Абсолютная идея: АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ — это… Что такое АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ?

Автор: | 14.05.1982

Содержание

АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ — это… Что такое АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ?

АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ

АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ — основополагающее понятие гегелевской философии, выражающее безусловную полноту всего сущего и в то же время само являющееся этим единственно подлинно сущим. А.И. — это еще и предмет всей системы гегелевской философии. Будучи и субстанцией и субъектом одновременно, она осуществляет себя в процессе собственного имманентного развития. Самораскрытие ее содержания проходит в виде ряда ступеней постепенного движения от абстрактно-всеобщего к конкретному, частному. Данное движение вперед заключает в себе три основных стороны деятельности: полагающую, противополагающую и соединяющую, т.е. обнаружение и разрешение противоречий, благодаря чему и осуществляется переход к более высоким ступеням развития. На первом этапе А.И. предстает в виде логической А.И., как «идеи-в-себе», лишенной самосознания, развивающейся исключительно в стихии чистой мысли.

В таком виде она является предметом логики. Вторая ступень самораскрытия А.И. — это природа, или идея в ее «инобытии», «самоотпустившая» себя в чужое, положенное, правда, ею же самой, чтобы затем «извести из себя это иное» и снова «втянуть его в себя», став субъективностью, духом. Познав себя в форме природы и найдя себя в ней в форме человеческого сознания, А.И. вновь приходит к себе, чтобы стать тем, что она есть. Т.о. она превращается в абсолютный дух, «идею-в-себе-и-для-себя» — завершающее звено, реализующее саморазвитие А.И., выступающей на этом этапе предметом гегелевской философии духа. Соблюдая не только букву, но и дух гегелевского учения, следует заметить, что А.И., абсолютное не существует оторванно от природы и конечного духа, до них или раньше их. Строго говоря, абсолютное не есть первоначально, или прежде, только логическая идея, потом — природа и, наконец, познавший самое себя дух; здесь нет места чисто временному прохождению абсолютным одной ступени за другой. Сам Гегель полагал, в частности, что абсолютное одновременно существует в различных формах, ни одна из которых не выражает всю его суть целиком, являясь лишь отдельными моментами, сторонами последнего.
Рассматриваемый Гегелем в заключительной части его системы абсолютный дух представляет собой поэтому единство всех своих моментов. В этом смысле взятые отдельно в их самостоятельности, эти моменты есть лишь абстракции, являющие собой историю абсолютного в одном из его измерений. Было бы точнее, т.о. говорить не о «переходе» абсолютной логической идеи к природе, а от нее к духу (это, по Гегелю, мнимый переход), а лишь о переходе логики к философии природы и философии духа.

Новейший философский словарь. — Минск: Книжный Дом. А. А. Грицанов. 1999.

  • АБСОЛЮТИЗАЦИЯ
  • АБСОЛЮТНОЕ И ОТНОСИТЕЛЬНОЕ

Полезное


Смотреть что такое «АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ» в других словарях:

  • АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ —         основная категория философии Гегеля, обозначающая универсум в его полноте, безусловную, конкретную и личностную всеобщность (т. е. субстанцию и субъект одновременно). А. и. своим содержанием имеет процесс своего же собственного раскрытия… …   Философская энциклопедия

  • Абсолютная идея — Гегельянство …   Википедия

  • АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ — основополагающее понятие гегелевской философии, выражающее безусловную полноту всего сущего и в то же время само являющееся этим единственно подлинно сущим. А.И. это еще и предмет всей системы гегелевской философии. Будучи и субстанцией и… …   История Философии: Энциклопедия

  • Абсолютная идея —         одно из главных понятий в философских системах объективного идеализма. Например, в системе Гегеля понятие А. и. выражает высший синтез, первооснову всего сущего, а природа и дух выступают как различные формы существования А. и., как её… …   Большая советская энциклопедия

  • АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ — основная категория философии Гегеля, обозначающая универсум, то есть смысл «творца всех вещей» …   Тематический философский словарь

  • Идея — У этого термина существуют и другие значения, см.

    Идея (значения). Идея (др. греч. ἰδέα  видность, вид, форма, прообраз) в широком смысле  мысленный прообраз какого либо предмета, явления, принципа, выделяющий его основные, главные и… …   Википедия

  • Абсолютная — Абсолютный (лат. absolutus законченный, неограниченный, безусловный, совершенный) абсолютный означает то, что рассматривается само по себе, без отношения к чему либо другому, противопоставляется относительному. Значения В философии: Абсолютная… …   Википедия

  • идея — сущ., ж., употр. очень часто Морфология: (нет) чего? идеи, чему? идее, (вижу) что? идею, чем? идеей, о чём? об идее; мн. что? идеи, (нет) чего? идей, чему? идеям, (вижу) что? идей, чем? идеями, о чём? об идеях 1. Говоря о какой либо идее или об… …   Толковый словарь Дмитриева

  • ИДЕЯ — (от греч. idea образ, представление) многозначное понятие, использовавшееся в философии в существенно разных смыслах. В философии до Платона И. это форма, вид, природа, образ или способ, класс или вид. У Платона И. вневременная сущность,… …   Философская энциклопедия

  • Абсолютная музыка — Одно из центральных понятий музыкальной эстетики XIX перв. пол. XX в. А. м. называли инструментальные произведения, свободные от прикладных функций и не связанные с программностью. Своим происхождением понятие А. м. обязано немецкой философии, в… …   Энциклопедия культурологии


Абсолютная идея и ее воплощение

Ивакин, Алексей Аркадьевич; Івакін, Олексій Аркадійович; Ivakin, Alexey A.

Abstract:

Автор исходит из того понимания «идеи», которое было присуще Платону – первооткрывателю того факта, что универсум не только материален, но и идеален. Автор опирается также на философию Гегеля, развившего содержание платоновского учения об идее как феномене и категории. Используя перспективный гегелевский смыслообраз «Круга кругов» и ставя акцент на его онтологическом аспекте, автор насыщает его результатами интуиции таких выдающихся философов, как Гераклит, Анаксагор, Аристотель, Спиноза, Лейбниц, Ницше, Хайдеггер и др.

Автор уверен в том, что современное понимание гегелевской категории «Абсолютная Идея» невозможно без привлечения основных положений учения Тейяра де Шардена о ноосфере как об идеальной цели ортогенеза (направленного развития) сознания. Поскольку данную целенаправленную деятельность Абсолюта Тейяр излагает как опосредствованную естественным эволюционным процессом, постольку автор считает, что тот на основе фактов развивает вывод Гераклита о том, что Разум «управляет всем при помощи всего». Продолжая работу всех названных выше философов, автор приходит к выводу о том, что «Абсолютная идея» является высшей формой воплощения (а также Целью и Смыслом) всех форм (идей) творческой деятельности Космоса и микрокосмоса, направленной на постоянное созидание и восстановление гармонии бытия. Поскольку данная деятельность Космоса невозможна без неиссякаемого присутствия в нём жизни и мысли, постольку следует признать направленность эволюционного процесса природы на извечную соревновательность и отбор с целью создания из неживого – живого, а из живого – мыслящего.
Именно в этом заключается суть Логоса, то есть содержательной логики Бытия, обеспечивающей воплощение Абсолютной Идеи как проявление Воли Абсолюта к власти над хаосом. В заключении автор показывает принципиальное родство философского учения об Абсолютной Идее с религиозной интуицией о троичной ипостасности Абсолюта.

Description:

Ивакин А. А. Абсолютная идея и ее воплощение / А. А. Ивакин // Ідея і дія : погляд Ф./П./П./С./ : колективна монографія / за заг. ред. О. А. Івакіна, Д .В. Яковлева. — Херсон : Видавничий дім «Гельветика», 2017. — С. 4-19.

10. Абсолютный идеализм Гегеля. Система и метод философии Гегеля. История как процесс саморазвития «абсолютного духа»

10. Абсолютный идеализм Гегеля. Система и метод философии Гегеля. История как процесс саморазвития «абсолютного духа»

Георг Гегель

завершил логическое разворачивание концепций Канта-Фихте-Шеллинга и, опираясь на идею Абсолютного Тождества Шеллинга, создал философскую систему Абсолютного Идеализма, построенную на следующих положениях:

1.  Если Абсолютный Разум является тождеством субъекта и объекта, то есть тождеством мышления и природы, то Он содержит в себе всё, что существует в этом мире. Таким образом, Абсолютный Разум есть сам этот мир. Но, ведь, Абсолютный Разум есть не только этот мир, Он при этом есть всегда еще и то, что Он есть непосредственно сам по себе.

А что же такое Абсолютный Разум сам по себе? Абсолютный Разум сам по себе —

это есть некая идея его самоочевидного существования, идея о том, что Абсолютный Разум вообще существует, безотносительно того, что такое есть при этом Абсолютный Разум.

Но если эта идея содержит в себе самоочевидное существование Абсолютного Разума как такового, то она же содержит в себе и то, каков есть этот Абсолютный Разум по своей природе. Потому что, если идея определяет, что Абсолютный Разум есть, то она же, эта самая же идея, определяет и то, что такое есть Абсолютный Разум полностью однозначно и безо всяких вариантов этому. Ведь, другие варианты предполагали бы для себя другую идею, но других вариантов быть не может, поскольку нечто абсолютное может быть только единственным вообще и в принципе.

Таким образом, Абсолютный Разум — это Абсолютная Идея, потому что нечто абсолютное содержать в себе может также только абсолютное.

Итак, самоочевидно существует некая Абсолютная Идея, содержащая в себе как само существование Абсолютного Разума, так и, соответственно этому, то, что такое есть этот Абсолютный Разум по своей природе.

То есть некая Абсолютная Идея определяет собой, что такое Абсолютный Разум, и, следовательно, эта Идея является первоосновой Абсолютного Разума.

2. Таким образом, получается, что эта Абсолютная Идея, определяющая Абсолютный Разум, необходимо сохраняется и в составе вещественного мира, который разворачивается из Абсолютного Разума в результате его дифференциации на дух и на природу, так как мир вещей — это всего лишь инобытийное состояние самого Абсолютного Разума.

А если это так, то Абсолютная Идея является устойчивым и неизменным первоэлементом, как мира духовного в составе Абсолютного Разума, так и мира природного, исшедшего из того же Абсолютного Разума.

Следовательно, Абсолютная Идея, определяющая Абсолютный Разум — это первооснова и сущность вообще всего и духовного и материального в мире.

Таким образом,

первым принципом правильного познания, правильной философии, должен быть принцип абсолютного идеализма — источником и первоосновой мира является его всеобщее духовное начало в виде Абсолютной Идеи.

3. Таким образом, Абсолютная Идея есть основа всякого бытия, и, следовательно, Она есть само бытие, как таковое, Она есть Бытие Всего.

Но, ведь, в бытии Абсолютной Идеи нет содержания, поскольку в нём тождественны и качественно неразличимы абсолютно все духовные и природные явления. То есть, по своему содержательному потенциалу бытие Абсолютной Идеи становится равным понятию бытия Ничего, то есть бытия не подлинного.

Таким образом, бытие всего, бытие Абсолютной Идеи становится Ничем, неподлинным бытием.

Но, при этом, это Ничто, это мнимое, неподлинное бытие Абсолютной Идеи, мыслится нами, когда мы определяем бескачественную природу этого бытия, его первосущность и т. д. Мы определяем его как необходимый элемент рассуждений, мыслим, и, следовательно, как мыслимое, оно становится тут же бытием подлинным.

Итак, Бытие Всего, бытие Абсолютной Идеи, нельзя назвать подлинным, поскольку оно бессодержательно и бескачественно. Но, одновременно с этим, Бытие Всего, бытие Абсолютной Идеи, нельзя назвать не подлинным, поскольку оно мыслится и тут же в силу этого становится подлинным.

Так, всё-таки, подлинно Бытие Абсолютной Идеи, и вместе с ней Бытие Всего в мире, или не подлинно? Однозначно ответить на этот вопрос нельзя, потому что однозначно здесь ясно только одно — самоочевидно имеет право и тот вариант, и этот. Следовательно, что самоочевидно и однозначно ясно, то и подлинно.

То есть:

подлинны оба этих противоположных варианта, но не каждый из них по отдельности друг от друга, а только оба вместе в противоречивом взаимодействии друг с другом и в постоянном столкновении друг с другом, в течение которого один вариант переходит в другой и наоборот.

Таким образом, получается, что всё подлинное не может быть подлинным без чего-либо противоположного себе, в которое оно может перейти.

И вся подлинность чего-либо состоит только в том, что есть еще нечто противоположное, с чем оно не может разделиться, но при этом борется с ним же. А когда борется, то само становится своей противоположностью.

Итак,

нет ничего однозначно подлинного в Бытии, кроме одного — процесса перехода противоположностей друг в друга.

Следовательно,

вторым принципом правильного познания, правильной философии, должен быть

принцип диалектики — принцип постоянного становления Бытия Всего в результате столкновения и перехода друг в друга противоположностей.

4. Если, таким образом, Бытие Всего, Бытие Абсолютной Идеи, постоянно находится в становлении, то это становление, со всей очевидностью, должно с чего-то начаться. А начаться становление Бытия Всего должно с акта самопознания, потому что Абсолютная Идея — это прежде всего Разум, а любой Разум начинает свою деятельность, свое становление, с акта самоопределения, с акта самопознания.

Итак, становление Бытия Всего начинается с того, что Абсолютная Идея должна сначала самопознаться и самоопределиться сама в себе. То есть — она должна распознаться и раскрыться сама для себя в системе связанных понятий, для чего Ей необходима логика. Ведь только логика может непосредственно связать внутренние определения Абсолютной Идеи в систему Её самоидентификации, в систему Её самоузнавания и самоопределения.

Таким образом,

третьим принципом правильного познания является

принцип системности, то есть строгий и неукоснительный логицизм теоретических построений разума.

5. Поскольку такое системное явление, как Абсолютная Идея, в своем становлении всегда будет далее действовать системно, в соответствии с законами логики, то развитие Абсолютной Идеи, согласно законам логики, должно происходить в серии необходимых и закономерно вытекающих друг из друга переходов от одного состояния к другому.

Отсюда заявляется

четвертый принцип правильного познания, правильной философии — принцип историзма, подразумевающий рассмотрение познаваемого явления во всей последовательности всех этапов его изменения и развития.

6. Поскольку Абсолютная Идея есть непосредственно сам этот мир, то правильное познание Абсолютной Идеи есть, таким образом, правильное познание и духа этого мира, и его материи.

Следовательно, познание мира во всей совокупности его элементов и связей в их развитии через познание Абсолютной Идеи, это есть познание мира, некогда задуманного Абсолютной Идеей, возникшего из Неё и развивающегося через Неё к какой-то цели, Ею же поставленной.

Из этого проистекает

пятый принцип правильного познания, принцип теологизма — то есть принцип того, что философия должна пониматься как основа религиозного сознания, решающего всеобщие проблемы возникновения мира, развития мира и общей цели существования мира.

Таким образом, в окончательной концепции Гегеля Абсолютная Идея — это саморазвивающаяся духовная первооснова мира, которая существует вечно и содержит в скрытом, свернутом виде все возможные определения природных, общественных и духовных явлений, и саморазвивается в направлении к определенной цели.

В процессе саморазвития Абсолютная Идея проходит несколько стадий:

1. Формирование системы теоретических категорий чистого разума. На этой стадии происходит самопознание Абсолютной Идеи и заложение Ею принципов создания природного мира в виде умственных категорий, содержащих характеристики будущего природного мира — пространство, время, материя, движение, взаимодействие, субстанция, сила, вещь, единичное, множественное, причинность и т. д.

2. Отчуждение от себя своего же природного инобытия для формирования из него мира конечных вещей. Это — стадия самореализации Абсолютной Идеи в вещественном мире. В этом вещественном мире Она реализуется в категориях чистого разума, которые придумала для природы на первой стадии самопознания — мир будет существовать во времени и пространстве, материально, вещественно, в постоянном движении, в причинном взаимодействии и т. д.

На этой, второй стадии, всё также делается для самопознания, ибо Абсолютная Идея, как Разум, с самого начала и всегда будет делать одно и тоже: только и только познавать. Он будет делать это в соответствии со своей природой, поскольку он — Разум. А поскольку этот Разум есть всё, что есть вообще в бытии, то Он будет с самого начала и всегда познавать только и только самого себя.

И вот здесь, на этой стадии, Абсолютная Идея создает из себя новый объект познания для собственного самопознания — материальную природу.

3. Возникновение в мире конечных вещей человека и вместе с ним человеческого духа. Здесь начинается самореализация Абсолютной Идеи в процессе познания и усвоения результатов Своей духовной деятельности, осуществленной в форме духовной деятельности человека.

По замыслу Абсолютной Идеи, на второй стадии отчуждения от Себя природного инобытия, природа создавалась не только для того, чтобы стать объектом познания для собственного самопознания. Служебное назначение природы с самого начала состояло еще в и том, что в ней должен будет появиться человек. Через человека Абсолютная Идея осуществляет Свою духовную деятельность в созданном мире, и эта духовная деятельность также становится объектом познания для собственного самопознания.

4. Высшая форма самореализации Абсолютной Идеи, формирование из неё Абсолютного Духа, понимаемого как совокупность духовной деятельности человечества, накопленной на протяжении тысячелетий. Это завершающий этап и конец развития Абсолютной Идеи, где она осознает самою себя и весь пройденный путь, и становится Абсолютным Духом.

Такова философская система Гегеля.

Основным же методом философии Гегеля является диалектический метод: рассмотрение всех явлений и процессов во всеобщей взаимосвязи и во взаимообусловленности их развития.

Диалектический метод Гегеля включал в себя несколько принципов анализа действительности:

1. Восхождение от абстрактного к действительности, то есть переход от общих теоретических концепций действительности, к практическим фактам действительности.

2. Соответствие исторического и логического, то есть усмотрение в непрерывной истории развития логически необходимых по своей последовательности этапов.

3. Принцип всесторонности, то есть понимание действительности, как результата всеобщей закономерной связи всех элементов.

История по Гегелю носит строго закономерный характер, в котором проявляется целенаправленная деятельность Абсолютной Идеи, или Мирового Разума. Люди, преследуя свои цели, на самом деле реализуют в тоже время историческую необходимость, определенную замыслом Абсолютной Идеи.

Общая мировая история есть не что иное, как процесс самосознания Абсолютной Идеи, которая для этого заставляет отдельных людей и целые народы выполнять ту или иную историческую миссию в точности со Своим планом, для чего представляет детали этого плана людям таким образом, что те воспринимают их как собственные цели, устремления и желания. Так Абсолютная Идея творит ежеминутно историю, направленную на достижение Ею состояния Абсолютного Духа.

Основные термины

АБСОЛЮТ — ничем не обусловленный и ни от чего не зависящий объект, который содержит в себе определения и возможности творения всего существующего.

АБСОЛЮТНЫЙ ИДЕАЛИЗМ — концепция, признающая источником и первоосновой мира всеобщее духовное начало.

АБСТРАКТНОЕ — идеальная модель явления или группы явлений, не связанная индивидуально ни с одним из фактов предметного мира.

БЫТИЕ — всё то, что действительно существует.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — то, что есть в наличии.

ДИАЛЕКТИКА — метод философского познания, исходящий из идеи саморазвития процессов действительности.

ДУХ — неприродная сфера бытия.

ИДЕЯ (в мышлении) — мысленное представление о чём-либо.

ЛОГИКА — наука о формах правильного мышления.

ОБЪЕКТ — то, что познается.

ОТЧУЖДЕНИЕ — обособление целым от себя какой-то своей части и превращение её в независимое от себя самостоятельное целое.

ПОДЛИННОЕ — действительно существующее.

ПРИРОДА — совокупность всех внешних естественных условий существования человека.

СУБЪЕКТ — тот, кто познает.

СТАНОВЛЕНИЕ — непрерывная изменчивость вещей и явлений.

ТЕОЛОГИЯ — религиозная философия.

Стабильность по-путински — как абсолютная идея | Немецкие СМИ о России, Германии, мире | DW

Берлинская газета Tagesspiegel иронизирует:

Спасибо президенту Владимиру Путину и его вероятному преемнику Дмитрию Медведеву: кремлевские астрологи снова трудятся в поте лица. Путин выдвигает Медведева в президенты, Медведев выдвигает Путина в премьеры. Такая демонстративная сплоченность напоминает былые времена, когда кремлевские владыки поздравляли друг друга с успехами в деле строительства социализма. Многое указывает на то, что предложение Медведева – условие закулисной сделки и очередная попытка влиятельных группировок удержать Путина у власти. Сценарий не новый, однако предложение Медведева избавляет Путина от сомнительного третьего срока. Пока не ясно, чего конкретно хочет сам Путин. Но если он действительно возглавит правительство, то не исключен и пересмотр конституции в его пользу. Возможно, это тоже часть сделки. Ясно одно: и после президентских выборов в марте Россия продолжит путинский курс. Все надежды на хотя бы минимальные перемены во внутренней и внешней политике можно похоронить. Большинство россиян, да и политические элиты на Западе отнесутся к этому спокойно, ведь ключевое слово для них – стабильность. Даже если за эту стабильность пришлось заплатить демократией.

Несколько иное мнение высказывает газета Süddeutsche Zeitung:

Никого не удивляет, что российские политики и политологи преподносят новую модель правления как оптимальную, вполне логичную и мудрую. Лизоблюдство всегда приветствовалось при президенте Путине, а уж в последние месяцы оно приняло просто омерзительные масштабы. Однако такой культ личности не вяжется с серой должностью премьер-министра. Представьте себе: премьер Путин униженно выслушивает указания президента Медведева. Гротескная ситуация. Так что в будущей иерархии Путин и при новой должности сохранит место на самом верху пирамиды.

С духом российской конституции это никак не сообразуется. Юрист Путин вертит Основным законом страны как дышлом и вечно ссылается при этом на высшую ценность – стабильность. Путинизм рассматривает стабильность как волшебное слово, призванное заставить замолчать всех критиков – и внутри страны, и за рубежом. На самом же деле абсурдные фортели в ходе операции «сохранение власти» демонстрируют вопиющие пороки системы. Восемь лет своей жизни Владимир Путин посвятил концентрации власти в Кремле. Он сдерживал враждующие кланы и поставил значительную часть экономики страны под контроль государства. Он действительно обеспечивал покой. Но вместо надежных структур он выстроил государство, которое держится не на разделении властей и даже не на власти президента, а лично на Путине. И это – трагедия России.

Подготовил Александр Варкентин

Абсолютная идея | Новый философский словарь

| Under: А

АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ (нем. die absolute Idee)-цент­ральное понятие философии Гегеля. В содержании его выделяется три аспекта: 1) субстанциальный: абсолютная идея как абсолютная субстанция, имманентно присущая миру и определяющая его развертывание; 2) аспект актив­ности, деятельности как проявление имманентно прису­щей ей способности к самосозиданию и саморазвитию; 3) «самосознание»: абсолютная идея как сознающая себя «то­тальность». В стремлении к полному самопознанию и саг мореалшации абсолютная идея направляет и осуществляет процесс развития всего сущего.
АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ (нем. die absolute Idee)-цент­ральное понятие философии Гегеля. В содержании его выделяется три аспекта: 1) субстанциальный: абсолютная идея как абсолютная субстанция, имманентно присущая миру и определяющая его развертывание; 2) аспект актив­ности, деятельности как проявление имманентно прису­щей ей способности к самосозиданию и саморазвитию; 3) «самосознание»: абсолютная идея как сознающая себя «то­тальность». В стремлении к полному самопознанию и саг мореалшации абсолютная идея направляет и осуществляет процесс развития всего сущего.
Выступая как систематизированная тотальность, обладаю­щая лишь «чистым» логическим бытием, абсолютная идея должна еще стать для-себя-сущей целостностью, осуще­ствить себя в сфере природы и духа. Диалектическая триада (логическая идея—природа—дух) предстает как внутренняя характеристика самой абсолютной идеи, кото­рая «обретает» себя в противопоставлении себя, «иному» и последующем «снятии» этого противоноставления в за­вершенном единстве с собою. Логическая идея, природа и дух—ступени диалектического опосредования абсолют­ной идеи. Абсолютная идея у Гегеля—это закон бытия не только логического, но и реального, онтологический прин­цип действительности.

Гегель Георг Вильгельм Фридрих


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Георг Вильгельм Фридрих Гегель

Гегель на кафедре.

Создатель теории диалектики

Гегель Георг Вильгельм Фридрих (1770-1831) — немецкий философ — объективный идеалист, создатель теории диалектики. Основные сочинения: «Феноменология духа», «Энциклопедия философских наук», «Наука логики», «Философия природы», «Философия духа», «Философия истории», «Философия права», «Лекции по эстетике» и др.

Г. полагает, что в основе всего существующего лежит безличное духовное, активное начало, «абсолютная идея». Деятельность идеи выражается в мышлении, в «самопознании». Но поскольку развитие идеи составляет одновременно и сущность вещей, то самопознание идеи одновременно является и реальным развитием: идея из самой себя порождает, творит вселенную. Творение материальных форм — это одновременно и самопознание. Необходимые мыслительные формы, порождаемые идеей в этой внутренней диалектике, являются и категориями действительности. Развитие идеи — объективный процесс. Развитие мира есть, по сути, самопроявление абсолютного духа, который постоянно радваивается и в этой раздвоенности вновь возвращается к себе, воссоздавая собственную целостность. Абсолютная идея внутренне противоречива, благодаря чему постоянно изменяется, развивается.

В процессе своего саморазвития идея проходит три этапа. Первый этап — логический, когда она действует в своем «доприродном» бытии, в «стихии чистого мышления», и развивается в форме логических сущностей. На этой ступени «абсолютная идея» выступает как система логических категорий. Эта часть учения Г. изложена в «Науке логики». На втором этапе «идея» превращается («отчуждается») в природу, которая является «ино-бытием абсолютной идеи». Учение о природе Г. изложил в «Философии природы». Высшей, третьей ступенью саморазвития идеи является «абсолютный дух». Содержание этой ступени раскрывается Г. в «Философии духа». На этой ступени развития идея, обогащенная всем предшествующим развитием, возвращается к себе, получая необходимую конкретность «посредством человека». На этом этапе идея проходит стадии субъективного, объективного и абсолютного духа.

Субъективный дух — это сознание субъекта, не выходящего за рамки индивидуального опыта. Объективный дух — человеческий «родовой» разум, получивший выражение в организациях общественной жизни (в государстве, праве, семье, морали, политике, обществе, экономике). Абсолютный дух — дух свободы, стремящийся познать себя и вы-разить свою сущность. Он развивается от внешнего чувственного созерцания к представлению и от него — к мышлению в понятиях. Дух, созерцающий себя в полной свободе, есть искусство; дух, благоговейно представляющий себя, есть религия; дух, мыслящий свою сущность в понятиях и познающий ее, есть философия. У искусства, религии и философии в конечном счете одно и то же содержание, разница состоит в форме раскрытия и глубине осознания содержания.

Задача Г. состоит в том, чтобы показать, что только философия способна понять основные законы функционирования человеческого духа. Философское осмысление человеческой культуры есть не просто «инвентаризация» уже созданного богатства; у философии особая миссия. Будучи «квинтэссенцией» культуры, философия доводит человеческую мысль до совершенства, делает ее всесторонней и систематичной. Так с помощью философии абсолютный дух завершает свое развитие. Учение Г., по его мнению, и есть та философская система, которая воплотила все мировые достижения философского духа.

Г. начинает свою «логику» с понятия абсолютного («чистого») бытия, лишенного конкретных характеристик, а потому равного своей противоположности — ничто. Абсолютная идея оказывается тождеством бытия и ничто, которые образуют становление как нечто более конкретное, содержательное, как момент перехода в другое состояние. Первые же три понятия демонстрируют особенность построения диалектики Г. — принцип триады («тезис — антитезис — синтез»). Результат становления — «синтез» — Г. назвал «наличным бытием». Оно присуще реальным предметам.

Следующий этап — разработка структуры наличного бытия. Чтобы предмет мог существовать, быть отличным от другого, он должен быть соединением таких противоположных сторон, как сущность и явление, целое и часть, содержание и форма, необходимое и случайное, качество и количество, возможное и действительное. Результаты познания предмета конденсируются в «понятии» — концепции предмета. Понятие, говорит Г., есть абсолютная творческая мощь, порождающая всё наличное. Все понятия из духовной сферы переходят в сферу материального и начинают жить самостоятельной жизнью. Абсолютная идея «решается из самой себя свободно отпустить себя в качестве природы».

Природа — это идея в своем инобытии. Формы этого инобытия Г. рассматривает в «Философии природы». Все знания о природе можно вывести и из одного понятия абсолютной идеи, считает Г. Однако поскольку существуют специальные научные дисциплины, то нужно лишь скорректировать результаты, полученные в химии, механике, математике, биологии, географии и т.д., чтобы

четче выявить движение Идеи в природном мире. В учении Г. философия природы наименее оригинальна и больше всего подвергалась критике. С одной стороны, гегелевская натурфилософия есть выражение крайнего панлогизма, стремящегося из разума вывести законы природы. С другой стороны, Г. вынужден признать, что в природе остается нечто необъяснимое, аналогичное кантовской «вещи в себе»: природа слишком бессильна, чтобы получать определения понятий; она есть царство случайностей, «скучное многообразие форм». Природа — это место, где зародился человек, общественная жизнь, где идея освобождается от своей материальной оболочки и с помощью человека опять возвращается в чистое духовное бытие.

Третью часть системы Г. составляет философия духа. Учение о субъективном духе, состоящее из антропологии, феноменологии и психологии, посвящено духовному развитию индивида в соответствии с интеллектуальным развитием всего человеческого рода. Учение об объективном духе — это взгляды мыслителя на социально-историческую жизнь человечества. Объективный дух здесь выступает как закономерность, стоящая над людьми и проявляющаяся через различные их связи и отношения. Объективный дух в своем развитии проходит три ступени: абстрактное право, мораль, нравственность. Объективный дух наиболее адекватно воплощается в нравственности, которая развивается в формах семьи, гражданского общества и государства. Поскольку государство примиряет все противоречия, то оно как закон, порядок есть высшая форма пребывания объективного духа, это «шествие Бога в мире», сфера подлинной свободы духа.

Всеобщий дух, отдельные определения содержания которого становятся действительностью в историческом раз-витии, выраженный целостно, есть абсолютный дух. Искусство как первая, несовершенная форма самосознания абсолютного духа является предметом рассмотрения в «Лекциях по эстетике». Искусство рассматривается Г. не как особая форма отражения мира, но как саморазвитие понятия: содержанием искусства является идея, а его формой — чувственный образ. Прекрасное в искусстве есть идея, которая оформилась в действительности и находится с ней в непосредственном единстве. Задача искусства — выявить образными средствами духовное начало в природе и обществе. Если искусство дает духу чувственное выражение, то религия уже является «представлением» абсолютного духа. Религия, в свою очередь, снимается более высокой формой познания абсолюта — философией.

Кириленко Г.Г., Шевцов Е.В. Краткий философский словарь. М. 2010, с. 61-63.


Вернуться на главную Гегеля

 

 

 

Философия Гегеля

Вершина немецкой классики — Г.В.Ф.Гегель. Его главная заслуга — создал, на идеалистической основе, всесторонне разработанное учение о законах и категориях диалектики, первый построил систему диалектической логики. Начнем с отношения Гегеля к своим предшественникам. Высоко оценивая философию Канта в целом, он критикует ее за субъективизм н агностицизм. Вместо кантовской «вещи в себе» как сущности, оторванной от «явления» и непознаваемой для науки, он говорит об их взаимоотражении друг в друге: сущность является, явление существенно. Отводит Гегель и априоризм, подчеркивая, что у сознания имеется объективная содержательная основа — оно отражает реальность, причем в её диалектическом развитии. Отсюда делается знаменитый вывод о совпадении диалектики, логики и теории познания, устраняющий ограниченность «отрицательной диалектики» Канта: диалектика свойственна и бытию, и мышлению, противоречие — «корень всякого движения и жизненности». Обосновывается этот вывод с позиций объективного идеализма — за исходное принимается диалектически развивающийся мировой разум («абсолютная идея»), или Бог, толкуемый внеличностно (влияние пантеизма): личный характер он приобретает лишь в человеке, а вне человека и до него это безличная закономерность мира как таковая. За субъективизм критикует Гегель и Фихте, но включает в свою систему активизм фихтевского «Я», делая его основной характеристикой своей «абсолютной идеи». Гегель принимает принцип тождества Шеллинга, но считает, что он у него недостаточно диалектичен. Как панлогист, не принимает иррационализм Шеллинга. противопоставление им искусства науке и философии, основывающимся на разуме. Система Гегеля состоит из трех частей, соответствующих трем ступеням саморазвития «абсолютной идеи». Первая — «логическая» — соответствует бытию «абсолютной идеи» до того, как ею были порождены природа и человеческое сознание. Изложена в «Науке логики» (1816) — особенно важном труде философа, ибо именно в нем сконцентрирована разработка диалектики. Открывается труд учением о бытии, где анализируются категории качества, количества, меры и формулируется закон перехода количественных изменений в качественные. В учении о сущности рассматривается категория противоречия и раскрывается закон взаимопревращения противоположностей. Здесь же освещаются парные категории — форма и содержание, сущность (основа) и существование, целое н части, внутреннее и внешнее, возможность и действительность, необходимость и случайность, необходимость и свобода. Завершается труд учением о понятии, где раскрывается конкретное как единство общего, отдельного и единичного, дается классификация форм суждения по степени их нарастающей познавательной ценности, анализируются, в этом же ключе, виды умозаключений. Прослеживая «переход субъективности в объективность», Гегель здесь дает глубокую критику механицизма за его редукционизм. Показывается, что условием движения к истине является соединение теоретической деятельности с практической, а сама истина понимается не как лишь результат, полученный в ходе познания, а как прежде всего процесс, ведущий к нему. Здесь же находим глубокие мысли о сущности диалектического метода, о взаимосвязи метода и теории. Всю «Науку логики» пронизывает диалектическое понимание отрицания, составляющее стержень закона отрицания отрицания, сформулированного Гегелем. Вторая ступень — природа как инобытие «абсолютной идеи». Ставится задача охватить всеобщей внутренней связью выводы различных отраслей естествознания, а значит и раз-личные уровни организации природы. Как и у Шеллинга, природа предстает как система ступеней, «каждая из которых необходимо вытекает из другой», восходя от простого к сложному, от низшего к высшему и завершаясь человеком как вершиной этой иерархии. Основных ступеней, как и наук, их изучающих, три — механика, физика и «органика» (т. е. биология). Как идеалист, Гегель не принимал эволюционную теорию, объясняющую развитие в природе естественными причинами; развивается, полагал он, не сама природа, а ее духовная основа, которая непрерывно преобразует один и тот же тип («принцип метаморфозы»). Третья ступень — дух; речь идет о человеке, взятом в его социально-историческом раз-витии. На этой ступени «абсолютная идея» достигает своей полноты, становится «конкретно разумной», что и знаменует собою завершение системы. Распадается эта ступень на «субъективный дух», «объективный дух» и «абсолютный дух»; основу этого прогрессирующего движения составляет принцип «субстанция духа есть свобода» (Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук, т. З. -М., 1977, с. 25), т. е. все, что с объективной необходимостью возникает в сфере духа, порождается деятельностью людей, благодаря которой они все больше и больше «освобождаются». Ценность понимания свободы как деятельности несомненна, хотя деятельность Гегель понимает узко, лишь как духовную; впрочем, у него имеются подходы и к пониманию материальных видов деятельности — труда и социальной борьбы. «Субъективный дух» — это индивидуальное человеческое сознание, его развитие от чувственности к рациональности с ее «рассудком» и «разумом».»Объективный дух» — это социально-историческая жизнь человечества, представленная у Гегеля «абстрактным правом», «моралью», «нравственностью» (ее подразделения — «семья», «гражданское общество», «государство») и «всемирной историей». Отнесение всего этого к «объективному духу» объяснялось убеждением мыслителя в том, что здесь действует объективная закономерность. Вслед за Шеллингом он отмечает, что люди, живя в обществе и поступая в соответствии со своими частными целями, оказываются в конечном счете сопричастными «всеобщим и субстанциальным целям», подчас для них совершенно неожиданным. Тут, по Гегелю, проявляется «хитрость Разума»: давая людям возможность действовать как им угодно, он все-таки добивается своего. Так преодолевается и сведение истории к произвольной деятельности «героев»: сами они, говорит Гегель, становятся «всемирно-историческими личностями» лишь тогда, когда субстанциальное и всеобщее они превращают в свою личную цель, т. е. если в их деятельности есть большое объективно назревшее содержание. Общую же закономерность истории Гегель понимает как «прогресс в сознании свободы»: восточная деспотия («свободен один»), греко-римский мир («свободны некоторые»), германский мир («св-бодны все»). Насколько убедительна эта конструкция, а также вообще о немецкой классике см.: В.Н.Кузнецов. Немецкая классическая философия второй половины XVIII — начала XIX века.- М., 1989. Созвучны нашей современности суждения Гегеля о гражданском обществе и его взаимоотношениях с государством. Гражданское общество, по Гегелю, возникает позже государства, ибо предполагает уже сложившееся право на «субъективную особенность», т. е. на реализацию индивидом своих особых интересов, что превращает его в личность, обладающую неприкосновенной личной волей и предполагающую таковую и в других людях как ей. А это становится возможным, говорит Гегель, лишь с возникновением частной собственности в ее буржуазной форме, когда образуется общество собственников, где собственность выступает как гарант свободной личной воли, а каждый собственник, предлагая свой товар, видит себе «равного» в другом собственнике, предлагающем другой товар. При этом Гегель видит реальную противоречивость гражданского общества, то, что оно — «система атомистики», где «каждый для себя — цель», а «все другие для него ничто», где «равенство» понимается лишь в формально-юридическом смысле (равенство перед законом), в имущественном же плане оно поляризует роскошь одних и бедность других. И все же Гегель высоко оценивает позитивную роль гражданского общества в целом: когда оно «действует беспрепятственно», в обществе растет промышленность и увеличивается общественное богатство, а в нравственной аспекте — обретает свою опору личная свобода человека, чувство собственного достоинства, вера в свои силы и инициативу. Именно в недрах гражданского общества, подчеркивает Гегель, возникает потребность в правопорядке как необходимом условии его нормального функционирования, и государство обязано обеспечить этот правопорядок. Что касается проблемы «государство», то ее Гегель решает в плане «наивысшей правоты» государства по отношению к «единичному человеку», ибо оно выражает всеобщую волю и всеобщий интерес. Но — не за счет отстранения и тем более насильственного подавления частного интереса, а путем его согласования с всеобщим интересом, что подводит мыслителя к идее взаимных обязательств государства и гражданского общества по отношению друг к другу. Завершает «Философию духа» раздел об «абсолютном духе», где рассматриваются искусство, религия и философия как формы знания о «духе» как Боге. Эти формы выступают у Гегеля как уровни этого знания: созерцание (искусство), представление (религия) и понятие (философия). И здесь также им высказывается немало содержательных идей, отметим, в частности, «Лекции по истории философии», где Гегель впервые представил всемирную историю философии как единый закономерный процесс восхождения к обобщающей истине, а каждую философскую систему — как определенное звено на этом пути. studentik.net

Вершина немецкой классики — Г.В.Ф.Гегель. Его главная заслуга — создал, на идеалистической основе, всесторонне разработанное учение о законах и категориях диалектики, первый построил систему диалектической логики.
Начнем с отношения Гегеля к своим предшественникам. Высоко оценивая философию Канта в целом, он критикует ее за субъективизм н агностицизм. Вместо кантовской «вещи в себе» как сущности, оторванной от «явления» и непознаваемой для науки, он говорит об их взаимоотражении друг в друге: сущность является, явление существенно. Отводит Гегель и априоризм, подчеркивая, что у сознания имеется объективная содержательная основа — оно отражает реальность, причем в её диалектическом развитии. Отсюда делается знаменитый вывод о совпадении диалектики, логики и теории познания, устраняющий ограниченность «отрицательной диалектики» Канта: диалектика свойственна и бытию, и мышлению, противоречие — «корень всякого движения и жизненности». Обосновывается этот вывод с позиций объективного идеализма — за исходное принимается диалектически развивающийся мировой разум («абсолютная идея»), или Бог, толкуемый внеличностно (влияние пантеизма): личный характер он приобретает лишь в человеке, а вне человека и до него это безличная закономерность мира как таковая.
За субъективизм критикует Гегель и Фихте, но включает в свою систему активизм фихтевского «Я», делая его основной характеристикой своей «абсолютной идеи». Гегель принимает принцип тождества Шеллинга, но считает, что он у него недостаточно диалектичен. Как панлогист, не принимает иррационализм Шеллинга. противопоставление им искусства науке и философии, основывающимся на разуме.
Система Гегеля состоит из трех частей, соответствующих трем ступеням саморазвития «абсолютной идеи». Первая — «логическая» — соответствует бытию «абсолютной идеи» до того, как ею были порождены природа и человеческое сознание. Изложена в «Науке логики» (1816) — особенно важном труде философа, ибо именно в нем сконцентрирована разработка диалектики. Открывается труд учением о бытии, где анализируются категории качества, количества, меры и формулируется закон перехода количественных изменений в качественные. В учении о сущности рассматривается категория противоречия и раскрывается закон взаимопревращения противоположностей. Здесь же освещаются парные категории — форма и содержание, сущность (основа) и существование, целое н части, внутреннее и внешнее, возможность и действительность, необходимость и случайность, необходимость и свобода. Завершается труд учением о понятии, где раскрывается конкретное как единство общего, отдельного и единичного, дается классификация форм суждения по степени их нарастающей познавательной ценности, анализируются, в этом же ключе, виды умозаключений. Прослеживая «переход субъективности в объективность», Гегель здесь дает глубокую критику механицизма за его редукционизм. Показывается, что условием движения к истине является соединение теоретической деятельности с практической, а сама истина понимается не как лишь результат, полученный в ходе познания, а как прежде всего процесс, ведущий к нему. Здесь же находим глубокие мысли о сущности диалектического метода, о взаимосвязи метода и теории. Всю «Науку логики» пронизывает диалектическое понимание отрицания, составляющее стержень закона отрицания отрицания, сформулированного Гегелем.
Вторая ступень — природа как инобытие «абсолютной идеи». Ставится задача охватить всеобщей внутренней связью выводы различных отраслей естествознания, а значит и раз-личные уровни организации природы. Как и у Шеллинга, природа предстает как система ступеней, «каждая из которых необходимо вытекает из другой», восходя от простого к сложному, от низшего к высшему и завершаясь человеком как вершиной этой иерархии.
Основных ступеней, как и наук, их изучающих, три — механика, физика и «органика» (т. е. биология). Как идеалист, Гегель не принимал эволюционную теорию, объясняющую развитие в природе естественными причинами; развивается, полагал он, не сама природа, а ее духовная основа, которая непрерывно преобразует один и тот же тип («принцип метаморфозы»).
Третья ступень — дух; речь идет о человеке, взятом в его социально-историческом раз-витии. На этой ступени «абсолютная идея» достигает своей полноты, становится «конкретно разумной», что и знаменует собою завершение системы. Распадается эта ступень на «субъективный дух», «объективный дух» и «абсолютный дух»; основу этого прогрессирующего движения составляет принцип «субстанция духа есть свобода» (Гегель
Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук, т. З. -М., 1977, с. 25), т. е. все, что с объективной необходимостью возникает в сфере духа, порождается деятельностью людей, благодаря которой они все больше и больше «освобождаются». Ценность понимания свободы как деятельности несомненна, хотя деятельность Гегель понимает узко, лишь как духовную; впрочем, у него имеются подходы и к пониманию материальных видов деятельности — труда и социальной борьбы.
«Субъективный дух» — это индивидуальное человеческое сознание, его развитие от чувственности к рациональности с ее «рассудком» и «разумом».»Объективный дух» — это социально-историческая жизнь человечества, представленная у Гегеля «абстрактным правом», «моралью», «нравственностью» (ее подразделения — «семья», «гражданское общество», «государство») и «всемирной историей». Отнесение всего этого к «объективному духу» объяснялось убеждением мыслителя в том, что здесь действует объективная закономерность. Вслед за Шеллингом он отмечает, что люди, живя в обществе и поступая в соответствии со своими частными целями, оказываются в конечном счете сопричастными «всеобщим и субстанциальным целям», подчас для них совершенно неожиданным. Тут, по Гегелю, проявляется «хитрость Разума»: давая людям возможность действовать как им угодно, он все-таки добивается своего. Так преодолевается и сведение истории к произвольной деятельности «героев»: сами они, говорит Гегель, становятся «всемирно-историческими личностями» лишь тогда, когда субстанциальное и всеобщее они превращают в свою личную цель, т. е. если в их деятельности есть большое объективно назревшее содержание. Общую же закономерность истории Гегель понимает как «прогресс в сознании свободы»: восточная деспотия («свободен один»), греко-римский мир («свободны некоторые»), германский мир («св-бодны все»). Насколько убедительна эта конструкция, а также вообще о немецкой классике см.: В.Н.Кузнецов. Немецкая классическая философия второй половины XVIII — начала XIX века.- М., 1989.
Созвучны нашей современности суждения Гегеля о гражданском обществе и его взаимоотношениях с государством. Гражданское общество, по Гегелю, возникает позже государства, ибо предполагает уже сложившееся право на «субъективную особенность», т. е. на реализацию индивидом своих особых интересов, что превращает его в личность, обладающую неприкосновенной личной волей и предполагающую таковую и в других людях как ей. А это становится возможным, говорит Гегель, лишь с возникновением частной собственности в ее буржуазной форме, когда образуется общество собственников, где собственность выступает как гарант свободной личной воли, а каждый собственник, предлагая свой товар, видит себе «равного» в другом собственнике, предлагающем другой товар. При этом Гегель видит реальную противоречивость гражданского общества, то, что оно — «система атомистики», где «каждый для себя — цель», а «все другие для него ничто», где «равенство» понимается лишь в формально-юридическом смысле (равенство перед законом), в имущественном же плане оно поляризует роскошь одних и бедность других.
И все же Гегель высоко оценивает позитивную роль гражданского общества в целом: когда оно «действует беспрепятственно», в обществе растет промышленность и увеличивается общественное богатство, а в нравственной аспекте — обретает свою опору личная свобода человека, чувство собственного достоинства, вера в свои силы и инициативу. Именно в недрах гражданского общества, подчеркивает Гегель, возникает потребность в правопорядке как необходимом условии его нормального функционирования, и государство обязано обеспечить этот правопорядок. Что касается проблемы «государство», то ее Гегель решает в плане «наивысшей правоты» государства по отношению к «единичному человеку», ибо оно выражает всеобщую волю и всеобщий интерес. Но — не за счет отстранения и тем более насильственного подавления частного интереса, а путем его согласования с всеобщим интересом, что подводит мыслителя к идее взаимных обязательств государства и гражданского общества по отношению друг к другу.
Завершает «Философию духа» раздел об «абсолютном духе», где рассматриваются искусство, религия и философия как формы знания о «духе» как Боге. Эти формы выступают у Гегеля как уровни этого знания: созерцание (искусство), представление (религия) и понятие (философия). И здесь также им высказывается немало содержательных идей, отметим, в частности, «Лекции по истории философии», где Гегель впервые представил всемирную историю философии как единый закономерный процесс восхождения к обобщающей истине, а каждую философскую систему — как определенное звено на этом пути.

studentik.net

гегельянство | философия | Британника

Проблемы гегелевского наследия

Гегелевская система, в которой немецкий идеализм достиг своего воплощения, утверждала, что обеспечивает единое решение всех проблем философии. Он считал, что спекулятивная точка зрения, выходящая за пределы всех частных и отдельных точек зрения, должна охватить единую истину, возвращая в ее истинный центр все проблемы логики, метафизики (или природы Бытия) и философий. природы, права, истории и культуры (художественные, религиозные и философские).Согласно Гегелю, такая установка — больше, чем формальный метод, остающийся вне своего собственного содержания; скорее, он представляет собой реальное развитие Абсолюта — всеобъемлющей тотальности реальности, рассматриваемой «как Субъект, а не просто как Субстанция» (то есть как сознательный агент или Дух, а не просто как реальное существо). Этот Абсолют, считал Гегель, сначала выдвигает (или постулирует) себя в непосредственности своего собственного внутреннего сознания, а затем отрицает это постулирование — выражаясь теперь в специфичности и детерминированности фактических элементов жизни и культуры — и, наконец, вновь обретает себя. через отрицание прежнего отрицания, составлявшего конечный мир.

Такая диалектическая схема (непосредственность – отчуждение – отрицание отрицания) совершила саморешение вышеупомянутых проблемных областей — логики, метафизики и так далее. Таким образом, эта панорамная система обладала тем достоинством, что привлекала философию к рассмотрению всех проблем истории и культуры, ни одна из которых уже не могла считаться чуждой ее компетенции. В то же время, однако, система лишила все связанные элементы и проблемы их автономии и особой аутентичности, сведя их к символическим проявлениям одного процесса — поиска и завоевания Абсолютным Духом самого себя.Более того, такое умозрительное посредничество между противоположностями, когда оно было направлено на более надвигающиеся проблемы того времени, например проблемы религии и политики, в конечном итоге привело к уклонению от самых насущных и властных идеологических требований и вряд ли могло избежать обвинений со стороны двусмысленность и оппортунизм.

Этапы истории интерпретации Гегеля

Объяснение успеха гегельянства, отмеченного формированием школы, которая на протяжении более 30 лет объединяла лучшие силы немецкой философии, заключается в том, что никакая другая система не могла соперничать с ней по богатству ее возможностей. содержания или строгости его формулировки, или оспаривать его претензии на выражение общего духа культуры своего времени.Более того, по мере того, как гегельянство распространялось вовне, ему суждено было вызывать все более живые и захватывающие реакции и принимать различные формулировки, поскольку в своем историческом развитии оно смешивалось с противоположными позициями.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В развитии гегельянства можно выделить четыре этапа. Первым из них был кризис гегелевской школы в Германии в период с 1827 по 1850 год.Всегда вовлеченная в полемику со своими противниками, школа вскоре разделилась на три течения. (1) Право, в котором участвовали прямые ученики Гегеля, защищало его философию от обвинений в ее либеральности и пантеизме (определение Бога как Все). Эти «старые гегельянцы» стремились поддержать совместимость гегельянства с евангелической ортодоксией и консервативной политической политикой Реставрации (новый порядок в Европе, последовавший за поражением Наполеона). (2) Левые — сформированные из «молодых гегельянцев», по большей части косвенных последователей Гегеля, — считали диалектику «принципом движения» и рассматривали гегелевское отождествление рационального с реальным как команду изменить культурное и политическая реальность, которую реакционность просто оправдывала и делала рациональной.Таким образом, молодые гегельянцы интерпретировали гегельянство в революционном смысле, то есть как пантеистическое, а затем, последовательно, как атеистическое в религии и как либерально-демократическое в политике. (3) Центр, который предпочитал опираться на интерпретации гегелевской системы в ее генезисе и значении, с особым интересом к логическим проблемам.

На втором этапе (1850–1904 гг.), Когда гегельянство распространилось на другие страны, работы центра играли преобладающую роль; таким образом, на этом этапе истории интерпретации Гегеля, обычно называемой неогегелевской, в первую очередь интересовались логика и реформа диалектики.

В первое десятилетие 20 века, с другой стороны, в Германии все еще возникло другое движение, после того как Вильгельм Дильтей, создатель критического подхода к истории и гуманистическим исследованиям, обнаружил неопубликованные работы периода юности Гегеля. Эта третья фаза, фаза возрождения Гегеля, характеризовалась интересом к филологии, публикацией текстов и историческими исследованиями; в нем подчеркивалась реконструкция генезиса мысли Гегеля, особенно с учетом ее культурных матриц — как Просвещения, так и романтизма, — а также степени, в которой она может отражать иррационалистические и так называемые предэкзистенциалистские установки.

На четвертом этапе, после Второй мировой войны, возрождение марксистских исследований в Европе, наконец, выдвинуло на первый план интерес к отношениям между Гегелем и Карлом Марксом и к ценности гегелевского наследия для марксизма, особенно к политическим и политическим аспектам. социальные проблемы. Таким образом, этот четвертый этап истории гегельянства присвоил многие из полемических тем ранних лет существования школы.

Абсолютный идеализм — Оксфорд Ссылка

Версия идеализма XIX века, в которой мир отождествляется с объективным или абсолютным мышлением, а не с потоком личного опыта, как в субъективном идеализме.Доктрина является потомком нескольких предков, в том числе Парменидова, богословской традиции безусловного и неизменного необходимого существа, ответственного за случайный изменяющийся мир, беременной веры Спинозы в то, что существует только один мир с характеристиками фактов и вещей на одном С другой стороны, это трансцендентальный идеализм Канта и появление активности и воли как главных детерминант истории. Среди других влияний — динамическая концепция природы как органического единства, стремящегося к достижению совершенства, вера в то, что этот процесс отражается в духовном образовании человека, и вера, которую разделяли многие немецкие мыслители конца XVIII века, что обычное мышление навязывает категории и различия, которые отсутствуют в первоначальном, невинном погружении человечества в природу, и которые должны быть преодолены, когда это идеальное единство будет восстановлено.

Разговор об Абсолюте впервые появляется в «Системе трансцендентального идеализма» Шеллинга 1800 года. Идея Духа, пронизывающего все вещи, к тому времени была неотъемлемой частью романтического движения, оказав глубокое влияние на таких метафизически мыслящих поэтов, как Шелли и Колридж. Гегель жаловался, что Абсолют Шеллинга, подобно ноумену Канта, был непознаваемым, и что в его руках Абсолют стал тем существом, которое прогрессивно проявляется в прогрессе человеческой истории, определение, которое было принято подходящим для многих вещей, включая обычное человеческое самосознание. .Идеалистическое возвышение самосознания, впервые замеченное у Фихте, несомненно, поддерживает это уравнение. Но человеческое самосознание не может быть единственным ингредиентом Абсолюта, поскольку Гегель также придерживался доктрины, что просто конечное нереально. Помимо Фихте, мало кто был удовлетворен тем, что человеческое сознание — это дух, ответственный за весь космос. Грин писал о Вордсворте, который смотрел на «открытый свиток мира, однако мира, написанного внутри и снаружи самосознающим и самоопределяющимся духом» ( Works , iii.119), и такой дух превосходит человеческий разум. В любом случае кульминационный момент истории — это момент, когда «разум знает разум» или достигается окончательная самосознательная свобода. Гегель также настаивает на холизме, подразумевая, что разум, способный познать любую истину, должен обладать способностью знать всю истину, поскольку частичная и разделенная истина мертва или не существует.

Самым влиятельным сторонником абсолютного идеализма в Британии был Брэдли, который на самом деле избегал ярлыка идеализма, но чей видимость и реальность утверждали, что обычные видимости противоречат друг другу и что для примирения противоречия мы должны преодолеть их, апеллируя к более высокому уровню. реальности, где гармония, свобода, истина и знание — все характеристики единого Абсолюта.Существенной частью случая Брэдли было предпочтение, высказанное намного раньше Лейбницем, категориальных, монадических свойств над отношениями. Его особенно беспокоило отношение между тем, что известно, и разумом, который это знает. Утешение прогресса и единства со вселенной привело к не совсем враждебному вердикту Джеймса о том, что Абсолют изгоняет космический страх и дает моральные праздники. Абсолютный идеализм был главной целью реалистов, прагматиков, Рассела и Мура в большей части их произведений в начале 20 века, хотя он продолжал оказывать влияние еще двадцать лет.

[…]

Идеализм

Идеализм


Развитие абсолютного идеализма

Фихте и трансцендентальное эго

Начальный шаг в этом преобразовании был сделан Иоганн Готлиб Фихте, автор книги Wissenschaftslehre ( Наука знания ) (1797). Заметив, что кантовское понимание опыта создает жизненное напряжение между ролями чистый разум и чистый объект как нуменальные реальности, Фихте утверждал, что баланс между ними не может быть сохранен.Вместо этого мы вынуждены выбрать одну из двух альтернативных точек зрения: акцентировать внимание на знающем и игнорировать известное как вещь в себе, или игнорировать знающего, чтобы сосредоточиться на реальности известного. Фихте избрал первый, идеалистический курс, полагая, что только он способен обеспечить свободу, необходимую для адекватного понимания морали.

Таким образом, согласно Фихте, вся философия и вся реальность начинается с трансцендентального эго, неуловимого, но чисто активного ноуменального «я», можно идентифицировать только в бесконечно повторяющемся размышлении о первичном опыте («думай о том, кто думает о том, кто».. . «). Это сознательное существо бесконечно расширяется, чтобы постичь все, ограниченное в своем объеме только логическими категориями и регулирующими принципами, которые они влекут за собой. Следовательно, для Фихте объекты существуют только как объекты сознания, в которые верит некое индивидуальное эго в своем беспокойном активном стремлении к знанию.

Поскольку индивидуальное эго такого рода является активным «я» как моральным агентом, Фихте предположил, что мораль непосредственно вытекает из ее природы. И снова эго бесконечно расширяется, чтобы делать все, но постоянно ограничивается своим собственным законодательством морального закона.Поскольку все эго подчиняются точно таким же условиям, всеобщее согласие с их моральными заповедями гарантировано. На социальном уровне это подразумевает индивидуальное членство в обществе единомышленников, примитивно социалистический дух, подобный тому, что проявился во время Французской революции, которую Фихте был ярым сторонником.

Устраняя все ссылки на материальные объекты как на потенциальные вещи сами по себе, Фихте оставил место только для умов в ноуменальном царстве.Таким образом, хотя он считал себя верным последователем Канта, Фихте значительно изменил мысль мастера, посчитав ее неизбежно приверженной трансцендентальному идеализму.

Шеллинг и объективная реальность

Еще один важный шаг в трансформации идеализма можно ясно увидеть в трудах Фридрих Вильгельм Йозеф фон Шеллинг. Более желая, чем Фихте, сохранять напряжение между знающим и известным, субъектом и объектом, эго и не-эго, Шеллинг попытался адекватно описать их внутреннюю взаимозависимость друг с другом.Но природа связи между ними оставалась неясной и проблематичной.

Шеллинг определенно отвергал любую объективацию материала независимо от познающего «я», избегая, таким образом, опасностей догматизма. однако он считал очевидным из содержания нашего опыта, что репрезентация воплощает в себе подлинную информацию о мире. Кантовских представлений о причинности и телеологии недостаточно, чтобы объяснить связь между объектом и нашим знанием о нем. и объяснение Фихте в чисто мысленных терминах придавало слишком мало реальности царству природного объекта.

Что мы должны признать, полагал Шеллинг, так это то, что существует полная параллель между миром природы и структурой нашего осознания этого: «Природа отражает Сознание». Конечно, это не может быть правдой в отношении моего индивидуального эго, поскольку мир не всегда соответствует моим собственным представлениям о нем. Но очевидную субъективность этого подхода легко преодолеть, постулируя абсолютное сознание , которое одновременно содержит мысль каждого индивидуального эго и обеспечивает ноуменальную основу для каждого материального объекта в природе.

Как неоплатонический центр эманаций или Спиноза «Бог или природа», Абсолют полностью самодостаточен по своей сути и исключительно самодостаточен в действии. Таким образом, изучение физики как исследование необходимого действия Абсолюта, рассматриваемого с одной точки зрения, будет совершенно параллельно наука познания, которая исследует необходимую структуру самосознательного осознания, которое является Абсолютом, рассматриваемым по-другому.

Путем перехода от мыслей индивидуального эго к бесконечному разуму Абсолюта, используя представления более ранних монистов Чтобы выразить фундаментальное тождество реального и рационального, Шеллинг трансформировал немецкий идеализм. Это видение мира оказало большое влияние на поэтов-романтиков, но его наиболее зрелые философские плоды можно найти в философии Гегеля.

Гегель и абсолютный идеализм

Величайшим из немецких идеалистов был Георг Вильгельм Фридрих Гегель , который методично построил всеобъемлющую систему мышления о мире.Сосредоточенный, как и Кант, на цели показать, как некое фундаментальное единство лежит в основе сбивающей с толку множественности экспериментального содержания, Гегель использовал гораздо более систематический подход, сделав абсолютное сознание ключевым источником окончательных связей среди всего прочего. Прежде всего, Гегель считал, что реальность должна быть рациональной, так что ее конечная структура раскрывается в структуре нашего мышления. Все мыслимое, особенно кажущиеся противоречия, должно разрешаться в рамках некоторого общего представления о причине.Ниже мы подробно рассмотрим логический аппарат, который Гегель использовал в поисках знания.

Даже больше, чем Аристотель и стоики, Гегель считал, что изучение логики — это исследование фундаментальной структуры самой реальности. Согласно Гегелю, вся логика (а значит, и вся реальность) есть диалектический по своему характеру. Как заметил Кант в «Антиномиях», серьезное размышление об одном общем описании мира обычно приводит нас к созерцанию его противоположности.Но Гегель не предполагал, что это конец дела; он сделал дальнейшее предположение, что две концепции, которые так противостоят друг другу, всегда могут быть объединены переходом на некоторый более высокий уровень мышления. Таким образом, человеческий разум неизменно движется от тезиса к антитезису к синтезу, использование каждого синтеза как тезиса для преодоления нового противостояния на еще более высоком уровне, продолжающегося в бесконечном вальсе интеллектуальных достижений.

Быть , например, является базовой концепцией, которая служит четкой отправной точкой для любого серьезного мыслителя. но серьезное созерцание его природы обнаруживает, что он настолько лишен определенного содержания, что разум естественным образом приходит к мысли Nothing как его противоположности; но эти два понятия на самом деле не противоречат друг другу, поскольку оба могут быть объединены под более сложным и всеобъемлющим понятием « становится ».Если, с другой стороны, наш тезис — это концепция Бытие как наивное непосредственное представление опыта, тогда его естественной противоположностью является идея Essence как знания, опосредованного классификацией; и синтез, который объединяет эти концепции, — это синтез , Понятие как самопосредованная интерпретация мысли и реальности вместе взятых.

В самом широком масштабе представимости вся мысль (включая саму диалектическую логику) состоит из тезиса Идея , чья естественная противоположность Природа , инаковость известного, рассматриваемая независимо от его отношения к познающему; и великий синтез этих двух — это Дух , самопознание, самоактуализирующаяся совокупность всего сущего, а именно: Сам Абсолют.Это воплощает фундаментальные убеждения Гегеля о том, что реальность полностью рациональна и что все рациональное должно быть реальным. Человеческая мысль — это всего лишь одна часть Становления Абсолютного Духа, который (через нас) думает и создает себя в процессе. Даже это развитие, как Гегель описал его в Феноменологии духа , лучше всего понимать как триадический переход от субъективного к объективному к абсолютному Духу.

Субъективный дух

Рассматриваемый как субъективный, Дух можно наблюдать через истины о человеческой природе, описанные в дисциплине психологии, в структуре мысли, проявляемой каждым отдельным человеческим существом. В каждом конкретном воплощении сознание стремится достичь совершенного знания, и путь его борьбы, конечно, можно описать как движение от тезиса через антитезис к синтезу:

Первый уровень сознания — это сенсорная осведомленность об объектах.Несмотря на то, что чувственные образы неизменно кажутся нам конкретными частностями, совершенно не связанными друг с другом, мы естественным образом универсализируем видимые закономерности их появления, навязывая им формы пространства и времени и обобщенные законы природы.

Признание той роли, которую мы сами играем в зарождении этих кантовских регулирующих принципов, как предполагал Гегель , непосредственно приводит нас к противоположность чувственному опыту, самосознание индивидуального мыслителя, который признает себя как индивидуальное эго.Хотя это в конечном итоге подразумевает существование и других «я», его непосредственным следствием является тенденция к скептицизму в отношении мира объектов.

Но Гегель считал, что эти уровни выходят за пределы их синтеза в универсальном сознании, абстрактном осознании своего собственного места в более широкой схеме абсолютного духа. Объекты моего опыта и мое осознание себя объединены признанием того, что каждый полностью содержится в фундаментальной реальности общего целого.Здесь решающее значение имеет способность разума, поскольку она наиболее четко опирается на то, что является общим для всех нас.

Objective Spirit

Если рассматривать объективно, Дух включает взаимодействие между многими личностями, которые являются надлежащим предметом этики, социальной или политической теории. И снова, конечно, Гегель утверждал, что правильное понимание этих полей должно быть получено не путем обобщения того, что мы наблюдаем, а, скорее, путем прослеживания диалектики через новые триады.

Этика, с точки зрения Гегеля, начинается с концепции свободы, понимаемой как право каждого отдельного человека действовать независимо, преследуя собственные интересы. Противоположностью этому является появление моральных правил, которые требуют возложения долга как ограничения естественной свободы человеческих желаний. Синтез этих двух для Гегеля — это «этическая жизнь», которая возникает из искреннего признания значимости собственной доли в общем благе.

Политический порядок берет свое начало в семейной жизни, в которой основные потребности всех людей удовлетворяются на основе взаимного чувства, без каких-либо формальных принципов организации. Противоположностью этому является гражданская жизнь, в которой включение такого большого количества отдельных единиц часто приводит к системе чисто формального регулирования поведения, требуемого законом без какой-либо эмоциональной связи. Таким образом, синтез этих двух элементов представляет собой государство, которое, как считал Гегель, объединяет общество в своего рода гражданскую семью, организованную по закону, но связанную вместе глубоким эмоциональным чувством преданности.

Согласно Гегелю, современная нация должна служить актуализацией самосознательной этической воли народа {Гер. Völk }. Хотя это звучит чем-то вроде общей воли Rousseau , версия Гегеля делает упор на коллективное выражение того, что лучше для людей, а не на способность каждого человека открыть это для себя. Этот взгляд на государство хорошо сочетается с подъемом современного национализма в Европе в девятнадцатом веке, где национальный дух {нем. Völkergeist } каждой группы отличается от других.

Абсолютный дух

Наконец, если рассматривать его в чистом виде, как абсолютный сам по себе, Дух — это просто исторический процесс человеческой мысли, ведущий к все большему осознанию фундаментального единства всей реальности. Чтобы увидеть, как Абсолют постепенно обнаруживает и выражает свою собственную природу, как предлагал Гегель , нам нужно только наблюдать за тем, как Дух Мира ( Weltgeist ) развивается диалектически на трех различных аренах, триаде триад, посредством которых человеческая культура достигает своей трансцендентальной цели.

Поскольку он ценит и оценивает Абсолют полностью через его представление среди органов чувств, следует рассмотреть в первую очередь Art . Гегель полагал, что эффективное художественное выражение должно всегда выходить за рамки дихотомии субъект / объект, приводя нас к осознанию некоторого лежащего в основе единства. Исторически человеческое искусство воплощало диалектическое развитие чувственного бытия Абсолюта, начиная с тезис о символическом изображении природных объектов и переход к его противоположности в высоко стилизованном классическом искусстве, прежде чем подняться до синтеза романтического выражения.

Антитезой Искусства в целом является абстрактное понятие Абсолюта как объективированного другого, божественного существа, созерцаемого Религией . Хотя традиционная религия часто говорит о боге в личных терминах, ее богословское изложение обычно подчеркивает радикальное отличие божества и его непостижимость для нас. Опять же, историческое развитие религии демонстрирует диалектическую структуру: тезис — поклонение природе, которое порождает религию индивидуальности, сдержанную богооткровенным законом, и оба они выходят за рамки синтеза протестантского христианства, объединяющего их под понятием бога в человеческой форме.

Это оставляет место для грандиозного кульминационного синтеза человеческой культуры, которым является (конечно!) Философия , в которой Абсолют учится познавать себя в совершенно буквальных терминах. Как самосознательное осознание Абсолюта, философия Гегеля объединяет чувственность искусства и объективизацию религии, рассматривая диалектическую логику разума как окончательную структуру реальности. Здесь тоже произошло историческое развитие, совсем недавно возникновение абсолютного идеализма как синтеза, выходящего за пределы спора между эмпиризмом и рационализмом.

Неумолимость истории

Как мы уже видели, взгляд на мир Hegel определенно исторический; он считал, что сама история (включающая другую триаду: оригинальная / рефлексивная / философская история) демонстрирует рост самосознания в Абсолюте, процесс развития, посредством которого Weltgeist познает себя. Но поскольку история неизбежно следует модели логической необходимости через диалектическое движение от тезиса к антитезису к синтезу, нынешняя эпоха должна быть высшей ступенью развития.Конечно, Гегель считал культурные достижения своего времени — национализм, романтизм, протестантизм и др. идеализм — как кульминация всего, что было до этого, с его собственным философским трудом как его высшим выражением. Здесь оптимизм девятнадцатого века на пике, полный уверенности в возможностях рациональности и просвещения. Многие мыслители почти два столетия, прошедшие со времен Гегеля, поднимали серьезные вопросы о надежности этого модернистского обещания.

Абсолютный идеализм | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии : Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Абсолютный идеализм — онтологически монистическая философия, приписываемая Г.В. Ф. Гегель. Это Гегелевское учение о том, что бытие в конечном итоге постижимо как всеобъемлющее целое. Гегель утверждал, что для того, чтобы мыслящий субъект (человеческий разум или сознание) мог вообще знать свой объект (мир), должно быть в некотором смысле тождество мысли и бытия. В противном случае субъект никогда не имел бы доступа к объекту, и у нас не было бы уверенности в наших знаниях о мире. Однако для объяснения различий между мыслью и бытием, а также богатства и разнообразия каждого из них единство мысли и бытия не может быть выражено как абстрактное тождество «А = А».Абсолютный идеализм — это попытка продемонстрировать это единство с помощью нового «умозрительного» философского метода, требующего новых концепций и правил логики. Согласно Гегелю, абсолютная основа бытия — это, по сути, динамический исторический процесс необходимости, который разворачивается сам по себе в форме все более сложных форм бытия и сознания, в конечном итоге порождая все разнообразие в мире и в концепциях с что мы думаем и понимаем мир.

Абсолютная идеалистическая позиция доминировала в XIX веке в Германии, Великобритании и, тем более, в Соединенных Штатах, что дало начало движениям, известным как немецкий идеализм , британский идеализм и объективный идеализм Джозайя Ройс.Абсолютно идеалистическую позицию следует отличать от субъективного идеализма Беркли, трансцендентального идеализма Канта или идеализмов Фихте и Шеллинга.

Учения

По Гегелю, взаимодействие противоположностей диалектическим образом порождает все концепции, которые мы используем для понимания мира. Причем это развитие происходит не только в индивидуальном сознании, но и в истории. В «Феноменологии духа », например, Гегель представляет историю человеческого сознания как путешествие через этапы объяснения мира.Каждое последующее объяснение создавало проблемы и противоречия внутри себя, что приводило к напряженности, которую можно было преодолеть, только приняв точку зрения, которая могла бы вместить эти противоречия в более высокое единство. В основе духа лежит разумное развитие. Это означает, что сам абсолют и есть такое рациональное развитие. Утверждение, что «Вся реальность есть дух» означает, что вся реальность рационально упорядочивает себя и при этом создает противоречия, которые мы находим в ней. Даже природа неотлична от духа, поскольку сама она упорядочена определениями, данными нам духом.Природа, как то, что не является духом, так определяется духом, поэтому из этого следует, что природа не является абсолютно другой, но понимается как иное и, следовательно, не чуждо по существу.

Целью Гегеля было показать, что мы не относимся к миру, как если бы он был другим от нас, но что мы продолжаем возвращаться в этот мир. С осознанием того, что и мой разум, и мир устроены в соответствии с одними и теми же рациональными принципами, наш доступ к миру стал безопасным, безопасность, которая была потеряна после того, как Кант объявил «Ding an sich» полностью недоступным.

Отношение к религии

Некоторая форма идеализма, связанная с абсолютным идеализмом, была неизменной излюбленной точкой зрения ранних религиозных мыслителей и философов. Он присутствует в мышлении многих важных христианских богословов, таких как Майстер Экхарт. Это также основа индуизма Адвайты и нескольких форм буддизма, включая Дзен, Йогачару и некоторые интерпретации Чистой Земли, а также несколько школ исламского суфизма. Однако классифицировать эти направления под общим знаменателем «абсолютный идеализм» было бы неверно, потому что это размыло бы различия, которые необходимы для понимания этих традиций как таковых.

Отношение к науке

Абсолютный идеализм или гегельянство в значительной степени повлияли на гуманитарные науки. По-немецки они называются «Geisteswissenschaften», а по-голландски «Geesteswetenschappen», что является прямым влиянием гегелевского понятия духа (Geist). В социологии, например, позиция известного социолога Ральфа Дарендорфа вдохновлена ​​Гегелем.

Недавно американский историк Фрэнсис Фукуяма был вдохновлен якобы тезисом Гегеля, а именно «Конец истории», на создание чрезвычайно популярной книги.То, что Гегель провозгласил конец истории, является мифом, популяризированным французским интерпретатором Гегеля Александром Кожевом.

Во многих философских кругах принято, что философия природы, которую предлагает Гегель, устарела, хотя, когда он ее предложил, она была на уровне искусства. Целую треть библиотеки Гегеля составляли справочники по естествознанию. В настоящее время такие авторы, как Ульгейт, утверждают, что философия природы Гегеля требует более пристального внимания и была необоснованно отправлена ​​на свалку философии.

Неогегельянство

Неогегельянство — это школа (или школы) мысли, связанная и вдохновленная трудами Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, немецкого философа-идеалиста, который работал около 1800 года.

Это в основном относится к доктринам идеалистической школы философов, которые были видны в Великобритании и Соединенных Штатах в период с 1870 по 1920 годы. Это название также иногда применяется для обозначения других философий того периода, которые были вдохновлены Гегельянцем — ибо Например, Бенедетто Кроче и Джованни Джентиле.

Гегельянство после Гегеля

Хотя Гегель умер в 1831 году, его философия жила. В политике еще до его смерти развивался раскол между правыми гегельянцами и левыми гегельянцами.

В философии религии влияние Гегеля вскоре стало очень сильным в англоязычном мире. Британская школа, называемая британским идеализмом и частично гегельянской по вдохновению, включала Томаса Хилла Грина, Уильяма Уоллеса, Ф.Х. Брэдли и Эдварда Кэрда. В первую очередь он был направлен на политическую философию.

В Америке развивалась школа гегелевской мысли, двигавшаяся к прагматизму.

Немецкие неогегельянцы ХХ века

В Германии существовало неогегельянство ( Neuhegelianismus ) начала двадцатого века, частично развившееся из неокантианцев. Рихард Кронер написал одну из ведущих ее работ — историю немецкого идеализма с гегелевской точки зрения.

Другие известные неогегельянцы

  • Фрэнсис Герберт Брэдли (1846-1924), британский абсолютный идеалист, адаптировавший метафизику Гегеля.
  • Джозайя Ройс (1855-1916), американский защитник абсолютного идеализма.
  • Бенедетто Кроче (1866–1952), итальянский философ, защищавший версию Гегеля о том, как мы понимаем историю. Кроче писал в основном на темы эстетики, такие как художественное вдохновение / интуиция и личное самовыражение.
  • Бертран Рассел (1872–1970), влиятельный британский математик, философ и логик, работавший в основном в 20 веке. Однако Рассел отказался от своего неогегельянства в первые годы своей жизни.
  • Джованни Джентиле (1875-1944), важный философ фашистского движения. Призрак написал «Доктрину фашизма»
  • Александр Кожев (1902-1968), положил начало новому пониманию Гегеля во Франции 1930-х годов.

Критика

Сторонники аналитической философии, которая была доминирующей формой англо-американской философии на протяжении большей части прошлого века, критиковали работу Гегеля как безнадежно неясную. Экзистенциалисты также критикуют Гегеля за то, что он в конечном итоге предпочел эссенциалистское целое конкретности существования.Эпистемологически одна из главных проблем, преследующих систему Гегеля, заключается в том, как эти определения мышления влияют на реальность как таковую. Неизменной проблемой его метафизики, кажется, является вопрос о том, как дух экстернализирует себя и как концепции, которые он порождает, могут сказать что-нибудь истинное о природе. В то же время они должны будут это сделать, потому что в противном случае системные концепции Гегеля ничего не сказали бы о чем-то, что само по себе не является концепцией, и система превратилась бы в сложную игру с пустыми концепциями.

Шопенгауэр

Шопенгауэр отмечал, что Гегель создал свой абсолютный идеализм после того, как Кант дискредитировал все доказательства существования Бога. Абсолют — это неличностная замена концепции Бога. Это один субъект, воспринимающий вселенную как один объект. Люди частично разделяют это восприятие. Поскольку вселенная существует как идея в разуме Абсолюта, абсолютный идеализм копирует панентеизм Спинозы, в котором все находится в Боге или Природе.

Мур и Рассел

Известно, что Г.Бунт Э. Мура против абсолютизма нашел выражение в его защите здравого смысла от радикально противоречивых выводов абсолютизма (например, время нереально, изменение нереально, обособленность нереальна, несовершенство нереально и т. Д.). G.E. Мур также был пионером в использовании логического анализа против абсолютистов, который провозгласил Бертран Рассел, и положил начало всей традиции аналитической философии с ее использованием против философий своих прямых предшественников. Рассказывая о своем собственном умственном развитии, Рассел сообщает: «В течение нескольких лет после отказа от [абсолютизма] у меня был оптимистический бунт противоположных убеждений.Я думал, что все, что отрицал Гегель, должно быть правдой ». (Рассел в Барретте и Адкинсе, 1962, стр. 477).

г. Мур возглавил восстание, а я последовал за ним с чувством эмансипации. [Абсолютизм] утверждал, что все, во что верит здравый смысл, является простой внешностью. Мы вернулись к противоположной крайности и подумали, что все реально, что здравый смысл, не подверженный влиянию философии или теологии, предполагает реальным.

— Бертран Рассел; как указано в Klemke 2000, p.28

Прагматизм

В частности, работы Уильяма Джеймса и F.C.S. Шиллер, оба основоположники прагматизма, всю жизнь нападали на абсолютный идеализм. Джеймса особенно интересовал монизм, порождаемый Абсолютным идеализмом, и его последствия для проблемы зла, свободы воли и моральных поступков. Шиллер скорее атаковал Абсолютный идеализм за то, что он слишком оторван от нашей практической жизни и что его сторонники не осознали, что мысль — это просто инструменты для действия, а не для открытий об абстрактном мире, который не оказывает на нас никакого влияния.


Абсолютный идеализм сильно изменил философский ландшафт. Как это ни парадоксально (хотя с гегелевской точки зрения, может быть, вовсе не парадоксально), это влияние в большей степени ощущается в порожденной им сильной оппозиции. И логический позитивизм, и выросли из восстания против гегельянства, преобладавшего в Англии в XIX веке. Континентальная феноменология, экзистенциализм и постмодернизм также стремятся «освободиться от мысли Гегеля». Мартин Хайдеггер, один из ведущих деятелей континентальной философии 20 века, стремился дистанцироваться от работ Гегеля.Одной из философских тем Хайдеггера было «преодоление метафизики».

Источники

  • Фундаментальная мудрость Срединного пути (Гарфилд)
  • Оксфордский философский словарь (Блэкберн)
  • История христианской мысли (Тиллих)
  • От Сократа до Сартра (Лавин)
  • Hegel: Een inleiding (изд. Ad Verbrugge и др.)
  • Идеализм Гегеля, удовлетворение самосознания (Пиппин)
  • Окончания, вопросы памяти у Гегеля и Хайдеггера (Ред.Мак Камбер, Комей)

Шаблон: Идеализм

Самосознание и объективность: введение в абсолютный идеализм | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

Вы, вероятно, не думаете, что вы абсолютный идеалист, хотя, если Себастьян Рёдль прав, вы уже им являетесь, хотя почти наверняка вы сами не знаете. Это центральное утверждение рассматриваемого тома. Название может предполагать опрос 18 -го и 19 -го C.Немецкая мысль, но, хотя Рёдль косвенно опирается на некоторых из этих исторических фигур, его книга категорически не является сочинением по истории философии. Это, скорее, невероятно амбициозная попытка показать не только то, что Абсолютный идеализм был полностью неправильно понят, но также и то, что такой взгляд представляет собой согласованную форму — только , которую может принимать философия. Это, мягко говоря, весьма спорное и поначалу противоречащее интуиции утверждение, но в ходе своей увлекательной, сложной, плотной, а временами запутанной и разочаровывающей работы Редль создает на удивление убедительные аргументы в пользу Абсолютного идеализма — хотя, если он Правильно, что это единственная форма, которую может принять философия, возможно, в этом нет ничего удивительного.Даже если она мало кого приведет к абсолютному идеализму, книга бросит вызов основополагающим ортодоксиям большей части современной эпистемологии и метафизики.

Как по стилю, так и по методологии эта книга мало похожа на стандартные философские монографии, хотя я подозреваю, что это сделано в основном намеренно. Тон Рёдля граничит с пророческим; аргументы лаконичны, почти что гномичны; и есть несколько примеров, чтобы проиллюстрировать часто неясные моменты.Это кажется преднамеренным, поскольку относится к методу, принятому Рёдлем: книга, которую он объясняет,

не выдвигает никаких тезисов, не выдвигает никаких гипотез, не рекомендует точку зрения или позицию. . . Поскольку оно направлено на выражение понимания суждения, которое содержится в любом суждении, настоящее эссе может сказать только то, что кто-либо уже знает, знает в любом суждении, знает, насколько он вообще судит. (13)

Сама работа предлагается как формула универсального знания: Рёдль, кажется, стремится не убеждать нас ни в чем, потому что мы, , уже знаем — в некотором начальном смысле — то, что он излагает.Поскольку формула знания — это Абсолютный идеализм, мы также , все привержены этой точке зрения, признаем мы это или нет. И, как предполагает Рёдль, выявление такого идеализма потребует перестройки самой концепции того, что включает в себя философия, показав, что «абсолютное знание есть не что иное, как эмпирическое знание, а эмпирическое знание — не что иное, как абсолютное знание» (18). Это амбициозный проект!

Общая цель Рёдля, по-видимому, заключается в широком реалистическом взгляде, который утверждает, что реальность полностью внешняя по отношению к мысли, и что роль суждения состоит в том, чтобы постепенно приближать нас как знающих к этому просто данному независимому миру.С этой точки зрения мы начинаем с нашего чисто субъективного восприятия и постепенно продвигаемся к объективному восприятию внешней реальности. Абсолютный идеализм Рёдля, напротив, отвергает идею о том, что реальность — это просто нечто данное, и вместо этого выдвигает позицию, согласно которой вся реальность доступна мысли, потому что реальность уже включена в суждение. Важно отметить, что для Рёдля абсолютный идеализм на самом деле вовсе не разновидность идеализма, если принять его за точку зрения, согласно которой реальность является продуктом только ума.Абсолютный идеализм «является наиболее радикальным, самым основательным и единственным здравым отрицанием этой [позиции]» (15).

Вместо того, чтобы резюмировать каждую из десяти очень плотных глав книги, я попытаюсь дать широкий обзор позиции Рёдля, а затем перейду к некоторым вопросам о том, что именно представляет собой абсолютный идеализм. Я должен признаться, однако, что я не совсем уверен, что проник в глубины этой книги, и, учитывая сложность позиции Рёдля (я постараюсь не говорить об аргументации), я не уверен, что смогу полностью передать ее здесь .

Отправная точка изложения Рёдля лежит в утверждении, что мысль и суждение объективны в том смысле, что правильно ли думать или судить о чем-либо, зависит от предмета, о котором думает, а не от конкретного характера человека, который думает об этом. Но мысль — это еще и самосознательный поступок мыслителя. Традиционно предполагается, что объективность и самосознание являются двумя противоположными полюсами, каждый из которых вносит свой вклад в структуру суждения: суждение включает в себя как содержание, которое претендует на объективность, так и нечто вроде пропозиционального отношения к этому содержанию, которое отражает состояние застенчивого субъекта.Именно эту модель, которая различает то, что оценивается, и акт суждения, Рёдль полностью отвергает. Скорее, суждение само по себе, самосознательное, или содержит внутри , это признание его собственной достоверности; как выражается Рёдль, «самосознание суждения влечет за собой его объективность: поскольку суждение о том, что вещи таковы, означает мышление, что они действительны, действительность суждения не может зависеть ни от чего, что никто не постигает в , это самое суждение. «(11).В суждении человек не принимает какое-то пропозициональное содержание, а затем принимает к нему отношение; вместо этого суждение включает в себя осознанное признание собственной достоверной мысли.

Оценка суждения Рёдля решительно противостоит любой точке зрения, которая пытается провести различие между содержанием и силой предложения или отношением к нему. Последняя позиция, утверждает Рёдль, непоследовательна, поскольку означала бы потерю самосознательного характера мысли.Это особенно остро стоит в случае вынесения приговора от первого лица. Если бы содержание предложения p было отделено от отношения мыслителя к нему, то «я думаю, p» было бы отличным от «p», и как предложение истинность «я думаю p» не зависела бы от того, кто его подтверждает, поскольку только его содержание якобы определяет его истинность. Но единственный способ, которым может произойти «я думаю, p», — это если мыслитель признает, что он думает p, что означает, что истинность «я думаю p» не зависит от того, утверждает ли он это.Это показывает, утверждает Рёдль, что «я думаю» не может быть внешним по отношению к предложению: думать, что кто-то думает p, означает просто сознательно думать p. «Я думаю», включенное в это суждение, «не является предложением. Местоимение от первого лица — это не разновидность ссылки, а выражение самосознания: оно означает внутреннее отношение к тому, что думают о его мысли» ( 25). Но «я думаю» также не является результатом применения внешнего правила к суждению. Скорее, следуя правилу, человек самосознательно принимает себя за это, точно так же (для Канта), что тот, кто действует из долга, не просто соблюдает моральный закон, но действует из него (33).Субъект застенчиво осознает, что следует правилам мышления, и такие правила обнаруживаются в всех мыслях. В этом отношении мысль объективна именно потому, что она самосознательна, а это, в свою очередь, означает, что мысль не может быть отделена от акта мышления.

Это суждение самосознательное, настаивает Рёдль, не является чем-то, что можно связно отрицать, поскольку это особенность суждений и всех . Наука суждения «не противоречит», потому что ее противоположность не может быть даже сформулирована.Скорее, это то, что уже осознают все самосознательные мыслители: «поскольку я сужу внутри p, внутри объекта суждения, судить что-либо вообще означает думать, что я сужу» (40). Хотя Рёдль не делает этого утверждения явно, идея здесь, по-видимому, состоит в том, что строго интерналистская, самосознательная структура суждения является необходимым условием для любого суждения вообще, и отрицать это, пытаясь сохранить альтернативное представление о суждении. — значит заниматься бессмысленным делом, поскольку нужно использовать именно такую ​​застенчивую мысль, чтобы попытаться выразить иную точку зрения.Невозможно отвергнуть это суждение о суждении, поскольку оно не противоречит науке. Рёдль, кажется, предполагает, что это не нормативное утверждение, которое говорит нам, как мы должны относиться к суждениям; вместо этого он выражает фундаментальную фактическую истину о природе суждения, и, поскольку мы мыслители, он одинаково справедлив для нас. Все мысли самосознательны: это не значит, что одни из моих суждений являются самосознательными, а другие нет, поскольку в противном случае между моими мыслями не могло бы быть единства.

Структура суждения также означает, что его изучение — это не просто одна из областей исследования среди других, а, скорее, должно пониматься как наука или наука без какого-либо другого. Здесь Рёдль предполагает, что «наука суждения — знание природы суждения — это в то же время наука об объекте суждения — знание природы объекта суждения. А предмет суждения — это все »(55). Здесь впервые раскрывается основа абсолютного идеализма, поскольку знание того, что такое суждение, также требует знания того, о чем суждение: о безграничной реальности.Эта реальность не дана грубо, а, напротив, представляет собой мир, постигнутый посредством суждений и суждений, поскольку «концепция бытия вещей такими, какие они есть, возможна только в том случае, если она действует — не в том или ином мышлении — а в мышлении. что угодно вообще. Концепция бытия, реальности, фактов возможна только в том виде, в котором она содержится в , я думаю, »(61). Наше взаимодействие с миром происходит через нашу чувствительность, но это не что-то внешнее по отношению к суждению, и при этом чувственность не ограничивает объективность, и нам «нужно постичь чувственность, чтобы содержаться в самосознании суждения» (83).

Поскольку наука суждения не противоречит, она не нуждается в подтверждении, но существуют также суждения с противоположными — эмпирическими утверждениями — которые требуют обоснования. Подробности рассказа Рёдля по этому поводу очень плотны, но общее утверждение, если я правильно понимаю, состоит в том, что оправдание должно основываться на самой силе суждения, которая «является причиной, которая делает обоснованное суждение необходимым» (105). . Это включает в себя оба суждения восприятия, в которых субъект знает , что вещей таковы.. . [но] не , почему они »(108), а суждения опыта, которые обращаются к причинам как к оправданию. Поскольку они включают оправдание, суждения опыта имеют противоположное, но обращение к силе суждения позволяет нам избежать поддавшись Мифу Данного, поскольку сила и акт познания «не имеют заданной меры, но являются их собственной мерой» (124).

Проблема, которая возникает при этом, продолжает Рёдль, заключается в том, что, поскольку нет аподиктических суждений опыта, по-видимому, нет смысла утверждать, что я признаю необходимость в своем суждении, которое выглядит так, как будто оно является частью действительности любого суждения.Рёдль предполагает, что решение проблемы может быть найдено в принципах вывода или логики, которые сами по себе не противоречат друг другу и в которых «суждение опыта конституируется как таковое в сознании принципа вывода» (144). И эти принципы суждения в то же время являются принципами бытия: они говорят нам, что включает в себя суждение и каковы его объекты: «принцип суждения — самопознание суждения — есть сама объективность.Это все реальность »(148).

В этом суть абсолютного идеализма Рёдля, который утверждает, что «абсолютное знание есть не что иное, как мысль о достоверности эмпирического суждения» (154) или что «абсолютное знание есть не что иное, как самоопределяющееся продвижение суждения. опыта »(155). Эмпирические знания, которые мы получаем в науках, не просто какое-то просто заданное или произвольное содержание, но скорее обязательно отражают — хотя частично и не полностью — природу всей реальности.В этом отношении наука и философия идентичны, как эмпирическое и абсолютное знание: философия поддерживает деятельность науки, а наука ищет конкретные способы, которыми знание определяет себя — это абсолютный идеализм.

Это краткое изложение не может дать должного богатому и плотному положению, которое развивает Рёдль, и я упустил ряд интересных и важных деталей. Но по нескольким причинам эту книгу трудно оценить: ее стиль далек от обычных работ, а ее самопровозглашенная нехватка аргументов не делает работу рецензента ужасно легкой.Действительно, неясно, какие критические стандарты будут применяться, если Рёдль действительно искренен, заявляя, что нельзя даже отрицать науку суждения. Тем не менее, остается несколько нерешенных вопросов.

Во-первых, несмотря на подзаголовок книги, природа абсолютного идеализма не подвергается подробному обсуждению, хотя, возможно, цель Рёдля состоит в том, чтобы книга в целом служила «формулой» для взгляда. Также не совсем ясно, в чем будет заключаться тождество науки и философии, и будет ли это предложено как великая новая система мышления — скажем, разновидность неогегельянства — или вместо этого Абсолютный идеализм будет лучше понят в более методологической форме. термины, как способ сохранить и отстоять наши эмпирические знания против разгула скептицизма, психологизма, экстернализма и других различных оппонентов, которых Рёдль видит.

Во-вторых, Редль очень мало говорит о роли, которую ошибка играет в наших суждениях. В одном месте он в скобках отмечает, что «мы игнорируем ложные суждения» (66), но это проходит слишком быстро. Если мы признаем, что суждение объективно и содержит в себе самосознание и включает понятие его достоверности, как настаивает Рёдль, трудно объяснить, как мы делаем суждения, которые оказываются ложными, и почему мы часто осознаем что мы склонны ошибаться. В самом деле, мы могли бы подумать, что самосознание суждения включает в себя чувство опровергаемости, а также обоснованности: когда я, например, сужу временно, кажется, что я делаю это с осознанием того, что могу ошибаться.Если я утверждаю, что завтра пойду на концерт, я также понимаю, что этого может не произойти, если обстоятельства изменятся. Но если это так, то кажется, что различие между содержательными и пропозициональными установками может снова проявиться в картине, поскольку признание того, что я могу быть неправ, кажется, предполагает иное отношение к некоторым суждениям, даже если все они застенчивы. .

Более того, проблема ошибки усугубляется утверждением, что принципы суждения «непротиворечивы» и что нет другой философии, кроме Абсолютного идеализма.Если это так, то почему так много людей ошибаются, полагая, например, что пропозициональные установки отличны от содержания мысли или что некоторая форма экстернализма верна? Если абсолютный идеализм — единственная последовательная позиция, почему это не очевидно почти для всех? Утверждение Рёдля о том, что нельзя отстаивать абсолютный идеализм, затрудняет понимание того, в каком смысле кто-либо может прийти к осознанию и отречению от своих ошибок, если они действительно виновны в философском заблуждении.

Наконец, описание абсолютного идеализма здесь напоминает критику Карлом Америксом посткантианских мыслителей как прибегающих к «короткому аргументу» идеализму.[1] По мнению американцев, такие фигуры, как Рейнхольд, Фихте и Гегель, считали, что размышления только о природе репрезентации показывают, что идеализм должен быть истинным. В отличие от этого, идеализм Канта закреплен только после долгого и трудного объяснения природы человеческих форм чувственности, что требует объяснения конкретных способов, которыми мы представляем чувственное содержание.

Нечто подобное можно сказать о проекте Рёдля, хотя вместо репрезентации мы могли бы вместо этого рассматривать его как начинающего с утверждения, что «очевидно, что мы обладаем эмпирическим знанием» (15).Исходя из этого «очевидного» факта, размышления о природе суждения сами по себе, кажется, предоставляют Рёдлю короткий путь к абсолютному идеализму. Но точно так же, как Кант видел, что ему необходимо взяться за трудную задачу по изложению конкретных деталей человеческих форм чувствительности, на Рёдле также может быть возложена обязанность точно указать, что включает в себя эмпирическое знание и какие условия определяют его приобретение и охват. для нас как отдельных людей. Эмпирические суждения бывают самых разных видов и форм, и, возможно, между всеми ними нет универсального элемента.Также не всегда ясно очевидно, что мы действительно обладаем эмпирическим знанием — а не просто убеждениями, скажем, — когда мы делаем суждения о мире. Хотя Рёдль мог бы сделать небольшой шаг от объективности и самосознания эмпирических суждений к Абсолютному идеализму, я подозреваю, что мы должны пройти гораздо более трудный и долгий путь, чтобы добраться до точки, где очевидно, что у нас есть эмпирическое знание.

Несмотря на эти оговорки, эту книгу стоит прочитать. Он представляет собой освежающий залп против большей части современной эпистемологии и представляет собой новую и интересную защиту точки зрения — Абсолютного идеализма, — которая в значительной степени была отправлена ​​на свалку истории.К вызову, который книга представляет ортодоксальному реалисту, господствующему в большинстве философских кругов, следует отнестись серьезно, и даже если она не привлечет много обращенных, необходимо задействовать позицию, которую она очерчивает. В самом деле, это может привести к тому, что мы окажемся на той почве, на которой мы уже стоим, просто в силу того, что мы являемся человеческими судьями.

БЛАГОДАРНОСТИ

Я благодарен Джиму Крейнсу и Дэниелу Мёрнеру за их очень полезные комментарии к черновику обзора.


[1] См., Например, главу 3 Карла Америкса, Кант и судьба автономии , Cambridge University Press, 2000.

Что такое абсолютный идеализм? | Study.com

Экономические системы: формальный и содержательный подходы

Существует два основных подхода к изучению экономики: формальный подход, анализирующий намеренные решения об использовании ресурсов, и предметный подход, предполагающий то, как люди адаптируются к изменениям.Изучите эти два подхода к экономическому анализу на примерах различных сценариев и культур.

Философские заблуждения и аргументация

Заблуждения — это аргументы, которые могут показаться логичными и разумными, но в корне ошибочны.Изучите эту концепцию на примерах философских заблуждений, которые обычно появляются в аргументации, часто непреднамеренно.

Ветви философии

Философия может охватывать ряд идей о концепции жизни.Узнайте больше о различных отраслях философии, включая эпистемологию, метафизику, логику, эстетику и этику.

Сравнение формализма и искусства ради искусства

Формализм и «Искусство ради искусства» — противоположные философии интерпретации искусства, возникшие в 19 веке.На этом уроке представьте эти две точки зрения как противостоящие митинги протеста, чтобы сравнить акцент формализма на структуре и технике с экзистенциальным идеализмом «Искусство ради искусства».

Эпистемология и правда vs.Метафизика и реальное

Философия учит различным способам рассмотрения знания и реальности. Сравните области эпистемологии и метафизики, проанализируйте идеи знания и истины и подумайте о том, что реально, чтобы понять, как эпистемология и метафизика влияют на изучение философии.

Двумерный: определение, формы и искусство

Двумерные формы — это те, которые имеют только длину и ширину, без ощущения глубины.Посмотрите на примеры как положительных, так и отрицательных двумерных форм и поймите, как используются двумерные формы в искусстве.

Что такое философия науки?

Как и большинство дисциплин, наука основана на философских идеях и школах мысли.Узнайте о философии науки и узнайте, как она выглядит. Изучите взгляды Карла Поппера, Томаса Куна, Пола Фейерабенда и Хелен Лонгино, чтобы понять различные точки зрения на науку.

Метафизика причинности: теория Юма

Причинно-следственная связь — это динамическая связь между двумя переменными, при которой одна влияет на другую.Изучите метафизику Юма, которая исследует концепции впечатлений, идей и причинно-следственных связей.

Пять доказательств Бога святого Фомы Аквинского

Санкт-ПетербургФома Аквинский — римско-католический святой и философ, написавший Summa Theologica. Узнайте об этой работе Аквинского, в которой описаны пять доказательств существования Бога: движение, причинность, случайность и необходимость, совершенство и замысел.

Философ Дэвид Хьюм был хорошо известен своими работами о скептицизме, ставившими под сомнение достоверность того, что действительно может быть известно все.Узнайте о различии между впечатлениями и идеями, скептическом взгляде на чувства и о том, как они влияют на повседневные привычки.

Платонический идеализм: Платон и его влияние

Идеи Платона оказали глубокое влияние на западный мир через такие диалоги, как «Аллегория пещеры».В этом письме Платон стремился подчеркнуть важность понимания разницы между мнением и знанием, основываясь на учении Сократа. Этот урок исследует платонический идеализм человечества, логику и философию универсальной истины.

г.Онтологический аргумент Ансельма в пользу существования Бога

В XI веке святой Ансельм Кентерберийский выдвинул онтологический аргумент о том, что Бог должен существовать, поскольку Бог, который существует, более велик, чем Бог, который не существует. Изучите идею Бога, взгляды Ансельма на реальность в сравнении с идеями и узнайте определение аргумента об идеальном острове.

Искусство, архитектура и храмы династии Раштракута

Династия Раштракута — предмет этого урока.Мы сосредоточимся в первую очередь на произведенном искусстве, архитектурном стиле и храмах, построенных во время правления этого индийского королевства.

Восточная философия: ключевые концепции и верования

Восточные философские традиции, берущие свое начало на Ближнем Востоке, в Индии и Китае, среди других мест, становятся все более влиятельными на Западе, бросая вызов многим предположениям западной философии.

Новый выпуск: Стивен Терон, «Система логики Гегеля: абсолютная идея как форма форм» (Cambridge Scholars Publishing, 2019)

Мы рады сообщить о выпуске книги Система логики Гегеля: Абсолютная идея как форма форм by Stephen Theron ( Cambridge Scholars Publishing , 2019).

С сайта издателя:

В «Лекциях о доказательствах существования Бога», подготовленных незадолго до его смерти, Гегель заявляет, что вопрос о доказательстве Бога может получить свое «научное» рассмотрение в (Науке) Логики и нигде больше.Он также утверждает, что логика, по крайней мере, его логическая система, такая же, как и у метафизики. Здесь все находит свое место по отношению ко всему остальному. Эта книга представляет собой целостную систему, в свете которой все, от физики до теологии, находит свое место и истинное изложение. В текстовом цитировании он главным образом следует за более поздней, более сжатой версией (в качестве первой части Энциклопедии философских наук) двух представлений Гегеля об этой науке. Акцент был сделан на демонстрации мысли самого Бога или мысли Вселенной, с которой весь разум как таковой находится в единстве.Логика и ее формы, утверждает Гегель, есть и остаются «формой мира». Следовательно, эта предельная объективность есть одновременно и абсолютная субъективность. Оппозиция рушится.

Метод здесь заключался в том, чтобы просто проследить собственное развитие мышления логики (развитие, изнутри которого Гегель сам называет свой единственный метод), чтобы позволить ей еще раз идти своим чередом, а не просто «комментировать» ее, как если с высшей точки зрения.

Таким образом, в этой работе, посвященной логике, речь идет не о замене одной религии другой, как это делают многие ученые, такие как Чарльз Тейлор.Скорее, он указывает путь для специфически богословского развития как его экуменическое погружение в софию, в Идею как «все во всем», в чистое богословие или мудрость экуменической «Церкви». Ставка делается не на «редукцию» к философии, а на воссоздание метафизики как самой истинной теологии, разума небес. Чем еще могла бы быть значимая философия, если не «постигая духовные вещи духовно», существо, приведенное ко всякой истине, не взошло на плечи тех, кто шел раньше?

Для получения дополнительной информации посетите веб-сайт Cambridge Scholars Publishing.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.