одинаково, но с разными периодами разлуки. Хайм и Биндер (2012) и Сантарелли и др. (2017)
    Хронический легкий стресс (CMS, непредсказуемый стресс) Грызуны Грызуны подвергаются различным физическим и психологическим нагрузкам, например тряске, опрокидыванию клетки. Suo et al. (2013) и Higuchi et al. (2016)
    Выученная беспомощность (LH) Грызуны Подгруппа животных, подвергшихся неизбежным отталкивающим стимулам (например, удар ногой), развивает выученную беспомощность, то есть не может убежать, когда есть возможность побега. Бертон и др. (2007) и Brachman et al. (2016)
    Использование запаха хищника Грызуны Животные подвергаются стрессу со стороны запаха хищника. Cohen et al.(2012)
    Модели острого стресса Грызуны Разведение линий грызунов с заметно различающейся реакцией в условиях острого стресса, например, тест подвешивания за хвост. Эти модели менее непосредственно применимы в исследованиях устойчивости. El Yacoubi et al. (2003)
    Другие модели животных Грызуны Сравнение инбредных линий крыс и мышей, а также селективное разведение линий грызунов, которые демонстрируют дифференциальную реакцию на стресс. Crowley and Lucki (2005) и Overstreet et al. (2005)
    Исследование анкеты Люди Исследование популяций с целью выявления различных ответов на устойчивость и показателей устойчивости к внешним воздействиям. Hemington et al. (2017)
    Психотерапия или вмешательство Люди Изучение подходящих методов повышения адаптивности с помощью вмешательств по устойчивости. Langley et al.(2015)
    Поведенческие эксперименты и технология визуализации Люди Оценка и сравнение функции мозга при выполнении различных поведенческих задач, связанных с чувствительностью к стрессу у людей с использованием неинвазивных технологий визуализации (таких как функциональная магнитно-резонансная томография, фМРТ) . Johnson et al. (2014) и Peterson et al. (2014)

    Вопрос о том, следует ли определять устойчивость как черту, процесс или результат, часто обсуждается в исследованиях устойчивости человека.Коннор и Дэвидсон (2003) считают, что стойкость представляет собой личные качества, которые позволяют человеку преуспевать перед лицом невзгод; поэтому, по их мнению, устойчивость — это черта, включающая совокупность характеристик, которые позволяют людям адаптироваться к обстоятельствам, с которыми они сталкиваются (Connor and Davidson, 2003). Напротив, «гипотеза процесса» сосредотачивается на взаимодействии между индивидуумом и неблагоприятными обстоятельствами и подчеркивает, что изменения с течением времени являются динамическими, включая позитивную адаптацию в контексте значительных невзгод (Luthar et al., 2000). Наконец, устойчивость также можно рассматривать как результат пережитых невзгод (Masten, 2001). Стоит отметить, что все вышеперечисленные концепции устойчивости к стрессу имеют два общих элемента: невзгоды и позитивную адаптацию (Fletcher and Sarkar, 2013), которые, следовательно, должны быть включены в исследования устойчивости на моделях людей и животных. Фактически, большинство современных исследований психологической устойчивости включает четыре аспекта: (а) исходный уровень или состояние до неблагоприятного исхода; (б) сама невзгода; (c) устойчивость к неблагоприятным воздействиям; и (d) предикторы устойчивых результатов; (Бонанно и др., 2015).

    Необходимы дополнительные поперечные исследования, которые объединяют различные типы неблагоприятного стресса, чтобы выяснить, имеют ли разные стрессы общие влиятельные пути. Это особенно важно, учитывая, что термин «невзгоды» охватывает широкий спектр переживаний. Например, у людей невзгоды могут включать в себя социальное неприятие, неудачи на экзаменах, стресс в раннем возрасте, депрессию и другие хронические длительные стрессовые переживания, в то время как у животных они могут означать социальное поражение, принудительное плавание, шок ногами и другие типы острой стрессовой стимуляции ( Джанакираман и др., 2016).

    В зависимости от конкретного стрессового процесса под устойчивостью можно понимать способность: (1) поддерживать естественные функции и избегать невзгод; и (2) положительно справиться со стрессом и получить от него некоторую пользу. Нейробиологические исследования показывают, что устойчивость опосредуется как отсутствием определенных ключевых молекул, которые встречаются у восприимчивых животных и ухудшают их способность справляться, так и наличием различных механизмов адаптации, наблюдаемых у устойчивых людей, которые способствуют нормальному поведению (Krishnan et al., 2007; Friedman et al., 2016). Первые и вторые считаются механизмами пассивной и активной устойчивости соответственно (Russo et al., 2012).

    Репрезентативные модели устойчивости на животных

    CSDS (Golden et al., 2011) и CMS (Liu et al., 2018) — две наиболее широко используемые модели устойчивых животных, которые широко применялись в исследовании устойчивости и депрессии. , хотя более агрессивное поведение беспородных мышей CD-1 требует тщательного мониторинга в тесте CSDS (Albonetti and Farabollini, 1994).CMS состоит из различных случайных негативных стрессовых стимулов, таких как шок стопы, плавание в холодной воде, чередование света и темноты и голод (Chang and Grace, 2014), и может быть более похожим на типы стресса, испытываемого людьми. Поскольку самки мышей, подвергшиеся воздействию CMS, менее стабильны, чем самцы (Franceschelli et al., 2014), при использовании этой модели следует учитывать гендерные различия.

    Хотя такие модели на животных значительно улучшили наше понимание нервных субстратов, лежащих в основе устойчивости, они оказались менее полезными для определения сложных взаимодействий между стрессом окружающей среды, защитными факторами и индивидуальной личностью.Например, повышенная самокритика и снижение самосострадания повышают риск депрессии у людей (Ehret et al., 2015), но эти эффекты не представлены (и, возможно, не могут быть представлены) в моделях устойчивости на животных. С другой стороны, методы, используемые для изучения областей мозга, участвующих в регуляции жизнестойкости человека, такие как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) или глубокая стимуляция мозга (DBS), ограничены низкой пространственной -временное разрешение и этические соображения.Следовательно, требуется соответствующая комбинация моделей человека и животных, чтобы позволить исследователям получить точное представление о сопротивляемости.

    Поведенческие характеристики устойчивости

    Выявлен ряд психосоциальных факторов, способствующих устойчивости. Факторы включают активное копинг (Snow-Turek et al., 1996; Hanton et al., 2013), оптимизм (Warner et al., 2012), когнитивную переоценку (Maren, 2008; Farchi and Gidron, 2010; Troy et al. , 2010), просоциальное поведение (Staub and Vollhardt, 2008), социальная поддержка и другие (Ozbay et al., 2008; Cai et al., 2017). Социальная поддержка — один из основных защитных элементов, влияющих на благополучие семьи, качество воспитания детей и устойчивость ребенка (Armstrong et al., 2005). 10-летнее лонгитюдное исследование показало, что социальная поддержка со стороны партнеров способствует устойчивости в ответ на экономический стресс (Conger and Conger, 2002). Напротив, плохая социальная поддержка усиливает стресс, что приводит к учащению пульса (Stansfeld et al., 1997), депрессии (Oxman and Hull, 2001) и повышенной восприимчивости к посттравматическому стрессу (Johnson et al., 1997).

    Хотя начало психических расстройств, таких как посттравматическое стрессовое расстройство и депрессия, можно предотвратить, способствуя адаптации к стрессу, ключ к устойчивости и психическому благополучию лежит в процессах регуляции эмоций (Hu et al., 2014). Например, социальная поддержка и устойчивость оказывают множественное посредническое воздействие на регулирование когнитивных эмоций и острого стресса у китайских солдат-мужчин (Cai et al., 2017). Однако есть также исследования, которые утверждают, что нет никакой связи между устойчивостью и социальной поддержкой, факторами образа жизни или рабочими факторами (Corina and Adriana, 2013; Black et al., 2017), хотя общепризнано, что устойчивость защищает от различных видов стресса. Эти противоречивые поведенческие результаты могут быть связаны с использованием различных вопросников устойчивости, размером выборки и типом людей, а также нестандартизацией процедуры тестирования, что позволяет предположить, что критически важно определить физиологические субстраты, лежащие в основе манипулирования устойчивостью. Модели на животных и новые технологии, такие как оптогенетика (Friedman et al., 2014, 2016), электрофизиологическая запись (Christoffel et al., 2015; Friedman et al., 2016) и системы визуализации животных (Delgado y Palacios et al., 2011; Anacker et al., 2016) вызывают большой интерес к выяснению нейронных цепей и молекул, участвующих в устойчивости.

    Динамическая структура устойчивости

    В ранних исследованиях были созданы психологические модели устойчивости для описания построения активных путей устойчивости. Garmezy et al. (1984) подчеркивали взаимодействие между неблагоприятной стимуляцией и последствиями стресса, в то время как Раттер (1987) разработал четыре пути, чтобы выяснить, как люди справляются с невзгодами, которые включают снижение воздействия риска и негативных цепных реакций, установление и поддержание самооценки и самоуважения. -эффективность и открытие возможностей.Эти ранние теории оказали большое влияние на психологические перспективы устойчивости, и впоследствии эти и другие современные исследователи попытались раскрыть, как устойчивость взаимодействует со стрессом окружающей среды и другими личными чертами, чтобы влиять на поведение людей.

    Концепция «биопсиходуховного гомеостаза» была введена Ричардсоном (2002), чья модель предполагала, что устойчивость — это состояние динамического равновесия, в котором физические, психологические и духовные составляющие, а также различные неблагоприятные факторы или защитные факторы достигают баланса.Однако Раттер (2012) прямо заявил, что устойчивость «не должна составлять теорию и не должна рассматриваться как эквивалент позитивной психологии или компетентности».

    Хотя нейробиологические исследования устойчивости имеют меньшую теоретическую основу, в последние годы появились новые открытия. Например, было показано, что у устойчивых людей резко различаются поведенческие характеристики и нейронные субстраты по сравнению с более восприимчивыми людьми (Feder et al., 2009), в то время как некоторые недавние исследования показывают, что канал K + в вентральной тегментальной области (VTA) дофаминовых (DA) нейронов по-разному опосредует нейрональную активность у устойчивых, нормальных и восприимчивых мышей (Friedman et al., 2016; Han and Nestler , 2017; Barrese et al., 2018).

    Нейронная основа устойчивости

    Исследователи продемонстрировали, что различные структуры и проводящие пути мозга участвуют в устойчивости (Franklin et al., 2012; Russo et al., 2012), и мы рассмотрим их ниже.

    Медиальная префронтальная кора

    Медиальная префронтальная кора (mPFC) оказывает сильный отрицательный контроль над путями стресса, а неадаптивное поведение в ответ на стресс вызывает дисфункцию mPFC (Wang et al., 2014). Ингибирование нейрональной активности в mPFC с помощью DBS эффективно для облегчения симптомов у людей с депрессией или моделей депрессии на грызунах (Covington et al., 2010; Warden et al., 2012), в то время как усиленное возбуждение mPFC приводит к депрессивному поведению (Wang et al. ., 2014).Поражения mPFC усиливают ось гипоталам-гипофиз-надпочечники (HPA) в ответ на эмоциональный стресс, тогда как, напротив, инъекция кортикостерона внутри mPFC ослабляет этот ответ (Diorio et al., 1993). Нервная активность и уровни экспрессии немедленных ранних генов ниже в вентральной части mPFC из-за стрессоров, таких как CSDS, стресс хищника или погружение в воду у восприимчивых грызунов (Covington et al., 2010). Интересно, что у депрессивных пациентов наблюдается снижение нейрональной активности в посмертной передней поясной коре головного мозга (ACC), области мозга с функциональной гомологией с mPFC у грызунов (Covington et al., 2010). Более того, гипоактивность корректируется оптогенетической индукцией корковой вспышки у животных и сопровождается обращением социальной тревожности и ангедонии, вызванной CSDS (Covington et al., 2010; Adamec et al., 2012). Кроме того, субгеновая поясная кора, которая также гомологична mPFC грызунов, гиперактивна при расстройствах настроения (Ressler, Mayberg, 2007; Drevets et al., 2008; Hamani et al., 2011).

    Латеральная префронтальная кора головного мозга часто демонстрирует гипоактивность при нейровизуализационных исследованиях пациентов с депрессией (Kinou et al., 2013; Рив и др., 2013). Селективная активация mPFC-латеральной габенулы (LHb; Li et al., 2011; Warden et al., 2012) или пути mPFC-миндалины (Martinez et al., 2013; Moscarello and LeDoux, 2013) приводит к депрессивно-подобным деятельность. Однако стимуляция пути mPFC – дорсальное ядро ​​шва (DRN) способствует устойчивости (Warden et al., 2012). Точные механизмы, с помощью которых mPFC взаимодействует со своими нижележащими целями и объединяет различные поведенческие реакции на стресс и, в частности, устойчивость к стрессу, заслуживают дальнейшего изучения.

    Следует отметить, что результаты исследований влияния стресса в раннем возрасте на устойчивость остаются противоречивыми. Доказано, что стресс связан с возникновением диабета (Marcovecchio and Chiarelli, 2012), проблемами со здоровьем детей (Charmandari et al., 2012), сердечно-сосудистыми заболеваниями (Kivimäki and Steptoe, 2018) и депрессией (Pena et al., 2017). ). Неблагоприятные детские переживания (НПД), такие как психологическое или сексуальное насилие, насилие над матерью и домашняя дисфункция, сильно коррелируют со значительно повышенным риском физических или психологических заболеваний и нездоровых привычек в последующей жизни, например, алкоголизма, депрессии, курения. , тяжелое ожирение и употребление запрещенных наркотиков (Felitti et al., 1998; Anda et al., 1999; Дубе и др., 2001, 2003; Ван Ниль и др., 2014; Гилберт и др., 2015). Хотя хорошо известно, что АПФ могут иметь серьезные долгосрочные последствия, умеренное воздействие стресса в раннем возрасте, так называемая прививка от стресса (Meichenbaum and Cameron, 1989), может повысить сопротивляемость. Однако, несмотря на исследования механизмов, лежащих в основе эффектов прививки от стресса, которые были сосредоточены в основном на вариациях, связанных с осью HPA (обзор в Ashokan et al., 2016), потенциальные нейронные цепи и пластичность остаются неуловимыми.Недавнее исследование продемонстрировало, что у мышей с выученной беспомощностью, подвергавшихся неизбежным толчкам ног в течение 6 дней, наблюдался дефицит пространственной памяти и снижение базолатеральной связи CA1 миндалины и вентрального гиппокампа. Однако в тех же условиях мыши с усвоенной надеждой показали улучшенную пространственную память и нейронную активность (Yang et al., 2016), что свидетельствует о существовании вариаций нейропластичности, связанных с длительным периодом отрицательного стресса.

    Гиппокампальные пути

    Гиппокамп, который регулируется гормонами стресса, является одной из основных областей мозга, которые осуществляют регуляторный контроль над осью HPA.Стрессоры быстро стимулируют парвоцеллюлярные нейроны паравентрикулярного ядра гипоталамуса, чтобы секретировать фактор высвобождения кортикотропина и вазопрессин, вызывая выброс адренокортикотропного гормона из передней доли гипофиза; в свою очередь, последний способствует высвобождению глюкокортикоидных гормонов стресса из коры надпочечников в кровоток (Levone et al., 2015). Между паравентрикулярным ядром и гиппокампом существуют как прямые, так и непрямые полисинаптические связи, которые негативно влияют на ось HPA через обратную связь, зависимую от рецепторов глюкокортикоидов или минералокортикоидов (Franklin et al., 2012; Levone et al., 2015). Как на людях, так и на грызунах было показано, что стимуляция гиппокампа снижает секрецию глюкокортикоидов, в то время как поражения гиппокампа, напротив, повышают базальный уровень глюкокортикоидов, особенно во время фазы восстановления после стресса, фазы, наиболее зависимой от отрицательной обратной связи (Jankord and Herman , 2008).

    Гиппокамп особенно уязвим к воздействию стресса. Гипотеза глутамата, основным компонентом которой является нарушение функции гиппокампа, была широко принята в области депрессии.Исследования на людях показывают, что аномальная глутаматергическая синаптическая передача, дезадаптивные структурные и функциональные изменения в цепи гиппокампа и уменьшение объема гиппокампа связаны со стресс-индуцированными состояниями, такими как БДР (Franklin et al., 2012). Глутаматергический вентральный гиппокамп (vHIP) → прилежащее ядро ​​(NAc) проекции регулируют восприимчивость к CSDS. Снижение активности vHIP наблюдалось у мышей, устойчивых к CSDS (Bagot et al., 2015). Подавление синаптической передачи vHIP-NAc путем оптогенетической индукции долговременной депрессии способствует устойчивости, тогда как повышенная активность этого пути способствует повышению чувствительности.Однако оптогенетическая активация афферентов mPFC или базолатерального афферента миндалевидного тела по отношению к NAc является проэластичной (Bagot et al., 2015), подчеркивая важный специфический для цепи механизм депрессии или устойчивости к стрессу. Используя магнитно-резонансную томографию, социальное избегание у мышей C57BL / 6 с CSDS положительно коррелировало с объемом CA3 гиппокампа, что сопровождалось синхронизированными анатомическими различиями между гиппокампом и несколькими другими областями, включая VTA, поясную извилину и гипоталамус (Anacker et al., 2016).

    Различные постсинаптические рецепторы гиппокампа, такие как рецепторы гамма-аминомасляной кислоты B (GABA B ), связанные с G-белком, играют важную роль в регуляции стресса. Было показано, что различные изоформы субъединиц рецептора GABA B , такие как GABA B (1a) и GABA B (1b) , по-разному регулируют устойчивость к стрессу. В частности, мыши с нокаутом GABA B (1a) являются восприимчивыми, тогда как мыши с дефицитом GABA B (1b) устойчивы к вызванной стрессом ангедонии и социальной изоляции (O’Leary et al., 2014), предполагая, что рецепторы GABA B могут быть новыми терапевтическими мишенями для регуляции стресса. Рецепторы серотонина (5-HT) гиппокампа также важны для регуляции стресса. Таким образом, нокдаун 5-HT рецептора гиппокампа, 5-HT 1A , значительно снижает антидепрессантоподобный эффект, индуцированный частичным агонистом никотина цитизином (Mineur et al., 2015).

    Пути VTA-NAc

    Хорошо охарактеризованная цепь вознаграждения в головном мозге включает дофаминергические нейроны в VTA, которые передают проекции NAc.Этот цикл VTA – NAc имеет решающее значение для мотивации вознаграждения и потребления вызывающих зависимость веществ (Skibicka et al., 2013; Juarez et al., 2017). Однако все больше данных на людях и животных предполагает, что пути VTA-NAc также играют важную роль в опосредовании чувствительности к стрессу.

    DA нейронов в VTA опосредуют восприимчивость и устойчивость к CSDS-индуцированным поведенческим аномалиям. Нейроны VTA DA демонстрируют низкочастотную тоническую активацию и высокочастотную фазическую активацию in vivo (Grace et al., 2003). Индукция фазового, но не тонического возбуждения оптогенетической стимуляцией в нейронах VTA DA приводит к чувствительному фенотипу у мышей, подвергающихся подпороговой CSDS, на что указывает социальное избегание и снижение потребления сахарозы.

    Активация путей VTA-NAc, но не VTA-mPFC, ведет к стрессовой восприимчивости к CSDS, подчеркивая специфичный для цепи механизм устойчивости к стрессу (Razzoli et al., 2011). В подтверждение вышеуказанного открытия нейроны VTA DA чувствительных мышей проявляют гиперактивность (Friedman et al., 2014). Напротив, мыши, устойчивые к CSDS, демонстрируют стабильную нормальную активацию этих нейронов (Friedman et al., 2014, 2016). mTOR, который, как было показано, регулирует рост, метаболизм, пролиферацию и выживаемость клеток (Elghazi et al., 2017), показывает повышенные уровни в VTA через 3 недели после прекращения CSDS у мышей. Уровни фосфорилированного AKT, вышестоящего регулятора mTOR, также увеличиваются (Der-Avakian et al., 2014).

    ГАМКергические средние шиповатые нейроны (MSN) являются основными нейронами в NAc.Недавние исследования показывают, что нарушение ГАМКергических нейронов в NAc связано с БДР. В NAc стрессированных мышей наблюдается уменьшение тормозных синапсов, что приводит к дисфункции NAc (Zhu et al., 2017). Мыши, у которых субъединица 5 метаботропного глутамата (mGluR5) удалена, демонстрируют усиление депрессивно-подобного поведения по сравнению с контролем, в то время как лентивирусная трансфекция mGluR5 в NAc этих мутантных мышей противодействует их депрессивно-подобному поведению (Shin et al., 2015).

    На пути к повышению устойчивости

    Как психологическая, так и поведенческая терапия использовались для повышения устойчивости и, таким образом, уменьшения симптомов психических расстройств и повышения умственной гибкости (Wolmer et al., 2011; Хорн и др., 2016; Кресвелл, 2017). Недостаток психологического лечения очевиден, поскольку поведенческая психотерапия обычно проводится в течение длительного периода времени, работает медленно и мало улучшает наше понимание задействованных внутренних механизмов. На устойчивость, вероятно, в значительной степени влияет активная адаптация, которая происходит именно у устойчивых людей. Полногеномный скрининг с использованием модели CSDS выявил многочисленные вариации экспрессии генов и изменения хроматина в VTA и NAc, которые наблюдаются только в отношении устойчивости (Krishnan et al., 2007; Wilkinson et al., 2009). Таким образом, кажется возможным запустить естественные механизмы, лежащие в основе устойчивости, которые отличаются от эффектов существующих антидепрессантов, в восприимчивых популяциях (Russo et al., 2012). Затем мы обсудим важные исследования, которые изменили понимание устойчивости и показывают, как можно разработать новые методы лечения расстройств, связанных со стрессом.

    Повышение устойчивости путем изменения нейронной активности

    Ранние исследования показали, что степень нейрональной активности VTA DA является решающим элементом, определяющим поведенческую восприимчивость.Таким образом, ex vivo нейрональная активность VTA увеличивается в ткани мозга восприимчивых, но не устойчивых мышей (Krishnan et al., 2007; Feder et al., 2009), показывая отрицательную корреляцию с поведением социального избегания (Cao et al., 2010 ). Либо хроническое, но не острое введение антидепрессанта флуоксетина или оптогенетическая стимуляция нейронов VTA DA полностью обращают вспять эти пагубные эффекты у восприимчивых мышей (Cao et al., 2010; Chaudhury et al., 2013). Более того, активированный гиперполяризацией катионный ток (I h ) увеличивается в нейронах VTA DA восприимчивых мышей, в то время как постоянное лечение флуоксетином нормализует повышенное I h (Cao et al., 2010). Местное применение или системное введение ретигабина, открывателя каналов KCNQ-типа K + , нормализует гиперактивность и депрессивное поведение нейронов VTA DA (Friedman et al., 2016), определяя KCNQ как цель для концептуально новых антидепрессантов или методов регуляции стресса . Однако еще большее значительное увеличение I h , параллельно с повышенными токами каналов K + , наблюдается у устойчивых, по сравнению с восприимчивыми и контрольными мышами. Дальнейшее экспериментальное усиление I h или оптогенетическая активация активности нейрона VTA DA полностью меняет поведение, связанное с депрессией, у восприимчивых мышей (Friedman et al., 2014).

    Итак, мы можем спросить, почему мы не наблюдаем гиперактивность нейронов VTA DA у устойчивых мышей? Одна возможность состоит в том, что повышающая регуляция I h в нейронах VTA DA устойчивых мышей может приводить к возбуждению нейронов до чрезвычайно высоких частот параллельно с активацией самонастраивающегося механизма тока K + для нормализации чрезмерного возбуждения. Потенцирование I h может вызвать сверхактивность, которая непосредственно вызывает эту компенсацию тока K + (Friedman et al., 2014), механизм гомеостатической пластичности установлен в VTA-NAc, а не в пути VTA-mPFC; эти наблюдения могут привести к новым терапевтическим стратегиям для повышения естественной устойчивости.

    Повышенная активность пути NAc DA1-MSN способствует устойчивости, в то время как подавление этих MSN приводит к депрессивно-подобному фенотипу после CSDS. Хотя двунаправленное изменение пути NAc DA2-MSN не меняет исходы поведения в модели CSDS, повторная активация NAc DA2-MSN вызывает социальное избегание у устойчивых мышей после подпороговой CSDS (Francis et al., 2015). Следовательно, путь NAc DA1-MSN может предоставить новые мишени для лечения депрессии или других аффективных расстройств.

    Учитывая прямые анатомические и функциональные связи между норадренергическими нейронами (NE) голубого пятна (LC) и VTA, LC может быть ответственным за буферизацию внешних стрессоров и стрессовую реакцию нейронов VTA DA (Guiard et al., 2008; Chandler et al., 2013). LC-VTA NE синаптическая передача необходима и достаточна для повышения устойчивости в ответ на социальное поражение.Кроме того, выборочное изменение тонуса NE влияет на проекции VTA DA-NAc (Isingrini et al., 2016). Хроническое лечение идазоксаном, антагонистом рецепторов α2 NE, приводит к снижению возбудимости VTA DA нейронов, что противодействует восприимчивости (Chaudhury et al., 2013; Isingrini et al., 2016), но то, что компенсация тока K + лежит в основе снижения возбудимость нейронов системы VTA DA требует дальнейшего изучения.

    Повышение сопротивляемости с помощью нейрофармакологических подходов

    Было обнаружено, что различные нейрохимические вещества изменяют устойчивость.Считается, что высвобождение NPY, пептида из 36 аминокислот, помогает ограничить негативные последствия стресса и оказывает анксиолитическое действие (Cohen et al., 2012). Кетамин и ряд других нейрохимических веществ также вызывают интенсивную и длительную адаптацию к стрессу (Sachs et al., 2015; Sciolino et al., 2015; Brachman et al., 2016).

    NPY

    Интраназальное введение NPY обеспечивает защиту нейронов при применении непосредственно до или после воздействия травматического стресса в модели на животных.Крысы, предварительно обработанные интраназальным NPY перед воздействием однократного длительного стресса (SPS), демонстрируют менее депрессивное и тревожное поведение (Serova et al., 2013). Нарушение регуляции оси HPA, вызванное травматическим стрессом, можно предотвратить с помощью интраназального NPY, который восстанавливает надлежащее ингибирование отрицательной обратной связи внутри оси HPA, изменяя активность рецепторов глюкокортикоидов (Laukova et al., 2014; Serova et al., 2014). Кроме того, через 1 неделю после воздействия SPS, когда у животных развиваются симптомы посттравматического стрессового расстройства, интраназальное введение NPY снижает тревожное и депрессивное поведение (Serova et al., 2014). Эти результаты предполагают, что NPY имеет огромные перспективы для новых терапевтических подходов к повышению устойчивости, хотя механизм, лежащий в основе функции NPY, остается неясным.

    Кетамин

    Как антагонист рецептора глутаматергического N-метил-D-аспартата (NMDA) и активатор рецепторов α-амино-3-гидрокси-5-метил-4-изоксазолпропионата (AMPA), кетамин имеет быстрое и устойчивое действие антидепрессантов (Berman et al., 2000; Zarate et al., 2006; Murrough et al., 2013; Цена, 2016 г .; McGowan et al., 2017). Инфузия кетамина вызывает быстрое снижение тяжести посттравматического стрессового расстройства и депрессивных симптомов, тем самым улучшая общую клиническую картину пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством (Murrough et al., 2013; Feder et al., 2014). Важно отметить, что кетамин не вызывает клинически значимых стойких диссоциативных симптомов (Feder et al., 2014). Недавнее исследование показало, что однократная доза кетамина предотвращает вызванное CSDS депрессивно-подобное поведение. Эффекты кетамина были также подтверждены на моделях мышей с ЛГ и хроническим кортикостероном (Brachman et al., 2016), предполагая, что кетамин усиливает сопротивляемость и, таким образом, может быть полезен для защиты от расстройств, вызванных стрессом.

    Важно отметить, что кетамин может быть наиболее полезным с клинической точки зрения, если его вводить в профилактических целях, то есть за 1 неделю до воздействия стрессора. У мышей, подвергающихся парадигме контекстуального кондиционирования страха (CFC), профилактическое введение кетамина в течение 1 недели, но не за 1 месяц или 1 час до CFC, предотвращает поведение животного от замирания. Однако лечение кетамином после CFC или во время угасания не меняет последующего выражения страха (McGowan et al., 2017).

    Недавно в двух статьях Nature был раскрыт механизм, лежащий в основе антидепрессивных эффектов кетамина. Было обнаружено, что депрессивные крысы обладают повышенной взрывной активностью в боковой габенуле (LHb) из-за активации астроглиального калиевого канала Kir4.1 (Cui et al., 2018). Кетамин блокировал NMDA-зависимую взрывную активность LHb и обращал вспять симптомы депрессии (Yang et al., 2018), вовлекая рецептор NMDA и Kir4.1 в LHb в качестве потенциальных мишеней для лечения депрессии.Однако следует отметить, что клиническое использование кетамина ограничено из-за его психотогенных побочных эффектов и склонности к привыканию. В моделях депрессии CSDS и LH было обнаружено, что R-кетамин более эффективен и проявляет более длительный антидепрессивный эффект, чем S-кетамин, в то время как S-кетамин, но не R-кетамин, вызывает поведенческие аномалии (Yang et al., 2015). Следовательно, в отличие от S-кетамина, R-кетамин потенциально может использоваться для получения устойчивого и безопасного антидепрессивного эффекта. Антидепрессивный эффект кетамина требует метаболизма (R, S) -кетамина до (2S, 6S; 2R, 6R) -гидроксиноркетамина (HNK).Более того, энантиомер (2R, 6R) -HNK проявляет антидепрессивное действие у мышей, которое не зависит от ингибирования рецептора NMDA, но включает раннюю и стойкую активацию рецепторов AMPA (Zanos et al., 2016). Комплекс кортикальных рецепторов NMDA является гетеромультимерным, состоящим из двух субъединиц GluN1 и двух субъединиц GluN2, причем последняя в основном состоит из изотипов GluN2A и GluN2B (Monyer et al., 1992). Помимо регулирования депрессивно-подобного поведения, рецептор NMDA, содержащий GluN2B, играет решающую роль в опосредовании быстрого антидепрессивного эффекта кетамина (Miller et al., 2014). Требуется дополнительная работа, чтобы раскрыть детали того, как взаимодействуют рецептор NMDA, рецептор AMPA и кетамин, и следует продолжить изучение R-кетамина как потенциально более эффективного и безопасного антидепрессанта для повышения устойчивости.

    5-HT

    5-HT — нейромедиатор, который наиболее важен для устойчивости (Kim et al., 2013). Либо дефицит 5-HT в головном мозге, либо воздействие психосоциального стресса способствует этиологии депрессии, тревоги, посттравматического стрессового расстройства и других расстройств настроения (Sachs et al., 2015). Острый стресс связан с повышенным оборотом 5-HT в миндалине, NAc и PFC (Feder et al., 2009). Снижение уровня 5-HT в головном мозге приводит к повышенной уязвимости к психосоциальному стрессу и, таким образом, к снижению антидепрессивных эффектов флуоксетина после стрессового воздействия у мышей (Sachs et al., 2015).

    Кишечная нервная система, также называемая кишечным мозгом, тесно связана с 5-HT и устойчивостью (Foster and McVey Neufeld, 2013). Некоторые метаболиты, полученные из кишечных микробов, увеличивают выработку 5-HT в клетках, выстилающих толстую кишку (Yano et al., 2015). Эти клетки составляют 60% и более 90% периферического 5-HT у мышей и людей соответственно (Smith, 2015). В частности, у стерильных мышей, у которых отсутствует микробиом кишечника, наблюдается повышенная скорость оборота ключевых нейрохимических веществ, в том числе полосатого тела 5-HT, что связано с тревожным поведением, но у них значительно снижены уровни 5-HT в крови (Диаз Хейц et al., 2011; Смит, 2015). Более того, уровень 5-HT в крови у этих мышей может быть восстановлен путем введения спорообразующих бактерий в кишечник (Diaz Heijtz et al., 2011; Smith, 2015), предполагая, что кишечные микробы могут прямо или косвенно влиять на уровни нейромедиаторов, по крайней мере, у грызунов. Однако остается неясным, вызывают ли эти измененные уровни 5-HT в кишечнике каскад молекулярных событий, которые, следовательно, влияют на активность мозга; ситуация с людьми требует дальнейшего изучения.

    Другие средства повышения устойчивости

    Нейропептид галанин и подтип рецептора галанина, GalR1–3, экспрессируются во всех цепях, которые опосредуют стрессовые реакции, включая mPFC, DRN, LC, гипоталамус, гиппокамп, VTA и миндалевидное тело (Hawes and Picciotto). , 2004).Воздействие стресса сокращает время, затрачиваемое на исследование открытых рук у малоподвижных крыс, но не у тех, которые постоянно получали внутрицеребровентрикулярный галанин, или у крыс, подвергшихся физической нагрузке, у которых повышен уровень галанина в ЦП, что означает повышение устойчивости в последних группах. Повышенное переполнение DA и потеря дендритных шипов в mPFC, наблюдаемые после стресса у сидячих крыс, предотвращаются как упражнениями, так и хроническим внутрицеребровентрикулярным галанином. Более того, хроническое, но не острое введение антагониста рецепторов галанина М40 блокирует эффекты упражнений, повышающие устойчивость (Sciolino et al., 2015). Эти результаты предполагают, что повышенные уровни галанина способствуют устойчивости как на нервном, так и на поведенческом уровнях, и, таким образом, галанин может улучшить устойчивость к стрессу за счет регуляции нейральной пластичности mPFC. Фазовая стимуляция DA нейронов VTA приводит к восприимчивости и быстро меняет устойчивость (Chaudhury et al., 2013), в то время как активность DA и высвобождение DA в среднем мозге может подавляться галанином (Sciolino et al., 2015; Weinshenker and Holmes, 2016).

    Повышение сопротивляемости людей

    Сообщалось о повышении устойчивости людей в результате психологических и когнитивных методов лечения, таких как повышение устойчивости защиты детей, осуществляющих уход за детьми (Li et al., 2017), программу обучения жизненным навыкам (Sarkar et al., 2017), программу iNEAR (Tunariu et al., 2017), интенсивную тренировку медитации осознанности (Hwang et al., 2018) и тренировку по прививке стресса (Horn и др., 2016). Хотя все вышеперечисленное дало хорошие результаты, один и тот же метод может иметь разные терапевтические эффекты у разных людей. Следовательно, разработка более общих, стабильных и быстрых эффективных вмешательств, вероятно, станет тенденцией в будущем.

    DBS в настоящее время является хорошо зарекомендовавшим себя хирургическим методом.Все больше и больше исследований показывают, что DBS благотворно влияет на многие психические расстройства, такие как посттравматическое стрессовое расстройство (Koek et al., 2014), депрессия (Schlaepfer et al., 2008) и болезнь Паркинсона (Pellaprat et al., 2014). Ранние исследования выявили еще один клинический инструмент, повторяющуюся транскраниальную магнитную стимуляцию (rTMS), неинвазивный метод, который нормализует активность системы HPA и оказывает антидепрессивный эффект (Czéh et al., 2002). Похоже, что rTMS вызывает изменения в нейронных сетях и влияет на некоторые психические расстройства (Aleman, 2013).Поскольку устойчивость тесно связана с этими заболеваниями, возможно, что эти технологии могут быть использованы для повышения устойчивости, но это еще предстоит изучить.

    Заключительные замечания

    Огромное влияние стресса, травм или других неблагоприятных факторов на человечество, вместе с ограничениями в доступных методах лечения, заставляет исследовать механизмы устойчивости, которые могут защитить от посттравматического стрессового расстройства, депрессии и других психических расстройств. Большая часть работ в этой дисциплине за последние десятилетия была сосредоточена на биологических различиях между устойчивостью и восприимчивостью, а на животных моделях изучались способы обратить вспять пагубные последствия хронического стресса.Однако устранение этих пагубных последствий не обязательно означает повышение устойчивости и улучшение жизни пострадавших людей. Важная новая точка зрения, возникшая в последние годы, заключается в том, что у устойчивых животных есть активные адаптивные механизмы, отличные от действий, обращающих вспять пагубные эффекты у восприимчивых животных. Таким образом, текущие исследования, направленные на повышение устойчивости к стрессу, сосредоточены на взаимосвязи и существенном различии между устранением пагубных последствий и развитием активных механизмов адаптации.Наконец, развитие «точной медицины» для повышения устойчивости к стрессу потребует более четкой картины, которая выйдет из запутанной области текущих исследований устойчивости. Динамическое и интегрированное сочетание психологических и нейробиологических исследований будет иметь важное значение для создания этой более четкой картины устойчивости. Дальнейшие исследования должны быть сосредоточены не только на устойчивости отдельных лиц или небольших популяций людей / животных, но и на более широком человеческом сообществе, большая часть которого находится под давлением, например, из-за глобального экономического кризиса.Учитывая, что социальная поддержка, экономическое давление и просоциальное поведение оказывают значительное влияние на реакцию человека на стресс, необходимо будет раскрыть нейронные и психологические механизмы устойчивости на уровне различных человеческих сообществ.

    Хотя умеренное воздействие стресса в раннем возрасте (прививка от стресса; Meichenbaum and Cameron, 1989) может повысить сопротивляемость, стоит отметить, что было доказано, что АПФ с высоким баллом влияют на развитие мозга, что приводит к огромным, ужасным последствиям. и долгосрочные последствия во взрослом возрасте (Felitti et al., 1998; Anda et al., 1999; Ван Ниль и др., 2014; Гилберт и др., 2015). Важно отметить, что последствия ACEs давно связаны, по крайней мере частично, с изменениями метилирования ДНК гена BDNF (Kundakovic et al., 2015). Следовательно, усилия по уменьшению детской травмы, которая может потребовать кампании общественного здравоохранения, окажут наибольшее влияние на профилактику ОАП.

    Вклад авторов

    HL и LY разработали тему рукописи и написали большинство разделов. CZ и YJ вместе написали один раздел.Все авторы одобрили рукопись для подачи и публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Примечания

    Финансирование. Работа поддержана грантами Национального фонда естественных наук Китая (31771219) и Гуанчжоуского научно-технического бюро (201607010320).

    Ссылки

    • Adamec R., Toth M., Haller J., Halasz J., Blundell J. (2012). Сравнение паттернов активации клеток в выбранных областях префронтальной коры и миндалины крыс, которые более или менее тревожатся в ответ на воздействие хищника или стресс погружения. Physiol. Behav. 105, 628–638. 10.1016 / j.physbeh.2011.09.016 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Альбонетти М. Э., Фараболлини Ф. (1994). Социальный стресс в результате повторного поражения: влияние на социальное поведение и эмоциональность.Behav. Brain Res. 62, 187–193. 10.1016 / 0166-4328 (94) -2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Алеман А. (2013). Использование повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции для лечения в психиатрии. Clin. Psychopharmacol. Neurosci. 11, 53–59. 10.9758 / cpn.2013.11.2.53 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Алвес Н.Д., Коррейя Дж. С., Патрисио П., Матеуш-Пиньейру А., Мачадо-Сантос АР, Лоурейро-Кампос Э. , и другие. . (2017). Нейропластичность гиппокампа взрослых вызывает предрасположенность к рецидивирующей депрессии.Пер. Психиатрия 7: e1058. 10.1038 / tp.2017.29 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Anacker C., Scholz J., O’Donnell KJ, Allemang-Grand R., Diorio J., Bagot RC, et al. . . (2016). Нейроанатомические различия, связанные с восприимчивостью к стрессу и сопротивляемостью. Биол. Психиатрия 79, 840–849. 10.1016 / j.biopsych.2015.08.009 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Anda R. F., Croft J. B., Felitti V. J., Nordenberg D., Giles W. H., Williamson D.F., et al. . (1999). Неблагоприятные детские переживания и курение в подростковом и взрослом возрасте. JAMA 282, 1652–1658. 10.1001 / jama.282.17.1652 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Армстронг М. И., Бирни-Лефкович С., Ангар М. Т. (2005). Пути между социальной поддержкой, благополучием семьи, качеством воспитания и жизнестойкостью ребенка: что мы знаем. J. Child Fam. Stud. 14, 269–281. 10.1007 / s10826-005-5054-4 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ашокан А., Сивасубраманян М., Митра Р.(2016). Посев на устойчивость к стрессу за счет инокуляции. Neural Plast. 2016: 41. 10.1155 / 2016/41 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Багот Р. К., Париз Э. М., Пенья К. Дж., Чжан Х. X., Мейз И., Чаудхури Д. и др. . (2015). Исправление: вентральные афференты гиппокампа к прилежащему ядру регулируют предрасположенность к депрессии. Nat. Commun. 6: 7626. 10.1038 / ncomms8626 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Barrese V., Stott J.Б., Гринвуд И. А. (2018). «KCNQ-кодированные калиевые каналы как терапевтические мишени», в Annual Review of Pharmacology and Toxicology (Vol. 58) ed. Инсел П. А. (Пало-Альто, Калифорния: Ежегодные обзоры;), 625–648. [PubMed] [Google Scholar]
    • Берман Р. М., Каппиелло А., Ананд А., Орен Д. А., Хенингер Г. Р., Чарни Д. С. и др. . (2000). Антидепрессивные эффекты кетамина у пациентов с депрессией. Биол. Психиатрия 47, 351–354. 10.1016 / s0006-3223 (99) 00230-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бертон О., Ковингтон Х. Э., III., Эбнер К., Цанкова Н. М., Карл Т. Л., Улери П. и др. . (2007). Индукция ΔFosB в периакведуктальной серой зоне под действием стресса способствует активным ответным реакциям совладания. Нейрон 55, 289–300. 10.1016 / j.neuron.2007.06.033 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Блэк Дж. К., Баланос Г. М., Уиттакер А. С. (2017). Устойчивость, вовлеченность в работу и стрессоустойчивость у работников физического труда среднего возраста. Int. J. Psychophysiol. 116, 9–15. 10.1016 / j.ijpsycho.2017.02.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бонанно Г.А., Ромеро С. А., Кляйн С. И. (2015). Временные элементы психологической устойчивости: интегративная структура для изучения отдельных лиц, семей и сообществ. Psychol. Inq. 26, 139–169. 10.1080 / 1047840x.2015.9 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Брахман Р. А., МакГоуэн Дж. К., Перусини Дж. Н., Лим С. С., Фам Т. Х., Фэй К. и др. . (2016). Кетамин как профилактическое средство против депрессивно-подобного поведения, вызванного стрессом. Биол. Психиатрия 79, 776–786. 10.1016 / j.biopsych.2015.04.022 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Cai W.-П., Пань Ю., Чжан С.-М., Вэй К., Донг В., Дэн Г.-Х. (2017). Взаимосвязь между когнитивной регуляцией эмоций, социальной поддержкой, сопротивляемостью и реакцией на острый стресс у китайских солдат: изучение модели множественного посредничества. Psychiatry Res. 256, 71–78. 10.1016 / j.psychres.2017.06.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Цао Дж .-Л., Ковингтон Х. Э., Фридман А. К., Уилкинсон М. Б., Уолш Дж. Дж., Купер Д. С. и др. . (2010). Мезолимбические дофаминовые нейроны в цепи вознаграждения мозга опосредуют восприимчивость к социальному поражению и антидепрессивному действию.J. Neurosci. 30, 16453–16458. 10.1523 / jneurosci.3177-10.2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чендлер Д. Дж., Ламперски С. С., Уотерхаус Б. Д. (2013). Идентификация и распределение проекций моноаминергических и холинэргических ядер на функционально дифференцированные субрегионы префронтальной коры. Brain Res. 1522, 38–58. 10.1016 / j.brainres.2013.04.057 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чанг К. Х., Грейс А. А. (2014). Путь миндалевидного тела-вентральная паллидум снижает активность дофамина после хронического легкого стресса у крыс.Биол. Психиатрия 76, 223–230. 10.1016 / j.biopsych.2013.09.020 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чармандари Э., Ахерманн Дж. К., Карел Дж. К., Содер О., Хрусос Г. П. (2012). Реакция на стресс и здоровье ребенка. Sci. Сигнал. 5: MR1. 10.1126 / scisignal.2003595 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чаудхури Д., Уолш Дж. Дж., Фридман А. К., Хуарес Б., Ку С. М., Ку Дж. У. и др. . (2013). Быстрая регуляция поведения, связанного с депрессией, путем контроля дофаминовых нейронов среднего мозга.Природа 493, 532–536. 10.1038 / nature11713 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кристоффель Д. Дж., Голден С. А., Уолш Дж. Дж., Гиз К. Г., Хешмати М., Фридман А. К. и др. . (2015). Возбуждающая передача в таламо-стриарных синапсах опосредует восприимчивость к социальному стрессу. Nat. Neurosci. 18, 962–964. 10.1038 / nn.4034 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Коэн Х., Лю Т., Козловский Н., Каплан З., Зохар Дж., Мате А. А. (2012). Нейропептид Y (NPY) -ергическая система связана с поведенческой устойчивостью к воздействию стресса на животной модели посттравматического стрессового расстройства.Нейропсихофармакология 37, 350–363. 10.1038 / npp.2011.230 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Конгер Р. Д., Конгер К. Дж. (2002). Устойчивость в семьях Среднего Запада: избранные результаты первого десятилетия проспективного лонгитюдного исследования. J. Брак Fam. 64, 361–373. 10.1111 / j.1741-3737.2002.00361.x [CrossRef] [Google Scholar]
    • Коннор К. М., Дэвидсон Дж. Р. Т. (2003). Разработка новой шкалы устойчивости: Шкала устойчивости Коннора-Дэвидсона (CD-RISC).Депрессия. Беспокойство 18, 76–82. 10.1002 / da.10113 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Корина Д., Адриана Б. (2013). Влияние производственной травмы на острую стрессовую реакцию у машинистов поездов. Процедуры Soc. Behav. Sci. 84, 190–195. 10.1016 / j.sbspro.2013.06.533 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ковингтон Х. Э., III., Лобо М. К., Мейз И., Виалу В., Хайман Дж. М., Заман С. и др. . (2010). Антидепрессивный эффект оптогенетической стимуляции медиальной префронтальной коры. J. Neurosci. 30, 16082–16090.10.1523 / JNEUROSCI.1731-10.2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Creswell J. D. (2017). Вмешательства осознанности. Анну. Rev. Psychol. 68, 491–516. 10.1146 / annurev-psycho-042716-051139 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кроули Дж. Дж., Лаки И. (2005). Возможности открытия генов, регулирующих депрессию и антидепрессивную реакцию, на основе поведенческой генетики грызунов. Curr. Pharm. Des. 11, 157–169. 10.2174 / 1381612053382278 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Cui Y.Х., Янг Й., Ни З. Й., Донг Й., Цай Г. Х., Фонселле А. и др. . (2018). Астроглиальный Kir4.1 в боковой габенуле запускает нейрональные всплески при депрессии. Природа 554, 323–327. 10.1038 / nature25752 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чеш Б., Велт Т., Фишер А. К., Эрхард А., Шмитт В., Мюллер М. Б. и др. . (2002). Хронический психосоциальный стресс и сопутствующая повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция: влияние на уровни гормонов стресса и нейрогенез гиппокампа у взрослых. Биол. Психиатрия 52, 1057–1065.10.1016 / s0006-3223 (02) 01457-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Delgado y Palacios R., Campo A., Henningsen K., Verhoye M., Poot D., Dijkstra J., et al. al. . (2011). Магнитно-резонансная томография и спектроскопия выявляют дифференциальные изменения гиппокампа у ангедонических и устойчивых подтипов модели крыс с хроническим легким стрессом. Биол. Психиатрия 70, 449–457. 10.1016 / j.biopsych.2011.05.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Дер-Авакян А., Мазей-Робисон М. С., Кесби Дж. П., Нестлер Э.Дж., Марку А. (2014). Устойчивый дефицит функции вознаграждения мозга после хронического социального поражения у крыс: восприимчивость, устойчивость и антидепрессивный ответ. Биол. Психиатрия 76, 542–549. 10.1016 / j.biopsych.2014.01.013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Diaz Heijtz R., Wang S., Anuar F., Qian Y., Björkholm B., Samuelsson A. , и другие. . (2011). Нормальная микробиота кишечника регулирует развитие и поведение мозга. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 108, 3047–3052. 10.1073 / pnas.1010529108 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Диорио Д., Виау В., Мини М. Дж. (1993). Роль медиальной префронтальной коры (поясной извилины) в регуляции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковых реакций на стресс. J. Neurosci. 13, 3839–3847. 10.1523 / JNEUROSCI.13-09-03839.1993 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Drevets W. C., Savitz J., Trimble M. (2008). Субгеновая передняя поясная кора при расстройствах настроения. CNS Spectr. 13, 663–681.10.1017 / s103754 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Дуб С. Р., Анда Р. Ф., Фелитти В. Дж., Чепмен Д. П., Уильямсон Д. Ф., Джайлс В. Х. (2001). Жестокое обращение в детстве, домашняя дисфункция и риск попытки самоубийства на протяжении всей жизни: результаты исследования неблагоприятного детского опыта. JAMA 286, 3089–3096. 10.1001 / jama.286.24.3089 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Dube S. R., Felitti V. J., Dong M., Chapman D. P., Giles W. H., Анда Р. Ф. (2003). Жестокое обращение в детстве, пренебрежение заботой, домашняя дисфункция и риск употребления запрещенных наркотиков: исследование неблагоприятного опыта детства. Педиатрия 111, 564–572. 10.1542 / peds.111.3.564 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эрет А. М., Джорманн Дж., Беркинг М. (2015). Изучение факторов риска и устойчивости к депрессии: роль самокритики и самосострадания. Cogn. Эмот. 29, 1496–1504. 10.1080 / 02699931.2014.9
    • [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эль Якуби М., Буали С., Попа Д., Наудон Л., Леру-Николе И., Хамон М. и др. . (2003). Поведенческая, нейрохимическая и электрофизиологическая характеристика генетической мышиной модели депрессии. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 100, 6227–6232. 10.1073 / pnas.1034823100 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Elghazi L., Blandino-Rosano M., Alejandro E., Cras-Méneur C., Bernal-Mizrachi E. (2017) . Роль питательных веществ и передачи сигналов mTOR в регуляции развития предшественников поджелудочной железы.Мол. Метаб. 6, 560–573. 10.1016 / j.molmet.2017.03.010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ergang P., Vodička M., Soták M., Klusoová P., Behuliak M., eháková L., и другие. . (2015). Дифференциальное влияние стресса на ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники: изменения экспрессии генов у крыс Льюиса и Фишера. Психонейроэндокринология 53, 49–59. 10.1016 / j.psyneuen.2014.12.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фарчи М., Гидрон Ю. (2010). Влияние «психологической прививки» по сравнению с вентиляцией на психологическую устойчивость израильских граждан в условиях постоянного военного стресса.J. Nerv. Ment. Дис. 198, 382–384. 10.1097 / NMD.0b013e3181da4b67 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Федер А., Нестлер Э. Дж., Чарни Д. С. (2009). Психобиология и молекулярная генетика устойчивости. Nat. Rev. Neurosci. 10, 446–457. 10.1038 / nrn2649 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Федер А., Паридес М. К., Мерроу Дж. У., Перес А. М., Морган Дж. Э., Саксена С. и др. . (2014). Эффективность внутривенного кетамина для лечения хронического посттравматического стрессового расстройства: рандомизированное клиническое исследование.JAMA Психиатрия 71, 681–688. 10.1001 / jamapsychiatry.2014.62 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фелитти В. Дж., Анда Р. Ф., Норденберг Д., Уильямсон Д. Ф., Спитц А. М., Эдвардс В. и др. . (1998). Связь жестокого обращения в детстве и семейной дисфункции со многими основными причинами смерти взрослых. Исследование неблагоприятного детского опыта (ACE). Являюсь. J. Prev. Med. 14, 245–258. 10.1016 / s0749-3797 (98) 00017-8 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Флешнер М., Майер С. Ф., Лайонс Д. М., Раскинд М. А. (2011). Нейробиология стрессоустойчивого мозга. Стресс 14, 498–502. 10.3109 / 10253890.2011.596865 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Флетчер Д., Саркар М. (2013). Психологическая устойчивость: обзор и критика определений, концепций и теории. Евро. Psychol. 18, 12–23. 10.1027 / 1016-9040 / a000124 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Foster J. A., McVey Neufeld K.-A. (2013). Ось кишечник-мозг: как микробиом влияет на тревогу и депрессию.Trends Neurosci. 36, 305–312. 10.1016 / j.tins.2013.01.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Franceschelli A., Herchick S., Thelen C., Papadopoulou-Daifoti Z., Pitychoutis P.M. (2014). Половые различия в модели депрессии с хроническим легким стрессом. Behav. Pharmacol. 25, 372–383. 10.1097 / FBP.0000000000000062 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фрэнсис Т. К., Чандра Р., Френд Д. М., Финкель Э., Дайрит Г., Миранда Дж. И др. . (2015). Подтипы нейронов со средними шипами Nucleus accumbens опосредуют связанные с депрессией результаты и стресс социального поражения.Биол. Психиатрия 77, 212–222. 10.1016 / j.biopsych.2014.07.021 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Франклин Т. Б., Сааб Б. Дж., Мансуй И. М. (2012). Нейронные механизмы стрессоустойчивости и уязвимости. Нейрон 75, 747–761. 10.1016 / j.neuron.2012.08.016 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фридман А. (2014). Естественная сопротивляемость быстро меняет восприимчивость к стрессу. Наука 346: 555. 10.1126 / science.1260781 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фридман А.К., Хуарес Б., Ку С. М., Чжан Х., Калисо Р. К., Уолш Дж. Дж. И др. . (2016). Канал KCNQ устраняет депрессивные симптомы с помощью механизма активной устойчивости. Nat. Commun. 7: 11671. 10.1038 / ncomms11671 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фридман А. К., Уолш Дж. Дж., Хуарес Б., Ку С. М., Чаудхури Д., Ван Дж. И др. . (2014). Усиление механизмов депрессии в дофаминовых нейронах среднего мозга способствует достижению гомеостатической устойчивости. Наука 344, 313–319. 10.1126 / science.1249240 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Garmezy N., Мастен А. С., Теллеген А. (1984). Изучение стресса и компетентности у детей: строительный блок психопатологии развития. Child Dev. 55, 97–111. 10.2307 / 1129837 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Гилберт Л. К., Брейдинг М. Дж., Меррик М. Т., Томпсон В. В., Форд Д. К., Дхингра С. С. и др. . (2015). Неблагоприятные исходы в детстве и хронические заболевания взрослых: последние данные из десяти штатов и округа Колумбия, 2010 г. Am. J. Prev. Med. 48, 345–349. 10.1016 / j.amepre.2014.09.006 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Golden S.А., Ковингтон Х. Э., III., Бертон О., Руссо С. Дж. (2011). Стандартизированный протокол для повторного стресса социального поражения у мышей. Nat. Protoc. 6, 1183–1191. 10.1038 / nprot.2011.361 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Грейс А., Уэст А., Эш Б., Мур Х., Флореско С. (2003). Тонизирующее и фазовое высвобождение DA в прилежащем ядре по-разному регулируется путями, которые выборочно изменяют спонтанную активность DA-нейрона и импульсную активацию. Schizophr. Res. 60, 106–107. 10.1016 / s0920-9964 (03) 80844-7 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Guiard B. P., El Mansari M., Blier P. (2008). Перекрестное взаимодействие между дофаминергической и норадренергической системами в вентральной тегментальной области крысы, голубом пятне и дорсальном гиппокампе. Мол. Pharmacol. 74, 1463–1475. 10.1124 / mol.108.048033 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хамани К., Майберг Х., Стоун С., Лакстон А., Хабер С., Лозано А. М. (2011). Подколлозальная поясная извилина в контексте большой депрессии. Биол. Психиатрия 69, 301–308.10.1016 / j.biopsych.2010.09.034 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хан М.-Х., Нестлер Э. Дж. (2017). Нервные субстраты депрессии и устойчивости. Нейротерапия 14, 677–686. 10.1007 / s13311-017-0527-x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hanton S., Neil R., Evans L. (2013). Интерпретация выносливости и беспокойства: исследование использования и эффективности совладания. Евро. J. Sport Sci. 13, 96–104. 10.1080 / 17461391.2011.635810 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hawes J.Дж., Пиччиотто М. Р. (2004). Характеристика иммунореактивности GalR1, GalR2 и GalR3 в катехоламинергических ядрах мозга мыши. J. Comp. Neurol. 479, 410–423. 10.1002 / cne.20329 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хайм К., Биндер Э. Б. (2012). Текущие тенденции исследований стресса и депрессии в раннем возрасте: обзор исследований на людях чувствительных периодов, взаимодействия генов и окружающей среды и эпигенетики. Exp. Neurol. 233, 102–111. 10.1016 / j.expneurol.2011.10.032 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hemington K.С., Ченг Дж. С., Босма Р. Л., Рогачев А., Ким Дж. А., Дэвис К. Д. (2017). Помимо негативных психологических факторов, связанных с болью: устойчивость связана со снижением болевого синдрома у здоровых взрослых. Дж. Пейн 18, 1117–1128. 10.1016 / j.jpain.2017.04.009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хигучи Ф., Учида С., Ямагата Х., Абе-Хигучи Н., Хобара Т., Хара К. и др. . (2016). МикроРНК-124 гиппокампа повышает устойчивость мышей к хроническому стрессу. J. Neurosci. 36, 7253–7267. 10.1523 / JNEUROSCI.0319-16.2016 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хорн С. Р., Чарни Д. С., Федер А. (2016). Понимание устойчивости: новые подходы к профилактике и лечению посттравматического стрессового расстройства. Exp. Neurol. 284, 119–132. 10.1016 / j.expneurol.2016.07.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ху Т., Чжан Д., Ван Дж., Мистри Р., Ран Г., Ван X. (2014). Связь между регулированием эмоций и психическим здоровьем: обзор метаанализа. Psychol. Rep. 114, 341–362. 10.2466 / 03.20.pr0.114k22w4 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hwang W.Дж., Ли Т. Ю., Лим К.-О., Бэ Д., Квак С., Парк Х.-Й. и др. . (2018). Влияние четырехдневного интенсивного обучения медитации осознанности (программа Templestay) на устойчивость к стрессу: рандомизированное контролируемое испытание. Psychol. Health Med. 23, 497–504. 10.1080 / 13548506.2017.1363400 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Исингрини Э., Перрет Л., Райнер К., Амилхон Б., Гума Э., Танти А. и др. . (2016). Устойчивость к хроническому стрессу опосредуется норадренергической регуляцией дофаминовых нейронов.Nat. Neurosci. 19, 560–563. 10.1038 / nn.4245 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Джанакираман У., Манивасагам Т., Тенможи А., Эсса М. М., Баратидасан Р., Саравана Бабу К. и др. . (2016). Влияние хронического умеренного стресса на моторные, немоторные нарушения и нейрохимические переменные в определенных областях мозга, вызванная МРТР / пробенецидом, нейротоксичностью у мышей. PLoS One 11: e0146671. 10.1371 / journal.pone.0146671 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Отведено
    • Jankord R., Герман Дж. П. (2008). Лимбическая регуляция гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции при остром и хроническом стрессе. Анна. N Y Acad. Sci. 1148, 64–73. 10.1196 / annals.1410.012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Джонсон Д. Р., Любин Х., Розенхек Р., Фонтана А., Саутвик С., Чарни Д. (1997). Влияние встречи на родину на развитие посттравматического стрессового расстройства. Шкала стресса возвращения на родину West Haven (WHHSS). J. Trauma. Стресс 10, 259–277.10.1002 / jts.24

      207 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    • Джонсон Д. К., Том Н. Дж., Стэнли Э. А., Хаас Л., Симмонс А. Н., Ши П. А. и др. . (2014). Изменение механизмов устойчивости у лиц из групп риска: контролируемое исследование обучения осознанности у морских пехотинцев, готовящихся к развертыванию. Являюсь. J. Психиатрия 171, 844–853. 10.1176 / appi.ajp.2014.13040502 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хуарес Б., Морел К., Ку С. М., Лю Ю., Чжан Х., Монтгомери С. и др.. (2017). Регуляция цепи среднего мозга индивидуального поведения при употреблении алкоголя у мышей. Nat. Commun. 8: 2220. 10.1038 / s41467-017-02365-8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ким Дж. У., Ли Х. К., Ли К. (2013). Влияние темперамента и характера на стойкость. Компр. Психиатрия 54, 1105–1110. 10.1016 / j.comppsych.2013.05.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Киноу М., Такидзава Р., Марумо К., Кавасаки С., Кавакубо Ю., Фукуда М. и др. . (2013). Дифференциальные пространственно-временные характеристики префронтального гемодинамического ответа и их связь с функциональными нарушениями при шизофрении и большой депрессии.Schizophr. Res. 150, 459–467. 10.1016 / j.schres.2013.08.026 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кивимяки М., Степто А. (2018). Влияние стресса на развитие и прогрессирование сердечно-сосудистых заболеваний. Nat. Rev. Cardiol. 15, 215–229. 10.1038 / nrcardio.2017.189 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кук Р. Дж., Ланжевен Дж. П., Краль С. Э., Косоян Х. Дж., Шварц Х. Н., Чен Дж. У. и др. . (2014). Глубокая стимуляция базолатеральной миндалины головного мозга при резистентном к лечению боевом посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР): протокол исследования для пилотного рандомизированного контролируемого исследования со слепым, ступенчатым началом стимуляции.Испытания 15: 356. 10.1186 / 1745-6215-15-356 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кришнан В., Хан М. Х., Грэм Д. Л., Бертон О., Рентал В., Руссо С. Дж. И др. . (2007). Молекулярные адаптации, лежащие в основе восприимчивости и устойчивости к социальному поражению в областях вознаграждения мозга. Клетка 131, 391–404. 10.1016 / j.cell.2007.09.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кундакович М., Гудснюк К., Хербстман Дж. Б., Тан Д., Перера Ф. П., Шампань Ф. А. (2015). ДНК-метилирование BDNF как биомаркер невзгод раннего возраста.Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 112, 6807–6813. 10.1073 / pnas.1408355111 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лэнгли А. К., Гонсалес А., Шугар С. А., Солис Д., Джейкокс Л. (2015). Оздоровление: эффективность вмешательства в начальной школе для мультикультурных детей, подвергшихся травматическим событиям. J. Консультации. Clin. Psychol. 83, 853–865. 10.1037 / ccp0000051 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лаукова М., Алалуф Л. Г., Серова Л. И., Аранго В., Саббан Э. Л. (2014). Раннее вмешательство с интраназальным введением NPY предотвращает единичные длительные вызванные стрессом нарушения в гипоталамусе и вентральном гиппокампе у самцов крыс. Эндокринология 155, 3920–3933. 10.1210 / en.2014-1192 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Левон Б. Р., Крайан Дж. Ф., О’Лири О. Ф. (2015). Роль нейрогенеза гиппокампа взрослых в устойчивости к стрессу. Neurobiol. Стресс 1, 147–155. 10.1016 / j.ynstr.2014.11.003 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Li B., Piriz J., Mirrione M., Chung C., Proulx C.D., Schulz D., et al. . (2011). Синаптическая потенциация на нейроны габенулы в модели депрессии, основанной на выученной беспомощности. Природа 470, 535–539. 10.1038 / nature09742 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ли X., Харрисон С. Э., Фэйрчайлд А. Дж., Чи П., Чжао Дж., Чжао Г. (2017). Рандомизированное контролируемое испытание вмешательства на основе устойчивости в психосоциальное благополучие детей, затронутых ВИЧ / СПИДом: эффекты через 6 и 12 месяцев наблюдения.Soc. Sci. Med. 190, 256–264. 10.1016 / j.socscimed.2017.02.007 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лю Д., Тан QQ, Инь С., Сун Й., Лю Ю., Ян Дж. Х и др. . . (2018). Мозговой нейротрофический фактор опосредует проекционно-специфическую регуляцию депрессивно-подобного и ноцицептивного поведения в мезолимбической цепи вознаграждения. Боль 159, 175–188. 10.1097 / j.pain.0000000000001083 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Luthar S. S., Cicchetti D., Беккер Б. (2000). Конструкция устойчивости: критическая оценка и рекомендации для будущей работы. Child Dev. 71, 543–562. 10.1111 / 1467-8624.00164 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Marcovecchio M. L., Chiarelli F. (2012). Влияние острого и хронического стресса на контроль диабета. Sci. Сигнал. 5: pt10. 10.1126 / scisignal.2003508 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Марен С. (2008). Павловское кондиционирование страха как поведенческий анализ функции гиппокампа и миндалины: предостережения и предостережения.Евро. J. Neurosci. 28, 1661–1666. 10.1111 / j.1460-9568.2008.06485.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Мартинес Р. К. Р., Гупта Н., Ласаро-Муньос Г., Сирс Р. М., Ким С., Москарелло Дж. М. и др. . (2013). Активное и реактивное реагирование на угрозу связано с дифференциальной экспрессией c-Fos в определенных областях миндалины и префронтальной коры. Учиться. Mem. 20, 446–452. 10.1101 / lm.031047.113 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Masten A. S. (2001). Обычная магия.Процессы устойчивости в развитии. Являюсь. Psychol. 56, 227–238. 10.1037 / 0003-066x.56.3.227 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • McGowan J. C., LaGamma C. T., Lim S. C., Tsitsiklis M., Neria Y., Brachman R.A. и др. . (2017). Профилактический прием кетамина ослабляет заученный страх. Нейропсихофармакология 42, 1577–1589. 10.1038 / npp.2017.19 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Мейхенбаум Д., Кэмерон Р. (1989). «Тренинг по вакцинации от стресса», в книге «Снижение и профилактика стресса», под ред. Мейхенбаум Д., Яремко М. Э. (Бостон, Массачусетс: Springer;), 115–154. [Google Scholar]
    • Миллер О. Х., Ян Л., Ван К. С., Харгродер Э. А., Чжан Ю., Дельпир Э. и др. . (2014). GluN2B-содержащие рецепторы NMDA регулируют депрессивное поведение и имеют решающее значение для быстрого антидепрессивного действия кетамина. Элиф 3: e03581. 10.7554 / elife.03581 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Минер Ю. С., Эйнштейн Э. Б., Бентам М. П., Вигестранд М. Б., Блейкман С., Ньюболд С. А. и др.. (2015). Экспрессия рецептора серотонина 5-HT 1A в гиппокампе необходима для устойчивости к социальному стрессу и антидепрессантоподобных эффектов, индуцируемых частичным агонистом никотина цитизином. Нейропсихофармакология 40, 938–946. 10.1038 / npp.2014.269 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Моньер Х., Шпренгель Р., Шопфер Р., Херб А., Хигучи М., Ломели Х. и др. . (1992). Гетеромерные рецепторы NMDA: молекулярное и функциональное различие подтипов.Наука 256, 1217–1221. 10.1126 / science.256.5060.1217 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Москарелло Дж. М., Леду Дж. Э. (2013). Обучение активному избеганию требует префронтального подавления защитных реакций, опосредованных миндалевидным телом. J. Neurosci. 33, 3815–3823. 10.1523 / JNEUROSCI.2596-12.2013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Мерроу Дж. У., Лосифеску Д. В., Чанг Л. К., Аль Джурди Р. К., Грин К. Э., Перес А. М. и др. . (2013). Антидепрессивная эффективность кетамина при резистентной к лечению большой депрессии: двухэтапное рандомизированное контролируемое исследование.Являюсь. J. Психиатрия 170, 1134–1142. 10.1176 / appi.ajp.2013.13030392 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Nasca C., Zelli D., Bigio B., Piccinin S., Scaccianoce S., Nistico R., et al. . . (2015). Стресс динамически регулирует поведение и экспрессию глутаматергических генов в гиппокампе, открывая окно эпигенетической пластичности. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 112, 14960–14965. 10.1073 / pnas.1516016112 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • О’Лири О.Ф., Феличе Д., Галимберти С., Савиньяк Х. М., Браво Дж. А., Кроули Т. и др. . (2014). Изоформы субъединиц рецептора GABA B (1) по-разному регулируют устойчивость к стрессу. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 111, 15232–15237. 10.1016 / s0924-977x (14) 70197-x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Оверстрит Д. Х., Фридман Э., Мате А. А., Ядид Г. (2005). Крыса Flinders Sensitive Line: выборочно выведенная предполагаемая животная модель депрессии. Neurosci. Biobehav. Ред.29, 739–759. 10.1016 / j.neubiorev.2005.03.015 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Оксман Т. Э., Халл Дж. Г. (2001). Социальная поддержка и ответ на лечение у пожилых пациентов первичной медико-санитарной помощи с депрессией. J. Gerontol. B Psychol. Sci. Soc. Sci. 56, P35 – P45. 10.1093 / geronb / 56.1.p35 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Озбей Ф., Фиттерлинг Х., Чарни Д., Саутвик С. (2008). Социальная поддержка и устойчивость к стрессу на протяжении всей жизни: нейробиологическая основа. Curr. Психиатрия Rep.10, 304–310. 10.1007 / s11920-008-0049-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Pellaprat J., Ory-Magne F., Canivet C., Simonetta-Moreau M., Lotterie J.-A., Radji F ., и другие. . (2014). Глубокая стимуляция мозга субталамического ядра уменьшает боль при болезни Паркинсона. Паркинсонизм Relat. Disord. 20, 662–664. 10.1016 / j.parkreldis.2014.03.011 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Пена К. Дж., Кронман Х. Г., Уокер Д. М., Кейтс Х. М., Багот Р. С., Пурушотаман И. и др. . (2017).Стресс в раннем периоде жизни обеспечивает пожизненную восприимчивость к стрессу у мышей через вентральную тегментальную область OTX2. Наука 356, 1185–1188. 10.1126 / science.aan4491 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Петерсон Б. С., Ван З., Хорга Г., Уорнер В., Резерфорд Б., Клар К. В. и др. . (2014). Различение эндофенотипов риска и устойчивости от последствий пожизненной болезни при большом семейном депрессивном расстройстве. JAMA Психиатрия 71, 136–148. 10.1001 / jamapsychiatry.2013.4048 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Price R.Б. (2016). От мышей к человеку: может ли кетамин повысить устойчивость к стрессу? Биол. Психиатрия 79, E57 – E59. 10.1016 / j.biopsych.2016.02.011 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Razzoli M., Andreoli M., Michielin F., Quarta D., Sokal D. M. (2011). Повышение фазовой активности дофаминовых нейронов VTA у мышей через 3 недели после повторного социального поражения. Behav. Brain Res. 218, 253–257. 10.1016 / j.bbr.2010.11.050 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ресслер К. Дж., Майберг Х.С. (2007). Ориентация на аномальные нервные цепи при расстройствах настроения и тревожных расстройствах: от лаборатории до клиники. Nat. Neurosci. 10, 1116–1124. 10.1038 / nn1944 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ричардсон Г. Э. (2002). Метатеория устойчивости и отказоустойчивости. J. Clin. Psychol. 58, 307–321. 10.1002 / jclp.10020 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Рив М. М., ван Ройен Г., Велтман Д. Дж., Филлипс М. Л., Шене А. Х., Рюэ Х. Г. (2013). Нейронные корреляты дисфункциональной регуляции эмоций при большом депрессивном расстройстве.Систематический обзор исследований нейровизуализации. Neurosci. Biobehav. Ред. 37, 2529–2553. 10.1016 / j.neubiorev.2013.07.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Робертсон И. Т., Купер К. Л., Саркар М., Карран Т. (2015). Тренинг по устойчивости на рабочем месте с 2003 по 2014 год: систематический обзор. J. Occup. Орган. Psychol. 88, 533–562. 10.1111 / joop.12120 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Руссо С. Дж., Мерроу Дж. У., Хан М. Х., Чарни Д. С., Нестлер Э. Дж. (2012). Нейробиология устойчивости.Nat. Neurosci. 15, 1475–1484. 10.1038 / nn.3234 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Rutter M. (1987). Психосоциальная устойчивость и защитные механизмы. Являюсь. J. Ортопсихиатрия 57, 316–331. 10.1111 / j.1939-0025.1987.tb03541.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Rutter M. (2012). Устойчивость как динамическое понятие. Dev. Psychopathol. 24, 335–344. 10.1017 / S0954579412000028 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сакс Б. Д., Ни Дж. Р., Карон М. Г. (2015).Дефицит 5-HT головного мозга повышает уязвимость к стрессу и снижает антидепрессивный ответ после психосоциального стресса. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 112, 2557–2562. 10.1073 / pnas.1416866112 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сантарелли С., Циммерманн К., Калидерис Г., Лесуис С. Л., Арлот Дж., Урибе А. и др. . (2017). Неблагоприятная среда в молодом возрасте может повысить устойчивость к стрессу во взрослом возрасте. Психонейроэндокринология 78, 213–221. 10.1016 / j.psyneuen.2017.01.021 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Саркар К., Дасгупта А., Синха М., Шахбабу Б. (2017). Влияние мер по расширению прав и возможностей здоровья на устойчивость подростков в районе проживания племен: исследование с использованием четырехгруппового дизайна Соломона. Soc. Sci. Med. 190, 265–274. 10.1016 / j.socscimed.2017.05.044 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Schlaepfer T. E., Cohen M. X., Frick C., Kosel M., Brodesser D., Axmacher N., et al. . (2008). Глубокая стимуляция мозга для поощрения схемы облегчает ангедонию при рефрактерной большой депрессии. Нейропсихофармакология 33, 368–377.10.1038 / sj.npp.1301408 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Скиолино Н. Р., Смит Дж. М., Странахан А. М., Фриман К. Г., Эдвардс Г. Л., Вайншенкер Д. и др. . (2015). Галанин опосредует функции нервной и поведенческой устойчивости к стрессу, обеспечиваемые упражнениями. Нейрофармакология 89, 255–264. 10.1016 / j.neuropharm.2014.09.029 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Серова Л. И., Лаукова М., Алалуф Л. Г., Пучилло Л., Саббан Е. Л. (2014). Интраназальный нейропептид Y обращает вспять тревожность и депрессивное поведение, нарушенное моделью посттравматического стрессового расстройства.Евро. Neuropsychopharmacol. 24, 142–147. 10.1016 / j.euroneuro.2013.11.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Серова Л. И., Тиллинджер А., Алалуф Л. Г., Лаукова М., Киган К., Саббан Е. Л. (2013). Единичная интраназальная инфузия нейропептида Y ослабляет развитие симптомов посттравматического стресса у крыс, подобных травматическому стрессу. Неврология 236, 298–312. 10.1016 / j.neuroscience.2013.01.040 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шин С., Квон О., Кан Дж. И., Квон С., О С., Чой Дж. И др. . (2015).mGluR5 в прилежащем ядре имеет решающее значение для повышения устойчивости к хроническому стрессу. Nat. Neurosci. 18, 1017–1024. 10.1038 / nn.4028 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Скибица К. П., Ширази Р. Х., Рабаса-Папио К., Альварес-Креспо М., Нойбер К., Фогель Х. и др. . (2013). Дивергентная схема, лежащая в основе воздействия грелина на пищевое вознаграждение и потребление: дофаминергическая проекция VTA-accumbens опосредует влияние грелина на пищевое вознаграждение, но не прием пищи. Нейрофармакология 73, 274–283. 10.1016 / j.нейрофарм.2013.06.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Смит П. А. (2015). Дразнящая связь между кишечными микробами и мозгом. Природа 526, 312–314. 10.1038 / 526312a [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сноу-Турек А. Л., Норрис М. П., Тан Г. (1996). Активные и пассивные стратегии совладания с пациентами с хронической болью. Боль 64, 455–462. 10.1016 / 0304-3959 (95) 00190-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Стэнсфельд С. А., Фюрер Р., Хед Дж., Ферри Дж., Шипли М.(1997). Работа и психические расстройства в исследовании Whitehall II. J. Psychosom. Res. 43, 73–81. 10.1016 / s0022-3999 (97) 00001-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Staub E., Vollhardt J. (2008). Альтруизм, рожденный страданием: корни заботы и помощи после виктимизации и других травм. Являюсь. J. Ортопсихиатрия 78, 267–280. 10.1037 / a0014223 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Steimer T., Driscoll P. (2005). Различия между индивидуумами и линиями / линиями у психогенетически отобранных римских крыс с высоким (RHA) и низким (RLA) избеганием: нейроэндокринные и поведенческие аспекты.Neurosci. Biobehav. Ред. 29, 99–112. 10.1016 / j.neubiorev.2004.07.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Suo L., Zhao L., Si J., Liu J., Zhu W., Chai B., et al. . (2013). Предсказуемый хронический легкий стресс в подростковом возрасте повышает устойчивость во взрослом возрасте. Нейропсихофармакология 38, 1387–1400. 10.1038 / npp.2013.67 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Трой А. С., Вильгельм Ф. Х., Шеллкросс А. Дж., Мосс И. Б. (2010). Увидеть серебряную подкладку: способность к переоценке когнитивных функций смягчает взаимосвязь между стрессом и депрессивными симптомами.Эмоции 10, 783–795. 10.1037 / a0020262 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Тунариу А. Д., Трайб Р., Фрингс Д., Олбери И. П. (2017). Программа iNEAR: экзистенциально-позитивное психологическое вмешательство для повышения устойчивости и эмоционального благополучия. Int. Преподобный Психиатрия 29, 362–372. 10.1080 / 09540261.2017.1343531 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ван Нил К., Пахтер Л. М., Уэйд Р. младший, Фелитти В. Дж., Штейн М. Т. (2014). Неблагоприятные события у детей: предикторы физического и психического состояния взрослых.J. Dev. Behav. Педиатр. 35, 549–551. 10.1097 / DBP.0000000000000102 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ван М., Перова З., Аренкиль Б. Р., Ли Б. (2014). Синаптические изменения в медиальной префронтальной коре головного мозга с точки зрения восприимчивости и устойчивости к стрессу. J. Neurosci. 34, 7485–7492. 10.1523 / JNEUROSCI.5294-13.2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Уорден М. Р., Селимбейоглу А., Мирзабеков Дж. Дж., Ло М., Томпсон К. Р., Ким С. Ю. и др. . (2012). Нейрональная проекция префронтальной коры и ствола мозга, которая контролирует реакцию на поведенческий вызов.Природа 492, 428–432. 10.1038 / nature11617 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Уорнер Л. М., Шварцер Р., Шуз Б., Вурм С., Теш-Ремер К. (2012). Оптимизм, связанный со здоровьем, является посредником между объективным и предполагаемым физическим функционированием пожилых людей. J. Behav. Med. 35, 400–406. 10.1007 / s10865-011-9368-y [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Вайншенкер Д., Холмс П. В. (2016). Регуляция неврологических и нейропсихиатрических фенотипов галанином, происходящим из голубого пятна.Brain Res. 1641, 320–337. 10.1016 / j.brainres.2015.11.025 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Wilkinson MB, Xiao G., Kumar A., ​​LaPlant Q., Renthal W., Sikder D., et al. al. . (2009). Лечение имипрамином и устойчивость демонстрируют сходную регуляцию хроматина в прилежащем ядре мыши на моделях депрессии. J. Neurosci. 29, 7820–7832. 10.1523 / JNEUROSCI.0932-09.2009 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Wolmer L., Hamiel D., Barchas J.Д., Слон М., Лаор Н. (2011). Вмешательство учителей, ориентированное на повышение устойчивости, в школах с детьми, получившими травмы после второй ливанской войны. J. Trauma. Стресс 24, 309–316. 10.1002 / jts.20638 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Yang Y., Cui Y., Sang K., Dong Y., Ni Z., Ma S., et al. . (2018). Кетамин блокирует разрыв боковой габенулы, быстро снимая депрессию. Природа 554, 317–322. 10.1038 / nature25509 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ян К., Сираяма Ю., Чжан Дж. К., Рен К., Яо В., Ма М. и др. . (2015). R-кетамин: быстродействующий и устойчивый антидепрессант без психотомиметических побочных эффектов. Пер. Психиатрия 5: e632. 10.1038 / tp.2015.136 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ян Ю., Ван З. Х., Цзинь С., Гао Д., Лю Н., Чен С. П. и др. . (2016). Противоположное моносинаптическое масштабирование входов BLP-vCA1 управляет пространственным обучением и памятью, модулируемыми надеждой и беспомощностью. Nat. Commun. 7: 11935. 10.1038 / ncomms11935 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Yano J.М., Ю. К., Дональдсон Г. П., Шастри Г. Г., Энн П., Ма Л. и др. . (2015). Аборигенные бактерии из кишечной микробиоты регулируют биосинтез серотонина хозяина. Клетка 161, 264–276. 10.1016 / j.cell.2015.02.047 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Занос П., Моаддел Р., Моррис П.Дж., Георгиу П., Фишелл Дж., Элмер Г.И. и др. . . (2016). Независимое от ингибирования NMDAR антидепрессивное действие метаболитов кетамина. Природа 533, 481–486. 10.1038 / nature17998 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Zarate C.А., младший, Сингх Дж. Б., Карлсон П. Дж., Брутше Н. Э., Амели Р., Лакенбау Д. А. и др. . (2006). Рандомизированное испытание антагониста N-метил-D-аспартата при резистентной к лечению большой депрессии. Arch. Генеральная психиатрия 63, 856–864. 10.1001 / archpsyc.63.8.856 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Zhu Z., Wang G., Ma K., Cui S., Wang J.-H. (2017). ГАМКергические нейроны в прилежащем ядре коррелируют с устойчивостью и уязвимостью к хроническому стрессу при большой депрессии. Oncotarget 8, 35933–35945.10.18632 / oncotarget.16411 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    Можно ли улучшить стрессоустойчивость?

    Front Hum Neurosci. 2018; 12: 326.

    Haoran Liu

    1 Школа психологии, Центр исследований в области психологии, Южно-китайский педагогический университет, Гуанчжоу, Китай

    Chenfeng Zhang

    1 Школа психологии, Центр исследований психологии Заявление, Южно-Китайский педагогический университет, Гуанчжоу, Китай

    Яннань Цзи

    2 Школа естественных наук, Южно-китайский педагогический университет, Гуанчжоу, Китай

    Ли Ян

    1 Школа психологии, Центр исследований психологии Заявление, Южно-Китайский педагогический университет, Гуанчжоу, Китай

    3 Институт исследования мозга и реабилитации Южно-Китайского педагогического университета, Гуанчжоу, Китай

    1 Школа психологии, Центр исследований психологического применения Южно-Китайского педагогического университета , Гуанчжоу, Китай

    2 Школа естественных наук, Южнокитайский нормальный университет ty, Гуанчжоу, Китай

    3 Институт исследования мозга и реабилитации Южно-Китайского педагогического университета, Гуанчжоу, Китай

    Отредактировал: Гвидо ван Винген, Амстердамский университет, Нидерланды

    Рецензент: Дженнифер Страффорд Стивенс, Университет Эмори Школа медицины, США; Селена Бартлетт, Институт трансляционных исследований, Австралия

    Поступила в редакцию 16 ноября 2017 г .; Принята в печать 25 июля 2018 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Термин «устойчивость» относится к способности успешно адаптироваться к стрессу, травмам и невзгодам, позволяя людям избегать вызванных стрессом психических расстройств, таких как депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и тревога. Здесь мы рассматриваем данные, полученные как на животных моделях, так и на людях, которые все больше раскрывают нейрофизиологические и нейропсихологические механизмы, лежащие в основе восприимчивости к стрессу, а также активные механизмы, лежащие в основе фенотипа устойчивости.В конечном счете, это растущее понимание нейробиологических механизмов устойчивости должно привести к разработке новых вмешательств, которые конкретно нацелены на нейронные цепи и области мозга, которые повышают устойчивость и приводят к более эффективным методам лечения расстройств, вызванных стрессом. Устойчивость к стрессу можно улучшить, но результаты и эффекты зависят от типа вмешательства и вида, подвергающегося лечению.

    Ключевые слова: устойчивость, стресс, депрессия, VTA, NAc, mPFC

    Введение

    Устойчивость означает «способность противостоять тяжелым условиям или быстро восстанавливаться в них» (Fletcher and Sarkar, 2013; Robertson et al., 2015). Однако в контексте недавних биологических и психологических исследований устойчивость приобрела более конкретное значение. Идея устойчивости как устойчивости к стрессу (рисунок) возникла в 1970-х годах, когда исследователи начали изучать детей, способных к нормальному развитию, несмотря на трудное воспитание (Masten, 2001). К началу 1990-х годов акцент в исследованиях устойчивости сместился с выявления защитных факторов, которые включают положительные эмоции и способность к саморегуляции, к изучению того, как люди преодолевают невзгоды, и изучению психосоциальных детерминант устойчивости при травмах. облученные взрослые (Luthar et al., 2000; Конгер и Конгер, 2002; Бонанно и др., 2015; Cai et al., 2017). Отрицательные проявления устойчивости проявляются в виде расстройств настроения, включая большое депрессивное расстройство (БДР), страх, тревогу, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и другие негативные эмоции, связанные со стрессом (Feder et al., 2009; Friedman, 2014; Alves et al. , 2017).

    Краткая история исследования устойчивости.

    Недавние исследования с использованием передовых технологий, таких как оптогенетика, значительно углубили наше понимание внутренних биологических механизмов устойчивости.В этой обзорной статье сначала будут представлены психологические и физиологические перспективы устойчивости, затем будут описаны важные нейронные цепи и нейроэндокринные механизмы, участвующие в устойчивости, и, наконец, обсуждаются возможные способы повышения устойчивости на основе новых данных, полученных в результате нейробиологических исследований.

    Фундаментальные концепции и особенности исследования устойчивости

    За последние 10–15 лет устойчивость исследовалась в различных контекстах как на людях, так и на животных.Животные, которые проявляют меньше вредных последствий стресса, считаются устойчивыми (Steimer and Driscoll, 2005; Krishnan et al., 2007; Feder et al., 2009; Ergang et al., 2015). Ряд животных моделей был использован для улучшения нашего понимания стрессоустойчивости или восприимчивости (таблица), например, стресса хронического социального поражения (CSDS; Golden et al., 2011), приобретенной беспомощности (LH; Berton et al., 2007). ; Fleshner et al., 2011), воздействие запаха хищника (Cohen et al., 2012) или хронический легкий стресс (CMS; Delgado y Palacios et al., 2011). Устойчивых и восприимчивых животных можно отличить по их выполнению конкретных поведенческих задач.

    Таблица 1

    Методы исследования или модели стрессоустойчивости.

    Модель стресса Субъект Обзор модели Ссылки
    Стресс хронического социального поражения (CSDS) Грызуны Экспериментальные мыши подвергаются воздействию агрессивных мышей-пенсионеров.После взаимодействия экспериментальных мышей помещают в ту же клетку с перфорированной перегородкой, отделяющей их от мыши CD1. Это хорошо зарекомендовавший себя протокол, позволяющий получить когорты, подверженные стрессу или устойчивые. Кришнан и др. (2007) и Isingrini et al. (2016)
    Хронический стресс Грызуны Грызуны ежедневно содержатся в ограничителе, лишенном возможности передвижения, в течение короткого периода времени, а затем их заменяют в домашней клетке. Nasca et al.(2015)
    Стресс в молодом возрасте Грызуны Щенки разлучены со своими родителями в течение первой послеродовой недели. Отцовский стресс и гестационный стресс действуют одинаково, но с разными периодами разлуки. Хайм и Биндер (2012) и Сантарелли и др. (2017)
    Хронический легкий стресс (CMS, непредсказуемый стресс) Грызуны Грызуны подвергаются различным физическим и психологическим нагрузкам, например тряске, опрокидыванию клетки. Suo et al. (2013) и Higuchi et al. (2016)
    Выученная беспомощность (LH) Грызуны Подгруппа животных, подвергшихся неизбежным отталкивающим стимулам (например, удар ногой), развивает выученную беспомощность, то есть не может убежать, когда есть возможность побега. Бертон и др. (2007) и Brachman et al. (2016)
    Использование запаха хищника Грызуны Животные подвергаются стрессу со стороны запаха хищника. Cohen et al.(2012)
    Модели острого стресса Грызуны Разведение линий грызунов с заметно различающейся реакцией в условиях острого стресса, например, тест подвешивания за хвост. Эти модели менее непосредственно применимы в исследованиях устойчивости. El Yacoubi et al. (2003)
    Другие модели животных Грызуны Сравнение инбредных линий крыс и мышей, а также селективное разведение линий грызунов, которые демонстрируют дифференциальную реакцию на стресс. Crowley and Lucki (2005) и Overstreet et al. (2005)
    Исследование анкеты Люди Исследование популяций с целью выявления различных ответов на устойчивость и показателей устойчивости к внешним воздействиям. Hemington et al. (2017)
    Психотерапия или вмешательство Люди Изучение подходящих методов повышения адаптивности с помощью вмешательств по устойчивости. Langley et al.(2015)
    Поведенческие эксперименты и технология визуализации Люди Оценка и сравнение функции мозга при выполнении различных поведенческих задач, связанных с чувствительностью к стрессу у людей с использованием неинвазивных технологий визуализации (таких как функциональная магнитно-резонансная томография, фМРТ) . Johnson et al. (2014) и Peterson et al. (2014)

    Вопрос о том, следует ли определять устойчивость как черту, процесс или результат, часто обсуждается в исследованиях устойчивости человека.Коннор и Дэвидсон (2003) считают, что стойкость представляет собой личные качества, которые позволяют человеку преуспевать перед лицом невзгод; поэтому, по их мнению, устойчивость — это черта, включающая совокупность характеристик, которые позволяют людям адаптироваться к обстоятельствам, с которыми они сталкиваются (Connor and Davidson, 2003). Напротив, «гипотеза процесса» сосредотачивается на взаимодействии между индивидуумом и неблагоприятными обстоятельствами и подчеркивает, что изменения с течением времени являются динамическими, включая позитивную адаптацию в контексте значительных невзгод (Luthar et al., 2000). Наконец, устойчивость также можно рассматривать как результат пережитых невзгод (Masten, 2001). Стоит отметить, что все вышеперечисленные концепции устойчивости к стрессу имеют два общих элемента: невзгоды и позитивную адаптацию (Fletcher and Sarkar, 2013), которые, следовательно, должны быть включены в исследования устойчивости на моделях людей и животных. Фактически, большинство современных исследований психологической устойчивости включает четыре аспекта: (а) исходный уровень или состояние до неблагоприятного исхода; (б) сама невзгода; (c) устойчивость к неблагоприятным воздействиям; и (d) предикторы устойчивых результатов; (Бонанно и др., 2015).

    Необходимы дополнительные поперечные исследования, которые объединяют различные типы неблагоприятного стресса, чтобы выяснить, имеют ли разные стрессы общие влиятельные пути. Это особенно важно, учитывая, что термин «невзгоды» охватывает широкий спектр переживаний. Например, у людей невзгоды могут включать в себя социальное неприятие, неудачи на экзаменах, стресс в раннем возрасте, депрессию и другие хронические длительные стрессовые переживания, в то время как у животных они могут означать социальное поражение, принудительное плавание, шок ногами и другие типы острой стрессовой стимуляции ( Джанакираман и др., 2016).

    В зависимости от конкретного стрессового процесса под устойчивостью можно понимать способность: (1) поддерживать естественные функции и избегать невзгод; и (2) положительно справиться со стрессом и получить от него некоторую пользу. Нейробиологические исследования показывают, что устойчивость опосредуется как отсутствием определенных ключевых молекул, которые встречаются у восприимчивых животных и ухудшают их способность справляться, так и наличием различных механизмов адаптации, наблюдаемых у устойчивых людей, которые способствуют нормальному поведению (Krishnan et al., 2007; Friedman et al., 2016). Первые и вторые считаются механизмами пассивной и активной устойчивости соответственно (Russo et al., 2012).

    Репрезентативные модели устойчивости на животных

    CSDS (Golden et al., 2011) и CMS (Liu et al., 2018) — две наиболее широко используемые модели устойчивых животных, которые широко применялись в исследовании устойчивости и депрессии. , хотя более агрессивное поведение беспородных мышей CD-1 требует тщательного мониторинга в тесте CSDS (Albonetti and Farabollini, 1994).CMS состоит из различных случайных негативных стрессовых стимулов, таких как шок стопы, плавание в холодной воде, чередование света и темноты и голод (Chang and Grace, 2014), и может быть более похожим на типы стресса, испытываемого людьми. Поскольку самки мышей, подвергшиеся воздействию CMS, менее стабильны, чем самцы (Franceschelli et al., 2014), при использовании этой модели следует учитывать гендерные различия.

    Хотя такие модели на животных значительно улучшили наше понимание нервных субстратов, лежащих в основе устойчивости, они оказались менее полезными для определения сложных взаимодействий между стрессом окружающей среды, защитными факторами и индивидуальной личностью.Например, повышенная самокритика и снижение самосострадания повышают риск депрессии у людей (Ehret et al., 2015), но эти эффекты не представлены (и, возможно, не могут быть представлены) в моделях устойчивости на животных. С другой стороны, методы, используемые для изучения областей мозга, участвующих в регуляции жизнестойкости человека, такие как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) или глубокая стимуляция мозга (DBS), ограничены низкой пространственной -временное разрешение и этические соображения.Следовательно, требуется соответствующая комбинация моделей человека и животных, чтобы позволить исследователям получить точное представление о сопротивляемости.

    Поведенческие характеристики устойчивости

    Выявлен ряд психосоциальных факторов, способствующих устойчивости. Факторы включают активное копинг (Snow-Turek et al., 1996; Hanton et al., 2013), оптимизм (Warner et al., 2012), когнитивную переоценку (Maren, 2008; Farchi and Gidron, 2010; Troy et al. , 2010), просоциальное поведение (Staub and Vollhardt, 2008), социальная поддержка и другие (Ozbay et al., 2008; Cai et al., 2017). Социальная поддержка — один из основных защитных элементов, влияющих на благополучие семьи, качество воспитания детей и устойчивость ребенка (Armstrong et al., 2005). 10-летнее лонгитюдное исследование показало, что социальная поддержка со стороны партнеров способствует устойчивости в ответ на экономический стресс (Conger and Conger, 2002). Напротив, плохая социальная поддержка усиливает стресс, что приводит к учащению пульса (Stansfeld et al., 1997), депрессии (Oxman and Hull, 2001) и повышенной восприимчивости к посттравматическому стрессу (Johnson et al., 1997).

    Хотя начало психических расстройств, таких как посттравматическое стрессовое расстройство и депрессия, можно предотвратить, способствуя адаптации к стрессу, ключ к устойчивости и психическому благополучию лежит в процессах регуляции эмоций (Hu et al., 2014). Например, социальная поддержка и устойчивость оказывают множественное посредническое воздействие на регулирование когнитивных эмоций и острого стресса у китайских солдат-мужчин (Cai et al., 2017). Однако есть также исследования, которые утверждают, что нет никакой связи между устойчивостью и социальной поддержкой, факторами образа жизни или рабочими факторами (Corina and Adriana, 2013; Black et al., 2017), хотя общепризнано, что устойчивость защищает от различных видов стресса. Эти противоречивые поведенческие результаты могут быть связаны с использованием различных вопросников устойчивости, размером выборки и типом людей, а также нестандартизацией процедуры тестирования, что позволяет предположить, что критически важно определить физиологические субстраты, лежащие в основе манипулирования устойчивостью. Модели на животных и новые технологии, такие как оптогенетика (Friedman et al., 2014, 2016), электрофизиологическая запись (Christoffel et al., 2015; Friedman et al., 2016) и системы визуализации животных (Delgado y Palacios et al., 2011; Anacker et al., 2016) вызывают большой интерес к выяснению нейронных цепей и молекул, участвующих в устойчивости.

    Динамическая структура устойчивости

    В ранних исследованиях были созданы психологические модели устойчивости для описания построения активных путей устойчивости. Garmezy et al. (1984) подчеркивали взаимодействие между неблагоприятной стимуляцией и последствиями стресса, в то время как Раттер (1987) разработал четыре пути, чтобы выяснить, как люди справляются с невзгодами, которые включают снижение воздействия риска и негативных цепных реакций, установление и поддержание самооценки и самоуважения. -эффективность и открытие возможностей.Эти ранние теории оказали большое влияние на психологические перспективы устойчивости, и впоследствии эти и другие современные исследователи попытались раскрыть, как устойчивость взаимодействует со стрессом окружающей среды и другими личными чертами, чтобы влиять на поведение людей.

    Концепция «биопсиходуховного гомеостаза» была введена Ричардсоном (2002), чья модель предполагала, что устойчивость — это состояние динамического равновесия, в котором физические, психологические и духовные составляющие, а также различные неблагоприятные факторы или защитные факторы достигают баланса.Однако Раттер (2012) прямо заявил, что устойчивость «не должна составлять теорию и не должна рассматриваться как эквивалент позитивной психологии или компетентности».

    Хотя нейробиологические исследования устойчивости имеют меньшую теоретическую основу, в последние годы появились новые открытия. Например, было показано, что у устойчивых людей резко различаются поведенческие характеристики и нейронные субстраты по сравнению с более восприимчивыми людьми (Feder et al., 2009), в то время как некоторые недавние исследования показывают, что канал K + в вентральной тегментальной области (VTA) дофаминовых (DA) нейронов по-разному опосредует нейрональную активность у устойчивых, нормальных и восприимчивых мышей (Friedman et al., 2016; Han and Nestler , 2017; Barrese et al., 2018).

    Нейронная основа устойчивости

    Исследователи продемонстрировали, что различные структуры и проводящие пути мозга участвуют в устойчивости (Franklin et al., 2012; Russo et al., 2012), и мы рассмотрим их ниже.

    Медиальная префронтальная кора

    Медиальная префронтальная кора (mPFC) оказывает сильный отрицательный контроль над путями стресса, а неадаптивное поведение в ответ на стресс вызывает дисфункцию mPFC (Wang et al., 2014). Ингибирование нейрональной активности в mPFC с помощью DBS эффективно для облегчения симптомов у людей с депрессией или моделей депрессии на грызунах (Covington et al., 2010; Warden et al., 2012), в то время как усиленное возбуждение mPFC приводит к депрессивному поведению (Wang et al. ., 2014).Поражения mPFC усиливают ось гипоталам-гипофиз-надпочечники (HPA) в ответ на эмоциональный стресс, тогда как, напротив, инъекция кортикостерона внутри mPFC ослабляет этот ответ (Diorio et al., 1993). Нервная активность и уровни экспрессии немедленных ранних генов ниже в вентральной части mPFC из-за стрессоров, таких как CSDS, стресс хищника или погружение в воду у восприимчивых грызунов (Covington et al., 2010). Интересно, что у депрессивных пациентов наблюдается снижение нейрональной активности в посмертной передней поясной коре головного мозга (ACC), области мозга с функциональной гомологией с mPFC у грызунов (Covington et al., 2010). Более того, гипоактивность корректируется оптогенетической индукцией корковой вспышки у животных и сопровождается обращением социальной тревожности и ангедонии, вызванной CSDS (Covington et al., 2010; Adamec et al., 2012). Кроме того, субгеновая поясная кора, которая также гомологична mPFC грызунов, гиперактивна при расстройствах настроения (Ressler, Mayberg, 2007; Drevets et al., 2008; Hamani et al., 2011).

    Латеральная префронтальная кора головного мозга часто демонстрирует гипоактивность при нейровизуализационных исследованиях пациентов с депрессией (Kinou et al., 2013; Рив и др., 2013). Селективная активация mPFC-латеральной габенулы (LHb; Li et al., 2011; Warden et al., 2012) или пути mPFC-миндалины (Martinez et al., 2013; Moscarello and LeDoux, 2013) приводит к депрессивно-подобным деятельность. Однако стимуляция пути mPFC – дорсальное ядро ​​шва (DRN) способствует устойчивости (Warden et al., 2012). Точные механизмы, с помощью которых mPFC взаимодействует со своими нижележащими целями и объединяет различные поведенческие реакции на стресс и, в частности, устойчивость к стрессу, заслуживают дальнейшего изучения.

    Следует отметить, что результаты исследований влияния стресса в раннем возрасте на устойчивость остаются противоречивыми. Доказано, что стресс связан с возникновением диабета (Marcovecchio and Chiarelli, 2012), проблемами со здоровьем детей (Charmandari et al., 2012), сердечно-сосудистыми заболеваниями (Kivimäki and Steptoe, 2018) и депрессией (Pena et al., 2017). ). Неблагоприятные детские переживания (НПД), такие как психологическое или сексуальное насилие, насилие над матерью и домашняя дисфункция, сильно коррелируют со значительно повышенным риском физических или психологических заболеваний и нездоровых привычек в последующей жизни, например, алкоголизма, депрессии, курения. , тяжелое ожирение и употребление запрещенных наркотиков (Felitti et al., 1998; Anda et al., 1999; Дубе и др., 2001, 2003; Ван Ниль и др., 2014; Гилберт и др., 2015). Хотя хорошо известно, что АПФ могут иметь серьезные долгосрочные последствия, умеренное воздействие стресса в раннем возрасте, так называемая прививка от стресса (Meichenbaum and Cameron, 1989), может повысить сопротивляемость. Однако, несмотря на исследования механизмов, лежащих в основе эффектов прививки от стресса, которые были сосредоточены в основном на вариациях, связанных с осью HPA (обзор в Ashokan et al., 2016), потенциальные нейронные цепи и пластичность остаются неуловимыми.Недавнее исследование продемонстрировало, что у мышей с выученной беспомощностью, подвергавшихся неизбежным толчкам ног в течение 6 дней, наблюдался дефицит пространственной памяти и снижение базолатеральной связи CA1 миндалины и вентрального гиппокампа. Однако в тех же условиях мыши с усвоенной надеждой показали улучшенную пространственную память и нейронную активность (Yang et al., 2016), что свидетельствует о существовании вариаций нейропластичности, связанных с длительным периодом отрицательного стресса.

    Гиппокампальные пути

    Гиппокамп, который регулируется гормонами стресса, является одной из основных областей мозга, которые осуществляют регуляторный контроль над осью HPA.Стрессоры быстро стимулируют парвоцеллюлярные нейроны паравентрикулярного ядра гипоталамуса, чтобы секретировать фактор высвобождения кортикотропина и вазопрессин, вызывая выброс адренокортикотропного гормона из передней доли гипофиза; в свою очередь, последний способствует высвобождению глюкокортикоидных гормонов стресса из коры надпочечников в кровоток (Levone et al., 2015). Между паравентрикулярным ядром и гиппокампом существуют как прямые, так и непрямые полисинаптические связи, которые негативно влияют на ось HPA через обратную связь, зависимую от рецепторов глюкокортикоидов или минералокортикоидов (Franklin et al., 2012; Levone et al., 2015). Как на людях, так и на грызунах было показано, что стимуляция гиппокампа снижает секрецию глюкокортикоидов, в то время как поражения гиппокампа, напротив, повышают базальный уровень глюкокортикоидов, особенно во время фазы восстановления после стресса, фазы, наиболее зависимой от отрицательной обратной связи (Jankord and Herman , 2008).

    Гиппокамп особенно уязвим к воздействию стресса. Гипотеза глутамата, основным компонентом которой является нарушение функции гиппокампа, была широко принята в области депрессии.Исследования на людях показывают, что аномальная глутаматергическая синаптическая передача, дезадаптивные структурные и функциональные изменения в цепи гиппокампа и уменьшение объема гиппокампа связаны со стресс-индуцированными состояниями, такими как БДР (Franklin et al., 2012). Глутаматергический вентральный гиппокамп (vHIP) → прилежащее ядро ​​(NAc) проекции регулируют восприимчивость к CSDS. Снижение активности vHIP наблюдалось у мышей, устойчивых к CSDS (Bagot et al., 2015). Подавление синаптической передачи vHIP-NAc путем оптогенетической индукции долговременной депрессии способствует устойчивости, тогда как повышенная активность этого пути способствует повышению чувствительности.Однако оптогенетическая активация афферентов mPFC или базолатерального афферента миндалевидного тела по отношению к NAc является проэластичной (Bagot et al., 2015), подчеркивая важный специфический для цепи механизм депрессии или устойчивости к стрессу. Используя магнитно-резонансную томографию, социальное избегание у мышей C57BL / 6 с CSDS положительно коррелировало с объемом CA3 гиппокампа, что сопровождалось синхронизированными анатомическими различиями между гиппокампом и несколькими другими областями, включая VTA, поясную извилину и гипоталамус (Anacker et al., 2016).

    Различные постсинаптические рецепторы гиппокампа, такие как рецепторы гамма-аминомасляной кислоты B (GABA B ), связанные с G-белком, играют важную роль в регуляции стресса. Было показано, что различные изоформы субъединиц рецептора GABA B , такие как GABA B (1a) и GABA B (1b) , по-разному регулируют устойчивость к стрессу. В частности, мыши с нокаутом GABA B (1a) являются восприимчивыми, тогда как мыши с дефицитом GABA B (1b) устойчивы к вызванной стрессом ангедонии и социальной изоляции (O’Leary et al., 2014), предполагая, что рецепторы GABA B могут быть новыми терапевтическими мишенями для регуляции стресса. Рецепторы серотонина (5-HT) гиппокампа также важны для регуляции стресса. Таким образом, нокдаун 5-HT рецептора гиппокампа, 5-HT 1A , значительно снижает антидепрессантоподобный эффект, индуцированный частичным агонистом никотина цитизином (Mineur et al., 2015).

    Пути VTA-NAc

    Хорошо охарактеризованная цепь вознаграждения в головном мозге включает дофаминергические нейроны в VTA, которые передают проекции NAc.Этот цикл VTA – NAc имеет решающее значение для мотивации вознаграждения и потребления вызывающих зависимость веществ (Skibicka et al., 2013; Juarez et al., 2017). Однако все больше данных на людях и животных предполагает, что пути VTA-NAc также играют важную роль в опосредовании чувствительности к стрессу.

    DA нейронов в VTA опосредуют восприимчивость и устойчивость к CSDS-индуцированным поведенческим аномалиям. Нейроны VTA DA демонстрируют низкочастотную тоническую активацию и высокочастотную фазическую активацию in vivo (Grace et al., 2003). Индукция фазового, но не тонического возбуждения оптогенетической стимуляцией в нейронах VTA DA приводит к чувствительному фенотипу у мышей, подвергающихся подпороговой CSDS, на что указывает социальное избегание и снижение потребления сахарозы.

    Активация путей VTA-NAc, но не VTA-mPFC, ведет к стрессовой восприимчивости к CSDS, подчеркивая специфичный для цепи механизм устойчивости к стрессу (Razzoli et al., 2011). В подтверждение вышеуказанного открытия нейроны VTA DA чувствительных мышей проявляют гиперактивность (Friedman et al., 2014). Напротив, мыши, устойчивые к CSDS, демонстрируют стабильную нормальную активацию этих нейронов (Friedman et al., 2014, 2016). mTOR, который, как было показано, регулирует рост, метаболизм, пролиферацию и выживаемость клеток (Elghazi et al., 2017), показывает повышенные уровни в VTA через 3 недели после прекращения CSDS у мышей. Уровни фосфорилированного AKT, вышестоящего регулятора mTOR, также увеличиваются (Der-Avakian et al., 2014).

    ГАМКергические средние шиповатые нейроны (MSN) являются основными нейронами в NAc.Недавние исследования показывают, что нарушение ГАМКергических нейронов в NAc связано с БДР. В NAc стрессированных мышей наблюдается уменьшение тормозных синапсов, что приводит к дисфункции NAc (Zhu et al., 2017). Мыши, у которых субъединица 5 метаботропного глутамата (mGluR5) удалена, демонстрируют усиление депрессивно-подобного поведения по сравнению с контролем, в то время как лентивирусная трансфекция mGluR5 в NAc этих мутантных мышей противодействует их депрессивно-подобному поведению (Shin et al., 2015).

    На пути к повышению устойчивости

    Как психологическая, так и поведенческая терапия использовались для повышения устойчивости и, таким образом, уменьшения симптомов психических расстройств и повышения умственной гибкости (Wolmer et al., 2011; Хорн и др., 2016; Кресвелл, 2017). Недостаток психологического лечения очевиден, поскольку поведенческая психотерапия обычно проводится в течение длительного периода времени, работает медленно и мало улучшает наше понимание задействованных внутренних механизмов. На устойчивость, вероятно, в значительной степени влияет активная адаптация, которая происходит именно у устойчивых людей. Полногеномный скрининг с использованием модели CSDS выявил многочисленные вариации экспрессии генов и изменения хроматина в VTA и NAc, которые наблюдаются только в отношении устойчивости (Krishnan et al., 2007; Wilkinson et al., 2009). Таким образом, кажется возможным запустить естественные механизмы, лежащие в основе устойчивости, которые отличаются от эффектов существующих антидепрессантов, в восприимчивых популяциях (Russo et al., 2012). Затем мы обсудим важные исследования, которые изменили понимание устойчивости и показывают, как можно разработать новые методы лечения расстройств, связанных со стрессом.

    Повышение устойчивости путем изменения нейронной активности

    Ранние исследования показали, что степень нейрональной активности VTA DA является решающим элементом, определяющим поведенческую восприимчивость.Таким образом, ex vivo нейрональная активность VTA увеличивается в ткани мозга восприимчивых, но не устойчивых мышей (Krishnan et al., 2007; Feder et al., 2009), показывая отрицательную корреляцию с поведением социального избегания (Cao et al., 2010 ). Либо хроническое, но не острое введение антидепрессанта флуоксетина или оптогенетическая стимуляция нейронов VTA DA полностью обращают вспять эти пагубные эффекты у восприимчивых мышей (Cao et al., 2010; Chaudhury et al., 2013). Более того, активированный гиперполяризацией катионный ток (I h ) увеличивается в нейронах VTA DA восприимчивых мышей, в то время как постоянное лечение флуоксетином нормализует повышенное I h (Cao et al., 2010). Местное применение или системное введение ретигабина, открывателя каналов KCNQ-типа K + , нормализует гиперактивность и депрессивное поведение нейронов VTA DA (Friedman et al., 2016), определяя KCNQ как цель для концептуально новых антидепрессантов или методов регуляции стресса . Однако еще большее значительное увеличение I h , параллельно с повышенными токами каналов K + , наблюдается у устойчивых, по сравнению с восприимчивыми и контрольными мышами. Дальнейшее экспериментальное усиление I h или оптогенетическая активация активности нейрона VTA DA полностью меняет поведение, связанное с депрессией, у восприимчивых мышей (Friedman et al., 2014).

    Итак, мы можем спросить, почему мы не наблюдаем гиперактивность нейронов VTA DA у устойчивых мышей? Одна возможность состоит в том, что повышающая регуляция I h в нейронах VTA DA устойчивых мышей может приводить к возбуждению нейронов до чрезвычайно высоких частот параллельно с активацией самонастраивающегося механизма тока K + для нормализации чрезмерного возбуждения. Потенцирование I h может вызвать сверхактивность, которая непосредственно вызывает эту компенсацию тока K + (Friedman et al., 2014), механизм гомеостатической пластичности установлен в VTA-NAc, а не в пути VTA-mPFC; эти наблюдения могут привести к новым терапевтическим стратегиям для повышения естественной устойчивости.

    Повышенная активность пути NAc DA1-MSN способствует устойчивости, в то время как подавление этих MSN приводит к депрессивно-подобному фенотипу после CSDS. Хотя двунаправленное изменение пути NAc DA2-MSN не меняет исходы поведения в модели CSDS, повторная активация NAc DA2-MSN вызывает социальное избегание у устойчивых мышей после подпороговой CSDS (Francis et al., 2015). Следовательно, путь NAc DA1-MSN может предоставить новые мишени для лечения депрессии или других аффективных расстройств.

    Учитывая прямые анатомические и функциональные связи между норадренергическими нейронами (NE) голубого пятна (LC) и VTA, LC может быть ответственным за буферизацию внешних стрессоров и стрессовую реакцию нейронов VTA DA (Guiard et al., 2008; Chandler et al., 2013). LC-VTA NE синаптическая передача необходима и достаточна для повышения устойчивости в ответ на социальное поражение.Кроме того, выборочное изменение тонуса NE влияет на проекции VTA DA-NAc (Isingrini et al., 2016). Хроническое лечение идазоксаном, антагонистом рецепторов α2 NE, приводит к снижению возбудимости VTA DA нейронов, что противодействует восприимчивости (Chaudhury et al., 2013; Isingrini et al., 2016), но то, что компенсация тока K + лежит в основе снижения возбудимость нейронов системы VTA DA требует дальнейшего изучения.

    Повышение сопротивляемости с помощью нейрофармакологических подходов

    Было обнаружено, что различные нейрохимические вещества изменяют устойчивость.Считается, что высвобождение NPY, пептида из 36 аминокислот, помогает ограничить негативные последствия стресса и оказывает анксиолитическое действие (Cohen et al., 2012). Кетамин и ряд других нейрохимических веществ также вызывают интенсивную и длительную адаптацию к стрессу (Sachs et al., 2015; Sciolino et al., 2015; Brachman et al., 2016).

    NPY

    Интраназальное введение NPY обеспечивает защиту нейронов при применении непосредственно до или после воздействия травматического стресса в модели на животных.Крысы, предварительно обработанные интраназальным NPY перед воздействием однократного длительного стресса (SPS), демонстрируют менее депрессивное и тревожное поведение (Serova et al., 2013). Нарушение регуляции оси HPA, вызванное травматическим стрессом, можно предотвратить с помощью интраназального NPY, который восстанавливает надлежащее ингибирование отрицательной обратной связи внутри оси HPA, изменяя активность рецепторов глюкокортикоидов (Laukova et al., 2014; Serova et al., 2014). Кроме того, через 1 неделю после воздействия SPS, когда у животных развиваются симптомы посттравматического стрессового расстройства, интраназальное введение NPY снижает тревожное и депрессивное поведение (Serova et al., 2014). Эти результаты предполагают, что NPY имеет огромные перспективы для новых терапевтических подходов к повышению устойчивости, хотя механизм, лежащий в основе функции NPY, остается неясным.

    Кетамин

    Как антагонист рецептора глутаматергического N-метил-D-аспартата (NMDA) и активатор рецепторов α-амино-3-гидрокси-5-метил-4-изоксазолпропионата (AMPA), кетамин имеет быстрое и устойчивое действие антидепрессантов (Berman et al., 2000; Zarate et al., 2006; Murrough et al., 2013; Цена, 2016 г .; McGowan et al., 2017). Инфузия кетамина вызывает быстрое снижение тяжести посттравматического стрессового расстройства и депрессивных симптомов, тем самым улучшая общую клиническую картину пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством (Murrough et al., 2013; Feder et al., 2014). Важно отметить, что кетамин не вызывает клинически значимых стойких диссоциативных симптомов (Feder et al., 2014). Недавнее исследование показало, что однократная доза кетамина предотвращает вызванное CSDS депрессивно-подобное поведение. Эффекты кетамина были также подтверждены на моделях мышей с ЛГ и хроническим кортикостероном (Brachman et al., 2016), предполагая, что кетамин усиливает сопротивляемость и, таким образом, может быть полезен для защиты от расстройств, вызванных стрессом.

    Важно отметить, что кетамин может быть наиболее полезным с клинической точки зрения, если его вводить в профилактических целях, то есть за 1 неделю до воздействия стрессора. У мышей, подвергающихся парадигме контекстуального кондиционирования страха (CFC), профилактическое введение кетамина в течение 1 недели, но не за 1 месяц или 1 час до CFC, предотвращает поведение животного от замирания. Однако лечение кетамином после CFC или во время угасания не меняет последующего выражения страха (McGowan et al., 2017).

    Недавно в двух статьях Nature был раскрыт механизм, лежащий в основе антидепрессивных эффектов кетамина. Было обнаружено, что депрессивные крысы обладают повышенной взрывной активностью в боковой габенуле (LHb) из-за активации астроглиального калиевого канала Kir4.1 (Cui et al., 2018). Кетамин блокировал NMDA-зависимую взрывную активность LHb и обращал вспять симптомы депрессии (Yang et al., 2018), вовлекая рецептор NMDA и Kir4.1 в LHb в качестве потенциальных мишеней для лечения депрессии.Однако следует отметить, что клиническое использование кетамина ограничено из-за его психотогенных побочных эффектов и склонности к привыканию. В моделях депрессии CSDS и LH было обнаружено, что R-кетамин более эффективен и проявляет более длительный антидепрессивный эффект, чем S-кетамин, в то время как S-кетамин, но не R-кетамин, вызывает поведенческие аномалии (Yang et al., 2015). Следовательно, в отличие от S-кетамина, R-кетамин потенциально может использоваться для получения устойчивого и безопасного антидепрессивного эффекта. Антидепрессивный эффект кетамина требует метаболизма (R, S) -кетамина до (2S, 6S; 2R, 6R) -гидроксиноркетамина (HNK).Более того, энантиомер (2R, 6R) -HNK проявляет антидепрессивное действие у мышей, которое не зависит от ингибирования рецептора NMDA, но включает раннюю и стойкую активацию рецепторов AMPA (Zanos et al., 2016). Комплекс кортикальных рецепторов NMDA является гетеромультимерным, состоящим из двух субъединиц GluN1 и двух субъединиц GluN2, причем последняя в основном состоит из изотипов GluN2A и GluN2B (Monyer et al., 1992). Помимо регулирования депрессивно-подобного поведения, рецептор NMDA, содержащий GluN2B, играет решающую роль в опосредовании быстрого антидепрессивного эффекта кетамина (Miller et al., 2014). Требуется дополнительная работа, чтобы раскрыть детали того, как взаимодействуют рецептор NMDA, рецептор AMPA и кетамин, и следует продолжить изучение R-кетамина как потенциально более эффективного и безопасного антидепрессанта для повышения устойчивости.

    5-HT

    5-HT — нейромедиатор, который наиболее важен для устойчивости (Kim et al., 2013). Либо дефицит 5-HT в головном мозге, либо воздействие психосоциального стресса способствует этиологии депрессии, тревоги, посттравматического стрессового расстройства и других расстройств настроения (Sachs et al., 2015). Острый стресс связан с повышенным оборотом 5-HT в миндалине, NAc и PFC (Feder et al., 2009). Снижение уровня 5-HT в головном мозге приводит к повышенной уязвимости к психосоциальному стрессу и, таким образом, к снижению антидепрессивных эффектов флуоксетина после стрессового воздействия у мышей (Sachs et al., 2015).

    Кишечная нервная система, также называемая кишечным мозгом, тесно связана с 5-HT и устойчивостью (Foster and McVey Neufeld, 2013). Некоторые метаболиты, полученные из кишечных микробов, увеличивают выработку 5-HT в клетках, выстилающих толстую кишку (Yano et al., 2015). Эти клетки составляют 60% и более 90% периферического 5-HT у мышей и людей соответственно (Smith, 2015). В частности, у стерильных мышей, у которых отсутствует микробиом кишечника, наблюдается повышенная скорость оборота ключевых нейрохимических веществ, в том числе полосатого тела 5-HT, что связано с тревожным поведением, но у них значительно снижены уровни 5-HT в крови (Диаз Хейц et al., 2011; Смит, 2015). Более того, уровень 5-HT в крови у этих мышей может быть восстановлен путем введения спорообразующих бактерий в кишечник (Diaz Heijtz et al., 2011; Smith, 2015), предполагая, что кишечные микробы могут прямо или косвенно влиять на уровни нейромедиаторов, по крайней мере, у грызунов. Однако остается неясным, вызывают ли эти измененные уровни 5-HT в кишечнике каскад молекулярных событий, которые, следовательно, влияют на активность мозга; ситуация с людьми требует дальнейшего изучения.

    Другие средства повышения устойчивости

    Нейропептид галанин и подтип рецептора галанина, GalR1–3, экспрессируются во всех цепях, которые опосредуют стрессовые реакции, включая mPFC, DRN, LC, гипоталамус, гиппокамп, VTA и миндалевидное тело (Hawes and Picciotto). , 2004).Воздействие стресса сокращает время, затрачиваемое на исследование открытых рук у малоподвижных крыс, но не у тех, которые постоянно получали внутрицеребровентрикулярный галанин, или у крыс, подвергшихся физической нагрузке, у которых повышен уровень галанина в ЦП, что означает повышение устойчивости в последних группах. Повышенное переполнение DA и потеря дендритных шипов в mPFC, наблюдаемые после стресса у сидячих крыс, предотвращаются как упражнениями, так и хроническим внутрицеребровентрикулярным галанином. Более того, хроническое, но не острое введение антагониста рецепторов галанина М40 блокирует эффекты упражнений, повышающие устойчивость (Sciolino et al., 2015). Эти результаты предполагают, что повышенные уровни галанина способствуют устойчивости как на нервном, так и на поведенческом уровнях, и, таким образом, галанин может улучшить устойчивость к стрессу за счет регуляции нейральной пластичности mPFC. Фазовая стимуляция DA нейронов VTA приводит к восприимчивости и быстро меняет устойчивость (Chaudhury et al., 2013), в то время как активность DA и высвобождение DA в среднем мозге может подавляться галанином (Sciolino et al., 2015; Weinshenker and Holmes, 2016).

    Повышение сопротивляемости людей

    Сообщалось о повышении устойчивости людей в результате психологических и когнитивных методов лечения, таких как повышение устойчивости защиты детей, осуществляющих уход за детьми (Li et al., 2017), программу обучения жизненным навыкам (Sarkar et al., 2017), программу iNEAR (Tunariu et al., 2017), интенсивную тренировку медитации осознанности (Hwang et al., 2018) и тренировку по прививке стресса (Horn и др., 2016). Хотя все вышеперечисленное дало хорошие результаты, один и тот же метод может иметь разные терапевтические эффекты у разных людей. Следовательно, разработка более общих, стабильных и быстрых эффективных вмешательств, вероятно, станет тенденцией в будущем.

    DBS в настоящее время является хорошо зарекомендовавшим себя хирургическим методом.Все больше и больше исследований показывают, что DBS благотворно влияет на многие психические расстройства, такие как посттравматическое стрессовое расстройство (Koek et al., 2014), депрессия (Schlaepfer et al., 2008) и болезнь Паркинсона (Pellaprat et al., 2014). Ранние исследования выявили еще один клинический инструмент, повторяющуюся транскраниальную магнитную стимуляцию (rTMS), неинвазивный метод, который нормализует активность системы HPA и оказывает антидепрессивный эффект (Czéh et al., 2002). Похоже, что rTMS вызывает изменения в нейронных сетях и влияет на некоторые психические расстройства (Aleman, 2013).Поскольку устойчивость тесно связана с этими заболеваниями, возможно, что эти технологии могут быть использованы для повышения устойчивости, но это еще предстоит изучить.

    Заключительные замечания

    Огромное влияние стресса, травм или других неблагоприятных факторов на человечество, вместе с ограничениями в доступных методах лечения, заставляет исследовать механизмы устойчивости, которые могут защитить от посттравматического стрессового расстройства, депрессии и других психических расстройств. Большая часть работ в этой дисциплине за последние десятилетия была сосредоточена на биологических различиях между устойчивостью и восприимчивостью, а на животных моделях изучались способы обратить вспять пагубные последствия хронического стресса.Однако устранение этих пагубных последствий не обязательно означает повышение устойчивости и улучшение жизни пострадавших людей. Важная новая точка зрения, возникшая в последние годы, заключается в том, что у устойчивых животных есть активные адаптивные механизмы, отличные от действий, обращающих вспять пагубные эффекты у восприимчивых животных. Таким образом, текущие исследования, направленные на повышение устойчивости к стрессу, сосредоточены на взаимосвязи и существенном различии между устранением пагубных последствий и развитием активных механизмов адаптации.Наконец, развитие «точной медицины» для повышения устойчивости к стрессу потребует более четкой картины, которая выйдет из запутанной области текущих исследований устойчивости. Динамическое и интегрированное сочетание психологических и нейробиологических исследований будет иметь важное значение для создания этой более четкой картины устойчивости. Дальнейшие исследования должны быть сосредоточены не только на устойчивости отдельных лиц или небольших популяций людей / животных, но и на более широком человеческом сообществе, большая часть которого находится под давлением, например, из-за глобального экономического кризиса.Учитывая, что социальная поддержка, экономическое давление и просоциальное поведение оказывают значительное влияние на реакцию человека на стресс, необходимо будет раскрыть нейронные и психологические механизмы устойчивости на уровне различных человеческих сообществ.

    Хотя умеренное воздействие стресса в раннем возрасте (прививка от стресса; Meichenbaum and Cameron, 1989) может повысить сопротивляемость, стоит отметить, что было доказано, что АПФ с высоким баллом влияют на развитие мозга, что приводит к огромным, ужасным последствиям. и долгосрочные последствия во взрослом возрасте (Felitti et al., 1998; Anda et al., 1999; Ван Ниль и др., 2014; Гилберт и др., 2015). Важно отметить, что последствия ACEs давно связаны, по крайней мере частично, с изменениями метилирования ДНК гена BDNF (Kundakovic et al., 2015). Следовательно, усилия по уменьшению детской травмы, которая может потребовать кампании общественного здравоохранения, окажут наибольшее влияние на профилактику ОАП.

    Вклад авторов

    HL и LY разработали тему рукописи и написали большинство разделов. CZ и YJ вместе написали один раздел.Все авторы одобрили рукопись для подачи и публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Примечания

    Финансирование. Работа поддержана грантами Национального фонда естественных наук Китая (31771219) и Гуанчжоуского научно-технического бюро (201607010320).

    Ссылки

    • Adamec R., Toth M., Haller J., Halasz J., Blundell J. (2012). Сравнение паттернов активации клеток в выбранных областях префронтальной коры и миндалины крыс, которые более или менее тревожатся в ответ на воздействие хищника или стресс погружения. Physiol. Behav. 105, 628–638. 10.1016 / j.physbeh.2011.09.016 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Альбонетти М. Э., Фараболлини Ф. (1994). Социальный стресс в результате повторного поражения: влияние на социальное поведение и эмоциональность.Behav. Brain Res. 62, 187–193. 10.1016 / 0166-4328 (94) -2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Алеман А. (2013). Использование повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции для лечения в психиатрии. Clin. Psychopharmacol. Neurosci. 11, 53–59. 10.9758 / cpn.2013.11.2.53 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Алвес Н.Д., Коррейя Дж. С., Патрисио П., Матеуш-Пиньейру А., Мачадо-Сантос АР, Лоурейро-Кампос Э. , и другие. . (2017). Нейропластичность гиппокампа взрослых вызывает предрасположенность к рецидивирующей депрессии.Пер. Психиатрия 7: e1058. 10.1038 / tp.2017.29 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Anacker C., Scholz J., O’Donnell KJ, Allemang-Grand R., Diorio J., Bagot RC, et al. . . (2016). Нейроанатомические различия, связанные с восприимчивостью к стрессу и сопротивляемостью. Биол. Психиатрия 79, 840–849. 10.1016 / j.biopsych.2015.08.009 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Anda R. F., Croft J. B., Felitti V. J., Nordenberg D., Giles W. H., Williamson D.F., et al. . (1999). Неблагоприятные детские переживания и курение в подростковом и взрослом возрасте. JAMA 282, 1652–1658. 10.1001 / jama.282.17.1652 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Армстронг М. И., Бирни-Лефкович С., Ангар М. Т. (2005). Пути между социальной поддержкой, благополучием семьи, качеством воспитания и жизнестойкостью ребенка: что мы знаем. J. Child Fam. Stud. 14, 269–281. 10.1007 / s10826-005-5054-4 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ашокан А., Сивасубраманян М., Митра Р.(2016). Посев на устойчивость к стрессу за счет инокуляции. Neural Plast. 2016: 41. 10.1155 / 2016/41 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Багот Р. К., Париз Э. М., Пенья К. Дж., Чжан Х. X., Мейз И., Чаудхури Д. и др. . (2015). Исправление: вентральные афференты гиппокампа к прилежащему ядру регулируют предрасположенность к депрессии. Nat. Commun. 6: 7626. 10.1038 / ncomms8626 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Barrese V., Stott J.Б., Гринвуд И. А. (2018). «KCNQ-кодированные калиевые каналы как терапевтические мишени», в Annual Review of Pharmacology and Toxicology (Vol. 58) ed. Инсел П. А. (Пало-Альто, Калифорния: Ежегодные обзоры;), 625–648. [PubMed] [Google Scholar]
    • Берман Р. М., Каппиелло А., Ананд А., Орен Д. А., Хенингер Г. Р., Чарни Д. С. и др. . (2000). Антидепрессивные эффекты кетамина у пациентов с депрессией. Биол. Психиатрия 47, 351–354. 10.1016 / s0006-3223 (99) 00230-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бертон О., Ковингтон Х. Э., III., Эбнер К., Цанкова Н. М., Карл Т. Л., Улери П. и др. . (2007). Индукция ΔFosB в периакведуктальной серой зоне под действием стресса способствует активным ответным реакциям совладания. Нейрон 55, 289–300. 10.1016 / j.neuron.2007.06.033 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Блэк Дж. К., Баланос Г. М., Уиттакер А. С. (2017). Устойчивость, вовлеченность в работу и стрессоустойчивость у работников физического труда среднего возраста. Int. J. Psychophysiol. 116, 9–15. 10.1016 / j.ijpsycho.2017.02.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бонанно Г.А., Ромеро С. А., Кляйн С. И. (2015). Временные элементы психологической устойчивости: интегративная структура для изучения отдельных лиц, семей и сообществ. Psychol. Inq. 26, 139–169. 10.1080 / 1047840x.2015.9 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Брахман Р. А., МакГоуэн Дж. К., Перусини Дж. Н., Лим С. С., Фам Т. Х., Фэй К. и др. . (2016). Кетамин как профилактическое средство против депрессивно-подобного поведения, вызванного стрессом. Биол. Психиатрия 79, 776–786. 10.1016 / j.biopsych.2015.04.022 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Cai W.-П., Пань Ю., Чжан С.-М., Вэй К., Донг В., Дэн Г.-Х. (2017). Взаимосвязь между когнитивной регуляцией эмоций, социальной поддержкой, сопротивляемостью и реакцией на острый стресс у китайских солдат: изучение модели множественного посредничества. Psychiatry Res. 256, 71–78. 10.1016 / j.psychres.2017.06.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Цао Дж .-Л., Ковингтон Х. Э., Фридман А. К., Уилкинсон М. Б., Уолш Дж. Дж., Купер Д. С. и др. . (2010). Мезолимбические дофаминовые нейроны в цепи вознаграждения мозга опосредуют восприимчивость к социальному поражению и антидепрессивному действию.J. Neurosci. 30, 16453–16458. 10.1523 / jneurosci.3177-10.2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чендлер Д. Дж., Ламперски С. С., Уотерхаус Б. Д. (2013). Идентификация и распределение проекций моноаминергических и холинэргических ядер на функционально дифференцированные субрегионы префронтальной коры. Brain Res. 1522, 38–58. 10.1016 / j.brainres.2013.04.057 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чанг К. Х., Грейс А. А. (2014). Путь миндалевидного тела-вентральная паллидум снижает активность дофамина после хронического легкого стресса у крыс.Биол. Психиатрия 76, 223–230. 10.1016 / j.biopsych.2013.09.020 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чармандари Э., Ахерманн Дж. К., Карел Дж. К., Содер О., Хрусос Г. П. (2012). Реакция на стресс и здоровье ребенка. Sci. Сигнал. 5: MR1. 10.1126 / scisignal.2003595 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чаудхури Д., Уолш Дж. Дж., Фридман А. К., Хуарес Б., Ку С. М., Ку Дж. У. и др. . (2013). Быстрая регуляция поведения, связанного с депрессией, путем контроля дофаминовых нейронов среднего мозга.Природа 493, 532–536. 10.1038 / nature11713 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кристоффель Д. Дж., Голден С. А., Уолш Дж. Дж., Гиз К. Г., Хешмати М., Фридман А. К. и др. . (2015). Возбуждающая передача в таламо-стриарных синапсах опосредует восприимчивость к социальному стрессу. Nat. Neurosci. 18, 962–964. 10.1038 / nn.4034 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Коэн Х., Лю Т., Козловский Н., Каплан З., Зохар Дж., Мате А. А. (2012). Нейропептид Y (NPY) -ергическая система связана с поведенческой устойчивостью к воздействию стресса на животной модели посттравматического стрессового расстройства.Нейропсихофармакология 37, 350–363. 10.1038 / npp.2011.230 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Конгер Р. Д., Конгер К. Дж. (2002). Устойчивость в семьях Среднего Запада: избранные результаты первого десятилетия проспективного лонгитюдного исследования. J. Брак Fam. 64, 361–373. 10.1111 / j.1741-3737.2002.00361.x [CrossRef] [Google Scholar]
    • Коннор К. М., Дэвидсон Дж. Р. Т. (2003). Разработка новой шкалы устойчивости: Шкала устойчивости Коннора-Дэвидсона (CD-RISC).Депрессия. Беспокойство 18, 76–82. 10.1002 / da.10113 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Корина Д., Адриана Б. (2013). Влияние производственной травмы на острую стрессовую реакцию у машинистов поездов. Процедуры Soc. Behav. Sci. 84, 190–195. 10.1016 / j.sbspro.2013.06.533 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ковингтон Х. Э., III., Лобо М. К., Мейз И., Виалу В., Хайман Дж. М., Заман С. и др. . (2010). Антидепрессивный эффект оптогенетической стимуляции медиальной префронтальной коры. J. Neurosci. 30, 16082–16090.10.1523 / JNEUROSCI.1731-10.2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Creswell J. D. (2017). Вмешательства осознанности. Анну. Rev. Psychol. 68, 491–516. 10.1146 / annurev-psycho-042716-051139 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кроули Дж. Дж., Лаки И. (2005). Возможности открытия генов, регулирующих депрессию и антидепрессивную реакцию, на основе поведенческой генетики грызунов. Curr. Pharm. Des. 11, 157–169. 10.2174 / 1381612053382278 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Cui Y.Х., Янг Й., Ни З. Й., Донг Й., Цай Г. Х., Фонселле А. и др. . (2018). Астроглиальный Kir4.1 в боковой габенуле запускает нейрональные всплески при депрессии. Природа 554, 323–327. 10.1038 / nature25752 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чеш Б., Велт Т., Фишер А. К., Эрхард А., Шмитт В., Мюллер М. Б. и др. . (2002). Хронический психосоциальный стресс и сопутствующая повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция: влияние на уровни гормонов стресса и нейрогенез гиппокампа у взрослых. Биол. Психиатрия 52, 1057–1065.10.1016 / s0006-3223 (02) 01457-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Delgado y Palacios R., Campo A., Henningsen K., Verhoye M., Poot D., Dijkstra J., et al. al. . (2011). Магнитно-резонансная томография и спектроскопия выявляют дифференциальные изменения гиппокампа у ангедонических и устойчивых подтипов модели крыс с хроническим легким стрессом. Биол. Психиатрия 70, 449–457. 10.1016 / j.biopsych.2011.05.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Дер-Авакян А., Мазей-Робисон М. С., Кесби Дж. П., Нестлер Э.Дж., Марку А. (2014). Устойчивый дефицит функции вознаграждения мозга после хронического социального поражения у крыс: восприимчивость, устойчивость и антидепрессивный ответ. Биол. Психиатрия 76, 542–549. 10.1016 / j.biopsych.2014.01.013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Diaz Heijtz R., Wang S., Anuar F., Qian Y., Björkholm B., Samuelsson A. , и другие. . (2011). Нормальная микробиота кишечника регулирует развитие и поведение мозга. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 108, 3047–3052. 10.1073 / pnas.1010529108 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Диорио Д., Виау В., Мини М. Дж. (1993). Роль медиальной префронтальной коры (поясной извилины) в регуляции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковых реакций на стресс. J. Neurosci. 13, 3839–3847. 10.1523 / JNEUROSCI.13-09-03839.1993 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Drevets W. C., Savitz J., Trimble M. (2008). Субгеновая передняя поясная кора при расстройствах настроения. CNS Spectr. 13, 663–681.10.1017 / s103754 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Дуб С. Р., Анда Р. Ф., Фелитти В. Дж., Чепмен Д. П., Уильямсон Д. Ф., Джайлс В. Х. (2001). Жестокое обращение в детстве, домашняя дисфункция и риск попытки самоубийства на протяжении всей жизни: результаты исследования неблагоприятного детского опыта. JAMA 286, 3089–3096. 10.1001 / jama.286.24.3089 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Dube S. R., Felitti V. J., Dong M., Chapman D. P., Giles W. H., Анда Р. Ф. (2003). Жестокое обращение в детстве, пренебрежение заботой, домашняя дисфункция и риск употребления запрещенных наркотиков: исследование неблагоприятного опыта детства. Педиатрия 111, 564–572. 10.1542 / peds.111.3.564 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эрет А. М., Джорманн Дж., Беркинг М. (2015). Изучение факторов риска и устойчивости к депрессии: роль самокритики и самосострадания. Cogn. Эмот. 29, 1496–1504. 10.1080 / 02699931.2014.9
    • [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эль Якуби М., Буали С., Попа Д., Наудон Л., Леру-Николе И., Хамон М. и др. . (2003). Поведенческая, нейрохимическая и электрофизиологическая характеристика генетической мышиной модели депрессии. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 100, 6227–6232. 10.1073 / pnas.1034823100 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Elghazi L., Blandino-Rosano M., Alejandro E., Cras-Méneur C., Bernal-Mizrachi E. (2017) . Роль питательных веществ и передачи сигналов mTOR в регуляции развития предшественников поджелудочной железы.Мол. Метаб. 6, 560–573. 10.1016 / j.molmet.2017.03.010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ergang P., Vodička M., Soták M., Klusoová P., Behuliak M., eháková L., и другие. . (2015). Дифференциальное влияние стресса на ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники: изменения экспрессии генов у крыс Льюиса и Фишера. Психонейроэндокринология 53, 49–59. 10.1016 / j.psyneuen.2014.12.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фарчи М., Гидрон Ю. (2010). Влияние «психологической прививки» по сравнению с вентиляцией на психологическую устойчивость израильских граждан в условиях постоянного военного стресса.J. Nerv. Ment. Дис. 198, 382–384. 10.1097 / NMD.0b013e3181da4b67 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Федер А., Нестлер Э. Дж., Чарни Д. С. (2009). Психобиология и молекулярная генетика устойчивости. Nat. Rev. Neurosci. 10, 446–457. 10.1038 / nrn2649 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Федер А., Паридес М. К., Мерроу Дж. У., Перес А. М., Морган Дж. Э., Саксена С. и др. . (2014). Эффективность внутривенного кетамина для лечения хронического посттравматического стрессового расстройства: рандомизированное клиническое исследование.JAMA Психиатрия 71, 681–688. 10.1001 / jamapsychiatry.2014.62 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фелитти В. Дж., Анда Р. Ф., Норденберг Д., Уильямсон Д. Ф., Спитц А. М., Эдвардс В. и др. . (1998). Связь жестокого обращения в детстве и семейной дисфункции со многими основными причинами смерти взрослых. Исследование неблагоприятного детского опыта (ACE). Являюсь. J. Prev. Med. 14, 245–258. 10.1016 / s0749-3797 (98) 00017-8 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Флешнер М., Майер С. Ф., Лайонс Д. М., Раскинд М. А. (2011). Нейробиология стрессоустойчивого мозга. Стресс 14, 498–502. 10.3109 / 10253890.2011.596865 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Флетчер Д., Саркар М. (2013). Психологическая устойчивость: обзор и критика определений, концепций и теории. Евро. Psychol. 18, 12–23. 10.1027 / 1016-9040 / a000124 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Foster J. A., McVey Neufeld K.-A. (2013). Ось кишечник-мозг: как микробиом влияет на тревогу и депрессию.Trends Neurosci. 36, 305–312. 10.1016 / j.tins.2013.01.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Franceschelli A., Herchick S., Thelen C., Papadopoulou-Daifoti Z., Pitychoutis P.M. (2014). Половые различия в модели депрессии с хроническим легким стрессом. Behav. Pharmacol. 25, 372–383. 10.1097 / FBP.0000000000000062 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фрэнсис Т. К., Чандра Р., Френд Д. М., Финкель Э., Дайрит Г., Миранда Дж. И др. . (2015). Подтипы нейронов со средними шипами Nucleus accumbens опосредуют связанные с депрессией результаты и стресс социального поражения.Биол. Психиатрия 77, 212–222. 10.1016 / j.biopsych.2014.07.021 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Франклин Т. Б., Сааб Б. Дж., Мансуй И. М. (2012). Нейронные механизмы стрессоустойчивости и уязвимости. Нейрон 75, 747–761. 10.1016 / j.neuron.2012.08.016 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фридман А. (2014). Естественная сопротивляемость быстро меняет восприимчивость к стрессу. Наука 346: 555. 10.1126 / science.1260781 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фридман А.К., Хуарес Б., Ку С. М., Чжан Х., Калисо Р. К., Уолш Дж. Дж. И др. . (2016). Канал KCNQ устраняет депрессивные симптомы с помощью механизма активной устойчивости. Nat. Commun. 7: 11671. 10.1038 / ncomms11671 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фридман А. К., Уолш Дж. Дж., Хуарес Б., Ку С. М., Чаудхури Д., Ван Дж. И др. . (2014). Усиление механизмов депрессии в дофаминовых нейронах среднего мозга способствует достижению гомеостатической устойчивости. Наука 344, 313–319. 10.1126 / science.1249240 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Garmezy N., Мастен А. С., Теллеген А. (1984). Изучение стресса и компетентности у детей: строительный блок психопатологии развития. Child Dev. 55, 97–111. 10.2307 / 1129837 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Гилберт Л. К., Брейдинг М. Дж., Меррик М. Т., Томпсон В. В., Форд Д. К., Дхингра С. С. и др. . (2015). Неблагоприятные исходы в детстве и хронические заболевания взрослых: последние данные из десяти штатов и округа Колумбия, 2010 г. Am. J. Prev. Med. 48, 345–349. 10.1016 / j.amepre.2014.09.006 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Golden S.А., Ковингтон Х. Э., III., Бертон О., Руссо С. Дж. (2011). Стандартизированный протокол для повторного стресса социального поражения у мышей. Nat. Protoc. 6, 1183–1191. 10.1038 / nprot.2011.361 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Грейс А., Уэст А., Эш Б., Мур Х., Флореско С. (2003). Тонизирующее и фазовое высвобождение DA в прилежащем ядре по-разному регулируется путями, которые выборочно изменяют спонтанную активность DA-нейрона и импульсную активацию. Schizophr. Res. 60, 106–107. 10.1016 / s0920-9964 (03) 80844-7 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Guiard B. P., El Mansari M., Blier P. (2008). Перекрестное взаимодействие между дофаминергической и норадренергической системами в вентральной тегментальной области крысы, голубом пятне и дорсальном гиппокампе. Мол. Pharmacol. 74, 1463–1475. 10.1124 / mol.108.048033 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хамани К., Майберг Х., Стоун С., Лакстон А., Хабер С., Лозано А. М. (2011). Подколлозальная поясная извилина в контексте большой депрессии. Биол. Психиатрия 69, 301–308.10.1016 / j.biopsych.2010.09.034 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хан М.-Х., Нестлер Э. Дж. (2017). Нервные субстраты депрессии и устойчивости. Нейротерапия 14, 677–686. 10.1007 / s13311-017-0527-x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hanton S., Neil R., Evans L. (2013). Интерпретация выносливости и беспокойства: исследование использования и эффективности совладания. Евро. J. Sport Sci. 13, 96–104. 10.1080 / 17461391.2011.635810 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hawes J.Дж., Пиччиотто М. Р. (2004). Характеристика иммунореактивности GalR1, GalR2 и GalR3 в катехоламинергических ядрах мозга мыши. J. Comp. Neurol. 479, 410–423. 10.1002 / cne.20329 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хайм К., Биндер Э. Б. (2012). Текущие тенденции исследований стресса и депрессии в раннем возрасте: обзор исследований на людях чувствительных периодов, взаимодействия генов и окружающей среды и эпигенетики. Exp. Neurol. 233, 102–111. 10.1016 / j.expneurol.2011.10.032 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hemington K.С., Ченг Дж. С., Босма Р. Л., Рогачев А., Ким Дж. А., Дэвис К. Д. (2017). Помимо негативных психологических факторов, связанных с болью: устойчивость связана со снижением болевого синдрома у здоровых взрослых. Дж. Пейн 18, 1117–1128. 10.1016 / j.jpain.2017.04.009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хигучи Ф., Учида С., Ямагата Х., Абе-Хигучи Н., Хобара Т., Хара К. и др. . (2016). МикроРНК-124 гиппокампа повышает устойчивость мышей к хроническому стрессу. J. Neurosci. 36, 7253–7267. 10.1523 / JNEUROSCI.0319-16.2016 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хорн С. Р., Чарни Д. С., Федер А. (2016). Понимание устойчивости: новые подходы к профилактике и лечению посттравматического стрессового расстройства. Exp. Neurol. 284, 119–132. 10.1016 / j.expneurol.2016.07.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ху Т., Чжан Д., Ван Дж., Мистри Р., Ран Г., Ван X. (2014). Связь между регулированием эмоций и психическим здоровьем: обзор метаанализа. Psychol. Rep. 114, 341–362. 10.2466 / 03.20.pr0.114k22w4 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hwang W.Дж., Ли Т. Ю., Лим К.-О., Бэ Д., Квак С., Парк Х.-Й. и др. . (2018). Влияние четырехдневного интенсивного обучения медитации осознанности (программа Templestay) на устойчивость к стрессу: рандомизированное контролируемое испытание. Psychol. Health Med. 23, 497–504. 10.1080 / 13548506.2017.1363400 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Исингрини Э., Перрет Л., Райнер К., Амилхон Б., Гума Э., Танти А. и др. . (2016). Устойчивость к хроническому стрессу опосредуется норадренергической регуляцией дофаминовых нейронов.Nat. Neurosci. 19, 560–563. 10.1038 / nn.4245 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Джанакираман У., Манивасагам Т., Тенможи А., Эсса М. М., Баратидасан Р., Саравана Бабу К. и др. . (2016). Влияние хронического умеренного стресса на моторные, немоторные нарушения и нейрохимические переменные в определенных областях мозга, вызванная МРТР / пробенецидом, нейротоксичностью у мышей. PLoS One 11: e0146671. 10.1371 / journal.pone.0146671 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Отведено
    • Jankord R., Герман Дж. П. (2008). Лимбическая регуляция гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции при остром и хроническом стрессе. Анна. N Y Acad. Sci. 1148, 64–73. 10.1196 / annals.1410.012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Джонсон Д. Р., Любин Х., Розенхек Р., Фонтана А., Саутвик С., Чарни Д. (1997). Влияние встречи на родину на развитие посттравматического стрессового расстройства. Шкала стресса возвращения на родину West Haven (WHHSS). J. Trauma. Стресс 10, 259–277.10.1002 / jts.24

      207 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    • Джонсон Д. К., Том Н. Дж., Стэнли Э. А., Хаас Л., Симмонс А. Н., Ши П. А. и др. . (2014). Изменение механизмов устойчивости у лиц из групп риска: контролируемое исследование обучения осознанности у морских пехотинцев, готовящихся к развертыванию. Являюсь. J. Психиатрия 171, 844–853. 10.1176 / appi.ajp.2014.13040502 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хуарес Б., Морел К., Ку С. М., Лю Ю., Чжан Х., Монтгомери С. и др.. (2017). Регуляция цепи среднего мозга индивидуального поведения при употреблении алкоголя у мышей. Nat. Commun. 8: 2220. 10.1038 / s41467-017-02365-8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ким Дж. У., Ли Х. К., Ли К. (2013). Влияние темперамента и характера на стойкость. Компр. Психиатрия 54, 1105–1110. 10.1016 / j.comppsych.2013.05.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Киноу М., Такидзава Р., Марумо К., Кавасаки С., Кавакубо Ю., Фукуда М. и др. . (2013). Дифференциальные пространственно-временные характеристики префронтального гемодинамического ответа и их связь с функциональными нарушениями при шизофрении и большой депрессии.Schizophr. Res. 150, 459–467. 10.1016 / j.schres.2013.08.026 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кивимяки М., Степто А. (2018). Влияние стресса на развитие и прогрессирование сердечно-сосудистых заболеваний. Nat. Rev. Cardiol. 15, 215–229. 10.1038 / nrcardio.2017.189 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кук Р. Дж., Ланжевен Дж. П., Краль С. Э., Косоян Х. Дж., Шварц Х. Н., Чен Дж. У. и др. . (2014). Глубокая стимуляция базолатеральной миндалины головного мозга при резистентном к лечению боевом посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР): протокол исследования для пилотного рандомизированного контролируемого исследования со слепым, ступенчатым началом стимуляции.Испытания 15: 356. 10.1186 / 1745-6215-15-356 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кришнан В., Хан М. Х., Грэм Д. Л., Бертон О., Рентал В., Руссо С. Дж. И др. . (2007). Молекулярные адаптации, лежащие в основе восприимчивости и устойчивости к социальному поражению в областях вознаграждения мозга. Клетка 131, 391–404. 10.1016 / j.cell.2007.09.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кундакович М., Гудснюк К., Хербстман Дж. Б., Тан Д., Перера Ф. П., Шампань Ф. А. (2015). ДНК-метилирование BDNF как биомаркер невзгод раннего возраста.Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 112, 6807–6813. 10.1073 / pnas.1408355111 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лэнгли А. К., Гонсалес А., Шугар С. А., Солис Д., Джейкокс Л. (2015). Оздоровление: эффективность вмешательства в начальной школе для мультикультурных детей, подвергшихся травматическим событиям. J. Консультации. Clin. Psychol. 83, 853–865. 10.1037 / ccp0000051 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лаукова М., Алалуф Л. Г., Серова Л. И., Аранго В., Саббан Э. Л. (2014). Раннее вмешательство с интраназальным введением NPY предотвращает единичные длительные вызванные стрессом нарушения в гипоталамусе и вентральном гиппокампе у самцов крыс. Эндокринология 155, 3920–3933. 10.1210 / en.2014-1192 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Левон Б. Р., Крайан Дж. Ф., О’Лири О. Ф. (2015). Роль нейрогенеза гиппокампа взрослых в устойчивости к стрессу. Neurobiol. Стресс 1, 147–155. 10.1016 / j.ynstr.2014.11.003 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Li B., Piriz J., Mirrione M., Chung C., Proulx C.D., Schulz D., et al. . (2011). Синаптическая потенциация на нейроны габенулы в модели депрессии, основанной на выученной беспомощности. Природа 470, 535–539. 10.1038 / nature09742 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ли X., Харрисон С. Э., Фэйрчайлд А. Дж., Чи П., Чжао Дж., Чжао Г. (2017). Рандомизированное контролируемое испытание вмешательства на основе устойчивости в психосоциальное благополучие детей, затронутых ВИЧ / СПИДом: эффекты через 6 и 12 месяцев наблюдения.Soc. Sci. Med. 190, 256–264. 10.1016 / j.socscimed.2017.02.007 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лю Д., Тан QQ, Инь С., Сун Й., Лю Ю., Ян Дж. Х и др. . . (2018). Мозговой нейротрофический фактор опосредует проекционно-специфическую регуляцию депрессивно-подобного и ноцицептивного поведения в мезолимбической цепи вознаграждения. Боль 159, 175–188. 10.1097 / j.pain.0000000000001083 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Luthar S. S., Cicchetti D., Беккер Б. (2000). Конструкция устойчивости: критическая оценка и рекомендации для будущей работы. Child Dev. 71, 543–562. 10.1111 / 1467-8624.00164 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Marcovecchio M. L., Chiarelli F. (2012). Влияние острого и хронического стресса на контроль диабета. Sci. Сигнал. 5: pt10. 10.1126 / scisignal.2003508 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Марен С. (2008). Павловское кондиционирование страха как поведенческий анализ функции гиппокампа и миндалины: предостережения и предостережения.Евро. J. Neurosci. 28, 1661–1666. 10.1111 / j.1460-9568.2008.06485.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Мартинес Р. К. Р., Гупта Н., Ласаро-Муньос Г., Сирс Р. М., Ким С., Москарелло Дж. М. и др. . (2013). Активное и реактивное реагирование на угрозу связано с дифференциальной экспрессией c-Fos в определенных областях миндалины и префронтальной коры. Учиться. Mem. 20, 446–452. 10.1101 / lm.031047.113 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Masten A. S. (2001). Обычная магия.Процессы устойчивости в развитии. Являюсь. Psychol. 56, 227–238. 10.1037 / 0003-066x.56.3.227 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • McGowan J. C., LaGamma C. T., Lim S. C., Tsitsiklis M., Neria Y., Brachman R.A. и др. . (2017). Профилактический прием кетамина ослабляет заученный страх. Нейропсихофармакология 42, 1577–1589. 10.1038 / npp.2017.19 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Мейхенбаум Д., Кэмерон Р. (1989). «Тренинг по вакцинации от стресса», в книге «Снижение и профилактика стресса», под ред. Мейхенбаум Д., Яремко М. Э. (Бостон, Массачусетс: Springer;), 115–154. [Google Scholar]
    • Миллер О. Х., Ян Л., Ван К. С., Харгродер Э. А., Чжан Ю., Дельпир Э. и др. . (2014). GluN2B-содержащие рецепторы NMDA регулируют депрессивное поведение и имеют решающее значение для быстрого антидепрессивного действия кетамина. Элиф 3: e03581. 10.7554 / elife.03581 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Минер Ю. С., Эйнштейн Э. Б., Бентам М. П., Вигестранд М. Б., Блейкман С., Ньюболд С. А. и др.. (2015). Экспрессия рецептора серотонина 5-HT 1A в гиппокампе необходима для устойчивости к социальному стрессу и антидепрессантоподобных эффектов, индуцируемых частичным агонистом никотина цитизином. Нейропсихофармакология 40, 938–946. 10.1038 / npp.2014.269 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Моньер Х., Шпренгель Р., Шопфер Р., Херб А., Хигучи М., Ломели Х. и др. . (1992). Гетеромерные рецепторы NMDA: молекулярное и функциональное различие подтипов.Наука 256, 1217–1221. 10.1126 / science.256.5060.1217 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Москарелло Дж. М., Леду Дж. Э. (2013). Обучение активному избеганию требует префронтального подавления защитных реакций, опосредованных миндалевидным телом. J. Neurosci. 33, 3815–3823. 10.1523 / JNEUROSCI.2596-12.2013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Мерроу Дж. У., Лосифеску Д. В., Чанг Л. К., Аль Джурди Р. К., Грин К. Э., Перес А. М. и др. . (2013). Антидепрессивная эффективность кетамина при резистентной к лечению большой депрессии: двухэтапное рандомизированное контролируемое исследование.Являюсь. J. Психиатрия 170, 1134–1142. 10.1176 / appi.ajp.2013.13030392 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Nasca C., Zelli D., Bigio B., Piccinin S., Scaccianoce S., Nistico R., et al. . . (2015). Стресс динамически регулирует поведение и экспрессию глутаматергических генов в гиппокампе, открывая окно эпигенетической пластичности. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 112, 14960–14965. 10.1073 / pnas.1516016112 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • О’Лири О.Ф., Феличе Д., Галимберти С., Савиньяк Х. М., Браво Дж. А., Кроули Т. и др. . (2014). Изоформы субъединиц рецептора GABA B (1) по-разному регулируют устойчивость к стрессу. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 111, 15232–15237. 10.1016 / s0924-977x (14) 70197-x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Оверстрит Д. Х., Фридман Э., Мате А. А., Ядид Г. (2005). Крыса Flinders Sensitive Line: выборочно выведенная предполагаемая животная модель депрессии. Neurosci. Biobehav. Ред.29, 739–759. 10.1016 / j.neubiorev.2005.03.015 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Оксман Т. Э., Халл Дж. Г. (2001). Социальная поддержка и ответ на лечение у пожилых пациентов первичной медико-санитарной помощи с депрессией. J. Gerontol. B Psychol. Sci. Soc. Sci. 56, P35 – P45. 10.1093 / geronb / 56.1.p35 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Озбей Ф., Фиттерлинг Х., Чарни Д., Саутвик С. (2008). Социальная поддержка и устойчивость к стрессу на протяжении всей жизни: нейробиологическая основа. Curr. Психиатрия Rep.10, 304–310. 10.1007 / s11920-008-0049-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Pellaprat J., Ory-Magne F., Canivet C., Simonetta-Moreau M., Lotterie J.-A., Radji F ., и другие. . (2014). Глубокая стимуляция мозга субталамического ядра уменьшает боль при болезни Паркинсона. Паркинсонизм Relat. Disord. 20, 662–664. 10.1016 / j.parkreldis.2014.03.011 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Пена К. Дж., Кронман Х. Г., Уокер Д. М., Кейтс Х. М., Багот Р. С., Пурушотаман И. и др. . (2017).Стресс в раннем периоде жизни обеспечивает пожизненную восприимчивость к стрессу у мышей через вентральную тегментальную область OTX2. Наука 356, 1185–1188. 10.1126 / science.aan4491 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Петерсон Б. С., Ван З., Хорга Г., Уорнер В., Резерфорд Б., Клар К. В. и др. . (2014). Различение эндофенотипов риска и устойчивости от последствий пожизненной болезни при большом семейном депрессивном расстройстве. JAMA Психиатрия 71, 136–148. 10.1001 / jamapsychiatry.2013.4048 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Price R.Б. (2016). От мышей к человеку: может ли кетамин повысить устойчивость к стрессу? Биол. Психиатрия 79, E57 – E59. 10.1016 / j.biopsych.2016.02.011 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Razzoli M., Andreoli M., Michielin F., Quarta D., Sokal D. M. (2011). Повышение фазовой активности дофаминовых нейронов VTA у мышей через 3 недели после повторного социального поражения. Behav. Brain Res. 218, 253–257. 10.1016 / j.bbr.2010.11.050 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ресслер К. Дж., Майберг Х.С. (2007). Ориентация на аномальные нервные цепи при расстройствах настроения и тревожных расстройствах: от лаборатории до клиники. Nat. Neurosci. 10, 1116–1124. 10.1038 / nn1944 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ричардсон Г. Э. (2002). Метатеория устойчивости и отказоустойчивости. J. Clin. Psychol. 58, 307–321. 10.1002 / jclp.10020 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Рив М. М., ван Ройен Г., Велтман Д. Дж., Филлипс М. Л., Шене А. Х., Рюэ Х. Г. (2013). Нейронные корреляты дисфункциональной регуляции эмоций при большом депрессивном расстройстве.Систематический обзор исследований нейровизуализации. Neurosci. Biobehav. Ред. 37, 2529–2553. 10.1016 / j.neubiorev.2013.07.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Робертсон И. Т., Купер К. Л., Саркар М., Карран Т. (2015). Тренинг по устойчивости на рабочем месте с 2003 по 2014 год: систематический обзор. J. Occup. Орган. Psychol. 88, 533–562. 10.1111 / joop.12120 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Руссо С. Дж., Мерроу Дж. У., Хан М. Х., Чарни Д. С., Нестлер Э. Дж. (2012). Нейробиология устойчивости.Nat. Neurosci. 15, 1475–1484. 10.1038 / nn.3234 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Rutter M. (1987). Психосоциальная устойчивость и защитные механизмы. Являюсь. J. Ортопсихиатрия 57, 316–331. 10.1111 / j.1939-0025.1987.tb03541.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Rutter M. (2012). Устойчивость как динамическое понятие. Dev. Psychopathol. 24, 335–344. 10.1017 / S0954579412000028 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сакс Б. Д., Ни Дж. Р., Карон М. Г. (2015).Дефицит 5-HT головного мозга повышает уязвимость к стрессу и снижает антидепрессивный ответ после психосоциального стресса. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 112, 2557–2562. 10.1073 / pnas.1416866112 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сантарелли С., Циммерманн К., Калидерис Г., Лесуис С. Л., Арлот Дж., Урибе А. и др. . (2017). Неблагоприятная среда в молодом возрасте может повысить устойчивость к стрессу во взрослом возрасте. Психонейроэндокринология 78, 213–221. 10.1016 / j.psyneuen.2017.01.021 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Саркар К., Дасгупта А., Синха М., Шахбабу Б. (2017). Влияние мер по расширению прав и возможностей здоровья на устойчивость подростков в районе проживания племен: исследование с использованием четырехгруппового дизайна Соломона. Soc. Sci. Med. 190, 265–274. 10.1016 / j.socscimed.2017.05.044 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Schlaepfer T. E., Cohen M. X., Frick C., Kosel M., Brodesser D., Axmacher N., et al. . (2008). Глубокая стимуляция мозга для поощрения схемы облегчает ангедонию при рефрактерной большой депрессии. Нейропсихофармакология 33, 368–377.10.1038 / sj.npp.1301408 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Скиолино Н. Р., Смит Дж. М., Странахан А. М., Фриман К. Г., Эдвардс Г. Л., Вайншенкер Д. и др. . (2015). Галанин опосредует функции нервной и поведенческой устойчивости к стрессу, обеспечиваемые упражнениями. Нейрофармакология 89, 255–264. 10.1016 / j.neuropharm.2014.09.029 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Серова Л. И., Лаукова М., Алалуф Л. Г., Пучилло Л., Саббан Е. Л. (2014). Интраназальный нейропептид Y обращает вспять тревожность и депрессивное поведение, нарушенное моделью посттравматического стрессового расстройства.Евро. Neuropsychopharmacol. 24, 142–147. 10.1016 / j.euroneuro.2013.11.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Серова Л. И., Тиллинджер А., Алалуф Л. Г., Лаукова М., Киган К., Саббан Е. Л. (2013). Единичная интраназальная инфузия нейропептида Y ослабляет развитие симптомов посттравматического стресса у крыс, подобных травматическому стрессу. Неврология 236, 298–312. 10.1016 / j.neuroscience.2013.01.040 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шин С., Квон О., Кан Дж. И., Квон С., О С., Чой Дж. И др. . (2015).mGluR5 в прилежащем ядре имеет решающее значение для повышения устойчивости к хроническому стрессу. Nat. Neurosci. 18, 1017–1024. 10.1038 / nn.4028 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Скибица К. П., Ширази Р. Х., Рабаса-Папио К., Альварес-Креспо М., Нойбер К., Фогель Х. и др. . (2013). Дивергентная схема, лежащая в основе воздействия грелина на пищевое вознаграждение и потребление: дофаминергическая проекция VTA-accumbens опосредует влияние грелина на пищевое вознаграждение, но не прием пищи. Нейрофармакология 73, 274–283. 10.1016 / j.нейрофарм.2013.06.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Смит П. А. (2015). Дразнящая связь между кишечными микробами и мозгом. Природа 526, 312–314. 10.1038 / 526312a [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сноу-Турек А. Л., Норрис М. П., Тан Г. (1996). Активные и пассивные стратегии совладания с пациентами с хронической болью. Боль 64, 455–462. 10.1016 / 0304-3959 (95) 00190-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Стэнсфельд С. А., Фюрер Р., Хед Дж., Ферри Дж., Шипли М.(1997). Работа и психические расстройства в исследовании Whitehall II. J. Psychosom. Res. 43, 73–81. 10.1016 / s0022-3999 (97) 00001-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Staub E., Vollhardt J. (2008). Альтруизм, рожденный страданием: корни заботы и помощи после виктимизации и других травм. Являюсь. J. Ортопсихиатрия 78, 267–280. 10.1037 / a0014223 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Steimer T., Driscoll P. (2005). Различия между индивидуумами и линиями / линиями у психогенетически отобранных римских крыс с высоким (RHA) и низким (RLA) избеганием: нейроэндокринные и поведенческие аспекты.Neurosci. Biobehav. Ред. 29, 99–112. 10.1016 / j.neubiorev.2004.07.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Suo L., Zhao L., Si J., Liu J., Zhu W., Chai B., et al. . (2013). Предсказуемый хронический легкий стресс в подростковом возрасте повышает устойчивость во взрослом возрасте. Нейропсихофармакология 38, 1387–1400. 10.1038 / npp.2013.67 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Трой А. С., Вильгельм Ф. Х., Шеллкросс А. Дж., Мосс И. Б. (2010). Увидеть серебряную подкладку: способность к переоценке когнитивных функций смягчает взаимосвязь между стрессом и депрессивными симптомами.Эмоции 10, 783–795. 10.1037 / a0020262 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Тунариу А. Д., Трайб Р., Фрингс Д., Олбери И. П. (2017). Программа iNEAR: экзистенциально-позитивное психологическое вмешательство для повышения устойчивости и эмоционального благополучия. Int. Преподобный Психиатрия 29, 362–372. 10.1080 / 09540261.2017.1343531 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ван Нил К., Пахтер Л. М., Уэйд Р. младший, Фелитти В. Дж., Штейн М. Т. (2014). Неблагоприятные события у детей: предикторы физического и психического состояния взрослых.J. Dev. Behav. Педиатр. 35, 549–551. 10.1097 / DBP.0000000000000102 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ван М., Перова З., Аренкиль Б. Р., Ли Б. (2014). Синаптические изменения в медиальной префронтальной коре головного мозга с точки зрения восприимчивости и устойчивости к стрессу. J. Neurosci. 34, 7485–7492. 10.1523 / JNEUROSCI.5294-13.2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Уорден М. Р., Селимбейоглу А., Мирзабеков Дж. Дж., Ло М., Томпсон К. Р., Ким С. Ю. и др. . (2012). Нейрональная проекция префронтальной коры и ствола мозга, которая контролирует реакцию на поведенческий вызов.Природа 492, 428–432. 10.1038 / nature11617 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Уорнер Л. М., Шварцер Р., Шуз Б., Вурм С., Теш-Ремер К. (2012). Оптимизм, связанный со здоровьем, является посредником между объективным и предполагаемым физическим функционированием пожилых людей. J. Behav. Med. 35, 400–406. 10.1007 / s10865-011-9368-y [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Вайншенкер Д., Холмс П. В. (2016). Регуляция неврологических и нейропсихиатрических фенотипов галанином, происходящим из голубого пятна.Brain Res. 1641, 320–337. 10.1016 / j.brainres.2015.11.025 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Wilkinson MB, Xiao G., Kumar A., ​​LaPlant Q., Renthal W., Sikder D., et al. al. . (2009). Лечение имипрамином и устойчивость демонстрируют сходную регуляцию хроматина в прилежащем ядре мыши на моделях депрессии. J. Neurosci. 29, 7820–7832. 10.1523 / JNEUROSCI.0932-09.2009 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Wolmer L., Hamiel D., Barchas J.Д., Слон М., Лаор Н. (2011). Вмешательство учителей, ориентированное на повышение устойчивости, в школах с детьми, получившими травмы после второй ливанской войны. J. Trauma. Стресс 24, 309–316. 10.1002 / jts.20638 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Yang Y., Cui Y., Sang K., Dong Y., Ni Z., Ma S., et al. . (2018). Кетамин блокирует разрыв боковой габенулы, быстро снимая депрессию. Природа 554, 317–322. 10.1038 / nature25509 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ян К., Сираяма Ю., Чжан Дж. К., Рен К., Яо В., Ма М. и др. . (2015). R-кетамин: быстродействующий и устойчивый антидепрессант без психотомиметических побочных эффектов. Пер. Психиатрия 5: e632. 10.1038 / tp.2015.136 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ян Ю., Ван З. Х., Цзинь С., Гао Д., Лю Н., Чен С. П. и др. . (2016). Противоположное моносинаптическое масштабирование входов BLP-vCA1 управляет пространственным обучением и памятью, модулируемыми надеждой и беспомощностью. Nat. Commun. 7: 11935. 10.1038 / ncomms11935 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Yano J.М., Ю. К., Дональдсон Г. П., Шастри Г. Г., Энн П., Ма Л. и др. . (2015). Аборигенные бактерии из кишечной микробиоты регулируют биосинтез серотонина хозяина. Клетка 161, 264–276. 10.1016 / j.cell.2015.02.047 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Занос П., Моаддел Р., Моррис П.Дж., Георгиу П., Фишелл Дж., Элмер Г.И. и др. . . (2016). Независимое от ингибирования NMDAR антидепрессивное действие метаболитов кетамина. Природа 533, 481–486. 10.1038 / nature17998 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Zarate C.А., младший, Сингх Дж. Б., Карлсон П. Дж., Брутше Н. Э., Амели Р., Лакенбау Д. А. и др. . (2006). Рандомизированное испытание антагониста N-метил-D-аспартата при резистентной к лечению большой депрессии. Arch. Генеральная психиатрия 63, 856–864. 10.1001 / archpsyc.63.8.856 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Zhu Z., Wang G., Ma K., Cui S., Wang J.-H. (2017). ГАМКергические нейроны в прилежащем ядре коррелируют с устойчивостью и уязвимостью к хроническому стрессу при большой депрессии. Oncotarget 8, 35933–35945.10.18632 / oncotarget.16411 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    16.2 Стресс и преодоление — Введение в психологию — 1-е канадское издание

    Дженнифер Валинга

    Цели обучения

    1. Определите копирование и адаптацию.
    2. Поймите различные концепции стресса как стимула, реакции и транзакционного процесса.
    3. Понимать роль познания и физиологии в преодолении стресса.
    4. Распознавайте стратегии выживания, ориентированные на эмоции и проблемы.
    5. Поймите взаимосвязь и взаимодействие между здоровьем, стрессом и преодолением трудностей.

    Чтобы понять, как люди учатся справляться со стрессом, важно сначала поразмышлять о различных концепциях стресса и о том, как исследования выживания возникли наряду с различными подходами к стрессу. Стресс рассматривался как ответ , стимул , и транзакция .То, как человек осмысливает стресс, определяет его или ее реакцию, адаптацию или стратегии выживания.

    Стресс как реакция

    Стресс как реакция Модель , первоначально представленная Хансом Селье (1956), описывает стресс как модель физиологической реакции и была отражена в его модели общего адаптационного синдрома (GAS) (рис. 16.3). Эта модель описывает напряжение как зависимую переменную и включает три концепции :

    1. Стресс — это защитный механизм.
    2. Стресс следует за тремя стадиями: тревога, сопротивление, и истощение.
    3. Если стресс будет продолжительным или сильным, это может привести к болезням адаптации или даже смерти.

    Позже, в Концепция стресса: прошлое, настоящее и будущее (1983), Селье представил идею о том, что реакция на стресс может приводить к положительным или отрицательным результатам на основе когнитивных интерпретаций физических симптомов или физиологического опыта (рис.16.3, «Общая адаптация к стрессовой модели»). Таким образом, стресс может быть испытан как эустресс (положительный результат) или дистресс (отрицательный результат). Однако Селье всегда считал стресс физиологической конструкцией или реакцией. Постепенно другие исследователи расширили представление о стрессе, включив в него психологические концепции ранее в модели стресса.

    Рисунок 16.3 Общая модель адаптации к нагрузке (ГАЗ).

    Модель реакции на стресс включает в себя преодоление стресса внутри самой модели.Идея адаптации или совладания присуща модели ГАЗ как на стадии тревоги, так и на стадии сопротивления. При столкновении с негативным стимулом реакция на сигнал тревоги заставляет симпатическую нервную систему бороться со стрессором или избегать его (например, учащенного сердцебиения, температуры, уровня адреналина и глюкозы). Реакция сопротивления затем инициирует реакцию физиологических систем «борьба или бегство» на стрессор, возвращая систему в гомеостаз, уменьшая вред или, в более общем смысле, приспосабливая стрессор, что может привести к адаптивным заболеваниям, таким как лишение сна, психическое заболевание, гипертония. , или болезнь сердца.Таким образом, наряду с ранним осмыслением стресса как физиологической реакции, родились и ранние исследования совладания. Еще в 1932 году Уолтер Кэннон описал понятие саморегуляции в своей работе «Мудрость тела».

    Стресс как стимул

    Теория стресса как стимула была представлена ​​в 1960-х годах и рассматривала стресс как существенное жизненное событие или изменение, требующее реакции, приспособления или адаптации. Холмс и Рэй (1967) создали шкалу оценки социальной адаптации (SRRS), состоящую из 42 жизненных событий, оцененных в соответствии с предполагаемой степенью адаптации, которую они будут требовать от человека, переживающего их (например,g., брак, развод, переезд, смена или потеря работы, потеря любимого человека). Холмс и Рэй предположили, что стресс является независимой переменной в уравнении борьбы со стрессом и здоровьем — причиной переживания, а не самим переживанием. Хотя между оценками по шкале SRRS и заболеванием были выявлены некоторые корреляции (Rahe, Mahan, & Arthur, 1970; Johnson & Sarason, 1979), существовали проблемы с теорией стресса как стимула. Стресс, как предполагает теория стимулов:

    1. Изменения по своей природе вызывают стресс.
    2. Жизненные события требуют одинакового уровня адаптации среди населения.
    3. Существует общий порог адаптации, за которым наступит болезнь.

    Рэй и Холмс изначально рассматривали человека как пассивного реципиента стресса, не играющего никакой роли в определении степени, интенсивности или валентности стрессора. Позже Рахе ввел концепцию интерпретации в свое исследование (Rahe & Arthur, 1978), предположив, что изменение или жизненное событие можно интерпретировать как положительный или отрицательный опыт на основе когнитивных и эмоциональных факторов.Однако модель стресса как стимула по-прежнему игнорировала важные переменные, такие как предыдущее обучение, окружающая среда, сети поддержки, личность и жизненный опыт.

    Стресс как операция

    Пытаясь объяснить стресс как более динамичный процесс, Ричард Лазарус разработал транзакционную теорию стресса и совладания (TTSC) (Lazarus, 1966; Lazarus & Folkman, 1984), которая представляет стресс как продукт транзакции. между человеком (включая несколько систем: когнитивные, физиологические, эмоциональные, психологические, неврологические) и его или ее сложным окружением .Стресс как транзакция был представлен с наибольшим влиянием, когда доктор Сьюзан Кобаса впервые использовала концепцию устойчивости (Кобаса, 1979). Выносливость — это набор характеристик личности, который отличает людей, которые остаются здоровыми в условиях жизненного стресса, от тех, у кого возникают проблемы со здоровьем. В конце 1970-х годов концепция выносливости была развита Сальваторе Мадди, Кобаса и их аспирантами в Чикагском университете (Кобаса, 1982; Кобаса и Мадди, 1981; Кобаса, Мадди и Кан, 1982; Кобаса, Мадди. , Пуччетти и Зола, 1985; Мадди и Кобаса, 1984).У выносливости есть некоторые заметные сходства с другими личностными конструкциями в психологии, включая локус контроля (Роттер, 1966), чувство согласованности (Антоновский, 1987), самоэффективность (Бандура, 1997) и диспозиционный оптимизм (Scheier & Carver, 1985). , все это будет обсуждаться в следующем разделе. Исследователи ввели несколько переменных в модель стресса как транзакции, расширив и классифицировав различные факторы, чтобы учесть сложные системы, участвующие в переживании стрессора (Werner, 1993).Характер стресса описывался по-разному: острый, эпизодический или периодический и хронический. Возникли различные типы стрессоров, такие как событие, ситуация, сигнал и условие, которые затем попали в категории, основанные на локусе контроля, предсказуемости, тоне, воздействии и продолжительности. На рис. 16.4 показаны теории стресса как реакции, стимула и транзакции.

    Рис. 16.4. Теории стресса как реакции, стимула и транзакции.

    В своей книге Психологический стресс и процесс преодоления (1966) Лазарус представил элегантную интеграцию предыдущих исследований стресса, здоровья и преодоления стресса, в которых оценка стрессора человеком оказалась в центре стрессового опыта.То, как человек оценивает фактор стресса, определяет, как он или она справляется с фактором стресса или реагирует на него. Независимо от того, воспринимается ли стрессор как дискомфорт, влияет множество личных и контекстных факторов, включая способности, навыки и способности, ограничения, ресурсы и нормы (Mechanic, 1978). Лазарус и Фолкман (1984) далее раскрыли концепцию интерпретации в своей модели оценки стресса, которая включает в себя первичный, вторичный и повторный компоненты (см. Рисунок 16.5, «Трансактная теория стресса и совладания»). Первичная оценка включает определение того, представляет ли стрессор угрозу . Вторичная оценка включает индивидуальную оценку ресурсов или стратегий выживания, имеющихся в его или ее распоряжении для устранения любых предполагаемых угроз . Процесс переоценки продолжается и включает в себя постоянную переоценку как природы фактора стресса, так и ресурсов, доступных для реагирования на фактор стресса.

    Рисунок 16.5. Транзакционная теория стресса и преодоления трудностей, Дж. Валинга.

    Как справиться со стрессом

    Есть много способов, с помощью которых люди пытаются справиться со стрессовыми факторами и переживаниями стресса в своей жизни. Множество публикаций, как популярных, так и академических, превозносит практику управления стрессом, и ей посвящены целые отрасли. Существует множество методов, которые помогут людям справиться со стрессами, которые приносит жизнь. Некоторые из методов, перечисленных на Рисунке 16.6, «Методы управления стрессом», временно вызывают более низкий, чем обычно, уровень стресса, чтобы компенсировать вовлеченные биологические ткани; другие сталкиваются с фактором стресса на более высоком уровне абстракции.Методы управления стрессом являются более общими и варьируются от когнитивных (внимательность, когнитивная терапия, медитация) до физических (йога, искусство, естественная медицина, глубокое дыхание) до экологических (посещение спа-салонов, музыка, домашние животные, природа).

    Рисунок 16.6 Методы управления стрессом [подробное описание]

    Преодоление стресса , , как описано такими исследователями, как Лазарус и Фолкман, подразумевает более конкретный процесс когнитивной оценки, чтобы определить, считает ли человек, что у него есть ресурсы эффективно реагировать на вызовы стрессора или изменения (Folkman & Lazarus, 1988; Lazarus & Folkman, 1987).В оценочной литературе реакция или процесс совладания объясняется в терминах проблемно-ориентированного или эмоционально-ориентированного совладания (Folkman & Lazarus, 1980; Lazarus & Folkman, 1984), также называемых активным и пассивным стилями совладания (Jex , Bliese, Buzzell, & Primeau, 2001). Кроме того, подход и стиль избегания Существуют меры совладания, включающие напористость или отказ (Anshel, 1996; Anshel & Weinberg, 1999; Roth & Cohen, 1986).Столкнувшись с проблемой, человек в первую очередь оценивает ее как угрожающую или не угрожающую, а во вторую очередь с точки зрения того, есть ли у него или нее ресурсы, чтобы ответить на вызов или эффективно справиться с ним. Если человек не верит, что он или она способен ответить на вызов, или чувствует отсутствие контроля, он или она, скорее всего, обратятся к эмоционально-ориентированной реакции совладания, такой как принятие желаемого за действительное (например, я хочу, чтобы я может изменить то, что происходит или как я себя чувствую), дистанцирование (например,g., я постараюсь все это забыть) или подчеркнуть положительное (например, я просто буду искать серебряную подкладку) (Lazarus & Folkman, 1987). Если у человека есть ресурсы, чтобы справиться с проблемой, он или она обычно разовьет ориентированный на проблему ответ, такой как анализ (например, я пытаюсь проанализировать проблему, чтобы лучше понять ее; я составляю план действий и вслед за ним). Теоретически и эмпирически показано, что вторичная оценка человека затем определяет стратегии выживания (Lazarus & Folkman, 1987).Стратегии преодоления различаются от позитивного мышления до отрицания (см. Рис. 16.7, «Реестр COPE») и измеряются и проверяются с использованием различных инструментов и шкал, таких как инвентарь COPE (Carver, Scheier, & Weintraub, 1989).

    Рисунок 16.7 Инвентаризация COPE. Шкала инвентаризации COPE методов выживания. [Длинное описание]

    Направление исследований: стресс и игра в футбол

    Валинга (2008) в своей работе с университетской футбольной командой, которая претерпевала несколько стрессовых изменений в дополнение к обычным факторам стресса производительности, недавно разработала модель оценки, предположив, что переоценка, более конкретно, включает повторение процесса первичной-вторичной аттестации. .Как только человек определяет, что фактор стресса действительно представляет собой угрозу, и во вторую очередь оценивает ресурсы как недостающие, он или она в первую очередь оценивает вторичную оценку. Другими словами, человек определяет, действительно ли нехватка ресурсов представляет собой какую-то угрозу. Если не считать, что нехватка ресурсов не представляет угрозы, у человека гораздо больше шансов найти творческие решения для первоначального стрессора и, следовательно, эффективно справиться с ним. Но если нехватка ресурсов рассматривается как угроза, тогда человек, как правило, сосредотачивается на поиске ресурсов, а не на устранении первоначального стрессора, и приходит к неэффективным стратегиям выживания, ориентированным на контроль.

    В случае с университетскими футболистами некоторые исходные факторы стресса были определены как «особенно сложный или значительный противник», «дождливые условия», «холод», «отсутствие связи с тренером» или «негативное отношение к игре». . » Типичные стратегии совладания, ориентированные на эмоции или контроль, включали «работать усерднее» и «впитывать это», а также избегание или пассивность. Одна из игроков, которая боролась с размером своего соперника, чувствовала, что она не могла контролировать тот факт, что ее противник был выше, и, таким образом, «обыграла ее до голов.Она объяснила, как она «просто исчезнет, ​​когда мы играем с этой командой… станет пассивной и просто отойдет на второй план». Ее реакция совладания означала подшкалу отстранения по шкале, ориентированной на эмоции, и когда ее спросили о степени ее удовлетворенности выбранным путем реакции, она ответила, что она «несчастна, но не видит другой альтернативы». Однако в целом команда и несколько ключевых лидеров высказывали альтернативные стратегии выживания, которые не учитывались в транзакционной теории стресса и совладания.В то время как несколько членов команды имели отрицательную вторичную оценку, полагая, что им не хватает ресурсов, необходимых для работы с изменениями, произошедшими в команде, во время интервью стало очевидно, что такое бессилие, как ожидалось, привело не только к на эмоционально-ориентированное совладание, такое как защита, обвинение или отстраненность; Признанное отсутствие контроля часто приводило к способности двигаться дальше и эффективно решать проблемы перемен.

    Многие члены команды считали, что «достижение дна» объясняет их успешную трансформацию, действуя как своего рода «спусковой крючок» или «перезапуск» и позволяя им получить большую ясность в отношении своих целей, а также стратегий для достижения этих целей.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на усилении контроля или контролировании самого барьера или угрозы, толерантный человек принимает барьер как реальность и принимает отсутствие контроля как реальность. Теперь этот человек может уделить внимание и определить проблемы, которые создает барьер на пути к достижению ее целей. Например, вратарь сосредоточился не на том, чтобы сожалеть или обвинять себя в пропущенном спасброске, и даже не на том, чтобы в следующий раз стараться изо всех сил, а вместо этого сосредоточился на проблемах, которые представлял для нее сложный бросок, и на том, как она могла бы разрешить неожиданное вращение мяча.Столкнувшись с дождливыми условиями, терпимый игрок сосредотачивался не на том, чтобы отрицать или проталкивать дождь, а на проблемах, которые дождь создает для нее, и на том, как решить возникающую в результате недостаточный контроль мяча или условия скользкого поля:

    • «Я полагаю, что вращение мяча было вне моего контроля, но я имел полный контроль в плане адаптации к нему».
    • «Я не контролировал то, что мой соперник делал с мячом или мог сделать, чтобы гарантировать, что я не выиграю мяч, но я контролировал, чтобы убедиться, что я не нырнул в захват, я задержал проверку чтобы мы могли вернуть цифры и избежать контратаки.”
    • «Я пошел вперед, хотя, вероятно, мне не следовало этого делать, и я оставил наших защитников в меньшинстве в спине, поэтому я убедился, что выиграл мяч, чтобы мы не столкнулись с 3-на-2».
    • «Несмотря на мою усталость, я решил лучше решать, когда брать на себя обязательства, и убедился, что я общаюсь, когда мне нужна помощь, чтобы мой противник не оторвался».
    • «Свет в моих глазах был вне моего контроля, но я мог контролировать свое внимание к мячу и свою позицию».
    • «Я не контролировал то, что они были быстрыми; Я контролировал свое позиционирование и принятие решений.”

    Расширяя теорию стресса и совладания, здесь выдвигается гипотеза о том, что когда человек осознает, что ему или ей не хватает ресурсов для управления угрозой, воспринимаемое отсутствие контроля, и не обязательно беспокойство, становится новым вызовом и фокусом. точка. Если человек по какой-либо причине считает предполагаемое отсутствие контроля угрожающим или проблематичным, это гипотетически заставит его или ее зациклиться на увеличении ресурсов для управления угрозой (ориентированное на контроль совладание) и затруднить любую реакцию на конкретную ситуацию. угрозы, которые порождает сам вызов.Если, с другой стороны, человек соглашается с отсутствием контроля, считая отсутствие ресурсов доброй реальностью, он или она сможет сместить акцент на проблемы, которые создает эта угроза, и рассмотреть варианты решения и достижения цели. (проблемно-ориентированное копирование). Копирование, ориентированное на контроль, кажется более обобщенной конструкцией для объяснения неспособности человека сосредоточиться на рассматриваемой проблеме. Модель готовности предлагает, чтобы процесс оценки продолжал циклически проходить через первичную и вторичную фазы, чтобы определить реакцию человека на преодоление трудностей (т.е., первичная оценка = Это угроза ?; вторичная оценка = Есть ли у меня ресурсы, чтобы изменить или контролировать угрозу ?; в противном случае мы снова оказываемся на первичной оценке = является ли мое отсутствие контроля угрозой?), и именно этот циклический процесс оценки предлагает рычаги для облегчения эффективного преодоления трудностей.

    Понятия, связанные со стрессом, включают локус контроля (Роттер, 1966), чувство согласованности (Антоновский, 1987), самоэффективность (Бандура, 1997) и рост, связанный со стрессом (Scheier & Carver, 1985).Роттер утверждал, что человек с внутренним локусом контроля считает, что их достижения и результаты определяются их собственными решениями и усилиями. Если им это не удается, они считают, что это происходит из-за их собственных усилий. Принимая во внимание, что человек с внешним локусом контроля считает, что достижения и результаты определяются судьбой, удачей или другими . Если человеку не удается добиться успеха, он или она считает, что это связано с внешними силами, неподконтрольными этому человеку.Аарон Антоновский (1987) определил чувство согласованности как:

    глобальная ориентация, которая выражает степень, в которой человек имеет всепроникающее, устойчивое, хотя и динамическое чувство уверенности в том, что (1) стимулы, происходящие из внутренней и внешней среды в ходе жизни, структурированы, предсказуемы и объяснимы; (2) ресурсы доступны для удовлетворения требований, предъявляемых этими стимулами; и (3) эти требования — вызовы, достойные инвестиций и участия (стр.19).

    Самоэффективность часто путают с уверенностью в себе, но на самом деле уверенность — это всего лишь один из многих факторов, составляющих сильное чувство собственной эффективности. Альберт Бандура (1997) определил самоэффективности как степень или силу веры в собственные способности выполнять задачи и достигать целей . Уверенность в себе — это мера черты (качество, которое создается с течением времени), тогда как самоэффективность — это мера состояния (способность, проявленная в определенный момент времени и относящаяся к конкретной задаче). Рост, связанный со стрессом или процветание — это диспозиционная реакция на стресс, которая позволяет человеку видеть возможности для роста, а не угрозу или ослабление . Спрейцер и его коллеги (2005) предложили предварительное определение процветающего как «психологического состояния, в котором люди испытывают как чувство жизненной силы, так и чувство обучения на работе» (стр. 538). Карвер (1998) описал процветание как «улучшение после невзгод» (стр. 247). Есть много примеров того, как люди превосходили предыдущие показатели, когда сталкивались с особенно стрессовыми сценариями, демонстрируя повышенный рост и силу перед лицом невзгод.

    Справиться и здоровье

    Способность к процветанию, устойчивости или росту, связанному со стрессом, была связана с улучшением показателей здоровья. Например, основываясь на работе Карвера о диспозиционном оптимизме и благополучии, Шепперд, Марото и Пберт (1996) в своем продольном исследовании кардиологических пациентов обнаружили, что оптимизм предсказывает успех в изменении состояния здоровья, связанном с более низким риском сердечных заболеваний. Оптимизм в значительной степени и напрямую коррелировал с улучшением состояния здоровья, включая снижение уровня насыщенных жиров, жировых отложений и глобального коронарного риска, и положительно ассоциировался с успехом в повышении аэробной способности.Биллингс и его коллеги (2000) показали, что совладание оказывает положительное и отрицательное влияние на мужчин, ухаживающих за больными СПИДом. Социальная поддержка предсказывала усиление положительного аффекта, которое, в свою очередь, было связано с меньшим количеством физических симптомов. Однако избегание совладания было связано с усилением негативного аффекта, которое было связано с большим количеством физических симптомов.

    В центре внимания исследования: борьба с меланомой

    Пожалуй, самые драматические исследования по преодолению стресса были проведены Фази и его коллегами (Fawzy, Cousins, Fawzy, Kemeny, & Morton, 1990; Fawzy, Kemeny, et al., 1990; Fawzy и др., 1993; Fawzy & Fawzy, 1994), которые проводили специальные вмешательства, связанные с навыками совладания с пациентами с меланомой. В течение шестинедельной структурированной программы участники испытали множество компонентов программы, включая санитарное просвещение, психологическую поддержку, решение проблем и обучение управлению стрессом. В краткосрочной перспективе экспериментальные субъекты с большей вероятностью использовали совладание с активным поведением, чем контрольная группа, а также имели более положительный эффект. Различия в иммунном функционировании были очевидны между двумя группами при шестимесячной оценке.В частности, у экспериментальных субъектов был больший процент крупных гранулярных лимфоцитов, больше NK-клеток и лучшая цитотоксичность NK. Хотя стратегии совладания не были напрямую связаны с изменениями иммунных клеток, они были связаны с аффектом, который, в свою очередь, был связан с функционированием иммунной системы. Исследования подтвердили гипотезу о том, что эффекты совладания с биомедицинскими результатами могут быть опосредованы аффектом. При пятилетнем наблюдении умерла треть контрольной группы по сравнению с менее чем 10% экспериментальной группы.Более длительная выживаемость была связана с более активным копингом на исходном уровне.

    Основные выводы

    • Стресс понимается по-разному: как реакция, как стимул и как транзакция.
    • Стресс как реакция рассматривает стресс как физиологически зависимую переменную.
    • Стресс как стимул рассматривает стресс как жизненное событие или изменение, которое действует как независимая переменная.
    • Стресс как транзакция учитывает множество личных, социальных и экологических факторов, которые играют роль в определении характера, степени и воздействия стрессового опыта.
    • Существует множество методов управления стрессом, вытекающих из множества теоретических выводов и философий.
    • Преодоление стресса может быть процессом на основе черты или состояния — врожденным качеством или способностью, приобретенным навыком или способностью.
    • От того, как люди оценивают фактор стресса, зависит, как они будут пытаться справиться с ним.
    • Оценка зависит от множества человеческих, социальных и экологических факторов.
    • Концепции, относящиеся к совладанию, включают оптимизм, процветание, выносливость, локус контроля и самоэффективность — все качества и способности, которые могут влиять на стратегии выживания, которые человек выбирает для применения к стрессору.

    Упражнения и критическое мышление

    1. Поразмышляйте о недавнем эмоциональном или физиологическом стрессе, который вы считали угрожающим или негативным. Какие социальные, экологические и личные факторы повлияли на вашу оценку фактора стресса? Ссылаясь на список пунктов выживания в инвентаре COPE, какие типы стратегий выживания вы применяли?
    2. Представьте себе стрессовую ситуацию, с которой, по вашему мнению, вы успешно справились. Можете ли вы определить, какие стратегии выживания вы использовали? Можете ли вы определить, смогли ли вы развиваться благодаря этому опыту? Какие факторы способствовали вашему положительному исходу?
    3. Какие важные жизненные события вы пережили? Можете ли вы определить различия в вашей оценке этих событий? Как вы справились с этими событиями?

    Список литературы

    Аншель, М.Х. (1996). Стили преодоления трудностей у конкурентоспособных спортсменов-подростков. Журнал социальной психологии, 136, 311-323.

    Аншель, М. И Вайнберг, Р. (1999). Пересмотр способности справляться с ситуацией у баскетбольных судей после стрессовых событий: последствия для вмешательств по преодолению трудностей. Journal of Sport Behavior, 22, 144-161.

    Антоновский А. (1987). Раскрывая тайну здоровья: как люди справляются со стрессом и остаются здоровыми . Сан-Франциско: Джосси Басс.

    Бандура, А. (1997, ). Самоэффективность: осуществление контроля. Нью-Йорк: Фриман.

    Биллингс, Д. У., Фолкман, С., Акри, М., и Московиц, Дж. Т. (2000). Как справиться и физическое здоровье во время ухода: роли положительного и отрицательного воздействия. Журнал личности и социальной психологии, 79 , 131–142.

    Карвер, С. С. (1998). Устойчивость и процветание: проблемы, модели и связи. Журнал социальных проблем, 54, , 245–266.

    Карвер, К.С., Шайер, М. Ф., и Вайнтрауб, Дж. К. (1989). Оценка стратегий выживания: теоретически обоснованный подход . Журнал личности и социальной психологии, 56 , 267–283.

    Кэннон, У. Б. (1932). Мудрость тела. Нью-Йорк: W.W. Нортон.

    Fawzy, F., & Fawzy, N. (1994). Психообразовательные вмешательства и результаты для здоровья. В R. Glaser и J. K. Kiecolt-Glaser (Eds.). Справочник по человеческому стрессу и иммунитету (стр. 365–402).Сан-Диего: Academic Press.

    Фаузи, Ф. И., Фаузи, Н. В., Хён, К., Элашофф, Р., Гатри, Д., Фейи, Дж. Л., и Морон, Д. Л. (1993). Злокачественная меланома: влияние на раннее структурированное психиатрическое вмешательство, копинг и аффективное состояние на рецидив и выживаемость через шесть лет. Архив общей психиатрии, 50 , 681–689.

    Фаузи, Ф. И., Казинс, Н., Фози, Н. В., Кемени, М., и Мортон, Д. И. (1990). Структурированное психиатрическое вмешательство для онкологических больных: I.Изменения со временем в методах совладания с аффективными расстройствами. Архив общей психиатрии, 47 , 720–725.

    Фаузи, Ф. И., Кемени, М., Фаузи, Н. В., Элашофф, Р., Мортон, Д., Казинс, Н., и Фэхи, Дж. Л. (1990). Структурированное психиатрическое вмешательство для онкологических больных: II. Изменения со временем в иммунологических показателях. Архив общей психиатрии, 47 , 729–235.

    Folkman, S. & Lazarus, R.S. (1980). Анализ выживания в выборке населения среднего возраста. Журнал здоровья и социального поведения, 21 (3), 219-239.

    Фолкман С., Лазарь Р. С. (1988). Справляться как посредник эмоций. Журнал личного и социального психолога ,. 54, 466-75.

    Холмс, Т., и Рахе, Р. (1967). Рейтинговая шкала социальной перестройки. Журнал психосоматических исследований, 12, (4), стр. 213–233.

    Jex, S.M., Bliese, P.D., Buzzell, S., & Primeau. Дж. (2001). Влияние самоэффективности на отношения стрессор-напряжение: стиль преодоления как объяснительный механизм. Журнал прикладной психологии 86 (3), 401.

    Джонсон, Дж. Х. и Сарасон, И. Г. (1979). Переменные-модераторы в исследовании жизненного стресса. В I. Sarason & C. Spielberger (Eds.), Стресс и тревога d, 6, 151–167.

    Кобаса, С. К. (1979). Стрессовые жизненные события, личность и здоровье — исследование выносливости. Журнал личности и социальной психологии, 37 (1), 1–11.

    Кобаса, С. К. (1982). Выносливая личность: к социальной психологии стресса и здоровья.В Г. Сандерс и Дж. Сулс (редакторы), Социальная психология здоровья и болезней (стр. 3-32). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Кобаса, С. К., Мадди, С. Р., и Курингтон, С. (1981). Личность и конституция как посредники в отношениях стресса и болезни. Журнал здоровья и социального поведения 22 (4), 368–378.

    Кобаса, С. К., Мадди, С. Р., и Кан, С. (1982). Выносливость и здоровье: перспективное исследование. Журнал личности и социальной психологии 42 (1), 168–177.

    Кобаса С.С., Мадди С.Р., Пуччетти М.С. и Зола М.А. (1985). Эффективность выносливости, физических упражнений и социальной поддержки как средств против болезней. Журнал психосоматических исследований 29 (5), 525–533.

    Лазарус Р. С. (1966). Психологический стресс и процесс преодоления. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Лазарус Р. С. (1999). Стресс и эмоции: новый синтез. Нью-Йорк: Спрингер.

    Лазарус Р. С., Фолкман С.(1984). Стресс, оценка и преодоление трудностей . Нью-Йорк: Спрингер.

    Lazarus, R. S., & Folkman, S. (1987). Теория транзакций и исследования эмоций и совладания. Европейский журнал личности, 1, 141–169 .

    Мадди, С. Р., и Кобаса, С. К. (1984). Упорный руководитель: здоровье в стрессе . Хоумвуд, Иллинойс: Доу Джонс-Ирвин.

    Механик, Д. (1978). Студенты в стрессе: исследование по социальной психологии адаптации .Мэдисон: Висконсинский университет Press.

    Рахе Р. Х. и Артур Р. Дж. (1978). Изучение изменений жизни и болезней: история прошлого и направления на будущее. Journal of Human Stress, 4, 3–15.

    Рахе Р. Х., Махан Дж. Л. и Артур Р. Дж. (1970). Прогнозирование изменения здоровья в ближайшем будущем на основе предшествующих жизненных изменений субъектов. Журнал психосоматических исследований, 14 (4), 401–6.

    Рот, С., и Коэн, Л.Дж. (1986). Подход, избегание и преодоление стресса. Американский психолог, 41 , 813-819.

    Роттер, Дж. Б. (1966) Обобщенные ожидания для внутреннего и внешнего контроля подкрепления. Психологические монографии, 80 Сандерс, Г.С. и Сулс, Дж. (Ред.), Социальная психология здоровья и болезни (стр. 1-25).

    Шайер, М. Ф., и Карвер, С. С. (1985). Оптимизм, преодоление трудностей и здоровье — оценка и значение обобщенных ожидаемых результатов. Психология здоровья, 4 (3), 219–247.

    Селье, Х. (1956). Жизненный стресс . Нью-Йорк: Макгроу Хилл.

    Селье, Х. (1983). Понятие стресса: прошлое, настоящее и будущее. В C.L. Купер (ред.). Исследование стресса: проблемы восьмидесятых. Нью-Йорк: Джон Вили.

    Шепперд, Дж. А., Марото, Дж. Дж., И Пберт, Л. А. (1996). Диспозиционный оптимизм как предиктор изменений здоровья кардиологических больных. Журнал исследований личности 30 , 517–534.

    Спрейцер, Г., Сатклифф, К., Даттон, Дж., Соненшейн, С. и Грант, А. (2005). Социально укоренившаяся модель успеха на работе. Организационная наука 16 (5): 537-549.

    Валинга, Дж. (2008). Готовность к изменениям: роль оценки, фокуса и предполагаемого контроля. Журнал прикладной поведенческой науки, 44 (3), 315–347.

    Вернер, E.E. (1993). Риск, устойчивость и восстановление: перспективы продольного исследования Кауаи. Развитие и психопатология, 5 , 503-515.

    Авторство изображений

    Рисунок 16.3: Схема модели синдрома общей адаптации Дэвида Г. Майерса (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:General_Adaptation_Syndrome.jpg), используемой в CC-BY 3.0 (http: // creativecommons.org/licenses/by/3.0/deed.en).

    Рисунок 16.4: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.5: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.6: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.7: Адаптировано Дж.Валинга от Карвера, Шайера и Вайнтрауба, 1989.

    Длинные описания

    Рисунок 16.6, подробное описание: Методы управления стрессом.
    Когнитивный Физические Окружающая среда Другое
    • Терапия
    • Хобби
    • Медитация
    • Внимательность
    • Планирование
    • Чтение
    • Управление временем
    • Художественное выражение
    • Глубокое дыхание
    • Натуральная медицина
    • Физические упражнения
    • Релаксация
    • Йога
    • Музыка
    • Природа
    • Домашние животные
    • Посещение спа
    • Разрешение конфликтов
    • Молитва

    [Вернуться к рисунку 16.6]
    Рисунок 16.7, подробное описание: COPE Инвентарная шкала методов выживания

    • положительное переосмысление и рост
    • психическое отключение
    • сосредоточение и выплеск эмоций
    • использование инструментальной социальной поддержки
    • активный колпачок
    • отказ
    • религиозный колпачок
    • юмор
    • поведенческое отключение
    • ограничение
    • использование эмоциональной социальной поддержки
    • употребление психоактивных веществ
    • прием
    • подавление конкурирующей деятельности
    • планирование

    [Вернуться к рисунку 16.7]

    Здоровые способы справиться с факторами жизненного стресса

    Озбей, Ф., Джонсон, Д. К., Димулас, Э., Морган, К. А., Чарни, Д., и Саутвик, С. (2007). Социальная поддержка и устойчивость к стрессу: от нейробиологии к клинической практике Психиатрия (Эдгмонт (Пенсильвания)) , 4 (5), 35–40.

    Нельсон, С. К., Лайоус, К., Коул, С. В., и Любомирский, С. (2016). Сделать для других или побаловать себя? Влияние просоциального и эгоцентричного поведения на психологическое благополучие. Эмоция, 16 (6), 850-861. http://dx.doi.org/10.1037/emo0000178

    Гилленхаммер, Л. Е., Вейгенсберг, М. Дж., Спруйт-Метц, Д., Аллайи, Х., Горан, М. И., и Дэвис, Дж. Н. (2014). Модифицирующее влияние диетического сахара на взаимосвязь между кортизолом и висцеральной жировой тканью у молодежи меньшинств. Ожирение (Силвер-Спринг, Мэриленд) , 22 (2), 474–481. DOI: 10.1002 / oby.20594.

    Гейлорд К., Орм-Джонсон Д. и Трэвис Ф. (1989). Влияние техники трансцендентальной медиации и прогрессивной мышечной релаксации на когерентность ЭЭГ, стресс-реактивность и психическое здоровье у чернокожих взрослых. Международный журнал нейробиологии , 46 (1-2), 77–86. DOI: 10.3109 / 002074581618.

    Гоял М., Сингх С., Сибинга EMS и др. (2014). Программы медитации для психологического стресса и благополучия: систематический обзор и метаанализ. JAMA Intern Med. 174 (3): 357–368. DOI: 10.1001 / jamainternmed.2013.13018

    Окерстедт Т., Кеклунд Г. и Аксельссон Дж. (2007). Нарушение сна после сна, стрессы и переживания. Биологическая психология , 76 (3), 170–173.DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2007.07.010.

    Блэк Д. С., О’Рейли Г. А., Олмстед Р., Брин Э. К. и Ирвин М. Р. (2015). Медитация осознанности и улучшение качества сна и нарушения дневного времени у пожилых людей с нарушениями сна: рандомизированное клиническое исследование. Внутренняя медицина JAMA , 175 (4), 494–501. DOI: 10.1001 / jamainternmed.2014.8081

    Долезал, Б.А., Нойфельд, Э.В., Боланд, Д.М., Мартин, Дж. Л., и Купер, К. Б. (2017). Взаимосвязь между сном и физическими упражнениями: систематический обзор Достижения профилактической медицины , 2017 , 1364387.DOI: 10.1155 / 2017/1364387

    Алдана, С. Г., Саттон, Л. Д., Якобсон, Б. Х., и Куирк, М. Г. (1996). Связь между физической активностью в свободное время и воспринимаемым стрессом. Перцепционные и моторные навыки , 82 (1), 315–321. DOI: 10.2466 / pms.1996.82.1.315

    Флешнер, Ф. (2005). Физическая активность и стрессоустойчивость: адаптации симпатической нервной системы предотвращают вызванную стрессом иммуносупрессию. Обзоры упражнений и спортивных наук , 33 (3), 120–126.DOI: 10.1097 / 00003677-200507000-00004

    Кондо, М., Флюхр, Дж., Маккеон, Т., и Бранас, К. (2018). Городское зеленое пространство и его влияние на здоровье человека. Международный журнал экологических исследований и общественного здравоохранения , 15 (3), 445. doi: 10.3390 / ijerph25030445

    Ульрих, Р.С., Саймонс, Р.Ф. и др. (1991). Восстановление стресса при воздействии природных и городских условий. Журнал экологической психологии. 11 (3), 201-230. DOI: 11016 / S0272-4944 (05) 80184-7

    Сэвидж, Б.М., Лухан, Х.Л., Типпарти, Р.Р., ДиКарло, С.Е. (2017). Юмор, смех, учёба и здоровье! Краткий обзор. 41 (3), 341-347. DOI: 1152 / Advan.00030.2017

    Хофманн, С. Г., Аснаани, А., Вонк, И. Дж., Сойер, А. Т., и Фанг, А. (2012). Эффективность когнитивно-поведенческой терапии: обзор метаанализов. Когнитивная терапия и исследования , 36 (5), 427–440. DOI: 10.1007 / s10608-012-9476-1

    Цинь, Х.-Й. (2014). Влияние психологического стресса на синдром раздраженного кишечника. Всемирный журнал гастроэнтерологии , 20 (39), 14126. doi: 10.3748 / wjg.v20.i39.14126

    Сегерстром, С. К., & Миллер, Г. Э. (2004). Психологический стресс и иммунная система человека: метааналитическое исследование 30 лет исследований. Психологический бюллетень , 130 (4), 601–630. DOI: 10.1037 / 0033-2909.130.4.601

    Страйк, П. С., и Степто, А. (2004). Психосоциальные факторы в развитии ишемической болезни сердца. Прогресс сердечно-сосудистых заболеваний , 46 (4), 337–347.doi: 10.1016 / j.pcad.2003.09.001

    Стрессоустойчивость в ситуации неопределенности как фактор развития адаптивных способностей медицинского персонала

    Апчел В. и Циган В. (1999). Человеческий стресс и стрессоустойчивость. Санкт-Петербург: ВМА.

    Блынова О., Попович И., Семенова Н., Кашырина Е., Урсуленко О., Кононенко О. (2020). Личностные факторы выбора стратегии адаптации трудовых мигрантов из Украины в другой культурной среде.Revista Amazonia Investiga, 9 (32), 45-54. Получено с http://dx.doi.org/10.34069/AI/2020.32.08.5

    .

    Блынова О. Е., Круглов К. О. (2019). Значение социального капитала для психологического благополучия сотрудников ». Проницательность: психологические аспекты общества, 1, 72-78. Получено с https://doi.org/10.32999/2663-970X/2019-1-11

    .

    Борисюк, А. (2019). Исследование особенностей мотивационной сферы будущих врачей. Проницательность: психологические аспекты общества, 1, 102-109.Получено с https://doi.org/10.32999/2663-970X/2019-1-16

    .

    Брокер В., Бреннер Х. Д. и Вурглер С. (1989). Связанные с уязвимостью недостатки, психопатология и совладающее поведение шизофреников и их родственников. Британский журнал психиатрии, 155 (5), 128-135.

    Бутома Б. (2008). Психонейроиммунные расстройства у пациентов с эндогенными психическими заболеваниями. Расширенный автореферат докторской диссертации. Санкт-Петербург: ВМА.

    Халян, А., Халян И., Бурлакова И., Шевченко Р., Лаппо В., Жигаренко И., Попович И. (2020a). Эмоциональный интеллект в структуре адаптационного процесса будущих специалистов здравоохранения. Revista Inclusiones, 7 (3), 447-460. Получено с http://www.revistainclusiones.org/index.php/inclu/article/view/1347

    .

    Халян, А. (2016). Личные ресурсы адаптации будущего медицинского персонала к профессиональной деятельности. Расширенный автореферат кандидатской диссертации. Луцк: ГНУ им. Леси Украинки.

    Халян И., Мачинская Н., Лозинская С., Нос Л., Деркач Ю., Проц М., Попович И. (2020b). Толерантность к неопределенности как составляющая жизненного созидания будущих педагогов. Revista Inclusiones, 7 (Особый), 512-528. Получено с http://www.revistainclusiones.org/index.php/inclu/article/view/1307

    .

    Халян И. М., Халян О. И., Гусак Л. Е., Бокшан Х. И., Попович И. С. (2020c). Коммуникативная компетентность в подготовке будущих учителей языка и литературы.Revista Amazonia Investiga, 9 (29), 530-541. Получено с https://amazoniainvestiga.info/index.php/amazonia/article/view/1417

    .

    Халянь, І. М. (2019). Личностные детерминанты ответственности будущих педагогов. Проницательность: психологические аспекты общества, 1, 15-21. Получено с https://doi.org/10.32999/2663-970X/2019-1-2

    .

    Хмиляр О., Попович И., Грис А., Павлюк М., Завацкая Н., Литвиненко О., Блынова О. (2020). Пространственная регуляция поведения личности в условиях прогрессирования пандемии COVID-19.Revista Inclusiones, Vol: 7 num Especial, 289-306. Получено с http://www.revistainclusiones.org/index.php/inclu/article/view/1760

    Хмиль В.В., Попович И.С. (2019). Философские и психологические аспекты социальных ожиданий личности. Антропологические измерения философских исследований, 16, 55-65. https://doi.org/10.15802/ampr.v0i16.187540

    Коцюбинский А., Шейнина Н. и Пенчул Н. (2005). Функциональная диагностика в психиатрии.Социальная и клиническая психиатрия, 15 (4), 67-71. Получено с http://mniip.serbsky.ru/assets/uploads/2018/01/scp_2005-4-16.pdf

    Крыжановский, Г. (2000). Патологические системы в патогенезе нервно-психических расстройств. Российский психиатрический журнал, 6, 20-23.

    Леонова А. (2007). Методы комплексной диагностики и коррекции профессионального стресса (IDASC). Санкт-Петербург: ИМАТОН.

    Лука, Л., Бурлея, С. Л., Караус, М., Чироска, А.-К., Марин, И. М., Нечита, П., Бачу, Г., и Чубара, А. (2020). Стигма медицинского персонала в психиатрии. ГОЛОВНОЙ МОЗГ. Широкие исследования в области искусственного интеллекта и нейробиологии, 11 (1Sup2), 35-43. Получено с https://doi.org/10.18662/brain/11.1Sup2/36

    .

    Лунов В. (2016). Психология познавательного становления профессионала (на примере специалистов системы «человек-человек»). Киев: Интерсервис.

    Попович, И., Жигаренко И., Лосиевская О., Довбенко С., Кашырина Е., Шевченко Р., Пилецкая Л. (2020). Исследование влияния мотивации достижения на карьерные ориентации будущих менеджеров организации. Revista Inclusiones, 7 (Особый), 247-263. Получено с http://www.revistainclusiones.org/index.php/inclu/article/view/1231

    .

    Приходько И.И., Беляи С.В., Гринзовский А.М. и др. (2020). Медико-психологические аспекты безопасности и адаптации военнослужащих к экстремальным условиям.Wiadomości Lekarskie, LXXIII (4), 679-683. Получено с https://doi.org/10.36740/WLek202004110

    .

    Ребегея, Л., Фиреску, Д., Бачу, Г., и Чубара, А. (2019). Психоонкологическая поддержка. ГОЛОВНОЙ МОЗГ. Широкие исследования в области искусственного интеллекта и нейробиологии, 10 (3), 77-88. Получено с https://lumenpublishing.com/journals/index.php/brain/article/view/2169

    .

    Райх, W. (1975). Спектральное понятие шизофрении. Архивы общей психиатрии, 32 (4), 489-498.Получено с https://doi.org/10.1001/archpsyc.1975.01760220101010

    .

    Роджерс К. и Даймонд П. (2002). Диагностика социально-психологической адаптации. В кн .: Фетискин Н., Козлов В., Мануйлов Г. (Ред.). Социально-психологическая диагностика личности и развития малых групп (с.136-139). Москва: Изд-во Института психотерапии.

    Schnall, P. L., Pieper, C., Schwartz, J. E. et al. (1990). Связь между «рабочей нагрузкой», рабочим местом, диастолическим артериальным давлением и индексом массы левого желудочка.Американская медицинская ассоциация, 263, 1929-1935 гг. Получено с https://doi.org/10.1001/jama.1990.03440140055031

    .

    Шамионов Р. (2004). Психология субъективного благополучия личности. Саратов: СумГУ.

    Шевченко Р., Грис А., Павлюк М., Стынская В., Бабяк О., Завацкий В., Попович И. (2020). Исследование посттравматического стресса и нарушений адаптации военнослужащих после пребывания в боевой ситуации на этапе госпитализации.Revista Inclusiones, Том: 7, номер 4, 74-87. Получено с https://revistainclusiones.org/index.php/inclu/article/view/1539

    .

    Шевченко Р., Попович И., Спицкая Л., Носов П., Зинченко С., Матейчук В., Блынова О. (2020). Сравнительный анализ эмоциональных качеств личности студентов-морфологов, обусловленных длительным пребыванием в море. Revista Inclusiones, 7 (Особый), 538-554. Получено с http://www.revistainclusiones.org/index.php/inclu/article/view/1309

    .

    Стрелецкая, И.И. (2017). Особенности взаимосвязи тревожности и социального интеллекта студентов. Наука и образование, 1, 21-28. Получено с https://doi.org/10.24195/2414-4665-2017-1-4

    .

    Субботин, С. (1992). Устойчивость к психическим нагрузкам как характеристика метаиндивидуальности учителя. Расширенный автореферат кандидатской диссертации. Пермь: ПГПИ.

    Танасийчук, О. (2019). Психологическая коррекция синдрома эмоционального выгорания медицинских сестер. Понимание: психологические аспекты общества, 1, 41-46.Получено с https://doi.org/10.32999/2663-970X/2019-1-6

    .

    Tomaszek, K., & Muchacka-Cymerman, A. (2020). Думая о моем существовании во время COVID-19, я чувствую тревогу и трепет — посредническая роль экзистенциальной тревожности и удовлетворенности жизнью во взаимосвязи между симптомами посттравматического стрессового расстройства и посттравматическим ростом. Int. J. Environ. Res. Public Health, 17, 7062. Получено с https://doi.org/10.3390/ijerph27197062

    .

    Урата, Х., Киношита, А., Мисоно, К.S. et al. (1990). Идентификация высокоспецифичной химазы как основного фермента, формирующего ангиотензин II в сердце человека. Журнал биологической химии, 265, 22348-22357. Получено с https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/2266130/

    .

    Виру, А. (1995). Адаптация в спортивной тренировке. Лондон: CRC Press.

    Ван, Л., Ши, С., и Ли, Х. (2009). Невротизм, экстраверсия, регуляция эмоций, отрицательный аффект и положительный аффект: опосредующие роли переоценки и подавления.Социальное поведение и личность, 37 (2), 193-194. Получено с http://dx.doi.org/10.2224/sbp.2009.37.2.193

    .

    Хельсинкская декларация WMA. (2013). Этические принципы медицинских исследований с участием людей. Получено с https://doi.org/10.1001/jama.2013.281053

    .

    Уровень сопротивления стрессу: обзор — видео и стенограмма урока

    Стадии стресса

    Первая стадия, из трех стадий реакции Селье на стресс, известна как тревога или борьба или бегство .Это тот кратковременный выброс адреналина, который мы получаем при угрозе. Это вызывает учащенное сердцебиение, потоотделение, учащенное дыхание и усиление притока крови к рукам и ногам.

    После этой первоначальной реакции наступает вторая стадия сопротивления , и если стрессовая ситуация длится дольше двух-четырех недель, наши тела начинают платить высокую цену, пытаясь не отставать от требований. Подобно тревожному стрессу, стресс-резистентность поддерживает кровяное давление и гормоны, такие как адреналин и кортизол, на более высоком уровне, чем обычно, но не на таком высоком уровне.Если мы не найдем способ облегчить нашу нагрузку или справиться со стрессором, мы окажемся на третьей стадии стресса, известной как истощение .

    Что вызывает сопротивление?

    Студенты — зрелые кандидаты на сопротивление стрессу. Подготовка к выпускным экзаменам, написание работ, чтение учебников до косоглазия, недосыпание и плохое питание — все это вызывает у вас сопротивление. Сотрудники, работающие много часов в сжатые сроки, и даже бегуны, которые тренируются неделями перед большой гонкой, также могут стать жертвами стресса от сопротивления.Мужчины и женщины, недавно поступившие в армию, могут почувствовать сопротивление со стороны своих требований к обучению.

    Позитивные события, такие как свадьбы, роды и планирование предстоящих отпусков, также могут создавать такие уровни работы, которые могут вызвать стресс сопротивления. Люди могут так усердно работать, чтобы подготовиться к этим событиям, что они становятся подавленными, уставшими и испытывают нехватку времени для выполнения всех своих обязанностей.

    Опасности сопротивления стрессу

    Стресс — убийца.Он увеличивает кровяное давление, выработку гормонов стресса и увеличение веса (особенно жир на животе), заставляя ваше тело высвобождать накопленный сахар в крови для получения энергии. Люди также подвержены риску развития некоторых видов рака и диабета. Это снижает способность вашего организма защищаться от вирусных и бактериальных инфекций, включая простуду. Что касается пищеварения, стресс может привести к болям в животе, хронической диарее или запору. Кроме того, мы склонны плохо питаться, потребляя слишком много сладких, соленых и крахмалистых продуктов, таких как чипсы и пончики, чтобы дать себе мгновенный прилив сахара для получения энергии.

    Стресс — причина номер один бессонницы, потому что он усиливает тревогу и ускоряет мысли, от которых невозможно избавиться. Несмотря на такую ​​усталость, многим стрессированным людям трудно хорошо выспаться и почувствовать себя отдохнувшими. Это может привести к клинической депрессии и чувству безнадежности и бессилия перед стрессорами.

    Краткое содержание урока

    Стресс никуда не денется. Без некоторого стресса мы бы проигнорировали наши будильники и не встали бы с постели по утрам.Но когда фактор стресса длится несколько недель, наши тела усердно работают, но борются с требованиями или сопротивляются им.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.