Наука о поведении человека: Calaméo — Бихевиоризм Джеймса Дьюи Уотсона

Автор: | 16.06.1974

Содержание

Глава 20. Растущая сила наук о поведении человека

Беррес Фредерик Скиннер

​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​В конце 1955 года профессор Б.Ф. Скиннер из Гарварда пригласил меня принять участие в дружеской дискуссии на съезде Американской ассоциации психологов, которая должна была состояться осенью 1956 года. Он знал, что мы придерживаемся весьма различных взглядов на использование научного знания в деле формирования и управления человеческим поведением, и предложил, чтобы эта дискуссия послужила средством прояснения данного вопроса. Он выразил свою главную точку зрения, порицая психологов за то, что они не желают использовать свои возможности:

«В настоящее время психологи, как ни странно, очень неуверенно используют управление там, где оно может применяться. В большинстве клиник упор делается на психометрию (Психометрия – отрасль психологии, связанная со всем кругом вопросов, относящихся к измерению.

– Прим. ред.), что частично объясняется нежеланием брать на себя ответственность за использование управления… Как ни странно, но мы чувствуем, что нас понуждают оставить использование активных форм управления человеческим поведением тем, кто пользуется ими в своекорыстных целях» (Skinner B.F., in Current Trends in Psychology, edited by Wayne Dennis (University of Pihsburgh Press, 1947), pp. 24-25).

Я был согласен с ним в том, что такая дискуссия послужит прекрасным средством для пробуждения интереса к этой важной проблеме. Обсуждение состоялось в сентябре 1956 года. Оно привлекло большую и внимательную аудиторию, и, как это бывает на дискуссиях, несомненно, большинство участников разъехались, утвердившись во взглядах, которых они придерживались вначале. Материалы обсуждений были опубликованы в «Science» (Science, Nov. 30, 1956, 124, pp. 1057-1066).

Когда спустя некоторое время я размышлял об этом, единственным, что вызвало у меня чувство неудовлетворения, было то, что это была дискуссия. Хотя и Скиннер, и я делали все возможное, чтобы избежать споров ради споров, тем не менее там царил дух «или-или»; я чувствовал, что данный вопрос слишком важен, чтобы расценивать его как спор между двумя учеными или решать его однозначно: либо черное, либо белое. Поэтому в течение следующего года я написал более развернутую работу, как мне кажется, менее дискуссионного характера, излагающую мою концепцию проблемы, решение которой в один прекрасный день окажется крайне важным для общества. Ее изложение естественно распалось на две части, которые и составляют содержание двух последующих глав.

Когда я писал это, я не знал, где использую написанное. Однако я положил его в основу лекционного курса «Современные направления» в университете штата Висконсин, а в прошлом году использовал как основу для семинарских занятий с преподавателями и студентами в Калифорнийском технологическом институте.

* * *

Науки о поведении находятся в младенческом возрасте. Обычно к этой группе дисциплин относят психологию, психиатрию, социологию, социальную психологию, антропологию и биологию, хотя иногда сюда включают и другие общественные науки, такие, как экономика и политология, а также в большей части в качестве инструмента привлекают математику и статистику. Хотя все эти дисциплины постоянно работают над тем, чтобы понять поведение человека и животных, и количество исследований в этих областях растет не по дням, а по часам, все-таки в этой сфере, без сомнения, все еще больше путаницы, чем твердых знаний. Серьезные ученые, занятые в этой сфере, обычно подчеркивают, сколь велика бездна нашего научного невежества относительно поведения, как мало открыто общих законов. Они склонны сравнивать состояние этой сферы научных исследований с физикой, и, видя относительную точность измерений, надежность предсказаний, а также элегантность и простоту системы законов в этой сфере, они ясно сознают новизну, незрелость и неразработанность наук о поведении.

Не ставя под сомнение верность этой картины, я считаю, что иногда такая расстановка акцентов приводит к тому, что обычный человек может не увидеть другой стороны медали. Науки о поведении, несмотря на свою новизну, значительно продвинулись в направлении наук типа «если… то». Под этим я подразумеваю, что они достигли больших успехов в выделении и обосновании закономерностей типа: если существуют определенные условия, то можно утверждать, что последуют определенные виды поведения.

Я думаю, что слишком мало людей сознают степень, широту и глубину уровня развития, достигнутого науками о поведении за последние десятилетия. Но кажется, еще меньше людей знают о том, какие серьезные социальные, образовательные, политические, экономические, этические и философские проблемы были вызваны их развитием.

В этой и последующих лекциях я хотел бы достичь нескольких целей. Во-первых, я хотел бы в импрессионистской манере сделать набросок картины о все растущей способности наук о поведении понимать, предсказывать и управлять поведением. Затем я хотел бы выделить ряд серьезных вопросов и проблем, которые, благодаря развитию этих наук, возникают перед отдельными индивидами и обществом в целом. И в конце я хотел бы предложить предварительное решение этих проблем, которое, с моей точки зрения, не лишено смысла.

«Ноу-хау» наук о поведении

Давайте попытаемся получить некоторое представление о важности знаний в науках о поведении, затронув конкретные работы и их значение.

Я попытался подобрать иллюстративный материал, который свидетельствовал бы о размахе проделанной работы. Будучи ограничен собственными знаниями, я не ручаюсь за то, что эти примеры представляют собой случайную выборку из наук о поведении. Я думаю, что, будучи психологом, я взял большую часть примеров из области психологии. Я также склонен выбирать примеры, подчеркивающие предсказуемость и возможность управления поведением, а не те данные, основное значение которых состоит в расширении нашего понимания поведения. Я хорошо сознаю, что последние результаты в конечном итоге окажутся еще более тесно связаны с прогнозированием и управлением, чем предыдущие, но их значение трудно оценить при первом знакомстве. Приводя эти примеры научных знаний, я не буду пользоваться сложной терминологией, различными определениями, необходимыми для точного знания. Каждое общее положение, излагаемое мною, будет подтверждено соответствующим экспериментальным исследованием, хотя, как и все научные открытия, каждое положение верно с определенной степенью вероятности и не есть абсолютной истиной.
Более того, каждое положение может быть изменено, исправлено и даже опровергнуто после дальнейших, более точных или более изобретательных исследований в будущем.

Предсказание поведения

Имея в виду эти принципы и ограничения в отборе материала, давайте сначала рассмотрим те результаты наук о поведении, где поведение предсказывается со всей очевидностью. Структура каждого из них может быть обобщена следующим образом: «Если индивиду присущи качественные характеристики а, b, с, то мы можем предсказать высокую вероятность того, что он продемонстрирует модели поведения х, у и z».

Таким образом, мы можем со значительной точностью прогнозировать, кто будет хорошим студентом, хорошим руководителем на производстве, хорошим страховым агентом и т.п.

Я не буду подтверждать примерами это положение просто потому, что их слишком много. Сюда относится вся область тестирования способностей, тестирования профессиональной пригодности, выбора персонала. Хотя специалистов в этой сфере беспокоит доля неточных прогнозов, факт остается фактом – множество искушенных представителей промышленности, науки и т.

д. признают необходимость применения наук о поведении именно в этой обширной области. Мы пришли к признанию того факта, что специалист по наукам о поведении способен (с определенной вероятностью ошибки) сделать прогноз относительно наибольшей пригодности незнакомых ему людей к той или иной специальности – машинистки, учителя, адвоката, служащего или физика.

И эта область постоянно расширяется. Прилагаются усилия, чтобы определить, например, характерные черты химика-творца по сравнению с просто хорошим химиком. Несмотря на отсутствие особых успехов, делались и делаются попытки определить характерные черты, позволяющие выбрать потенциально хорошего психиатра и психолога-клинициста. Наука постоянно совершенствует свои возможности по определению наличия или отсутствия у вас измеряемых качеств, связанных с определенной профессиональной деятельностью.

Мы знаем, как заранее определить успех в школах, готовящих армейских офицеров, и как заранее определить успех в боевых действиях.

Остановимся на одной работе в данной области. Уильямс и Ливитт (Williams, S.В., and H.J. Leavitt. Group opinion as a predictor of military leadership. J. Consult. Psychol., 1947, 11, 283-291) обнаружили, что они могут удовлетворительно предсказать возможный успех офицеров морского флота в OCS и в последующих боевых действиях, получив оценки их приятелей. Они также обнаружили, что в этом случае их приятели были более точным психологическим инструментом, чем применяемые объективные тесты. Тем самым в работе показывается, что в предсказании поведения важно не только использование определенных средств, но и желание использовать общепринятые и необщепринятые средства.

Мы можем прогнозировать, насколько радикальным или консервативным будет потенциальный деловой руководитель.

Уайт (Whyte, W.H. The Organization Man. New York: Simon & Schuster, 1956) в своей последней книге останавливается на этом как на одном из многих примеров регулярно используемых тестов на промышленных предприятиях. Таким образом, из группы молодых руководителей – претендентов на повышение высшее руководство может выбрать тех, кто проявит (с определенной долей вероятности) ту степень консерватизма или радикализма, которая, как считается, лучше способствует процветанию компании. В основе их выбора также может быть знание того, в какой степени каждый из них испытывает враждебность к обществу, или скрытую гомосексуальность, или психопатические склонности. Тесты, дающие (или претендующие на то, чтобы дать) такие измерения, используются многими фирмами как для просмотра при выборе новых руководящих кадров, так и с целью оценки кадров, уже занимающих руководящие посты, чтобы выбрать тех, кто может занять более ответственный пост.

Мы знаем, как обнаружить тех членов организации, которые могут стать источником конфликтов и (или) правонарушителями.

Многообещающий молодой психолог (Gough, H.E., and D.R.Peterson. The identification and measurement of predispositional factors in crime and delinquence. J. Consult. Psychol., 1952, 16, 207-212) предложил простой короткий тест, который показал высокую степень надежности. Тест предсказывает, кто из служащих универмага будет ненадежен, нечестен или будет показывать дурной характер в каком-либо другом отношении. Он утверждает, что возможно с достаточной точностью установить потенциальных виновников конфликтов в любой организованной группе. Эта способность выявить тех, кто может вызвать конфликт, в техническом отношении выступает просто расширением наших знаний, касающихся предсказаний в других областях. С научной точки зрения здесь нет никаких отличий от прогнозирования того, кто будет хорошим типографским наборщиком.

Мы знаем, что компетентный канцелярский работник, пользуясь количественными результатами тестов и регистрационными таблицами, может дать прогноз относительно личности и поведения человека лучше, чем опытный клиницист. Пол Мил (Meehl, P.E. Wanted – a good cookbook. Airier. Psychol., 1956, 11, 263-272) показал, что мы значительно продвинулись в создании личностных тестов и извлечении содержащейся в них информации, так что интуиция и разносторонние знания, опыт и обучение абсолютно не нужны для получения точных описаний личности. Он доказал, что во многих случаях, когда дается заключение о личности (в психиатрических клиниках, домах престарелых, психиатрических больницах и т.п.), нерационально использовать высококвалифицированных профессионалов для подготовки заключения о личности с помощью тестирования, интервьюирования и т.п. Он уверен, что простой служащий может сделать это лучше, не вступая с пациентом в личный контакт или сведя его к минимуму. Вначале проводится определенное число тестов и получают цифровые данные. Затем в регистрационных таблицах, составленных на основе результатов нескольких сотен случаев, будет найден соответствующий набор данных и выбрано точное описание личности. Служащий просто списывает комбинацию характеристик, которая имеет статистически значимую корреляцию с определенным набором показателей.

В данном случае Мил просто делает следующий логический шаг в развитии психологического инструментария для измерения и оценивания характера человека и прогноза определенных моделей поведения на основании этих измерений. Janis, I. Personality correlates of susceptibility to persuasion. J. Personality, 1954, 22, 504-518) свидетельствуют о том, что те индивиды, которые проявляют качество зависимости в своих реакциях на картинки тематического апперцепционного теста, которые в другом тесте показывают чувство социальной неадекватности, скрытой агрессивности и депрессивные тенденции, легко поддаются убеждению и уступают давлению группы. Эти небольшие работы ни в коей мере не носят окончательного характера, но есть все основания считать, что их основная гипотеза верна и что эти или другие, более точные и совершенные исследования дадут правильный прогноз относительно того, кто из членов группы легко поддается убеждению, а кто не уступает даже очень сильному групповому давлению.

Мы можем прогнозировать, основываясь на том, как индивид воспринимает движение луча света в темной комнате, склонен ли он к предвзятости или нет.

Было проведено много исследований этноцентризма, ригидной тенденции во всем разграничивать свою и чужую группы, сопровождающейся враждебностью по отношению к чужакам и подчинением и верой в правоту своей группы. Согласно одной теории, люди с более выраженным этноцентризмом не могут выносить двусмысленных или неопределенных ситуаций. Изучая эту теорию, Джек Блок и Джин Блок (Block, Jack, and Jeanne Block. An investigation of the relationship between intolerance of ambiguity and ethnocentrism. J. Personality, 1951, 19, 303-311) получили отчеты испытуемых о степени воспринимаемого ими движения тонкого луча света в абсолютно темной комнате. (На самом деле луч не двигался, но почти все индивиды воспринимали движение.) Затем этим же испытуемым был предъявлен тест на этноцентризм. Как и предполагалось, было обнаружено, что больший этноцентризм был обнаружен у тех испытуемых, которые в последовательной серии опытов быстро устанавливали определенную норму для воспринимаемой ими степени движения, чем у тех, чьи оценки движения продолжали варьироваться.

Это исследование с небольшими изменениями было повторено в Австралии (Bertalanffy, L. von. A biologist looks at human nature. Science Monthly, 1956, 82, 33-41), и его результаты были подтверждены и расширены. Было обнаружено, что более этноцентричные индивиды в меньшей степени могут мириться с двусмысленными ситуациями и воспринимают меньше движения, чем те, кто не склонен к предубеждению. Они также более зависимы от других, а при оценивании в обществе другого человека были склонны принять его мнение.

Таким образом, не будет преувеличением сказать, что, изучая, как индивид воспринимает движение тонкого луча света в темной комнате, мы можем многое заключить о степени его ригидности, предвзятости, этноцентризма.

Эту пеструю смесь примеров, показывающих способность наук о поведении предсказывать поведение и как следствие этого выбирать людей, которые будут вести себя согласно предсказанию, можно рассматривать просто как начальную стадию применения все расширяющейся области науки. Но то, что стоит за этими примерами, может также вызвать и холодный пот мрачных предчувствий. Вдумчивый человек не может не понять, что эти направления развития – всего лишь начало. Он не может не увидеть, что, если бы в руках у одного человека или у группы людей были более совершенные средства и власть, чтобы их использовать, социальные и философские последствия этого внушали бы страх. Ему становится ясно, почему такой ученый, как фон Берталанфи, предупреждает: «На фоне угрозы, которую несут с собой физические процессы в технике, часто упускают из виду ту опасность, которую несут с собой методы психологии» (Coch, Lester, and J.R.P.French, Jr. Overcoming resistance to change. Human Relations, 1948, 1, 512-532).

Условия, вызывающие определенное поведение в группах

Прежде чем мы рассмотрим эту социальную проблему, давайте перейдем к другой области наук о поведении и снова обратимся к ряду работ. Теперь давайте рассмотрим некоторые исследования, показывающие возможность управления группами. Во всем этом многообразии нас интересуют исследования, результаты которых удовлетворяют следующей модели: «Если в группе существуют или устанавливаются условия а, b, с, то имеется большая вероятность, что за ними последуют типы поведения х, у, z».

Мы знаем, как создать в производственном или учебном коллективе условия, ведущие к росту продуктивности, обновлению и улучшению нравственности.

Исследования Коча и Френча (Coch, Lester, and J.R.P.French, Jr. Overcoming resistance to change. Human Relations, 1948, 1, 512-532), Нагла (Nagle, B.F. Productivity, employee attitudes, and supervisory sensitivity. Personnel Psychol., 1954, 7, 219-234) и Каца, Макоби и Морса (Katz, D., N.Maccoby, and N.C.Morse. Productivity, supervision, and morale in an office situation. Part I. Ann Arbor: Survey Research Center, University of Michigan, 1950) в общем виде свидетельствуют о том, что, когда рабочие на производстве участвуют в планировании и принятии решений, когда руководители внимательны к социальным ценностям рабочих и когда для руководства не характерны авторитарный стиль и подозрительность, производительность и моральный климат улучшаются. И наоборот, мы знаем, как создать условия, которые приводят к низкой производительности и плохому моральному климату, поскольку противоположные условия приводят к обратному эффекту.

Мы знаем, как в любой группе создать такие условия для руководства, которые приведут к развитию личности всех членов группы, а также к росту производительности, обновлению и улучшению моральной обстановки в группе.

Гордон (Gordon, Thomas. Group-Centered Leadership. Chapters 6 to 11. Boston: Houghton Mifflin Co., 1955. и Ричард (Richard, James, in Group-Centered Leadership, by Thomas Gordon, Chapters 12 and 13. Boston: Houghton Mifflin Co., 1955) показали, что даже в столь различных группах, как, например, временная проблемная группа в университете или сталелитейное промышленное производство, хорошие результаты получались в тех случаях, когда руководитель или руководители показывали отношение, обычно считающееся психотерапевтическим. Иными словами, если руководитель принимает чувства членов группы и свои собственные, если он относится к другим с сочувствием и пониманием, если он позволяет и приветствует свободные дискуссии, если он разделяет с группой ответственность, то у членов группы отмечается развитие личности, а группа функционирует более эффективно, более творчески и в более благоприятном моральном климате.

Мы знаем, как создать условия для усиления психической ригидности членов группы.

Бейер (Beier, Ernst G. The effect of induced anxiety on some aspects of intellectual functioning. Ph. D. thesis, Columbia University, 1949) в тщательно проведенном исследовании измерял уровень абстрактного мышления у двух уравненных между собой групп студентов. Затем каждому студенту в одной из групп предъявлялся анализ его личности, проведенный на основе теста Роршаха. После этого в обеих группах снова тестировались способности. В той группе, где предъявлялась оценка личности, отмечалось снижение показателя гибкости и значительное ухудшение способности к выполнению абстрактных операций. Студенты стали более ригидными, беспокойными и не организованными в своей мыслительной деятельности в отличие от контрольной группы.

Очень хочется отметить, что это оценивание, переживаемое группой как что-то несущее угрозу, очень сходно во многих случаях с оцениванием в наших школах и институтах, проводимым под видом обучения. Но в данный момент важно, что мы действительно знаем, как создать условия, приводящие к менее эффективному выполнению сложных интеллектуальных заданий.

Мы многое знаем о том, как создать условия для влияния на реакцию покупателя и (или) общественное мнение.

Я думаю, что это не нужно подтверждать научными исследованиями. Я отсылаю вас к разделу рекламы в любом журнале, к развлекательным программам на телевидении и их рейтингу популярности, к фирме экспертов по общественной информации и к увеличивающемуся объему продажи товаров какой-либо фирмы с хорошо продуманными рекламными объявлениями.

Мы знаем, как воздействовать на покупателей путем создания условий, обеспечивающих удовлетворение не сознаваемых ими потребностей, которые мы смогли определить.

Было показано, что некоторые женщины, которые не покупают растворимый кофе, потому что им «не нравится его запах», на самом деле не любят его на подсознательном уровне, потому что он ассоциируется у них с плохой хозяйкой – ленивой и расточительной (Haire, M. Projective techniques in marketing research. J. Marketing, April 1950, 14, 649-656). Исследования такого рода, основанные на использовании проективных методов и «глубинных» интервью, привели к организации торговли, обращенной к неосознаваемым мотивам человека – его неосознаваемым сексуальным и агрессивным желаниям, стремлению к зависимости или, как в данном случае, желанию получить одобрение.

Эти примеры исследований демонстрируют часть наших потенциальных возможностей влиять на поведение группы или управлять ею. Если у нас будет сила и власть для того, чтобы создать необходимые условия, то за ними последует предсказанное поведение. Нет сомнения в том, что как сами исследования, так и их методика в настоящее время не отличаются изяществом, но со временем они усовершенствуются.

Условия, оказывающие определенное влияние на человека

Возможно, еще большее впечатление, чем наши знания о группах, могут произвести знания об условиях, вызывающих определенные формы поведения у отдельного человека. Именно возможность научного предсказания и управления индивидуальным поведением больше всего затрагивает интересы каждого из нас. Давайте снова обратимся к фрагментам наших знаний об этом.

Мы знаем, как создать условия, при которых многие индивиды будут считать правильными утверждения, противоречащие их ощущениям.

Они будут, например, утверждать, что рисунок А занимает большую площадь, чем рисунок В, хотя их ощущения ясно указывают на то, что верно противоположное суждение. Экспериментальное исследование Аша (Asch, Solomon E. Social Psyhology. New York: Prentice-Hall, 1952, 450-483), позднее усовершенствованное Кратчфилдом (Crutchfield, Richard S. Conformity and character. Amer. Psychol., 1955, 10, 191 – 198), показывает, что когда индивид верит, что все остальные члены группы видят, что А больше В, он склонен согласиться с этим мнением. Во многих случаях он делает это с полной уверенностью, что предыдущее заявление было ошибкой.

Мы можем не только предположить, что определенный процент людей при этом поддастся и не поверит своим собственным ощущениям, но более того, Кратчфилд выявил качества личности таких людей и с помощью методик отбора смог сформировать группу, почти все члены которой уступали давлению, то есть проявляли конформность.

Мы знаем, как добиться изменения мнения индивида в нужном направлении, при этом индивид не осознает стимулов, вызвавших изменение его мнения.

Смит, Спенс и Клейн (Smith, G.J.W., Spence, D.P., and Klein, G.S. Subliminal effects of verbal stimuli, Jour. Abn. & Soc. Psychol., 1959, 59, 167-176) проецировали на экран неподвижное, лишенное выражения изображение лица человека и просили испытуемых отметить, как меняется выражение лица на портрете. Затем время от времени на экран проецировалось слово «сердитый», причем время предъявления было настолько коротким, что испытуемые не сознавали, что видели слово. Тем не менее они были склонны считать, что лицо становится более сердитым. Когда на экран точно так же проецировалось слово «счастливый», участники были склонны считать, что лицо становится более радостным. Таким образом, на них оказывали влияние стимулы, регистрируемые на подсознательном уровне, стимулы, которые не сознавались и не могли быть осознаны человеком.

Мы знаем, как влиять на психологическое настроение, ценности, поведение, используя медикаменты.

Для иллюстрации перейдем в быстро развивающуюся пограничную область между химией и психологией. Диапазон и глубина наших знаний в этой области поразительны: от средств, не дающих заснуть за рулем или во время учебы, до так называемой «сыворотки правды», которая снижает психологическую защиту индивида, и до лечения лекарствами, используемыми в настоящее время в психиатрических больницах. Все больше усилий тратится на то, чтобы найти препараты с более определенными свойствами – препарат для того, чтобы вернуть энергию человеку в депрессии или успокоить возбуждение и т.п. По некоторым данным, лекарственные средства давались солдатам перед боем, чтобы они не испытывали страха. Торговые названия некоторых транквилизаторов уже внедрились в наш язык и даже в комиксы. Хотя многое в этой области еще остается неизвестным, доктор Скиннер из Гарварда считает, что «в недалеком будущем желательное состояние мотивации и эмоций в повседневной жизни будет достигаться с помощью медикаментов» (Skinner, B.F. The control of human behavior. Transactions New York Acad. Science, Series II, Vol. 17, No. 7, May 1955, 547-551). Хотя это кажется некоторым преувеличением, его предсказание может частично оправдаться.

Мы знаем, как создать условия, вызывающие отчетливые галлюцинации и другие реакции у абсолютно нормального человека в состоянии бодрствования.

Такие данные явились неожиданным побочным результатом исследований в МакГилловском университете (Beston, W.H., Woodburn Heron, and Т.Н.Scott. Effects of decreased variation in the sensory environment. Canadian J. Psychol., 1954, 8, 70-76). Было обнаружено, что если отключить или заглушить все каналы, принимающие сенсорные сигналы, у человека появляются аномальные реакции. Если испытуемые с нормальным состоянием здоровья лежат неподвижно, чтобы уменьшить поступление кинестетической информации, в звуконепроницаемом боксе с полупроницаемыми очками на глазах, делающими невозможным зрительное восприятие, в тихой камере с поролоновыми заглушающими звуки наушниками и манжетами на руках, не допускающими касания, то через сорок восемь часов у большинства испытуемых отмечаются галлюцинации и странные идеи, имеющие некоторое сходство с бредом больных психозом. Каковы были бы результаты более длительного сенсорного голода, остается неизвестным, поскольку этот опыт показался таким потенциально опасным, что экспериментаторы не захотели его продолжить.

Мы знаем, как использовать слова самого человека, чтобы раскрыть все тревожащие его области опыта.

Камерон (Cameron, D.E. Psychic driving. Am. J. Psychiat, 1956, 112, 502-509) и его коллеги брали из записанных на пленку психотерапевтических бесед короткие утверждения пациента, которые, казалось, имеют существенное отношение к глубинным источникам заболевания. Такое короткое утверждение затем закольцовывалось на магнитной ленте так, что его можно было прослушивать снова и снова. Когда пациент слышал свои собственные полные смысла слова еще и еще раз, эффект был очень сильным. После двадцатого или тридцатого повторения пациент часто просил остановить пленку. Кажется очевидным, что эти слова проникают через психологическую защиту и ведут к открытию для индивида психического опыта, связанного с этим утверждением. Например, женщина, чувствующая свою неадекватность и имеющая сложности в браке, во время одной беседы говорила о своей матери: «Вот чего я не могу понять – так это то, что можно ударить маленького ребенка». Это предложение, записанное на пленку, воспроизводили снова и снова, что вызвало у нее чувство беспокойства и страха и открыло для нее все ее чувства, связанные с матерью. Это помогло ей понять, что «моя неуверенность в том, что моя мать не ударит меня, привела к тому, что я не доверяю никому». Это очень простой пример, показывающий возможности этого метода, который может не только приносить пользу, но и приводить к опасным расстройствам, если он слишком глубоко или резко нарушает психологическую защиту.

Нам известны определенные отношения, которые, будучи созданными консультантом или терапевтом, могут привести к определенным полезным изменениям в личности и поведении клиента.

Это утверждение подтверждают недавно завершенные нами исследования в области психотерапии.

  1. Rogers, Carl R., Client-Centered Therapy. Boston: Houghton Mifflin Co., 1951.
  2. Rogers, Carl R., and Rosalind F.Dymond (Eds.). Psychotherapy and personality change. University of Chicago Press, 1954.
  3. Seeman, Julius, and Nathaniel J.Raskin. Research perspectives in client-centered therapy, in О. Н. Mowrer (Ed.). Phychotherapy: Theory and Research, Chapter 9. New York: Ronald Press, 1953.
  4. Thetford, William N. An objective measure of frustration tolerance in evaluating psychotherapy, in W. Wolff (Ed.). Success in psychotherapy, Chapter 2. New York: Grune & Stratton, 1952.

Очень кратко результаты этих исследований могут быть изложены следующим образом.

Если терапевт устанавливает отношения, в которых проявляет себя а) искренним, внутренне последовательным, b) принимающим, воспринимающим клиента как достойного человека, с) относящимся к внутреннему миру эмоций и отношений клиента с сочувствием и пониманием, то клиент изменяется определенным образом. Вот некоторые из этих изменений: клиент становится а) более реалистичным в восприятии себя, b) более уверенным и целенаправленным, с) у него повышается самооценка, d) менее склонным к подавлению элементов своего опыта, е) становится более зрелым, социализированным и адаптивным в своем поведении, f) менее подвержен стрессу и более быстро восстанавливается после него, g) в своей личности проявляет себе как здоровый, цельный, хорошо функционирующий человек. Такие изменения не отмечаются в контрольной группе и тесно связаны с включением клиента в психотерапевтические отношения.

Мы знаем, как разрушить структуру личности человека, подорвав его уверенность в себе, разрушив его представления о себе и сделав зависимым от другого человека.

Тщательное изучение Хинкле и Вулфом (Hinkle, L.E., and H.G.Wolff. Communist interrogation and indoctrination of «Enemies of the State». Analysis of methods used by the Communist State Police. Arch. Neurol. Psychiat., 1956, 20, 115-174) методов допросов заключенных коммунистами, в частности в коммунистическом Китае, дает достаточно подробную картину процесса, широко известного как «промывание мозгов». Их работа показывает, что там не используются какие-то новые или сверхъестественные методы. Большей частью это комбинация приемов, усовершенствованных на практике. В основном туда входят страшные приемы, противоположные кратко описанным выше психотерапевтическим условиям. Если подозреваемый изолирован и лишен общения длительное время, то его нужда в человеческих взаимоотношениях значительно возрастает. Следователь использует это, строя отношения, в которых он не принимает узника и делает все, что может, чтобы вызвать у него чувство вины, беспокойства и конфликта. Он проявляет расположение к заключенному, только если тот «сотрудничает», соглашаясь смотреть на события глазами следователя. Он полностью отвергает личную точку зрения заключенного или его собственное восприятие событий. Постепенно нужда в признании заставляет заключенного считать полуправду правдой до тех пор, пока мало-помалу он не откажется от собственного взгляда на себя и на свое поведение и не примет точку зрения следователя. Он в значительной мере деморализуется и уничтожается как личность и становится марионеткой в руках следователя. Теперь он готов «признаться», что он враг государства и совершил разные преступные действия, которых он либо не совершал, либо на самом деле они имели совсем другое значение.

В определенном смысле неверно описывать эти методы как продукт наук о поведении. Они были созданы русской и китайской полицией, а не учеными. И все-таки я останавливаюсь на них здесь, так как это дает ясное представление о том, что эти грубые методы можно сделать значительно более эффективными за счет научных знаний, которыми мы сейчас располагаем. Короче, наши знания о том, как можно изменить личность и поведение, могут использоваться как для созидания, так и для разрушения личности.

Условия, оказывающие определенное влияние на животных

Возможно, я уже сумел представить достаточно данных о значении, а часто и об устрашающей силе этого нового направления науки. Но прежде чем мы перейдем к последствиям всего этого, мне бы хотелось сделать еще один шаг вперед и остановиться на некоторой информации, которая касается поведения животных. Мое собственное знакомство с этим материалом более чем скромное, но я хочу выделить три интересных исследования и их результаты.

Мы знаем, как создать условия, в результате которых у маленьких утят появляется прочная привязанность, например, к старому башмаку.

Хесс (Hess, E.H. An experimental analysis of imprinting – a form of learning. Unpublished manuscript, 1955) исследовал феномен «импринтинга», впервые изучавшийся в Европе. Он показал, что, например, у птенцов дикой утки существует некоторый критический временной период – с 13-го до 17-го часа после появления их на свет, – когда утенок привязывается к любому предмету, который оказывается у него перед глазами. Чем труднее ему следовать за этим предметом, тем сильнее бывает привязанность. Конечно, обычно это приводит к формированию привязанности к матери-утке, но утенок может так же легко проявить прочную привязанность к любому объекту – к подсадной утке, человеку или, как я уже говорил, к старому ботинку. Существует ли подобная тенденция у ребенка? Это можно только предполагать.

Мы знаем, как устранить у крысы ощущение сильного специфического страха с помощью электроконвульсивного шока.

Хант и Брейди (Hunt, H.F., and J.V.Brady. Some effects of electro-convulsive shock on a conditioned emotional response («anxiety»). J. Compar. & Physiol. Psychol., 1951, 44, 88-98) сначала учили испытывающих жажду крыс получать воду, нажимая на рычаг. Крысы легко делали это много раз, находясь в особой экспериментальной клетке. Когда этот навык был хорошо закреплен, вырабатывался условный страх на щелкающий звук, предшествующий слабому болезненному удару электрическим током. Через некоторое время у крыс появилась сильная реакция страха, они переставали нажимать на рычаг при любом щелчке, хотя за ним и не следовал какой-либо болевой раздражитель. Однако эта условная реакция страха почти полностью исчезала после серии электроконвульсивных ударов током. После этого животные не проявляли страха и свободно нажимали на рычаг, даже когда раздавались щелчки. Авторы очень осторожно подходят к выводам из своих результатов, но общее сходство с шоковой терапией, применяемой у людей, очевидно.

Мы знаем, как научить голубей направлять к заранее определенной цели боевую ракету.

Занимательный отчет Скиннера (Pigeons in a Pelican. Amer. Psychol., 1960, 15, 28-31) о таком исследовании во время войны – только один из множества впечатляющих примеров возможностей так называемого «оперантного обусловливания» («Оперантное обусловливание» – термин, введенный американским психологом Б.Ф. Скиннером для обозначения особого пути образования условного рефлекса. При оперантном обусловливании животное сначала производит какое-нибудь движение (непреднамеренное или вызванное экспериментатором), а затем получает подкрепление (например, в виде пищи). – Прим. ред.).

Он брал голубей и формировал их поведение при клевании, поощряя их каждый раз, когда они подходили и клевали или сам предмет, выбранный экспериментатором, или место рядом с ним. Таким образом, он мог взять карту иностранного города и постепенно учить голубей клевать только на том ее участке, где были изображены какие-то важные промышленные предприятия – например, авиазавод. Или он мог научить их клевать только изображения морских кораблей определенного типа. Затем было уже делом техники, хотя, я уверен, и очень сложным, использовать их клевки для поддержания курса ракеты. Поместив двух-трех голубей в модель носовой части ракеты, он смог продемонстрировать, что, как бы она ни меняла курс, голуби возвращали ее к «цели» своими клевками.

Отвечая на вопрос, который, я уверен, у вас возник, я должен сказать: «Нет, это никогда не использовалось в вооружении из-за неожиданно быстрого развития электронных приборов. Но нет сомнения в том, что это сработало бы».

Скиннер сумел научить голубей играть, например, в пинг-понг, и он со своими коллегами смог развить многие сложные формы поведения у животных, которые кажутся «осмысленными» и «целесообразными». Все они основаны на одном общем принципе. Животное получает положительное подкрепление – небольшую награду – за любое поведение, которое в какой-то мере способствует достижению цели, поставленной исследователем. Вначале, возможно, это очень несовершенные действия, которые лишь в целом соответствуют желаемому направлению. Но поведение «совершенствуется» все больше и больше – становится более тонким, точным, определенным набором заданных действий. Из огромного поведенческого репертуара организма эти формы поведения подкрепляются со все усиливающейся избирательностью, что служит достижению конкретной цели исследователя.

Эксперименты с людьми имеют несколько менее определенные результаты, но было показано, что с помощью такого «оперантного обусловливания» (например, если экспериментатор кивает головой) можно добиться у испытуемого увеличения количества существительных во множественном числе или предложений, выражающих его личное мнение, причем он не будет сознавать причину этих изменений в своем поведении. По мнению Скиннера, в большинстве своем наше поведение есть результат такого «оперантного обусловливания», часто не осознаваемого обоими участниками. Он хотел бы сделать его осознаваемым и целенаправленным и таким образом управлять поведением.

Мы знаем, как доставить животным наиболее полное удовлетворение с помощью одной только электростимуляции.

Оулдс (Olds, J. A physiological study of reward. – In: McClelland, D.С. (Ed.). Studies in Motivation. New York: Appleton-Century-Crofts, 1955, 134-143) обнаружил, что можно имплантировать крошечные электроды в септальные участки мозга лабораторных крыс. Когда одно из животных нажимает рычаг в своей клетке, через эти электроды проходит слабый электрический ток. Это вызывает настолько приятные ощущения, что животное без конца нажимает на рычаг, часто доводя себя до изнеможения. Какова бы ни была субъективная природа этих ощущений, они, казалось, вызывают настолько сильное удовлетворение, что животное предпочитает их остальным видам деятельности. Я не буду рассуждать ни о том, как этот опыт может быть применим к людям, ни о том, каковы в этом случае могут быть последствия.

Общая картина и ее последствия

Я надеюсь, что эти многочисленные примеры наполнят конкретным смыслом мое утверждение о том, что науки о поведении быстро шагают в плане понимания, предсказания и управления поведением. Мы хорошо знаем, как выбрать людей, которые будут себя вести определенным образом, как создать условия в группах, которые приведут к различным предсказуемым формам группового поведения, как создать условия, которые приведут к определенному поведению у отдельного человека, – а в случаях с животными наши возможности понимать, предсказывать и управлять еще более значительны и, по-видимому, предвосхищают наши дальнейшие шаги в отношении человека.

Если мы с вами реагируем одинаково, вы поймете, что некоторые стороны нарисованной мною картины вызывают глубокий страх. Несмотря на молодость этой науки и множество нераскрытых тайн, даже имеющиеся в настоящее время знания предоставляют страшные возможности. Вообразим, что какой-то человек или группа располагают и знаниями, и средствами для их применения с определенной целью. Люди могут быть разделены на лидеров и их последователей. Люди могут развиваться, становиться сильнее, совершенствоваться. Вместе с тем они могут быть ослаблены и разрушены. Могут быть выявлены зачинщики конфликтов, и могут быть приняты меры, прежде чем они себя проявят. Моральная обстановка в коллективе может быть улучшена или ухудшена. Может быть оказано влияние на поведение путем воздействия на мотивы, неосознаваемые индивидом. Возможность манипулирования достигнет кошмарного уровня. Очевидно, это безумная фантазия, но это вполне вероятная фантазия. Возможно, это делает понятным, почему Роберт Оппенгеймер, один из самых талантливых наших ученых-естественников, спустился с вершин физики и, основываясь на своем опыте в этой области, предостерегал о том, что существует сходство между физикой и психологией, и одна их общая черта состоит в том, что их «прогресс создает большие проблемы в принятии решений в общественной сфере. В последнее десятилетие физики много шумят о своих успехах. Но может наступить время, когда психология накопит серьезный объективный фонд знаний о человеческих чувствах и поведении, и тогда возможность управления ими станет реальной, что создаст гораздо более серьезные проблемы, чем какие-либо проблемы физиков» (Oppenheimer, R. Analogy in science. Amer. Psychol., 1956, 11, 127-135).

Некоторым из вас может показаться, что я почему-то считаю проблему более серьезной, чем она есть. Вы вправе сказать, что только очень немногие из рассмотренных мной научных данных применялись на самом деле так, чтобы они оказали существенное влияние на общество, и что большей частью эти исследования важны для ученых, но практически незначительно влияют на нашу культуру.

Я вполне согласен с последним утверждением. В настоящее время науки о поведении находятся примерно на такой же ступени развития, как физика несколько поколений тому назад. В качестве примера того, что я имею в виду, может служить дискуссия, происходившая примерно в 1900 году по поводу полета машины, которая тяжелее воздуха. Аэронавтика как наука была недостаточно развита и не была застрахована от ошибок, поэтому, хотя некоторые результаты говорили о положительном ответе, можно было найти исследования с отрицательным ответом. Наиболее важно то, что народ не верил, что эта наука имеет какое-то значение или может существенно повлиять на культуру. Люди предпочитали полагаться на здравый смысл, который подсказывал им, что человек ни за что не сможет летать на штуковине тяжелее, чем воздух.

Сравните отношение народа к аэронавтике в то время и в данный момент. Несколько лет назад нам сообщили, что, согласно научному прогнозу, мы запустим в космос спутник. Это была совершенно фантастическая идея. Но вера в естественные науки была уже столь глубока, что ни один человек не выразил недоверия. Народ задал единственный вопрос: «Когда?»

Есть все основания считать, что такой же ход событий будет иметь место и в случае наук о поведении. Сначала народ будет игнорировать или смотреть на научные открытия с недоверием, затем, когда он поймет, что наука заслуживает больше доверия, чем здравый смысл, то начнет использовать их. Широкомасштабное применение научных знаний требует огромных затрат, поэтому в науку устремятся люди, будут вложены огромные деньги, и в конце концов развитие науки пойдет вверх по спирали со все возрастающей скоростью. Весьма вероятно, что этот ход событий можно будет наблюдать и в науках о поведении. И хотя сегодня открытия этих наук еще не находят широкого применения, очень похоже, что они будут широко использованы завтра.

Вопросы

Создав науку огромной потенциальной важности, мы получили орудие, в сравнении с социальной силой которого атомная энергия кажется слабой. И нет сомнения, что вопросы, возникающие при ее развитии, будут вопросами жизненной важности для нашего и будущих поколений. Давайте посмотрим на некоторые из этих вопросов.

  • Как мы будем использовать мощь этой новой науки?
  • Что произойдет в этом дивном новом мире с личностью человека?
  • Кто будет обладать властью, чтобы использовать эти новые знания?
  • С каким результатом, или с какой целью, или для осуществления каких ценностей будут использованы эти новые знания?

Я постараюсь начать рассмотрение этих вопросов в следующей лекции.

Что организатору мероприятий стоит знать о человеческом поведении?

Во время пандемии профессионалы event-менеджмента столкнулись с множеством препятствий: адаптация к новым форматам, рост конкуренции, неопределенное будущее событийной индустрии.

Конечно же, новые трудности только усложнили жизнь организаторам. Вовлечение аудитории страдало и в докарантинный период, теперь же к сложному восприятию часовых мероприятий в формате «говорящая голова» присоединилось и цифровое выгорание из-за усталости от Zoom.

Каков результат? Профессионалам event-сферы нужны новые знания, чтобы менять контент мероприятий, а также искать другие способы общения с аудиторией. Сегодня необходимо создавать эмоции и переживания, которые находят отклик у человека. Как? В этом вопросе не следует полагаться на интуицию, пришло время обратиться к науке, лежащей в основе привлечения и удержания внимания.

Если вы хотите узнать, как с помощью научных исследований привлечь внимание людей к вашему мероприятию, читайте дальше.

Своим опытом делится Виктория Мати, консультант по event-психологии в «Matey Events».

  • Бизнес поведенческих событий

Исследователь и писатель Ричард Чатэуэй говорит: «Если вы занимаетесь бизнесом – вы занимаетесь поведением». С этим утверждением трудно спорить. Вы создаете продукт для людей, и чтобы добиться успеха, вам необходимо понимать, что заставляет их взаимодействовать с вашим брендом и пользоваться вашими услугами.

Сложно представить себе бизнес, более сосредоточенный на людях, чем организация мероприятий. Поэтому особенно удивительно, что event-индустрия до сих пор не использует науку о поведении в массовых масштабах. Еще до пандемии организаторы пытались взломать код, как создавать события с долгосрочным эффектом. Пришла пора признать, что это невозможно сделать, находясь вне повестки человеческого поведения, и начать, наконец, применять научных подход в ивенте.

  • Расцвет поведенческой науки (ПН)

Наука о поведении включает в себя знания из различных областей, включая социальную и когнитивную психологию, нейробиологию и поведенческую экономику.

Человеческое поведение – сложное и нелинейное, выводы, которые делают эти дисциплины зачастую противоречат здравому смыслу, поэтому event-менеджеру сложно создать эффективную стратегию, не зная, как все это работает.

Вот простой пример: помните времена, когда средняя продолжительность мероприятия превышала час? С началом пандемии этот параметр по умолчанию начал меняться. Сейчас все понимают, что такие длительные сессии неприемлемы – люди теряют концентрацию и утомляются.

Пандемия вскрыла потребность изучать поведение человека, хотя по факту многие изменения, которые произошли из-за COVID-19 назрели уже давно. Опыт, полученный при переходе на виртуальные форматы, продемонстрировал организаторам необходимость корректировать продолжительность офлайн-мероприятий. Если бы мы пользовались наукой о поведении, то сделали бы это уже давно.

  • Создайте психологическую ценность

Рори Сазерленд, вице-председатель «Ogilvy», утверждает, что вместо решения проблемы поведения мы обычно занимаемся второстепенными задачами.

Организаторы тратят время и деньги на «инфраструктуру» вокруг мероприятия, но не вкладывают достаточно средств, чтобы выяснить, а что в действительности хочет получить аудитория. Важно не просто делать крутой дизайн и использовать технологии, а создавать ценности которые дают возможность аудитории почувствовать себя особенной.

Изучение когнитивных способностей, поведения и эмоций людей помогает создать психологическую ценность мероприятия. Речь идет об обращении к внутренним мотивам людей и универсальным, фундаментальным желаниям – принадлежать, быть признанным, нравиться.

  • Офлайн или онлайн?

Зачем выбирать, если у нас есть возможность объединить эти форматы с помощью чувств. Мы обрабатываем информацию с помощью органов чувств (зрение, слух, осязание, обоняние, вкус). Полученные от них знания соединяются вместе в человеческом мозге, чтобы создать образы и воспоминания. Следовательно, чем больше задействовано чувств, тем сильнее наша связь с моментом и тем ярче будет этот опыт.

В виртуальной среде использование чувств ограничено, что влияет на впечатления посетителей. Но, объединив элементы цифрового дизайна и живых мероприятий, мы сможем преодолеть эту проблему. Например, отправьте участникам настоящие письма или организуйте доставку мерча.

У этого подхода есть несколько преимуществ. Доказано, что прикосновение – это мощный инструмент в мультисенсорном наборе инструментов, который способствует улучшенному воспроизведению памяти и влияет на принятие решений:

«Психологи различают “вспоминание” чего-либо – относительно слабую форму памяти и “знание” чего-либо – гораздо более сильную когнитивную связь. Когда прикосновение становится частью мероприятия, оно помогает перевести мозг на более глубокий уровень взаимодействия, способствующий накоплению знаний».

«Неврология прикосновения», Лана Ригсби и доктор Дэвид Иглман

Исследование Бангорского университета о роли прямой почтовой рассылки показало, что «физические элементы, которые можно подержать в руках требуют большей эмоциональной обработки, чем виртуальные». С помощью МРТ исследователи обнаружили, что физический материал более «реален» для мозга. Эту особенность очень важно использовать для памяти и ассоциаций с брендом

В период пандемии почтовая рассылка оказалась хорошим способом установить эту связь – факт, подтвержденный недавним отчетом USPS. По данным опроса, 61% респондентов считали, что почта стала «особенной частью жизни во время социального дистанцирования», а 54% заявили, что они «чувствуют себя более связанными с людьми через почту». В контексте мероприятия, используя такие эмоции, вы закрепляете событие в памяти людей как нечто особенное.

Если вы добавляете в виртуальное мероприятие осязаемые элементы, которые доставляют участникам на дом, вы делаете огромный шаг к созданию прочного впечатления от бренда. Когда люди получают что-то уникальное и персонализированное, они с большей вероятностью откликнутся желаемым поведением, воспользуются вашей услугой. Это может значительно повысить успех виртуальных мероприятий в достижении бизнес-целей.

Индустрия мероприятий всегда была высококонкурентной. Кроме того, нынешний кризис, вызванный пандемией, серьезно повлиял на наш бизнес. Чтобы выжить, развиваться и преуспевать, организаторам необходимо совершенствовать свои навыки и искать способы создавать впечатления и ценности. Использование поведенческих идей может иметь огромное значение для достижения этой цели.

Источник материала: https://www.eventmanagerblog.com/behavioral-science-event-engagement

Рассмотрение бихевиоризма в качестве психологической науки о поведении

В 1913 году американский психолог Дж. Уотсон (1878-1958 гг.), который впоследствии стал теоретическим лидером бихевиоризма (от английского слова behavior, что означает «поведение»), заявил, что психология получит полное право называться наукой, только когда начнет использовать объективные экспериментальные методы изучения. Но с объективной точки зрения, возможно изучать исключительно поведение человека, проявляющееся в одной либо другой ситуации. Все, что невозможно объективно зарегистрировать, то есть человеческие мысли и сознание – все, что происходит непосредственно внутри человека, изучению уже не подлежит. Объективно изучать и регистрировать возможно исключительно реакции, внешние действия индивида, а также те стимулы и ситуации, которые к этим реакциям приводят. Согласно Дж. Уотсону, задача психологической науки состоит в том, чтобы непосредственно по реакции определять возможный стимул, а по этому стимулу предсказывать конкретную реакцию. Та либо другая поведенческая реакция проявляется на отдельный стимул, какую-либо ситуацию. Формула «стимул-реакция» (S-R) считалась ведущей в бихевиоризме.

Определение 1

С точки зрения последователей этого направления, личность человека – это некая совокупность поведенческих реакций, присущих конкретному индивиду. Новые формы поведения возникают в результате образования условных рефлексов (так называемое обусловливание).

Психологические закономерности управления поведением людей

Можно осуществлять управление поведением людей, применяя некоторые психологические закономерности.

Закон эффекта

Был определен одним из первооткрывателей бихевиористского направления Э. Торндайком (1874-1949 гг.), подчеркивает: связь между стимулом и реакцией увеличивается, когда присутствует подкрепление. Оно бывает положительного характера (некая похвала, получение ожидаемого результата, материальное вознаграждение и т.д.) либо отрицательного (наказание, болевые ощущения, критическое замечание, неудача и т.п.). Поведение индивида зачастую вытекает из ожидания какого-либо положительного подкрепления, но в редких случаях преобладает желание в первую очередь избежать отрицательного подкрепления.

Закон субъективной ценности подкрепления

Чтобы осуществлять управление поведением, важно учитывать, какое именно подкрепление, какая именно награда предпочтительна, ценна и наиболее значима для индивида на конкретный момент. В концепции бихевиоризма индивид понимается в первую очередь как действующее, реагирующее, способное к обучению существо, которое «запрограммировано» на одни либо другие реакции, действия, проявления поведения. Меняя подкрепления и стимулы, можно «программировать» индивида на предпочтительное поведение. Помимо этого, в недрах самого бихевиоризма психолог Э. Толмен (1886-1959 гг.) подверг явному сомнению схему «стимул-реакция» как чрезвычайно упрощенную и добавил к этим членам новую переменную, стоящую между ними – психические процессы конкретного индивида, напрямую зависящие от его наследственности, прошлого опыта и нынешнего физиологического состояния.

Американский психолог Б.Ф. Скиннер (1904-1990 гг.) сформулировал положение о трех типах поведения человека: безусловно рефлекторном, условно рефлекторном и оперантном. Безусловно рефлекторный и условно рефлекторный типы поведения вызываются некими стимулами и называются, в свою очередь, респондентным (или отвечающим) поведением. Они составляют некую часть репертуара поведения человека, но исключительно ими не обеспечивается полная адаптация человека к нынешней среде его обитания. Сам процесс приспособления выстраивается на основании активных проб – то есть воздействий человека на окружающий его мир.

Замечание 1

Некоторые такие пробы совершенно случайно способны привести к получению полезного результата, который из-за своей очевидной полезности закрепляется. Данные реакции не вызываются стимулом, а выделяются (можно сказать, испускаются) самим организмом. Одни из них оказываются действительно верными и поэтому подкрепляются.

Скиннер дал им название «оперантные» (реакции типа Я). По мнению Скиннера, конкретно данные реакции можно считать преобладающими в адаптивном поведении человека. Основным средством формирования нового социального поведения является подкрепление.

Информация, приобретенная при изучении животных, перенесена Скиннером на людское поведение, что привело к довольно биологизаторской трактовке человека. Для решения некоторых социальных проблем современного социума Скиннер выдвинул задачу формирования технологии поведения, призванную вести контроль одной части людей над другой частью. В роли средства управления людского поведения выступал контроль за режимом подкреплений, дающий возможность осуществлять определенное манипулирование. Получается, что Скиннер огласил еще две психологические закономерности, которые можно увидеть ниже.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Принцип оперантного обусловливания

Поведение живых существ в полной мере определяется последствиями, к которым оно может привести. В зависимости от того, будут ли эти последствия положительными, безразличными либо отрицательными, данный живой организм проявит определенную тенденцию повторять конкретный поведенческий акт, не придавать ему малейшего значения либо стараться полностью избегать тех действий и тех ситуаций, которые способны привести к отрицательным последствиям.

Закономерность субъективной вероятности последствий

Индивид субъективно проводит оценку доли вероятности наступления одних либо других последствий своих собственных реакций. Чем сильнее субъективная вероятность проявления отрицательных последствий, тем значительнее это влияет на поведение индивида, и тем в большей степени он склоняется к тому, чтобы отказаться от подобных инициативных действий.

Определение 1

Скиннер говорил, что личность – это определенная совокупность социальных реакций, определенных навыков, сформировавшихся в результате оперантного научения.

Под достаточным влиянием конкретной системы подкреплений и наказаний человек получает новые социальные навыки, а также другие свойства личности.

Представитель школы необихевиоризма Альберт Бандура (1925-1988 гг.) продемонстрировал, что новое поведение способно появляться не только в результате спонтанной инструментальной активности (как считал Скиннер), но и как подражание либо как результат словесного (вербального) инструктирования. Именно так были озвучены закономерности управления поведением людей, перечисленные далее.

Закономерность подражания

Индивид склонен копировать поведение других индивидов с расчетом на то, что результаты этого копирования окажутся положительными для него лично.

Закономерность научения через пример либо наблюдение

Индивиды способны учиться, просто наблюдая, читая либо слыша об определенном поведении других людей.

Закономерность самоподкрепления

Индивиды обладают способностью самостоятельно давать оценку собственному поведению и поощрять либо критиковать либо каким-то образом наказывать себя в том случае, если они нарушили общепринятые нормы, которые кажутся им правильными.

Теория Джулиана Роттера

В теории социального научения, разработанной Дж. Роттером (1916-1914 гг.), социальное поведение человека возможно обрисовать, используя нижеперечисленные понятия:

  • Поведенческий потенциал. Любой индивид обладает конкретным набором действий, поведенческих реакций, образовавшихся в течение его жизни.
  • Субъективная вероятность. С какой, как считает индивид, вероятностью, некое подкрепление будет после конкретного поведения в какой-либо ситуации (когда индивид думает, что есть высокая вероятность того либо другого вида подкрепления в этой ситуации, он быстрее усваивает нужное поведение, которое максимально соответствует и ситуации, и подкреплению).
  • Характер и ценность подкрепления. Различные индивиды ценят и выбирают различные подкрепления. Для кого-то намного более ценна устная похвала, необходимо уважение окружающих, для кого-то – материальные блага, кто-то сильнее чувствителен к наказанию и так далее.
  • Локус контроля. От латинского слова locus, что означает «место», «местоположение». Это понятие, которое ввел Роттер, разделяет индивидов по такому принципу: часть считает себя «пешкой», а часть – человеком, чьи усилия могут привести к достижению поставленной цели. Экстерналы снимают с себя ответственность за абсолютно все происходящее с ними, и перекладывают ее на окружающих и жизненные обстоятельства. Интерналы склонны считать ответственным за все положительные и отрицательные события в жизни исключительно себя самих. Проще поддаются внешнему влиянию и управлению именно экстерналы, их поведение гораздо легче программируется переменами внешних воздействий, определенных ситуаций, стимулов и подкреплений.

Сильные и слабые стороны бихевиоризма

Основными достижения бихевиоризма в качестве психологии как науки о поведении считаются внедрение объективных методов регистрации, а также анализа внешне наблюдаемых реакций, действий индивида, неких процессов и событий, а также открытие конкретных закономерностей научения, появления навыков, поведенческих реакций.

Замечание 2

Значительное влияние бихевиоризм оказал на развитие психотерапии, а также на методы программированного обучения.

Главный недостаток бихевиоризма состоит именно в недостаточном учете сложности психической человеческой деятельности, значительном сближении психики человека и животного, игнорировании процессов сознания, самоопределения индивида, творчества.

Эксперты раскрыли тайну антисоциального поведения человека

https://ria.ru/20210915/genom-1750046948.html

Эксперты раскрыли тайну антисоциального поведения человека

Эксперты раскрыли тайну антисоциального поведения человека — РИА Новости, 15.09.2021

Эксперты раскрыли тайну антисоциального поведения человека

Ученые давно ищут ответ на вопрос, почему одни люди успешны в обществе, а другие — изгои. Наблюдения за близнецами показали, что отчасти дело в… РИА Новости, 15.09.2021

2021-09-15T08:00

2021-09-15T08:00

2021-09-15T17:02

наука

сша

европа

новосибирск

мичиганский университет

российская академия наук

новосибирский государственный медицинский университет

здоровье

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e5/09/0e/1750059492_218:0:3860:2048_1920x0_80_0_0_e8e5115552e72af5668d217746a0a7a8.jpg

МОСКВА, 15 сен — РИА Новости, Альфия Еникеева. Ученые давно ищут ответ на вопрос, почему одни люди успешны в обществе, а другие — изгои. Наблюдения за близнецами показали, что отчасти дело в наследственности, а сканирование мозга заключенных помогло выявить общие паттерны. Следующий шаг — предупредить риск асоциального поведения еще в детстве и направить энергию в позитивное русло. Вычислить хулиганаВ феврале этого года СМИ сообщили о необычном эксперименте в школах Новосибирска. У учащихся пятых-одиннадцатых классов решили брать буккальный эпителий с внутренней стороны щеки, выделять ДНК и искать три мутации, связанные с агрессией, творчеством и интеллектом. Кроме того, детям предстояло пройти психологическое тестирование. Участие в исследовании было добровольное и платное. Авторы проекта — а среди них, помимо городского центра образования, здоровья «Магистр» и частной компании «ВедаГенетика», Новосибирский государственный медицинский университет и Институт цитологии и генетики (ИЦиГ) СО РАН — обещали сосредоточиться на поиске творческих детей с высокой познавательной активностью. Однако название программы «Психогенетика девиантного поведения подростков в условиях образовательных организаций» говорило само за себя. Скорее всего, это и стало причиной недопонимания между широкой публикой, журналистами и учеными. СМИ запестрели заголовками о том, как у школьников ищут ген преступности, а родители в соцсетях высказывали беспокойство. Ученые незамедлительно опровергли дутую сенсацию. Научный консультант проекта, заведующий межинститутским сектором молекулярной эпидемиологии и эволюции человека ИЦиГ СО РАН, доктор медицинских наук Владимир Максимов в комментарии порталу «Новости сибирской науки» предостерегал от слишком буквального толкования их исследования. По его словам, оно прежде всего нацелено на совершенствование работы школьных психологов. Важно понять: помогут ли знания о тех или иных генетических особенностях скорректировать поведение ребенка.В разговоре с корреспондентом РИА Новости Владимир Максимов уточнил, что идея исследования не такая плохая, как ее представили журналисты. Однако в остальном от комментариев отказался. Начальник отдела кризисной психологии городского центра образования и здоровья «Магистр» Мария Гладких подчеркнула: предварительные результаты уже есть, но обнародовать их не будут.Еще не времяМежду тем задачи новосибирского проекта вполне в русле современной медицинской генетики, которая ищет связь между особенностями здоровья и мутациями в ДНК. В частности, ее выводы сегодня используют при разработке лекарств и мер профилактики наследственных заболеваний. Однако сибирские ученые собирались пойти дальше и сосредоточиться на более тонких сферах, таких как психика и поведение. В частности, есть данные, что носители одного из вариантов гена дофаминового рецептора D4 склонны к поиску новизны, асоциальному поведению. В то же время они показывают хорошие спортивные результаты, выбирают рискованные профессии. «То есть, генетическую особенность можно реализовать в полезном для общества русле, если подросток своевременно получит поддержку», — пишут авторы проекта в тезисах к конференции, прошедшей в 2020 году. Но не все так просто. Нельзя только на основании соответствующего варианта гена считать человека склонным к антисоциальному поведению. Оно может вообще никак не проявиться, а потому нет смысла принимать решение о том, что его надо корректировать, ограничивать. Такое мнение высказала заведующая лабораторией молекулярно-генетической диагностики № 1 Медико-генетического научного центра имени академика Н. П. Бочкова, кандидат медицинских наук, лабораторный врач-генетик Ольга Щагина. «Исследование генетической предрасположенности — очень интересная область медицинской науки. Однако чем больше мы знаем, тем очевиднее необходимость осторожного подхода к интерпретации данных. Научно доказанная ассоциация генетического варианта с некоторыми заболеваниями или особенностями — всего лишь информация о том, что в определенной группе людей этот вариант встречается чаще. Но однозначных способов транслировать эту информацию в другую сторону — от генотипа конкретного человека к предсказанию его состояния — не существует. Для широко распространенных нарушений эта проблема особенно остра: чем чаще тот или иной генетический вариант встречается в популяции, тем меньше его влияние на риск реализации признака у индивидуума. Слишком много других факторов — как окружающей среды, так и генетических, — в частности, взаимодействие продуктов разных генов друг с другом. Безусловно, научный поиск здесь очень важен, но время практического применения данных еще не настало», — уточнила исследовательница. Похожую точку зрения высказывают ученые из США в статье в журнале Nature. По их мнению, слишком простая трактовка связи генотипа с особенностями личности может привести к тому, что человечество разделится на две большие группы: «нормальные люди» и потенциальные «преступники», чью свободу действий ограничат.Обреченные нарушать нормыВ 2013-м группа ученых из Мичиганского университета (США) разработала серию тестов, которые позволяют определять среди детей старше трех лет тех, кто в будущем будет склонен к антисоциальному поведению — агрессии, вандализму, воровству и так далее. Основными признаками, указывающими на «криминальную карьеру», исследователи назвали вспышки ярости, агрессию к животным и сверстникам, ложь и эгоизм. По мнению ученых, эти особенности связаны с работой миндалевидного тела — области мозга, которая играет ключевую роль в формировании эмоций. У людей, склонных к антисоциальному поведению, она более чувствительна к внешним раздражителям. Они подвержены чрезмерным эмоциональным реакциям, агрессии или подавленному настроению. Если при этом они живут в не самых комфортных условиях и не получают социальной поддержки, то их криминальный потенциал может реализоваться в полной мере. К похожим выводам пришли и психологи из США, Великобритании и Новой Зеландии. Правда, кроме гиперчувствительного миндалевидного тела, они выявили у нарушителей закона особенности в строении коры головного мозга. В частности, у людей, проявляющих антисоциальное поведение длительное время и не только в подростковом возрасте, она тоньше, а площадь у нее меньше, чем у остальных. Ученые проанализировали данные большого долгосрочного исследования, в котором приняли участие свыше тысячи новозеландцев 1972-1973 года рождения. За ними наблюдали с трехлетнего возраста и вплоть до 45 лет. Всех добровольцев разделили на три группы: тех, кто проявлял антисоциальное поведение ребенком и подростком, тех, кто вел себя так же, став взрослым, и тех, кто никогда не нарушал общепринятые нормы. Кроме того, 672 испытуемым уже в зрелом возрасте провели МРТ-сканирование головного мозга. Специалисты заметили: у большинства участников из второй группы кора головного мозга меньше по площади и тоньше — прежде всего в тех областях, которые связаны с контролем исполнительных функций, обработкой эмоций и мотивацией. У добровольцев из двух других групп подобных отличий не было. А значит, заключили авторы работы, антисоциальное поведение имеет нейробиологическую основу. Однако обусловлена она генетически или подобные структурные особенности мозга появились из-за ранней детской травмы, неясно — ведь первое МРТ-сканирование участникам исследования сделали только в 45 лет. Генетическая подоплекаИ вот в августе 2021-го международный коллектив ученых описал почти шесть сотен генов, связанных со склонностью к антисоциальному поведению. Речь об участках ДНК, которые определяют, как устроен и работает человеческий мозг. В ходе исследования ученые секвенировали геномы более полутора миллионов человек из Европы и США. Кроме того, анализировали результаты специального тестирования, которое прошли все участники проекта. Оно состояло из нескольких опросников и оценивало склонность добровольцев к семи формам антисоциального поведения — синдрому дефицита внимания, наркомании, алкоголизму, курению, неоправданному риску, неразборчивости в половых связях и раннему началу половой жизни. Сопоставив полученные данные, ученые выделили почти шестьсот вариантов генов, которые так или иначе связаны с нарушением общепринятых норм. Практически все они влияют на развитие и работу головного мозга. Среди «антисоциальных» генов оказались как уже хорошо известные — например, CADM2, GABRA2 и TMEM161B, ответственные за формирование алкогольной зависимости, — так и совершенно новые. Например, ALMS1 и ERAP2 ранее ассоциировались с работой почек и иммунитета, теперь же выяснилось, что они связаны и со склонностью нарушать общепринятые нормы. Как отмечают авторы работы, каждый из выделенных вариантов генов по отдельности не связан с асоциальным поведением. Но если в ДНК человека присутствует сразу несколько таких мутаций, то вероятность, что он пойдет по кривой дорожке, увеличивается.

https://ria.ru/20190207/1550431030.html

https://ria.ru/20181225/1548625615.html

https://ria.ru/20181224/1548395199.html

https://ria.ru/20190210/1550554305.html

сша

европа

новосибирск

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e5/09/0e/1750059492_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_91b4981cbfb4e7241967ef63a4cd7203.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

сша, европа, новосибирск, мичиганский университет, российская академия наук, новосибирский государственный медицинский университет, здоровье, биология, днк, геном, гены

МОСКВА, 15 сен — РИА Новости, Альфия Еникеева. Ученые давно ищут ответ на вопрос, почему одни люди успешны в обществе, а другие — изгои. Наблюдения за близнецами показали, что отчасти дело в наследственности, а сканирование мозга заключенных помогло выявить общие паттерны. Следующий шаг — предупредить риск асоциального поведения еще в детстве и направить энергию в позитивное русло.

Вычислить хулигана

В феврале этого года СМИ сообщили о необычном эксперименте в школах Новосибирска. У учащихся пятых-одиннадцатых классов решили брать буккальный эпителий с внутренней стороны щеки, выделять ДНК и искать три мутации, связанные с агрессией, творчеством и интеллектом. Кроме того, детям предстояло пройти психологическое тестирование. Участие в исследовании было добровольное и платное.

Авторы проекта — а среди них, помимо городского центра образования, здоровья «Магистр» и частной компании «ВедаГенетика», Новосибирский государственный медицинский университет и Институт цитологии и генетики (ИЦиГ) СО РАН — обещали сосредоточиться на поиске творческих детей с высокой познавательной активностью. Однако название программы «Психогенетика девиантного поведения подростков в условиях образовательных организаций» говорило само за себя. Скорее всего, это и стало причиной недопонимания между широкой публикой, журналистами и учеными. СМИ запестрели заголовками о том, как у школьников ищут ген преступности, а родители в соцсетях высказывали беспокойство. Ученые незамедлительно опровергли дутую сенсацию. Научный консультант проекта, заведующий межинститутским сектором молекулярной эпидемиологии и эволюции человека ИЦиГ СО РАН, доктор медицинских наук Владимир Максимов в комментарии порталу «Новости сибирской науки» предостерегал от слишком буквального толкования их исследования. По его словам, оно прежде всего нацелено на совершенствование работы школьных психологов. Важно понять: помогут ли знания о тех или иных генетических особенностях скорректировать поведение ребенка.

В разговоре с корреспондентом РИА Новости Владимир Максимов уточнил, что идея исследования не такая плохая, как ее представили журналисты. Однако в остальном от комментариев отказался. Начальник отдела кризисной психологии городского центра образования и здоровья «Магистр» Мария Гладких подчеркнула: предварительные результаты уже есть, но обнародовать их не будут.

Еще не время

Между тем задачи новосибирского проекта вполне в русле современной медицинской генетики, которая ищет связь между особенностями здоровья и мутациями в ДНК. В частности, ее выводы сегодня используют при разработке лекарств и мер профилактики наследственных заболеваний.

Однако сибирские ученые собирались пойти дальше и сосредоточиться на более тонких сферах, таких как психика и поведение. В частности, есть данные, что носители одного из вариантов гена дофаминового рецептора D4 склонны к поиску новизны, асоциальному поведению. В то же время они показывают хорошие спортивные результаты, выбирают рискованные профессии. «То есть, генетическую особенность можно реализовать в полезном для общества русле, если подросток своевременно получит поддержку», — пишут авторы проекта в тезисах к конференции, прошедшей в 2020 году. 7 февраля 2019, 08:00НаукаДНК в опасности. Почему раскрытие серийных убийств расстроило американцев

Но не все так просто. Нельзя только на основании соответствующего варианта гена считать человека склонным к антисоциальному поведению. Оно может вообще никак не проявиться, а потому нет смысла принимать решение о том, что его надо корректировать, ограничивать. Такое мнение высказала заведующая лабораторией молекулярно-генетической диагностики № 1 Медико-генетического научного центра имени академика Н. П. Бочкова, кандидат медицинских наук, лабораторный врач-генетик Ольга Щагина.

«Исследование генетической предрасположенности — очень интересная область медицинской науки. Однако чем больше мы знаем, тем очевиднее необходимость осторожного подхода к интерпретации данных. Научно доказанная ассоциация генетического варианта с некоторыми заболеваниями или особенностями — всего лишь информация о том, что в определенной группе людей этот вариант встречается чаще. Но однозначных способов транслировать эту информацию в другую сторону — от генотипа конкретного человека к предсказанию его состояния — не существует. Для широко распространенных нарушений эта проблема особенно остра: чем чаще тот или иной генетический вариант встречается в популяции, тем меньше его влияние на риск реализации признака у индивидуума. Слишком много других факторов — как окружающей среды, так и генетических, — в частности, взаимодействие продуктов разных генов друг с другом. Безусловно, научный поиск здесь очень важен, но время практического применения данных еще не настало», — уточнила исследовательница.

Похожую точку зрения высказывают ученые из США в статье в журнале Nature. По их мнению, слишком простая трактовка связи генотипа с особенностями личности может привести к тому, что человечество разделится на две большие группы: «нормальные люди» и потенциальные «преступники», чью свободу действий ограничат.25 декабря 2018, 09:11НаукаПьющие россияне помогли ученым открыть новые «гены алкоголизма»

Обреченные нарушать нормы

В 2013-м группа ученых из Мичиганского университета (США) разработала серию тестов, которые позволяют определять среди детей старше трех лет тех, кто в будущем будет склонен к антисоциальному поведению — агрессии, вандализму, воровству и так далее. Основными признаками, указывающими на «криминальную карьеру», исследователи назвали вспышки ярости, агрессию к животным и сверстникам, ложь и эгоизм.

По мнению ученых, эти особенности связаны с работой миндалевидного тела — области мозга, которая играет ключевую роль в формировании эмоций. У людей, склонных к антисоциальному поведению, она более чувствительна к внешним раздражителям. Они подвержены чрезмерным эмоциональным реакциям, агрессии или подавленному настроению. Если при этом они живут в не самых комфортных условиях и не получают социальной поддержки, то их криминальный потенциал может реализоваться в полной мере.

К похожим выводам пришли и психологи из США, Великобритании и Новой Зеландии. Правда, кроме гиперчувствительного миндалевидного тела, они выявили у нарушителей закона особенности в строении коры головного мозга. В частности, у людей, проявляющих антисоциальное поведение длительное время и не только в подростковом возрасте, она тоньше, а площадь у нее меньше, чем у остальных.

Ученые проанализировали данные большого долгосрочного исследования, в котором приняли участие свыше тысячи новозеландцев 1972-1973 года рождения. За ними наблюдали с трехлетнего возраста и вплоть до 45 лет. Всех добровольцев разделили на три группы: тех, кто проявлял антисоциальное поведение ребенком и подростком, тех, кто вел себя так же, став взрослым, и тех, кто никогда не нарушал общепринятые нормы. Кроме того, 672 испытуемым уже в зрелом возрасте провели МРТ-сканирование головного мозга.

24 декабря 2018, 09:11НаукаУченые нашли «бойцовский ген», провоцирующий враждебность у молодежи

Специалисты заметили: у большинства участников из второй группы кора головного мозга меньше по площади и тоньше — прежде всего в тех областях, которые связаны с контролем исполнительных функций, обработкой эмоций и мотивацией.

У добровольцев из двух других групп подобных отличий не было. А значит, заключили авторы работы, антисоциальное поведение имеет нейробиологическую основу. Однако обусловлена она генетически или подобные структурные особенности мозга появились из-за ранней детской травмы, неясно — ведь первое МРТ-сканирование участникам исследования сделали только в 45 лет.

Генетическая подоплека

И вот в августе 2021-го международный коллектив ученых описал почти шесть сотен генов, связанных со склонностью к антисоциальному поведению. Речь об участках ДНК, которые определяют, как устроен и работает человеческий мозг. В ходе исследования ученые секвенировали геномы более полутора миллионов человек из Европы и США. Кроме того, анализировали результаты специального тестирования, которое прошли все участники проекта. Оно состояло из нескольких опросников и оценивало склонность добровольцев к семи формам антисоциального поведения — синдрому дефицита внимания, наркомании, алкоголизму, курению, неоправданному риску, неразборчивости в половых связях и раннему началу половой жизни. 10 февраля 2019, 08:00НаукаАдвокаты дьявола. На Западе нашли способ смягчать приговоры маньякам

Сопоставив полученные данные, ученые выделили почти шестьсот вариантов генов, которые так или иначе связаны с нарушением общепринятых норм. Практически все они влияют на развитие и работу головного мозга. Среди «антисоциальных» генов оказались как уже хорошо известные — например, CADM2, GABRA2 и TMEM161B, ответственные за формирование алкогольной зависимости, — так и совершенно новые. Например, ALMS1 и ERAP2 ранее ассоциировались с работой почек и иммунитета, теперь же выяснилось, что они связаны и со склонностью нарушать общепринятые нормы.

Как отмечают авторы работы, каждый из выделенных вариантов генов по отдельности не связан с асоциальным поведением. Но если в ДНК человека присутствует сразу несколько таких мутаций, то вероятность, что он пойдет по кривой дорожке, увеличивается.

Открытая лекция «Проксемика — наука об изучении пространственного поведения человека: методы, подходы и основные итоги»

Научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Юлия Феденок 23 апреля прочтет для студентов, аспирантов и преподавателей Университета Лобачевского открытую лекцию на тему «Проксемика — наука об изучении пространственного поведения человека: методы, подходы и основные итоги».

Пространственное поведение человека является основой социального общения на самых различных уровнях: индивидуальном, групповом и межгрупповом. Исследования в области проксемики начались еще в 50-х годах XX века, а в 1970-е гг. методы изучения пространственного поведения людей разделились на три типа: проективные, лабораторные методы и полевые наблюдения. К настоящему времени накоплен большой пласт работ, задействовавших все три основных подхода. На лекции будут рассмотрены достоинства, недостатки и ограничения каждого из трех подходов к изучению проксемического поведения человека в их применении на выборках разного пола, возраста и этничности и основные итоги изучения проксемического поведения человека.

Для получения ссылки на zoom-сессию лекции просим зарегистрироваться на платформе Timepad по ссылке: https://imomi-nngu.timepad.ru/event/1616950/

Начало лекции — 14.30 (МСК)

Юлия Николаевна Феденок — кандидат исторических наук, научный сотрудник Сектора кросскультурной психологии и этологии человека Института этнологии и антропологии РАН. Специалист по кросскультурной психологии, пространственному и территориальному поведению человека, проблемам невербальной коммуникации. Автор научных публикаций по вопросам пространственного поведения детей и подростков. Руководитель исследовательских проектов “Owen Aldis Award” (2008–2010), «Традиционная и современная организация жилого пространства дома: кросскультурное исследование» (2013–2015).

Лекция организована в рамках совместной инициативы Института этнологии и антропологии РАН и Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского на базе Центра междисциплинарных антропологических и социокультурных исследований ИМОМИ–ФСН.

Как психологи изучают поведение людей по соцсетям и смартфонам и что в интернете позволяет предсказать скорое увольнение

Как машинное обучение и большие данные помогают психологам изучать поведение людей, возможно ли предсказать депрессию по постам в соцсетях и что такое социальный почерк?

«Бумага» поговорила с сотрудницей Лаборатории интернет-исследований ВШЭ Ларисой Марарицей. Она выступила 31 октября на Science Slam с лекцией «Социальный почерк: цифровые данные и вычислительная психология».

Science Slam — битва ученых, которую проводит «Бумага». Партнер мероприятия — «Газпром нефть».

Кандидат психологических наук

— Социальная психология (изучает закономерности поведения и деятельности людей в социальных группах, а также психологические характеристики самих групп — прим. «Бумаги») существует более 100 лет. Но только сейчас для нас открывается возможность использовать объективные данные в исследованиях.

Ученым важны объективные данные, но получить их можно не всегда. Прямые опросы, анкетирование, опросники, тесты, наблюдение и эксперименты дают по большей части субъективные данные: люди знают, что их изучают, исследователь тоже субъективен — и получаются искаженные ответы.

С помощью анализа больших, динамических, объективных данных о поведении человека можно получить более точную информацию: мы изучаем, как человек ведет себя в обычной жизни — и какие именно действия он совершает в привычной обстановке. Эти данные хранятся как записи его действий в цифровой среде и того контента, который он создает. В этом случае мы можем проанализировать не 100–200 человек на протяжении года, а сотни тысяч и миллионы людей, информация о которых собирается за несколько лет. Всё это — вычислительная психология.

С помощью больших данных психологи могут исследовать всё, что угодно. Начиная от того, как люди друг на друга влияют, как коммуницируют, заканчивая тем, как они думают и что чувствуют в определенных ситуациях и так далее. Научное исследование предполагает согласие респондента на участие, хотя есть исследования и на открытых, публичных данных. Однако получив согласие на доступ к соцсетям, смартфонам и другому цифровому пространству, мы можем собирать оттуда данные об их действиях, интересах, круге знакомых и многом другом. Мы можем провести исследование с контролем факторов или дополнить цифровые данные привычными для психологии инструментами, такими как опросники.

При этом даже в вычислительной психологии нужны субъективные данные. В отличие от политологов и социологов, нам важно получать не только пассивную информацию. Например, мы спрашиваем, насколько людям близок человек, с которым они переписываются в соцсети. Это помогает лучше проверить гипотезу в нашей сфере.

Сейчас психологам редко удается отследить цифровой след человека (то, что можно узнать о наших действиях из интернета и баз данных, цифровых сервисов, логов смартфона). Эти данные очень трудно раздобыть внутри академической среды, обычно их много у крупных компаний, которые не стремятся делиться этой информацией. Еще хуже то, что их редко можно сделать открытыми и доступными для других исследователей.

— Разговор о больших данных в психологии начался около 10 лет назад. В настоящее время мало исследователей занимаются вычислительной психологией, так как это достаточно сложно и дорого: нужен междисциплинарный коллектив с дата-саентистом, лаборатория и средства, доступ к данным, к тому же это дорого. Паранойя вокруг цифровых данных делает их еще более закрытыми, они все чаще оказываются доступными только компаниям и сервисам.

Я разделяю два направления исследований в вычислительной психологии, которые опираются на появление большого количества данных.

Первая линия исследований использует технологии машинного обучения и классические модели описания личности. Это направление дает возможность использовать психологию шире, в прикладных решениях, например, для персонализации. Второе направление использует большие данные и предлагает учитывать характер новых данных и использовать априорные модели для решения фундаментальных вопросов, которые не существовали ранее.

Один из результатов исследования в сфере вычислительной психологии — социальный почерк человека. Это паттерн внимания человека к своим друзьям и знакомым. Внимание измеряется в минутах разговора или переданных символах, а человек описывается тем, как много внимания он уделяет близким и едва знакомым людям. Оказывается, что распределение этого внимания устойчиво, даже если меняются контакты человека, уходят старые и приходят новые друзья.

— В 2012 году вышла работа [английского антрополога Робина] Данбара с коллегами, которая предлагала интересную модель на стыке антропологии и эволюционной психологии. Эта модель базировалась на том, что у людей есть два ограничения: число Данбара, согласно которому он может общаться лишь со 150–230 людьми, и то, что человек неравномерно распределяет свое внимание. Эти две идеи стали основой модели функциональных слоев в социальном окружении человека.

Согласно этой модели, всё окружение человека делится на несколько слоев, отличающихся по силе связи. Есть близкие люди и те, к кому человек не испытывает сильной эмоциональной привязки: например, общается раз в год. Разделение на слои можно проанализировать с помощью больших данных: вероятно, с близкими мы будем больше общаться по телефону по сравнению с теми, с кем у нас слабая социальная связь.

В практическом плане знание о социальном почерке дает возможность предсказать, например, время, когда человек уволится — в таком случае возникает резкое уменьшение коммуникаций с людьми внутри компании, потому что появляются новые связи. Это происходит потому, что у каждого человека есть коммуникативное ограничение (число Данбара). А если человек ищет другую работу, другую тусовку или так далее, часть его контактов меняется. Подтверждение этому феномену дали проведенные на Западе исследования, основанные на данных о переписке внутри компании, публичных комментариях в социальных сетях.

Уже существуют стартапы, которые предлагают аналитику, основанную на объеме коммуникаций людей для повышения эффективности работы организаций. Они собирают данные о коммуникации в своей компании, выстраивают коммуникативные сети и анализируют положение людей в этой сети, направление коммуникаций и так далее. Они делают невидимое общение людей видимым и анализируют его, надеясь раскрыть секреты эффективных команд.

— Цель науки — знания. Мы все изучаем то, что может вообще не пригодиться, а может через 10 лет стать основой прикладной области. Мы не всегда понимаем последствия исследования и значимость тех открытий, которые мы делаем. Однако часто они становятся применимы.

Так, вычислительная психология изучает в том числе digital mental health: как социальные сети влияют на общение, как смартфоны влияют на наше внимание и так далее. Все эти исследования стали возможны благодаря объективным данным. Человек может думать, что за день провел полчаса в смартфоне, а на самом деле три — и это происходит не только потому, что люди любят приукрашивать свои ответы, но и из-за того, что он сам может чего-то не замечать или не помнить.

При этом в вычислительной психологии очень важно знать заранее, что ищешь. Если мы не знаем, что искать, то это будет то, что дата-саентисты называют «кладбищем данных». Скорее всего, не собирая данные в согласии с априорными идеями, гипотезами и соответствующим им дизайном, мы не найдем ничего стоящего или неслучайного.

Например, в прикладных исследованиях с использованием цифровых данных всё проще: если мы исследуем состояние депрессии, то ее также можно найти с помощью больших данных. Один из признаков депрессии — моторная заторможенность. Если в нормальном состоянии человек пользуется тачскрином с одной скоростью, то с депрессией у него будет уже другая моторика. Еще один фактор — то, что человек никуда не ходит. А мы это можем отследить по геолокации. Оба этих случаях будут цифровыми маркерами изменения состоянии, — а если их будет много, то стоит забить тревогу.

— При анализе больших данных существует много этических препон и трудностей, связанных с доступностью этой информации До сих пор идет дискуссия о границе между чувствительными и «обычными» данными.

Большие данные можно собирать по открытой информации, например той, которую человек выкладывает во «ВКонтакте». Но и здесь возникает проблема: вроде бы человек сам принял решение опубликовать эти данные для всех, но он не знал, для чего они будут использоваться и не давал разрешения на исследование.

Существуют коммерческие исследовательские инициативы внутри крупных компаний вроде «ВКонтакте» и Facebook. Ясно, что они собирают данные о пользователях, — но трудно понять, действительно ли человек дает согласие на то, что компания дальше будет с этими данными делать. А выбора нет: всё равно все мы пользуемся смартфонами, сетями, банковскими сервисами и так далее. Более того, существуют и прикладные исследования. Например, если вы играете в компьютерную игру — ваше поведение анализируется, и игра может подстраиваться под вас.

По большим данным можно опознать человека, даже если нет прямых идентификаторов. Это не только фотографии, но и, например, корпус текстов: исходя из нескольких текстов с вашим авторством, можно определить и привязать к вам текст, под которым не стоит фамилия.

При этом всё, что хорошо для этики, часто тормозит исследования и развитие. Чем больше мы ставим преград, тем труднее проходит наша работа. Мы, например, проводили исследования, используя информированное согласие подходящих нам людей: они отвечали на ряд вопросов и давали доступ к соцсетям, а мы объясняли им, какие данные будем оттуда собирать. Такие исследования проходят этическую комиссию и к ним в основном не возникает вопросов. Но те данные, которые мы собирали в этом исследовании, уже практически недоступны — возможность собрать их закрыта социальной сетью год назад.

Психология как наука о поведении

Противники функционализма утверждали, что предметом научного исследования должно быть только то, что доступно для прямого наблюдения. А что такое внутренняя психическая деятельность? Невозможно наблюдать мысли, возникающие при решении той или иной проблемы, или измерять испытываемые при этом чувства; интроспекция, которая крайне субъективна, не способна преодолеть это затруднение. Иными словами, только поведение, наблюдаемое со стороны, поддается объективному описанию. Поэтому только на него и ни на что другое должна полагаться психология, если она желает идти действительно научным путем. Эту «поведенческую» позицию принял с 1908 года французский психолог Пьерон. Но лишь с зарождением в США бихевиоризма, главой которого стал Дж. Уотсон, наука о функциях сознания окончательно уступила место науке о поведении.

Во втором десятилетии XX в. возникло новое направление психологии, представители которого объявили и новый предмет психологической науки – им стала не психика, не сознание, а поведение, понимаемое как совокупность извне наблюдаемых, преимущественно двигательных реакций человека. Это направление получило название «бихевиоризм» (от англ. behavior – «поведение»). Это уже третий этап в развитии представлений о предмете психологии. Основоположник бихевиоризма Дж. Уотсон видел задачу психологии в исследовании поведения живого существа, адаптирующегося к окружающей его среде.

Подобно химику, который изучает плавление какого-то металла и которого интересует только изменение его состояния при данной температуре, психолог должен ограничиваться описанием и количественной оценкой форм поведения, возникающих в данной ситуации. Предложенная Дж. Уотсоном схема S – R означает, что каждой ситуации (или стимулу – S) соответствует определенное поведение (или реакция – R). Бихевиористы считали, что с помощью этой схемы можно объяснить любую деятельность человека, а все понятия, связанные с сознанием, следует изгнать из сферы научной психологии.

Человек в концепции бихевиоризма понимается, прежде всего, как реагирующее, обучающееся существо, запрограммированное на те или иные реакции, действия, поведение. Благодаря манипуляциям внешними стимулами можно формировать у человека разные черты поведения. Э. Торндайк (1874-1949) сформулировал основные законы образования и закрепления связи между стимулом и реакцией:

1) закон эффекта – положительный эффект образовавшейся связи заключается в том, что возникает состояние удовлетворения; эффект удовлетворения действует непосредственно на образовавшуюся связь, приводя к ее закреплению. Наоборот, переживание разочарования, неуспеха (отрицательный эффект) действует разрушающе на образовавшуюся связь, приводит к ее уничтожению;

2) закон упражняемости – при прочих равных обстоятельствах реакция на ситуацию связывается с ней пропорционально частоте повторения связей и их силе;

3) закон готовности – скорость образования связи зависит от соответствия ее наличному состоянию субъекта. Так, у голодного голубя быстрее, чем у сытого, образуется связь между определенным цветом пятна и возможностью склевывания с него зерна: зерна на пятнах другого цвета крепко приклеены.

Таким образом, цель бихевиоризма – превращение психологии в область знания управляющую и предсказывающую поведение. Исследования, проведенные на животных, бихевиористы автоматически переносили на человека. Обучение животного – это повторение (закон упражнения), т.е. выработка приспособительных реакций, затем закрепление, установление прочной зависимости между стимулом и реакцией (закон эффекта). В этой идее чувствуется определенная направленность – получение вместо человека послушного робота, которого программируют на выполнение только набора двигательных функций, т.е. интересует только один исполнительский аспект в поведении человека.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Связь «ситуация – реакция» характеризовалась следующими признаками: 1) исходный пункт – проблемная ситуация; 2) организм противостоит ей как целое; 3) он активно действует в поисках выбора и 4) выучивается путем упражнения.

Прогрессивность подхода Торндайка очевидна, ибо сознательное стремление к цели принимается не за феномен, который нуждается в объяснении, а за причинное начало. Но Торндайк, устранив сознательное стремление к цели, удержал идею об активных действиях организма, смысл которых состоит в решении проблемы с целью адаптации к среде.

Итак, Торндайк существенно расширил область психологии. Он показал, что она простирается далеко за пределы сознания. Раньше предполагалось, что психолога за этими пределами могут интересовать только бессознательные явления, скрытые в «тайниках души». Торндайк решительно изменил ориентацию. Сферой психологии оказывалось взаимодействие между организмом и средой. Прежняя психология утверждала, что связи образуются между феноменами сознания. Она называла их ассоциациями. Прежняя физиология утверждала, что связи образуются между раздражением рецепторов и ответным движением мышц. Они назывались рефлексами. Торндайк вводит понятие «коннексия» – связь между реакцией и ситуацией. Очевидно, что это новый элемент поведения.

Бихевиористы правильно определили зависимость поведения от воздействия среды, но не учитывали обусловленности ответной реакции не только стимулам, но и внутренними явлениями. Вероятно, к модели поведения человека можно было подойти, изучая психику животных, но, не отрицая различия психики человека и животного.

Распад первоначальной бихевиористской программы говорил о слабости ее категориального «ядра». Категория действия, односторонне трактовавшаяся в этой программе, не могла успешно разрабатываться при редукции образа и мотива. Без них само действие утрачивало свою реальную плоть. Образ событий и ситуаций, на которые всегда ориентировано действие, оказался у Уотсона низведенным до уровня физических раздражителей. Фактор мотивации либо вообще отвергался, либо выступал в виде нескольких примитивных аффектов (типа страха), к которым Уотсон вынужден был обращаться, чтобы объяснить условно-рефлекторную регуляцию эмоционального поведения. Попытки включить категории образа, мотива и психосоциального отношения в исходную бихевиористскую программу привели к ее новому варианту – необихевиоризму.

Таким образом, с позиций бихевиоризма сфера психологии – это взаимодействие между организмом и средой. Человек полностью зависит от своей среды, и всякая свобода действий, которой, как ему кажется, которой он может пользоваться – чистая иллюзия. Вместе с этим, в результате проделанной бихевиористами работы было выявлено 16 типов поведения: перцептивное поведение, защитное, индуктивное, привычное, утилитарное, ролевое, сценарное, моделирующее, уравновешивающее, освобождающее, атрибутивное, экспрессивное, автономное, утверждающее, исследовательское, эмпатическое.


Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Поведенческая наука — Optimizely

Что такое поведенческая наука?

Бихевиористская наука, также известная как поведенческая экономика, изучает человеческие действия. Он включает в себя несколько областей исследования, включая когнитивную нейробиологию, психологию и экономику, а также поведенческие аспекты биологии, права, психиатрии и политологии. Наука о поведении изучает человеческое поведение, в частности то, как люди на самом деле принимают решения в реальном мире.

В частности, бихевиористская наука изучает то, как эмоции, окружающая среда и социальные факторы влияют на наши решения.Бихевиористская наука особенно интересуется тем, как эвристика, предубеждения и фрейминг могут привести нас к принятию «иррациональных» решений.

Наука о поведении в значительной степени заимствует методологию, разработанную в социальных науках, в основном проводя эксперименты с использованием рандомизированных контрольных испытаний, которые позволяют нам делать причинно-следственные выводы о конкретных механизмах, управляющих поведением человека. Ученые-бихевиористы проводят эксперименты, чтобы понять человеческие действия: почему люди делают что-то, а не просто наблюдают за тем, что они делают.

Наука о поведении влияет на принятие лучших решений

Несмотря на то, что люди могут принимать и часто действительно принимают «иррациональные» решения, когда дело доходит до человеческих действий, оказывается, что есть метод безумия принятия решений. Поскольку в нашей иррациональности есть «предсказуемые» шаблоны, как только мы поймем эти шаблоны человеческого поведения, мы сможем использовать их для создания среды, которая помогает людям принимать более правильные решения. Прикладная наука о поведении может оказать положительное влияние на принятие решений, будь то в сфере государственной политики, разработки продуктов и маркетинга или развития личных привычек.

Принятие решений часто выполняется на автопилоте. Изучая человеческое поведение, бихевиористы обнаружили, что люди принимают 95% своих решений, используя умственные ярлыки или практические правила. Каждый раз, когда вы проектируете пространство, в котором человек должен сделать выбор, будь то маркетинговая целевая страница или школьный кафетерий, вы создаете то, что бихевиористы называют «архитектурой выбора». Независимо от того, как вы создадите свою архитектуру выбора, вы будете влиять на принятие решений людьми намеренно или нет.

Влияние на решения через архитектуру выбора

Наука о поведении предоставляет вам два важных инструмента для улучшения архитектуры выбора и влияния на принятие решений: подталкивание и проведение экспериментов.

  • Подталкивания: проверенные и верные решения, придуманные бихевиористскими учеными, которые формируют архитектуру выбора, чтобы помочь людям принять правильное решение. (Известно, что эта концепция поведенческой экономики была более широко представлена ​​публике с публикацией книги «Подталкивание: улучшение решений о здоровье, богатстве и счастье»)
  • Эксперименты: это контролируемый способ для бихевиористов установить базовые параметры, выделить переменные, которые изменяют человеческое поведение, и предоставить доказательства того, что ваша идея по изменению архитектуры выбора работает.

Использование поведенческой науки для получения более предсказуемых результатов при принятии решений

Если вы сможете лучше понять, КАК И ПОЧЕМУ люди принимают решения (т. Е. Что представляют собой некоторые из этих «практических правил» для принятия решений), вы сможете разработать более эффективные эксперименты в области науки о поведении. Прикладная наука о поведении имеет значительные преимущества по сравнению с традиционным подходом «безумцев», когда они бросают идеи в стену и молятся, чтобы что-то прилипло.

Прикладная наука о поведении позволяет вам внедрять решения, подкрепленные научными данными, и помогает точно узнать, почему ваша последняя идея повлияла на принятие решений, а также количественно оценить влияние на поведение человека.

Популярные эксперименты в поведенческой науке:

В области поведенческой науки проведено более 290 экспериментов, демонстрирующих иррациональность человеческого поведения. Ниже приведены некоторые из наиболее воспроизводимых / значимых вмешательств в науку о поведении:

  • Отвращение к потере: В поведенческой науке неприятие потери предполагает, что для людей психологическая боль потери вдвое сильнее, чем удовольствие от приобретения. Ученые-бихевиористы использовали неприятие потерь при изучении человеческого поведения, показывая, почему рамки штрафов иногда более эффективны, чем рамки вознаграждения, для мотивации человеческого поведения (Gächter et al., 2009). Веб-сайт Stickk, например, влияет на человеческое поведение, позволяя людям совершить позитивное изменение поведения (например, отказаться от нездоровой пищи), что может сопровождаться страхом потери — денежным штрафом в случае несоблюдения.
  • Эффект эндаумента: Эта предвзятость возникает, когда мы переоцениваем то, что принадлежит нам, независимо от его объективной рыночной стоимости (Kahneman et al., 1991). Это очевидно, когда люди относительно неохотно расстаются с товаром, которым они владеют, за его денежный эквивалент, или если сумма, которую люди готовы платить за товар, ниже той, которую они готовы принять при его продаже.
  • Перегрузка выбора: исследователи поведения описывают перегрузку выбора как результат того, что потребителям доступно слишком много вариантов выбора. В прикладной науке о поведении наличие слишком большого количества вариантов выбора связано с несчастьем (Schwartz, 2004), усталостью от решений, выбором варианта по умолчанию, а также с отсрочкой выбора — полным отказом от принятия решений, таких как отказ от покупки продукта (Iyengar & Lepper, 2000).

Когда поведенческая наука дает обратный эффект

На первый взгляд, поведенческая наука кажется достаточно простой — просто зайдите в Википедию, выберите любое из сотен вмешательств, связанных с поведенческой наукой, и вы заставите людей вести себя именно так, как вы хотите.Неправильный. В лучшем случае это не сработает; в худшем случае вы саботируете результаты и свое доброе имя.

Узнайте о трех наиболее распространенных ловушках, которых следует избегать при использовании поведенческой экономики.

Чем наука о поведении отличается от социальных наук?

И поведенческая наука, и социальные науки изучают поведение человека. Хотя термины «поведенческая наука» и «социальная наука» часто используются как синонимы, эти области различаются по объему, предмету и методологии. Социальные науки фокусируются на социальном контексте.Есть пересечение с поведенческой наукой, но в целом социальные науки исследуют социальные процессы, организации и институты.
Наука о поведении пытается понять, почему люди делают то, что они делают, и часто пытается обобщить человеческое поведение в его отношении к обществу. Бихевиористская наука исследует когнитивные процессы, особенно принятие решений и общение, посредством систематического анализа человеческого поведения.

В отличие от социологов, бихевиористы собирают эмпирические данные и используют экспериментальные методы, включая тестирование, контроль и изменение настроек.

Социальные науки изучают поведение человека в различных социальных контекстах

Социальные науки изучают общество в целом, а не сосредотачиваются на индивидуальных различиях в принятии решений или общении. Социология, например, исследует группы людей в рамках социальных институтов, например семьи, религии, политики, образования и экономики.
Там, где поведенческие науки экспериментируют с целью сбора эмпирических данных, социальные науки используют такие методы, как наблюдение, опросы с самооценкой или интервью.Ученые-бихевиористы манипулируют контекстом, чтобы определить и измерить влияние этих манипуляций на принятие решений испытуемым. Когда чем-то манипулируют и контролируют, существует большая уверенность в том, что систематическое манипулирование и контроль явились результатом.

Получение ученой степени по поведенческой науке

Степени поведенческих наук доступны в нескольких учебных заведениях и часто включают социальную психологию как неотъемлемую область обучения. Люди, получившие степень в области поведенческих наук, часто работают в сфере социальных услуг или здравоохранения, а иногда и в системе уголовного правосудия.

Определение предоставлено Next Step.

Воображая следующее десятилетие поведенческой науки

Если бы вы спросили Ричарда Талера в 2010 году, что, по его мнению, станет с тогда еще очень новой областью поведенческой науки в течение следующего десятилетия, он был бы неправ, по крайней мере, по большей части. Мог ли он предсказать расширение исследований в области поведенческой экономики? Наверное. Нобелевская премия? Может быть. Почти 300 и постоянно увеличивающееся количество команд по поведению в правительстве, бизнесе и других организациях по всему миру? Ни единого шанса.

Когда мы попросили его полтора года назад подвести итоги 10 лет, прошедших с момента публикации Nudge , , он ответил: «Я слишком стар, чтобы просто сказать OMG? … [Касс Санстейн и я] никогда бы не ожидали, что один «подталкивающий блок» будет меньше 200… Время от времени один из нас будет присылать другому электронное письмо, которое будет просто «вау» ».

Когда мы закрылись В прошлом году (и в последнее десятилетие) мы обратились с призывом помочь нам представить себе следующее десятилетие науки о поведении. Мы попросили вас поделиться своими надеждами и опасениями, прогнозами и предупреждениями, открытыми вопросами и большими идеями.

Мы получили более 120 заявок от ученых-бихевиористов со всего мира. Мы выбрали самые заставляющие задуматься материалы и собрали их ниже.

Мы разбили ответы на три раздела. В первом разделе «Обещания и подводные камни» содержатся отзывы об этой области в целом — ее сущности, цели, ценностях. В этом разделе вы найдете авторов, которые стремятся быть смелее. Вы также найдете идеи по объединению этой области, которая по мере своего развития ощущалась для некоторых как «Дикий Запад.«Этические соображения также находятся в центре внимания. «Бихевиористская наука и раньше сталкивалась с этическими дилеммами… но никогда прежде сущность этой области не находилась в рулевой рубке корпоративных интересов», — пишет Филип Гофф.

Мы просили вас поделиться своими надеждами и опасениями, прогнозами и предупреждениями, открытыми вопросами и большими идеями.

Во втором разделе мы разместили идеи о конкретных доменах. Это включает в себя «Технологии: кошмар или новая норма», где Таня Рамос рассматривает возможность поведенчески оптимизированной технической антиутопии.В «Будущем работы» Лазсло Бок представляет, что своевременные и разумные стимулы будут способствовать формированию более здоровой корпоративной культуры, а Йон Яхомивч подчеркивает важность страсти в экономике, в которой все больше доминирует искусственный интеллект. В книге «Изменение климата: нацелены на индивидуальные системы и » ученые-бихевиористы пытаются понять, как поле может сыграть свою роль в этой экзистенциальной борьбе. Вы также найдете разделы о построении более эффективных правительств, здравоохранении на границе с цифровыми технологиями и последней миле, а также о следующих шагах в области образования.

Третий и последний раздел наиболее конкретен. Здесь вы найдете комментарии о возможностях (и обязательствах) для исследований и применения. Например, Джордж Ловенштейн предлагает уделять больше внимания вниманию — ресурсу, который становится все более дефицитным. Другие, что касается приложений, размышляют о том, как поведенческая наука повлияет на дизайн наших кварталов, и задаются вопросом, что потребуется, чтобы внедрить поведенческую науку в зал суда. Раздел завершается идеями о будущем дизайна вмешательства и способами дальнейшего совершенствования наших методов.

Талер, возможно, не был в состоянии предсказать будущее, но когда он и Сустейн представили себе, какой может стать область поведенческой науки, они надеялись, что это будет та область, в которой бихевиористские ученые будут подталкивать к лучшему.

В этой коллекции вы найдете следы этого духа, отраженные повсюду. Как область, мы озабочены воздействием, этикой и строгостью, и у нас есть идеи о том, как использовать поведенческую науку для улучшения мира.

Мы не узнаем в течение 10 лет, сбудется ли какая-либо из этих идей, кто был прав, а кто нет.Но дело не в этом. Дело в том, чтобы воплотить в мир наши надежды и страхи, наше видение лучшего поля и лучшего мира, а также способы, которыми мы можем этого достичь.

—Эван Нестерак, главный редактор


Содержание

Подсказка по навигации: Используйте приведенное ниже содержание, чтобы перейти к определенному разделу. Если вы хотите вернуться к оглавлению, просто нажмите кнопку «Назад» в браузере.

РАЗДЕЛ I: Обещания и опасности
РАЗДЕЛ II: Сферы нашего разума
РАЗДЕЛ III: Идеи исследований и применения, план вмешательства, методы

НАДЕЖДА

Если бы я мог придумать идеальное десятилетие для бихевиористских ученых, мы бы:

  1. Сосредоточиться больше на улучшении жизни с помощью бихевиористской науки, используя наши знания для решения еще более широкого круга насущных социальных проблем, чем в прошлые десятилетия (от неравенства доходов до преступности, бездомности, изменения климата и эпидемии ожирения). ).
  2. Сделайте брешь в понимании того, что меняет поведение надолго, а не то, что помогает сделать только один или два правильных выбора.
  3. Наблюдайте за ростом «большой науки» или активными усилиями команды по продвижению знаний.
  4. Используйте более широкий спектр областей и идей в нашей повседневной работе, например, не только психологию и экономику, но также нейробиологию, социологию, философию и информатику.
  5. См. Почти всеобщее принятие структур, обеспечивающих надежность и воспроизводимость нашей науки, таких как предварительная регистрация и открытый обмен стимулами и данными к исследованиям.
  6. Повысить наши этические стандарты, признавая, что по мере того, как становится доступным все больше и больше частных данных, мы должны неуклонно защищать благополучие тех, чьи решения мы изучаем.

Кэтрин Милкман — заведующая кафедрой Эвана К. Томпсона за высокое качество преподавания и штатный профессор Уортонской школы Пенсильванского университета.


Каким будет следующее десятилетие бизнес-аналитики? Учитывая все, что мы знаем о способности человека прогнозировать, мне действительно не следовало делать прогнозы.Тем не менее, я хотел бы, чтобы произошли три вещи.

Теоретически я ожидаю, что мы перейдем от демонстрации отклонений в поведении к определению того, когда и где они возникают, а когда нет, а также к определению их влияния на рынок.

На практике я ожидаю, что мы выйдем за рамки подталкивания и настройки точек взаимодействия двумя способами. Во-первых, я ожидаю увидеть гораздо большее сближение между поведенческими идеями и смежными дисциплинами, такими как дизайн, наука о данных и взаимодействие человека с компьютером.Во-вторых, я вижу, что гораздо больше усилий направлено на создание поведенчески информированных организаций и на разработку основы для масштабирования поведенческих вмешательств. Я надеюсь, что организации тратят столько же времени и энергии на соблюдение человеческих норм, сколько на соблюдение закона!

Наконец, я считаю, что мы начнем двигаться к тому месту, где исследователи и практики начнут осознавать центральную роль поведения. Если продукты и процессы хорошо спроектированы с точки зрения поведения, нам не нужно подталкивать людей к их принятию.Следовательно, если к концу следующего десятилетия столетия подталкивающие устройства станут менее востребованными, это будет хорошим признаком успеха!

Дилип Соман — профессор поведенческих наук и экономики в Школе менеджмента Ротмана Университета Торонто. Он является автором книги The Last Mile .


ПРИОРИТЕТ ВЛИЯНИЯ

идеи42 и другие подобные организации , которые применяют поведенческую науку для решения реальных проблем, успешно завершили сотни, возможно, тысячи экспериментов за последнее десятилетие.В следующем десятилетии у нас есть потрясающая возможность применить поведенческую науку для достижения масштабного воздействия, вместо того, чтобы продолжать проводить больше экспериментов просто потому, что мы сделали эксперименты нашей мерой успеха. Бихевиористская наука может под другим углом взглянуть на меняющиеся системы. Очень важно адаптировать успешные решения из одного контекста в другой. Мы можем использовать его, чтобы помочь организациям трансформироваться. Наконец, взявшись за эти более сложные проекты, мы можем последовательно использовать науку даже для оптимизации процесса ее применения.Эти более широкие приложения будет труднее выполнять и труднее измерить, но возможность воздействия заставляет гнаться за ними.

Пиюш Тантия — директор по инновациям компании ideas42.

Раскрытие информации: ideas42 является партнером-учредителем Behavioral Scientist , а Пиюш Тантиа входит в консультативный совет Behavioral Scientist .


Наука о поведении вызвала огромный интерес в последнее десятилетие ; в следующие десять лет часть этого внимания может переместиться в другое место.Если это произойдет, нам нужен способ гарантировать, что мы по-прежнему можем применять те же доказательства, даже если люди больше не просят о «поведенческих» подходах.

Возможно, мы добьемся успеха, если в конце следующего десятилетия не будем говорить о «поведенческих идеях» как о отдельной идее — потому что они были включены в стандартные способы разработки политики и проектирования услуг.

Таким образом, очевидным приоритетом является сосредоточение большего внимания на новой тактике интеграции поведенческой науки в стандартные методы работы организаций.Принятие этого приоритета поднимает интересный вопрос. Возможно, нам удастся добиться успеха, если в конце следующего десятилетия мы не будем говорить о «поведенческих инсайтах» как о отдельной идее — потому что они были включены в стандартные способы разработки политики и проектирования услуг.

Майкл Холсворт — управляющий директор BIT North America.


Сложно изменить поведение. Трудно начать, трудно выдержать.Мы по-прежнему слишком много тратим, слишком много едим и забываем о лекарствах. Есть две проблемы: наши вмешательства имеют небольшой эффект и низкое восприятие в промышленности.

Прикладная наука о поведении должна стать более смелой и немного более удобной с шумом. Большинство бихевиористов — экспериментаторы, обученные максимальному контролю и пониманию механизма. Мы проводим гигантские полевые исследования с множеством условий, но они все еще тестируют небольшие изменения в больших системах: формулировки инструкций в приложении или письма, которые мы отправляем налогоплательщикам.

Как нам действительно интегрировать принципы поведенческой науки в наш мир? Как мы можем предоставить дизайнерам шаблоны для новых систем? Как мы можем есть меньше мяса, меньше летать, уменьшать предрассудки, повышать квалификацию / повышать квалификацию, бороться с НИМБИизмом?

Прикладная наука о поведении должна стать более смелой и немного более комфортной с шумом.

Это будет сложное исследование, но это наша задача. Мы не идем за золотом, потому что стремление к золоту трудно проверить.Мы прогнозируем, что в этой области будут вкладываться средства в методы, которые позволят нам протестировать более смелые вмешательства с упором на отдачу. Мы прогнозируем:

  • Все университетские лаборатории будут иметь свои собственные команды разработчиков / дизайнеров для создания веб-сайтов, которые воспроизводят реальные решения.
  • Прикладные магазины будут инвестировать в «живые лаборатории», используя программное обеспечение для пассивного отслеживания данных.
  • Мы будем изучать не только индивидуальное поведение, но и групповое поведение. Следующим рубежом станет изменение норм.
  • Будет создан рецензируемый журнал только для «прикладных» исследований с отраслевыми партнерами.В центре внимания будут более серьезные проблемы, требующие более серьезных решений.
  • Мы выйдем за рамки изучения иррациональностей человеческой природы, и нас попросят решить проблемы нашего будущего.

Кристен Берман — соучредитель Irrational Labs и соучредитель Common Cents Lab в Университете Дьюка.


Сосредоточьтесь на выборе архитектуры в сложных системах , а не на отдельных вмешательствах. К этому моменту наиболее прикладная наука о поведении приняла форму экспертов в предметной области, работающих над узкими, измеримыми проблемами.В этом режиме проделана потрясающая работа, но я считаю, что нам нужно выйти за рамки этого, чтобы не застрять в качестве просто забавного побочного проекта для организаций.

Наибольшее влияние мы окажем не в отдельных экспериментах над одноразовыми решениями, а в изменении архитектуры выбора сложных организаций и систем, в которых они происходят. систем, чем бихевиористы. Такие решения не так просто измерить в РКИ, но в конечном итоге они гораздо более эффективны.

Я думаю об этом так: предпочел бы я добиться значительного и измеримого улучшения одного поведенческого результата в системе, такого как принятие продукта или участие в государственной программе, или изменить способ, которым руководители или общественные лидеры принимают свои стратегические решения? решения? Наука о поведении в значительной степени сыграла в первом, но я думаю, что последнее в конечном итоге более действенно, хотя и менее точно.

Эрик Джонсон — менеджер по оптимизации маркетинга в группе по анализу поведения компании Morningstar.



Многие эмпирические журнальные статьи по социальной психологии завершаются подчеркиванием того, как полученные данные закладывают основу для будущей работы, которая может быть использована для улучшения жизни людей. Но этой «будущей работы» обычно не бывает. В конце концов, относительно легко проводить исследования в лаборатории или в Интернете, а затем размышлять о том, как их можно использовать; Намного труднее проводить масштабные и тщательные дорожные испытания наших идей в беспорядочном и сложном реальном мире.

Тем не менее, за последнее десятилетие правительства и организации стали все более открытыми для партнерства с бихевиористскими учеными, что сделало такие дорожные испытания более осуществимыми.И теперь структура стимулов в академических кругах начинает меняться, позволяя ученым вкладывать значительное время и усилия, необходимые для таких проектов. В частности, несколько крупных журналов теперь принимают зарегистрированные отчеты, которые принимаются до сбора данных.

Я бы посоветовал своим коллегам-бихевиористам оглянуться на их последнее заключительное заявление о том, как их результаты когда-нибудь могут быть полезны в реальном мире, и проверить эту идею сейчас.

Я считаю, что в следующем десятилетии этот формат станет более распространенным, что позволит исследователям тратить свое время на жесткие испытания своих идей в реальных условиях. Итак, я бы посоветовал моим коллегам-бихевиористам оглянуться на их последнее заключительное заявление о том, как их открытия когда-нибудь могут быть полезны в реальном мире, и проверить эту идею сейчас.

Элизабет Данн — профессор психологии Университета Британской Колумбии и соавтор книги Happy Money (совместно с Майклом Нортоном).


Если бихевиористская наука направлена ​​на итеративное улучшение и совершенствование в прогнозировании кривой человеческого поведения, то приложение предназначено для изменения этой кривой. И главный вопрос следующего десятилетия — как и для кого мы его согнем.

Пилотирование, тестирование и масштабирование вмешательств требуют ресурсов, и естественным источником этих ресурсов являются компании (или кампании), которые хотят использовать их для собственной выгоды. Это не всегда плохо, когда стимулы выровнены.Но поскольку они не всегда совпадают, бихевиористы все чаще будут сидеть за столом друг от друга, борясь за изгибы кривой.

Если бихевиористская наука заключается в многократном улучшении и улучшении прогнозов кривой человеческого поведения, то приложение — это изменение этой кривой. И главный вопрос следующего десятилетия — как и для кого мы его согнем.

Мы должны вооружиться для этого конфликта.Мы должны научиться обосновывать свою экономику и согласовывать стимулы для борьбы с тем, что приносит немедленную прибыль, но в конечном итоге приводит к саморазрушению. Не все выберут сторону хорошего и правильного, и нам тоже придется с ними бороться. Не из-за мелочей, вроде того, у кого есть докторская степень. или могут называть себя бихевиористом, но по тому, что действительно имеет значение: кому мы служим с нашей наукой.

Мэтт Уолларт — главный специалист по поведенческим вопросам в Clover Health и автор книги «Начать с конца».


НОВАЯ ЭТИКА

Меня беспокоят ловушки, подстерегающие поведенческую науку в ближайшее десятилетие. В частности, по мере того, как четвертая промышленная революция приближается к 2020-м годам, золотая лихорадка массивных наборов поведенческих данных открывает большие возможности и сопутствующие риски, от которых поведенческая наука еще не защитила себя. Соблазн забыть о том, что даже «большие данные» часто измеряют операционализацию, а не фактические результаты, затмевается угрозой, которую представляют огромные информационные империи, которые могут использовать, защищать и противодействовать науке, которая помогает или мешает их миссии.

Бихевиористская наука и раньше сталкивалась с этическими дилеммами … но никогда прежде сущность этой области не находилась в рулевой рубке корпоративных интересов.

Поведенческая наука и раньше сталкивалась с этическими дилеммами: помогать ли правительствам в пытках, говорить ли о последствиях дискриминации. Но никогда прежде сущность этой области не находилась в рулевой рубке корпоративных интересов. Подобно инженерным и биомедицинским исследованиям, поведенческой науке необходимо будет создать прочные этические барьеры, чтобы защитить науку от разлагающего влияния влиятельных, финансовых интересов в следующем десятилетии.Хорошая новость в том, что, похоже, еще есть время выяснить, что мы должны делать, прежде чем эта область создаст слишком много проблем с обнаружением того, что мы можем сделать. Но это только хорошие новости, если мы будем защищать нашу науку, пока еще молодое десятилетие!

Филип Атиба Гофф — профессор Франклина А. Томаса по вопросам полицейской справедливости в Колледже уголовного правосудия Джона Джея, а также соучредитель и президент Центра полицейской справедливости.


Следующее десятилетие в поведенческой науке должно стать периодом , когда вопросы этического использования нашего коллективного поведенческого инструментария станут такими же важными, как и сами инструменты.Бихевиористская наука в основном позиционирует себя как исключительно описательную, стремясь и часто преуспевая в более полном объяснении человеческих решений и поведения. Но, как и дисциплины, лежащие в основе поведенческой науки — психология, экономика, нейробиология — серьезное нормативное исследование имеет решающее значение для реализации полного потенциала этой области.

Будет ли поведенческий анализ использоваться для улучшения друг друга или просто продавать больше товаров? Приведет ли это к более богатой и автономной жизни или к жизни, которую легче захватить наши базовые инстинкты? Будет ли это способствовать равенству или использоваться как инструмент разделения? Будет ли наша жизнь наполнена позитивным подталкиванием или просто еще большей грязью?

На эти вопросы невозможно ответить в следующем эксперименте или полевом исследовании, каким бы умным оно ни было, потому что запрос является неполным.Когда мы сосредотачиваемся только на том, что есть, и игнорируем должное, мы упускаем из виду более глубокое понимание человечества, которое предлагает поведенческая наука. Только когда будет рассмотрен полный и глубоко рассмотрен вопрос, мы поймем истинное будущее поведенческой науки и будет ли следующее десятилетие лучше, чем прошлое.

Тодд Хо — доцент бизнес-права и этики в Школе бизнеса Келли Университета Индианы.


Facebook, Amazon, Google и другие технологические компании непреднамеренно приведут к этической революции в поведении ученых.Официальный этический кодекс Американской психологической ассоциации, разработанный вскоре после того, как Нюрнбергский кодекс был написан в ответ на научные зверства Второй мировой войны, в основном ориентирован на академические исследования и клиническую практику. Но сегодня психологи делают гораздо больше. Поскольку психологи все больше участвуют в разработке продуктов, необходим новый код для учета непредвиденных проблем, связанных с подключенными устройствами, крупномасштабным сбором личных данных, распространением дезинформации, алгоритмической предвзятостью и массовым наблюдением.

Мы будем — мы должны — увидеть развитие передовых практик и этических принципов, касающихся вклада ученых-бихевиористов в проектирование и разработку технологий. Обучение новому этическому кодексу станет требованием для получения ученых степеней по общественным наукам или для работы в качестве исследователя в исследованиях, прошедших рецензирование IRB. Компании, которые не демонстрируют приверженность этим этическим стандартам, не выживут на рынке, поскольку потребители узнают, каким образом технологии могут причинить им вред.И практики, которые не соблюдают этический кодекс, будут справедливо считаться неквалифицированными для внесения вклада в дизайн .

Эми Бухер — вице-президент по дизайну изменения поведения в Mad * Pow и автор книги « Вовлечено: проектирование для изменения поведения».


Наука о поведении используется для продвижения хороших идей и хороших привычек от инвестирования до здорового образа жизни. Но кто на самом деле может сказать, действительно ли эти хорошие идеи лучше всего подходят для каждого уникального человека? Обладая силой влияния, нужна ли нам клятва Гиппократа для науки о поведении, чтобы не навредить при использовании таких методов?

Может быть легко отклонить такое понятие как неэффективное для людей, которые используют методы бихевиористской науки, чтобы намеренно, злонамеренно и эгоистично убедить других предпринять действия, полезные для коммуникатора, но вредные для человека.Правда.

Но как мы можем защитить общественность от практиков поведенческой науки, которые могут искренне полагать, что они альтруистичны и полезны, но которые на самом деле непреднамеренно ведут свою аудиторию по ложному пути? Может ли клятва или какое-либо иное культурное мышление среди практикующих вызвать достаточную паузу, чтобы побудить их сделать дополнительный шаг, чтобы убедиться, что их собственные данные и рекомендации надежны и действительно лучше всего подходят для каждого из людей, на которых они влияют? Как мы можем создать такое мышление, чтобы быть уверенным, что хорошие идеи действительно хороши, а не просто то, с чем мы согласны?

Дэйв Стальман — директор Arc Aspicio, где он специализируется на оказании помощи государственным учреждениям, некоммерческим и коммерческим организациям в повышении производительности и организационной эффективности.


ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛЕ

То, что началось с нескольких экспериментов по разработке налоговых форм, превратилось в обширное предприятие по разработке решений основных глобальных проблем нашего времени: изменение климата, здоровье и устойчивость, и это лишь некоторые из них. . Бихевиористская наука росла в геометрической прогрессии в 2010-х годах, и теперь у нее есть все больше возможностей для создания ткани, на которой разыгрываются человеческие жизни.

Но наша дисциплина все еще напоминает Дикий Запад. Нет четкого определения того, что такое поведенческая наука (или ученый).У нас нет согласованных отраслевых стандартов или процессов аккредитации, нет общих этических указов и нет институционального органа для решения наших серьезных проблем. Этому полю не хватает глобальной организации, авторитета и направления.

Наша дисциплина все еще напоминает Дикий Запад.

Потенциал поведенческой науки по оказанию положительного влияния на мир огромен. Мы должны объединиться как поле, чтобы установить ясность, процесс и структуру; а если мы не сможем этого сделать, поведенческая наука может не пережить десятилетие.

Джон Пикеринг — генеральный директор Evidn Group (США и Австралия) и сопредседатель экспертной группы по изучению поведения в области экологической устойчивости. Брендан Марки-Таулер — экономист-психолог, старший советник Evidn. Катри Хаантера — руководитель отдела поведенческих наук в Evidn, где она возглавляет отдел поведенческих наук. Эрик Симмонс — старший научный консультант Evidn и научный сотрудник Института окружающей среды будущего Технологического университета Квинсленда.


Ученым-бихевиористам нужна ассоциация для создания сетей, сотрудничества и обмена идеями для дальнейшего развития этой области в ближайшее десятилетие.

В последние годы поведенческие идеи привлекли внимание правительств, руководителей бизнеса и ученых, однако бизнес-сообщество мало что сделало для сотрудничества с другими. Это происходит даже тогда, когда поведенческая наука распространяется на предприятиях все более быстрыми темпами, и все это без какого-либо единого подхода или контроля качества.Подобно обычной проблеме, компании, стремящиеся поэкспериментировать, обычно делают это, не следуя процедурам, обеспечивающим достоверные и надежные результаты. Одновременно с этим академические бихевиористы вынуждены проверять теории вне лаборатории. Я думаю: кто может лучше решить эту проблему, чем те, кто исследует варианты, ведущие к такому результату?

На сегодняшний день я основал профессиональное общество по анализу поведения и работаю с Ассоциацией политики поведенческой науки над созданием единственной некоммерческой ассоциации.Эта группа намеревается решить вышеупомянутую проблему, среди прочего, путем установления этических норм и руководящих принципов для определения законного приложения поведенческой науки, создания репозитория тематических исследований, размещения вакансий и возможностей для исследований, среди многих других. Чтобы добиться успеха, эти усилия нуждаются в поддержке и участии всего сообщества бихевиористов.

Коннор Джойс — исследователь поведения в Microsoft и основатель Behavioral Insights Professional Society.


Антуан де Сент-Экзюпери сказал: «Ибо есть только одна проблема — проблема человеческих отношений». Я думаю, что в следующем десятилетии поведенческим наукам необходимо методично раскрыть различные аспекты этой проблемы и предложить решения в более сплоченной и совместной манере. На данный момент мы выявили сотни когнитивных искажений и разработали индивидуальные вмешательства, чтобы сделать человеческую жизнь лучше. Я считаю, что для нас пора более систематически уделять внимание многогранному социальному взаимодействию, устранять индивидуальные предубеждения и поведение в контексте социальной экосистемы для создания конструктивных, системных и устойчивых изменений.

Решение сложных человеческих проблем может потребовать более комплексных подходов и потенциально более сложных методологий. Нам нужно вести более глубокие и смелые разговоры о разных дисциплинах. В этих беседах должны участвовать эксперты как из академических, так и неакадемических кругов; они не могут происходить изолированно в двух разных мирах. Когда мы все сможем объединиться вокруг более крупных и интересных вопросов о паутине человеческих отношений, только тогда мы действительно сможем помочь отдельным людям, организациям и сообществам вздохнуть с облегчением.

Лалин Аник — доцент кафедры маркетинга в Школе бизнеса Дардена при Университете Вирджинии.


НАЙТИ НАШУ ИДЕНТИЧНОСТЬ

С момента основания области поведенческой науки произошел взрывной рост наших знаний и понимания. За это время количество выявленных концепций поведенческой науки увеличилось в десять раз; от якоря и пожертвования до эффектов чирлидера и поборника.И мы хотели бы предположить, что часть этого расширения в некоторых случаях была немного ненаучной.

Из-за этого быстрого, несколько неконтролируемого расширения мы подозреваем, что в следующие 10 лет мы почти наверняка увидим сужение или ужесточение концепций. Практики поведенческой науки будут меньше интересоваться уникальными и потенциально противоречащими интуиции открытиями, которые попадут в заголовки газет, и будут больше сосредоточены на наблюдении и раскрытии глубоких поведенческих идей.Когда останется меньше концепций, основное внимание будет уделено лучшему пониманию реальной величины воздействия этих концепций в различных контекстах и ​​установлению того, что может ослабить или усилить эффекты. Наше понимание этих узких концепций станет намного более сильным и детализированным, а исследования вокруг них — более надежными и точными.

Несомненно, мы обнаружим, что многие из оставшихся будут казаться наиболее интуитивными!

Будущее будет выглядеть более ярким, когда практикующие специалисты по поведенческой науке получат доступ к еще более мощному набору проверенных и проверенных концепций и способности использовать нюансы контекста для оказания наибольшего влияния.Вмешательства станут более надежными, и мы вернем «науку» в науку о поведении!

Кроуфорд Холлингворт является соучредителем компании Behavioral Architects.


Как бихевиористы, мы не совсем разные группы . У нас есть университетское образование. Мы живем в крупных городах. Мы работаем в академических, технических, консалтинговых, банковских и финансовых сферах. Осмелюсь сказать, мы довольно либеральны. Читайте стримы в твиттере или другие публичные материалы основных институтов поведенческой науки, публикаций и личностей, и интересующие темы не уходят слишком далеко от того, что политик-демократ (замените левоцентристскую партию вашей страны) в пне обсудил бы речь.

Нам нужно быть самокритичными, открытыми к ошибкам, а не сторонниками нашей узкой концепции мира.

В этом свете нам нужно думать больше в целом о вопросах, которые мы решаем, и ответах, которые нам «нравятся». Нам нужно спросить, какие проблемы важны для больших слоев населения, которые мы не встречайте в нашей повседневной жизни. Нам нужно быть самокритичными, открытыми для того, чтобы быть неправильные, а не сторонники нашего узкого мировоззрения.Мы должны найти и выслушать тех, кто не разделяет нашу точку зрения. Мы должны подвергнуть сомнению наши православия.

На практике это непросто. Но это жизненно важно к нашей значимости и к нашим интеллектуальным основам.

Джейсон Коллинз руководит отделом поведенческой экономики PwC в Австралии.


Что представляет собой хорошего бихевиориста? Какие навыки у них есть? Что у них общего? Какие результаты составляют успех и престиж? Имеют ли значение публикации, финансирование или влияние? Имеют ли они официальную аккредитацию или подтверждение от более крупной организации? Имеет ли значение что-нибудь из вышеперечисленного? Все ли это имеет значение?

Что представляет собой хорошего бихевиориста?

Это несколько неотложных вопросов идентичности, на которые поведенческим наукам придется ответить в ближайшее десятилетие.Смешение дисциплин поведенческой науки является молодым. Следовательно, трудно определить точную базу знаний или набор навыков, необходимых для удовлетворения базовых требований того, кого мы бы считали «бихевиористом».

Спросите бихевиориста с опытом работы в психологии, и вы получите один ответ; спросите бихевиориста с экономическим образованием, и вы получите еще один. Подобно подростку, мы пытаемся понять, кто мы есть, и испытываем непреодолимые боли роста.Будем надеяться, что грядущее десятилетие внесет больше ясности в эту область, сохраняя при этом гибкость, которая позволила ей быть творческой и новаторской.

Эрик Симмонс — старший научный консультант Evidn и научный сотрудник Института окружающей среды будущего Технологического университета Квинсленда.


Область поведенческого дизайна в настоящее время находится в руках экспертов, специализирующихся на эмпирических исследованиях поведения и анализе рандомизированных контролируемых исследований, но в следующем десятилетии, вероятно, станет все более коммерциализированной.Подобно тому, как «дизайн-мышление» стало повсеместным, специалисты-практики с большим энтузиазмом, чем формальное обучение, все чаще начинают практиковать поведенческий дизайн. Это не обязательно плохо. Демократизация обещает более широко и органично встраивать поведенческие точки зрения в то, как мы представляем и разрабатываем предложения, организации и политику. Более доступные пути доступа к экспертным знаниям также могут снизить восприятие академической исключительности или того, что степень доктора философии. это требование для практики.

Когда каждый «мыслит поведенчески», высока вероятность, что станет все более необходимо — и важно — сообщать о ценности истинного мастерства.

Но это также означает сдвиг в том, кому принадлежит определение того, как выглядит «хорошо», и, как и в случае с дизайнерским мышлением, мы, вероятно, увидим новое распространение быстрых программ, которые уменьшают нюансы и точность. к более шаблонным процессам и обещанию мгновенного опыта. Определение стандартов, таких как сертификация LEED для архитектуры, и кодификация методов могут быть одним из способов поддержания уровня согласованности и качества. Но когда все становятся «мыслителями поведения», высока вероятность, что станет все более необходимым — и важным — говорить о ценности истинного мастерства.

Рут Шмидт — доцент Института дизайна в Чикаго.


В постоянно усложняющемся мире поведенческие идеи позволили понять, почему люди делают то, что они делают, и как вмешательства могут изменить индивидуальное поведение. С точки зрения практиков, следующее десятилетие будет посвящено тому, как интегрировать науку, ее методологии и уроки в системы и организации.Есть три ключевых момента, которые необходимо учитывать, чтобы поведенческое понимание перешло на следующий уровень:

  1. Смирение: «настоящий» момент, чтобы жить не в ложной уверенности, а в уверенной неопределенности, сигнализирующей о смене парадигмы. Этот сдвиг признает, что те, кто облечен властью, будь то в государственных или частных учреждениях, не имеют, никогда не знали и не следует ожидать, что они будут иметь все ответы, но они достаточно скромны и компетентны, чтобы находить решения без предвзятости.
  2. Честность: зрелый подход к отношениям между теми, кто наделен властью, и теми, кого они возглавляют или управляют, на основе лучшего понимания и понимания человеческой природы.Это может быть пугающим, однако с быстрым распространением данных и информации «командование и контроль» во многих случаях (но не во всех) придется заменить на «сотрудничество и предоставление возможностей», будь то в правительстве или в организациях.
  3. Этика: этика была фундаментальной для успешного распространения поведенческих идей по всему миру, и это будет еще больше. Государственные органы имеют существующие этические рамки, систему сдержек и противовесов, контроль и общественную подотчетность. Частным учреждениям потребуются аналогичные структуры, поскольку они больше используют поведенческие идеи, и оба должны будут обеспечить их усиление и использование при изменении системы.

В 1958 году Вернер Гейзенберг, лауреат Нобелевской премии по физике, сказал: «Мы наблюдаем не саму природу, а, скорее, природу, подверженную нашему особому методу вопрошания». Самый важный урок, который преподала поведенческая интуиция, заключается в том, что наши системы и процессы могут быть предвзятыми и, следовательно, ограниченными или даже некорректными при их использовании для принятия решений. Это еще больший урок для лидерства, и поведенческие идеи могут помочь решить его в ближайшее десятилетие.

Фейсал Нару основал работу по анализу поведения в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и в настоящее время возглавляет отдел стратегического управления и координации в офисе исполнительного директора ОЭСР.


СТРАХОВ

Мы живем в то время, когда у ученых есть несколько отличных платформ для вовлечения людей в «реальный мир» — от блогов до комментариев, TED Talks и подкастов. Меня беспокоит одно, что меня беспокоит ученых-бихевиористов, так это то, что привлекательность простого, легко усваиваемого сообщения, которое может быть лишено нюансов или интеллектуальной глубины, приведет к тому, что ученые оторвутся от больших, важных вопросов и обратят внимание на менее значимые (но более важные) цепляет ») работают.В некоторой степени мы являемся хранителями интеллектуального дискурса в области человеческого поведения — давайте позаботимся о том, чтобы мы не уклонялись от своей обязанности держать в центре внимания аспекты человеческого поведения, которые наиболее актуальны для человечества в целом.

Сион Бханот — доцент экономики Свортмор-колледжа и координатор-основатель Филадельфийской инициативы по поведенческой науке.

Раскрытие информации: Сион Бханот является членом консультативного совета специалиста по поведенческим наукам .


Как поведенческая наука может избежать усугубления неравенства? Успех этой области в расширении участия и участия в программах государственного и частного секторов заставляет нас задаться вопросом: не подталкивают ли ученые-бихевиористы людей к системам, которые являются несправедливыми или несправедливыми в том виде, в каком они разработаны в настоящее время? Как мы можем переосмыслить системы финансов, правосудия или здравоохранения, которые могут усилить разделение между социальными классами, расами и полами?

Подталкивают ли бихевиористы к системам, которые являются несправедливыми или несправедливыми в том виде, в каком они разработаны в настоящее время?

Поведенческое вмешательство, которое в среднем снижает факторы беспокойства, может восприниматься некоторыми группами как повышенное бремя.Подталкивания, часто описываемые как «низко висящие плоды», могут отдавать приоритет тем, у кого уже есть относительно большие ресурсы и которым требуется лишь небольшой толчок, чтобы добраться до финиша. Если мы не проектируем с учетом потребностей конкретных рас, этнических групп, социальных классов, полов и сексуальных ориентаций, увеличиваем ли мы неравенство в результатах?

В следующем десятилетии исследования в области поведенческой науки могут быть сосредоточены на сокращении неравенства внутри систем. На индивидуальном уровне это может включать более дифференцированные и персонализированные вмешательства.На более широком уровне это может потребовать меньшего подталкивания / подталкивания людей и большего изменения контекста или даже миссии программ и организаций. Мы призываем на местах улучшить системы, чтобы лучше устранять явное и сохраняющееся неравенство.

Рекха Балу — директор Центра прикладных поведенческих наук (CABS) при MDRC.


С широким использованием , положительным освещением в прессе и повышенным академическим интересом концепции того, как влиять на принятие решений, становятся все более понятными и более распространенными.Это хорошие новости.

Плохая новость заключается в том, что это происходит в то время, когда людей все больше беспокоят и предостерегают от опасностей, связанных с «фальшивыми новостями» и гнусными субъектами, пытающимися повлиять на их мнение, несмотря на сфабрикованные, неточные или искаженные данные.

Существует риск того, что эти две тенденции объединятся, чтобы создать среду, в которой методы поведенческой науки будут рассматриваться как еще один вариант «фальшивых новостей», способ манипулировать слабыми умами, заставляя их принимать неблагоразумные решения и совершать неправильные действия.Затем общественность вооружится для выявления методов поведенческой науки в коммуникациях, программных инструментах и ​​приложениях, а также в других приложениях с предубеждением, что если поведенческая наука используется, то она должна быть злонамеренной.

Дэйв Стальман — директор Arc Aspicio, где он специализируется на оказании помощи государственным учреждениям, некоммерческим и коммерческим организациям в повышении производительности и организационной эффективности.



ТЕХНОЛОГИЯ: NIGHSTARE ИЛИ НОВАЯ НОРМА?

Представьте себе мир, в котором вы просыпаетесь , и робот автоматически кладет вашу тренировочную одежду на бок, чтобы вы преодолели инерцию тренировки.Вы входите на кухню, и вам автоматически предлагается завтрак с идеальным балансом питательных веществ, чтобы избежать нездоровых соблазнов. Позже, когда вы откроете свой ноутбук, вам будет представлен список целей, подцелей и конкретных задач с подсказкой о приверженности, которая позволит вам с большей вероятностью сопротивляться отвлекающим факторам. По прошествии определенного времени сосредоточенной работы вы получите предупреждение, побуждающее вас сделать дыхательные упражнения и выпить воды. Во время следующего перерыва вас подталкивают к общению с коллегами и предлагают список людей, чьи беседы будут способствовать максимальному творчеству.Во время встреч во всплывающем окне будет спрашиваться, поощряете ли вы всеобщий вклад.

Потенциал — помочь нам стать теми, кем мы хотим быть. Опасность заключается в устранении изменчивости, которая делает нас людьми.

И так далее. Предвзятость подтверждения, ошибка планирования, чрезмерная самоуверенность, неприятие потерь, предвзятость невозвратных затрат или любая другая предвзятость — все это потенциально покрывается системами отслеживания поведения, которые предупреждают нас о признаках их появления и подталкивают нас к их исправлению.Ночью мы ложимся спать со странным чувством «счастья», но не раньше, чем получаем текстовое сообщение, напоминающее нам о научно обоснованной пользе чтения для ваших детей.

Это обещания, но также и опасности будущего, в котором технологии и поведенческая наука будут все больше взаимосвязаны. Потенциал состоит в том, чтобы помочь нам стать теми, кем мы хотим быть. Опасность заключается в устранении изменчивости, которая делает нас людьми. И хотя я признаю огромную ценность как психологии, так и технологий, мы должны быть первыми, кто обсудит этические последствия наших возможностей.

Таня Рамос — когнитивный и социальный психолог, в настоящее время работает исследователем UX в Outsystems. Ранее она была исполнительным директором в CLOO Behavioral Insights Unit.


Роботы и алгоритмы будут принимать решения за нас: что мы будем есть, что покупать, за кого мы будем голосовать и с какими людьми нам следует встретиться в личной и рабочей жизни. По этим причинам нам нужны точные инструменты (опросы, тесты, стимулируемые эксперименты), чтобы выявить индивидуальные предпочтения, которые роботы и алгоритмы могут принять во внимание, чтобы вычислить для нас наилучшие решения.Нам также необходимо измерить, как на эти предпочтения влияет выбор других (сверстников) и как заразное поведение распространяется в сетях. Наконец, нам необходимо изучить «податливость» этих предпочтений и понять, как алгоритмы и роботы могут подтолкнуть нас к более правильному выбору.

Марко Пиовесан — профессор MSO на факультете экономики Копенгагенского университета.


Алгоритмы стали преобладающими в нашем повседневном принятии решений. Теперь они помогают нам ориентироваться в новом городе с помощью GPS, определять наш выбор развлечений в потоковых сервисах, таких как Spotify, и в целом формировать наше онлайн-поведение. Эти алгоритмы предназначены для облегчения выбора людьми. Учитывая это, удивительно обнаружить, как мало исследований человеческого поведения обычно используется при их разработке.

В результате алгоритмы более склонны помогать рациональному агенту, чем человеку. Netflix — тому пример. На своем веб-сайте Netflix заявляет, что их алгоритм рекомендаций стремится помочь пользователям найти программу, которая им понравится, «с минимальными усилиями».«Тем не менее, исследование 2016 года показало, что среднестатистическому пользователю Netflix требуется 18 минут, чтобы выбрать программу для просмотра. В литературе, посвященной суждениям и принятию решений, у этого явления есть название: перегрузка выбора.

Алгоритмы больше помогают рациональному агенту, чем человеку.

Представьте, если бы мы использовали науку о поведении для разработки алгоритмов. Сможем ли мы тогда разработать алгоритмы, которые действительно улучшат решения, принимаемые настоящими людьми? Насколько они были бы довольны результатом? Если мы это сделаем, возможно, нам больше никогда не придется проводить весь вечер, выбирая что-то для просмотра на Netflix.

Нурит Нобель — доктор философии. кандидат Центра экономической психологии Стокгольмской школы экономики.


Попрощайтесь со днями встречи с новыми друзьями в кофейнях. При разработке приложений для знакомств в последнее десятилетие приложения стали основным инструментом для общения миллениалов. Окунувшись в грядущее десятилетие, эти разработчики программного обеспечения обращаются к машинному обучению, чтобы предсказывать совместимость с незнакомцами. Некоторые платформы стремятся применить это программное обеспечение к отношениям за пределами романтических отношений.В ближайшие несколько лет молодое поколение может и дальше обращаться к приложениям для поиска новых друзей или потенциальных деловых связей.

Может ли машинное обучение создать прочные связи между людьми? Если программное обеспечение сможет узнать наши предпочтения, интересы и тенденции во взаимоотношениях, оно вполне может помочь нам сформировать лучшие отношения, чем те, которые мы устанавливаем самостоятельно. Тем не менее, кажущееся безграничным количество связей может сделать установление новых устойчивых отношений более трудным, чем когда-либо.Эти растущие тенденции предполагают, что в ближайшее десятилетие наша личная жизнь может еще больше сблизиться с образами, которые мы предлагаем в Интернете. В крайнем случае, это может означать резкий переход от общих помещений для встреч к устройствам в наших карманах.

Карли Болл — магистр государственной политики, аспирант Университета Вирджинии.


БУДУЩЕЕ РАБОТЫ

Этичные, разумные стимулы заменят существующие попытки стимулировать рост. Несмотря на то, что каждый год на трансформацию и обучение тратятся миллиарды, большинство этих инициатив практически не влияют на результаты бизнеса. На традиционном рабочем месте вы можете уйти от обучения или полностью погрузиться в мотивацию, но когда вы вернетесь в свою рабочую среду, все будет по-прежнему. И ваше поведение не изменится, потому что его ничто не укрепляет.

Главное — получать подсказки, когда они вам нужны, а не напоминать о передовых методах на выездном семинаре или ежемесячном собрании персонала.

Главное — получать подсказки, когда они вам нужны, а не напоминать о передовых методах на выездном мероприятии или ежемесячном собрании персонала. В Humu мы обнаруживаем, что малейшее вмешательство, направленное нужному человеку в нужное время, часто дает самый большой результат. И когда каждый человек в компании делает ставку на мелочи — например, выступает в качестве союзника для коллег или гарантирует, что каждый член команды имеет право голоса, — среда меняется. Люди учатся быстрее, команды находят лучшие решения, а организация опережает конкурентов.

Ласло Бок — генеральный директор Humu, бывший старший вице-президент по работе с персоналом в Google и автор бестселлера The New York Times Work Rules!


Изменится способ выполнения работы. Развитие более умного ИИ продолжит вытеснять существующие рабочие места и создавать новые, но другие. О тех, кто «остался позади», часто говорят, что им нужно «повышать квалификацию», чтобы быть подходящими для этих будущих должностей.Но есть вторая задача, о которой меньше говорят: пробудить в этих сотрудниках энтузиазм.

Многие рабочие места, которые в настоящее время заменяет ИИ, не позволяют сотрудникам заниматься своим увлечением. Многие сотрудники на этих должностях никогда не имели возможности заниматься своим делом. Здесь кроется и вызов, и возможность: страсть — это один из атрибутов, который отличает людей от ИИ, а креативность и вдохновение, которые она подпитывает, могут дать конкурентное преимущество перед ИИ. Все больше и больше рабочие места будущего будут требовать от людей продолжения своей страсти — в противном случае они рискуют быть замененными искусственным интеллектом.Но в настоящее время мы не знаем, как более эффективно преследовать страсть. В 2020-х годах бихевиористы должны будут быть в авангарде изучения того, как люди могут наиболее эффективно реализовать свою страсть, чтобы они могли научить лидеров создавать среду, в которой их сотрудники могут процветать.

Йон Яхимович — доцент кафедры бизнес-администрирования в отделе организационного поведения Гарвардской школы бизнеса.


20-е годы изменят то, как культура компании определяет их финансовый успех. миллениалов и (хотите верьте, хотите нет) поколения Z захватили кадровый резерв, и у них есть определенные убеждения и ожидания, помимо денег, которые влияют на то, где они решат работать. Эта революция является особенно мощной, поскольку она не зависит от отрасли, влияет на все рынки и ее трудно устранить.

Итак, как нормы миллениалов и поколения Z повлияют на то, как компании привлекают / удерживают таланты и остаются конкурентоспособными? Как компании могут стратегически планировать, чтобы не отставать от туманных вещей, таких как социальные нормы? Какие ресурсы следует выделить компаниям для решения этой проблемы?

Лидерам было бы разумно обратить внимание на меняющиеся социальные нормы, если они рассчитывают сохранить свою актуальность.Наука о поведении и ее специалисты будут ВАЖНО помогать компаниям преодолевать эту неопределенность. Мы можем помочь сформировать благоприятную для молодежи среду, которая будет способствовать долгосрочному выживанию фирмы. Если организации не знают, что мы им нужны сейчас, надеюсь, они скоро поймут.

Джеймс О’Флаэрти — ученый-бихевиорист, специализирующийся на организационной культуре для gothamCulture.


Каковы лучшие бесконтекстные способы улучшить разнообразие и включение в организации, не создавая угрозы для сотрудников, которые принадлежат к большинству? Как мы можем помочь сотрудникам усвоить ценность разнообразия и инклюзивности и как встроить их в наши системы, чтобы они стали прочной нитью в структуре организационной культуры?

Сандип Ауйла — практикующий специалист в области производственной и организационной психологии, возглавляющий большую команду HR в большом муниципалитете Канады.


БИЗНЕС, ИНФОРМИРОВАННОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Поведенческие бренды победят в эпоху постпотребления. Быть потребителем — это уже не то, чем было раньше: социальные сети подвергаются критике за распространение дезинформации и проблемы психического здоровья. Невозможно избежать воздействия на окружающую среду нашего потребления материалов. Становится все более нормальным ставить под сомнение роль, которую потребление играет в нашей жизни.

Для многих брендов это представляет проблему: отношение к людям как к потребителям, а не к людям, заставляет их постоянно переходить с одного бренда на другой, побуждая людей покупать все больше и больше товаров.Но исследования показывают, что люди сужают свои кошельки, меньше используют социальные сети и больше заботятся об окружающей среде. Такое поведение указывает на серьезное развитие в ближайшие 10 лет — возраст постпотребления.

Бренды, ориентированные на будущее, должны реагировать, внедряя принципы дизайна поведения, которые привлекают людей, стремящихся использовать продукты, а не покупать их, исправлять, а не заменять.

Бренды, ориентированные на будущее, должны реагировать, внедряя принципы дизайна поведения, которые взаимодействуют с людьми, стремящимися использовать продукты, а не покупать их, исправлять, а не заменять — как свидетельствуют Patagonia и Eastpak, призывающие людей возвращать изношенную одежду для ремонта. или Toyota, запускающая предложение по подписке на автомобили «Kinto» в начале 2019 года.

Бренды в эпоху постпотребления будут сосредоточены на повышении лояльности, помогая людям покупать меньше и быть более изобретательными.

Хелеана Блэквелл — стратег по взаимодействию с клиентами и соучредитель The New Work.


Мандаты поведенческой экономики станут более сложными и амбициозными. Низкие плоды — такие как оптимизация электронной почты для увеличения рейтинга кликов — уступят место многогранным программам, направленным на решение неотложных экологических, политических и экономических проблем, с которыми сталкивается наш мир.Акционерная стоимость традиционно служила решающим критерием успеха компании. Это стало возможным благодаря данным о финансовых мерах и электронных системах, включая отчетность и торговлю, для облегчения такой оценки и принятия мер. Но теперь большие данные могут быть доступны по ряду других показателей, что делает более обоснованными стремления к отчетности о ценности для заинтересованных сторон. То есть теперь у компаний есть целый ряд критериев, например ценность для сотрудников, клиентов и общества.

Поведенческая экономика хорошо подходит для разработки этих показателей поведения и, более того, для разработки стратегий, которые помогут фирмам добиться успеха в наращивании темпов и достижении этих целей.Поведенческая экономика хорошо подходит для помощи в разработке этих показателей, но также и для создания стратегий, которые помогут организациям стать более сильной силой в добре и принять бизнес-практики, которые продвигают модель капитализма с участием заинтересованных сторон.

Келли Петерс — генеральный директор BEworks и преподаватель прикладной науки о поведении в Школе менеджмента Ротмана Университета Торонто.


ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА: НАЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ЛИЧНЫХ СИСТЕМ

И

Пожары в Австралии служат важным напоминанием: изменение климата — реальная и неотложная проблема.И решения о поездках — например, едем ли мы на работу в одиночку на машине или сколько летаем — играют нетривиальную роль. Мы знаем, что подталкивания хорошо подходят для поведения, которое мы можем «установить и забыть», например, если мы не выполнили свои обязательства по пенсионным сбережениям. Тем не менее, чтобы просить людей придерживаться устойчивого поведения, мы должны изменить свои привычки.

В следующие 10 лет бихевиористским ученым необходимо начать использовать все имеющиеся у них инструменты для борьбы с изменением климата — как толчки, так и толчки.

В ходе недавних экспериментов Ph.Студентка D. Ариэлла Кристал и я обнаружили, что обычные поведенческие подталкивания не повлияли на поведение пассажиров. Большинство людей считают, что переход на экологически безопасные виды транспорта не является необходимым. И мы только пожинаем плоды меньшего количества машин на дороге, если большинство людей изменят свое поведение. Таким образом, подталкивание людей к покупке более экологически чистых транспортных средств или невыполнение их обязательств по графику работы на дому может быть более эффективным.

Если организации и политики серьезно настроены на повышение устойчивого поведения, нам может потребоваться более жесткое вмешательство, например штрафы.В следующие 10 лет бихевиористам необходимо начать использовать все имеющиеся у них инструменты для борьбы с изменением климата — как толчки, так и толчки.

Эшли Уилланс — доцент отдела переговоров, организаций и рынков Гарвардской школы бизнеса.


Я рекомендую две взаимосвязанные области для исследования по соединению проблемы изменения климата с людьми и решениями.

1. Уменьшение психологической дистанции для изменения климата путем сжатия пространства и времени

Как мы можем сделать людей более связанными с отдаленным будущим и климатическими воздействиями в разных местах? Наши данные показывают, что изменение климата рассматривается как важная проблема для современного мира и для США.С. и мир в будущем, но не рассматривается как важная проблема для США сегодня. Как нам более глубоко связать людей с местами, в которых они никогда не были, будь то Австралия, опустошенная лесными пожарами или тающие ледяные шапки? Одна из возможностей — использовать истории, чтобы глубоко связать нас с этими потенциально далекими временами и пространствами (например, книги New York 2140 и The Overstory ).

2. Преодоление растущего идеологического разрыва в политических решениях для решения проблемы изменения климата

Растет разрыв в том, как бороться с изменением климата, при этом либералы с гораздо большей вероятностью будут поддерживать климатическую политику, чем консерваторы.Отвращение консерваторов к политике в области климата необходимо более четко изучить, чтобы понять действующие механизмы (например, незнакомцы на своей земле), а затем протестировать меры, которые могут способствовать большей поддержке необходимой политики в области климата для увеличения глобальных выбросов парниковых газов. нуль.

Шахзин З. Аттари — доцент Школы общественных и экологических вопросов Университета Индианы в Блумингтоне.


В ближайшее десятилетие климатический кризис станет определяющей проблемой нашей эпохи. Эта экзистенциальная угроза требует, чтобы бихевиористская наука сосредоточилась на создании значимых поведенческих изменений для смягчения наихудших последствий и адаптации к тому, что уже неизбежно. Исторически роль поведенческой науки в борьбе с изменением климата ограничивалась изменением индивидуального поведения, например, с целью улучшения показателей утилизации или сокращения потребления электроэнергии. Хотя это, несомненно, стоит того, чтобы спасти планету, этого просто недостаточно.

Знаменательный отчет Межправительственной группы экспертов по изменению климата за 2018 год ясно дает понять: если мы хотим, чтобы планета была пригодна для жизни, необходимы быстрые изменения отдельных лиц, стран, городов и частного бизнеса.

Мы не можем допустить, чтобы подталкивание к малоэффективным индивидуальным действиям уменьшило поддержку более эффективных изменений политики. Вместо этого бихевиористская наука должна сосредоточиться на поощрении изменения поведения, ведущего к широкомасштабным действиям по спасению мира.

В 2020-х годах бихевиористским ученым, заинтересованным в борьбе с климатическим кризисом, следует сосредоточить внимание на возможностях стимулирования изменения поведения в городах, странах, частных предприятиях и, да, некоторых отдельных лицах, наиболее сильно загрязняющих окружающую среду.Но, как предупреждали Хагман, Хо и Левенштейн (2019), мы не можем допустить, чтобы подталкивание к малоэффективным индивидуальным действиям уменьшило поддержку более эффективных изменений политики. Вместо этого бихевиористская наука должна сосредоточиться на поощрении изменения поведения, ведущего к широкомасштабным действиям по спасению мира.

Стивен Перротти — кандидат наук о поведении и принятии решений в Университете Пенсильвании.


Поскольку 80 процентов населения в развитых странах осознают угрозу изменения климата, изменение климата представляет собой ужасающий провал коллективного намерения, ведущего к действиям.Несмотря на чрезвычайный статус того, что сейчас обычно называют климатическим хаосом, ученые-климатологи в основном считают, что у нас есть технологии, позволяющие предотвратить наихудшие последствия изменения климата. Как поведенческая наука может вмешаться и ускорить переход к чистому нулевому выбросу углерода? Ответ может заключаться в том, чтобы направить уже мотивированных к индивидуальным и коллективным действиям. Недавние исследования связи с группами защиты интересов как формы адаптации к изменению климата и масштабируемых методов устранения разрыва между намерениями и действиями создают основу для ученых-бихевиористов, чтобы они могли осмысленно вмешаться и помочь катализатором глобальных действий по борьбе с изменением климата.

Джейсон Вессель — доктор философии. кандидат Университета Гриффита в Австралии. Грэм Брэдли — доцент прикладной психологии Университета Гриффита. Джозеф Резер — профессор прикладной психологии в Университете Гриффита.


СТРОИТЕЛЬСТВО ЛУЧШЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

У людей хорошие намерения и важные планы, но они отвлекаются и не могут найти время, чтобы действовать в соответствии с ними. Регистрация в качестве донора органов никогда не бывает срочной, и ее трудно откладывать на будущее, поскольку все эти расходы накапливаются сейчас.Наибольшие успехи в поведенческой политике способствовали продвижению намерений людей, хотя от них требовалось очень мало. Измененные значения по умолчанию и скрытые обязательства, такие программы, как «Сохранить больше завтра», способствовали регистрации доноров и увеличению сбережений, в то же время позволяя людям продолжать смотреть телевизор. Но вряд ли это решит большие проблемы общества — изменение климата, неравенство, инфраструктуру. С помощью государственных бухгалтеров и специалистов по планированию мы должны применять выводы, полученные на основе индивидуального поведения, для формирования коллектива.

Как и люди, правительства непоследовательны в планировании, у них короткие горизонты и ограниченная сфера внимания.

Как и люди, правительства непоследовательны в планировании, у них короткие горизонты и ограниченная сфера внимания. Когда правительства задумываются о защите потребителей, инфраструктуре или экологической политике, следует предпринять шаги для обеспечения реализации намерений спустя долгое время после того, как внимание было отвлечено и деньги потребовались в другом месте. Могут быть введены крайне негибкие правила расходования средств, которые обеспечивают соблюдение лучших намерений (конечно, могут быть осторожные процедуры для изменения планов в чрезвычайных ситуациях), и комитеты, назначенные для бдительности, напоминания и бдительности.

Есть примеры этого — в США Бюро финансовой защиты потребителей не подлежит ассигнованиям Конгресса (хотя в настоящее время оно ослаблено, но его существование сохраняется!), А в Великобритании Комитет по изменению климата должен предоставлять периодические отчеты правительству. на что отвечает правительство. Подобно автоматическим вычетам в 401 (k) s, нам нужны автоматические вычеты для фиксации мостов; как напоминание о необходимости принимать лекарства, нам нужны комитеты, постоянно предупреждающие правительство об изменении климата.Хотя люди и правительства разные, они оба могут извлечь выгоду из правильных напоминаний, обязательств и других поведенческих вмешательств.

Эльдар Шафир — профессор поведенческой науки и государственной политики и первый директор Центра поведенческой науки и государственной политики Канемана-Трейсмана в Принстонском университете. Он также является соавтором книги Scarcity (совместно с Сендхилом Муллайнатаном).


Для бихевиористов в правительстве следующее десятилетие будет труднее предыдущего. Мы начинаем 2020-е годы с создания крупных, хорошо обеспеченных ресурсами поведенческих подразделений в правительствах по всему миру. Если мы собираемся положить этому конец, масштабы воздействия должны будут соответствовать росту численности персонала.

В 2020-х будет недостаточно просто «поведенческого» в названии команды. Проницательные руководители потребуют конкретных результатов своих подразделений по анализу поведения: постоянного потока новых идей, основанных на фактах, адаптированных к реальным системам, выполняемых в темпе, проверенных эмпирически.Это высокая планка, но альтернатива — самоуспокоенность и «поведенческие идеи только на словах».

Для команд, которые могут удерживать темп, в этом десятилетии возможностей будет больше, чем когда-либо. Только в этом месяце Доминик Каммингс, старший советник премьер-министра Великобритании, утверждал, что в науке об элитных командах, прогнозировании, когнитивных технологиях, коммуникации и принятии решений «лежат на улице триллионы долларов». Поведенческие юниты хорошо подготовлены, чтобы начать их подбирать, но для этого нам нужно быть на вершине своей игры.

Эд Брэдон — глава отдела политики Азиатско-Тихоокеанского региона в BIT.


ЗДРАВООХРАНЕНИЕ: НА ЦИФРОВОЙ ГРАНИЦЕ И НА ПОСЛЕДНЕЙ МИЛЕ

Наука о поведении едва ли коснулась поверхности здравоохранения. К счастью, это уже начало меняться; В следующие десять лет системы здравоохранения, традиционно не склонные к риску, смирятся с наступающей эрой медицинского обслуживания, ориентированного на потребителя (включая недавно возникшую конкуренцию со стороны поставщиков нетрадиционных медицинских услуг, таких как Walmart и Amazon). -системы услуг для лучшего согласования стимулов со здоровьем пациентов, а технологические платформы будут созревать для стимулирования столь необходимых инноваций в системах здравоохранения.

В следующем десятилетии здравоохранение начнет использовать результаты и методологии поведенческой науки, выйдя за рамки транзакционного универсального оказания помощи.

Цифровое здравоохранение, в частности, созрело для возможности применения поведенческой науки — технологий, которые позволяют людям отслеживать и агрегировать данные с носимых и интеллектуальных устройств, в сочетании с возможностью для лиц, осуществляющих уход, общаться с пациентами через свои смартфоны, что является многообещающим для более целенаправленных мероприятий, которые достигают людей в нужное время и в нужном месте.В следующем десятилетии здравоохранение начнет охватывать открытия и методологии поведенческой науки, выйдя за рамки универсального предоставления медицинской помощи и перейдя к персонализированной модели, разработанной для людей, которые проходят через нее.

Алин Хольцварт — руководитель отдела поведенческих наук в Pattern Health, где она специализируется на исследованиях цифрового здравоохранения и научно обоснованном дизайне продуктов.


В Южной Африке самая крупная в мире эпидемия ВИЧ — 7.2 миллиона ВИЧ-положительных людей , распространенность ВИЧ 19 процентов и 740 новых случаев инфицирования каждый день. Научные открытия и широко доступные услуги по профилактике и лечению позволили положить конец эпидемии, но успеху препятствует проблема человеческого поведения «последней мили». Из-за общих психологических барьеров, факторов принятия решений и пробелов в информации многие люди не пользуются доступными услугами здравоохранения. Почти каждый третий ВИЧ-инфицированный не знает о своем статусе или не принимает регулярно лечение.

Мы считаем, что поведенческие знания могут привести к созданию прочных и разрушительных решений, которые будут мотивировать людей пользоваться услугами по профилактике и лечению ВИЧ и положить конец эпидемии в Южной Африке. Работая с партнерами-исполнителями по всей стране, мы планируем комплексные поведенческие вмешательства, которые: (1) устраняют инерцию, промедление и другие поведенческие барьеры с помощью стратегически продуманных вознаграждений; (2) использовать социальное влияние и социальные сети, чтобы убедить самых труднодоступных и подверженных наибольшему риску пройти тестирование и подключиться к медицинской помощи; и (3) переосмыслить сообщения о профилактике ВИЧ, чтобы подчеркнуть преобразующий потенциал лечения и профилактики.Если мы развернем эти недорогие решения сейчас в большом масштабе, мы сможем положить конец крупнейшей в мире эпидемии ВИЧ, создав модель, которую можно было бы воспроизвести в других странах.

Элисон Баттенхейм — адъюнкт-профессор сестринского дела и политики в области здравоохранения, а также заместитель директора Центра стимулирования здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) Университета Пенсильвании. Харша Тирумурти — адъюнкт-профессор медицинской этики и политики в области здравоохранения в Медицинской школе Перельмана и заместитель директора Центра стимулирования здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) Университета Пенсильвании.


В 2010-е годы наблюдалось растущее признание роли неявной предвзятости в усугублении расового и этнического неравенства в сфере здравоохранения. 2020-е дают возможность что-то с этим сделать. В частности, включение понимания неявной предвзятости в поведенческую экономику может напрямую устранить эти диспропорции в сфере здравоохранения.

Надежные исследования показывают, что неявные предубеждения медицинских работников или бессознательные и непроизвольные установки, которые могут влиять на поведение, могут приводить к вариациям в оказываемой ими помощи.Новые стратегии, такие как внимательность и замена стереотипов, показали многообещающие в снижении влияния неявных предубеждений на принятие решений.

Включая неявную систематическую ошибку как признанную когнитивную систематическую ошибку (например, в «кодексе когнитивной предвзятости»), мы можем добавить стратегии снижения неявной предвзятости в набор инструментов поведенческих экономических подходов для принятия клинических решений. Например, медицинские работники могут полагаться на бессознательные расовые предубеждения при принятии решений о вероятности постановки конкретного диагноза у данного пациента.Мы можем противостоять этой неточной статистической дискриминации, научив клиницистов переосмыслить своего прототипа пациента с этим состоянием как представителя традиционно недооцененной группы.

2020-е годы могут стать десятилетием, когда мы выйдем за рамки диагностики предубеждений, лежащих в основе диспропорций в области здравоохранения, к достижению прогресса в достижении справедливости в отношении здоровья.

Кейт Уоллис — педиатр, специализирующийся на развитии и поведении в педиатрическом отделении Медицинской школы Перельмана Университета Пенсильвании, и исследователь неравенства в состоянии здоровья в PolicyLab Детской больницы Филадельфии. Элисон Буттенхейм — адъюнкт-профессор сестринского дела и политики в области здравоохранения, а также заместитель директора Центра стимулирования здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) в Университете Пенсильвании.


ОБРАЗОВАНИЕ: КУДА ДАЛЬШЕ?

Как мы можем реализовать свой наивысший потенциал как личности , действовать наиболее эффективно в обществе и раздвинуть границы человеческих возможностей, если мы не можем сознательно управлять своим телом, мыслями и эмоциями? В области образования нам необходимо сместить акцент на развитие самосознания молодежи и обучение их тому, как эффективно управлять своим внутренним миром, а также своим внешним миром.Для этого мы должны в первую очередь помочь учителям. Учителям необходимо оттачивать навыки самоанализа, самосознания и самоуправления, а также изучать стратегии для развития этих способностей у учащихся.

Нам необходимо революционизировать методы подготовки и поддержки учителей.

Нам необходимо коренным образом изменить методы подготовки и поддержки учителей. Я предвижу будущее, в котором мы будем разрабатывать и внедрять новые подходы к передаче созерцательных идей (например,g., сострадание к себе, осознанность) во время подготовки и развития учителя, чтобы способствовать формированию у учителей адаптивных убеждений, благополучия и мотивации. Эти подходы будут основываться на знаниях из поведенческой науки, мудрых социально-психологических вмешательствах и созерцательных тренингах (например, тренингах по внимательности). Эти краткие и новаторские меры, адаптированные к условиям учителей и прошедшие тщательную проверку, могут служить многообещающим путем для поддержки учителей и, в конечном итоге, учащихся.

Ребекка Найквист Баелен — доктор философии.D. кандидат образовательной политики Пенсильванского университета.


Хорошее образование — одно из основных прав человека. Тем не менее, во многих частях света это остается далекой мечтой. Таким образом, образование для всех — большая цель на десятилетие. Перспективы демократизации образования будут положительными, если мы обратимся к новым решениям: онлайн-обучению.

Однако наша чувствительность не ориентирована на новые методы педагогики. Человеческая история — это история обучения в реальных классах.Чтобы адаптироваться, нам нужны новые привычки. Некоторые из них будут цифровыми и будут работать над противодействием кризису дефицита внимания — по иронии судьбы — побочным продуктом цифровой революции. Прогноз: нам нужны поведенческие вмешательства, о которых раньше не догадывались.

Междисциплинарные данные помогут нам разработать правильные стратегии для построения привычек обучения. Эти меры будут катализировать цифровое обучение и позволят нам отслеживать, анализировать и прогнозировать действия, чтобы постоянно развивать наш подход, революционизируя способ обучения людей.Это будущее поведенческой науки.

Изменения в процессе; онлайн-обучение набирает обороты. Вопрос теперь не в том, нужны ли нам поведенческие вмешательства, чтобы помочь онлайн-учащимся лучше учиться, а в том, когда они пустят корни. Мы с нетерпением ждем захватывающего нового десятилетия — надеюсь, того, в котором право на образование, возможности и равенство станет предметом практических действий.

Рачика Комал — поведенческий исследователь, выпускница Университета Христа, Бангалор (Индия). Сумья Бахугуна — специалист по коммуникационным стратегиям и экономист из Коммерческого колледжа Шри Рама при Университете Дели (Индия).


Нет сомнений в том, что в следующем десятилетии наука о поведении будет все больше и больше использоваться правительствами и частными организациями для изменения поведения. Для обеспечения этичного использования поведенческую науку необходимо больше преподавать в школах и колледжах по двум основным причинам. Во-первых, потому что это поможет каждому из нас расшифровать, когда и почему поведенческая наука может влиять на нас как на потребителей и граждан.Во-вторых, потому что мы все должны иметь возможность применять поведенческую науку, во благо, в нашей профессиональной жизни либо сами, либо с помощью бихевиористских ученых. Задача ученых-бихевиористов в следующем десятилетии: создать поколение молодых людей, знающих основы науки о поведении.

Этьен Брессуд — соучредитель и заместитель генерального директора BVA Nudge Unit.



ИССЛЕДОВАНИЯ: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ… И ОБЯЗАННОСТИ

Герберт Саймон, лауреат Нобелевской премии в области психологии Карнеги-Меллона, отметил в 1960-х, что внимание становится наиболее значительным дефицитным ресурсом в мире, который становится все более насыщенным информацией.Я считаю, что следующее десятилетие станет периодом, когда поведенческие и социальные науки наконец примут идеи Саймона как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне. Это будет включать, например, понимание функции и действия состояний мотивационных чувств, таких как скука, поток и любопытство, которые развились для эффективного распределения внимания.

Эти мотивы — например, скука, поток и любопытство — все больше стимулируют экономическую активность, потому что все больше и больше работы является интеллектуальной, а не физической, и потому что большинство бизнес-моделей в Интернете предполагают направление внимания пользователей на целевой контент, такой как реклама.Внимание также направляется гедонистскими мотивами, такими как желание не думать о вещах, которые заставляют нас чувствовать себя плохо, и обращать внимание на информацию, которая соответствует тому, во что мы в настоящее время верим и во что хотим верить, и эти мотивации играют центральную роль в таких явлениях, как как политическая поляризация.

Большая часть того, что имеет значение для людей, «происходит в голове», и экономическая значимость когнитивных ресурсов по сравнению с материальными будет только расти.

На протяжении сотен лет экономика фокусировалась на материальных ресурсах (земля, рабочая сила, капитал) и времени, потому что они несут цены и их легко измерить.Но, за исключением тех, кто живет за счет средств к существованию, большая часть того, что имеет значение для людей, «происходит в голове», и экономическая важность когнитивных ресурсов по сравнению с материальными будет только расти с предсказуемым развитием информационных технологий. Соответственно, социальные и поведенческие науки должны лучше понимать ограничения и компромиссы, с которыми сталкивается мозг, и их последствия для быстро развивающейся эпохи информации.

Джордж Левенштейн — Герберт А.Профессор экономики и психологии Университета Саймона и содиректор Центра исследования поведенческих решений при Университете Карнеги-Меллона.


Двадцать первый век подталкивает нас к , когда мы стремимся к еще большей цифровой, информационной и основанной на убеждении глобальной экономике — точно так же, как в нейробиологии и психологии появляется новый набор инструментов, позволяющих понять это. явления по-новому. Когнитивная экономика — это новая область, основанная на поведенческой экономике, параллельная переходу от поведенческой психологии к когнитивной.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на предвзятости при выборе материальных благ, специалисты по когнитивной экономике исследуют, как люди потребляют нематериальные продукты своим умом.

Потребители больше не стремятся приобретать только материальные блага или зарабатывать как можно больше денег. Вместо этого они ищут цель, символическую ценность, интенсивный опыт и удобство: все вещи поглощены в их головах.

Старая экономика не может объяснить огромную ценность, которую потребители придают этим символическим товарам, ментальным состояниям, мыслям и убеждениям.Хотя поведенческая экономика исследует некоторые аспекты психологии экономических решений, она все еще в основном имеет дело с деньгами и физическими товарами.

Когнитивная экономика рассматривает наши эмоции, надежды, убеждения, страхи и идеи, спрашивая, насколько ваш внутренний ментальный опыт важен для вас? Сколько они стоят? И самый большой экономический вопрос из всех: как общество может обеспечить всем нам наилучшие возможные результаты?

Ли Колдуэлл — поведенческий экономист и математик, а также основатель Inon и Irrational Agency.Он также является автором книги « Психология цены».


Я предсказываю, что мы войдем в трехсистемный мир. И это уже давно пора. Первоначальное описание «я» Платоном включало не только Систему 1 и 2 (иррациональное и рациональное), но и «тумос», что часто переводится как стремление к достоинству. В то время как исследователи идентичности, эмоций и культуры отнеслись к этому серьезно, бихевиористы и экономисты в основном только помахали Системе 3. Если мы хотим продвинуться вперед, нам придется бороться с беспорядком Системы 3, и работать над систематизацией его отношения к моделям двойной системы, которые привели большую часть нашей работы к настоящему моменту.

Кейт Ламбертон — заслуженный профессор маркетинга Альберто И. Дюрана президента школы Уортон при Университете Пенсильвании.


Традиционная и поведенческая экономика уделяет большое внимание деньгам и материальному благосостоянию (как ограниченному ресурсу) при изучении поведения и принятия решений. Хотя это понятно (большая часть экономической деятельности прямо или косвенно связана с деньгами) и до некоторой степени имеет смысл, это чревато трудностями.Деньги — ресурс дефицитный, но их ценность очень зависит от контекста.

Вместо этого мне интересно, в какой степени другой дефицитный ресурс, время, может заслуживать большего внимания. Мы все равны: все начинают каждый день с 86400 секундами, и все уходит на день позже. Мы склонны рассматривать время как нечто, что мы обмениваем на деньги и материальные блага (через нашу работу), но мы также обмениваем деньги на время, покупая машины, позволяющие экономить время, или платя другим людям за работу за нас. Хорошо ли мы используем свое время? Мы можем предложить свое время другим или отнять его (тратя его зря).Не боимся ли мы потерь времени так же, как (или кажемся) с деньгами или материальными ценностями?

Это не совсем новая идея, но я бы рекомендовал провести дополнительные исследования в этой области человеческого поведения. Я ожидаю, что это прояснит многие текущие идеи и даст много новых.

Коэн Сметс — консультант по развитию организации, специализирующийся на применении поведенческой экономики. Он часто пишет о человеческом поведении во всех его аспектах.


Автономные и полуавтономные системы с искусственным интеллектом быстро стали неотъемлемой частью нашей жизни, и вряд ли можно ожидать, что эта новая тенденция изменится. Два аспекта этого развития относятся к поведению. Первый связан с взаимодействием людей и машин. От медицинской диагностики искусственного интеллекта до финансового прогнозирования — люди принимают важные решения с помощью машинного обучения. Развитие автономных транспортных средств и устройств привело к серьезным опасениям по поводу того, как люди воспринимают эти системы и как это влияет на их процессы принятия решений.Таким образом, человеческое поведение при взаимодействии с машинами должно быть приоритетным в поведенческих исследованиях.

«Поведение машины» само по себе заслуживает приоритетного внимания в поведенческих исследованиях.

Второй аспект больше относится к полностью автономным системам. Во многих случаях, таких как алгоритмическая торговля и робототехника, машины предназначены для принятия единоличных решений, в основном из соображений эффективности и скорости. Однако не всегда возможно предсказать все возможные результаты этих процессов в сложных средах, особенно в отношении «черных ящиков», которые они могут повлечь за собой.Одна из основных проблем в этой области связана с тем, насколько эти системы могут быть построены так, чтобы все время оставаться в моральных и этических пределах. Таким образом, «машинное поведение» само по себе заслуживает приоритетного внимания в поведенческих исследованиях.

Али Озкес — доцент кафедры экономики Венского университета, работает в области поведенческой и экспериментальной экономики, теории социального выбора и политической экономии.


Бихевиористы должны демократизировать свои лаборатории.Лаборатории должны принимать коллективные решения, основанные на консенсусе и позволяющие всем членам лаборатории (штатным сотрудникам, аспирантам, докторантам и т. Д.) Осуществлять власть над научным процессом. Отделение иерархий экспертных знаний от иерархий формальной власти поможет решить проблемы, поднятые реформаторами в области поведенческих наук за последнее десятилетие.

Демократические лаборатории будут способствовать большей прозрачности и подотчетности в исследовательском процессе, который сторонники открытой науки справедливо считают необходимым для преодоления устаревших практик, которые сомнительны с научной точки зрения и способствуют кризису воспроизводимости.Демократические лаборатории будут продвигать и способствовать разнообразию точек зрения, закрепляя права всех членов лаборатории на интеллектуальный вклад. А демократические лаборатории дадут возможность тем, кто подвергается враждебной рабочей среде, эксплуатации и преследованиям, добиваться возмещения ущерба, изменять культуру своей лаборатории и противостоять злоумышленникам.

Демократические принципы прозрачности, разделения власти, эгалитаризма и принятия решений на основе консенсуса уже являются отличительными чертами того, как мы структурируем поведенческую науку вне лабораторий, от научных обществ до процесса экспертной оценки.Мы признаем, что эти ценности способствуют совершенствованию науки, но в наших лабораториях мы по-прежнему действуем в рамках модели доброжелательной (надеюсь) диктатуры. Это должно измениться. Лаборатории должны демократизироваться.

Джеффри Лис — доктор философии. кандидат организационного поведения и психологии Гарвардской школы бизнеса.


ЗАЯВКА: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ… И ОБЯЗАННОСТИ

Подтолкнуть судью. Правовая система движется медленно.Связанные правилами прецедента, судьи и прецедентное право по самой своей природе смотрят назад. И поэтому регулирующие органы сталкиваются с трудной борьбой за введение новых форм свидетельств о человеческом поведении. Экономические данные уже играют роль в делах о конкуренции и потребителях, но эти доказательства в основном представлены в форме теории или моделей. Другие идеи — о том, как потребители могут отреагировать на предложение или ответить на него, — считаются вопросами факта. Они предназначены для суда, а не для принятия решения каким-либо свидетелем.

По мере того, как количество свидетельств о принятии решений людьми продолжает расти, судьям все чаще могут быть представлены свидетели-эксперты из области поведенческой науки.Я надеюсь и предсказываю, что судьи начнут прислушиваться к этой экспертизе. Старая модель «рационального потребителя, который читает мелкий шрифт» должна исчезнуть в течение следующего десятилетия. Потребуется время, чтобы убедить юридическое сообщество придать значение этому типу доказательств. Но сейчас прекрасное время, чтобы начать это путешествие. Пора подтолкнуть судью.

Джанин Бялеки — главный экономист Австралийской комиссии по конкуренции и потребителям, которая применяет как поведенческий, так и более традиционный экономический анализ к слияниям, судебным решениям и вопросам правоприменения.


Во всем мире наблюдается заметное падение социального капитала, обеспечиваемого нашими сообществами. Согласно недавнему отчету в Великобритании, пятая часть людей никогда не разговаривала со своими соседями. Находясь в США, Роберт Путман, автор влиятельной статьи Bowling Alone , утверждал, что гражданское общество в Америке за последние десятилетия пришло в упадок. В конце концов, чувство изоляции и одиночества доминирует в заголовках новостей всего западного мира, заставляя многих искать ответ.

Мы можем помочь создать искусственную среду, которая устраняет сдерживающие социальные нормы, поощряя частые социальные взаимодействия, которые способствуют развитию чувства принадлежности к общине.

Одним из способов решения этой проблемы является создание сообществ, которые поощряют просоциальное поведение и, в свою очередь, увеличивают социальный капитал. Исследования в таких областях, как экологическая психология и другие дисциплины науки о поведении, скоро станут ключевыми движущими силами, необходимыми для продвижения инноваций в городском дизайне и девелопменте.Например, мы можем помочь профессионалам в области недвижимости создать искусственную среду, которая устраняет сдерживающие социальные нормы, поощряя частые социальные взаимодействия, которые способствуют развитию чувства принадлежности к общине. Слияние науки о поведении и городского дизайна может создать направления, которые обеспечивают функциональность и форму, обеспечивая ощутимые социальные выгоды для их граждан.

Джейми Самсон — руководитель отдела анализа и анализа данных в MindFolio, консалтинговой компании по управлению недвижимостью, расположенной в США.K.


Один друг однажды рассказал о загрязнении морской среды пластиком: «Чистить океаны очень важно, но я не знаю, как заставить людей это делать — вам нужно как-то создать рынок». Это замечание вызвало эмоции у бихевиориста. Хотя бы потому, что сценарий был почти идентичен недавнему разговору с другим государственным служащим. Этот коллега также считал, что до тех пор, пока мы не создадим рынки, на которых люди будут финансово вознаграждены за предоставление общественных благ, они не будут вести себя просоциально, и общественные блага будут предоставляться недостаточно.

Нам нужно сделать термины взаимность, справедливость и родство такими же неотъемлемыми в публичном дискурсе, как и термины «вознаграждение», «стимулы» и «рынки».

Итак, что должны сделать бихевиористы приоритетными в следующем десятилетии? Исправление этого широко распространенного заблуждения о том, что движет людьми. Нам необходимо сделать термины взаимность, справедливость и родство такими же неотъемлемыми в публичном дискурсе, как и термины «вознаграждение», «стимулы» и «рынки». Как бихевиористским ученым, работающим в сфере государственной политики, нам особенно необходимо закрепить новые идеи для политиков, рассматривающих варианты стимулирования просоциального поведения.Хотя вопрос о том, что это значит для человека, актуален, нам необходимо расширить обсуждение, чтобы также охватить внутренние и контекстные влияния. Моим ответом на эти разговоры было и остается: «Рынки — не единственный вариант — буквально моя работа — находить других».

Ксения Шагабутдинова — специалист по анализу поведения в Департаменте окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства Англии.


По мере того, как мы приближаемся к 2020-м годам, политическая и культурная поляризация , возможно, является самой серьезной проблемой, стоящей перед обществом.В США, Великобритании и других странах все тенденции указывают на рост «аффективной поляризации», поскольку люди все чаще делятся на противостоящие команды (и игнорируют свои общие черты, а также основные факты, лежащие в основе проблем).

Как бихевиористы, у нас есть возможность (и ответственность) помочь противостоять этой тенденции в предстоящее десятилетие. На сегодняшний день наша область помогла определить многие силы, разделяющие людей (пузыри в социальных сетях, предвзятость подтверждения, демографические данные и т. Д.). А недавно мы слышали о многообещающих попытках «сделать прививку» людям против фейковых новостей (на BX2019) и побудить их остановиться и обдумать свои убеждения (в Behavioral Scientist ).

Однако очевидно, что фейковые новости — это симптом более широкой проблемы. Как общество, мы должны лечить источник. Как сообществу специалистов по поведенческой науке, нам необходимо приложить наши усилия (и ресурсы) для разработки и тестирования вмешательств, которые подталкивают людей и общество в позитивном направлении, которое противодействует поляризации, способствует уважительному диалогу и поощряет компромисс. Это будет одной из основных задач ближайшего десятилетия, и мы должны сделать это в первую очередь для продвижения вперед.

Скотт Янг — генеральный директор подразделения BVA Nudge в Великобритании и старший вице-президент BVA Group.


Организации должны смотреть не только на потребителей, но и вовнутрь, на своих сотрудников и процессы. Это особенно актуально для ИТ, где так много проектов выполняется с опозданием, выходит за рамки бюджета или вообще не выполняется.

Когнитивные предубеждения, с которыми сталкиваются бихевиористы, помогая людям лучше питаться или экономить больше, являются теми же предубеждениями, из-за которых ИТ-проекты завершаются с опозданием, создают неподдерживаемые системы, принимают неверные решения или идут на необоснованный риск.

ИТ-отрасль знает о своих проблемах и пытается решить их с помощью новых процессов, таких как Agile и DevOps. Однако ИТ-специалисты не осознали поведенческие факторы, способствующие возникновению этих проблем, в результате чего внедряются новые процессы, но проблемы остаются.

Учитывая, что ИТ критически важны для большинства организаций и что многие проблемы ИТ не просто очевидны, но могут быть связаны с предубеждениями, не пора ли организациям, использующим поведенческие науки, не ограничиваться изменением только поведения своих потребителей, а также задуматься об изменении своих собственный?

Эндрю Браун — главный консультант Expleo.


БУДУЩЕЕ РАЗРАБОТКИ ИНТЕРВЕНЦИИ

История 2010-х годов — это история осторожности — изучения того, что многие старые трюизмы не выдерживают критического анализа и что даже самые реальные эффекты меньше, чем мы считать. Это также история фрагментации, осознания того, что те же самые технологические устройства, которые дают нам беспрецедентный доступ к жизни людей, постоянно бомбардируют их.

История 2020-х должна быть историей точности.

В ответ история 2020-х должна быть историей точности. Значимые изменения в поведении в эпоху постоянного сенсорного ввода могут произойти только с помощью целевых стратегий, таких как своевременное вмешательство. Обычные способы обмена сообщениями элегантны, привлекательны, а иногда и успешны, но их уже будет недостаточно, чтобы прорваться через море хаоса.

Дженна Кларк — старший исследователь поведения в Центре продвинутого ретроспективного взгляда Университета Дьюка, где она помогает людям принимать правильные решения вопреки самим себе.


Будущее прикладной науки о поведении будет гиперлокальным. Наблюдая за развитием отрасли за последние шесть лет, я заметил медленную, но определенную тенденцию к вмешательству, которое приспосабливает идиосинкразии, существующие в рыночном или гражданском населении. Мы быстро приближаемся к тому времени, когда идея о том, что все население получает один и тот же толчок в одно и то же время и одним и тем же способом, будет казаться устаревшей.

Один из новых путей отхода от универсального подхода — лучшее использование машинного обучения, сегментации и персонализации.Однако меня беспокоит то, что большая часть инноваций здесь по-прежнему направляется из централизованных точек, которые, похоже, достигают своего рода локального максимума как с технической, так и с этической точки зрения.

Альтернативный путь — появление цифровых инструментов, ориентированных на индивидуальную настройку. На этом пути технологии позволяют людям быть самостоятельными проектировщиками среды по своему выбору.

Дэвид Перротт — независимый консультант из Кейптауна, Южная Африка.


Будущее поведенческой науки будет и должно быть более творческим и технологически продвинутым , чтобы справиться с ожидаемыми проблемами. Многие попытки подтолкнуть и изменить выбор архитектуры на сегодняшний день являются простыми изменениями в формулировке вариантов или изменениями в формулировках. Хотя такие изменения были успешными во многих ситуациях, что, возможно, удивительно, учитывая тонкость многих вмешательств, для реализации полного потенциала поведенческой науки эта область должна охватывать весь потенциал творческих и технологических сред.

Анимация, иллюстрации, фильмы и виртуальная реальность могут привнести иммерсивный и мультисенсорный опыт в поведенческие вмешательства.

Анимация, иллюстрации, фильмы и виртуальная реальность могут привнести иммерсивный и мультисенсорный опыт в поведенческие вмешательства. Технологии смартфонов, искусственный интеллект и большие данные обещают, что они позволят практикующим специалистам ориентироваться на конкретные демографические и психографические группы, позволяя проводить персонализированные вмешательства, адаптированные к индивидуальным различиям.

В антропоцене, эпохе, когда наша планета определяется воздействием человека, и когда мы вступаем в четвертую промышленную революцию, эпоху, когда промышленность и повседневная жизнь трансформируются благодаря технологическим достижениям, проблемы, с которыми мы сталкиваемся, являются серьезными, с некоторыми экзистенциальными. Будущее приближается быстро, и человечеству нужна творческая, технологически продвинутая наука о поведении, чтобы помочь обеспечить процветание и безопасность нашего вида.

Натаниэль Барр — профессор творчества и творческого мышления в Sheridan College и научный консультант BEworks.


ОСОБЕННОСТИ НАШИХ МЕТОДОВ

По своей сути, поведенческая наука занимается людьми и учитывает природу нашей иррациональности при разработке мер вмешательства и политики, направленных на улучшение общества. Точно так же, как в BIT был пункт о прекращении действия, у нас также должен быть пункт об итерации уже принятых политик, потому что в конечном итоге люди меняются. Давайте посмотрим, что сработало, а затем спросим себя через пять лет: может ли это быть лучше? Главы, посвященные поведенческой науке, никогда не закрываются, они только становятся лучше.

Ирен Фрелих — вице-президент по здоровью населения в Sound Physician.


В последнее десятилетие стимулирование роста стало практическим, недорогим и политически приемлемым способом мотивировать целый ряд желаемых форм поведения, от уплаты налогов до езды на автобусе. Но недавние исследования поставили под сомнение эффективность подталкивания, поскольку полевые испытания часто дают слабые или непостоянные результаты. Это прямой и естественный результат попытки использовать подталкивания без твердой теоретической точки зрения о том, почему подталкивания работают и, следовательно, когда они будут работать лучше всего и сохраняться; если вы бросите спагетти в стену, не зная, когда это будет сделано, обычно они не прилипнут.

Мы надеемся — и оптимистично прогнозируем — переход от полагаться на интуицию исследователя и ненадежные эффекты к твердой теории в развитии подталкивания.

Однако существует альтернативный подход: мы можем создавать подталкивания на основе теории. Например, твердое понимание происхождения социальных предпочтений позволяет делать конкретные прогнозы о том, как подсознательная «репутация» добрых дел может влиять на поведение. Недавняя работа, проведенная нами и другими, показала, как это теоретически обоснованное понимание может быть использовано для успешного подталкивания просоциального поведения в различных ситуациях, от чрезмерного вылова рыбы до приверженности к антибиотикам.В предстоящем десятилетии мы надеемся — и оптимистично прогнозируем — переход от опоры на интуицию исследователя и ненадежные эффекты к твердой теории в подталкивании разработки, что сделает их гораздо более мощным и надежным инструментом.

Эрик Тулин — ведущий специалист по поведенческой науке в Центре поведения и окружающей среды в Rare, работающий над продвижением экологически безопасного поведения во всем мире. Эрез Йоэли и Моше Хоффман — ученые-исследователи из Массачусетского технологического института, сосредоточенные на скрытой роли стимулов в формировании наших вкусов и убеждений.


Представьте себе компанию из 1000 человек. Подразделение поведенческой науки этой компании создает недорогое вмешательство, чтобы снизить уровень опозданий сотрудников, и проводит A / B-тестирование для оценки вмешательства. Каждая контрольная и лечебная группы имеют ограниченный размер выборки в 20 человек из-за ограничений со стороны высшего руководства. Результаты показывают, что в экспериментальной группе частота опозданий на 10 процентов ниже, чем в контрольной группе.

В этом сценарии вероятность того, что тестирование покажет свидетельство эффекта, мала из-за небольшого размера выборки.Некоторые практикующие врачи могут представить вмешательство как успешное, потому что наблюдается заметное отличие от низкозатратных инвестиций. Другие могут сказать, что нет никаких доказательств эффекта и что необходимо провести другое исследование, так как тест был маломощным.

Сколько вмешательств будет реализовано и измерено в неидеальных сценариях (будь то ограниченное время, небольшая популяция и т. Д.), Где проходит грань между операционной эффективностью и методологической обоснованностью? Последнее десятилетие стало свидетелем как кризиса репликации, так и взрывного роста науки о поведении.В этом десятилетии от поля может потребоваться самоанализ и уточнение своих целей. Это естественные боли роста. Лучше, чтобы бихевиористская наука рассмотрела их раньше, чем позже.

Пол Чой — студент-магистр государственной политики Университета Вирджинии.


Мы хотим знать, что вы думаете об этой статье. Отправьте письмо редактору или напишите нам по адресу editor @ behaviorralscientist.org .

Можно ли с научной точки зрения изучать поведение человека?

Для нашей серии блогов Спросите эксперта , мы спросили доцента Национального университета Пола Дженкинса, Можно ли изучать поведение человека с научной точки зрения ?

Доктор Дженкинс является соавтором исследования для психотерапевта и семи опубликованных статей.Он работал в клинической психологии более 30 лет по специальностям судебной психологии и психических заболеваний. Дженкинс является региональным руководителем программы магистра гуманитарных наук в области консультирования Ранчо Кордова при Национальном университете и ведет как онлайн, так и личные уроки.

Изучение человеческого поведения опирается на научный метод так же, как и другие области исследований. Исследователи человеческого поведения выдвигают теории, а затем разрабатывают эксперименты для эмпирической проверки этих теорий.

«Научный метод — это абсолютно фундамент того, как люди в академическом мире изучают человеческое поведение», — говорит Дженкинс, добавляя, что научные подходы могут принимать различные формы и могут исследовать многие аспекты человеческого поведения. «Мы изучаем человеческое поведение в самых разных областях социальных наук. Что мы обычно делаем, так это выбирать методы, методы, типы статистического анализа, различия в том, как мы сообщаем о наших результатах, и мы корректируем все это в зависимости от нашей специальности и того, какое человеческое поведение мы изучаем.”

Краткая история поведенческой психологии человека

Дженкинс говорит, что наука о человеческом поведении возникла как реакция на работы Зигмунда Фрейда. В конце 19-го и начале 20-го века Фрейд работал с человеческим поведением по-своему, сосредоточившись на бессознательной мотивации. Точка зрения Фрейда заключалась в том, что наше возможное поведение было лишь знаком бессознательных мотивов, которые им управляли. В ответ на это академическая психология в начале 20 века разработала то, что мы называем бихевиоризмом.

«Эти люди сказали:« Вся эта психоаналитическая, теоретическая мумбо-джамбо — всего лишь куча ерунды », — говорит Дженкинс. «Они считали, что если мы серьезные ученые, мы должны обратить внимание на то, что мы можем измерить и на самом деле доказать, что это правда. Итак, что мы можем академически, научно доказать? Мы можем наблюдать за поведением и можем контролировать определенные основные факторы, которые движут этим поведением. Например, использование награды или наказания. Они упростили все, чтобы сделать его объективным, эмпирическим, научным.И это распространилось на лечение, потому что люди научились не только понимать поведение, но и на самом деле формировать поведение, чтобы на самом деле изменить поведение ».

Дженкинс продолжает, что некоторые попытки применить результаты исследований были встречены негативной реакцией со стороны академических кругов. «Одним из первых успешных практических применений психологии в начале 20-го века был большой бизнес, говорящий:« Эй, есть новое научное поле о том, как контролировать поведение людей ». Крупные рекламные фирмы нанимали психологов, чтобы они помогали разрабатывать рекламные кампании и подобные образы. и обмен сообщениями, который был бы наиболее эффективным для побуждения людей к покупке продуктов.«Для многих исследователей это было проблематично с этической точки зрения.

«Это стало своего рода внутренним явлением в этой области, чтобы спросить, действительно ли мы должны уйти из академических кругов и использовать эту информацию в реальном мире», — говорит он. «Я думаю, что сегодня битва утихла, потому что 99 процентов практического использования информации — это добрые дела, а не зарабатывание денег».

Являются ли исследования человеческого поведения и бихевиоризм синонимами?

«С одной стороны, да», — говорит Дженкинс.«Если вы сосредоточены конкретно на самом поведении, отдельно от лежащих в его основе когнитивных или эмоциональных факторов, то корень этого — бихевиоризм. С другой стороны, если вы подумаете о термине «человеческое поведение» в более широком смысле, тогда вам действительно нужно будет принять во внимание другие факторы: лежащие в основе мотивации, когнитивные факторы, эмоциональные факторы. Обычно, если вы разговариваете с психологом и говорите: «Эй, я смотрю на человеческое поведение», большинство из них, вероятно, автоматически подумают о ряде различных факторов, которые приводят к тому или иному поведению.Теперь, если вы разговариваете с кем-то из реальной узкой области бихевиоризма, они могут сказать: «А, вы говорите о наградах и наказаниях». Так что думайте о бихевиоризме как о узкой специальности в области психологии ».

Оценка нематериальных активов

Человеческое поведение можно изучать с научной точки зрения, но методы для этого различаются в зависимости от того, исследуете ли вы поведение или как и почему за ним. Но даже если ответ на наш первоначальный вопрос: «Можно ли с научной точки зрения изучить поведение человека», — да, это не означает, что его можно легко изучить.

«Поведение — это часть психологии, которую легче всего применить и изучить с научной точки зрения, но лежащие в основе познания и эмоции очень сложны», — объясняет Дженкинс. «Я не думаю, что невозможно найти творческие способы измерения этих концепций, это просто сложно, и это большая проблема для людей, заинтересованных в исследованиях человеческого поведения».

Многие открытия в области бихевиоризма были сделаны при изучении других животных, таких как крысы, и было бы несправедливо задаться вопросом, как наблюдение за нечеловеческим поведением может пролить свет на поведение человека.Согласно Дженкинсу, можно предположить, что самые основные реакции млекопитающих являются общими для всех видов. Но обнаружение невидимых мотивов наблюдаемого поведения ставит перед исследователями задачу разработать очень сложные тесты, часто анкеты, которые рассылаются большому количеству людей в течение длительных периодов времени.

Многие из нас знакомы с личностными тестами, которые распределяют нас по категориям. Мыслители и чувствующие, экспрессивные и технические, сторонники и контролеры. Мы можем разместить их в Интернете или попросить принять их на рабочих местах.Эти тесты могут иметь некоторую ценность, помогая нам осмыслить наш собственный стиль мышления, но Дженкинс избегает всякого безоговорочного одобрения этих инструментов. «Многие люди в области психологии не в восторге от подобных тестов, потому что мы сомневаемся в том, сколько исследований было потрачено на их разработку. По-настоящему хорошие психологические тесты проходят через годы и годы разработки, исследований и точной настройки ».

Еще более сложная задача для разработчика тестов, добавляет Дженкинс, — это помнить, что сдача теста сама по себе является поведением.Это означает, что тесты должны пытаться учитывать отношение тестируемых во время прохождения теста. «Когда мы говорим о тестах, мы говорим о чем-то, о чем говорят сами. Где кто-то садится и отвечает на вопросы. Это не прямая мера основной динамики, это чей-то самоотчет о лежащей в основе динамике ». Это означает, что некоторые люди могут отвечать на вопросы, основываясь на том, как они хотят, чтобы их воспринимали, а не на том, какие они есть на самом деле. По словам Дженкинса, чтобы учесть неточность самооценки, исследователи будут посыпать тесты вопросами, которые, если на них будут даны определенные ответы, вызовут сомнения в надежности других ответов.

Одно из самых сложных препятствий для исследователей, наблюдающих за человеческим поведением, состоит в том, как справиться с реальностью, когда испытуемые-люди всегда знают, что их изучают, и могут изменить свое поведение — намеренно или неосознанно — в ответ.

Что такое интеллект и как мы можем его разумно использовать?

Дженкинс приводит интеллект в качестве примера особенно досадного явления, которое нужно оценить количественно. «Сначала я должен предположить, что есть нечто, называемое интеллектом.Затем, если у меня есть какое-то представление о том, что я думаю — какова его структура — я должен сделать следующий шаг и подумать: « Как мне это измерить? » Это то, что мы называем операционализацией: принятие концепции и ее преобразование. во что-то, что можно измерить. Поэтому мы разрабатываем эти тесты на бумаге и карандаше, которые проходят люди, и надеемся, что они затронут эту основную концепцию. Но по поводу каждого из этих факторов ведутся огромные споры и споры: о том, что составляет интеллект, и о достоверности тестов на бумаге и карандаше.”

Тестирование

IQ также связано с другим феноменом, наблюдаемым в психологии, который называется прайминг. Когда людям даются определенные предложения перед тестированием, их результаты, скорее всего, будут отражать эти предложения. Дженкинс указывает на исследования, показывающие, что если участникам теста IQ заранее сообщить, что они вряд ли получат высокие баллы, они на самом деле получат более низкие баллы, чем люди, которым этого не сказали. Похоже, это говорит нам гораздо меньше о трудно поддающейся определению концепции интеллекта — Дженкинс называет ее «сырой мощностью мозга» — и гораздо больше о связи между интеллектом и отношением.Если показатели интеллекта различаются в зависимости от отношения, заложенного в головах испытуемых, то интеллект может быть не каким-то неизменным качеством, а скорее атрибутом, который следует развивать.

Дженкинс поднимает еще один интересный момент: показатели IQ неуклонно росли на протяжении последних нескольких поколений, и никто не знает, почему. «По этому поводу было много дискуссий, и возникли некоторые идеи. Во-первых, мы становимся умнее в некотором смысле, потому что гораздо больше людей получают хорошее образование.Но это противоречит одному из предположений тестирования интеллекта, которое заключается в том, что это мера некоторого врожденного качества мозга, которое не может быть улучшено с помощью образования ».

Каким бы ни было объяснение наших коллективных успехов в повышении IQ, педагоги могут поощрять такое отношение и поведение, которые приводят к положительным результатам в школьной успеваемости. «Мы пришли к выводу, что наиболее эффективно давать студентам обратную связь не о том, насколько они умны, а о том, насколько усердно они работают. Если кто-то хорошо справляется с заданием, мы советуем учителям не говорить «О, посмотрите, какие вы умные», а скорее: «Посмотрите, как усердно вы над этим работали.«Вы хотите поощрять усилия».

Обратная сторона жестких данных

Поскольку эксперименты с человеческим поведением так сложно разработать, Дженкинс предупреждает, что стремление к измеримости может привести к риску отклонения исследовательских усилий от менее строгих. Исследование может показать конкретные результаты, но это не обязательно означает, что результаты значимы. Дженкинс приводит пример исследования, проведенного на крысах, которые голодали в течение нескольких дней, а затем предлагали еду на другой стороне электрифицированного пола.В ходе исследования можно было элегантно создать наборы данных, сравнивающие уровни напряжения, которые крысы были готовы выдержать, в зависимости от количества дней голодания. Но, как отмечает Дженкинс, «Кого это волнует? Очевидно, что если вы голодаете, у вас будет больше мотивации добывать еду. Это настолько элементарно, зачем вы его изучили? Что ж, мы стараемся изучить это, потому что мы можем это измерить. Это становится искажением в области исследований ».

Границы будущего

Это не значит, что начинающие исследователи должны планировать карьеру, противостоящую грызунам.Как и в других областях научных исследований, технологии предоставляют сложные методы для изучения внутренних механизмов человеческого поведения.

Дженкинс указывает на фМРТ (функциональную магнитно-резонансную томографию) как на потенциально преобразующий инструмент локализации: определение части мозга, которая работает, когда она инициирует действия. Ограничение, конечно, состоит в том, что люди должны быть заключены в гигантские и непомерно дорогие машины. Это ограничивает как виды задач, которые могут выполнять испытуемые, так и количество лабораторий, которые могут позволить себе наблюдать за их выполнением.

Но Дженкинс надеется, что технический прогресс сделает фМРТ более доступным и портативным. «Так обстоят дела, и нам придется довести дело до того, что вы просто носите маленький шлем или что-то в этом роде». Но даже это было бы неоптимальным инструментом исследования, размышляет он, потому что «человек все еще осознает, что его измеряют, и это меняет то, что он делает». Дженкинс представляет себе будущее исследований человеческого поведения, в котором человек может быть снабжен небольшим устройством, которое можно носить долгое время и о котором можно забыть.Это позволит собирать данные, охватывающие широкий спектр повседневной деятельности человека, и не зависит от осведомленности испытуемого об испытании.

Бесконечные вопросы

Дженкинс уверяет, что, скорее всего, всегда найдется место для людей, которые хотят изучать человеческое поведение с научной точки зрения. По сути: чем больше мы знаем, тем больше мы знаем, что не знаем. «Что происходит, так это то, что каждый раз, когда вы изучаете что-то и изучаете что-то, возникает больше вопросов, на которые нужно ответить», — смеется Дженкинс.

Он также отмечает, что с начала 19 века области психологии и поведенческих исследований расширились в геометрической прогрессии, создавая специальности, удовлетворяющие практически любые интересы. «На рубеже 20-го века было от полдюжины до дюжины профессиональных журналов», — говорит он. «Сегодня существуют сотни и сотни профессиональных журналов по любой специальности, которую вы только можете себе представить. Психология проникла практически во все сферы жизнедеятельности человека.”

Но Дженкинс заверяет потенциальных ученых, что им не нужно беспокоиться о том, что взрыв подполей чрезмерно балканизировал академические круги. Скорее, он говорит, что сегодня наблюдается беспрецедентный объем междисциплинарного и многонационального сотрудничества в областях психологии и, по сути, всех социальных наук.

Практическое применение человеческого поведения Степень

Разгадывать загадки разума — не единственный интересный вариант для человека, получившего диплом в области человеческого поведения или психологии.

Есть бесчисленное множество областей, в которых можно эффективно использовать степень человеческого поведения. Одна из возможностей — прикладной поведенческий анализ (ABA), который основан на науке бихевиоризма. Это направление науки о человеческом поведении имеет процесс сертификации для терапевтов, которые хотят использовать его в своей практике. Он известен в основном тем, что широко используется для помощи людям с аутизмом, но он используется и во многих других случаях, включая помощь людям в борьбе с травмами головного мозга и деменцией.

Основные принципы бихевиоризма также хорошо интегрированы в сферу образования.«Учителей, безусловно, обучают вводным принципам бихевиоризма, в основном через призму управления классом», — говорит Дженкинс. «В школах, особенно школах, где учатся дети с проблемами поведения, обычно используется такая система управления поведением. У них может быть что-то вроде школьного магазина, чтобы, если ученик проявляет позитивное поведение, он мог получать баллы, которые можно было бы обменять на настоящие вещи, такие как карандаши или маленькие игрушки ».

Науки о человеческом поведении также используются в системе исправительных учреждений, чтобы помочь снизить рецидивизм и оценить, когда заключенные готовы к условно-досрочному освобождению.

Знание человеческого поведения также может быть использовано в попытках убедить людей действовать таким образом, чтобы улучшить благосостояние, будь то их собственное благополучие, их сообщество или планета. Примеры могут включать призыв людей пристегиваться ремнями безопасности, правильно питаться и бросать курить, или выступать волонтером или делать пожертвования на благотворительность, или перерабатывать и водить экономичные автомобили. Политические кампании и лоббисты могут аналогичным образом использовать здравый смысл в отношении человеческого поведения.

Рабочее место — еще один этап, на котором знание человеческого поведения играет решающую роль.Менеджеры и руководители могут поощрять сплоченность команды и повышать производительность и мотивацию персонала, умело применяя принципы исследования человеческого поведения. (Магистр психологии человеческого поведения Национального университета уделяет большое внимание этой цели.)

Те, кто больше заинтересован в открытии, а не в применении принципов человеческого поведения, могут продолжить карьеру в области исследований и пополнить постоянно растущую базу знаний в этой области.

Что можно сделать, изучая поведение человека?

На вопрос, кто изучает человеческое поведение, Дженкинс решительно отвечает: «Мы все это изучаем!» В самом деле, часть человеческого бытия отражает наше поведение и взаимодействие с другими способами, которые, как мы надеемся, принесут желаемые результаты.Но если вас привлекают те виды карьеры, которые выигрывают от всестороннего понимания исследований человеческого поведения, например, организационное управление и администрация, то получение степени по человеческому поведению может помочь выделить вас среди конкурентов.

Программа «Магистр психологии человеческого поведения» Национального университета

предназначена для подготовки студентов к руководству в организациях, обучения их темам человеческого поведения, включая теорию общения и этику. Программа также способствует личному и профессиональному росту студентов и закладывает основу для тех, кто хочет продолжить докторскую и исследовательскую работу.

Jenkins рекомендует Национальную программу с упором на исследовательскую практику. «Профессор, который руководит этой программой, доктор Чарльз Татум, является ведущим исследователем, и он проделывает фантастическую работу, обучая студентов основам того, как мы изучаем этот материал».

курсов магистратуры в области психологии человеческого поведения в Национальном университете доступны как лично, так и в Интернете, чтобы удовлетворить потребности студентов с рабочими, семейными или другими обязанностями. Занятия проводятся по одному в течение четырех недель каждое, что позволяет полностью погрузиться в каждую тему и быстро закончить учебу.Программу можно выполнить за полтора года.

Чтобы узнать, как начать свой путь к получению степени магистра человеческого поведения, посетите страницу программы для получения дополнительной информации.

Что такое изучение человеческого поведения?

Рассмотрим следующие сценарии: офис с недостаточно мотивированными сотрудниками изо всех сил пытается сохранить командный импульс, бывший преступник пытается начать все сначала, молодой менеджер испытывает трудности с лидерством, сообществу нужна программа для поощрения некоммерческая организация пытается создать благотворительную привлекательность для здорового поведения подростков.Это все ситуации, в которых специалист по человеческому поведению может оказать реальное влияние.

Спросите у двадцати человек их определение изучения человеческого поведения, и вы, вероятно, получите столько же разных ответов. Некоторые считают, что это мягкий навык наравне с наблюдательностью и интуицией. Другие определили бы это как академическое стремление сродни антропологии и социологии. Третьи приравнивают это к психологии и человеческим мотивам. Интересная часть исследований человеческого поведения состоит в том, что они включают в себя все эти аспекты и многое другое.

Каждый, кто занимается изучением и практикой наук о поведении человека, может рассчитывать на участие в области, затрагивающей многие области прикладных и социальных наук. Профессионалы и студенты могут рассчитывать на индивидуальную работу с отдельными людьми и в сложных групповых ситуациях. У них есть возможность работать в самых разных условиях: от офисов до некоммерческих организаций и учебных заведений. Профессии, связанные с изучением человеческого поведения, растут, и возможности имеются в большом количестве.

Наука за всем этим

Что такое изучение человеческого поведения? Эта разнообразная область включает исследование и практическое применение того, как люди взаимодействуют и работают друг с другом, а также как действуют группы.Исследования человеческого поведения, глубоко укоренившиеся в психологии и социологии, дают нам академическое понимание мотивации, продуктивности и того, как работают команды. В свою очередь, эти идеи могут помочь сделать рабочие места или любую группу более продуктивными.

Профессор Чарльз Татум с кафедры психологии Национального университета провел свою карьеру в области когнитивной психологии, а также производственной и организационной психологии. Он считает, что человеческое поведение глубоко укоренилось в биологии, опыте и культуре.Он считает, что понимание этих мотивов и влияний является ключом к разработке систем, которые могут положительно повлиять на продуктивность и успех на рабочем месте и в группе.

«На нас глубоко влияют как биология, так и окружающая среда», — объясняет он. «Это взаимодействие двух. Два человека со схожими характеристиками в конечном итоге окажутся по-разному в зависимости от того, где они вырастут. Посмотрите на темперамент; это биологический фактор. Кто-то с низким уровнем разочарования может обнаружить, что плохо учится в школе, и в конечном итоге станет преступником.Тот же темперамент в другой среде может привести к совершенно другому результату. Если, например, направить его на спорт, это может даже принести пользу ».

Влияние окружающей среды становится еще более глубоким, если посмотреть на различия между культурами и обществами. Нормы, связанные с воспитанием детей, этикой и религией, — все это усложняет изучение человеческого поведения. Во многих обществах появление Интернета, цифровых технологий и мобильных устройств меняет характер человеческого поведения.

Доктор Татум считает, что смартфоны и постоянная необходимость публиковать сообщения или отвечать на них привели к тому, что все больше людей отвлекаются. «Люди думают, что могут эффективно выполнять несколько задач одновременно. Вы только посмотрите, как люди проверяют телефоны в своих машинах. Но исследования показывают, что люди теряют эффективность, если постоянно работают в многозадачном режиме. Интернет помог нам получить доступ к любой необходимой информации, но, по иронии судьбы, снизил нашу продуктивность ».

Изменяющееся, сложное поле

Области, связанные с поведением человека, разделились на несколько отдельных областей в зависимости от обслуживаемого населения и результатов.Часто те, кто будет учиться в этой области, будут обучаться на психолога. Однако, в то время как область психологии обычно связана с клиническим консультированием, исследования человеческого поведения выходят за рамки индивидуального лечения в области прикладных исследований, этики, сексуальности и развития взрослых. Студенты, изучающие магистерскую программу, связанную с изучением человеческого поведения, будут погружены в широкий круг тем, пройдя занятия по личной и профессиональной этике, личностному росту и общению, организационному поведению, теории изменения поведения, лидерству, поведенческим исследованиям и многим другим. .Целью охвата такого диапазона предметов, связанных с человеческим поведением, является всестороннее образование, охватывающее аспекты индивидуальной и групповой динамики. Обучение и образование различаются в зависимости от специальности.

Карьера, имеющая отношение к изучению человеческого поведения

Исследования человеческого поведения применимы ко многим возможностям карьерного роста, включая академические круги, общественные работы, кадровые ресурсы и программы помощи сотрудникам, правительство, благотворительную работу и испытательный срок, а также сотрудников по условно-досрочному освобождению, и это лишь некоторые из них.

Заработная плата будет сильно различаться в зависимости от местоположения и области карьеры, в которой вы решите применить свои навыки. В качестве одного примера, Бюро статистики труда (BLS) прогнозирует рост занятости менеджеров по персоналу на 9 процентов с 2016 по 2026 год. По данным BLS, средняя заработная плата менеджеров по персоналу составляла 110 120 долларов в 2017 году. имеет один из самых высоких уровней занятости по этой профессии, средняя заработная плата составила 139 860 долларов.

BLS прогнозирует рост занятости сотрудников службы пробации на 6 процентов с 2016 по 2026 год.В 2017 году средняя заработная плата этих специалистов по стране составляла 51 410 долларов США, в то время как средняя заработная плата в штате Калифорния, другом ведущем работодателе в этой профессии, составляла 8 870 долларов США.

Исследование человеческого поведения в Национальном университете Национальный университет

предлагает как очную, так и онлайн-программу обучения, связанную с изучением человеческого поведения.

Программа «Магистр психологии человеческого поведения» предназначена для студентов, которые хотят получить более глубокие знания о поведенческих науках и теориях человеческого поведения.Курсовая работа исследует широкий спектр поведенческих тем, охватывающих личные, социальные и организационные вопросы. Программа предназначена для студентов, которые имеют особые амбиции в области супервизии, управления и администрирования, но также принесут пользу студентам, переживающим перемены в жизни, стремящимся к личному или карьерному росту или требующим подготовки к обучению в докторантуре. Вы можете узнать больше о магистратуре Национального университета по психологии поведения человека на странице нашей программы.

Что такое поведенческая наука? | Магистр онлайн-обучения Университета Огайо

В своем стремлении предотвратить болезни, укрепить здоровье и продлить жизнь эксперты в области общественного здравоохранения изучают и применяют специальные концепции для решения проблем общественного здравоохранения. Эти концепции варьируются от гигиены окружающей среды до биостатистики и эпидемиологии.

Социальные и поведенческие науки также играют роль в общественном здравоохранении. На самом деле эта роль очень важна. Понимание того, что такое поведенческая наука, и знание того, как ее применять, являются важным инструментом для тех, кто разрабатывает инициативы в области общественного здравоохранения.Бихевиористская наука стремится лучше понять человеческое поведение и движущие силы, стоящие за ним.

Что такое социальные и поведенческие науки?

Социальная наука и наука о поведении — это исследование того, как поведение человека влияет на личные мысли, решения, взаимодействия и действия. Развитое понимание человеческого поведения может служить мощным инструментом для тех, кто хочет повлиять на выбор людей в отношении здоровья.

Например, многие хронические заболевания являются результатом личного поведения.Обращаясь к такому поведению, можно предотвратить или контролировать многие основные факторы риска заболеваний.

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) сообщают, что каждый третий взрослый имеет высокое кровяное давление, что является основным фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний. Изменение личного поведения на меньшее потребление натрия может снизить высокое кровяное давление.

Изучая, что влияет на решения людей о потреблении натрия, специалисты общественного здравоохранения могут лучше учитывать важный фактор риска для здоровья.Они также могут изучать другие факторы риска заболеваний, вызванные или усугубляемые поведением людей, а затем использовать научные исследования в области поведенческого здоровья, чтобы побудить людей сделать выбор в пользу более здорового образа жизни.

Уровни активности, диета, употребление алкоголя, привычки сна, использование ремней безопасности: все эти факторы и многие другие факторы влияют на благополучие людей. Это помогает понять психологию и другие мотивы действий людей. Обладая такими знаниями, специалисты общественного здравоохранения могут разрабатывать стратегические инициативы, которые изменяют выбор и поведение людей и в конечном итоге улучшают их здоровье.

Влияние на поведение

Многие факторы влияют на выбор людей. Социальные и поведенческие ученые изучают следующие факторы.

Психологические влияния . Такие факторы, как мотивация, могут определять, что человек решает делать или не делать. Неудовлетворенные потребности побуждают людей к действию и влияют на их поведение. Вера в способность выполнить задачу также влияет на выбор и поведение.

Поведенческие влияния .Ценности людей, их оценка риска, степень, в которой выбор противоречит их убеждениям или взглядам, а также их культура — все это может влиять на то, как люди ведут себя и какой выбор они делают.

Биологическое влияние . Такие факторы, как возраст, пол и генетика, могут влиять на поведение и эмоции людей. Например, люди наследуют характеристики, влияющие на черты поведения, такие как импульсивность или сдержанность.

Социальное влияние . Люди могут изменить свое поведение и идеи, чтобы вписаться в социальную группу.Люди также могут менять свои решения или отношения, чтобы соответствовать требованиям их собственных социальных ролей или предполагаемого авторитета.

Роль психологии и неврологии

Области психологии и нейробиологии вносят важный вклад в понимание человеческого поведения и того, почему люди думают и чувствуют определенным образом.

Психология предлагает множество теорий, проливающих свет на поведение человека. Эти теории исследуют такие темы, как стадии человеческого развития и социальных условий.Различные стадии когнитивного и физического развития могут влиять на то, как люди думают и действуют. Это полезная информация для тех, кто работает над созданием программ, которые эффективно общаются с людьми в разные моменты их жизни.

Теории социальной обусловленности, с другой стороны, могут дать понимание того, как люди развивают поведение посредством создания ассоциаций, а также роль «вознаграждений» и «наказаний» во влиянии на поведение.

Кроме того, специалисты общественного здравоохранения могут применять знания психологии для понимания восприятия людей и социальной динамики, которые влияют на поведение людей.

Нейробиология, изучающая влияние мозга на поведение и мышление, также может помочь специалистам в области общественного здравоохранения понять поведение человека. Эта междисциплинарная наука показала важность функций мозга в воздействии на эмоции, мысли и действия людей.

Поведенческая нейробиология, например, исследует взаимодействие между мозгом, окружающей средой человека и поведением. Таким образом, он предлагает понимание того, как лучше всего оценивать, прогнозировать и влиять на поведение человека.Специалисты общественного здравоохранения могут извлечь пользу из исследований в области нейробиологии, которые помогают объяснить нейробиологию проблем, которые они решают, включая следующие.

  • Травма
  • Наркомания
  • Беспокойство
  • Биполярное расстройство
  • Эпилепсия
  • Аутизм
  • Старение

Какие дисциплины входят в сферу поведенческой науки?

Поведенческая наука — это обширная область, охватывающая множество дисциплин, которые так или иначе связаны с человеческими действиями.Независимо от дисциплины, любая область, которая пытается понять связь между человеческим разумом и поведением, опирается на изучение поведенческой науки.

Психология

Психология, научное исследование психики и поведения, согласно Американской психологической ассоциации, исследует человеческое развитие, здоровье, познание и социальное поведение. Психология стремится достичь четырех основных целей.

  • Опишите поведение людей, а также поведение отдельных групп людей, чтобы определить нормальное и ненормальное поведение и получить представление о мыслях и действиях людей
  • Объясните, почему люди думают и реагируют именно так, и понимаете, что влияет на их личность и душевное состояние
  • Предсказать, как поведение появится в будущем, наблюдая за поведением в прошлом, и лучше понять, почему, когда и как поведение может появиться в будущем
  • Изменять или позитивно влиять на поведение людей, чтобы улучшить их жизнь

Социология

Социология изучает, как общества развиваются, организуются и функционируют.Он включает изучение взаимодействия между людьми в обществе и процессов, которые поддерживают и меняют общество. Социология изучает различные сегменты общества, чтобы понять их динамику, например:

  • Учреждения
  • Население
  • Гендерные группы
  • Сообщества
  • Возрастные группы

Другие интересные места в области социологии включают исследование:

  • Социальный статус
  • Общественные движения
  • Социальные проблемы

Социальная и культурная антропология

Социальная и культурная антропология исследует многие аспекты культуры, в том числе:

  • Правила поведения
  • Язык
  • Таможня
  • Система убеждений
  • Социальные структуры

Этот раздел антропологии рассматривает, как такие аспекты, наряду с принципами, которые организуют социальную жизнь культуры, могут влиять на поведение людей.Социальная и культурная антропология также исследует, что может бросить вызов этим принципам и разрушить различные аспекты культуры.

Криминология

Криминология пытается понять преступность. В частности, он анализирует, как, почему и когда происходят преступления. Помимо понимания причин преступности, криминология также изучает ее влияние на жертв, общество и самих преступников.

Некоторые дополнительные направления в криминологии включают:

  • Виды преступлений
  • Место совершения преступлений
  • Реакция правительства, отдельных лиц и общества на преступление
  • Частота преступлений

Биология

Биология — это изучение живых существ и процессов, которые поддерживают их жизнь.Дисциплина изучает структуру, рост, размножение и поведение людей, животных, растений и организмов. Биология также внимательно изучает, как генетика, адаптация и окружающая среда влияют на живые существа.

Политология

Политология анализирует систематические методы, используемые правительствами на всех уровнях. Дисциплина исследует, что влияет на отношения между правительством и людьми, которыми оно управляет, с учетом следующего.

  • Социальные факторы
  • Психологические факторы
  • Культурные факторы

Политология также изучает, как эти факторы влияют на работу правительства.

Психиатрия

Психиатрия включает профилактику, диагностику и лечение психических расстройств. Эта дисциплина изучает связи между разумом и мозгом (то есть связь между мыслями, чувствами и действиями и функционированием нервной системы). Психиатрия также изучает влияние окружающей среды на людей с психическими заболеваниями.

Какие примеры поведенческой науки?

Ученые-бихевиористы изучают многие типы проблем со здоровьем среди разных групп населения.После проведения исследования и сбора данных они анализируют и сообщают о своих выводах. Ученые-бихевиористы стремятся лучше понять многие проблемы, которые особенно актуальны для специалистов общественного здравоохранения, в том числе:

  • Риски для здоровья
  • Тревожные расстройства
  • Злоупотребление психоактивными веществами
  • Насилие
  • Травма
  • Напряжение
  • Расстройства личности
  • Депрессия

Клинические решения проблем со здоровьем имеют значение.Важные вопросы, например, кто будет доверять науке о вакцине и при каких обстоятельствах, также имеют значение. Социальные науки могут дать некоторые ответы на такие вопросы. Например, во время пандемии COVID-19 социологи исследуют вопросы, которые являются ключевыми для работы экспертов в области общественного здравоохранения, такие как:

  • Что побуждает людей носить или не носить маски во время пандемии?
  • Как COVID-19 по-разному влияет на людей в зависимости от их социально-экономического положения?

Бихевиоризм и COVID-19

Элис Фотергилл, социолог и исследователь стихийных бедствий, изучает, как социальная изоляция во время пандемии влияет на детей и пожилых людей.Ее работа направлена ​​на то, чтобы лучше понять кризис общественного здравоохранения, чтобы уменьшить страдания в будущем, когда будут разворачиваться бедствия. Исследования Фотергилла включают привлечение пожилых людей и детей к ведению дневников и ведение подробных описаний их распорядков дня в условиях социальной изоляции.

Оценка вмешательств при травмах

Центр восстановления и профилактики травм, а также Детская больница Филадельфии работают вместе, чтобы проводить исследования в области науки о поведении, связанные с профилактикой травм.В исследовании оценивается программа травматического вмешательства для молодых людей, пострадавших в результате нападений.

Детский и семейный травматический стресс Вмешательство — это подход, направленный на уменьшение тяжести посттравматического стресса, который испытывает молодежь после нападения. Он сочетает в себе ведение пациентов с учетом травм и программу вмешательства в связи с насилием. Исследование предлагает полезную информацию об эффективных методах и программах, снижающих травматизм молодых людей, подвергшихся нападению.

Профилактика злоупотребления психоактивными веществами среди подростков

Чтобы лучше понять злоупотребление психоактивными веществами среди подростков, бихевиористы из Исследовательского института штата Орегон проанализировали данные о факторах риска, которые могут привести к расстройствам, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами.Одним из упомянутых факторов риска является агрессивное поведение детей и подростков. В исследовании также обсуждались факторы, снижающие вероятность развития у подростков расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами.

Например, борьба с агрессивным поведением, когда оно проявляется, может предотвратить последующие проблемы, такие как депрессия, неуспеваемость и злоупотребление психоактивными веществами. Кроме того, исследователи обсуждают проблемы реализации успешных программ профилактики злоупотребления психоактивными веществами, предоставляя специалистам общественного здравоохранения и другим лицам еще больше информации о том, как бороться со злоупотреблением психоактивными веществами среди подростков.

Общественное здравоохранение и поведенческие науки

Проблемы общественного здравоохранения, такие как предотвратимые болезни, ожирение и проблемы психического здоровья, имеют важные поведенческие компоненты. Это создает прочную связь между наукой о поведении и общественным здоровьем.

Социальные и поведенческие науки помогают пролить свет на проблемы общественного здравоохранения и, следовательно, могут сыграть решающую роль в достижении целей общественного здравоохранения. Применяя поведенческую науку к проблемам общественного здравоохранения, работающие на местах могут более успешно сокращать несправедливость в отношении здоровья, предотвращать болезни и укреплять здоровье.

Кроме того, поведение, которое способствует возникновению ряда проблем общественного здравоохранения, тесно связано с социальными детерминантами здоровья — условиями, в которых люди растут, работают и живут. Например, ожирение, являющееся фактором риска как диабета, так и сердечных заболеваний, может быть результатом неправильного питания. Плохие привычки в еде могут быть результатом проживания в пищевых пустынях, которые имеют ограниченный доступ к доступным свежим продуктам.

Общественное здравоохранение направлено на воздействие на социальные детерминанты здоровья, которые создают несправедливость в отношении здоровья и мешают людям достичь оптимального состояния здоровья.Поле также стремится реализовать вмешательство сообщества. В результате эксперты в области общественного здравоохранения все больше и больше сосредотачиваются на таких дисциплинах, как социология, политология и антропология.

Применение поведенческой науки к общественному здравоохранению

Специалисты общественного здравоохранения изучают научные исследования и данные о поведении, чтобы понять проблемы общественного здравоохранения, влияющие на людей. Таким образом они узнают о вмешательствах, основанных на поведенческих науках, которые могут помочь предотвратить постоянные проблемы со здоровьем, такие как заболевания, передающиеся половым путем, болезни сердца и рак.Они также решают такие проблемы, как бездомность, злоупотребление психоактивными веществами и психическое здоровье.

Затем специалисты общественного здравоохранения применяют эти знания для повышения осведомленности о здоровье и предотвращения болезней в общинах, которым они служат.

Например, специалисты общественного здравоохранения, которые борются с бездомностью среди городской молодежи, могут разработать программы, основанные на исследованиях поведенческих наук. Некоторые исследования показывают, что низкое исполнительное функционирование (память, самоконтроль, гибкое мышление) увеличивает рискованное поведение среди бездомных подростков.Знание этого позволяет специалистам общественного здравоохранения разрабатывать программы, которые выявляют молодых людей с низким уровнем исполнительной деятельности. Кроме того, это помогает им целенаправленно принимать меры по ограничению рискованного или опасного поведения молодых людей.

Специалисты общественного здравоохранения также могут применять поведенческие науки для улучшения сексуального здоровья. Например, они могут исследовать методы изменения поведения, которые эффективны при проблемах сексуального здоровья, на основе науки о поведении. Затем они могут интегрировать эти методы в программы по профилактике заболеваний, передающихся половым путем, и нежелательной беременности.

Получение высшего образования в области общественного здравоохранения

Инновационные решения проблем общественного здравоохранения требуют междисциплинарного подхода. Эксперты в области общественного здравоохранения должны использовать всю мощь науки о поведении, а также свое глубокое понимание детерминант здоровья.

Накопление опыта для разработки и внедрения медицинских вмешательств, объединяющих возможности нескольких дисциплин, требует правильного образования. Университет Огайо предлагает комплексную учебную программу по общественному здравоохранению, разработанную для достижения поставленной цели: углубить знания принципов общественного здравоохранения и заложить прочную основу в науке о поведении.

Хотите изменить ситуацию к лучшему в общественном здравоохранении и помочь устранить диспропорции в отношении здоровья в уязвимых сообществах? Узнайте о преимуществах получения степени магистра здравоохранения в Интернете в Университете Огайо.

Рекомендуемая литература

Общественное здравоохранение и медицина: в чем разница?

3 прибыльных карьерных возможностей MPH для выпускников

Что такое информатика здравоохранения и как она влияет на общественное здравоохранение?

Источники:

Американская психологическая ассоциация, «Об APA»
Поведенческие науки, «Взаимосвязь между самооценкой исполнительной деятельности и рискованным поведением городской бездомной молодежи»
Better Help, «Четыре цели психологии: каковы они?»
Britannica, Поведенческая наука: определение, примеры и факты
Britannica, Культурная антропология
Britannica, Политология
Britannica, Psychiatry
Britannica, Sociology
Центр по контролю и профилактике заболеваний, «Сердечные заболевания и инсульт»
Центр контроля и лечения заболеваний Профилактика, «Что такое эпидемиология?»
Центр по контролю и профилактике заболеваний, «Социальные детерминанты здоровья: знайте, что влияет на здоровье»
Центр исследований и профилактики травм, «Исследования в области поведенческих наук».
Герой курса, «Поведенческие влияния на принятие решений»
Emotiv, «Поведенческая неврология»
Энциклопедия.com, «Социальные и поведенческие науки»
Inside Higher Ed, «Социальные ученые по COVID-19»
Journal of Critical Public Health, «Критические социальные науки с общественным здравоохранением: агонизм, критика и участие»
Medical News Today, «What Неврология? »
Серия учебных материалов Medicaid и партнерства в области общественного здравоохранения, «Общественное здравоохранение и здоровье населения 101».
Мерриам Вебстер, Определение поведенческой науки.
PLoS One, «Методы изменения поведения с помощью краткосрочных вмешательств для предотвращения ВИЧ, ИППП и нежелательной беременности: систематический обзор»
Перспективы науки о поведении, «Наука о поведении и предотвращение злоупотребления психоактивными веществами среди подростков»
Мир психолога, «Социальное влияние»
Психология сегодня, «3 способа объяснить поведение человека»
Science Daily, «Психология»
Very Well Mind, « Изучение мозга и поведения в биопсихологии »
Very Well Mind,« История и ключевые концепции поведенческой психологии »
Very Well Mind,« Психология мозга и поведения »
Very Well Mind,« 8 стадий человеческого развития »

Что такое поведенческая наука?

Если вы заинтересованы в поиске области, в которой используется междисциплинарный подход к изучению человеческого поведения, читайте дальше.Поведенческие науки охватывают такие области, как антропология, психология и социология. Узнайте больше о прикладной поведенческой науке, включая варианты вашего образования и карьеры.

Определение поведенческой науки

Бихевиористская наука, часто связанная с социальными науками, исследует деятельность и взаимодействие между людьми. В ваши обязанности, работая в этой области, может входить исследование и анализ человеческих взаимоотношений через поведенческие аспекты таких дисциплин, как биология, география, право, психиатрия и политология.Поведенческая наука — это обширная область исследований, которая может привести к карьере в самых разных областях. Поэтому вы можете сосредоточиться на определенной группе людей, различающихся по расе, возрасту, национальности или полу.

Важные факты о поведенческих науках

10210101 102101 921 Общественное здоровье, геронтология, управление медицинскими услугами
Программы Имеется сертификат по поведенческим наукам
Доступно онлайн Программы бакалавриата доступны онлайн
Общие курсы Человеческий рост и развитие, статистика и методы исследования, теории консультирования
Средняя зарплата (2018) 79 010 долларов ( для психологов ) *
Перспективы занятости (2016-2026) 14% ( для психологов ) *

Источник: * U.S. Бюро статистики труда

Варианты высшего и последипломного образования

Получение степени бакалавра наук о поведении предполагает выполнение курсовых работ по основным направлениям в дополнение к общему гуманитарному образованию. Поскольку поведенческая наука — это обширная область, большинство программ включает несколько дисциплин. Ваш курс гуманитарных наук может включать такие темы, как искусство, математика, этика, философия и литература. Основные курсы по направлению «Бихевиоризм» могут включать семейные и брачные отношения, этнические группы и меньшинства, социальные изменения, групповую динамику и межличностное общение.Вы также можете включить в свои исследования классы поведенческих отклонений, социальной психологии и социальной справедливости, в зависимости от ваших конкретных интересов.

Если вы решите получить степень магистра наук о поведении, ваше внимание, скорее всего, будет сосредоточено на различных аспектах человеческого поведения. Однако некоторые программы побудят вас изучить определенные области, такие как религиоведение, философия и археология. Более того, помимо прохождения курсов по человеческому развитию и культурному разнообразию, вам также может потребоваться выполнить исследовательскую диссертацию, чтобы получить степень.

Варианты карьеры

вакансии в области поведенческой науки можно найти в самых разных областях карьеры. Например, вы можете продолжить исследовательскую карьеру в любой из отдельных областей науки о поведении, таких как антропология, философия или психология. Вы также можете использовать свои знания о человеческом поведении, чтобы сделать карьеру в сфере управления, продаж или социальных услуг. Ваши интересы могут даже привести к карьере в правоохранительных органах. Такие варианты могут включать работу в области криминологии, которая изучает неправовые аспекты преступности, чтобы определить первопричину преступной деятельности, или криминальное профилирование, которое изучает тенденции преступности и составляет профили преступников, чтобы помочь в их поимке.

Бихевиоризм против психологии

Хотя между этими двумя областями есть много общего, главное различие между наукой о поведении и психологией состоит в том, что наука о поведении — это более широкий термин, охватывающий область психологии. В то время как наука о поведении изучает взаимодействия между людьми, психология более конкретно рассматривает науку, лежащую в основе человеческого поведения и психических процессов. Примеры поведенческой науки включают в себя области психологии, антропологии, философии, религиоведения и др.

Что такое поведенческая наука в LSE?

Хизер Каппес, доцент кафедры менеджмента

Несмотря на то, что поведенческая наука превратилась в область изучения, не было ясно, означает ли она одно и то же для всех. Это может быть хорошо! Дисциплины, которые определены в широком смысле и допускают различные интерпретации, по своей природе с большей вероятностью будут служить полезными зонтами, под которыми могут собираться люди с общими, но не идентичными интересами.Ниже некоторые из этих людей, которые работают и учатся на нескольких факультетах LSE, рассказывают, что для них значит поведенческая наука.

Маттео М. Галицци — доцент кафедры поведенческих наук Департамента социальной политики, работает над лабораторными поведенческими экспериментами в области здравоохранения и социальной политики. «Я экономист по образованию, и я считаю себя бихевиористом. Что для меня представляет собой поведенческая наука в LSE? Это междисциплинарная наука непредвзятого понимания поведения людей.Он объединяет и сближает идеи и методы из различных областей и дисциплин, от экспериментальной и поведенческой экономики до социальной и когнитивной психологии, от суждений и принятия решений до маркетинга и поведения потребителей, от здоровья и биологии до нейробиологии, от философия к исследованию счастья и благополучия. Бихевиористы из LSE используют широкий спектр методов, чтобы понять, как люди ведут себя, особенно рандомизированные контролируемые эксперименты в лаборатории и на местах.”

Чиахуэй Ву — доцент кафедры менеджмента, изучающий организационное поведение, включая проактивность, развитие личности, дизайн работы и субъективное благополучие сотрудников. «Поведенческая наука в LSE заключается в том, чтобы полагаться на знания социальных наук, чтобы понять причины поведения отдельных лиц, групп и организаций на разных уровнях».

Тара Райх также является доцентом кафедры менеджмента, изучающей организационное поведение.Ее исследования посвящены психологии невежливости и жестокого обращения на рабочем месте. «Бихевиористская наука — это систематическое изучение человеческого поведения. Ученые-бихевиористы из LSE используют наблюдения, интервью, опросы и эксперименты для разработки и проверки теорий, объясняющих, когда и почему люди ведут себя именно так. Например, когда, как и почему может вмешиваться человек, который становится свидетелем грубости другого человека? Ответы на эти типы исследовательских вопросов призваны помочь политикам разработать стратегии по улучшению благосостояния людей на всей территории Великобритании и дополнить преимущественно социальные научные традиции Лондонской школы экономики.”

Мацей Халбрит — студент 3 -го курса года, получивший степень бакалавра в области менеджмента, который в настоящее время разрывается между углубленным изучением поведенческих наук и открытием бизнеса. «Экономика никогда не имела для меня смысла, потому что я считал ее наиболее фундаментальное предположение, рациональность агентов, по своей сути ошибочным. А потом мне были представлены поведенческая экономика и поведенческая наука. Это было похоже на мост между экономическими моделями и тем, что на самом деле происходило в мире, как мы могли это наблюдать.

Для меня поведенческая наука — это гораздо больше, чем новая научная дисциплина. Это смесь множества великих дисциплин, которым по отдельности кажется, чего-то не хватает. Экономика, психология, нейробиология и социология — все это фантастические области науки, но по отдельности они не дают полной картины человеческого поведения и причин принимаемых нами решений. Но вместе взятые, под эгидой поведенческой науки, они предоставляют исчерпывающий набор инструментов для анализа нашей иррациональности.И это то, что для меня является поведенческой наукой: исчерпывающий, если не полный, набор инструментов, позволяющий нам понять, почему мы ведем себя так, как мы ведем себя, и принимаем решения, которые мы принимаем. Это также помощник для принятия лучших решений, что не менее важно ».

Дарио Крпан — научный сотрудник LSE в области поведенческих наук Департамента социальной политики. Перед тем, как поступить в Лондонскую школу экономики, он получил степень магистра и доктора психологии в Кембриджском университете. «Когда я слышу выражение« поведенческая наука », я думаю о термине« бихевиоризм ».Бихевиористы интересовались изучением человеческого поведения, потому что в то время они думали, что мышление нельзя измерить с научной точки зрения, поэтому они полагали, что мышление не имеет отношения к пониманию поведения. Хотя современные бихевиористы разработали множество различных способов измерения человеческого мышления, они знают, что существует множество ситуаций, когда поведение формируется не мыслями людей, а контекстными эффектами, которые трудно понять и которые необходимо обнаружить с помощью строгих научных экспериментов.Поэтому я определяю поведенческую науку как науку, изучающую обстоятельства, при которых мышление не приводит к поведению ».

Барбара Фасоло — доцент кафедры поведенческих наук. В настоящее время она является руководителем лаборатории поведенческих исследований и директором магистратуры по поведенческой науке . «Я пришел из области исследования, называемой принятием поведенческих решений, но я понял, что на самом деле изучаю гораздо больше, чем то, как люди принимают решения.Для меня бихевиористская наука — это область, которая описывает, как люди на самом деле думают и действуют, а не как им, , следует, . Когда мы преподаем поведенческую науку в LSE, мы фокусируемся на науке о понимании, прогнозировании и влиянии на поведение людей ».

Тамара Ансонс — администратор лаборатории поведенческих исследований; она имеет докторскую степень в области когнитивной психологии и ранее работала доцентом по маркетингу в Warwick Business School. «На мой взгляд, поведенческая наука — это понимание движущих сил человеческого поведения путем проверки теорий из различных дисциплин — в основном экономики и психологии — в лабораторных условиях и использования этих идей для формирования политики и воздействия на практику. С этой междисциплинарной точки зрения он сосредоточен на исследовании того, как небольшие изменения могут привести к надежным изменениям в поведении человека.

LSE имеет хорошие возможности для поведенческой науки с ее лабораторией поведенческих исследований, где исследователи могут проводить контролируемые исследования и налаживать прочные связи с лидерами бизнеса и политиками, чтобы иметь влияние в этой области.Что делает бихевиористскую науку в LSE особенно привлекательной, так это разнообразие опыта и интересов исследователей, которое создает активное, совместное междисциплинарное исследовательское сообщество. Кроме того, исследователи поведенческой науки в LSE находятся на переднем крае создания знаний в своей области, поэтому студенты получают возможность ознакомиться с передовыми открытиями непосредственно от исследователей, которые генерируют эти идеи. Это дает студентам возможность не только развить глубокое понимание результатов, но также позволяет им развить навыки, необходимые для использования методов исследования поведенческой науки, чтобы лучше понять причины человеческого поведения.В конечном счете, поведенческая наука в LSE предназначена для того, чтобы дать нынешним и будущим руководителям бизнеса и политикам теоретически обоснованные, основанные на фактах идеи и навыки, которые можно использовать для формирования практики и политики, чтобы люди могли принимать более обоснованные решения ».

Лаура Циммерманн — кандидат наук в отделе управления, где в настоящее время изучает, как регулярная физическая активность может способствовать достижению целей и укрепить силу воли людей в различных контекстах, например, при выборе потребителя. «Что такое поведенческая наука? Что ж, это определенно популярное модное слово в настоящее время, и кажется, что это золотая жила, учитывая все книги по самопомощи, опубликованные недавно под этим лейблом … Но что означает «поведенческая наука» в LSE?

Поведенческая наука — это общий термин, который включает исследования и методы из нескольких других дисциплин. Это краткий способ сказать: «Давайте возьмем немного психологии, немного нейробиологии, немного социологии, поведенческой экономики и некоторых других дисциплин и смешаем все это вместе».

Все эти части объединяет их интерес к эмпирическому исследованию человеческого поведения как индивидуумов, так и в группах. Но не только описательно — поведенческая наука в LSE также уделяет большое внимание тому, как это исследование может быть применено к реальному миру (например, в менеджменте, социальной политике или здравоохранении), иногда даже с нормативным акцентом (побуждая людей делать определенные вещи).

Это междисциплинарная область исследований, и это здорово, потому что у нас есть возможность работать вместе с исследователями из разных отделов, таких как менеджмент, социальная политика и социальная психология здесь, в LSE и других местах.Я ♥ BS »

Илка Глейбс — доцент кафедры социальной психологии, особенно интересуется социальной идентичностью и этикой исследований. «Человеческое поведение лежит в основе понимания насущных проблем сегодняшнего дня, таких как изменение климата, межгрупповые конфликты, социальное неравенство и т. Д. Для полного понимания человеческого поведения нам нужна мультидисциплинарная точка зрения, включающая знания из психологии, культурной антропологии, социологии, политики. наука, социальная политика и экономика.Почему эта многопрофильная перспектива важна, можно продемонстрировать, например, если вы хотите понять силу тенденций к инфляции. Недостаточно знать законы спроса и предложения — также важно понимать властные отношения групп, идеологию руководящих органов и систему ценностей отдельных лиц. Психологи, подобные мне, дополняют науку о поведении, предоставляя набор концепций и методов для понимания психосоциальных процессов, которые опосредуют поведенческие результаты в определенных условиях.Важно отметить, что я считаю, что бихевиористские науки должны фокусироваться не только на индивидууме, который, например, задуман как человек, принимающий ошибочные решения (в соответствии с моделью « ограниченной рациональности »), но и должны взаимодействовать с социальным опытом людей и восприятием людей как социальных существ. . Таким образом, в традиции Курта Левина я думаю, что группы или социальная среда, в которой взаимодействуют люди (организации, команды, общества), являются ключом к пониманию поведения и поведенческих изменений. Еще одна ключевая особенность поведенческой науки как междисциплинарной области — это широкий спектр методологий, которые могут применяться для изучения человеческого поведения в целом с использованием различных методов, от научных экспериментов до наблюдений (контролируемых или натуралистических).Это, а также обмен моей точкой зрения как социального психолога с точки зрения экономистов, политологов или бизнес-исследователей, изучающих широкий спектр человеческого поведения, — вот что особенно волнует в поведенческой науке в Лондонской школе экономики и за ее пределами ».

И, наконец, Пол Долан — профессор поведенческих наук и директор Executive MSc в области поведенческих наук . «Одной из самых впечатляющих моих работ был контрольный список MINDSPACE, целью которого было показать, как девять« подталкиваний »могут быть использованы для изменения поведения людей.Я не хочу, чтобы это происходило, потому что это очень грубое разделение дисциплин и методов, и поэтому я обязательно кого-то расстрою, но Messenger, Norms и Ego в значительной степени являются выводами из тестов и наблюдений в социальной психологии, стимулах, дефолтах. и «Обязательства» в значительной степени являются выводами из полевых экспериментов в области экономики, а «Значимость, первичность и влияние» в значительной степени являются выводами из лабораторных экспериментов в когнитивной психологии и нейробиологии. Я думаю, что MINDSPACE — хорошее представление о том, что составляет бихевиористскую науку в действии.Что касается более сжатого определения поведенческой науки в LSE, то это просто — это наука о понимании и изменении человеческого поведения, проводимая в одном из ведущих мировых институтов ».

Как отмечает Пол, в LSE работу, проделанную вышеупомянутыми людьми и многими другими коллегами, объединяет общее уважение к фундаментальным знаниям в исследованиях, общие интересы в методологии — например, когда и как изучать сложные явления в лаборатория — путем сотрудничества между дисциплинами в исследованиях и преподавании, а также благодаря совместному увлечению трансляцией эмпирических результатов в области реализации и политики.Нет лучшего места для занятий поведенческой наукой.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *