Аффективные иллюзии: Ошибка выполнения

Автор: | 07.10.1975

Содержание

иллюзии аффективные — это… Что такое иллюзии аффективные?

иллюзии аффективные
(i. affectivae) И., возникающие под влиянием страха, тревоги или подавленного настроения.

Большой медицинский словарь. 2000.

  • иллюзии
  • иллюзии вербальные

Смотреть что такое «иллюзии аффективные» в других словарях:

  • ИЛЛЮЗИИ — (от лат. illusio насмешка), представляют расстройство процесса восприятия и вместе с галлюцинациями относятся к так называемым «обманам чувств». Точное определение И. со времени франц. психиатра Эскироля (Esquirol) основывается на… …   Большая медицинская энциклопедия

  • ИЛЛЮЗИИ — – ошибочное, неправильное восприятие реально существующих предметов и явлений. Особенно часто иллюзии появляются на фоне депрессии с тревогой или страхом, а также при недостаточной четкости восприятия, связанной с ухудшением деятельности органов… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Иллюзии — I Иллюзии (лат. illusio обман, заблуждение) ложное, ошибочное восприятие реально существующих в данный момент предметов или явлений. Главным отличием И. от галлюцинаций (Галлюцинации) является наличие при И. ложно воспринимаемого реального… …   Медицинская энциклопедия

  • Иллюзии — (греч. illusio – ошибка, заблуждение). Искаженное восприятие реально существующих предметов и явлений. У здоровых людей бывают И. физиологические и физические, патогенетически не связанные с нарушениями мышления или сознания. Пример физической… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • ИЛЛЮЗИИ ВИДЫ — различают аффективные, вербальные, парейдолические, двигательные иллюзии (см. Иллюзии двигательные) …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • иллюзия — и; ж. [франц. illusion обманчивое представление, заблуждение] 1. Искажённое восприятие действительности, основанное на обмане чувств; принятие кажущегося, мнимого за действительное. Оптические иллюзии. Слуховые иллюзии. Аффективные иллюзии (мед.; …   Энциклопедический словарь

  • иллюзия — и; ж. (франц. illusion обманчивое представление, заблуждение) см. тж. иллюзионный 1) а) Искажённое восприятие действительности, основанное на обмане чувств; принятие кажущегося, мнимого за действительное. Оптические иллюзии. Слуховые иллюзии.… …   Словарь многих выражений

  • ИЛЛЮЗИЯ — ИЛЛЮЗИЯ, и, жен. 1. Обман чувств, нечто кажущееся; болезненное состояние ошибочное восприятие предметов, явлений (спец.). Оптическая и. Слуховые иллюзии. Аффективные иллюзии (под влиянием аффекта). 2. перен. Нечто несбыточное, мечта. Предаваться… …   Толковый словарь Ожегова

  • Альцгеймера болезнь — (Аlzheimer, 1906) вариант пресенильной деменции, может впервые начинаться и несколько ранее, а также в старческом возрасте. Выявляется у около 5% лиц старше 65 лет, в этой возрастной группе деменция типа Альцгеймера составляет почти 65% всех… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Психозы — (псих + оз). Выраженные формы психических расстройств, при которых психическая деятельность больного отличается резким несоответствием окружающей действительности, отражение реального мира грубо искажено, что проявляется в нарушениях поведения и… …   Толковый словарь психиатрических терминов

Администрация МО «Бугровское сельское поселение»

26.10.2011 — 17:32

Ошибочное восприятие реальных объектов называется иллюзиями (от лат. illusio – обманчивый). Иллюзии могут быть аффективными, вербальными и перейдолическими. Аффективные иллюзии обусловлены подавленным состоянием, плохим настроением, тревогой, страхом – даже висящая на вешалке одежда может показаться грабителем, случайный прохожий – насильником, убийцей. Вербальные иллюзии заключаются в ложном восприятии содержания реальных разговоров других людей. Человеку кажется, что все его осуждают, намекают на какие-то неблаговидные поступки, издеваются над ним, угрожают. Перейдолические иллюзии вызываются снижением тонуса психической деятельности, пассивностью. Обычные узоры на обоях, трещины на потолке, на полу, различные светотени воспринимаются как яркие картины, сказочные герои, фантастические образы, необыкновенные панорамы.

Иллюзии следует отличать от галлюцинаций – психопатологического проявления восприятия и памяти. Галлюцинация – это образ (зрительный, слуховой, обонятельный, осязательный, вкусовой), возникающий в сознании независимо от внешних стимулов и имеющий для человека значение объективной реальности. Галлюцинации являются следствием того, что восприятие оказывается насыщенным не внешними впечатлениями, а внутренними образами. Человек, находящийся во власти галлюцинаций, переживает их как истинно воспринимаемое – он действительно видит, слышит, обоняет, а не представляет все это. Для него субъективные чувственные ощущения так же реальны, как и исходящие из объективного мира.

4.4. Память

Понятие памяти. Все то, что человек когда-то воспринимал, не исчезает бесследно – в коре больших полушарий головного мозга сохраняются следы от процесса возбуждения, которые создают возможность повторного возникновения возбуждения в отсутствие вызвавшего его раздражителя. Благодаря этому человек может запомнить и сохранить, а впоследствии воспроизвести образ отсутствующего предмета или воспроизвести усвоенные ранее знания. Как и восприятие, память является процессом отражения, но в этом случае отражается не только то, что действует непосредственно, но и то, что имело место в прошлом.

Кремы для лица крема для ухода за кожей лица. . автошкола спб рядом со мной цены

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

45678910

11121314151617

18192021222324

25262728293031

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Метки

Настройки
для слабовидящих

Общая психопатология : учебно-методическое пособие

%PDF-1.3 % 1 0 obj > /Metadata 2 0 R /Pages 3 0 R /Type /Catalog >> endobj 4 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > stream

  • Общая психопатология : учебно-методическое пособие
  • Ретюнский К. Ю. 1.32018-04-03T12:25:16+05:002018-04-03T12:25:18+05:00 endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > /XObject > >> /Type /Page /Annots [129 0 R] >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 71 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 72 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 73 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 74 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 75 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 76 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 77 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 78 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 79 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 80 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 81 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 82 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 83 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 84 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 85 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 86 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 87 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 88 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 89 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 90 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 91 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 92 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 93 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 94 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 95 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 96 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 97 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 98 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 99 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 100 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 101 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 102 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 103 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 104 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 105 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 106 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 107 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 108 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 109 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 110 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 111 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 112 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 113 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 114 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 115 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 116 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 117 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 118 0 obj > stream HTKo1ϯ.sYNIa;M5⌅#}O

    Аффективная уверенность и конгруэнтность прикосновения модулируют переживание иллюзии резиновой руки

  • 1.

    Галлахер, И. И. Философские представления о себе: значение для когнитивной науки. Trends Cogn Sci 4 , 14–21 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 2.

    Фрассинетти, Ф., Майни, М., Ромуальди, С., Галанте, Э. и Аванци, С. Это мое? Асимметрии полушария в телесном самопознании. J Cogn Neurosci 20 , 1507–1516, https://doi.org/10.1162/jocn.2008.20067 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 3.

    Сакс, Р., Джамал, Н. и Пауэлл, Л. Мое или твое тело? Влияние визуальной перспективы на корковые представления тела. Cereb Cortex 16 , 178–182, https://doi.org/10.1093/cercor/bhi095 (2006).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 4.

    Холмс, Н. П. и Спенс, К. Визуальное искажение невидимого положения руки с зеркалом: пространственные и временные факторы. Exp Brain Res 166 , 489–497, https://doi.org/10.1007/s00221-005-2389-4 (2005).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Штейн Б. Э. и Стэнфорд Т. Р. Мультисенсорная интеграция: текущие проблемы с точки зрения отдельного нейрона. Nat Rev Neurosci 9 , 255–266, https: // doi.org / 10.1038 / nrn2331 (2008).

    ADS CAS Статья PubMed Google ученый

  • 6.

    Ботвиник, М. и Коэн, Дж. Резиновые руки «ощущают» прикосновение, которое видят глаза. Nature 391 , 756, https://doi.org/10.1038/35784 (1998).

    ADS CAS Статья PubMed Google ученый

  • 7.

    Килтени К., Маселли А., Кординг К. П. и Слейтер М.Над моим фальшивым телом: иллюзии владения телом для изучения мультисенсорной основы восприятия собственного тела. Front Hum Neurosci 9 , 141, https://doi.org/10.3389/fnhum.2015.00141 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8.

    Бахрик, Л. Э. и Ликлитер, Р. Межсенсорная избыточность направляет селективность внимания и перцептивное обучение в младенчестве. Психология развития 36 , 190 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Бахрик, Л. Э. и Ликлитер, Р. Роль межсенсорной избыточности в раннем перцептивном, когнитивном и социальном развитии. Мультисенсорное развитие , 183–206 (2012).

  • 10.

    Рошат П. и Морган Р. Пространственные детерминанты восприятия движений ног, производимых самим собой, у младенцев в возрасте от 3 до 5 месяцев. Психология развития 31 , 626 (1995).

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Zmyj, N., Jank, J., Schütz-Bosbach, S. & Daum, M. M. Обнаружение зрительно-тактильной непредвиденной ситуации в первый год после рождения. (2011).

  • 12.

    Филиппетти, М. Л., Джонсон, М. Х., Ллойд-Фокс, С., Драгович, Д. и Фаррони, Т. Восприятие тела у новорожденных. Current Biology 23 , 2413–2416 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Филиппетти, М. Л., Ллойд-Фокс, С., Лонго, М. Р., Фаррони, Т. и Джонсон, М. Х. Нейронные механизмы восприятия тела у младенцев. Кора головного мозга 25 , 3779–3787 (2015).

    CAS Статья Google ученый

  • 14.

    Филиппетти, М. Л., Ориоли, Г., Джонсон, М. Х. и Фаррони, Т. Восприятие тела новорожденного: чувствительность к пространственной конгруэнтности. Младенчество 20 , 455–465 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Престон, К. Роль расстояния от тела и расстояния от реальной руки в собственности и отказе от собственности во время иллюзии резиновой руки. Acta Psychol (Amst) 142 , 177–183, https://doi.org/10.1016/j.actpsy.2012.12.005 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Костантини М. и Хаггард П. Иллюзия резиновой руки: чувствительность и система отсчета для владения телом. Conscious Cogn 16 , 229–240, https: // doi.org / 10.1016 / j.concog.2007.01.001 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Грациано, М. С., Кук, Д. Ф. и Тейлор, С. С. Кодирование местоположения руки визуально. Наука 290 , 1782–1786 (2000).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 18.

    Цакирис, М. и Хаггард, П. Повторное посещение иллюзии резиновой руки: зрительно-тактильная интеграция и самоатрибуция. J Exp Psychol Hum Percept Perform 31 , 80–91, https://doi.org/10.1037/0096-1523.31.1.80 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 19.

    Ферри, Ф., Чиарелли, А. М., Мерла, А., Галлезе, В. и Костантини, М. Тело за пределами тела: ожидания сенсорного события достаточно, чтобы заставить владеть фальшивую руку. Proc Biol Sci 280 , 20131140, https://doi.org/10.1098/rspb.2013.1140 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Цакирис, М. Мое тело в мозгу: нейрокогнитивная модель владения телом. Neuropsychologia 48 , 703–712, https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2009.09.034 (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 21.

    Аппс, М. А. и Цакирис, М.Я свободной энергии: прогнозирующее кодирование самопознания. Neurosci Biobehav Rev 41 , 85–97, https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2013.01.029 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 22.

    Цакирис М., Костантини М. и Хаггард П. Роль правого височно-теменного соединения в поддержании целостного восприятия своего тела. Neuropsychologia 46 , 3014–3018, https: // doi.org / 10.1016 / j.neuropsychologia.2008.06.004 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 23.

    Целлер Д., Литвак В., Фристон К. Дж. И Классен Дж. Сенсорная обработка и иллюзия резиновой руки — исследование вызванных потенциалов. J Cogn Neurosci 27 , 573–582, https://doi.org/10.1162/jocn_a_00705 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 24.

    Самад, М., Чанг, А. Дж. И Шамс, Л. Восприятие владения телом определяется байесовским сенсорным выводом. PLoS One 10 , e0117178, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0117178 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Панагиотопулу, Э., Филиппетти, М. Л., Цакирис, М. и Фотопулу, А. Аффективное прикосновение улучшает распознавание лица во время мультисенсорной интеграции. Sci Rep 7 , 12883, https://doi.org/10.1038/s41598-017-13345-9 (2017).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Сузуки К., Гарфинкель С. Н., Кричли Х. Д. и Сет А. К. Мультисенсорная интеграция между экстероцептивными и интероцептивными доменами модулирует самоощущение в иллюзии резиновой руки. Neuropsychologia 51 , 2909–2917, https: // doi.org / 10.1016 / j.neuropsychologia.2013.08.014 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Кручианелли, Л., Меткалф, Н. К., Фотопулу, А. К. и Дженкинсон, П. М. Телесное удовольствие имеет значение: скорость прикосновения модулирует владение телом во время иллюзии резиновой руки. Front Psychol 4 , 703, https://doi.org/10.3389/fpsyg.2013.00703 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28.

    Ллойд, Д. М., Гиллис, В., Льюис, Э., Фаррелл, М. Дж. И Моррисон, И. Приятное прикосновение смягчает субъективные, но не объективные аспекты восприятия тела. Front Behav Neurosci 7 , 207, https://doi.org/10.3389/fnbeh.2013.00207 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    van Stralen, H.E. et al. . Эмоциональное прикосновение моделирует иллюзию резиновой руки. Cognition 131 , 147–158, https://doi.org/10.1016/j.cognition.2013.11.020 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 30.

    Капелари, Э. Д., Урибе, К. и Бразил-Нето, Дж. П. Чувство боли в резиновой руке: интеграция зрительных, проприоцептивных и болезненных раздражителей. Восприятие 38 , 92–99, https://doi.org/10.1068/p5892 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 31.

    Сет, А. К. Интероцептивный вывод, эмоции и воплощенное я. Тенденции в когнитивных науках 17 , 565–573 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Крейг А. Д. и Крейг А. Как вы сейчас себя чувствуете? Передний островок и человеческое сознание. Nature обзоры нейробиологии 10 (2009).

  • 33.

    Фон Мор, М. и Фотопулу, А. интероцепции: активный и социальный вывод о боли и удовольствии. Интероцептивный разум: от гомеостаза к осознанию , 102 (2018).

  • 34.

    Моррисон И., Локен Л. С. и Олауссон Х. Кожа как социальный орган. Exp Brain Res 204 , 305–314, https://doi.org/10.1007/s00221-009-2007-y (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 35.

    Томас, Р., Пресс, К. и Хаггард, П. Общие представления в восприятии тела. Acta Psychol (Amst) 121 , 317–330, https://doi.org/10.1016/j.actpsy.2005.08.002 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Кейзерс, К. и др. . Трогательное зрение: активация SII / PV во время наблюдения и ощущения прикосновения. Neuron 42 , 335–346 (2004).

    CAS Статья Google ученый

  • 37.

    Чиауника, А. и Фотопулу, А. Коснувшееся Я: Психологические и философские взгляды на проксимальную интерсубъективность и самость. Embodiment , enaction , и Культура, исследующая конституцию общего мира , 173–192 (2017).

  • 38.

    Фотопулу А. и Цакирис М. Ментализация гомеостаза: социальные истоки интероцептивного вывода. Нейропсихоанализ 19 , 3–28 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Редди В., Чисхолм В., Форрестер Д., Конфорти М. и Маниатопулу Д. Столкновение с идеальной случайностью: взаимодействие с собой через 2 и 3 месяца. Infant Behav Dev 30 , 195–212, https://doi.org/10.1016/j.infbeh.2007.02.009 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 40.

    Гергели, Г. и Уотсон, Дж. С. Раннее социально-эмоциональное развитие: восприятие непредвиденных обстоятельств и модель социальной биологической обратной связи. Раннее социальное познание: понимание других в первые месяцы жизни 60 , 101–136 (1999).

    Google ученый

  • 41.

    Бахрик, Л. Э. и Уотсон, Дж. С. Обнаружение интермодальных проприоцептивно-зрительных непредвиденных обстоятельств как потенциальной основы самовосприятия в младенчестве. Психология развития 21 , 963 (1985).

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Бринк И., Редди В. и Захави Д. Примат «Мы»? Embodiment , Enaction , и культура: исследование конституции общего мира , 131 (2017).

  • 43.

    Schutz-Bosbach, S., Tausche, P. & Weiss, C. Восприятие шероховатости во время иллюзии резиновой руки. Brain Cogn 70 , 136–144, https://doi.org/10.1016/j.bandc.2009.01.006 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 44.

    Каммерс, М. П. М., Роуз, К. и Хаггард, П. Ощущение онемения: температура, но не тепловая боль, модулирует чувство владения телом. Neuropsychologia 49 , 1316–1321, https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2011.02.039 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 45.

    Ледерман, С. Дж. И Клацки, Р. Л. Мультисенсорное восприятие текстуры. Справочник по мультисенсорным процессам , 107–122 (2004).

  • 46.

    Бергманн Тист, В. М. и Капперс, А. М. Тактильное и визуальное восприятие шероховатости. Acta Psychol (Amst) 124 , 177–189, https://doi.org/10.1016/j.actpsy.2006.03.002 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 47.

    Дерой О., Спенс К. и Ноппени У. Метапознание в мультисенсорном восприятии. Тенденции в когнитивных науках 20 , 736–747 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 48.

    Керстен Д., Мамассиан П. и Юилле А. Восприятие объекта как байесовский вывод. Annu. Rev. Psychol. 55 , 271–304 (2004).

    Артикул Google ученый

  • 49.

    Гау Р. и Ноппени У. Как предшествующие ожидания формируют мультисенсорное восприятие. NeuroImage 124 , 876–886 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Körding, K. P. et al . Причинный вывод в мультисенсорном восприятии. PLoS one 2 , e943 (2007).

    ADS Статья Google ученый

  • 51.

    Rohe, T. & Noppeney, U. Корковые иерархии выполняют байесовский причинный вывод в мультисенсорном восприятии. PLoS Biology 13 , e1002073 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Лонго М. Р., Шур Ф., Каммерс М. П., Цакирис М. и Хаггард П. Что такое воплощение? Психометрический подход. Cognition 107 , 978–998, https://doi.org/10.1016/j.cognition.2007.12.004 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 53.

    Ide, M. & Wada, M. Концентрация окситоцина в слюне ассоциируется с субъективным ощущением владения телом во время иллюзии резиновой руки. Границы нейробиологии человека 11 , 166 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 54.

    Редди В. О том, чтобы быть объектом внимания: последствия для самосознания и другого сознания. Тенденции в когнитивных науках 7 , 397–402 (2003).

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Bahrick, L.E. & Lickliter, R.Межсенсорная избыточность определяет раннее перцептивное и когнитивное развитие. Adv Child Dev Behav 30 , 153–187 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 56.

    Фонаги П. и Эллисон Э. Роль ментализации и эпистемического доверия в терапевтических отношениях. Психотерапия 51 , 372 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Ward, J., Mensah, A. & Jünemann, K. Иллюзия резиновой руки зависит от тактильной конгруэнтности наблюдаемого и ощущаемого прикосновения. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 41 , 1203 (2015).

    PubMed Google ученый

  • 58.

    Trojan, J., Fuchs, X., Speth, S.-L. И Дирс, М. Иллюзия резиновой руки, вызванная зрительно-термической стимуляцией. Научные отчеты 8 , 12417 (2018).

    ADS Статья Google ученый

  • 59.

    Ллойд, Д. М. Пространственные ограничения на прикосновение к чужой конечности могут отражать границы зрительно-тактильного периферийного пространства, окружающего руку. Мозг и познание 64 , 104–109 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 60.

    Роде, М., Ди Лука, М. и Эрнст, М. О. Иллюзия резиновой руки: чувство собственности и проприоцептивный дрейф не идут рука об руку. PLoS ONE 6 , e21659 (2011).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 61.

    Абдулкарим, З. и Эрссон, Х. Х. Отсутствует причинная связь между изменениями в ощущении положения руки и ощущением владения конечностью в иллюзии резиновой руки. Внимание, восприятие и психофизика 78 , 707–720 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 62.

    Хсу, М., Бхатт, М., Адольф, Р., Транель, Д. и Камерер, К. Ф. Нейронные системы, реагирующие на степень неопределенности в принятии решений человеком. Science 310 , 1680–1683, https://doi.org/10.1126/science.1115327 (2005).

    ADS CAS Статья PubMed Google ученый

  • 63.

    Simmons, W. K. et al. . Сохранение тела в памяти: функциональная организация островка и функциональная связь объединяют интероцептивную, экстероцептивную и эмоциональную осведомленность. Картирование человеческого мозга 34 , 2944–2958 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 64.

    Крейг А. Д. Как вы себя чувствуете? Интероцепция: ощущение физиологического состояния тела. Nature обзоры нейробиологии 3 , 655 (2002).

    CAS Статья Google ученый

  • 65.

    Крейг А. Значение островка для эволюции человеческого осознания чувств, исходящих от тела. Анналы Нью-Йоркской академии наук 1225 , 72–82 (2011).

    ADS Статья Google ученый

  • 66.

    Ловеро, К. Л., Симмонс, А. Н., Арон, Дж. Л. и Паулюс, М. П. Передняя кора островка предвосхищает значимость надвигающегося стимула. Neuroimage 45 , 976–983 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Bischoff-Grethe, A. et al. . Нервная гиперчувствительность к приятным прикосновениям у женщин, переболевших нервной анорексией. Трансляционная психиатрия 8 , 161 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 68.

    Сингер Т., Кричли Х. Д. и Преушофф К. Общая роль островка в чувствах, сочувствии и неуверенности. Тенденции в когнитивных науках 13 , 334–340 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Олауссон, Х. и др. . Немиелинизированные тактильные афференты сигнализируют о прикосновении и проецируются на кору островка. Природа нейробиологии 5 , 900 (2002).

    CAS Статья Google ученый

  • 70.

    Гордон И. и др. . Мозговые механизмы для обработки аффективных прикосновений. Составление карты человеческого мозга 34 , 914–922 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 71.

    Воос, А.С., Пелфри, К.А. и Кайзер, М.Д. Аутичные черты связаны со снижением нервной реакции на аффективное прикосновение. Social Cognitive and Affective Neuroscienc e 8 , 378–386 (2013).

  • 72.

    Цакирис, М., Шютц-Босбах, С. и Галлахер, С. Об агентстве и собственности на тело: Феноменологические и нейрокогнитивные отражения. Сознание и познание 16 , 645–660 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 73.

    Стир, Д. С. и Холл, Дж. А. Гендерные различия в прикосновении: эмпирический и теоретический обзор. Журнал личности и социальной психологии 47 , 440 (1984).

    Артикул Google ученый

  • 74.

    Scheele, D. et al. . Вызванное окситоцином облегчение нервных и эмоциональных реакций на социальное прикосновение обратно коррелирует с чертами аутизма. Нейропсихофармакология 39 , 2078–2085, https: // doi.org / 10.1038 / npp.2014.78 (2014).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 75.

    Левин Ф. М. и Де Симон Л. Л. Влияние пола экспериментатора на отчет о боли у мужчин и женщин. Pain 44 , 69–72 (1991).

    CAS Статья Google ученый

  • 76.

    Gazzola, V. et al. .Первичная соматосенсорная кора головного мозга определяет аффективное значение в социальном контакте. Труды Национальной академии наук 109 , E1657 – E1666 (2012).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 77.

    Panagiotopoulou, E., Filippetti, M. L., Gentsch, A. & Fotopoulou, A. Диссоциативные источники эрогенности в социальном контакте: воображение и восприятие оптимального C-Tactile прикосновения в эрогенных зонах. PloS one 13 , e0203039 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 78.

    Мартино, О., Бешарати, С., Дженкинсон, П. М. и Фотопулу, А. Иллюзии собственности у пациентов с бредом тела: различные нейронные профили визуального захвата и отказа от собственности. Cortex 87 , 174–185, https://doi.org/10.1016/j.cortex.2016.09.025 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 79.

    Zopf, R., Savage, G. & Williams, M. A. Меры кроссмодальной конгруэнтности эффектов бокового расстояния на иллюзию резиновой руки. Neuropsychologia 48 , 713–725 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 80.

    McGlone, F. et al. . Прикосновение и осязание: различия в обработке приятных прикосновений между голой и волосатой кожей у людей. Eur J Neurosci 35 , 1782–1788, https: // doi.org / 10.1111 / j.1460-9568.2012.08092.x (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 81.

    Crucianelli, L., Cardi, V., Treasure, J., Jenkinson, P. M. & Fotopoulou, A. Восприятие аффективного прикосновения при нервной анорексии. Психиатрические исследования 239 , 72–78 (2016).

    Артикул Google ученый

  • Эмоциональная иллюзия: «Королева человеческого сердца»

    Большинство из нас признает, что наши чувства можно обмануть иллюзиями.В конце концов, наш мозг просто пытается систематизировать информацию и заполнить пробелы. [1] Иллюзия определяется как нечто ложное или ненастоящее, но это кажется правдой — то, что выглядит или кажется отличным от того, что есть на самом деле. [2] Из-за сенсорных искажений люди обычно неверно интерпретируют одно за другое, например, при восприятии быстро течения времени или при слышании голоса в звуке текущей воды. Точно так же эмоциональные иллюзии организуют информацию в нашем мозгу. Часто они представляют собой что-то желаемое или отсутствующее в жизни человека.В таких ситуациях мы можем увидеть потерянного любимого человека в лице незнакомца или интерпретировать звук, который мы слышим в темноте, как его присутствие. Мы можем вообразить невероятное, но с помощью иллюзий воплотить его в реальность. Делает ли это эмоциональную иллюзию детищем тех, кто не может смотреть в лицо реальности?

    Несомненно, многие люди выживают и даже процветают за счет иллюзий. «Иллюзия — королева человеческого сердца», — написала Эдна О’Брайен через рассказ персонажа, красноречиво неверно цитирующего Вольтера [3]. Иллюзия вполне может быть, как на самом деле ее описал Вольтер, «первым из удовольствий.”[4]

    Все, что стимулирует иллюзию, взаимодействует с нашими настоящими и прошлыми желаниями, страхами, надеждами, мечтами и разочарованиями. Иллюзия может побудить человека искать перемен, избегать обстоятельств, преследовать желание любви или участвовать в новых переживаниях. Иллюзия дает нам надежду: она может способствовать оптимизму, когда человек сталкивается с потенциальным поражением или неприятной реальностью. Более того, общие иллюзии могут создавать связь, как в увлекательной игре в фантазиях между детьми или в размышлениях влюбленных.

    Эмоциональная иллюзия может служить механизмом преодоления трудностей, но при этом может привести к саморазрушению. Например, на ранней стадии романтического влечения потребность воспринимать другого как совпадающего с вашим видением, а не признавать уникальные и, возможно, нежелательные качества потенциального партнера, может привести к разочарованию. Хотя другого человека могут обвинить в том, что он не соответствует чьим-то ожиданиям или потребностям, реальная неудовлетворенность заключается в контрасте между собственными иллюзиями и реальностью.

    Иллюзии могут развиваться в детстве как средство самозащиты в ответ на уязвимость, но во взрослом возрасте они могут мешать осмысленному взаимодействию с другими. [5] Так обстоит дело с нарциссизмом, где жизнь в иллюзии грандиозности, прав и неуязвимости защищает и доставляет удовольствие, но при этом создает межличностные проблемы. Иллюзия для нарциссов — необходимая броня, защищающая их от невыносимого внутреннего стыда. Таким образом, вызов иллюзий нарцисса обычно приводит к дальнейшим защитным реакциям — отстранению, избеганию, атаке, отрицанию или рационализации — вместо того, чтобы способствовать пониманию их поведения.[6]

    Самообман может быть связан с мотивацией человека максимизировать положительные эмоции и свести к минимуму отрицательные эмоции. [7] В результате мы можем быть склонны считать иллюзию истиной в сердечных делах или в наших поисках удовольствий. Тем не менее, иллюзия или нет, может не иметь значения. Вопрос в том, хорошо ли это нас ведет?

    [ Информацию о моих книгах можно найти на моем веб-сайте: marylamia.com ]

    Сноски

    [1] Юнг, Ю.М. и Шен Дж. (2008). Моделирование первого порядка и анализ устойчивости иллюзорных контуров. Журнал визуальной коммуникации и изображения. 19, 42-55.

    [2] Онлайн-словарь Merriam-Webster, «иллюзия».

    [3] О’Брайен, Э. (2011). Святые и грешники. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Бэк-Бэй, стр.204.

    [4] В версии поэмы La Pucella d’Orleans Вольтер (1756) пишет: «L’illusion est le premier plaisir» (Иллюзия — первое из всех удовольствий), цитату, которую часто ошибочно приписывают Оскару. Уайльд.См. Http://www.oscarwildeinamerica.org/quotations/illusion-first-of-all-ple…

    [5] Riordan, R.W. (2012). Управление нарциссической уязвимостью: три тематических исследования Практические примеры в психотерапии, 8, 150-203.

    [6] См. Kernberg, O.F. (1984). Тяжелые расстройства личности: психотерапевтические стратегии. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета; и Мастерсон, Дж. Ф. и Кляйн, Р. (1995). Расстройства личности: новые терапевтические горизонты: подход Мастерсона. Нью-Йорк: Brunner / Mazel, Inc.

    [7] Теоретик аффектов, Сильван Томкинс, объясняет, что мы развились с аффективной (эмоциональной) системой, в которой одни аффекты чувствуют себя хорошо, а другие — плохо. Таким образом, люди мотивированы максимизировать положительный эффект или уменьшить отрицательный эффект. См. Tomkins S.S. (1981). В поисках первопричин: Биография и автобиография идеи. Журнал личности и социальной психологии 41: 306-329.

    Аффективные вокализации влияют на владение телом, как измерено с помощью иллюзии резиновой руки

    Abstract

    Эмоциональные сигналы, такие как угрожающие звуки, автоматически подготавливают воспринимающего к выработке соответствующего защитного поведения.Предполагая, что это проявится в расширении зоны безопасности вокруг тела, мы использовали иллюзию резиновой руки (RHI), чтобы проверить это предсказание. RHI — это иллюзия восприятия, в которой владение телом манипулируется синхронным поглаживанием резиновой руки и реальной руки, скрытой от поля зрения. Было показано, что многие факторы, как внутренние, так и внешние, влияют на силу иллюзии, но влияние восприятия эмоций на владение телом остается неизученным. Мы предсказали, что прослушивание аффективных вокализаций повлияет на то, насколько сильно участники испытывают RHI.В первом эксперименте были протестированы четыре группы, которые слушали либо аффективные звуки (гневные или счастливые вокализации), неголосовые звуки или отсутствие звука при синхронном или асинхронном поглаживании реальной и резиновой руки. Во втором эксперименте три группы сравнивали гневные или нейтральные вокализации и отсутствие звука. Дрейф в сторону резиновой руки в эмоциях был значительно больше, чем в условиях отсутствия эмоций. Мы интерпретируем эти результаты в рамках того, что пространственное увеличение RHI указывает на то, что под угрозой тело имеет способность расширять свою зону безопасности.

    Образец цитирования: Энгелен Т., Уотсон Р., Павани Ф., де Гелдер Б. (2017) Аффективные вокализации влияют на владение телом, как измерено в иллюзии резиновой руки. PLoS ONE 12 (10): e0186009. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0186009

    Редактор: Алессио Авенанти, Болонский университет, ИТАЛИЯ

    Поступило: 11 июля 2017 г .; Одобрена: 22 сентября 2017 г .; Опубликовано: 5 октября 2017 г.

    Авторские права: © 2017 Engelen et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все данные загружены в качестве вспомогательной информации.

    Финансирование: TE, RW и BdG поддерживаются Европейским исследовательским советом в рамках Седьмой рамочной программы Европейского союза (FP7 / 2007-2013) / грантового соглашения ERC № 2

  • .FP была поддержана стипендией мобильности преподавательского состава, финансируемой программой LPP / Erasmus (2013-1-IT2-ERA02-53126).

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Эмоциональные выражения — это мощные триггеры, которые в то же время передают аффективную информацию, но также требуют реакции, соответствующей ситуации. Исследования установили существование тесной связи между эмоциями и нашим телом, и ясно, что восприятие эмоциональных стимулов в окружающей среде подготавливает наши тела к действию.Это было задокументировано для восприятия эмоциональных лиц [1], тел [2–4] и сцен [5,6], а также звуков, передающих аффективную информацию [7]. Особенно когда мы сталкиваемся с угрожающей информацией в непосредственной близости от нас, мы можем ожидать физиологические реакции, такие как изменение частоты сердечных сокращений [8], проводимости кожи, размера зрачка [9] и предварительной активации наших мышц [4]. Эта готовность к действию отражается не только в теле, но и в головном мозге, где становится очевидным, что моторная кора головного мозга становится более легко возбудимой [10], а области, участвующие в подготовке к действию, становятся активными [3].

    Одно из важных соотношений, которое необходимо изучить, — это отношение между действием в ответ на эмоции и владением телом. Один из способов тестирования изменений в собственности тела — это так называемая иллюзия резиновой руки (RHI). RHI представляет собой захватывающий феномен, при котором синхронная зрительно-тактильная стимуляция резиновой руки и тактильная стимуляция настоящей руки может привести к тому, что человек неправильно укажет местоположение своей настоящей руки. Это смещение очевидно в смещении воспринимаемого местоположения реальной руки к резиновой руке, а также в субъективном ощущении того, что резиновая рука принадлежит вам [11].Иллюзия широко использовалась для изучения податливости владения телом и показывает, как в данном конкретном случае мультимодальной интеграции наблюдается сильное преобладание визуальной области над осязанием и проприоцепцией, что, возможно, связано с тем фактом, что зрение имеет гораздо более высокое пространственное положение. острота зрения. С тех пор первоначальные результаты были расширены, и было обнаружено множество факторов, которые, по-видимому, влияют на силу иллюзии [12–15] и даже перенос явления на другие части тела [16,17] или виртуальные руки [18].

    Несмотря на то, что сами по себе концепции подготовки к действию в ответ на эмоции и условия владения в RHI были широко изучены, до сих пор не было проверено, как эмоции могут влиять на наше чувство владения телом. Настоящее исследование направлено на изучение влияния аффективных вокализаций на RHI. Мы использовали межсубъектный дизайн, в котором разные группы подвергались воздействию одного из четырех звуковых условий (счастливый вокал, сердитый вокал, отсутствие голоса или отсутствие звуков), испытывая иллюзию.Каждый участник выполнял как асинхронные, так и синхронные попытки поглаживания во время сеанса, и для измерения силы иллюзии использовались проприоцептивный дрейф и опросник о субъективном опыте владения резиновой рукой. Для дальнейшего разделения эффектов между аффективными и нейтральными вокализациями и исключения возможности того, что слух голоса как таковой может изменить силу иллюзии, был проведен второй эксперимент. Установка для второго эксперимента была такой же, как и для первого; однако в качестве контрольной группы группам либо предъявляли гневные вокализации, либо нейтральные вокализации, либо вообще не звучали.Мы предположили, что эмоциональное содержание вокализаций, а не нейтральные вокализации или звуки нейтрального содержания изменят силу иллюзии.

    Методы

    Участники

    В этом исследовании участвовала группа из 208 здоровых добровольцев европеоидной расы (N = 114 в эксперименте 1 (90 женщин, средний возраст (SD) = 22,5 (3)), N = 94 в эксперименте 2 (69 женщин, средний возраст (SD)). = 23,4 (5), минимальный возраст для участия 18). Все участники были правши и имели нормальное или скорректированное зрение.Участники не знали о цели исследования до завершения эксперимента. Исследование было проведено в соответствии с Хельсинкской декларацией и одобрено местным этическим комитетом Маастрихтского университета. Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Семь участников были исключены из анализа, потому что их средний проприоцептивный дрейф определил их как выбросы в своей группе, отклонив более 2,5 стандартных отклонений от среднего. Для анализа были включены следующие размеры групп; 29 участников в группе счастливых вокализаций, 27 участников в группе гневных вокализов, 27 в группе без звуков и 28 участников в группе неголосовых звуков.Для эксперимента 2 распределение было следующим; 30 в группе без звука, 31 в группе с сердитой вокализацией и 29 в группе с нейтральной вокализацией.

    Звуковые раздражители

    Стимулы состояли из разных звуковых категорий; сердитый вокал, счастливый вокал или неголосовые звуки в эксперименте 1 и дополнительно нейтральный вокал в эксперименте 2. Короткие (<2 секунд), аффективные (сердитые или счастливые) или нейтральные всплески (вокализации) от женщин и мужчин разной идентичности (5 мужчин и 5 женщин), взятые из базы данных Montreal Affective Voices [19], были скомпилированы вместе для создания отдельных звуковых клипов длительностью 1.Продолжительность 5 минут.

    Условие отсутствия звука было включено, чтобы гарантировать, что любой наблюдаемый эффект эмоции не вызван звуками в целом, и условие отсутствия звука функционировало как базовый показатель иллюзии резиновой руки. Этот эквивалентный клип был составлен из не (человеческих) голосовых звуков (например, окружающих, промышленных, животных), взятых из локализатора голоса, описанного в [19].

    Экспериментальная установка

    Участники сидели за столом, на котором была установлена ​​приподнятая платформа (размеры (ДхШхВ) 80х40х10 см).Участника попросили положить правую руку на правую сторону платформы; В десяти сантиметрах слева от их руки была перегородка, которая закрывала вид их настоящей руки. В 10 см слева от перегородки помещалась реалистичная силиконовая рука, на которой их просили фокусировать внимание во время каждого испытания. Перед началом эксперимента участникам были предоставлены наушники-вкладыши. В условиях злого вокала, счастливого вокала или без звука звуки воспроизводились через наушники.В условиях отсутствия звука наушники оставались на голове, но слуховой стимуляции не производился. Интенсивность звука была зафиксирована на одинаковом уровне для каждого участника путем установки фиксированной громкости на портативном компьютере, которым экспериментатор воспроизводил звуки. Участников попросили положить левую руку под приподнятую платформу. После каждого испытания участников просили закрыть глаза и левой рукой указать предполагаемое положение своей настоящей руки на рулетке, прикрепленной к концу платформы, обращенной к экспериментатору.Перед измерением проприоцептивного дрейфа экспериментатор располагал указательный палец левой руки участников на левом конце платформы в различных положениях, чтобы исключить любые эффекты обучения. Положение настоящей руки было совмещено с 0 см на рулетке, а количество см, на которое они отклонились от 0, отмечалось экспериментатором. Это повторялось дважды после каждого испытания, и среднее из этих двух наблюдений использовалось в качестве проприоцептивного дрейфа участника в этом конкретном испытании.Во время каждого испытания участники сосредотачивали свое внимание на резиновой руке, в то время как их настоящая и резиновая руки гладили экспериментатор синхронно или асинхронно. Во время асинхронных испытаний поглаживание реальной и резиновой рук было временно неконгруэнтным. Каждое испытание длилось 1,5 минуты, в течение которых воспроизводился звуковой раздражитель, если участник находился в одной из звуковых групп. См. Рис. 1 для схематического обзора экспериментальной установки.

    Рис. 1. Экспериментальная установка.

    Участник сидит за столом, на котором стоит приподнятая площадка. Правая рука участника кладется на платформу, но закрывается от обзора перегородкой. Левая рука находится под платформой. Во время эксперимента участники сосредотачивают свое внимание на реалистичной силиконовой руке, помещенной перед ними, в то время как их настоящая рука и искусственная рука чистятся экспериментатором синхронно или асинхронно.В конце каждого испытания участники используют левую руку, чтобы указать, где, по их мнению, находится их указательный палец правой руки, перемещая указательный палец левой руки над рулеткой, расположенной на платформе сбоку от экспериментатора. Кроме того, они ответили на девять вопросов, связанных с их субъективным опытом во время испытания.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0186009.g001

    Чтобы устранить некоторые недостатки в эксперименте 1 (см. Обсуждение), был проведен дополнительный эксперимент, в котором процедура была немного изменена.Чтобы устранить любые возможные эффекты переноса, между каждым испытанием раскрывалась настоящая рука участника. Кроме того, кисти использовались, чтобы гладить руки. Чтобы гарантировать, что любые различия между условиями, наблюдаемыми в эксперименте 1, были вызваны не только звуками, включая голоса или нет, эксперимент 2 включал условие с нейтральными голосами. За исключением этих различий процедура была такой же, как и в первом эксперименте.

    Дизайн

    Каждый участник выполнил шесть испытаний во время сеанса, три асинхронных и три синхронных.После каждого испытания сила иллюзии измерялась путем оценки проприоцептивного дрейфа к резиновой руке и анкеты, разработанной [11] (см. Таблицу 1 с девятью вопросами). Участников случайным образом распределили по одному из четырех условий (гнев, счастье, отсутствие голоса или отсутствие звука в эксперименте 1 или гнев, нейтральный или отсутствие звука в эксперименте 2), а порядок вопросов анкеты и синхронных или асинхронных испытаний был уравновешен внутри участников. .

    Анализ

    Для каждого участника средний проприоцептивный дрейф рассчитывался отдельно для синхронных и асинхронных испытаний.Используя этот средний дрейф в качестве зависимой переменной, был проведен смешанный дисперсионный анализ с условием поглаживания (синхронный / асинхронный) в качестве фактора внутри субъектов и состояния звука (сердитый вокал / счастливый вокал / без голоса / без звука в эксперименте 1; отсутствие звука, сердитый вокал и нейтральный вокал в эксперименте 2) как фактор между участниками.

    Поскольку данные анкеты не имели нормального распределения, эффекты WS и BS оценивались отдельно с использованием непараметрических тестов. Чтобы увидеть, как фактор BS (состояние звука) влияет на каждый вопрос, фактор WS (условие поглаживания) был усреднен, и для каждого вопроса отдельно был проведен тест Краскела Уоллиса.Апостериорные тесты включали тесты Манна-Уитни для каждой группы по сравнению с контролем без звука, который Бонферрони скорректировал p -значение ( p bonf = 0,05 / 3 для эксперимента 1 и p bonf = 0,05 / 2 для эксперимента 2).

    Чтобы убедиться, что существует значительная разница в субъективном восприятии владения синхронным и асинхронным поглаживанием в целом, мы вычислили средний балл по вопросам для каждого условия поглаживания, а затем сравнили их, используя тест Уилкоксона, игнорируя коэффициент BS (звуковое состояние).

    Результаты

    Влияние эмоции на проприоцептивный дрейф к резиновой руке

    Эксперимент 1.

    Результаты смешанного дисперсионного анализа среднего проприоцептивного дрейфа показали значительный эффект поглаживания ( F (1107) = 35,483, p <0,001) с более высоким проприоцептивным дрейфом в синхронном режиме, чем в асинхронном. поглаживание (соответственно 4 и 2,5 см), подтверждающее успешное создание иллюзии резиновой руки, когда резиновую руку и настоящую руку поглаживают синхронно.Однако не было никакого взаимодействия между состоянием поглаживания и состоянием звука ( F (3,107) = 0,365, p = 0,779), а также в данных не было очевидного основного эффекта состояния звука ( F (3,107) = 2,209, p = 0,091). См. Рис. 2 для обзора результатов.

    Рис. 2. Средний проприоцептивный дрейф в см в различных условиях эксперимента 1 (сердитый вокал, счастливый вокал, отсутствие звука и неголосовые звуки) при синхронном или асинхронном поглаживании.

    Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0186009.g002

    Учитывая тот факт, что у нас не было a priori гипотезы о том, что валентность эмоции по-разному влияет на иллюзию, мы решили объединить группы в эмоции. (счастливый вокал и сердитый вокал) и без эмоций (без голоса и без звука). Результаты этого дисперсионного анализа снова выявили значительный главный эффект состояния поглаживания (( F (1,109) = 35.480, p <0,001), а также значительный основной эффект эмоции ( F (1109) = 6,728, p = 0,011), который был обусловлен более высоким проприоцептивным дрейфом эмоции по сравнению с отсутствием эмоциональные состояния (соответственно 4,1 и 2,3 см). Не было взаимодействия между состоянием поглаживания и состоянием звука (F (1109) = 0,01, p = 0,92). См. Рис. 3 для обзора результатов.

    Рис. 3. Средний проприоцептивный дрейф в см для данных, объединенных в эмоции (сердитый и счастливый вокал) и отсутствие эмоций (отсутствие звука и неголосовые звуки) с синхронным или асинхронным поглаживанием.

    Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0186009.g003

    Эксперимент 2.

    Результаты смешанного дисперсионного анализа среднего проприоцептивного дрейфа, измеренного в эксперименте 2, показали значительный эффект поглаживания ( F (1,87) = 29,510, p <0,001), а также значительный основной эффект звукового состояния ( F, (2,87) = 3,612, p, = 0,031). Парные сравнения показали, что этот основной эффект был обусловлен тенденциями к значимости при сравнении отсутствия звука и гневных звуков ( p =.083) и гневные звуки по сравнению с нейтральными звуками ( p = 0,057). Никакой существенной разницы между состоянием без звука и нейтральным звуком не наблюдалось ( p = 1). Не было значительного взаимодействия между состоянием поглаживания и состоянием звука ( F (2,87) = 0,537, p = 0,586). См. Рис. 4 для обзора результатов эксперимента 2.

    Рис. 4. Средний проприоцептивный дрейф в см в различных условиях эксперимента 2 (без звука, сердитый и нейтральный вокал) при синхронном и асинхронном поглаживании.

    Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0186009.g004

    Влияние эмоции на субъективное восприятие иллюзии резиновой руки, измеренное с помощью анкеты

    В эксперименте 1 не было обнаружено значительного влияния звуковых условий на вопросы 1–8 (Q1: H (3) = 5,888, p = 0,117, Q2: H (3) = 1,351, p = 0,717, Q3: H (3) = 1,774, p =.621, Q4: H (3) = 2,371, p = 0,498, Q5: H (3) = 2,365, p = 0,500, Q6: H (3) = 5,643, p = 0,130, Q7: H (3) = 3,823, p = 0,281, Q8: H (3) = 2,593, p = 0,459), только вопрос 9 показал важную главную эффект ( H (3) = 8,748, p = 0,033). Бонферрони скорректировал апостериорные тесты для вопроса 9, и показал только значительную разницу между благополучным и отсутствием нормального состояния ( U = 208.500, p = 0,007 < p bonf ).

    В эксперименте 2 не было значительного влияния звуковых условий, отраженного ни в одном из вопросов (Q1: H (2) = 0,714, p = 0,700, Q2: H (2) = 1,064, p = 0,588, Q3: H (2) = 0,218, p = 0,897, Q4: H (2) = 3,177, p = .204, Q5: H (2) = 0,690, p = 0,708, Q6: H (2) = 1,548, p =.461, Q7: H (2) = 1,404, p = 0,496, Q8: H (2) = 3,950, p = 0,139, Q9: H (2) = 2,214, р = 0,331).

    Основной эффект WS для условия поглаживания наблюдался как в эксперименте 1 ( z = -9,121, p <0,001), так и в эксперименте 2 ( z = -7,899, p <0,001), показывая, что субъективный опыт владения был выше при синхронном поглаживании, чем при асинхронном поглаживании. См. Рис. 5 для обзора результатов анкет для экспериментов 1 и 2.

    Рис. 5. Средние баллы ответов на девять вопросов, относящихся к субъективной силе иллюзии резиновой руки, измеренной в экспериментах 1 (A) и 2 (B).

    Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0186009.g005

    Обсуждение

    Текущий эксперимент направлен на изучение влияния эмоциональных стимулов на владение телом, измеренное с помощью иллюзии резиновой руки. В частности, мы исследовали, может ли эмоциональная вокализация изменить силу RHI по сравнению с состоянием без голоса и без звука.Наш главный вывод состоит в том, что пассивное прослушивание эмоциональных вокализаций вызывает более сильную иллюзию, измеряемую проприоцептивным дрейфом к резиновой руке. Этот эффект был снова воспроизведен в эксперименте 2, в котором мы обнаружили повышенный проприоцептивный дрейф, вызванный гневными вокализациями, по сравнению как с отсутствием звука, так и с условием нейтральной вокализации. Это также показывает, что изменение проприоцептивного дрейфа вызывает не звук голосов как таковой, а валентность вокализации.Между положительными и отрицательными звуками голоса не может быть никакой диссоциации. Эти результаты впервые демонстрируют, что (слуховое) восприятие эмоций может влиять на владение телом и, в свою очередь, на нашу готовность принять резиновую руку как свою собственную.

    Точный механизм, лежащий в основе изменений в праве собственности на тело в RHI, широко обсуждался, начиная с единственной восходящей обработки [11,20] и заканчивая моделью интероцептивного прогнозирующего кодирования, которая ставит интероцептивный вывод в качестве краеугольного камня в обоих опытах. владение телом и эмоции [21].К настоящему времени становится ясно, что маловероятно, что RHI управляется только восходящими механизмами, а роли внутренних репрезентаций тела и текущих телесных состояний кажутся более очевидными [22,23]. Для возникновения иллюзии владения резиновой рукой очень важно, чтобы резиновая рука находилась, по крайней мере, в анатомически вероятном положении, чтобы резиновая рука была реалистичной, а движения резиновой руки и реальной руки были синхронными [24]. Иллюзия возникает из-за манипулирования синхронизацией мультимодальной экстероцептивной обратной связи, и было показано, что на иллюзию влияют как интероцептивные, так и другие экстероцептивные сигналы.

    Интересно начать исследовать владение телом в свете его эволюционной цели и того, что и есть ли какое-то значение в том факте, что в некоторых случаях мы с большей вероятностью примем что-то как часть нас самих. В «гипотезе телохранителей» [25] утверждается, что одна из функций владения телом может заключаться в том, чтобы играть мотивационную роль для самозащиты. Тот факт, что реакция на угрозу резиновой руке коррелирует с уровнем опыта владения [26], уже предполагает участие в самообороне и планировании защитных движений.Одно из сенсомоторных представлений тела, которое мы можем испытать, — это схема защитного тела, и в рамках этой схемы мы защищаем не только свое биологическое тело, но и все, что мы воспринимаем как свое тело в данный момент времени. Если часть тела включена в схему нашего тела, мы можем воспринимать ее как свою собственную, а схема защитного тела представляет собой особый случай, когда требуется планирование защитного поведения. Все, что попадает в схему нашего защитного тела, воспринимается как наше собственное, и поэтому стоит защищать.Результаты текущего эксперимента подпадают под эту линию рассуждений, поскольку мы наблюдаем увеличение проприоцептивного дрейфа, когда участникам предъявляют гневные вокализации. Однако важно учитывать, что мы не наблюдали разницы между вокализациями положительной и отрицательной валентности. Похоже, это предполагает, что аффективные вокализации имеют общий эффект расширения границ того, что мы считаем своим телом. Важно отметить, что методы, используемые в текущем эксперименте, нечувствительны к тонким различиям во временной динамике этих эффектов.В то время как как положительные, так и отрицательные эмоции побуждают нас уделять внимание окружающей среде (см., Например, [27]), и влияют на сенсомоторную систему аналогичным образом (например, [28,29]), ключевое различие может заключаться во времени. В то время как немедленная реакция на смех может быть не критичной, крик требует нашего немедленного внимания. Учитывая построение парадигмы RHI, нельзя сделать никаких выводов о каких-либо возможных хронометрических эффектах эмоций на владение телом. Для анализа наблюдаемых эффектов необходимы дальнейшие исследования; Было бы интересно включить меру готовности к действию (например,грамм. сокращение мышц, измеренное с помощью ЭМГ) парадигме RHI, чтобы специально проверить эволюционную цель владения телом.

    Одно поразительное наблюдение в текущем исследовании заключается в том, что влияние эмоциональной вокализации на проприоцептивный дрейф проявлялось не только в синхронном, но и в асинхронном поглаживании. Как правило, условие асинхронного поглаживания не должно вызывать иллюзию восприятия резиновой руки как своей собственной, что отражается в более низких проприоцептивных дрейфах и оценках в анкете по сравнению с условием синхронного поглаживания, что также очевидно в текущем эксперименте.Во втором эксперименте была предпринята попытка решить вопрос о возможных эффектах переноса из одного испытания в другое путем выявления реальной руки участника после каждого испытания. Несмотря на эту манипуляцию, как в синхронных, так и в асинхронных испытаниях в эксперименте 2 по-прежнему наблюдались эффекты звукового состояния. Одним из возможных объяснений этого могло быть то, что в текущем исследовании использовалась гиперреалистичная силиконовая рука, и многие участники сообщили, что испытывали некоторую степень иллюзии еще до начала эксперимента, просто скрывая свою руку от глаз и помещая резиновую руку в анатомически правдоподобное положение.Действительно, было показано, что не только форма руки, но и текстура создают более сильную иллюзию [30], и что только состояние зрения может создавать проприоцептивные дрейфы так же сильно, как синхронное поглаживание [31]. Если мы предположим, что сила иллюзии изменилась из-за того, что столкновение с аффективными вокализациями поместило участников в другое состояние, в котором, например, срабатывает защитная схема тела, это может объяснить, почему эффекты видны как в синхронном, так и в асинхронном режиме. испытания.Важно отметить, что основные эффекты состояния поглаживания всегда были очевидны, что показывает, что действительно была более сильная иллюзия в синхронных, чем в асинхронных испытаниях.

    Результаты текущего эксперимента показывают, что восприятие эмоциональных вокализаций может изменить восприимчивость к RHI. Учитывая, что эта иллюзия является способом оценки податливости владения телом, эти результаты демонстрируют, что в определенных контекстах мы могли бы быть более склонны интегрировать что-то как принадлежащее нашему телу, чем в других.Это исследование представляет собой первые шаги к пониманию того, как эмоции и владение телом могут взаимодействовать, но потребуются дальнейшие исследования, чтобы изучить точный механизм, лежащий в основе их взаимодействия.

    Благодарности

    TE, RW и BdG поддерживаются Европейским исследовательским советом в рамках Седьмой рамочной программы Европейского союза (FP7 / 2007-2013) / грантового соглашения ERC № 2

  • . FP поддерживался стипендией по мобильности преподавательского состава, финансируемой программой LPP / Erasmus (2013-1-IT2-ERA02-53126).

    Ссылки

    1. 1. Schutter DJLG, Hofman D, Van Honk J. Испуганные лица выборочно увеличивают возбудимость кортикоспинального моторного тракта: исследование транскраниальной магнитной стимуляции. Психофизиология. 2008. 45 (3): 345–8. pmid: 18221448
    2. 2. де Гельдер Б., Снайдер Дж., Греве Д., Жерар Дж., Хаджихани Н. Страх способствует бегству: механизм распространения страха при восприятии эмоций, выражаемых всем телом. Proc Natl Acad Sci. 2004. 101 (47): 16701–6. pmid: 15546983
    3. 3.Энгелен Т., де Грааф Т.А., Сак А.Т., де Гельдер Б. Причинная роль нижней теменной доли в восприятии эмоционального тела. Cortex. 2015; 73: 195–202. pmid: 26460868
    4. 4. Хьюис Ин’т Вельд EMJ, Ван Бокстель GJM, де Гельдер Б. Система кодирования действий тела I: активация мышц во время восприятия и выражения эмоций. Soc Neurosci. 2014. 9 (3): 249–64. pmid: 24564288
    5. 5. Hajcak G, Molnar C, George MS, Bolger K, Koola J, Nahas Z. Эмоция способствует действию: исследование возбудимости моторной коры во время просмотра изображений с помощью транскраниальной магнитной стимуляции.Психофизиология. 2007. 44 (1): 91–7. pmid: 17241144
    6. 6. van Loon AM, van den Wildenberg WPM, van Stegeren AH, Ridderinkhof KR, Hajcak G. Эмоциональные стимулы модулируют готовность к действию: исследование транскраниальной магнитной стимуляции. Cogn влияет на поведение Neurosci. 2010. 10 (2): 174–81. pmid: 20498342
    7. 7. Комейлипур Н., Пиццолато Ф., Даффертсхофер А., Чезари П. Возбудимость моторной коры как функция эмоциональных звуков. PLoS One. 2013; 8 (5): e63060. pmid: 23667574
    8. 8.Рулофс К., Хагенаарс М.А., Стинс Дж. Столкновение с замораживанием: социальная угроза вызывает замораживание тела у людей. Psychol Sci. 2010. 21 (11): 1575–81. pmid: 20876881
    9. 9. Брэдли М.М., Микколи Л., Эскриг М.А., Ланг П.Дж. Ученик как мера эмоционального возбуждения и вегетативной активации. Психофизиология. 2008. 45 (4): 602–7. pmid: 18282202
    10. 10. Боргоманери С., Витале Ф., Газзола В., Авенанти А. Наблюдение за устрашающим языком тела быстро замораживает моторную кору наблюдателя.Cortex. 2015; 65: 232–45. pmid: 25835523
    11. 11. Ботвиник М., Коэн Дж. Резиновые руки «ощущают» прикосновение, которое видят глаза. Природа. 1998; 39: 756.
    12. 12. Морган Х.Л., Тернер Д.К., Корлетт П.Р., Абсалом А.Р., Адапа Р., Арана Ф.С. и др. Изучение влияния кетамина на иллюзорное владение телом. Биол Психиатрия. 2011; 69 (1): 35–41. pmid: 20

      8

    13. 13. Павани Ф., Спенс С., Драйвер Дж. Визуальный захват прикосновения: внетелесный опыт с резиновыми перчатками.Psychol Sci. 2000. 11 (5): 353–9. pmid: 11228904
    14. 14. Тиери Г, Тидони Э, Павоне Э.Ф., Аглиоти С.М. Прерывистость зрения тела влияет на чувство собственности и реакцию кожи. Научный доклад 2015; 5: 17139. pmid: 26602036
    15. 15. Цакирис М., Таджадура-Хименес А., Костантини М. На расстоянии одного удара сердца от тела: интероцептивная чувствительность предсказывает податливость телесных представлений. Proc Biol Sci. 2011. 278 (1717): 2470–6. pmid: 21208964
    16. 16.Флёгель М., Калверам К.Т., Крист О., Фогт Дж. Применение парадигмы иллюзии резиновой руки: сравнение верхних и нижних конечностей. Psychol Res. 2015; 80 (2): 298–306. pmid: 25656162
    17. 17. Сфорца А., Буфалари И., Хаггард П., Аглиоти С.М. Мое лицо в твоем: зрительно-тактильная стимуляция лица влияет на чувство идентичности. Soc Neurosci. 2010. 5 (2): 148–62. pmid: 19813138
    18. 18. Эйсселштейн В.А., де Корт Я.В., Хаанс А. Рука, которую я вижу перед собой? Иллюзия резиновой руки в реальности, виртуальной реальности и смешанной реальности.Виртуальная среда присутствия телеоператоров. 2006. 15 (4): 455–64.
    19. 19. Белин П., Филлион-Билодо С., Госселин Ф. Монреальские аффективные голоса: проверенный набор невербальных всплесков аффекта для исследования слуховой аффективной обработки. Методы Behav Res. 2008. 40 (2): 531–9. pmid: 18522064
    20. 20. Армель К.С., Рамачандран В.С. Передача ощущений на внешние объекты: свидетельство реакции проводимости кожи. Proc R Soc London B Biol Sci. 2003. 270 (1523): 1499–506.
    21. 21.Сет АК. Интероцептивный вывод, эмоции и воплощенное я. Trends Cogn Sci. 2013. 17 (11): 565–73. pmid: 24126130
    22. 22. Павани Ф., Зампини М. Роль размера руки в парадигме иллюзии фальшивой руки. Восприятие. 2007. 36 (10): 1547–54. pmid: 18265837
    23. 23. Цакирис М. Мое тело в мозгу: нейрокогнитивная модель владения телом. Нейропсихология. 2010. 48 (3): 703–12. pmid: 19819247
    24. 24. Цакирис М., Хаггард П. Повторный визит к иллюзии резиновой руки: зрительно-актильная интеграция и самоатрибуция.J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2005. 31 (1): 80–91. pmid: 15709864
    25. 25. де Виньемон Ф., Олсмит А. Агентство и физическая собственность: гипотеза телохранителя. В: Материя объекта: телесное сознание и самость. Кембридж (Массачусетс): MIT Press; 2017.
    26. 26. Гонсалес-Франко М., Пек Т.С., Родригес-Форнеллс А., Слейтер М. Угроза виртуальной руке вызывает активацию моторной коры головного мозга. Exp brain Res. 2014; 232 (3): 875–87. pmid: 24337257
    27. 27. Кейл А., Брэдли М.М., Юнгхёфер М., Руссманн Т., Ловенталь В., Ланг П.Дж.Межмодальный захват внимания аффективными стимулами: данные из связанных с событием потенциалов. Cogn влияет на поведение Neurosci. 2007. 7 (1): 18–24. pmid: 17598731
    28. 28. Банисси MJ, Sauter DA, Ward J, Warren JE, Walsh V, Scott SK. Подавление сенсомоторной активности модулирует различение слуховых эмоций, но не личности говорящего. J Neurosci. 2010. 30 (41): 13552–7. pmid: 20

      6
    29. 29. Уоррен Дж. Э., Заутер Д., Эйснер Ф., Виланд Дж., Дреснер М. А., Мудрый Р. Дж. С. и др.Положительные эмоции преимущественно задействуют слухово-моторную «зеркальную» систему. J Neurosci. 2006. 26 (50): 13067–75. pmid: 17167096
    30. 30. Haans A, IJsselsteijn WA, de Kort YAW. Влияние сходства текстуры кожи и формы руки на восприятие фальшивой конечности. Образ тела. 2008. 5 (4): 389–94. pmid: 18650135
    31. 31. Роде М, Ди Лука М, Эрнст Миссури. Иллюзия резиновой руки: чувство собственности и проприоцептивный дрейф не идут рука об руку. PLoS One.2011; 6 (6): e21659. pmid: 21738756

    От речевых иллюзий к возникновению психотического расстройства: применение сетевого анализа к экспериментальному измерению аберрантных переживаний | Бюллетень по шизофрении открыт

    Аннотация

    Аберрантные переживания восприятия — потенциальный ранний маркер развития психоза. Более ранние исследования показали, что экспериментально оцененные речевые иллюзии связаны с положительными симптомами у пациентов с психотическими расстройствами, но результаты об ослаблении симптомов у людей без психотических расстройств были противоречивыми.Также неясна роль аффекта. Целью этого исследования было использование сетевого подхода для изучения того, как речевые иллюзии соотносятся с отдельными симптомами и началом психотического расстройства. Мы оценили сетевую модель на основе данных от 289 пациентов с высоким клиническим риском (CHR), участвующих в проекте EU-GEI. Сетевая структура отображает статистические ассоциации между (аффективными и всеми) речевыми иллюзиями, поперечными индивидуальными ослабленными позитивными и аффективными симптомами и переходом к психотическому расстройству после обусловливания всех других переменных в сети.Речевые иллюзии оценивались с помощью задачи «Белый шум», симптомы — с помощью BPRS, а переход в течение 24 месяцев — с помощью CAARMS. Было обнаружено, что не все аффективные речевые иллюзии напрямую, хотя и слабо, связаны с галлюцинаторными переживаниями. Галлюцинаторные переживания, в свою очередь, были связаны с бредовыми идеями. Причудливое поведение было единственным признаком в сети, постоянно предсказывающим переход. Аффективные симптомы были сильно взаимосвязаны, при этом депрессия показывала самую высокую общую силу связи и предсказуемость других симптомов.И речевые иллюзии, и переход показали низкую общую предсказуемость симптомов. Наши результаты показывают, что экспериментально оцененные речевые иллюзии не являются простым следствием психотических симптомов или расстройства, но что их единственная оценка, вероятно, бесполезна для оценки риска перехода.

    Введение

    Одна из старейших теорий формирования иллюзий утверждает, что заблуждения часто возникают вторично, в попытке объяснить необычные переживания, которые могут состоять из внешнего события, такого как социальная встреча, или внутреннего опыта, такого как сенсорное восприятие. . 1–3 Согласно теории аберрантной значимости, 4 эти переживания наполнены усиленным чувством значимости — т. Е. Воспринимаются как необычно — из-за дисрегулируемого гипердофаминергического состояния. Капур 4 концептуализирует галлюцинации как прямое переживание аберрантной значимости внутренних представлений и заблуждений как когнитивную попытку осмыслить свои переживания. Результаты крупных эпидемиологических исследований в неклинических выборках подтверждают мнение о том, что галлюцинаторные переживания (подпороговые галлюцинации) часто предшествуют бредовым идеям (подпороговым бредам) и что их совместное возникновение увеличивает риск перехода в психотическое расстройство, 5–7 возможно особенно в контексте аффективной дисрегуляции, 8,9 , хотя результаты для последнего неоднозначны. 10–12 В ходе интервью с пациентами с психотическими расстройствами около 80% участников сообщили о начале нынешнего бреда, основанного на аберрантных переживаниях восприятия, включая галлюцинаторные переживания. 13

    Аберрантные переживания восприятия могут существовать во всех сенсорных модальностях и в контексте внешнего стимула (называемого иллюзией) или без внешнего стимула (галлюцинаторный опыт, псевдогаллюцинация или галлюцинация). Потенциальный когнитивный механизм аберрантных перцептивных переживаний заключается в том, что они вызваны непропорциональным влиянием сенсорных ожиданий, т. Е. «Нисходящей обработкой», на сенсорный ввод, т. Е. Обработкой «снизу вверх». 14,15 Эмпирические результаты этого механизма противоречивы. 16,17 Существует некоторое эмпирическое подтверждение того, что экспериментально оцененные слуховые иллюзии речи (далее именуемые речевыми иллюзиями) являются маркером предрасположенности к психозу: Hoffman et al. 18 обнаружили, что степень речевых иллюзий, здесь операционализированная как количество слов, ошибочно воспринимаемых во внешнем стимуле бессвязного многоговорящего «лепета», предсказывает переход к психотическому расстройству у лиц с высоким риском психоза.Насколько нам известно, исследований, направленных на повторение этого открытия, не проводилось.

    Galdos et al, 19 , однако, расширили вышеупомянутые исследования и теории при разработке задачи белого шума : экспериментальной задачи для оценки речевых иллюзий, которая усиливает потенциальное влияние нисходящей обработки посредством прайминга субъектов, которые можно ожидать речи при представлении речи разного уровня громкости на фоне белого шума. Чтобы изучить эмоционально значимое значение, в задачу входит оценка воспринимаемого эмоционального содержания.На сегодняшний день два исследования показали, что речевые иллюзии, оцениваемые с помощью задачи «Белый шум», связаны с положительными (а не отрицательными) симптомами у пациентов с психотическими расстройствами. 19,20 Пациенты имели более высокий уровень речевых иллюзий по сравнению с их братьями и сестрами и здоровыми людьми из контрольной группы, особенно речевых иллюзий с аффективным содержанием (далее именуемых аффективными речевыми иллюзиями). 19,21 Galdos et al. 19 также обнаружили связь между речевыми иллюзиями и ослабленными положительными (а не отрицательными) симптомами в неклинической выборке.Однако другие исследования в неклинических выборках не обнаружили связи между ослабленными положительными симптомами и речевыми иллюзиями, 20–22 отрицательной ассоциацией, 23 или только ассоциаций между речевыми иллюзиями и некоторыми симптомами: галлюцинаторные переживания и общие отрицательные аффект, а не бредовые представления. 24 В недавнем исследовании данные Catalan et al. 20 были объединены с большим количеством участников и повторно проанализированы. Авторы обнаружили связь между речевыми иллюзиями и ослаблением позитивных симптомов у здоровых людей, но это не было статистически значимым после поправки на возраст, пол и когнитивные способности. 25

    Несогласованные результаты в отношении клинических и неклинических образцов и для ослабленных положительных симптомов указывают на то, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, являются ли речевые иллюзии задачи «Белый шум» признаком предрасположенности к психозу, а не, например, от последствий психотического заболевания. Для этой цели желательно использовать план, аналогичный Hoffman et al., , 18, , и включить начало психотического расстройства в качестве основного результата, представляющего интерес.Поскольку подавляющее большинство психотических переживаний в общей популяции являются преходящими, 26 полезно изучать переходные процессы у людей с высоким риском психоза. Для этой цели были разработаны конструкции ультра- / клинического высокого риска (UHR / CHR) и психического состояния группы риска (ARMS). 27

    Кроме того, помимо Rimvall et al, 24 , которые исследовали галлюцинаторные переживания и бредовые представления отдельно, все предыдущие исследования использовали комплексные меры симптомов.Согласно сетевой теории психопатологии, расстройства могут возникать в результате взаимодействия отдельных симптомов, которые могут быть закодированы в сетевой структуре. 28,29 В рамках сети симптомы больше не рассматриваются как просто индикаторы латентного расстройства, а взаимодействие между симптомами становится центральным интересом. Кроме того, чтобы обеспечить визуальное представление этих взаимодействий, сетевые модели полагаются на передовые статистические методы, такие как процедуры выбора модели (используемые для поиска наиболее подходящей модели, лежащей в основе данных 30–32 ) и процедуры регуляризации (используемые для оценка интерпретируемых и разреженных моделей 31,33 ).Эти процедуры позволяют одновременно выделять множество взаимодействий, контролируя ложные ассоциации, которые могут возникнуть в результате ошибки выборки. Дополнительные сведения о сетевой структуре в контексте психотической симптоматологии см. В исх. 34 Сетевой подход, таким образом, может дать новое понимание того, как речевые иллюзии соотносятся с отдельными симптомами, и пролить свет на сложное взаимодействие между отдельными симптомами, предшествующими возникновению психотического расстройства.

    Следовательно, настоящее исследование было направлено на использование сетевого подхода для изучения того, как экспериментально оцененные (аффективные и все) речевые иллюзии соотносятся с отдельными ослабленными положительными и аффективными симптомами, их взаимосвязью и началом психотического расстройства в выборке CHR.Гипотеза о том, что речевые иллюзии указывают на предрасположенность к психозам, заставила нас ожидать прямой и сильной связи между речевыми иллюзиями и галлюцинаторными переживаниями. Мы ожидали, что бредовые представления будут промежуточным звеном между галлюцинаторными переживаниями и переходом в психотическое расстройство. Отношения с другими ослабленными позитивными и аффективными симптомами были исследованы в исследовательской манере.

    Методы

    Участники и процедура

    Данные относятся к выборке CHR, участвующей в «исследовании GxE Prodrome» Европейской сети национальных сетей, изучающих взаимодействия генов и окружающей среды при шизофрении (проект EU-GEI) 35 (www.eu-gei.eu). Проект EU-GEI был направлен на выявление интерактивных генетических, клинических и экологических детерминант, влияющих на развитие, тяжесть и исход шизофрении. Партнерами EU-GEI Prodrome являются Великобритания, Нидерланды, Дания, Австрия, Швейцария, Германия, Франция и Испания, а также партнерские отношения за пределами Европы с Австралией и Бразилией. Все участвующие сайты получили одобрение соответствующих комитетов по медицинской этике. Проект EU-GEI был реализован в соответствии с Хельсинкской декларацией этического поведения в исследованиях.

    Инструменты

    Клиническая симптоматология
    Состояние

    CHR и переход в психотическое расстройство оценивались с помощью Комплексной оценки психического состояния группы риска (CAARMS). 36 CAARMS — действенный и надежный инструмент для оценки возможных психотических продромов и их течения. 36 Статус CHR определяется как наличие ослабленных позитивных симптомов или кратких, самоограниченных психотических симптомов (BLIPS), генетическая уязвимость к психозу и стойкое низкое или недавно сниженное функционирование. 37 Переход к клиническому психозу проспективно оценивался как отсутствующий / присутствующий в течение 24 месяцев наблюдения. Переход был определен как положительные симптомы порогового уровня (галлюцинации, бред или нарушение мышления), возникающие несколько раз в неделю в течение как минимум 1 недели. 38 Уровни оценки симптомов CAARMS основаны на уровне серьезности (который может включать в себя уровень убежденности, дистресса и влияния на поведение), частоты, продолжительности и давности.

    Исходные положительные и аффективные симптомы оценивались с помощью расширенной версии Краткой психиатрической рейтинговой шкалы (BPRS), 39,40 , обычно используемого интервью для оценки тяжести психотических симптомов.Положительные и аффективные симптомы были выбраны для текущего анализа на основе 5-факторного каркасного решения, описанного в метаанализе, проведенном Дацци и его коллегами. 41 Положительные симптомы в рамках этой структуры: грандиозность , подозрительность , галлюцинации , необычное содержание мыслей, и странное поведение . Аффективные симптомы — это соматическая озабоченность , тревога , депрессия , суицидальность, и вина, .Пункты BPRS были оценены по шкале от 1 (отсутствует) до 7 (крайне серьезная) подготовленными оценщиками.

    Речевые иллюзии

    Задача «Белый шум» 19 — экспериментальная задача для иллюзии речи в белом шуме. Участникам, которые сидят за ноутбуком и в наушниках, в случайном порядке предъявляют 75 звуковых фрагментов, состоящих из 3 типов стимулов, состоящих из 25 звуковых фрагментов каждый: только белый шум, белый шум и четко слышимая нейтральная речь, белый шум и еле слышная нейтральная речь.Испытуемых просят выбрать один из 5 вариантов: (1) слышать положительный голос, (2) слышать отрицательный голос, (3) слышать нейтральный голос, (4) речь не слышна, (5) слышать речь, но не знать, слышит ли голос был положительным, отрицательным или нейтральным. Скорость слышимости голоса в состоянии «только белый шум» представляет собой интересующую переменную. Вслед за разработчиками задачи «Белый шум» Галдос и др., 19 были созданы дихотомические переменные (присутствующие или отсутствующие) для речевых иллюзий со всем и с аффективным содержанием.Наличие «всех» речевых иллюзий, согласно Галдосу и др. 19 , указывает на положительный ответ на вариант 1, 2 или 3. Каталан и др. 20 использовали альтернативную операционализацию для «всех» речевых иллюзий, указав как минимум 2 положительные ответы на вариант 1, 2, 3 или 5. Наличие аффективных речевых иллюзий указывало на положительный ответ на вариант 1 или 2 в обоих методах (операционализация подтверждена посредством личного общения с одним из авторов Catalan et al., , 20, , JvO) .

    Статистический анализ

    Все анализы были выполнены с использованием статистической программы R , версия 3.6.1. 42 Сетевая структура была построена с использованием пакета R mgm , версия 1.2.6. 43 и визуализируется с помощью пакета R qgraph, версия 1.6.4. 44 Используемый код R предоставляется в качестве дополнительного материала.

    Мы построили 2 сетевые модели, состоящие из (1) всех речевых иллюзий (метод Галдоса 19 ) и (2) аффективных речевых иллюзий, исходных ослабленных позитивных и аффективных симптомов, как описано выше, и предполагаемого перехода к психотическому расстройству.Учитывая, что переменные в сети можно интерпретировать прогностическим образом, 45 можно увидеть, какая исходная переменная (и) может / может предсказать, какие субъекты переходят в клинический психоз на более поздней стадии (т. прогноз). Все элементы были представлены в виде узлов. Граница между любыми двумя узлами указывает, что эти две переменные статистически зависят друг от друга после согласования со всеми другими переменными в сетевой структуре.Чем шире и насыщеннее край, тем сильнее ассоциация. Синие края представляют собой положительные ассоциации, красные края — отрицательные ассоциации.

    Чтобы учесть смешанный тип данных, используемых в этом исследовании (т. Е. Как непрерывные, так и двоичные), мы подобрали смешанную графическую модель 46 к нашим данным. Поскольку программное обеспечение mgm в настоящее время не может обрабатывать недостающие данные, мы использовали только случаи с полными данными. Кроме того, поскольку текущие данные не были одномерными с нормальным распределением, непаранормальное преобразование 47 для ослабления предположения о нормальности было применено к непрерывным переменным до построения сетей.Чтобы получить разреженную оценку, мы использовали алгоритм, который включает L1-штраф; мы выбрали параметр регуляризации лямбда с помощью перекрестной проверки (CV). Поскольку CV полагается на случайное начальное число и может быть менее консервативным, чем другие методы оценки для регуляризованных сетей, мы выбрали более консервативный подход к оценке. В частности, мы оценили структуру сети 1000 раз, используя разные начальные числа для параметра лямбда, и сохранили только те ребра, которые были ненулевыми в 95% случаев.Учитывая, что мы стремились исследовать связи между доменами, этот подход к оценке, вероятно, гарантирует, что количество ложных срабатываний будет уменьшено, что приведет к более надежным результатам.

    В то время как используемая методология не позволяет исследовать стабильность сети с использованием традиционных методов, 48 сам по себе метод можно рассматривать как основанный на начальной загрузке. Тем не менее, чтобы еще больше убедиться в этом, мы провели дополнительный анализ стабильности с использованием непараметрических методов начальной загрузки, как описано Epskamp и его коллегами, 48 , но разработан для метода, описанного выше.Подробная информация об этом анализе представлена ​​в дополнительном приложении S1. Кроме того, мы использовали еще несколько проверок устойчивости, включая построение (1) расширенной сетевой структуры, включающей, помимо вышеуказанных симптомов, также когнитивные симптомы, (2) график сети, отображающий изменчивость границ при оценке 1000 сетевых структур с использованием различные начальные значения параметра лямбда и (3) сетевая структура из всех речевых иллюзий , положительные и аффективные симптомы и переход к клиническому психозу, согласно операционализации Каталонии и его коллег. 20 Подробная информация об этих дополнительных проверках содержится в дополнительном материале.

    Схема, использованная при вычислении сети, была схемой Фрухтермана и Рейнгольда, 49 , в которой узлы с более прочными связями размещаются в центре. Предполагаемая сеть была дополнительно проанализирована путем изучения меры центральности силы и каждого узла. Сила узла — это мера количества и силы соединений в сетевой структуре 50 и обычно определяется как наиболее надежная мера центральности. 48 Наконец, чтобы исследовать, насколько сильно можно влиять на один узел, вмешиваясь во всех его соседей, мы вычислили показателей предсказуемости . Предсказуемость можно определить как общую дисперсию каждого узла со всеми его соседями, 51 , и она представлена ​​внешним кругом в каждом узле: по мере увеличения предсказуемости круг заполняется цветом.

    Результаты

    Общая выборка состояла из N = 345 человек, соответствующих критериям CHR, из которых N = 289 (83.9%) имели полные данные по всем переменным и были включены в сетевой анализ. В таблице 1 показаны социально-демографические данные, а в таблице 2 — клинические характеристики общей и сетевой выборок. Было обнаружено, что отсутствующие данные неравномерно распределены по возрасту участников, уровню образования и местоположению объекта. Не было обнаружено различий по полу, частоте речевых иллюзий, уровню симптомов и скорости перехода к клиническому психотическому расстройству. Триста восемь человек имели данные как о речевых иллюзиях, так и о переходе в психотическое расстройство.Лица со всеми речевыми иллюзиями, согласно Galdos et al. 19 ( N = 64, 22,1%), переходили в 25,0% ( N = 16) случаев, а люди без речевых иллюзий ( N = 225 ) в 16,0% ( N = 36) случаев. Лица с аффективными речевыми иллюзиями ( N = 35, 12,1%) перешли в 25,7% ( N = 9) случаев, а лица без ( N = 254) — в 16,9% ( N = 43) случаи.Лица со всеми речевыми иллюзиями, согласно Catalan et al. 20 ( N = 137, 47,1%), перешли в 18,2% ( N = 25) случаев, а люди без ( N = 152) — в 17,8 % ( N = 27) случаев. Апостериорные тесты хи-квадрат не показали статистически значимой связи между возникновением речевых иллюзий и переходом для всех трех операций (соотв. P = 0,098, P = .205, P =.915).

    Таблица 1.

    Социально-демографические характеристики субъектов высокого клинического риска (CHR)

    Лондон, Великобритания 914
    . Общая выборка N = 303–345 . Сетевой образец N = 289 .
    Пол
    %, N мужчин 53,6% ( N = 185) 52.9% ( N = 153)
    Возраст
    M лет, SD 22,4 (4,9) 22,6 (4,9)
    Амстердам, Нидерланды 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
    Барселона, Испания 6,7% ( N = 23) 8 .0% ( N = 23)
    Базель, Швейцария 7,0% ( N = 24) 7,3% ( N = 21)
    Кельн, Германия 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
    Копенгаген, Дания 5,5% ( N = 19) 6,6% ( N = 19)
    28,4% ( N = 98) 27.7% ( N = 80)
    Мельбурн, Австралия 10,4% ( N = 36) 4,8% ( N = 14)
    Париж, Франция 5,8% ( N = 20) 6,9% ( N = 20)
    Сан-Паулу, Бразилия 5,8% ( N = 20) 4,8% ( N = 14)
    Гаага, Нидерланды 18,3% ( N = 63) 21.5% ( N = 62)
    Вена, Австрия 3,5% ( N = 12) 2,8% ( N = 8)
    Высший уровень образования N = 303 N = 262
    Обязательное образование, без квалификации 9,2% ( N = 28) 6,5% ( N = 17)
    с обязательным образованием 32.7% ( N = 99) 34,0% ( N = 89)
    Высшее, необязательное образование первого уровня 29,7% ( N = 90) 29,4% ( N = 77)
    Профессиональное образование, закончили 14,2% ( N = 43) 14,9% ( N = 39)
    Высшее образование, бакалавриат 11,98 908 = 36) 12,6% ( N = 33)
    Образование высшее, послевузовское 2.3% ( N = 7) 2,7% ( N = 7)
    % ( N = 7)
    . Общая выборка N = 303–345 . Сетевой образец N = 289 .
    Пол
    %, N мужчин 53,6% ( N = 185) 52,9% ( N 2 914 лет) Возраст
    M лет, SD 22.4 (4,9) 22,6 (4,9)
    Площадка
    Амстердам, Нидерланды 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
    Барселона, Испания 6,7% ( N = 23) 8,0% ( N = 23)
    Базель, Швейцария 7,0% ( N = 24) 7,3% ( N = 21)
    Кельн, Германия 4.3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
    Копенгаген, Дания 5,5% ( N = 19) 6,6% ( N = 19)
    Лондон, Великобритания 28,4% ( N = 98) 27,7% ( N = 80)
    Мельбурн, Австралия 10,4% ( N 4,8% = 3661) ( N = 14)
    Париж, Франция 5.8% ( N = 20) 6,9% ( N = 20)
    Сан-Паулу, Бразилия 5,8% ( N = 20) 4,8% ( N = 14)
    Гаага, Нидерланды 18,3% ( N = 63) 21,5% ( N = 62)
    Вена, Австрия 3,5% ( N = 12) 2,8% ( N = 8)
    Высший уровень образования N = 303 N = 262
    Обязательное образование, без квалификации 9.2% ( N = 28) 6,5% ( N = 17)
    Обязательное образование с квалификацией 32,7% ( N = 99) 34,0% ( N = 89 )
    Высшее, необязательное образование первой ступени 29,7% ( N = 90) 29,4% ( N = 77)
    Профессиональное образование, законченное 14,2% ( N = 43) 14.9% ( N = 39)
    Высшее образование, бакалавриат 11,9% ( N = 36) 12,6% ( N = 33)
    Высшее образование, аспирантура 2,7% ( N = 7)
    Таблица 1.

    Социально-демографические характеристики субъектов высокого клинического риска (CHR)

    % ( N = 7)
    . Общая выборка N = 303–345 . Сетевой образец N = 289 .
    Пол
    %, N мужчин 53,6% ( N = 185) 52,9% ( N 2 914 914 лет) Возраст
    M лет, SD 22,4 (4,9) 22,6 (4,9)
    Место
    Амстердам, Нидерланды 4 .1462 Амстердам, Нидерланды 4 .1462 3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
    Барселона, Испания 6,7% ( N = 23) 8,0% ( N = 23)
    Базель, Швейцария 7,0% ( N = 24) 7,3% ( N = 21)
    Кельн, Германия 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
    Копенгаген, Дания 5.5% ( N = 19) 6,6% ( N = 19)
    Лондон, Великобритания 28,4% ( N = 98) 27,7% ( N = 80)
    Мельбурн, Австралия 10,4% ( N = 36) 4,8% ( N = 14)
    Париж, Франция 5,8% ( N = 20) 6,9% ( N = 20)
    Сан-Паулу, Бразилия 5.8% ( N = 20) 4,8% ( N = 14)
    Гаага, Нидерланды 18,3% ( N = 63) 21,5% ( N = 62 )
    Вена, Австрия 3,5% ( N = 12) 2,8% ( N = 8)
    Высший уровень образования N = 303 = 262
    Обязательное образование, без квалификации 9.2% ( N = 28) 6,5% ( N = 17)
    Обязательное образование с квалификацией 32,7% ( N = 99) 34,0% ( N = 89 )
    Высшее, необязательное образование первой ступени 29,7% ( N = 90) 29,4% ( N = 77)
    Профессиональное образование, законченное 14,2% ( N = 43) 14.9% ( N = 39)
    Высшее образование, бакалавриат 11,9% ( N = 36) 12,6% ( N = 33)
    Высшее образование, аспирантура 2,7% ( N = 7)
    % ( N = 7)
    . Общая выборка N = 303–345 . Сетевой образец N = 289 .
    Пол
    %, N мужчин 53,6% ( N = 185) 52,9% ( N 2 914 914 лет) Возраст
    M лет, SD 22,4 (4,9) 22,6 (4,9)
    Место
    Амстердам, Нидерланды 4 .1462 Амстердам, Нидерланды 4 .1462 3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
    Барселона, Испания 6,7% ( N = 23) 8,0% ( N = 23)
    Базель, Швейцария 7,0% ( N = 24) 7,3% ( N = 21)
    Кельн, Германия 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
    Копенгаген, Дания 5.5% ( N = 19) 6,6% ( N = 19)
    Лондон, Великобритания 28,4% ( N = 98) 27,7% ( N = 80)
    Мельбурн, Австралия 10,4% ( N = 36) 4,8% ( N = 14)
    Париж, Франция 5,8% ( N = 20) 6,9% ( N = 20)
    Сан-Паулу, Бразилия 5.8% ( N = 20) 4,8% ( N = 14)
    Гаага, Нидерланды 18,3% ( N = 63) 21,5% ( N = 62 )
    Вена, Австрия 3,5% ( N = 12) 2,8% ( N = 8)
    Высший уровень образования N = 303 = 262
    Обязательное образование, без квалификации 9.2% ( N = 28) 6,5% ( N = 17)
    Обязательное образование с квалификацией 32,7% ( N = 99) 34,0% ( N = 89 )
    Высшее, необязательное образование первой ступени 29,7% ( N = 90) 29,4% ( N = 77)
    Профессиональное образование, законченное 14,2% ( N = 43) 14.9% ( N = 39)
    Высшее образование, бакалавриат 11,9% ( N = 36) 12,6% ( N = 33)
    Высшее образование, аспирантура 2,7% ( N = 7)
    Таблица 2.

    Клинические характеристики субъектов с высоким клиническим риском (CHR)

    0% ( N = 37) 914idality .18 (0,61) 914 Переход к клиническому психозу
    . Общая выборка N = 303–345 . Выборка сети N = 289 .
    Белый шум Задача речевые иллюзии N = 308 N = 289
    Вся речевая иллюзия (метод Галдоса) 61
    21,4% ( N = 66) 22,1% ( N = 64)
    Иллюзия аффективной речи
    %, N 1 присутствует 12 .1462 12,1% ( N = 35)
    Вся речевая иллюзия (каталонский метод)
    %, % N присутствует 47,161 N = 145) 47,1% ( N = 137)
    Симптомы BPRS a N = 323-325 N = 289 28

    SD

    Соматический концерн 2.00 (1,38) 1,98 (1,37)
    Беспокойство 3,45 (1,53) 3,42 (1,53)
    Депрессия 3,64 (1,46) 3.621461 2,20 (1,26) 2,18 (1,26)
    Вина 2,01 (1,29) 2,06 (1,29)
    Величие 1,38 (0,92) 62 2.53 (1,43) 2,48 (1,42)
    Галлюцинации 2,32 (1,39) 2,29 (1,38)
    Содержание необычных мыслей 2,62 (1,48) Странное поведение 1,39 (0,87) 1,39 (0,88)
    Самопренебрежение 1,34 (0,74) 1,36 (0,76)
    Дезориентация
    Концептуальная дезорганизация 1,29 (0,67) 1,28 (0,66)
    Манеризмы и позирование 1,05 (0,30) 1,06 (0,31)
    %, N присутствует переход 18,8% ( N = 65) 18,0% ( N = 52)
    28 =

    (1,38)

    914idality .18 (0,61) 914 Переход к клиническому психозу
    . Общая выборка N = 303–345 . Выборка сети N = 289 .
    Белый шум Задача речевые иллюзии N = 308 N = 289
    Вся речевая иллюзия (метод Галдоса) 61
    21,4% ( N = 66) 22.1% ( N = 64)
    Иллюзия аффективной речи
    %, N присутствует 12,0% ( N = 37) 12,1% (908 35)
    Вся речевая иллюзия (каталонский метод)
    %, N присутствует 47,1% ( N = 145) 47,1% (137827)
    Симптомы BPRS a N = 323-325 N = 289
    M , SD 62
    1,98 (1,37)
    Беспокойство 3,45 (1,53) 3,42 (1,53)
    Депрессия 3,64 (1,46) 3.621461 2,20 (1,26) 2,18 (1,26)
    Вина 2,01 (1,29) 2,06 (1,29)
    Величие 1,38 (0,92) 62 2.53 (1,43) 2,48 (1,42)
    Галлюцинации 2,32 (1,39) 2,29 (1,38)
    Содержание необычных мыслей 2,62 (1,48) Странное поведение 1,39 (0,87) 1,39 (0,88)
    Самопренебрежение 1,34 (0,74) 1,36 (0,76)
    Дезориентация
    Концептуальная дезорганизация 1,29 (0,67) 1,28 (0,66)
    Манеризмы и позирование 1,05 (0,30) 1,06 (0,31)
    %, N присутствует переход 18,8% ( N = 65) 18,0% ( N = 52)
    Таблица 2.

    Клинические характеристики субъектов высокого риска (CHR)

    28 = 1461 1461 914 9146 9146 Необычное содержание мыслей62 (1,48) 14 0,76 7% ( N = 65) 7% ( N = 52)
    . Общая выборка N = 303–345 . Выборка сети N = 289 .
    Белый шум Задание речевых иллюзий N = 308 N = 289
    Вся речевая иллюзия (метод Галдоса) 61
    21.4% ( N = 66) 22,1% ( N = 64)
    Иллюзия аффективной речи
    %, N присутствует 12,0% (9028 37) 12,1% ( N = 35)
    Вся речевая иллюзия (каталонский метод)
    %, N присутствует 47,1% () 47.1% ( N = 137)
    Симптомы BPRS a N = 323-325 N = 289
    M

    28, SD

    Соматическое беспокойство 2,00 (1,38) 1,98 (1,37)
    Тревога 3,45 (1,53) 3,42 (1,53)
    Депрессия 3,1462 9,14662 (1,43)
    Суицидальность 2,20 (1,26) 2,18 (1,26)
    Вина 2,01 (1,29) 2,06 (1,29)
    1,38 (0,90)
    Подозрительность 2,53 (1,43) 2,48 (1,42)
    Галлюцинации 2,32 (1,39) 2,29 (1,38) 2,62 (1,47)
    Причудливое поведение 1,39 (0,87) 1,39 (0,88)
    Самостоятельное пренебрежение 1,34 (0,74) Дезориентация 1,18 (0,59) 1,18 (0,61)
    Концептуальная дезорганизация 1,29 (0,67) 1,28 (0,66)
    Манеризмы и позирование 05 (0,30) 1,06 (0,31)
    Переход к клиническому психозу
    %, N присутствует переход 18,8% ( N = 65)
    0% ( N = 37) 914idality .18 (0,61) 914 Переход к клиническому психозу
    . Общая выборка N = 303–345 . Выборка сети N = 289 .
    Белый шум Задача речевые иллюзии N = 308 N = 289
    Вся речевая иллюзия (метод Галдоса) 61
    21,4% ( N = 66) 22,1% ( N = 64)
    Иллюзия аффективной речи
    %, N 1 присутствует 12 .1462 12,1% ( N = 35)
    Вся речевая иллюзия (каталонский метод)
    %, % N присутствует 47,161 N = 145) 47,1% ( N = 137)
    Симптомы BPRS a N = 323-325 N = 289 28

    SD

    Соматический концерн 2.00 (1,38) 1,98 (1,37)
    Беспокойство 3,45 (1,53) 3,42 (1,53)
    Депрессия 3,64 (1,46) 3.621461 2,20 (1,26) 2,18 (1,26)
    Вина 2,01 (1,29) 2,06 (1,29)
    Величие 1,38 (0,92) 62 2.53 (1,43) 2,48 (1,42)
    Галлюцинации 2,32 (1,39) 2,29 (1,38)
    Содержание необычных мыслей 2,62 (1,48) Странное поведение 1,39 (0,87) 1,39 (0,88)
    Самопренебрежение 1,34 (0,74) 1,36 (0,76)
    Дезориентация
    Концептуальная дезорганизация 1,29 (0,67) 1,28 (0,66)
    Манеризмы и позирование 1,05 (0,30) 1,06 (0,31)
    %, N присутствует переход 18,8% ( N = 65) 18,0% ( N = 52)

    Сетевой анализ

    На рисунке 1 показана сетевая структура всех ассоциаций между Panel A. аффективных речевых иллюзий, Панель Б. все речевые иллюзии, ослабление позитивных и аффективных симптомов и переход к клиническому психозу , а также ассоциации между самими симптомами при условии, что все другие переменные в сетевой структуре обусловлены. Аффективные речевые иллюзии оказались напрямую связаны с галлюцинациями , но не со всеми речевыми иллюзиями . галлюцинаций, , в свою очередь, были положительно связаны с подозрительностью, , необычным содержанием мыслей, депрессией и суицидальностью, и отрицательно с грандиозностью, и чувством вины. Аффективные симптомы были сильно взаимосвязаны в обеих сетевых структурах, и общие связи были почти идентичными, за исключением связи с галлюцинациями. Предполагаемый переход в клинический психоз был связан с причудливым поведением.

    Рис. 1.

    (A) Сеть аффективных речевых иллюзий, позитивных и аффективных симптомов и перехода в психотическое расстройство. (B) Сеть всех речевых иллюзий (метод Галдоса), позитивных и аффективных симптомов и перехода в психотическое расстройство.Группы симптомов различаются по цвету, а максимальное значение устанавливается одинаковым в обеих сетях для целей сравнения.

    Рис. 1.

    (A) Сеть аффективных речевых иллюзий, позитивных и аффективных симптомов и перехода в психотическое расстройство. (B) Сеть всех речевых иллюзий (метод Галдоса), позитивных и аффективных симптомов и перехода в психотическое расстройство. Группы симптомов различаются по цвету, а максимальное значение устанавливается одинаковым в обеих сетях для сравнения.

    При исследовании показателей центральности для обеих сетей (представленных на рисунке 2), пункты с наибольшим общим числом и силой связей с другими переменными были (в порядке убывания): депрессия , галлюцинации (второе место среди аффективных речевых иллюзий). сеть, третья по величине для сети всех речевых иллюзий), необычный мысленный контент, (второй по величине для сети всех речевых иллюзий, третий по величине для сети аффективных речевых иллюзий) и суицидальность .Дополнительная таблица S1 включает исходные и стандартизованные значения центральности для обеих сетей. Учитывая, что близость и промежуточность, как правило, менее стабильны, показатели центральности 48 и текущее исследование ограничены по мощности, мы решили не интерпретировать показатели близости и промежуточности в данной статье. Тем не менее, дополнительное приложение S2, рисунок S1 и таблица S2 отображают близость и промежуточность обеих сетевых структур наряду с необработанными и стандартизованными значениями центральности для заинтересованных читателей.

    Рис. 2.

    График центральности, отображающий центральность и как для аффективных речевых иллюзий, так и для всех сетей речевых иллюзий. Меры центральности показаны в виде стандартизированных z-баллов и упорядочены по силе. Необработанные и стандартизованные баллы центральности включены в дополнительную таблицу S1.

    Рис. 2.

    График центральности, отображающий центральность силы как для аффективных речевых иллюзий, так и для всех сетей речевых иллюзий.Меры центральности показаны в виде стандартизированных z-баллов и упорядочены по силе. Необработанные и стандартизованные баллы центральности включены в дополнительную таблицу S1.

    При исследовании показателей предсказуемости, речевых иллюзий, и переход к клиническому психозу, показали низкую предсказуемость: ни один из соседних узлов не объяснил высокую степень общей дисперсии. Пунктами с наиболее высокой предсказуемостью соседними узлами были (в порядке убывания) депрессия (48%), суицидальность (36%), тревога (32%), необычное содержание мыслей (31%) и галлюцинаций (26% для всей сети речевых иллюзий, 27% для сети аффективных речевых иллюзий).

    Дополнительный онлайн-контент

    В дополнительном приложении S1 мы представляем результаты анализа устойчивости. Это указывает на то, что при интерпретации текущих результатов необходимо проявлять некоторую осторожность, поскольку некоторые из интервалов начальной загрузки довольно широки. Граница между аффективными речевыми иллюзиями и галлюцинациями, которая представляет здесь центральный интерес, неуклонно идентифицируется, хотя интервал самонастройки широк и граница иногда меняет знак. Тем не менее, среднее значение начальной загрузки положительно и очень близко к значению, указанному в статье.Кроме того, следует отметить, что соотношение между двоичной и непрерывной переменной имеет другой масштаб, чем отношение между самими непрерывными переменными, и поэтому открытие, что эти интервалы начальной загрузки могут быть шире, не удивительно.

    Кроме того, в дополнительном приложении S3 мы представляем расширенную сетевую структуру, которая также включает 4 дополнительных когнитивных симптома, как описано в метаанализе Dazzi и его коллег. 41 В дополнительное приложение S4 мы включили 2 сети, отображающие изменчивость границ в рамках выбранной нами процедуры оценки сетевой структуры аффективных речевых иллюзий и расширенной сетевой структуры аффективных речевых иллюзий.Примечательно, что в рамках расширенной сетевой структуры связь между речевыми иллюзиями и галлюцинациями не превышала заранее заданный порог (т. Е. Ненулевое значение в 95% оцененных сетей), но, тем не менее, постоянно идентифицировалась как связь (т. Е. в 77,9% случаев). В целом, исходная и расширенная сети были хорошо согласованы; были обнаружены такие же края, хотя не все соответствовали порогу. Следует отметить, что дополнительная связь между аффективными речевыми иллюзиями и манерностью и позированием была выявлена ​​в расширенной сетевой структуре.Добавление большего количества узлов, по-видимому, приводит к увеличению отрицательных ассоциаций, снижению мощности и, вероятно, более нестабильной структуре из-за небольшого размера выборки по отношению к количеству узлов. Поэтому очевидные различия в расширенной сетевой структуре следует интерпретировать с осторожностью.

    Наконец, в дополнительном приложении S5 мы представляем сетевую структуру всех речевых иллюзий и ослабленных позитивных и аффективных симптомов и перехода к клиническому психозу, в соответствии с операционализацией Каталана и др. 20 , и обсуждаем различия между сетью. структуры всех речевых иллюзий , построенные в соответствии с двумя различными операционализациями (т.е. операционализация Galdos 19 и операционализация каталонской 20 ).Хотя результаты в целом хорошо согласуются с симптоматикой, при использовании операционализации каталонского языка и его коллег возникает отрицательная связь между речевыми иллюзиями и грандиозностью , в то время как при использовании операционализации Галдоса нет связи между речевыми иллюзиями и другими симптомы не выявлены. Это указывает на то, что способ реализации речевых иллюзий имеет важное значение и может привести к различным результатам и сетевым структурам.

    Все корреляционные матрицы и код R доступны в дополнительном материале.

    Обсуждение

    Настоящее исследование — первое, в котором используется сетевой подход для изучения того, как экспериментально оцененные речевые иллюзии соотносятся с отдельными ослабленными положительными симптомами и переходом в психотическое расстройство. Мы нашли поддержку нашей первой гипотезе, о связи между экспериментально оцененными речевыми иллюзиями и ослабленными положительными симптомами, характерными для галлюцинаторных переживаний, как и следовало ожидать и в соответствии с выводами Rimvall et al. 24 Однако ассоциация была обнаружена только для речевых иллюзий с аффективным содержанием, а не для всего содержания согласно методу Галдоса или каталонскому методу. 19,20 Скромная сила ассоциации, специфичность галлюцинаторных переживаний, когда используются в основном составные измерения симптомов, наряду с низкой частотой речевых иллюзий и ослабленными симптомами в некоторых неклинических выборках (обсуждаемых ниже) могут объяснить, почему отрицательные результаты в неклинических образцах не наблюдались. 20–23 Также может быть, что для некоторых людей слышание голоса в белом шуме не является признаком склонности к галлюцинациям, а указывает на более широкую черту, такую ​​как внушаемость или склонность к фантазиям. 52 Однако текущие комбинированные данные о низкой предсказуемости речевых иллюзий по симптомам и переходу к психозу предполагают, что речевые иллюзии не являются простым артефактом положительной или аффективной тяжести симптомов или наличия психотического расстройства.

    Как и ожидалось, бредовые идеи (особенно необычное содержание мыслей и подозрительность) оказались промежуточным звеном между галлюцинаторными переживаниями и переходом.Это соответствует давним клиническим наблюдениям 1, –3 и эмпирическим данным 5, –7 и, таким образом, отражает имитируемое симптоматическое взаимодействие между аберрациями восприятия и переходом к психотическому расстройству. Тем не менее, мы обнаружили, что общая предсказуемость перехода в течение 2-летнего наблюдения по исходной оценке речевых иллюзий и всех симптомов в совокупности была поразительно низкой. Апостериорный анализ показал, что ни одна из реализаций речевых иллюзий не была связана с переходом в течение 2-летнего периода наблюдения.Эти данные свидетельствуют о том, что однократная оценка речевых иллюзий может быть бесполезной в качестве фактора риска психоза. Следует отметить, что хотя участники текущего исследования были отобраны на основе критериев высокого риска, скорость перехода в нашей выборке (около 18%) оказалась ниже, чем в среднем, зарегистрированное для 2-летнего наблюдения за людьми, отвечающими требованиям CHR. статус в метааналитических данных (29%). 53 В своем метаанализе Fusar-Poli et al. 53 сообщили, что риск перехода варьировал в зависимости от возраста субъекта, предоставляемого лечения и применения синдрома высокого риска и переходных конструкций.Наши результаты показывают, что есть важные предикторы, не включенные в текущую сеть, которые, вероятно, включают факторы риска и защитные факторы, которые могут изменить симптоматическое течение, такие как воздействие окружающей среды и параметры лечения.

    Галдос и др. 19 сообщили о приложении. 30% речевых иллюзий у пациентов с психотическими расстройствами, ок. 14% у братьев и сестер пациентов и 9% в контрольной группе здоровых людей. Приложение. 22% распространенности всех речевых иллюзий согласно методу Галдоса 19 в настоящей выборке лиц со статусом CHR, похоже, соответствует этим результатам.Показатели аффективных речевых иллюзий (распространенность около 12% в текущем исследовании) сильно различаются в разных исследованиях, начиная от примерно до. От 9% до 18% у пациентов с психотическими расстройствами 20,21 и прим. 0,4% –15% у здоровых людей и лиц из общей популяции. 20–22,24 Кроме того, показатели распространенности исследований, в которых утверждается, что используется каталонский метод 20 (примерно 47% в текущем исследовании), значительно различаются: прибл. 33% –47% у пациентов с психотическими расстройствами 20,21 и прим.9–42% у здоровых людей и лиц из общей популяции. 20–22,24,25 Частично вариации можно объяснить различиями в характеристиках выборки, таких как возраст и когнитивные способности. Schepers et al. –21– действительно предположили, что речевые иллюзии могут быть зависимым от черт маркером риска психоза, и нашли это подтверждение. В меньшей степени, часть вариации распространенности может быть объяснена операционализацией речевых иллюзий. Тщательное изучение практического применения речевых иллюзий выявило некоторые различия между исследованиями 21,24 , причем не во всех исследованиях было предоставлено достаточно подробностей для сравнения.Поэтому исследования по оптимальной операционализации речевых иллюзий, включая дивергентную и конвергентную валидность с другими показателями, являются оправданными.

    Учитывая, что есть некоторые признаки того, что когнитивные способности могут влиять на связь между речевыми иллюзиями и позитивными симптомами, 21,25 в дополнительном материале мы представили расширенную сетевую структуру, также включающую когнитивные симптомы. Этот анализ предположил возможную дополнительную связь между речевыми иллюзиями, манерами поведения и позированием.Исследование свойств сети показало, что вариативность между исходной и расширенной сетевыми структурами, вероятно, связана с меньшей мощностью при включении большего количества переменных.

    Дальнейшее исследовательское расследование показало, что причудливое поведение является «симптомом входа» в психотическое расстройство; это единственный индивидуальный симптом в нашей сетевой модели, стабильно предсказывающий, перейдет ли субъект в клинический психоз или нет. В текущем измерении исходных симптомов BPRS, 39,40 этот пункт отражает поведение, на которое влияют галлюцинации или бред.Поведение с серьезными нарушениями также может быть индикатором пороговой серьезности заблуждений в CAARMS, текущем показателе перехода. Формальное определение психотического расстройства , однако, включает минимальную продолжительность устойчивых положительных симптомов в течение как минимум недели, что может объяснить, как у человека могут быть высокие уровни симптомов, не отвечая критериям перехода. (Обратите внимание, что это был бы переход к психотическому расстройству в соответствии с CAARMS, который снова отличается от критериев классификации психотических расстройств, определенных в DSM или ICD.Можно утверждать, что различие между подпороговым психозом и психотическим расстройством является произвольным, и что последнее требует подтверждения биомаркерами или другими валидаторами, конечно, и результатом, особенно с учетом того, что эти конструкции не позволяют адекватно дифференцировать уровни функционирования или потребность в уход. 54 Могут быть рассмотрены и другие критерии оценки результатов. В текущем исследовании, например, обнаружено, что депрессия и суицидальность имеют относительно высокий уровень предсказуемости и силы связи с другими симптомами, включая галлюцинаторные переживания.

    Исследовательское исследование аффективных симптомов показывает, что они сильно взаимосвязаны. Интересно, что речевые иллюзии с аффективным содержанием в настоящее время не связаны напрямую с аффективными симптомами, а только через ослабленные положительные симптомы. Текущие данные об аффективных симптомах не позволяют интерпретировать, какой тип аффекта представлен; оценки могут, например, отражать состояние настроения, сопутствующее аффективное расстройство или эмоциональную оценку психотических переживаний.Кроме того, Fusar-Poli et al., , 12, указывают на проблемные аспекты допущения четкого различия между конструкциями аффекта и психоза, т. Е. Как легко различимые сущности, которые могут взаимодействовать или причинно влиять друг на друга. Теоретические модели развития психоза, основанные на ранних наблюдениях, описывают сложное переплетение психотических переживаний и аффектов на ранних этапах развития симптомов. В классической сценической модели развития психоза Конрада 1958 года первая стадия, известная как «бредовое настроение» или «trema», описывает нарастание еще не определенного предчувствия, во время которого сначала определенные существенные аспекты, а затем и вся окружающая среда чувствовать себя заметно изменившимся и эмоционально заряженным.Конрад описывает, что на этой стадии пациенты могут испытывать широкий спектр сопутствующих аффектов, таких как возбуждение, страх, чувство вины и депрессии, или любую их комбинацию. 55 Большое ретроспективное исследование сценической модели Конрада обнаружило поддержку этой первой стадии «бредового настроения» (хотя и ограниченную поддержку последних стадий). 56

    Следует учитывать несколько ограничений текущего исследования. Во-первых, проведенные здесь анализы в основном основывались на единственной перекрестной оценке.Подразумевается направление воздействия, но поперечные сети не обязательно отражают то, как симптомы или состояния вызывают друг друга с течением времени. 57 Во-вторых, выбранный нами метод оценки был разработан для сохранения высокой специфичности, и поэтому более слабые связи между переменными, возможно, не были обнаружены. Таким образом, к отсутствующим соединениям следует относиться с осторожностью. Дополнительное исследование, представленное в Интернете, позволило предположить возможные дополнительные отношения между речевыми иллюзиями и манерами поведения и позерством.В-третьих, анализ стабильности показывает, что при интерпретации результатов необходимо проявлять некоторую осторожность, и в будущих исследованиях необходимо воспроизвести эти результаты на более крупных образцах. В-четвертых, смешанные графические модели не имеют хороших средств обработки недостающих данных. Таким образом, мы включили в наш анализ только полные случаи. В-пятых, в сетях возникли негативные ассоциации. Это могут быть реальные эффекты, но они также могут быть ложноположительными или из-за наличия коллайдеров в данных. 58 Кроме того, мы выявили различные ассоциации между всеми речевыми иллюзиями и симптоматикой при использовании различных операционализаций речевых иллюзий (т. Е. Каталонская операционализация по сравнению с операционализацией Галдоса 19,20 ), при этом метод Галдоса не выявил никаких ассоциаций между все речевые иллюзии и симптоматика и каталонский метод, определяющий отрицательную связь между всеми речевыми иллюзиями и грандиозностью .Это может быть результатом проблем с низким энергопотреблением и стабильностью, но также может быть признаком того, что способ реализации речевых иллюзий является существенным и может повлиять на результаты, включая структуру сети. В-шестых, не для всех случаев были получены полные 2-летние данные наблюдения. Это означает, что мы могли упустить некоторые случаи, когда действительно переходили в психотическое расстройство. Наконец, из-за размера и мощности выборки мы не смогли включить в анализ все симптомы. Кроме того, могут быть интересны и другие переменные, такие как показатели когнитивного функционирования и рассуждений, и, конечно, потенциальные модификаторы, такие как лечебные переменные.Однако это потребовало бы еще большего набора данных или большего количества точек оценки.

    Выводы

    Отрицательные результаты в неклинических выборках 20–24 могут привести к отказу от нового исследования экспериментальных речевых иллюзий как потенциального маркера предрасположенности к психозам. Результаты настоящего исследования показывают, что, хотя однократная оценка речевых иллюзий может быть бесполезной в качестве фактора риска психоза, существует поддержка конкретной и умеренной связи с галлюцинаторными переживаниями.Текущие результаты также показывают имитацию симптоматического взаимодействия между аберрантным восприятием и переходом к психотическому расстройству. Хотя наши результаты требуют повторения в более крупных выборках, наши результаты свидетельствуют о том, что речевые иллюзии не являются всего лишь артефактом тяжести психотических симптомов или психотического расстройства. Поэтому мы считаем, что отказ от речевых иллюзий как маркера предрасположенности к психозу был бы преждевременным. Вместо этого мы выступаем за переход от изучения ассоциаций с комплексными показателями симптомов к взаимодействию отдельных симптомов.В будущих исследованиях может быть полезно изучить подробные траектории предполагаемого развития симптомов у лиц с риском психоза, с использованием многократных, частых периодов оценки, конечно, с включением потенциальных модификаторов и различными клиническими исходами.

    Благодарности

    Участники исследования высокого риска EU-GEI: Филип МакГуайр a , Люсия Р. Валмаджиа b , Мэтью Дж. Кемптон a , Мария Калем a , Стефания Тоннин a , Gemma a , Lieuwe de Haan c, d , Mark van der Gaag e, f , Eva Velthorst c, g , Tamar C.Kraan c , Daniella S. van Dam c , Nadine Burger f , Barnaby Nelson h , Patrick McGorry h , G Paul Amminger h , Christos Pantelis i – k , Athena h , Джоан Гудолл h , Анита Рихер-Рёсслер l , Стефан Боргвардт l , Эрих Студерус l , Родриго Брессан m , Ари Гадельха m 206, Элиза mccetzleke , Элиза m , Элиза 9120 m , Elson Asevedo m , Andre Zugman m , Neus Barrantes-Vidal o , Tecelli Domínguez-Martínez p , Paula Cristóbal-Narváez q , Thomas R.Kwapil r , Manel Monsonet q , Lídia Hinojosa q , Mathilde Kazes s , Claire Daban s , Julie Bourgin s , Olivier Gay s -Lam , CAM Cam , Marie-Odile Krebs s , Dorte Nordholm j , Lasse Randers j , Kristine Krakauer j , Louise Glenthøj j , Birte Glenthøj k , Meretehrdentoft , Meretehrdentoft , Dominika Gebhard t , Julia Arnhold t , Joachim Klosterkötter t , Gabriele Sachs u , Iris Lasser u , Bernadette Winklbaur u , Philippe A.Руттен v и Джим ван Ос d, v, x .

    Финансирование

    Проект Европейской сети национальных сетей по изучению шизофрении взаимодействия генов и окружающей среды (EU-GEI) финансировался грантовым соглашением HEALTH-F2-2010–241909 из Седьмой рамочной программы Европейского сообщества. Проект EU-GEI также был поддержан грантом на совместные исследования в области здравоохранения NHMRC и Европейского союза (0567215). А.И. был поддержан Нидерландской организацией научных исследований (NWO), грант № 406.16,516. Дополнительная поддержка была предоставлена ​​стипендиатом Совета медицинских исследований M.K. (грант MR / J008915 / 1). Е.В. был поддержан [2018] премией NARSAD для молодых исследователей от Фонда исследований мозга и поведения и Фонда Сивера. N.B-V. был поддержан Министерством сельского хозяйства, инновациями и университетами (PSI2017-87512-C2-1-R) и Generalitat de Catalunya (2017SGR1612 и награда ICREA Academia Award). Б.Н. был поддержан старшим научным сотрудником NHMRC (1137687).

    Место работы: a Отдел исследований психоза, Институт психиатрии, психологии и неврологии, Королевский колледж Лондона, Парк Де Креспиньи, Дания 458 Hill, Лондон, Соединенное Королевство SE5 8A; b Департамент психологии, Институт психиатрии, психологии и неврологии, Королевский колледж Лондона, Парк Де Креспиньи, Дания Хилл, 456 Лондон, Соединенное Королевство SE5 8AF; c Амстердам UMC, Академический психиатрический центр, отделение раннего психоза, Meibergdreef 5, 1105 AZ Амстердам, Нидерланды; d Аркин Амстердам, Нидерланды; e Университет VU, факультет поведенческих и двигательных наук, департамент клинической психологии и Амстердамский научно-исследовательский институт общественного здравоохранения, van der Boechorststraat 7, 1081 BT, Амстердам, Нидерланды; f Психиатрический институт Парнасии, Отдел исследований психоза, Zoutkeetsingel 40, 2512 HN, Гаага, Нидерланды; g Медицинская школа Икана на горе Синай, отделение психиатрии, 1425 Мэдисон-авеню, Нью-Йорк, Нью-Йорк 10029, США; h Ориген, Национальный центр передового опыта в области психического здоровья молодежи, Мельбурнский университет, Австралия; i Мельбурнский нейропсихиатрический центр, Департамент психиатрии, Мельбурнский университет и Мельбурнский университет здравоохранения, Карлтон-Саут, Виктория, Австралия; j Центр психического здоровья в Копенгагене и Центр клинического вмешательства и исследований нейропсихиатрической шизофрении, CINS, Центр психического здоровья Glostrup, Службы психического здоровья в столичном регионе Копенгагена, Университет Копенгагена, Дания; k Центр нейропсихиатрических исследований шизофрении (CNSR), Центр психического здоровья Глоструп, Копенгагенский университет, Глоструп, Дания; l Университетская психиатрическая больница, Wilhelm Klein-Strasse 27, CH-4002 Basel, Switzerland; m LiNC — Лаборатория междисциплинарной клиники нейросети, Депто Псикиатрия, Эскола Паулиста медицины, Федеральный университет Сан-Паулу — UNIFESP, Бразилия; n Depto Psiquiatria, Escola Paulista de Medicina, Федеральный университет Сан-Паулу — UNIFESP, Бразилия; o Departament de Psicologia Clínica i de la Salut (Автономный университет Барселоны), Fundació Sanitària Sant Pere Claver, Испанская сеть исследований в области психического здоровья (CIBERSAM), Испания; p. CONACYT-Dirección de Investigaciones Epidemiológicas y Psicosociales, Национальный институт психиатрии Рамона де ла Фуэнте Муньис, Мексика; q Departament de Psicologia Clínica i de la Salut (Автономный университет Барселоны), Испания; r Департамент психологии Иллинойского университета в Урбана-Шампейн, США; s University Paris Descartes, Hôpital Sainte-Anne, C’JAAD, Service Hospitalo-Universitaire, Inserm U894, Institut de Psychiatrie (CNRS 3557) Париж, Франция; t Кафедра психиатрии и психотерапии, Медицинский факультет и университетская больница, Кельнский университет, Кельн, Германия; u Венский медицинский университет, факультет психиатрии и психотерапии, Австрия; v Кафедра психиатрии и нейропсихологии, Школа психического здоровья и неврологии, Медицинский центр Маастрихтского университета, P.O. Box 616, 6200 MD 464 Маастрихт, Нидерланды; w Mondriaan Mental Health Trust, P.O. Box 4436 CX Heerlen, Нидерланды; x Отделение психиатрии, Центр мозга UMC Utrecht, Утрехт, Нидерланды.

    Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов в отношении предмета данного исследования.

    Список литературы

    1.

    Джеймс

    W.

    Принципы психологии

    ,

    Vol.2

    .

    Нью-Йорк, Нью-Йорк

    :

    Генри Холт и Ко

    ;

    1890

    .2.

    Рид

    G.

    Психология аномального опыта: когнитивный подход

    .

    Оксфорд, Великобритания

    :

    Hutchinson and Co, Лондон

    ;

    1972

    .3.

    Махер

    BA

    .

    Аномальный опыт и бредовое мышление: логика объяснений

    . В:

    Oltmanns

    TF

    и

    Maher

    BA

    , изд.

    Бредовые убеждения

    .

    John Wiley

    ;

    1988

    :

    15

    33

    .4.

    Капур

    S

    .

    Психоз как состояние аномальной значимости: рамки, связывающие биологию, феноменологию и фармакологию в шизофрении

    .

    Am J Psychiatry

    .

    2003

    ;

    160

    (

    1

    ):

    13

    23

    . 5.

    Krabbendam

    L

    ,

    Myin-Germeys

    I

    ,

    Hanssen

    M

    и др.

    Галлюцинаторные переживания и начало психотического расстройства: доказательства того, что риск опосредован формированием бреда

    .

    Acta Psychiatr Scand

    .

    2004

    ;

    110

    (

    4

    ):

    264

    272

    ,6.

    Smeets

    F

    ,

    Lataster

    T

    ,

    van Winkel

    R

    ,

    de Graaf

    R

    ,

    Ten Have

    M

    ,

    van Os

    Проверка гипотезы о том, что психотическое заболевание начинается, когда подпороговые галлюцинации сочетаются с бредовыми представлениями

    .

    Acta Psychiatr Scand

    .

    2013

    ;

    127

    (

    1

    ):

    34

    47

    . 7.

    Smeets

    F

    ,

    Lataster

    T

    ,

    Dominguez

    MD

    и др.

    Свидетельства того, что начало психоза у населения отражает ранние галлюцинаторные переживания, которые из-за экологических рисков и аффективной дисрегуляции осложняются иллюзиями

    .

    Шизофр Бык

    .

    2012

    ;

    38

    (

    3

    ):

    531

    542

    .8.

    Hanssen

    M

    ,

    Bak

    M

    ,

    Bijl

    R

    ,

    Vollebergh

    W

    ,

    van Os

    J

    .

    Частота и исход субклинических психотических переживаний среди населения в целом

    .

    Br J Clin Psychol

    .

    2005

    ;

    44

    (

    Pt 2

    ):

    181

    191

    .9.

    Krabbendam

    L

    ,

    Myin-Germeys

    I

    ,

    Bak

    M

    ,

    van Os

    J

    .

    Объяснение переходов в гипотетическом континууме психоза

    .

    Aust N Z J Psychiatry

    .

    2005

    ;

    39

    (

    3

    ):

    180

    186

    . 10.

    Addington

    J

    ,

    Piskulic

    D

    ,

    Liu

    L

    и др.

    Коморбидные диагнозы для молодежи с высоким клиническим риском психоза

    .

    Schizophr Res

    .

    2017

    ;

    190

    :

    90

    95

    .11.

    Lim

    J

    ,

    Rekhi

    G

    ,

    Rapisarda

    A

    и др.

    Воздействие сопутствующей психической патологии на лиц с очень высоким риском психоза — результаты длительного исследования молодежи в группе риска (LYRIKS)

    .

    Schizophr Res

    .

    2015

    ;

    164

    (

    1-3

    ):

    8

    14

    . 12.

    Fusar-Poli

    P

    ,

    Nelson

    B

    ,

    Valmaggia

    L

    ,

    Yung

    AR

    ,

    McGuire

    PK

    .

    Коморбидные депрессивные и тревожные расстройства у 509 человек с психическим состоянием повышенного риска: влияние на психопатологию и переход к психозу

    .

    Шизофр Бык

    .

    2014

    ;

    40

    (

    1

    ):

    120

    131

    .13.

    Freeman

    D

    ,

    Garety

    PA

    ,

    Fowler

    D

    ,

    Kuipers

    E

    ,

    Bebbington

    PE

    ,

    Dunn

    .

    Почему люди с заблуждениями не могут выбрать более реалистичные объяснения своему опыту? Эмпирическое исследование

    .

    J Консультируйтесь с Clin Psychol

    .

    2004

    ;

    72

    (

    4

    ):

    671

    680

    .14.

    Aleman

    A

    ,

    Böcker

    KBE

    ,

    Hijman

    R

    ,

    De Haan

    EHF

    ,

    Kahn

    RS

    .

    Когнитивные основы галлюцинаций при шизофрении: роль нисходящей обработки информации

    .

    Schizophr Res

    .

    2003

    ;

    64

    (

    2–3

    ):

    175

    185

    .15.

    Hugdahl

    К

    .

    «Слышание голосов»: слуховые галлюцинации как отказ сверху-вниз контроля над процессами восприятия снизу вверх

    .

    Scand J Psychol

    .

    2009

    ;

    50

    (

    6

    ):

    553

    560

    . 16.

    Daalman

    K

    ,

    Verkooijen

    S

    ,

    Derks

    EM

    ,

    Aleman

    A

    ,

    Sommer

    IE

    .

    Влияние семантической нисходящей обработки на слуховые вербальные галлюцинации

    .

    Schizophr Res

    .

    2012

    ;

    139

    (

    1-3

    ):

    82

    86

    .17.

    Vercammen

    A

    ,

    Aleman

    A

    .

    Семантические ожидания могут вызвать ложное восприятие у склонных к галлюцинациям людей

    .

    Шизофр Бык

    .

    2010

    ;

    36

    (

    1

    ):

    151

    156

    . 18.

    Hoffman

    RE

    ,

    Woods

    SW

    ,

    Hawkins

    KA

    и др.

    Извлечение ложных сообщений из шума и риска расстройств шизофренического спектра в продромальной популяции

    .

    Br J Психиатрия

    .

    2007

    ;

    191

    :

    355

    356

    .19.

    Galdos

    M

    ,

    Simons

    C

    ,

    Fernandez-Rivas

    A

    и др.

    Аффективно заметное значение в случайном шуме: задача, чувствительная к психозу

    .

    Шизофр Бык

    .

    2011

    ;

    37

    (

    6

    ):

    1179

    1186

    .20.

    Каталонский

    A

    ,

    Simons

    CJ

    ,

    Bustamante

    S

    и др.

    Новое свидетельство того, что приписывание эмоционально значимого сигнала случайному шуму связано с психозом

    .

    PLoS One

    .

    2014

    ;

    9

    (

    7

    ):

    e102520

    . 21.

    Schepers

    E

    ,

    Lousberg

    R

    ,

    Guloksuz

    S

    и др.

    Речевые иллюзии с белым шумом: маркер риска психотического расстройства, зависящий от черты характера?

    Передняя психиатрия

    2019

    ;

    10

    (

    сентябрь

    ):

    1

    10

    .22.

    Schepers

    E

    ,

    van Os

    J

    ,

    Lousberg

    R

    .

    Речевые иллюзии белого шума в общей популяции: связь с выражением психоза и факторами риска психоза

    .

    PLoS One

    .

    2019

    ;

    14

    (

    2

    ):

    e0211914

    . 23.

    Pries

    LK

    ,

    Guloksuz

    S

    ,

    Menne-Lothmann

    C

    и др.

    Речевая иллюзия белого шума и выражение психоза: экспериментальное исследование предрасположенности к психозам

    .

    PLoS One

    .

    2017

    ;

    12

    (

    8

    ):

    e0183695

    . 24.

    Rimvall

    MK

    ,

    Clemmensen

    L

    ,

    Munkholm

    A

    и др.

    Знакомство с заданием «Белый шум» в детстве: ассоциации между речевыми иллюзиями и уязвимостью к психозам

    .

    Психол Мед

    .

    2016

    ;

    46

    (

    13

    ):

    2731

    2740

    . 25.

    Gonzalez de Artaza

    M

    ,

    Catalan

    A

    ,

    Angosto

    V

    , et al.

    Может ли экспериментальная задача белого шума оценить уязвимость к психозу у взрослых здоровых людей из контрольной группы?

    PLoS One

    .

    2018

    ;

    13

    (

    2

    ):

    e01

    .26.

    Каймаз

    N

    ,

    Drukker

    M

    ,

    Lieb

    R

    и др.

    Предсказывают ли подпороговые психотические переживания клинические исходы в неотобранных популяционных выборках, не обращающихся за помощью? Систематический обзор и метаанализ, обогащенный новыми результатами

    .

    Психол Мед

    .

    2012

    ;

    42

    (

    11

    ):

    2239

    2253

    . 27.

    Юнг

    AR

    ,

    McGorry

    PD

    ,

    McFarlane

    CA

    ,

    Jackson

    HJ

    ,

    Patton

    GC

    ,

    Rakkar

    Мониторинг и уход за молодыми людьми с начальным риском психоза

    .

    Шизофр Бык

    .

    1996

    ;

    22

    (2):

    283

    303

    . 28.

    Borsboom

    D

    .

    Сетевая теория психических расстройств

    .

    Мировая психиатрия

    .

    2017

    ;

    16

    (

    1

    ):

    5

    13

    ,29.

    Borsboom

    D

    ,

    Cramer

    AO

    .

    Сетевой анализ: интегративный подход к структуре психопатологии

    .

    Анну Рев Clin Psychol

    .

    2013

    ;

    9

    :

    91

    121

    . 31.

    Epskamp

    S

    ,

    Fried

    EI

    .

    Учебное пособие по регуляризованным сетям частичной корреляции

    .

    Психологические методы

    .

    2018

    ;

    23

    (

    4

    ):

    617

    634

    . 32.

    Williams

    DR

    ,

    Rhemtulla

    M

    ,

    Wysocki

    AC

    ,

    Rast

    P

    .

    О нерегулярной оценке психологических сетей

    .

    Multivariate Behav Res

    .

    2019

    ;

    54

    (

    5

    ):

    719

    750

    . 33.

    van Borkulo

    CD

    ,

    Borsboom

    D

    ,

    Epskamp

    S

    и др.

    Новый метод построения сетей из двоичных данных

    .

    Научный сотрудник

    .

    2014

    ;

    4

    :

    5918

    .34.

    Isvoranu

    AM

    ,

    Boyette

    LL

    ,

    Guloksuz

    S

    ,

    Borsboom

    D

    .

    Сетевые модели психоза

    . В:

    Размеры психоза: комплексное осмысление и лечение

    . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2020. In Press.35.

    Van Os

    J

    ,

    Rutten

    BP

    ,

    Myin-Germeys

    I

    и др.

    Выявление взаимодействий генов с окружающей средой при шизофрении: современные проблемы для комплексных крупномасштабных исследований

    .

    Schizophr Bull.

    2014

    ;

    40

    (

    4

    ):

    729

    736

    ,36.

    Юнг

    AR

    ,

    Юн

    HP

    ,

    McGorry

    PD

    и др.

    Картирование начала психоза: комплексная оценка психических состояний группы риска

    .

    Aust N Z J Psychiatry

    .

    2005

    ;

    39

    (

    11-12

    ):

    964

    971

    .37.

    Yung

    AR

    ,

    Yuen

    HP

    ,

    Phillips

    LJ

    ,

    Francey

    S

    ,

    McGorry

    PD

    .

    Картирование начала психоза: комплексная оценка психических состояний риска (CAARMS)

    .

    Schizophr Res.

    2003

    ;

    60

    (

    1

    ):

    30

    31

    .38.

    Yung

    AR

    ,

    Stanford

    C

    ,

    Cosgrave

    E

    , et al.

    Тестирование критериев сверхвысокого риска (продромальности) для прогнозирования психоза в клинической выборке молодых людей

    .

    Schizophr Res

    .

    2006

    ;

    84

    (

    1

    ):

    57

    66

    . 39.

    Всего

    JE

    ,

    Gorham

    DR

    .

    Краткая психиатрическая рейтинговая шкала

    .

    Psychol Rep

    .

    2011

    ;

    10

    (

    3

    ):

    799

    812

    .40.

    Ventura

    J

    ,

    Nuechterlein

    KH

    ,

    Subotnik

    K

    ,

    Gilbert

    E

    .

    Размеры симптомов недавно начавшейся шизофрении: расширенный BPRS

    из 24 пунктов.

    Schizophr Res

    .

    1995

    ;

    15

    (

    1

    ):

    22

    .41.

    Dazzi

    F

    ,

    Shafer

    A

    ,

    Lauriola

    M

    .

    Мета-анализ структуры Краткой психиатрической рейтинговой шкалы — Расширенная (BPRS-E) и аргументы в пользу новой версии

    .

    J Psychiatr Res

    .

    2016

    ;

    81

    :

    140

    151

    .43.

    Haslbeck

    JMB

    ,

    Waldorp

    LJ

    .

    Оценка структуры для смешанных графических моделей в данных большой размерности

    .

    Программное обеспечение J Stat

    .

    2015

    ;

    ВВ

    (

    II

    ):

    1

    27

    .http://arxiv.org/abs/1510.05677.44.

    Epskamp

    S

    ,

    Cramer

    AOJ

    ,

    Waldorp

    LJ

    ,

    Schmittmann

    VD

    ,

    Borsboom

    D

    .

    qgraph: сетевые визуализации отношений в психометрических данных

    .

    Программное обеспечение J Stat

    .

    2012

    ;

    48

    (

    4

    ):

    1

    18

    . 45.

    Epskamp

    S

    ,

    Waldorp

    LJ

    ,

    Mõttus

    R

    ,

    Borsboom

    D

    .

    Гауссовская графическая модель в данных поперечных сечений и временных рядов

    .

    Multivariate Behav Res

    .

    2018

    ;

    53

    (

    4

    ):

    453

    480

    . 47.

    Лю

    H

    ,

    Lafferty

    J

    ,

    Wasserman

    L

    .

    Непаранормальное: полупараметрическая оценка многомерных неориентированных графов

    .

    J Mach Learn Res

    .

    2009

    ;

    10

    :

    2295

    2328

    .48.

    Epskamp

    S

    ,

    Borsboom

    D

    ,

    Fried

    EI

    .

    Оценка психологических сетей и их точность: учебное пособие

    .

    Методы определения поведения

    .

    2018

    ;

    50

    (

    1

    ):

    195

    212

    , 49.

    Fruchterman

    TMJ

    ,

    Reingold

    EM

    .

    Построение графика принудительно-направленным размещением

    .

    Software Pract. Exper.

    1991

    :

    21

    ;

    1129

    1164

    ,50.

    Opsahl

    T

    ,

    Agneessens

    F

    ,

    Skvoretz

    J

    .

    Центральность узла в взвешенных сетях: степень обобщения и кратчайшие пути

    .

    Соц сети

    .

    2010

    ;

    32

    (

    3

    ):

    245

    251

    . 51.

    Haslbeck

    JMB

    ,

    Fried

    EI

    .

    Насколько предсказуемы симптомы в психопатологических сетях? Повторный анализ 18 опубликованных наборов данных

    .

    Психол Мед

    .

    2017

    ;

    47

    (

    16

    ):

    2767

    2776

    ,52.

    Merckelbach

    H

    ,

    van de Ven

    V

    .

    Еще одно Белое Рождество: склонность к фантазиям и сообщения о «галлюцинаторных переживаниях» у студентов бакалавриата

    .

    J Behav Ther Exp Psychiatry

    .

    2001

    ;

    32

    (

    3

    ):

    137

    144

    . 53.

    Fusar-Poli

    P

    ,

    Bonoldi

    I

    ,

    Yung

    AR

    и др.

    Прогнозирование психоза: метаанализ переходных результатов у лиц с высоким клиническим риском.

    Arch Gen Psychiatry

    .

    2012

    ;

    69

    (

    3

    ):

    220

    229

    . 54.

    Юнг

    AR

    ,

    Нельсон

    B

    ,

    Thompson

    A

    ,

    Wood

    SJ

    .

    Порог психоза в исследовании сверхвысокого риска (продромальном): действительно ли это?

    Schizophr Res

    .

    2010

    ;

    120

    (

    1–3

    ):

    1

    6

    .55.

    Мишара

    AL

    .

    Клаус Конрад (1905–1961): бредовое настроение, психоз и начинающаяся шизофрения

    .

    Шизофр Бык

    .

    2010

    ;

    36

    (

    1

    ):

    9

    13

    . 56.

    Hambrecht

    M

    ,

    Häfner

    H

    .

    Trama, Apophänie, Apokalypse- Ist Conrads Phasenmodel empirischrogründbahr?

    Fortschr Neurol Psychiatr

    .

    1993

    ;

    61

    (

    12

    ):

    418

    423

    . 57.

    Bos

    FM

    ,

    Snippe

    E

    ,

    de Vos

    S

    и др.

    Можем ли мы перейти от поперечной интерпретации сетей к динамической? Значение для сетевой перспективы в психиатрии

    .

    Psychother Psychosom

    .

    2017

    ;

    86

    (

    3

    ):

    175

    177

    . 58.

    Pearl

    J.

    Причинность: модели, рассуждения и выводы

    .

    Кембридж, Массачусетс

    :

    Издательство Кембриджского университета

    ;

    2000

    .

    Заметки автора

    © Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press от имени Медицинской школы Университета Мэриленда, Центра психиатрических исследований Мэриленда.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), которая разрешает некоммерческое повторное использование, распространение, и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинала. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected]

    Свойства аффективного стимула влияют на восприятие размера и иллюзию Эббингауза — Vrije Universiteit Amsterdam

    TY — JOUR

    T1 — Свойства аффективного стимула влияют на восприятие размера и иллюзию Эббингауза

    AU — van Ulzen, N.R.

    AU — Семин Г.

    AU — Oudejans, R.R.D.

    AU — Beek, P.J.

    PY — 2008

    Y1 — 2008

    N2 — В литературе New Look 1950-х годов было высказано предположение, что суждения о размере зависят от аффективного содержания стимулов. Это предположение, однако, было «дискредитировано» из-за противоречивых выводов и методологических проблем. В настоящем исследовании мы повторно рассмотрели этот забытый вопрос в двух экспериментах. В первом эксперименте изучалось влияние аффективного содержания на восприятие размера путем изучения суждений о размере целевых кругов с аффективной нагрузкой и без нее (т.е., положительные, нейтральные и отрицательные) картинки. Круги с изображением были оценены как меньше, чем круги без изображения, а круги с негативным изображением были оценены как больше, чем круги с позитивным или нейтральным изображением, подтверждая предположение 1950-х годов о том, что на восприятие размера влияет аффективное содержание, эффект, в частности, ограничен отрицательно нагруженными стимулами. Во втором эксперименте мы исследовали, влияет ли аффективное содержание на иллюзию Эббингауза. Участники оценивали размер целевого круга, при этом целевые и фланкерные круги различались по аффективной нагрузке.Результаты повторили первый эксперимент. Кроме того, иллюзия Эббингауза оказалась самой слабой для отрицательно загруженной цели с положительно заряженными и пустыми фланкерами. Правдоподобное объяснение обоих наборов экспериментальных результатов состоит в том, что отрицательно нагруженные стимулы требуют большего внимания, чем положительно нагруженные или нейтральные стимулы. © 2007 Springer-Verlag.

    AB — В литературе New Look 1950-х годов было высказано предположение, что суждения о размере зависят от аффективного содержания стимулов.Это предположение, однако, было «дискредитировано» из-за противоречивых выводов и методологических проблем. В настоящем исследовании мы повторно рассмотрели этот забытый вопрос в двух экспериментах. В первом эксперименте изучалось влияние аффективного содержания на восприятие размера путем изучения суждений о размере целевых кругов с аффективно загруженными (т.е. положительными, нейтральными и отрицательными) картинками и без них. Круги с изображением были оценены как меньше, чем круги без изображения, а круги с негативным изображением были оценены как больше, чем круги с позитивным или нейтральным изображением, подтверждая предположение 1950-х годов о том, что на восприятие размера влияет аффективное содержание, эффект, в частности, ограничен отрицательно нагруженными стимулами.Во втором эксперименте мы исследовали, влияет ли аффективное содержание на иллюзию Эббингауза. Участники оценивали размер целевого круга, при этом целевые и фланкерные круги различались по аффективной нагрузке. Результаты повторили первый эксперимент. Кроме того, иллюзия Эббингауза оказалась самой слабой для отрицательно загруженной цели с положительно заряженными и пустыми фланкерами. Правдоподобное объяснение обоих наборов экспериментальных результатов состоит в том, что отрицательно нагруженные стимулы требуют большего внимания, чем положительно нагруженные или нейтральные стимулы.© 2007 Springer-Verlag.

    U2 — 10.1007 / s00426-007-0114-6

    DO — 10.1007 / s00426-007-0114-6

    M3 — Артикул

    VL — 72

    SP — 304

    EP — 310

    JO — Психологические исследования

    JF — Психологические исследования

    SN — 0340-0727

    IS — 3

    ER —

    Чтобы бороться с поляризацией, спросите: «Как работает эта политика?»

    «Ужасный экстаз страха и мстительности, желание убить, истязать, разбивать лица кувалдой, казалось, протекал через всю группу людей, как электрический ток.”

    Итак, Джордж Оруэлл описал «Две минуты ненависти», когда Члены партии в его классическом романе-антиутопии « 1984 » должны выразить свое отвращение к врагам партии именно потому, что пара минут.

    1984 — это конечно фантастика. Но это недалеко от нашего личного опыта (Алекса) в кампании за крупную политическую партию Великобритании за последние 15 лет. Просто потому, что она отождествляет себя с определенной группой, в Алекс бросали кирпичи, на нее кричали и ругали незнакомцы, иногда на глазах у ее трехлетней дочери.Эта ненависть выросла в последние годы.

    Опыт Алекса отражает все более раскалывающиеся Соединенное Королевство и Соединенные Штаты, где идеологическая и политическая поляризация (определяемая как разделение взглядов, обычно по одному измерению), по словам политолога Шанто Айенгара, превратилась в новый «феномен враждебности». и коллеги. Это явление — аффективная поляризация, когда обычные люди «все больше не любят и не доверяют представителям другой стороны.Исследования 2010 года показывают, например, что почти половина республиканцев и около одной трети демократов заявили, что они будут чувствовать себя «несколько или очень несчастными», если их ребенок выйдет замуж за члена противостоящей партии. В 1960-е годы это было около 5 процентов.

    Просто потому, что она отождествляет себя с определенной группой, в Алекс бросали кирпичи, на нее кричали и ругали незнакомцы, иногда на глазах у ее трехлетней дочери.

    Другими словами, мы все больше и больше не любим политического «другого» как головой, так и сердцем.Последствия аффективной поляризации выходят за рамки политической сферы, затрагивая наши отношения, решения о приеме на работу и даже медицинские советы. Поляризация препятствует прогрессу и способствует параличу в решении самых серьезных проблем, стоящих перед миром: изменение климата, неравенство, иммиграция.

    Хотя аффективная поляризация и идеологическая поляризация — это два разных понятия в академической литературе некоторые исследователи предполагают, что идеологические поляризация может подпитывать или способствовать росту его эмоционального кузена.Если это правда, это первый шаг к преодолению негативных последствий аффективных поляризация заключается в том, чтобы понять, может ли идеологическая поляризация быть модерируется.

    Наше исследование предлагает один из способов сделать это: через механистических рассуждений, посредством чего мы поощряем людей объяснять механизмы или детали политики и позиции, которые, по их утверждениям, поддерживают, и как эти детали приводят к конкретным исход.

    Чтобы узнать, почему это может работать, нам нужно понять, как действует аффективная поляризация.Мы видим аффективные поляризация, когда сходятся несколько поведенческих паттернов: наша склонность люди в чрезмерно упрощенные категории, положительно относятся к группе к которой мы принадлежим, и негативно относимся к чужой группе.

    Сегодня эта тенденция к формированию групп подогревается политической и медийной средой, характеризующейся онлайн-эхо-камерами и все более однородными оффлайн-сетями. Действительно, простое выслушивание противоположных политических взглядов или противоречивых свидетельств может иметь неприятные последствия и сделать нас более радикальными.

    Мы часто переоцениваем наше понимание того, как работает политическая политика… Чем более всеведущими мы считаем себя, тем легче игнорировать альтернативные факты или идеи.

    Одна из причин этого эффекта и поляризующего результата заключается в том, что мы часто переоцениваем наше понимание того, как работает политическая политика. В этом случае, чем более всеведущими мы считаем себя, тем легче игнорировать альтернативные факты или идеи. У этого явления есть название — иллюзия объяснительной глубины (IOED).Без явного тестирования люди могут в значительной степени не осознавать поверхностность их собственного понимания вещей, которые, по их мнению, они понимают, — например, механику велосипеда или то, как на самом деле будет работать политика, которую они поддерживают или презирают.

    Исследователи начали изучать, что происходит с политическими взглядами, когда вы явно проверить людей на сколько они на самом деле знать о политике. Когда люди обнаруживают, что знают не так много, как думали, что они это сделали, происходит кое-что интересное: их политические взгляды стать менее экстремальным.

    В одном исследовании в США, когда участники исследования, представляющие различные политические организации, просили объяснить, как различные меры политики, такие как введение ограничения и системы торговли, могут привести к конкретным результатам, таким как сокращение выбросов углерода, они смягчили свое отношение и сократили свои пожертвования до соответствующих группы защиты интересов. Напротив, участники, которые просто предоставили список причин, по которым они поддерживали политику, не сделали этого. Исследователи приходят к выводу, что эти результаты могут подразумевать связь между поляризованными взглядами и чрезмерно упрощенными ментальными моделями того, как на самом деле работает политика.

    А недавнее экспериментальное исследование (Кейт, готовящееся) исследовало это феномен во взглядах британских избирателей на Брексит. Когда исследователи спросили участников просто перечислить причин их взглядов, участников на самом деле сообщили о незначительном увеличении своей позиции «Оставить-остаться». Но когда попросили объяснить , как Brexit повлияет на конкретную область политики (например, влияние выхода из ЕС Единый рынок в экономике Великобритании), исследователи продемонстрировали иллюзию глубины объяснения как для избирателей, оставивших, так и оставшихся.Оба политические позиции групп избирателей также изменились в сторону уменьшения радикальности, хотя этот последний эффект не был статистически значимым. Однако в дальнейшем анализ действительно выявил связь между снижением индивидуального уровня уверенности со снижением уровня их понимания и того, как крайними были их взгляды. Одна из интерпретаций этих результатов заключается в том, что попытка объяснить принятую политику люди чувствуют себя более неуверенными в них, что, в свою очередь, побуждает их выражать больше умеренные просмотры.

    Когда люди обнаруживают, что они не знают столько, сколько думали, происходит кое-что интересное: их политические взгляды становятся менее радикальными.

    Это исследование доказывает, что путь рассуждения людей о своих политических взглядах могут повлиять на крайность их взглядов. И это говорит о том, что мы можем повлиять на эти точки зрения — и потенциально деструктивное воздействие идеологической поляризации вниз по течению — путем изменения способа мы задаем вопросы.

    Представьте это. Журналист или исследователь спрашивает гражданина, назовем его Джоном, почему он проголосовали за Брексит. Он отвечает: «Потому что я хочу, чтобы в Великобритании было больше суверенитет, поскольку я по сути своей верю в свободу ». Остановка здесь делает это Джону легко скрыть, понимает ли он , как Брексит привести к большему суверенитету. Спрашивающий должен продолжить и спросить Иоанна: «Как сделает ли Брексит Великобританию более суверенной и свободной страной? » ободряя его сформулировать , как Brexit может привести к желаемым результатам.В этом случае, Джону предлагается выйти за рамки ценностей (в данном примере суверенитета и свобода), слухи и чувства, которые не требуют особых знаний. Его как следствие, реакция и мнения могут стать менее резкими.

    Хотя исследование иллюзии объяснительной глубины, которое мы обсуждаем, не изучить связь между идеологической поляризацией и эмоциональными реакциями по отношению к чужим группам, придерживающимся противоположных взглядов, это означает, что поощрение людей преодолеть пробелы в собственных знаниях, прежде чем знакомить их с новыми или противоречивая информация может сделать их более открытыми для ее получения, более способными изменить свои взгляды и с меньшей вероятностью превратить свои идеологические взгляды в эмоциональные реакции.

    Некоторые страны и организации уже используют эту информацию для улучшения принятия решений по спорным темам. Совещательная демократия, которая разыгрывается в форме собраний граждан и присяжных, когда небольшая группа людей (12-24) собирается вместе, чтобы обсудить проблему, предоставить время и информацию, чтобы побудить участников дать объяснений — а не обоснования своей позиции, основанные на ценностях, слухах или чувствах. Участники также обычно представляют население в целом; Исследования показывают, что усиление контактов между разными людьми может также помочь уменьшить аффективную поляризацию за счет уменьшения предрассудков, которые мы формируем, делая предположения о «другом», которые основаны на редуктивных стереотипах, а не на реальных, сложных людях.

    Вместо того, чтобы объяснять, почему вы так сильно поддерживаете определенную позицию, попробуйте объяснить , как это может привести к определенному результату.

    Помимо присяжных и собраний граждан, такие страны, как Ирландия, использовали совещательную демократию для решения ряда сложных и сильно поляризованных вопросов, включая однополые браки, доступ к абортам и изменение климата. Британские политики по обе стороны прохода призвали к собранию Brexit, чтобы попытаться сломать U.К. Политический тупик. Это будет работать? Мы еще не знаем и призываем исследователей продолжить изучение этой темы. А пока каждый из нас может начать с противостояния собственному невежеству. Прежде чем принять какую-то позицию или политику, попросите себя механически объяснить, как, по вашему мнению, это приведет к желаемому результату. Вы действительно понимаете?

    Проверьте свои собственные механистические рассуждения. Выберите тему, которая вас сильно волнует: изменение климата, Brexit, иммиграция, законы об оружии, помощь в самоубийстве / легальная эвтаназия.Вместо того, чтобы объяснять, почему вы так сильно поддерживаете определенную позицию, попробуйте объяснить , как это может привести к определенному результату.

    Бредовое расстройство и типы бреда: симптомы, причины, диагностика, лечение

    Бредовое расстройство, ранее называвшееся параноидальным расстройством, представляет собой тип серьезного психического заболевания, называемого психотическим расстройством. Люди, у которых он есть, не могут отличить реальность от воображаемого.

    Бред — главный симптом бредового расстройства.Это непоколебимая вера в то, что не соответствует действительности или основано на реальности. Но это не значит, что они совершенно нереалистичны. Бредовое расстройство включает в себя бредовые идеи, которые не являются причудливыми и связаны с ситуациями, которые могут произойти в реальной жизни, такими как преследование, отравление, обман, заговор против или любовь на расстоянии. Эти заблуждения обычно связаны с ошибочными представлениями или переживаниями. Но на самом деле ситуации либо вовсе не соответствуют действительности, либо сильно преувеличены.

    Причудливое заблуждение, напротив, — это то, чего никогда не может случиться в реальной жизни, например, клонирование инопланетянами или передача ваших мыслей по телевидению.Человек, у которого есть такие мысли, может считаться бредом причудливого типа.

    Люди с бредовым расстройством часто могут продолжать общаться и нормально функционировать, не считая предмета их бреда, и обычно не ведут себя явно странным или причудливым образом. Это не похоже на людей с другими психотическими расстройствами, которые также могут иметь бред как симптом своего расстройства. Но в некоторых случаях люди с бредовыми расстройствами могут быть настолько поглощены своими бредовыми идеями, что их жизнь нарушается.

    Хотя бред может быть симптомом более распространенных заболеваний, таких как шизофрения, само бредовое расстройство встречается довольно редко. Бредовое расстройство чаще всего возникает в среднем и позднем возрасте и немного чаще встречается у женщин, чем у мужчин.

    Типы бреда при бредовых расстройствах

    Типы основаны на основной теме бреда:

    • Эротоманик: Человек считает, что кто-то влюблен в него, и может попытаться связаться с этим человеком.Часто это кто-то важный или известный. Это может привести к преследованию.
    • Грандиозность: У этого человека чрезмерно завышенное чувство собственного достоинства, силы, знаний или идентичности. Они могли поверить, что у них большой талант или они сделали важное открытие.
    • Ревнивый: Человек с этим типом личности считает, что его супруга или половой партнер неверен.
    • Преследование: Кто-то, у кого это есть, считает, что с ним (или кем-то из их близких) плохо обращаются, или что кто-то шпионит за ними или планирует причинить им вред.Они могут неоднократно подавать жалобы в правоохранительные органы.
    • Somatic: Они считают, что у них физический дефект или проблема со здоровьем.
    • Смешанный: У этих людей есть два или более типов бреда, перечисленных выше.

    Каковы симптомы бредового расстройства?

    заблуждение.Например, тот, кто считает, что у него проблема с запахом, может почувствовать неприятный запах.
  • Каковы причины и факторы риска бредового расстройства?

    Как и во многих других психотических расстройствах, точная причина бредового расстройства еще не известна. Но исследователи изучают роль генетических, биологических, экологических или психологических факторов, которые делают это более вероятным.

    • Генетический: Тот факт, что бредовое расстройство чаще встречается у людей, у которых есть члены семьи с бредовым расстройством или шизофренией, предполагает, что гены могут быть вовлечены.Считается, что, как и в случае с другими психическими расстройствами, склонность к бредовым расстройствам может передаваться от родителей к их детям.
    • Биологический: Исследователи изучают, как бредовые расстройства могут возникать, когда части мозга не в норме. Аномальные области мозга, контролирующие восприятие и мышление, могут быть связаны с симптомами бреда.
    • Экологические / психологические: Данные свидетельствуют о том, что стресс может вызвать бредовое расстройство.Этому также могут способствовать злоупотребление алкоголем и наркотиками. Люди, которые склонны к изоляции, например иммигранты или люди с плохим зрением и слухом, более склонны к бредовым расстройствам.

    Как диагностируется бредовое расстройство?

    Если у вас есть симптомы бредового расстройства, ваш врач, скорее всего, предоставит вам полную историю болезни и проведет медицинский осмотр. Хотя лабораторных тестов для диагностики бредового расстройства нет, врач может использовать диагностические тесты, такие как визуализационные исследования или анализы крови, чтобы исключить физическое заболевание как причину симптомов.К ним относятся:

    • Болезнь Альцгеймера
    • Эпилепсия
    • Обсессивно-компульсивное расстройство
    • Делирий
    • Другие расстройства шизофренического спектра

    Если врач не обнаружит физической причины симптомов, он может направить человека к психиатру или психологу. , специалисты здравоохранения, обученные диагностике и лечению психических заболеваний. Они будут использовать инструменты интервью и оценки, чтобы оценить человека на предмет психотического расстройства.

    Врач или терапевт ставит диагноз на основании симптомов человека и собственных наблюдений за его отношением и поведением.Они решат, указывают ли симптомы на заболевание.

    Диагноз бредового расстройства ставится, если:

    • У человека есть один или несколько бредов, которые длятся месяц или дольше.
    • У человека никогда не было диагноза шизофрении; галлюцинации, если они есть, связаны с темами их заблуждений.
    • Кроме заблуждений и их последствий, на их жизнь это не повлияло. Другое поведение не является причудливым или странным.
    • Маниакальные или серьезные депрессивные эпизоды, если они случались, были краткими по сравнению с бредом.
    • Нет виноватых ни в каком другом психическом расстройстве, лекарствах или состоянии здоровья.

    Как лечат бредовое расстройство?

    Лечение чаще всего включает медикаменты и психотерапию (вид консультирования). Бредовое расстройство очень трудно лечить, отчасти потому, что те, у кого оно есть, часто плохо понимают и не знают, что есть психиатрическая проблема. Исследования показывают, что почти у половины пациентов, принимающих антипсихотические препараты, наблюдается хотя бы частичное улучшение.

    Основные лекарства, используемые для лечения бредового расстройства, называются нейролептиками. Используемые препараты включают:

    • Обычные нейролептики: Также называемые нейролептиками, они используются для лечения психических расстройств с середины 1950-х годов. Они работают, блокируя дофаминовые рецепторы в головном мозге. Допамин — нейромедиатор, который, как полагают, участвует в развитии бреда. К обычным нейролептикам относятся:
    • Атипичные нейролептики: Эти новые препараты помогают лечить симптомы бредового расстройства с меньшим количеством побочных эффектов, связанных с движением, чем старые типичные нейролептики.Они работают, блокируя рецепторы дофамина и серотонина в головном мозге. Серотонин — еще один нейромедиатор, который, как считается, участвует в бредовом расстройстве. Эти препараты включают:
    • Другие лекарства: Седативные средства и антидепрессанты также могут использоваться для лечения симптомов тревоги или настроения, если они возникают на фоне бредового расстройства. Транквилизаторы можно использовать, если у человека очень высокий уровень беспокойства или проблемы со сном. Антидепрессанты могут использоваться для лечения депрессии, которая часто случается у людей с бредовым расстройством

    Психотерапия также может быть полезна, наряду с лекарствами, как способ помочь людям лучше справляться со стрессами, связанными с их бредовыми убеждениями и их последствиями. на их жизни.Психотерапия, которая может быть полезна при бредовом расстройстве, включает:

    • Индивидуальная психотерапия может помочь человеку распознать и исправить искаженное мышление.
    • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может помочь человеку научиться распознавать и изменять модели мышления и поведения, которые вызывают неприятные чувства.
    • Семейная терапия может помочь семьям справиться с близким человеком, страдающим бредовым расстройством, что позволит им помочь этому человеку.

    Людям с тяжелыми симптомами или риску причинить вред себе или другим людям может потребоваться госпитализация до стабилизации состояния.

    Каковы осложнения бредового расстройства?

    • Люди с бредовым расстройством могут впадать в депрессию, часто в результате трудностей, связанных с бредом.
    • Действия в соответствии с заблуждениями также могут привести к насилию или юридическим проблемам. Например, человек с эротоманиакальным бредом, который преследует или преследует объект бреда, может быть арестован.
    • Кроме того, люди с этим расстройством могут отчуждаться от других, особенно если их заблуждения мешают или разрушают их отношения.

    Каковы перспективы у людей с бредовым расстройством?

    Он варьируется в зависимости от человека, типа бредового расстройства и жизненных обстоятельств человека, включая наличие поддержки и готовность продолжать лечение.

    Бредовое расстройство обычно является хроническим (продолжающимся) состоянием, но при правильном лечении многие люди могут избавиться от своих симптомов.Некоторые полностью выздоравливают, в то время как у других бывают приступы бредовых убеждений с периодами ремиссии (отсутствие симптомов).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *