Василюк психология переживания: (PDF) Психология переживания. М.: Изд-во МГУ, 1984.

Автор: | 05.07.1971

Содержание

(PDF) Психология переживания. М.: Изд-во МГУ, 1984.

180

подходящим лишь для внешней деятельности, но он

применим и по отношению к деятельности внутрен-

ней. Например, переживание конфликта, делающего

невозможной внутреннюю деятельность выбора, не

производит этот выбор, а лишь перестраивает созна-

ние до тех пор, пока он е станет субъективно воз-н

можен1.

В реальном жизненном процессе эти две активно-

сти — переживание и деятельность — могут перете-

кать друг в друга и даже реализовываться в одном

и том же акте, но задача психологической теории

как раз в том и сос оит, чтобы расчленя ь эту не т т

1 Наша ациентка Н. Л., направленная врачом отделения п

неврозов на психокоррекционную беседу, жаловалась на неспо-

собность решить свои семейные проблемы. Муж запрещал Н. Л.

видеться с матерью. Больная тем не менее продолжала тайно

встречаться с нею, испытывая из-за необходимости скрываться

чувство вины перед матерью, а из-за возможности разоблачения —

чувство страха перед мужем. Анализ жизненной ситуации боль-

ной показал, что Н. Л. пыталась действовать так, как если бы

ее жизненный мир был прост: она вела себя по отношению к

матери так, будто бы не существовало запрета мужа, а по от-

ношению к мужу так, будто бы не существовало ее тайных сви-

даний с матерью. Другими словами, Н. Л. избегала внутрен-

него конфликта как такового, боялась ответственно столкнуть в

своем сознании эти два жизненных отношения, пытаясь заменить

одно внутреннее, ценностное, надситуативное решение проблемы

множеством чисто внешних, ситуативных уверток, умалчиваний,

компромиссов. Объективно ей, разуется, не удавалось пол-

ностью скрыть от обоих родственников сложившуюся ситуацию,

что приводило к обидам, ссорам, угрызениям совести вследствие

необходимости лгать. Психокоррекция была направлена в пер-

вую очередь на осознание не внешнего, а внутреннего характе-

ра ее проблематики, которая возникла из-за недостатков и сла-

бости ценностной позиции больной, не сумевшей отс оять перед т

мужем ценности (а не просто важности) для нее мат ри, ценно-е

сти, предавая которую, она чувствовала, что разлагается как

личность (и разлагает, по ее признанию, детей, заставляя их лгать

отцу). Психокоррекционная работа закончилась тем, что Н. Л.,

остро осознав эту ценность, поняла необходимость отстаивать и

воплощать ее в реальном поведении и развила в себе готовность

ради этого пожертвовать («если потреб ется!») семейным благо-у

получием, несмо на то что ень им дорожила.

В этом примере для нас важно то, что переживание, сос-

тоявшее в ценностном развитии сознания, не решило само по

себе жизненных проблем больной, но превратило мучительный из-

за своей неразрешимости конфликт в жизненную сложность, ко-

нечно же, тоже нелегкую, но потенциально разрешимую и пото-

тря оч

му переставшую быть психотравматизирующей. Переживание не

осуществило выбор, оно сделало его субъективно возможным.

Теория сознания и переживания Ф.Е. Василюка: векторы развития //Психологическая газета

Доклад прочитан в рамках II Международной конференции по консультативной психологии и психотерапии, посвященной памяти Ф. Е. Василюка «Консультативная психология: вызовы практики»:

«Сознание легко спугнуть, если вслух объявить, что собираешься его изучать. Будь оно живым существом, пожалуй, наибольшее его удовольствие состояло бы в том, чтобы из надежного укрытия слушать жалобы изощренных философов и ученых о трудностях или даже невозможности его исследования». Ф.Е. Василюк, «Модель стратиграфического анализа сознания».

Основной тезис нашего доклада: теоретические разработки Федора Ефимовича Василюка имеют не только конкретное практическое значение для созданного им подхода «Понимающая психотерапия» (ППТ), но и общепсихологическое и общепсихотерапевтическое значение.

Имя Федора Ефимовича Василюка в первую очередь связывается с разработкой понятия переживания. Его теория сознания гораздо менее известна за пределами круга представителей понимающей психотерапии. Мы хотим показать, что теория сознания и переживания Василюка имеет значение в общепсихологическом смысле и это является для нас одной из приоритетных линий развития его наследия.

Мы говорим «Федор Ефимович Василюк» — имеем в виду переживание, такова первая ассоциация. Переживание находится в центре ряда психотерапевтических подходов, существует целое направление экспириентальных школ (от английского experience — переживание, опыт), и это вполне ожидаемо, исходя из конкретности и непосредственной данности переживания в повседневном опыте: переживание — это живая ткань сознания.

Для человека со стороны возникает впечатление, что Василюк смотрит на переживание в целом иначе, не так, как в классических теориях, но его подход к переживанию как деятельности, тем не менее, таков, что вбирает классические представления в себя и способен найти им место. Когда мы пытаемся осмыслить научное наследие Ф.Е. Василюка как целое и его общепсихотерапевтическое значение — как методологические и общепсихологические основания практики, перед нами неизбежно встает вопрос — каково место теории сознания в его подходе.

Начнем с того, что представляет собой теория сознания Ф.

Е. Василюка:

1. Модель режимов функционирования сознания.
2. Модель структуры образов сознания.
3. Стратиграфия сознания (1 и 3 связаны, 1 включается в 3, но имеет и самостоятельное значение).

Теория сознания Ф.Е. Василюка как психотехническая теория

Если проследить ход работ, то теория переживания появилась раньше, чем конкретная школа понимающей психотерапии. Диссертация 1981 года, которая легла в основу книги «Психология переживания», была изначально теоретической, (хотя, конечно, обращенной к практике, подразумевающей практику). Психология переживания первоначально строилась на основе глубокого методологического анализа разных направлений психологии и психотерапии. Начиная исследовать переживание, Ф.Е. Василюк сперва поставил перед собой задачу определения и построения предмета этой теории. Он начал свою работу с тематикой переживания не с эмпирических обобщений, взятых из практики, а с серьезной методологической и историко-психологической работы конструирования переживания как предмета общей психологии.


 
В 1990е годы появляется работа Ф.Е. Василюка «Методологический смысл психологического схизиса». Автор однозначно проводил параллель с работой Л.С. Выготского, который поставил проблему «общей психологии» в условиях существования множества различных психологических теорий. Проводя параллель с работой Выготского, Ф.Е. Василюк, по сути, указывает на сходную проблему — проблему общей психотерапии, как общепсихологической теории, которая могла бы заложить основу единства различных психотерапевтических направлений. Некоторое время Ф.Е. Василюком и его коллегами велся очень интенсивный поиск оснований для этой общей психотерапии. Со временем интенция к поиску всеобщности ушла, но остался важнейший «нерв» теоретической работы, идущий от Л.С. Выготского: практика, пусть даже конкретной школы (понимающей психотерапии), не может не ставить и не отвечать на общепсихологические вопросы о том, как устроен предмет ее работы, какова его общепсихологическая теория. Ф.Е. Василюк никогда не удовлетворялся только эмпирическими обобщениями, сделанными на основе практики.
Он считал такой уровень профессиональной деятельности «фельдшеризмом». Ему всегда важно было выполнять цикл движения от практики к построению общепсихологической теории и далее от методологического анализа и теоретической работы с общепсихологическим предметом — обратно к практике.

Анализ сегодняшней ситуации с научным наследием Ф.Е. Василюка показывает, что интерес к практическому применению его идей о строении сознания значительно превышает осмысление теоретического значения и перспектив его модели сознания как общепсихологического знания. Нам представляется, что возвращение этой модели ее общепсихологического значения и статуса является важной и интересной перспективой специальных исследований. Например, можно было поставить такие вопросы: какое место занимает модель Ф.Е. Василюка среди других современных моделей сознания в различных областях науки и гуманитарного знания (философии, социологии, нейронаук, психолингвистики и др.)?   Какие преимущества и какие новые вопросы о строении и функционировании сознания она позволяет поставить?

Органичным продолжением этой линии исследования стоило бы считать психотехнику.

Ф.Е. Василюк продолжает и развивает идеи Л.С. Выготского, ставя в центр своего внимания психологическую практику — психотерапию — и осуществляя в самом глубинном и первичном смысле, именно в том, как он присутствовал в работах Л.С. Выготского — психотехническую исследовательскую методологию. По мысли самого Л.С. Выготского психотехническая методология и есть основание для построения общей психологии, способной преодолеть кризис. Психотехническая линия развития исследований предполагает анализ конкретных практик работы с сознанием и переживанием прежде всего, в консультировании и психотерапии, но и в других культурных практиках.

Сознание и переживание

Вообще, нужна ли психологу-практику теория сознания? Для понимающей психотерапии Ф.Е. Василюка ответ «да» является естественным в рамках ее теоретических оснований. Под основным продуктивным процессом психотерапии – тем самым процессом, который «осуществляет» исцеление, тем процессом, на разворачивание которого уповает психотерапевт и действует в рамках этого упования — здесь понимается переживание как особая деятельность человека по преодолению критических ситуаций, бессмысленности жизни. В рамках культурно-деятельностной парадигмы отечественной психологии, на которой базируется теория ППТ, любая деятельность опосредована сознанием.

Ф.Е. Василюк называл модели сознания подсобными.: «…главным предметом нашей работы является вовсе не сознание, а разворачивающийся во времени процесс переживания, для понимания которого и психотерапевтического соучастия, в котором приходится создавать некоторые подсобные модели».

Психотерапевты вообще редко говорят о сознании. Нет ни одного подхода, «ориентированного на сознание». Большинство подходов выбирают нечто психическое — когниции, эмоции и т.д. — через что происходит вход в проблему, и работают с ним. Даже у Фрейда не «бессознательно-ориентированная психотерапия», а психоанализ, по методу. Но «подсобная» модель сознания Фрейда осталась нам и при всей последующей критике осталась базовой, поскольку была именно психотехнической, первой в истории психологии психотехнической моделью сознания.

Если говорить о месте теории сознания Василюка среди других, то, две базовых черты ее мы уже отметили, во-первых, она психотехническая, во-вторых, культурно-историческая или культурно-деятельностная.

В книге «Психология переживания», в рамках типологии жизненных миров сознание «выходит на сцену» в ценностном жизненном мире, характеризующемся внутренней сложностью — сопряженностью отдельных жизненных отношений в пространстве и времени. Оно выступает как новообразование, позволяющее решать главную задачу ценностного переживания — выбор.  Таким образом, сознание появляется в связи с определенными жизненными задачами — критическими ситуациями и опосредует решение этих задач.

Как формулируют это современные феноменологи, критики редукционизма когнитивных теорий сознания, сознание «функционирует внутри самой экзистенции, а сама экзистенция определяется миром, в котором она живет». Если мы вместо слова экзистенция поставим слово деятельность, то это будет формулировка культурно-деятельностной психологии. Таким образом, теория сознания Василюка здесь, несмотря на все оговорки, различие методологических оснований, оказывается близка к феноменологической традиции, герменевтической феноменологии.

Модели сознания Василюка — результат его рефлексии практики работы-с-сознанием. Например, модель структуры образов сознания родилась в ходе его вполне традиционной психодиагностической работы с пациентами психиатрической клиники, с методикой «Пиктограммы». Уже в ходе анализа практики ППТ родилась модель стратиграфии сознания, в результате понимания недостаточности выделения только 4х уровней или режимов функционирования сознания.

Таким образом, «и» в паре «сознание и переживание» является не просто случайным союзом, а воплощает базовые для Василюка принципы — принцип человеческого бытия-в-мире, принцип единства сознания и деятельности. Эти принципы позволяют не редуцировать человека, удерживать и в теории, и в практике его целостность, а именно это он видел важнейшей целью общей психологии. С удовольствием приведем вот эту цитату из работы «Методологический смысл психологического схизиса»: «Как бы аналитичны ни были те или другие психологические направления, как бы ни членили они человека и его жизнь на функции, состояния, процессы, их никогда не покидала мечта о синтезе, о том, что рано или поздно найдется сказочная мертвая вода, которая соединит части разъятого человека в цельное существо, и вода живая, которая это существо оживит. Но то, что является наивной мечтой традиционного психолога-исследователя (о которой он, разумеется, тут же забывает, когда доходит до дела и ему нужно действовать по неумолимой логике науки), недостижимым венцом всегда будущих научных синтезов, то для психолога-практика является вполне приземленной ежедневной реальностью, с которой ему с начала и до конца своей работы только и приходится иметь дело, борясь лишь со своими собственными аналитическими или редукционистскими привычками».

Анализ сознания неизбежно изменяет, обогащает наш взгляд на переживание.

Зарубежная экспириентальная традиция традиционно подчеркивает непроизвольность и стихийность переживания. Наиболее распространенной метафорой переживания здесь является поток (stream, flow). Ф.Е. Василюк говорит об уровневом построении переживания, аналогичном построению движений по Н.А. Бернштейну, и его протекании в различных регистрах-жизненных мирах. Слоистая структура сознания так опосредует переживание, что для его понимания метафора потока становится упрощенной и плоской. Не можем удержаться и не привести здесь еще одну длинную цитату: «Метафора реки, которая часто используется в попытке помыслить поток переживания, явно недостаточна, поскольку не учитывает ни глубинного измерения переживания, ни преобразующего влияния его на сознание. Уж если опираться на геолого-географические метафоры, то процессы переживания порой могут быть уподоблены вулканической активности, движению ледников, перемещению платформ и т.п., т.е. таким формообразующим процессам, которые производят радикальные метаморфозы в строении земной коры. В результате такого рода «геологических» жизненных процессов реальное строение сознания конкретного человека мало напоминает регулярные, в чинном порядке надстраивающиеся друг над другом слои. Напротив, сплошь и рядом в стратиграфической картине сознания наблюдаются различные аномалии — выпадение того или иного слоя, сдвиги толщ, разломы, трещины и т.п., в результате чего разрываются связи между изначально близкими регистрами и слоями сознания и, наоборот, в непосредственное соприкосновение входят далекие друг от друга слои. Это приводит к нарушению нормального тока душевных процессов, образованию циклических структур, лакунам, выпадениям и прочим рационально трудно объяснимым феноменам сознания». (Ф.Е. Василюк, «Модель стратиграфического анализа сознания»).

Федор Ефимович вырос в семье геологов, начинал учиться на геологическом факультете, и его геологические метафоры совсем не голословны. Таким образом, фактически, сознание и переживание выступают как различные проекции одного и того же жизненного процесса.

Перспективы: исследования сознания

Сознание является предметом исследования самых разных отраслей гуманитарных наук. Модель структуры образа сознания была использована в работах, посвященных образу сердца как составляющей внутренней картины болезни у кардиологических больных (А.Б. Воскресенская), образу беременности (Е.С. Солосина). Культурологический анализ и кросс-культурное (российско-японское) сравнение структуры образов проделала в своей работе В.В. Сидорова. Модель стратиграфии сознания применялась в качестве теоретической модели для анализа специфики художественных средств в монопьесах Евгения Гришковца (филолог С.Л. Таратута).

Различные «разделы» психологии сознания и переживания Ф.Е. Василюка послужили основой для создания разнообразных инструментов внутри подхода. Так, например, измененные состояния сознания рассматриваются как результат «перемещения» переживания по регистрам, в этом ключе получают объяснение различного рода гипнотические феномены и т.п. ППТ является феноменологическим, недирективным методом, поэтому данные инструменты представляют в большинстве своем не психотерапевтические методики, а инструменты для понимания клиента, которые делают психотерапевта “свободным от психодиагностической подозрительности, не лишая … в то же время возможностей клинической наблюдательности; оно освобождает терапевта также от научно-объективирующей отчуждающей аналитичности, не лишая при этом возможностей точного и систематического мышления». Однако, очевидно, что теоретический и психотехнический потенциал психологии сознания и переживания далеко не исчерпан. Поэтому перспективным видится, во-первых, прицельное создание новых инструментов для практики и ее рефлексии. Одной и задач является разработка самой категории и тематики сопереживания как деятельности психотерапевта. Во-вторых, важной является работа по анализу практики понимающей психотерапии с определенными конкретными проблемами. Так, начата работа по анализу переживания клиентами панических атак. Пилотажное исследование показало, что специфика типов переживания выявляется и в структуре образов сознания, и в регистровой структуре.

Таким образом, мы хотели бы привлечь внимание к смысловой интенции Ф.Е. Василюка относительно построения общепсихологического знания и его методологической перестройки как знания психотехнического, которая открывает множество перспектив исследований в области консультативной психологии в том числе.

синергийная психотерапия Ф.

Е. Василюка – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Научный сетевой журнал

МЕДИЦИНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ РОССИИ

АВТОРСКИЕ ПОДХОДЫ В КОНСУЛЬТИРОВАНИИ: СИНЕРГИИНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ Ф.Е. ВАСИЛЮКА

Шеховцова Л.Ф.

Шеховцова Лариса Филипповна

доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры церковно-практических дисциплин; Санкт-Петербургская духовная академия и семинария, наб. Обводного канала, 17, Санкт-Петербург, 191167, Россия. Тел.: 8 (812) 717-43-41. E-mail: [email protected] ru

Аннотация

Статья посвящена анализу творчества Ф. Е. Василюка.

В 1984 г. с появлением книги Василюка Ф.Е. «Психология переживаний» в отечественной психологии возникает направление, где главным предметом анализа становятся переживания человека. Переживание Ф.Е. Василюк понимает не как функцию или процесс, а как особую форму деятельности, направленную на восстановление душевного равновесия. Цель переживания — это производство смысла, работа переживания состоит в достижении смыслового соответствия сознания и бытия.

В 1996 году в его статьях появляется новый термин «понимающая психотерапия» — это новое направление, где главной «единицей» является «понимание» как психотехника — приглашение клиента к свободе самопознания и самовыражения.

Понимая психотерапию как оказание помощи человеку в страдании, Василюк Ф.Е. разрабатывает классификацию критических ситуаций: стресс, фрустрация, конфликт и кризис; он полагает, что скорбь надо возвести к вечному, претворить её в молитве, вознести ее к Богу. Молитвенное открытие переживания связано не с торопливым изведением внутреннего во вне, а с ориентацией душевного движения в глубину, и для глубинных переживаний характерны как раз смысловая интегральность, отыскание смысла и личностная включённость. Ф.Е. Василюк предлагает классификацию типов сочетания молитвы и переживания, им вводится еще один новый термин «синергийная психотерапия», которая успешно развивается им в последующие годы. В направление синергийной психотерапии входит описание работы с утешением, которое может быть разных видов: духовно-нормативным, душевно-сентиментальным и духовно-участное, где переживания переходят в молитву; а также анализ ложных состояний и ложных направлений исповедующегося человека. Размышления Федора Ефимовича о соотношении исповеди и психотерапии отражены также в ряде его статей.

Работы Ф.Е. Василюка отличаются оригинальностью, глубокой погружённостью в самобытный контекст размышлений, для него всегда характерен уход от стереотипов и мужество быть собой.

Творческое наследие Ф.Е. Василюка являет собой доброкачественный синтез академической и практической психологии и завершается созданием синергийной понимающей психотерапии.

Ключевые слова: переживание; смысл переживаний; критические ситуации; утешение; исповедь; молитва; понимающая психотерапия; психотехнический анализ; синергийная психотерапия.

УДК 159.9(092):615.851

Библиографическая ссылка

Шеховцова Л.Ф. Авторские подходы в консультировании: синергийная психотерапия Ф.Е. Василюка // Медицинская психология в России. — 2018. — T. 10, № 3. — C. 1. doi: 10.24411/2219-8245-2018-13010

Поступила в редакцию: 30.06.2018 Прошла рецензирование: 08.07.2018 Опубликована: 28.08.2018

Федор Ефимович Василюк (28.09.1953—17.09.2017), доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии Московского государственного психолого-педагогического университета, основатель факультета психологического консультирования и бессменный его декан на протяжении 15 лет *.

Мы сегодня хотим рассмотреть одно из направлений консультирования — психотерапию Фёдора Ефимовича Василюка.

Но прежде чем перейти к этой персоналии, нам хочется буквально два слова сказать об истории, вы, мы думаем, все знаете и помните историю нашей отечественной психологии, которая была на уровне мировых стандартов где-то в 20-е годы ХХ века до известного постановления ВКПБ, которое вышло в 1936 году. И тогда наша психология прекратила своё существование на 30 лет. Возрождение отечественной психологии произошло в 1966 году, когда в Москве и Ленинграде были открыты факультеты психологии. Ну и, конечно, наши преподаватели, которые остались живы, не умерли в сталинских концлагерях, они существовали и сохранились в педагогической системе или педагогической психологии и нам смогли преподавать только академическую психологию. Возрождение психологии в нашем отечестве началось с академической психологии, и где-то десять—пятнадцать лет в нашей стране существовала только академическая психология. Когда произошла «перестройка» и в стране появилось энное количество психологов, естественно, возник некий позыв к практике, и стала возникать практическая психология. И где-то к концу 80-х, началу 90-х годов это вылилось в некое противостояние, т.е. практические психологи упрекали академических, что они ничего не умеют, знание академическое никуда не приложимо, а академические психологи обижались на это и говорили: «Куда вы, практики, без знания классической психологии?», т.е. имел место в психологии внутренний конфликт.

* См. Федор Ефимович Василюк (№ 5 (46) 2017 года).-рдния

И в 1984 году появляется книга Ф.Е. Василюка «Психология переживания» [2] и становится своеобразной вехой, потому что в этой книге Ф.Е. Василюк попытался соединить и академическую, и практическую психологию. Он закончил факультет психологии Московского университета, получил прекрасное базовое академическое образование (его научным руководителем был А.Н. Леонтьев). И это образование дало ему многое и для практики. После окончания университета он работал в клинике, и в результате этой работы возникло направление «Психология переживания». Эта работа была совершенно уникальна, потому что до того времени были психиатры, были клиницисты (они разрабатывали свои проблемы), были психологи. И вот в 1984 году появилась эта публикация, которая как раз и представляла попытку объединения академической психологии и клинической практики. Об этой работе мы будем говорить постоянно и на неё ссылаться, потому что эта тема «переживания» проходит «красной нитью» через всё творчество Ф.Е. Василюка. Мы помним, как эту книгу многие покупали и активно обсуждали, т.к. книга была событием в нашей жизни. Книга стала событием не только потому, что произошло объединение практической и академической психологии, но надо отдать должное и самой личности Ф.Е. Василюка. Его всегда отличала большая вдумчивость. Он написал работ не так много за свою практическую и научную деятельность, но каждая работа удивительно ценная. Его работы не являются компилятивными. Работы Ф.Е. Василюка отличаются оригинальностью, глубокой погружённостью в свой контекст размышлений. Для него всегда характерны уход от стереотипов и мужество быть собой. Психотерапевты знают, как тяжело приходится людям, которые работают с проблемой «быть собой» и как мало тех, кто имеет мужество быть собой. Это проблема аутентичности. Вероятно, Ф.Е. Василюк данную проблему для себя решил, или аутентичность вообще была ему присуща, т.к. он шёл своим оригинальным путём, не транслировал никакие стереотипы, предлагал свой оригинальный продукт, и результатом явилось создание нового отечественного направления психотерапии.

Мы, конечно, не знаем, когда Фёдор Ефимович пришёл к вере; был ли он с детства воцерковлён или в позднем возрасте, но его вера позволила создать те глубокие психотерапевтические контексты, которые он разработал. И уже в его первой работе «Психология переживания», впервые в отечественной психологии, возникает направление, где предметом становятся переживания человека. И эта категория разрабатывается в течение всей его последующей жизни, т.е. он в разных текстах, в разных работах к ней возвращается. Многие фундаментальные положения были сформулированы уже в его первой работе. В этой работе он показывает, что переживание — это не функция и не процесс, а особая форма деятельности. В его работах сделан акцент на том, что это деятельность, деятельность, деятельность [2]…

Вы знаете, что деятельность — это ведущая категория культурно-исторической концепции в нашей психологии, в концепции А.Н. Леонтьева. А так как Федор Ефимович был его учеником, то он проникнут идеей деятельности, и переживания он рассматривает не как какой-нибудь эмоциональный процесс, не как функцию чего-то, а именно как особую форму деятельности, которая направлена на восстановление

душевного равновесия. Он даёт определение: «Переживание — это особая форма деятельности, направленная на восстановление душевного равновесия, утраченной осмысленности существования», и далее говорит, что «переживание или цель переживания — это производство смысла» [2, с. 5]. Далее он говорит, что в рамках отношения сознания к бытию работа переживания состоит в достижении смыслового соответствия сознания и бытия, т.е. он рассматривает, анализирует соотношение сознания и бытия и говорит о том, что функция переживания — как раз в обеспечении бытия смыслом. То есть главная цель переживания — это достижение непротиворечивости и целостности внутреннего мира. Переживание — это и эмоциональный, и интеллектуальный процесс, целостный процесс (там много что происходит), мы не все гармоничны и целостны, и поэтому цель переживания — возвращение к каким-то внутренним событиям нашей жизни для достижения непротиворечивости и целостности внутреннего мира. Он также говорит, что переживание служит защитой, а защита служит интеграции «Я». Психологические защиты он рассматривает как функции интеграции «Я»: и у структуры «Я» есть потребность в организации, приобретении целостности. И вот эту целостность и обеспечивает переживание.

Мы говорили о работе, которая вышла в 1984 году, а в 1996 году в его статьях появляется новый термин «понимающая психотерапия» — это новое смысловое образование, новое направление [5]. Главной единицей «понимающей психотерапии», по его мнению, является «понимание». «Понимание» — это и особая диалогическая установка этого направления психотерапии, и приглашение клиента к свободе самопознания и самовыражения в «нудящей пустоте», которую создаёт психотерапевт. Вы, наверное, бывали в группах психотерапевтических, где вы сидите в кругу, и психотерапевт тоже в кругу, и все молчат. Молчат 5, 10, 20 минут, пока кто-то не начнёт задавать каких-либо вопросов (пока не начнётся какая-то динамика). Вот это и есть «нудящая пустота», которая создаётся специально и заканчивается чаще всего агрессией на психотерапевта. И не всякий психотерапевт способен выдержать эту агрессию после созданной им «нудящей пустоты». Ф.Е. Василюк считает, что это понимание — самопознание клиента — будет спровоцировано этой «нудящей пустотой», которую психотерапевт создаёт вместо воздействия, вместо совета или помощи.

Тогда же, в статье 1996 года [4], Федор Ефимович открывает религиозность у Л.С. Выготского, автора культурно-исторической концепции, основополагателя нашей марксистско-ленинской психологии, т.е. у Выготского вдруг выявляется какая-то религиозность. Ну, если Василюк её открыл, и слава Богу. Там он приводит некоторые тексты, некоторые статьи, в которых, как ему кажется, проявляется религиозность Выготского. И вот он говорит, что психотерапия есть существенная помощь человеку в страдании, и уже в первой своей работе «Психология переживания» он пишет, что страдание, переживания, особенно сильные страдания, проявляются в критических ситуациях, и предлагает классификацию критических ситуаций, которая у него останется постоянной и пройдёт до конца его работ. Вот эти критические ситуации: стресс, фрустрация, конфликт и кризис [3]. Ну и поскольку он видит главный смысл психотерапии в оказании душевной помощи человеку в страдании, то он полагает, что именно здесь в виде помощи сходятся психотерапия и молитва [7; 10]. Он говорит, что скорбь

Ф. Е. ВАСИЛЮК

Жизненный мир и кризис: типологический анализ критических ситуаций

надо возвести к вечному, претворить её к вознесению к Богу. И в этой же статье вводится новый термин «синергийная психотерапия». Видите, как много инноваций он внёс в нашу психологию. Что же такое «синергийная психотерапия», как он её понимает и как он её разъясняет?

Василюк говорит, что «синергийная психотерапия» основывается на синергийной антропологии С.С. Хоружего, которого, мы надеемся, вы читали и знаете его произведения. Это наш замечательный философ и богослов, он живет в Москве, имеет степень по математическим наукам, но всю жизнь занимается философией и богословием, и вот сейчас организован Институт синергийной антропологии в Москве, где проходят семинары под его руководством. Хоружий с Василюком достаточно тесно сотрудничают. Василюк говорит, что его «синергийная психотерапия» основывается на синергийной антропологии С.С. Хоружего [12]. А «синергийная антропология» — это философская рефлексия православного учения о человеке, то есть Хоружий анализирует святоотеческое учение и подвергает его философской рефлексии. У него, надо сказать, очень сложный язык его работ, это язык и философский, и богословский, но этот язык достаточно современен. Можно сказать, что в нашей стране зарождается христианская, православная психология, антропология, представленная, в том числе, и Федором Ефимовичем. Если на Западе христианская психология существует достаточно давно, и прежде всего у протестантов, где очень развито пастырское консультирование, то в нашей стране православная христианская психология развивается где-то с конца 90-х годов ХХ века [11].

Как говорилось выше, Василюк представляет хороший синтез академической и практической психологии; с нашей точки зрения, Ф.Е. Василюк является лучшим и интереснейшим психотерапевтом в стране, у него богатейшая практика, он декан единственного в нашей стране факультета психологического консультирования в Москве, в Московском городском психолого-педагогическом институте, где он, со своими учениками занимается консультативной практикой, обучением и соединяет это с высоким уровнем теоретической подготовки, в чем большую роль играет его академическое образование. Он всё время в своих работах осуществляет анализ исторический, теоретический, методологический и пишет, что в последнее время интенсивно развивается в мировой психологии духовно-ориентированный подход, т.е. не только в нашей стране, но и вообще в мировой психологии с конца ХХ века возникает очень большой интерес к философско-антропологическому самоопределению психотерапии по отношению к существующей традиции, т.е. мировая психотерапия выходит на уровень философского, религиозного осмысления и пытается самоопределиться по отношению к той или иной духовной традиции. Мы знаем, что существует трансперсональная психология, которая соотносит себя с восточной философией; хорошо известная вам позитивная психотерапия Пезешкиана соотносится с восточным учением бахаизма, т.е. различные виды психотерапии пытаются примкнуть к какой-то духовной традиции. «Синергийная психотерапия», которую разрабатывает Василюк, в отличие от «понимающей психотерапии», рассматривается им не как научная дисциплина, а как стратегия, примыкающая по отношению к православию. Он называет синергийную психотерапию дисциплиной психотехнической. Что такое психотехника? Это описание метода, способа, технологии, и он говорит, что это дисциплина психотехническая, где предметом является метод. И третий признак синергийной психотерапии, с его точки зрения, — это клиническая дисциплина [6].

Идя в хронологическом порядке от 1984 года к 1996-му и далее, в 2005 году Федор Ефимович пишет: «вглядываясь в драматическую перипетию борьбы идей и людей в истории психотерапии, можно заметить и глубинные медленные сдвиги психотерапии, психотерапевтического упования», т.е. то, на что уповает психотерапевт, работая с человеком.

Его работы написаны таким, мало сказать, поэтическим языком, метафорическим, образным: постоянно встречаются какие-то метафоры, образы очень интересные, но его работы отличает и глубина и ясность мысли. Он очень любит различные схемы, таблицы, где чётко различает предмет, цель, описывает методы. И вот «упование» — категория, которую он вводит в психотерапевтический контекст, — это как бы предмет или цель, т.е. то, с чем работает то или иное психотерапевтическое направление. Вот он говорит, что упование психоанализа — это осознание. Клиент должен свою проблему или своё жизненное затруднение осознать. Бихевиористское направление уповает на научение, т.е. цель бихевиоризма — человека чему-то научить. Гуманистическая психология уповает на спонтанность, на коммуникацию. Понимающая психотерапия, которую он разрабатывает, уповает на переживание, а синергийная психотерапия, которую он представляет, уповает на молитву. Можно сказать, что это все какие-то последовательные шаги психотерапевтического сообщества, рефлексия всего того, что делается в психотерапии, смена упования, смена предметов и смена цели. Современная психотерапевтическая практика очень развита. Мы знаем огромное количество школ, различных направлений психотерапии, но, в основном, это всё практика. В основе практики лежит избрание автором какой-то концепции. Он разрабатывает какую-то теорию и в рамках этой теории и движется. Таких направлений масса в мировой практике психотерапии, но очень мало работ теоретических, которые бы с теоретических, общепсихологических позиций пытались бы осмыслить, что же происходит в том или ином направлении. Учёные мужи говорят, что психоанализ не наука, так как нет достоверных результатов проверки положений психоанализа, это только некое описание клинической практики.

И теория трещит по швам во многих психотерапевтических направлениях. А что характерно для Василюка, это разработка и теории, очень хорошей, глубокой, основательной, и практики, т.е. это теоретическое осмысление современного состояния психотерапии. Анализируя разные виды психотерапии, он вводит категорию не новую в

христианстве, но в психотерапии она звучит несколько неожиданно — это категория страдания, и в разных психотерапевтических направлениях страдание преодолевается разными методами. В психоанализе страдание преодолевается через осознание, в понимающей психотерапии страдание преодолевается через повторное переживание, а в синергийной психотерапии страдание преодолевается через молитву, и Федор Ефимович отмечает, что молитва должна стать на место страдания. Страдание не вытесняется. Психоаналитики считают, что если человек осознал свою проблему, то она уже решена. Василюк же — что только осознание не очень эффективно; более эффективно преобразовать этот процесс страдания в молитве, и молитва должна стать на место страдания, и тогда у клиента возникает другое состояние.

Теоретически анализируя, как ведёт себя человек в кризисной ситуации, в состоянии страдания, в состоянии беды, Василюк говорит, что на беду человек отвечает либо действием, либо переживанием, либо молитвой, т. е. действие направлено к миру, переживание направлено к себе, это внутренняя работа, внутренняя деятельность, ну, а молитва, естественно, направлена к Богу. Он приводит такой пример проявления доминирующей направленности. Приходит родитель к психотерапевту и спрашивает его: «Что делать с сыном-алкоголиком?» Федор Ефимович предлагает вначале вести с клиентом консультирование в стиле содействия, совместного действия. Он блестяще владеет техникой вербализации, что является главным инструментом в технике консультирования в психотерапии. И посмотрите, как он вербализует этот запрос — психотерапевт спрашивает клиента: «Вас преследует мысль «что делать?». Но пока все действия были бессильны». От категории действия психотерапевт обращается к чувствам: «.и возникает у вас состояние безнадёжности и чувство растерянности?». А далее надо подводить клиента к осмыслению переживания. И тогда начинается внутренняя работа поиска смысла данного переживания, данной ситуации (каков урок, заданный Богом?). Невозможно говорить обо всех направлениях, которые использует Федор Ефимович, но часто в его работах поднимается тема горя, страдания, утешения, где он говорит, что в утешении психотерапевт часто занимает сочувствующую позицию во переживания клиентом горя или страдания. Во многих работах в отечественной психотерапии психотерапевты работают со сложной категорией горя, страдания человека; Федор Ефимович говорит, как можно работать с утешением. Вот, например, возможно направление духовно-нормативное, которое выражается во фразе «сам виноват».

Утешение может быть духовно-нормативным, а может быть душевно-сентиментальным, например пожалеть ушибленную коленку, погладить (такое душевно-сентиментальное утешение). Но и оно тоже нужно.

И третий вид утешения — духовно-участное, где переживания переходят в молитву [8].

И этот переход переживания в молитву, конечно же, важнейший момент.

Федор Ефимович, будучи человеком православным, глубоко верующим, постоянно размышляющим, пытается ответить на вопрос: «Психотерапия и душепопечение тождественны или не тождественны, это разные виды помощи человеку или не разные?». Он отвечает, что при широком взгляде, если не вдаваться в частности и тонкости, психотерапия и душепопечение тождественны. Почему? Цель одна — сочувствие должно стать душепопечением. И там, и там оказывается помощь и душевная, и духовная. Работа православного психотерапевта в душепопечении, по мнению Федора Ефимовича, состоит из нескольких фаз: 1-я фаза — душевное сопереживание; 2-я фаза — духовная прививка; 3-я фаза — воздвижение вертикали, взгляд на проблему сверху, из духовного уровня, и дальше путь к горизонтали, пролонгирование. Он сравнивает различные направления и говорит, что феноменологической

предпосылкой сопереживания является ситуация невозможности. Переживание возникает когда что-то невозможно, т.е. когда в нашей жизни возникает какой-то блок, и его разрешение невозможно. Феноменологической предпосылкой деятельности является возможность изменений, т.е. если возможны изменения, то мы переходим на уровень деятельности. А феноменологической предпосылкой молитвы является возможность невозможного. Здесь проявляется антиномичность мышления Ф.Е. Василюка. Как говорят многие богословы и, в частности, Павел Флоренский, особенностью христианского мышления является антиномичность, где антиномия — это форма мысли, когда тезис и антитезис синтезируются в полноту суждения. Антиномичность — это вид мышления, который выражается формулой «И-И». Если логическое дискурсивное мышление работает по формуле «Или-Или» (или чёрное, или белое), это специфика рационального мышления, или, как святые отцы говорят, рассудочного мышления, то христианству чужд рационализм, а характерен антиномизм (антиномия, антиномичность) — это и есть мышление по формуле «И-И». В работах Василюка часто приводятся антиномии. Так, если деятельность исходит из ситуации возможности изменений, а переживание исходит из ситуации невозможности изменений, то молитва как раз является соединением возможности с невозможным — это возможность невозможного — и есть антиномия.

Что даёт молитва? По его мнению, молитва даёт возможность вырваться из ложной дилеммы гуманистической психологии «вытеснение или отреагирование». Современные психотерапевты говорят, что у человека имеется очаг отрицательных вытесненных эмоций, но как преодолеть вытеснение? Как человек поступает в кризисной ситуации — вытесняет свои чувства или отреагирует их вовне? Василюк утверждает, что функция молитвы, смысл молитвы — держать переживание (какое-то отрицательное напряжение), держать и преобразовывать это переживание в слово, преобразовывать и выражать в слове правду сердца Богу, и в этом проявляется мужество быть.

1 Фотография с сайта психолога-консультанта, специалиста в области православного богословия Дмитрия Дементьева (см. http://dimdem.ru/duhovnichestvo-i-psihoterapiya/).

Федор Ефимович Василюк читает курс психотерапии в Сретенской семинарии 1

На лекции профессора Ф.Е. Василюка в Сретенской семинарии

И опять же, в одной из своих работ Ф.Е. Василюк предлагает классификацию типов сочетания молитвы и переживания, то, что касается синергийной психотерапии: это — позёмка, параллель, конфликт и организм [8]. К примеру, может быть молитва как позёмка, может быть как параллель. Может быть по принципу конфликта, а может быть по принципу естественного организма, естественной целостности. Ф.Е. Василюк пишет, что молитва сублимирует переживания (мы знаем термин «сублимация» в психоанализе), но Василюк придаёт этому совсем другой смысл: для него молитва сублимирует переживания. Сублимацию переживания он понимает как возгонку. В процессе переживания происходит возгонка переживания в молитву, и тем самым достигается особое состояние.

Молитвенное открытие переживания связано не с торопливым изведением внутреннего во вне, что происходит при отреагировании, а с ориентацией душевного движения в глубину, и для глубинных переживаний характерны как раз смысловая интегральность, отыскание смысла и личностная включённость. В одной из работ он вспоминает используемую в нашей секулярной психотерапии технику «Я-высказываний» (её рекомендуют часто в семейной психотерапии). Смысл в том, чтобы сказать партнёру о своём состоянии. И Федор Ефимович говорит, что техника «Я-высказываний» хороша для душевного уровня, но есть опасность, что она

Там же

2

2

может превратиться в поверхностный штамп, в какой-то фасад, и тогда смысловая работа переживания теряется, выхолащивается, и переживание останавливается. Молитва же спонтанно зарождается в точках экзистенциальных экстремумов, т.е. когда человек переживает какие-то очень глубокие состояния, экзистенция выходит на уровень некоего экзистенциального осмысления в своей жизни, и экстремумы могут быть как положительными, так и отрицательными, и именно в таких точках, в таких состояниях (экстремумах) возникает спонтанная молитва. Молитвенное состояние души антиномично сохраняет безуспешные попытки совладания и успешно соединяет их в новую формулу. Как пишет Федор Ефимович, молитва есть «произвольная непроизвольность» [10, с. 25]. Опять мы видим антиномию, всё время какие-то «нелогичные» высказывания: молитва — это «произвольная непроизвольность» или это «активная пассивность». Кульминация молитвы — вслушивание в ответ из неведомой глубины.

Как же сочетаются молитва и переживание? Если переживание начинается с невозможности, это создаёт готовность к трансцендированию, и молитва не приходит вместо переживания, а становится местом переживания, носителем переживания. У Федора Ефимовича есть статьи, которые, вероятно, представляют глубочайшую интроспекцию (способность глубокого погружения внутрь себя) собственного опыта. Он говорит, что молитва может быть, во-первых, об обстоятельствах переживания, и тогда она становится заменителем действий, деятельности. Он приводит такой пример об обстоятельствах (он называет это низовой практикой, или народно-религиозной психологической культурой), где мать молится о каких-то своих бытовых проблемах и не выходит в духовную вертикаль. Но, тем не менее, это даёт общее мироощущение и пронизанность бытия духовными энергиями, т.е. это первая ступень, по которой возможно подниматься или опускаться. Интересным является момент затрагивания адресности переживания (кому адресовано переживание): «Я страдаю-страдаю, а переживания адресуются кому-то». Тут он приводит пример: «Ребёнок ударился, и мать ему говорит, что хватит плакать, ты уже давно плачешь, а ребёнок отвечает, что он не ей плачет, а тёте Симе плачет» [8]. То есть здесь страдание адресовано кому-то, кто может пожалеть, посочувствовать. Молитва воздействует на фундамент переживания, вселяя надежду, мужество, доверие и веру. Примером может служить молитва Богородице: «Зрише мою беду, зрише мою печаль».

Федор Ефимович даёт психологическую структуру молитвы, рассматривает стадии молитвы. Молитва может касаться обстоятельств переживания, а может быть о самом процессе переживания; предметом молитвы становится само переживание, к примеру, мы просим Господа избавить нас от печали, от страхов, от уныния.

Если секулярная психотерапия говорит о выражении или невыражении чувств (чувства зажаты, вытеснены), то синергийная психотерапия говорит о преображении чувств. В качестве примера Федор Ефимович приводит отпевание. Когда человек теряет кого-то близкого, он скорбит по нему. Отпевание помогает преобразования состояния горя и страдания в некий другой уровень.

У Федора Ефимовича есть замечательная статья «Исповедь и психотерапия» [9], где он касается метанойи, говорит и анализирует психологические аспекты исповеди. И до изменения, до метанойи, пишет он, нужно совершить исповедание, открыть реальность переживания, поведать о нём. В секулярной психотерапии, как правило, теряется смысл переживания, а в синергийной, понимающей психотерапии Ф.Е. Василюк описывает два типа работы: интровертированная и экстравертированная установки. При интровертированной установке страждущий замыкает переживания на себя, эта «напряжённая спираль» уходит в соматику (соматические нарушения). А экстравертированная установка преобразует переживания во вне, в поведение. Теряется глубина переживания и не происходит смысловой работы с переживанием.

Анализируя психологические аспекты исповеди, Ф.Е. Василюк ссылается на протоиерея Александра Шмемана, который говорил о ложных состояниях и ложных направлениях исповедующегося человека. Так, он говорит об ошибках, во-первых, юридизма как о первом типе исповедания (это когда человек воспринимает свой грех как нарушение какой-то заповеди — нарушил пост и т.д., и ожидает наказания) и, во-вторых, об ошибках психологизма, втором типе исповедания (когда, чаще всего женщины, при исповеди говорят батюшке о каких-то обстоятельствах жизни — как с мужем поссорилась, с детьми, с невесткой; они выходят в некое психологическое описание своих переживаний, где происходит выброс эмоций, но не происходит глубинных изменений метанойи, покаяния) [9].

И третье направление работы с молитвой — это осмысление обстоятельств, само переживание и смысловая работа с переживанием.

Завершая своё представление направления Ф.Е. Василюка, нам хочется подчеркнуть, что Ф.Е. Василюк — это явление в отечественной психологии и психотерапии, именно явление — яркое, глубокое и самобытное. Созданная Ф.Е. Василюком понимающая и синергийная психотерапия отличается глубокой теоретической проработанностью, мировоззренческой соотнесённостью с русской национальной культурой и духовной традицией. В ней реализованы целостный подход к человеку (где человек рассматривается как тело, душа, дух), а также новизна и самобытность и высокая эффективность практики.

Ф.Е. Василюк на юбилейной конференции факультета психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова (г. Ярославль, 2015 г.)

И в заключение: в одной из своих работ Б.С. Братусь сказал, рефлексируя состояние отечественной психотерапии, что «нельзя догнать, догоняя». Это высказывание о том, что на протяжении 20 лет мы всё смотрим на Запад и стараемся догнать, догнать, догнать… очередное западное новшество [1].

А Ф.Е. Василюк как раз не догоняет западную психотерапию и в то же время не находится на задворках мировой психотерапии, а стоит в авангарде мировой психотерапии в её обращённости к духовной традиции; его синергийная и понимающая психотерапия естественно вписывается в менталитет нашего русского клиента.

Литература

1. Братусь Б.С. Начала христианской психологии. — М.: Наука, 1995. — 236 с.

2. Василюк Ф.Е. Психология переживания. — М.: Моск. гос. университет, 1984. — 79 с.

3. Василюк Ф.Е. Уровни построения переживаний и методы психологической помощи // Вопросы психологии. — 1988. — № 5. — С. 27-37.

4. Василюк Ф.Е. Молитва — молчание-психотерапия // Московский психотерапевтичекий журнал. — 1996. — № 4. — С. 141-145.

5. Василюк Ф.Е. Семиотика психотерапевтических ситуаций и психотехника понимания // Московский психотерапевтичекий журнал. — 1996. — № 4. — С. 48-68.

6. Василюк Ф.Е. Психотехнический анализ психотерапевтического процесса // Вопросы психологии. — 1998. — № 6. — С. 40-43.

7. Василюк Ф.Е. От переживания — к молитве // Московский психотерапевтичекий журнал. — 2002. — № 1. — С. 76-92.

8. Василюк Ф.Е. Молитва и переживание в контексте душепопечения // Московский психотерапевтичекий журнал. — 2003. — № 3. — С. 114-129.

9. Василюк Ф.Е. Исповедь и психотерапия // Московский психотерапевтичекий журнал. — 2004. — № 4. — С. 79-90.

10. Василюк Ф.Е. Переживание и молитва. Опыт общепсихологичекого исследования. — М.: Смысл, 2005. — 193 с.

11. Психология и христианство: Путь интеграции. — СПб.: Иматон, 1997.

12. Хоружий С.С. Синергия. Проблемы аскетики и мистики православия. — М., 1995. —

366 с.

Author’s approaches to counseling: synergistic psychotherapy of Vasilyuk F.E.

Shekhovtsova L.F.1

E-mail: [email protected] ru

1 St. Petersburg Theological Academy

17 Obvodnyi canal, Saint Petersburg, 191167, Russia Phone: +7 (812) 717-43-41

Abstract

The article is devoted to the analysis of Vasilyuk’s creativity (work).

The direction where the experience of a man becomes the main subject of analysis arises in domestic psychology in 1984 with the appearance of Vasilyuk’s book «The Psychology of Experiences». Vasilyuk understands the experience not as a function or process, but as a special form of activity aimed at reintegration of mental equilibrium. The purpose of experience is to produce sense; the work of experience consists of the achievement of the semantic correspondence between consciousness and existence.

Mg-A MI4MHCKA 9\ ncvxonorMfl B POCCMM

A new term «understanding psychotherapy» appears in his articles in 1996 — this is a new direction where the principal «unit» is «understanding» as psychotechnics — the invitation of a client to freedom of self-knowledge and self-expression. Understanding psychotherapy as helping a person in suffering, Vasilyuk develops a classification of critical situations: stress, frustration, conflict and crisis; he reckons that sorrow should be raised to the eternal, be changed in a prayer, and be offered to God. The prayerful finding of the experience is not connected with the hasty movement of inner experiences to the outside, but with the orientation of the mental movement into the depth. Deep experiences are characterized by semantic integrality, the search for meaning and personal inclusion. Vasilyuk proposes a classification of the types of combination of prayer and experience; he introduces another new term «synergistic psychotherapy», which he successfully develops in subsequent years. There is a description of the work with consolation in the direction of synergistic psychotherapy. This work can be of different types: spiritually-normative, mentally-sentimental, spiritually-participative, where the experience turns into a prayer. There is also an analysis of false states and false directions of a confessing person. Vasilyuk’s reflections on the relationship between confession and psychotherapy are also stated in some of his articles.

Vasilyuk’s works are distinguished by originality, deep immersion in the original context of refection. It is always typical of him to avoid stereotypes and have the courage to be oneself. Vasilyuk’s creative heritage is a good synthesis of academic and practical psychology and concludes with the creation of synergistic understanding psychotherapy.

Key words: experience; the meaning of experiences; critical situations; consolation; confession; prayer; understanding psychotherapy; psychotechnical analysis; synergistic psychotherapy.

For citation

Shekhovtsova L.F. Author’s approaches to counseling: synergistic psychotherapy of Vasilyuk F.E. Med. psihol. Ross., 2018, vol. 10, no. 3, p. 1. doi: 10.24411/2219-8245-2018-13010 [in Russian, abstract in English].

Василюк Федор Ефимович

Биография

Советский и российский психотерапевт, доктор психологических наук, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии Московского городского психолого-педагогического университета, профессор, Президент Ассоциации Понимающей психотерапии.

1981 – 1987 гг. – работал клиническим психологом в психиатрической больнице (с. Строгоновка в Крыму).

1986 – 1988 гг. – участвовал в создании одного из первых в стране специализированных социально-психологических центров, а с 1988 г. – в создании Института человека АН СССР.

1990 г. – организовал Центр психологии и психотерапии.

1991 г. – создал «Московский психотерапевтический журнал», в 1992 г. стал его главным редактором.

1993 г. — стал сотрудником Психологического института РАО, с 1994 г. — заведующим лабораторией научных основ психотерапии и психологического консультирования.

1997 г. – основал в Московском городском психолого-педагогическом университете и возглавил первый в России факультет психологического консультирования, которым руководил до 2012 г.

2007 г. – защитил докторскую диссертацию на тему «Понимающая психотерапия: опыт построения психотехнической системы»

Научная деятельность

В сфере методологии психологической науки Ф.Е. Василюк рассматривает схизис (расщепление) на академическую и психотехническую (практическую) психологию. Он ввел и разработал понятие «психологическая практика» в сопоставлении с понятием «практическая психология». Практическая психология – в отличие от психологической практики ( психотерапии, психологического консультирования) – это участие психолога в иных социальных практиках, в иных ведомственных рамках (в сферах медицины, образования и др.).

Ф.Е. Василюк развил теоретические представлений о переживании как деятельности. Он разработал понятия и типологию «жизненных миров», кризисных ситуаций, а также типологию переживания кризисов в зависимости от «жизненного мира» человека. На основе единого комплекса теоретических и практических разработок он создал авторскую психотехническую систему — понимающую психотерапию (грант РГНФ «Понимающая психотерапия как психотехническая система»). Также Ф.Е. Василюк является автором оригинальных практических методов психотерапии – «режиссерская постановка симптома», «психотехника выбора».

В исследовании «Стратиграфия сознания и функционально-динамическое моделирование процессов сознания» (грант РФФИ, 2010) Ф.Е. Василюк предложил свою структуру уровней функционирования сознания: уровни рефлексии, сознавания, непосредственного переживания и бессознательного. Для анализа динамических аспектов образа он ввел понятие стратегия работы сознания. Он также создал классификацию стратегий работы сознания, основанную на модели психосемиотического тетраэдра.

Ф.Е. Василюк развивает идеи синергийной антропологии в психотерапии. Синергийная антропология интересуется в первую очередь предельными проявлениями человека и динамикой их изменения; она рассматривает человеческую личность как согласованность действия, соединение разносущностных энергий — Божественных и человеческих. Ф.Е. Василюк является постоянным участником ежегодных Международных Рождественских образовательных чтений; курирует специальные выпуски журнала «Консультативная психология и психотерапия» по православной психологии.

Преподавательская деятельность

Ф.Е. Василюком разработаны и преподаются следующие учебные дисциплины:

  • Основы психологического консультирования и психотерапии,
  • Понимающая психотерапия,
  • Психология сознания и переживания,
  • Психотехника жизненных миров,
  • Психотехника переживания,
  • Психотерапевтическая дидактика и супервизия (для аспирантов)

Издательская деятельность

Главный редактор журнала «Консультативная психология и психотерапия» (до 2009 г. включительно — «Московский психотерапевтический журнал»).

Член редакционного совета журнала «Культурно-историческая психология».

Основные публикации

  1. Василюк, Ф.Е. Типы исследовательских проектов в области «христианской психологии» / Ф.Е. Василюк // Консультативная психология и психотерапия. 2015. № 5. 0,5 п.л. 1000 экз.
  2. Vasilyuk, F.E. An Historical-Methodological Analysis of Psychotherapeutic Reliances // Journal of Russian and East European Psychology: Vol. 52, Issue 1, 2015. Special Issue: Experiencing and Psychotherapy, pp. 66-96. 2 п.л. Тираж 2000 экз.
  3. Vasilyuk, F.E. Prayer, Silence, and Psychotherapy. Journal of Russian & East European Psychology: Vol. 52, Issue 1, 2015. Special Issue: Experiencing and Psychotherapy, pp. 59-65. 0,5 п.л. Тираж 2000 экз.
  4. Vasilyuk, F.E. Coexperiencing Psychotherapy as a Psychotechnical System / F.E. Vasilyuk // Journal of Russian & East European Psychology: Vol. 52, Issue 1, 2015. Special Issue: Experiencing and Psychotherapy, pp. 1-58. 3,7 п.л. Тираж 2000 экз.
  5. Василюк Ф. Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. — М.: Издательство Московского университета, 1984.
  6. Василюк Ф. Е. Уровни построения переживания и методы психологической помощи // Вопросы психологии. 1988. № 5. с. 27–37.
  7. Vasilyuk F. Levels of Construction of Experience and the Methods of Psychological Science // Journal of Russian and East European Psychology. 1990. Vol. 28, № 5. – pp. 69 – 87.
  8. Василюк Ф. Е. Структура образа // Вопросы психологии. 1993. № 5. с. 5-19.
  9. Василюк Ф. Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. 1995. № 6. с. 25–40.
  10. Василюк Ф. Е. Психотехнический анализ психотерапевтического процесса // Вопросы психологии. 1998. № 6, с. 40–43.
  11. Vasilyuk F. Toward the synergetic psychotherapy: a history of hopes.— MADNESS, SCIENCE AND SOCIETI FLORENCE, RENAISSANCE 2000 The 4TH International Conference on Philosophy and Psychiatry, 26–29 августа, 2000 г. Организаторы: The Italian Society for Psychopathology and the Philosophy Group of The Royal College of Psychiatrists, Under the auspices of Comune di Firenze Universita degli Studi di Firenze.
  12. Vasilyuk F. Confession and Psychotherapy.— The Sacrament of Repentance/ Russian Orthodox Diocese of Sourozh, Diocesan Conference — Headington 26th-29th may 2000. — L.: St Stephen’s Press, 2001, p. 25–36.
  13. Василюк Ф. Е. Методологический анализ в психологии. — М.: Смысл, МГППУ, 2003.
  14. Василюк Ф. Е. Переживание и молитва. Опыт общепсихологического исследования. М.: Смысл, 2005.
  15. Василюк Ф. Е. Молитва-молчание-психотерапия // Культурно-историческая психология. — 2005. — № 1.
  16. Василюк, Ф. Е. Понимающая психотерапия как психотехническая система / Ф.Е. Василюк // Московская психологическая школа: История и современность: в 4 т. Т. 4 / Под общ. ред. действ. чл. РАО, проф. В. В. Рубцова.— М.: МГППУ, 2007.— С. 45–61.

Василюк Ф.Е.. Публикации

  • + — Методика психотерапевтического облегчения боли
  • + — Молитва и переживание в контексте душепопечения
  • +-Влияние молитвы на смысловую работу переживания[недоступно]

    Процесс переживания может сопрягаться с процессом молитвы, и тогда оба процесса оказывают взаимное влияние друг на друга. Вводится различение трех планов протекания процесса переживания — непосредственного переживания, выражения и осмысления. Миссия последнего — решение задачи на смысл, которая состоит как в постижении личностного смысла свершившихся событий, так и в поиске источников осмысленности, в наполнении бытия смыслом. Какое влияние молитва оказывает на деятельность переживания в плане осмысления — вот главный вопрос статьи.

    // Консультативная психология и психотерапия — 2005. № 3

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2005/n3/2594.shtml
  • +-Дар ученичества. Беседа Ф.Е. Василюка с Римасом Кочюнасом[недоступно]

    Ф.Василюк взял интервью у Римаса Кочюнаса, нового члена редакционного совета журнала. Р.Кочюнас — известный литовский психотерапевт экзистенциального направления, директор Института гуманистической и экзистенциальной психологии, профессор Вильнюсского университета. Он рассказывает о годах учебы в Вильнюсском университете, о становлении психотерапии в Литве, о встречах с выдающимися личностями, которых считает своими учителями в профессии и жизни. Среди них — А. Гучас, А.Е.Алексейчик, В.Франкл, К.Роджерс, Чогьял Намкхай Норбу.

    // Консультативная психология и психотерапия — 2010. № 1

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2010/n1/27891.shtml
  • +-Диалог Карла Роджерса и Мартина Бубера[недоступно]

    Мартин Бубер родился в Вене в 1878г. С трехлетнего возраста, когда развелись его родители, он жил со своим дедушкой, богатым бизнесменом, известным ученым и гла­вой еврейской общины. Бубер воспитывался в западноевро­пейской интеллектуальной традиции, культивирующей ра­зум, логическую критику и исторические исследования. В противовес этому, проводя летние каникулы в Восточной Европе, он испытал глубокое влияние хасидской иудейской традиции, которая подчеркивает непосредственное, мис­тическое, спонтанное и радостное общение человека с Богом. После изучения философии и истории искусств в уни­верситетах Вены (Ph.D., 1904), Берлина, Лейпцига и Цюриха, он преподавал философию и теологию в несколь­ких институтах и университетах. С 1923 по 1933г. он был профессором иудейской теологии (единственная подо­бная должность в немецком университете), истории религии и этики в университете Франкфурта. Когда в 1933г. еврейские студенты были исключены из немецких универ­ситетов, он стал директором Главного управления по об­разованию для взрослых евреев (Central Office for Jewish Adult Education). Он женился на Пауле Винклер, которая стала позже известной писательницей.

    // Консультативная психология и психотерапия — 1994. № 4

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/1994/n4/25708.shtml
  • +-Жизненный мир и кризис: типологический анализ критических ситуаций[недоступно]

    Проблема оценки тяжести критической жизненной ситуации решается методами типологического и феноменологического анализа. Результат исследования — система категорий, описывающая особенности стресса, фрустрации, конфликта и кризиса в разных типах жизненных миров. Ключевые слова: жизненный мир, переживание, инфантилизм, ценности, стресс, фрустрация, конфликт, кризис, микрокризис.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psychol.ras.ru/ippp_pfr/j3p/pap.php?id=20010405
  • +-Исповедь и психотерапия[недоступно]

    В докладе обсуждается вопрос: может ли и чем именно опыт со-временной психотерапии помочь делу исповеди и покаяния. Выделяется задача углубления покаяния, конечный смысл которого не в очищении и исправлении, а в поиске и пробуждении личности, способной к таинству встречи. Рассматриваются два типа отклонений в подходе к испо-веди, которые обозначаются как опасность «юридизма» и опасность «психологизма». Приводятся примеры психологической коррекции подобных случаев. Раскрывается значение психологической установки как органа, способствующего воплощению в жизнь результатов покаяния. Показывается, как определенная духовная установка может создаваться путем объединения молитвы и действия.

    // Консультативная психология и психотерапия — 2004. № 4

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2004/n4/Vasiluk.shtml
  • +-Культурно-антропологические условия возможности психотерапевтического опыта[недоступно]

    Психотерапия наряду с другими формами психологической практики получила чрезвычайно широкое распространение в современной западной цивилизации. Более того, завершается процесс ее институционализации, превращения в самостоятельную сферу культуры. Необходима культурологическая рефлексия этого феномена. Существуют ли аналоги психотерапии в других культурах и в другие периоды истории? Основной вопрос статьи: каковы условия институционализации психотерапии в культуре? Он разбивается на два подвопроса: 1) какой должна быть культура, в которой возможно развитие психотерапии как особого института? и 2) каким должен быть человек, для которого профессиональная психотерапия — адекватный культурный способ разрешения жизненных коллизий? В связи с проведенным анализом делается вывод о философской миссии культурно-исторической психологии по отношению к психологической практике.

    // Культурно-историческая психология — 2007. № 1

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/kip/2007/n1/Vasilyuk.shtml
  • + — Методологический анализ в психологии
    http://tipa-biblioteka.narod.ru/vas.zip
  • + — Методологический смысл психологического схизиса

    Вопросы психологии, 1996, №6, с. 25-40

    http://psylib.org.ua/books/_vasif03.htm
    http://pk.mgppu.ru/index.php?option=com_remository&Itemid=32&func=startdown&id=24
    http://prepod.nspu.ru/file.php/148/Vasiljuk_F.E._Metodologicheskii_smysl_psikhologicheskogo_skhizisa.pdf
  • +-Модель стратиграфического анализа сознания[недоступно]

    В статье ставится задача разработки многоуровневой модели сознания. Первый шаг стратиграфического анализа сознания, осуществленный в предыдущих работах автора, состоял в формировании представления о четырех уровнях, или режимах функционирования сознания. В данной статье вводится представление о регистре сознания. Каждый регистр включает в себя совокупность описанных выше уровней сознания. Анализируются различные типы переходов между регистрами сознания. Разворачивающиеся процессы сознания создают сложно организованную иерархическую структуру регистров, которая функционирует не по линейному, а по сетевому принципу. Описываются закономерности этого сетевого функционирования и его основные процессы. Вводится ряд понятий стратиграфического анализа сознания — «горизонт сознания», «ярус сознания» и др.

    // Консультативная психология и психотерапия — 2008. № 4

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2008/n4/Vasiluk.shtml
  • +-Модель хронотопа психотерапии[недоступно]

    Консультативная психология и психотерапия — 2009. № 4

    // В статье вводится представление о хронотопе психотерапии, пространственное измерение которого выступает как «структура психотерапевтической ситуации», а темпоральное — как «время терапевтического процесса». Для построения модели хронотопа

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2009/n4/Vasilyuk.shtml
  • +-Молитва — молчание — психотерапия[недоступно]

    Позвольте мне открыть вам один секрет психотерапевтической работы. Он состоит в том, что самая первая фраза, которую про­износит пациент на первой встрече с вами, какой бы поверхност­ной, случайной и необязательной она ни казалась, содержит в себе ключ ко всем таинственным переплетениям глубочайших смыслов, к которым вам с ним только еще предстоит пробиться, быть может, за месяцы и даже годы упорной работы. Первые слова пациента есть символ, который, сам того не ведая, являет нам всю реаль­ность еще только предлежащего терапевтического процесса. Мне кажется, что подобное символическое значение для анализа творчества Льва Семеновича Выготского, чье столетие мы в эти дни отмечаем, имеет первая его большая работа «Трагедия о Гамлете, принце Датском, У.Шекспира». В этой аудитории нет нужды изла­гать содержание блестящего труда, написанного двадцатилетним юношей. О чем пишет Л.С.Выготский, мы помним: о психологии трагедии. Но чему посвящен труд Выготского? Тому, что он на­зывает «вторым смыслом трагедии» — «религиозности трагедии», «молчанию и молитве», тому измерению, где кончается искусство и начинается религия (Л.С.Выготский, 1987, с.290).

    // Консультативная психология и психотерапия — 1996. № 4

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/1996/n4/25601.shtml
  • + — Молитва и переживание

    МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ РАО ИНСТИТУТ СИНЕРГИЙНОЙ АНТРОПОЛОГИИ Исследование выполнено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) Проект № 96-03-04563 Издание осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) Проект № 04-06-16029д

    http://www.theolcom.ru/uploaded/248-264.pdf
    http://nkozlov.ru/print/library/psychology/d4042/?full=1
  • +-Молитва и переживание в контексте душепопечения[недоступно]

    Статья представляет собой доклад автора на Богословской конфе-ренции РПЦ «Учение Церкви о человеке» (Москва, 5-8 ноября 2001г.). Проблема страдания есть вечный вызов. Ответ Церкви на этот вызов троякий: в богословии — теодицея, в аскетике — несение креста, в плос-кости душепопечения — утешение страждущих. В докладе выделяются виды утешения — «духовно-нормативное», «душевно-сентиментальное», «духовно-участное». Описываются фазы духовно-участного утешения: «душевного сопереживания» — «духовной прививки» — «воздвижения вертикали» — «пути». Практика душепопечения нуждается не только в богословском обосновании, но и в психолого-антропологической теории. Важнейшим центром такой теории является проблема соотношения процессов переживания и молитвы. Делается вывод, что базовая формула христианского душепопечения и христианской психотерапии такова: на место переживания должна стать молитва. Рассматриваются продуктивные и непродуктивные варианты сочетания процессов переживания и молитвы.

    // Консультативная психология и психотерапия — 2003. № 3

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2003/n3/Vasiluk.shtml
  • +-На подступах к синергийной психотерапии: история упований[недоступно]

    «Без онтологии тоска берет за горло», — признались друг другу два философа в далеком уже советском 1974 году (Мамардашвили, Пятигорский, 1974). За психотерапевтическое горло берет другая тоска — без антропологии. Сейчас так сильно выросло влияние психологической практики на культуру, так перегружена оказалась сама современная психология и психотерапия бесчисленными обломками всевозможных культур и культов, что, быть может, главное наше профессиональное дело со­стоит сегодня в том, чтобы задавать себе метафизические вопросы: что есть человек? в чем его предназначение? в чем суть нашей профессии не как ремесла, но как призвания? како веруем? Психотерапия настолько сильна и влиятельна, что не может бо­лее позволить себе оставаться антропологически беспечной и не за­мечать, какой мощности энергии развязывает она, раскупоривая оче­редной «архетип» и выпуская из него засидевшихся джиннов в ду­шевное и социальное пространство. Возможно, конечно, отмахнуться от этой ответственности и укрыться за множеством готовых оправ­даний. К нашим услугам и новейший постмодернизм (для которо­го любая философская и аксиологическая идентичность — смешной анахронизм), и обветшалый позитивизм (мы исходим из фактов и отвечаем лишь за точность процедур), и прагматизм общий (наш закон — польза заказчика) и медицинский (ради скорейшего избав­ления от симптомов хороши все средства). Но нам слишком хоро­шо известно из наблюдений за пациентами, как патогенны поиски алиби там, где нужно мужество принятия ответственности.

    // Консультативная психология и психотерапия — 1997. № 2

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/1997/n2/Vasiluk.shtml
  • + — Основы психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии (Курс лекций)

    Учебный курс по дисциплине «Основы психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии» (ОПКПП) является основным курсом, обеспечивающим подготовку к изучению специальных психотерапевтических дисциплин, направлений, школ и методов психотерапии. Задача курса — систематический обзор психотерапии и консультирования как особой научной и практической области. Курс призван дать систему представлений, понятий и категорий, с помощью которых студент может ориентироваться в мире профессиональной психотерапии. Это представления о месте психотерапии в современной культуре, о соотношении психотерапии и психологии; классификация видов, моделей и методов психотерапии, характеристика структурных элементов психотерапевтической ситуации; первичное понятие о методологической специфике психотерапевтического мышления. Пособие создано на основе курса лекций, читавшегося автором в течение нескольких лет на факультете психологического консультирования МГППУ и адресовано прежде всего студентам, обучающимся по специальности 030301 «Психология», со специализацией — «Психологическое консультирование», а также студентам, обучающимся по специальности 030302 «Клиническая психология» со специализацией «Психологическое консультирование, психокоррекция и психотерапия».

    http://www.al24.ru/wp-content/uploads/2014/01/%D0%B2%D0%B0%D1%81_1.pdf
  • +-От переживания — к молитве[недоступно]

    Вглядываясь в пеструю ленту истории современной психотерапии, за драматическими перипетиями, борьбой идей и людей, калейдоскопической сменой мод можно заметить и медленные, глубинные тектонические сдвиги. На «поверхности» психотерапевтических теорий они знаменуются сменой психотерапевтических «упований»: механизм внушаемости — главная надежда дофрейдовского периода — сменяется в психоанализе механизмом осознания, затем на сцене появляется спонтанность, коммуникация и, наконец, переживание. В синергийной психотерапии таким упованием, центром кристаллизации всей психотерапевтической теории и практики становится молитва

    // Московский психотерапевтический журнал | 2002, № 1, стр. 76-92

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2002/n1/772.shtml
  • + — От психологической практики к психотехнической теории
    http://psylib.ukrweb.net/books/_vasif02.htm
  • + — Переживание и молитва (опыт общепсихологического исследования)
    http://dusha-orthodox.ru/doc/vasiluk.rar
    http://www.xpa-spb.ru/libr/Vasilyuk/perezhivanie-i-molitva.html
    http://synergia-isa.ru/wp-content/uploads/2011/07/vasiluk_perezhivanie1.pdf
    http://nkozlov.ru/s_att.php?aid=1369
  • +-Понимающая психотерапия как психотехническая система (автореферат диссертации)[недоступно]В настояще время публикация недоступна.
    http://www.twirpx.com/file/839050/
  • +-Понимающая психотерапия: опыт построения психотехнической системы[недоступно]

    Цель данной статьи — представить в сжатом, конспективном виде опыт построения психотехнической системы психотерапевтической помощи в русле отечественной психологической традиции, системы, получившей название «понимающая психотерапия». Поясним формулировку. Речь идет именно о «психотехнической системе». Это не просто психологическая теория, которая научно объяснила бы механизмы психотерапевтического процесса. Это не просто практический психотерапевтический метод, который основывался бы на той или другой общепсихологической теории и являлся бы эффективным приложением этой теории в сфере психотерапии. «Психотехническая система» — это специфический «организм», включающий в себя психологическую теорию и практический метод, организм, где теория включает практику как основу всякой своей научной операции (Л.С. Выготский, Схизис), где теория своим предметом делает не некий «объект», а «практику-работы-с-объектом», где адресатом теории является психолог-практик, и где, с другой стороны, практика является не просто изнутри просвещенной и извне оправданной данной теорией, а где сама она является центральным исследовательским методом (Василюк, От психологической практики к психотехнической теории, Пузырей, Архангельская).

    // Труды по психологическому консультированию и психотерапии. 2005. № 2005.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/cppp/2005/29973.shtml
  • +-ПСИХОЛОГИЯ ПЕРЕЖИВАHИЯ. Анализ преодоления критических ситуаций[недоступно]

    Монография посвящена исследованию критических жизненных ситуаций и процессов их преодоления. Проанализированы ситуации стресса, фрустрации, внутреннего конфликта и жизненного кризиса. Чтобы справиться с этими ситуациями, пережить их, человеку необходимо проделать порой мучительную внутреннюю работу по восстановлению душевного равновесия, осмысленности жизни. Установление и систематизация основных закономерностей процесса переживания — то новое, что вносит книга в психологию преодоления критических ситуаций. Книга рассчитана на психологов, психотерапевтов, философов, педагогов, работников служб социально- психологической помощи населению

    // М.: Издательство Московского университета, 1984

    В настояще время публикация недоступна.
    http://generalpsychology.narod.ru/books/1/Vasilyk.pdf
  • + — Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций
    http://psylib.org.ua/books/vasif01/index.htm
  • +-Психотерапевтическое облегчение боли[недоступно]

    «Краткое содержание предыдущей серии» для читателей, которым не достался номер журнала с началом статьи. Очередное занятие психотерапевтической мастерской началось через полчаса после того, как мне удалили «непростой» зуб. Не выдавая реального повода, я предложил студентам психотерапевтическую задачу — показать, как чисто психологическими средствами обеспечить обезболивание после прекращения действия лекарственной анестезии. Тут же выяснилось, что я не одинок — одна из студенток пришла на занятие с зубной болью… Как удалось облегчить ее боль, рассказывается в первой части статьи (см. МПЖ, 1997, № 1). Эта работа длилась минут 40-50. До окончания действия лекарственной анестезии оставались считанные минуты…

    // Консультативная психология и психотерапия (1997. № 2)

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/1997/n2/Vasuluyk.shtml
  • +-Психотерапевтическое облегчение зубной боли[недоступно]

    акон парных случаев нелицеприятен — он не разбирается, врач ты или пациент, преподаватель или студент, и сводит в одном мес­те и времени двоих, объединенных сходством обстоятельств или стра­дания. Из окна зубоврачебного кабинета Москва выглядела по-новому. Был ранний декабрьский вечер. Мне только что удалили зуб. — Часа через полтора примите анальгин, — сказала, прощаясь, врач. Я минуту колебался, не отменить ли занятие «Психотерапев­тической мастерской», которое должно было начаться через полча­са, но, представив все связанные с отменой хлопоты и неудобства, почел за меньшее зло как-то продержаться обычные три часа. «В шесть нужно сделать перерыв, чтобы принять таблетку», — просчи­тал я в уме, и, подбадриваемый мыслью о собственном героизме, зашагал в сторону Большой Никитской.

    // Консультативная психология и психотерапия — 1997. № 1

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/1997/n1/Vasiluk.shtml
  • +-Психотехнический метод исследования творческого мышления[недоступно]

    В статье представлен метод психотехнического исследования мышления. При решении творческой задачи интеллектуальные затруднения создают фрустрацию, возникает проблемно-личностная ситуация, разрешение которой требует сочетания мыслительной активности и работы переживания, направленной на совладание с аффективной дезорганизацией деятельности. Предлагается теоретическая модель, созданная на основе двух концептуальных схем: схемы анализа уровнево-динамической организации творческого мышления и схемы режимов функционирования сознания. Экспериментатор включается в деятельность испытуемого с помощью психотерапевтических методов эмпатии, майевтики и кларификации. Показано, что такая комплексная психотехническая поддержка значимо повышает продуктивность мыслительной деятельности.

    // Культурно-историческая психология — 2008. № 4

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/kip/2008/n4/Vasiliuk.shtml
  • +-Свобода как жизненный стиль (о Владимире Петровиче Зинченко)[недоступно]

    Анализируется профессиональный и личностный стиль самого известного отечественного психолога последней четверти века — В.П. Зинченко. Стиль его мышления характеризуется как свободный, творческий, нелинейный, поэтический, полифонический. Геометрия профессиональной судьбы В.П. Зинченко описывается как расширяющееся с ускорением пространство. Выявляются ключевые категории семиосферы ученого: свободное действие, живое движение, образ мира, участность в бытии, творческое понимание, живая память. Фиксируется особый статус В.П. Зинченко в российской психо- логии, уникальность которого заключалась в его переживании всего исторического тела профессии как личного и семейного пространства и в ответственном усилии держания его целостности. Наряду с известными концепциями, институтами, кафедрами, исследованиями В.П. Зинченко создал значимый для развития психологии культурно-исторический продукт — личностный стиль жизни в профессии, ключевые характеристики которого — «вольная жизненность» и «праздничность». Ключевые слова: Зинченко В.П., живое движение, свободное действие, живое знание, творческое понимание, геометрия профессиональной судьбы, личностный стиль жизни в профессии

    // Культурно-историческая психология — 2014. Том. 10, № 2]

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/kip/2014/n2/69995.shtml
  • + — Семиотика и техника эмпатии

    // Вопросы психологии / №2 (2007)

    http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1919645
    http://svet-angela.ucoz.ru/_ld/0/3_Zfh.pdf
  • +-Семиотика психотерапевтической ситуации и психотехника понимания[недоступно]

    «Счастье — это когда тебя понимают». Под этой незамысловатой формулой героя фильма «Доживем до понедельника» мог бы подписаться каждый, кому довелось испытать горечь непонимания и кому выпало на долю хотя бы раз пережить благотворное освобождающее влияние понимания на душу. Понимающая психотерапия — так может быть назван общий подход, который реализуется в настоящем исследовании. Сам термин «понимание» будет использоваться здесь в двух смыслах — широком и узком. В широком смысле психотерапевтическое понимание есть особая интенция, особая диалогическая установка, делающая понимание главной, самоценной и в известном отношении последней задачей терапевта. Воплощая эту установку, терапевт все делает для того, чтобы понять пациента и дать ему это понимание, а не старается понять для того, чтобы что-то сделать — повлиять, вылечить, исправить. Такой принципиальный отказ терапевта от активизма, от идеологии воздействия, в сочетании с его полной обращенностью к пациенту, настроенностью на него, создает напряженное диалогическое поле, в котором постоянно удерживается нудящая, взывающая «пустота». В обыденном общении эта пустота тут же заполняется советом, рекомендацией, предложением помощи. В понимающей психотерапии терапевт, напротив, тратит усилия, чтобы расчищать диалогическое пространство, создавая для пациента плодотворную возможность самому заполнить пустоту. По существу заполнена она может быть только свободой пациента — свободой его слова, свободой переживания, свободой самосознания, свободой воли. Понимание — это приглашение к свободе. А свобода — предельная цель психотерапии.

    // Консультативная психология и психотерапия. 1996. № 4.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/1996/n4/25587.shtml
  • +-Структура и специфика теории понимающей психотерапии[недоступно]В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/files/7386/mpj_2008_n1_Vasiluk.pdf
    http://psyjournals.ru/mpj/2008/n1/Vasiluk.shtml
  • +-Типы духовного совладания[недоступно]

    Переживание кризиса охватывает все аспекты человеческой жизни — душевный, телесный, социальный, семейный — и почти всегда ставит человека перед духовными вопросами. Профессионалам и волонтерам, участвующим в социально-психологической помощи людям, находящимся в кризисной ситуации, важно понимать духовное измерение процесса переживания. В западной литературе по клинической психологии, консультированию и душепопечению описан процесс духовного (или религиозного) совладания (spiritual coping, religious coping). Этот процесс рассматривается преимущественно как одно из средств преодоления кризиса, служащее целям адаптации. Однако теоретический анализ эмпирических случаев показывают, что это лишь один из типов духовного совладания, его уместно назвать «инструментальным». Кроме него можно выделить «ценностный», «синергийный», «соборный» типы совладания, которые отличаются от инструментального по своим целям, механизмам, отношению к реальности и другим параметрам. Знание многообразия типов духовного совладания может обогатить практику психологической помощи, консультирования и душепопечения. Ключевые слова: кризис, совладание, переживание, духовное совладание, утешение, инструментальный тип духовного совладания, ценностное совладание, синергийное совладание, христианская психология

    // Консультативная психология и психотерапия — 2014. Том. 22, № 5

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2014/n5/vasiluk.shtml
  • +-Христианская психология: «история» и «география». Статья 1. Опыт периодизации[недоступно]

    С 1990 г., когда отечественная психология после десятилетий атеистического пресса смогла вернуться к обсуждению религиозной проблематики, разгораются дискуссии о возможности «христианской психологии». Дискуссии вспыхивают до сих пор, а сама христианская психология за четверть века разрослась в целое поле многообразных и разнородных исследований, образовательных программ, психологических служб. Возникла необходимость методологической рефлексии этой области, ее «истории» и «географии»: с одной стороны, этапов ее развития, а с другой — карты входящих в нее предметно-тематических зон и методических подходов. В данной статье решается первая задача, предпринимается попытка периодизации отечественной христианской психологии, при этом рассматривается лишь новейшая, послесоветская ее история. Выдвигается гипотеза, что в ней можно выделить три этапа («вдохновения», «институционализации» и «конституирования»), каждый из которых решает специфические задачи. Делается вывод, что в настоящий момент актуальна задача конституирования христианской психологии как методологического единства, включающего в себя многообразие исследовательских, образовательных и практических проектов.

    // Консультативная психология и психотерапия — 2015. Том. 23, № 5

    В настояще время публикация недоступна.
    http://psyjournals.ru/mpj/2015/n5/vasiluk.shtml
  • 2.2. Психология переживания

    В общей композиции диссертационной работы данная глава, посвященная анализу психологических закономерностей переживания, выступает как центральная, узловая «станция», через которую следуют логические маршруты по всем направлениям, связывая между собой все обсуждаемые в исследовании темы и проблемы. В данной главе кратко описаны следующие элементы разрабатываемой автором теории переживания (Василюк, 1984, 1991, 2005).

    А. Категория переживания-деятельности. Категория переживания-деятельности задает представление о переживании как работе, продуктивном процессе поиска и порождения смысла в критических ситуациях (Василюк, 1984; 2005).

    Б. Типология критических ситуаций. Из существующих в психологической литературе описаний экстремальных жизненных ситуаций были выделены четыре ключевых термина: стресс, фрустрация, конфликт и кризис. Далее был проделан методологический анализ этих понятий, в результате которого они были объединены в единую понятийную систему в качестве типологических вариантов общей категории «критическая ситуация» (Василюк, 1981; 1984; 1995). Приводим итоговую таблицу, фиксирующую понятийные дифференцировки в рамках этой системы:

    Табл. 3. Типология критических ситуаций

    Тип критической ситуации

    Онтологическое поле

    Тип активности

    «Внутренняя необходимость» жизни

    Нормальные условия

    Стресс

    «Витальность»

    Жизнедеятель-ность организма

    Здесь-и-теперь удовлетворение

    Непосредствен-ная данность жизненных благ

    Фрустрация

    Отдельное жизнен-ное отношение

    Деятельность

    Реализация мотива

    Трудность

    Конфликт

    Внутренний мир

    Сознание

    Внутренняя согласованность

    Сложность

    Кризис

    Жизнь как целое

    Воля

    Реализация жизненного замысла

    Трудность и сложность

    В. Типология жизненных миров. В понятийный аппарат психологической теории деятельности А.Н. Леонтьева вводится категория «жизненного мира» (Василюк, 1984; 1995). Далее методом категориально-типологического анализа (Генисаретский, 2002) строится следующая типология жизненных миров.

    Табл.4. Типология жизненных миров

    ЖИЗНЕННЫЙ МИР

    ВНЕШНИЙ МИР

    легкий

    трудный

    ВНУТРЕННИЙ МИР

    простой

    Инфантильный

    Реалистический

    сложный

    Ценностный

    Творческий

    Г. Типология закономерностей переживания. На основе предыдущей типологии выделяются четыре типа переживания, подчиняющиеся разным закономерностям – принципу удовольствия, реальности, ценности и творчества.

    Д. Сопоставление типологии жизненных миров и критических ситуаций.

    Сопоставление этих типологий позволяет получить важные для теории и практики психотерапии следствия, описывающие критические ситуации в каждом из жизненных миров. В инфантильном жизненном мире стресс феноменологически совпадает с кризисом, поскольку у инфантильного существа нет средств совладания со стрессом и любая локальная боль или неудовлетворенность перерастает в тотальную катастрофу. В реалистическом жизненном мире стресс появляется как самостоятельная категория, фрустрация же совпадает с кризисом: единственное жизненное отношение в силу внутренней простоты этого жизненного мира составляет здесь «всю жизнь», поэтому невозможность реализации этого жизненного отношения (фрустрация) оборачивается глобальным крушением всей жизни (кризис). В ценностном жизненном мире появляется специфический вид стресса, порождаемый сложностью, а не трудностью мира, фрустрации здесь отсутствуют, а всякий конфликт феноменологически совпадает с кризисом. В творческом жизненном мире обнаруживается полная дифференцировка всех типов критических ситуаций.

    Эти теоретические выкладки позволяют сформулировать идею о том, что переживание может быть опосредовано переходом жизненного мира человека из одного состояния в другое. Сам такой переход, а не только предметно-смысловая переработка критической ситуации, меняет ее психологический статус (например, казавшееся кризисом оборачивается всего лишь стрессом) и подключает к работе переживания дополнительные ресурсы. Этот вывод имеет большое значение для развития представлений о тактике понимающей психотерапии: усилия зачастую могут быть направлены не столько на проработку самой по себе критической ситуации, в которой оказался пациент, сколько на помощь ему осуществить переход в новое измерение его жизненного мира, где ситуация может быть разрешена благодаря силам, способностям и процессам, характерным для этого измерения, которые до сих пор не участвовали в работе по совладанию с критической ситуацией.

    Е. Сопоставление типологии переживаний и типологии критических ситуаций. Сопоставительный анализ типов переживаний различных критических ситуаций приводит к теоретической постановке проблемы «успешности» переживания, чрезвычайно важной для тактических задач нахождения оптимальной пропорции симптомо-ориентированной и личностно-ориентированной установок в ходе работы с конкретным психотерапевтическим случаем.

    Ж. Представление культурно-символической опосредованности переживания. В различных символических формах кристаллизуется исторически накапливаемый опыт переживания типовых ситуаций; будучи опосредован этими формами, процесс переживания, не теряя личностной уникальности, обретает дополнительную глубину и продуктивность (Флоренский, 1977; Выгодский, 1916; Орлов, 2003).

    Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. Ф.Е.Василюк

     

     

    Монография посвящена исследованию критических жизненных ситуаций и процессов их преодоления. Проанализированы ситуации стресса, фрустрации, внутреннего конфликта и жизненного кризиса. Чтобы справиться с этими ситуациями, пережить их, человеку необходимо проделать порой мучительную внутреннюю работу по восстановлению душевного равновесия, осмысленности жизни. Установление и систематизация основных закономерностей процесса переживания — то новое, что вносит книга в психологию преодоления критических ситуаций.

     

     

    Книга рассчитана на психологов, психотерапевтов, философов, педагогов, работников служб социально- психологической помощи населению.

     

     

     

    Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. Ф.Е.Василюк

     

    Переплет: мягкий

    Страниц: 202

    Размер книги: 242 х 72 х 24 мм

    Бумага: белая, офсетная

    Издательство: Московского университета, 2016

    Автор: Василюк Федор Ефимович

     

     

     

    Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. Василюк Федор Ефимович

     


    Переживание является именно деятельностью, т. е. самостоятельным процессом, соотносящим субъекта с миром и решающим его реальные жизненные проблемы, а не особой психической «функцией», стоящей в одном ряду с памятью, восприятием, мышлением, воображением или эмоциями. Эти «функции» вместе с внешними предметными действиями включаются в реализацию переживания точно так же, как и в реализацию всякой человеческой деятельности, но значение как интрапсихических, так и поведенческих процессов, участвующих в осуществлении переживания, может быть выяснено только исходя из общей задачи и направления переживания, из производимой им целостной работы по преобразованию психологического мира, которая одна способна в ситуации невозможности адекватной внешней деятельности разрешить ситуацию.

     

     

     

    Содержание книги Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций

     

    От автора

    Введение

    Два понятия переживания

    Введение понятия переживания в категориальный аппарат теории деятельности

     

    Глава I. Современные представления о переживании

    1. Проблема критической ситуации

    Стресс

    Фрустрация

    Конфликт

    Кризис

     

    2. Процесс переживания

    Целевая детерминация переживания

    «Успешность» переживания

    Техника переживания

    Проблема классификации процессов переживания

     

    Глава II. Типологический анализ закономерностей переживания

     

    1. Построение типологии «жизненных миров»

    Понятие жизни и деятельности в концепции А. Н. Леонтьева

    Построение типологии «жизненных миров»

     

    2. Тип 1: внешне легкий и внутренне простой жизненный мир

    Описание мира. Прототип

    Гедонистическое переживание

    3. Тип 2: внешне трудный и внутренне простой жизненный мир

    Описание мира. Прототип. Реалистическое переживание

     

    4. Тип 3: внутренне сложный и внешне легкий жизненный мир

    Описание мира. Ценностное переживание. Прототип

     

    5. Тип 4: внутренне сложный и внешне трудный жизненный мир

    Описание мира. Творческое переживание.

     

    6. Идеальные типы и эмпирический процесс переживания

     

    Глава III. Культурно-историческая детерминация переживания

     

    Заключение. Литература

     

     

     

     

    Фёдор Ефимович Василюк (1953 — 2017) — советский и российский психотерапевт, доктор психологических наук, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии Московского городского психолого-педагогического университета, профессор, Президент Ассоциации понимающей психотерапии.

     

    В 1981—1987 годах работал клиническим психологом в психиатрической больнице. В 1986—1988 годах участвовал в создании одного из первых в стране специализированных социально-психологических центров, а с 1988 года — в создании Института человека АН СССР. В 1990 году организовал Центр психологии и психотерапии. В 1991 году создал «Московский психотерапевтический журнал», в 1992 г. стал его главным редактором. В 1993 году стал сотрудником Психологического института РАО, с 1994 года — заведующим лабораторией научных основ психотерапии и психологического консультирования. В 1997 году основал в Московском городском психолого-педагогическом университете и возглавил первый в России факультет психологического консультирования, которым руководил до 2012 года. В 2007 году защитил докторскую диссертацию на тему «Понимающая психотерапия: опыт построения психотехнической системы». Скончался 17 сентября 2017 года в Москве после тяжёлой и длительной болезни.

     

    В сфере методологии психологической науки Ф. Е. Василюк рассматривал схизис (расщепление) на академическую и психотехническую (практическую) психологию. Он ввел и разработал понятие «психологическая практика» в сопоставлении с понятием «практическая психология». Практическая психология — в отличие от психологической практики (психотерапии, психологического консультирования) — это участие психолога в иных социальных практиках, в иных ведомственных рамках (в сферах медицины, образования и др.).

     

    Ф.Е.Василюк развил теоретические представления о переживании как деятельности. Он разработал понятия и типологию «жизненных миров», кризисных ситуаций, а также типологию переживания кризисов в зависимости от «жизненного мира» человека и выделил фазы переживания горя. На основе единого комплекса теоретических и практических разработок он создал авторскую психотехническую систему — понимающую психотерапию (грант РГНФ «Понимающая психотерапия как психотехническая система»). Также Ф.Е.Василюк является автором оригинальных практических методов психотерапии — «режиссерская постановка симптома», «психотехника выбора».

     

    В исследовании «Стратиграфия сознания и функционально-динамическое моделирование процессов сознания» Ф.Е.Василюк предложил свою структуру уровней функционирования сознания: уровни рефлексии, сознавания, непосредственного переживания и бессознательного. Для анализа динамических аспектов образа он ввел понятие стратегия работы сознания. Он также создал классификацию стратегий работы сознания, основанную на модели психосемиотического тетраэдра.

     

    Ф.Е.Василюк развивал идеи синергийной антропологии в психотерапии. Синергийная антропология интересуется в первую очередь предельными проявлениями человека и динамикой их изменения; она рассматривает человеческую личность как согласованность действия, соединение разносущностных энергий — Божественных и человеческих.

     

    Ф.Е.Василюк разработал и преподавал следующие учебные дисциплины: основы психологического консультирования и психотерапии, понимающая психотерапия, психология сознания и переживания, психотехника жизненных миров, психотехника переживания, психотерапевтическая дидактика и супервизия (для аспирантов).

     

    Главный редактор журнала «Консультативная психология и психотерапия» (до 2009 г. включительно — «Московский психотерапевтический журнал»). Член редакционного совета журнала «Культурно-историческая психология».

     

    Основные публикации:

     

    Василюк Ф.Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. — М.: Издательство Московского университета, 1984.

    Василюк Ф.Е. Уровни построения переживания и методы психологической помощи // Вопросы психологии. 1988. № 5.
    Vasilyuk F. Levels of Construction of Experience and the Methods of Psychological Science // Journal of Russian and East European Psychology. 1990. Vol. 28, № 5

    Василюк Ф.Е. Структура образа // Вопросы психологии. 1993. № 5.

    Василюк Ф.Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. 1995. № 6.

    Василюк Ф. Е. Переживание и молитва. Опыт общепсихологического исследования. М.: Смысл, 2005.

    Василюк Ф.Е. Психотехнический анализ психотерапевтического процесса // Вопросы психологии. 1998. № 6.

    Vasilyuk F. Toward the synergetic psychotherapy: a history of hopes.— MADNESS, SCIENCE AND SOCIETI FLORENCE, RENAISSANCE 2000 The 4TH International Conference on Philosophy and Psychiatry, 26-29 августа, 2000 г. Организаторы: The Italian Society for Psychopathology and the Philosophy Group of The Royal College of Psychiatrists, Under the auspices of Comune di Firenze Universita degli Studi di Firenze.

    Vasilyuk F. Confession and Psychotherapy.— The Sacrament of Repentance/ Russian Orthodox Diocese of Sourozh, Diocesan Conference — Headington 26th-29th may 2000. — L.: St Stephen’s Press, 2001.

    Василюк Ф. Е. Методологический анализ в психологии. — М.: Смысл, МГППУ, 2003.

    Василюк Ф. Е. Молитва-молчание-психотерапия // Культурно-историческая психология. — 2005. — № 1.

    Василюк, Ф. Е. Понимающая психотерапия как психотехническая система / Ф. Е. Василюк // Московская психологическая школа: История и современность: в 4 т. Т. 4 / Под общ. ред. действ. чл. РАО, проф. В. В. Рубцова.— М.: МГППУ, 2007.

    Вклад в критику «глобальной кризисной ситуации»: критический диалог между теорией культурно-исторической деятельности и иранской марксистской традицией

    Молодое поколение иранских ученых наблюдает постепенное развитие марксистской традиции среди левых активистов и академиков. Новые концепции, методы и новые способы политической организации возникают в течение первого и второго десятилетий двадцать первого века. Можно сослаться на работы Асефа Баята (2009; 2017), который концептуализировал особый режим общественного движения в Иране и других странах Ближнего Востока, который существенно отличается от современного западного способа активизма.Вахаби (2015) провел интересное исследование политической экономии хищничества, которое является обычным явлением в такой стране, как Иран. Сайрус Бина провел значительные исследования роли исламской идеологии в современном Иране (1992; 2014) и, основываясь на своем исследовании национальной нефтяной компании Ирана и вырождения нефтяных картелей США, предлагает нам по-новому взглянуть на сообщение . -империалистический и глобализированная мировая экономика (2013). Помимо этих международных деятелей иранской марксистской традиции, есть другие ученые и активисты, которые пишут на фарси, и они по большей части неизвестны западным англоязычным ученым.Камаль Хосрави, марксистский активист и независимый ученый, является одним из них. Среди его основных теоретических работ — его идеи о «двойном кризисе» (2017) и критически-революционный метод диалектики, основанный на концепции Маркса «способ существования» (2020). Представление всего уникального вклада иранской марксистской традиции в сообщество прогрессивных активистов должно быть сделано в другой статье. Здесь я сосредоточусь только на этих двух вкладах Хосрави, которые, как я полагаю, имеют дело с логически универсальными проблемами.

    Что мы подразумеваем под «кризисом исторической перспективы человеческого самоосвобождения»? Это глобальный кризис. Все мы сейчас переживаем этот кризис, в том числе и вы, дорогие читатели. Итак, чтобы понять этот кризис, я рекомендую вам поискать эти аргументы в вашем собственном субъективном опыте . В очень исключительном смысле аргументы, которые я извлек из своего субъективного опыта «глобального кризиса» как критический психолог в Иране, верны и в отношении вашего субъективного опыта.Неважно, находитесь ли вы в Европе, Южной Америке, Африке или на любом другом континенте. Эти аргументы верны в отношении всего нашего субъективного опыта.

    Все мы сталкиваемся с разными кризисами в повседневной жизни, но ни у кого из нас нет интегрированного, универсального или глобального решения, чтобы положить конец этому кошмару. Что я имею в виду под кошмаром? Это форма (или процесс? Развитие?) Постепенно усиливающихся противоречий внутри и между разными цивилизациями, в дополнение к усилению климатического кризиса, которым с каждым месяцем становится все труднее и труднее контролировать глобальную ситуацию.Люди до сих пор не нашли конкретного решения, чтобы разрешить разнообразные противоречия между самими людьми и природой. Базовая единица анализа, которая может понять психологическую сущность 2020 года, — это кризисная ситуация . Как описал Василюк (1988) кризисную ситуацию, это особая критическая ситуация, в которой субъект имеет множественные противоречивые мотивации, реализация которых невозможна. Например, рабочий должен идти на работу, чтобы получать зарплату, а также не должен выходить на работу, чтобы оставаться в безопасности и быть здоровым во время пандемии.Однако она потеряла работу и не может идти на работу, и в то же время она не может оставаться дома, потому что ей нужно найти работу. На другом уровне различные социальные проекты (компании, государства, семьи, школьные системы, конституции и т. Д.) Изо всех сил пытаются выжить в пандемии и экономическом кризисе, в то время как для всех нас нет готового решения для эмансипации (другой уровень : class проекты отсутствуют). В начале двадцать первого века у нас есть существенно иной субъективный опыт по сравнению с теми, кто жил в начале двадцатого века.В начале двадцатого века мировоззрение людей или Weltanschauung (Freud, 1932), если хотите, имело четкое представление о том, в чем проблема нашего земного шара и в чем суть практики освобождения, которую мы должны выполнять, чтобы исторически освободить себя. У людей была концепция «как освободить будущее». Многие из этих концептуальных рамок «как освободить будущее» были основаны на метафизических / религиозных аксиомах, а некоторые из них были основаны на онтологических категориях, которые были разработаны в истории «философии». Мировая революция начала двадцатого века была результатом сотрудничества между всеми проектами и всеми активистами, которые пытались освободить свое будущее. Изучая историю различных регионов, можно найти множество примеров социалистических, националистических, религиозных и других форм социальных революций, социальных движений и социальных недвижений (Баят, 2009; Хушьяри, 2020) на этом этапе истории. Но прямо сейчас, в 2020 году, концепция «как освободить будущее», мировоззрение или само мировоззрение Weltanschauung находится в кризисе.Большинство из нас отказались от всех мировоззрений, которые имеют видение освобождения человеческого рода , и отступили к теориям освобождения индивидуальных идентичностей : женщины, черные, ЛГБТ, беженцы, инвалиды, коренные народы, деревья, океаны, джунгли, реки, пингвины, панды, технологии и так далее. Это отступление — симптом нашего кризиса исторической перспективы человеческого самоосвобождения.

    Позвольте мне показать кризис исторической точки зрения на человеческое самоосвобождение на некоторых примерах:

    Некоторые из нас, активно участвующих в социальных движениях, связанных с кризисом изменения климата, имеют опыт заблуждения относительно стратегий и тактик борьбы за Землю.Например, похоже, что нефтяная промышленность не намерена прислушиваться к активистам, связанным с климатическим кризисом, государствам или любым другим властям. И ни у кого нет реального плана по немедленному прекращению добычи нефти. Как решить эту проблему?

    В конце января ВОЗ призвала к глобальной чрезвычайной ситуации (Kennedy, 2020) и важности быстрых глобальных ответных мер. Глобальные ответные меры включают закрытие несущественных компаний и видов экономической деятельности, глобальное физическое дистанцирование, блокировку затронутых регионов, социальную солидарность и так далее.Но у ВОЗ не было абсолютно НИКАКОГО реального плана по реализации этих объектов и освобождению людей от этой ситуации. Следовательно, мы столкнулись с глобальной пандемией COVID-19.

    Все местные, национальные и международные проекты, с социально-психологической точки зрения, переживают кризис исторической перспективы человеческого самоосвобождения. Отчетливо, но во взаимосвязи с предыдущим кризисом, можно говорить о кризисе теории в освободительной социальной науке. Что это за кризис? Мы не только не можем создать унифицированных и , освещающих картину нашего предмета, т.е.е., социальная жизнь человека , но также мы не можем преобразовать ее. Наши категории не могут представить истинных отношений между социальными элементами и факторами реальности. Освободительная социальная наука в двадцать первом веке отступила к методологическому индивидуализму: возьмем пример интерсекциональности (Dhamoon, 2011). В этом методе исследования предполагается, что каждая категория, выражающая определенный вид угнетения (например, пол, раса, класс и т. Д.)) имеет собственное онтологическое происхождение, в котором его существенные определения должны быть извлечены независимо от других категорий, выражающих другие угнетения. Кажется, что каждое угнетение принадлежит другому миру, а затем эти сущности из разных миров собираются пересекаться друг с другом, точно так же, как некоторые машины разбиваются на перекрестке! В отличие от метафизических аксиом теории интерсекциональности, мы живем в социальной жизни, в которой все эти угнетения внутренне связаны друг с другом в единую и единую совокупность.Это также верно в отношении, по-видимому, одной из самых передовых концепций социальных теорий, которая пытается понять деятельность человека в повседневной жизни. Веберианская (1905) концепция жизненного поведения (Lebensführung), присвоенная немецко-скандинавской критической психологией (Schraube & Hojholt, 2015), касается понимания борьбы человека за интеграцию противоречивых, но изначально независимых аспектов социальной жизни (например, экономическая деятельность, объективированная в Рынке, политическая деятельность, объективированная в Государстве, этическая деятельность, объективированная в религиозных учреждениях и т. д.).Эта концепция была присвоена Мюнхенской социологической группой , а затем присвоена Клаусом Хольцкампом и теперь является центральной концепцией в концептуальной структуре немецко-скандинавской критической психологии ( Kritische Psychologie ) . Здесь также просматривается проблема методологического индивидуализма. Это правда, что процесс повседневной жизни состоит из интеграции противоречивых аспектов, но все эти аспекты являются частями единого единого мира повседневной жизни.

    Мы все еще не можем подготовить теорию, которая позволила бы нам критиковать социальную жизнь. Под критикой мы подразумеваем не только просвещение нашего предмета, но и его преобразование. В начале двадцатого века у людей было достаточно теоретических инструментов, чтобы критиковать социальную жизнь. Социальные науки девятнадцатого века (такие как политико-экономические исследования Маркса, Энгельса и Гобсона, логика Гегеля, богатая русская литература, например, Чернышевский и т. Д.) Помогли Владимиру Ленину и другим революционерам в России развить свое понимание глобальной кризисной ситуации и преобразовать глобальная социальная ситуация.Не поддерживая ленинскую точку зрения и не по-детски призывая к новому интернационалу, основанному на классических формах политических организаций, важно признать, что двадцатый век создал свои собственные отличные формы критики социальной ситуации. Однако прямо сейчас можно наблюдать, как директор ВОЗ Тедрос Адханом говорит, что «у нас есть лишь ограниченные возможности давать советы правительствам. Относиться к ним серьезно или нет — решать им »(Адханом, 2020, 29 апреля). И что более важно, чем те политические проекты, которые были отодвинуты в реальную политику , текущие социальные революции, социальные движения и социальные не-движения неспособны достичь глобальной целостности, чтобы выполнять глобальную Этическую политику (Blunden, 2003). двадцать первого века.Или, скажем, глобальная революция двадцать первого века. Некоторым из читателей может показаться концепция глобальной революции устаревшей или даже нормативно опасной концепцией. Однако решение глобального климатического или глобального экономического кризиса очень сложно представить без глобальной революции.

    В заключение, не только все местные, национальные и международные проекты психологически переживают кризис исторической перспективы человеческого самоосвобождения, но также нам не хватает надлежащих и подготовленных теоретических инструментов для критики нашего предмета, человеческой социальной жизни.

    Развитие конструктивного ответа на фрустрацию в подростковом возрасте с использованием художественных подходов

    Адам, Дж. (1998). Висцеральное восприятие: понимание внутреннего познания. Нью-Йорк: Springer Science & Business Media.

    Баркер, Р. Г., Дембо, Т., и Левин, К. (1943). Разочарование и регресс: эксперимент с маленькими детьми. Университет Айовы изучает благосостояние детей, 18 (1).

    Божович, Л.И. (1968). Личность ее формирование в детском возрасте: психологическое исследование. Акад.пед. наук СССР. [Академия педагогических наук СССР].

    Далли Т., Рифкинд Г. и Терри К. (1993). Три голоса арт-терапии: имидж, клиент, терапевт. Нью-Йорк: Рутледж.

    Дикая Л. Г., Семикин В. В. (1984). Проблема управления состоянием человека-оператора.Москва: Международная книга.

    Доллард, Дж., Миллер, Н. Э., Дуб, Л. У., Моурер, О. Х., & Сирс, Р. Р. (1939). Разочарование и агрессия. Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

    Эссекс, М., Фростиг, К., & Герц, Дж. (1996). На службе у детей: художественная и выразительная терапия в государственных школах. Арт-терапия, 13 (3), 181–190.

    Фрейд, С. (1923). Определенные невротические механизмы ревности, паранойи и гомосексуализма.Международный журнал психоанализа, 4, 1.

    Клорер П. Г. (2009). Влияние технологической перегрузки на детей: взгляд арт-терапевта. Арт-терапия, 26 (2), 80–82.

    Кон, И. С. (1989). Психология ранней юности. Москва: Просвещение.

    Крамер Э. (1975). Искусство как терапия с детьми. Американский журнал арт-терапии.

    Креч, Д., И Ливсон, Н. (1969). Элементы психологии. Нью-Йорк: AA Knopf Inc.

    Куликов, Л. В. (1997). Психология настроения. Санкт-Петербург: Питер.

    Кузьмина Е.И., Якунин В.А. (1997). Изучение детерминант свободы и несвободы от разочарования. Вопросы, относящиеся к психологии (24), 86-94.

    Леонтьев А. (1971). Потребности, мотивы и эмоции (Т. 187). Москва: Изд-во Моск. ун-та.

    Левитов, Н. Д. (1964а). Детская и педагогическая психология. Москва: Просвещение.

    Левитов, Н. Д. (1964б). О психических состояниях человека. Москва: Просвещение.

    Левитов Н. Д. (1967). Фрустрача как один из видов психических состояний. Вопросы психологии (6), 118–129.

    Левитов, Н. Д. (1969). Психология характера. Москва: Просвещение.

    Лукин, С. Е. (1993). Фрустрационная проба С. Розенцвейга. Санкт-Петербург: Иматон.

    Мальчиоди, С. (2003). Справочник по арт-терапии. Нью-Йорк: Guilford Press.

    Мория, Д. (2000). Арт-терапия в школах. Рамат Хашрон: Турбо.

    Наумбург, М. (1973). Исследования свободного выражения нарушенного поведения детей как средство диагностики и терапии.Нью-Йорк: AA Knopf Inc.

    Некрасова, Дж. Б. (1994). О психических состояниях, их диагностике, управлении и направленном формировании (в процессе социореабилитации заикающихся) [о психических состояниях, их диагностике, контроле и направленном формировании (в процессе социореабилитации заикающихся) // Вопросы психологии. ), 37 41.

    Прихожан А. М. (2000). Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика.Воронеж: Изд-воНПОМоджек.

    Прохоров А. О. (1990). Саморегуляция психических состояний в учебной и педагогической деятельности. Вопросы психологии (5), 156–161.

    Прохоров А. О. (1994). Интегрирующая функция психических состояний. Психологический журнал, 15 (3), 136-145.

    Прохоров А. О. (2002). Психолога психических состояний: Сб. statej [Психология психических состояний: Сб. статьи] (Том 4). Казань: Изд-во Центр инновационных технологий.

    Прохорова В. Н. (1996). Русская терминология (лексико-семантическое образование). Москва: Филологический факультет.

    Реан А.А. (1999). Социальная педагогическая психология. Санкт-Петербург: Питер.

    Райли, С. (2004). Творческий ум. Арт-терапия, 21 (4), 184–190.

    Розенцвейг, С. (1944). Набросок теории разочарования. В J. Hunt (Ed.), Mcv, личности и поведенческих расстройствах (стр. 379-388). Нью-Йорк: Рональд Пресс.

    Розенцвейг, С. (1945). Метод ассоциативных картинок и его применение при изучении реакций на фрустрацию. Журнал личности, 14 (1), 3–23.

    Розенцвейг, С.(1976). Агрессивное поведение и исследование картины разочарования Розенцвейга (P-F). Журнал клинической психологии, 32 (4), 885–891.

    Смирнов С.Д. (1981). Мир образов и образ мира. Советская психология, 20 (2), 3–27.

    Сосновикова Ю. Е. (1972). Возрастной аспект психических состояний. Вопросы, относящиеся к психологии (2), 141-144.

    Стил, В. и Рейдер, М. (2001). Структурированное сенсорное вмешательство для травмированных детей, подростков и родителей: стратегии облегчения травм (т.1). Нью-Йорк: Эдвин Меллен Пресс.

    Тарабрина Н.В. (1984). Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрационных реакций: Методические рекомендации. Ленинград: Изд-во НИПИ им. В. М. Бехтерева.

    Василюк, Ф. Э. (1984). Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций.Москва: Моск. ун-т опубл.

    Василюк, Ф. Э. (1991). Психология переживания: разрешение жизненных критических ситуаций. Хемел Хемпстед, Великобритания: Harvester Wheatsheaf.

    Василюк, Ф. Э. (1984). Психологические переживания. Анализ выхода из критических ситуаций. Москва: Изд-во Моск. University Press.

    Выготский, Л. С. (1966). Развитие высших психических функций. Psychol. Исследования в СССР, 1, 11-46.

    Выготский, Л.С. (1972). Психология искусства. Москва: Искусство.

    Выготский Л.С. (1991). Воображение и творческие способности у подростка. Советская психология, 29 (1), 73–88.

    Выготский, Л. С. (1998). Проблема возраста. В сборнике сочинений Л. С. Выготского (ред.) Р. В. Рибера и А. С. Картона (т. 5, стр. 187–205). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Янгичер, Э. В. (2008). Развитие творческих способностей и коррекция психологических нарушений у детей сирот в процессе работы с природными материалами.В материалах международной научно-практической конференции «III левитовские чтения» 21 апреля 2008 г. [материалы научно-практической конференции «Третьи левитовские чтения» 21 апреля 2008 г.] (с. 239-242). Москва: Изд-во МГОУ.

    Янгичер, Э. В. (2009). Арт-терапия в развитии положительных эмоциональных реакций подростков. Искусство и образование, 6, 149–161.

    Янгичер, Э. В. (2010). Развитие конструктивных фрустрационных реакций подростков средствами арт-терапии.Кандидат психологических наук, Москва.

    Скачать Психология переживания Федора Василюка PDF EPUB FB2 MOBI

    Психология переживания Федора Василюка Скачать PDF EPUB FB2

    Experience Psychology — это законченная система обучения, которая дает студентам возможность лично, критически и активно испытать влияние психологии на повседневную жизнь. Опыт / 5 (). В этой книге переживание рассматривается не как отраженный проблеск в сознании испытуемого того или иного состояния — не как особая форма созерцания, а как автор: Федор Василюк.

    Книга по психологии переживаний. Прочтите 7 отзывов от крупнейшего в мире сообщества читателей. Вы хотите, чтобы ваши ученики просто изучали психологию или экспериментировали / 5. «Психология опыта», 4-е издание, автор Лауры Кинг () Просмотрите учебник, купите или получите БЕСПЛАТНЫЙ стол только для инструктора. Издание: 4.

    «Переживание невообразимого» хотел обсудить выкидыш, но не знал, как к нему подойти, потому что мы не исследовали его непосредственно для нашей книги. Тем не менее, мы оба знаем людей, которые. Книга «Психология переживания» Я самостоятельно опубликовал книгу, над которой работал в течение десяти лет: «Здравый смысл — философия психологии».

    В то время я считал, что это определение разума, против которого выступала книга «Психология переживания». Книга «Опыт социальной психологии». Прочтите 2 отзыва от крупнейшего в мире сообщества читателей. Разработан как дополнение к учебнику социальной психологии, / 5.

    Соматические переживания — это форма терапии, которая утверждает, что облегчает симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и других психических и физических проблем со здоровьем, связанных с травмами, путем сосредоточения внимания на ощущаемых телесных ощущениях (или соматических переживаниях) клиента.Он был изобретен американцем Питером Левайном и частично описан в его книге.

    Революционная серия видеосюжетов «Вехи» — книга «Психология переживания», которую можно назначать и оценивать в рамках Connect Psychology.

    Отслеживание физического, социального и эмоционального развития по-настоящему. Питер А. Левин, доктор философии является автором книги «Психология переживания» и разработчиком книги «Соматические переживания», а также директором Института соматических переживаний травм.Питер имеет докторскую степень в области медицины.

    «Психология переживания», впервые опубликованная на Западе, станет обязательным чтением не только для психологов, но и для всей книги «Психология переживания», интересующейся человеческими существами. Дополнительный физический формат: Онлайн-версия: Опыт психологии.

    Чикаго: Science Research Associates, © (OCoLC) Тип документа: Книга. Citation Machine® помогает студентам и профессионалам правильно доверять информации, которую они используют.Процитируйте свою книгу в формате 6-го издания Американской психологической ассоциации бесплатно. В поисках потока Рецензия на книгу Михая Чиксентмихайи «В поисках потока».

    Михай Чиксентмихайи, опубликовано 1 июля — последний раз рецензировалось 9 июня. Эта книга невролога Оливера Сакса является отличным чтением как для студентов-психологов, так и для широкой публики. Автор исследует клинические истории пациентов, которые. Изучите главу 2 психологии на протяжении всей жизни с помощью бесплатных интерактивных карточек.

    Выбирайте из различных наборов карточек по психологии, глава 2, переживающих продолжительность жизни, в Quizlet.Психология опыта — это законченная система обучения, которая дает учащимся возможность лично, критически и активно испытать влияние психологии на повседневную жизнь.

    3/5 (1). подход к психологии, подчеркивающий научное изучение наблюдаемых поведенческих реакций и их детерминант окружающей среды психодинамический подход Подход к психологии.

    European Monographs in Social Psychology: Experiencing Emotion: A Cross-Cultural Study (, Мягкая обложка) Будьте первым, кто напишет обзор об этом продукте.

    Новинка: самая низкая цена. $ Бесплатная доставка. Цена по прейскуранту $ Скидка 10%. Добавить в корзину. Об этом продукте. Информация о товаре. Эта книга. Купите «Опыт психологии Гормана» онлайн на сайте Alibris. У нас есть в наличии новые и бывшие в употреблении копии, 0-го издания — начиная с $ Shop Range: $ — $ Best Psychology Books.

    Ищу хорошие книги по психологии. Это мой список лучших книг по психологии всех времен. Если у вас есть время прочитать только одну или две книги, я рекомендую заглянуть в раздел «Лучшие книги по психологии» ниже.Ниже по странице вы найдете больше книг по психологии.

    Книга NOOK (электронная книга) «Опыт продолжительности жизни: психология, человеческое развитие» от CTI Reviews, Джанет Бельски, Текст | в Barnes & Due Автор: CTI Reviews. Цены на аренду учебников от Chegg могут сэкономить студенту до 90%.

    Арендуйте учебники и получите 7-дневный БЕСПЛАТНЫЙ доступ к электронным учебникам, пока ваша книга будет отправлена. Социальная психология пытается понять людей и группы и то, как они ведут себя в конкретных ситуациях.

    (просмотров) Прикладная психология: движущая сила мысли Уоррен Хилтон — Applied Psychology Press, эта книга самопомощи.

    Найдите много отличных новых и бывших в употреблении опций и получите лучшие предложения «Опыт психологии» Роберта А. Гудейла (, твердый переплет) по лучшим онлайн-ценам на eBay. Бесплатная доставка для. Решения для учебников по психологии переживаний с вкладышем — отдельная книга, 3-е издание, Лаура А. Кинг, профессор и другие представители этой серии.

    Ознакомьтесь с пошаговыми решениями домашних заданий для вашего. В позитивной психологии состояние потока, также известное в просторечии как пребывание в зоне, — это психическое состояние, в котором человек, выполняющий действие, полностью погружен в чувство заряженного фокуса.Опыт психологии 3-е издание Лоры Кинг и издателя McGraw-Hill Higher Education.

    Сэкономьте до 80%, выбрав опцию eTextbook для ISBN :. Психология обучения фокусируется на ряде тем, связанных с тем, как люди учатся и взаимодействуют со своей средой.

    Один из первых мыслителей, изучавших методы обучения. Опыт психологии: активные обучающие приключения. Описание. Приложение к традиционным текстам по вводной психологии. Этот учебник представляет собой уникальный подход, который предлагает студентам.Издатель этой книги разрешает копировать и вставлять часть содержимого во внешние инструменты и документы.

    Некоторые студенты изучают психологию, другие испытывают ее! Метод Somatic Experiencing® — это телесно-ориентированный подход к исцелению от травм и других стрессовых расстройств.

    Это дело всей жизни доктора Питера А. Левина, созданное на его основе. ПСИХОЛОГИЯ, 9-е ИЗДАНИЕ, Бернштейн и др. продолжает находить баланс между классическими и современными темами с комплексной, ориентированной на исследования.Возьмите напрокат Психологию опыта (вкладыш), 3-е издание () сегодня, или поищите на нашем сайте другие учебники Лоры Кинг.

    К каждому учебнику прилагается день «Любая причина». Сэкономьте $ на двухдневной доставке (США) $ за каждый товар до 30 августа ISBN: ISBN Experiencing Psychology. Опыт набора и отбора. Джон Биллсберри. ISBN: апр. Страницы. Джон является председателем отдела организационной психологии Автор: Джон Биллсберри.

    Experience Psychology — это законченная система обучения, которая дает студентам возможность лично, критически и активно испытать влияние психологии на повседневную жизнь.Опыт 5/5 (2). Эта книга — прекрасное путешествие, которое многому научит нас в науке, лежащей в основе опыта магии ». Элизабет Лофтус.

    Заслуженный профессор Калифорнийского университета в Ирвине, автор.

    Анастасия Санникова. Сценические переживания исполнителя: психологический очерк.

    (2016) Наука и образование, 9, 129-134. Одесса.

    Анастасия Санникова ,

    кандидат психологических наук, преподаватель кафедры сольного пения,

    Одесский национальный А.Академия музыки В. Нежданова,

    ул. Новосельского, 63, Одесса, Украина


    ОПЫТ ИСПОЛНИТЕЛЯ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЗАКЛЮЧЕНИЕ


    СВОДКА:

    В статье представлены результаты обзора точек зрения ученых и выдающихся исполнителей на сцену

    .

    воспринимается как один из видов психологических барьеров, которые певцы, музыканты, актеры и т. Д.лицо в своем творчестве. Установлено, что исполнительская тревога музыканта или актера рассматривается, как правило, с точки зрения ее деструктивного влияния на эмоционально-художественный уровень исполнения музыкального произведения, что является одной из существенных черт выступлений на сцене. Дискомфорт во время выступления может стать препятствием для исполнителя. В данной работе под барьерами исполнителя понимаются негативные соматические, эмоциональные, интеллектуальные и поведенческие проявления, выражающиеся в торможении, сопротивлении, ограничениях, а также субъективно непреодолимые барьеры, которые блокируют деятельность исполнителя, мешают достижению успеха и могут быть преодолены с помощью целенаправленной психологической работы. .Это явление объективно демонстрирует разницу между целями и результатами выступления; как субъективное явление барьеры исполнителя отражаются в различных сценических эмоциональных переживаниях; как психологическое явление они существуют только в сценической деятельности исполнителя. Специфика психических состояний (в том числе исполнительских барьеров), испытываемых актерами, певцами, музыкантами на сцене, определяется различными факторами, которые можно разделить на внешние и внутренние.Внешние факторы подразумевают, что барьеры исполнителя были вызваны самим выступлением на сцене и некоторыми внешними обстоятельствами (репетиция, концерт, спектакль, экзамен, конкурс и т. Д.). Внутренние факторы характеризуют барьеры, вызванные проявлением индивидуально-психологических качеств личности: эмоциональные состояния, неудовлетворенность, разочарование, апатия, агрессия, внутреннее возбуждение, тревога, страх и психические конфликты и др. Оценка «независимых» внешних обстоятельств, «объективных» факторов Барьеры исполнителя, а также степень их преодоления зависят от личного взгляда исполнителя на ситуацию на сцене.


    КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА:

    переживания на сцене, исполнительский барьер, дискомфорт, деструктивность, личность исполнителя, оптимальная готовность к концерту, комфорт на сцене.


    ПОЛНЫЙ ТЕКСТ:


    СПРАВОЧНИК:

    1. Belan, E.A. (2006). Феномен сценического возбуждения и совладание с ним в ситуации музыкального исполнения.Расширенный автореферат кандидатской диссертации. Краснодар.

    2. Богоявленская, Д.Б. (2002). Психология творческих способностей. Москва: Academia.

    3. Ребер А. (Ред.). (2000). Большой толковый психологический словарь. (Т. 1). Москва: Вече, АСТ.

    4. Бочкарев Л.Л. (2008). Психология музыкальной деятельности. Москва: Издательский дом «Классика – ХХІ».

    5. Василюк Ф.Е. (1984). Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М .: Издательство Московского университета.

    6. Вилсон, Гленн (2001). Психология артистической деятельности. Психология художественной деятельности. Таланты и поклонники. (А.И. Блейз, Транс). Москва: Когитоцентр.

    7. Экономова, Е.К. (2003). Организация творчества концертмейстера и певца. Одесса: НДПУ им. К.Д. Ушинского [на украинском языке].

    8. Ильин, Е.П. (2001). Эмоции и чувства. Санкт-Петербург: Питер.

    9. Коган, Г. (1963). Работа пианиста. М .: Гос. муз. издат. [по-русски].

    10. Максименко, С.Д. (2006). Генезис существования личности.Киев: Издательство ООО «КММ».

    11. Петрушин В.И. (2006). Музыкальная психология. Москва: Академический проект.

    12. Габдреева Г.Ш., Прохоров А.О. (Ред.). (2004). Практикум по психологии состояний.

    Санкт-Петербург: Речь.

    13. Санникова О.П., Санникова А.О. (2014). Сценични барьеры: диференциально-психохолохичный пидхид.

    психологический подход].Одесса: ВМВ [на украинском языке].

    14. Станиславский, К.С. (1985). Работа актера над собою. Глава 1. Работа над собою в творческом процессе переживания. Дневник

    Самосовершенствование актера. Часть 1. Самосовершенствование в творческом процессе эмоционального переживания. Дневник студента. Москва: Искусство.

    15. Шапар В.Б. (2005). Сучасный толковый психологический словарь. Харьков: Прапор [на украинском языке].

    Границы | Опыт новизны и новизны опыта

    Введение

    Опыт представляет собой область сильного академического и практического интереса (Kim, 2010; Tung, Ritchie, 2011a; Volo, 2013; Kirillova et al., 2017). Туристы ищут незабываемые туристические впечатления (MTE) (Scott et al., 2017), которые имеют тенденцию вызывать лояльность к месту назначения (Chen and Rahman, 2018; Zhang H. et al., 2018), повышают удовлетворенность (Kim, 2018) и способствовать эмоциональной вовлеченности (Michalkó et al., 2015). Однако создание незабываемых впечатлений требует понимания психических процессов, которые происходят на разных этапах туристического опыта, включая предшествующие и последующие условия (Knobloch et al., 2017).

    Предыдущие исследования MTE были сосредоточены на таких понятиях, как мотивация (Gnoth and Matteucci, 2014; Prayag et al., 2017; Yoo et al., 2018; Passafaro, 2019), ожидания и удовлетворение (Tynan and McKechnie, 2009; Kim, 2018), благополучие и качество жизни (Uysal et al., 2012), а также эмоции и воспоминания (Chandralal, Valenzuela, 2015; Moyle et al., 2019). Психологические предшественники MTE включают гедонизм, вовлеченность, знания, свежесть, осмысленность и новизну (Chandralal and Valenzuela, 2013; Kim, 2014). Недавние исследования указывают на важность новизны в возникновении эмоций и связи с запоминаемостью (Ma et al., 2017; Mitas and Bastiaansen, 2018). Несмотря на то, что важность новизны была установлена, исследования взаимосвязи между новизной и MTE недостаточны.

    Вероятной причиной этого несоответствия может быть преобладание поведенческой, а не когнитивной психологии в предыдущих исследованиях туристического опыта (Скавронская и др., 2017a, b). Исследования показали, что эмоции связаны с повышенной запоминаемостью туристического опыта (Bastiaansen et al., 2019; Hosany et al., 2019), но не дают адекватного понимания теоретических механизмов, с помощью которых эти концепции связаны между собой (Scott, 2020 ). Когнитивная психология — это область, которая изучает механизмы, с помощью которых наш мозг воспринимает и интерпретирует внешние стимулы, и дает представление о психических процессах, связывающих восприятие стимулов с поведением (Neisser, 2014).Несмотря на ее актуальность, в немногих исследованиях когнитивная психология применялась к исследованию туристического опыта (Manthiou et al., 2014; Chandralal and Valenzuela, 2015).

    В данном исследовании применяется теория когнитивной оценки (CAT) (Arnold, 1960; Frijda et al., 1989; Lazarus, 1991; Roseman, 2013) для изучения сложной связи между новизной и запоминаемостью туристического опыта, чтобы повысить ценность дошедшие до нас поведенческие исследования феномена туристического опыта. Полуструктурированные интервью с 25 респондентами были использованы для выявления 75 незабываемых впечатлений от путешествий, связанных с новинками.Анализ результатов дает концептуальную модель когнитивной оценки роли новизны в MTE (рис. 1). Модель исследует влияние новизны на формирование MTE через процесс когнитивной оценки. В связи с этим исследуется пересечение новизны с когнитивными процессами, такими как эмоции, цели, внимание, ожидания, предыдущий опыт (память) и фантазии (прогнозирование).

    Рисунок 1 . Когнитивная оценка новизны MTE.

    Исследования в области когнитивной психологии и туризма

    Туризм — это прикладная область, которая заимствует теорию из основных дисциплин, включая психологию (Weiler et al., 2012, 2018; Ruhanen et al., 2015). Большинство психологических теорий, применяемых в туризме, основаны на поведенческих или социально-психологических подполях психологии. Подполе когнитивной психологии может способствовать концептуальному пониманию феномена туризма, в частности психических процессов, лежащих в основе незабываемых впечатлений (Скавронская и др., 2017а). Когнитивная психология ориентирована на понимание механизмов, с помощью которых наш мозг воспринимает и интерпретирует мир (Скотт, 2020).

    Традиционная когнитивная психология основана на модели обработки информации или модели ввода-вывода мозга, но фокусируется на психических процессах, которые связывают восприятие стимулов и последующее поведение (Neisser, 1967). Познание относится ко всем процессам, с помощью которых сенсорный ввод преобразуется, сокращается, обрабатывается, сохраняется, восстанавливается и используется (Lachman et al., 2015), включая внимание, обучение, сознание, память и эмоции (Neisser, 2014). Применение теории когнитивной психологии к туристическому опыту — новая область исследований (Ларсен, 2007; Агапито и др., 2013; Скавронская и др., 2017a; Кампос и др., 2018; Скотт, 2020).

    Например, концепция внимания может использоваться для лучшего понимания совместного творчества и осознанного туристического опыта (Campos et al., 2016; Chen et al., 2017). Эмоция восторга вызывается высокими уровнями когнитивных оценочных параметров интереса к цели и важности (Ma et al., 2017). Концепция схемы памяти может помочь изучить изменение целевого изображения путем манипулирования согласованностью схемы (Zhang R. et al., 2018). Из-за преобладания поведенческой парадигмы в психологических исследованиях туристического опыта мало литературы, рассматривающей опыт как познавательный процесс. Таким образом, CAT выявления эмоций представляет собой выдающуюся теорию, способную повысить ценность существующих исследований туристического опыта. Это исследование направлено на изучение когнитивного процесса, который связывает новизну через эмоции и запоминаемость, опираясь на CAT (Arnold, 1960; Lazarus, 1991; Roseman, 2013).

    Теория когнитивной оценки

    Следуя когнитивным процессам, концептуализированным в CAT, эмоции возникают после того, как человек оценивает свой опыт по ограниченному количеству оценочных параметров, соответствующих его личным целям во время опыта (Bagozzi et al., 1999; Roseman, 2001; Johnson and Stewart , 2005). Джонсон и Стюарт (2005) определяют оценку как « последствий ситуации для интересов и целей человека и, таким образом, определяют форму, которую эмоциональная реакция принимает в данной ситуации » (стр.4). Процесс оценки определяется как оценка события в окружающей среде (Oatley and Johnson-Laird, 2014). В когнитивной психологии CAT часто применяется в контексте отрицательных эмоций, таких как страх или тревога (So et al., 2016), но в последнее время — к положительным эмоциям (Ma et al., 2017; Manthiou et al., 2017).

    Эмоциональная реакция — это реакция на оценку события с точки зрения его положительного или отрицательного соответствия цели или плану на основе ограниченного числа параметров оценки (Massara et al., 2010). Ключевые когнитивные параметры оценки включают в себя желательность результата или соответствие цели, свободу действий, уверенность, внимание, новизну, неожиданность и потенциал преодоления трудностей (Watson and Spence, 2007). CAT подчеркивает важность интерпретации человеком события, а не самого события, для определения эмоциональной реакции. CAT предлагает последовательный механизм, состоящий из восприятия конкретной ситуации (опыта) с последующей оценкой (оценкой), основанной на оценочных параметрах, из которых возникает конкретная эмоция с потенциалом влиять на поведение (действие) (Cassidy, 2013).Важно отметить, что эмоциональная оценка конкретной ситуации может стимулировать или не стимулировать поведенческий результат (Roseman, 2013).

    Был определен ряд параметров оценки, таких как новизна, соответствие цели, реализация цели и актуальность цели (Ma et al., 2013). Manthiou et al. (2017) использовали измерения соответствия целей и определенности, чтобы определить эмоциональную значимость переживаний в роскошном круизе. Хосани (2012) обнаружил, что такие измерения, как согласованность целей, приятность и внутренняя самосовместимость, вызывают радость, любовь и положительное удивление.Новизна — важный аспект оценки когнитивно-аналитической терапии, а более высокая новизна связана с более высоким эмоциональным возбуждением (Ma et al., 2013). Настоящее исследование применяет CAT для изучения того, как новизна опыта влияет на эмоциональные реакции, которые, в свою очередь, улучшают память о событии.

    Определение новизны

    Новизна — это процесс переживания или встречи с чем-то отличным от регулярно встречаемых объектов (Barto et al., 2013). В нашей повседневной жизни слова « новый, » или « необычный, » являются наиболее распространенными синонимами новизны.Новизна — это сложное и субъективное психологическое понятие (Мандлер, 1997), точное определение которого вызывает споры (Скавронская и др., 2019а).

    Новизна была определена как степень, в которой стимул является несовместимым или знакомым для человека по сравнению с типичной информацией, которой обладает человек (Cohen, 1993; Mak, 2015), или между тем, что известно, и тем, что обнаружено (Mather , 2013). В нейробиологии новизна рассматривается как переменная, связанная с активностью в ответ на стимуляцию (Cloninger et al., 1994). Обнаружено, что новинка увеличивает внимание к фокусным стимулам, способствует развитию и кодированию памяти и изменяет целенаправленное поведение (Bunzeck et al., 2012). Новые стимулы обнаруживаются в самых разных средах, и обнаружение новизны играет ключевую роль в обучении за счет перенаправления внимания на неизвестные и потенциально важные явления (Goldberg, 1994). Это также важно для когнитивного развития и производительности (Tournier et al., 2012).

    В туризме новизна определяется как «степень , до которой опыт отклоняется от ожиданий человека » (Ma, 2013, стр.54). Новые туристические впечатления связаны с неожиданностями, восторгом, удивлением, острыми ощущениями и удовольствиями (Ortony et al., 1988; Scherer, 1993; Roseman et al., 1996; Mitas and Bastiaansen, 2018). Новизна рассматривается как мотивационный предшественник поведения (Berlyne, 1960, 1970; Dunman, Mattila, 2005) и связана с разнообразными, сложными и интенсивными чувствами, способными достичь пиковых переживаний (Cloninger et al., 1994).

    Родственная концепция поиска новизны используется для понимания поведения потребителей (Farias et al., 2014), типологии туристов (Cohen, 1972) и мотивации путешествий (Dann, 1977; Crompton, 1979; Chon, 1989). Поиск новинок занимает центральное место в понимании выбора туристами места назначения (Petrick, 2002) и мотивации (Dann, 1977; Crompton, 1979; Chon, 1989; Lee and Crompton, 1992). Стремление к новизне характеризуется поиском новых, разнообразных, сложных и сильных чувств, а также готовностью взять на себя физическую, социальную, юридическую и финансовую ответственность за достижение нового опыта (Cloninger et al., 1994).

    Считается, что новизна неразрывно связана с переживанием удовольствия через переживания потока, внимательности и творчества (Csikszentmihalyi, 1997; Filep et al., 2016). Новизна связана с эмоциональным возбуждением за счет облегчения скуки и гедонического и эвдемонического благополучия (Iso-Ahola and Weissinger, 1990; Filep and Laing, 2019; Vada et al., 2019).

    Новый опыт, эмоции и воспоминания

    Новизна имеет решающее значение для туризма и путешествий (Mitas and Bastiaansen, 2018) и критически важна для MTE (Kim J.H et al., 2012). Новизна приятного туристического опыта связана с внезапностью или неожиданностью, а также с такими эмоциями, как восторг, удивление и удовольствие (Ortony et al., 1988; Scherer, 1993; Roseman et al., 1996). Эмоции считаются критически важными для выполнения MTE (Bastiaansen et al., 2019; Skavronkaya et al., 2019b). Сильные эмоции, возникающие в результате нового опыта, вызывают яркие воспоминания, создаваемые секрецией химических веществ, включая дофамин (Moyle et al., 2019).Недавние исследования психологических предшественников MTE признают новизну в качестве одного из основных параметров, лежащих в основе запоминаемости опыта (Chandralal and Valenzuela, 2013; Kim, 2014).

    Хотя взаимосвязь между новым опытом, эмоциями и памятью уже обсуждалась, когнитивные процессы, посредством которых связаны эти концепции, требуют дальнейшего изучения (Tung and Ritchie, 2011a; Scott, 2020). Необходимо изучить процесс, посредством которого новизна, память и эмоции связаны в контексте MTE с точки зрения когнитивной психологии из-за доминирования поведенческой парадигмы в существующих исследованиях туристического опыта.Более того, недавняя туристическая литература имеет тенденцию сосредотачиваться преимущественно на предшественниках положительных памятных событий из-за гедонистической природы туризма (Tung and Ritchie, 2011a). Однако в литературе по нейробиологии указывается, что новизна не зависит от эмоциональной валентности (Förster et al., 2010), предполагая, что новизна связана как с положительными, так и с отрицательными эмоциями в MTE.

    В целом новизна — сложное и субъективное явление, фундаментальное для туризма (Mitas and Bastiaansen, 2018), которому не хватает всеобъемлющей структурированной теории (Witt, 2009a, b).Связь новизны с эмоциями и воспоминаниями в туризме малоизучена (Скавронская и др., 2019b). Таким образом, настоящее исследование опирается на когнитивную психологию для изучения связи между новизной и запоминающимся опытом в туризме.

    Метод

    Анализ существующих исследований показал, что количественные методы, часто использующие экспериментальные подходы, преобладали в концептуально связанных исследованиях в психологии и туризме (Li et al., 2015; Veal, 2017; Weiler et al., 2018). Кроме того, существующие количественные исследования MTE в основном сосредоточены на корреляциях между внешними туристическими стимулами и соответствующими условиями, такими как эмоции или поведенческие намерения, предполагая, что внешние стимулы имеют прямое влияние на результат.Преобладание количественных исследований в сфере туризма дополнительно демонстрируется исследованиями предшественников и последствий MTE (Kim, 2014; Chandralal and Valenzuela, 2015; Coudounaris and Sthapit, 2017; Chen and Rahman, 2018). Результаты подтверждают важность новизны для пробуждения эмоций в туризме (Mitas and Bastiaansen, 2018). Таким образом, количественные исследования MTE признают, что различные компоненты процесса когнитивной оценки являются опосредующими факторами, связывающими туристические стимулы с поведением (Ma et al., 2013, 2017; Campos et al., 2016; Ким, 2018).

    Хотя результаты этих исследований опираются на когнитивную психологию, их также часто интерпретируют с точки зрения поведения (Mari and Poggesi, 2013; Manthiou et al., 2017). Следовательно, несмотря на то, что он основан на теории, основанной на когнитивной психологии, анализу еще предстоит глубоко изучить, как процесс когнитивной оценки способствует развитию MTE в туризме. Изучение новизны через процесс когнитивной оценки может дать глубокое понимание для дальнейшего информирования количественных исследований путем обогащения концептуального понимания психических процессов, лежащих в основе запоминаемости опыта.Впоследствии в этом исследовании использовался качественный подход к изучению новизны MTE, предназначенных для углубления концептуального понимания туристического опыта как психологического феномена, как предполагалось в предыдущих исследованиях (Tung and Ritchie, 2011a; Coelho et al., 2018). Поэтому, чтобы устранить обозначенный пробел, в этом исследовании применяется качественный подход с CAT в качестве концептуальной основы для изучения MTE и объединения туризма с областью когнитивной психологии, где количественные методы доминируют в существующих научных исследованиях.Изучение MTE с помощью CAT в качестве теоретической основы обеспечивает дополнительную глубокую перспективу психического состояния организма до — во время и после путешествия, что не могут быть охвачены количественными исследованиями. Таким образом, качественные исследования предшествующих условий психических процессов, происходящих до и во время туристического опыта, помогут лучше понять поведение туристов.

    Были проведены углубленные полуструктурированные интервью с 25 участниками, которых попросили вспомнить три эпизода незабываемых и неожиданных путешествий.В результате было собрано и идентифицировано 75 эпизодов незабываемых и новых впечатлений от путешествий. Интервью проводились на русском языке в Санкт-Петербурге, Краснодаре и Москве в период с апреля по май 2018 года. Каждое интервью проводилось в общественных местах, обычно в кафе, с продолжительностью каждого интервью от 30 до 60 минут. Респонденты были отобраны с использованием удобной выборки (Ali et al., 2014). Этот метод выборки подходит, поскольку основная цель исследования — не обобщение, а, скорее, углубленное изучение новизны и запоминаемости.

    Вопросы для интервью, разработанные с использованием основных арендаторов CAT, описанных в предыдущих исследованиях, посвященных туристическому опыту (Hosany, 2012; Ma et al., 2013; Manthiou et al., 2017). Контрольные вопросы, специально разработанные для выявления умственного процесса, который неразрывно связывает новизну с запоминанием опыта через эмоции (см. Таблицу 1). Пилотные интервью с двумя участниками были применены, чтобы гарантировать, что вопросы были надлежащим образом структурированы и сформулированы, что привело к незначительным изменениям в инструменте перед окончательным запуском.Особое внимание было уделено тому, как новые переживания приводили к эмоциональным откликам и запоминаемости. Эпизоды новизны были идентифицированы с использованием критериев « впервые», наступления определенного события или опыта во время путешествия и несоответствия между ожиданиями и реальным опытом (Meyer et al., 1991).

    Таблица 1 . Вопросы на собеседовании.

    Интервью проводились на русском языке, родном для участников, для развития взаимопонимания с респондентами, которые поощряли говорить открыто, в непринужденной и заинтересованной манере (Welch and Piekkari, 2006).Процессы интервью позволили исследователю понять всесторонние значения, выраженные участниками, а также их культурное и социальное происхождение (Chen et al., 2017). Интервью записывались с помощью цифрового диктофона, в частности приложения «Диктофон», после получения разрешения от каждого участника. Псевдонимы используются для сохранения анонимности респондентов. В таблице 2 представлены характеристики респондентов. Перед анализом все интервью были расшифрованы. После Холла (2004), чтобы повысить достоверность и достоверность результатов, стенограммы интервью были дважды слепым переводом на английский язык и сравнением.

    Таблица 2 . Анкеты участников.

    CAT предоставил теоретическую структуру исследования, и для анализа был использован подход с обоснованной теорией, в частности, для кодирования и интерпретации данных (Corbin and Strauss, 1990; Matteucci and Gnoth, 2017). Следуя Sharma and Sarmah (2019), в этом исследовании использовался NVivo 12 для повышения эффективности анализа данных. Интервью были закодированы по темам с использованием открытого, осевого и выборочного кодирования, как ранее применялось в Kennelly et al.(2013); Hillman et al. (2018) и Moyle et al. (2018).

    Открытое кодирование позволяет идентифицировать и записывать общие возникающие темы, такие как эпизоды новизны, неожиданности и неожиданности в положительно и отрицательно запоминающихся туристических событиях. Осевое кодирование гарантировало, что общие возникающие темы были сгруппированы по таким категориям, как предшествующие и последующие условия новизны в контексте туристического опыта. Проверка надежности перехватчика была выполнена по возникающим темам двумя кодировщиками, независимыми от исследования, в результате чего было достигнуто 82-процентное согласие между тремя кодировщиками, что выше уровня, предложенного Майлзом и Хуберманом (1994).

    Результаты

    Эпизоды новинок в туристическом опыте

    Результаты анализа эпизодов новизны показали, что существует два широких контекста, в которых люди испытывают новизну во время путешествия: целая поездка (связанная с поездкой) или явное событие во время путешествия (связанное с событием). Одно из основных различий этих двух контекстов — количество запоминаемых деталей. Новизна, связанная с поездкой, часто ассоциировалась с первым опытом путешествия во времени, например: « Сначала я расскажу о своей поездке на Кубу.Это была первая поездка в этот регион. Это было решение в последнюю минуту … » [RES_17] . Напротив, новинка, связанная с событием, сфокусирована на ситуации во время поездки « В Салерно мы встретили странствующего художника с собакой. Он был двухметрового роста, очень худой и говорил на всех европейских языках, включая русский ». [RES_8].

    Эпизоды, связанные с новизной, были идентифицированы как « памятных» [RES_24] , «незабываемых» [RES_15] и «, происходящих впервые» [RES_14].Согласно ответам участников, новизна туристического опыта — это то, что у них было «, никогда не испытанное до » [RES_10], что произошло « неожиданно» [RES_25] и было « далеко от обычного» [RES_3]. Новизна для участников описывалась как ощущение пребывания в « незнакомой » [RES_18] или « различных » [RES_3] среде. Новинка была связана либо с « незабываемой поездкой от начала до конца » [RES_8], либо с особенно « знаменательным моментом» в рамках поездки [RES_2].Например, участник упомянул, что « эта поездка была в первый раз когда я ехал так долго », подчеркнув необычную продолжительность поездки, которую она « никогда раньше не испытывала» [ RES_14]. В связи с новинкой, связанной с поездкой в ​​целом, [RES_22] отметил, что « посещение азиатской страны на впервые в моей жизни » сделало его путешествие « незабываемым », во многом благодаря культуре. шок.В отличие от новизны целой поездки, [RES_12] выделяет конкретное событие в рамках поездки в Андорру, когда « впервые в своей жизни я увидел горы огромных размеров». В то время как [RES_16] определил точный момент, который сделал роман о путешествии « вспоминая каждую секунду этого момента , когда я увидел Эйфелеву башню, о которой я был мечтая о ».

    Факторы, влияющие на новизну в туризме

    Мечты и желания были определены как важная тема в описываемых эпизодах новинок туризма.Поездка в Египет, чтобы увидеть Пирамиды и Сфинкса для [RES_24] « было детством мечтой », и когда он был осуществлен, он нашел этот новый опыт « значительным» и « более запоминающимся» , чем другие поездки. Подробно рассказывая о том, что он чувствовал после первой поездки в Байрон-Бей, Австралия, чтобы научиться серфингу, [RES_22] сообщил, что « моя мечта сбылась» и что его « следующая поездка будет где-нибудь где я могу серфить детство мечта » для [RES_19] было отправлено в круиз, и он сообщил, что «факт , что я собираюсь в круиз, заставил меня почувствовать себя таким взволнованным ! »Другая респондентка сообщила, что преодолела препятствие, чтобы осуществить свою мечту — увидеть Великую китайскую стену. « У меня всегда было желание посетить Великую Китайскую стену, но я был напуган толпы.Фотографии тысяч туристов, поднимающихся на Стену, останавливали меня на , чтобы осуществить мою мечту »[RES_2]. Как только она была достигнута, она сказала, что поездка « превзошла мои ожидания» , и теперь она думает, что это была одна из « пиковых переживаний» в ее жизни, и неожиданно было нехватки людей, что означало, что у нас было место всем. себе! »[RES_4] упомянула, что ее поездка на озеро Байкал в России — это то, что она« запомнила больше всего », потому что ее будущий муж« очень хотел, чтобы это произошло »и« было мечты об этом .”

    Цели и намерения посетить определенное новое место назначения были еще одной важной темой. Чтобы проиллюстрировать это, [RES_5] упомянул, что «поездка на Бали была в списке жизней целей , которых я хочу достичь, прежде чем умру ». Категория целей и намерений в жизни / путешествии появляется как нечто, что этот участник « действительно хочет, чтобы это произошло » [RES_25]. Участница определила свой первый визит в Сиань как « незабываемых » и что она была « готова к работе» , потому что « это была моя цель , и я составил список достопримечательностей Сиань, которые Я очень хочу увидеть и просто следовать списку »[RES_14].Один из участников упомянул, что « действительно хотел посетить Японию », но они также хотели поехать « везде, , где я еще не был еще » [RES_1].

    Воспоминания о новизне события респонденты описали более богатыми контекстными деталями по сравнению с новизной всего путешествия . Например, реконструируя поездку в Китай [RES_2] упомянул, что они все еще помнили точную фразу, которую ее друг сказал ей на Великой Китайской стене: «, если вы поделились особым моментом как это с кем-то, вы связаны на всю оставшуюся жизнь .При реконструкции « момент запомнился больше всего » [RES_5] отметил, что « знаменитый норвежский Тролльфьорд составляет 1000 метров в высоту , и вам нужно пройти 11 км . , чтобы достичь пика ». Участник, описывающий новинку, связанную с событием, сообщил, что может « запоминать каждую секунду этого момента» [RES_16], что они « никогда не будут забыть » [ RES_12].

    Результаты нововведений в туристическом опыте

    Новые переживания, описанные респондентами, содержат сильный эмоциональный компонент , как приятный, так и неприятный. Первый в жизни был обнаружен сентиментальным тоном в высшей степени . Например, [RES_8] описала свою первую поездку автостопом так: « небо стало крышей над головой, а дорога стала ниточкой к дому ». [RES_11] заявила, что ее « первая поездка в Америку была как первая любовь, которую ничто не может омрачить. [RES_12] момент, когда она впервые в жизни увидела горы: « все еще чувствую, что часть меня все еще там — в горах Андорры». Другой участник [RES_22] упомянул, что опыт серфинга во время его первой поездки в Байрон-Бей в Австралии был « как хороший кофе — нужно время, и тогда вы обнаружите, что пристраститесь к нему ».

    Участники описали новый опыт как вложенные положительные эмоции и чувство « чувство абсолютной свободы » [RES_8], способность « вырваться на свободу» [RES_4] и чувство « потерянных во времени » [ RES_2].Один из участников отметил, что впервые увидеть монгольские юрты было: « так интересно! ”[RES_14 ] . Некоторые незабываемые впечатления, которыми поделились респонденты, были очень положительными. Например, [RES_17] сказала, что она « была счастлива почти каждую секунду этой поездки». Наряду с « быть счастливым » [RES_6] упомянул, что он испытал счастье, когда « поделился этими эмоциями и переживаниями » с другими людьми.

    Surprise также был идентифицирован как сопутствующая новинка в сфере туризма. Например, [RES_10] сообщил: « Это была моя первая поездка за границу Я помню, я спросил местного человека в магазине: сколько (на английском языке)? и он ответил мне по-китайски. У меня так было удивило ! Кажется, что сегодня все во всем мире говорят на китайском языке ». [RES_1] сказал о своем первом путешествии на яхте: « восхитительная и счастливая атмосфера.« [RES_15] описал удивительное событие во время незабываемой поездки как очень« трогательный момент ».

    Эпизоды туристической новизны были связаны с ностальгическими чувствами, чувствами. Участники « хотели вернуться » [RES_14] в места, которые они посетили « в первый раз» и где они « чувствовали себя так хорошо, » [RES_20]. [RES_14] сказал: « Я хочу вернуться в определенные места в Италии и увидеть определенных людей.… Я хочу вернуться в тот же отель, я хочу вернуться на тот же берег моря, в то же кафе. Я так чувствую ностальгию ».

    Респонденты вспомнили как положительных, так и отрицательных неожиданных событий во время путешествий. Негативные переживания романа были описаны как « неудачных », « неудачных » [RES_16] и как « далеко от ожидаемого » [RES_17]. При описании своего первого опыта в банановой лодке [RES_10] упомянул, что « напугал » и « испугал », поскольку она не умеет плавать, и никто не объяснил, что она должна это делать.Интересно, что одна из респондентов, , переоценила , отрицательный опыт первой поездки со своим парнем , , как положительный , даже несмотря на то, что их багаж был украден, и опыт был « трудным, », а не « впечатляющим». всего ». Этот респондент упомянул, что « проблемы … были действительно критическими для наших будущих отношений … Трудности заставляют пару оставаться вместе или разлучаться. Мы прошли через это вместе, как команда… Тенерифе сам по себе меня совершенно не впечатлил » [RES_17].

    Обмен опытом стал еще одной важной темой. По словам участников, обмен незабываемыми впечатлениями от путешествий с другими людьми дает опыт « имеет смысл, » [RES_6], « значимых » [RES_23] и « незабываемых » [RES_9]. Разделение эмоционального события в поездке к новому месту назначения было чрезвычайно важным для одного из участников, который упомянул, что счастье от посещения Малайзии произошло от способности « делиться этими эмоциями и переживаниями с другими» [РЕЗ_11].

    Еще одна тема была обозначена как яркие и подробные воспоминания . Так [RES_2] описала детали посещения Великой Китайской стены, включая слова, которые она все еще помнила, например: « он называл меня« сладкая », никто так меня не называл до . ” Респондент вспомнила свой пиковый опыт во время поездки 10 лет назад: « Я никогда не забуду Италия.В Салерно мы встретили странствующего художника с собакой. Он был двухметрового роста, очень худой и говорил на всех европейских языках, включая русский. Он был из Словении, его звали Иван, а собаку звали Дорис… » [RES_8].

    Обсуждение

    Это исследование исследует пересечение новизны и запоминаемости туристического опыта. Данные включали в себя воспоминания и реконструкцию туристического опыта, с анализом, предназначенным для непосредственного сосредоточения внимания на эпизодах новизны во время путешествий, факторах, влияющих на новизну, а также на результатах новизны туристического опыта.Это исследование выявило предшественники и последующие условия новизны туристического опыта. Кроме того, было рассмотрено углубленное исследование роли новизны в процессе когнитивной оценки. В следующем разделе результаты этого исследования связаны с туризмом и когнитивной психологией. Результаты этого исследования устраняют предполагаемые пробелы в существующей литературе по MTE, предшествующие и последующие условия новизны в туризме интегрированы в концептуальную основу когнитивной оценки новизны MTE (Рисунок 1).

    Реконструкция эпизодов новизны туристического опыта

    Результаты показывают, что новизна влияет на то, как запоминаются и реконструируются пространственные, временные, контекстные и эмоциональные детали туристического опыта. Новизна влияет на реконструкцию и переоценку опыта, который определяется как , запоминаемость . Была выявлена ​​связь между ощущением новизны и способностью вспоминать эпизоды новизны с большей точностью, особенно для конкретных событий.Выявлено, что эпизоды новизны сосредоточены на воспоминаниях о всей поездке (, связанная с поездкой новинка ) или сужены до одного события (, связанная с событием новинка ) в рамках поездки. Основным критерием различия между этими двумя контекстами является количество вспоминаемых и реконструируемых деталей. Было обнаружено, что новизна, связанная с поездкой, связана со сравнительно низким уровнем эмоциональных и контекстных деталей во время воспоминаний и реконструкций. Реконструкция связанной с поездкой новизны в туризме включает более широкие пространственные и временные детали поездки, такие как новое географическое положение, новую продолжительность поездки или необычное расстояние до пункта назначения, в то время как новинка, связанная с событием, сосредоточена на конкретной ситуации в поездке. .Новые события, связанные с событиями, во время поездки респонденты вспоминали с более богатыми контекстными и эмоциональными деталями по сравнению с новинкой всей поездки.

    Воспоминания о подробных поездках и событиях, связанных с событиями, были отмечены и объяснены повышенным вниманием, которое респонденты отметили при вспоминании MTE. Это согласуется с исследованиями в литературе по когнитивной психологии и нейробиологии, посвященной автобиографической памяти (Radvansky and Zacks, 2011), восстановлению памяти (Tulving et al., 1996), воспоминания о вспышках (Winograd, Neisser, 1992), а также исследования новизны стимулов и ориентировочной реакции (Kishiyama, Yonelinas, 2003). Это исследование подтвердило, что новизна способствует более точному воспроизведению туристического опыта за счет внимания, поскольку те необычные и новые занятия, на которые участники обратили внимание, с большей вероятностью запомнятся. Таким образом, дошедшие до нас исследования автобиографических воспоминаний и воспоминаний со вспышками объясняют, что новизна связана с сильными эмоциями и с большей вероятностью запомнится.

    Предшественники новизны туристического опыта

    Размышления о прошлом ( ретроспектива ) и будущем ( перспектива ) будут использоваться в качестве линзы для выявления и критического анализа предшественников и последствий новизны в туристическом опыте. Это исследование показало, что ретроспективные антецеденты связаны с процессом воспоминания, в то время как предполагаемые предшественники новизны в туристическом опыте связаны с ожиданием будущих событий, что отражено в модели когнитивной оценки новизны в MTE (см. Рисунок 1).

    Ретроспективное мышление о прошлых путешествиях влияет на то, как обсуждают новшества в туризме. Ретроспекция включает детальную реконструкцию события из памяти с сопутствующим ощущением себя (Shiffman et al., 1997; Miller et al., 2010; Sadeh et al., 2014). Это исследование показывает, что процесс вспоминания воспоминаний о предыдущих путешествиях связан с реконструированными эмоциями, а также с воспоминаниями, соответствующими CAT.

    Используя ретроспективное мышление для анализа предшествующих условий новизны в туризме, в этом исследовании было установлено, что предшествующего опыта можно интерпретировать как более широкий ретроспективный антецедент новизны в туризме, который может быть дополнительно объяснен с помощью концепций ментальной схемы , эмоций , и воспоминаний о прошлых поездках , в том числе ностальгических .Предыдущий опыт определен как важное условие новизны, поскольку он формирует следы аналогичных переживаний в прошлом, что позволяет участникам испытать новизну в настоящем и позволяет потенциально вспоминать и реконструировать в будущем.

    Это исследование также выявило, что помимо воспоминаний, опыт новизны в туризме также включает в себя процесс ожидания будущих событий, который связывает новизну с концепцией поиска. Prospection относится к прототипу предвзятого видения будущего в сторону приятных переживаний и основывается на схемах, стереотипах, личных целях и других мысленных представлениях о том, на что обычно похож человек (Kane et al., 2012). Вместе с тем, поиск похож на аффективное прогнозирование или представление о том, какими будут наши будущие путешествия при различных сценариях (Скавронская и др., 2017a). В целом, перспективное мышление об антецедентах MTE связывает новизну с такими понятиями, как цели, ожидания, мечты и фантазии, как это отражено на предлагаемом рисунке 1.

    Концепции ожидания и прогнозирования расширяют концептуальное понимание неотъемлемой роли фантазий и целей в когнитивной оценке новизны в туризме.В этом исследовании респонденты вспоминали эпизоды путешествий из прошлого, в том числе воспоминания о чувствах до поездки, которые связаны с волнением. В свою очередь, ожидание будущего путешествия было переплетено с такими понятиями, как интерес и цели поездки, что, в свою очередь, стимулировало навязчивые мысли о будущем путешествии, которые являются фантазией (Le et al., 2019). После этого познавательного процесса во время реальной поездки у человека была более сильная эмоциональная реакция из-за достижения связанных с поездкой целей.

    В целом, предшествующие новшества в туризме включали ретроспективный и перспективный компоненты. Предполагаемый компонент включает в себя ожидание будущих событий, ожидания и фантазии о будущих путешествиях. Более сильные цели означают большие ожидания, более сильные эмоции и запоминаемость, когда возникает новизна, связанная с целью. Воспоминание о новизне требует воссоздания воспоминаний и прошлого опыта. Эти воспоминания о прошлых событиях сильнее и, следовательно, их легче вспомнить, когда событие связано с новизной.

    Последствия новшеств в туристическом опыте

    Последствия новизны в туризме можно разделить на немедленные и долгосрочные. Чтобы признать разницу между долгосрочными и непосредственными последствиями новизны в туризме, соответствующий раздел был включен в концептуальную основу когнитивной оценки новизны в MTE (см. Рисунок 1).

    Непосредственные последствия новизны туристического опыта включают сильные эмоции и чувства, а также ретранслирующие воспоминания, связанные с новым опытом, с большим потенциалом для передачи в долговременную память.Нейропсихологические исследования показывают, что информация о новом опыте кодируется и передается в долговременную память (Tulving et al., 1994; Tulving and Kroll, 1995). Как уже упоминалось ранее, новизна также связана с повышенным вниманием. Повышенное внимание к новому опыту увеличивает объем информации, которая закодирована и хранится в памяти (Dijksterhuis and Aarts, 2010; Van Kesteren et al., 2012). Кратковременная память способна хранить информацию только в течение короткого периода времени и с ограниченной емкостью, тогда как долговременная память имеет большую емкость и продолжительность (Аткинсон и Шиффрин, 1968).Новизна считается необходимым условием для кодирования информации в долговременной памяти (Tulving and Kroll, 1995) и увеличивает возможности взаимодействия между различными системами памяти (Henson and Gagnepain, 2010).

    Долгосрочные последствия новизны включают улучшенную запоминаемость и легкость запоминания (воспоминания) (Webster, 1994; Tung and Ritchie, 2011b). Воспоминание или вспоминание и повторная обработка прошлых событий новизна приводит к переоценке и изменению смысла, связанного с событием.Примером может служить переоценка неожиданного и неприятного опыта путешествия (например, украденного багажа) как положительного, если цели, связанные с этим человеком, были достигнуты. Таким образом, переоценка включала переоценку, основанную на соответствии конкретного опыта путешествия целям людей. Этот вывод согласуется с предыдущей туристической литературой о роли эмоций и целей в процессе когнитивной оценки в туризме (Hosany, 2012; Ma et al., 2017; Campos et al., 2018). Цели также могут определять поведение, направляя внимание на выдающиеся объекты (Dijksterhuis and Aarts, 2010).Новизна объекта, характерного для цели, привлекает внимание.

    Это исследование показало, что интенсивное восприятие является последующим условием новизны вспоминаемых событий. Предыдущие исследования признали, что эмоции связаны с запоминающимся опытом туризма (Bastiaansen et al., 2019). Результаты настоящего исследования показывают, что новизна может вызывать как положительные, так и отрицательные эмоции в туристическом опыте (Kim J. H et al., 2012; Lin et al., 2014; Wang et al., 2017). Таким образом, новизна не зависит от эмоциональной валентности (Förster et al., 2010). Эмоциональная валентность вместо этого определяется оценками соответствия целей, а новизна, связанная с конгруэнтным опытом, приведет к приятным эмоциям (Mitas and Bastiaansen, 2018).

    Новые приятные события часто ассоциировались со свободой (Moore et al., 1995), неожиданностью, счастьем, волнением и восторгом (Ma et al., 2017). Интересно, что было обнаружено, что положительные яркие воспоминания о новых впечатлениях от путешествий связаны с ностальгией и намерением повторно посетить место назначения (Hwang and Hyun, 2013; Bergs et al., 2019). Ностальгия включена в ретроспективную часть концептуальной основы (рис. 1), и отношения о влиянии новизны на ностальгию представляют собой важную область для будущих научных исследований. Участники также поделились негативно запомнившимся туристическим опытом, связанным с новизной, вызванной неожиданной болезнью, травмой и другими потерями или периодами повышенного эмоционального стресса. В результате неприятных впечатлений от путешествия участники испытывают разочарование, неожиданность, страх, ужас (Petzer et al., 2012; Weaver et al., 2018).

    Заключение, последствия и дальнейшие исследования

    Новинка — это измерение когнитивной оценки, способное усилить внимание и эмоции и, следовательно, создать долговечные яркие воспоминания. Новизна влияет на интенсивность эмоций, более сильную память и, следовательно, влияет на легкость воссоздания переживаний (запоминаемости) и воспоминаний. В рамках этого исследования была разработана концептуальная модель, которая исследует роль новизны как параметра когнитивной оценки в формировании MTE посредством выявления эмоций, а также ассоциаций с когнитивными процессами, такими как цели, внимание и ожидания, посредством ретроспективного и перспективного подхода к воображаемым и напомнил о туристическом опыте (см. рисунок 1).

    Это исследование вносит свой вклад в сферу туризма, исследуя, как теория когнитивной психологии может быть использована для более детального понимания туристического опыта и наоборот (Tung and Ritchie, 2011a; Kim and Brown, 2012; Kim J. H et al. al., 2012; Kim K. et al., 2012; Pearce, Packer, 2013; Torland et al., 2015; Scott et al., 2017; Moyle et al., 2019; Huang et al., 2020). В частности, это исследование повышает ценность исследований психических процессов, связанных с туристическим опытом (Ma et al., 2013, 2017; Campos et al., 2016, 2018; Скавронская и др., 2019a) и способствует лучшему пониманию роли новизны как предшественника, так и следствия MTE (Chandralal and Valenzuela, 2015; Mitas, Bastiaansen, 2018; Skavronkaya et al., 2019a).

    Хотя данное исследование посвящено туризму, оно также призвано стимулировать дискуссию в когнитивной психологии, касающуюся эффективности туризма для развития знаний в рамках данной дисциплины. Традиционная когнитивная психология использует экспериментальные подходы, часто в лабораторных условиях, и эти методы и техники доступны для изучения внутренних процессов, связанных с туризмом и путешествиями (Li et al., 2015; Hadinejad et al., 2019; Скотт, 2020). Однако туризм предоставляет возможности за пределами лабораторных условий, где могут применяться когнитивные теории. Понимание психических процессов, лежащих в основе туристического опыта, помогает лучше понять поведение туристов.

    Ценность новизны для индустрии туризма демонстрируется через улучшенный дизайн туристического опыта. Например, внедряя новые, неожиданные и неожиданные компоненты для разработки туристического опыта и маркетинговых кампаний, практикующие туристы могут увеличить количество повторных посещений, сформировать лояльность и вызвать удовлетворение туристов (Chen and Rahman, 2018; Kim, 2018).Понимание новизны в туризме может повысить эмоциональное взаимодействие с туристами в дестинации (Michalkó et al., 2015), предоставляя предпринимателям возможность реализовать новизну, чтобы привлечь туристов на глубоком и глубоком уровне. Кроме того, благодаря быстрому распространению передовых технологий появляется возможность для дальнейшего изучения, интерпретации и внедрения новизны в MTE с помощью таких технологий, как виртуальная и дополненная реальность (Bec et al., 2019).

    Требуется дальнейшее осмысление новинок в туризме, поскольку был выявлен ряд теоретических пробелов.Например, в сохранившейся туристической литературе по эмоциональным и MTE (Petrick, 2002; Tung and Ritchie, 2011a; Ma et al., 2017) слова новизна, неожиданность и неожиданность часто используются как взаимозаменяемые, и эти понятия не отличаются от одного. Другой. Однако эти концепции получили дорогостоящее объяснение в когнитивной и нейробиологии (Плутчик, 1980; Мейер и др., 1991; Барто и др., 2013). Следовательно, необходимо различать новые, удивительные и неожиданные туристические впечатления.Кроме того, существующие исследования туризма в основном сосредоточены на стремлении к новизне (Kim and Kim, 2015), а не на новизне как параметре оценки. Таким образом, различия между новизной и стремлением к новизне в туристическом опыте требуют дальнейшего изучения. В связи с гедонистическим характером туристического опыта большинство исследований роли новизны в положительно запоминающемся туристическом опыте (Ma et al., 2013, 2017; Mitas and Bastiaansen, 2018). Роль новизны как оценочного параметра в туристическом опыте, воспринимаемом как негативный, в туристической литературе не рассматривается.

    Заявление о доступности данных

    Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

    Заявление об этике

    Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Университетом Гриффита — 2017/751. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании. Письменное информированное согласие было получено от человека (лиц) на публикацию любых потенциально идентифицируемых изображений или данных, включенных в эту статью.

    Авторские взносы

    Результаты этого исследования основаны на докторской диссертации LS под названием ( Новинка в памятном туристическом опыте ). LS сыграл ключевую роль в концептуализации, сборе данных, анализе и составлении рукописи. BM и NS сыграли решающую роль в концептуализации исследования, а дальнейшее руководство, предоставленное BM, сосредоточилось на методе и анализе. Все стороны участвовали в написании и просмотрели окончательный вариант несколько раз перед подачей.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Агапито Д., Мендес Дж. И Валле П. (2013). Изучение концептуализации сенсорного измерения туристического опыта. J. Destin. Рынок. Manag. 2, 62–73. DOI: 10.1016 / j.jdmm.2013.03.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Али, Ф., Хуссейн, К., Рагаван, Н. А. (2014). Запоминающийся опыт клиентов: изучение влияния впечатлений клиентов на воспоминания и лояльность в малазийских курортных отелях. Proc. Soc. Behav. Sci. 144, 273–279. DOI: 10.1016 / j.sbspro.2014.07.296

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Аткинсон Р. К. и Шиффрин Р. М. (1968). «Человеческая память: предлагаемая система и процессы управления ею», в Психология обучения и мотивации: достижения в исследованиях и теории, том.2 , ред. К. В. Спенс и Дж. Т. Спенс (Лондон: Academic Press), 103–106.

    Google Scholar

    Багоцци, Р. П., Гопинатх, М., и Найер, П. У. (1999). Роль эмоций в маркетинге. J. Acad. Рынок. Sci. 27, 184–206. DOI: 10.1177 / 0092070399272005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барто, А., Миролли, М., Бальдассар, Г. (2013). Новинка или сюрприз? Фронт. Psychol. 4: 907. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00907

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бастиаансен, М., Lub, X. D., Mitas, O., Jung, T. H., Ascenção, M. P., Han, D. I., et al. (2019). Эмоции как основные строительные блоки опыта. Внутр. J. Contemp. Hosp. Manag. 31, 651–668. DOI: 10.1108 / IJCHM-11-2017-0761

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бек А., Мойл Б., Шаффер В., Тиммс К., Скавронская Л. и Литтл К. (2019). Управление иммерсивным наследием туризма: концептуальная модель. Тур. Manag. 72, 117–120. DOI: 10.1016 / j.tourman.2018.10.033

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бергс Ю., Митас О., Смит Б. и Навейн Дж. (2019). Предвосхищающая ностальгия по дизайну опыта. Curr. Проблемы Тур. 1–13. DOI: 10.1080 / 13683500.2019.1669539

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Берлин Д. Э. (1960). «Новизна, неопределенность, конфликт, сложность» в серии McGraw-Hill по психологии. Конфликт, возбуждение и любопытство , изд. Д. Э. Берлин (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл), 18–44.DOI: 10.1037 / 11164-002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бунцек, Н., Доеллер, К. Ф., Долан, Р. Дж., И Дюзель, Э. (2012). Контекстное взаимодействие между новизной и обработкой вознаграждения в мезолимбической системе. Hum. Карта мозга. 33, 1309–1324. DOI: 10.1002 / HBM.21288

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кампос, А.С., Мендес, Дж., Валле, П. О., Скотт, Н. (2016). Опыт совместного творчества: внимание и запоминаемость. J. Путешествие. Рынок. 33, 1309–1336. DOI: 10.1080 / 10548408.2015.1118424

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кампос, А.С., Мендес, Дж., Валле, П. О., Скотт, Н. (2018). Совместное создание туристических впечатлений: обзор литературы. Curr. Проблемы Тур. 21, 369–400. DOI: 10.1080 / 13683500.2015.1081158

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кэссиди, Т. (2013). Психология окружающей среды: поведение и опыт в контексте. Лондон, Великобритания: Psychology Press. DOI: 10.4324 / 9780203940485

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чандралал, Л., Валенсуэла, Ф. (2015). Запоминающиеся туристические впечатления: масштабное развитие. Contemp. Manag. Res. 11, 291–310. DOI: 10.7903 / cmr.13822

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чандралал, Л., Валенсуэла, Ф. Р. (2013). Изучение незабываемого туристического опыта: антецеденты и поведенческие результаты. J. Econ.Автобус. Manag. 1, 177–181. DOI: 10.7763 / JOEBM.2013.V1.38

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чен, Х., Рахман, И. (2018). Культурный туризм: анализ вовлеченности, культурных контактов, незабываемого туристического опыта и лояльности к направлениям. Тур. Manag. Перспектива. 26, 153–163. DOI: 10.1016 / j.tmp.2017.10.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чен, И.-Л., Скотт, Н., Бенкендорф, П. (2017). Внимательный туристический опыт: буддийская точка зрения. Ann. Тур. Res. 64, 1–12. DOI: 10.1016 / j.annals.2017.01.013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чон, К. (1989). Понимание мотивации, отношения и удовлетворенности путешественников-любителей. Тур. Ред. 44, 3–7. DOI: 10.1108 / eb058009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Клонингер, К. Р., Пшибек, Т. Р., и Свракич, Д. М. (1994). The Temperament and Character Inventory (TCI): Руководство по его развитию и использованию. Центр психобиологии личности, Вашингтонский университет, Сент-Луис, Миссури, США. DOI: 10.1037 / t03902-000

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коэльо М., Гослинг М. и Алмейда А. (2018). Туристический опыт: основные процессы незабываемых путешествий. J. Hosp. Тур. Manag. 37, 11–22. DOI: 10.1016 / j.jhtm.2018.08.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коэн, Э. (1972). К социологии международного туризма. Soc. Res. 39, 164–182.

    Google Scholar

    Коэн, Э. (1993). Гетерогенизация туристического искусства. Ann. Туризм Res. 20, 138–163.

    Google Scholar

    Корбин, Дж. М., и Штраус, А. (1990). Обоснованное теоретическое исследование: процедуры, каноны, оценочные критерии. Qual. Социол. 13, 3–21. DOI: 10.1007 / BF00988593

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Coudounaris, D. N., and Sthapit, E.(2017). Антецеденты незабываемого туристического опыта, связанные с поведенческими намерениями. Psychol. Рынок. 34, 1084–1093. DOI: 10.1002 / март 21048

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Csikszentmihalyi, M. (1997). Поток и психология открытий и изобретений . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: HarperPerennial.

    Google Scholar

    Данман, Т., и Маттила, А.С. (2005). Роль аффективных факторов на воспринимаемую ценность круизного отпуска. Тур. Manag. 26, 311–323. DOI: 10.1016 / j.tourman.2003.11.014

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фариас, С.А., Агиар, Э.С., и Мело, Ф.В.С. (2014). Атмосфера магазина и эмпирический маркетинг: концептуальная основа и исследовательские предложения для необычного клиентского опыта. Внутр. Автобус. Res. 7, 87–99. DOI: 10.5539 / ibr.v7n2p87

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Филеп, С., Лейнг, Дж. (2019).Тенденции и направления в туризме и позитивной психологии. J. Travel Res. 58, 343–354. DOI: 10.1177 / 0047287518759227

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Filep, S., Laing, J., and Csikszentmihalyi, M., (eds.). (2016). «Синтезирование позитивного туризма», в Positive Tourism (Лондон: Рутледж), 205–214. DOI: 10.4324 / 9781315707129

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Förster, J., Marguc, J., and Gillebaart, M. (2010).Теория категоризации новизны. Soc. Чел. Psychol. Компас 4, 736–755. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2010.00289.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Frijda, N.H., Kuipers, P., and Ter Schure, E. (1989). Отношения между эмоциями, оценкой и эмоциональной готовностью к действию. J. Pers. Soc. Psychol. 57, 212–228. DOI: 10.1037 / 0022-3514.57.2.212

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Gnoth, J., и Matteucci, X. (2014). Феноменологический взгляд на литературу по исследованию поведенческого туризма. Внутр. J. Cult. Тур. Hosp. Res. 8, 3–21. DOI: 10.1108 / IJCTHR-01-2014-0005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хадинеджад, А., Мойл, Б. Д., Скотт, Н., и Крал, А. (2019). Эмоциональные отклики на туристическую рекламу: приложение FaceReader ™. Тур. Воссоздать. Res. 44, 131–135. DOI: 10.1080 / 02508281.2018.1505228

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холл, М. (2004). «Рефлексивность и исследования туризма», в Качественные исследования в туризме: онтологии, эпистемологии и методологии , ред. Л.Гудсон и Дж. Филлимор (Лондон: Рутледж), 137–155.

    Google Scholar

    Хиллман П., Мойл Б. Д. и Вейлер Б. (2018). Применение визуальных методов к восприятию развития туризма. Внутр. J. Cult. Тур. Hosp. Res. 12, 124–129. DOI: 10.1108 / IJCTHR-06-2017-0073

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хосани, С. (2012). Оценочные детерминанты эмоциональных реакций туристов. J. Travel Res. 51, 303–314. DOI: 10.1177/0047287511410320

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хосани, С., Бузова, Д., и Санс-Блас, С. (2019). Влияние привязанности к месту, вызванного рекламой положительного аффекта и мотивации на намерение посетить: склонность воображения как модератора. J. Travel Res . 2019: 1–19. DOI: 10.1177 / 0047287519830789

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хуанг Д., Коглан А. и Цзинь X. (2020). Понимание причин прекращения поддержки Airbnb. Ann. Тур. Res . 80: 102798. DOI: 10.1016 / j.annals.2019.102798

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хван Дж. И Хён С. С. (2013). Влияние ностальгии на эмоциональные реакции и намерения пересмотреть в роскошных ресторанах: сдерживающая роль перерыва. Внутр. J. Hosp. Manag. 33, 250–262. DOI: 10.1016 / j.ijhm.2012.09.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Исо-Ахола, С. Э., и Вайссинджер, Э. (1990).Восприятие скуки в досуге: концептуализация, надежность и обоснованность шкалы скуки досуга. J. Leis. Res. 22, 1–17. DOI: 10.1080 / 00222216.1990.11969811

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонсон А. Р. и Стюарт Д. В. (2005). Переоценка роли эмоций в поведении потребителей: традиционные и современные подходы. Ред. Маркет. Res. 1, 3–33. DOI: 10.1108 / S1548-6435 (2004) 0000001005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кейн, Дж., Ван Бовен, Л., Макгроу, А. П. (2012). Прототипическое исследование: будущие события более прототипически представлены и смоделированы, чем прошлые события. евро. J. Soc. Psychol. 42, 354–362. DOI: 10.1002 / ejsp.1866

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кеннелли М., Мойл Б. и Ламонт М. (2013). Ограничение переговоров в серьезном досуге: исследование триатлонистов-любителей. J. Leis. Res. 45, 466–484. DOI: 10.18666 / jlr-2013-v45-i4-3895

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, А.К., и Браун, Г. (2012). Понимание взаимосвязи между воспринимаемым опытом путешествия, общим удовлетворением и лояльностью к месту назначения. Анатолия 23, 328–347.

    Google Scholar

    Ким Дж. (2014). Предпосылки незабываемых туристических впечатлений: разработка шкалы для измерения атрибутов дестинации, связанных с незабываемыми впечатлениями. Тур. Manag. 44, 34–45. DOI: 10.1016 / j.tourman.2014.02.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, Дж.(2018). Влияние незабываемого туристического опыта на поведение лояльности: посреднические эффекты имиджа места назначения и удовлетворенности. J. Travel Res. 57, 856–870. DOI: 10.1177 / 0047287517721369

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, Дж. Х. (2010). Определение факторов, влияющих на запоминаемость путешествий. J. Путешествие. Рынок. 27, 780–796. DOI: 10.1080 / 10548408.2010.526897

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, Дж.Х., Ричи Дж. Б. и Маккормик Б. (2012). Разработка шкалы для измерения незабываемых туристических впечатлений. J. Travel Res. 51, 12–25. DOI: 10.1177 / 0047287510385467

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, К., Халлаб, З., и Ким, Дж. Н. (2012). Эффект смягчения впечатлений от путешествия в пункте назначения на взаимосвязь между изображением пункта назначения и намерением вернуться к нему. J. Hosp. Рынок. Manag. 21, 486–505. DOI: 10.1080 / 19368623.2012.626745

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким С. и Ким Х. (2015). Сдерживающее влияние стремлений туристов к новизне на взаимосвязь между удовлетворенностью и поведенческими намерениями. Тур. Анальный. 20, 511–522. DOI: 10.3727 / 108354215X14411980111415

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кириллова К., Лехто X., Цай Л. (2017). Что вызывает трансформационный туризм? Тур. Воссоздать. Res. 42, 498–511.DOI: 10.1080 / 02508281.2017.1342349

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кноблох У., Робертсон К. и Эйткен Р. (2017). Опыт, эмоции и эвдемония: рассмотрение туристического опыта и благополучия. J. Travel Res. 56, 651–662. DOI: 10.1177 / 0047287516650937

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лахман, Р., Лахман, Дж. Л., и Баттерфилд, Э. К. (2015). Когнитивная психология и обработка информации: Введение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс. DOI: 10.4324 / 9781315798844

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ларсен, С. (2007). Аспекты психологии туристического опыта. Сканд. J. Hosp. Тур . 7, 7–18. DOI: 10.1080 / 15022250701226014

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лазарус Р. С. (1991). Эмоции и адаптация . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Ле Д., Скотт Н., и Ломанн, Г. (2019). Применение эмпирического маркетинга для продажи туристических мечтаний. J. Путешествие. Рынок. 36, 220–235. DOI: 10.1080 / 10548408.2018.1526158

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли Т. и Кромптон Дж. (1992). Измерение поиска новинок в туризме. Ann. Тур. Res. 19, 732–751. DOI: 10.1016 / 0160-7383 (92) -V

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли С., Скотт Н. и Уолтерс Г. (2015). Текущие и потенциальные методы измерения эмоций в туристическом опыте: обзор. Curr. Проблемы Тур. 18, 805–827. DOI: 10.1080 / 13683500.2014.975679

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лин Ю., Керстеттер Д., Навийн Дж. И Митас О. (2014). Изменения эмоций и их взаимодействия с личностью во время отпуска. Тур. Manag. 40, 416–424. DOI: 10.1016 / j.tourman.2013.07.013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ма, Дж. (2013). Эмоции, порожденные опытом тематических парков: предшественники и последствия восторга клиентов (докторская диссертация).Университет Квинсленда, Брисбен, QLD, Австралия.

    Google Scholar

    Ма, Дж., Гао, Дж., Скотт, Н., и Дин, П. (2013). Удовлетворение клиентов, основанное на опыте тематических парков: предшествующие моменты восторга, основанные на теории когнитивной оценки. Ann. Тур. Res. 42, 359–381.

    Google Scholar

    Ма, Дж., Скотт, Н., Дин, П., и Гао, Дж. (2017). Доволен или доволен? Положительные эмоциональные отклики, полученные от впечатлений от тематических парков. Дж.Путешествие Тур. Рынок. 34, 1–19. DOI: 10.1080 / 10548408.2015.1125824

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мак, А. Х. (2015). «Новизна, туризм», в Энциклопедия туризма , ред. Дж. Джафари и Х. Сяо (Лондон: Рутледж), 319. doi: 10.1007 / 978-3-319-01669-6_460-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мандлер, Г. (1997). Человеческая природа изучена . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Мантиу, А., Кан Дж. И Хён С. С. (2017). Интеграция теории когнитивной оценки и теории сценария в секторе роскошных круизов: связующая роль воспоминаний и повествования. J. Путешествие. Рынок. 34, 1071–1088. DOI: 10.1080 / 10548408.2016.1277575

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Manthiou, A., Lee, S., Tang, L., and Chiang, L. (2014). Экономический подход к фестивальному маркетингу: яркая память и лояльность посетителей. J. Serv. Рынок. 28, 22–35. DOI: 10.1108 / JSM-06-2012-0105

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мари М., Поггези С. (2013). Сигналы Servicescape и поведение клиентов: систематический обзор литературы и программа исследований. Серв. Industries J. 33, 171–199.

    Google Scholar

    Массара Ф., Лю С. С. и Мелара Р. Д. (2010). Адаптация к розничной среде: моделирование взаимодействия потребителя и окружающей среды. J. Автобус. Res. 63, 673–681.DOI: 10.1016 / j.jbusres.2009.05.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маттеуччи, X., и Гнот, Дж. (2017). Разработка обоснованной теории в туристических исследованиях. Ann. Тур. Res. 65, 49–59. DOI: 10.1016 / j.annals.2017.05.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мейер, W. -U., Niepel, M., Rudolph, U., and Schützwohl, A. (1991). Экспериментальный анализ неожиданности. Cogn. Эмот. 5, 295–311. DOI: 10.1080 / 0269993

    11042

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Михалко, Г., Иримиас, А., и Тимоти, Д. Дж. (2015). Разочарование в туризме: перспективы управления туристическими дестинациями. Тур. Manag. Перспектива. 16, 85–91. DOI: 10.1016 / j.tmp.2015.07.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майлз М. Б. и Хуберман А. М. (1994). Качественный анализ данных: расширенный справочник . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сейдж.

    Google Scholar

    Митас, О., Бастиаансен, М. (2018). Новинка: механизм удовольствия туристов. Ann. Тур. Res. 72, 98–108. DOI: 10.1016 / j.annals.2018.07.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мур К., Кушман Г. и Симмонс Д. (1995). Поведенческая концептуализация туризма и отдыха. Ann. Тур. Res. 22, 67–85. DOI: 10.1016 / 0160-7383 (94) 00029-R

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мойл Б. Д., Мойл К. Дж. И Бек А. (2018). Сосуществование туризма и горнодобывающей промышленности: стратегические рамки межотраслевого взаимодействия. Curr. Проблемы Тур. 21, 1966–1987. DOI: 10.1080 / 13683500.2016.1238884

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мойл Б. Д., Мойл К. Л., Бек А. и Скотт Н. (2019). Следующий рубеж в исследовании эмоций в туризме. Curr. Проблемы Тур. 22, 1393–1399. DOI: 10.1080 / 13683500.2017.1388770

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Neisser, U. (1967). Когнитивная психология . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

    Google Scholar

    Ортоны, А., Клор, Г. Л., и Коллинз, А. (1988). Когнитивная структура эмоций . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511571299

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пассафаро, П. (2019). Отношение и устойчивое поведение туристов: обзор литературы и обсуждение некоторых теоретических и методологических вопросов. J. Travel Res . DOI: 10.1177 / 0047287519851171. [Epub перед печатью].

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пирс, П.Л., Пакер Дж. (2013). Умы в движении: новые связи между психологией и туризмом. Ann. Тур. Res. 40, 386–411. DOI: 10.1016 / j.annals.2012.10.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петрик, Дж. Ф. (2002). Экспертиза новинок гольф-отдыхающих. Ann. Тур. Res. 2, 384–400. DOI: 10.1016 / S0160-7383 (01) 00040-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петцер Д. Дж., Де Мейер К. Ф., Свари С. и Свенссон Г. (2012).Негативные эмоции получателей услуг в условиях обслуживания авиакомпаний и больниц. J. Serv. Рынок. 26, 484–496. DOI: 10.1108 / 08876041211266413

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Плутчик Р. (1980). «Общая психоэволюционная теория эмоций», в Theories of Emotion , ред. Р. Плутчик и Х. Келлерман (Кембридж, Массачусетс: Academic Press), 3–33. DOI: 10.1016 / B978-0-12-558701-3.50007-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Праяг, Г., Хосани, С., Маскат, Б., и Дель Кьяппа, Г. (2017). Понимание взаимосвязи между эмоциональными переживаниями туристов, воспринимаемым имиджем в целом, удовлетворением и намерением рекомендовать. J. Travel Res. 56, 41–54. DOI: 10.1177 / 0047287515620567

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Роземан И. Дж. (2001). «Модель оценки в эмоциональной системе: объединение теории, исследования и применения», в «Процессы оценки в эмоциях: теория, методы, исследования» , под ред. К.Р. Шерер, А. Шорр и Т. Джонстон (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 68–91.

    Google Scholar

    Роземан И. Дж. (2013). Ответ автора: на рубеже оценочной теории. Эмот. Ред. 5, 187–188. DOI: 10.1177 / 1754073

    9592

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Роземан И. Дж., Антониу А. А. и Хосе П. Э. (1996). Оценочные детерминанты эмоций: построение более точной и всеобъемлющей теории. Cogn.Эмот. 10, 241–277. DOI: 10.1080 / 026999396380240

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Руханен, Л., Вейлер, Б., Мойл, Б. Д., и МакЛеннан, К. Л. Дж. (2015). Тенденции и закономерности в исследованиях устойчивого туризма: библиометрический анализ за 25 лет. J. Sustain. Тур. 23, 517–535. DOI: 10.1080 / 09669582.2014.978790

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шерер, К. Р. (1993). Изучение процесса оценки предшествующих эмоций: экспертно-системный подход. Cogn. Эмот. 7, 325–355. DOI: 10.1080 / 02699939308409192

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скотт, Н. (2020). Когнитивная психология и туризм — серфинг на «когнитивной волне»: перспективная статья. Туризм Ред. DOI: 10.1108 / TR-06-2019-0217. [Epub перед печатью].

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скотт, Н., Гао, Дж., И Ма, Дж. (2017). «Введение: создание незабываемых впечатлений», в Visitor Experience Design , ред.Скотт, Н. Дж. Гао и Дж. Ма (Оксфордшир: CABI Publishing), 3–12.

    Google Scholar

    Шарма, Н., Сарма, Б. (2019). Вовлеченность потребителей в деревенский экотуризм: пример самой чистой деревни в Азии — Мавлиннонг. J. Global Schol. Рынок. Sci. 29, 248–265. DOI: 10.1080 / 21639159.2019.1577692

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шиффман, С., Хафффорд, М., Хиккокс, М., Пати, Дж. А., Гнис, М., и Кассель, Дж. Д. (1997). Помните это? Сравнение воспоминаний о случаях отказа от курения в реальном времени и в ретроспективе. J. Consult. Clin. Psychol. 65, 292–308. DOI: 10.1037 / 0022-006X.65.2.292.a

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скавронская Л., Данг Л., Мойл Б. Д., Скотт Н. (2017b). «Выбор решения на основе опыта», в Visitor Experience Design , ред. Н. Скотт, Н. Дж. Гао и Дж. Ма (Оксфордшир: CABI Publishing), 68–90. DOI: 10.1079 / 9781786391896.0068

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скавронская, Л., Мойл Б., Скотт Н. и Краль А. (2019a). Психология новизны незабываемых туристических впечатлений. Curr. Выпуски Tour . 1–16. DOI: 10.1080 / 13683500.2019.1664422

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скавронская Л., Мойл Б., Скотт Н., Шаффер В. (2019b). Сбор незабываемых впечатлений от туризма: как работает WeChat? J. Тур по Китаю. Res . 1–23. DOI: 10.1080 / 19388160.2019.1656131

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скавронская, Л., Scott, N., Moyle, B., Le, D., Hadinejad, A., Zhang, R., et al. (2017a). Когнитивная психология и исследования туризма: состояние дел. Тур. Ред. 72, 221–237. DOI: 10.1108 / TR-03-2017-0041

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Со, Дж., Кванг, К., и Чо, Х. (2016). Пересмотр моделей апелляции к страху с точки зрения теории когнитивной оценки и теории функциональных эмоций. Commun. Monogr. 83, 120–144. DOI: 10.1080 / 03637751.2015.1044257

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Торланд, М., Вейлер, Б., Мойл, Б. Д., и Вольф, И. Д. (2015). Ваши утки в ряду? Восприятие внешними и внутренними заинтересованными сторонами преимуществ парков в Новом Южном Уэльсе, Австралия. Manag. Sport Leis. 20, 211–237. DOI: 10.1080 / 23750472.2015.1028428

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Турнье, И., Мэти, С., Постал, В. (2012). Связь между рутинизацией и когнитивными ресурсами в дальнейшей жизни. Внутр. J. Aging Hum. Dev. 74, 143–161.DOI: 10.2190 / AG.74.2.c

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Талвинг, Э., Маркович, Х., Крейк, Ф., Хабиб, Р., и Хоул, С. (1996). Активация новизны и знакомства в ПЭТ-исследованиях кодирования и извлечения памяти. Cereb. Cortex 6, 71–79. DOI: 10.1093 / cercor / 6.1.71

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тулвинг, Э., Маркович, Х. Дж., Капур, С., Хабиб, Р., и Хоул, С. (1994). Новинка кодирующих сетей в мозгу человека: данные позитронно-эмиссионной томографии. Нейроотчет 5, 2525–2528.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Тунг, В. В. С., и Ричи, Дж. Б. (2011a). Изучение сущности незабываемых туристических впечатлений. Ann. Тур. Res. 38, 1367–1386. DOI: 10.1016 / j.annals.2011.03.009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тунг, В. В. С., и Ричи, Дж. Б. (2011b). Изучение незабываемых впечатлений на рынке путешествий для пожилых людей: исследование шишки воспоминаний. J. Путешествие. Рынок. 28, 331–343. DOI: 10.1080 / 10548408.2011.563168

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тайнан, К., и Маккечни, С. (2009). Маркетинг опыта: обзор и переоценка. J. Рынок. Manag. 25, 501–517. DOI: 10.1362 / 026725709X461821

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Uysal, M., Perdue, R., and Sirgy, M.J. (Eds.). (2012). Справочник по туризму и исследованиям качества жизни: улучшение жизни туристов и жителей принимающих сообществ .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Science and Business Media. DOI: 10.1007 / 978-94-007-2288-0

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вада С., Прентис К. и Сяо А. (2019). Влияние туристического опыта и благополучия на привязанность к месту. J. Розничная торговля. Минусы. Серв. 47, 322–330. DOI: 10.1016 / j.jretconser.2018.12.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван Кестерен, М. Т., Руйтер, Д. Дж., Фернандес, Г., и Хенсон, Р. Н. (2012). Как схема и новизна способствуют формированию памяти. Trends Neurosci. 35, 211–219. DOI: 10.1016 / j.tins.2012.02.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Телятина, А. Дж. (2017). Методы исследования отдыха и туризма . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пирсон.

    Google Scholar

    Воло, С. (2013). «Концептуализация опыта: туристический подход», в Маркетинг туристического опыта , ред. Н. Скотт, Э. Лоуз и П. Боксбергер (Лондон: Routledge), 19–34.

    Google Scholar

    Ван, С., Кириллова, К., Лехто, X. (2017). Согласование неудовлетворительного туристического опыта: эффективность типа сообщения и роль контрфактического мышления. Тур. Manag. 60, 233–243. DOI: 10.1016 / j.tourman.2016.12.008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уотсон, Л., и Спенс, М. Т. (2007). Причины и последствия эмоций на поведении потребителей. евро. J. Market. 41, 487–511. DOI: 10.1108 / 030710737570

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уивер, Д., Тан, К., Ши, Ф., Хуанг, М. Ф., Бернс, К., и Шэн, А. (2018). Темный туризм, эмоции и эффекты посетителей после опыта в чувствительном геополитическом контексте: пример из Китая. J. Travel Res. 57, 824–838. DOI: 10.1177 / 0047287517720119

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вебстер, Дж. Д. (1994). Предикторы воспоминаний: перспектива продолжительности жизни. Банка. J. Aging 13, 66–78. DOI: 10.1017 / S0714980800006565

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вейлер, Б., Мойл Б. и МакЛеннан К. Л. (2012). Дисциплины, влияющие на докторские исследования туризма: США, Канада, Австралия и Новая Зеландия. Ann. Тур. Res. 39, 1425–1445. DOI: 10.1016 / j.annals.2012.02.009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вейлер Б., Торланд М., Мойл Б. Д. и Хадинежад А. (2018). Психология в туризме, докторантура. Тур. Воссоздать. Res. 43, 277–288. DOI: 10.1080 / 02508281.2018.1460081

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Велч, К., и Пиеккари, Р. (2006). Преодолевая языковые границы: качественное собеседование в международном бизнесе. Manag. Int. Ред. 46, 417–437. DOI: 10.1007 / s11575-006-0099-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Winograd, E., and Neisser, U. (1992). Аффект и точность воспоминаний: проблема «вспышек» воспоминаний . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511664069

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Witt, U.(2009b). Новизна и пределы незнания в экономике. J. Econ. Методол. 16, 361–375. DOI: 10.1080/13501780

    9269

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ю, К. К., Юн, Д., и Пак, Э. (2018). Мотивация туристов: комплексный подход к выбору направления. Тур. Ред. 73, 169–185. DOI: 10.1108 / TR-04-2017-0085

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чжан, Х., Ву, Ю. и Бухалис, Д. (2018). Модель воспринимаемого имиджа, незабываемого туристического опыта и намерения пересмотреть. J. Destin. Рынок. Manag. 8, 326–336. DOI: 10.1016 / j.jdmm.2017.06.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чжан Р., Скотт Н. и Гардинер С. (2018). «Роль схем изображений в формировании имиджа пляжного направления острова Хайнань», CAUTHE 2018: Get Smart: Paradoxes and Possibility in Tourism, Hospitality and Events Education and Research , ред. Я. Тамара, С. Пол, М. Габриель (Ньюкасл), 380–383

    Google Scholar

    Переживание эмоций — PubMed

    Рисунок 1

    Ключевые области мозга в нейронном референсном пространстве для ментального представления эмоций.…

    фигура 1

    Ключевые области мозга в нейронном референсном пространстве для ментального представления эмоций. Вентральная система основного аффекта включает два тесно связанных контура, которые закреплены в орбитофронтальной коре (вся вентральная поверхность передней части мозга, лежащая за глазничной костью над глазом; рис. 1c). Сенсорная система включает латеральный сектор орбитофронтальной коры (OFC) и включает латеральные части BA 11 и 13, BA 47/12 ( a, c, фиолетовый ).Он тесно связан с передней островковой частью ( d, желтый ) и базолатеральным (BL) комплексом миндалины ( d , роза , вентральная сторона). Висцеромоторная схема включает вентральную часть вентромедиальной префронтальной коры (VMPFC), которая находится в медиальном секторе OFC ( a , b , c , синий ) и включает медиальную BA 11 и 13 вентральную. части BA 10, а также BA 14, где соединяются медиальный и латеральный аспекты OFC; VMPFC тесно связан с миндалевидным телом (включая центральное ядро, d , rose , дорсальный аспект) и субгенуальными частями передней поясной коры, включая передние аспекты BA 24, 25 и 32 на медиальной стенке мозг (ACC; b , медь и tan ).Дорсальная система связана с атрибуциями психического состояния, включая дорсальный аспект VMPFC, соответствующий переднему полюсу в BA 10 ( b , бордовый ), передней ACC ( персик ) и дорсомедиальной префронтальной коре (DMPFC). ), соответствующие медиальным аспектам BA 8, 9 и 10 ( a, b, зеленый ). Вентролатеральная префронтальная кора (VLPFC) показана красным цветом ( и ). Также для справки показаны таламус ( b , светло-розовый ), брюшное полосатое тело ( d , зеленое ) и средняя лобная извилина в дорсолатеральной префронтальной коре ( a , оранжевый ). .Фотографии адаптированы из DeArmond et al. (1989, стр. 5, 7, 8 и 43).

    Психология совместного опыта

    Как опытные дизайнеры, мы тратим много времени на разработку стратегии о том, как вызвать определенные эмоции у нашей аудитории. В конце концов, именно эмоции определяют поведение и создают трансформационную ценность для брендов.

    Итак, когда у нас была возможность поговорить с Рэйчел Хершенберг о пересечении эмоций и переживаний — в частности, о том, как усилить и продлить эмоциональные реакции, производимые переживаниями, — мы ухватились за этот шанс.Доктор Хершенберг — лицензированный клинический психолог и доцент кафедры психиатрии и поведенческих наук в Университете Эмори. Она также является автором книги Activating Happiness, которую вы можете предварительно заказать здесь.

    Прочтите отрывок из беседы.


    Ли Лонг, агентство XD: Считаете ли вы, что опыт, которым делились с другими, намного эффективнее? А как так?

    Рэйчел Хершенберг: Когда мы говорим об обмене опытом, мы можем думать об этом двумя разными способами.Первый — это активный обмен опытом с другим, то есть вы участвуете в какой-либо деятельности с кем-то еще. Предполагая, что мы говорим о приятном занятии, определенно полезно заниматься позитивным делом с другим человеком. Это может максимизировать то, насколько вам нравится мероприятие, одновременно укрепляя связь, которую вы чувствуете друг с другом, потому что вы участвовали в нем вместе.

    Второй тип обмена опытом — это получение опыта, а затем рассказ о нем кому-то другому.Мы склонны меньше думать об этом типе обмена — и есть действительно отличные данные, показывающие, насколько это значимо.

    LL: Итак, чтобы быть уверенным, если я получаю удовольствие от опыта в одиночестве, а затем рассказываю об этом другу, моя собственная эмоциональная реакция усиливается?

    RH: Именно так. Исследователи называют это капитализацией, когда вы рассказываете кому-то о позитивном событии в своей жизни. Мероприятие могло пройти в одиночку или с людьми — детали не имеют значения. Важно то, что у вас будет возможность заново пережить свое позитивное событие, вытянув детали и проведя беседу, в которой вы подробно остановитесь на том, что в нем было значимого.

    LL: Вы много слышите о психологической пользе ведения дневника. Это экстраполяция?

    RH: Журнал о положительном опыте и сосредоточение внимания на благодарности абсолютно полезны для психологического здоровья. Вы абсолютно правы. Самое интересное в том, что, когда вы ведете этот активный разговор о том, что произошло, вы не только получаете индивидуальную психологическую выгоду (например, от ведения дневника), но и одновременно усиливаете чувство близости в отношениях.Таким образом, это похоже на проведение мероприятия с этим человеком, потому что конечным результатом может быть ощущение близости к человеку, с которым вы поделились этим событием. Связь крепнет.

    Позвольте мне более четко объяснить, что я имею в виду. Что вы делаете в первую очередь, когда с вами случается что-то хорошее? Как ваша дочь встретила новую веху, которую вы должны засвидетельствовать?

    LL: Я бы позвонила мужу по этому поводу или рассказала ему об этом, как только он вернется домой.

    RH: Именно так. И если предположить, что он не нервничает из-за долгого дня и не выполняет несколько задач одновременно, пока вы говорите ему — другими словами, он уделяет вам все свое внимание — что может случиться дальше?

    LL: Скорее всего, он задаст вопросы и разделит мое волнение. Мы, наверное, в конечном итоге поговорим о том, как она так красиво и так быстро растет!

    RH: Право. Если ваш муж отвечает оптимально поддерживающим тоном, он попросит вас подробно рассказать о том, что произошло.Он также поможет вам задуматься о том, что это событие значило для вас и как оно может повлиять на ваше будущее. И, участвуя в этом разговоре, вы, вероятно, почувствуете близость с ним, как будто он действительно понимает вас — и как он понимает, почему этот небольшой момент вашего дня был таким значительным.

    И вы не только получите улучшение настроения от первоначального опыта, но и сможете воспользоваться всеми этими дополнительными преимуществами, если поговорите об этом позже.

    LL: Это кажется действительно значимым в личной обстановке, и я могу представить, что эффекты будут справедливы и в профессиональной, будь то потребители, которые делятся своей эмоциональной реакцией на бренд с друзьями или коллегами, которые принимают новые деловые сообщения вместе и налаживание более продуктивных и значимых рабочих отношений.

    LL: Есть ли люди, которые наиболее эффективны для извлечения выгоды — которые наиболее сильно усиливают эмоциональную реакцию?

    RH: Самый важный ингредиент — убедиться, что вы получите оптимальную поддержку, а это означает, что человек, которому вы говорите, уделяет внимание, смотрит в глаза и может выразить искренний энтузиазм. Этот человек также продолжит разговор, а не просто скажет вам «отлично» и перейдет к другой теме.Таким образом, нюанс заключается в том, чтобы подумать, с кем я могу поговорить на эту тему и когда будет подходящее время для этого. Исследования показывают, что такие обсуждения приносят пользу во всех типах отношений, даже со знакомыми. Таким образом, даже если они могут быть отличным ресурсом для установления близости в романтических отношениях, они абсолютно полезны для любых отношений.

    LL: В эмпирическом маркетинге мы уделяем большое внимание личному опыту, но также стремимся максимально расширить возможности обмена опытом — как можно расширить его жизнь и охват — через социальные сети.Как вы думаете, какую роль технологии играют в помощи людям в получении прибыли?

    RH: С точки зрения исследований, мы меньше знаем о прямых сравнениях, но в целом я бы рекомендовал учитывать плюсы и минусы различных форм общения. Личные встречи в реальном времени могут дать вам самые положительные отзывы, но это может оказаться невозможным, учитывая, насколько мы все заняты в повседневной жизни. Текстовые сообщения могут дать вам самый немедленный ответ, но могут ограничить количество деталей, в которые вы входите. Электронная почта может действительно помочь вам составить свое повествование и настроить вас на получение более длинного ответа, но ответ, который вы получите, может быть довольно задержан после события.А публикация сообщений в социальных сетях может увеличить частоту «лайков» и общей поддержки, но вы можете меньше всего уточнить значимость события.

    LL: В этом есть смысл. Похоже, важно найти правильное дополнение к содержанию и контексту. Разговор об опыте общения с людьми в реальном времени имеет смысл, но то же самое делает и разговор в более широком смысле, виртуально.

    RH: Именно так. Чтобы добиться максимального эмоционального воздействия, я обычно рекомендую использовать комбинацию методов.

    LL: Большое спасибо за то, что поделились своими мыслями и помогли нам лучше понять, как психологические исследования подтверждают эмоциональное воздействие обмена опытом.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.