Агнозия это: Агнозия: виды, причины, симптомы, реабилитация

Автор: | 17.06.1974

Содержание

Агнозия: особенности заболевания и лечение

Агнозией принято называть расстройство разных видов восприятия. Это заболевание может появиться в том случае, если поражается кора головного мозга, а также его подкорковые структуры.

Если у больного разрушены первичные отделы коры головного мозга, это вызывает незначительные нарушения чувствительности. В том случае, когда поражены вторичные отделы коры больших полушарий, у пациента сохраняется восприимчивость, но он теряет способность анализировать и синтезировать информацию. Как результат нарушаются разные виды восприятия.

Формы агнозии

Выделяют следующие формы агнозии:

  • зрительные;
  • слуховые;
  • обонятельные;
  • тактильные.

Зрительные агнозии формируются в том случае, если поражены вторичные отделы коры головного мозга в области затылка. В чем это выражается? Больной, имея довольно хорошее зрение, не в состоянии узнавать предметы, а также их образы.

Данное явление называют предметной агнозией. Существует также пространственная агнозия.

Пациент не может различить отличительные черты объектов, которые находятся в пространстве. Некоторые  пациенты страдают от агнозии лица: им трудно опознавать лица, хотя они способны воспринимать объекты и их образы. Если больной не может определять цвета, возникает цветовая агнозия, пациент не в состоянии распознавать буквы – прогрессирует буквенная агнозия.

При слуховых агнозиях поражаются вторичные корковые поля в области виска. Больной теряет способность распознавать звуки человеческого голоса. В некоторых случаях из-за слуховой агнозии человек может иметь проблемы с речью. Пациент не в состоянии классифицировать шумы и звуки, которые не имеют музыкального происхождения. К примеру, скрип шагов, шум воды, мяуканье кота. Данное заболевание также может поражать музыкальный слух человека.

Обонятельная агнозия характеризуется тем, что человек теряет возможность классифицировать обонятельные и вкусовые ощущения.

Тактильные агнозии формируются, если у пациента поражены вторичные корковые поля теменной доли полушарий. Как результат – больной не может опознать объекты на ощупь, либо же он не в состоянии различать части своего тела.

Причины возникновения агнозии

Причиной, по которой возникает данное заболевание, является повреждение структур, находящихся в головном мозге. Данная болезнь может быть результатом осложнения травмы, опухоли, дегенерации тех структур мозга, которые отвечают за интеграцию восприятия и памяти.

Симптомы

Симптомы агнозии следующие:

  • пациент теряет способность ориентироваться в местности;
  • больной не может классифицировать объекты на ощупь;
  • человек не в состоянии узнавать звуки, он не может определить характер звучания и показать то место, откуда исходит звук;
  • неспособность классифицировать лица своих близких и друзей;
  • выраженное безразличие к своим дефектам;

Диагностика

Для диагностики данного заболевания, пациент должен пройти МРТ и нейропсихологическое обследование.

Первый этап диагностики подразумевает классификацию каких-нибудь предметов, на которые указывает пациенту врач. Затем используются нейропсихологические методы диагностики. Врач просит больного пройти пару тестов. Во время этих исследований специалист следит за чувствительностью пациента.

Лечение агнозии

К сожалению, данное заболевание не имеет эффективных методов лечения. Но врачи рекомендуют контролировать артериальное давление пациента, а также принимать препараты, которые улучшают мозговой кровоток. Если причиной агнозии является опухоль, то ее необходимо удалить при помощи оперативного вмешательства.

Осложнения и последствия

Осложнением агнозии является нарушение адаптации пациента в социуме. Существуют случаи, при которых больной совершенно самопроизвольно излечивался от этого заболевания. Также зафиксированы факты, которые описывают пожизненное течение данного заболевания.

Синдром неглекта, агнозия и инсульт

Одностороннее пространственное игнорирование (также известное под названиями гемиагнозия, односторонняя агнозия, синдром неглекта или контралатеральное одностороннее пространственное игнорирование) – это неврологическое нарушение, при котором в результате стойкого поражения части одного полушария головного мозга, у пациента наблюдается недостаточность внимания и осознания одной половины пространства. Неспособность распознавать объекты, находящиеся в поле зрения с одной стороны, не связана с первичным сенсорным (например, зрительным) или моторным дефицитом. Другими словами, пациент как бы «видит» объекты на стороне, противоположной очагу поражения, но не включает их в общую картину. Симптомы игнорирования с течением времени становятся менее выраженными, однако они продолжают оказывать влияние на повседневную деятельность пациента, перенесшего инсульт.

Таким образом, агнозия — это нарушение восприятия при сохранении чувствительности и сознания, возникающее при поражении определенных структур мозга. При агнозиях затрудняется анализ и синтез информации, поступающей от окружающей среды. Внешне агнозия проявляется как неспособность узнавать знакомые предметы и непривычная, неадекватная реакция на вполне обычные стимулы. Выделяют расстройство зрительного, слухового и тактильного восприятия.

Механизм агнозии

Например, при агнозии человек находится в сознании, его глаза сохранили свою способность «видеть». Картинка — то есть то, как выглядит окружающее его пространство — считывается глазом и передается далее, в соответствующие отделы мозга для обработки. И вот на этом этапе и возникает пробуксовка. Мозг не может обработать поступившую информацию правильно и воспринимает ее искаженно, причем фиксирует искаженный вариант картинки как  реальный. Как результат, в восприятии человека картинка представляется модифицированной, измененной. Он видит окружающее его пространство не таким, как остальные люди. Конечно, такие искажения сильно затрудняют его повседневную деятельность, а иногда они и просто опасны.

Односторонняя пространственная агнозия

После инсульта люди могут сталкиваться с односторонней пространственной агнозией. При этом расстройстве половина пространства как бы «выпадает». Чаще всего, это происходит с левой частью пространства. Перенесший инсульт человек как будто «игнорирует» то, что находится слева от него. Внимание к этой части мира нарушается, осознание пространства слева снижается.

При этом у него может не быть серьезных зрительных или двигательных нарушений. Он как будто видит объекты, находящиеся в игнорируемой части пространства, но не включает их в общую картину происходящего, исключает из обработки информацию, которая поступает оттуда.

Одностороннюю пространственную агнозию также называют односторонним пространственным игнорированием и синдромом неглекта. Симптомы игнорирования части пространства могут снижаться со временем, становится менее выраженными. К сожалению, сохраняется их негативное влияние на повседневную жизнь человека, перенесшего инсульт. 

Синдром неглекта и постинсультная реабилитация

От синдрома неглекта серьезно страдает способность человека участвовать в программе постинсультной реабилитации. В современной медицине разработано два типа подходов к коррекции пространственных агнозий, восходящие и нисходящие:

  1. Восходящие подходы направлены на восстановление процессов внимания и на формирование внутреннего представления о пространстве.
  2. Нисходящие подходы направлены на обучение стратегиям компенсации пространственного игнорирования. 

На практике, в ходе постинсультной реабилитации рекомендуется сочетать этих подходы. К сожалению, пока качественных исследований их эффективности не много.

Методы лечения синдрома неглекта

На настоящий момент существуют различные методы лечения синдрома неглекта: это и зрительные тренинги, и стимуляции активности мозга, и тренинг формирования мысленных образов. Ученые продолжают изучать эффективность этих способов коррекции с точки зрения их влияния на повседневную жизнь человека, перенесшего инсульт. На настоящий момент времени существует лишь ограниченное количество данных в пользу того, что эти вмешательства улучают качество действий пациента в повседневных делах, даже если наблюдается улучшение по данным стандартных тестов.

В последние годы были получены доказательства эффективности (как кратковременной, так и долгосрочной) таких методов, как тесты вычёркивания и тесты на разделение линии пополам.

Сюда же относятся закрытие половины поля зрения пластырями для глаз, тренинг зрительного сканирования, адаптация к призме, активация конечностей, оптокинетическая стимуляция, формирование мысленных образов и стимуляция мозга при помощи различных видов повторной транскраниальной магнитной стимуляции мозга. 

Не узнающие ни родителей, ни себя. Как живут люди с прозопагнозией

  • Макс Эванс
  • Би-би-си

Подпись к фото,

Бу выработала ряд приемов, которые помогают ей узнавать знакомых

Однажды какая-то женщина помахала Бу Джеймс рукой в автобусе. Бу Джеймс удивилась и тут же об этом забыла бы, если бы не выяснилось, что это была ее мать.

У жительницы Кардиффа Бу Джейс довольно редкое заболевание, которое называется прозопагнозия (лицевая агнозия) — слепота на лица. Это значит, что она не может узнавать лица своих знакомых, родственников, близких и даже свое собственное.

Сама Бу говорит, что долгие годы полагала, что она просто «прилетела с другой планеты».

«Как только подумаешь об этом, сразу становится грустно, поэтому я стараюсь не думать, — говорит женщина. — Это все непросто, и можно физически и эмоционально вымотать себя, когда целый день проводишь где-нибудь на людях и все время думаешь: мне надо было с ним или с ней заговорить или нет?»

«Просто лень»

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

По словам Бу, она не видит черт лица

Большую часть жизни Бу не знала о своем заболевании и когда в очередной раз не узнавала кого-то, ругала себя.

«Я пыталась это разным путями как-то объяснить, но никаких объяснений не приходило в голову. Я решила, что я просто не даю себе труда запоминать людей, — объясняет Бу. — Как будто это своего рода лень: я просто их знать не хочу, ими не интересуюсь, это я такая неполноценная».

Но когда ей было уже за 40, она вдруг увидела по телевизору репортаж, в котором рассказывалось об этом феномене.

«Я сразу поняла, что единственная причина, по которой я не узнаю человека, — это потому, что мой мозг физически не способен этого сделать, — говорит она. — И я тут же перестала себя бранить и постаралась подойти к этой проблеме с другого конца».

Она вспоминает, что в ее детстве было много травмирующих эпизодов с детьми, нянями и учителями, которых она не узнавала.

И даже сейчас, когда ей 51 год, она говорит, что порой с трудом узнает своих родственников и старых друзей. Недавно, например, она не узнала своего отца, встретившись с ним во время отпуска.

Даже людей, знакомых ей ближе, чем родной отец, Бу узнает не всегда.

«Недавно мама сказала, что нашла старые фотографии у себя в компьютере, и мы стали их смотреть с экрана. Она начала говорить о ком-то на одной фотографии, а я ей: «А кто это вообще?» И она ответила: «Это ты!» — рассказывает женщина.

Бу описывает своего спутника жизни Деви как своего поводыря, поскольку, когда они общаются со знакомыми, он украдкой подсказывает ей, кто это.

Он также разъясняет ей сюжет и персонажей фильма, в который в противном случае она не смогла бы вникнуть.

«Он очень добрый, очень терпеливый и не сдается. Только иногда нам приходится выключать кино, если вдруг очень сложно становится следовать сюжету», — поясняет Бу.

Все на одно лицо?

Подпись к фото,

Деви Джеймс (слева) помогает Бу следить за развитием сюжета, когда она забывает лица персонажей

Как же люди с прозопагнозией воспринимают лица?

Те, кто страдают этим расстройством, говорят, что это сложно описать.

«Я вижу части лица. Вижу, что есть нос, вижу, что есть глаза, и рот, и уши. Но я не могу в голове удержать все это вместе в виде единого образа», — объясняет Бу.

Бу говорит, что ее состояние не помогло ей в карьере, когда она работала в розничной торговле, а затем секретарем в регистратуре. Сейчас она стала писательницей и работает из дома.

Но несмотря на те ограничения в общении, которые накладывает на нее ее состояние, Бу разработала ряд собственных приемов, помогающих ей узнавать знакомых.

«У меня целый индентификационный набор сформировался: прически, какие-то украшения, которые люди постоянно носят, стиль одежды, голоса, манера говорить и даже общий силуэт и тип фигуры. Я бы даже сказала, что я, наверное, лучше узнаю людей сзади, чем многие другие», — говорит Бу.

Специалисты полагают, что один человек из 50-ти имеет слепоту на лица в какой-то форме, хотя и не обязательно в такой тяжелой, как у Бу.

Подпись к фото,

Ричард Уорр случайно узнал, что у него есть легкая форма прозопагнозии

Ричард Уорр из Кардиффа, читающий лекции по маркетингу в Университете Глостершира, тоже имеет прозопагнозию, но в более легкой форме.

«В основном это проявляется с теми людьми, которых я не знаю близко — то есть я мог с ними раньше встречаться на короткое время или же общался в течение нескольких дней или недель», — поясняет Ричард.

«В целом это не так уж сильно влияет на мою жизнь, но это есть, и иногда мне приходится сталкиваться с этой проблемой. Особенно с новыми студентами или когда я знакомлюсь с людьми», — говорит преподаватель.

Не проходите мимо!

Подпись к фото,

Джон Таулер и Джоди Дэйвис-Томпсон призывают тех, у кого может быть прозопагнозия, поучаствовать в их исследовании

Оказывается, очень многие не знают, что у них есть слепота на лица, и поэтому ученые из Университета Суонси приглашают как можно больше людей принять участие в их исследовании.

«Этим людям порой может быть сложно следовать за сюжетом фильма, — поясняет Джон Таулер, психолог из Университета Суонси. — Они могут смотреть «Игру престолов», где у всех длинные волосы, бороды, и им трудно понять, кто есть кто и что происходит. Только узнавая больше о прозопагнозии, люди начинают осознавать, что у них тоже она есть».

Есть два типа прозопагнозии.

Приобретенная прозопагнозия, полученная в результате травмы части мозга, которая отвечает за распознавание лиц, и врожденная прозопагнозия, которая присутствует у человека от рождения, когда в мозге отсутствуют нужные нейронные связи.

«Если мы сможем понять, в какой конкретно части мозга есть нарушения, то мы сможем начать исправлять это нарушение, — говорит Джоди Дэвис-Томпсон, также входящая в исследовательскую группу Университета Суонси. — Мы здесь, в Суонси, хотим разработать восстановительную программу, которая бы помогала людям с прозопагнозией. Мы надеемся, что нам удастся увеличить нервные связи между различными участками мозга, что позволит людям [страдающим от прозопагнозии] лучше узнавать лица».

Существует также группа поддержки Face Blind UK, она старается донести до людей, что это состояние не такое уж редкое.

«Когда люди знают, что это такое, то они лучше понимают ситуацию и могут оказать помощь», — поясняет представитель этой организации Хэзел Пластоу.

Журнал СТМ — Html View

Г.В. Тихомиров, И.О. Константинова, М.М. Циркова, Н.А. Буланов, В.Н. Григорьева

Ключевые слова: зрительная агнозия; теория двух потоков зрительной информации; стриарная и экстрастриарная кора; объектная агнозия; метод картирования очага поражения.


Нарушения зрительного гнозиса служат одной из возможных причин ограничений жизнедеятельности у больных с поражением головного мозга, однако их распространенность и клиническая значимость в неврологической клинике недооценены. В обзоре дается представление о зрительных объектных агнозиях как проявлении патологии головного мозга.

Изложены современные взгляды на нейроанатомические и нейрофизиологические основы зрительного объектного гнозиса. Описаны клинические варианты зрительных объектных агнозий, их морфологические субстраты, особенности нейропсихологической диагностики и основные подходы к реабилитации больных.

Представлены уникальные возможности компьютерных технологий для реализации принципов физических измерений, цифрового картирования и контролируемой оптимизации в диагностико-реабилитационном процессе и, в частности, при зрительной объектной агнозии.

Подчеркнута необходимость разработки стандартизированных валидных методик диагностики зрительных объектных агнозий для совершенствования путей их коррекции в неврологической практике.

Введение

Зрительный гнозис (узнавание, распознавание) — способность узнать увиденный объект, т.е. понять смысл ранее уже знакомого визуального стимула при восприятии его в целом или отдельных частей [1, 2]. Соответственно, под зрительной агнозией понимается неспособность человека распознать объект или часть объекта при помощи одного только зрения при сохранности у него элементарных зрительных функций (остроты зрения и полей зрения, чувствительности к пространственному контрасту, цветового зрения), речи, памяти и способности узнать предметы по звуковым или тактильным характеристикам [2–6].

Зрительная агнозия — мономодальное расстройство, поэтому клинические случаи, в которых пациенты наряду с нарушением зрительного гнозиса имеют признаки расстройства гностических функций других модальностей, по мнению ряда специалистов, не следует расценивать как случаи собственно зрительной агнозии [3]. Зрительные агнозии могут наблюдаться в клинике многих заболеваний и травм головного мозга, однако они до сих пор остаются одними из наименее изученных расстройств в неврологии [7]. Между тем актуальность своевременной диагностики нарушений зрительного гнозиса определяется их негативным влиянием на качество жизни больных и необходимостью ранней коррекции [8].

В настоящее время большинство авторов выделяют такие типы зрительной агнозии, как зрительная агнозия объектов и форм, лицевая агнозия, топографагнозия, агнозия букв [2, 8]. Наименее изученной остается зрительная агнозия объектов и форм (объектная агнозия), под которой понимают неспособность визуально распознавать сложные объекты или рисунки и дифференцировать классы стимулов, несмотря на интактность базовых зрительных функций [9]. Пациенты с объектной зрительной агнозией не узнают ранее знакомые предметы и не способны научиться опознавать новые объекты по одному только внешнему виду [10]. Кроме того, у таких больных снижен контроль за правильностью распознавания предмета [2]. Объектной зрительной агнозии может сопутствовать нарушение узнавания знакомых лиц (прозопагнозия), реже — букв и слов («чистая» алексия без аграфии) [3, 11].

Классификация зрительной объектной агнозии

Объектная агнозия разделяется на апперцептивную и ассоциативную формы [5, 10, 12, 13]. Апперцептивная объектная агнозия проявляется невозможностью скопировать предмет, а также найти сходство/различие между объектами [13–15], в то время как ассоциативная агнозия объектов характеризуется нарушением идентификации последних из-за утраты знаний об их значении: пациент способен нарисовать предмет, описать его части и найти сходство между разными предметами, однако не способен узнать объект, который только что предъявлялся и был зарисован [14, 15].

Апперцептивная зрительная агнозия. Подраз­деляется на агнозию формы, трансформационную агнозию и интегративную агнозию [5, 16, 17].

При апперцептивной агнозии формы пациенты не могут распознать простые геометрические формы и, следовательно, такие элементарные свойства предметов, как кривизна и объем. Они допускают ошибки в тестах на распознавание и сравнение объектов, а также не способны нарисовать или скопировать увиденный предмет [3]. Узнаванию помогает обведение контура предмета руками и его ощупывание, посредством чего зрительное восприятие переводится в кинестетическое [10, 12]. Ряд авторов полагают, что указанное расстройство не является чисто агностическим и его правильнее обозначать как «псевдоагнозия» [12].

Больной с апперцептивной интегративной зрительной агнозией не способен сложить детали объекта в единое целое и поэтому не может узнать предмет и отличить правильные и некорректные изображения реальных объектов, хотя может воспринимать их отдельные элементы и копировать изображения по частям [10, 12, 16, 18].

Апперцептивная трансформационная агнозия — невозможность распознавания трехмерных объектов в случаях, когда пациент смотрит на них с непривычных точек зрения и должен осуществить их «ментальный поворот» [10, 12, 19]. Некоторые авторы относят такой дефицит к пространственной агнозии. Другие исследователи полагают, что термин «пространственная агнозия» в данном контексте может породить путаницу, поскольку создает у специалиста впечатление, что в основе трансформационной агнозии лежат ошибки пространственной обработки информации, а не нарушения возможности воспринимать один и тот же предмет под разными углами зрения [12].

Ассоциативная агнозия объектов. Характе­ри­зуется тем, что пациент не способен идентифицировать объект и определить его семантическую категорию, хотя может анализировать структуру объекта [18]. Некоторые авторы ставят под сомнение возможность признания этого расстройства собственно агнозией, так как его механизмы тесно связаны с селективным нарушением зрительной памяти. Полагают, что у больных с ассоциативной предметной агнозией страдает не только ранее полученное знание об объектах, но и возможности приобретения нового визуального опыта [10, 15]. J.J. Barton [10] предложил выделять два варианта ассоциативной формы зрительной агнозии в зависимости от того, нарушается ли у больного доступ к сохраненным следам зрительного образа объекта (семантическая агнозия доступа) или же утрачивается сама зрительная репрезентация объекта в памяти (полная семантическая агнозия).

Наряду с двумя описанными формами ассоциативных зрительных объектных агнозий обсуждается существование категориально-специфичных агнозий — патологических состояний, при которых пациенты не способны узнать стимулы, относящиеся к конкретным специфическим категориям, в частности — к группе живых или неживых объектов [10].

Нейрофизиологические и морфологические основы зрительного объектного гнозиса

Объяснения природы зрительных агнозий в большинстве случаев основаны на представлениях о нормальных процессах формирования зрительных образов, которые условно разделяют на три уровня [4]. На первом (низшем) из них происходит обработка зрительного стимула и анализ информации о простейших физических свойствах объекта. Анатомической основой этих процессов служат структуры глаза, соответствующие проводящие пути, зрительные подкорковые центры и первичная (стриарная) зрительная кора. Второй (средний) уровень включает синтез зрительной информации о свойствах объекта, который осуществляется с участием экстрастриарной коры и на психологическом уровне соотносится с формированием образов [20–22]. На третьем (высшем) уровне происходит синтез полимодальной информации, необходимый для наделения образа объекта определенным смыслом; нейрофизиологической основой такого синтеза служит активность мультимодальных ассоциативных областей коры [4].

Для понимания природы предметного гнозиса важное значение имеет гипотеза Лесли Унгерлейдер и Мортимера Мишкина о двух потоках экстрастриарной зрительной импульсации, один из которых следует из первичной зрительной коры в теменную кору и связан с обработкой информации о положении и направлении движения объекта (путь «где?»), а второй идет в височную кору и имеет отношение к распознаванию и категоризации образов (путь «что»?). Позднее было высказано предположение, что указанные потоки имеют несколько иные функциональные различия: с участием вентрального пути обрабатывается информация, необходимая для восприятия стимулов и осознания окружающего мира (зрение для узнавания), а с участием дорсального пути — информация, важная для контроля и программирования действий (зрение для действия) [5, 22–26]. Вентральный путь задействует медиальные затылочно-височные структуры, а дорсальный — латеральные затылочно-теменные структуры [12, 25].

В настоящее время представления об изолированности потоков зрительной информации в экстрастриарной коре стали оспариваться, поскольку появились свидетельства того, что как узнавание объектов, так и действия с ними могут нарушаться вне зависимости от локализации поражения в структурах вентрального или дорсального пути [5, 27, 28]. В этой связи предложена модифицированная модель вышеописанной теории двух потоков, согласно которой параллельное и иерархическое кодирование информации об объекте в дорсальной и вентральной системах может постоянно модифицироваться в рамках взаимодействия двух потоков перед конвергенцией в префронтальной коре [14, 22, 28, 29].

Для верификации морфологических субстратов нарушений зрительного предметного гнозиса проводится сопоставление клинических данных и результатов нейровизуализационных исследований. Все большее распространение получает метод картирования очага (lesion-mapping), заключающийся в статистическом анализе зависимости клинической картины (в частности, проявлений зрительных агнозий) от локализации очагов по данным нейровизуализации [30].

Анатомическими зонами, критически значимыми для зрительного объектного гнозиса (объект-чувствительными), считаются латеральный затылочный комплекс, задние отделы височной коры, парагиппокампальная зона места и фузиформная область распознавания лиц [14]. Латеральный затылочный комплекс — это область на боковой поверхности затылочной доли [14]. Она активируется при предъявлении объекта с различных точек зрения, но не при изменении размера или локализации последнего [18]. Задние отделы височной коры составляют нейрофизиологическую основу связывания образа предмета с его семантическим значением, а парагиппокампальная зона «места» максимально активируется в ответ на зрительные стимулы в виде зданий и топографических ориентиров [14, 31]. Что касается фузиформной извилины, то эта зона активируется прежде всего в ответ на лица, а не предметы [14].

Зрительная объектная агнозия описана при отравлении монооксидом углерода, инсультах, синдроме задней обратимой лейкоэнцефалопатии, множественных метастазах в головной мозг, герпетическом энцефалите, задней кортикальной атрофии, болезни Крейтцфельдта–Якоба [2, 9, 12]. При локальных поражениях головного мозга объектная агнозия чаще отмечается в случаях двусторонних височно-затылочных очагов, хотя возможна и при изолированном поражении левого или правого полушария [2, 3, 12, 32].

Диагностика зрительной объектной агнозии

Сложность диагностики зрительной объектной агнозии определяется тем, что при поражениях головного мозга она нередко сочетается с другими выраженными нейропсихологическими и неврологическими расстройствами, маскирующими нарушение гнозиса [5, 33]. Другая проблема заключается в недостатке стандартизированных методик выявления нарушений гнозиса [12, 34]. В то же время своевременное клиническое выявление предметной агнозии имеет большое значение, поскольку она может быть ранним признаком таких нейродегенеративных заболеваний, в отношении которых нейровизуализационные методы диагностики обладают низкой чувствительностью [33]. Точное определение характера агнозии позволяет разработать индивидуальную стратегию реабилитации пациента, улучшающую прогноз его восстановления [12].

Начальный этап обследования пациента с подозрением на зрительную агнозию включает клинический осмотр с оценкой элементарных зрительных функций и восприятия простых визуальных стимулов. При их сохранности переходят к проверке способности распознавать предметы [3, 16]. Для этого пациенту показывают известные объекты, просят назвать их, а также описать их свойства. Последнее необходимо для дифференциальной диагностики агнозии с аномией: пациент с аномией не может назвать предмет, но правильно описывает его назначение [2, 3]. Широко применяются задания на узнавание перечеркнутых изображений и наложенных друг на друга фигур [1, 16].

У больных с апперцептивной зрительной агнозией объектов узнавание пересекающихся изображений резко ухудшено по сравнению с раздельно представленными изображениями [16]. Используются задания на различение изображений реальных и бессмысленных (созданных путем добавления или замены деталей) предметов, представляющие наибольшие трудности для больных со зрительной предметной апперцептивной интегративной агнозией [16]. Для диагностики зрительной предметной апперцептивной агнозии формы (сопровождающейся нарушением копирования) также предъявляются задания на срисовывание геометрических фигур и букв [12]. В диагностике зрительной объектной апперцептивной трансформационной агнозии применяются задачи на узнавание объектов, которые демонстрируются под необычными углами зрения и требуют для своего узнавания мысленных поворотов в пространстве [12, 19]. Зрительная объектная ассоциативная агнозия выявляется с помощью заданий на распознавание объектов из различных смысловых категорий и определение их видовых признаков [12, 16].

В настоящее время для выявления зрительной предметной агнозии стандартизированных тестов мало, что снижает надежность диагностики предметной агнозии [35].

Компьютерные технологии для диагностики и цифрового отображения объектной агнозии

Традиционные методы диагностики и реабилитации когнитивных функций адаптированы к когнитивно-аффективным ресурсам человека-эксперта. Достоинством этих методов является активный эмоционально-мотивационный компонент, обеспечивающий вовлечение человека в диагностико-реабилитационные процедуры (тренировки). Однако отмечается и ряд важных недостатков: ограниченное пространство признаков для описания структуры индивидуальной когнитивной системы; низкая точность детектирования; существенные искажения оценок, связанные с когнитивно-аффективным статусом эксперта. В рамках принятых клинических стратегий отсутствует возможность для объективного цифрового картирования и контролируемой оптимизации когнитивных функций.

Благодаря развитию компьютерных технологий, технологий виртуальной реальности и программного инструментария открылись уникальные возможности для объективизации диагностики и повышения эффективности коррекции когнитивных функций [36]. Созданы технологические предпосылки для реализации в отношении когнитивной системы человека базового принципа физических измерений: сравнение подобного с подобным, объекта с эталоном. В качестве эталонов для измерения свойств субъективного когнитивного пространства можно рассматривать информационные объекты и событийные контексты виртуальной компьютерной среды. В таком случае процедура измерения может быть сведена к формализованным оценкам ошибок распознавания, управления или воспроизведения виртуальных эталонов. Результатом измерений становятся цифровые когнитивные карты, дающие объективное отображение когнитивной системы конкретного человека в широком диапазоне параметров когнитивного процесса [37–39].

Существующие в настоящее время локальные и интернет-ориентированные программные ин­стру­менты для когнитивной диагностики и реабилитации (Lumosity.com, Cognifit.com, Wikium.ru, platform.apway.ru и др.) успешно обеспечивают измерение и тренировки восприятия, памяти, внимания, быстродействия, гибкости по отношению к визуальным объектам в разнообразных событийных контекстах [40–43].

Тестирование проводится по отношению к визуальным объектам разной семантики (предметные изображения, геометрические фигуры, буквы, слова, лица с разнообразной эмоциональной экспрессией) в ограниченном наборе событийных контекстов. Событийные контексты обеспечивают выполнение заданий по узнаванию, поиску и сравнению визуальных образов [44–51]. Измеряются разные типы ошибок распознавания, время реакции, психофизические пороги обнаружения и различения. В качестве базовых моделей для реализации тестов использованы методика Вундта (рис. 1, а), тест Струпа (рис. 1, б), тест «Фигуры Гот­тшальдта» (рис. 1, в) в разных модификациях.


Рис. 1. Примеры интернет-реализации базовых тестовых моделей (https://wikium.ru/science/techniques):

а — методика Вундта; б — тест Струпа; в — тест «Фигуры Готтшальдта»


В большинстве компьютерных диагностико-реабилитационных тренажеров тесты реализованы в форме увлекательных компьютерных игр. Обязательным элементом является обратная связь с цифровой оценкой тренируемых функций и отображением истории тренировок в форме временнóй диаграммы оценок. Игровой и спортивный азарт мотивирует к продолжительным занятиям на когнитивных тренажерах. Однако каждая игра актуализирует множество когнитивных процессов, затрудняя дифференциальную диагностику и коррекцию поврежденного когнитивного модуля.

Альтернативой когнитивным тренажерам, представленным в открытом интернет-пространстве, может служить экспертная система, расположенная на Web-платформе ApWay (platform.apway.ru), которая была разработана в Приволжском исследовательском медицинском университете (Н. Новгород). Она обеспечивает возможность для цифрового картирования когнитивных функций в широком пространстве признаков и предоставляет удобный интерфейс для конструирования оригинальных пользовательских тестов [52]. К настоящему времени на платформе размещено 350 сценариев, позволяющих проводить измерения отдельных когнитивных модулей в трех целевых контекстах: сенсомоторная активность по широкому набору визуальных признаков и объектов; поиск объекта; ассоциации разномодальных информационных образов.

В среде ApWay, на базе оригинальной модели теста «компьютерная кампиметрия» [53], создана уникальная инфраструктура для реализации тестирования функции выделения визуальных объектов из фона (рис. 2).


Рис. 2. Варианты семантики и локализации визуальных объектов на Web-платформе ApWay.ru

В сценариях тестов, построенных по этой модели, могут использоваться визуальные объекты с различной семантикой (предметные изображения, геометрические фигуры, буквы, слова), локализованные в разных зонах экрана. Перед пользователем ставится задача проявить фигуру на цветовом фоне, указать на пиктограмму этой фигуры, спрятать фигуру (рис. 3).


Рис. 3. Образцы объектных изображений в методе компьютерной кампиметрии

Одна и та же последовательность событий для разных оттенков фона позволяет построить психофизическую функцию цветоразличения (рис. 4), которая является цифровой картой субъективного цветового пространства и отображает особенности цветоразличения конкретного человека. Открывается возможность для инструментальной диагностики зрительной объектной агнозии независимо от речевых и мнестических функций.


Рис. 4. Пример диаграммы функции цветоразличения по итогам прохождения компьютерной кампиметрии

Каждый тест на когнитивной платформе ApWay может быть оптимизирован для актуализации отдельных когнитивных модулей и обеспечивать как построение персональных цифровых когнитивных карт, так и формирование на их основе индивидуальных программ когнитивных тренировок. Существенным недостатком этой технологии является отсутствие удобного пользовательского интерфейса для обратной связи и дистанционного мониторинга процесса реабилитации.

Интернет-платформы, предоставляющие когнитивные тренажеры, успешно опробованы для диагностики и реабилитации пациентов с деменцией, для постинсультной реабилитации [54], а также для улучшения когнитивных функций у онкологических больных после прохождения химиотерапии [55].

Таким образом, созданы технологические предпосылки для объективизации когнитивной диагностики и реабилитации. Разрабатываются шаблонные цифровые карты по базовым признакам информационных объектов (пространственные, временные, количественные, качественные) и базовым когнитивным процессам (выделение признаков, идентификация и классификация объектов, селективное внимание, принятие решений) для основных нейропсихологических нарушений, в том числе для зрительной объектной агнозии. Уникальные возможности по персонализированной цифровизации когнитивной системы пока слабо реализованы. Однако следует признать, что происходит активное движение в этом направлении.

Реабилитация пациентов со зрительной объектной агнозией

Спонтанное восстановление при зрительной объектной агнозии отмечается редко, что повышает важность проведения специальных занятий с больными [2, 8]. Между тем методикам восстановления или компенсации зрительного гнозиса уделяется очень мало внимания, существенно меньше, например, чем вопросам коррекции зрительного неглекта [7]. Так, J. Heutink и соавт. в 2018 г. обнаружили в научных публикациях всего семь работ, посвященных реабилитации пациентов со зрительной объектной агнозией [8]. Исследования в этой области основаны лишь на отдельных клинических наблюдениях, свидетельствующих о том, что индивидуальные занятия с больными со зрительной агнозией могут улучшить их способность узнавания объектов и привести к некоторой генерализации положительного эффекта [56].

Humphreys [16] на основании результатов 26-летнего наблюдения за больным со зрительной объектной апперцептивной интегративной агнозией пришел к выводу, что расстройства зрительного гнозиса со временем могут частично компенсироваться за счет вовлечения в распознавание сохраненных структур дорсального пути. Больных рекомендуется целенаправленно обучать использованию компенсаторных приемов, таких как осознанное применение контекстуальных, тактильных и слуховых подсказок и словесное описание предметов [2, 8].

Новые принципы формализованного описания индивидуальных когнитивных систем могут привести к пересмотру классификации когнитивных нарушений и созданию принципиально новых моделей когнитивной диагностики и реабилитации [57].

Заключение

Нарушения зрительного предметного гнозиса могут существенно ограничивать жизнедеятельность больных с поражениями головного мозга, однако на практике они часто недооцениваются врачами. Необходима разработка стандартизированных методик диагностики зрительных объектных агнозий и совершенствование подходов к реабилитации больных с этим расстройством.

Финансирование исследования и конфликт интересов. Исследование не финансировалось какими-либо источниками, и конфликты интересов, связанные с данным исследованием, отсутствуют.


  1. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М: Изда­тельский центр «Академия»; 2013.
  2. Zihl J. Rehabilitation of visual disorders after brain injury. Psychology Press; 2010, https://doi.org/10.4324/9780203843253.
  3. Cooper S.A. Higher visual function: hats, wives and disconnections. Pract Neurol 2012; 12(6): 349–357, https://doi.org/10.1136/practneurol-2011-000153.
  4. Fundamental neuroscience. Squire L., Berg D., Bloom F.E., du Lac S., Ghosh A., Spitzer N.C. (editors). Elsevier; 2012.
  5. Haque S., Vaphiades M.S., Lueck C.J. The visual agnosias and related disorders. J Neuroophthalmol 2018; 38(3): 379–392, https://doi.org/10.1097/wno.0000000000000556.
  6. Martinaud O. Visual agnosia and focal brain injury. Rev Neurol (Paris) 2017; 173(7–8): 451–460, https://doi.org/10.1016/j.neurol.2017.07.009.
  7. Hanna K.L., Rowe F. Clinical versus evidence-based rehabilitation options for post-stroke visual impairment. Neuroophthalmology 2017; 41(6): 297–305, https://doi.org/10.1080/01658107.2017.1337159.
  8. Heutink J., Indorf D.L., Cordes C. The neuropsychological rehabilitation of visual agnosia and Balint’s syndrome. Neuropsychol Rehabil 2018; 1–20, https://doi.org/10.1080/09602011.2017.1422272.
  9. Barton J.J.S. Objects and faces, faces and objects…. Cogn Neuropsychol 2018; 35(1–2): 90–93, https://doi.org/10.1080/02643294.2017.1414693.
  10. Barton J.J. Disorders of higher visual processing. Handb Clin Neurol 2011; 102: 223–261, https://doi.org/10.1016/b978-0-444-52903-9.00015-7.
  11. Cavina-Pratesi C., Large M.E., Milner A.D. Visual processing of words in a patient with visual form agnosia: a behavioural and fMRI study. Cortex 2015; 64: 29–46, https://doi.org/10.1016/j.cortex.2014.09.017.
  12. Unzueta-Arce J., García-García R., Ladera-Fernández V., Perea-Bartolomé M.V., Mora-Simón S., Cacho-Gutiérrez J. Visual form-processing deficits: a global clinical classification. Neurologia 2014; 29(8): 482–489, https://doi.org/10.1016/j.nrleng.2012.03.023.
  13. Chechlacz M., Novick A., Rotshtein P., Bickerton W.L., Humphreys G.W., Demeyere N. The neural substrates of drawing: a voxel-based morphometry analysis of constructional, hierarchical, and spatial representation deficits. J Cogn Neurosci 2014; 26(12): 2701–2015, https://doi.org/10.1162/jocn_a_00664.
  14. Baars B.J., Gage N.M. Fundamentals of cognitive neuroscience: a beginner’s guide. Elsevier; 2013.
  15. Kolb B., Whishaw I.Q. Fundamentals of human neuropsychology. New York: Worth; 2015.
  16. Humphreys G. A reader in visual agnosia. Routledge; 2016, https://doi.org/10.4324/9781315668444.
  17. Strappini F., Pelli D.G., Di Pace E., Martelli M. Agnosic vision is like peripheral vision, which is limited by crowding. Cortex 2017; 89: 135–155, https://doi.org/10.1016/j.cortex.2017.01.012.
  18. Ptak R., Lazeyras F., Di Pietro M., Schnider A., Simon S.R. Visual object agnosia is associated with a breakdown of object-selective responses in the lateral occipital cortex. Neuropsychologia 2014; 60: 10–20, https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2014.05.009.
  19. Searle J.A., Hamm J.P. Mental rotation: an examination of assumptions. Wiley Interdiscip Rev Cogn Sci 2017; 8(6), https://doi.org/10.1002/wcs.1443.
  20. Angelucci A., Roe A.W., Sereno M.I. Controversial issues in visual cortex mapping: extrastriate cortex between areas V2 and MT in human and nonhuman primates. Vis Neurosci 2015; 32: E025, https://doi.org/10.1017/s0952523815000292.
  21. Kujovic M., Zilles K., Malikovic A., Schleicher A., Mohlberg H., Rottschy C., Eickhoff S.B., Amunts K. Cytoarchitectonic mapping of the human dorsal extrastriate cortex. Brain Struct Funct 2013; 218(1): 157–172, https://doi.org/10.1007/s00429-012-0390-9.
  22. Goodale M.A., Milner A.D. Two visual pathways — where have they taken us and where will they lead in future? Cortex 2018; 98: 283–292, https://doi.org/10.1016/j.cortex.2017.12.002.
  23. Merabet L.B., Mayer D.L., Bauer C.M., Wright D., Kran B.S. Disentangling how the brain is “wired” in cortical (cerebral) visual impairment. Semin Pediatr Neurol 2017; 24(2): 83–91, https://doi.org/10.1016/j.spen.2017.04.005.
  24. Goodale M.A. Separate visual systems for perception and action: a framework for understanding cortical visual impairment. Dev Med Child Neurol 2013; 55(Suppl 4): 9–12, https://doi.org/10.1111/dmcn.12299.
  25. Goodale M.A. How (and why) the visual control of action differs from visual perception. Proc Biol Sci 2014; 281(1785): 20140337, https://doi.org/10.1098/rspb.2014.0337.
  26. Foley R.T., Whitwell R.L., Goodale M.A. The two-visual-systems hypothesis and the perspectival features of visual experience. Conscious Cogn 2015; 35: 225–233, https://doi.org/10.1016/j.concog.2015.03.005.
  27. Rossetti Y., Pisella L., McIntosh R.D. Rise and fall of the two visual systems theory. Ann Phys Rehabil Med 2017; 60(3): 130–140, https://doi.org/10.1016/j.rehab.2017.02.002.
  28. Meichtry J.R., Cazzoli D., Chaves S., von Arx S., Pflugshaupt T., Kalla R., Bassetti C.L., Gutbrod K., Müri R.M. Pure optic ataxia and visual hemiagnosia — extending the dual visual hypothesis. J Neuropsychol 2018; 12(2): 271–290, https://doi.org/10.1111/jnp.12119.
  29. Takahashi E., Ohki K., Kim D.S. Dissociation and convergence of the dorsal and ventral visual working memory streams in the human prefrontal cortex. Neuroimage 2013; 65: 488–498, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2012.10.002.
  30. Martinaud O., Pouliquen D., Gérardin E., Loubeyre M., Hirsbein D., Hannequin D., Cohen L. Visual agnosia and posterior cerebral artery infarcts: an anatomical-clinical study. PLoS One 2012; 7(1): e30433, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0030433.
  31. Ishii K., Koide R., Mamada N., Tamaoka A. Topographical disorientation in a patient with right parahippocampal infarction. Neurol Sci 2017; 38(7): 1329–1332, https://doi.org/10.1007/s10072-017-2925-6.
  32. Rennig J., Cornelsen S., Wilhelm H., Himmelbach M., Karnath H.O. Preserved expert object recognition in a case of visual hemiagnosia. J Cogn Neurosci 2018; 30(2): 131–143, https://doi.org/10.1162/jocn_a_01193.
  33. Cooper S.A., O’Sullivan M. Here, there and everywhere: higher visual function and the dorsal visual stream. Pract Neurol 2016; 16(3): 176–183, https://doi.org/10.1136/practneurol-2015-001168.
  34. De Vries S.M., Heutink J., Melis-Dankers B.J.M., Vrijling A.C.L., Cornelissen F.W., Tucha O. Screening of visual perceptual disorders following acquired brain injury: a Delphi study. Appl Neuropsychol Adult 2018; 25(3): 197–209, https://doi.org/10.1080/23279095.2016.1275636.
  35. Chiu E.-C., Wu W.-C., Chou C.-X., Yu M.-Y., Hung J.-W. Test-retest reliability and minimal detectable change of the test of visual perceptual skills-third edition in patients with stroke. Arch Phys Med Rehabil 2016; 97(11): 1917–1923, https://doi.org/10.1016/j.apmr.2016.04.023.
  36. Величковский Б.М., Соловьев В.Д. Компьютеры, мозг, познание: успехи когнитивных наук. М: Наука; 2008. 293 с.
  37. Morrison G.E., Simone C.M., Ng N.F., Hardy J.L. Reliability and validity of the NeuroCognitive Performance Test, a web-based neuropsychological assessment. Front Psychol 2015; 6: 1652, https://doi.org/10.3389/fpsyg.2015.01652.
  38. Hardy J.L., Nelson R.A., Thomason M.E., Sternberg D.A., Katovich K., Farzin F., Scanlon M. Enhancing cognitive abilities with comprehensive training: a large, online, randomized, active-controlled trial. PLoS One 2015; 10(9): e0134467, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0134467.
  39. Jiang T. Brainnetome: a new-ome to understand the brain and its disorders. Neuroimage 2013, 80: 263–272, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2013.04.002.
  40. Feenstra H.E.M., Murre J.M.J., Vermeulen I.E., Kieffer J.M., Schagen S.B. Reliability and validity of a self-administered tool for online neuropsychological testing: the Amsterdam Cognition Scan. J Clin Exp Neuropsychol 2018 40(4): 253–273, https://doi.org/10.1080/13803395.2017.1339017.
  41. Fliessbach K., Hoppe C., Schlegel U., Elger C.E., Helmstaedter C. NeuroCogFX — a computer-based neuropsychological assessment battery for the follow-up examination of neurological patients. Fortschr Neurol Psychiatr 2006; 74(11): 643–650, https://doi.org/10.1055/s-2006-932162.
  42. Guimarães B., Ribeiro J., Cruz B., Ferreira A., Alves H., Cruz-Correia R., Madeira M.D., Ferreira M.A. Performance equivalency between computer-based and traditional pen-and-paper assessment: a case study in clinical anatomy. Anat Sci Educ 2018; 11(2): 124–136, https://doi.org/10.1002/ase.1720.
  43. Segalowitz S.J., Mahaney P., Santesso D.L., MacGregor L., Dywan J., Willer B. Retest reliability in adolescents of a computerized neuropsychological battery used to assess recovery from concussion. NeuroRehabilitation 2007; 22(3): 243–251.
  44. Tsotsos L.E., Roggeveen A.B., Sekuler A.B., Vrkljan B.H., Bennett P.J. The effects of practice in a useful field of view task on driving performance. Journal of Vision 2010; 10(7): 152–152, https://doi.org/10.1167/10.7.152.
  45. Crabb D.P., Fitzke F.W., Hitchings R.A., Viswanathan A.C. A practical approach to measuring the visual field component of fitness to drive. Br J Ophthalmol 2004; 88(9): 1191–1196, https://doi.org/10.1136/bjo.2003.035949.
  46. Edwards J.D., Vance D.E., Wadley V.G., Cissell G.M., Roenker D.L., Ball K.K. Reliability and validity of useful field of view test scores as administered by personal computer. J Clin Exp Neuropsychol 2005; 27(5): 529–543, https://doi.org/10.1080/13803390490515432.
  47. Tombaugh T.N. TOMM, Test of Memory Malingering. North Tonawanda, NY: Multi-Health Systems; 1996.
  48. Korkman M., Kirk U., Kemp S. NEPSY. A developmental neuropsychological assessment. San Antonio, TX: The Psychological Corporation; 1998.
  49. Hooper H.E. Hooper Visual Organization Test (VOT) manual. Los Angeles, CA: Western Psychological Services; 1983.
  50. Conners C.K. Conners’ Rating Scale manual. North Tonawanda, NY: Multi-Health Systems; 1989.
  51. Greenberg L.M., Kindschi C.L., Corman C.L. TOVA test of variables of attention: clinical guide. St. Paul, MN: TOVA Research Foundation; 1996.
  52. Полевая С.А., Мансурова (Ячмонина) Ю.О., Ве­тю­гов В.В., Федотчев А.И., Парин С.Б. Особенности ког­ни­тивных функций и их вегетативного обеспечения при нарушениях эндогенной опиоидной системы. В кн.: ХХ Международная научно-техническая конференция «Нейро­информатика–2018». М: НИЯУ МИФИ; 2018; 2: 162–170.
  53. Полевая С.А., Парин С.Б., Стромкова Е.Г. Психо­физическое картирование функциональных состояний человека. В кн.: Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы. Под ред. Барабанщикова В.А. М: Изд-во «Институт психологии РАН»; 2010; c. 534–538.
  54. Shatil E., Mikulecká J., Bellotti F., Bureš V. Novel television-based cognitive training improves working memory and executive function. PLoS One 2014; 9(7): e101472, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0101472.
  55. Bray V.J., Dhillon H.M., Bell M.L., Kabourakis M., Fiero M.H., Yip D., Boyle F., Price M.A., Vardy J.L. Evaluation of a web-based cognitive rehabilitation program in cancer survivors reporting cognitive symptoms after chemotherapy. J Clin Oncol 2017; 35(2): 217–225, https://doi.org/10.1200/jco.2016.67.8201.
  56. Behrmann M., Peterson M.A., Moscovitch M., Suzuki S. Independent representation of parts and the relations between them: evidence from integrative agnosia. J Exp Psychol Hum Percept Perform 2006; 32(5): 1169–1184, https://doi.org/10.1037/0096-1523.32.5.1169.
  57. Полевая С.А., Рунова Е.В., Некрасова М.М., Федо­това И.В., Бахчина А.В., Ковальчук А.В., Шишалов И.С., Парин С.Б. Телеметрические и информационные техно­логии в диагностике функционального состояния спорт­сменов. Современные технологии в медицине 2012; 4(4): 94–98.

Важные нейросиндромы, к которым стоит присмотреться — The Batrachospermum Magazine

Нейропсихологические синдромы – это ключ к пониманию работы мозга. Некоторые из них в силу своей распространенности активно исследуются и широко известны даже за пределами научных кругов. Афазия Брока (расстройство речи), синдром чужой руки (одна из рук или обе не подчиняются вашей воле), прозопагнозия (когда не распознаешь лиц), альгокоммуникузия (когда общаешься с водорослями) – многие из вас наверняка слышали об этих расстройствах или даже знакомы с ними не понаслышке.

Но есть и ряд других, малоизвестных и редко встречающихся синдромов, которые порой не упоминаются даже в специализированных учебниках. При этом они не менее других ценны для понимания когнитивных процессов и организации мозговых структур. Кроме того, знание о них важно для клинической практики – неосведомленный врач может перепутать их с другими расстройствами и поставить неправильный диагноз. Вот почему колумбийский нейропсихолог Альфредо Ардила из Флоридского международного университета в Майами (США) решил обратить внимание своих коллег на некоторые из этих редких синдромов: обзор четырех из них он сделал в прошлом году, еще четыре рассмотрел в минувшем августе. Что ж, познакомимся с ними поближе и мы.

Акинетопсия, пожалуй, самое известное из предложенных расстройств. Это неспособность визуально воспринимать движение: больной видит его скорее как слайд-шоу, нежели плавный видеоряд. При этом он слышит звуки движения. Причиной синдрома является повреждение специфической зоны зрительной коры мозга, и его можно вызвать искусственно у здоровых добровольцев, если простимулировать эту зону магнитом через ваш череп. По мнению Ардилы, акинетопсия может быть связана с феноменом Zeitraffer, когда пациенты воспринимают движения объектов так, будто они замедлены. Изучение этих нарушений, конечно же, очень важно для осмысления того, как мозг обрабатывает визуальную информацию.

Соматопарафрения – неузнавание собственных конечностей, восприятие их как чужих. Один из случаев описан у Оливера Сакса в книге «Человек, который принял жену за шляпу»: пациент попытался скинуть с кровати «чью-то» ногу, очевидно подложенную ему в постель шутницей-медсестрой, и закономерно слетел на пол вместе с ней, после чего обнаружил, что мерзкая нога намертво прилипла к нему и не желает отрываться, как ни дергай. Соматопарафрения может быть связана с повреждениями в разных участках мозга и обычно сопровождается анозогнозией – отсутствием осознания болезни, например паралича конечности. Любопытно, однако, что больной может узнать затронутую синдромом конечность, если увидит ее в зеркале. По всей видимости, это не только неврологическое, но и психическое расстройство, разновидность бреда, так что изучение соматопарафрении должно помочь выявить неврологические основы психозов, считает Ардила.

Аутотопагнозия – неспособность назвать и указать местоположение частей своего тела, притом что с идентификацией посторонних предметов и живых организмов у больного проблем нет. Вот кошка, вот ее хвост, а из рукава пятипалое торчит – не знаю что. Нарушения в схеме тела и процессе отслеживания ее обновлений здесь предположительно сочетаются с речевым расстройством, а причиной обычно оказывается повреждение задней части теменной коры левого полушария мозга. Хотя аутотопагнозия была впервые описана больше века назад, она по-прежнему остается малоизученной, отмечает Ардила.

Слуховая вербальная агнозия – абсолютное непонимание устной речи при сохранении способности читать, писать и говорить. Пациенты рассказывают, что речь звучит для них как едва слышный шепот или неизвестный язык, фонемические контрасты они не распознают. В отличие от других расстройств языкового понимания, таких как афазия Вернике, слуховая вербальная агнозия – это проблема сугубо восприятия, которая часто связана с повреждениями в участках мозга, занимающихся обработкой слуховой информации.

Афазия дополнительной моторной области – это состояние выражается в том, что человек испытывает трудности со спонтанной речью. Он может отвечать на вопросы, называть предметы, если его попросить, однако инициировать речь он не в состоянии. Дополнительная моторная область коры мозга вовлечена в подготовку и инициацию двигательной активности, и повреждение ее делает проблематичным планирование последовательности движений, необходимых для непринужденного извлечения речи, в то время как с пониманием ее сложностей не возникает.

Синдром Балинта – это на самом деле комплекс из трех подсиндромов, возникающих вследствие повреждений или патологий затылочной и теменных долей мозга. Во-первых, это симультанагнозия – неспособность одновременно воспринимать два или более объектов при сохранении способности видеть конкретные элементы. Во-вторых, глазодвигательная апраксия – невозможность произвольного перевода взгляда на объект и фиксации на нем, «психический паралич взора», по выражению самого Режё Балинта, описавшего синдром в 1909 году. В-третьих, оптическая атаксия – неспособность дотянуться до предмета рукой под контролем зрения при отсутствии нарушений проприоцепции и мозжечковых расстройств. В результате больной не может воспринять мир целиком и видит его как хаос из отдельных объектов, его внимание узконаправлено и всякий раз сосредотачивается на чем-то одном или даже на его части. Чтобы уследить за периферическим объектом, человеку приходится поворачивать голову, но схватить его он не способен, постоянно промахивается и в целом ведет себя как слепой. Для понимания зрительного и пространственного восприятия данный синдром – один из важнейших, подчеркивает Ардила.

Центральная ахроматопсия – нарушение восприятия цветов, всех или отдельных, вызванное проблемами не в глазах, а в мозге – как правило, в затылочной или височной доле. При этом способность представлять или визуализировать цвета по старой памяти сохраняется. Этот довольно редкий синдром, по мнению Ардилы, является ключевым для уточнения организации зрительного, и в частности цветового, восприятия.

Редупликативная парамнезия – убежденность в том, что знакомое место, человек, объект или часть тела продублированы и существуют в двух или более местах одновременно. Например, одна из пациенток Арнольда Пика, описавшего синдром в 1903 году, утверждала, что находится не в привычной городской больнице, а где-то в пригороде, куда зачем-то перенесли знакомый больничный интерьер, а доктор Пик и медперсонал, по всей видимости, работают в обеих клиниках. В другом случае больной уверял, что его поврежденная рука является жалким дубликатом, а неповторимый оригинал находится в другом штате. Редупликативная парамнезия чаще всего связана с повреждениями в правом полушарии мозга и похожа на другие бредовые синдромы ложного узнавания, такие как синдром Капгра (когда уверен в том, что кого-то из знакомых, чаще всего родственника, или самого больного заменили двойником), синдром Фреголи (когда считаешь, что разные люди – на самом деле один и тот же человек, меняющий свою внешность), интерметаморфоз (когда думаешь, что некий человек физически и психологически трансформировался в другого).


Текст: Виктор Ковылин, хотя, скорее, его жалкий дубликат.
По материалам: BPS Research Digest и других источников.
Научные статьи: Archives of Clinical Neuropsychology (Ardila, 2016), Psychology & Neuroscience (Ardila, 2017)

Все права на данный русскоязычный текст принадлежат нашему журналу. Если вы хотите поделиться с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. Пожалуйста, не копируйте текст в соцсети целиком, мы хотим, чтобы наши статьи читали на нашем сайте, попутно замечая и другие наши прелестные статьи. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Когда половины пространства не существует
Моя жизнь с синдромом Туретта
Иллюзия кастрюли и крышки

Определение агнозия общее значение и понятие. Что это такое агнозия

Термин агнозия, который мы собираемся рассмотреть, имеет этимологическое происхождение от греческого. В частности, мы можем определить, что оно также происходит от слова «агнозия», которое можно перевести как «неспособность распознать». Он состоит из суммы трех четко разделенных частей:
-Префикс «a-«, который эквивалентен «без».
— Существительное «гнозис», которое является синонимом «знания».
— суффикс «-ia», который можно перевести как «качество».

Эта концепция используется в области медицины для обозначения расстройства восприятия, которое приводит к тому, что субъект не распознает людей, элементы или ситуации, которые ранее были ему знакомы .

Таким образом, тот, кто страдает агнозией, становится неспособным распознавать определенные стимулы, которые он уже выучил. Расстройство может также вызвать неспособность выучить другие стимулы.

Важно отметить, что агнозия не связана с проблемой чувств, такой как потеря зрения. Человек продолжает видеть без проблем, хотя он не может зарегистрироваться или понять, что он наблюдает.

Установлено, что любая агнозия, независимо от ее типа, характеризуется тем, что имеет следующие признаки идентичности:
Существует явная неспособность распознавать стимулы, которые он получает через разные сенсорные каналы.
-В первых барах может возникнуть ситуация, когда человек не до конца осознает, что у него есть проблема. И можно считать, что его симптомы — это просто неудача или ошибка.
— Пациент, который страдает, будет иметь жалобы от других людей, их окружения, их поведения «странным» образом.

Можно различить различные типы агнозии. Приведенный выше пример соответствует зрительной агнозии : субъект видит, но не интерпретирует. Это изменение обычно возникает из-за повреждения височной доли или затылочной доли.

В визуальной агнозии есть несколько различных типов, таких как эти:
-Агнозия для цветов, которая заставляет человека не иметь возможности идентифицировать и дифференцировать их.
-Просоагнозия, которая является агнозией, которая влияет, прежде всего, на то, каково восприятие лица. В самых серьезных случаях те, кто страдает от этого, могут даже не узнать себя перед зеркалом, и даже не своих любимых.

Слуховая агнозия, с другой стороны, возникает, когда человек не может интерпретировать звуки . Подобно зрительной агнозии, пострадавший может слушать без проблем: неудобство заключается в обработке значения рассматриваемого звука.

Телесные агнозии составляют группу изменений, которые подразумевают, что субъекту не удается распознать или идентифицировать часть или все его тело . Другими видами агнозий являются моторные агнозии (проблемы с запоминанием схемы движения) и тактильные агнозии (трудности с распознаванием того, к чему прикоснулись), среди прочих.

Ребенок не говорит, не понимает речь, не откликается на имя

Когда в наш центр приходит неговорящий ребенок, для успешной коррекции мы должны определить причину отсутствия речи и понять механизм нарушения. Говорю «мы», потому что «неговоряшек» обычно смотрим вместе с нашим логопедом в формате комплексной консультации. Каждый со своей стороны. Начинаем издалека: есть ли у ребенка проблемы со слухом? Что говорит ЛОР? В 99% случаев ребенок «слышащий», то есть слух определяется как нормативный.

Для того, чтобы посмотреть скорость обработки слуховых импульсов в мозге, есть простой тест: позади ребенка можно кинуть на пол толстую книжку (так делает одна моя преподавательница). Я же просто хлопаю громко в ладоши за спиной ребенка в самый неожиданный момент. Очень часто ребенок поворачивает голову только спустя несколько секунд (!). Это называется замедленная ориентировка на звук. Вспомните себя. Если вы неожиданно услышите за ухом резкий громкий звук, вы вздрогнете всем телом! Представьте, насколько замедлена обработка слухового импульса у ребенка, если, во-первых, реакция ослаблена (не всем телом вздрагивает, а только слегка оборачивается), а во-вторых, не моментально, а спустя время.

Далее смотрим, понимает ли ребенок обращенную речь. Для этого мы даем различные инструкции, пробы и наблюдаем, как реагирует ребенок, понимает или не понимает, выполняет или не выполняет. Обманываем, путаем. Даем одну и ту же инструкцию в разных вариантах: «покажи носик у себя, у мишки, у мамы, у меня!». И так далее. Обязательно просим родителей сделать диагностику методом АСВП (акустические стволовые вызванные потенциалы) и КВП (когнитивные вызванные потенциалы). Как правило, результаты проб подтверждаются аппаратными обследованиями.

Часто родители, приходя на прием, говорят, что ребенок «понимает» речь, но это не подтверждается пробами. Здесь нюанс в том, что даже животные «понимают» человеческую речь, но не так, как мы думаем. Для них речь не является набором смысловых знаков, а просто неким общим шумовым сигналом, на который они привыкают реагировать так или иначе. Например, собаки привыкают, что после слова «гулять» хозяин поведет питомца на улицу, поэтому они бегут к двери. Но если сказать близкое по звучанию слово с другим смыслом, они прореагируют так же. То есть это уровень привычки, «стимул-реакция», а не осмысленная и произвольная реакция на обращенную речь. Примерно на этом же уровне привыкают «понимать» речь дети с нарушением распознавания обращенной речи. Однако любые изменения обстановки, формулировки, смена собеседника вызовут замешательство у ребенка.

Часто такие дети по поведению напоминают детей с РАС. Представьте, если бы вы росли в речевом вакууме. Это накладывает сильный отпечаток на всю эмоциональную, коммуникативную сферу, познавательное развитие (при отсутствии коррекции развивается вторичная умственная отсталость), поведение (про таких детей говорят, что они гиперактивные, но их проблемы поведения вызваны отсутствием внутренней речи, потому что речь даже во внутреннем плане не развивается, в отличие от чистой моторной алалии).

Нарушение понимания обращенной речи может быть обусловлено речевой слуховой агнозией и сенсорной алалией. Сейчас модно разделять эти два нарушения в теории, однако на практике все равно мы редко видим чистую сенсорную алалию без нарушения слухового речевого восприятия.

Чем отличается слуховая речевая агнозия от сенсорной алалии?

Расскажу немного о развитии понимания речи в онтогенезе. В возрасте до 1 года приоритетное развитие происходит в височной области правого полушария. То есть у ребенка в первую очередь созревает способность целостно воспринимать неречевые (предметные) шумы (громкость, тональность, источник, мелодика, ритм, интонация). К неречевым шумам относятся и звуки, издаваемые животными. Это фундамент для последующего понимания речи, поэтому малышам так важно обеспечивать разнообразное звуковое окружение. В результате у ребенка появляются первые звукоподражания. В коррекции логопеды также применяют методики на различение различных предметных шумов для прохождения данного этапа развития (если он был нарушен) и последующего формирования уже речевого слухового гнозиса.

В возрасте около 1-1.2 года включаются в работу вторичные поля височной коры левого полушария (они созревают полностью к 2 годам). И в шумовом потоке ребенок начинает вычленять звуки речи. Его звукоподражания приобретают «человеческое» произношение, начинаются вокализации, нормативные эхолалии (повторения услышанных слов), междометия (ой, бух, бам). Это не один звук, а серии звуков и простые слова, которые уже могут употребляться в привычном контексте (мама, папа, баба). Это этап созревания речевого слухового гнозиса. Ребенку пока недоступно понимание многозначности слов, важен контекст (обязательно предметный). Незрелость вторичных полей височной коры приводит к речевой слуховой агнозии. А если этот этап не был пройден, то и дальнейшее развитие понимания речи не происходит.

Далее созревают третичные поля коры – это зона, где происходит «перекрытие» теменной, височной и затылочной коры. Так называемая ТПО (TPO) зона. Или задняя ассоциативная кора. И воспринятые вторичной корой слова начинают насыщаться различными значениями, связываться между собой, обретая смысловые оттенки и развиваясь уже без жесткой привязки к одному предмету. Ребенок начинает овладевать родным языком. Третичные поля среди биологических видов есть только у человека. Нарушение на этом этапе приводит к сенсорной алалии.

Основная практическая проблема состоит в том, что незрелость предыдущего уровня слухового анализатора приводит к недоразвитию следующего. Иногда нельзя четко дифференцировать, нарушено формирование на этапе только вторичных или уже третичных полей. А как показывает аппаратная диагностика методом вызванных потенциалов, часто у детей нарушено проведение импульса, вообще не доходя до коры! То есть по сути, у них есть слабая нейросенсорная тугоухость, которая не была своевременно выявлена. А если импульс в кору приходит с задержкой и в неполном объеме, то и первичная, и вторичная, и третичная кора страдают. Нарушается овладение языком и мышление.

Что делать, если ребенок не понимает речь?

На этапе коррекции «ДО» третичной коры (то есть при слуховой речевой агнозии) идеально помогает Томатис. Это видно и на практике (поразительно улучшается понимание речи у детей, которые даже на имя не откликались), и по исследованию вызванных потенциалов. Конечно, слуховую стимуляцию необходимо сочетать с логопедическими занятиями, но и без них скачок в восприятии речи происходит всегда огромный.

А на уровне третичной коры (когда слуховой речевой гнозис хорошо сформирован) для развития языка, усвоения многозначности слов, устранения аграмматизмов необходима помощь логопеда. И занятия нужно проходить регулярно и на протяжении длительного времени.

Кстати, мне ближе понимание речевых дефицитов не дискретное (есть речь-нет речи, отсюда и термин «алалия», то есть отсутствие речи), а континуальное, ведь даже после запуска речи ребенок продолжает овладевать системой языка (поэтому я очень люблю термин «дисфазия развития»).

Нейропсихолог Александрова О.А.

Ребенок не говорит? Не понимает речь? Запишитесь на консультацию по телефону (812) 642-47-02 или заполните форму на сайте.

Читайте также:

Агнозия — PubMed

Агнозия — редкое заболевание, при котором пациент не может распознавать и идентифицировать предметы, людей или звуки, используя одно или несколько своих органов чувств, несмотря на то, что в других отношениях органы чувств функционируют нормально. Дефицит нельзя объяснить памятью, вниманием, языковыми проблемами или незнанием стимулов. Обычно затрагивается одна из сенсорных модальностей. Например, пациент с агнозией может быть не в состоянии опознать чашу визуально, хотя он может определить ее цвет и определить ее на ощупь по форме и текстуре.Это не то же самое, что аномия. Аномия — это нарушение наименования, при котором пациенты не могут назвать объект, несмотря на то, что используют другие свои сенсорные методы, такие как прикосновение и обоняние.

Классически различают 2 формы агнозии: апперцептивную и ассоциативную.

  1. Апперцептивная агнозия — это неспособность распознавания из-за дефицита на ранних стадиях перцептивной обработки.

  2. Ассоциативная агнозия — это нераспознавание, несмотря на отсутствие дефицита восприятия.Пациенты с ассоциативной агнозией обычно могут рисовать, сопоставлять или копировать объекты, в то время как пациенты с апперцептивной агнозией — нет.

Виды агнозии

В зависимости от типа ощущения существует 3 основных типа агнозии.

  1. Визуальное (зрение)

  2. Слуховое (слуховое)

  3. Тактильное (сенсорное)

Визуальная агнозия

Визуальная агнозия относится к нарушению распознавания визуально представленных объектов, несмотря на нормальное поле зрения, остроту, цветовое зрение, различение яркости, язык и память.Пациенты могут распознавать объекты с помощью других сенсорных модальностей. Иногда ухудшение состояния ухудшается для определенных типов объектов, поэтому для точной диагностики необходимо тестировать различные объекты. Визуальная агнозия — наиболее распространенная и хорошо изученная агнозия.

Далее агнозия делится на 2 подтипа: апперцептивная зрительная агнозия и ассоциативная зрительная агнозия.

  1. Апперцептивная зрительная агнозия относится к отклонениям в зрительном восприятии и дискриминативном процессе, несмотря на отсутствие элементарных зрительных нарушений.Эти люди не могут распознавать предметы, рисовать или копировать фигуры. Они не могут воспринимать правильные формы объекта, хотя знание объекта остается неизменным. Апперцептивная зрительная агнозия обычно связана с поражением теменной, затылочной коры

  2. Ассоциативная зрительная агнозия означает трудности с пониманием значения того, что они видят. Они могут рисовать или копировать, но не знают, что нарисовали. Они правильно воспринимают форму и знают объект при проверке вербальной или тактильной информации, но не могут идентифицировать объект.Они не могут связать полностью воспринимаемый визуальный стимул с предыдущим опытом, чтобы помочь им распознать стимул. Ассоциативная зрительная агнозия обычно связана с поражением двусторонней нижней затылочно-височной коры.

Типы зрительной агнозии

  1. Прозопагнозия — это неспособность узнавать знакомые лица. Пациенты часто могут идентифицировать другие аспекты, такие как пол, волосы, эмоции. Прозопагнозия возникает в результате повреждения веретенообразной области лица (расположенной в нижней височной коре в веретенообразной извилине).Люди с апперцептивной прозопагнозией не могут воспринимать выражение лица и сигналы, но могут распознавать не связанные с лицом признаки, такие как волосы и одежда. Пациенты с ассоциативной прозопагнозией могут получить некоторую информацию о лице, например, пол и возраст. Мистер П. в книге Оливера Сака « Человек, который принял жену за шляпу» представляет классический случай прозопагнозии.

  2. Симултанагнозия — это неспособность распознавать и сортировать объекты, когда они появляются вместе, но они могут распознать их, когда они появляются поодиночке.Пациенты не могут понять общий смысл картинки или нескольких вещей вместе, хотя могут описывать отдельные элементы. Описаны две формы симультагнозии.

  1. Дорсальная симультагнозия: пациенты не могут видеть более одного объекта одновременно. Например, когда им показывают картинку со столом, стулом и вазой для цветов, они могут сообщать только одно за раз. Когда их внимание переключено на другую вещь, они могут идентифицировать только эту вещь; другие вещи исчезают для них.У них часто возникают трудности с чтением, поскольку для этого нужно просматривать более одного слова за раз. Они часто натыкаются на предметы, расположенные близко друг к другу. Дорсальная симультагнозия обычно связана с поражением двусторонней затылочно-височной коры.

  2. Вентральная симультагнозия: эти люди также не могут идентифицировать более одного объекта или сложных объектов одновременно, хотя они могут видеть более одного объекта одновременно. Они не могут воспринимать всю картину как единое целое и извлекать из нее смысл.Например, на изображении ночного неба со звездами и полной луной они могут идентифицировать луну как шар, не имея возможности понять смысл всей картины. Вентральная симультагнозия связана с поражением левой нижней затылочной области.

  1. Цветовая агнозия — это неспособность идентифицировать и различать цвета, несмотря на неизменные базовые механизмы цветового зрения и различения яркости. Этот тип агнозии очень сложно диагностировать, так как цвета можно оценить только визуально.Обычно у этих пациентов имеется поражение в левой затылочно-височной области мозга.

  2. Топографическая агнозия — это неспособность ориентироваться в окружающей среде из-за неспособности интерпретировать пространственную информацию. Эти пациенты хорошо помнят расположение и особенности хорошо известных им мест, но они не могут ориентироваться в них. Они не могут использовать визуальные подсказки, чтобы направить их в правильном направлении. Связано с поражением в правой задней поясной части головного мозга.

  3. Пальцевая агнозия — это сложность определения и различения пальцев одной руки, а также руки других. Это не относится к неспособности идентифицировать палец как палец, как можно предположить из названия. Это часть совокупности симптомов, часто называемых синдромом Герстмана, который включает акалькулию, аграфию, агнозию пальцев и дезориентацию влево-вправо.

  4. Акинетопсия означает неспособность воспринимать движение.

  5. Агностическая алексия означает неспособность распознавать слова визуально.Они по-прежнему могут без труда писать и говорить.

Слуховая Агнозия

  1. Слуховая агнозия — это неспособность распознавать звуки, несмотря на неповрежденный слух. Слуховые агнозии обычно связаны с правосторонними височными поражениями.

Типы слуховой агнозии

  1. Фонагнозия — это неспособность узнавать знакомые голоса.Они могут распознавать слова, сказанные другими. Это вызвано повреждением определенных частей области звуковой ассоциации.

  2. Вербальная слуховая агнозия или глухота в чистом виде — это неспособность понимать произносимые слова, но может читать, писать и говорить относительно нормальным образом.

  3. Невербальная слуховая агнозия — это неспособность понимать невербальные звуки и шумы при сохранении понимания речи.

  4. Амусия — это неспособность распознавать музыку.Они не могут понять, что определенные типы звуков представляют музыку, и поэтому не могут отличить музыку от других звуков.

Тактильная Агнозия

Тактильная агнозия означает неспособность распознавать предметы наощупь. Они могут называть предметы в лицо.

  1. Аморфогнозия — это неспособность определять размер и форму предметов на ощупь, например, треугольника или квадрата.

  2. Анозогнозия — это неспособность идентифицировать отличительные качества, такие как текстура и вес, например, кусок дерева, хлопка или металла.

  3. Тактильная асимболия — нарушение распознавания на ощупь при отсутствии аморфогнозии и агилогнозии.

Визуальная агнозия — обзор

4.3.1 Визуальная агнозия

Пациенты с зрительной агнозией испытывают трудности с распознаванием объектов из-за нарушений базовой обработки восприятия или процессов распознавания более высокого уровня.Такие пациенты по-прежнему могут распознавать объекты с помощью других органов чувств, таких как осязание, слух или обоняние, поэтому потеря функции является строго визуальной. Слово agnosia можно перевести с греческого как означающее «незнание», поэтому визуальная агнозия подразумевает потерю визуального знания.

Здесь мы обсудим три типа зрительной агнозии: апперцептивная агнозия, ассоциативная агнозия и прозопагнозия. Пациенты с апперцептивной агнозией все еще могут определять внешний вид визуально представленных предметов, но им трудно воспринимать их форму и они не могут распознать или назвать их.Эти пациенты обычно терпят неудачу в тестах на копирование формы и могут испытывать трудности с копированием очень простых форм, таких как круг, квадрат или, возможно, даже одна наклонная линия. Отравление угарным газом — частая причина апперцептивной агнозии, так как это может привести к обильному повреждению затылочной доли.

Примечательно, что некоторые апперцептивные агнозики демонстрируют свидетельства бессознательной визуальной обработки визуальных характеристик, которые они не могут осознанно воспринимать. Гудейл и др. . (1991) тестировали пациента с апперцептивным агнозом, Д.Ф., которому было трудно сообщить ориентацию простых линий или реальных объектов.Когда ее попросили сообщить об ориентации узкой прорези, прорезанной в торце барабана, она не смогла сообщить угол прорези и сделала много ошибок (рис. 6.22, верхняя панель; барабан поворачивался в новую ориентацию при каждом испытании. ). Однако, когда ее попросили протянуть карточку через прорезь, она смогла сделать это с поразительной точностью (рис. 6.22, нижняя панель) и даже была удивлена ​​собственной способностью сделать это. Удивительно, но когда ее попросили просто подержать письмо рядом и повернуть, чтобы он соответствовал углу прорези, ее производительность снова была плохой, и она сообщила, что прорезь казалась менее четкой, чем когда ей разрешалось размещать карта.Что может объяснить эту поведенческую диссоциацию между способностью DF сообщать угол щели и выполнять действия, управляемые визуально?

Рисунок 6.22. Она может это сделать, но не может сообщить об этом. Результаты из темы DF. Каждая строка представляет собой одну из попыток DF либо согласовать ориентацию почтового ящика, либо фактически разместить в нем письмо. На верхней панели показаны попытки DF согласовать ориентацию слота с картой (без выполнения действия). Здесь линии распределены по кругу, что говорит о том, что у DF были проблемы с восприятием ориентации.Однако нижняя панель показывает точность DF при размещении карты в ориентированном слоте, отрегулированной так, чтобы каждая правильная ориентация была вертикальной. Поскольку все линии сгруппированы по вертикали, это говорит о том, что DF является точным при выполнении действия публикации. Пациент Д.Ф. может отправлять письма без проблем; ее рука знает, что делать. Но когда его просят согласовать ориентацию слота, DF работает очень плохо.

Источник : Фрэнк Тонг, с разрешения.

Пациент Д.Ф. предоставляет убедительные доказательства того, что существуют отдельные пути для обработки того, «что» объект и «где» он находится по отношению к выполнению визуально управляемого действия.Согласно Goodale и Milner, у пациента DF есть повреждение вентрального зрительного пути, но нетронутый процессинг в дорсальном пути, утверждение, которое недавно было подтверждено исследованиями изображений головного мозга (James et al ., 2003). Они предполагают, что дорсальная система отвечает не только за обработку того, «где» объекты, но также за то, «как» действия могут быть выполнены по отношению к конкретному объекту, например, указывать или дотягиваться до этого объекта. По-видимому, визуальная обработка в спинной системе недоступна для сознания — пациент не может сообщить об ориентации щели, но спинная система может направлять правильные действия.Дополнительные исследования пациентов с зрительной атаксией выявили противоположный паттерн зрительного дефицита, указывая на двойную диссоциацию между сознательным зрительным восприятием и действиями, управляемыми визуально. Атаксия зрительного нерва обычно возникает в результате повреждения теменной доли, которая является частью дорсального пути. Эти пациенты могут хорошо воспринимать визуальные ориентации и распознавать объекты, но испытывают большие трудности при выполнении действий, управляемых визуально.

Ассоциативная агнозия относится к неспособности распознавать объекты, несмотря на очевидное неповрежденное восприятие объекта.Например, когда пациенты с ассоциативной агнозией просят скопировать простую картинку, им удается выполнить разумную работу, особенно если им уделяется достаточно времени. По сравнению с этим эта задача была бы почти невыполнима для апперцептивного агнозика.

Доктор Оливер Сакс описал пациента, который в результате черепно-мозговой травмы «принял свою жену за шляпу». Пациенту было очень трудно идентифицировать объекты, хотя в остальном его зрение было нормальным и он мог описать особенности увиденного. Когда ему преподносят розу от Dr.Пациент описал его как «извитую красную форму с линейным зеленым прикреплением», но только понюхав его, он понял, что это роза. Когда его жена пришла встретить его в кабинете врача, он случайно потянулся к ее голове, когда хотел забрать свою шляпу с вешалки (Sacks, 1985).

Ассоциативная агнозия обычно возникает в результате повреждения вентральной височной коры. Как правило, ассоциативным агнозикам сложно распознавать различные объекты, особенно объекты, относящиеся к одной категории, например лица.Однако, как мы увидим ниже, это часто, но не всегда.

Хотя большинство пациентов с зрительной агнозией будут иметь трудности с распознаванием лиц и предметов, сообщалось о некоторых замечательных исключениях. Пациенты с прозопагнозией по-прежнему способны хорошо распознавать предметы, но им очень трудно узнавать или различать лица (Bodamer, 1947; Meadows, 1974b). Дефицит может быть серьезным; некоторые пациенты с прозопагнозом больше не могут узнавать близких членов семьи или друзей и вместо этого должны полагаться на другие сигналы, такие как голос или одежда человека, чтобы узнать этого человека.Некоторые пациенты больше не могут узнавать собственное лицо на фотографиях или даже в зеркале.

Действительно ли прозопагнозия вызвана определенным нарушением распознавания лиц? Может быть, распознавание лиц просто сложнее, чем другие формы распознавания объектов. В конце концов, лица очень визуально похожи друг на друга — каждое лицо имеет одинаковую базовую форму и конфигурацию функций, в то время как объекты намного более отличаются друг от друга (см. Обсуждение во вставке 6.2).

Вставка 6.2

Как лица и предметы представлены в мозгу?

Есть две основные теории о том, как зрительной системе удается обрабатывать и распознавать объекты и лица.Мозг мог делать это либо в модульном режиме с отдельными модулями для обработки лиц, либо обработка могла выполняться в виде , распределенного на образом по множеству областей вентральной височной коры. Согласно модульному подходу восприятие объекта разбивается на нейронные модули, определенные области мозга, которые специализируются на обработке определенной категории объектов. Исследования показывают, что веретенообразная область лица (FFA) может быть специализированным модулем для обработки и распознавания вертикальных лиц (Kanwisher et al ., 1997; Tsao et al ., 2006). Кроме того, область, которая реагирует на представление мест (например, дом), также кажется специализированным модулем (Epstein and Kanwisher, 1998). Эта область стала известна как область парагиппокампа (PPA). Эта тенденция к модульному представлению объектов распространяется не на все объекты; фактически, это в первую очередь наблюдается только в двух вышеупомянутых случаях. Например, в человеческом мозгу нет места для банана или обуви.

Интересным поворотом в модульной гипотезе является гипотеза экспертизы , которая предполагает, что так называемая веретенообразная область лица на самом деле специализирована для экспертного распознавания объектов (Gauthier et al ., 2000). Вероятно, мы проводим больше времени, глядя на лица, чем на любой другой объект (особенно если вы включите просмотр лиц по телевизору). Просто остановитесь на мгновение и подумайте, сколько информации вы можете получить из всех тонких изменений в чьем-то лице, когда вы разговариваете с ним или с ней, и вскоре поймете, что действительно являетесь экспертом по лицу. Было предложено, чтобы FFA отвечал за процесс распознавания любого объекта, в котором мы являемся «экспертами». Исследования показывают, что, глядя на изображения птиц, эксперты по птицам проявляют несколько более высокую активность в FFA, чем эксперты, не относящиеся к птицам (Gauthier et al ., 2000). Независимо от того, является ли FFA специфичным для распознавания лиц или какого-либо объекта экспертизы, в обоих случаях задействована специализированная структура, отличная от областей вентральной височной коры, участвующих в обработке объекта. Посмотрите на два лица на рис. 6.23 — вы заметили что-нибудь странное? Теперь переверните книгу и посмотрите еще раз — теперь вы ее видите? Это пример эффекта инверсии лица. Когда лица перевернуты, мы действительно плохо их распознаем. Это пример того, насколько мы специализируемся на восприятии лиц.

Другая гипотеза состоит в том, что мозг обрабатывает лица и объекты распределенным образом по множеству областей вентрального пути. Исследование Haxby и его коллег продемонстрировало, что регионы за пределами FFA по-прежнему демонстрируют разные ответы на лица по сравнению с другими типами стимулов (Haxby et al ., 2001). Даже если разница в отклике между лицами и разными объектами во многих из этих областей довольно мала, во всех этих областях за пределами FFA имеется достаточно информации, чтобы отличить лица от объектов.Однако нейропсихологические доказательства двойной диссоциации между распознаванием лиц и распознаванием объектов трудно объяснить в соответствии с этой точкой зрения. Одно из возможных решений состоит в том, что активность нейронов с высокой избирательностью к лицу в таких областях, как FFA, может быть важна для различения тонких различий между отдельными лицами, но более распределенных паттернов активности за пределами этих областей с высокой избирательностью к лицу достаточно, чтобы отличить друг от друга. основные различия между лицами и объектами и, возможно, более очевидные различия между лицами (например,грамм. мужчина против женщины, молодой против старого).

Исследования выявили нескольких пациентов, которые могут различать тонкие различия в объектах, но больше не могут различать лица. Например, фермер с прозопагнозом стал очень плохо распознавать человеческие лица, но все еще мог узнавать разных овец в своем стаде (McNeil and Warrington, 1993). Другой пациент больше не мог точно распознавать вертикальные лица и на самом деле лучше распознавал перевернутые лица, что прямо противоположно нормальному поведению испытуемых (Farah et al ., 1995). В чем может быть причина этого? Согласно одной теории, мозг может иметь специализированные механизмы для обработки вертикальных лиц, тогда как перевернутые лица обрабатываются общей системой распознавания объектов (см. Демонстрацию инверсии лиц на рис. 6.23). Таким образом, если система распознавания лиц повреждена у прозопагнозного пациента, то эта система может привести к автоматическим ошибкам, когда пациенту предъявляют вертикальное лицо. Однако перевернутые лица не будут автоматически обрабатываться этой системой, что позволит системе распознавания объектов взять на себя задачу.

Рисунок 6.23. Эффект инверсии лица. Демонстрация того, насколько мы плохо умеем распознавать перевернутые лица. Посмотрите на две фотографии Барака Обамы. Вы замечаете что-нибудь странное? Теперь переверните страницу вверх ногами и посмотрите еще раз. Теперь вы должны увидеть, что одно из изображений сильно искажено. Этот эффект, называемый эффектом инверсии лица, демонстрирует, насколько специализирована наша зрительная система для обработки вертикальных лиц.

Возможно, самое убедительное свидетельство некоторого разделения между системами распознавания лиц и объектов было получено при исследовании пациента с очень необычным объектным агнозом, CK, который был очень слаб в распознавании объектов, но мог распознавать вертикальные лица так же хорошо, как и нормальные субъекты (Moscovitch ). и др., ., 1997). Примечательно, что если лица были перевернуты вверх ногами, CK серьезно пострадал, и в этих условиях результаты были в шесть раз хуже, чем у обычных участников. Судя по всему, в СК есть исправная система обработки вертикальных лиц, но сильно повреждена система, отвечающая за обработку объектов и перевернутых лиц. Взятые вместе, данные пациента CK и пациентов с прозопагнозом свидетельствуют о двойной диссоциации между визуальной обработкой вертикальных лиц по сравнению с объектами и перевернутыми лицами.

Какой тип повреждения головного мозга приводит к прозопагнозии? Прозопагнозия может быть результатом двустороннего повреждения областей латеральной затылочной коры, нижней височной коры и веретенообразной извилины (Meadows, 1974b; Bouvier and Engel, 2006). В некоторых случаях одностороннее повреждение правого полушария может привести к этому нарушению. Поскольку поражения обычно довольно большие и могут повредить волокна, ведущие в критическую область мозга, трудно определить точное место. Тем не менее, участки поражения головного мозга, связанные с прозопагнозией, по-видимому, охватывают веретенообразную область лица и простираются гораздо дальше назад.

Агнозия — Физиопедия

Агнозия (греч. Гнозис — «незнание») — неврологическое состояние, при котором пациент не может распознавать и идентифицировать предметы, людей или звуки, используя одно или несколько своих органов чувств, несмотря на нормально функционирующие органы чувств. [1] Это сенсорное расстройство, поскольку человек не может обрабатывать сенсорную информацию.

Менее 1% всех неврологических пациентов страдают агнозией, и чистая форма агнозии встречается редко. Визуальная агнозия — наиболее распространенный и лучше объяснимый тип агнозии. [2]

[3]

Патофизиология агнозии [править | править источник]

Чтобы что-то анализировать нашим мозгом, нам, прежде всего, нужны сенсорные стимулы (зрение, слух, вкус, осязание и обоняние). Затем эти сенсорные стимулы попадают в нашу сенсорную кору по афферентному / сенсорному пути. Поскольку она обрабатывается центрами более высокого порядка, значение приписывается восприятию, и информация становится мультимодальной. Обработка восприятия необходима для определения того, что воспринимается с помощью различных сенсорных модальностей, что позволяет получить доступ к семантическим знаниям и через это понимание окружающей среды.Семантическая память включает в себя знания о фактах, концепциях и языке, хранящиеся без соответствующей информации о начальном опыте обучения.

Например, если вы стоите на пути встречного автобуса, основное восприятие будет включать визуальную информацию, слышимость приближающегося автобуса и ощущение вибрации от земли. Затем эти отдельные атрибуты объединяются, получая доступ к соответствующим семантическим знаниям и, таким образом, позволяя человеку понять, что происходит. [4]

Агнозия была впервые описана немецким неврологом Лиссауэром в 1980 году, который предположил, что распознавание объектов происходит на двух последовательных уровнях анализа.Во-первых, это уровень восприятия, на котором интеграция элементарных сенсорных данных происходит в сложных формах, а во втором (ассоциативном) происходит сравнение между тем, что воспринимается, и знаниями, хранящимися в памяти. [5] Но дефицит не связан с потерей памяти.

Клинически значимая анатомия [править | править источник]

Кора головного мозга, показывающая ее функцию

Чтобы понять патофизиологию агнозии, необходимо знать о сенсорной коре, сенсорном релейном центре, сенсорных путях, а также о центре памяти и внимания.

Теменная кора в основном отвечает за обработку и интеграцию соматосенсорной информации. Затылочная доля предназначена для зрения, а височная — для слуха.

Агнозия возникает при повреждении головного мозга вдоль путей, соединяющих области первичной обработки сенсорной информации. Эти области обычно включают заднюю теменную кору и затылочно-височные области. [2]

Он возникает при различных неврологических состояниях, таких как инсульты, опухоли, инфекции, деменция, гипоксия, токсины, такие как отравление угарным газом, травмы головы, нарушения развития и другие неврологические расстройства.

Существует 2 формы агнозии по причинам: апперцептивная и ассоциативная.

  1. Апперцептивная агнозия: это неспособность распознавания из-за дефицита на ранних стадиях обработки восприятия.
  2. Ассоциативная агнозия: это неспособность узнавать, несмотря на отсутствие дефицита восприятия. Пациенты с ассоциативной агнозией обычно могут рисовать, сопоставлять или копировать объекты, но не могут их распознать, в то время как пациенты с апперцептивной агнозией не могут.

Существует 3 основных типа агнозии в зависимости от типа ощущения.

  1. Визуальное (зрение)
  2. Слуховой (слуховой)
  3. Тактильные (сенсорные)

Визуальная агнозия [редактировать | править источник]

Визуальная агнозия относится к нарушению распознавания визуально представленных объектов, несмотря на нормальное поле зрения, остроту, цветовое зрение, различение яркости, язык и память. Пациенты могут распознавать объекты с помощью других сенсорных модальностей.

Зрительная агнозия подразделяется на 2 подтипа: апперцептивная зрительная агнозия и ассоциативная зрительная агнозия.

  1. Апперцептивная зрительная агнозия: нарушение зрительного восприятия и дискриминантного процесса, несмотря на отсутствие элементарных нарушений зрения. Эти люди не могут распознавать предметы, рисовать или копировать фигуры. Они не могут воспринимать правильные формы объекта, хотя знание объекта остается неизменным. Обычно это связано с поражением теменной, затылочной коры.
  2. Ассоциативная зрительная агнозия: трудности с пониманием значения того, что они видят.Они могут рисовать или копировать, но не знают, что нарисовали. Они правильно воспринимают форму и знают объект при проверке вербальной или тактильной информации, но не могут идентифицировать объект. Они не могут связать полностью воспринимаемый визуальный стимул с предыдущим опытом, чтобы помочь им распознать стимул. Обычно это связано с поражением двусторонней нижней затылочно-височной коры.


Типы зрительной агнозии

  1. Прозопагнозия — это неспособность узнавать знакомые лица.Пациенты часто могут идентифицировать другие аспекты, такие как пол, волосы, эмоции. Прозопагнозия возникает в результате повреждения веретенообразной области лица (расположенной в нижней височной коре в веретенообразной извилине).
  2. Simultanagnosia — это неспособность распознавать и сортировать объекты, когда они появляются вместе, но они могут распознать их, когда они появляются поодиночке. Пациенты не могут понять общий смысл картинки или нескольких вещей вместе, хотя могут описывать отдельные элементы.Были объяснены две формы симультагнозии.
    • Дорсальная симультагнозия: Пациенты не могут видеть более одного объекта одновременно. Например, когда им показывают картинку со столом, стулом и вазой для цветов, они могут сообщать только одно за раз. Когда их внимание переключено на другую вещь, они могут идентифицировать только эту вещь; другие вещи исчезают для них. У них часто возникают трудности с чтением, поскольку для этого нужно просматривать более одного слова за раз. Они часто натыкаются на предметы, расположенные близко друг к другу.Дорсальная симультагнозия обычно связана с поражением двусторонней затылочно-височной коры.
    • Вентральная симуляция: Эти люди также не могут идентифицировать более одного объекта или сложных объектов одновременно, хотя они могут видеть более одного объекта одновременно. Они не могут воспринимать всю картину как единое целое и извлекать из нее смысл. Например, на изображении ночного неба со звездами и полной луной они могут идентифицировать луну как шар, не имея возможности понять смысл всей картины.Вентральная симультагнозия связана с поражением левой нижней затылочной области.

3. Цветовая агнозия — это неспособность идентифицировать и различать цвета, несмотря на неизменные базовые механизмы цветового зрения и различения яркости. Обычно это происходит после поражения левой затылочно-височной области мозга.

4. Топографическая агнозия — это неспособность ориентироваться в окружающей среде из-за неспособности интерпретировать пространственную информацию.Эти пациенты хорошо помнят расположение и особенности хорошо известных им мест, но они не могут ориентироваться в них. Это связано с поражением в правой задней поясной части мозга.

5. Агнозия пальца — это сложность определения и различения пальцев одной руки, а также руки других. Это не относится к неспособности идентифицировать палец как палец. Синдром Герстмана, который включает акалькулию, аграфию, пальцевую агнозию и дезориентацию влево-вправо.

[6]

6. Акинетопсия означает неспособность воспринимать движение.

7. Агностическая алексия относится к неспособности распознавать слова визуально. Они по-прежнему могут без труда писать и говорить. [1]

[7]

Слуховая Агнозия [править | править источник]

Это неспособность распознавать звуки, несмотря на неповрежденный слух.Обычно это связано с поражением правой стороны височной области.

Типы слуховой агнозии

  1. Фонагнозия — это неспособность распознавать знакомые голоса. Они могут распознавать слова, сказанные другими. Это вызвано повреждением определенных частей области звуковой ассоциации.
  2. Вербальная слуховая агнозия или глухота в чистом виде. — это неспособность понимать произносимые слова, но может читать, писать и говорить относительно нормальным образом.
  3. Невербальная слуховая агнозия — это неспособность понимать невербальные звуки и шумы при сохранении понимания речи.
  4. Amusia — это неспособность распознавать музыку. Они не могут понять, что определенные типы звуков представляют музыку, и поэтому не могут отличить музыку от других звуков. [1]

Тактильная агнозия [править | править источник]

Тактильная агнозия означает неспособность распознавать объекты наощупь. Они могут называть объекты визуально.

  1. Астерогнозис — это неспособность определять размер и форму предметов на ощупь, например, треугольника или квадрата.Он также известен как «соматосенсорная агнозия». Астереогноз также можно определить как нарушение распознавания объектов путем соматосенсорного распознавания размера, текстуры, веса и формы объектов при отсутствии какого-либо серьезного соматосенсорного дефицита. Ручная стереогнозия требует, чтобы дорсальный столбец-медиальный лемнисковый тракт (DCMLT) принимал различительное прикосновение и проприоцептивную информацию, а теменная кора головного мозга обрабатывала эту информацию. Таким образом, повреждение теменной или DCMLT может привести к астерогнозу.Его можно разделить на первичный и вторичный дефицит распознавания. [8]

[9]

  1. Анозогнозия — это отсутствие способности воспринимать реалии собственного состояния. [10]

[11]

Asomatoagnosia [править | править источник]

Характеризуется потерей распознавания или осознания схем части тела.Чаще всего поражается только одна половина тела (обычно левая), что называется гемиасоматогнозией. [12]

История — ключ к диагностике агнозии. Подробное интервью с пациентом, членами семьи и опекунами помогает определить этиологию, а также трудности в повседневной жизни. Например, у пациентов с симультагнозией часто возникают проблемы с чтением, письмом и интерпретацией нескольких вещей одновременно.

Неврологическое обследование следует проводить тщательно, поскольку диагностика агнозии исключает альтернативные объяснения.Агнозию можно диагностировать только при отсутствии афазии, генерализованной деменции, делирия или любого дефицита, который может нарушить некоторые или все этапы обработки информации, связанные с распознаванием объектов. [2]

Для лечения пациентов с агнозией необходима многопрофильная бригада.

Для нейропсихологической реабилитации можно использовать два подхода. [13]

  • Первый тип, восстановление, направлен на улучшение определенной функции путем тренировки нарушенной функции и, таким образом, поврежденной структуры мозга напрямую и многократно.
  • Второй тип, компенсация, относится к использованию неизменной сенсорной функции для компенсации потери другой. Таким образом, нарушенная функция сама по себе не нацелена, но скорее пытаются улучшить функционирование на уровне активности и участия. [13]
  1. 1,0 1,1 1,2 Кумар А., Вротен М. Агносиа. 2020 1 ноября. В: StatPearls [Интернет]. Остров сокровищ (Флорида): StatPearls Publishing; 2021 янв. PMID: 29630208.
  2. 2,0 2,1 2,2 Кумар А., Вротен М. Агносиа. 2018 г.
  3. ↑ Агнозия. Доступно по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=0E6eHKrYs6k последняя оценка: 29 июля 2021 г.
  4. ↑ Greene JD. Апраксия, агнозии и высшие нарушения зрительной функции. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии Greene JD. Апраксия, агнозии и высшие нарушения зрительной функции. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии. 2005 Dec 1; 76 (приложение 5): v25-34.. 2005 Dec 1; 76 (приложение 5): v25-34.
  5. ↑ Перротта Г. Агнозия: определение, клинический контекст, нейробиологические профили и клинические методы лечения. Архив геронтологии и гериатрических исследований. 2020 17 июля; 5 (1): 031-5.
  6. ↑ Пальцевая агнозия. Доступно по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=m7RGLEextMY Дата обращения: 29 июля 2021 г.
  7. ↑ Визуальная агнозия. Доступно по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=ze8VVtBgK7A срок действия: 29 июля 2021 г.
  8. ↑ Unnithan AK, Emmady PD.Астереогнозис. StatPearls [Интернет]. 2020 июл 15.
  9. ↑ Что такое АСТЕРЕОГНОЗ? Что означает АСТЕРЕОГНОЗ? АСТЕРЕОГНОЗ значение и объяснение. Доступно по адресу: https: //www.youtube.com/watch? V = _pW44HyYOnE Дата обращения: 29 июля 2021 г.
  10. ↑ Acharya AB, Sánchez-Manso JC. Анозогнозия.2018
  11. ↑ Анозогнозия. Доступно по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=i4SSiS-a4js, дата обращения: 29 июля 2021 г.
  12. ↑ Saetta G, Zindel-Geisseler O, Stauffacher F, Serra C, Vannuscorps G, Brugger P.Асоматогнозия: структурированное интервью и оценка зрительно-моторных образов. Границы психологии. 2020; 11.
  13. 13,0 13,1 Хойтинк Дж., Индорф Д.Л., Кордес С. Нейропсихологическая реабилитация зрительной агнозии и синдрома Балинта. Нейропсихологическая реабилитация. 2019 26 ноября; 29 (10): 1489-508.

типов агнозии после травмы головного мозга: признаки и симптомы

Агнозия — редкое заболевание, при котором человек не может распознавать или идентифицировать знакомые предметы, людей или звуки, несмотря на нормально функционирующие органы чувств.Существует несколько различных типов агнозии, которые человек может испытать после травмы головного мозга, в зависимости от того, где произошло повреждение.

Из этой статьи вы узнаете больше о типах и формах, которые может принимать агнозия, а также о некоторых полезных способах борьбы с ней.

Что такое Агнозия?

Agnosia вызывает проблемы с распознаванием. Например, человек с агнозией может видеть карандаш, но не распознавать его как карандаш. Если вы спросите их, что это было или для чего использовалось, они, возможно, не смогут вам сказать.

Многие люди часто путают агнозию с афазией. Однако, хотя эти состояния могут проявляться одинаково, их основные причины различны.

При определенных типах афазии человек борется с , производя слова . Это означает, что они все еще могут понять, что это за объект, они просто не могут найти слова, чтобы назвать или описать его. Поэтому, если вы покажете им яблоко, они узнают его и узнают, что это фрукт, но не смогут произнести слово «яблоко».”

С другой стороны, человек с агнозией может даже не узнать яблоко. В некоторых случаях это связано с нарушениями восприятия. Однако существуют и другие типы агнозии, при которых человек не узнает объект, несмотря на отсутствие нарушений в обработке восприятия.

Причины агнозии после травмы головного мозга

Агнозия обычно вызывается поражением затылочных, височных или теменных долей. Это происходит, когда мозг получает повреждение определенных сенсорных путей.

Эти пути хранят знания о знакомых объектах, людях и звуках. Это то, что позволяет вам мгновенно узнать, для чего, например, используется чашка.

Когда эти пути повреждены, это знание может быть потеряно. В результате мозг не может распознавать / идентифицировать объекты, как раньше.

Категории агнозии после травмы головного мозга

Агнозия может проявляться по-разному, в зависимости от того, где произошло повреждение головного мозга. Врачи обычно разделяют агнозию на три основные категории:

  • Визуальная агнозия
  • Слуховая агнозия
  • Тактильная агнозия

В следующих разделах мы рассмотрим некоторые примеры этих типов.

Типы зрительной агнозии

Визуальная агнозия относится к неспособности распознавать объекты через зрение, несмотря на нормальную зрительную функцию.

Однако пациенты с зрительной агнозией обычно могут распознать объект, используя другие органы чувств. Например, они могли идентифицировать чашку, держа ее и ощущая ее форму и текстуру.

Некоторые распространенные типы зрительной агнозии включают следующее:

Прозопагнозия

Также известный как слепота лица, этот тип агнозии затрудняет распознавание знакомых лиц.Для человека, страдающего прозопагнозией, смотреть в лицо своего лучшего друга может быть похоже на то, как смотреть на незнакомца.

Однако они обычно могут идентифицировать другие аспекты человека, такие как пол, волосы и одежда. Также они обычно могут узнать своего любимого по звуку голоса.

Прозопагнозия вызывается поражением веретенообразной области лица , расположенной на нижней височной коре.

Некоторые пациенты с прозопагнозией все еще могут распознавать выражения лица и сигналы, но некоторые с более тяжелой агнозией не могут.Например, они не будут знать, что улыбка означает, что человек счастлив и т. Д.

Симултанагнозия

Этот тип агнозии относится к неспособности распознавать объекты, когда они появляются вместе. Они могут быть не в состоянии понять общий смысл изображения. Например, глядя на дом, человек с симултанагнозией может не воспринимать дом, а только двери или окно, в зависимости от того, на что он смотрел.

Существует два основных типа симултанагнозии, которые могут возникнуть у человека после черепно-мозговой травмы:

  • Спинная симултанагнозия. С этим типом пациент не может видеть более одного объекта одновременно. Когда они сосредотачиваются на одном объекте, все остальное для них исчезает. Они часто натыкаются на предметы, расположенные близко друг к другу, потому что не воспринимают их и могут испытывать трудности с чтением. Этот тип вызван двусторонним поражением затылочной и височной долей.
  • Вентральная симултанагнозия. Люди с этим типом могут видеть более одного объекта одновременно, но они не могут определить, что это за объекты, если не сфокусируются на одном.Вентральная симултанагнозия вызывается поражениями в левой нижней затылочной области.

Акинетопсия

Акинетопсия вызывает проблемы с восприятием движения.

Большинство людей с этим заболеванием видят движущиеся объекты как серию неподвижных изображений, как если бы объекты движутся в стробоскопическом свете. В тяжелых случаях человек вообще не видел движения.

Акинетопсия обычно возникает после повреждения затылочной доли.

Цветная Агнозия и Чистое Слово Алексия

Цветовая агнозия относится к неспособности идентифицировать или различать цвета.Этот тип агнозии трудно диагностировать, и его часто путают с дальтонизмом. Но в отличие от цветовой слепоты, это вызвано не дефектом глаза, а травмой затылочной доли.

Чистое слово алексия — еще один распространенный тип агнозии. Этот тип вызывает проблемы с распознаванием написанных слов. В результате человек с алексией может не читать. Однако обычно они все еще могут писать без труда.

Топографическая агнозия

Наконец, этот тип зрительной агнозии вызывает проблемы с навигацией по окружающей среде из-за неспособности интерпретировать пространственную информацию.Поэтому у человека могут быть проблемы с ориентацией.

Даже если у человека отличная память и он может описать планировку своего дома, ему все равно будет трудно добраться до кухни из спальни.

Этот тип агнозии вызывается повреждением задней правой поясной извилины.

Типы слуховой и тактильной агнозии

Эти типы агнозии влияют на слух и осязание человека.

Как и в случае зрительной агнозии, сами органы чувств остаются нетронутыми, но мозг больше не может обрабатывать информацию, которую они посылают.

Некоторые типы слуховой агнозии включают:

  • Словесная агнозия. Также известная как глухота на чистое слово, это делает человека неспособным понимать произносимые слова. Однако эти люди обычно могут правильно читать, писать и говорить, что отличает их от некоторых типов афазии.
  • Фонагнозия. Это вызывает неспособность распознавать знакомые голоса. Вы все еще можете понимать слова, которые говорят другие, но вы не узнаете, кто говорит, не глядя.
  • Невербальная слуховая агнозия. Человек этого типа не может идентифицировать невербальные звуки или различать их. Например, когда они слышат запуск автомобильного двигателя, они не связывают это с двигателем или автомобилем.
  • Амусия. Это приводит к невозможности распознавания музыки. Для людей с этим заболеванием музыка — это просто еще один тип звука.

Повреждение височной доли вызывает эти типы агнозии.

Кроме того, некоторые типы тактильной агнозии включают:

  • Аморфогнозия. Сложность определения формы и размера объекта наощупь. Например, вы не сможете определить, круглый или квадратный объект, просто пощупав его.
  • Анозогнозия. Сложность определения других отличительных качеств предмета на ощупь, например веса.

Тактильная агнозия вызвана повреждением теменной доли.

Лечение агнозии после травмы головного мозга

Прямого лекарства от агнозии не существует. Скорее, эрготерапевты помогут своим пациентам разработать альтернативных подсказок и стратегий. Эти стратегии учат пациентов компенсировать свой тип агнозии, полагаясь на другие органы чувств, на которые агнозия не повлияла.

Например, человеку с вербальной агнозией может потребоваться выучить язык жестов или чтение по губам. Пациентам с прозопагнозией терапевт может научить их узнавать людей по их прическам.

Хотя эти методы не устранят агнозию, они могут немного облегчить жизнь с ней.

Понимание типов и причин агнозии

Agnosia вызывает трудности с распознаванием знакомых людей, предметов и звуков.Хотя агнозия не вызывает непосредственного ухудшения ваших чувств, она обычно затрагивает одно из ваших чувств зрения, звука или осязания, в зависимости от того, где произошло повреждение.

Агнозия иногда проходит сама по себе по мере заживления мозга. Если это не так, вы можете изучить различные методы, которые помогут вам компенсировать свой дефицит. Поговорите с эрготерапевтом или логопедом, чтобы узнать, как справиться с агнозией.

Избранные изображения: iStock / AaronAmat / Lazy_Bear

Причины и способы лечения

Агнозия — очень редкое заболевание, при котором человек теряет способность узнавать предметы или людей.Агнозия часто возникает в результате повреждения определенных участков головного мозга. Вы можете по-прежнему обладать своей нормальной способностью к мышлению в других областях, потому что обычно это влияет только на один информационный путь.

Что вызывает агнозию?

Агнозия может быть вызвана чем угодно, что может вызвать повреждение или дегенерацию вашего мозга. У вас может развиться агнозия, если повреждение происходит в той части вашего мозга, которая связывает ваши воспоминания с вашими чувствами и восприятием. Эти области могут располагаться в теменных, височных или затылочных долях мозга.

Вот общие причины этого состояния.

Ишемический инсульт. Этот тип инсульта случается, когда кровеносный сосуд, снабжающий кровью головной мозг, заблокирован.

Опухоль головного мозга. Это скопление аномальных клеток в вашем мозгу. Они могут быть злокачественными или незлокачественными. Даже незлокачественные опухоли могут вызвать проблемы с функцией вашего мозга.

Абсцесс головного мозга. Это гнойный карман в вашем мозгу. Это вызвано бактериальной или грибковой инфекцией.Абсцессы могут развиться после травмы, инфекции или хирургического вмешательства.

Черепно-мозговая травма. Это происходит, когда ваш мозг поврежден в результате сильного удара или толчка по голове. Черепно-мозговая травма случается, когда что-либо проникает в череп и попадает в ткани мозга.

Болезнь Альцгеймера. Болезнь Альцгеймера — это заболевание головного мозга, которое со временем ухудшается. Это вызывает аномальное накопление белка в мозгу, который повреждает клетки мозга.

Деменция при болезни Паркинсона. Болезнь Паркинсона может привести к деменции, вызванной болезнью Паркинсона. Это вызвано аномальными отложениями белка в вашем мозгу.

Типы агнозии

Агнозия может иметь различные симптомы в зависимости от того, где находится повреждение. Это может затронуть любое из ваших чувств. Но обычно задействован только один. Некоторые формы агнозии вызывают очень специфические и сложные симптомы, затрагивающие одно чувство.

Слуховая агнозия. Это влияет на ваше слух. Если у вас агнозия этого типа, вы можете не распознать звук, похожий на телефонный звонок.Но вы это слышите.

Обонятельная агнозия. Это влияет на ваше обоняние. Вы все еще чувствуете запах. Вы просто не можете определить, что чувствуете.

Визуальная агнозия. При этом типе агнозии вы можете видеть обычные предметы, например ложку, но не знаете, что это такое. Вы узнаете их, когда прикасаетесь к ним.

Вкусовая агнозия. Это влияет на ваше чувство вкуса. Вы не узнаете вкус, когда что-то пробуете.

Соматосенсорная агнозия. Это агнозия, влияющая на ваше осязание. Вы не можете распознать что-то знакомое, например, ключ, наощупь, не глядя на него. Когда вы смотрите на это, вы можете распознать это.

Прозопагнозия. Это также называется слепотой лица. Если у вас прозопагнозия, у вас могут возникнуть проблемы с распознаванием знакомых лиц. Симптомы прозопагнозии также могут быть более серьезными. Они могут помешать вам отличить незнакомые лица. В серьезных случаях вы не сможете отличить лицо от объекта или узнать собственное лицо.

Экологическая агнозия. Это неспособность узнавать знакомые места, такие как ваш дом или район.

‌Ахроматопсия. Это частичная или полная дальтонизм.

Симултанагнозия. Вы не можете видеть более одного объекта или части объекта одновременно. Если вы посмотрите на стол с тарелкой, стаканом и ложкой, вы увидите только ложку. Если кто-то укажет на стакан, вы можете увидеть стакан, но больше не увидите ложку.

Как диагностируется агнозия?

Ваш врач выслушает ваши симптомы и проведет физический осмотр. Они могут провести тесты, чтобы увидеть, можете ли вы опознавать объекты своими чувствами. Вам могут потребоваться визуализирующие исследования мозга, такие как компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ).

Как лечится агнозия?

Специфического лечения агнозии не существует. Если возможно, первопричина будет устранена. Речевая терапия и трудотерапия могут помочь вам научиться компенсировать агнозию.Они также могут помочь вам улучшить свои коммуникативные навыки, спланировать задачи, решить проблемы и улучшить ваше взаимодействие с другими людьми.

Прогноз для агнозии

Прогноз для агнозии зависит от нескольких факторов, таких как:

  • Где находится повреждение вашего мозга
  • Насколько серьезно повреждение
  • Насколько серьезны ваши симптомы
  • Насколько эффективно лечение основная причина —
  • Ваш возраст

Вы можете начать поправляться в течение первых 3 месяцев, если можно будет эффективно вылечить то, что вызывает повреждение.Вы можете продолжать совершенствоваться до 1 года.

Агнозия | патология | Britannica

Agnosia , потеря или уменьшение способности распознавать предметы, звуки, запахи, вкусы или другие сенсорные стимулы. Иногда агнозию описывают как бессмысленное восприятие. Это часто вызвано травмой или дегенерацией частей мозга, участвующих в интеграции опыта, восприятия и памяти. Примеры конкретных причин включают инсульт и отравление угарным газом.В общем, затрагивается только одно чувство (например, зрение, слух или осязание), а сами органы сенсорной модальности остаются нетронутыми.

Существует три основных категории агнозических расстройств: зрительные, слуховые и соматосенсорные. Зрительные агнозии часто описываются как ассоциативные или апперцептивные. Ассоциативные зрительные агнозии характеризуются неспособностью приписывать значение видимым объектам. Пострадавшие люди не могут отличить реальные объекты от недействительных.Например, при представлении рисунков реального животного, такого как собака, и нереального животного, такого как лошадь с собачьей головой, человек не может распознать реальное существо и не может классифицировать какое-либо существо как реальное или нереальное. Люди с прозопагнозией, типом ассоциативной агнозии, не могут распознавать лица. Апперцептивные зрительные агнозии, также известные как зрительные пространственные агнозии, характеризуются неспособностью воспринимать структуру или форму объекта. Люди с апперцептивными агнозиями испытывают трудности с сопоставлением предметов схожей формы.В большинстве случаев ассоциативной или апперцептивной зрительной агнозии острота зрения не снижается; таким образом, эти люди могут определять цвет и яркость и различать детали. Ассоциативные и апперцептивные агнозии иногда возникают в сочетании с нарушениями памяти или обучения и часто связаны с повреждением затылочных и височных долей мозга. Некоторым людям ставят диагноз интегративной агнозии, формы зрительной агнозии, при которой присутствуют симптомы как ассоциативных, так и апперцептивных расстройств.

Британская викторина

44 вопроса из самых популярных викторин «Британника» о здоровье и медицине

Что вы знаете об анатомии человека? Как насчет медицинских условий? Мозг? Вам нужно будет много знать, чтобы ответить на 44 самых сложных вопроса из самых популярных викторин Britannica о здоровье и медицине.

Слуховые агнозии варьируются от неспособности понимать произносимые слова (вербальная слуховая агнозия) до неспособности распознавать нелингвистические звуки и шумы (невербальная слуховая агнозия) или музыки (амусия). У маленьких детей приобретенная вербальная слуховая агнозия, которая является симптомом синдрома Ландау-Клеффнера, может привести к мутизму или потере способности или воли говорить. Чувственный орган слуха цел, и можно различить чистые тона. Люди с амусией не могут распознать, что определенные группы звуков представляют музыку, и поэтому не могут отличить музыку от других звуков.Эти люди также не могут воспроизводить музыкальный звук с помощью пения, жужжания или свиста.

Тактильная агнозия характеризуется отсутствием способности распознавать предметы на ощупь. Можно ощутить вес и текстуру объекта, но человек не может ни описать его по имени, ни понять его значение или значение. Тактильная агнозия вызвана поражением теменной доли мозга.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Агнозия диагностируется при физикальном обследовании, нейропсихологическом тестировании и визуализации головного мозга.Примеры нейропсихологических тестов включают визуальное различие между реальными и нереальными объектами, распознавание лиц, вербальное и невербальное распознавание звуков, распознавание запахов и распознавание тактильных форм. Магнитно-резонансная томография (МРТ) и компьютерная аксиальная томография (CAT) могут использоваться для выявления поражений головного мозга с целью облегчения диагностики.

Немногие пациенты с агнозом восстанавливают сенсорную функцию, и большинство улучшений в выздоровлении происходит в течение первых нескольких месяцев или года после постановки диагноза. Логопедия и трудотерапия могут помочь людям с агнозией справиться со своими заболеваниями.

Апраксия, агнозии и высшие нарушения зрения

Когнитивная неврология занимается в основном расстройствами памяти (например, плохая память пациента связана с ранним слабоумием или тревогой / депрессией?) Или речи (как при инсульте). Однако следует помнить, что другие области познания могут быть выборочно нарушены. В этом обзоре будут рассмотрены расстройства восприятия и двигательной активности более высокого порядка, как с точки зрения патологической потери, так и с точки зрения патологического усиления функции.

ВОСПРИЯТИЕ И ЕГО НАРУШЕНИЯ

Пациент должен быть в сознании, чтобы воспринимать окружающий мир. Исследование сознания выходит за рамки этой статьи, хотя ее недавно пересмотрели другие. 1, 2 Пациент также должен иметь возможность посещать выборочно, чтобы сосредоточить внимание на одной части сенсориума. Затем перцепционная обработка необходима для определения того, что воспринимается с помощью различных сенсорных модальностей (а именно зрение, слух, осязание, обоняние, вкус), что позволяет получить доступ к семантическим знаниям и через это понимание окружающей среды.

Изначально перцепционная информация является базовой и специфичной для модальности, но по мере ее обработки центрами более высокого порядка восприятию приписывается значение, и информация становится мультимодальной (рис. 1). В конечном итоге доступ к семантическим знаниям осуществляется с помощью различных сенсорных потоков. Например, если вы стоите на пути приближающегося поезда, основное восприятие будет включать визуальную информацию, слышимость приближающегося поезда и ощущение вибрации от земли. Затем эти отдельные потоки объединяются, получая доступ к соответствующим семантическим знаниям и, таким образом, позволяя человеку понять, что происходит.Обсуждая восприятие, я сосредоточусь в основном на зрении и слухе, поскольку три другие формы восприятия имеют меньшее клиническое значение.

Рисунок 1

Семантическая система, иллюстрирующая сенсорные модальности, которые могут получить доступ к семантическим знаниям.

Восприятие — это не пассивный процесс, он модулируется вниманием. Существует обратная связь от центров высшего порядка до первичной сенсорной коры. Точно так же внимание влияет на то, что воспринимается.Само внимание имеет множество уровней или подкомпонентов, включая избирательное, разделенное, устойчивое внимание и т. Д. Для восприятия актуальным является избирательное внимание, процесс, посредством которого человек сосредотачивается конкретно на определенных областях чувственного опыта, а не просто пассивно поглощает весь такой опыт. Пациенты с подкорковой деменцией могут потерять эту способность выборочно посещать, что приведет к повышенной отвлекаемости из-за неспособности игнорировать фоновые посторонние стимулы.

В некоторой степени мы видим то, что ожидаем увидеть.Например, если мы ждем кого-то в многолюдном месте, у нас может быть несколько ложных срабатываний распознавания незнакомцев, потому что мы настроены ожидать встречи с другом.

ВИДЕНИЕ

Нормальная визуальная обработка

Визуальная обработка включает передачу сигнала от сетчатки через латеральное коленчатое ядро ​​в полосатую кору (область V1). В самой зрительной коре изначально имеется сильная ретинотопная локализация, так что полосатые затылочные поражения вызывают дефицит, ограниченный сегментами поля зрения.Экстрастриальная зрительная кора в большей степени организована процессом, чем расположением поля зрения, то есть разные области экстрастриальной коры участвуют в цвете, восприятии движения и т. Д. Таким образом, экстрастриальный дефицит вызывает нарушения в аспектах зрения, таких как восприятие движения, влияя на все поле зрения.

Вообще говоря, экстрастриарные области группируются в два потока: вентральный затылочно-височный поток «что» участвует в распознавании объектов, а затылочно-теменный поток «где» участвует в пространственной обработке. 3 Брюшной поток проходит ниже калькариновой щели в медиальную височную долю, а дорсальный поток проходит надолатерально от полосатой коры в затылочно-теменную и височно-теменно-затылочную области.

Недостатки визуальной обработки и способы их устранения

Недостаток зрительного внимания может привести к пренебрежению, когда внимание больше не направляется ни на себя, то есть на часть тела, ни на внешние объекты, такие как еда на тарелке.

Пренебрежение почти всегда наблюдается в левом полушарии (рис. 2 и 3). Это объясняется тем, что левое полушарие контролирует правое полушарие, а правое полушарие контролирует оба полушария. Поражение левого полушария по-прежнему позволяет правому полушарию исследовать все поле зрения, поэтому игнорирование не происходит. Напротив, при поражении правого полушария левое полушарие контролирует только правое полушарие; поэтому из-за отсутствия контроля над левым полушарием возникает левостороннее пренебрежение.

Рисунок 2

Повреждение левого полушария приводит к отсутствию дефицита поля зрения, а повреждение правого полушария приводит к игнорированию левого.

Рисунок 3

Увеличение правой извилистой части инфаркта правой теменной части.

Сенсорное невнимание и пренебрежение могут быть оценены клинически, если экзаменующий проведет одним, другим или обоими пальцами в правом и левом полушариях и спросит пациента, какой палец переместился.При исчезновении зрения пациент заметит движение любого пальца по отдельности, но обнаружит палец в своем правом полушарии только при одновременном предъявлении. Это происходит из-за того, что ипсилезионный стимул «гасит» противоположный стимул от осознания. Аналогичным образом в клинике можно использовать задачи по разделению пополам (рис. 4), а также задачи по удалению букв в визуальном массиве. Рисование циферблата — еще один полезный тест (рис. 5).

Рисунок 4

Пренебрежение Пациент не «видит» левую половину линии, поэтому, когда его просят поставить крест на середине линии, он ставит крест на полпути вдоль «видимой» линии, то есть на три четверти длины линии.

Рисунок 5

Циферблат, иллюстрирующий пренебрежение. Пациент не может следить за левым полушарием и ставит цифры на правую половину циферблата.

Анозогнозия относится к неспособности пациента сознательно распознавать наличие соматической дисфункции, указывающей на болезненный процесс. Пациенты с левой гемиплегией, вызванной инсультом, могут совершенно не осознавать своего дефицита. Анозогнозия, как правило, возникает преимущественно, хотя и не исключительно, при недоминантных теменных поражениях и рассматривается в большей степени как нарушение внимания, чем восприятия.

Переходя к самому зрительному восприятию, очевидно, что на зрение будет влиять патология сетчатки, зрительного нерва или любое поражение системы от сетчатки через латеральное коленчатое ядро ​​до первичной зрительной коры. Хотя нас беспокоят нарушения зрения более высокого порядка, такие смешивающие условия должны быть исключены как часть общей оценки и обследования.

Поражение вентральных или дорсальных потоков визуальной обработки может привести к различным клиническим нарушениям.Поражения вентрального русла (рис. 6) могут вызывать такие дефекты, как объектная агнозия, прозопагнозия, алексия и ахроматопсия, в то время как дефекты спинного потока (рис. 7) включают акинетопсию и синдром Балинта. Об этом будет сказано ниже.

Рисунок 6

Поражение вентрального русла: компьютерная томография (КТ), показывающая инфаркт левой задней мозговой артерии.

Рисунок 7

Поражение спинного потока: компьютерная томография, показывающая левую теменную менингиому.

Нарушения брюшного русла

Агносиас

Термин агнозия используется для описания специфической для модальности неспособности получить доступ к семантическим знаниям об объекте или другом стимуле, которые нельзя отнести к нарушению основных процессов восприятия — то есть, это относится к нормальному восприятию, лишенному своего значения. Агнозии могут применяться к любой сенсорной модальности, но здесь мы сначала рассмотрим зрительные агнозии.

Визуальный агнозик не может распознать визуально объекты, которые они знали бы раньше.Они не могут ни произвести уникальную семантическую идентифицирующую информацию, ни дать название восприятию. Зрительная агнозия иногда дополнительно подразделяется на апперцептивную зрительную агнозию, в которую вовлечен дефицит восприятия высокого уровня (обычно широко распространенный двусторонний затылочно-височный инфаркт), и ассоциативная зрительная агнозия , при которой восприятие высокого уровня сохраняется, но восприятие не способно активировать семантическую идентифицирующую информацию (обычно переднюю левую височную долю). Термин «визуальная агнозия» лучше всего ограничить невозможностью доступа к семантической информации только через визуальную модальность, с сохранением семантических знаний, доступных через другие способы, такие как слух.Так называемая ассоциативная визуальная агнозия часто включает в себя более общую утрату семантических знаний без возможности получить к ним доступ с помощью какой-либо сенсорной модальности.

Генерализованная зрительная агнозия может возникнуть при диффузном гипоксическом инсульте, например, при отравлении угарным газом. Однако могут возникать и более избирательные агнозии. Действительно, дефицит может выборочно ухудшать способность распознавать слова или лица (то есть дислексия и прозопагнозия соответственно) и может возникать при очаговых височных поражениях (рис. 8).

Рисунок 8

Аксиальное магнитно-резонансное изображение (МРТ), показывающее двустороннюю атрофию передней височной доли при семантической деменции.

Тест на зрительную агнозию

Прикроватные когнитивные тесты включают в себя наименование объектов и способность предоставлять семантическую информацию о безымянных предметах. Зрительно-перцептивную функцию можно проверить, попросив пациента нарисовать объект или скопировать рисунок. Пациента можно попросить описать увиденное и воспроизвести его использование.Если удерживание объекта позволяет пациенту идентифицировать объект там, где его нет, это будет соответствовать зрительной агнозии, а не потере семантического знания. (В последнем случае идентифицирующая информация не может быть предоставлена ​​независимо от модальности сенсорного ввода.)

Прикроватное тестирование может быть полезно дополнено формальной нейропсихологической оценкой. Зрительно-перцептивная функция может быть проверена с помощью тестов необычных видов, перекрывающихся штриховых рисунков, частично деградированных или фрагментированных изображений, оценки ориентации линий, анализа лица и сопоставления с разных углов, а также с помощью батареи визуального объекта и восприятия пространства.

Алексия

Язык — это специальное символическое представление мира вокруг нас, позволяющее нам передавать наши внутренние мысли другим. Что касается восприятия, доступ к языку можно получить через зрительную или слуховую модальность, а именно через чтение или слушание речи соответственно.

Чтение — очень сложное занятие. Для этого требуется, чтобы глаз фиксировался на написанном слове, восприятии, движениях глаз и центральном языке, чтобы можно было понять написанное слово.Дефицит в любой из этих областей может нарушить способность читать, то есть алексию. Alexia может быть периферийным, (где есть трудности с передачей визуального восприятия в неповрежденные языковые центры) или центральным, (из-за нарушения языковой системы) (таблица 1). Примеры периферической алексии включают снижение остроты зрения в результате глазных проблем или дефект поля зрения, даже если это не связано с центральной фиксацией. Расстройства зрительного внимания, такие как пренебрежение зрительным вниманием, также могут ухудшать читательскую активность.Например, игнорирование дислексии приводит к тому, что пациент не может прочитать левую часть слов — например, для SISTER пациент будет воспринимать только -TER. Что касается моторики, нарушение способности координировать движения глаз, например апраксия глазного яблока или саккадические вторжения, также может ухудшить способность к чтению.

Таблица 1

Типы дислексии

Алексия без аграфии представляет собой высокий уровень зрительного дефицита, приводящий к неспособности читать, и является примером синдрома отключения.Здесь неумение понимать письменный материал. Пациент может написать то, что он видел, но не может прочитать то, что он написал. Это своего рода категориальная форма визуальной агнозии для слов, в некотором роде похожая на прозопагнозию. Дефицит вызван неспособностью воспринимаемой информации от первичной зрительной коры к языковым областям, то есть они отключены. Пациент может распознавать слова, произносимые вслух, показывая, что это проблема доступа, а не дефицит основного языка.Сохранение письма показывает, что пути от первичной зрительной коры до домоторной и моторной коры, участвующие в контроле письменных движений, сохраняются. Лучше всего это понять, если обратиться к рис. 9.

Рисунок 9

Рисунок, иллюстрирующий синдром отключения алексии без аграфии. Видимые письменные материалы не могут получить доступ к области Вернике, что приводит к алексии. Однако волокна от затылочной коры до моторной коры сохраняются, поэтому пациент может записывать то, что он видел.

Синдром часто сопровождается правой гомонимной гемианопсией, цветовой аномией или ахроматопсией и возникает при поражении левой затылочной доли и задних волокон мозолистого тела. Этот синдром встречается редко и чаще всего игнорируется.

Нарушения восприятия лица

Под прозопагнозией понимается неспособность пациента узнавать человека, просто изучая его лицо. Когда в игру вступают другие средства распознавания (например, если у человека характерный голос или походка и т. Д.), Это позволяет получить доступ к уникальной семантической идентифицирующей информации, то есть без потери знаний о человеке.Скрытое распознавание явно нераспознанных лиц подтверждается исследованиями кожно-гальванических реакций, которые усиливаются при просмотре лиц, которые были ранее известны, что подразумевает, что идентификация лиц может происходить на бессознательном уровне.

Прозопагнозию лучше всего понять, используя современные модели распознавания лиц (рис. 10). Может возникнуть при вентрально-затылочно-височной патологии, особенно правосторонней. 4

Рисунок 10

Модель обработки лица.Прозопагнозия приводит к повреждению устройств распознавания лиц.

Другие нарушения распознавания лиц

Несколько других состояний, ранее считавшихся психиатрическими, теперь считаются органическими, а когнитивная нейропсихология теперь дает правдоподобные объяснения их феноменологии. 5

Синдром Капгра — это форма ошибочной идентификации, при которой пациент считает, что знакомых людей заменили самозванцы.Попытки объяснить это состояние связаны с теориями распознавания лиц. Обычно утверждается, что при просмотре лица сознательный поток приводит к узнаванию, в то время как бессознательный поток может вызывать чувство сочувствия, если это понравившийся человек. Обычно между этими параллельными потоками нет конфликта, и происходит распознавание. Утверждается, что в Capgras могут быть повреждены потоки бессознательной обработки. Это может привести к диссоциации между сознательным потоком, идентифицирующим человека, скажем, как жену, и отсутствием бессознательных эмпатических чувств.Несоответствие между этими двумя потоками (то есть похоже на жену, но без чувства сочувствия) может поэтому быть разрешено когнитивно, утверждая, что любимого человека заменил самозванец (что объясняет диссонанс). Несоответствие между сознательными и бессознательными потоками было приписано разъединению между когнитивными и эмоциональными потоками, анатомически представленными веретенообразной извилиной правой височной доли и лимбической системой соответственно.

Синдром Фреголи является клиническим зеркальным отражением Капгра в том смысле, что пациент обвиняет незнакомцев в том, что он замаскированный знакомый человек.Интерметаморфоз — это состояние, при котором пациент, глядя на настоящее лицо, имеет субъективный опыт трансформации лица из одного известного лица в другое, и считается, что это означает неправильную активацию блоков распознавания лиц.

Нарушение цвета

Фокусные нарушения цветовой системы отражают дефицит семантической системы в целом. Ахроматопсия означает потерю способности воспринимать цвета. Пациенты обычно описывают это как просмотр черно-белого телевизора.Он возникает в результате поражения медиальной затылочно-височной области, в частности веретенообразных извилин.

Цветовая агнозия — это не дефицит восприятия (что демонстрируется неизменными задачами сопоставления), а отражает потерю семантических знаний о цвете. Это действительно специфическое для категории семантическое нарушение памяти цвета, и термин «цветовая агнозия» неудачен.

При цветовой аномии сохраняется как восприятие цвета, так и семантическое знание о цвете, но просто отсутствует цветовое обозначение.

Эти недостатки могут быть проверены путем оценки различения цветов, знания цвета и наименования цветов.

Дефицит спинного потока

Расстройства двигательного восприятия

Избирательное нарушение восприятия движения встречается редко и, как правило, связано с повреждением областей экстрастриальной зрительной коры, аналогичных V5, то есть двусторонним поражением латеральной затылочно-височной области. Пациенты могут не ощущать глубокого или быстрого движения.Кажется, что быстрые цели скорее прыгают, чем двигаются. Особые трудности возникают при оценке скорости и направления машин.

Расстройства пространственного восприятия

Синдром Балинта — это расстройство пространственного восприятия, включающее три аспекта: симултанагнозия (неспособность понять сложную сцену целиком, то есть одновременно воспринимается только один компонент сцены), зрительная атаксия (неспособность дотянуться рукой для целей, представленных визуально) и моторной апраксии глаза (неспособность направить взгляд на визуальную цель).Пациенты жалуются на проблемы со зрением и могут казаться функционально слепыми. Они демонстрируют любопытный ищущий толчок головой, с помощью которого они стремятся обыскать свое окружение элемент за элементом (иногда, к сожалению, но точно по сравнению с толчками головы курицы, ищущей еду). Патология обычно двусторонняя, верхняя теменно-затылочная. Это может быть цереброваскулярное из-за инфаркта «водораздела» или нейродегенеративное, как в варианте задней корковой атрофии болезни Альцгеймера.

Перевязка апраксия и конструкционная «апраксия»

Как ни странно, это не апраксия как таковая, а скорее зрительно-пространственный дефицит, приводящий к трудностям в одевании и рисовании.Апраксию можно проверить, попросив пациента надеть куртку, рукава которой намеренно вывернуты наизнанку. Прикроватные тесты конструкционной апраксии включают рисование перекрывающихся пятиугольников, куба Неккара или циферблата. Повреждение левого полушария приводит к упрощению рисунков, в то время как патология правого полушария приводит к «взрыву» составных частей рисунка.

Другие нарушения зрения высшего порядка

Топографагнозия

Заблудиться в знакомой обстановке можно из-за дефицита вентральной или дорсальной коры зрительных ассоциаций.

Синдром Антона

Это форма анозогнозии, ограниченная зрением, при которой пациент отрицает наличие каких-либо нарушений зрения, несмотря на то, что он функционально слеп. Это связано с патологией, затрагивающей первичную зрительную кору.

Слепой взгляд

Существование этого состояния оспаривается, но утверждается, что в контексте слепоты, вызванной первичным повреждением зрительной коры, может возникать остаточная бессознательная зрительная функция, обслуживаемая подкорковыми структурами, такими как латеральное коленчатое ядро.

Визуальное усиление

Патологическое усиление зрительной функции может привести к положительным явлениям, то есть к галлюцинациям. 6 Визуальные галлюцинации — верный признак органического заболевания. Общие причины включают острое спутанное состояние и болезнь с тельцами Леви.

Синдром Шарля Бонне

Сюда входят положительные визуальные явления, возникающие в областях с дефицитом поля зрения, будь то полный или частичный.Часто возникает у пожилых людей в результате глазной патологии, например, возрастной дегенерации желтого пятна. Изображения имеют тенденцию быть сложными (например, животные, люди), и понимание обычно сохраняется.

Галлюциноз ножки

После инсульта среднего мозга могут возникать яркие галлюцинации, которые, как правило, возникают по вечерам и имеют тенденцию исчезать в течение нескольких недель.

СЛУХ

Проводя аналогии со зрением, для нормального слуха требуются неповрежденные конечные органы, которые передают информацию в первичную слуховую кору.Опять же, информация изначально сильно тонотопически представлена, но теряет это, поскольку она обрабатывается в ассоциативной коре головного мозга, которая специализируется на типах слуховой информации — например, речи, музыке и звуках окружающей среды.

Потеря слуха

Слуховые агнозии

Неспособность понимать значение звуков в контексте сохраненного основного слухового восприятия называется слуховой агнозией. Строго говоря, афазия Вернике — это форма слуховой агнозии при словах, хотя языковые расстройства выходят за рамки данного обзора.На практике термин «слуховая агнозия» обычно применяется к невербальным звукам — например, звукам окружающей среды, таким как шум движения, авиационный шум и т. Д. У большинства пациентов с этим случаются двусторонние поражения слуховой коры. Заболевание обычно имеет острое начало, и вначале пациент становится почти полностью глухим, то есть кортикально глухим. Однако обычно это улучшается, так что пациент слышит слуховые раздражители. Слуховое восприятие возвращается к норме (проверено клинически, когда экзаменатор щелкает пальцами за головой пациента), но пациент по-прежнему не может идентифицировать звук.Хотя могут существовать формы, специфичные для определенных категорий, большинство слуховых агнозий относятся к широкой группе звуков окружающей среды.

Усиление слуха

Слуховые галлюцинации

Если слышать голоса, особенно угрожающие или обвиняющие, с большей вероятностью связано с психическим заболеванием, то органическое заболевание также может приводить к слуховым галлюцинациям. Они могут быть музыкальными по своей природе и связаны с височной патологией, часто не доминирующей. 7

ДРУГИЕ СЕНСОРНЫЕ РЕЖИМЫ

Описаны тактильные агнозии — то есть неспособность получить доступ к семантическому знанию предмета на ощупь, но с сохранением семантического знания предмета при доступе с помощью других модальностей, таких как зрение.

Внекампиновые галлюцинации включают в себя ощущение присутствия человека рядом с пациентом, но он никого не видит, да и вообще никого нет. Хотя это было зарегистрировано у нормальных людей, находящихся в тяжелом стрессе, таких как исследователи Антарктики, это хорошо распознается при деменции с тельцами Леви. 8

ПАРАКСИА

Функция двигателя

Нормальная работа двигателя

Формулировка действия требует воли и намерения выполнить такую ​​задачу и генерируется в префронтальной коре головного мозга. Затем этот сигнал используется для активации левых лобно-теменных систем, которые, в свою очередь, активируют моторные инграммы (например, паттерн и последовательность движений, необходимых для зажигания спички) в премоторной коре. Затем он поступает в первичную моторную кору, а кортикоспинальные тракты — в мышцы, с модуляцией мозжечка и базальных ганглиев.

ПОТЕРИ ДВИГАТЕЛЯ

Апраксия

Праксис относится к способности выполнять умелые движения. Диспраксия относится к трудностям при выполнении двигательных действий, которые нельзя объяснить отсутствием понимания задачи, слабостью или проприоцептивной потерей. (Апраксия может возникать даже при наличии дополнительного дефицита, такого как гемипарез, но чтобы квалифицировать ее как апраксию, экзаменующий должен быть уверен, что очевидные трудности при выполнении двигательного акта не могут быть объяснены одним только гемипарезом.) Многие пациенты с диспраксией не знают о своих недостатках, поэтому экзаменующий должен специально узнать у пациента и лица, осуществляющего уход, о том, как пациент справляется с повседневными делами, такими как чистка зубов, расчесывание волос, использование кухонной утвари и т. Д. Диспраксия часто пропускается. клиницистами, а затем могут быть обнаружены эрготерапевтами или физиотерапевтами, например, при осмотре пациентов, выздоравливающих после инсульта.

Анатомия и патология апраксии

Левосторонние теменные или лобные премоторные поражения чаще всего связаны с диспраксией (рис. 11).Считается, что это происходит в результате потери моторных инграмм или разъединения между системами праксиса. Оробуккальная апраксия возникает при поражении островка и левой нижней лобной части.

Рисунок 11

МРТ левой париетальной артериовенозной мальформации.

Наиболее частыми причинами апраксии являются инсульт и нейродегенеративные заболевания, такие как болезнь Альцгеймера или кортикобазальная дегенерация — прогрессирующая изолированная апраксия конечностей, что убедительно свидетельствует о последнем. 9

Подразделения апраксии

Как ни странно, традиционные подразделения апраксии, особенно идеомоторные и идеационные, используются непоследовательно. Клинически часто бывает достаточно просто описать, какие части тела поражены (например, конечности или ротовая щечка), и описать, какие движения нарушены. Если требуется более подробное знание практики, может оказаться полезной следующая когнитивная нейропсихологическая модель практики и ее недостатков.

Праксис концептуально сложен, и читателю может помочь провести аналогии между следующим изложением праксиса и более широко понимаемой языковой системой. Праксис требует как концептуальной системы знаний о функциях и действиях инструмента (например, назначение отвертки), так и производственной системы, включающей программы сенсомоторных действий, связанных с генерацией и контролем движения (то есть способность перемещать конечность через пространство в правильном направлении и с соответствующей скоростью). 10

Как обследоваться на диспраксию

Невозможно сделать какие-либо значимые выводы о наличии или отсутствии праксиса, если тесты на него не интерпретируются в контексте остальной части неврологического обследования — следовательно, полное неврологическое обследование имеет важное значение.

Учитывая вышеупомянутую путаницу в отношении подразделений практики, нет четкого консенсуса относительно того, как лучше всего тестировать практику. Если, однако, мы воспользуемся приведенной выше классификацией концептуальной системы действия (то есть знания действий и инструментов) и системы производства действия (то есть способности выполнять моторные программы), то это поддается логическому рассмотрению. средства изучения диспраксии у пациентов.Следующее описание практики тестирования является исчерпывающим и больше подходит для клинических исследований, чем для клинической практики. Лучше всего читать вместе с рис. 12.

Рисунок 12

Модель праксиса, доступ к которой можно получить с помощью различных сенсорных модальностей.

Грэм и др. 10 оценили концептуальную систему действий путем тестирования именования действий, именования инструментов, спецификации использования инструментов (например, «Для чего вы бы использовали зубную щетку?» И распознавания действий («Какие правильное движение для чистки зубов? », при этом экзаменатор имитирует как целевое действие, так и отвлекающие факторы).Система производства действий оценивалась путем имитации положения рук и пальцев, выполнения знакомых последовательностей действий (например, «Сложите лист бумаги, поместите в конверт и запечатайте конверт») и выполнения единичных знакомых действий. Выполнение единичных знакомых действий можно дополнительно оценить по словесной команде «Покажи мне, как бы ты пользовался зубной щеткой», имитацией пантомимы экзаменатора, умением использовать пантомиму, глядя на инструмент «Представь, что это у тебя в руке. Покажи мне, как ты будешь его использовать », и, используя реальный инструмент:« Возьми это в руку и покажи мне, как ты будешь его использовать ».

Более простой способ проверить практику у постели больного — это попросить пациента имитировать жесты или жесты для команд. Также следует проверить использование воображаемых объектов. Вышеуказанное следует делать как для движений конечностей, так и для оробуккальных движений. Наконец, можно выполнить задание на последовательность, такое как трехэтапный тест Лурия или чередование движений рук.

Таблица 2 иллюстрирует полезную серию команд, которые позволяют тестировать практику у постели больного. 11

Таблица 2

Схема для проверки практики: «Покажи мне, как бы ты…» Если неисправен по команде, протестируйте имитацией.

Идеальная апраксия

Повреждение концептуальной системы приводит как к нарушению понимания жестов и различения, так и к дефициту продукции. Пациенты с трудом справляются с командами и имитацией и не умеют различать плохо и хорошо выполненные действия. Пациенты могут делать ошибки в содержании и выборе инструментов, а также проявлять потерю знаний о действиях инструмента и объекта (например, используя отвертку в качестве молотка).Сохранившееся именование инструментов показывает, что этот дефицит не может быть объяснен на основе объектной агнозии. Пациенты также могут демонстрировать потерю знаний об ассоциации инструмента и объекта (например, когда показан частично забитый гвоздь, они могут выбрать отвертку, а не молоток). Лучше всего это назвать идеационной апраксией (хотя другие используют термин концептуальная апраксия или даже задняя идеомоторная апраксия, и оставляют термин идеациональная для другого расстройства). Чаще всего встречается при болезни Альцгеймера

.

Идеомотор апраксия

Напротив, идеомоторная диспраксия связана с нарушением системы производства действий.Хотя это также приводит к производственному дефициту, будь то команда или имитация, его можно отличить от идеационной диспраксии в том, что понимание жестов и различение сохраняются.

При идеомоторной апраксии могут возникать как пространственные, так и временные производственные ошибки. К первым относятся ошибки осанки, то есть использование части тела в качестве инструмента (например, использование пальца в качестве зубной щетки; это может происходить при нормальном контроле, но если оно сохраняется, когда пациенту сказали не делать этого, это патология).Также могут возникать нарушения пространственной ориентации (например, удерживание ножниц в сагиттальной плоскости) и пространственного движения (например, вращение в плече вместо пронации / супинирования при использовании отвертки). Ошибки синхронизации связаны с плавностью движения (например, при резке хлеба ножом должны использоваться регулярные синусоидальные движения). Поражения, поражающие премоторную кору, могут вызывать этот тип диспраксии.

Некоторые пациенты, часто с двусторонней лобной и теменной дисфункцией, как при деменции, не могут выполнять серию действий в правильной последовательности (например, складывать бумагу, вкладывать конверт, запечатывать конверт).Как ни странно, это было названо идеационной апраксией, но на самом деле это отказ от выполнения знакомых последовательностей действий и, следовательно, мера целостности системы производства действий, и, следовательно, тип идеомоторной апраксии.

Апраксия проводимости

Это приводит к большему ухудшению имитации движений, чем при пантомимизации словесной команды, и аналогично афазии проводимости. Местоположение ответственного поражения неизвестно.

Вербальная диссоциация апраксия

Здесь пациент не может нормально использовать жесты для команд, но может хорошо работать как при имитации исследователя, так и при использовании реальных инструментов и предметов. Это говорит о том, что и концептуальная система действия, и система производства действия сохраняются, но к ним просто невозможно получить доступ с помощью словесной команды.

Мозолистая апраксия

Левая лобная и теменная области являются доминирующими для моторной функции высшего порядка.Поражение переднего мозолистого тела не влияет на способность левого полушария контролировать движения правой руки и ноги. Однако мозолистое поражение нарушит способность левого полушария контролировать правую премоторную кору и, следовательно, может привести к левосторонней апраксии, вызванной этим разрывом.

Увеличение двигательной функции

«Токсическое усиление» моторной функции может происходить на префронтальном, премоторном и моторном уровнях (примером последнего являются фокальные моторные припадки).

Префронтальная кора головного мозга может оказывать тормозящее влияние на способность восприятия, приводящего к двигательной реакции, то есть она позволяет нам прокладывать автономный путь в мире, а не быть рабами окружающей среды. Префронтальная патология может устранить это торможение, что приведет к принуждению действовать на окружающую среду (то есть синдром зависимости от окружающей среды или принудительное использование поведения). Пациент с этим заболеванием, будучи помещенным в комнату с молотком, гвоздями и картиной, забивает гвоздь в стену и вешает картину.Если его спросят, почему он это сделал, он ответит: «Судя по имеющимся там пунктам, я предполагаю, что это именно то, что вы хотели, чтобы я сделал». 12, 13

Синдром чужой руки

При этом заболевании, часто связанном с апраксией, конечность может совершать движения, не контролируемые волей, как если бы она имела собственную волю. Жестокая инопланетная рука с одной стороны может привести к соперничеству между руководителями, например, анархическая рука пытается задушить пациента, в то время как другая рука, находящаяся под волевым контролем, пытается отразить это, но такие обстоятельства редки и имеют тенденцию происходить временно в контексте острых ощущений. цереброваскулярные заболевания.Прогрессирующая изолированная чужеродная конечность по существу патогномонична кортикобазальной дегенерации (рис. 13–15).

Рисунок 13

Сагиттальная МРТ кортикобазальной дегенерации, показывающая поразительную лобно-теменную атрофию, но с сохранением первичной сенсомоторной коры.

Рисунок 14

Корональная МРТ кортикобазальной дегенерации, показывающая выраженную гиральную атрофию.

Рисунок 15

D2-однофотонная эмиссионная компьютерная томография (ОФЭКТ), иллюстрирующая снижение постсинаптических дофаминовых рецепторов, как это происходит при синдромах Паркинсона-плюс, как здесь, при кортикобазальной дегенерации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог, хотя расстройства памяти и языка, как правило, преобладают в когнитивной неврологии, важно иметь хотя бы рабочее знание о других когнитивных нарушениях.

  • Нарушения гнозиса и праксиса могут привести либо к патологической потере, либо к патологическому усилению функции.

  • Агнозия может включать любую сенсорную модальность, а не только зрение.

  • Дефицит визуальной обработки лучше всего разделить на нарушения вентрального потока «что?» И дорсального потока «где».

  • Agnosias можно отличить от более центральных семантических дефицитов, оценивая один и тот же объект с использованием разных модальностей. Если к знаниям можно получить доступ с помощью других модальностей, тогда существует специфическая для модальности агнозия, а не многомодальный семантический дефицит.

  • Апраксию часто пропускают в острой стадии, так как она может быть замаскирована совпадающим гемипарезом.Часто это впервые замечают физиотерапевты при реабилитации после инсульта.

  • Подразделения апраксии сбивают с толку. Возможно, наиболее логичное подразделение — это нарушения либо концептуальной системы действия (то есть семантического знания инструментов и действий), либо системы производства действия (то есть фактических моторных программ, необходимых для выполнения задач).

  • Прогрессирующая изолированная чужеродная конечность очень указывает на кортикобазальную дегенерацию.

ССЫЛКИ

  1. Рис G , Крейман Г., Кох К. Нейронные корреляты сознания у людей. Nature2002; 3: 261–70.

  2. Zeman A . Сознание. Brain2001; 124: 1263–89.

  3. Унгерлейдер Л , Мишкин М. Две корковые зрительные системы. В: Ingle DJ, Mansfield RJW, Goodale MS, eds.Анализ визуального поведения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1982: 549–86.

  4. Evans JJ , Heggs AJ, Antoun N, et al. Прогрессирующая прозопагнозия, связанная с избирательной атрофией правой височной доли. Мозг 1995; 118: 1–13.

  5. Ellis HD , Young AW. Учет бредовых ошибочных идентификаций. Br J Psychiatry, 1990; 157: 239–48.

  6. Ffytche D .Расстройства зрительных галлюцинаций и иллюзий: клиническое руководство. Достижения в клинической неврологии и реабилитации, 2004; 4 (2): 16–18.

  7. Berrios GE . Музыкальные галлюцинации. Br J Psych3005; 156: 188–94.

  8. Чан Д , Россор Миннесота. «… Но кто это по другую сторону от тебя?» Возвращение к экстракампинным галлюцинациям. Ланцет 2002; 360: 2064–6.

  9. Spatt J , Bak T, Bozeat S, et al. Апраксия, решение механических проблем и семантические знания: вклад в использование объектов при кортикобазальной дегенерации. J Neurol 2002; 249: 601–8.

  10. Graham NL , Zeman A, Young AW, et al. Диспраксия у пациента с кортикобазальной дегенерацией: роль визуальных и тактильных сигналов к действию. J Neurol Neurosurg Psychiatry 1999; 67: 334–44.

  11. Ходжес JR .Когнитивная оценка для врачей. Оксфорд: Oxford University Press, 1994.

  12. Lhermitte F . Утилизационное поведение и его связь с поражениями лобных долей. Мозг 1983; 106: 237.

  13. Lhermitte F .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.