Суггестивная психология: Суггестивная психотерапия

Автор: | 01.05.1974

Содержание

Суггестивная психотерапия

Суггестивная психотерапия: сущность понятия

Современная психотерапия может вылечить практически любое психическое расстройство. Для этого разработано достаточно приемов и методов, однако некоторые из них все еще вызывают сомнения у ученых, но это никак не может снизить их эффективность. Одним из таких методов является суггестивная психотерапия.

Определение 1

Суггестивная психотерапия – это такая форма психотерапии, при которых психические затруднения человека устраняются при помощи применения внушения.

Суть суггестивной терапии заключается в том, что специалист при помощи определенных манипуляций и техник «вкладывает» в сознание человека определенную информацию. Это направлено на излечение, то есть, устранение определенных психологических блоков и зависимостей, которые могут негативно влиять на физиологию человека.

Особенностью суггестивной психотерапии является ее индивидуальность. Специалист находит индивидуальный подход к каждому своему пациенту.

Только в этом случае лечение может дать эффект. Если в ходе анализа человека выявляется, что ему легко что-то внушить, то убедительные выражения могут стать хорошим способом излечения. Содержание этих выражений отражает необходимые меры по лечению, которые специалист должен использовать.

Виды суггестивной психотерапии

Существует три основных вида суггестивной психотерапии. К ним относится:

  • гипноз;
  • убеждение;
  • аутотренинг.

Каждый из этих видов по-своему влияет на психику человека и по-своему избавляет его от заболевания или недуга.

Понятие «гипноз» часто заменяется на выражение «частичный сон». Человек входит в транс при помощи воздействия психотерапевта. Данный процесс делает возможным не только произведение внушения, но и выявление настоящих причин того или иного психического заболевания человека. Гипноз позволяет проникнуть в бессознательного человека и вложить в него важное сообщение для того, чтобы избавить его от его проблемы, зависимости или болезни.

Этот метод считается одним из самых эффективных методов суггестивной психотерапии.

Готовые работы на аналогичную тему

Гипноз известен уже более трех тысяч лет. Он использовался еще мудрецами Древнего Египта и врачевателями Востока. В то время он назывался «животным магнетизмом». Спустя несколько сотен лет гипноз подвергся многим изменениям в общественном понимании и восприятии. Русские психиатры Владимир Бехтерев и Константин Платонов в начале двадцатого века внесли большой вклад в развитие метода гипноза в России. Среди европейских ученых известны труды и эксперименты австрийского психолога Зигмунда Фрейда, американского психиатра Милтона Эриксона и американского инструктора гипноза Дэйва Элмана.

Однако существуют некоторые противопоказания, которые не позволяют применять к человеку гипнотический метод. К ним относятся судорожные припадки, эпилепсия, истерические реакции в виде безудержного смеха/плача. Также специалисты воздерживаются от проведения гипноза при задержке интеллектуального развития у человека, при приеме им психотропных препаратов или в состоянии наркотического или алкогольного опьянения.

Также в перечень противопоказаний гипноза входит беременность женщин в первые три месяца и соматические заболевания в стадии обострения.

Метод убеждение производится в состоянии бодрствования пациента. Именно поэтому он считается наиболее сложным по тому, как он влияет на человека. Психотерапевту требуется найти правильный подход, «точки импульсов» и правильно воздействовать на эмоции и сознание пациента, обходя контроль разума. Существуют открытые, закамуфлированные и рациональные убеждения. Первые из них являются прямым сообщением специалиста о том, что он воздействует на человека, что приведет к своего рода подмене понятий в сознании человека.

Рациональные убеждения включают определенные логические понятия и объяснения, которыми пользуется психотерапевт. Обычно он произносит такие фразы, как «Вам нельзя (не следует) делать это, потому что…». Однако данный вид внушения имеет воздействие далеко не на всех пациентов.

В практике суггестивной психотерапии наиболее частым по использованию методом является метод скрытых убеждений. Они представляют собой три приема: последовательность фраз до соглашения, удивление и творческие моменты, банальность.

К противопоказаниям здесь относится только прием психотропных медицинских препаратов, а также эмоциональное перевозбуждение.

Аутотренинг также часто называют методом самовнушения или самогипноза. Само определение дает понять, что человек проводит работу над собой самостоятельно. Однако пристальное внимание психотерапевта все же необходимо. Во время применения техники аутотренинга организм человека запускает механизм самовосстановления, человек избавляется от вредных привычек. Если рассматривать этот процесс на уровне физиологии человека, отмечается повышение тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, что является хорошим нейтрализатором реакций организма на стресс. Немецкий психиатр Иоганн Шульц предложил технику аутотренинга в тридцатые годы двадцатого века в качестве лечебного метода. Однако в России аутотренинг обрел популярность только через двадцать лет.

Аутотренинг — это не просто повторение одной и той же ключевой фразы. К нему относится огромное множество различных упражнений, которые можно разделить на две ступени. Низшая ступень включает аутотренинговые тренировки по нормализации дыхания, достижению равномерного сердцебиения, расширению кровеносных сосудов, а также расслаблению мышц. Высшая ступень заключаются в создании мысленных образов конкретного размера, формы и цвета. После этого происходит перенос данных характеристик на определенный предмет, существующий в реальности, и формирование отвлеченных понятий (например, счастья или радости) в виде этих образов. Во время проведения такой тренировки пациент переживает состояние, которое Иоганн Шульц называл «катарсисом гипноза».

Суггестивная психотерапия

Суггестивная психотерапия – это группа специальных психотехник, в основе которых лежат методы внушения или самовнушения. Данный вид деятельности широко применяется для лечения различных психологических расстройств, зависимых состояний и прочих патологических проявлений.

Внушение проводится в двух состояниях: в момент бодрствования и гипнотического сна. В обоих случаях достигается желаемый результат.

С помощью суггестивного воздействия приводят сознание в особое состояние, позволяющее повысить уровень восприимчивости к установкам и формулам, избавиться от болезненных ощущений, физических недомоганий и психологических нарушений. Суггестивная терапия выполняется при определенных условиях профессиональным гипнологом а также можно обучиться самостоятельной работе с техниками самовнушения.

Предлагаем сеансы суггестивной психотерапии:

Самовнушение по Куэ

Французский психолог Эмиль Куэ (фр. Émile Coué) разработал и широко применял в своей практике метод психотерапевтического воздействия, основанный на самовнушении… читать далее »

Суггестивная репродукция

Суггестивная репродукция, как самостоятельный гипносуггестивный метод, была предложена болгарским психиатром Н. Крестниковым… читать далее »

Верификационное внушение

Верификационное внушение как самостоятельную суггестивную концепцию предложил в 1982 году психиатр, психотерапевт, сексолог А.М. Свядощ…

читать далее »

Сомногипнотерапия

Сомногипнотерапия это метод суггестивного воздействия, который применяется совместно с медикаментозной терапией, когда пациент находится в состоянии глубокого сна под воздействием лекарственных препаратов… читать далее »

Самовнушение по Бехтереву

Самовнушение по Бехтереву. Данный метод суггестивной психотерапии был предложен в 1890-1892г.г., выдающимся психиатром, гипнотерапевтом, академиком В.М. Бехтеревым… читать далее »

Мотивированное внушение

Мотивированное внушение – этот гипносуггестивный метод был предложен известным психотерапевтом, психиатром, доктором медицинских наук, профессором Н.

В. Ивановым в 1959 году… читать далее »

Гипносуггестия по Мюллеру-Хегеманну

Гипносуггестия по Мюллеру-Хегеманну применяется в суггестивной психотерапии с 1978 года… читать далее »

Внушенные лечебные сновидения по Платонову

Этот метод гипносуггестивной психотерапии был предложен в 1930 году учеником В.М. Бехтерева психиатром и психоневрологом К.И. Платоновым… читать далее »

Ревульсивная суггестия

Ревульсивная суггестия, как лечебный принцип, зародилась ещё при Гиппократе… читать далее »

Гипнотический сон

Гипнотический сон (гипноз–отдых) является суггестивным методом, который применяется в условиях стационарного или амбулаторного (домашнего) лечения… читать далее »

Суггестия — это лечение тяжелых психологических патологий и решение многих сложных проблем!

Запись на прием к гипнотерапевту по телефонам:

+38 (050) 237-29-29

+38 (073) 237-29-29

+38 (096) 237-29-29

или по электронной почте [email protected] com.ua

 

Если на ваш телефонный звонок не отвечают, значит идет сеанс гипноза. Вам позже обязательно перезвоним.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Ассоциация суггестивных психологов — Профессиональное сообщество

Поддержка
и защита

Каждый член Ассоциации имеет право на представление и защиту общих и профессиональных интересов в лице АСП. Мы делимся опытом и юридическими рекомендациями построения психологической деятельности.

Профессиональный
рост

Членство в Ассоциации укрепляет престиж специалиста, дает возможность карьерного роста, содействует профессиональному становлению специалистов, участвующих в деятельности Ассоциации.

Уникальные
техники

Деятельность Ассоциация направлена на развитие методов суггестивной психологии. Члены АСП имеют возможность осваивать новые направления, методики, техники. Получают возможность льготного участия в практических мастерских экспертов суггестивной психологии.

Личная терапия
и супервизии

Регулярное прохождение данных процедур – главное условие развития специалистов, гарантия их профессионализма. Все члены Ассоциации имеют доступ к прохождению супервизии и личной терапии у экспертов АСП. Выдаются документы установленного образца.

Официальная сертификация
членов

Решением экспертного совета производится аттестация рекомендованных Ассоциацией специалистов в области суггестивной психологии, что подтверждается сертификатом и внесением в соответствующий реестр с указанием контактов специалиста на всех ресурсах Ассоциации.

Доступ
к материалам

Члены Ассоциации получают доступ к информационным материалам. Предоставляются специальные условия для посещения публичных и закрытых мероприятий АСП.

Этический
комитет

Одна из приоритетных задач Ассоциации- контроль за соблюдением профессиональных границ и норм. О функциях, целях и задачах подробнее на странице «Кодекс регламентов»

Публичные мероприятия
и продвижение

Члены Ассоциации получают возможность заявить о себе в профессиональных кругах. АСП предоставляет исключительные условия для членов, желающих принять участие в мероприятиях в качестве спикеров, и публикацию авторских материалов на всех информационных ресурсах профессионального сообщества суггестивных психологов.

Пространство
для общения

В нашей Ассоциации царит дружественная атмосфера, здесь можно получить поддержку профессионалов, встретить единомышленников, само выразиться и обменяться опытом с коллегами.

Суггестивный эффект знаков лингвокультуры в медиакоммуникации Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 81’1

З. З. Чанышева

Суггестивный эффект знаков лингвокультуры в медиакоммуникации

В статье рассмотрены психологические, языковые и дискурсивные аспекты суггестии. На примере знаков английской лингвокультуры показаны возможности их суггестивного влияния на массовое сознание. Субъективные смыслы актуализируются на уровне интеллектуальной, оценочной и идеологической коннотаций текста.

The article considers psychological, linguistic and discursive aspects of suggestion. Suggestive impact exerted on mass consciousness is analyzed on the basis of various signs of English lingua-culture. Subjective senses are explored with reference to intellectual,axiological and ideological implications of a text.

Ключевые слова: речевое воздействие, суггестия, коннотативные смыслы, политическая картина мира, знаки лингвокультуры, прецедентные явления, коллективное бессознательное.

Key words: speech impact, suggestion, connotative senses, political world view, signs of lingua-culture, precedent phenomena, collective unconscious.

Массовая коммуникация является сегодня, пожалуй, наиболее активной сферой, в которой внедряются новые и совершенствуются известные приёмы речевого воздействия на аудиторию, в первую очередь, инструменты управления интерпретацией и пониманием описываемых в СМИ событий и фактов. История изучения речевого воздействия, начавшаяся с интерпретации богословами священных текстов (нач. с 350 — 400 гг.), в настоящее время привела к разработке когнитивных концепций речевого воздействия, опирающихся на принцип онтологизации знаний, что означает «введение знания в модель мира человека», представляющую совокупность представлений об устройстве действительности в форме фактов, конкретных знаний и т. д., <…> и его усвоение — согласование с уже имеющимися знаниями» [2, с. 175]. Речевые технологии в массовой коммуникации всё активнее используют инструменты скрытого воздействия на общественное сознание, которые оказываются более эффективными по сравнению с приёмами, рассчитанными на откровенное навязывание мнений и оценок, могущее вызвать отторжение (см. об этом: Е.Л. Доценко, С.Г. Кара-Мурза, А.Н. Лебедев, Е. Лубяной, М.В. Никитин, K.S. Jonson-Cartee, B.G. Englis, R.J. Faber).

© Чанышева З. З., 2012

В основе речевого воздействия лежит модальная категория побудительности, реализующаяся через систему разнообразных вербальных и невербальных средств, используемых в целях убеждения, персуазивности, манипулирования сознанием, гипноза, суггестии. Очевидно, что в силу прагматической значимости манипуляция сознанием представляет собой основной технологический ресурс, обслуживающий власть, которая стремится сегодня избегать авторитарного общения с целевой аудиторией. Вместе с тем, реальная практика выявила узкие места стратегии манипулирования, которая рассчитана на объект манипулятивного воздействия, недооценивая личностные характеристики адресата (этнические, социокультурные, возрастные, профессиональные и др.).

Неудивительно поэтому, что в последнее время в политической коммуникации приобрели значительный вес технологии суггестии, не только преодолевающей недостатки манипуляции, но и проникающей в глубинные слои сферы коллективного бессознательного. Вот почему всё чаще применяют с этой целью знаки языка культуры, которые обладают мощным суггестивным потенциалом.

Понятие суггестии, внедрённое в научный оборот Б.В. Поршневым, обозначает «внушающую работу слова», связанную с суггестивной стадией второй сигнальной системы (по И.П. Павлову) [12, с. 424, 429]. Рассматривая суггестию как «первичную завязь общественных отношений», автор видит её цель в том, чтобы побудить «индивида делать что-либо, что не диктуется собственными сенсорными импульсами его организма, <. ..> что выходит за пределы имитативного поведения» [12, с. 429-430]. В этом подходе подчёркнуто основное свойство суггестии: воздействовать на личность, чтобы она принимала на веру то, что не вытекает из её собственного эмпирического опыта.

Современные исследователи считают суггестию глобальной политической стратегией, которая является оптимальным средством эмоционального воздействия на аудиторию, побуждения к определённым действиям и в целом формирования и изменения политической картины адресата. Е.Т. Юданова определяет суггестивный политический текст как такой текст, «доминирующей коммуникативной функцией которого является коррекция социально-политической установки адресата» [17, с 5]. По наблюдениям А. Борисова, в политическом дискурсе можно вызвать тттиро-кий спектр воздействий: от ощущений, представлений до эмоциональных состояний и волевых побуждений [4]. При этом главным условием успешности стратегии внушения является такой способ подачи информации, когда она воспринимается без критической оценки, на уровне бессознательного присвоения, в результате чего речевое воздействие происходит «без достаточных логических оснований» [15].

Обсуждение проблем суггестии предполагает обращение к трём составляющим данного явления: психологической, языковой и дискурсивной, образующим данный вид речевого общения.

Психологическая природа суггестии как внушения основана на некой энергии слова / текста, которая воздействует на сознание и в значительной мере на коллективное бессознательное, когда информация воспринимается как отвечающая глубинным ожиданиям и настроению адресата и, следовательно, не требует сознательной полемики. Одним из первых учёных в отечественной философии был П. Флоренский, обративший внимание на магическую силу слова, способного оказывать глубокое воздействие на человека. В своём труде «У водоразделов мысли» учёный разрабатывает идею синергетичности слова, в смысловых прослойках которого «хранятся неисчерпаемые залежи энергий, отлагавшихся тут веками и истекавших из миллионов уст», которые «содержат черты, подобные психическим и подобные физическим» [14]. Роберт Дилтс, отталкиваясь от идей З. Фрейда о том, что «слова вызывают эмоции и в целом являются средством, с помощью которого мы оказываем влияние на наших ближних» [15, с. 291-292], приходит к принципиальному выводу, что под воздействием слов мы строим наши внутренние модели мира. Он отражает фундаментальные различия между нашими «картами мира» и самим миром, в результате принятия «второй позиции», что означает «установление связей с взглядами, убеждениями и допущениями другого человека, а также восприятие идей и событий на основе его модели мира» [5, с 75].

В центре внимания лингвистов в последние годы чаще оказывались приёмы и инструменты суггестии, используемые в разных жанрах политической коммуникации, характеризуемых идеологической модальностью. Исследователи манипуляции перечисляют такие приёмы воздействия, как передача ложной информации с целью подчинения себе и своей воле другого человека ради собственной выгоды, использование явных и неявных средств манипулирования сознанием и т. д. В условиях суггестивного воздействия установка на речевой эффект приобретает несколько иной по сравнению с манипуляцией характер, который диктует природа суггестии. В традиционных определениях суггестии (принятых в психологии, психотерапии, медицине и др.) отмечается то качество, которое положено в основу его понимания и в лингвистической суггестии: это «словесное воздействие, воспринимаемое без критики», и шире — передача информации «безречевым путём» (мимикой, жестами, интонацией, всем внешним обликом говорящего) (см. обзор в [16]). Наиболее популярным является определение М. Р. Желтухиной, исследующей влияние суггестии на формирование политического сознания: «суггестия (лат. suggestio — внушение) понимается как процесс воздействия на психику адресата, на его чувства, волю и разум, связанный со снижением сознательности, аналитичности и критичности при восприятии внушаемой информации» [8, с. 308]. Очевид-

но, что внушение будет успешным, если в ходе коммуникации устанавливается доверительный контакт, обеспечивающий эмоциональную основу воздействия. Это сродни «заразительности», электризации толпы, которую увлекает своей речью оратор, когда достаточно засмеяться одному, и он заражает своим смехом всех остальных [13]. Таким образом, как утверждает Р. Барт, присутствие эмпирической личности предполагает как обязательное условие «эмпатическое вчувствование», «вживание» в текст [3, с. 373]. Идеология, представляющая основную характеристику массмедий-ного текста, призвана создать «картину мира», которая преследует цель сублимирующего оправдания конкретных интересов [10, с. 12].

В наиболее полном виде основные положения суггестивной лингвистики изложены Л. Н. Мурзиным и сводятся к тому, что (1) язык в целом следует рассматривать как суггестивную систему; (2) суггестивную лингвистику следует квалифицировать как междисциплинарную науку; (3) компоненты текста, как вербальные, так и невербальные, выступают как средства суггестии; (4) суггестивная лингвистика изучает процессы суггестии в динамике; (5) объектами исследования являются суггестор и суггестант, взаимодействующие друг с другом посредством механизмов внушения, корпус текстов или приёмов, обеспечивающих целенаправленное, эффективное воздействие [11].

В лингвистической экспертизе текста А. Н. Баранов, анализируя языковые механизмы речевого воздействия, исходит из принципа вариативности интерпретации действительности. Можно предположить, что данный принцип вариативности имеет универсальную значимость в медиакоммуникации, следовательно, он позволяет говорящему (пишущему) сознательно отбирать такие варианты описания, которые обладают наибольшей суггестивной силой. На самом деле, по наблюдениям исследователей, единицы всех уровней языка способны участвовать в создании суггестивных текстов или текстов, обладающих суггестивной силой. Интересный пример рекламы приводит Р. Барт, в котором суггестивный эффект создаётся фонематическими составляющими имени фирмы Пандзани, в котором необходимый коннотативный смысл (рекламируемые макароны якобы итальянского производства) вытекает из звучания слова («дз» и «и» в конце слова).

Дискурсивные основания исследования суггестивного воздействия связаны с установлением стратегий, тактик и риторических приёмов, используемых для достижения данной цели. В исследованиях М.Р. Желтухи-ной [6; 7; 8] показано суггестивное воздействие языка на политическое сознание, которое «стереотипизируется, автоматизируется, авторитаризи-руется, рутинизируется» [7, с. 38]. Автор разрабатывает продуктивные когнитивные методы анализа, учитывающие факторы адресата и адресанта. Вероятно, объектом суггестивного воздействия, в первую очередь, являются политические ценности и идеология в структуре сознания, что

побуждает рассмотреть средства, вызывающие эмпатию как необходимое предусловие внушения. Роль знаков лингвокультуры не исследована на предмет выявления их суггестивного потенциала, связанного с созданием, закреплением или изменением установки, понимаемой как «ценностная диспозиция, устойчивая предрасположенность к определённой оценке, основанная на когнициях, аффективных реакциях, поведенческих намерениях (интенциях)» [16]. Между тем именно отсылки в тексте на явления (события, персоналии, предметы, символы, ситуации и т. д.), закрепившиеся в культурной памяти нации, раздвигают границы анализируемого текста, позволяя осуществлять интерпретацию создаваемых в нём смыслов в интердискурсивном пространстве [8].

Анализ разных видов культурных знаков может быть направлен на установление их роли в качестве суггестивных средств, участвующих в создании интеллектуальной, оценочной и идеологической составляющих текста на фоне мощного эмоционального воздействия. Об уникальном свойстве языка лингвокультуры пишет Н. Ф. Алефиренко, отмечая на примере символа его способность «передавать весь спектр магической силы», затрагивать «аффективную сферу человеческого естества», его обращённость к «неосознаваемым глубинам человеческой души» [1]. Учитывая эмоционально-интеллектуальную природу знаков лингвокультуры, можно преположить, что суггестивным свойством обладают не только символы, но и в другие единицы языка и кодов культуры, в которых закрепляются ценностно-культурные смыслы. Очевидно, что именно через коды культуры мы входим «в непредметный мир смысловых отношений» <…>, открываем для себя смыслы, «живущие в бессознательных глубинах души и объединяющие людей в единое этнокультурное сообщество» [1, с. 189]. Так, например, одним их центральных идеологических императивов в речи Барака Обамы, обращённой к ветеранам войн (Remarks on the Veterans Jobs Corps), является топос патриотизма, отвечающий потребности безопасности и защищённости, которую принято связывать с архетипом оборонного сознания, “Every American who serves joins an unbroken line of heroes that stretches from Lexington to Gettysburg from Iwo Jima to Inchon; from Khe Sanh to Kandahar — Americans who have fought to see that the lives of our children are better than our own. Our troops are the steel in our ship of state”. В условиях кризисной коммуникации данный топос выражается в идее мобилизации сил и консолидации общества для преодоления экономических, финансовых и проч. трудностей, “We need an economy that is built to last, that is built on American manufacturing, and American knowhow, and American-made energy, and skills for American workers, and the renewal of American values of hard work and fair play and shared responsibility. These are not Democratic values or Republican values. These are American values”.

Суггестия интеллектуального плана основана на укоренившихся стереотипах, которые исторически закрепляются и актуализируются вновь в массовом сознании в новом историческом контексте. Они могут использоваться в качестве культурноразделяемых пресуппозиций, вводящих скрытое утверждение. Так в статье, посвящённой критике позиции России по поводу санкций Совбеза ООН против Сирии, внушаются якобы разделяемые всеми мысли о политических интересах русских в этом регионе, квалифицируемые автором как неизменные со времен холодной войны, “Despite the end of the Cold War, Moscow’s ties to Damascus also remain a bargaining chip in relations with the United States. The Middle East and North Africa Department in the Russian Ministry of Foreign Affairs remains a bastion of old Arabists, many of whom continue to view the region through the prism of a strategic rivalry with Washington». Цепочка единиц, обладающих идеологической модальностью (bargaining chip, bastion of old Arabists, strategic rivalry), актуализирует неодобрительное отношение автора статьи к проводимой Москвой политике на Ближнем Востоке и Северной Африке. Эта модальность обладает значительной суггестивной силой, подавляющей критическое восприятие информации благодаря простому повтору единиц, создающих иллюзию преемственности критикуемой политики в этом регионе (ties also remain, remains a bastion, continues to view). В данном случае суггестивный потенциал выражения old Arabists определяется отрицательным контекстом, актуализирующим смысл encouraging a policy of appeasement of a ruthless dictator, хотя в другом окружении данное выражение способно реализовать иной — положительный смысл (working most of the time in or on the Middle East, an expert in Arabic language and literature). Помимо подчёркнутых в примере прецедентных явлений автор далее приводит для усиления обвинительного тона выдержку из речи В. В. Путина на конференции по безопасности в Мюнхене, которая на Западе в определённых кругах получила резко отрицательную оценку, выдаваемую автором за объективное мнение, подкреплённое вырванной из контекста цитатой с жёсткой формулировкой антиамериканской позиции, “As then-Russian President Vladimir Putin argued in a notorious speech at the 2007 Munich Security Conference, the U.S. was promoting “an almost uncontained hyper use of force…that is plunging the world into an abyss of permanent conflicts ”. Внушаемая оценка данной речи (notorious — known or famous for some bad quality or deed) обладает мощной суггестией особенно для лиц, не знакомых с полным текстом выступления российского президента.

Анализ материала свидетельствует о дипластичности форм суггестивного раздражения, которое является выражением базовой для человеческих отношений категории: «мы» /«они» [12]. Приведём в качестве примера выражение the Arab Spring, которое в последние годы практически приобрело силу символа и способно актуализировать

диаметрально противоположные смыслы в зависимости от того, кто им пользуется. В 2005 году, возникнув в политическом языке в контексте событий, связанных с операцией Operation Iraqi Freedom («Свобода Ираку» (2003-2004 гг.), оно знаменовало возникновение в этом регионе дружественно настроенных к Западу демократий. В 2010 году выражение стало символом демократических революций и выступлений, которые прокатились по арабским странам (Тунис, Египет, Ливия, Йемен, Бахрейн, Сирия и др.). В следующем примере автор внушает мысль об ослаблении позиций Москвы в регионе, которой якобы приходится выбирать позицию между поддержкой ЛАГ или Сирии, “By bucking the Arab League on Syria, Moscow is jeopardizing its relations with governments across the Middle East, which since the Arab Spring are increasingly responsive to public opinion ”. В другой англоязычной статье, посвящённой ситуации в регионе, данное выражение внушает позитивный смысл (the Arab Spring appears to be entering a hopeful stage), когда события принимают, с точки зрения автора, желательный оборот после внесудебной казни полковника Каддафи («кровавого палача и военного преступника»), которую якобы приняли в мире с понятным ликованием и радостью («The extra-judicial execution of Colonel Gaddafi has been greeted with international elation, and understandably so. There was very little to be said in favour of that gnarled torturer and war criminal”). Автор ещё одной статьи, уподобляя Арабскую весну Европейской весне 1989 года (Europe an Spring), приведшей, по мнению автора, к развалу СССР два года спустя, внушает в условиях тупиковой ситуации в регионе тревожную мысль о превращении её в «зиму недовольства» (winter of discontent). Последнее вызывает в сознании не только ассоциации с цитатой из «Ричарда III» Шекспира, но и проводит параллель с событиями не столь отдалёнными (выступления английских рабочих зимой 1978-79 гг., недовольных лейбористским правительством, приведшие к победе консерваторов во главе с М. Тэтчер). На фоне того клубка проблем, в который сплелись религиозные, политические, идеологические и прочие распри и противоречия, осложнённые непрекращающимися актами терроризма, вполне объяснима сила воздействия появившихся в последние дни сочетаний этого ряда (Islamist / Muslim / an EU / Al-Qaeda ’ / Chinese / Syria’s long / Ukranian Winter / Arab Spring, Fall and Winter, etc).

Таким образом, знаки лингвокультуры, используемые в тексте в качестве средств суггестии, актуализируют в общественном сознании конно-тативные смыслы на разных глубинах сознания, а также на подсознательном уровне, включая архетипические образы и ассоциации в пространстве коллективного бессознательного, а наличие в их содержании культурно-ценностной составляющей создаёт возможность игры на эмоциях адресата, которая обеспечивает благодаря подавлению воли адресата восприятие им внушаемой интеллектуальной, оценочной и идеологической информации.

Список литературы

1. Алефиренко Н. Ф. Лингвокультурология: ценностно-смысловое пространство языка: учебное пособие. — М.: Флинта: Наука, 2010.

2. Баранов А. Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учебное пособие. — изд. 2-е. — М.: Флинта: Наука, 2009.

3. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. — М.: Прогресс, 1989.

4. Борисов А. Лингвистические особенности суггестивного политического дискурса (на примере выступлений президентов Дж. Буша и Ф. Рузвельта): автореф… дис. канд. филол. наук. — Омск, 2006.

5. Дилтс Р. Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП. — СПб.: Питер, 2001.

6. Желтухина М. Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса. О проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ. Монография. — М.: ИЯ РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003.

7. Желтухина М. Р. Политический и масс-медиальный дискурсы: воздействие -восприятие — интерпретация //Язык, сознание, коммуникация. Сб. статей / отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. — М.: МАКС Пресс, 2003. — С. 38-52.

8. Желтухина М. Р. Политическое сознание и суггестивность // PR-технологии в информационном обществе: мат-лы ГУВсерос. науч.-практ. конф. — Санкт-Петербург, 30-31 марта 2007 г. — СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2007. — Ч. Г. — С. 304-314.

9. Иванова С. В., Чанышева З. З. Лингвокультурология: проблемы, поиски, решения. Монография. — Уфа: РИЦ БашГУ, 2010.

10. Косиков Г. К. Вступит статья // Р. Барт S/Z. Пер. с фр. / под ред. Г.К. Косико-ва. — М.: Эдиториал УРСС, 2001. — С. 8-29.

11. Мурзин Л. Н. О суггестивно-магической функции языка // Фатическое поле языка: памяти проф. Л. Н. Мурзина. — Пермь, 1998. — С. 108-114.

12. Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории (проблемы палеопсихоло-

гии) / науч. ред. О.Т. Вите. — СПб.: Алетейя, 2007.

13. Почепцов Г. Г. История русской семиотики до и после 1917 года. Учебно-

справочное издание. — М.: Лабиринт, 1998.

14. Флоренский П. У водоразделов мысли — М.: Правда, 1990 (Приложение к журналу «Вопросы философии»).

15. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого Я. — [Электронный ресурс]: http://www.magister.msk.ru/library/philos/freud 001.htm

16. Черепанова И. Ю. Дом колдуньи. Язык творческого Бессознательного. — М.: КСП+, 1999.

17. Юданова Е. Т. Суггестивная функция языковых средств англоязычного политического дискурса: автореф. дис. … канд. филол. наук. — СПб., 2003.

Источники

18. http://www.telegraph.co.uk

19. Http://www.dailymail.co.uk./news/article

20. http://washingtonpost/com/world

21. http://www.whitehouse.gov/briefing-room/speeches-and-remarks.

11 апреля в Центре Суггестивной психологии Института психоанализа…

11 апреля в Центре Суггестивной психологии Института психоанализа начинается практическая обучающая программа «Суггестивная психология: гипноз и внушение».
У Вас есть возможность расширить свои знания в области применения гипноза и получить практические навыки применения разнообразных приемов одного из самых мощных методов психотерапии.
Программа состоит из 9 модулей по 2 дня каждый (выходные дни с 10.00 до 18.00, с несколькими перерывами, в том числе и на обед).
Выдаваемые документы:
— после модулей: сертификат Института психоанализа;
— после полного курса: свидетельство о повышении квалификации.

Внимание!!! Возможно освоение как программы целиком, так и отдельных модулей.

Записаться на программу вы можете, заполнив форму на сайте www.inpsycho.ru или по телефону: +7(919)724-21-54 Саленкова Анна.

Адрес: м. Ленинский проспект, Ленинский проспект, д. 38 А

Головинов Евгений Иванович
Психолог-консультант, нейро-лингвист, гипнолог, гипнотерапевт, сертифицированный специалист по эриксоновскому гипнозу и краткосрочной психотерапии, директор Научно-практического центра психологической безопасности индивидуальности «АКМА», научный сотрудник центра «Медконсалт» практикующий психолог, ведущий программы «Ваш личный психолог» на канале ТДК в 2007 году, исполнительный директор Научно-практического центра «Лидер».
Кудрявцева Наталья Владимировна
Практикующий психолог, гипнотерапевт, специалист по телесно-ориентированной терапии, специалист по философским основаниям и практикам религиозных и культовых систем (от шаманизма до мировых религий и современных /около/религиозных форм), автор и ведущая тренингов (личностного роста, развития осознанности, бизнес-тренинги для управляющего звена и руководителей) и обучающих курсов по гипно-суггестивной психологии.
Скалов Константин Владимирович
Практикующий психолог, гипнотерапевт, специалист Института Клинического Гипноза Российской Психотерапевтической Ассоциации, автор и ведущий обучающей программы Этиология депрессии.

INITIAL STATEMENTS AND PRACTICAL PRINCIPLES

176

PSYCHOLOGICAL JOURNAL

№ 1 (21) 2019

№ 1 (21) 2019 http://www.apsijournal.com/

ISSN 2414-0023 (Print)

ISSN 2414-004X (Online)

DOI (Issue): https://doi.org/10.31108/1.2019.1.21

6. Клиническая психология и психотерапия / Под ред.

М. Перре, У. Бауманна. – 3-е изд. – СПб: Питер, 2012. –

944 с.

7. Крупельницька Л. Напрями сучасної психотерапії.

Навчальний посібник / Л. Крупельницька. – К.: Інтер-

сервіс, 2018, 296 с.

8. Манилов И. Ф. Некоторые особенности суггестивной

коррекции «картины мира» / И.Ф. Манилов // Науковий

вісник Херсонського державного університету. Серія

«Психологічні науки». – 2017. Вип. 3, Т. 1 – С. 209–213.

9. Манилов И. Ф. О методах мультимодальной суггести-

вной психотерапии / И.Ф. Манилов // Проблеми сучас-

ної психології: Збірник наукових праць Кам’янець-

Подільського національного університету імені Івана

Огієнка. – Вип. 38. – Кам’янець-Подільський : Аксіома,

2017. – С. 281 – 292.

10. Манилов И. Ф. О психотерапевтическом персональ-

но идеальном стиле жизни / И.Ф. Манилов // Проблеми

сучасної психології: Збірник наукових праць Кам’янець

-Подільського національного університету імені Івана

Огієнка. – Вип. 39. – Кам’янець-Подільський : Аксіома,

2018. – С. 146 – 156.

11. Манилов И. Ф. Мультимодальное суггестивное пси-

хотерапевтическое воздействие: особенности стратегии

[Електронний ресурс] / И.Ф. Манилов // Психологічний

часопис: збірник наукових праць. – Київ : Інститут пси-

хології імені Г. С. Костюка НАПН України, 2018. – №

8. – Вип.18. – С. 86-99 – Режим доступу: http://

www.apsijournal.com/index.php/psyjournal/article/

view/418/271

12. Тукаев Р. Д. Психотерапия: теории, структуры, ме-

ханизмы / Р.Д. Тукаев – М.: ООО «Медицинское ин-

формационное агентство», 2007. – 392 с.

13. Холмогорова А. Б. Когнитивно-бихевиоральная пси-

хотерапия / А.Б. Холмогорова, Н.Г. Гаранян // Основ-

ные направления современной психотерапии. – М.:

«Когито-Центр», 2000. – С. 224-267.

14. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия / И. Ялом;

пер. с англ. Т.С. Драбкиной. М.: Класс, 1999. – 576 с.

15. Beck A. T., Freeman A. (1990) Cognitive therapy of

personality disorders. – N.Y.: Guilford Press.

16. Ellis A. (1993) Reflections on Rational-Emotive Thera-

pi / J. of consulting and clinical psychology. 61, 2, 199-201.

References (Transliteration):

1. Aleksandrov A. A. Psihoterapiya: uchebnoe posobie. /

A.A. Aleksandrov. – SPb: Piter, 2004. – 480 s.

2. Bek Dzh. S. Kognitivnaya terapiya: polnoe rukovodstvo /

Dzhudit Bek – M.: OOO «I.D. Vilyams», 2006. – 400 s.

3. Bul P. I. Psychoterapiya, hipnoz e vnushenie v praktich-

eskoy meditsine / D.G. Bul. – L., 1990. – 91 s.

4. Burlachuk L. F., Kocharyan A.S., ZHidko M.E. Psihoter-

apiya: Uchebnik dlya vuzov / L.F. Burlachuk, A.S. Kochar-

yan, M.E. ZHidko – 3-e izd. – SPb.: Piter, 2012. – 496 s.

5. Burno M. E. Klinicheskaya psihoterapiya / M.E. Burno.

– M.: Akademicheskii Proekt; Delovaya kniga, 2006. – 800

s.

6. Klinicheskaya psihologiya i psihoterapiya / Pod red. M.

Perre, U. Baumanna. – 3-e izd. – SPb: Piter, 2012. – 944 s.

7. Krupelnicka L. Napryami suchasnoyi psihoterapiyi.

Navchalnij posibnik / L. Krupelnicka. – K.: Interservis,

2018, 296 s.

8. Manilov I. F. Nekotorye osobennosti suggestivnoj

korrekcii «kartiny mira» / I.F. Manilov // Naukovij vіsnik

Hersons’kogo derzhavnogo unіversitetu. Serіya

«Psihologіchnі nauki». – 2017. Vip. 3, T. 1 – S. 209–213.

9. Manilov I. F. O metodah mul’timodal’noj suggestivnoj

psihoterapii / I.F. Manilov // Problemy suchasnoї psi-

hologії: Zbіrnik naukovih prac’ Kam’janec’-Podіl’s’kogo

nacіonal’nogo unіversitetu іmenі Іvana Ogієnka, Іnstitutu

psihologії іmenі G.S. Kostjuka NAPN Ukrainy. – Vip.

38. – Kam’janec’-Podіl’s’kij : Aksіoma, 2017. – S. 281 –

292.

10. Manilov I. F. O psihoterapevticheskom personal’no

ideal’nom stile zhizni / I.F. Manilov // Problemi suchasnoї

psihologії: Zbіrnik naukovih prac’ Kam’yanec’-Podіl’s’kogo

nacіonal’nogo unіversitetu іmenі Іvana Ogієnka. – Vip.

39. – Kam’yanec’-Podіl’s’kij : Aksіoma, 2018. – S. 146 –

© Манилов И. Ф.

DOI (Article): https://doi.org/10.31108/1.2019.1.21.11

Суггестивная психотерапия

Суггестивная психотерапия — группа методов, в основе которых в качестве ведущего лечебного фактора выступает внушение или самовнушение. Внушение может реализовываться в состоянии бодрствования или гипнотического погружения. Такие необычные состояния психики человека, как внушаемость и гипноз, использовались еще в доисторическом прошлом. Внушение в бодрствующем состоянии и в гипнозе использовали жрецы и шаманы, вожди и полководцы, целители и мистификаторы.

В одном из самых древних источников о способах врачевания — египетском папирусе Эберса — содержится описание 900 прописей целительных трав и снадобий. Но самым примечательным является начало папируса, которое звучит примерно так: «Слова, которые следует произносить четко и произносить часто, как только возможно, прикладывая лекарство к больным членам, для того, чтобы уничтожить поразившие их страдания:

«Изис, освободившая Озириса, избавившая Гора от злополучных деяний, его брата Сета, убившего своего отца Озириса, о, Изис, великая богиня заклинаний! Освободи и меня от всего злого, от боли и злоумышленных действий, освободи меня от бога и богинь страдания, от смерти, от того, что проникло в меня…».

Во всем тексте папируса настойчиво проводится мысль о необходимости сопровождать принятие каждого лечебного средства обращением к богам и духам.

Одним из наиболее искусных древних психотерапевтов, согласно книгам Нового Завета, был Иисус Христос. В восьмой главе Евангелия от Матфея описывается, как Христос исцелил двух «весьма свирепых», переселив из них стадо бесов в стадо свиней:

«И он сказал им: идите. И они, вышедши, пошли в стадо свиное. И вот все стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде» (стих 32).

В другой главе рассказывается об исцелении словом слепых и немых.

Светоний и Тацит свидетельствуют, что царь Пирр и император Веспасиан излечивали прикосновением большого пальца правой ноги. Короли Франции и Англии исцеляли своих подданнных наложением руки.

Широко распространено внушение и самовнушение в странах Востока, особенно в Индии. Швейцарский этнограф Л.Штолль в своей книге «Гипноз и внушение в психологии народов» рассказывает о том, как йог Харид посредством самовнушения погрузил себя в состояние, близкое к анабиозу, пробыл в таком состоянии в деревянном ящике без пищи и воды в течение 40 дней.

новых голосов: сила внушения

Целая индустрия возникла из идеи, что силой внушения мы можем изменить и улучшить свою жизнь. Книги, журналы и телепрограммы — все они предлагают способы, с помощью которых самовнушение и сила «позитивного мышления» могут помочь нам бросить курить, укрепить нашу карьеру и улучшить личную жизнь. К сожалению, доказательства в значительной степени анекдотичны и субъективны, но есть значительная научная поддержка силы внушения в терапевтических условиях, с Хендерсоном (2003, стр.170), утверждая: «Эффективность внушения неоднократно демонстрировалась во всех областях медицины и человеческого поведения. Фактически, практически в каждом случае исследования лекарств на людях внушение оказалось эффективным. Во многих случаях это было более эффективно, чем тестируемый фармацевтический препарат! »

Понятие« внушаемость »представляет интерес для психологов из всех уголков дисциплины, поскольку оно охватывает широкий спектр областей, связанных с когнитивными, социальными и личностными факторами. .Здесь мы смотрим на внушаемость в различных контекстах, чтобы определить, является ли внушаемость личностной чертой или когнитивной предвзятостью, и кто будет восприимчивым.

Сила плацебо

Простая вера в то, что что-то приносит вам пользу, на самом деле может иметь положительное значение. Во многих клинических испытаниях лекарств значительное меньшинство людей будет демонстрировать измеримое, наблюдаемое или ощутимое улучшение своего состояния, приняв не что иное, как инертное плацебо. Charron et al. (2006), например, показали эффективность плацебо для пациентов, страдающих от болей в спине, и аналогичные результаты были продемонстрированы в ответ на дискомфорт, вызванный синдромом раздраженного кишечника (например,грамм. Conboy et al., 2006), а также при оценке эффектов гомеопатии (например, Walach et al., 2005). Эффект может быть значительным: Кирш и Сапирштейн (1998) провели метаанализ около 39 исследований эффективности прозака у пациентов, страдающих депрессией, и пришли к выводу, что плацебо может составлять более 50 процентов заявленных улучшений состояния. Точный механизм действия эффекта плацебо неизвестен, но ясно, что вера в то, что что-то работает, может иметь мощный психологический эффект.

Искажения памяти

Большинство исследований, посвященных природе внушения, сосредоточено на его влиянии на память. Элизабет Лофтус, например, продемонстрировала, как наводящие вопросы и наводящая информация могут серьезно исказить память человека о наблюдаемом событии (например, Loftus, 1979).

Пагубное влияние суггестивных процедур также исследовалось в отношении создания ложных воспоминаний в рамках терапии. Годы эмпирических исследований показывают, что ложные воспоминания о сексуальном насилии в детстве (сатанинском или несатанинском), сообщения о похищении инопланетянами и яркие рассказы из прошлых жизней часто имеют общие черты.Во многих случаях эти основанные на фантазии «воспоминания» возникают в ответ на гипнотические или другие суггестивные процедуры, выполняемые терапевтами и заблудшими энтузиастами. Однако также вероятно, что собственных предсуществующих убеждений клиента может быть достаточно, чтобы вызвать ложные воспоминания даже в отсутствие явных внушений со стороны терапевта.

Техники внушения критически рассматривались также в рамках судебно-медицинской экспертизы и, в частности, при допросе подозреваемых и свидетелей полицией и следователями.Вопросительная внушаемость — это «степень, в которой в рамках закрытого социального взаимодействия люди начинают принимать сообщения, передаваемые во время формального допроса, в результате чего нарушается их последующая поведенческая реакция» (Gudjonsson, 1987, p. 215). Брук и Сеси (1996) сообщают, что вопросительная внушаемость может возникать из-за определенных личных характеристик или в определенных ситуациях. Кроме того, вопросительная внушаемость зависит от степени предвзятости интервьюера и давления, которое он может оказать на интервьюируемого, тем самым загрязняя память человека.

Один хорошо задокументированный и яркий пример вопиющей силы наводящих вопросов касается случая Пола Инграма (Wright, 1994). В 1988 году дочь Ингрэма обвинила своего отца в жестоком обращении с детьми, и впоследствии Пол Ингрэм был доставлен для допроса в местную полицию. Первоначально он утверждал, что у него нет никаких воспоминаний, но во время допроса Ингрэму неоднократно говорили, что он, должно быть, совершил преступления, и просили представить предполагаемые события. В конце концов, Ингрэм предоставил полиции признательные показания во все более странных действиях.Ричарда Офше, психолога, попросили дать оценку Ингрэму и впоследствии предоставить доказательства по делу. Он пошел навестить Ингрэма в тюрьме и предложил полностью сфабрикованную историю инцидентов и преступных действий, которые Ингрэм якобы совершил в отношении членов семьи. Офша поручила Инграму помолиться над этой идеей, и тогда он смог придумать полностью сфабрикованные отчеты о предполагаемых ему преступлениях. Несмотря на это, Ингрэм был осужден по нескольким обвинениям и провел много лет в тюрьме, но наконец был освобожден в 2003 году.

Кажется почти невозможным поверить в то, что кто-то сознается в таком ужасном преступлении, которого он не совершал, однако аналогичные истории о влиянии суггестивных методов были продемонстрированы и в других случаях ложного признания. Кассин (1997) показал, как некоторые люди, столкнувшиеся с изнурительными и эмоционально разрушительными полицейскими допросами, признались в ужасных преступлениях, а в некоторых случаях даже пришли к выводу, что они в некотором роде виновны.

Предложение — это волшебство!

В течение многих лет маги веками эксплуатировали нашу уязвимость к внушению, чтобы достичь всевозможных иллюзий и уловок ловкости рук.Одним из основных инструментов, используемых магами, является практика неверного направления, что стало возможным благодаря силе внушения. Например, когда словесному внушению удалось отвлечь внимание аудитории, обученный маг может заменить или удалить предметы. Интересно, что многие фокусники утверждают, что гораздо легче обмануть комнату, полную ученых, чем класс детей, поскольку научный ум будет искать причину и следствие, тогда как дети, с другой стороны, с большей вероятностью будут полагаться на свои наблюдения ( Гаддис, 2004).

Внушение и паранормальные явления

Как и в случае с магами, использование внушения — мощный инструмент, с помощью которого можно убедить доверчивую аудиторию. Многие скептики писали об уловках и уловках, связанных с демонстрацией якобы паранормальных способностей экстрасенсами и медиумами (например, Randi, 1980; Wilson, 2006). Однако использование словесного внушения в псевдопсихических демонстрациях до недавнего времени не исследовалось с научной точки зрения.

Wiseman et al. (2003) описывают два эксперимента, в которых они изучали внушение в комнате для спиритических сеансов, спрашивая, не сделало ли предшествующее убеждение в паранормальных явлениях участников более склонными к внушению в этом контексте.В их первом эксперименте около трети свидетелей ошибочно сообщили, что неподвижный стол перемещался во время сеанса после предложения фальшивой среды на этот счет. Верующие в паранормальные явления чаще неверно сообщали о таком движении, чем неверующие. Верующие оказались более восприимчивыми к внушению, чем неверующие, и во втором наборе фальшивых сеансов, но только тогда, когда внушение соответствовало их вере в паранормальные явления. Например, если фальшивый медиум предположил, что объект не сдвинулся с места, хотя на самом деле это произошло (обманом), верующие с не большей вероятностью примут это предположение, чем неверующие.В целом около одной пятой участников считали, что они были свидетелями настоящих паранормальных явлений. Как отмечают Уайзман и его коллеги, неясно, повлияло ли словесное внушение напрямую на восприятие события участниками, их воспоминания о событии или и то, и другое. Возможно даже, что ни восприятие, ни память не были затронуты и что результаты были обусловлены характеристиками спроса, но конечный результат тот же: большая часть участников была готова сообщить, что неподвижные объекты переместились и что они действительно были свидетелями паранормальные явления.

Роль индивидуальных различий

Учитывая множество случаев, в которых внушение может повлиять на нашу жизнь и поведение, было бы справедливо предположить, что наша уязвимость к внушению может быть слишком общей частью того, к чему это относится. Будьте человеком. Гэддис (2004, с. 4), например, говорит: «Это психологический факт, в который люди первым побуждают поверить. Сомнения обычно вторичны. А сила внушения оказывает огромное влияние на нашу жизнь и наши мнения.’

В ходе значительного количества исследований был изучен ряд индивидуальных различий, которые могут коррелировать с внушаемостью. Например, интеллект человека влияет на то, поддается ли он внушению в ситуациях допроса. Люди со средним или выше среднего уровнем интеллекта и когнитивных способностей, скорее всего, смогут оценить, может ли информация вводить в заблуждение (Boon & Baxter, 2004). Одно исследование показало, что помимо интеллекта люди более открыты для наводящих вопросов и давлению со стороны экспериментаторов.Кроме того, лица с низкой оценкой компетентности, которая рассматривается как низкая эффективность в ситуациях достижения результатов, восприимчивы к наводящим сомнениям и отрицательной обратной связи со стороны следователей, потому что они могут сомневаться в собственном мнении, таким образом полагая, что вводящая в заблуждение информация является более надежным источником (Peiffer & Трулль, 2000). Интересно, что Пайффер и Трулл (2000) тестировали только участниц женского пола, и их обоснование состояло в том, что предыдущие исследования выявили гендерные различия во внушаемости (например, Loftus et al., 1991). Однако результаты остаются неубедительными по этому вопросу.

Таким образом, очевидно, что многие из нас восприимчивы к разного рода внушениям, будь то предложения от других, которым доверяют, авторитетных лиц, книг по саморазвитию или исследователей, изучающих эффекты памяти. Возможно, менее ясно, почему мы так восприимчивы и каковы могут быть механизмы, стоящие за внушаемостью. Может быть, я мог бы предположить, что эта область созрела для исследований?

Доктор Крисси Уилсон, преподаватель Университета Чарльза Стюарта, Австралия

Список литературы

Бун, Дж.C.W. и Baxter, J.S. (2004). Сведение к минимуму посторонней вопросительной внушаемости на основе интервьюера. Юридическая и криминологическая психология, 9, 229–238.

Bruck, M. & Ceci, S.J. (1996). Вопросы научного обоснования интервью с маленькими детьми. Монографии Общества по исследованию детского развития, 61 (4–5), 204–214.

Чаррон, Дж., Рейнсвилл, П. и Маршан, С. (2006). Прямое сравнение эффектов плацебо на клиническую и экспериментальную боль. Клинический журнал боли, 22, 204–211.

Conboy, L.A., Wasserman, R.H., Jacobson, E.E. et al. (2006). Изучение эффектов плацебо при синдроме раздраженного кишечника. Современные клинические испытания, 27, 123–134.

Гаддис В.Х. (2004). Искусство честного обмана. См. На сайте www.strangemag.com/artofhonestdecept.html

Gudjonnson, G.H. (1987). Параллельная форма шкалы внушаемости Гуджонсона. Британский журнал клинической психологии, 26, 215–221.

Хендерсон, CE (2003). Самогипноз для той жизни, которую вы хотите.Биоцентрическое издательство.

Кассин С.М. (1997). Психология ложных признаний. Американский психолог, 52, 221–233.

Кирш И. и Сапирштейн Г. (1998). Слушаю прозак, но слышу плацебо. Профилактика и лечение, 1, статья 0002а. Доступно на http://psycnet.apa.org/journals/pre/1/2/2a/

Loftus, E.F. (1979). Показания очевидцев. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Лофтус, Э.Ф., Левидов Б. и Двенсинг С. (1992). Кто лучше запоминает? Прикладная когнитивная психология, 6, 93–107.

Peiffer, L.C. И Трулл, Т. (2000). Предикторы внушаемости и производства ложных воспоминаний у молодых взрослых женщин. Журнал оценки личности, 74, 384–399.

Рэнди, Дж. (1980). Flim flam. Буффало, Нью-Йорк: Книги Прометея.

Валах, Х., Йонас, В. и Льюит, Г. (2005). Являются ли клинические эффекты гомеопатии эффектами плацебо? The Lancet, 366, 2081.

Уилсон, К. (2006). Ясновидение? Или просто слепой ведет слепого? [UK] Skeptic, 19 (1), 16–18.

Уайзман Р., Гриннинг Э. и Смит М. (2003). Вера в паранормальные явления и внушение в комнате для сеансов. Британский журнал психологии, 94, 285–297.

Райт, Л. (1994). Вспоминая сатану. Нью-Йорк: Кнопф.

Предложение | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур



Предложение — это название психологического процесса, с помощью которого один человек может направлять мысли, чувства или поведение другого.

Для психологов девятнадцатого века, таких как Уильям Джеймс, слова предполагают и предположение использовались в смыслах, очень близких к тем, которые они имеют в обычной речи; Говорят, что одна идея подсказывает другую, когда она напоминает о другой или (говоря современным языком) воспроизводит ее.

Ранние научные исследования гипноза психологами, такими как Кларк Леонард Халл, привели к тому, что психологи использовали эти слова в особом и техническом смысле.Гипнотизеры школы Нэнси заново открыли и придали общее значение доктрине, согласно которой наиболее существенной чертой гипнотического состояния является беспрекословное послушание и покорность, с которыми загипнотизированный субъект принимает, верит и действует в соответствии с каждой командой или предложением гипнотизера. . Команды или предложения, сделанные субъекту (они — могут быть просто подразумеваемыми жестом, взглядом или случайным замечанием третьему лицу — теперь рассматриваемые как «невербальное внушение») и принятые с этой особенно некритической и сильной верой, были назвал предложения; и субъект, принимавший их таким образом, считался внушаемым.Еще в начале девятнадцатого века внушение и истерию Пьер Жане связал. В последнее время наблюдается возрождение интереса к подобным идеям.

Современные научные исследования гипноза разделяют два существенных фактора: транс и внушение. Говорят, что состояние ума, вызванное трансом, возникает в процессе гипнотического наведения; по сути, инструкции и предложения о том, что человек войдет в гипнотическое состояние. После того, как вы попали в гипнотическое состояние ума, вам будут даны внушения, которые могут произвести желаемый эффект.Обычно используемые предложения по показателям внушаемости (и показателям гипнотической восприимчивости) включают предположения, что рука становится легче и парит в воздухе, или предположение, что у вас над головой жужжит муха. «Классический» ответ на внушение состоит в том, что субъект воспринимает намеченный эффект как происходящий непроизвольно.

Однако внушения могут иметь эффект и в отсутствие гипнотического «состояния». Эти так называемые «внушения пробуждения» даются точно так же и могут вызвать сильные изменения в восприятии.Профессор Ирвинг Кирш провел множество исследований по изучению негипнотической внушаемости и обнаружил сильную корреляцию между реакциями людей на внушение как в гипнозе, так и вне его. Существуют и другие формы внушаемости, хотя не все они считаются взаимосвязанными, к ним относятся: первичная и вторичная внушаемость, гипнотическая внушаемость, которая является ответом на внушение, измеряемое с помощью гипноза, а также вопросительная внушаемость. (Гудьонссон)

См. Также []

Ссылки и библиография []

Ключевые тексты []

Книги []

Статьи []

Дополнительный материал []

Книги []

Статьи []

Внешние ссылки []

  • Эта статья включает текст из Британской энциклопедии , одиннадцатое издание , публикации, которая сейчас находится в общественном достоянии.
  • Free Hypnosis Audio MP3’s

Психологические уловки для воздействия на людей

Используйте свой собственный джедайский трюк с разумом. Звездные войны / Лукасфильм Вам не нужно быть генеральным директором, чтобы люди слушали вас.

Психологические исследования показывают, что существует множество способов мотивировать людей делать то, что вы хотите, даже если они даже не осознают, что вы их убедили.

Мы собрали 11 научно обоснованных стратегий для того, чтобы нравиться людям, покупать вещи и давать то, что вам нужно.

Все они заставят вас почувствовать себя сильнее.

1. Используйте «приманку», чтобы побудить людей покупать ваш продукт.

В своем выступлении на TED поведенческий экономист Дэн Ариэли объясняет «эффект приманки» на примере старой рекламы Economist.

В объявлении было три уровня подписки: 59 долларов только для онлайн, 159 долларов только для печати и 159 долларов для онлайн и печати. Ариэли выяснил, что возможность платить 159 долларов за печать существует только, так что это делает возможность платить 159 долларов за онлайн-печать и выглядит более заманчиво, чем если бы она была просто в паре с опцией 59 долларов.

Другими словами, если у вас возникли проблемы с продажей более дорогого из двух продуктов, подумайте о добавлении третьего варианта, единственная функция которого — сделать «дорогой» продукт более привлекательным.

2. Настроить окружающую среду, чтобы заставить людей вести себя менее эгоистично.

«Прайминг» — это мощное психологическое явление, при котором один стимул вызывает определенную реакцию на другой, часто бессознательно.

Одно исследование, процитированное в книге «Вы не так умны», показало, что участники, играющие в ультиматум, предпочли оставить себе больше денег, когда они сидели в комнате с портфелем, кожаным портфелем и перьевой ручкой. чем когда они сидели в комнате с нейтральными предметами.Несмотря на то, что никто из участников не знал о том, что произошло, объекты, связанные с бизнесом, могли вызвать конкуренцию.

Эта тактика потенциально может сработать, когда вы с кем-то торгуете — вместо встречи в конференц-зале подумайте о том, чтобы собраться в кафе, чтобы ваш партнер был менее склонен к агрессии.

3. Подражайте языку тела людей, чтобы понравиться им.

В следующий раз, когда вы попытаетесь произвести впечатление на менеджера по найму или объект вашей привязанности, попробуйте тонко имитировать то, как они сидят и разговаривают — они, вероятно, будут ты нравишься больше.

Ученые называют это «эффектом хамелеона»: мы склонны любить собеседников, которые имитируют наши позы, манеры и выражения лица.

Самая странная часть этого феномена — это то, что оно происходит в значительной степени бессознательно. Большинство участников исследования «эффекта хамелеона» даже не подозревали, что их копируют.

4. Говорите быстро, чтобы оппонент в аргументе согласился с вами.

То, как вы излагаете свои идеи, может быть так же важно, как и суть вашего аргумента.Исследования показывают, что, когда кто-то не согласен с вами, вы должны говорить быстрее, чтобы у них было меньше времени на то, чтобы осмыслить то, что вы говорите.

Напротив, когда вы излагаете аргумент, с которым согласна ваша аудитория, это помогает говорить медленнее, чтобы у них было время оценить сообщение.

5. Запутать людей, чтобы заставить их выполнить ваш запрос

Техника «разрушить, затем переосмыслить» — это хитрый способ заставить людей сотрудничать.

Одно исследование показало, что, когда экспериментаторы ходили по домам, продавая карточки для записей на благотворительность, DTR помогала им заработать вдвое больше денег, чем когда они просто говорили людям, что продают восемь карточек за 3 доллара. В сценарии DTR они сказали людям, что это 300 пенни за восемь карт, «что является выгодной сделкой».

Исследователи говорят, что DTR работает, потому что нарушает рутинные мыслительные процессы. Пытаясь вычислить, сколько долларов выходит на 300 пенни, люди отвлекаются и поэтому просто принимают идею о том, что цена — это сделка.

Люди с большей вероятностью выполнят вашу просьбу, когда они устали. flickr / Хьюго Бернар

6.Просите людей об одолжении, когда они устали, чтобы заставить их сотрудничать

Бдительный ум может выразить некоторые сомнения, когда к нему обращаются с просьбой. Однако тот, кто устал или отвлечен, скорее всего, будет менее критичен и просто примет то, что вы говорите, как правду.

Итак, если вы планируете попросить коллегу помочь с проектом, лучше всего попросить в конце рабочего дня. Таким образом, они будут вымотаны от повседневных задач и не будут иметь умственной энергии, чтобы понять, что они предпочли бы заниматься чем-то другим.

Убедитесь, что в следующий раз вы оказали им услугу, помогая им с проектом, чтобы вы не просто воспользовались преимуществами трудолюбивых коллег.

7. Покажите изображение глаз, чтобы побудить людей вести себя этично.

В одном исследовании люди с большей вероятностью убирали за собой в кафетерии, когда видели изображение глаз, чем изображение цветов. Авторы исследования говорят, что глаза обычно указывают на пристальное внимание общества.

Пытаетесь ли вы предотвратить мусор или побудить людей вернуть книги, которые они берут из офисной библиотеки, помогает создать у людей впечатление, что за ними наблюдают.

8. Используйте существительные вместо глаголов, чтобы побудить людей изменить свое поведение.

Участникам одного исследования были заданы две версии одного и того же вопроса: «Насколько важно для вас проголосовать за на завтрашних выборах?» и «Насколько важно для вас быть избирателем на завтрашних выборах?» Результаты показали, что участники в состоянии «избиратель» с большей вероятностью проголосовали на следующий день.

Это, вероятно, связано с тем, что людьми движет потребность принадлежать, а использование существительного усиливает их идентичность как члена определенной группы.

9. Напугайте людей, чтобы они дали вам то, что вам нужно.

Исследования показывают, что люди, которые испытывают тревогу, а затем и чувство облегчения, обычно после этого положительно реагируют на просьбы. Например, люди, которые слышали невидимый свист полицейского при переходе улицы, с большей вероятностью соглашались заполнить анкету, чем люди, которые ничего не слышали.

Возможно, это потому, что их когнитивные ресурсы были заняты размышлениями о потенциальной опасности, с которой они столкнулись, поэтому у них оставалось меньше ресурсов, чтобы обдумать только что сделанный запрос.

Наверное, было бы неразумно давать свисток посреди вашего офиса. Подумайте о том, чтобы напугать коллегу более изощренно, напомнив ему о проекте, который должен быть запланирован позже в тот же день (шутка! Он должен быть завтра!), А затем спросите его, не возражают ли они вам помочь.

Во время переговоров сосредоточьтесь на том, что вы даете партнеру.Flickr / Брайан Тойч

10. Сосредоточьтесь на том, что получает ваш партнер по переговорам, чтобы заставить его согласиться с вашим предложением

Исследования показывают, что во время переговоров вы должны подчеркнуть своему партнеру, что он собирается получить получить , а не то, что он теряет. .Например, если вы пытаетесь продать машину, вы должны сказать: «Я отдам вам мою машину за 1000 долларов» вместо «Я хочу 1000 долларов за машину».

Таким образом вы убедите своего партнера взглянуть на вещи с другой точки зрения, и он, вероятно, с большей вероятностью уступит.

11. Покажите людям крайние версии их взглядов

Кажется очевидным, что, если вы хотите изменить чью-то точку зрения, вы должны заставить их понять, что она неверна.Но когда дело доходит до политики, наука предполагает, что менее интуитивная стратегия может работать лучше.

В исследовании 2014 года израильтяне, придерживающиеся различных политических убеждений, увидели серию видеоклипов, в которых израильско-палестинский конфликт изображался как положительный опыт, лежащий в основе еврейской идентичности.

Спустя несколько месяцев израильские правые (которые, как правило, менее сочувствуют, чем левые, относятся к проблемам палестинцев) с большей вероятностью изменили свои политические взгляды, чем правые, которые смотрели аполитичные видеоклипы.Они даже с большей вероятностью заявили, что проголосовали за большее количество «миролюбивых» политических партий.

Исследователи подозревают, что эта стратегия работает, потому что она не угрожает людям, поэтому снижает активацию защитных механизмов и позволяет им пересмотреть свои позиции.

12. Не будьте слишком уверены в себе.

В увлекательном исследовании, опубликованном в 2016 году, анализировалась активность на ChangeMyView, форуме Reddit, где люди выдвигают аргументы и просят других оспорить их.

Один парадоксальный вывод из исследования заключается в том, что люди, которые скрывают свои аргументы — например, говоря: «Это могло быть так», в конечном итоге более успешны в изменении мнения оригинального плаката. Исследователи говорят, что это, возможно, потому, что это смягчает тон контраргумента.

13. Прикоснитесь к ним осторожно

Исследование 1991 года показало, что покупатели книжных магазинов, которых приветствовали легким прикосновением к руке, проводили больше времени в магазине и покупали больше товаров, чем покупатели, которых встречали без прикосновений.

Интересно, что другие исследования показывают, что мужчины, которые слегка дотрагиваются до руки женщины, приглашая ее на свидание, с большей вероятностью получат номера телефонов женщин.

14. Скажите им, что они могут не подчиняться

Это может показаться нелогичным, но напоминание людям о том, что у них есть вариант , а не , делать то, что вы хотите, часто может побудить их удовлетворить ваш запрос.

Недавний обзор исследований подчеркнул эффективность техники «но ты свободен»: подтверждение чьей-либо свободы выбора может удвоить шансы на то, что он сделает то, что вы хотите, будь то пожертвование на конкретное дело или участие в опросе.

Точная формулировка не имеет большого значения; вы можете сказать что-то очень простое, например: «Но, очевидно, не чувствуйте себя обязанным».

Суггестивная терапия, общественная психология и плюрализм новой мысли, 1895-1910

Ссылки

Abbott, A. (1982). Возникновение американской психиатрии, 1880–1930 гг. (Неопубликованная докторская диссертация

). Чикагский университет, Чикаго, Иллинойс.

Абрамс А. (1908). Блюз; Причины и лечение (3-е изд.). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Э.Б. Лечить.

Реклама. (1899a). Живой возраст, 223, 860.

Реклама. (1899b). Предложения, 2, н.п.

Реклама. (1906). Френологический журнал и наука о здоровье, 119, 11.

Альбанезе, К. Л. (2007). Республика разума и духа: культурная история американской метафизической религии. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Альфредсон, Дж. Б. (1989). Ньюманн: новатор-менталист. Гленвуд, Иллинойс: Дэвид Мейер Мэджик

Книги.

Хирургический стол Allison. (1900). Предложение, 4, 111.

Андрик, Дж. М. (2012). Делсартовский гипноз для тела и разума девочек: Энни Пейсон Колл и споры о тренировке нервов в семинарии

Ласелл. История психологии, 15, 124–144. http: //

dx.doi.org/10.1037/a0023682

Angoff, A. (1968). Гипноз в Соединенных Штатах Америки. В E. J. Dingwall (Ed.), Abnormal

гипнотические явления; Обзор случаев девятнадцатого века (т.4. С. 1–78). Нью-Йорк, Нью-Йорк:

Barnes & Noble.

Анкер Р. (1989). Традиции самопомощи и народная религия. В М. Т. Инге (ред.), Справочник по американской массовой культуре

(2-е изд., Том 3, стр. 1229–1276). Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

Армитаж, Дж. Р. (1900). Гипнотическая клиника в Америке. Предложение, 5, 62–67.

Аткинсон, Т. Г. (1912). Здравый смысл психотерапии. Медицинский бюллетень, 40, 132–133.

Аткинсон, В. У. (1901a). Курс обучения развитию мощности через концентрацию —

тион.Чикаго, Иллинойс: Компания психических исследований.

Аткинсон, В. У. (1901b). Разное: личное уведомление. Предложение, 7, 203.

Аткинсон, В. У. (1902). Переименование ребенка. New Thought, 11, 1.

Аткинсон, В. У. (1903). От Чикаго до Нью-Йорка. New Thought, 12, 175.

Аткинсон, В. У. (1909). Мои воспоминания о Хелен Вильманс. New Thought, 18, 436.

Самовнушение, отправленное по радио: Простое объяснение, и оно ценно — Dr. H. A. Parkyn.

(1923).Eau Claire Reader, 4, 10.

Bassler, A. (1913). Терапевтические пути, вероисповедания и секты; Грибы научной медицины.

Medical Times, 41, 230–233.

Беквит, М. С. (1897, 13 мая). Они не согласны с врачами: теория о том, что только медики

должны практиковать гипноз, подверглась критике. Сент-Луис Пост-Диспетчер, стр. 7.

Бенджамин, Л. Т. младший (2006). Атака Хуго Мюнстерберга на применение научной психологии.

Журнал прикладной психологии, 91, 414–425.http://dx.doi.org/10.1037/0021-9010.91.2.414

Бенджамин, Л. Т. младший (2012). История популярной психологии в Америке. В R. W. Rieber (Ed.),

Энциклопедия истории психологических теорий (Vol. 1, pp. 22–46). Нью-Йорк, Нью-Йорк:

Спрингер.

Епископ, чтобы начать психическое исцеление. (1907, 31 декабря). Чикаго Трибьюн, стр. 14.

Брилл А. А. (1947). Я встречал психотерапевты. Psychiatric Quarterly, 21, 575–591.

Брауэр, Д. Р., и Хили, В.(1905). Суггестивная терапия. В издании G. P. Head (Ed.), Практическая серия ежегодников по медицине

(Том 8, стр. 275–305). Чикаго, Иллинойс: Издатели ежегодников.

Брюс, Х.А. (1911). Научное психическое исцеление. Бостон, Массачусетс: Маленький, Браун.

Буллард, Ф. У. (1899). Христианская наука — Божественное исцеление и остеопатия. Санитарная, 359,

349–354.

Бантон Р. (1997). Популярное здоровье, продвинутый либерализм и журнал Good Housekeeping. В A.

Peterson & R.Банди (ред.), Фуко, здоровье и медицина (стр. 223–248). Нью-Йорк, Нью-Йорк:

Рутледж.

Бернем, Дж. К. (1960). Психиатрия, психология и прогрессивное движение. Американский квартал —

терли, 12, 457–465. http://dx.doi.org/10.2307/2710328

Бернем, Дж. К. (1977). Сочинение. В J. D. Buenker, J. C. Burnham, & R. M. Crunden (Eds.),

Progressivism (стр. 3–29). Кембридж, Массачусетс: Шенкман.

Берр, А. Х., и Солтан, Х. Б. (1897). Отчет о случаях лечения в хирургической клинике Иллинойса

Колледж психологии и суггестивной терапии, Чикаго.Гипнотический журнал, 3, 12–14.

Каплан, Э. (1998a). Игры разума: американская культура и рождение психотерапии. Беркли:

Калифорнийский университет Press.

Авторские права на этот документ принадлежат Американской психологической ассоциации или одному из связанных с ней издателей.

Эта статья предназначена исключительно для личного использования отдельным пользователем и не подлежит широкому распространению.

21 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА ЧИКАГО

Психологические методы убеждения

Каждый день мы сталкиваемся с убеждениями в самых разных формах.Среднестатистический человек видит тысячи рекламных объявлений в день. Производители продуктов питания хотят, чтобы мы покупали их новейшие продукты, а киностудии хотят, чтобы мы смотрели последние блокбастеры. Поскольку убеждение является настолько распространенным компонентом нашей жизни, часто слишком легко упустить из виду, как на нас влияют внешние источники.

Обзор

Однако убеждение — это не только то, что полезно маркетологам и продавцам. Изучение того, как использовать эти методы в повседневной жизни, может помочь вам стать лучшим переговорщиком и повысить вероятность того, что вы получите то, что хотите, независимо от того, пытаетесь ли вы убедить своего малыша съесть ее овощи или убедить начальника повысить вам зарплату. .

Поскольку влияние так полезно во многих аспектах повседневной жизни, методы убеждения изучаются и соблюдаются с древних времен. Однако только в начале 20-го века социальные психологи начали формально изучать эти мощные техники.

Ключевые методы убеждения

Конечная цель убеждения — убедить цель усвоить убедительный аргумент и принять это новое отношение как часть своей основной системы убеждений.

Ниже приведены лишь некоторые из очень эффективных методов убеждения. Другие методы включают использование вознаграждений, наказаний, положительного или отрицательного опыта и многие другие.

Создайте потребность

Один из методов убеждения включает создание потребности или апелляцию к ранее существовавшей потребности. Этот тип убеждения апеллирует к фундаментальным потребностям человека в приюте, любви, самоуважении и самореализации.

Маркетологи часто используют эту стратегию для продажи своей продукции.Рассмотрим, например, сколько рекламных объявлений предполагает, что людям необходимо приобрести определенный продукт, чтобы быть счастливыми, в безопасности, любимыми или ими восхищались.

Обращение к социальным потребностям

Другой очень эффективный метод убеждения апеллирует к необходимости быть популярным, престижным или похожим на других. Телевизионные рекламные ролики предоставляют множество примеров такого типа убеждения, когда зрителей поощряют покупать предметы, чтобы они могли быть похожими на всех или быть похожими на известных или уважаемых людей.

Телевизионная реклама является огромным источником убеждения, учитывая, что средний американец смотрит от 4,9 до 5,7 часов в день.

Использовать загруженные слова и изображения

Убеждение также часто использует нагруженные слова и изображения. Рекламодатели хорошо осведомлены о силе положительных слов, поэтому многие рекламодатели используют такие фразы, как «Новое и улучшенное» или «Совершенно естественно».

Вставай в дверь

Другой подход, который часто бывает эффективным для того, чтобы заставить людей выполнить просьбу, известен как метод «шага в дверь».Эта стратегия убеждения заключается в том, чтобы заставить человека согласиться на небольшую просьбу, например, попросить его купить небольшой предмет, а затем сделать гораздо более крупную просьбу.

Уговаривая человека согласиться на небольшую начальную услугу, запрашивающий уже имеет свою «ногу в двери», повышая вероятность того, что человек выполнит более крупную просьбу. Например, сосед просит вас присмотреть за его двумя детьми час или два. Как только вы согласитесь на меньшую просьбу, они спросят, можете ли вы просто присматривать за детьми до конца дня.

Это отличный пример того, что психологи называют правилом приверженности, и маркетологи часто используют эту стратегию, чтобы побудить потребителей покупать продукты и услуги.

Как работает методика «Попасть в дверь»

Если вы уже согласились на меньший запрос, вы можете почувствовать себя обязанным согласиться и на более крупный запрос.

Стань большим, а потом маленьким

Этот подход противоположен подходу «ноги в дверь».Продавец начнет с большого, часто нереалистичного запроса. Индивид отвечает отказом, образно хлопнув дверью продажи.

В ответ продавец обращается с просьбой гораздо меньшего размера, которая часто оказывается примирительной. Люди часто чувствуют себя обязанными откликнуться на эти предложения. Поскольку они отклонили эту первоначальную просьбу, люди часто чувствуют себя обязанными помочь продавцу, принимая меньшую просьбу.

Используйте силу взаимности

Когда люди делают вам одолжение, вы, вероятно, чувствуете почти непреодолимую обязанность ответить тем же.Это называется нормой взаимности, социальным обязательством сделать что-то для кого-то другого, потому что он сначала сделал что-то для вас.

Маркетологи могут использовать эту тенденцию, создавая впечатление, что они делают вам добро, например включают «дополнительные услуги» или скидки, что затем заставляет людей принять предложение и совершить покупку.

Создание точки привязки

Смещение привязки — это тонкое когнитивное смещение, которое может оказать сильное влияние на переговоры и решения.Когда вы пытаетесь прийти к решению, первое предложение имеет тенденцию становиться якорем для всех будущих переговоров.

Итак, если вы пытаетесь договориться о повышении заработной платы, то, будучи первым, кто предложит цифру, особенно если она немного завышена, может помочь повлиять на будущие переговоры в вашу пользу. Это первое число станет отправной точкой.

Вы можете не получить эту сумму, но если начать с высокой, то работодатель может предложить вам более высокое предложение.

Ограничьте доступность

Психолог Роберт Чалдини известен шестью принципами влияния. Один из ключевых принципов, который он определил, известен как дефицит или ограничение доступности чего-либо. Чалдини предполагает, что вещи становятся более привлекательными, когда их мало или они ограничены.

Люди с большей вероятностью купят что-то, если узнают, что это последнее или что распродажа скоро закончится. Художник, например, может выпустить ограниченный тираж определенного экземпляра.Поскольку для продажи доступно лишь несколько принтов, люди с большей вероятностью совершат покупку до того, как их уедут.

Убедительные сообщения извещения

Приведенные выше примеры — лишь некоторые из множества техник убеждения, описанных социальными психологами. Ищите примеры убеждения в своей повседневной жизни. Интересный эксперимент — просмотреть полчаса случайной телевизионной программы и отметить каждый случай убедительной рекламы. Вы можете быть удивлены огромным количеством приемов убеждения, использованных за такой короткий период времени.

Обращение к внушаемости как психологическому феномену в клинических испытаниях

Современные клинические испытания все больше полагаются на технологии, которые помогают ускорить запуск, выявить конечные точки и облегчить набор персонала. В разгар этой технологической революции становится все более важным понимать точки зрения пациентов и предвидеть, как на участников исследований может повлиять присутствие цифровых инструментов, устройств и мобильных приложений здравоохранения в клинических исследованиях.

Одна область, которая заслуживает дальнейшего изучения, — это то, как технологии влияют на убеждения участников клинических испытаний и может ли это изменить реакцию на лечение, модулируя внушаемость.

Внушаемость как психологический феномен. Предложение может способствовать некритичному и / или необоснованному ответу на ситуацию. Предложения можно разделить на два типа: прямые и косвенные. Косвенные предложения возникают, когда подтекст скрыт, а прямые предложения возникают, когда подсказка не скрыта.Внутри этих двух типов есть три основных области внушаемости, которые были тщательно изучены и исследованы: эффект плацебо, гипнотическая внушаемость и вопросительная внушаемость. Эффект плацебо — это эффект лекарства или курса действий, который никоим образом не может быть аккредитован для фактического лечения. Гипнотическая внушаемость — это степень, в которой люди реагируют на внушения, находясь под влиянием гипноза. Вопросительная внушаемость — это то, насколько человек поддастся наводящему сомнению вопрос и насколько этот человек изменит свои ответы после того, как контролирующий человек окажет на него давление.Эффект плацебо и вопросительная внушаемость считаются косвенными внушениями, в то время как гипнотическая внушаемость классифицируется как прямое внушение.

Эффект плацебо:
Внушаемость сегодня является актуальной и важной проблемой в клинических испытаниях. Он способен искажать восприятие людьми окружающего мира, чтобы привести их в соответствие с их сознательными или бессознательными ожиданиями. Внушаемость привела к тому, что пациенты стали испытывать более высокий уровень боли по сравнению с аналогичной группой, которая получала такое же лечение без внушений.Эффект плацебо привел к тому, что субъекты контрольной группы сообщили о симптомах, непосредственно связанных с симптомами, упомянутыми в форме информированного согласия. Некоторые субъекты в этой группе плацебо даже выбыли из исследования, потому что испытали такие серьезные побочные эффекты. Хотя эти примеры демонстрируют отрицательные эффекты внушения, были также различные положительные результаты, связанные с внушением. Например, исследования показали, что использование врачом внушения во время собеседований о наркотиках положительно влияет на статус выздоровления пациентов, у которых диагностировано конверсионное расстройство.Хотя внушаемость в клинических испытаниях может иметь положительные эффекты, ее наиболее значимым и вызывающим беспокойство влиянием является эффект плацебо.

Гипнотическая внушаемость:
В клинических испытаниях внушаемость была связана с гипнотической внушаемостью. Исследователи обнаружили, что уровень гипнотической внушаемости зависит от того, насколько сильным будет эффект плацебо во время эксперимента. В частности, у эффекта плацебо и гипнотической внушаемости есть схожий основной фактор: ожидаемая реакция.Ожидаемая реакция — это ожидание автоматической и подсознательной реакции в ответ на сигнал. Когда участники получали предложения от исследователей или беспристрастные инструкции, а затем помещали их под гипноз, производились аналогичные эффекты. Другими словами, выполнение задачи после гипноза похоже на выполнение задачи после внушения. Результаты этих исследований подтверждают теорию о взаимосвязи внушаемости в клинических испытаниях и гипнотической внушаемости.

Вопросительная внушаемость:
Внушаемость обнаруживается не только в клинической и исследовательской среде, но и в других областях.В системе уголовного правосудия при допросе подозреваемых возникает опасение, что может возникнуть вопросительное внушение. Вопросительная внушаемость, как указывалось ранее, — это степень вероятности того, что кого-то можно убедить изменить свои убеждения и поведение с помощью вводящих в заблуждение вопросов, приставаний или принудительных заявлений. Люди могут создавать ложные воспоминания или даже давать ложные признания, потому что им «предложили» это сделать. Это отличается от других типов внушаемости, поскольку включает в себя закрытую социальную ситуацию с одним человеком, контролирующим ситуацию, ведущий метод допроса и требуемый поведенческий ответ.Этот тип внушаемости демонстрирует, как исследования по этому вопросу могут привести к положительным результатам как для сотрудников системы уголовного правосудия, так и для участников клинических испытаний.

Решение / Заключение:
Внушаемость — это переменная, которую исследователи могут решить и которой можно управлять посредством самоанализа и планирования. Результаты показывают, что внутренние факторы, такие как самооценка, и внешние факторы, например объем предоставленной информации и поведение интервьюера, могут влиять на уровень внушаемости человека.Участники с более низкой самооценкой с большей вероятностью изменили свои ответы после того, как на них оказали давление. Независимо от того, был ли у испытуемых дружелюбный интервьюер или они были предупреждены о наличии вводящей в заблуждение информации, возникновение любого из этих условий приводило к тому, что испытуемые с меньшей вероятностью поддавались вводящим в заблуждение вопросам и были менее склонны к внушению в целом. Чтобы решить проблему внушаемости в клинических испытаниях, исследователи должны сначала попытаться определить общий уровень внушаемости участников, а затем сосредоточиться на минимизации этой характеристики.Чтобы определить и снизить уровень внушаемости человека, необходимо определить причину (ы) такой внушаемости.

Принято считать, что существует три фактора, которые могут влиять на внушаемость: ситуационные факторы, обычное и / или текущее состояние и черты личности. Существует также четвертый фактор, который был признан, но не так широко обсуждается исследователями: недостаток знаний и / или неправильная организация, окружающая передаваемый предмет.Ситуационные факторы включают такие элементы, как престижный и опытный человек, сообщающий о своем предложении, групповое давление и реакция на плацебо. Обычные и / или текущие состояния включают мотивацию / внимание, ожидания и атипичные состояния мозга (гипноз). Черты личности — это индивидуальные характеристики человека, получившего внушение, включая его склонность к заблуждениям и степень соответствия.

За исключением индивидуальных характеристик субъекта, исследователи могут изменять условия, влияющие на внушаемость.Если потенциальный объект обозначен как поддающийся внушению, исследователи должны убедиться, что «нейтральный человек» взаимодействует с участником и предоставляет субъекту наиболее точную и хорошо организованную информацию. Технологии могут помочь решить проблему представления пациентам упорядоченной и четкой информации. Согласно опросу, проведенному участниками, пациенты заявили, что использование медицинских технологий улучшило их вовлеченность и соблюдение правил во время клинических испытаний. Было показано, что технологии оказывают значительное влияние на то, как участники понимают форму информированного согласия, что является одним из основных моментов, в которых недопонимание участников может превратиться в предложения относительно цели исследования и возможных побочных эффектов.Обзор и метаанализ исследований, сравнивающих мультимедийные формы информированного согласия и контрольное условие, обычно бумажную форму, показали, что чуть менее одной трети участников значительно улучшили уровень понимания при использовании технологической формы. В нескольких исследованиях не было обнаружено существенных различий между использованием электронного и бумажного информированного согласия или анкеты, но многие другие четко иллюстрируют положительное влияние технологий на убеждения пациентов.

Использование электронной формы информированного согласия по сравнению с бумажной формой позволило участникам лучше понять цель исследования. Это также побудило участников быть более осведомленными о других доступных вариантах, если они решили не участвовать, и более четко запомнить, к кому им следует обращаться с вопросами или опасениями по поводу исследования. Предоставление участникам интерактивной компьютерной презентации, которая очерчивает все аспекты исследования и побуждает участников обсуждать риски / преимущества с врачом, приводит к тому, что пациенты с гораздо большей вероятностью поймут цель ранней фазы исследования и с гораздо меньшей вероятностью поверит они будут излечены, включив в исследование исследование, по сравнению с пациентами, получившими бумажную брошюру с той же информацией.

Технологии не только помогают понять суть, но и повышают уровень участия пациентов. Представление информационного видео в дополнение к информированному согласию, по сравнению с простым предоставлением письменной формы, привело к тому, что пациенты были более склонны участвовать в исследовании, а участники сохранили больше знаний об исследовании при опросе через месяц. Очевидно, что использование технологий для представления информации участникам положительно влияет на их уровень недооценки исследования.Это важно, потому что позволяет исследователям ограничить двусмысленность, которая возникает, когда информация не представлена ​​четко. Устранение путаницы и двусмысленности с помощью технологий делается в надежде скорректировать ожидания / убеждения субъектов и уменьшить потенциальный эффект плацебо. Если внушаемость не так гибка, как предполагалось, рекомендуется использовать уровень внушаемости субъекта в качестве критерия включения или исключения из исследования.

Для дальнейшего изучения влияния технологий на внушаемость текущие исследования должны измениться в двух направлениях.Во-первых, будущие исследования должны сместить основной акцент с того, как представление информации с помощью технологий влияет на уровень общего понимания участниками, на то, как оно влияет на уровень внушаемости участников. Во-вторых, следует изучить исследования, изучающие, как ситуативные факторы, такие как компьютерные методы лечения или цифровые методы измерения, сравниваются с их нецифровыми эквивалентами, а затем как это, в свою очередь, влияет на их влияние на внушаемость.

Прочтите «Очищение души в Интернете», автор: Рималетта Рэй, доктор философии.D.

Предисловие / Обоснование

Не позволяйте вашей душе отдыхать и разлагаться! Спасите его от разложения; Он должен работать без устали днем ​​и ночью!

(Н. Заболоцкий)

Автоиндукция

Самостоятельное производство — в зародыше!

1. Сделайте свое сердце умным, а разум добрым! Будь единственным в своем роде!

Соляризуйте свою душу разумом, добротой и самообладанием!

Мудрость принадлежит тем, кто обращается за советом

(Притчи 13, 10)

Автоиндукция:

Любовь и доброта как цель !

2.Самогипноз — лучший жизненный прогноз!

Когда-нибудь все будет лучше, чем сейчас!

——————

Как-нибудь, когда-нибудь все будет ОК!

Автоиндукция:

Будьте самоуправляемыми, а не программируемыми средствами массовой информации!

3. Я знаю, кто я!

Я полностью соблюдаю закон правильного поведения!

( Right is Might by R.W. Wetherill)

Я благословлен; Я одержим жизнью!

Бустеры самовнушения и вдохновляющие установки ума для ставок на самосозидание!

Автоиндукция:

Я иду вперед, вверх и к Богу! К чему вы стремитесь?

Введение Не отнимайте жизнь само собой разумеющимся; Дай бог!

Срок службы — не ныть!

(Психология самовнушения самоэкологии)

Автоиндукция:

Я принимаю свою жизнь во всей ее массе, и она тоже пройдет!

1.Чтобы быть менее жизнерадостным, стать более подходящим для жизни!

Мне не нужно оправдываться; Я знаю, кто я, В каждой своей клетке!

У ленивого человека есть тяга, но у него ничего нет. Но прилежный будет полностью удовлетворен. (Притчи 13, 4)

Автоиндукция:

Самостоятельная психокультура может исправить любой перелом жизни!

2. Самоиндукция увеличивает собственное производство!

Для начала позвольте мне высказать предельно ясную мысль, связанную с названием этой книги.Это не книга о религиозном мировоззрении или жутких взаимодействиях с мертвыми душами. Это книга о индуктивной психокультуре самоэкологии, основанной на трех наиболее важных аспектах разума:

вдохновении, молитве и интуиции.

Книга посвящена самообучающемуся осознанию жизни, усилению силы воли, обновленной самодостаточности, укреплению уверенности в себе и обновленной любви к себе.

На мой взгляд, я единственный в своем роде!

Целостная философия , которая поддерживает мои идеи (Часть первая — «Зерна меня и моя философия ») предназначена для укрепления вашей психо-эмоциональной формы и помогут вам связаться с вашей душой через постоянное очищение души, которое нам всем нужно делать ежедневно, если не в каждый сознательный момент нашей жизни. Когда у нас есть целостность, мы святые. (Дипак Чопра)

Ваша жизненная цель — стать здоровым!

Я предлагаю сосредоточиться на очищении души с помощью вдохновляющей психологии самовнушения ( самовнушения) , которую я попытался представить и исследовать в десяти из моих ранее опубликованных книг.

Основные концепции этой книги проиллюстрированы рифмованными вдохновляющими усилителями самовнушающего персонажа, которые я на самом деле не придумываю, но которые приходят ко мне как откровение или жизненная поддержка, дарованная мне из Вверху после нападения 11 сентября 2001 года, в котором моя дочь чудом выжила. (см. Следующую главу)

Самовнушение в рекомендуется применять форму своевременной самотерапии, внушая в сознание рифмующиеся самоиндукции, или установки (авторитетные команды здесь) , что дисциплинируют мышление и действуют как психологические инъекции для бдительного осознания, и осознанное внимание должно быть призвано к действию во время нашего быстрого цифрового всплытия, которое вызывает огромные эволюционные преобразования нашей жизни.

Я исследую очищение души на пяти философских уровнях или в пяти измерениях: физический, эмоциональный, ментальный, духовный и универсальный , который рассматривается соответственно в Mini, Meta, Mezzo, Macro и Super уровни самостоятельной установки.

Самоиндукция увеличивает собственное производство!

Это уровни, на которых я представил десять наиболее важных интеллектов , которые нам необходимо развить на пути самоустановки в моей книге « Живой интеллект или Искусство становления.» Основываясь на на этих разумных способах , нам, , необходимо работать над очищением нашей души и вознесением сознания. (См. Часть первую, Глава 14 Перспективы интеллекта ) Развитие Навыки живого интеллекта было моим занятием в течение тридцати лет академической работы, и я горжусь тем, что привил этот навык тысячам моих студентов со всего мира. Результат моей работы над их очищение души и самовыражение были подтверждены полностью преобразованными и самореализованными жизнями моих учеников.

Сейчас необходимо развитие ума и характера!

Я думаю, что самовнушение или самоиндукция — это жизненно важный восстанавливающий душу и вдохновляющий навык, который нам нужно привить нашим детям и себе как можно раньше. Фактически, это , жизненно важный навык , который раскрывает психологические потребности человека , чтобы человек мог своевременно их удовлетворить.

Если в какой-то момент ваш поезд жизни сошёл с рельсов, вы единственный, кто может вернуть его на рельсы.

У нас обычная практика — использовать различные утверждения, идиомы, стихи из Библии и другие отрывки мудрости, которые стали нашей общей интеллектуальной собственностью. Фактически, наш разговор с самим собой или работа над собой никогда не заканчивается, и выбор слов, которые мы используем, чтобы расширить свои возможности, определяет ментальные и эмоциональные рамки нашей жизни.

Автоиндукция:

Будет вашей жизни больше! Это ядро ​​души!

3. Рифмованное слово лучше проникает внутрь!

Поддержка — это то, что нам нужно больше всего!

Проблема в том, что отключение души , которое мы переживаем, и которое побудило меня писать эту книгу, сейчас ужасно. К сожалению, мы, кажется, неправильно запрограммировали схему нашей жизни. Мы приглушаем свет внутри материализацией наших ценностей и автоматизацией наших действий. Расширенное понимание , кто, что, где, когда и почему мы заблудились в жизни, отчаянно необходимо сейчас для достижения духовного роста, повышения нашего сознания и очеловечивания наших сердец.

Нам нужно много саморефлексии, чтобы восстановить связь между мозгом и сердцем!

Мы не изолированное существо во вселенной; мы — неотъемлемая часть всего сущего, а наши души — часть бесконечности жизни во Вселенной. «О наши души — это сосуды света или наполненные сосуды» По общему признанию, эти сосуды нуждаются в обслуживании и очищении, и нам нужно , чтобы разработать методологию нового мышления « , чтобы быть Славой, а не позором. Вселенной.»(Rev. PS Berg)

Эта книга — скромная попытка внести вклад в процесс нашего реформирования с помощью ауто-субъективной психологии и целостной философии самоустановки , что облегчает с помощью вдохновляющих ускорителей.Если необходимые ускорители отсортированы и сохранены в мозгу, они всплывают в уме в нужное время и в любом месте. рифмующегося вдохновляющего усилителя, меняет ход мыслей в правильном направлении и делает человека более пригодным для жизни в сложной ситуации.

Чтобы быть менее жизнерадостным, станьте более жизнеспособным!

Кроме этого, рифмующиеся вдохновляющие самоиндукции, извлеченные из памяти и введенные в разум в нужный момент, также действуют как своевременное психологическое средство, или приложение для самопомощи в уме , что При необходимости любой может прибегнуть к помощи. Все, что вам нужно сделать, это сохранить в своем мозгу пару вдохновляющих ускорителей самопомощи , например, молитвы о первой помощи, и , внутренне приказывайте себе следовать инструкциям по рифмам, повторяя их несколько раз.Например, просто произнеся автоиндукцию ниже, вы заметите разницу в своем духе и уверенности в себе, которые всем нам необходимы для постановки каждого осознанного момента.

Я мой лучший друг; Я мое начало и мой конец!

Эта команда немедленно изменяет ваше мышление, напоминая вам о вашей личной ценности и самодостаточности, и дает вам возможность справиться с любой проблемой, потому что вы достаточно сильны и умны для этого!

Моя жизненная сила — быть моим хозяином!

Вдохновляющая команда немедленно перекликается с вашим эмоциональным складом ума и побуждает вас к принятию решений, которые ваш другой друг интуиция подсказывает вам в этот момент .

В своем жизненном поиске я лучший!

Самовнушение всегда поднимает настроение, усиливает силу воли и пробуждает нас к реальности , потому что она сосредоточена на том, что мы считаем правильным.

Право моя сила! (Ричард Уэзерилл, «Право — это сила!»).

В общем, наша жажда знаний и стремление к самоустановке в жизни на на основе научно подтвержденных знаний , as Кроме того, желание быть представительным для достижения полной самореализации в жизни — это потребность всей жизни, и я хочу поделиться своими мыслями с теми, кто стремится к этому.

Личность — это уникальная ролевая игра разума! (Лев Выготский)

Автоиндукция:

Вдохновение, молитва и интуиция — плод моей души!

4. Исцеление души само по себе!

Чтобы доказать свою точку зрения, позвольте мне рассказать вам, как все началось. Совершенно неожиданно я начал писать вдохновляющие бустеры после 11 сентября , 2001 атаки , в которой моя дочь Иоланта, очень успешная 21-летняя выпускница колледжа, чудом выжила.

Побывав в самой суматохе разрушения человеческой жизни, она потеряла всякое желание жить и была полностью охвачена страхом и разочарованием . У нас обоих не было медицинской страховки в то время, и я чувствовал отчаянную потребность использовать свои знания о мозге как психолингвиста, чтобы облегчить ее травму и помочь ей забыть ужасы того дня.

Ситуация потребовала от меня сделать что-то необычное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *