В психологии конформизм: Конформизм и конформность как социально-психологические категории Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Автор: | 23.11.1973

Содержание

Почему мы становимся конформистами? — FURFUR

Учитывая, что сама маргинальность — это уже локус «на границе», провести границу между маргинальностью и чем-то ещё, на мой взгляд, весьма проблематично. Я бы говорил не о границе, а о способах различения. Первое, что приходит в голову, — критерий осознанности: нонконформист существует в русле сознательного противостояния системе, маргиналий просто вымывается на периферию социума, вопреки собственному желанию. На мой взгляд, такой подход не всегда работает, так как нонконформистской свою позицию можно объявить уже постфактум, дабы оправдать неконтролируемое скатывание в маргиналитет, героизировать банальную личностную деградацию.

Мне кажется, в отличие от маргинала, нонконформист не просто противопоставляет себя существующему социуму — он предлагает альтернативную логику существования. Если маргинал волею судеб оказывается на периферии, его позиция нисколько не противоречит самой системе отношений, принятой в данном обществе, он существует в рамках уже сложившейся иерархии, в режиме «на дне».

Нонконформист, в свою очередь, отрицает сложившиеся общественные отношения, чтобы противопоставить им альтернативный социальный проект, теснейшим образом связанный с его личностным проектом. Это может быть политическая утопия (фаланстер), духовное подвижничество (раскольники), контркультурное движение (битники), но всегда имеется некоторое «ради», которое организует всю его жизнь в определённой перспективе, наделяет её смыслом.

Противопоставляя себя традиционной системе отношений, традиционной морали и/или эстетике, нонконформизм подразумевает альтернативное общество, в котором также существует определённая социальная иерархия. Успех личного нонконформистского проекта определяется ролью и общественным положением индивида в этом альтернативном социуме. А основным критерием «успешного» нонконформистского проекта служит, на мой взгляд, признание другими членами той же социальной группы. То есть утвердить за тобой статус нонконформиста могут только другие нонконформисты.

История философии содержит немало ярких образчиков нонконформизма, та же школа киников — типичный пример. Лично мне ближе всего нонконформизм Сёрена Кьеркегора, наиболее полно отразившийся в его концепции «рыцаря веры». Образ «рыцаря веры» для Кьеркегора глубоко персонален, если не сказать интимен: собственно, это обозначение его собственного статуса в отношении общественных ценностей, традиционной морали, ортодоксальной церкви и — не в последнюю очередь — наукообразной философии. «Рыцарь веры» — это индивидуальный духовный проект, глубоко иррациональный и абсурдный, с точки зрения обыденного сознания. Для многих современников Кьеркегора его нарочитое антигегельянство и нелепый аскетизм были не более чем эстетической позой или, хуже того, локальным помешательством. Кроме того, многих копенгагенских обывателей возмутил неожиданный финал романа Кьеркегора с Региной Ольсен. Его внезапный немотивированный отказ от женитьбы, больше похожий на предательство, чем на сознательный духовный выбор, заставил многих задуматься о его нравственном облике. В результате радикальная позиция философа обернулась негласным остракизмом со стороны датского социума.

Имея сравнительно высокий общественный статус по праву рождения, он в результате оказался на обочине социума: стал типичным маргиналом. Только последователи его философии в полной мере воздали ему должное: благородный рыцарь веры получил в качестве посмертной награды почётный статус родоначальника экзистенциализма. К слову, среди представителей этого направления было немало нонконформистов: Карл Ясперс, Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Альбер Камю. Каждый из них так или иначе противопоставлял доминирующей культурной позиции собственный личностный и социальный проект. И каждый из этих проектов, как мы знаем, оказался успешным.

Взаимосвязь условий, влияющих на степень выраженности конформизма

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 6 0 obj /Author /Creator (Online2PDF.com) /Keywords /Producer (Online2PDF.com) /ModDate (D:20190625153805+07’00’) /Title >> endobj 2 0 obj > stream 2019-06-10T05:49:39ZOnline2PDF.com2019-06-25T15:38:05+07:002019-06-25T15:38:05+07:00Online2PDF. comconformism, conformity, factors that increase the tendency to conformism, group cohesion.application/pdf

  • Взаимосвязь условий, влияющих на степень выраженности конформизма
  • Амельченко А.А.
  • Публикации ТГУ
  • conformism
  • conformity
  • factors that increase the tendency to
  • conformism
  • group cohesion.
  • uuid:5a9b4947-87ff-4c65-a717-d0968fe189f8uuid:08a2f580-e624-46d7-8432-5fdab45e88d2 endstream endobj 3 0 obj > /Encoding > >> >> endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > stream x3R235W(*T0PR0T([email protected]@QC= P

    конформизм в сознании и физиологии человека

    Ирина Лагунина: Многие из нас уверены, что принимают решения абсолютно самостоятельно, считая конформизм лишь чертой характера отдельных людей. Тем не менее, эксперименты, проведенные исследователями из Эразмус Университета в Роттердаме, показывают, что склонность к конформизму широко распространена среди людей и животных, потому что у нее есть определенная физиологическая основа. Об этом рассказал Ольге Орловой один из авторов экспериментов, нейробиолог Василий Ключарев.


    Ольга Орлова: Василий, вы изучали причины конформизма. Казалось бы, это явление носит чисто психологический характер, как и другие, впрочем, свойства нашего мышления. Но ваш эксперимент, как я понимаю, выявил физиологические основы этого явления?


    Василий Ключарев: Да, действительно это так. Часто мы обладаем иллюзией, что мы принимаем решения самостоятельно. На самом деле социальная психология последние 50 лет показывает, что зачастую решения принимаются за нас либо социальным окружением, либо большинством в нашей группе, либо просто человеком в белом халате либо в погонах.


    Ольга Орлова: И происходит это во многом благодаря воздействию именно на какие-то на части, на центры нашего организма?


    Василий Ключарев: Это была наша гипотеза попытаться объяснить достаточно сложный социальный феномен процессами в нашем мозге. Конформизм как таковой в нашей задаче объясняется достаточно элементарными, можно сказать, автоматическими процессами, благодаря которым мы автоматически меняем свое мнение в сторону большинства.


    Ольга Орлова: Тогда расскажите, пожалуйста, подробнее как протекал ваш эксперимент.


    Василий Ключарев: В нашем исследовании мы попросили испытуемых молодых студенток оценить привлекательность женских лиц. Мы поместили испытуемых в сканер, который позволяет изучать, что же происходит в мозге наших испытуемых. В этом сканере испытуемые оценивали привлекательность женских лиц, используя шкалу от единицы — очень непривлекательное до 8 — очень привлекательное лицо. Как только наши испытуемые давали свою оценку, они видели ее на экране, после этого мы информировали их о мнении большинства европейских женщин, участвовавших якобы в нашем эксперименте.


    Ольга Орлова: На самом деле вопроса не было о мнении большинства европейских женщин.


    Василий Ключарев: Мы в каком-то смысле обманывали наших испытуемых, они думали, считали, что такой опрос был.


    Ольга Орлова: Что же произошло потом, когда ваши участницы узнали о том, что их мнение не совпадает с мнением среднестатистической европейской женщины?


    Василий Ключарев: Важно сказать, во-первых, они оценивали таким образом больше двухсот лиц, после этого мы делали перерыв, испытуемые покидали сканер и неожиданном мы просили еще раз оценить привлекательность лиц. Что мы обнаружили, что испытуемые поменяли свое мнение, поменяли в сторону большинства. Что самое интересное в этом эксперименте, что мы обнаружили в тот момент, когда испытуемые ощущали конфликт между своим мнением и мнением большинства, мозг продуцировал так называемый сигнал ошибки. Этот сигнал достаточно хорошо изучен современной нейрофизиологией. В принципе ошибка означает необходимость изменить поведение. Когда мы ошибаемся — это означает, что что-то надо менять в своем поведении. Если мы ведем себя правильно, не ошибаемся, следовательно можем продолжать предыдущую линию поведения.


    Ольга Орлова: Простите, Василий, а как фиксировался этот сигнал?


    Василий Ключарев: С помощью магниторезонансного сканера мы можем изучать активность мозга. Мы видим, что в момент, когда испытуемый конфликтует с мнением большинства, мозг продуцирует сигнал ошибки. Более того, если этот сигнал достаточно сильный, то испытуемый меняет свое мнение в сторону большинства.


    Ольга Орлова: Какая часть мозга продуцирует сигнал ошибки?


    Василий Ключарев: В принципе вся система достаточно распределенная, несколько структур вовлечены в эту систему. Наиболее характерная — это так называемая область в серединке нашего мозга. Сложно представить его по радио, где-то между нашими полушариями в коре головного мозга находится зона, которая продуцирует этот сигнал ошибки всякий раз, когда мы делаем ошибку. Мы ошибаемся в любой задаче, этот сигнал сигнализирует, что что-то надо менять, вы ошиблись. Мы видим, что когда вы отличаетесь от большинства, для нашей нервной системы это ошибка. Следовательно, достаточно автоматически мы меняем свое мнение в направлении мнения большинства.


    Ольга Орлова: Скажите, пожалуйста, вы говорили, что сигнал ошибки для нейрофизиологов хорошо известен, а вот на какие еще явления наш мозг так реагирует и дает сигнал ошибки, какие-то эксперименты, где это было показано, зафиксировано, было такое?


    Василий Ключарев: Да, всевозможные ошибки от элементарных, если вы играете в простую игру, например, орел или решку, если вы проигрываете, ваш мозг генерирует сигнал, до простых ошибок, опечаток, случайных неправильных реакций, каких-то конфликтных ситуаций.


    Ольга Орлова: В тех случаях, когда человек замечает у себя ошибку в тексте или то, что ошибся в игре любой?


    Василий Ключарев: Безусловно.


    Ольга Орлова: Почему в эксперименте вы подбирали участниц именно женщин? Вы сказали, что это были студентки.


    Василий Ключарев: Примерно в нашем эксперименте участвовали при сканировании 21 студентка.


    Ольга Орлова: А почему выбрали именно эту половую и возрастную группу?


    Василий Ключарев: В принципе мы пытались найти ситуацию, в которой можно было бы легко изучать комфортность. В данном случае мы пригласили студенток, попросили их оценить привлекательность лиц — это достаточно подходящая релевантная ситуация для молодой женщины, поскольку она обычно следит за внешней привлекательностью и ситуация вполне естественная для нее. Тем более, что мы обращаем внимание на мнение окружающих, мнение прессы, журналов мод и тому подобное. Поэтому мы хотели создать естественную ситуацию. И мы надеемся, что наши результаты можно обобщить и на другие группы испытуемых.


    Ольга Орлова: Нужно ли для этого проводить следующие эксперименты с другими социальными, возрастными, половыми группами, чтобы, например, сравнивать степень конформизма в другой группе?


    Василий Ключарев: Безусловно. Мы знаем, что группы различаются по степени конформизма, мы знаем, некоторые сообщества различаются. Коллективистские сообщества, связанные с азиатским типом культуры, более комфортные, чем западные сообщества. И так же внутри сообществ западных культур можно найти больших конформистов, меньших конформистов. Но мы считаем, что мы говорим об очень базовом механизме, который может быть сильнее выражен, меньше выражен, но выражен у большинства.


    Ольга Орлова: Когда происходит эта активность, продуцируется сигнал ошибки, можно говорить о каком-то объясненном химическом процессе?


    Василий Ключарев: Я бы лучше говорил о нейрофизиологическом процессе, но он действительно достаточно прост. То есть согласно нашей нервной системе, отличие от других является ошибкой, это запускает процессы, которые описываются элементарной теорией обучения животных. На самом деле все это укладывается в достаточно элементарные процессы, некие автоматические процессы. Создается впечатление, что очень трудно отличаться от большинства, мы автоматически пытаемся слиться с толпой.


    Ольга Орлова: И в этом смысле человек не сильно отличается по своим реакциям от животных?


    Василий Ключарев: Животные, конечно, сложный случай, потому что животные отличаются своей социальностью. Некоторые животные абсолютно живут в одиночестве, не обращают внимания на социальное окружение. Другие животные действительно сильные конформисты. Показано, например, что шимпанзе демонстрирует тот же самый конформизм. По крайней мере, с ближайшими родственниками очень похоже.


    Ольга Орлова: А вы знаете, какие эксперименты с шимпанзе могли бы это продемонстрировать?


    Василий Ключарев: С шимпанзе, конечно, все не очень просто. Исследование, которое показывает конформизм, показывает распространение неких навыков, которые возникают в сообществе шимпанзе. Было показано, что индивидуальные шимпанзе перенимают навыки большинства. И если они приходят к какому-то своему способу добыть пищу, они меняют в сторону способа большинства.


    Ольга Орлова: Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, есть ли связь между почти механическим уподоблением большинству и действиями, которые человек совершает под воздействием так называемого эффекта толпы? Вот это довольно известное явление, когда человек в порыве, охваченный массами, делает то, что в одиночку никогда бы не сделал. Допустим, акты вандализма — это характерно не только подросткам.


    Василий Ключарев: Я думаю, что связь есть, безусловно. Может быть мы объясняем не все данные феномена, но, безусловно, когда вы видите некоторую норму социальную агрессивного поведения, достаточно сложно отличаться от этой толпы. Если вы попытаетесь продемонстрировать другое поведение, вы как раз испытаете этот самый сигнал ошибки. Поэтому гораздо легче идти в русле толпы. Мы знаем из социально-психологических исследований, что поведение, связанное с нормой и поведением окружающих, влияет на нас. Скажем, люди начинают больше разбрасывать мусор, если они видят загрязненную поверхность, люди начинают даже красть деньги, если они видят некие сигналы вокруг, что люди ведут себя криминально. Поэтому на нас влияет поведение толпы — это научно задокументировано. Более того, скажу, что мы знаем просто в нашей политической жизни эффекты, когда люди имеют тенденцию голосовать за кандидатов политических, которые наиболее популярны. Особенно не определившиеся избиратели, они чутко реагируют на опросы общественного мнения, и опросы общественного мнения заставляют их менять точку зрения в сторону большинства. Поэтому куда ни бросим наш взгляд, везде наше мнение, наше поведение влияемо толпой.


    Ольга Орлова: А как, на ваш взгляд, с точки зрения ученого, когда пытаются воздействовать на людей с помощью бесконечных публикаций, этих итогов опросов и так далее, когда политтехнолог именно на эти центры и давит, на нашу зону конформизма, можно ли в этом случае говорить корректном поведении политтехнологов?


    Василий Ключарев: Мне сложно говорить, корректно это или не корректно, но это определенно влияет на поведение людей, это определенная технология. Если это используется грамотно политтехнологом, то он добивается своей цели, безусловно.


    Ольга Орлова: Все-таки сейчас многие исследования биологов попадают под рассмотрение так называемых комиссий по биоэтике. И в данном случае приходилось ли вам сталкиваться с обсуждением этической составляющей такого рода экспериментов?


    Василий Ключарев: Проблема, безусловно, есть. Особенно часто этот вопрос задается в аудитории, насколько мы балансируем на грани этических норм. В настоящий момент мы начинаем исследования с попыткой воздействовать на принятие решения манипуляцией, влиянием магнитного поля извне. В этом случае мы пишем большое заявление в этический комитет, это заявление будет рассматриваться, обычно занимает пару месяцев. Достаточно серьезно к этому относится этический комитет, мы стараемся не нарушать каких-то этических норм. Некоторые исследования даже в социальной психологии, изучающие наш конформизм, просто в психологии не могут быть на сегодняшний день повторены, но при этом эти исследования очень важны. Мое любимое исследование — это исследование, изучающее социальное влияние. Скажем, представьте себе, что вас пригласили поучаствовать в социально-психологическом исследовании. Вы приходите в экспериментальную комнату, вы видите второго испытуемого. Согласно легенде, второй испытуемый должен выполнять простую задачу. Как только он ошибается, вы должны наказать разрядом электрического тока, он связан с электрическим стимулятором. Вы сидите в соседней комнате, вы слышите, как выполняет задачу другой испытуемый, как только он ошибся, вы нажимаете на кнопку, стимулируете электрическим током. Рядом сидит экспериментатор, который говорит: каждую следующую ошибку вы должны повышать уровень электрического тока. И вы можете повысить электрический разряд от 60 вольт до 450 вольт. Как вы думаете, в какой момент вы прекратите подавать электрический шок, примите во внимание, что человек в соседней комнате кричать на уровне примерно 200 вольт, он умоляет прекратить. В какой момент вы прекратите его стимулировать? Рядом сидит человек в белом халате и говорит вам: продолжайте, вы должны повышать разряд. Большинство людей считают, что они не пойдут далеко, но эксперимент показал, что люди идут до предела. Они прикладывают 450 вольт, фактически убивают другого человека. К счастью, в этих исследованиях нет настоящего тока и испытуемые подставные.


    Ольга Орлова: Это имитация.


    Василий Ключарев: Это имитация, да. Но это показывает, что человек может убить другого человека в процессе эксперимента и под приказом исследователя. Это показывает на самом деле силу социального влияния. Кто принимает решение – вы, который нажимает на кнопку, или человек в белом халате рядом. В данном случае такие эксперименты сегодня не могут повторены, потому что люди испытывают шок в конце эксперимента, они реально убивают другого человека. Они понимают, что с ними происходит что-то невероятное. Но эти исследования приоткрыли грандиозные механизмы социальные влияния, то, что мы зачастую не принимаем решений, за нас принимает социальное окружение.


    Эффект конформизма | Psylist.net

    Эффект конформизма. Это изменение поведения или мнения человека в результате реального или воображаемого давления группы. В 1937 году Музафер Шериф изучал возникновение групповых норм в лабораторных условиях. Его эксперимент заключался в следующем. На экране в темной комнате появлялся точечный источник света, затем он несколько секунд хаотично двигался и исчезал. Испытуемый должен был определить, на сколько сантиметров смещался источник света по сравнению с первым предъявлением. Сначала испытуемые проходили этот эксперимент в одиночестве и самостоятельно определяли смещение источника света. На втором этапе три испытуемых должны были дать согласованный ответ. Они заметно изменяли свое мнение в сторону усредненной групповой нормы. Причем и на дальнейших этапах эксперимента они продолжали придерживаться этой нормы. Шериф впервые экспериментально доказал, что люди склонны соглашаться с мнением других, часто доверять суждениям других людей больше, чем самому себе.

    В 1956 году Соломон Аш применил термин «конформизм» и описал результаты своих экспериментов с подставной группой и наивным испытуемым. Группе из 7 человек предлагали участвовать в опыте по изучению восприятия длины отрезков. Необходимо было определить, какой из трех отрезков, нарисованных на плакате, соответствует эталонному. На первом этапе подставные испытуемые в одиночестве давали, как правило, верный ответ. На втором этапе группа собиралась вместе, и члены группы давали ложный ответ, что было неизвестно наивному испытуемому. Своим категорическим мнением члены группы оказывали давление на мнение испытуемого. По данным Аша 37% его испытуемых прислушались к мнению группы и проявили конформизм. Аш и его ученики провели множество экспериментов и варьировали предъявляемый к восприятию материал. Например, Ричард Крачвильд просил оценить площадь звезды и круга, подговорив подставную группу утверждать, что площадь звезды больше площади круга, равного ей по диаметру. И даже при таком неординарном опыте нашлись люди, проявляющие конформизм. Ни в одном из экспериментов Шерифа, Аша, Крачвильда не было явного и жесткого принуждения, не было поощрений за согласие с группой или наказаний за сопротивление групповому мнению. Тем не менее люди добровольно присоединялись к мнению группы и проявляли конформизм.

    В 1965 году Стенли Милграм начинает серию своих известных экспериментов по изучению когнитивного диссонанса, возникающего в случае давления авторитетного мнения на совесть и мораль пытуемых. Эксперименты Шерифа, Аша, Милграма хорошо известны и подробно описаны в книгах Д. Майерса «Социальная психология» (1997) и Э. Аронсона «Общественное животное. Введение в социальную психологию» (1998). Они называют несколько условий возникновения конформизма:

    • степень конформизма возрастает, если задание действительно сложное или испытуемый чувствует свою некомпетентность;
    • тип личности: люди с заниженной самооценкой больше подвержены групповому давлению, нежели люди с завышенной сам оценкой;
    • численность группы: наибольшую степень конформизма люди проявляют тогда, когда сталкиваются с единодушным мнением трех и более человек;
    • состав группы: конформность повышается, если, во-первых группа состоит из экспертов, во-вторых, члены группы являются значительными людьми для человека, в-третьих, члены группы принадлежат к одной социальной среде;
    • ловушка «группомыслия» среди людей;
    • сплоченность: чем больше степень сплоченности группы, тем больше у нее власти над своими членами;
    • статус, авторитет: люди, имеющие наибольший статус, обладают и наибольшим влиянием, им легче оказывать давление, им чаще подчиняются;
    • наличие союзника: если к человеку, отстаивающему свое мнение или сомневающемуся в единодушном мнении группы, присоединяется хотя бы один союзник, давший правильный ответ, то тенденция подчиняться давлению группы падает;
    • публичный ответ: более высокий уровень конформизма люди показывают тогда, когда они должны выступить перед окружающими, а не тогда, когда они записывают свои ответы в свои тетради. Высказав мнение публично, люди, как правило, продолжают его придерживаться.

    В результате проведенных исследований в социальной психологии обнаружены следующие закономерности. Во-первых, зависимость поведения человека от мнения и поведения других людей. Во-вторых, в конфликте между сенсорной и социальной информацией в большинстве случаев победу одерживает социальная информация. Более серьезная и неоднозначно решаемая задача возникает при конфликте между социальной информацией разного порядка. Например, между прошлым опытом человека, его целями, ценностями, принципами, ожиданиями, с одной стороны, и требованиями группы – с другой. Процесс выбора между присоединением к мнению группы и самодостаточностью, уверенностью в своем собственном мнении проходит гораздо сложнее, чем в вышеописанных экспериментах. В-третьих, возникает проблема соответствия вербальной реакции действительному мнению и поведению человека. Она формулируется следующим образом: изменяется ли мнение потому, что человек убедился; то есть произошло изменение его когнитивной структуры, или он лишь демонстрирует изменения, побуждаемый иными мотивами. Первый вариант получил название рационального конформизма, второй – мотивационного.

    С. Аш определял конформизм как «отказ индивида от дорогих и значимых для него взглядов ради того, чтобы оптимизировать процесс адаптации к группе, а отнюдь не любое выравнивание мнений». Конформизм или конформное поведение показывает меру подчинения индивида групповому давлению, принятия им определенного стандарта, стереотипа поведения, норм, ценностей, ценностных ориентации группы. Противоположным конформизму является поведение самостоятельное, устойчивое к групповому давлению. В отношении к давлению группы мы различаем четыре типа поведения:

    1. внешний конформизм – мнения и нормы группы принимаются человеком лишь внешне, а внутренне, на уровне своего самосознания, он продолжает не соглашаться с группой, вслух этого не высказывает. В принципе это и есть истинный конформизм. Это тип поведения приспосабливающегося к группе человека;
    2. внутренний конформизм – человек действительно усваивает мнение большинства и полностью согласен с этим мнением, что показывает высокий уровень внушаемости данного человека. Это тип приспосабливающегося к группе человека;
    3. негативизм – человек сопротивляется давлению группы, активно отстаивает свое мнение, показывает свою независимую позицию, спорит, доказывает, стремится к тому, чтобы его индивидуальное мнение стало мнением всей группы, открыто заявляет об этом своем желании. Это тип поведения человека, не приспосабливающегося к группе, а стремящегося приспособить группу к самому себе;
    4. нонконформизм – независимость, самостоятельность норм, ценностей и суждений, неподверженность давлению группы. Это тип поведения самодостаточного человека, когда точка зрения не меняется в угоду большинству и не навязывается другим.

    Д. Майерс называет три причины конформного поведения. Во-первых, настойчивое и упрямое поведение других людей может убедить человека в ошибочности его первоначального мнения. Во-вторых, член группы осознанно или неосознанно стремится избежать наказания, порицания, осуждения, остракизма со стороны группы за несогласие и непослушание. В-третьих, неопределенность ситуации и неясность информации способствует ориентации человека на мнения других людей, о становятся определенными и ясными источниками информации.

    В групповом взаимодействии эффект конформизма играет существенную роль, поскольку является одним из механизмов принят группового решения.

    Вконтакте

    Facebook

    Twitter

    Одноклассники

    Похожие материалы в разделе Социальная психология:

    «Конформизм биологически оправдан» декан факультета, Василий Ключарев, рассказывает, почему конформизм – естественное состояние

    Чем мы руководствуемся, выбирая блюдо в ресторане или поддерживая различные силы на Украине, в своей второй лекции рассказывает нейробиолог Василий Ключарев, декан факультета психологии Высшей школы экономики.

    Сравнительно недавно возникло новое направление науки – нейроэкономика, интегрирующее психологические, экономические и нейробиологические подходы для создания альтернативной теории, объясняющей процессы принятия решений.

    Попробуем разобрать одну из аксиом нейроэкономики, гласящую: «Мы принимаем решение лишь для того, чтобы активировать (удовлетворить) нейроны областей мозга, связанных с получением удовольствия».

    Казалось бы, наивный вопрос – «Зачем мы принимаем решения?» – не так наивен, как кажется на первый взгляд. Что заставляет нас каждое утро продолжать нескончаемый марафон нашей жизни, готовить кофе, завтракать, принимать множество тех или иных решений?! Интересное заболевание ангедони́я приводит к снижению или полной утрате способности получать удовольствие, к потере мотивации к его достижению. Эта болезнь возникает при нарушении работы ряда областей мозга, особенно тех, что богаты нейромедиатором дофамином.

    Таким образом, данное заболевание может отключить наше желание получать удовольствие от жизни, мотивацию к деятельности.

    Биологи уже полвека назад обнаружили, что удовольствие и желание его получать связаны со структурами мозга, богатыми дофамином. Еще в 1954 году Джеймс Ольдс и Питер Милнер опубликовали неожиданные результаты исследования, показавшие существование центров удовольствия в мозге. Ученые вживили крысам тоненький электрод в глубокие области мозга и обнаружили, что, имея возможность подать на такой электрод электрический ток (нажимая специальную педаль), животное занималось такой самостимуляцией часами. Без перерыва и какого-либо дополнительного вознаграждения! Крыса отказывалась от еды и воды, бесконечно стимулировала свой мозг… и умирала от истощения или обезвоживания, если электрический стимулятор вовремя не выключали.

    Подобное наблюдение удалось сделать и у людей.

    Некоторым пациентам вживляют в мозг электроды по медицинским показаниям – для диагностирования и подавления патологической активности определенных мозговых структур. В ряде случаев такие пациенты имели возможность ночевать дома в семье, где у них зачастую наблюдалось поведение, сходное с экспериментами Ольдса: они без конца стимулировали себя, игнорируя близких, питание, правила гигиены. Эти и другие исследования наглядно показали, что мы едим, поступаем в университет, делаем покупки скорее не для того, чтобы завладеть едой, образованием или красивой вещью per se, а чтобы активировать определенные нейроны нашего мозга.

    Крыса в экспериментах Олдса научилась активировать эти нейроны напрямую – с помощью электрических разрядов, люди же, зависимые от наркотиков, делают что-то подобное с помощью химических веществ, с самыми печальными последствиями.

    В обычной жизни мы активируем свою дофаминергическую систему (структуры мозга, богатые дофамином), посещая рестораны, зарабатывая деньги, влюбляясь.

    Так почему мы принимаем то или иное решение? Обратимся к простой ситуации: когда мы решаем, заказать ли любимое блюдо в ресторане, то есть мы выбираем наиболее вкусную, на наш взгляд, еду или, говоря научным языком, блюдо, имеющее наибольшую ожидаемую субъективную ценность или полезность.

    Классическая теория принятия решений постулирует, что, выбирая между теми или иными решениями, мы предпочитаем решение с наиболее выгодным для нас ожидаемым результатом (с наибольшей полезностью). Что же делает решение наилучшим или более ценным? Почему мы считаем данный суп наиболее вкусным, а одежду любимого бренда наиболее красивой? Принимая решения – оценивая блюдо или красивый автомобиль, – наши органы чувств посылают информацию специализированным нейронам мозга, которые активизируются пропорционально ожидаемому нами (а точнее, нашими нейронами) удовольствию и принимают решение, покупать или не покупать данный товар, то есть пересылать или нет информацию моторной коре – области мозга, контролирующей наши мышцы.


    Ядро удовольствий

    Важной областью мозга, вовлеченной в определение ожидаемой ценности результата решения, является прилежащее ядро (или вентральный стриатум), лежащее в глубине нашего мозга, – в популярной литературе эту область часто называют центром удовольствия. При вживлении электродов в данную область и люди, и животные демонстрируют феномен самостимуляции, описанный выше. Многие исследования показывают, что активность данной области пропорциональна ожидаемому нами удовольствию и по ее активности можно предсказать простейшие решения. Так, с помощью МРТ-сканеров нейроэкономист Брайан Кнутсон из Стэнфордского университета попытался предсказать покупку тех или иных товаров. Испытуемого положили в сканер и на экране предъявляли товары, давая возможность совершить интернет-покупку. Вначале предъявлялась фотография товара, потом его цена, и, наконец, испытуемый принимал решение о покупке.

    Оказалось, что уже первое предъявление предпочитаемого товара на экране активирует прилежащее ядро, более того, по данной активности можно предсказать, будет ли сделана покупка, предсказать за несколько секунд до самого решения о покупке!

    Такие предсказания с помощью МРТ-сканера еще несовершенны, но не случайны. Немецкая исследовательница Сюзан Эрк продемонстрировала, что предпочитаемые бренды автомобилей вызывают у мужчин разные реакции: прилежащее ядро максимально активизируется, когда они видят спортивные автомобили, и гораздо меньше при взгляде на маленькие недорогие автомобили. Таким образом, реклама влияет на нас, меняя активность наших центров удовольствия.

    Интересно, что именно эти нейроны, вероятно, становятся мишенью и других агентов влияния – друзей, окружающих и экспертов.Наши исследования и работы зарубежных коллег показали, что окружающие нас люди влияют на наше мнение, вызывая изменение активности прилежащего ядра.

    Совпадение нашего мнения с окружающими активизирует прилежащее ядро, а расхождение мнений подавляет его активность. Похоже, что нам нравится иметь общее мнение и не нравится отличаться от других. Датские исследователи продемонстрировали, что, увеличивая концентрацию дофамина (к которому чувствительно прилежащее ядро) с помощью лекарственных препаратов, можно сделать человека более подверженным влиянию окружающих.

    Интересно, что Кеито Изума из Калифорнийского технологического университета показал, что прилежащее ядро активируется при совпадении нашего мнения с мнением группы, которую мы любим (с которой себя связываем), и, наоборот, активность этой области подавляется при совпадении нашего мнения с группой, которую мы не любим.

    Таким образом, оказывается, что группа к которой мы себя причисляем, регулирует работу наших центров удовольствия, меняет наше мнение, подкрепляя сходство нашего мнения с социальной нормой и подавляя расхождение во мнениях.

    В целом нейроэкономические исследования не только показали, что активность прилежащего ядра головного мозга пропорциональна удовольствию от денежного вознаграждения, покупки, взноса на благотворительность и так далее, но серьезно модулируется мнением окружающих людей, мнением нашей социальной группы. Почему это происходит? Мы живем в группах, и мнение окружающих, с точки зрения эволюции, нашего выживания очень важно. Не стоит продолжать спать, когда вся стая стремительно несется прочь от хищника, или есть подозрительную еду, подчеркнуто игнорируемую нашими собратьями.

    Нам стоит обращать внимание на поведение окружающих, и сильно отличаться от них обычно опасно, то есть конформизм биологически оправдан.

    Однако необходимо помнить об этой нашей тенденции, ведь ценности наших решений находятся под сильным неосознаваемым влиянием той группы, к которой мы себя относим. А мы причисляем себя к группе почти мгновенно и не отдаем себе в этом отчет! Например, знаменитые исследования Анри Тэшфела, проведенные в 1970-х годах, показали, что люди автоматически демонстрируют ингрупповой фаворитизм (распределяют блага в пользу своей группы) и аутгрупповую враждебность (дискриминационное поведение чужой группы) в результате осознания принадлежности к группе на основании любого, даже незначительного критерия. Эксперименты показывают, что в качестве минимального критерия ощущения себя членом группы может выступать предпочтение картин художников Клее и Кандинского или склонность переоценивать или недооценивать количество точек на экране: мы причисляем себя к группе по абсолютно произвольным критериям.

    Задумаемся на секунду. Это ведь значит, что терминов «Восточная Украина» или «Западная Украина», муссируемых на экране телевизора, «украиноговорящему» или «русскоговорящему» населению вполне достаточно, чтобы запустить каскад процессов по дискриминации друг друга, консолидации мнения внутри групп.

    Мы начнем прислушиваться к мнению «своего» телеканала, менять свою точку зрения в сторону своей группы, ценить то же, что и наша группа, голосовать за тех же людей, одинаково ненавидеть других…

    Нам часто кажется, что мы понимаем, почему мы принимаем решения, но в реальности мы не отдаем себе отчета о реальных причинах нашего поведения. Множество исследований показывают, что мы легко объясняем себе тот или иной выбор, не догадываясь о мотивах своего поведения, оставаясь в плену иллюзии контроля над своим поведением. Поэтому неудивительно, что нам может быть тяжело смириться с мыслью, что наши поступки являются лишь средством активации группы нейронов, скрытых в глубинах нашего мозга.

    Ссылка на статью на сайте Газета.ru: http://www.gazeta.ru/science/2014/05/26_a_6048297.shtml

    Секретик № 20. Тест на конформизм

    Научно-популярный фильм «Я и другие» Феликса Соболева — редкая в рамках официальной советской культуры попытка затронуть феномен конформизма, тенденции из-за некритического отношения к действительности или просто по инерции перенимать взгляды, поведенческие привычки и правила, принятые в той социальной группе, к которой принадлежит человек. Фильм рассказывает о ряде социально-психологических экспериментов: снятые скрытой камерой, они демонстрируют, как происходит процесс принятия решения в случае, когда личные наблюдения субъекта противоречат тому, что говорит коллектив. Трудно не согласиться сразу с десятью участниками, утверждающими, что оба предмета на столе — белого цвета. Повторяемая словно мантра реплика «Они оба белые» со временем стала нарицательным выражением, означающим привычку не спорить с очевидной ложью или абсурдом, окружавшими советского человека в повседневной жизни.

    Как относиться к собственной (не)вменяемости в условиях конформистского прессинга со стороны «здравого смысла» — эта проблема волновала многих участников неофициальных культурных кругов. Равно как и вопрос, кого посвятить в тайну инаковости своего видения вещей и как поддерживать этот круг конфидентов, одновременно разделяя вместе с ними радость совместного безумия. Быть одним из «своих» означало тогда готовность переиграть официальную систему, придумав сообща нечто еще более абсурдное. Но общение в узком кругу подразумевало также заботу друг о друге и наличие автономной сети социальных связей.

    Художественный дуэт Натальи Абалаковой и Ана- толия Жигалова посвятил исследованию фено- мена круга обширную серию работ, куда входили коллективные акции, размышления, наблюдения и социальные исследования. Реализация этой идеи продолжалась целый год, охватив, таким образом, полный календарный цикл: от желтого кружка, «описанного» мочой на снегу, до выжигания про- шлогоднего жнивья в поле. Одну из работ серии, акцию — телефонный разговор с немецким кон- цептуалистом Йозефом Бойсом на разных языках, каждый из которых непонятен другой стороне, — реализовать не удалось. Зато получилось организовать закольцованную телефонную акцию без вербального общения, в которой приняли участие художники, входившие в группы «Коллективные действия» и «Мухоморы».

    Конформизм в психологии

    Здравствуйте, дорогие читатели и посетители!
    Наша команда экспертов рада приветствовать на образовательном портале, где мы оказываем помощь в вопросах, связанные с самыми популярными дисциплинами, такими как русский язык, физика, психология и т.д. Вас интересует следующий вопрос: «Что принято понимать под конформизмом личности в обществе»? Жду вашего личного мнения экспертов.
     
    ПСИХОЛОГИЯ – это наука, которая изучает закономерности возникновения, развития, а также функционирования психики человека, а также группы людей. После того, как мы выяснили основные положения изучаемой науки, переходим к системному рассмотрению следующих терминов, которые будут часто встречаться в сегодняшней теме: ЛИЧНОСТЬ, ПСИХОЛОГИЯ, АНАЛИЗ, ВОСПРИЯТИЕ, ОБЩЕСТВО, КОНФОРМИЗМ.  
     
    ЛИЧНОСТЬ – это относительно устойчивая целостная система интеллектуальных, морально-волевых и социально-культурных качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности. АНАЛИЗ — это такой метод исследования, характеризующийся выделением и изучением отдельных частей объектов исследования. ОБЩЕСТВО (в широком смысле) – это такая форма объединения людей, обладающих общими интересами, ценностями и целями. ВОСПРИЯТИЕ (перцепция) – это чувственное познание предметов окружающего мира, субъективно представляющееся непосредственным. КОНФОРМИЗМ – это изменение поведения или убеждений в результате реального или воображаемого давления группы.
     
    Так, что же принято понимать под конформизмом личности в группе (обществе и т.д.)? Стоит в первую очередь отметить, еще в древности философы сходились в том, что человек не может жить в социуме и не быть зависимым от него. Так, термин конформизм произошел от латинского слова conformis (то есть подобный, сообразный), это морально-политическое понятие, обозначающее приспособленчество, пассивное согласие с существующим порядком вещей, господствующими мнениями и т.п.
     
    Стоит дополнить, что в психологии под конформизмом личности понимают ее податливость реальному или воображаемому давлению группы, при этом человек меняет поведение и личные установки в соответствии с позицией большинства, которую он не разделял ранее.
     
    Стоит также дополнить, что существует также социальный конформизм, под которым понимают некритическое восприятие и следование господствующим мнениям, массовым стандартам и стереотипам, традициям, авторитетным принципам и установкам. На этом урок подошел к концу. Я надеюсь, что Вы усвоили пройденную тему сегодняшнего урока. Если же что-то осталось непонятным из данной темы, Вы всегда можете задать волнующий Вас вопрос.  
    Желаем успехов в учебе, на работе, в творчестве!

    Соответствие и послушание | Ноба

    Когда он был подростком, моему сыну часто нравилось смотреть на фотографии меня и моей жены, сделанные, когда мы учились в старшей школе. Он смеялся над прическами, одеждой и очками, которые люди носили «тогда». И когда он закончил свои высмеивания, мы бы отметили, что никто не застрахован от мод и причуд и что когда-нибудь его дети, вероятно, будут одинаково забавлены его школьными фотографиями и тенденциями, которые он считал такими нормальными в то время.

    Ежедневные наблюдения подтверждают, что мы часто перенимаем поступки и отношения окружающих нас людей. Тенденции в одежде, музыке, еде и развлечениях очевидны. Но наши взгляды на политические вопросы, религиозные вопросы и образ жизни также в некоторой степени отражают отношение людей, с которыми мы взаимодействуем. Точно так же на решения о таком поведении, как курение и употребление алкоголя, влияет то, участвуют ли люди, с которыми мы проводим время, этими действиями. Психологи называют эту широко распространенную тенденцию действовать и думать, как окружающие нас люди, конформизмом.

    Модные тенденции служат хорошими, а иногда и неприятными примерами нашей собственной восприимчивости к соответствию. [Изображение: bianca francesca, https://goo.gl/0roq35, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

    Что вызывает такое соответствие? Во-первых, люди могут обладать врожденной тенденцией имитировать действия других. Хотя мы обычно не осознаем этого, мы часто имитируем жесты, положение тела, язык, скорость речи и многие другие формы поведения людей, с которыми взаимодействуем. Исследователи обнаружили, что такое подражание увеличивает связь между людьми и позволяет нашему взаимодействию протекать более плавно (Chartrand & Bargh, 1999).

    Помимо этой автоматической тенденции подражать другим, психологи определили две основные причины соответствия. Первый из них — нормативное влияние. Когда действует нормативное влияние, люди соглашаются с толпой, потому что их беспокоит, что о них думают другие. Мы не хотим сбиваться с пути или становиться объектом критики только потому, что нам нравится разная музыка или мы одеваемся иначе, чем все остальные. Приспособление также приносит такие награды, как дух товарищества и комплименты.

    Насколько сильно нормативное влияние? Рассмотрим классическое исследование, проведенное много лет назад Соломоном Ашем (1956). Участниками были студенты мужского пола, которых попросили выполнить, казалось бы, простую задачу. Экспериментатор, стоявший в нескольких футах от него, поднял карточку, на которой была изображена одна линия с левой стороны и три линии с правой стороны. Задача участника заключалась в том, чтобы сказать вслух, какая из трех строк справа была той же длины, что и строка слева. Шестнадцать карточек выдавались по одной, и правильный ответ на каждую был настолько очевиден, что задача была немного скучной.За исключением одного. Участник был не один. Фактически, в комнате было еще шесть человек, которые также вслух ответили на задачу линейного суждения. Более того, хотя они и притворялись товарищами по участию, эти другие люди на самом деле были сообщниками, работающими с экспериментатором. Настоящий участник сидел так, чтобы он всегда отвечал, услышав, что говорят пять других «участников». Все шло гладко до третьего испытания, когда по необъяснимым причинам первый «участник» дал заведомо неверный ответ.Ошибка могла быть забавной, но второй участник дал такой же ответ. Как и третий, четвертый и пятый участник. Внезапно настоящий участник оказался в затруднительном положении. Его глаза говорили ему одно, но пять из пяти человек, по-видимому, видели что-то другое.

    Примеры карт, использованных в эксперименте Аша. Насколько сильно нормативное влияние? Не возникнет ли у вас соблазн дать явно неверный ответ, как это делали многие участники эксперимента Аша, чтобы лучше соответствовать мыслям группы сверстников? [Изображение: Устрица Фреда, https: // goo.gl / Gi5mtu, CC BY-SA 4.0, https://goo.gl/zVGXn8]

    Одно дело — укладывать волосы определенным образом или любить определенные продукты, как это делают все вокруг. Но будут ли участники намеренно давать неправильный ответ только для того, чтобы соответствовать другим участникам? Конфедерации единообразно давали неправильные ответы в 12 из 16 испытаний, и 76 процентов участников хотя бы раз согласились с нормой и также дали неправильный ответ. В общей сложности они соответствовали группе в одной трети из 12 тестовых испытаний.Хотя нас может впечатлить то, что в большинстве случаев участники отвечали честно, большинство психологов находят замечательным то, что так много студентов колледжей уступили давлению группы, а не выполняли ту работу, которую они добровольно выполняли. Почти во всех случаях участники знали, что они дают неправильный ответ, но их беспокойство о том, что другие люди могут думать о них, пересилило их желание поступать правильно.

    Варианты процедур Аша проводились много раз (Bond, 2005; Bond & Smith, 1996).Теперь мы знаем, что результаты легко воспроизвести, что наблюдается рост согласия с большим количеством единомышленников (примерно до пяти), что подростки более склонны к конформизму, чем взрослые, и что люди соглашаются значительно реже, когда считают, что единомышленники не услышит их ответов (Berndt, 1979; Bond, 2005; Crutchfield, 1955; Deutsch & Gerard, 1955). Этот последний вывод согласуется с представлением о том, что участники меняют свои ответы, потому что их беспокоит, что о них думают другие.Наконец, хотя мы видим эффект практически в каждой изученной культуре, больше соответствия обнаруживается в коллективистских странах, таких как Япония и Китай, чем в индивидуалистических странах, таких как США (Bond & Smith, 1996). По сравнению с индивидуалистическими культурами люди, живущие в коллективистских культурах, придают большее значение групповым целям, чем индивидуальным предпочтениям. Они также более мотивированы поддерживать гармонию в своих межличностных отношениях.

    Другая причина, по которой мы иногда идем вместе с толпой, заключается в том, что люди часто являются источником информации.Психологи называют этот процесс информационным воздействием. Большинство из нас в большинстве случаев мотивировано поступать правильно. Если общество считает, что мы кладем мусор в надлежащий контейнер, тихонько разговариваем в библиотеках и оставляем чаевые официанту, то это то, что большинство из нас будет делать. Но иногда непонятно, чего от нас ожидает общество. В таких ситуациях мы часто полагаемся на описательные нормы (Cialdini, Reno, & Kallgren, 1990). То есть мы действуем так, как поступает большинство людей — или большинство людей, подобных нам. Это небезосновательная стратегия.У других людей часто есть информация, которой нет у нас, особенно когда мы оказываемся в новых ситуациях. Если вы когда-либо участвовали в разговоре, который проходил примерно так:


    «Как вы думаете, нам следует?»
    «Конечно. Все остальные это делают »,

    Вы испытали на себе силу информационного воздействия.


    Усилия, направленные на то, чтобы побудить людей вести более здоровый или устойчивый образ жизни, выиграли от информационного влияния. Например, отели смогли значительно увеличить количество людей, которые повторно используют банные полотенца (сокращая потребление воды и энергии), информируя их на табличках в своих номерах, что повторное использование полотенец является типичным поведением других гостей отеля.[Изображение: Инфрогмация Нового Орлеана, https://goo.gl/5P5F0v, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

    Однако не всегда легко получить хорошую описательную информацию о нормах, что означает, что иногда мы полагаться на ошибочное представление о норме при принятии решения о том, как нам следует себя вести. Хороший пример того, как неверно воспринятые нормы могут привести к проблемам, можно найти в исследовании запоя среди студентов колледжа. Чрезмерное употребление алкоголя — серьезная проблема во многих университетских городках (Mita, 2009). Есть много причин, по которым студенты запивают, но одна из самых важных — их восприятие описательной нормы.Сколько выпивают студенты, сильно коррелирует с тем, сколько, по их мнению, пьет средний студент (Neighbours, Lee, Lewis, Fossos, & Larimer, 2007). К сожалению, учащиеся не очень хорошо справляются с этой оценкой. Они замечают неистового пьяницы на вечеринке, но не принимают во внимание всех студентов, не посещающих вечеринку. В результате студенты обычно переоценивают описательную норму употребления алкоголя студентами колледжа (Borsari & Carey, 2003; Perkins, Haines, & Rice, 2005). Большинство студентов считают, что они потребляют значительно меньше алкоголя, чем обычно, и такой просчет создает опасный толчок к все более и более чрезмерному употреблению алкоголя.С положительной стороны, предоставление студентам точной информации о нормах употребления алкоголя снижает чрезмерное употребление алкоголя (Burger, LaSalvia, Hendricks, Mehdipour, & Neudeck, 2011; Neighbours, Lee, Lewis, Fossos, & Walter, 2009).

    Исследователи продемонстрировали силу описательных норм в ряде областей. Домовладельцы сократили количество потребляемой энергии, когда узнали, что потребляют больше энергии, чем их соседи (Schultz, Nolan, Cialdini, Goldstein, & Griskevicius, 2007).Студенты выбрали вариант здорового питания, когда пришли к выводу, что другие студенты сделали этот выбор (Burger et al., 2010). Гости отеля с большей вероятностью использовали свои полотенца повторно, когда вешалка в ванной сообщила им, что так поступает большинство гостей (Goldstein, Cialdini, & Griskevicius, 2008). И все больше людей стали пользоваться лестницей вместо лифта, когда узнали, что подавляющее большинство людей поднимается по лестнице на один или два этажа (Burger & Shelton, 2011).

    Хотя люди вокруг нас могут влиять на нас больше, чем мы осознаем, соблюдаем ли мы нормы, зависит от нас.Но иногда решить, как действовать, не так-то просто. Иногда более могущественный человек направляет нас делать то, что мы, возможно, не хотим делать. Исследователей, изучающих послушание, интересует, как люди реагируют, когда им дают приказ или команду от кого-то, наделенного властью. Во многих ситуациях послушание — это хорошо. Нас с раннего возраста учат слушаться родителей, учителей и полицейских. Также важно следовать инструкциям судей, пожарных и спасателей. А армия не сможет функционировать, если солдаты перестанут подчиняться приказам начальства.Но у послушания есть и темная сторона. Во имя «выполнения приказов» или «просто выполнения своей работы» люди могут нарушать этические принципы и законы. Что еще более тревожно, послушание часто лежит в основе самых худших проявлений человеческого поведения — массовых убийств, зверств и даже геноцида.

    Фотографии жертв камбоджийского диктатора Пол Пота. В 1975-79 гг. Армия красных кхмеров послушно выполняла приказы о казнях десятков тысяч мирных жителей. [Изображение: … ваше локальное соединение, https: // goo.gl / ut9fvk, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

    Именно эта тревожная сторона послушания привела к одному из самых известных и самых противоречивых исследований в истории психологии. Милграм (1963, 1965, 1974) хотел знать, почему так много в остальном достойных немецких граждан согласились с жестокостью нацистских лидеров во время Холокоста. «Эта бесчеловечная политика, возможно, зародилась в сознании одного человека, — писал Милграм (1963, стр. 371), — но она могла быть осуществлена ​​в массовом масштабе только в том случае, если очень большое количество людей подчинялось приказам.

    Чтобы понять это послушание, Милгрэм провел серию лабораторных исследований. Во всех вариантах базовой процедуры, кроме одного, участниками были мужчины, набранные из сообщества, окружающего Йельский университет, где проводилось исследование. Эти граждане подписались на то, что они считали экспериментом по обучению и памяти. В частности, им сказали, что исследование касалось влияния наказания на обучение. В каждом сеансе участвовало по три человека. Один был участником.Другой был экспериментатором. Третий был сообщником, который притворился еще одним участником.

    Экспериментатор объяснил, что исследование состояло из теста памяти и что один из мужчин будет учителем, а другой — учеником. С помощью сфальсифицированного рисунка настоящему участнику всегда отводилась роль учителя, а сообщник всегда был учеником. Учитель наблюдал, как ученика привязывали к стулу и прикрепляли к его запястью электроды. Затем учитель перешел в соседнюю комнату, где его усадили перед большим металлическим ящиком, который экспериментатор определил как «генератор тока».На передней части ящика были индикаторы и индикаторы, а также, что самое примечательное, ряд из 30 рычагов в нижней части. Каждый рычаг был помечен цифрой напряжения, начиная с 15 вольт и увеличиваясь с шагом 15 вольт до 450 вольт. Ярлыки также указывали силу ударов, начиная с «Легкий шок» и заканчивая «Опасно: Сильный шок» ближе к концу. Последние два рычага были просто помечены красным цветом «XXX».

    Через микрофон учитель провёл тест на память для ученика из соседней комнаты.Учащийся отвечал на вопросы с множественным выбором, нажимая одну из четырех кнопок, которые были едва доступны для его привязанной руки. Если учитель видел, как на его стороне стены загорался правильный ответ, он просто переходил к следующему пункту. Но если ученик ошибся с заданием, учитель нажимал на один из рычагов разряда и тем самым наказывал ученика. Учителю было приказано начинать с 15-вольтового рычага и переходить к следующему наивысшему разряду при каждом последующем неправильном ответе.

    В действительности ученик не получил шока. Но он действительно сделал много ошибок в тесте, что заставило учителя применять то, что он считал все более сильными ударами. Целью исследования было увидеть, как далеко зайдет учитель, прежде чем отказаться от продолжения. Первый намек учителя на то, что что-то не так, был сделан после того, как он нажал на 75-вольтный рычаг и услышал сквозь стену, как ученик сказал: «Ух!» Реакция ученика становилась сильнее и громче с каждым нажатием на рычаг.При напряжении 150 вольт ученик закричал: «Экспериментатор! Это все. Забери меня отсюда. Я сказал тебе, что у меня болезнь сердца. Мое сердце начинает меня беспокоить. Вытащи меня отсюда, пожалуйста. Мое сердце начинает меня беспокоить. Я отказываюсь продолжать. Выпусти меня.»

    Схема эксперимента Милгрэма, в котором «учителя» (T) попросили нанести (предположительно) болезненный удар электрическим током «ученику» (L). Будет ли этот эксперимент одобрен комиссией сегодня? [Изображение: Устрица Фреда, https://goo.gl/ZIbQz1, CC BY-SA 4.0, https://goo.gl/X3i0tq]

    Роль экспериментатора заключалась в том, чтобы побудить участника продолжить. Если в какой-то момент учитель просил закончить сеанс, экспериментатор отвечал такими фразами, как «Эксперимент требует, чтобы вы продолжили» или «У вас нет другого выбора, вы должны продолжать». Экспериментатор закончил сеанс только после того, как учитель четыре раза подряд заявил, что он не хочет продолжать. В то же время протесты учащихся становились все более интенсивными с каждым потрясением. После 300 вольт учащийся отказался отвечать на какие-либо вопросы, из-за чего экспериментатор сказал, что отсутствие ответа не должно считаться неправильным ответом.После 330 вольт, несмотря на яростные протесты ученика после предыдущих ударов, учитель слышал только тишину, предполагающую, что ученик теперь физически не может ответить. Если учитель достигал 450 вольт — конца генератора, — экспериментатор велел ему продолжать нажимать рычаг 450 вольт для каждого неправильного ответа. И только после того, как учитель трижды нажал на 450-вольтовый рычаг, экспериментатор объявил, что исследование окончено.

    Если бы вы были участником этого исследования, что бы вы сделали? Практически все говорят, что он или она остановились бы на ранних этапах процесса.И большинство людей предсказывают, что очень немногие участники будут продолжать нажимать до 450 вольт. Тем не менее, в основной процедуре, описанной здесь, 65 процентов участников продолжали применять разряды до самого конца сеанса. Это не были жестокие садисты. Они были обычными гражданами, которые, тем не менее, следовали инструкциям экспериментатора, применяя то, что они считали мучительным, если не опасным, электрическим током для невиновного человека. Тревожный вывод из результатов состоит в том, что при определенных обстоятельствах каждый из нас может действовать весьма нетипичным и, возможно, очень тревожным образом.

    Милгрэм провел множество вариантов этой базовой процедуры, чтобы изучить некоторые факторы, влияющие на послушание. Он обнаружил, что уровень послушания снижался, когда учащийся находился в одной комнате с экспериментатором, и снижался еще больше, когда учителю приходилось физически касаться учащегося, чтобы применить наказание. Участники также были менее склонны продолжать процедуру после того, как увидели, что другие учителя отказываются нажимать на рычаги разряда, и они были значительно менее послушны, когда инструкции продолжить исходили от человека, которого они считали другим участником, а не от экспериментатора.Наконец, Милгрэм обнаружил, что женщины-участницы следовали инструкциям экспериментатора точно так же, как и мужчины.

    Исследование послушания Милгрэма было предметом споров и дискуссий. Психологи продолжают спорить о том, насколько исследования Милгрэма говорят нам что-то о зверствах в целом и о поведении немецких граждан во время Холокоста в частности (Miller, 2004). Конечно, есть важные черты того времени и места, которые невозможно воссоздать в лаборатории, например, повсеместная атмосфера предрассудков и дегуманизации.Другой вопрос касается актуальности результатов. Некоторые люди утверждали, что сегодня мы больше осведомлены об опасностях слепого послушания, чем когда проводились исследования в 1960-х годах. Однако результаты частичного и модифицированного повторения процедур Милгрэма, проведенных в последние годы, показывают, что люди реагируют на ситуацию сегодня так же, как и полвека назад (Burger, 2009).

    Если бы вы были «учителем» в эксперименте Милгрэма, разве вы вели бы себя иначе, чем большинство из тех, кто, как они думали, наносил мощные электрические разряды в 450 вольт? [Изображение: Шэрон Драммонд, https: // goo.gl / uQZGtZ, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

    Еще один спорный момент касается этического отношения к участникам исследования. Исследователи обязаны заботиться о благополучии своих участников. Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что многие участники Милгрэма испытали сильный стресс во время прохождения процедуры. В свою защиту Милгрэм не оставил без внимания то, как этот опыт повлиял на его участников. И в последующих анкетах подавляющее большинство его участников заявили, что они довольны тем, что стали частью исследования, и считают, что аналогичные эксперименты следует проводить в будущем.Тем не менее, отчасти благодаря исследованиям Милгрэма, были разработаны руководящие принципы и процедуры для защиты участников исследования от подобного рода переживаний. Хотя интригующие открытия Милгрэма оставили нам множество вопросов без ответа, проведение полного воспроизведения его эксперимента по сегодняшним стандартам выходит за рамки.

    Наконец, стоит также отметить, что, хотя ряд факторов, по-видимому, ведет к повиновению, есть и те, кто не подчиняется. В одном концептуальном воспроизведении исследований Милграма, проведенных с небольшой выборкой в ​​Италии, исследователи исследовали момент, когда примерно две трети выборки отказались сотрудничать (Bocchiaro & Zimbardo, 2010).Исследователи определили, что сострадание, этика и признание ситуации проблемной являются основными факторами, влияющими на отказ. Таким образом, подобно тому, как есть принуждение к повиновению, есть также случаи, когда люди могут противостоять власти.

    Социальные психологи любят говорить, что на всех нас влияют люди вокруг нас больше, чем мы осознаем. Конечно, каждый человек уникален, и в конечном итоге каждый из нас делает выбор в отношении того, как мы будем и не будем действовать. Но десятилетия исследований конформизма и послушания ясно показывают, что мы живем в социальном мире и что — к лучшему или худшему — большая часть того, что мы делаем, является отражением людей, с которыми мы встречаемся.

    13.3 Соответствие и послушание — Введение в психологию

    Джерри М. Бургер

    Мы часто меняем свое отношение и поведение, чтобы соответствовать отношениям и поведению окружающих нас людей. Одна из причин такого соответствия — беспокойство о том, что думают о нас другие люди. Этот процесс был продемонстрирован в классическом исследовании, в котором студенты колледжа намеренно давали неправильные ответы на простую задачу визуального суждения, вместо того, чтобы идти против группы. Еще одна причина, по которой мы соблюдаем нормы, заключается в том, что другие люди часто имеют информацию, которой мы не располагаем, и полагаться на нормы может быть разумной стратегией, когда мы не уверены в том, как мы должны действовать.К сожалению, мы часто неправильно понимаем, как действует обычный человек, что может способствовать возникновению таких проблем, как чрезмерное пьянство, которое часто наблюдается у студентов колледжей. Выполнение приказов авторитетного лица иногда может привести к тревожному поведению. Эта опасность была проиллюстрирована в известном исследовании, в котором участников проинструктировали применить к другому человеку болезненные электрические разряды, что, по их мнению, было обучающим экспериментом. Несмотря на яростные протесты человека, получившего электрошок, большинство участников продолжили процедуру по указанию экспериментатора.Полученные данные поднимают вопросы о силе слепого повиновения в таких прискорбных ситуациях, как зверства и геноцид. Они также вызывают озабоченность по поводу этичного обращения с участниками психологических экспериментов.

    Цели обучения

    1. Осознайте, насколько широко распространено соответствие в нашей жизни и некоторые способы, которыми каждый из нас меняет свое отношение и поведение, чтобы соответствовать норме.
    2. Поймите две основные причины, по которым люди часто подчиняются общепринятым нормам.
    3. Оцените, как подчинение авторитету было проверено в лабораторных исследованиях, и некоторые последствия результатов этих исследований.
    4. Рассмотрим некоторые нерешенные вопросы и источники разногласий, связанных с исследованиями послушания Милгрэма.

    Когда он был подростком, моему сыну часто нравилось смотреть на фотографии меня и моей жены, сделанные, когда мы учились в старшей школе. Он смеялся над прическами, одеждой и очками, которые люди носили «тогда».«И когда он закончил свои высмеивания, мы бы отметили, что никто не застрахован от моды и причуд и что когда-нибудь его дети, вероятно, будут в равной степени забавлены его школьными фотографиями и тенденциями, которые он считал такими нормальными в то время.

    Ежедневные наблюдения подтверждают, что мы часто перенимаем поступки и отношения окружающих нас людей. Тенденции в одежде, музыке, еде и развлечениях очевидны. Но наши взгляды на политические вопросы, религиозные вопросы и образ жизни также в некоторой степени отражают отношение людей, с которыми мы взаимодействуем.Точно так же на решения о таком поведении, как курение и употребление алкоголя, влияет то, участвуют ли люди, с которыми мы проводим время, этими действиями. Психологи называют эту широко распространенную тенденцию действовать и думать, как окружающие нас люди, как соответствие .

    Рис. 13.15. Модные тенденции служат хорошими, а иногда и неприятными примерами нашей собственной восприимчивости к соответствию.

    Что вызывает все это соответствие? Во-первых, люди могут обладать врожденной тенденцией имитировать действия других.Хотя мы обычно не осознаем этого, мы часто имитируем жесты, положение тела, язык, скорость речи и многие другие формы поведения людей, с которыми взаимодействуем. Исследователи обнаружили, что такое подражание увеличивает связь между людьми и позволяет нашему взаимодействию протекать более плавно (Chartrand & Bargh, 1999).

    Помимо этой автоматической тенденции подражать другим, психологи определили две основные причины конформности. Первым из них является нормативное воздействие .Когда действует нормативное влияние, люди соглашаются с толпой, потому что их беспокоит, что о них думают другие. Мы не хотим сбиваться с пути или становиться объектом критики только потому, что нам нравится разная музыка или мы одеваемся иначе, чем все остальные. Приспособление также приносит такие награды, как дух товарищества и комплименты.

    Насколько сильно нормативное влияние? Рассмотрим классическое исследование, проведенное много лет назад Соломоном Ашем (1956). Участниками были студенты мужского пола, которых попросили выполнить, казалось бы, простую задачу.Экспериментатор, стоявший в нескольких футах от него, поднял карточку, на которой была изображена одна линия с левой стороны и три линии с правой стороны. Задача участника заключалась в том, чтобы сказать вслух, какая из трех строк справа была той же длины, что и строка слева. Шестнадцать карточек выдавались по одной, и правильный ответ на каждую был настолько очевиден, что задача была немного скучной. За исключением одного. Участник был не один. Фактически, в комнате было еще шесть человек, которые также вслух ответили на задачу линейного суждения.Более того, хотя они и притворялись товарищами по участию, эти другие люди на самом деле были сообщниками, работающими с экспериментатором. Настоящий участник сидел так, чтобы он всегда отвечал, услышав, что говорят пять других «участников». Все шло гладко до третьего испытания, когда по необъяснимым причинам первый «участник» дал заведомо неверный ответ. Ошибка могла быть забавной, но второй участник дал такой же ответ. Как и третий, четвертый и пятый участник.Внезапно настоящий участник оказался в затруднительном положении. Его глаза говорили ему одно, но пять из пяти человек, по-видимому, видели что-то другое.

    Рисунок 13.16 Примеры карт, использованных в эксперименте Аша. Насколько сильно нормативное влияние? Не возникнет ли у вас соблазн дать явно неверный ответ, как это делали многие участники эксперимента Аша, чтобы лучше соответствовать мыслям группы сверстников?

    Одно дело — носить определенную прическу или любить определенную пищу, потому что это делают все вокруг.Но будут ли участники намеренно давать неправильный ответ только для того, чтобы соответствовать другим участникам? Конфедерации единообразно давали неправильные ответы в 12 из 16 испытаний, и 76 процентов участников хотя бы раз согласились с нормой и также дали неправильный ответ. В общей сложности они соответствовали группе в одной трети из 12 тестовых испытаний. Хотя нас может впечатлить то, что в большинстве случаев участники отвечали честно, большинство психологов находят замечательным то, что так много студентов колледжей уступили давлению группы, а не выполняли ту работу, которую они добровольно выполняли.Почти во всех случаях участники знали, что они дают неправильный ответ, но их беспокойство о том, что другие люди могут думать о них, пересилило их желание поступать правильно.

    Варианты процедур Аша проводились много раз (Bond, 2005; Bond & Smith, 1996). Теперь мы знаем, что результаты легко воспроизвести, что наблюдается рост согласия с большим количеством единомышленников (примерно до пяти), что подростки более склонны к конформизму, чем взрослые, и что люди соглашаются значительно реже, когда считают, что единомышленники не услышит их ответов (Berndt, 1979; Bond, 2005; Crutchfield, 1955; Deutsch & Gerard, 1955).Этот последний вывод согласуется с представлением о том, что участники меняют свои ответы, потому что их беспокоит, что о них думают другие. Наконец, хотя мы видим эффект практически в каждой изученной культуре, больше соответствия обнаруживается в коллективистских странах, таких как Япония и Китай, чем в индивидуалистических странах, таких как США (Bond & Smith, 1996). По сравнению с индивидуалистическими культурами люди, живущие в коллективистских культурах, придают большее значение групповым целям, чем индивидуальным предпочтениям.Они также более мотивированы поддерживать гармонию в своих межличностных отношениях.

    Другая причина, по которой мы иногда идем вместе с толпой, заключается в том, что люди часто являются источником информации. Психологи называют этот процесс информационным воздействием . Большинство из нас в большинстве случаев мотивировано поступать правильно. Если общество считает, что мы кладем мусор в надлежащий контейнер, тихонько разговариваем в библиотеках и оставляем чаевые официанту, то это то, что большинство из нас будет делать. Но иногда непонятно, чего от нас ожидает общество.В этих ситуациях мы часто полагаемся на описательные нормы (Cialdini, Reno, & Kallgren, 1990). То есть мы действуем так, как поступает большинство людей — или большинство людей, подобных нам. Это небезосновательная стратегия. У других людей часто есть информация, которой нет у нас, особенно когда мы оказываемся в новых ситуациях. Если вы когда-либо участвовали в разговоре, который проходил примерно так,

    «Как вы думаете, нам следует?»
    «Конечно. Все остальные это делают »,

    вы испытали на себе силу информационного воздействия.

    Рисунок 13.17 Усилия, направленные на то, чтобы побудить людей вести более здоровый или устойчивый образ жизни, выиграли от информационного влияния. Например, отели смогли значительно увеличить количество людей, которые повторно используют банные полотенца (сокращая потребление воды и энергии), информируя их на табличках в своих номерах, что повторное использование полотенец является типичным поведением других гостей отеля.

    Однако не всегда легко получить хорошую описательную информацию о нормах, что означает, что мы иногда полагаемся на ошибочное представление о норме, когда решаем, как нам следует себя вести.Хороший пример того, как неверно воспринятые нормы могут привести к проблемам, можно найти в исследовании запоя среди студентов колледжа. Чрезмерное употребление алкоголя — серьезная проблема во многих университетских городках (Mita, 2009). Есть много причин, по которым студенты запивают, но одна из самых важных — их восприятие описательной нормы. Сколько выпивают студенты, сильно коррелирует с тем, сколько, по их мнению, пьет средний студент (Neighbours, Lee, Lewis, Fossos, & Larimer, 2007). К сожалению, учащиеся не очень хорошо справляются с этой оценкой.Они замечают неистового пьяницы на вечеринке, но не принимают во внимание всех студентов, не посещающих вечеринку. В результате студенты обычно переоценивают описательную норму употребления алкоголя студентами колледжа (Borsari & Carey, 2003; Perkins, Haines, & Rice, 2005). Большинство студентов считают, что они потребляют значительно меньше алкоголя, чем обычно, и такой просчет создает опасный толчок к все более и более чрезмерному употреблению алкоголя. С положительной стороны, предоставление студентам точной информации о нормах употребления алкоголя снижает чрезмерное употребление алкоголя (Burger, LaSalvia, Hendricks, Mehdipour, & Neudeck, 2011; Neighbours, Lee, Lewis, Fossos, & Walter, 2009).

    Исследователи продемонстрировали силу описательных норм в ряде областей. Домовладельцы сократили количество потребляемой энергии, когда узнали, что потребляют больше энергии, чем их соседи (Schultz, Nolan, Cialdini, Goldstein, & Griskevicius, 2007). Студенты выбрали вариант здорового питания, когда пришли к выводу, что другие студенты сделали этот выбор (Burger et al., 2010). Гости отеля с большей вероятностью использовали свои полотенца повторно, когда вешалка в ванной сообщила им, что так поступает большинство гостей (Goldstein, Cialdini, & Griskevicius, 2008).И все больше людей стали пользоваться лестницей вместо лифта, когда узнали, что подавляющее большинство людей поднимается по лестнице на один или два этажа (Burger & Shelton, 2011).

    Хотя люди вокруг нас могут влиять на нас больше, чем мы осознаем, соблюдаем ли мы нормы, зависит от нас. Но иногда решить, как действовать, не так-то просто. Иногда более могущественный человек направляет нас делать то, что мы, возможно, не хотим делать. Исследователей, изучающих послушание , интересует, как люди реагируют, когда им дают приказ или команду от кого-то, наделенного властью.Во многих ситуациях послушание — это хорошо. Нас с раннего возраста учат слушаться родителей, учителей и полицейских. Также важно следовать инструкциям судей, пожарных и спасателей. А армия не сможет функционировать, если солдаты перестанут подчиняться приказам начальства. Но у послушания есть и темная сторона. Во имя «выполнения приказов» или «просто выполнения своей работы» люди могут нарушать этические принципы и законы. Что еще более тревожно, послушание часто лежит в основе самых худших проявлений человеческого поведения — массовых убийств, зверств и даже геноцида.

    Рисунок 13.18 Фотографии жертв камбоджийского диктатора Пол Пота. В 1975-79 гг. Армия красных кхмеров послушно выполняла приказы о казнях десятков тысяч мирных жителей.

    Именно эта тревожная сторона послушания привела к одним из самых известных и самых противоречивых исследований в истории психологии. Милграм (1963, 1965, 1974) хотел знать, почему так много в остальном порядочных немецких граждан согласились с жестокостью нацистских лидеров во время Холокоста. «Эта бесчеловечная политика, возможно, зародилась в сознании одного человека», — Милгрэм (1963, стр.371) писал: «Но они могут быть выполнены в массовом масштабе только в том случае, если очень большое количество людей подчиняется приказам».

    Чтобы понять это послушание, Милгрэм провел серию лабораторных исследований. Во всех вариантах базовой процедуры, кроме одного, участниками были мужчины, набранные из сообщества, окружающего Йельский университет, где проводилось исследование. Эти граждане подписались на то, что они считали экспериментом по обучению и памяти. В частности, им сказали, что исследование касалось влияния наказания на обучение.В каждом сеансе участвовало по три человека. Один был участником. Другой был экспериментатором. Третий был сообщником, который притворился еще одним участником.

    Экспериментатор объяснил, что исследование состояло из теста памяти и что один из мужчин будет учителем, а другой — учеником. С помощью сфальсифицированного рисунка настоящему участнику всегда отводилась роль учителя, а сообщник всегда был учеником. Учитель наблюдал, как ученика привязывали к стулу и прикрепляли к его запястью электроды.Затем учитель перешел в соседнюю комнату, где он сидел перед большой металлической коробкой, которую экспериментатор определил как «генератор тока». На передней части коробки были индикаторы и фонари, а также, что самое примечательное, ряд из 30 рычагов на дне. Каждый рычаг был помечен цифрой напряжения, начиная с 15 вольт и увеличиваясь с шагом 15 вольт до 450 вольт. Ярлыки также указывали силу ударов, начиная с «Легкий шок» и заканчивая «Опасно: Сильный шок» ближе к концу.Последние два рычага были просто помечены красным цветом «XXX».

    Через микрофон учитель провёл тест памяти ученику в соседней комнате. Учащийся отвечал на вопросы с множественным выбором, нажимая одну из четырех кнопок, которые были едва доступны для его привязанной руки. Если учитель видел, как на его стороне стены загорался правильный ответ, он просто переходил к следующему пункту. Но если ученик ошибся с заданием, учитель нажимал на один из рычагов разряда и тем самым наказывал ученика.Учителю было приказано начинать с 15-вольтового рычага и переходить к следующему наивысшему разряду при каждом последующем неправильном ответе.

    В действительности ученик не получил потрясений. Но он действительно сделал много ошибок в тесте, что заставило учителя применять то, что он считал все более сильными ударами. Целью исследования было увидеть, как далеко зайдет учитель, прежде чем отказаться от продолжения. Первый намек учителя на то, что что-то не так, был сделан после того, как он нажал на 75-вольтный рычаг и услышал сквозь стену, как ученик сказал: «Ух!» Реакция ученика становилась сильнее и громче с каждым нажатием на рычаг.При напряжении 150 вольт ученик закричал: «Экспериментатор! Это все. Забери меня отсюда. Я сказал тебе, что у меня болезнь сердца. Мое сердце начинает меня беспокоить. Вытащи меня отсюда, пожалуйста. Мое сердце начинает меня беспокоить. Я отказываюсь продолжать. Выпусти меня.»

    Рис. 13.19. Схема эксперимента Милгрэма, в котором «учителя» (T) попросили нанести (предположительно) болезненный удар электрическим током «ученику» (L). Будет ли этот эксперимент одобрен комиссией сегодня?

    Роль экспериментатора заключалась в том, чтобы побудить участника продолжить.Если в какой-то момент учитель просил закончить сеанс, экспериментатор отвечал такими фразами, как «Эксперимент требует, чтобы вы продолжили» или «У вас нет другого выбора, вы должны продолжать». Экспериментатор закончил сеанс только после того, как учитель четыре раза подряд заявил, что он не хочет продолжать. В то же время протесты учащихся становились все более интенсивными с каждым потрясением. После 300 вольт учащийся отказался отвечать на какие-либо вопросы, из-за чего экспериментатор сказал, что отсутствие ответа не должно считаться неправильным ответом.После 330 вольт, несмотря на яростные протесты ученика после предыдущих ударов, учитель слышал только тишину, предполагающую, что ученик теперь физически не может ответить. Если учитель достигал 450 вольт — конца генератора, — экспериментатор велел ему продолжать нажимать рычаг 450 вольт для каждого неправильного ответа. И только после того, как учитель трижды нажал на 450-вольтовый рычаг, экспериментатор объявил, что исследование окончено.

    Если бы вы были участником этого исследования, что бы вы сделали? Практически все говорят, что он или она остановились бы на ранних этапах процесса.И большинство людей предсказывают, что очень немногие участники будут продолжать нажимать до 450 вольт. Тем не менее, в основной процедуре, описанной здесь, 65 процентов участников продолжали применять разряды до самого конца сеанса. Это не были жестокие садисты. Они были обычными гражданами, которые, тем не менее, следовали инструкциям экспериментатора, применяя то, что они считали мучительным, если не опасным, электрическим током для невиновного человека. Тревожный вывод из результатов состоит в том, что при определенных обстоятельствах каждый из нас может действовать весьма нетипичным и, возможно, очень тревожным образом.

    Милгрэм провел множество вариантов этой базовой процедуры, чтобы изучить некоторые факторы, влияющие на послушание. Он обнаружил, что уровень послушания снижался, когда учащийся находился в одной комнате с экспериментатором, и снижался еще больше, когда учителю приходилось физически касаться учащегося, чтобы применить наказание. Участники также были менее склонны продолжать процедуру после того, как увидели, что другие учителя отказываются нажимать на рычаги разряда, и они были значительно менее послушны, когда инструкции продолжить исходили от человека, которого они считали другим участником, а не от экспериментатора.Наконец, Милгрэм обнаружил, что женщины-участницы следовали инструкциям экспериментатора точно так же, как и мужчины.

    Исследование послушания Милгрэма было предметом споров и дискуссий. Психологи продолжают спорить о том, насколько исследования Милгрэма говорят нам что-то о зверствах в целом и о поведении немецких граждан во время Холокоста в частности (Miller, 2004). Конечно, есть важные черты того времени и места, которые невозможно воссоздать в лаборатории, например, повсеместная атмосфера предрассудков и дегуманизации.Другой вопрос касается актуальности результатов. Некоторые люди утверждали, что сегодня мы больше осведомлены об опасностях слепого послушания, чем когда проводились исследования в 1960-х годах. Однако результаты частичного и модифицированного повторения процедур Милгрэма, проведенных в последние годы, показывают, что люди реагируют на ситуацию сегодня так же, как и полвека назад (Burger, 2009).

    Рис. 13.20. Если бы вы были «учителем» в эксперименте Милграма, разве вы вели бы себя иначе, чем большинство, которые, по их мнению, испытали мощные разряды в 450 вольт?

    Еще один спорный момент касается этического отношения к участникам исследования.Исследователи обязаны заботиться о благополучии своих участников. Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что многие участники Милгрэма испытали сильный стресс во время прохождения процедуры. В свою защиту Милгрэм не оставил без внимания то, как этот опыт повлиял на его участников. И в последующих анкетах подавляющее большинство его участников заявили, что они довольны тем, что стали частью исследования, и считают, что аналогичные эксперименты следует проводить в будущем.Тем не менее, отчасти благодаря исследованиям Милгрэма, были разработаны руководящие принципы и процедуры для защиты участников исследования от подобного рода переживаний. Хотя интригующие открытия Милгрэма оставили нам множество вопросов без ответа, проведение полного воспроизведения его эксперимента по сегодняшним стандартам выходит за рамки.

    Социальные психологи любят говорить, что на всех нас влияют люди вокруг нас больше, чем мы осознаем. Конечно, каждый человек уникален, и в конечном итоге каждый из нас делает выбор в отношении того, как мы будем и не будем действовать.Но десятилетия исследований конформизма и послушания ясно показывают, что мы живем в социальном мире и что — к лучшему или худшему — большая часть того, что мы делаем, является отражением людей, с которыми мы встречаемся.

    Вопросы для обсуждения

    1. Как вы видите нормативное влияние, действующее среди вас и ваших коллег? Насколько сложно было бы пойти против нормы? Что вам нужно, чтобы не делать чего-то только потому, что все ваши друзья делают это?
    2. Какие примеры того, как информационное влияние помогает нам поступать правильно? Как мы можем использовать описательную информацию о нормах для изменения проблемного поведения?
    3. Является ли соответствие более или менее вероятным при взаимодействии с другими людьми через социальные сети по сравнению с личными встречами?
    4. Когда послушание властям хорошо, а когда плохо? Что можно сделать, чтобы помешать людям подчиняться приказам и вести по-настоящему достойные сожаления поступки, такие как зверства и массовые убийства?
    5. Каким образом экспериментальные процедуры Милгрэма выходят за рамки рекомендаций по исследованиям с участием людей? Есть ли способы провести соответствующее исследование послушания властям, не нарушая эти руководящие принципы?

    Авторство изображения

    Рисунок 13.15: bianca francesca, https://goo.gl/0roq35, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF

    Рисунок 13.16: Устрица Фреда, https://goo.gl/Gi5mtu, CC BY-SA 4.0, https://goo.gl/zVGXn8

    Рисунок 13.17: Infroglation of New Orleans, https://goo.gl/5P5F0v, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7

    Рисунок 13.18: … ваше локальное соединение, https://goo.gl/ut9fvk, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF

    Рисунок 13.19: Устрица Фреда, https: // goo.gl / ZIbQz1, CC BY-SA 4.0, https://goo.gl/X3i0tq

    Рисунок 13.20: Шэрон Драммонд, https://goo.gl/uQZGtZ, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF

    Список литературы

    Аш, С. Э. (1956). Исследования независимости и соответствия: I. Меньшинство одного против единодушного большинства. Психологические монографии, 70 (9, Целый № 416).

    Берндт Т. Дж. (1979). Изменения в развитии по отношению к сверстникам и родителям. Психология развития, 15 , 608–616.

    Бонд Р. (2005). Размер группы и соответствие. Групповые процессы и межгрупповые отношения, 8 , 331–354.

    Бонд Р. и Смит П. Б. (1996). Культура и конформность: метаанализ исследований с использованием линейного суждения Аша (1952b, 1956). Психологический бюллетень, 119 , 111–137.

    Борсари Б. и Кэри К. Б. (2003). Описательные и предписывающие нормы употребления алкоголя в колледже: метааналитическая интеграция. Журнал исследований по алкоголю, 64 , 331–341.

    Бургер, Дж. М. (2009). Копирование Милгрэма: будут ли люди подчиняться и сегодня? Американский психолог, 64 , 1–11.

    Бургер, Дж. М., и Шелтон, М. (2011). Изменение повседневного поведения в отношении здоровья с помощью описательных манипуляций с нормами. Социальное влияние, 6 , 69–77.

    Бургер, Дж. М., Белл, Х., Харви, К., Джонсон, Дж., Стюарт, К., Дориан, К., и Сведро, М. (2010). Сытно или вкусно? Влияние описательной информации о нормах на выбор продуктов питания. Журнал социальной и клинической психологии, 29 , 228–242.

    Бургер, Дж. М., Ла Сальвия, К. Т., Хендрикс, Л. А., Мехдипур, Т., и Нойдек, Э. М. (2011). Вечеринка перед началом вечеринки: влияние описательных норм на поведение перед игрой. Основы и прикладная социальная психология, 33 , 220–227.

    Чартранд, Т. Л., и Барг, Дж. А. (1999). Эффект хамелеона: связь между восприятием и поведением и социальное взаимодействие. Журнал личности и социальной психологии, 76 , 893–910.

    Чалдини Р. Б., Рино Р. Р. и Каллгрен К. А. (1990). Основная теория нормативного поведения: переработка концепции норм для уменьшения количества мусора в общественных местах. Журнал личности и социальной психологии, 58 , 1015–1026.

    Кратчфилд, Р. С. (1955). Соответствие и характер. Американский психолог, 10 , 191–198.

    Дойч, М., и Джерард, Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. Журнал аномальной и социальной психологии, 51 , 629–636.

    Гольдштейн, Н. Дж., Чалдини, Р. Б., и Грискявичюс, В. (2008). Номер с обзорной площадкой: использование социальных норм в целях сохранения окружающей среды в отелях. Журнал потребительских исследований, 35 , 472–482.

    Милграм, С. (1974). Подчинение авторитету: экспериментальный взгляд . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Милграм, С. (1965). Некоторые условия послушания и неповиновения авторитету. Human Relations, 18 , 57–76.

    Милграм, С. (1963). Поведенческое исследование послушания. Журнал аномальной и социальной психологии, 67 , 371.

    Миллер А.Г. (2004). Что эксперименты Милгрэма с послушанием могут рассказать нам о Холокосте? Обобщение из лаборатории социальной психологии. В A. G. Miller (Ed.), Социальная психология добра и зла (стр. 193–239). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Мита, М. (2009). Пьянство в колледже по-прежнему растет. JAMA: журнал Американской медицинской ассоциации, 302 , 836–837.

    Соседи, К., Ли, К. М., Льюис, М. А., Фоссос, Н., и Лаример, М. Е. (2007). Являются ли социальные нормы лучшим предиктором результатов среди пьющих студентов колледжей? Журнал исследований по алкоголю и наркотикам, 68 , 556–565.

    Соседи, К., Ли, К. М., Льюис, М. А., Фоссос, Н., и Уолтер, Т. (2009). Персонализированная обратная связь на основе Интернета для сокращения употребления алкоголя в 21-й день рождения: рандомизированное контролируемое испытание конкретного профилактического вмешательства. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 77 , 51–63.

    Перкинс, Х. В., Хейнс, М. П., и Райс, Р. (2005). Неправильное восприятие нормы употребления алкоголя в колледже и связанных с этим проблем: общенациональное исследование воздействия профилактической информации, воспринимаемых норм и злоупотребления алкоголем студентами. Журнал исследований по алкоголю, 66 , 470–478.

    Шульц, П. В., Нолан, Дж. М., Чалдини, Р. Б., Гольдштейн, Н. Дж., И Грискявичюс, В. (2007). Конструктивная, деструктивная и реконструктивная сила социальных норм. Психологическая наука, 18 , 429–434.

    Влияние информации и социального соответствия на изменение мнения

    Abstract

    Существующие исследования показывают, что социальное давление влияет на акты политического участия, такие как участие в голосовании. Однако мы меньше знаем о том, как давление конформизма влияет на глубоко укоренившиеся политические ценности и мнения. Используя эксперимент, основанный на обсуждении, мы распутываем уникальные и комбинированные эффекты информации и социального давления на политическое мнение, которое является очень важным, политически заряженным и является частью нашей идентичности.Мы обнаружили, что, хотя информация играет роль в изменении мнения человека, социальная доставка этой информации имеет наибольший эффект. Тридцать три процента людей, находящихся в нашем состоянии лечения, меняют свое мнение из-за социальной доставки информации, в то время как десять процентов реагируют только на социальное давление, а десять процентов реагируют только на информацию. Участники, которые меняют свое мнение из-за социального давления в нашем эксперименте, более консервативны в политическом плане, сознательны и невротичны, чем те, кто этого не сделал.

    Образец цитирования: Маллинсон Д. Д., Хатеми П. К. (2018) Влияние информации и социального соответствия на изменение мнения. PLoS ONE 13 (5): e0196600. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0196600

    Редактор: Йонг Денг, Юго-Западный университет, КИТАЙ

    Поступила: 17 августа 2017 г .; Принят в печать: 16 апреля 2018 г .; Опубликовано: 2 мая 2018 г.

    Авторские права: © 2018 Mallinson, Hatemi.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Данные доступны в Harvard Dataverse соответствующего автора (http://dx.doi.org/10.7910/DVN/YVCPDT).

    Финансирование: Этот проект был поддержан внутренним грантом в размере 1000 долларов США от Департамента политических наук штата Пенсильвания (предоставлен DJM).Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Информация и убеждение, возможно, являются наиболее важными факторами изменения мнения и поведения. Однако гораздо меньше внимания уделяется роли социального давления в изменении общественного мнения по политически значимым темам.Этот пробел важен, потому что люди демонстрируют склонность подчиняться своим сверстникам, когда сталкиваются с социальным давлением. Будь то в зале заседаний или в Facebook, классические исследования Соломона Аша и Музафера Шерифа актуальны и сегодня. Люди подчиняются, основываясь на желании нравиться другим, которое Аш [1, 2] называл подчинением (т. Е. Соглашаться с большинством, даже если вы не принимаете их убеждения, потому что вы хотите быть принятыми), или желанием быть принятым. правильно, что Sherif et al. [3] называется частным принятием (т.д., полагая, что мнение других может быть более правильным или информированным, чем их собственное). Эти две широкие схемы охватывают множество конкретных механизмов, включая, среди прочего, мотивированное рассуждение, когнитивный диссонанс, максимизацию полезности, избежание конфликтов и стремление к позитивным отношениям. Социальное влияние, основанное на информации, и нормативное социальное влияние (т. Е. Давление соответствия) играют важную, хотя и различающуюся, роли в теориях соответствия и частного признания (см. [4]).В обоих случаях люди демонстрируют поведение конформности; однако только в частном порядке они действительно обновляют свои убеждения из-за социальной доставки новой информации.

    Расширения новаторских работ Аша и Шерифа широко применялись во многих областях поведения [5–9], включая участие в политической жизни. Например, значительное внимание было сосредоточено на важности конформности в отношении явки избирателей и поведения участия [10], включая влияние социального давления на электоральное поведение обычных граждан [11–15].Эти работы указывают как на скрытую, так и на явную силу социального влияния на электоральное поведение, однако мало что известно о значении социальной конформности для политически заряженных тем в контекстно-зависимых обстоятельствах, особенно тех, которые ставят под сомнение чьи-то ценности и мнения.

    Тестирование давления на соответствие в области идеологической и политической идентичности может объяснить, отличается ли давление с целью присоединиться к объединенной в противном случае группе при рассмотрении политически заряженных тем или неконтекстных тем, таких как размер линии или движение шара свет [2, 16].Мнения по политически заряженным темам сложны, ценностны, соответствуют культурным нормам, и их нелегко изменить [17–21]. Остается неизвестным, обусловлено ли влияние давления социальной конформности на политические взгляды личным характером очага давления. Безусловно, социальное соответствие — понятие, которое сложно измерить без живого взаимодействия. Наблюдательный подход затрудняет выяснение того, влияет ли социальное давление на поведение независимо и каким образом с учетом этих разнообразных случайных механизмов, и вызваны ли изменения во мнениях, возникающие в результате социального взаимодействия, подчинением или частным принятием.Тем не менее, эксперименты предоставляют один из способов понять, как и почему происходит изменение мнения. Здесь мы проводим эксперимент, чтобы проверить, в какой степени изменение мнения вызвано убеждением посредством новой информации, давлением социального соответствия или сочетанием того и другого в более реалистичной обстановке расширенного обсуждения.

    Конформность и политическое поведение

    Наблюдательные и экспериментальные исследования рассматривали различные аспекты воздействия социально-доставляемой информации на индивидуальное поведение.Наблюдательный анализ социальных сетей составляет основу большинства недавних исследований социального влияния и политического поведения. Синклер [22], например, демонстрирует, что гражданские сети передают ограниченный набор политической информации. Люди могут обращаться к хорошо информированным коллегам [23] или собирать информацию от доверенных друзей и семьи [24], чтобы снизить затраты на сбор информации, необходимой для участия в политическом поведении (например, голосовании). Обращаясь к своей сети, они открыты для приема этой полезной информации в частном порядке.Однако политическая информация — не единственный вид информации, передаваемой через личные сети. Социальное давление помогает сети побуждать к соблюдению желаемых социальных норм [25–27]. В этом случае члены сети предоставляют информацию относительно ожиданий группы от соответствующего участия в политике. Люди, которые обеспокоены тем, будет ли группа продолжать принимать их, поэтому подчиняются из желания нравиться в широком смысле. Нормы часто являются самодостаточными, и просто предполагаемой угрозы потенциальных санкций достаточно для регулирования поведения посредством соблюдения и самоконтроля [28, 29].

    Споры о практичности и реальности совещательной демократии еще раз подчеркивают важность понимания роли политического конформности в публичном и элитном дискурсе. Ученые и теоретики утверждают, что политические решения улучшаются и узакониваются в процессе обсуждения [30–34], хотя обсуждение не обязательно приводит к консенсусу [35]. Суть демократического обсуждения заключается в том, что участники участвуют в рациональном обсуждении политической темы, что дает каждому возможность учиться у других и, таким образом, в частном порядке обновлять свои предпочтения (т.э., из желания быть правым). Это приводит к коллективно рациональному предприятию, которое позволяет группам преодолевать ограниченную рациональность индивидов, которая в противном случае привела бы к неоптимальным решениям [36]. Это требует от участников полного участия и свободного обмена имеющейся у них информацией с группой.

    Хиббинг и Тайсс-Морс [37], однако, поднимают важные вопросы о желательности обсуждения среди общественности. Используя фокус-группы, они обнаруживают, что граждане чаще всего не хотят участвовать в обсуждениях, когда сталкиваются с противодействием их мнению.Вместо этого они, похоже, не хотят участвовать в политике и вместо этого хотят «скрытую демократию», при которой демократические процедуры существуют, но не всегда заметны. С этой точки зрения, совещательная среда не гарантирует оптимального результата и даже может привести к неоптимальным результатам. Фактически, авторы прямо указывают на проблему внутригрупповой конформности из-за комплаенса как на виновника этого явления. Принудительное влияние социального давления во время обсуждения было дополнительно выявлено в обсуждениях присяжных [38, 39] и в других условиях малых групп [40].

    Помимо политики, существуют экспериментальные доказательства склонности подчиняться из желания нравиться или быть правым [25, 41–45]. Используя простой формат фокус-группы и изображения линий, Аш [1, 2] продемонстрировал, что люди будут подчиняться убеждениям своих сверстников из-за желания быть принятыми группой, даже если они не согласны и даже если они верят, что группа мнение не соответствует действительности. Для этого Аш попросил восемь членов группы оценить два набора линий.Линии были явно либо идентичными, либо разными, и членов группы попросили определить, есть ли разница. Участник не знал, что семь других членов группы были сообщниками, обученными действовать согласованно. В определенный момент исследования конфедераты начали выбирать неправильный ответ на вопрос, равны ли линии. Следовательно, участник сталкивался с социальным давлением со стороны единой группы каждый раз, когда выбирал свой ответ. Аш изменил поведение группы, включая количество членов и количество несогласных единомышленников.Участники часто испытывали стресс, и многие в конечном итоге соглашались с групповым консенсусом, даже несмотря на то, что группа объективно ошибалась и участники не соглашались с ними в частном порядке.

    Используя гораздо более сложный и зависимый от контекста формат — молодежный летний лагерь с настоящими отдыхающими — Sherif et al. [3] продемонстрировали частное принятие, посредством которого люди усваивают и подчиняются групповым нормам, поскольку консенсус предполагает, что они, возможно, пришли к правильному ответу. В этом случае мальчики в лагере быстро объединились в конкурирующие фракции, а первоначальные выбросы в группах сформировались из желания выиграть соревнования (т.э., будь прав). Хотя новаторские эксперименты в пещере грабителей многое показали о групповом поведении, выходящем далеко за рамки конформности, мы сконцентрировались конкретно на этом конкретном аспекте результатов, которые прошли проверку временем в многочисленных повторениях и расширениях в самых разных социальных сферах [46–19]. 52].

    Репликация экспериментальной работы Аша, в частности, имела разный успех. Lalancette и Standing [53] обнаружили, что результаты Аша были неоднозначными при использовании подсказки, более неоднозначной, чем неравные строки.Кроме того, Хок [54] критикует дизайн Аша за то, что он не воспроизводит реальную жизненную ситуацию. Сосредоточившись на взглядах на развод, Кеннет Харди представил раннее применение теорий общественного согласия Аша и частного признания Шерифа к политическим убеждениям, используя аналогичный формат малых групп с шестью единомышленниками и одним участником. Конфедерации предлагали не только свое мнение, но и причины своего мнения, что обеспечило методологическое новшество, представив больше информации, чем просто голоса конфедератов.Работа Харди стала важной отправной точкой для определения процесса соответствия в политической сфере, но она остается ограниченной. В своем исследовании он использовал только мужчин и не допускал повторных обсуждений, чтобы оценить, как долго участники выдерживают давление соответствия. В более позднем исследовании Левитан и Ферхюльст [55] обнаружили стойкость в изменении политического отношения после взаимодействия с группой, единодушно выступающей против, но они не включали никаких дискуссий.

    Наш эксперимент основывается на этих работах, исследуя микропроцесс, лежащий в основе изменения мнения по политически заряженной теме, обсуждаемой в реальном контексте.Мы соединяем исследования, которые не допускают обсуждения, с теми, которые изучают однодневные дискуссии, чтобы определить, оказывает ли влияние группы более сильный эффект, даже когда обсуждение сосредоточено на отношении, тесно связанном с социальной идентичностью. Наше общение продолжительностью около часа имитирует вероятный пример диалога из реального мира. Что еще более важно, наш дизайн позволяет нам участвовать в дебатах о социальном влиянии, разделяя желания быть правыми (частное принятие) и понравившимся (согласие).Наша главная цель — не полностью предсказать поведение широкой публики, а скорее определить независимую причинную роль социального давления в изменении мнения, учитывая известное значение информационных эффектов. Мы ожидаем, что давление и информация, касающиеся соответствия, будут иметь совместное и независимое влияние на изменение мнения.

    Изменения в поведении в соответствии с требованиями

    Хотя наш основной интерес состоит в выявлении средних эффектов давления информации и конформизма на изменение мнения, мы, тем не менее, признаем, что есть различия в реакции людей на социальное давление, в зависимости от наблюдаемых и ненаблюдаемых индивидуальных характеристик.Таким образом, средний восстановленный эффект лечения может маскировать существенную неоднородность [56, 57]. Например, не все испытуемые Аша или Харди подчинялись мнению группы, и было много различий в том, насколько охотно участники лагеря Шериф и его коллеги объединялись в сплоченные и функционирующие группы. Чтобы рассмотреть эту возможность, мы проверяем три фактора, которые ранее были определены как совпадающие со средней склонностью к конформизму: черты личности, самооценка и идеология.Наиболее последовательные свидетельства указывают на то, что те, кто меняет свое мнение, в целом более согласны, невротичны и имеют более низкую самооценку [58].

    Формирование гипотез о влиянии других личностей и идеологических предрасположенностей на изменение мнения по политическим, моральным и личностным темам является более сложной задачей. Существующие исследования указывают на поддержку как стабильности, так и изменения этих характеристик и различаются по источнику этих изменений, то есть информационному или социальному.Например, с одной стороны, мы можем ожидать, что те, кто более политически консервативны, с большей вероятностью будут открыто подчиняться группе, учитывая существующие исследования, показывающие, что консерваторы менее негативно относятся к конформизму и чаще подчиняются групповому давлению и нормам [59–61 ]. Кроме того, консерваторы также обладают более высокой личностной чертой «Сознательность», и эта черта как отражает, так и связана с более конформистским поведением [62–64].

    С другой стороны, консерватизм по определению защищает статус-кво и связан с сопротивлением изменениям и большим отказом принимать новую информацию в частном порядке, особенно если эта информация противоречит ценностям человека [65, 66], что приводит к большей вероятности внутренняя стабильность.Точно так же те, кто отличается высокой открытостью и более политически либеральными, хотя с большей вероятностью воспримут новую информацию и, следовательно, с большей вероятностью примут ее в частном порядке, также менее склонны к ограничительному соответствию и, следовательно, с меньшей вероятностью будут подчиняться публично [ 67]. Мы рассматриваем эти предположения как второстепенные гипотезы и ограниченно исследуем их значение с учетом ограничений в данных.

    Материалы и методы

    Чтобы объяснить независимые и совместные эффекты соблюдения и частного признания, мы разработали эксперимент, проведенный в Государственном университете Пенсильвании с мая по декабрь 2013 года, который поместил участников в совещательную среду, где они столкнулись с единой оппозиция выраженному ими мнению по политической теме, имеющей отношение к их местному сообществу.Мы оценили личные мнения участников, в отсутствие группы, до и после лечения, чтобы определить, сделали ли те, кто выразил изменение мнения во время обсуждения, только устно, чтобы соответствовать группе и получить признание, или же они в частном порядке приняли мнение группы и по-настоящему обновили свои собственные ценности. Группа открыто обсуждала тему в течение примерно 30–45 минут, что также позволило нам оценить поведение участников на протяжении обсуждения. Подробности мы обсудим ниже.

    При разработке эксперимента мы использовали уникальный момент в истории штата Пенсильвания, последствия скандала с жестоким обращением с детьми Джерри Сандаски и увольнение давнего главного тренера Джо Патерно. Увольнение стало идеальной темой для обсуждения и жестким испытанием давления на соответствие, учитывая тот факт, что он был заметен в университетском городке, был политически заряженным и был связан с идентичностями участников как студентов Пенсильванского университета. Нашим участникам был задан вопрос, считают ли они, что тренера Патерно следовало уволить попечительским советом университета в ноябре 2011 года.Предыдущие исследования показывают, что у студентов могут не быть столь четко определенные политические взгляды, как у пожилых людей, по многим темам, и поэтому они могут быть более восприимчивыми к давлению со стороны сверстников из-за отсутствия отношения [68]. Это повлияло на наш выбор темы для обсуждения, поскольку роль Патерно в насилии была не только очень заметна в кампусе Пенсильванского университета, но и обычно вызывала сильные и диаметрально противоположные мнения студентов и населения штата Пенсильвания в целом. Мы начнем с предоставления некоторой справочной информации по этому вопросу и его связи с идентичностью и политикой.

    Увольнение главного тренера по футболу штата Пенсильвания Джо Патерно

    Первая неделя ноября 2011 года была вихрем для студентов Пенсильванского университета. Полиция арестовала бывшего тренера по защите Джерри Сандаски по обвинению в сексуальном насилии над детьми после того, как Генеральная прокуратура Пенсильвании опубликовала отчет большого жюри. В разгар шумихи в национальных СМИ и при нарастании доказательств того, что президент университета, спортивный директор и главный футбольный тренер знали о деятельности Сандаски, президент штата Пенсильвания Грэм Спаниер подал в отставку, а Попечительский совет освободил Патерно от его обязанностей.Они также отправили спортивного директора Тима Керли и вице-президента Гэри Шульца в административный отпуск после того, как им было предъявлено обвинение в лжесвидетельстве в связи с их показаниями об их осведомленности о сексуальных домогательствах Сандаски в отношении мальчиков. Сразу после обстрелов и отстранений студенты хлынули в кампус и центр State College, нанеся ущерб и перевернув фургон новостей [69]. Различные студенческие протесты продолжались неделями. Следующим летом Сандаски был осужден, но споры не утихли, особенно в Пенсильвании.Стрельба продолжается в Пенсильвании, поскольку судебные процессы против университета и судебные процессы над Спаньером, Керли и Шульцем продолжаются, поскольку семья Патерно и сторонники стремятся восстановить его наследие.

    В то время как реальный контекст нашего дизайна увеличивает его внешнюю достоверность, высокая значимость обсуждаемой темы и вероятность того, что она вызовет сильное мнение, также повышает внутреннюю достоверность эксперимента. Патерно был больше, чем просто служащий; он был образом Пенсильванского университета, «продолжением коллективного« я »[студентов и выпускников]» ([70], 154), и, таким образом, был привязан к идентичности студентов как членов сообщества [71].На момент скандала сообщалось:

    «В большей степени, чем любой другой человек, г-н Патерно — это Пенсильванский университет — человек, принесший этому учреждению национальное признание… Патерно лежит в основе чувства идентичности университета».

    [72].

    Учитывая эмоции, связанные с этой проблемой, она мало чем отличается от политики морали, которая вызывает сильную реакцию со стороны людей [73], тем самым обеспечивая жесткую проверку давления на соответствие ценностным и личностным мнениям. Нет лучшего примера этого, чем продолжающееся стремление к справедливости детьми, подвергшимися жестокому обращению со стороны католических священников, и растущее количество свидетельств систематического сокрытия и возможности такого насилия со стороны католической церкви.Сходство между Penn State и церковью сохраняется почти на всех уровнях, включая скандалы, угрожающие важному аспекту идентичности ее членов. Таким образом, опыт студентов, последовавших за скандалом о жестоком обращении с детьми в Пенсильванском университете, обобщается на политически значимые обстоятельства, когда ставится под сомнение организационная власть и личная идентичность.

    Увольнение Патерно — это не только очень важная тема для обсуждения, но и социальная и политическая проблема.Это сильно повлияло на выборы в Попечительский совет 2012 года, когда многие кандидаты выступили в поддержку Патерно. Кроме того, губернатор Пенсильвании Том Корбетт был де-факто членом Совета и первоначально начал расследование Сандаски, будучи генеральным прокурором штата. В качестве члена совета директоров Корбетт выступал за увольнение Патерно и встречал как похвалу, так и критику в Содружестве. В результате скандала в Пенсильвании был принят закон, разъясняющий обязанности сообщать о жестоком обращении с детьми и ужесточающий штрафы за отказ от сообщения.Жестокое обращение получило всенародное признание. Когда его спросили, как он отреагирует на стрельбу, президент Обама призвал американцев исследовать свои души и взять на себя ответственность за защиту детей [74]. Таким образом, элиты, общественность, СМИ и академия признают, что увольнение Патерно является по сути политическим вопросом. Кроме того, эта тема имеет личную важность для участников, отягощена идентичностью и актуальна на местном, государственном и национальном уровнях. Описав контекст обсуждаемой темы, перейдем к описанию протокола эксперимента.

    Набор участников

    Эксперимент рекламировался как исследование политической дискуссии на курсах социальных наук верхнего и нижнего уровней, а также в листовках кампуса и на исследовательском веб-сайте университета. В качестве стимула участники участвовали в розыгрыше одной из восьми подарочных карт на 25 долларов США для Amazon. Первые участники завершили исследование в мае 2013 года, а сбор данных завершился в декабре 2013 года. На этапе сбора данных в скандале с Сандаски не было серьезных событий, поэтому мы считаем, что никакие внешние события не угрожают достоверности исследования.Увольнение четырех сотрудников университета, смерть Джо Патерно, осуждение Джерри Сандаски, публикация Доклада Фри и санкции Национальной университетской спортивной ассоциации — все это произошло до начала сбора данных. Это исследование было одобрено Общественным наблюдательным советом Управления по защите исследований при Университете штата Пенсильвания (исследование № 41536) 20 февраля 2013 года. Все участники экспериментальной группы подписали письменное информированное согласие до участия в исследовании.Участники контрольной группы предоставили подразумеваемое согласие, заполнив онлайн-опрос после прочтения документа об информированном согласии на первой веб-странице опроса. IRB штата Пенсильвания одобрил оба метода согласия. Материалы с согласия можно найти вместе с другими воспроизводимыми материалами исследования на сайте соответствующего автора (http://dx.doi.org/10.7910/DVN/YVCPDT). Таким образом, все участники предоставили информированное согласие, и все процедуры, способствующие этой работе, соответствовали этическим стандартам соответствующих национальных и институциональных комитетов по экспериментам на людях и Хельсинкской декларации 1975 года.

    Всего в экспериментальной или контрольной группах участвовало 58 студентов. По сравнению с обсервационными исследованиями это может показаться небольшим числом, но это соответствует текущим нормам исследований, которые требуют большого участия участников и значительного количества их времени [75, 76], и согласуется с размерами выборки для фундаментальной работы в этой области. [2, 6]. Предварительное и послетестовое тестирование, обсуждение и подведение итогов заняли не менее 1,5 часов рабочего времени каждого участника. Исследователи тратили в среднем не менее восьми часов на каждого участника, набирая, координируя и планируя группы обсуждения, проводя сеансы обсуждения и кодируя поведенческие данные.Исследование, как правило, предназначалось для нынешних студентов, но в нем также приняли участие три аспиранта и один недавний выпускник. После добровольного участия в исследовании участники были случайным образом распределены либо в группу лечения (n = 34), либо в контрольную группу (n = 24), используя бросок монеты. Общая выборка включает нерандомизированных пилотов экспериментального протокола из 16 человек. См. Файл S3 для получения дополнительной информации об этой пилотной группе, ее характеристиках и анализах, показывающих, что их включение не влияет на основные результаты.

    Предтестовое обследование

    На рис. 1 представлен план исследования, включая информацию, предоставленную экспериментальной и контрольной группам (черным цветом), а также точки, в которых мы измерили их мнение относительно стрельбы Патерно (красным). Обе группы прошли предварительный опрос с использованием Qualtrics. Обработанная группа завершила этот опрос перед посещением сеанса обсуждения. Помимо основных демографических характеристик, мы собрали ряд психологических и поведенческих характеристик для каждого участника.Идеология измерялась отношением к идеологии, шкалой либерализма-консерватизма [77], широко используемой для предотвращения ошибки измерения, которая возникает из-за трудности точного сворачивания сложного взгляда на политику в одно измерение. Этот показатель идеологии хорошо обоснован (например, Bouchard et al. 2003) и служит основой для современных определений идеологии во всех дисциплинах [78, 79]. Этот показатель основан на том, что респонденты просто соглашаются или не соглашаются с широким спектром политических и социальных вопросов, от эволюции до налогов.В этом случае мы использовали 48 различных тем, которые генерируют аддитивную шкалу консерватизма в диапазоне от 0 (очень низкий) до 48 (очень высокий). В дополнение к измерению политической идеологии наших участников мы оценили их самооценку с помощью шкалы Розенберга [80] и личность с помощью 44-вопросных пяти измерений личности Маккрея и Джона [81]: открытость опыту, добросовестность, экстраверсия, покладистость и невротизм.

    Рис. 1. Дизайн исследования.

    На этом рисунке представлена ​​каждая фаза исследования, включая информацию, предоставленную обработанным и контрольным группам (черным цветом), а также точки, в которых мы измерили их мнение о стрельбе Патерно (красным).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0196600.g001

    Наконец, всех участников спросили их мнение о пяти правилах, влияющих на студентов в Penn State: хранение алкоголя в университетском городке; государственный надзор за академической успеваемостью; увольнение Патерно; предотвращение празднования Дня государственного пирожка; и использование платы за студенческие мероприятия. Участники записали свое мнение по пятибалльной шкале Лайкерта от «полностью согласен» до «категорически не согласен». Мы включили в опрос пять разных тем, чтобы участники группы лечения не знали, какую тему они будут обсуждать.

    Дискуссионная группа

    После завершения онлайн-опроса участники экспериментальной группы были индивидуально запланированы на сеанс обсуждения. Каждая дискуссионная группа состояла из одного участника и двух-четырех обученных единомышленников (мы сравниваем различия в количестве экспериментаторов и не обнаруживаем никаких эффектов; дополнительную информацию см. В файле S4). На протяжении всего исследования использовались пять уникальных соратников, три женщины и два мужчины. Среди них были четыре кандидата политических наук.D. кандидаты с разным опытом и один недавний выпускник со специализацией в области политологии. Конфедераты выглядели молодо и одеты неформально, и их нельзя было отличить от наших студентов. Что касается обучения, у единомышленников не было строгого сценария, чтобы обсуждение не выглядело принудительным или заданным сценарием. Вместо этого экспериментатор и другие добровольцы принимали участие в предэкспериментальных тестах в качестве имитирующих участников, чтобы единомышленники могли аргументировать обе стороны стрельбы Патерно и выработать согласованные моменты, которые они использовали на протяжении всего исследования (см. Файл S2).На рис. 2 показан типичный сеанс обсуждения. Обсуждения проходили в конференц-зале, все члены группы сидели за столом. Не было фиксированной рассадки.

    Рис. 2. Изображение лечебной среды.

    По часовой стрелке снизу слева: экспериментатор, соучастник, соучастник, участник и соратник. Обратите внимание на кажущийся отстраненным язык тела участника. Этот участник в конечном итоге изменил свое мнение.

    https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0196600.g002

    В начале каждого сеанса обсуждения экспериментатор напоминал группе, что общая цель эксперимента — понять процесс принятия политических решений и то, как люди формируют политические взгляды. Им сказали, что тема была случайным образом выбрана для каждой дискуссионной группы из пяти, включенных в предварительный опрос, причем их темой было увольнение Патерно. Перед началом открытой дискуссии членам группы были предоставлены выдержки из отчета Фри [82] относительно причастности Патерно к скандалу с Сандаски в Пенсильвании (см. Файл S1).Им сказали, что информация была получена в результате независимых расследований и призвана освежить их воспоминания, учитывая, что с момента увольнения прошло два года.

    После предоставления времени для ознакомления с информационным листом, группа была опрошена устно относительно того, считают ли они, что Патерно нужно было уволить (да или нет). Участника всегда просили ответить первым. Это позволило конфедератам впоследствии в ходе дискуссии выразить противоположное мнение. Хотя между завершением предварительных опросов и участием в дискуссионных группах прошло очень мало времени, мы не полагались на мнения, выраженные в предварительных опросах, в качестве основы для мнения наших единомышленников.Мы записали и использовали устный ответ как мнение респондентов. Это также гарантирует, что наши единомышленники отреагировали на точное мнение, высказанное участником в начале сеанса обсуждения. Таким образом, мы могли отслеживать влияние давления конформизма на их мнение на протяжении всего сеанса.

    Затем группе было предоставлено 30 минут для открытого обсуждения; тем не менее, обсуждению было позволено продлиться более 30 минут, чтобы участники могли закончить любые мысли и отразить более естественное взаимодействие.Во время этого обсуждения до четырех конфедератов аргументировали свою оппозиционную позицию в большей или меньшей степени в зависимости от конфедерации, включая ответы и взаимодействие с участником и даже согласие с участником по определенным вопросам. В конце обсуждения членам группы сказали, что исследователи хотели бы понять их истинное мнение в данный момент и что мы будем агрегировать индивидуальные мнения из наших групп, чтобы получить представление об общем мнении студентов по каждому из пяти темы.Таким образом, им было поручено заполнить анонимный бюллетень со своим окончательным мнением. Анонимное голосование позволило нам измерить, действительно ли их мнение изменилось во время обсуждения, соответствуя поведению других людей из-за личного признания того, что они говорят, правильно, или только публично подчинялись поведению других людей, не обязательно веря в то, что они делаете или говорите.

    Каждая дискуссионная сессия записывалась на видео с целью кодирования как вербальных, так и невербальных указаний на свое мнение.Два кодировщика были наняты для просмотра видео каждого сеанса обсуждения и записи ряда поведенческих характеристик участников (не представленных в этом документе), а также их впечатлений о том, изменили ли участники свое мнение в устной форме в ходе обсуждения (двоичное значение да /нет). Главные исследователи также закодировали каждое видео. Мы использовали модальный код от всех четырех кодировщиков, а главные исследователи пересмотрели видео, чтобы разорвать шесть связей. Каппа Флейсса [83] указывает на умеренное согласие между оценщиками устно выраженного мнения (0.54, p <0,001).

    Комбинация анонимного голосования и видеозаписи для словесных сигналов — важный аспект дизайна исследования, который позволяет нам определить, соответствовали ли участники из желания быть правыми, нравиться им или сочетать эти два аспекта. Наконец, мы опросили каждого участника, чтобы полностью объяснить цель исследования, включая все возможные точки обмана, и собрать информацию об их личных чувствах по поводу того, что они находятся в меньшинстве во время обсуждения.

    Контрольная группа

    Мы использовали контрольную группу, чтобы определить независимый эффект социального давления на изменение мнения. Их поведение установило базовое ожидание того количества изменения мнения, которое мы могли бы ожидать, просто представив новую информацию и не взаимодействуя между собой. Этот базовый уровень затем позволяет нам сравнивать две группы, лечение и контроль социального влияния, чтобы различить независимые и совместные эффекты давления социального соответствия и информации об изменении мнения.

    С этой целью контрольная группа провела то же предварительное обследование, что и группа лечения. Однако после завершения опроса вместо совещательного заседания участники контрольной группы читали дополнительную информацию по теме, которая была «случайно» выбрана из пяти вопросов о мнении. Основываясь на их мнении относительно увольнения Патерно, мы представили им тот же лист информации, который был предоставлен пострадавшим, а также краткое изложение тех же аргументов за и контраргументов, которые использовались фактическими сообщниками во время сессий дискуссионных групп (см. S1 и файлы S2).После их прочтения участников контрольной группы спросили, считают ли они, что Патерно нужно было уволить (да или нет), и насколько сильно это мнение (очень сильно, в некоторой степени решительно, нейтрально). Если они изменили свое мнение на данном этапе, мы считаем, что они сделали это только из-за введения новой информации, поскольку не было социального давления. Таким образом, наш дизайн позволяет нам анализировать влияние дискуссионной группы и социальное давление, возникающее из единства мнений, противоположных участникам.

    Результаты и обсуждение

    Основной вывод этого исследования вращается вокруг вопроса, в какой степени люди будут соответствовать противоположному мнению по теме, которая является важной, политически заряженной и отражает некоторые аспекты их идентичности? Более того, можем ли мы выявить уровни отклонений, аналогичные фундаментальным исследованиям, основанным на менее сложных аспектах психологии человека [1]? И самое главное, какие изменения происходят? Для тех участников, которые изменили свое мнение, было ли это связано с новой информацией (т.д., частное принятие), социальное давление (то есть общественное согласие) или некоторая комбинация этих двух? Чтобы ответить на эти вопросы, мы сначала изучили степень изменения мнения как в экспериментальной, так и в контрольной группах. Что касается контрольной группы, мы сравнили их первоначальное мнение, полученное в ходе предварительного опроса, с мнением, которое они предоставили после прочтения информационного листа и контраргументов. На рис. 3 показан процент каждой группы, которая изменила и не изменила свое мнение. В контрольной группе, которая получила ту же информацию, что и дискуссионная группа, но не имела социального взаимодействия, только 8 процентов участников изменили свое мнение.Наблюдаемое нами изменение, основанное на информации, согласуется с существующими исследованиями [84, 85]. Кроме того, хотя значительная часть контрольной группы не изменила своего мнения, некоторые сделали его умеренным (то есть усилили или ослабили) только на основании получения новой информации. См. Более подробную информацию об этих изменениях в файле S5.

    Обращаясь к экспериментальной группе, 38 процентов наших пролеченных участников изменили свое мнение между первоначальным голосованием (после получения информации и до обсуждения) и окончательным тайным голосованием.Наша сложная, самобытная и содержательная тема вернула результаты, которые по своим характеристикам очень близки к показателям отклонения Аша [2] и последующих (метаанализ см. В [6]). Если мы считаем все остальное равным, 30-процентное увеличение изменения мнения зависит от обращения с участием в групповом обсуждении (χ 2 = 5,094, p <0,05). Этот результат остается неизменным, если 16 нерандомизированных членов пилотного исследования удаляются из экспериментальной группы (хотя p-значение хи-квадрат снижается до 0.10, из-за меньшего n, см. Файл S3). В качестве дополнительного доказательства в таблице 1 представлены результаты логистической регрессии, демонстрирующие эффект лечения. А именно, нахождение в условиях лечения увеличивает вероятность изменения мнения на 581 процент. Смысл, социальное давление и / или личная доставка информации, в отличие от простого знакомства с новой информацией, оказали глубокое влияние на изменение истинного мнения через частное принятие или соответствие через общественное согласие. Из-за небольшого размера выборки мы не решаемся включать дополнительные ковариаты в эту модель, но вместо этого используем t-тесты, приведенные ниже, для изучения различий в характеристиках участников, которые изменили свое мнение, и тех, кто этого не сделал.

    Источники изменений

    Переходя к нашему вторичному анализу, план исследования также позволил нам проанализировать конкретные источники изменений в группе лечения. Напомним, мы учли как истинное изменение мнения (т. Е. Анонимное голосование в конце обсуждения), так и изменение вербального мнения (т. Е. Заявленное изменение мнения во время группового обсуждения, зафиксированное на видео и закодированное независимыми оценщиками) для тех, кто проходил лечение. Поэтому мы разделили участников исследуемой группы на четыре подгруппы, чтобы лучше понять, почему они изменили свое мнение.В таблице 2 показан процент участников экспериментальной группы, которые изменили свое мнение открыто, скрытно или не изменили вовсе. В целом, 47% не изменили своего мнения между началом и окончанием дискуссионной сессии. В общей сложности 33 процента изменились как открыто, так и тайно, то есть они устно выразили изменение мнения и написали измененное мнение в своем тайном голосовании. Мы утверждаем, что эта группа отреагировала на сочетание желаний быть правильными и любимыми. Из оставшихся участников 10 процентов изменились из-за желания нравиться (открыто, но не скрыто) и 10 процентов из-за желания быть правыми (скрыто, но не открыто).Хотя это всего лишь анекдотический случай, один из участников категории «желание быть правым» дошел до того, что сказал экспериментатору, что он согласен с группой, но категорически отказался соглашаться открыто. Такие участники были увлечены введением новой информации из-за сильного желания быть правыми, но, видимо, не хотели выглядеть так, будто они меняют свое мнение. Таким образом, наша первая серия анализов подтверждает, что информация играет важную роль в изменении мнения, но социальное давление также имеет существенный и, по крайней мере, в этом контексте, больший эффект.Даже по теме, столь важной для личности, участники изменили свое ранее высказанное мнение.

    Психологические различия

    Установив основные результаты нашего исследования и относительное значение двух причинных механизмов, объясняющих, почему участники изменили свое мнение, мы теперь переходим к изучению того, как основные черты, включая идеологию, личность, возраст и пол, различаются между теми, которые изменили свое мнение. и те, которые этого не сделали. Демографические различия включены в описательных целях.Во-первых, мы оценили различия между участниками, выступающими за и противников стрельбы. Во-вторых, мы исследовали взаимосвязь между направлением изменения мнения и различиями в чертах между участниками, изменившими свое мнение, и теми, кто придерживался твердого мнения. Из-за характера эксперимента и особого внимания к вопросу о причинно-следственной связи эти тесты второстепенны по сравнению с основными выводами в статье. Для следующих анализов размеры выборки невелики, а в некоторых случаях и результаты являются лишь предположениями.

    Как в экспериментальной, так и в контрольной группах предварительное обследование показало, что Патерно поддерживает свою работу почти два к одному (т.е., против стрельбы). Как упоминалось ранее, «JoePa» был не только символом штата Пенсильвания, но и иконой для его учеников, и до некоторой степени рассматривался как их отражение. В таблице 3 представлены средние демографические и психологические показатели сторонников увольнения и противников, основанные на предварительном опросе. Единственное статистически значимое различие между группами — их политическая идеология. Группа, выступающая против увольнения Патерно, в среднем занимает более консервативную позицию, чем те, которые призывали к его увольнению.Важно отметить, что это студенты колледжей, и поэтому общее распределение идеологии демонстрирует либеральный уклон. Тем не менее, рис. 4 демонстрирует, что группа сторонников увольнения не только в среднем менее консервативна, но и более идеологически узка, тогда как те, кто не поддерживал увольнение, более консервативны, но также происходят из более широкого идеологического диапазона. Этот вывод свидетельствует о том, что идеология является существенным фактором для лиц, поддержавших увольнение. В то время как поддержка Патерно может иметь менее выраженное идеологическое измерение, те, кто поддерживает его увольнение, могут более узко сосредоточиться на проблеме жестокого обращения с детьми и ответственности руководителей за защиту уязвимых граждан.Учитывая, что идеология — единственное различие, которое мы могли определить среди мнений участников до начала эксперимента, мы затем исследовали, были ли различия между участниками, которые изменили свое мнение, и теми, которые не изменили, как в условиях лечения, так и в контрольных условиях.

    Таблицы 4 и 5 дают представление о том, как демографические и психологические характеристики различаются между участниками, которые изменили свое мнение, и теми, кто этого не сделал. Таблица 4 включает как участников лечения, так и контрольных участников, тогда как Таблица 5 сосредоточена исключительно на группе лечения.Мы нашли доказательства, подтверждающие и опровергающие наши гипотезы, представленные выше. Были устойчивые достоверные различия ( p <0,05) в консерватизме и добросовестности. А именно, изменившие свое мнение участники менее консервативны и менее сознательны. Учитывая сообщенные отношения между этими двумя чертами, это открытие имеет смысл. Кроме того, когда все испытуемые объединены (таблица 4), также наблюдается значительная разница в невротизме, при этом лица, меняющие мнение, регистрируются выше по этой шкале.Оба предполагают, что политические и психологические черты могут играть роль в показанном выше среднем сдвиге. По количеству единомышленников различий не было. Это означает, что участники не были в большей или меньшей степени подвержены социальному давлению со стороны большего (4) или меньшего (2) оппонентов в дискуссионной среде. Эти результаты демонстрируют, что индивидуальные различия существуют между людьми, которые меняют свое мнение, и теми, кто этого не делает. Для подтверждения и расширения этих результатов потребуются дополнительные исследования.Однако то, что мы обнаружили, соответствует ожиданиям, полученным в результате прошлых исследований, и указывает на полезные области будущих исследований.

    Разбор полетов

    По завершении обсуждения все участники были проинформированы обо всех аспектах исследования. Во время подведения итогов участников спросили, что они думают о том, чтобы быть единственным голосом несогласных. 47% участников экспериментальной группы открыто заявили, что чувствуют давление или запугивание. Двадцать девять процентов также свободно заявили, что они чувствуют, что им нужно копаться и отстаивать свою позицию во время обсуждения.Среди них шесть человек, которые в конечном итоге изменили свое мнение. Один сказал: «Я не получаю никакой поддержки в этой комнате. Хорошо, я буду защищать свою позицию ». Другой сказал: «Я чувствую дополнительное давление, чтобы объясниться». Для некоторых защита продолжалась и во время разбора полетов. В частности, некоторые студенты, не изменившие своего мнения, продолжали защищаться, разговаривая с экспериментатором один на один, даже после того, как ему объясняли, какую бы позицию они ни занимали, они сталкивались с противодействием.Это показывает, что некоторые участники занимают оборонительную позицию, когда сталкиваются с объединенной оппозицией. Из тех, кто выражал оборонительную позицию, некоторые глубоко укоренились и вообще не двинулись с места, в то время как другие открылись влиянию своих сверстников по мере развития дискуссии. Такое поведение согласуется с основополагающими работами Аша [1, 2] и Милграма [86] и убедительно свидетельствует о том, что наши участники действительно испытывали социальное давление в условиях лечения, но отличается тем, что подчеркивает различия в том, как индивидуумы реагируют на такое давление.

    Ограничения

    Мы хотим обратить внимание на два конкретных ограничения этого исследования, которые обсуждались выше и в дополнительных материалах, но заслуживают дальнейшего упоминания. Первое ограничение — это включение значимого, по отношению к общему размеру выборки, нерандомизированного пилотного проекта состояния лечения. Хотя это не оказало существенного влияния на результаты, важно признать это, и мы обсудим это более подробно в файле S3. Во-вторых, рис. 1 показывает, что мы используем две похожие, но немного разные шкалы для оценки мнений на протяжении всего исследования.А именно, предварительное мнение оценивается по пятибалльной шкале Лайкерта, а остальные показатели мнения дихотомичны (да / нет) с дополнительным вопросом силы для контрольной группы. Однако наш первичный анализ основан на сравнении двух ответов да / нет в экспериментальной группе; устное обозначение да / нет в начале раздела обсуждения и да / нет в бюллетене после обсуждения. Мы дополнительно обсуждаем это в файле S5.

    Наконец, для некоторых небольшой размер выборки исследования может быть ограничением, особенно для тех, кто обеспокоен кризисом репликации в социальной психологии [87].Однако мы ответим, что интенсивный характер этого исследования с точки зрения количества часов исследователя и условий лечения затрудняет расширение масштабов. Таким образом, многосайтовая репликация, вероятно, лучший подход к оценке достоверности этих результатов [88, 89]. Мы поощряем такое копирование и разместили все необходимые материалы на Dataverse соответствующего автора (http://dx.doi.org/10.7910/DVN/YVCPDT). Дополнительные уроки, относящиеся к репликационной работе и лабораторным экспериментам в политологии, можно найти в Mallinson (2018) [90].

    Выводы

    Хотя исследователи изучали роль социального влияния (общественное согласие) и новой информации (частное принятие) на изменение мнения, они реже исследуются одновременно, а явные причинные стрелки чаще предполагаются, чем проверяются в ходе эксперимента. Более того, социальное соответствие — сложное понятие, которое можно измерить только с помощью опросов или интервью. Живое общение дает оптимальные средства для понимания социального давления. Наш эксперимент был разработан специально для дальнейшего раскрытия причинных механизмов, лежащих в основе изменения мнения, и проверки того, подвержены ли ценности и идентичность человека социальному давлению.Кроме того, выбор темы исследования — поджог важного символа штата Пенсильвания — также позволил нам объяснить, в какой степени информация и социальное давление бросают вызов глубоко укоренившимся ценностям и идентичности человека. Мы обнаружили, что, хотя информация играет важную роль в изменении мнения людей по очень важной теме, связанной с групповой идентичностью, социальная доставка этой информации играет большую и независимую роль. Большинство людей, изменивших свое мнение, сделали это из-за сочетания двух сил, но были люди, которые изменили свое мнение только для того, чтобы добиться общественного признания, а также те, кто не хотел создавать видимость изменения своего мнения. но все же хотел быть правым.

    Эти результаты имеют важное значение для исследований социального и политического поведения. Они укрепляют понимание того, что граждан и элиты нельзя просто рассматривать как рациональные максимизаторы полезности, независимые от групповой динамики. Тем не менее, в то же время желание быть правым и информация остаются важнейшими компонентами изменения мнения. Кроме того, существуют важные индивидуальные различия, такие как идеология, самооценка и личность, которые, по-видимому, играют роль в конформизме.Участие в политике и политические дискуссии в основе своей являются социальными, и поэтому поведение зависит от сочетания информации, которую человек получает, и социального влияния человека или группы, предоставляющих эту информацию, взаимодействующих с индивидуальным характером. Все следует учитывать при рассмотрении любых межличностных, социальных или политических результатов. Будь то совещательная среда, такая как жюри или собрание мэрии, или неформальные собрания граждан или политических элит, если на то пошло, изменения в поведении происходят не просто из-за рационального обновления, основанного на информации, и даже когда они происходят, это обновление может быть подталкиваемые социальными силами, которые мы испытываем во взаимодействии с другими людьми, по-разному, в зависимости от характеристик человека (например, см. [91]).Так было с простыми и объективными стимулами, такими как строки Аша, а также в нашем эксперименте, основанном на контексте, в котором основное внимание уделяется сложностям личности и мнения. То есть соответствие социальных и политических ценностей опирается на одни и те же психологические механизмы, лежащие в основе общего соответствия.

    Помимо теоретической и эмпирической важности для изучения социального и политического поведения, эти результаты также имеют нормативное значение для демократического общества. Нормативные последствия, возможно, лучше всего иллюстрируются организационными и личными беспорядками, которые последовали за разоблачением жестокого обращения с детьми со стороны священников в католической церкви.Политика формирует важные аспекты социальной и личной идентичности элит и граждан, в большей степени, чем когда-либо прежде [92, 93]. Люди включают свою политическую партию, позиции по определенным вопросам (например, экология) и членство в политических, религиозных, социальных и академических организациях, среди прочего, как ключевые аспекты своей идентичности. Наш эксперимент помогает нам лучше понять, как люди ведут себя, когда часть их идентичности подвергается сомнению.

    При этом ни один замысел не идеален, и этот эксперимент раскрывает лишь часть причинного механизма.Подобно ранним работам по социальному соответствию, он служит основой для будущих исследований, направленных на расширение и дальнейшее объяснение причинного механизма. Например, расширение этого дизайна, такое как управление вариациями в типе и количестве союзников [44, 94], может помочь нам лучше понять природу и величину давления, необходимого для обеспечения соответствия по множеству индивидуальных характеристик. Например, потенциально плодотворным способом расширения может быть предоставление участнику одного поддерживающего союзника, который устно меняет свое мнение во время обсуждения.Наличие поддержки снижает давление соответствия, но отклонение от этой поддержки должно увеличивать его. Кроме того, хотя мы выявляем людей, поведение которых было продиктовано социальным давлением или информацией, самая большая группа отреагировала на комбинацию этих двух факторов. Дальнейшее изучение взаимодействия между информацией, убеждением, давлением и сложностью человеческой динамики потребует еще более сложного исследовательского проекта в более крупном масштабе. Многочисленные расширения оригинального эксперимента Аша демонстрируют множество потенциальных расширений этой конструкции, которые могут помочь распаковать этот черный ящик.Это требует поэтапного подхода, который потребует много времени и ресурсов. Это исследование закладывает основу для следующих шагов.

    Благодарности

    Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на Ежегодном собрании Американской ассоциации политических наук в 2013 г. в Чикаго, штат Иллинойс, и в апреле 2014 г. в Центре американской политической реакции «Коричневый мешок» в Государственном колледже, штат Пенсильвания. Мы хотели бы поблагодарить редактора, анонимного рецензента, Ральфа Курверса, Роуз Макдермотт и участников конференции за их полезные комментарии и предложения по этой рукописи.Мы также благодарны Ральфу Курверсу за предоставленный рис. 1. Мы хотели бы поблагодарить наших ассистентов-исследователей, Рональда Фесту, Эмили Флинн, Кристину Гриер, Кристофера Охеду, Кимберли Сойфер и Мэтью Уилсона, которые помогли успешно провести этот экспериментальный протокол.

    Список литературы

    1. 1. Asch SE. Влияние группового давления на изменение и искажение судебных решений. В: Guetzkow H, редактор. Группы, лидерство и мужчины; исследования человеческих отношений. Оксфорд, Англия: Карнеги Пресс; 1951 г.
    2. 2. Asch SE. Мнения и социальное давление. Scientific American. 1955; 193: 31–5.
    3. 3. Шериф М., Харви О.Дж., Уайт ЛЮ, Худ WR, Шериф CW. Межгрупповой конфликт и сотрудничество: эксперимент в пещере разбойников. Норман, ОК: Институт групповых отношений; 1954/1961.
    4. 4. Deutsch M, Gerard HB. Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. Журнал аномальной и социальной психологии. 1955; 51 (3): 629.
    5. 5.Бернс Г.С., Чаппелоу Дж., Зинк К.Ф., Паньонни Дж., Мартин-Скурски М.Э., Ричардс Дж. Нейробиологические корреляты социального соответствия и независимости во время ментальной ротации. Биологическая психиатрия. 2005. 58 (3): 245–353. pmid: 15978553
    6. 6. Бонд Р., Смит ПБ. Культура и конформность: метаанализ исследований с использованием линейного суждения Аша (1952b, 1956). Психологический бюллетень. 1996; 119 (1): 111.
    7. 7. Дойкер Л., Мюллер А.Р., Монтаг С., Маркет С., Рейтер М., Фелл Дж. И др.Играем хорошо: мульти-методологическое исследование влияния социального соответствия на память. Fronteirs в человеческой нейробиологии. 2013; 7 (79): 1–11.
    8. 8. Мори К., Араи М. Не нужно притворяться: воспроизведение эксперимента Аша без конфедератов. Международный журнал психологии. 2010. 45 (5): 390–7. pmid: 22044061
    9. 9. Ю Р, Сун С. Соответствовать или не подчиняться: спонтанное подчинение снижает чувствительность к денежным результатам. PLOS One. 2013; 8 (5): e64530.pmid: 236

    10. 10. Коулман С. Влияние социального конформизма на поведение при коллективном голосовании. Политический анализ. 2004. 12 (1): 76–96.
    11. 11. Гербер А.С., Грин Д.П., Лаример К.В. Социальное давление и явка избирателей: данные крупномасштабного полевого эксперимента. Обзор американской политической науки. 2008. 102 (1): 33–48.
    12. 12. Кенни CB. Политическое участие и влияние социальной среды. Американский журнал политологии. 1992. 36 (1): 259–67.
    13. 13. Нок Д. Сети политического действия: к построению теории. Социальные силы 1990; 68 (4): 1041–63.
    14. 14. Leighley JE. Социальное взаимодействие и контекстуальные влияния на политическое участие. Ежеквартально «Американская политика». 1990. 18 (4): 459–75.
    15. 15. McClurg SD. Социальные сети и политическое участие: роль социального взаимодействия в объяснении политического участия. Ежеквартальные политические исследования. 2003. 56 (4): 449–64.
    16. 16. Шериф М. Психология социальных норм. Оксфорд, Англия: Харпер; 1936.
    17. 17. Achen CH. Массовые политические настроения и результаты опроса. Обзор американской политической науки. 1975. 69 (4): 1218–31.
    18. 18. Алвин Д.Ф., Коэн Р.Л., Ньюкомб TM. Политические взгляды на протяжении всей жизни: женщины Беннингтона после пятидесяти лет. Мэдисон, Висконсин: Университет Висконсин Пресс; 1991. xxviii, 422 с. п.
    19. 19. Converse PE.Природа систем убеждений в массовых слоях населения. В: Аптер Д., редактор. Идеология и недовольство. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса; 1964.
    20. 20. Дженнингс МК, Маркус ГБ. Партизанские ориентации в долгосрочной перспективе: результаты трехволнового панельного исследования политической социализации. Обзор американской политической науки. 1984. 78 (4): 1000–18.
    21. 21. Цукерман А.С. Социальная логика политики: личные сети как контексты политического поведения Филадельфия, Пенсильвания: Temple University Press; 2005 г.
    22. 22. Синклер Б. Социальный гражданин: сети сверстников и политическое поведение. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета; 2012.
    23. 23. Хакфельдт Р. Социальная коммуникация политической экспертизы. Американский журнал политологии. 2001. 45 (2): 425–38.
    24. 24. Хакфельдт Р., Джонсон П.Е., Спраг Дж. Политические разногласия: сохранение различных мнений в коммуникационных сетях. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2004.
    25. 25.Чалдини РБ, Гольдштейн Нью-Джерси. Социальное влияние: комплаенс и конформизм. Ежегодный обзор психологии. 2004; 55: 591–621. pmid: 14744228
    26. 26. Чалдини РБ, Трост MR. Социальное влияние: социальные нормы, соответствие и соответствие. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии. 4-е изд. Хобокен, Нью-Джерси: Уайли и сын; 1998. с. 151–92.
    27. 27. Scheff TJ. Стыд и социальная связь: социологическая теория. Социологическая теория.2000. 18 (1): 84–99.
    28. 28. Ellickson RC. Эволюция социальных норм: взгляд из юридической академии. В: Hecter M, Opp K-D, редакторы. Социальные нормы. Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 2001. с. 35–75.
    29. 29. Хорн К. Социологические перспективы появления социальных норм. В: Hecter M, Opp K-D, редакторы. Социальные нормы. Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 2001. с. 3–34.
    30. 30. Кук М. Пять аргументов в пользу совещательной демократии. Политические исследования.2000. 48 (5): 947–69.
    31. 31. Фирон JD. Обсуждение как обсуждение. В: Эльстер Дж., Редактор. Совещательная демократия. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1998.
    32. 32. Гастил Дж. Демократия в малых группах: участие, принятие решений и общение. Филадельфия, Пенсильвания: Издатели Нового Общества; 1993.
    33. 33. Хабермас Дж. Между фактами и нормами: вклад в дискурсивную теорию права и демократии. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1996 г.
    34. 34. Ролз Дж. Закон народов. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1999.
    35. 35. Кук М. Непримиримы ли этические конфликты? Европейский журнал философии. 1997. 1 (3): 247–67.
    36. 36. Смит Дж., Уэльс К. Гражданские жюри и совещательная демократия. Политические исследования. 2000. 48 (1): 51–65.
    37. 37. Хиббинг Дж. Р., Тайсс-Морс Э. Скрытная демократия: представления американцев о том, как должно работать правительство: издательство Кембриджского университета; 2002 г.
    38. 38. Абрамсон Дж. Мы, жюри. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги; 1994.
    39. 39. Калвен Х. Дж., Цейсель Х. Американское жюри. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета; 1970.
    40. 40. Верба С. Малые группы и политическое поведение. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 1961.
    41. 41. Кратчфилд RS. Соответствие и характер. Американский психолог. 1955; 10 (5): 191.
    42. 42. Инско К.А., Дренан С., Соломон М.Р., Смит Р., Уэйд Т.Дж.Соответствие как функция соответствия положительной самооценки нравственности и правоте. Журнал экспериментальной социальной психологии. 1983; 19 (4): 341–58.
    43. 43. Инско К.А., Седиак А.Дж., Липсиц А. Двузначная логика или двузначное решение проблемы согласия и эффектов притяжения в р-о-х триадах, а также теоретическая перспектива конформизма и гедонизма. Европейский журнал социальной психологии. 1982; 12 (2): 143–67.
    44. 44. Insko CA, Smith RH, Alicke MD, Wade J, Taylor S.Конформизм и размер группы. Забота о том, чтобы быть правым, и стремление к тому, чтобы быть любимым. Вестник личности и социальной психологии. 1985. 11 (1): 41–50.
    45. 45. Стрикленд Б.Р., Краун Д.П. Соответствие в условиях моделируемого группового давления как функция потребности в общественном одобрении. Журнал социальной психологии. 1962. 58 (1): 171–81.
    46. 46. Бом Р., Рокенбах Б. Межгрупповое сравнение — гипотеза внутригруппового сотрудничества: сравнения между группами повышают эффективность предоставления общественных благ.PLOS One. 2013; 8 (2): e56152. pmid: 23405262
    47. 47. Боннер Б.Л., Бауманн МР. Информационное внутригрупповое влияние: влияние давления времени и размера группы. Европейский журнал социальной психологии. 2008. 38 (1): 46–66.
    48. 48. Боннер Б.Л., Силлито С.Д., Бауманн МР. Коллективная оценка: точность, опыт и экстраверсия как источники внутригруппового влияния. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми. 2007. 103 (1): 121–33.
    49. 49. Гертнер С.Л., Довидио Дж.Ф., Банкир Б.С., Хоулетт М., Джонсон К.М., МакГлинн Э.А.Уменьшение межгруппового конфликта: от первостепенных целей к декатегоризации, перекатегоризации и взаимной дифференциации. Групповая динамика: теория, исследования и практика. 2000. 4 (1): 98–114.
    50. 50. Рабби Дж. М., Бенойст Ф., Остербан Х., Виссер Л. Дифференциальная сила и влияние ожидаемого конкурентного и кооперативного межгруппового взаимодействия на внутригрупповые и внешние отношения. Журнал личности и социальной психологии. 1974. 30 (1): 46–56.
    51. 51. Смит LGE, Постмес Т.Внутригрупповое взаимодействие и разработка норм, способствующих межгрупповой враждебности. Европейский журнал социальной психологии. 2009. 39 (1): 130–44.
    52. 52. Тайерман А., Спенсер С. Критическое испытание экспериментов в пещере разбойника-шерифа. Исследование малых групп. 1983. 14 (4): 515–31.
    53. 53. Лалансетт М-ф, Стоящий Л. Эш снова терпит неудачу. Социальное поведение и личность: международный журнал. 1990; 18 (1): 7–12.
    54. 54. Hock RR. Сорок статей, изменивших психологию.Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Пирсон Прентис Холл; 2006.
    55. 55. Левитан Л.К., Ферхюльст Б. Конформность в группах: влияние взглядов других на выраженное отношение и изменение отношения. Политическое поведение. 2015: 1–39.
    56. 56. Имаи К., Штраус А. Оценка неоднородных эффектов лечения на основе рандомизированных экспериментов с применением к оптимальному планированию кампании за получение голосов. Политический анализ. 2011; 19 (1): 1–19.
    57. 57. Имаи К., Раткович М.Оценка неоднородности эффекта лечения при рандомизированной оценке программ. Летопись прикладной статистики. 2013; 7 (1): 443–70.
    58. 58. Селедка LG. Связь ценностей и черт личности. Психологические отчеты. 1998. 83 (3): 953–4.
    59. 59. Cavazza N, Mucchi-Faina A. Я, ​​мы или они: кто более конформистский? Восприятие конформности и политической ориентации. Журнал социальной психологии. 2008. 148 (3): 335–46. pmid: 18605181
    60. 60. Манн РД.Обзор взаимосвязи между личностью и успеваемостью в малых группах. Психологический бюллетень. 1959; 56 (4): 241.
    61. 61. Sistrunk F, Halcomb CG. Либералы, консерваторы и конформизм. Психономическая наука. 1969; 17 (6): 349–50.
    62. 62. ДеЯнг CG, Петерсон JB, Хиггинс DM. Факторы высшего порядка большой пятерки предсказывают конформность: есть ли неврозы здоровья? Личность и индивидуальные различия. 2002. 33 (4): 533–52. http://dx.doi.org/10.1016/S0191-8869(01)00171-4.
    63. 63. Digman JM. Структура личности: появление пятифакторной модели. Annul Review of Psychology. 1990. 41 (1): 417–40.
    64. 64. Роккас С., Сагив Л., Шварц С.Х., Кнафо А. Большая пятерка факторов личности и личных ценностей. Вестник личности и социальной психологии. 2002. 28 (6): 789–801.
    65. 65. Эрлих Х. Дж., Ли Д. Догматизм, обучение и сопротивление изменениям: обзор и новая парадигма. Психологический бюллетень. 1969; 71 (4): 249.pmid: 4894700
    66. 66. Лавин Х., Лодж М., Фрейтас К. Угроза, авторитаризм и избирательное воздействие информации. Политическая психология. 2005. 26 (2): 219–44.
    67. 67. Dollinger SJ, Leong FT, Ulicni SK. О качествах и ценностях: с особым упором на открытость опыту. Журнал исследований личности. 1996. 30 (1): 23–41.
    68. 68. Sears DO. Второкурсники в лаборатории: влияние узкой базы данных на взгляд социальной психологии на человеческую природу.Журнал личности и социальной психологии. 1986. 51 (3): 515–30.
    69. 69. Виера М. Патерно закончена в Пенсильвании, и президент ушел. Нью Йорк Таймс. 2011 9 ноября.
    70. 70. Wiley S, Dahling JJ. Быть Penn State: роль прототипа Джо Патерно в скандале с сексуальным насилием в Сандаски. Промышленная и организационная психология. 2013. 6 (2): 152–5.
    71. 71. Гранди А.А., Кранниц М.А., Слезак Т. Мы… больше, чем футбол: три истории угрозы идентичности инсайдеров Пенсильванского университета.Промышленная и организационная психология. 2013. 6 (2): 134–40.
    72. 72. Гуарино М. Пенн Бунт в штате: если университет не может уволить Джо Патерно, что-то не так? Монитор христианской науки. 2011 10 ноября.
    73. 73. Mooney CZ. Публичное столкновение частных ценностей: политика морали. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Chatham House; 2001.
    74. ,
    75. , 74. CBS. Обама: «Самоанализ» из Penn State Scandal.2011, 3 февраля 2014 г. http: //www.cbsnews.com / news / obama-soul-search-from-penn-state-scandal /.
    76. 75. Кеппель Дж., Викенс ТД. Дизайн и анализ: Справочник исследователя. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл; 2004.
    77. 76. Тверски А., Канеман Д. Вера в закон малых чисел. Психологический бюллетень. 1971. 76 (2): 105–10.
    78. 77. Уилсон Г.Д., Паттерсон-младший. Новая мера консерватизма. Британский журнал социальной и клинической психологии. 1968; 7 (4): 264–9. Epub 1968/12/01.pmid: 5706461.
    79. 78. Everett JA. 12-балльная шкала социально-экономического консерватизма (SECS). PLOS One. 2013; 8 (12): e82131. pmid: 24349200
    80. 79. Милас Г., Млачич Б., Миклоушич И. Построить валидацию шкалы общих социальных отношений (SAS_G). Журнал индивидуальных различий. 2013; 34 (4): 203.
    81. 80. Розенберг М. Общество и самооценка подростков. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 1965.
    82. 81. Маккрэй Р.Р., Джон ОП.Введение в пятифакторную модель и ее приложения. Журнал личности. 1992. 60 (2): 175–215.
    83. 82. Freeh SS, ТОО. Отчет Специального следственного совета относительно действий Университета штата Пенсильвания в отношении сексуального насилия над детьми, совершенного Джеральдом А. Сандаски. 2012.
    84. 83. Fleiss JL. Измерение номинальной шкалы согласованности между многими оценщиками. Психологический бюллетень. 1971: 76 (5): 378–82.
    85. 84. Druckman JN.Имеет ли значение политическая информация? Политическая коммуникация. 2005. 22 (4): 515–9.
    86. 85. Гиленс М. Политическое невежество и предпочтения коллективной политики. Обзор американской политической науки. 2001. 95 (2): 379–96.
    87. 86. Милгрэм С. Послушание авторитету: экспериментальный взгляд. 1-е изд. Нью-Йорк: Харпер и Роу; 1974. xvii, 224 с. п.
    88. 87. Барди А., Центнер М. Грандиозные вызовы личности и социальной психологии: выход за пределы кризиса репликации.Границы психологии. 2017; 8: 2068. pmid: 29234296
    89. 88. Максвелл С.Е., Лау М.Ю., Ховард Г.С. Страдает ли психология от кризиса репликации? Что на самом деле означает «отказ от репликации»? Американский психолог. 2015; 70 (6): 487–98. pmid: 26348332
    90. 89. Открытое научное сотрудничество. Оценка воспроизводимости психологической науки. Наука. 2015; 349 (6251): 943.
    91. 90. Маллинсон DJ. Уроки лабораторного эксперимента (в аспирантуре).PS: Политология и политика. 2018: 1–4. Epub 30.01.
    92. 91. Гриммер Дж., Мессинг С., Вествуд С.Дж. Оценка эффектов гетерогенного лечения и эффектов гетерогенного лечения с помощью ансамблевых методов. нет данных
    93. 92. Бальдассарри Д., Гельман А. Партизаны без ограничений: политическая поляризация и тенденции в американском общественном мнении. Американский журнал социологии. 2008. 114 (2): 408–46. pmid: 24932012
    94. 93. Айенгар С., Вествуд С.Дж.Страх и ненависть по партийным линиям: новые доказательства групповой поляризации. Американский журнал политологии. Скоро.
    95. 94. Фаррар С., Грин Д.П., Грин Дж. Э., Никерсон Д. В., Шуфелт С. Влияет ли состав дискуссионных групп на предпочтения политики? Результаты трех рандомизированных экспериментов. Политическая психология. 2009. 30 (4): 615–47.

    приложений для фундаментальных и прикладных исследований

    Front Neurosci. 2015; 9: 337.

    Мирре Сталлен

    1 Департамент психологии Стэнфордского университета, Стэнфорд, Калифорния, США

    Алан Г.Sanfey

    2 Институт поведенческих наук, Университет Радбауда, Неймеген, Неймеген, Нидерланды

    3 Институт мозга, познания и поведения Дондерса, Неймеген, Нидерланды

    1 Департамент психологии Стэнфордского университета, Калифорния США

    2 Институт поведенческих наук, Университет Радбауд, Неймеген, Неймеген, Нидерланды

    3 Институт мозга, познания и поведения Дондерса, Неймеген, Нидерланды

    Отредактировал: Hauke ​​R.Heekeren, Freie Universität Berlin, Германия

    Рецензент: Маурисио Р. Дельгадо, Rutgers-Newark: Государственный университет Нью-Джерси, США; Ульф Тельх, Университет Гумбольдта, Берлин, Германия

    Поступила в редакцию 29 мая 2015 г .; Принято 7 сентября 2015 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой.Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Развитие более тесных связей между исследователями и практиками в области поведения и изменения поведения предлагает полезные возможности для лучшего информирования государственных политических кампаний за счет более глубокого понимания психологических процессов, которые действуют при принятии решений в реальном мире. Здесь мы сосредотачиваемся на области социальной конформности и предполагаем, что недавнее появление лабораторных работ с использованием нейробиологических методов для исследования мозговой основы социального влияния может оказаться полезным источником данных для лучшего информирования моделей конформности.В частности, мы утверждаем, что эта работа может сыграть важную роль в лучшем понимании конкретных механизмов, действующих в социальном соответствии, как в проверке, так и в расширении существующих психологических теорий этого процесса, а также в оценке того, как изменение поведения может происходить как результат воздействия чужих суждений. В заключение мы опишем некоторые многообещающие направления в этой области и укажем, как это исследование может быть с пользой применено к вопросам политики.

    Ключевые слова: социальное соответствие, принятие решений, последствия для политики, функциональная магнитно-резонансная томография, изменение поведения

    Введение

    Недавняя инновационная работа в прикладной психологии установила, что информирование людей о поведении других является полезным методом стимулирования позитивное изменение поведения на социальном уровне. Например, налогоплательщики с большей вероятностью заплатят то, что они должны, зная, что это делают другие (Coleman, 2007; Кабинет министров Великобритании, группа по анализу поведения, 2012), домовладельцы сокращают потребление энергии, когда им сообщают, что они используют больше энергии, чем их соседи (Schultz et al. al., 2007; Slemrod and Allcott, 2011), и люди с большей вероятностью будут жертвовать на благотворительность, если это рассматривается как социальная норма (Alpizar et al., 2008; Smith et al., 2015). Многие из этих стратегий были успешно применены в последние годы, хотя и на основе ad hoc . Однако лучшее понимание механизмов социального влияния и соответствия , как когнитивно, так и нервно, важно для распространения этих методов на другие области, представляющие интерес для политиков.

    В течение последнего десятилетия все больше работ было посвящено изучению нейрокогнитивных коррелятов социального влияния (обзоры см. В Falk et al., 2012; Morgan and Laland, 2012; Izuma, 2013; Schnuerch and Gibbons, 2014; Cascio et al., 2015). Эти исследования были сосредоточены на различных аспектах социального влияния, начиная с того, как мнение других влияет на оценку и восприятие простых стимулов (Berns et al., 2005; Mason et al., 2009; Chen et al., 2012; Stallen et al., др., 2013; Томлин и др., 2013; Trautmann-Lengsfeld and Herrmann, 2013) на более сложные, реалистичные варианты выбора (Klucharev et al., 2009; Berns et al., 2010; Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Zaki et al., 2011; Huber et al. ., 2015), и, наконец, какие механизмы мозга лежат в основе долгосрочного соответствия, как простое присутствие сверстников влияет на мозговую активность и приводит к изменениям в принятии риска и принятии решений о доверии (Steinberg, 2007; Chein et al., 2011; Fareri et al., 2012, 2015), и как мозг примиряет вводящее в заблуждение влияние (Edelson et al., 2011, 2014; Идзума, 2013). Цель этого целевого обзора не в том, чтобы заново резюмировать эту работу, а в том, чтобы изучить, в какой степени эти нейровизуализационные исследования могут способствовать нашему пониманию психологии социального влияния и какие многообещающие направления ждут нас в будущем. В частности, хотя социальное влияние — это широкий термин, описывающий влияние других на наше поведение и мнения, здесь мы фокусируемся на исследованиях конформности, причем конформность относится к фактическому совпадению мнений или поведения людей с мнениями других.Этот обзор построен вокруг трех способов, которыми нейровизуализация может способствовать развитию психологии (Moran and Zaki, 2013), а именно роли нейровизуализации в (i) выявлении фундаментальных механизмов, лежащих в основе поведения, (ii) разобщении психологических теорий, которые делать аналогичные поведенческие прогнозы и (iii) использовать активность мозга для прогнозирования последующих поведенческих изменений.

    КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 1

    Социальное влияние

    Влияние других людей на наше отношение, мнения и поведение.Социальное влияние может принимать разные формы, включая конформизм (см. Ключевую концепцию 2), реактивность (сознательное принятие точки зрения, противоположной взглядам других), убеждение (изменение точки зрения на основе апелляции к разуму или эмоциям) и влияние меньшинства (когда человек или небольшая группа оказывает влияние на большинство).

    КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 2

    Соответствие

    Согласование своего отношения, мнения или поведения с другими. Социальная психология различает две причины соответствия.Информационное соответствие происходит, когда один принимает точку зрения других, потому что предполагается, что другие обладают большим знанием ситуации. Нормативное соответствие относится к действию соответствия позитивным ожиданиям других, чтобы быть любимыми и принятыми ими.

    Механизмы конформности

    Растущее число нейробиологических исследований показывает, что конформность задействует нейронные сигналы, аналогичные тем, которые задействованы в обучении с подкреплением (Ключарев и др., 2009; Кэмпбелл-Мейкледжон и др., 2010; Ким и др., 2012; Шестакова и др., 2013). Например, в исследовании Ключарева и соавт. (2009) участникам было предложено оценить женские лица, а затем они увидели предполагаемые совокупные суждения других оценщиков. Увидев эти лица во второй раз, было показано, что рейтинги участников сместились в сторону групповых суждений. Результаты нейровизуализации продемонстрировали, что, когда индивидуальные оценки отличаются от оценок группы, активность в зоне ростральной поясной извилины, области медиальной префронтальной коры, участвующей в обработке конфликта (Ridderinkhof et al., 2004), увеличилась, в то время как активность в прилежащем ядре, области, связанной с ожиданием вознаграждения (Knutson et al., 2005), снизилась. Интересно, что амплитуда этих сигналов предсказывала соответствие, так что, когда это несоответствие было большим (хотя точно, какой величиной должно быть это несоответствие, чтобы вызвать согласованность, все еще не определено), люди затем скорректировали свое поведение и согласовали свое мнение с мнением группы (Ключарев и др., 2009). О подобных сигналах нейронного несоответствия, отражающих отклонение собственной оценки и заметного внешнего мнения, сообщалось и в других исследованиях (Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Deuker et al., 2013; Изума и Адольф, 2013; Lohrenz et al., 2013).

    КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 3

    Обучение с подкреплением

    Обучение с подкреплением — это изучение окружающей среды методом проб и ошибок. Столкнувшись с положительными и отрицательными результатами, люди со временем узнают, какое действие выбрать, чтобы получить максимальное вознаграждение. В исследовании соответствия принятие группой обычно рассматривается как награда, а сопоставление своего отношения, мнения или поведения с другими — как средство достижения этого результата.

    В соответствии с предыдущими исследованиями, показывающими, что области медиальной префронтальной коры связаны с поведенческой адаптацией после положительных / отрицательных или неожиданных результатов (Ridderinkhof et al., 2004), активность в этой области немного выше, чем сообщалось о медиальной фронтальной активности. Ключарева и др. (2009), было обнаружено, что кодирует не только соответствие понравившейся группе, но также было показано, что он коррелирует с поведенческими корректировками вдали от группы, которой не нравится (Izuma and Adolphs, 2013, и см. Izuma, 2013 для обзора медиальной лобной части тела). активации в исследованиях социальной конформности).Чтобы проверить причинную роль медиальной лобной коры в соответствии, исследователи использовали транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) для временного подавления регуляции этой области, чтобы проверить, влияет ли это на поведенческие корректировки групповых мнений (Klucharev et al., 2011). Действительно, временное подавление регуляции этой области, по-видимому, снижает изменение поведения, подтверждая критическое вовлечение задней медиальной префронтальной коры в соответствие. Мы считаем, что это исследование демонстрирует четкую роль функциональной нейровизуализации в лучшем освещении точных систем, лежащих в основе социальной конформности.Хотя мы использовали здесь механизм обучения с подкреплением в качестве примера того, как мы можем лучше понять сложное социальное поведение, исследуя основные процессы, необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять точные процессы, лежащие в основе конформности. Например, на сегодняшний день неизвестно, вызывает ли отклонение от мнения группы фактические сигналы ошибки прогнозирования вознаграждения, зависящие от допамина, или соответствие обрабатывается по-разному.

    Подтверждение психологических теорий

    Помимо более точного определения нейронных механизмов конформности, нейробиология может помочь вынести решение между конкурирующими психологическими теориями, которые делают аналогичные поведенческие прогнозы в отношении причины, по которой люди подчиняются.Например, одно из первых нейровизуализационных исследований социального влияния было направлено на то, чтобы установить, является ли конформность функцией явного решения соответствовать выбору других или действительно ли присутствие других людей меняет истинное восприятие или фокус внимания людей (Бернс и др. ., 2005). Используя фМРТ и задание на мысленное вращение, авторы исследовали нейронные корреляты конформности перед лицом неправильной обратной связи со сверстниками относительно степени вращения абстрактной фигуры. Соответствие неправильной обратной связи изменило активность зрительных корковых и теменных областей, которые были задействованы в выполнении самой задачи мысленного вращения.Основываясь на участии этих регионов в восприятии и на основании отсутствия активности в лобных областях принятия решений, авторы пришли к выводу, что изменение поведения в этом исследовании было связано с модификацией процессов восприятия низкого уровня, а не с принятым решением подчиняться. на исполнительном уровне. Хотя следует соблюдать осторожность при использовании этих типов методов обратного вывода для установления знаний о точных когнитивных процессах (Poldrack, 2006), дополнительное подтверждение гипотезы о том, что социальная конформность может влиять на базовую когнитивную обработку, исходит из исследований электроэнцефалографии (ЭЭГ), показывающих, что отклонение от Норма группы сверстников может влиять на ранние визуальные сигналы мозга (Trautmann-Lengsfeld and Herrmann, 2013, 2014).

    Еще одним направлением исследований нейровизуализации было изучение того, может ли рассмотрение мнения других действительно изменить истинные предпочтения людей, проверка социальных психологических теорий, которые отличают подлинные модификации отношения от простого общественного согласия , в котором люди подчиняются, не меняя своего истинного отношения ( Чалдини и Гольдштейн, 2004). Это направление оказалось многообещающим, продемонстрировав, что социальное влияние снижает активность в полосатом теле и вентромедиальной префронтальной коре.Эти две области мозга, как известно, участвуют в обработке вознаграждений и, как считается, работают сообща, кодируя субъективную ценность (Bartra et al., 2013). Сигнал в этих областях усиливался, когда участники рассматривали простые абстрактные символы, которые были оценены по популярности сверстниками (Mason et al., 2009), в дополнение к тому, когда участникам предъявлялись реальные конкретные стимулы, такие как лица и песни, которые понравились другим. другие (Klucharev et al., 2009; Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Zaki et al., 2011). В совокупности эти результаты предполагают, что поведение и мнение других на самом деле могут напрямую влиять на нейронное представление ценности, связанной с конкретными стимулами, и демонстрируют, как нейровизуализация может помочь отделить истинное соответствие от простого общественного согласия. Таким образом, этот подход дает ценную информацию для подтверждения и расширения психологических теорий конформности.

    КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 4

    Соответствие

    Соответствие относится к поверхностной форме соответствия, когда люди выражают то же мнение или поведение, что и группа, но не меняют своего фактического основного отношения или убеждений.Соответствие также известно как общественное подчинение и является противоположностью частного подчинения или интернализации, когда люди искренне верят, что группа права и происходит фактическое изменение предпочтений.

    Прогнозирование изменения поведения

    Третий способ, которым исследования в области нейробиологии могут способствовать лучшему пониманию социального влияния, заключается в их способности использовать данные мозга для непосредственного прогнозирования поведения. Например, сила сигнала несоответствия в ответ на конфликт между собственным суждением и мнением группы не только предсказывала последующее соответствие, но и активность в полосатом теле также коррелировала с индивидуальными различиями, с участниками, которые скорректировали свое мнение в ответ на групповое мнение. разногласия, показывающие более низкую активацию в этой области, чем участники, не изменившие свои взгляды (Ключарев и др., 2009). Индивидуальные различия в склонности к согласованию своего поведения с группой также были связаны с функциональными и структурными различиями орбитофронтальной коры (Campbell-Meiklejohn et al., 2012a; Charpentier et al., 2014). Кроме того, эти тенденции можно модулировать введением окситоцина (Stallen et al., 2012), гормона, участвующего в широком спектре социального поведения, а также метилфенидата, непрямого агониста дофамина и норадреналина (Campbell-Meiklejohn et al., 2012б).

    Интересным дополнением к этому лабораторному исследованию, которому до сих пор уделялось относительно мало внимания, является то, в какой степени нейронная активность может предсказать фактическое долгосрочное изменение поведения, измеряемое в реальных решениях. Одно исследование показало, что сигнал несоответствия в медиальной лобной коре может предсказывать изменение предпочтений через несколько месяцев (Izuma and Adolphs, 2013). Однако этот вывод потенциально можно объяснить общей тенденцией соответствовать собственному предыдущему поведению, поскольку участники уже однажды явно оценили стимулы в этом эксперименте.Последующее исследование, которое обошло эту проблему, продемонстрировало устойчивый эффект конформности, когда суждения о привлекательности лица менялись в зависимости от мнения других, причем этот эффект длился до 3 дней (Huang et al., 2014). Эффекты стойкого соответствия были также обнаружены в исследовании, посвященном влиянию социального давления на изменение памяти (Edelson et al., 2011). Участники этого исследования сталкивались с ошибочными воспоминаниями других со-наблюдателей, когда им задавали вопросы о просмотренном ими документальном фильме.После недельного опоздания их снова проверили, и хотя им сообщили, что ответы, которые они слышали раньше, на самом деле определялись случайным образом, участники, тем не менее, по-прежнему демонстрировали сильную тенденцию соответствовать ошибочным воспоминаниям группы, причем, что важно, данные нейровизуализации указывали на это социальное влияние изменило нейронную репрезентацию воспоминаний. В частности, как активность миндалевидного тела во время воздействия социального воздействия, так и сила связи между этой областью и гиппокампом предсказывали долговременные стойкие ошибки памяти.Дальнейший прогресс в этой области можно было бы с пользой сосредоточить на том, как эта работа распространяется на сферу общественного здравоохранения, как обсуждается в следующем разделе.

    Заключение и будущие направления

    Несмотря на то, что нейробиология и, в частности, функциональная нейровизуализация, находятся в относительном зачаточном состоянии с точки зрения основного объема экспериментальных исследований, изучение социального влияния может многое предложить. Знание нейронных механизмов, лежащих в основе конформности, можно использовать для ограничения существующих психологических теорий, а также для построения новых и может помочь понять, какие именно когнитивные процессы задействованы.Следующим продуктивным шагом для достижения этой цели будет лучшее понимание того, как интерпретировать активность мозга. Например, отражает ли сигнал несоответствия в медиальной лобной коре в ответ на конфликт между собственным мнением и мнением группы процесс когнитивной переоценки и последующей корректировки отношения, или, скорее, указывает на усиление негативного аффекта, которое, в свою очередь, может мотивировать изменение поведения? Возможны и другие интерпретации, например теории о том, что медиальная фронтальная активность отражает задействование теории психических процессов (Gallagher and Frith, 2003), переживания конфликта (Pochon et al., 2002; Ключарев и др., 2009), или, в более общем плане, нарушение ожиданий (Chang, Sanfey, 2013). Конечно, области мозга, как правило, не участвуют избирательно в одном психологическом процессе, а, скорее, участвуют в нескольких вычислениях, и поэтому интерпретация активности мозга, основанная исключительно на результатах исследования, описанного здесь, является сложной задачей. Естественно, что растущее количество исследований в этой области поможет определить точные задействованные процессы, и сближение методологических подходов также имеет многообещающие перспективы в этом отношении.Например, дополнительные данные из независимых задач локализатора в рамках одних и тех же участников могут быть полезны для определения психологического процесса, в котором задействована область мозга (Zaki et al., 2011; Izuma and Adolphs, 2013), и использования метаанализа. подходы к функциональной связности для оценки вычислений нейронных сетей и крупномасштабные базы данных также могут помочь уменьшить потенциальный пул гипотез (Poldrack, 2011). Одной из полезных баз данных онлайн-метаанализа является платформа Neurosynth, которая позволяет проводить крупномасштабный автоматизированный мета-анализ данных функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) (Yarkoni et al., 2011).

    Мы предполагаем, что одним из конкретных многообещающих будущих направлений нейробиологии, чтобы внести свой вклад в понимание социального влияния, является дальнейшее исследование эмоций, которые вызывают поведенческие корректировки из-за конформности. Например, люди могут согласовывать свои предпочтения с другими, потому что они присоединяются и тем самым чувствуют необходимость принадлежать к группе (Tafarodi et al., 2002; Cialdini and Goldstein, 2004). Однако отрицательные эмоции, такие как страх социальной изоляции или чувство стыда или вины из-за различных мнений, также могут быть движущими силами конформизма (Janes and Olson, 2000; Berns et al., 2010; Ю и Сун, 2013). Сочетание нейробиологических методологий с умными поведенческими парадигмами может обеспечить значительно более глубокое понимание конкретных эмоций, лежащих в основе конформности в данном контексте, поскольку накопленные данные свидетельствуют о том, что данные нейровизуализации могут поддерживать выводы об аффективных состояниях (Knutson et al., 2014). Можно ожидать, что использование инновационных методов, включая методы многомерной визуализации мозга, улучшит отображение мозговой активности как на аффективный опыт, так и на поведение в ближайшем будущем (Formisano and Kriegeskorte, 2012).

    Накапливающиеся лабораторные данные в сочетании с вышеупомянутыми вероятными будущими разработками демонстрируют большие перспективы в построении улучшенных нейронных и психологических моделей социального соответствия. Лучшее понимание процессов, определяющих соответствие, интересно не только с научной точки зрения, но и дает актуальные практические идеи для социальной политики. Политические кампании часто пытаются мотивировать изменение поведения с помощью социального влияния, например программы, препятствующие курению среди подростков, подчеркивая неодобрение сверстников, или сокращение потребления алкоголя в школах путем исправления распространенных, хотя и ложных, представлений о поведении других (Neighbours et al. ., 2004; Профилактика курения среди молодежи: кампания за правду США 1 ). Хотя подобные кампании социального влияния иногда могут быть эффективными, во многих случаях они терпят неудачу (Clapp et al., 2003; Granfield, 2005). Более глубокое понимание процессов, которые способствуют и препятствуют социальному соответствию, несомненно, поможет предсказать, когда и как могут произойти изменения в поведении, и может предоставить полезные гипотезы, которые можно проверить в реальных полевых экспериментах.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана грантами Европейского исследовательского совета (ERC313454) и Института мозга, познания и поведения Дондерса, Неймеген, Нидерланды (FOCOM).

    Биография

    Мирре Сталлен в настоящее время работает научным сотрудником на кафедре психологии Стэнфордского университета. До переезда в США она занимала постдокторантуру в Институте мозга, познания и поведения Дондерса при университете Радбауд в Неймегене в Нидерландах.Она получила докторскую степень в Университете Эразма в Роттердаме, Нидерланды. Ее исследовательские интересы заключаются в понимании психологических и нейробиологических процессов, лежащих в основе принятия социальных решений, и в применении этих лабораторных результатов для решения реальных социальных проблем.

    Ссылки

    • Альпизар Ф., Карлссон Ф., Йоханссон-Стенман О. (2008). Анонимность, взаимность и соответствие: свидетельства добровольных пожертвований в национальный парк в Коста-Рике. J. Public Econ.92, 1047–1060. 10.1016 / j.jpubeco.2007.11.004 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бартра О., Макгуайр Дж. Т., Кейбл Дж. У. (2013). Система оценки: основанный на координатах мета-анализ экспериментов BOLD fMRI, изучающих нейронные корреляты субъективной ценности. Нейроизображение 76, 412–427. 10.1016 / j.neuroimage.2013.02.063 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бернс Г. С., Капра К. М., Мур С., Нуссар К. (2010). Нейронные механизмы влияния популярности на подростковые рейтинги музыки.Нейроизображение 49, 1–24. 10.1016 / j.neuroimage.2009.10.070.Neural [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Berns GS, Chappelow J., Zink CF, Pagnoni G., Martin-Skurski ME, Richards J. (2005). Нейробиологические корреляты социальной конформности и независимости при умственном вращении. Биол. Психиатрия 58, 245–253. 10.1016 / j.biopsych.2005.04.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кабинет министров Великобритании, группа по анализу поведения (2012). Применение поведенческой аналитики для сокращения случаев мошенничества, ошибок и долгов.Лондон: Правительство Великобритании. [Google Scholar]
    • Кэмпбелл-Мейкледжон Д. К., Бах Д. Р., Рёпсторф А., Долан Р. Дж., Фрит К. Д. (2010). Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Curr. Биол. 20, 1165–1170. 10.1016 / j.cub.2010.04.055 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Campbell-Meiklejohn DK, Kanai R., Bahrami B., Bach DR, Dolan RJ, Roepstorff A., et al. . (2012a). Структура орбитофронтальной коры предсказывает социальное влияние. Curr. Биол.22, R123 – R124. 10.1016 / j.cub.2012.01.012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Campbell-Meiklejohn DK, Simonsen A., Jensen M., Wohlert V., Gjerløff T., Scheel-Kruger J., et al. . (2012b). Модуляция социального влияния метилфенидатом. Нейропсихофармакология 37, 1517–1525. 10.1038 / npp.2011.337 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Cascio C. N., Scholz C., Falk E. B. (2015). Социальное влияние и мозг: убеждение, восприимчивость к влиянию и ретрансляция.Curr. Opin. Behav. Sci. 3, 51–57. 10.1016 / j.cobeha.2015.01.007 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чанг Л. Дж., Санфей А. Г. (2013). Большие ожидания: нейронные вычисления, лежащие в основе использования социальных норм при принятии решений. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 8, 277–284. 10.1093 / scan / nsr094 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шарпантье К. Дж., Мутсиана К., Гаррет Н., Шарот Т. (2014). Временная динамика мозга от коллективного решения до индивидуального действия.J. Neurosci. 34, 5816–5823. 10.1523 / JNEUROSCI.4107-13.2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Chein J., Albert D., O’Brien L., Uckert K., Steinberg L. (2011). Сверстники повышают риск подросткового возраста, повышая активность схемы вознаграждения мозга. Dev. Sci. 14, 1–16. 10.1111 / j.1467-7687.2010.01035.x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Chen J., Wu Y., Tong G., Guan X., Zhou X. (2012) . ERP соотносит социальное соответствие в задаче линейного суждения.BMC Neurosci. 13:43. 10.1186 / 1471-2202-13-43 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чалдини Р. Б., Гольдштейн Н. Дж. (2004). Социальное влияние: комплаенс и конформизм. Анну. Rev. Psychol. 55, 591–621. 10.1146 / annurev.psych.55.0
    • .142015 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Клапп Дж. Д., Ланге Дж. Э., Рассел К., Шиллингтон А., Воас Р. (2003). Неудачная кампания по социальному маркетингу. J. Stud. Алкоголь 64, 409–414. 10.15288 / jsa.2003.64.409 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Коулман С.(2007). Эксперимент по соблюдению подоходного налога в Миннесоте: повторение эксперимента с социальными нормами, в рабочем документе MPRA, 1–6. 10.2139 / ssrn.1393292 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Deuker L., Müller A. R., Montag C., Markett S., Reuter M., Fell J., et al. . (2013). Приятная игра: мульти-методологическое исследование влияния социальной конформности на память. Передний. Гм. Neurosci. 7:79. 10.3389 / fnhum.2013.00079 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Edelson M.G., Дудай Ю., Долан Р. Дж., Шарот Т. (2014). Мозговые субстраты восстановления от вводящего в заблуждение влияния. J. Neurosci. 34, 7744–7753. 10.1523 / JNEUROSCI.4720-13.2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эдельсон М., Шарот Т., Долан Р. Дж., Дудай Ю. (2011). Вслед за толпой: мозговые субстраты соответствия долговременной памяти. Наука 333, 108–111. 10.1126 / science.1203557 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Falk E. B., Way B. M., Jasinska A. J.(2012). Визуализирующий генетический подход к пониманию социального влияния. Передний. Гм. Neurosci. 6: 168. 10.3389 / fnhum.2012.00168 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фарери Д. С., Чанг Л. Дж., Дельгадо М. Р. (2015). Вычислительные основы социальной ценности в межличностном сотрудничестве. J. Neurosci. 35, 8170–8180. 10.1523 / JNEUROSCI.4775-14.2015 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фарери Д. С., Низникевич М., Ли В. К., Дельгадо М. Р.(2012). Модуляция сигналов, связанных с вознаграждением, в социальной сети. J. Neurosci. 32, 9045–9052. 10.1523 / JNEUROSCI.0610-12.2012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Formisano E., Kriegeskorte N. (2012). Видение паттернов через гемодинамическую пелену — будущее фМРТ с информацией о паттернах. Нейроизображение 62, 1249–1256. 10.1016 / j.neuroimage.2012.02.078 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Галлахер Х. Л., Фрит К. Д. (2003). Функциональная визуализация «теории разума». Trends Cogn.Sci. 7, 77–83. 10.1016 / S1364-6613 (02) 00025-6 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Granfield R. (2005). Употребление алкоголя в колледже: ограничения трансформации социальных норм. Наркоман. Res. Теория 13, 281–292. 10.1080 / 16066350500053620 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хуанг Ю., Кендрик К. М., Ю. Р. (2014). Соответствие чужому мнению длится не более 3 дней. Psychol. Sci. 25, 1388–1393. 10.1177 / 0956797614532104 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хубер Р.Э., Ключарев В., Рискамп Дж. (2015). Нейронные корреляты информационных каскадов: мозговые механизмы социального воздействия на обновление убеждений. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10, 589–597. 10.1093 / scan / nsu090 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Идзума К. (2013). Нейронная основа социального влияния и изменения отношения. Curr. Opin. Neurobiol. 23, 456–462. 10.1016 / j.conb.2013.03.009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Идзума К., Адольфс Р. (2013). Социальная манипуляция предпочтениями в человеческом мозге.Нейрон 78, 563–573. 10.1016 / j.neuron.2013.03.023 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Джейнс Л. М., Олсон Дж. М. (2000). Давление насмешек: поведенческие эффекты наблюдения за насмешками других. Чел. Soc. Psychol. Бык. 26, 474–485. 10.1177 / 0146167200266006 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ким Б.-Р., Лисс А., Рао М., Сингер З., Комптон Р. Дж. (2012). Социальное отклонение активирует систему мониторинга ошибок мозга. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 12, 65–73. 10.3758 / s13415-011-0067-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ключарев В., Хитёнен К., Риджпкема М., Смидтс А., Фернандес Г. (2009). Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальное соответствие. Нейрон 61, 140–151. 10.1016 / j.neuron.2008.11.027 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ключарев В., Муннеке М. А., Смидтс А., Фернандес Г. (2011). Подавление задней медиальной лобной коры препятствует социальному соответствию. J. Neurosci. 31, 11934–11940. 10.1523 / JNEUROSCI.1869-11.2011 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Knutson B., Катович К., Сури Г. (2014). Выявление эффекта по данным фМРТ. Trends Cogn. Sci. 18, 422–428. 10.1016 / j.tics.2014.04.006 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кнутсон Б., Тейлор Дж., Кауфман М., Петерсон Р., Гловер Г. (2005). Распределенное нейронное представление ожидаемого значения. J. Neurosci. 25, 4806–4812. 10.1523 / JNEUROSCI.0642-05.2005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лоренц Т., Бхатт М., Эппл Н., Монтегю П. Р. (2013). Не отставать от Джонсов: ошибки межличностного прогнозирования и корреляция поведения в тандемной задаче последовательного выбора.PLoS Comput. Биол. 9: e1003275. 10.1371 / journal.pcbi.1003275 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Мейсон М. Ф., Дайер Р., Нортон М. И. (2009). Нейронные механизмы социального воздействия. Орган. Behav. Гм. Decis. Процесс. 110, 152–159. 10.1016 / j.obhdp.2009.04.001 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Моран Дж. М., Заки Дж. (2013). Функциональная нейровизуализация и психология: что вы сделали для меня за последнее время? J. Cogn. Neurosci. 25, 834–842. 10.1162 / jocn_a_00380 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Морган Т.Дж. Х., Лаланд К. Н. (2012). Биологические основы соответствия. Передний. Neurosci. 6:87. 10.3389 / fnins.2012.00087 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Neighbours C., Larimer M. E., Lewis M. A. (2004). Устранение неправильных представлений об описательных нормах употребления алкоголя: эффективность персонализированного нормативного вмешательства с обратной связью, предоставляемого компьютером. J. Консультации. Clin. Psychol. 72, 434–447. 10.1037 / 0022-006X.72.3.434 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Pochon J. B., Levy R., Фоссати П., Лехерици С., Полайн Дж. Б., Пиллон Б. и др. . (2002). Нейронная система, соединяющая вознаграждение и познание у людей: исследование с помощью фМРТ. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 99, 5669–5674. 10.1073 / pnas.082111099 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Полдрак Р. А. (2006). Можно ли вывести когнитивные процессы на основании данных нейровизуализации? Trends Cogn. Sci. 10, 59–63. 10.1016 / j.tics.2005.12.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Полдрак Р. А. (2011). Вывод психических состояний из данных нейровизуализации: от обратного вывода до крупномасштабного декодирования.Нейрон 72, 692–697. 10.1016 / j.neuron.2011.11.001 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Риддеринхоф К. Р., Ульспергер М., Крон Э. А., Ньивенхейс С. (2004). Роль медиальной лобной коры в когнитивном контроле. Наука 306, 443–447. 10.1126 / science.1100301 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шнуерх Р., Гиббонс Х. (2014). Обзор нейрокогнитивных механизмов социальной конформности. Soc. Psychol. 45, 466–478. 10.1027 / 1864-9335 / a000213 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Schultz P.В., Нолан Дж. М., Чалдини Р. Б., Гольдштейн Н. Дж., Грискявичюс В. (2007). Конструктивная, деструктивная и реконструктивная сила социальных норм. Psychol. Sci. 18, 429–434. 10.1111 / j.1467-9280.2007.01917.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шестакова А., Рискамп Дж., Тугин С., Осадчи А., Крутицкая Ю., Ключарев В. (2013). Электрофизиологические предвестники социальной конформности. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 8, 756–763. 10.1093 / scan / nss064 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Slemrod J., Оллкотт Х. (2011). Социальные нормы и энергосбережение. J. Public Econ. 95, 1082–1095. 10.1016 / j.jpubeco.2011.03.003 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Смит С., Виндмейер Ф., Райт Э. (2015). Эффекты сверстников в благотворительности: свидетельства из (бегущей) области. Экон. Дж. 125, 1053–1071. 10.1111 / ecoj.12114 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сталлен М., Де Дреу К. К. В., Шалви С., Смидтс А., Санфей А. Г. (2012). Стадный гормон: окситоцин стимулирует подчинение в группе. Psychol.Sci. 23, 1288–1292. 10.1177 / 0956797612446026 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сталлен М., Смидтс А., Санфей А. Г. (2013). Влияние сверстников: нейронные механизмы, лежащие в основе внутригруппового согласия. Передний. Гм. Neurosci. 7:50. 10.3389 / fnhum.2013.00050 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Steinberg L. (2007). Принятие риска в подростковом возрасте — новые взгляды на науку о мозге и поведении. Curr. Реж. Psychol. Sci. 16, 55–59. 10.1111 / j.1467-8721.2007.00475.x [CrossRef] [Google Scholar]
    • Тафароди Р.В., Кан С.-Дж., Милн А. Б. (2002). Когда различное становится похожим: компенсаторное соответствие в двухкультурных видимых меньшинствах. Чел. Soc. Psychol. Бык. 28, 1131–1142. 10.1177 / 01461672022811011 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Томлин Д., Недич А., Прентис Д., Холмс П., Коэн Дж. Д. (2013). Нейронные субстраты социального влияния на принятие решений. PLoS ONE 8: e52630. 10.1371 / journal.pone.0052630 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Trautmann-Lengsfeld S.А., Херрманн С. С. (2013). ЭЭГ выявляет раннее влияние социальной конформности на визуальную обработку в ситуациях группового давления. Soc. Neurosci. 8, 75–89. 10.1080 / 17470919.2012.742927 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Траутманн-Ленгсфельд С.А., Херрманн С.С. (2014). Виртуально смоделированное социальное давление влияет на раннюю визуальную обработку в более низкой степени по сравнению с участниками с высокой степенью автономности. Психофизиология 51, 124–135. 10.1111 / psyp.12161 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Яркони Т., Полдрак Р., Николс Т. Э., Ван Эссен Д. К., Вейджер Т. Д. (2011). Масштабный автоматизированный синтез данных функциональной нейровизуализации человека. Nat. Методы 8, 665–670. 10.1038 / nmeth.1635 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Yu R., Sun S. (2013). Соответствовать или не соответствовать: спонтанное соответствие снижает чувствительность к денежным результатам. PLoS ONE 8: e64530. 10.1371 / journal.pone.0064530 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Zaki J., Schirmer J., Митчелл Дж. П. (2011). Социальное влияние модулирует нейронное вычисление ценности. Psychol. Sci. 22, 894–900. 10.1177 / 0956797611411057 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    Соответствие

    Лекция 05 — Социальный психолог

    Соответствие

    (адаптировано из The Social Animal ; Meyers; Michener и другие.; Вандер Занден)

    1. Определения

    Соответствие = изменение поведения или убеждений как результат реального или воображаемого группового давления.

    2. Виды соответствия

    A. Соответствие . Публично действует в соответствии с социальное давление при несогласии в частном порядке. Этот термин лучший описывает поведение человека, который стремится к получению вознаградить или избежать наказания. По уровню соответствия многие экспериментаторы не видят разницы между животными и люди, потому что все организмы реагируют на награды и наказания.

    Б. Идентификация . Что касается соблюдения, мы не вести себя определенным образом, потому что такое поведение по сути удовлетворительно. Скорее, мы принимаем конкретный поведение, потому что оно ставит нас в удовлетворительное отношение к лицо или лица, с которыми мы отождествляем себя. Мы делаем поверить в мнения и ценности, которые мы принимаем, хотя не очень сильно. Мы хотим быть похожими на какого-то конкретного человека.

    EX: Хочу быть похожим на своего отца.

    C. Интернализация (или принятие). И актерское мастерство, и вера в соответствии с социальным давлением. Это самый постоянная, глубоко укоренившаяся реакция на социальное влияние. Интернализация мотивируется желанием быть правым. Если человек, оказывающий влияние, считается заслуживающий доверия и здравый смысл, мы принимаем убеждение, что он или она защищает, и мы интегрируем это в нашу систему убеждений.

    Д.Сравнение трех:

    1. Соответствие является наименее устойчивым и имеет наименьшее влияние на человека, потому что люди подчиняются просто получить награду или избежать наказания. Награды и наказания очень важны для того, чтобы научить людей и выполнять определенные действия, но ограничены как методы социальное влияние, потому что они должны всегда присутствовать, чтобы быть эффективны — если человек не обнаружит дополнительных причина для продолжения поведения.(???)

    2. Для идентификация. Все, что нужно, — это желание человека быть похожим на этого человека. Вы будете продолжать придерживаться убеждений похож на SO, пока он остается важным для вас, он все еще придерживается тех же убеждений, и эти убеждения не оспаривается более убедительными контр-мнениями. Если убеждения SO меняются, или он становится менее важным для вас, ваши убеждения могут измениться.Они также могут измениться, если люди, которые для вас важнее выражать разные убеждения. В эффект отождествления также может быть рассеян желанием быть правым.

    3. Интернализация — самый постоянный ответ на социальное влияние, потому что ваша мотивация быть правым — это мощная и самоподдерживающаяся сила, не зависящая от постоянное наблюдение (как и соблюдение требований), или на вашем постоянное уважение к другому человеку или группе (как и идентификация).

    4. В соответствии важная составляющая мощность -способность влиятельного лица раздавать награды и наказания. В идентификации решающий компонент привлекательность — привлекательность человека, с которым мы себя идентифицируем. Поскольку мы отождествляем себя с моделью, мы хотим придерживаться того же мнения, которых придерживается модель. При интернализации ключевой компонент доверие — доверие лица, предоставляющего информацию

    5.Любой из трех может определять поведение. В Аше исследования, кажется очевидным, что испытуемые соблюдали единодушное мнение группы во избежание наказание насмешкой или неприятием. Если либо идентификация или интернализация, соответствующее поведение сохранятся в частном порядке (ПРИМЕЧАНИЕ: испытуемые дали разные ответы, когда ответы не были общедоступными.)

    6. Обстоятельства могут увеличить постоянство соответствия производится путем соответствия или идентификации.Соблюдая, мы может узнать что-то о наших действиях или о последствия наших действий, поэтому стоит продолжать поведение даже после первоначальной причины соблюдения больше не ожидается. Например, люди пришли соблюдать законы о превышении скорости даже после ослабления правоприменения потому что им нравился менее лихорадочный темп.

    3. Классические исследования

    A. Исследования Шерифа формирования норм .Люди посмотрели на стационарный свет — а потом сформировали группу консенсус относительно того, как далеко переместился свет. Иллюстрированная сила внушаемость. Позже показал, что предложение можно продолжить через пять или более поколений участников.

    Имейте реальные примеры силы внушаемости — самоубийства и автокатастрофы идут вслед за выдающимся человеком кончает жизнь самоубийством.

    Б. Исследования Аша группового давления .Аш считал умные люди не соглашались бы, если бы могли легко увидеть правду сами. Показал людские линии — треть того времени испытуемые были готовы пойти против своих лучших суждение и согласен с группой. Около 75% пошли с группа хоть раз!

    Аш обнаружил, что три различных типа реакций способствовал соответствию.

    1. Искажение восприятия .Ряд предметов сказали, что не знали, что их оценки были искажены большинством. Они пришли, чтобы увидеть сфальсифицированное большинство оценивает как правильную.

    2. Искажение суждений . Большинство испытуемых, которые уступили большинству заключили, что их собственное восприятие неточно. Не имея уверенности в собственных наблюдениях, они сообщили не о том, что видели, а о том, что, по их мнению, должно быть верный.

    3. Искажение действия . Ряд предметов признали, что они не сообщили о том, что у них было на самом деле видимый. Они сказали, что уступили, чтобы не появляться разные или глупые в глазах других членов группы.

    Кратчфилд провел аналогичное исследование с военными. 46% времени они голосовали вместе с группой!

    C. Эксперименты Милгрэма с послушанием . В приведенном выше описании явного принуждения подчиняться не было.Милгрэм сделал свое исследования поражения электрическим током. (*** Опишите эксперимент — прочтите стр. 245 Майерса.) 63% дошли до максимального шокового уровня.

    Эти исследования показывают, что соответствие может иметь приоритет перед собственные моральные чувства. Злые ситуации имеют огромные развращающая сила. Раздробление зла делает его еще больше эффективный.

    Мы склонны совершать фундаментальную ошибку атрибуции, когда глядя на такие вещи — но Милгрэм сказал

    «Самый важный урок нашего исследования заключается в том, что обычные люди, просто выполняющие свою работу, и без всяких особую враждебность с их стороны, могут стать агентами в ужасный деструктивный процесс.«

    4. Почему нужно соответствовать?

    A. Информационное влияние — Поведение других может убедить нас, что наше первоначальное суждение было неверным. Поведение группы дает ценную информацию о том, что ожидал.

    B. Желание избежать наказания (например, отказ или насмешки) или получить награду. Мы заботимся о наших социальных имидж и результаты.

    C. Группы создают препятствия для независимого поведения .

    1. Риск неодобрения со стороны других членов группы . К слишком далеко отклоняясь, люди рискуют получить отказ.

    2. Отсутствие предполагаемых альтернатив . Член не может понять, что у него есть другой выбор, кроме соответствия. (В Милграме экспериментам, испытуемым сказали, что у них нет другого выбора.)

    3. Страх нарушить работу группы . Люди опасаются, что независимость помешает достижению группы цели.

    4. Отсутствие связи между участниками группы . Отсутствие информации, к которой другие могут присоединиться в несоответствующие действия, они избегают того, чтобы рискнуть.

    5. Отсутствие чувства ответственности за результаты группы . Члены, которые подчиняются, могут привести к тому, что группа не сможет выполнить свои требования. цели. Они не решаются взять на себя инициативу повернуть ситуация вокруг, особенно если они не чувствуют себя лично несет ответственность за успех или неудачу группы.

    6. Чувство бессилия . Если человек чувствует, что он не может изменить ситуацию, вряд ли он попытается что-нибудь новое. Апатия становится самореализующейся. Никто пробует что-то другое, и, следовательно, ничего не улучшается.

    5. Что увеличивает или уменьшает соответствие?

    А. Единогласие . Любое нарушение единодушия делает его легче бросить вызов группе (даже если другой бросающий вызов идиот!).Фактически, даже если кто-то другой дает неверное ответ, который отличается от ошибки, остальные делает (т.е. он говорит А, группа говорит Б, и правая ответ: В) соответствие резко падает. Друг-несогласный оказывает мощный освобождающий эффект от воздействия большинство. Милгрэм обнаружил, что когда учитель / единомышленники не повиновались, только 10% испытуемых показали максимальную шок.

    B. Размер группы — но группа не должна быть такой большой.Группы из 3 человек примерно так же влиятельны, как и группы из 16 человек.

    C. Сплоченность . Более привлекательные люди группе, тем больше вероятность, что они будут соответствовать ее диктует.

    D. Статус (человека, которого просят подчиняться). Существуют разные теории о влиянии статус соответствия. Джордж К. Хоманс придерживается мнения, что люди как с высоким, так и с низким статусом подчиняются меньше, чем те промежуточный по статусу.Он считает, что одно отклонение вряд ли поставит под угрозу положение высокопоставленного человека, и что людям с низким статусом нечего терять несоответствие. Но для лиц с промежуточным статусом ситуация другая; им не хватает высокого положения статусного человека, и, в отличие от человека с низким статусом, у них много места для нисходящей мобильности. Некоторые исследования подтверждают это, но другие исследования нет.

    Милграм обнаружил, что типы с более низким статусом подчиняются приказам подробнее охотно.И наоборот, люди с более высоким статусом или те, кто чувствует они более компетентны в поставленной задаче, более может противостоять групповому давлению.

    E. Самоуважение . Лица, у которых в целом низкое мнение о себе гораздо чаще уступает групповое давление, чем у людей с высокой самооценкой.

    F. Культура . Норвежцы больше, чем Французкий язык. Японские студенты охотнее принимают меньшинство положение, чем американские студенты.

    E. Публичность и наблюдение . Чем больше гласность и наблюдение, связанные с поведением, большее соответствие. Где поведение трудно монитора, эффективность социальных санкций ослаблена. В общественных местах мы, вероятно, столкнемся с давлением соблюдение, хотя частное принятие может отсутствовать.

    F. Предыдущее обязательство . Как только люди дали ответ, они с гораздо большей вероятностью будут придерживаться этого, чем когда они первыми слышат других.Те, кто в первую очередь высказывает собственное мнение гораздо менее открыты для влияния. Не хочу появляться невыразительный.

    г. Эмоциональная дистанция жертвы . Милграм найден ближе они физически были к жертве, менее вероятно, что они должны были подчиняться. (например, иногда жертва находилась в другой комнате, иногда в одной комнате, а иногда учитель фактически пришлось прижать руку жертвы к шокеру). Живое наблюдение за страданиями других людей делает их еще более сильными. трудно продолжать причинять им боль.

    В другом варианте на эту тему субъект не пришлось самому нажать на рычаг амортизатора, но ему назначили вспомогательная роль помощи другому учителю. Более 90% предметы вышли на максимальный уровень. Кажется, что большинство из них были вполне готовы участвовать в этой ситуации, пока не они причинили боль.

    ПРИМЕЧАНИЕ: имеет отношение к ситуации Курта Вальдхайма, и другие.

    ПРИМЕЧАНИЕ: Это имеет реальные последствия в ядерный век, когда вы можете убивать людей за тысячи миль. Легко быть безразлично к участи ни в чем не повинных жертв. Кто-то предположил, что, прежде чем президент сможет отдать приказ использовать ядерное оружие, он должен сначала убить человека держит коробку — так, чтобы он / она осознавал реальность смерть.

    H. Легитимность власти .Мы были приучены верить, что ученые несут ответственность, доброжелательные люди высокой порядочности. Когда «помощник» взял на себя ответственность за эксперименты Милгрэма, комплаентность снизилась до 20%. Когда исследования проводились в Бриджпорт, Коннектикут, а не Йельский университет, только 48% доставил максимальный шок.

    Исследование медсестер выявило почти всеобщее соблюдение доктора приказы, даже когда им сказали дать передозировку.

    I. Закрытость власти . Когда были отданы приказы по телефону количество полностью послушных испытуемых снизилось до 25%.

    Дж. Личность . Продемонстрированный эффект был очень небольшой. Однако исследования, как правило, смотрят на похожих людей. в сильных ситуациях. Непохожие люди в слабых ситуациях может показать больше различий. т.е. положить Мать Терезу и Чарльз Мэнсон вместе в повседневной ситуации, и личность может играть более заметную роль.

    К. Сложность и неоднозначность . Чем сложнее задача или чем неоднозначнее стимул, тем сильнее соответствие. Там, где задача сложная, мы с большей вероятностью смотреть на других как на источники информации о соответствующий курс действий.

    L. Распределение ресурсов . Справедливое распределение ресурсы усиливают склонность людей подчиняться и требуют меньше надзора для обеспечения соблюдения.

    М. Вина . Когда мы совершаем зло, мы чувствуем себя виноватыми. Мы стремимся искупить грехи, исполняя желания другого человека. Виновные ищут способы уменьшить свою вину путем добровольно совершить доброе дело. Однако желание реституция не кажется причиной. Человек, который причиняет вред, может быть даже более склонен помочь кому-то, кто не жертва. Продолжение контакта с жертвой очевидно приводит к неприятному чувству долга.

    6. Сопротивление социальному давлению. Зная, что кто-то попытка принуждения может даже побудить нас отреагировать на противоположное направление.

    A. Когда социальное давление становится настолько явным, что угрожает их чувству свободы, люди часто бунтуют. Реактивное сопротивление = Мотив защиты или восстановления чувства свободы. Реакция возникает, когда свобода действий оказывается под угрозой. Может привести к социальному бунту.

    B. Утверждение нашей уникальности. Люди тоже чувствуют себя неловко выглядя как все. Когда люди лишены их чувство уникальности, они с большей вероятностью будут утверждать их индивидуальность несоответствием.

    7. Реакции на отклонения (несоответствия) внутри групп. Несоответствие представляет собой серьезную проблему для остальных группа. Это нарушает нормальную работу и бросает вызов групповая концепция реальности.Если разрешено продолжить, отклонение может в конечном итоге привести к плохой работе группы или даже рухнуть. Как же тогда группы могут справиться с несоответствующее поведение?

    А. Группа может попробовать восстановить соответствие . Группа участники могут поговорить с девиантом, напомнить ему о группе ожидания, объяснить и оправдать эти ожидания, и убедить его подчиниться.

    Если это не сработает, группа может оказать большее давление, в том числе угрозы прямого наказания.Будь девиантный будут наложены санкции, и насколько они суровы, зависит от нескольких вещи.

    1. Насколько мешает девиантное поведение с важными групповыми целями? Поведение, которое мешает группе от достижения своих целей — например, нарушения центральной нормы — вызовет быстрое и суровое наказание.

    2. Статус девианта повлияет на суровость наказания, но отношения нет просто и понятно.Одна теория гласит, что высокий статус люди относительно свободны нарушать второстепенные нормы при условии, что они не мешают достижению группы цели. При этом наказываются высокопоставленные лица. более серьезно, чем лица с низким статусом, если они нарушают важные нормы и тем самым препятствуют продвижению к цели группы.

    Другими словами, группы обычно неохотно заклеймите высокопоставленного человека девиантным.Когда последствия отклонения незначительны, они предпочитают игнорировать иметь значение. Если девиантный поступок блокирует достижение группы цель, у участников мало выбора: они должны пометить высокостатусный участник отклоняется и применяет суровые санкции. Этот явление известно как статусная ответственность — члены с высоким статусом более ответственны, чем участники с низким статусом за серьезные правонарушения.

    Б. Группа девианта может отклонить .Если большинство членам группы не хватает способности или склонности к оказать давление на девианта, у них есть другой вариант доступный им: они могут отвергнуть девианта. Отклонить можно принимают различные формы.

    1. Член может быть исключен

    2. Группа не может приглашать девианта обратно на следующий встреча.

    3. Психологическая изоляция — большинство игнорирует девиантным и отказываются общаться с ним, даже если он физически присутствует.

    Отказ и санкции часто происходят одновременно. Отказ от отклонения — средство восстановления равновесие внутри группы, потому что оно «очищает» членство. После того, как девиант подвергается остракизму, только соответствующие члены остаются.

    C. Группа может изменить свою позицию и перейти в линия с девиантом . Небольшое меньшинство иногда качаться, а потом даже становиться большинством.Даже когда большинство не принимает взгляды меньшинства, часто не согласны увеличивает неуверенность большинства в себе и побуждает его рассмотреть другие альтернативы более серьезно. Галилей, Линкольн, Фрейд продвигал все позиции меньшинства и в конечном итоге большинство принять их убеждения.

    Девиантное поведение — потенциальная угроза группе эффективность. Однако иногда человек будет заниматься в независимом поведении не потому, что он хочет нарушить группироваться или преследовать корыстные цели, но потому что он хочет изменить правила или процедуры, используемые группой в преследуя свои цели.Несмотря на хорошее диссидентство намерения, группа может предпочесть оставить в покое, и попытается подавить предложенные изменения.

    Вопрос: Когда независимое поведение может вызвать изменения вместо того, чтобы встретить подавление большинством?

    Ответ: Необходимо различать групповые нормы и цели, лежащие в основе этих норм. Если поведение участника отходит от групповых норм, но указывает на новые пути к большему полностью реализовать цели группы, изменения могут быть приняты членами группы.. Если участник пытается принудительно изменить групповые цели, он или она, скорее всего, встретят сопротивление. Только если группа бесцельно дрейфовала или неоднократно терпела неудачу достигнет своих целей будет ли попытка изменить цели в лучшую сторону полученный.

    Новаторские предложения с большей вероятностью будут приняты, если их предлагают солидные или высокопоставленные член. Одно исследование показывает, что лидеры более способны вносить изменения после того, как они впервые продемонстрировали приверженность нормам и ценностям группы.Высокий статус участники более успешны, потому что они обычно считается более умелым и более приверженным группе целей, чем другие участники.

    Предпринимаются сознательные попытки добиться социальных изменений не только отдельными лицами, но и небольшими подгруппами, называемыми активными Меньшинства . Большинство часто может отклонить несогласие одного члена меньшинства как результат этого идиосинкразия человека, но труднее сбрасывать со счетов два или больше членов меньшинств, которые поддерживают друг друга.

    Что делает меньшинство убедительным? Стиль поведения принятое активным меньшинством важно при определении его успех.

    1. Согласованность . Несколько исследований показали, что активное меньшинство с большей вероятностью изменит мнение группы членов, если его позиция отличительна и последовательна по время. Принимая во внимание, что большинство часто может добиться согласия независимо от того, основополагающих взглядов членов, активные меньшинства должны по-настоящему убедить членов группы.Последовательная позиция убедительно, потому что подразумевает, что меньшинство рассудительный, уверенный и целеустремленный. Постоянное меньшинство заставляет большинство пересматривать свои позиции. Он также может стимулировать творческое мышление. Последовательное меньшинство становится в центре дискуссии.

    EX: Московичи утверждал, что эксперименты Аша на самом деле иллюстрированное влияние меньшинства. Тема была представитель большинства — перцептивные конкуренты.В остальные шесть были из меньшинства некомпетентных к восприятию. Это меньшинство было влиятельным благодаря своей последовательности.

    EX: Консервативные республиканцы были сильно избиты в 1964 году. В 1980 году они выиграли с Рональдом Рейганом. Это может быть из-за их согласованность. Демократы могут страдать из-за их непоследовательность.

    2. Уверенность в себе . Любое поведение меньшинства, которое передает уверенность в себе — например, занятие изголовьем за столом — вызовет неуверенность в себе среди большинство.Уверенность в себе также может быть чертой лидеры. Харизматические лидеры, как правило, непоколебимы. в своем деле, полная уверенность в своей способности добиться успеха, и способность передать эту веру в ясной и простой форме. язык.

    3. Уход от большинства . Члены большинство, которые в противном случае могли бы подвергнуть цензуре свои сомнения в себе чувствовать себя свободнее, чтобы выразить их, и даже может переключиться на положение меньшинства.Перебежчики часто более убедительны, чем те, кто все время был с позицией меньшинства. Дефекты часто могут привести к эффекту снежного кома.

    (PDF) Социальное влияние: соответствие и соответствие

    19 ноября 2003 г. 17: 7 AR AR207-PS55-21.tex AR207-PS55-21.SGM LaTeX2e (2002/01/18) P1: GCE

    СОЦИАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ 615

    Asch SE. 1956. Исследования независимости и соответствия

    : меньшинство одного против аунана —

    тысячное большинство.Psychol. Monogr. 70: (9)

    Целый № 416

    AshfordBE, Ананд В. 2003. Нормализация

    коррупции в организациях. В исследовании

    в области организационного поведения, изд. BM Staw,

    RM Kramer, Vol. 25. Гринвич, Коннектикут: JAI. В

    нажмите

    Bargh JA, Chartrand TL. 1999. Невыносимая автоматичность бытия

    . Являюсь. Psychol. 54: 462–

    79

    Bem DJ. 1972. Теория самовосприятия. В Ad-

    vances in Experimental Social Psychology,

    ed.Л. Берковиц, 6: 1–62. Нью-Йорк: Aca-

    demic

    Berkowitz L. 1999. Зло более чем банально: sit-

    уационизм и концепция зла. Личное.

    Soc. Psychol. Ред. 3: 246–53

    Блэнтон Х., Кристи С. 2003. Регламент отклонений —

    : теория идентичности и действия.

    Psychol. 7: 115–49

    Бласс Т. 1999. Парадигма Милграма через 35

    лет: кое-что, что мы теперь знаем о повиновении авторитету.J. Appl. Soc. Psychol.

    29: 955–78

    Bond R, Smith PB. 1996. Культура и соответствие

    : мета-анализ исследований с использованием линейной задачи Аша

    (1952, 1956). Psychol.

    Бык. 119: 111–37

    Boster FJ, MitchellMM, Lapinski MK, Cooper

    H, Оррего В.О., Риенке Р. 1999. Пакт о вине im-

    и тип сообщения о соблюдении требований

    . Commun. Monogr.

    66: 168–77

    Буржуазный MJ.2002. Наследственность отношений

    ограничивает динамическое социальное воздействие. Личное.

    Soc. Psychol. Бык. 28: 1063–72

    Брюэр М.Б., Роккас С. 2001. Индивидуальные ценности,

    социальная идентичность и оптимальная самобытность.

    В индивидуальном, личном, относительном Я, коллективном

    тивное Я, изд. Ч. Седикидес, М.Б. Брюэр, стр.

    219–37. Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press

    BriefAP, Buttram RT, DukerichJM. 2001. Col-

    коррупция в корпоративном мире: to-

    модель процесса.В группах за работой:

    Успехи в теории и исследованиях, под ред. ME

    Тернер, стр. 471–99. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Erlbaum

    Brief AP, Buttram RT, Elliot JD, Reizenstein

    RM, McCline RL. 1995. Освобождение зверя:

    исследование соответствия приказам использовать расу

    в качестве критерия выбора.J.Soc.Issues51: 177–

    94

    BurgerJM.1986.Increasingcompliancebyim-

    доказывая сделку: это не вся техника.

    J. Личный.Soc. Psychol. 51: 277–83

    Burger JM. 1999. Процедура соответствия стандарту

    : анализ нескольких процессов

    sis и обзор. Личное. Soc. Psychol. Ред.

    3: 303–25

    Burger JM, Caldwell DF. 2003. Влияние

    денежных стимулов и маркировки на эффект «ноги в дверь»

    : свидетельство процесса самовосприятия.

    25: 235–41

    BurgerJM, CorneliusT.2003.Повышение цены

    соглашения: публичное обязательство и процедура

    низкого балла. J. Appl. Soc.

    Psychol. В прессе

    Burger JM, Guadagno RE. 2003. Я-концепция

    Ясность

    и процедура «нога в дверь».

    Базовое приложение Soc. Psychol. 25: 79–86

    Burger JM, Horita M, Kinoshita L, Roberts K,

    Vera C. 1997. Влияние времени на норму

    взаимности. Базовое приложение. Soc. Psychol. 19: 91–

    100

    Burger JM, Messian N, Patel S, del Prado A,

    Anderson C.2003. Какое совпадение!

    Влияние случайного сходства на соответствие

    . Личное. Soc. Psychol. Бык. В прессе

    Burger JM, Reed M, DeCesare K, Rauner S,

    Rozolios J. 1999. Влияние размера первоначального запроса

    на соответствие требованиям: подробнее об этом —

    не все. Базовое приложение Soc. Psychol.

    21: 243–49

    Бургер Дж. М., Сорока С., Гонзаго К., Мерфи Э.,

    Сомервелл Э. 2001. Влияние встреч при встрече на

    тяга к соблюдению запросов.Личное.

    Soc. Psychol. Бык. 27: 1578–86

    Кэмпбелл Дж. Д., Трапнелл П. Д., Хайне С. Дж., Кац И. М.,

    Лавелли Л.Ф., Леман Д.Р. 1996. Само-концепция

    Ясность: измерение, корреляты личности,

    и культурные границы. J. Личное. Soc.

    Psychol. 59: 538–49

    Кастелли Л., Ванцетто К., Шерман С.Дж., Аркури Л.

    2001. Явное и неявное восприятие

    Соответствие

    — Как присутствие других влияет на индивидуальное поведение

    В психологии конформность определяется как акт соответствия установок, убеждений и поведения групповым нормам.

    Соответствие — наиболее распространенная и широко распространенная форма социального влияния. Неформально это определяется как тенденция действовать или думать как члены группы. В психологии конформность определяется как акт сопоставления отношений, убеждений и поведения с нормами группы .

    Мотивы, лежащие в основе соответствия

    Есть два значимых мотивации к соответствию: нормативное влияние и информационное влияние .Нормативное влияние происходит, когда человек подчиняется, чтобы получить общественное признание и избежать социального отторжения. Информационное влияние происходит, когда люди ищут членов своей группы, чтобы получить и принять точную информацию о реальности.

    Известно несколько факторов, повышающих вероятность соответствия внутри группы. Размер группы, большие группы с большей вероятностью будут соответствовать схожему поведению и мыслям, чем маленькие. Единогласие, человек с большей вероятностью будут подчиняться групповым решениям, когда остальные участники группы будут единодушны.Сплоченность, группы, которые обладают связями, связывающими их друг с другом и с группой в целом, как правило, демонстрируют большее соответствие, чем группы, у которых таких связей нет. Статус, люди с большей вероятностью будут соответствовать группам с высоким статусом — культура, культуры, которые являются коллективистскими, демонстрируют более высокую степень соответствия, чем индивидуалистические культуры. Пол: женщины более склонны подчиняться, чем мужчины, в ситуациях, связанных с наблюдением, но менее вероятно, когда наблюдение отсутствует. С возрастом молодые люди с большей вероятностью будут соответствовать, чем люди старшего возраста, возможно, из-за отсутствия опыта и статуса.Важность стимулов, отдельные люди, могут согласовываться реже, когда задача считается важной. Влияние меньшинства, фракций меньшинства в более крупных группах, как правило, влияют на общие решения группы.

    Исследование соответствия

    Аш

    Соломон Аш и соответствие: Показанное изображение является примером знаменательного эксперимента Соломона Аша по соответствию (1951). Человека попросили указать, какая строка, A, B или C, соответствует первой строке.Если другие члены группы дали неправильный ответ, участник с большей вероятностью также дал неправильный ответ (A или B).

    Аш повторил этот эксперимент с различными экспериментальными переменными и выявил несколько факторов, влияющих на соответствие. Присутствие настоящего партнера, который был другим реальным участником и давал правильный ответ, снизило уровень конформности. Удаление этого партнера на полпути исследования вызвало повышенный уровень соответствия после их ухода.Размер группы также влиял на уровни соответствия, так что меньшие группы приводили к меньшему соответствию, чем большие группы. Публичные ответы, те, которые были высказаны в присутствии единомышленников, были связаны с более высоким уровнем соответствия, чем частные письменные ответы.

    Шериф

    Музафер Шериф интересовался, сколько людей изменит свое мнение, чтобы привести их в соответствие с мнением группы. В его эксперименте (1936) участников поместили в темную комнату и попросили смотреть на маленькую светящуюся точку на расстоянии 15 футов.Затем их попросили оценить сумму, которую он переехал; однако реального движения не было. Воспринимаемое движение было вызвано визуальной иллюзией, известной как автокинетический эффект . В первый день каждый человек воспринимал разное количество движений, поскольку участвовал в эксперименте индивидуально. Со второго по четвертый день исследования оценки согласовывались группой. Поскольку фактического движения не было, число, которое выбрала группа, было прямым результатом группового соответствия.Шериф предположил, что это отражение того, как социальные нормы развиваются в обществе в целом.

    Практические вопросы


    Академия хана

    Официальная подготовка MCAT (AAMC)

    Практический экзамен 1 P / S Раздел 5 Вопрос 23

    Практический экзамен 2, вопрос 30 секции P / S


    Ключевые точки

    • Двумя важными мотивами соответствия являются:
    1) нормативное влияние или тенденция соответствовать для получения общественного признания
    2) информационное влияние, которое основано на желании получить полезную информацию через соответствие и достичь правильного или подходящего результата .

    • Несколько факторов связаны с повышенным соответствием, включая больший размер группы, единодушие, высокую сплоченность группы и воспринимаемый более высокий статус группы.

    • Другими факторами, связанными с соответствием, являются культура, пол, возраст и важность стимулов.

    • Влияние меньшинства — это степень, в которой меньшая фракция в группе, занимающая иную позицию по вопросу, влияет на группу во время принятия решений. Это влияние в первую очередь информационное.


    Ключевые термины

    соответствие : акт согласования установок, убеждений и поведения с групповыми нормами.

    confederate : актер, который участвует в психологическом эксперименте, притворяясь субъектом, в то время как на самом деле работает на исследователя.

    норма : правило, которое соблюдается членами сообщества

    нормативное влияние: возникает, когда человек подчиняется, чтобы получить общественное признание и избежать социального отторжения

    информационное влияние: происходит, когда люди ищут членов
    своей группы, чтобы получить и принять точную информацию о реальности

    единогласие: согласие всех вовлеченных лиц ; консенсус

    автокинетический эффект: визуальное восприятие, при котором неподвижная маленькая точка света в темноте или безликой среде кажется движущейся

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *