Аскеза это в философии: Аскеза — это… Что такое Аскеза?

Автор: | 01.03.1982

Содержание

Аскеза — это… Что такое Аскеза?

Аске́за (от греч. ασκεσις  — «упражнение»), аскетизм — вид духовной практики, преднамеренное самоограничение, самоотвержение, либо исполнение трудных обетов, порой включающий в себя самоистязание. Цель аскезы — достичь определённых духовных целей либо приобрести сверхъестественные способности. Подобная практика распространена во всех типах традиций и культур.

Проверить информацию.

Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.


Аскет — человек, практикующий аскезу.
В более широком смысле аскетизм — образ жизни, характеризуемый самоограничением, прежде всего на удовольствия и роскошь; крайняя скромность и воздержание.

Не следует путать с недобровольными ограничениями, связанными с материальными затруднениями.

В Древней Индии обретение могущества и высокого статуса путём аскезы — Тапас было исключительной привилегией брахманов.

Аскеза считалась верным способом достичь сверхъестественных сил и даже обрести могущество, позволяющее встать вровень с богами. По легенде, бог богатства Кубера не родился богом, а стал им после многих лет сурового подвижничества. Индийские аскеты практиковали весьма экстремальные формы самоистязания — месяцами держали руки над головой или стояли на одной ноге

Будда в аскезе — изображение в лаосском храме

В 29 лет Гаутама Будда присоединился к пяти аскетам в надежде, что умерщвление плоти приведет его к прозрению и покою. После шести лет строжайшей аскезы, так и не приблизившись к цели, он расстался с аскетами и начал вести более умеренный образ жизни и проводить медитации другим способом.

Он пришел к выводу, что умерщвление плоти бессмысленно, и не следует умерщвлять никакие живые существа, в том числе и себя. Этот эпизод в жизни Будды часто рисуют на картинах, иллюстрирующих его биографию, в храмах.

Отдельные школы буддизма, однако, используют аскетические практики — (Бхикшу) в монастырской жизни. В частности — японская школа тэндай. Аскетизм встречается также в синкретических школах на базе буддизма — например, сюгэндо.

В целом иудаизм отрицает аскетизм[1], однако в древности имелись течения, признававшие аскетизм:

Античная религия, философия

В исламе аскетизм практикуют дервиши, суфисты и др.

Аскеза — это вовсе не «жизнь в пещере и постоянный пост», а способность регулировать свои инстинкты.

— Святейший Патриарх Кирилл

В христианстве аскеза понимается, как устремление человеческой воли посредством подвигов к стяжанию Божественной благодати, спасающей, исцеляющей, преображающей и обновляющей человеческое естество, подвергшееся грехопадению. Аскетизм — это напряженное усилие человека в стяжании благодати Святого Духа как залога спасения и Царства Небесного.

В христианство термин пришел из античной культуры. Слово восходит к глаголу греч. аскео, означавший искусное и старательное обрабатывание грубого материала, украшение или обустройство жилища, упражнение, развивающее телесные и душевные силы.

Христианство сохранило это слово в значении напряжения, труда, усилия и упражнения. Вместе с этим к этому слову добавился новый смысл, который не был знаком языческому миру.

Святитель Феофан Затворник подчеркивает, что все человеческие подвиги — пост, труд, бдение, уединение, удаление от мира, хранение чувств, чтение Священного Писания и другие останутся лишь упражнениями, если через них не пройдет Божественная благодать. «Вступая в подвиг, не на нём останавливай свое внимание и сердце, — говорит святитель, — но минуй его как нечто стороннее, — разверзай себя для благодати, как готовый сосуд, полным Богу преданием». Присутствие благодати в человеческой душе знаменует себя соуслождением всему духовному, любовью к Богу и ближнему, обилием духовных сил для исполнения евангельских заповедей. Стяжание благодати есть живое Богообщение.

Посты, воздержание, бдения, суровый образ жизни, нищета, понимаемая как нестяжание, как нежелание «иметь», как свобода от власти над нами вещественного мира, послушание, как победа над своей эгоистической, «индивидуальной» волей и как одно из высоких и прекрасных выявлений нашей любви к Богу и ближнему, отшельничество, как следствие искания внутренней клети, где можно «помолиться Отцу в тайне», поучение в слове Божием, не в смысле «внешнего», так сказать академического знания, а как напоение себя тем духом благодатной жизни и богопознания, который заключен в Священном Писании и в творениях Св.

Отцов, целомудрие, как преодоление плотских «бессловесных» движений и вообще «комплекса плоти» чрез пребывание в памяти Божией, мужество, долготерпение и смирение, сострадание и милостыня, как выражение любви к Богу и ближнему, вера, как тот же подвиг любви, — все это может и должно быть разумным и свободным подвигом человека, но доколе не придет всеутверждающее действие Божественной благодати, дотоле все это останется лишь человеческим действием и следовательно — тленным. Всё это понимается у христианства как аскеза.

Мирской аскетизм

Критика и отрицание аскетизма

  • В целом иудаизм отрицает аскетизм[3]. Однако имеются течения, которые признают аскетизм.
  • Религия Бахаи отрицает аскетизм.

Эпоха возрождения

См. также

Примечания

Литература

Аскеза — это… Что такое Аскеза?

Аске́за (от греч. ασκεσις  — «упражнение»), аскетизм — вид духовной практики, преднамеренное самоограничение, самоотвержение, либо исполнение трудных обетов, порой включающий в себя самоистязание.

Цель аскезы — достичь определённых духовных целей либо приобрести сверхъестественные способности. Подобная практика распространена во всех типах традиций и культур.

Проверить информацию.

Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.


Аскет — человек, практикующий аскезу.
В более широком смысле аскетизм — образ жизни, характеризуемый самоограничением, прежде всего на удовольствия и роскошь; крайняя скромность и воздержание.

Не следует путать с недобровольными ограничениями, связанными с материальными затруднениями.

В Древней Индии обретение могущества и высокого статуса путём аскезы — Тапас было исключительной привилегией брахманов. Аскеза считалась верным способом достичь сверхъестественных сил и даже обрести могущество, позволяющее встать вровень с богами. По легенде, бог богатства Кубера не родился богом, а стал им после многих лет сурового подвижничества. Индийские аскеты практиковали весьма экстремальные формы самоистязания — месяцами держали руки над головой или стояли на одной ноге

Будда в аскезе — изображение в лаосском храме

В 29 лет Гаутама Будда присоединился к пяти аскетам в надежде, что умерщвление плоти приведет его к прозрению и покою. После шести лет строжайшей аскезы, так и не приблизившись к цели, он расстался с аскетами и начал вести более умеренный образ жизни и проводить медитации другим способом.

Он пришел к выводу, что умерщвление плоти бессмысленно, и не следует умерщвлять никакие живые существа, в том числе и себя. Этот эпизод в жизни Будды часто рисуют на картинах, иллюстрирующих его биографию, в храмах.

Отдельные школы буддизма, однако, используют аскетические практики — (Бхикшу) в монастырской жизни. В частности — японская школа тэндай. Аскетизм встречается также в синкретических школах на базе буддизма — например, сюгэндо.

В целом иудаизм отрицает аскетизм[1], однако в древности имелись течения, признававшие аскетизм:

Античная религия, философия

В исламе аскетизм практикуют дервиши, суфисты и др.

Аскеза — это вовсе не «жизнь в пещере и постоянный пост», а способность регулировать свои инстинкты.

— Святейший Патриарх Кирилл

В христианстве аскеза понимается, как устремление человеческой воли посредством подвигов к стяжанию Божественной благодати, спасающей, исцеляющей, преображающей и обновляющей человеческое естество, подвергшееся грехопадению. Аскетизм — это напряженное усилие человека в стяжании благодати Святого Духа как залога спасения и Царства Небесного.

В христианство термин пришел из античной культуры. Слово восходит к глаголу греч. аскео, означавший искусное и старательное обрабатывание грубого материала, украшение или обустройство жилища, упражнение, развивающее телесные и душевные силы. Христианство сохранило это слово в значении напряжения, труда, усилия и упражнения. Вместе с этим к этому слову добавился новый смысл, который не был знаком языческому миру.

Святитель Феофан Затворник подчеркивает, что все человеческие подвиги — пост, труд, бдение, уединение, удаление от мира, хранение чувств, чтение Священного Писания и другие останутся лишь упражнениями, если через них не пройдет Божественная благодать.

«Вступая в подвиг, не на нём останавливай свое внимание и сердце, — говорит святитель, — но минуй его как нечто стороннее, — разверзай себя для благодати, как готовый сосуд, полным Богу преданием». Присутствие благодати в человеческой душе знаменует себя соуслождением всему духовному, любовью к Богу и ближнему, обилием духовных сил для исполнения евангельских заповедей. Стяжание благодати есть живое Богообщение.

Посты, воздержание, бдения, суровый образ жизни, нищета, понимаемая как нестяжание, как нежелание «иметь», как свобода от власти над нами вещественного мира, послушание, как победа над своей эгоистической, «индивидуальной» волей и как одно из высоких и прекрасных выявлений нашей любви к Богу и ближнему, отшельничество, как следствие искания внутренней клети, где можно «помолиться Отцу в тайне», поучение в слове Божием, не в смысле «внешнего», так сказать академического знания, а как напоение себя тем духом благодатной жизни и богопознания, который заключен в Священном Писании и в творениях Св. Отцов, целомудрие, как преодоление плотских «бессловесных» движений и вообще «комплекса плоти» чрез пребывание в памяти Божией, мужество, долготерпение и смирение, сострадание и милостыня, как выражение любви к Богу и ближнему, вера, как тот же подвиг любви, — все это может и должно быть разумным и свободным подвигом человека, но доколе не придет всеутверждающее действие Божественной благодати, дотоле все это останется лишь человеческим действием и следовательно — тленным. Всё это понимается у христианства как аскеза.

Мирской аскетизм

Критика и отрицание аскетизма

  • В целом иудаизм отрицает аскетизм[3]. Однако имеются течения, которые признают аскетизм.
  • Религия Бахаи отрицает аскетизм.

Эпоха возрождения

См. также

Примечания

Литература

Аскеза — это… Что такое Аскеза?

Аске́за (от греч. ασκεσις  — «упражнение»), аскетизм — вид духовной практики, преднамеренное самоограничение, самоотвержение, либо исполнение трудных обетов, порой включающий в себя самоистязание. Цель аскезы — достичь определённых духовных целей либо приобрести сверхъестественные способности. Подобная практика распространена во всех типах традиций и культур.

Проверить информацию.

Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.


Аскет — человек, практикующий аскезу.
В более широком смысле аскетизм — образ жизни, характеризуемый самоограничением, прежде всего на удовольствия и роскошь; крайняя скромность и воздержание.

Не следует путать с недобровольными ограничениями, связанными с материальными затруднениями.

В Древней Индии обретение могущества и высокого статуса путём аскезы — Тапас было исключительной привилегией брахманов. Аскеза считалась верным способом достичь сверхъестественных сил и даже обрести могущество, позволяющее встать вровень с богами. По легенде, бог богатства Кубера не родился богом, а стал им после многих лет сурового подвижничества. Индийские аскеты практиковали весьма экстремальные формы самоистязания — месяцами держали руки над головой или стояли на одной ноге

Будда в аскезе — изображение в лаосском храме

В 29 лет Гаутама Будда присоединился к пяти аскетам в надежде, что умерщвление плоти приведет его к прозрению и покою. После шести лет строжайшей аскезы, так и не приблизившись к цели, он расстался с аскетами и начал вести более умеренный образ жизни и проводить медитации другим способом.

Он пришел к выводу, что умерщвление плоти бессмысленно, и не следует умерщвлять никакие живые существа, в том числе и себя. Этот эпизод в жизни Будды часто рисуют на картинах, иллюстрирующих его биографию, в храмах.

Отдельные школы буддизма, однако, используют аскетические практики — (Бхикшу) в монастырской жизни. В частности — японская школа тэндай. Аскетизм встречается также в синкретических школах на базе буддизма — например, сюгэндо.

В целом иудаизм отрицает аскетизм[1], однако в древности имелись течения, признававшие аскетизм:

Античная религия, философия

В исламе аскетизм практикуют дервиши, суфисты и др.

Аскеза — это вовсе не «жизнь в пещере и постоянный пост», а способность регулировать свои инстинкты.

— Святейший Патриарх Кирилл

В христианстве аскеза понимается, как устремление человеческой воли посредством подвигов к стяжанию Божественной благодати, спасающей, исцеляющей, преображающей и обновляющей человеческое естество, подвергшееся грехопадению. Аскетизм — это напряженное усилие человека в стяжании благодати Святого Духа как залога спасения и Царства Небесного.

В христианство термин пришел из античной культуры. Слово восходит к глаголу греч. аскео, означавший искусное и старательное обрабатывание грубого материала, украшение или обустройство жилища, упражнение, развивающее телесные и душевные силы. Христианство сохранило это слово в значении напряжения, труда, усилия и упражнения. Вместе с этим к этому слову добавился новый смысл, который не был знаком языческому миру.

Святитель Феофан Затворник подчеркивает, что все человеческие подвиги — пост, труд, бдение, уединение, удаление от мира, хранение чувств, чтение Священного Писания и другие останутся лишь упражнениями, если через них не пройдет Божественная благодать. «Вступая в подвиг, не на нём останавливай свое внимание и сердце, — говорит святитель, — но минуй его как нечто стороннее, — разверзай себя для благодати, как готовый сосуд, полным Богу преданием». Присутствие благодати в человеческой душе знаменует себя соуслождением всему духовному, любовью к Богу и ближнему, обилием духовных сил для исполнения евангельских заповедей. Стяжание благодати есть живое Богообщение.

Посты, воздержание, бдения, суровый образ жизни, нищета, понимаемая как нестяжание, как нежелание «иметь», как свобода от власти над нами вещественного мира, послушание, как победа над своей эгоистической, «индивидуальной» волей и как одно из высоких и прекрасных выявлений нашей любви к Богу и ближнему, отшельничество, как следствие искания внутренней клети, где можно «помолиться Отцу в тайне», поучение в слове Божием, не в смысле «внешнего», так сказать академического знания, а как напоение себя тем духом благодатной жизни и богопознания, который заключен в Священном Писании и в творениях Св. Отцов, целомудрие, как преодоление плотских «бессловесных» движений и вообще «комплекса плоти» чрез пребывание в памяти Божией, мужество, долготерпение и смирение, сострадание и милостыня, как выражение любви к Богу и ближнему, вера, как тот же подвиг любви, — все это может и должно быть разумным и свободным подвигом человека, но доколе не придет всеутверждающее действие Божественной благодати, дотоле все это останется лишь человеческим действием и следовательно — тленным. Всё это понимается у христианства как аскеза.

Мирской аскетизм

Критика и отрицание аскетизма

  • В целом иудаизм отрицает аскетизм[3]. Однако имеются течения, которые признают аскетизм.
  • Религия Бахаи отрицает аскетизм.

Эпоха возрождения

См. также

Примечания

Литература

Власть как субъект и аскеза

В предыдущих статьях о реформировании в зазоре между экономикой и политикой критиковались представления о власти как об исключительной прерогативе государства и больших социальных институтов (« Замкнутый квадрат», «Политэкономика на входе в реформу», «Реформы и микродеспотии»). Эти расхожие представления неизменно заводят в тупик в спорах о том, можно ли реформировать экономику без реформы политики и наоборот, когда сама суть задачи в болезненном разделении сростка политики и экономики, власти и денег. Без такого разделения любые стратегии реформирования – припарки полумертвому. Особенно неприятно, когда альтернативой реформам является революция – пусть даже отложенная тихим вырождением под звон героической идеологии.

После Мишеля Фуко нельзя не учитывать диффузной микрофизики власти, пропитывающей поры людских отношений во всех масштабах и сверху донизу. Без работы во всех этих пластах обречены любые реформы, ярко начинающиеся, но неизменно оборачивающиеся сначала псевдо-, а затем и контрреформой. Это мы уже проходили, но видна готовность снова зайти на тот же круг, только в худших условиях и с никакой готовностью.

Также нельзя рассматривать политику, идеологию и власть как нечто внешнее и рядоположенное всему остальному – экономике, культуре, знанию, социальной сфере. И это принцип. Не менее примитивен образ культуры на уровне понимания профильного министерства: живая культура, помимо театров и библиотек, прямо присутствует в политике, экономике, праве, знании, сексе, социальности… Если этого не понимать, в стране не будет никакой осмысленной культурной политики, а значит, не будет и ничего приличного в «прочих» сферах жизни.

Принцип реформ – видеть власть не только вовне, но и в предмете изменения – имеет продолжение в самих субъектах реформирования. Задача еще более сложная, даже в теории, не говоря о практической идеологии.

Юрген Хабермас различает три типа техник, позволяющие производить вещи, использовать системы знаков и определять поведение индивидов. Иначе говоря, это техники производства, техники сигнификации (коммуникации) и техники подчинения. Фуко надстраивает над всем этим особого рода «техники себя». Вслед за Платоном в качестве принципа адекватного функционирования власти он выдвигает идею «заботы о себе» (epimeleia heautou). У нас этот принцип и так доминирует, но у классиков философии власти он предполагает не самосохранение и самообогащение, а самосовершенствование, в платонической версии – аскезу (askesis). Прежде чем кидаться реформировать что-либо, субъект обязан озаботиться фундаментальными вопросами: что я должен сделать с собой, как я должен изменить себя, как я могу работать с собой? Проблема власти упирается в проблему «власти над самим собой». В том числе это власть над своими желаниями и страстями – аскеза в широком смысле слова. Здесь «путь к истине» и сама способность управлять полисом – основа «греческого чуда». В противном случае управляющий страной оказывается не субъектом, а пассивным объектом воздействия власти, владеющей всеми в качестве бессубъектного принципа. Тот самый случай, когда власть не принадлежит никому, но все принадлежат власти.

Такая привязка к очень высокой философии может показаться лишней – как бы глубоко ни была прочерчена эта линия в истории политической мысли. Однако та же линия есть и в других, казалось бы, совсем отдельно стоящих концепциях. Так, недавно популярная у нас теория государства как «стационарного бандита» неожиданным образом сопрягается с идеей аскезы как самоограничения власти. Институционализированный, оседлый бандит по Мансуру Олсону тем и отличается от гастролера, что не грабит дочиста, но дисконтирует поборы – ограничивает свои хватательные рефлексы соображениями воспроизводства эксплуатируемого хозяйства. Можно считать это начальной, примитивной формой властной аскезы, но отсутствие таковой становится вопиющим, когда государство теряет инстинкт самоограничения и начинает вести себя как гастролер, грабящий «до основанья» и без всякого «затем». В теории Олсона, кажется, не предусмотрено, чтобы диктатор Фан Ючен вдруг начал превращаться в когда-то побежденного им гастролирующего Белого Волка, но в жизни такое бывает.

Подобные стратегии власти в целом понятны в ресурсной, рентной экономике, в которой источником богатства являются недра, а не производящее население. Но высшей формы такая линия жизни достигает, когда оседлый бандит видит сырьевой тупик и, не в силах выйти из него вместе со страной, начинает готовиться к эвакуации. Возникает этос особого рода «контр-аскезы» – апогей безбожного присвоения и демонстративного потребления, причем не только помимо контроля со стороны государства и общества, но и вне сколько-нибудь разумного самоконтроля.

«Забота о себе» (в платоновском и фукианском смысле) кажется благостной риторикой лишь до тех пор, пока реальная власть не теряет власть над собой – и как институт, и как констелляция субъектов. Когда самоконтроль резко падает, оказывается, что он все же был, хотя казалось, что его уже вовсе нет. Тем более критично значение самоконтроля в реформах по жизненным показаниям – на грани выживания. Способность «внутреннего регулирования» предшествует реформе любых внешних регуляторов. Она как «само-господство» первична по отношению к другим составляющим господства и встроена внутри власти, которую субъект осуществляет над другими. Или не встроена, что тоже необходимо фиксировать. Это не отвлеченная дидактика, и обычная ирония по поводу лозунга «начать с себя» здесь неуместна, даже неостроумна. Правильные преобразования начинаются с «системы управления реформой» (когда наличным институтам предлагают самоистязание, они в ответ технично реформу проваливают). Но контроль над реформой тем более невозможен, если политическая власть не в состоянии контролировать себя, включая собственные аффекты и комплексы.

Сюда же примыкают проблемы идеологии, ценностей, культурных стереотипов, стандартов поведения, клише сознания. Ограниченность технократических и экономоцентристских стратегий уже стала трюизмом, но пока скорее на уровне фразы. Как только речь заходит, например, о ценностях, тут же выясняется, что их тоже понимают как нечто машинообразно управляемое – как бессубъектные сущности, которые можно политически заказывать, манипулируя народной аксиологией. Плюс те же дыры в высших слоях политической атмосферы: новый моралитет предписывают обществу люди, себя ограничениями не связывающие. Не зря ни в официальной системе ценностей, ни в намеках на идеологию преобразований нет ничего об аскезе или хотя бы о самоограничении власти. Что-то пытаются обозначить выборочными репрессиями «своих», но перспектива усечена неспособностью власти произнести нужные слова о самоизменении – хотя бы сквозь зубы.

Все это может показаться сугубым идеализмом – да это он и есть! Но это тот идеализм, без которого в «реальной политике» ничего реального не бывает. Если никуда не спешим, можно еще раз проверить.

Автор – руководитель Центра исследований идеологических процессов

Аскетизм в философии.

Аскетизм в философии.

 

Аскетизм в переводе с греческого означает учение о воздержании.

Аскетизм это такая форма мировоззрения, которая представляет собой намеренный отказ от получения удовольствия, жизнь в крайней скромности и воздержании.

Аскеты – люди, приверженцы аскетического учения и проводящие свою жизнь в посте и молитве.

Смысл жизни, согласно учениям аскетиков, это страдание плоти ради искупления греха.

Аскеза – вид духовной деятельности, направленной на отрешение от мирских благ, либо исполнение трудных обещаний (обетов), с целью достижения определенных духовных целей. Аскеза направлена прежде всего на трансформацию половых влечений, всех видов удовольствия, Должна служить накоплению энергии для обретения святости.

Аскетизму свойственно неадекватное разделение позитивного и негативного в оценках себя и внешнего мира, оценки становятся нереалистичными и нетвердыми, происходит подмена понятий добра и зла.

Главная цель аскетизма – освобождение человека от всего, что могло бы им завладеть.

Анна Фрейд выделяла аскетизм, как учение, в котором все инстинкты человека рассматриваются как опасные, неблагоприятные.

Представители аскетизма:

·         Христианский аскетизм (монахи)

·         Мусульманский аскетизм (суфисты, дервиши)

·         Аскетизм в индуизме (способ преодоления кармы)

·         Аскетизм в буддизме (Бхикшу)

·         Мирской аскетизм (неутомимая деятельность в своей профессии в целях личного спасения)

·         Коммунистический аскетизм (отказ от собственности и отведение на второй план роли семьи)

Древнегреческий философ Платон, выделял в своих учениях и роль аскетизма в обществе. Умеренность и удовлетворенность своим положением он рассматривал в качестве общей добродетели для всех типов идеального общества.

Противоположностью аскетизма является учение о гедонизме. Гедонизм – стремление к удовольствиям, жизнь во имя получения удовольствия.

7 принципов аскетизма:

1.       Умеренность во всем

2.       Умение обходиться малым

3.       Готовность делиться с нуждающимися

4.       Получение радости от процесса самосовершенствования

5.       Умение владеть собственными эмоциями

6.       Осознанное подавление страстей

7.       Внешнее приносится в жертву внутреннему.

Кто такой аскет. § монахи-аскеты Койка аскета название

Человек может довольствоваться малым – постулат людей проповедующих минимализм в противовес потребительству, захлестнувшему современный мир. Аскетизм поощряется в разных религиях и часто – это жесткие практики: самоистязания. Обычному человеку сложно идти таким путем, но есть менее суровые аскезы, результат от которых впечатляющий.

Что такое аскетизм?

Аскетизм – человека вставшего на путь познания себя и Вселенной, и инструмент аскетов – осознанное самоограничение с целью воспитания в себе желаемых качеств и максимальное приближение к Божественному началу. Аскетичный человек добровольно лишает себя значительной доли материальных благ и вырабатывает в себе мышление аскета.

Аскетизм содержит в себе две составляющие:

  1. Материальный аскетизм — отказ от современных благ цивилизации и искусственных потребностей, созданных обществом.
  2. Духовный аскетизм – ограничение или полный отказ от чувственных удовольствий, создания семьи. Размышления о Боге, чтение духовной литературы. На более глубоком уровне отказ от общества и уход в обители, монастыри.

Аскетизм в философии

Древняя Греция славилась различными философскими течениями и школами, на которые ориентировался весь остальной мир. Киники – школа философов времен Сократа, проповедовавшая особый образ жизни, заключавшийся в отказе от благ, предоставляемых обществом. Яркий представитель киников Диоген Синопский бродяжничал и нищенствовал. Другая греческая школа – стоики, основанная Зеноном Китайским отвергала асоциальный путь. Аскетизм в философии это направление, сформировавшееся под влиянием философов-стоиков (Сенека, Марк Аврелий), в основе которого заложены:

  • освобождение от влияния внешнего мира через добродетель и самодостаточность;
  • власть духа над плотскими инстинктами;
  • высокая эстетика в поступках и мыслях;
  • жизнь в согласии с природой и Вселенским Космическим Разумом;
  • ненасилие.

Аскеты в православии

Аскетизм в христианстве связан с Христом, образ которого православный аскет хранит в душе и опирается на него в повседневных делах, наполняя их божественным смыслом. С помощью молитв, аскет сонастраивается с божественным и посвящает Богу все свои аскезы по преодолению искушений и страстей. В течение года православный аскет соблюдает все посты, молится, причащается и исповедуется. Изучение жизни святых укрепляет христианина в его намерениях.

Христианские святые, которые вели аскетичный образ жизни (отшельничество):

  • Иоанн Креститель;
  • Онуфрий Великий;
  • Серафим Саровский;
  • Сергей Радонежский;
  • Павел Обнорский;
  • Тихон Калужский.

Аскетизм в буддизме

Когда принцу Гаутаме Сиддхартху исполнилось 29 лет, он состриг волосы, надел скромную одежду монаха и покинул дворец родителей распрощавшись с роскошной жизнью.Так Гаутама стал ищущим просветления – Буддой. В течение 6 лет Будда жил как аскет: умерщвлял свою плоть суровыми аскезами и однажды чуть не умер от истощения, при этом не приблизившись к истине ни на мгновение. Будда понял, что самоумерщвление плоти — бесполезный метод для просветления и начал практиковать медитацию и размышление. Для буддизма характерны следующие аскезы, приводящие к Нирване:

  1. Шаматха – основная и главная внутренняя аскеза буддистов – сосредоточение и полное успокоение ума и сознания.
  2. Випашьяна – культивирование высшего знания (медитации).
  3. Умеренность в пище – это следование Срединному пути в аскетизме. Тело содержится в том состоянии, в котором не отвлекает аскета от сосредоточения на медитации. В буддизме физическая аскеза не так важна, как аскеза контроля над мыслями.
  4. Практика Сати (осознавание) мысленное разделение тела на 32 элемента (волосы, зубы, кожа, ногти и так далее) помогает дисциплинировать мысли, чтобы не поддаться мирским соблазнам.
Безбрачие и бедность .

Виды аскетизма

Аскетический образ жизни предполагает огромную внутреннею работу и должен совершаться каждый день только из благостного состояния. Аскезы практикующиеся в гневе, страсти и гордыне не имеют к духовности никакого отношения. Аскетизм условно принято делить на виды, которые тесно взаимосвязаны между собой:

  1. Аскетизм языка – очень важная аскеза речи. Пустословие, сплетни недопустимы у аскетов. Правдивость и добрые слова творят для человека и его близких — благоприятную судьбу.
  2. Аскетизм тела — ношение простой, из натуральных материалов одежды, соблюдение умеренности в пище, почитание, уважение родителей и старших по возрасту.
  3. Аскетизм ума — чистоте и контролю мыслей уделяется достаточное внимание. Самообладание помогает контролировать чувства и направлять их в правильное русло. Удовлетворенность ума зависит от принимаемой пищи и связана с аскезами для тела. Легкая пища – положительные мысли, тяжелая пища – страхи, невежество потеря контроля над разумом.

Как живут аскеты?

В современном обществе аскет это — человек, решивший пойти путем освобождения с целью избавления себя от ненужного потребительства и всего устаревшего: вещей, связей, мышления, старого образа жизни. Само слово аскетический — это значит суровый, строгий, спартанский. На сегодняшний день люди, избравшие путь аскетизма, живут придерживаясь правил:

  1. Довольство малым, без чувства ущербности, навязываемой маркетологами. Хорошие книги, лучше дорогой бытовой техники и мебельного гарнитура.
  2. Минимум вещей.
  3. Большое значение придается развитию внутреннего мира.
  4. Бережное отношение к природе (пластиковые пакеты, бутылки отсутствуют в быту аскетов по причине захламления планеты этими продуктами нефти).
  5. Благотворительность.

Аскетизм — причины

Зачем нужен аскетизм современному человеку? Главные общечеловеческие ценности остались неизменными на протяжении многих веков: уважение, здоровье, познание своих возможностей, вера в то, что «Я» — это не только тело, но и духовная субстанция. Смысл аскетизма для каждой личности он уникальный и несет свою смысловую нагрузку. Причины, по которым человек начинает практиковать аскезы:

  • потеря здоровья, неизлечимые болезни;
  • познание своего «Я»;
  • расширение границ сознания;
  • у женщин – бесплодие, отсутствие замужества;
  • достижение сверхспособностей;
  • стремление усилить мир положительными вибрациями (ненасилие, доброта).

Аскетизм — принципы

Что значит аскетизм — В.С. Соловьев (русский философ XIX в.) описал в своем произведении «Оправдание добра», отмечая при этом главные принципы аскетизма:

  1. Подчинение плоти духу – достойное отношение к тому, что ниже Духа.
  2. Сострадание, альтруизм, самообладание, благоговение – главные составляющие благостной аскезы.
  3. Любовь к Богу (Абсолюту, Логосу, Вселенной) – без нее любая аскеза теряет смысл.

На сегодняшний день часто можно слышать о том, что кто-то решил стать аскетом, но на самом деле мало кто знает значение данного слова. В общих чертах это человек, который решил отказаться от различных благ жизни, в целях личного духовного развития.

Аскет добровольно отказывается от благ цивилизации, комфортных условий жизни и удобства. Это определенная философия, суть которой заключается в том, что люди, которые относятся к данному направлению, чаще отдают предпочтение уединению, отказывается от общения.

Большая часть деятельности аскета направлена на самореализацию и самосовершенствование, для него главную роль играет духовность. Порой аскетами становятся ложно, когда сталкиваются с различными проблемами финансовом плане и в поиске себя в обществе.

Ещё в древности аскеты были популярными, это были отшельники, которые свое существование поддерживали в воздержании. Если говорить об общении таких людей, то чаще всего они достаточно закрытые, мало общаются, сужают до минимума свое окружение, в более радикальных случаях остаются совсем одни.

У аскетов практически нет жизненных удовольствий, они отказываются практически от всего людского. Сложно представить аскета, который бы смог создать успешную семью, подняться по карьерной лестнице или добиться материальных благ.

Если данная философия искренняя, то человек на первое место ставит духовное развитие, но часто бывает ложный аскетизм. Это тот случай, когда человек, ничего не добившись, объясняет это своим мировоззрением, старается добиться успеха хотя бы в уединении.

Во многом аскет придерживаться минимализма , но не стоит путать эти два понятия, потому как минималист отказывается от большего количества вещей в пользу лучших, а аскет и вовсе пренебрегает ими. Раньше такие люди большую часть своего времени проводили в молитвах, посвящали себя религии, отрекаясь от всего людского.

Это также можно воспринимать как протест против благ цивилизации и склонности людей показывать свое превосходство над другими. Однако со временем это превратилось в определённую крайность, люди начали воспринимать аскетизм как стремление отказаться абсолютно от всего. Многие приходят к данной философии именно потому, что устают от человеческой жадности и желания проводить каждый день в празднестве.

Аскет является человеком достаточно строгим и сдержанным, он даже может заниматься самоистязанием, чтобы постигнуть суть своего существования. Такие люди могут уходить в далёкие походы, отрекаться от благ цивилизации и выбирать для себя не комфортные условия проживания.

Истинный аскет считает, что он должен постигнуть страх и боль в целях докопаться до своих внутренних самоощущений. Если аскетизм является ложным, то человек не может отказаться от общения, только настоящий сторонник данного направления может уйти от общества в абсолютном одиночестве.

Ему чужды удовольствия, большую часть времени он обучается и самосовершенствуется. Нередко аскетами становятся глубоко несчастные люди, которые не смогли ничего добиться, перестали получать удовольствие от каждого дня.

Для аскета пища является исключительно источником энергии, одежда защищает от холода и жары. Ему не нужны новинки техники, украшения, машины и дома. Аскет может путешествовать в палатке по миру, находясь большую часть времени в дикой природе.

Аскет может также всячески отрицать искусство , потому как это связано с чувствами, ощущениями, удовольствием от созерцания. Если говорить о материальных благах, то иногда вполне объяснимо то, почему человек от них отказывается.

Однако из искусства можно черпать невероятную энергию, чего аскет не делает. Такие люди достаточно бесчувственные, они многое показательно отрицают и всеми силами стараются донести свою точку зрения окружающим. Чаще всего это бывает в тех случаях, когда аскетизм является не истинным самовыражением, а желанием казаться.

В общих чертах можно сказать, что аскет – это человек, который выбирает одиночество , замыкается в себе и всеми силами ограничивает себя от различных базовых человеческих потребностей. Такие люди социально неадаптированные, всеми силами они стараются разорвать отношения даже с родными.

Сложно представить, чтобы успешный человек в работе, межличностных отношениях и семье резко отказался от всех благ, отдав предпочтение одиночеству. Именно поэтому психологи утверждают, что чаще всего данный образ жизни выбирают глубоко несчастные люди, которые разочаровались в мире, нередко им необходима помощь специалиста.

Примеры аскетизма достаточно единичные, но на сегодняшний день это стало определённой модой, многие стараются казаться аскетами для того чтобы выделиться из толпы и подчеркнуть свою индивидуальность.

Двое симпатизируют друг другу, но пока не знают, куда их заведет эта симпатия. Кто думает, что мы, женщины, окажемся в его постели только потому, что западем на неотразимую мужскую красоту? Мы, женщины, так не думаем. Не бицепсом единым красен мужчина. Будет ли пуста сегодня его кровать? Это зависит от его способов охоты. Что он сделает для того, чтобы придать отношениям нужное направление, каким путем доберется до цели?

Я хочу рассказать о мужчинах. О тех, кого встретила в своей жизни. О тех, чьи брачные игры наблюдала со стороны. Вы не найдете здесь ничего о явных или скрытых вариантах купли-продажи: материальные стимулы отношений я намеренно оставляю за бортом своего дилетантского исследования. Даже и не исследования вовсе, а так — мыслей по поводу. Меня интересуют слова и жесты и, как бы это сказать, общая идеология, тем более интересная, что не всегда осознанная самим соблазнителем.

Любовник

Любовник силен своими эмоциями. Если ему кажется, что он в вас влюблен, он не спрячет это вновь открытое чувство внутри своего бездонного сердца. Напротив, он сделает все, чтобы вы об этом узнали, и сделает это так искренне, что вам не устоять (напоминаю, речь идет о случаях, когда присутствует изначальная взаимная симпатия). И как только вы узнали, приготовьтесь к празднику. Теперь, где бы вы ни встретились (а по свойствам межличностного магнетизма вы теперь случайно встречаетесь в самых неожиданных местах), вы натыкаетесь на горящие глаза и неподдельный интерес к собственной личности. Его арсенал — взгляды, улыбки, прикосновения и, главное, интонации. Он умеет сказать не «что», а «как». У него поразительное внимание к деталям и редкий дар превращать всякую ерунду, пустяки и мелочи в знаковые вещи. «С ума сойти: я только подумал о ложечке для чая, а ты мне ее уже подаешь» — это говорится с такой искренней благодарностью, что чувствуешь умиление. «Как это ты говоришь «булошная» по-старомосковски, как это мило». Он умеет сделать так, чтобы было тепло, ты таешь и…

Возможные трудности: как это принято, слабые места его стратегии — продолжение сильных. Его эмоциональность столь мощна, что накрывает жертву с головой. На первых порах это нравится, но потом начинаешь анализировать и замечаешь: твой любовник был занят тобой лишь в период охоты. А теперь, когда цель достигнута, он все больше занят собой. Он транслирует на тебя свои чувства и поворачивает тебя, как пирожок на сковородке, в зависимости от собственных потребностей в «горячо — холодно». А реальную тебя, с твоими чувствами и потребностями, не то чтобы очень уж замечает. Ну что же, праздник кончился.

Эстет

Большая часть взаимоотношений с эстетом — игры ума. И игры эти, надо признать, очень увлекательны.

Эстет выступает с вами на равных, что привлекает женщину, не обделенную интеллектом. Главная часть его соблазнения — разговорная, основной козырь — смена планов. Эстет может довести тебя до бешенства своим утонченным цинизмом и в тот момент, когда ты искренне недоумеваешь: «Что я делаю здесь рядом с этим придурком?» — и намереваешься уйти, хлопнув дверью, — предъявляет тебе свое белое и пушистое нутро. Мол, на самом деле он тонко чувствующий, наблюдательный и честно-несюсюкающий субъект. Главное и нередко единственное его оружие — слова. Но здесь он мастер, не знающий себе равных. О чем он говорит? О вас, конечно. И это не просто некий ролик, который прокручивается каждый раз при соблазнении очередной цели. Зная тебя без году неделя, он, не смущаясь, со всей откровенностью говорит о том, что вы сами про себя знаете, но думаете, что даже близким людям это понятно и заметно не всегда. Возможно, это не самые приятные вещи — и тогда тебя подкупает его некокетливая откровенность. А если приятные — лесть и правда в его комплиментах балансируют на грани твоей индивидуальной чувствительности к вранью. Будьте уверены: фальши он не допустит. Причем его интонации особой роли не играют: свои самые сокровенные наблюдения он может выдавать небрежным, будничным тоном.

В смысле поведенческой гибкости он просто находка. Сначала он попробовал сблизиться на скандале — не вышло. Попытался сойтись на откровенности — и получилось. Будьте уверены, если бы не сработал этот метод, он извлек бы из своего арсенала третий, четвертый, пятый. То, что стратегии шиты белыми нитками, нисколько его не смущает. Это уровень допуска, оповещающий: да, я знаю, и ты знаешь, что все маневры — лишь средства достижения цели. И что?

То, что он озаботился технологиями, — само по себе привлекательно и комплиментарно.

Возможные трудности такого вида соблазнения: и вновь недостатки метода вытекают из его достоинств. С эстетом так интересно разговаривать, что в постель не отправляешься из опасения испортить прекрасную беседу.

Гуру

Гуру — это некая смесь из первых двух типов, приправленная мистическим флером. Предполагается, что сидящий напротив вас мужчина не просто представитель своего пола, а носитель некого знания. Желательно, чтобы это было Знание с большой буквы, глубокое и эзотерическое, рангом уж никак не ниже тантрического буддизма.

Не знаю (а вернее, догадываюсь, но умолчу), что побуждает гуру не просто соблазнять женщину, а обещать ей космическое слияние со всем сущим — разумеется, при его, гуру, скромном пособничестве.

Так или иначе, практика бесконтактного оргазма в планетарных масштабах в большинстве случаев терпит провал, и паре ничего не остается, как приступить к высеканию эротической искры привычным способом.

Есть у меня на этот счет короткое, емкое и грубое определение, которое я с нескрываемым сожалением по соображениям цензуры опускаю.

Возможные трудности: беда этих мужчин в том, что они сами не вполне понимают, где они перестают быть мистическими гуру и становятся просто мужчинами. Из-за содержательной подмены они теряют ту потенциальную часть своих пассий, которая смотрит им в рот, ждет эзотерических откровений и совсем не покупается на их мужское обаяние.

Поклонник

Поклонник — находка для женщины властной, с садистскими наклонностями. Его техника — абсолютно вербальная, его метод — постоянное восхищение. Но в отличие от первого и второго случаев, где восхищение не исключает равенства, поклонник смотрит на женщину снизу вверх.

Вообще-то какие бы плотские чувства они, поклонники, к вам ни питали, очень желательно, чтобы вы, объект их страсти, не отвечали им взаимностью. Взаимность может разрушить прекрасную картинку постоянного стремления к недоступной цели. Если обнаруживается, что цель становится доступной, они теряют к ней интерес.

Наверное, небесный диспетчер что-то напутал и послал их не в то время: такой способ ухаживания и взгляд на женщину, такой культ недоступной прекрасной дамы был в ходу в эпоху вагантов, бардов и менестрелей — читай средневековье.

Возможные трудности такого вида соблазнения: очень трудно заниматься сексом с поднятой на пьедестал дамой. Да, они успевают так уверить объект своего желания в ее неповторимости, исключительности и недосягаемости, что она начинает относиться к ним соответственно: снисходительно. Как некое существо высшей касты, брахман в юбке. Ну и чему вы удивляетесь? Вы же сами ей это внушили.

Гейзер

Этот мужчина вообще не стреляет по мишеням, он классическая иллюстрация к выражению «Куда попал, туда и целился».

У меня есть смутное подозрение, что всем женщинам, попадающим в поле его зрения, он говорит одни и те же слова и не по одному разу. И, наверное, всех их одинаково берет за руку, одинаково ласково заглядывает в глаза, одинаково нежно нашептывает что-то на ушко. Но почему-то, думая об этом, я не испытываю никаких неприятных эмоций.

Метод его безвыигрышный и беспроигрышный одновременно. Почему? Да потому, что ни от одной из женщин он ничего специального не хочет и никаких усилий для ее соблазнения не прилагает. Просто, когда в его сигнальной системе включается лампочка «дама», механизм дальнейших действий запускается сам по себе. Итак, цели он не преследует и, если не достигает, совсем не расстраивается, не держит зла, не точит упреками. То, что ты не являешься целью, дает такое ощущение расслабленности и покоя! С ним легко, необязательно и недраматично. Ну представьте сами: допустим, женщина — с заниженной самооценкой, не очень уверенная в себе, временно одинокая — проходит мимо этого гейзера и попадает в его теплые волны. Многие остаются.

Возможные трудности: у этой легкости тоже есть свои побочные эффекты. Ему трудно остановиться, а порой и просто зафиксировать свой взгляд на каком-то одном объекте в течение продолжительного отрезка времени. Если женщина хочет серьезных глубоких отношений, думаю, ей не сюда.

Коллекционер

Он похож на предыдущей экземпляр, но его действия более расчетливы, хотя точно так же неприцельны.

Он постоянно находит женщин, предрасположенных к романам. Спектр женских качеств, которые могут его привлечь, очень широк.

Он может запасть на агрессивную женщину, на мягкую, на любую женщину. На красивую, потому что это начинается с восхищения, на некрасивую, потому что это начинается с сочувствия, на одинокую, потому что это начинается с жалости, на окруженную толпой поклонников, потому что раз все там, значит, там что-то интересное, и так далее.

Но он их не добивается: он привлекает их как-то по-другому. Он умеет так мягко разговаривать и кротким взглядом что-то такое обещать, что это очень часто принимают за любовь.

Возможные трудности: трудности проистекают из его позиции ожидания: дамы устают от его пассивности, за ласковыми взглядами обнаруживают холодность, за широким диапазоном приемлемости — неразборчивость.

А еще бывает соблазнение поневоле. Мужчина настолько равнодушен к данной конкретной женщине или к женщинам вообще, что чувствует себя в ее (их) присутствии легко, раскованно, непринужденно, распускает свое обаяние в полный рост. На что они, глупые, и покупаются. А равнодушная особь мужского пола лениво пожинает плоды своей ненамеренной охоты.

И вообще, как только нас, любимых, не соблазняют, к каким только струнам, кнопкам, болевым точкам не обращаются. На чем только не играют! На восторге и жалости, на гневе и признательности. В одних возбуждают дочерние чувства: «Я знаю, малышка, я все возьму на себя». В других — материнские: «Смотри, какой я убогий, без тебя я пропаду». Это мы с вами думаем, что рычаги, реле, педальки, включающие нашу чувственность, — тайные. А ничего подобного: играют на них — кто нежно, возвышенно и мелодично, как на арфе, — мрам-мрам; кто надрывно и душераздирающе, как на скрипке, — пилик-пилик; кто топорно, как на гуслях, — трям-брям.

Ах, да. Кроме того, есть просто мужчины. Ну, вы знаете, просто мужчины. Вы их наверняка видели в избытке. С ними уютно, спокойно, надежно, как в тихой гавани. За них мы часто выходим замуж. И очень потом скучаем. Потому что никакого мрам-мрам не происходит — сплошное трям-блям и иногда пилик-пилик.

Ну ничего. Мы ведь тоже охотиться умеем. Но это уже совсем другая история.

— (греч. asketes, от askein упражняться). Отшельник; подвижник. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. АСКЕТ 1) изнуряющий свою плоть воздержанием и самоистязаниями; 2) человек строгой жизни, приближающейся… … Словарь иностранных слов русского языка

аскет — а, м. ascète m., гр. asketes упражняющийся, подвижник. 1. Религиозный подвижник, отшельник, умерщвляющий свою плоть путем всевозможных лишений. СИС 1985. От самых апостольских времен избирали на архиерейство.. аскетов, безженно живущих. Чист.… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

аскет — См … Словарь синонимов

АСКЕТ — АСКЕТ, аскета, муж. (от греч. asketes упражняющийся, борец). В древности христианский отшельник, проводивший свою жизнь в строгом воздержании; подвижник (церк. ист.). || перен. Человек в высшей степени воздержанный, ведущий замкнутый образ жизни… … Толковый словарь Ушакова

АСКЕТ — АСКЕТ, а, муж. Человек, к рый ведёт аскетическую жизнь. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

АСКЕТ — АСКЕТ, человек, отказывающий себе в удовольствиях, а иногда и в удовлетворении нормальных потребностей организма, для «духовного» самоочищения и, в частности, для вызывания экстатических состояний. Аскетизм был широко распространен в… … Большая медицинская энциклопедия

аскет — человек самой строгой, воздержной жизни, до изнурения себя Ср. Аскетическая жизнь. Ср. Мне прежде всего следует сделаться аскетом, человеком не от мира сего, и разобраться в своем душевном сундуке, чтобы устроить там хоть мало мальски порядок.… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

аскет — (грч asketes) 1. испосник, искушеник, човек што се воздржува од сите уживања, 2. фиг човек што живее како аскет … Macedonian dictionary

аскет — АСКЕТ, а, м Перен. Человек, отказывающийся от жизненных благ, удовольствий или ограничивающий себя, ведущий аскетический образ жизни. Вам все эти красоты жизни, можно сказать, ничто, аскет, монах, отшельник! Для вас книга, перо за ухом, ученые… … Толковый словарь русских существительных

аскет — asketas statusas T sritis Kūno kultūra ir sportas apibrėžtis Labai santūrus, atsisakantis gyvenimo malonumų žmogus. kilmė gr. askēthēs – išmankštintas, įgudęs atitikmenys: angl. ascetic vok. Asket, m rus. аскет … Sporto terminų žodynas

Аскет — Аскетъ человѣкъ самой строгой, воздержной жизни до изнуренія себя. Ср. Аскетическая жизнь. Ср. Мнѣ прежде всего слѣдуетъ сдѣлаться аскетомъ, человѣкомъ не отъ міра сего, и разобраться въ своемъ душевномъ сундукѣ, чтобы устроить тамъ хоть мало… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

Книги

  • Аскетическая проповедь , Игнатий Брянчанинов. Творения святителя Игнатия Брянчанинова (1807–1867) духовная сокровищница Русской Православной Церкви, любимое чтение благочестивых людей. За великие труды на Божией ниве Христовой этот… Купить за 2003 руб
  • Задонский златоуст , Святитель Тихон Задонский. Святитель Тихон Задонский — один из самых достойных русских епископов XVIII века. Он первый из архипастырей запретил в своей епархии телесные наказания священнослужителей, защищал своих…

А скетизм — это инструмент саморазвития. Для правильного его использования важно понимать, как он работает, какие аскезы, как и когда практиковать, чтобы результат шёл во благо. Я начала соблюдать аскезы задолго до практики йоги, но не понимала, чем именно я пользуюсь, и что мне это даёт. Став преподавателем, и увидев аскетизм под новым для себя углом, я поняла, что , а никак не были инструментами развития. В данной статье я постараюсь разобраться в этом вопросе и обозначить важные моменты осознанной и ответственной работы с аскезами, ибо, как за любое действие в этой жизни за совершение аскез и наше отношение к ним, мы также несём ответственность.

Что такое аскеза?

Аскеза — это добровольное принятие дискомфорта (физического, психологического или любого другого), а также определённые усилия, которые мы к этому прикладываем. Важный акцент на слова «добровольное» и «принятие». То есть мы не страдаем и не рассчитываем на то, что это «зачтётся». Более того, мы спокойно и смиренно это принимаем.

Какими бывают аскезы?

Аскезы бывают разными. Йоги и буддисты выделяют 3 типа: аскезы Тела; аскезы Речи и аскезы Ума.

Аскезы Тела:
  • питание, способствующее духовному росту (саттвичное, неубойное, без интоксикаций),
  • умеренные физические нагрузки,
  • паломничества,
  • нахождения только в благостных местах,
  • чистота тела и одежды,
  • простота,
  • ненасилие (может быть аскезой речи и ума тоже), контроль страстей и пр.

Совершая аскезы для тела, важно помнить, что цель ни в коем случае не навредить телу и пострадать, а через аскезу научиться контролировать свои желания и чувства. Фанатизм и садо-мазохизм неуместны, более того, самоистязание не имеет с аскезой ничего общего. Здесь можно возразить и вспомнить массу примеров из жизнеописаний йогов, которые вытворяли со своими телами, с нашей точки зрения, именно садо-мазо. Я это объясняю разными уровнями духовного развития: что для нас аскеза, для них — естественное состояние, поэтому для действенного неудобства нужно что-то более изощрённое.

Аскезы Речи:
  • сатья (правдивость),
  • не критиковать,
  • не обсуждать,
  • не злословить,
  • не говорить плохо о ком-либо за спиной,
  • не перебивать,
  • не кричать,
  • не «насиловать» речью тех, кто не хочет слушать или не готов принять сказанное,
  • избегать споров,
  • не переубеждать никого ни в чём и не стремиться «перетянуть в свою веру, йога-кружок и т.д.».
Аскезы Ума:
  • контроль чувств и эмоций,
  • чтение Писаний и размышления,
  • джняна-йога,
  • самоанализ,
  • обуздание чувств,
  • усмирение гордыни,
  • покаяние (раскаяние),
  • почтительное отношение к людям,
  • проявление уважения и тому подобное.

Аскезы могут делиться на вынужденные и добровольные. Хотя, это не совсем верно. То, что можно назвать вынужденной аскезой — «отработка» кармы, и аскезой не является. Вынужденный дискомфорт и боль напоминают о неизбежности страданий в этом мире и необходимости работы над собой, добровольные помогают отработать или уменьшить долги будущего. Интересно, что не все добровольные пойдут на благо. Аскезы желательно совершать предписанные.

На мой взгляд, весьма показательной является история Гандхари — жены Дхритараштры из Махабхараты.

Образ царицы очень благочестив и скромен, как и предписано женщине, но страшная аскеза, на которую она себя обрекла, не была предписанной. Женщине надлежит спрашивать совета и разрешения у отца или мужа, ибо она находится под их защитой и пожинает плоды их деятельности. Гандхари из самых благих побуждений сострадания и желания понять слепого от рождения мужа обрекла себя на добровольную слепоту. Муж это воспринял как насмешку. Мудрецы также не одобрили сей поступок, ибо в писаниях он не упоминался и доселе не использовался, но, тем не менее, принимая во внимание благие мотивы, аскеза была разрешена Гуру династии, хотя и против воли мужа. Кармические связи трудны для понимания, так как нелинейны. Точно сказать, к чему привела данная аскеза, трудно. Но счастья в том воплощении у Гандхари не было — 100 сыновей родились с демоническими наклонностями, мужа не оставляла ни на мгновение и туманила его ум жажда власти, принося массу страданий его жене и подданным. А брат Шакуни считается главным зачинщиком боя на Курукшетре. Конечно, причиной не является одна лишь аскеза, но в непонятной до конца «многоходовке» всё играет роль.

В любом случае, аскеза — дело серьёзное и требует чёткого понимания цели и инструментария. Лучше пользоваться предписанными, по крайней мере, до тех пор, пока уровень личной практики и духовного роста не позволит видеть вещи глубже и сопоставлять действие с последствием.

Как и любой поступок, аскеза может совершаться в разных гунах — в страсти (раджас), невежестве (тамас) или благости (саттва). Зависит это, в первую очередь, от цели аскезы. Аскезы с целью духовного развития — это , с целью получения для себя материальных благ — в страсти, и аскезы с целью получения энергии для проклятия других — это уже невежество. Нужно различать аскезы для своего блага и на благо других. Это совершенно разные категории, однако, последовательность выполнения должна быть такой — сначала очищаем внутренним огнём себя, затем работаем на благо других.

Какие плоды от аскез мы можем получить?

  1. Сжигание кармы («Совершившие великий грех и остальные, совершающие недостойные дела, освобождаются от греха хорошо исполненным аскетическим подвигом» Ману-смрити, XI 240).
  2. Накопление тонкой энергии шакти (или тапаса) переработкой грубой энергии накопленных заслуг, что увеличивает жизненную энергию и повышает наш потенциал.
  3. Получение материальных или духовных благ — удачное замужество, благословение богов, деньги, сиддхи, могущество, власть, уважение и многое другое.

В соответствии с законом кармы, все события в мире сбалансированы между тем, что мы получаем и тем, что отдаём простым механизмом. Механизм этот известен как 3-ий закон Ньютона: «Действию всегда есть равное и противоположное противодействие, иначе, взаимодействия двух тел друг на друга равны и направлены в противоположные стороны». И если мы переживаем аскезы, то, согласно механизму кармы, это страдание должно быть компенсировано неким количеством «счастья», чаще всего исполнением желаний (выздороветь, выйти замуж, получить много денег и т.д.). «Вознаграждение» во многом зависит от уровня развития аскета.

Цель аскезы.

Цель должна быть чёткой и ясной. Иначе легко попасться на удочку Эго, и совершать аскезы ради самих аскез. При этом взращивая чувство собственного Я, параллельно «просвещая» всех и вся вокруг, и наблюдая за взлетом чувства важности, как собственной, так и совершаемых действий, привязываясь к результату и ещё крепче сжимая руки кармы на своей шее.

Видеть и понимать цель очень важно. Нам неизвестно, почему йоги Индии подолгу морят себя голодом, холодом и Бог знает ещё чем. Это другой уровень. И нет смысла практиковать такие вещи во имя Эго. Например, мы решаем совершить аскезу и 10 дней не мыться. Это серьёзная аскеза. Но какова цель? Ведёт ли это к повышению уровня сознания и духовному росту? В качестве примера приведу такую притчу:

Умер человек и попал на Божий суд и спрашивает Бога:
— Господи, что с долей моей? Я заслужил царствие небесное? Я ведь страдал! — с достоинством заявил человек.
— А с каких это пор, — удивился Бог, — страдания стали считаться заслугой?
— Я носил власяницу и вервие, — упрямо нахмурился человек. — Вкушал отруби и сухой горох, не пил ничего, кроме воды, не притрагивался к женщинам. Я изнурял своё тело постом и молитвами…
— Ну и что? — заметил Бог. — Я понимаю, что ты страдал — но за что именно ты страдал?
— Во славу твою, — не раздумывая, ответил человек.
— Хорошенькая же у меня получается слава! — усмехнулся грустно Господь. — Я, значит, морю людей голодом, заставляю носить всякую рвань и лишаю радостей любви?
Повисло молчание… Бог всё так же задумчиво взирал на человека.
— Так что с моей долей? — напомнил о себе человек.
— Страдал, говоришь, — тихо произнёс Бог. — Как тебе объяснить, чтобы понял… Вот, например, плотник, что был перед тобой. Он всю жизнь строил дома для людей, в жару и холод, и голодал порой, и часто попадал себе по пальцам, через это и страдал. Но он всё-таки строил дома. И потом получал свою честно заработанную плату. А ты, получается, всю жизнь только и делал, что долбил себе молотком по пальцам.
Бог на мгновение замолчал…
— А где же дом? Дом где, Я спрашиваю?!

Как совершать аскезы?

Кришна в Бхагавад-Гите говорит: «Что бы ты ни делал, что бы ты ни ел, что бы ни приносил в жертву или в дар, какой бы подвиг ты ни совершал, о Каунтея, — всё это совершай как приношение Мне!» (БГ 9.27). «Знай, что свершающие не предписанные святыми Писаниями жестокие аскетические подвиги ради самолюбования и с гордостью, в то же время одолеваемые половой страстью, привязанностями и насильственностью, неразумные, терзающие элементы, из которых состоят их тела, а также Меня, находящегося внутри их тел, — знай, что их решения демонические!» (БГ 17.5-6).

Самая главная опасность, подстерегающая любого аскета, состоит в том, что, получая шакти (тапас) посредством аскез, гордыня начинает «зашкаливать». Благодаря аскезам уважение к практику в социуме автоматически повышается, и Эго радостно потирает ручки. Без веры и без Бога внутри, аскезы превращаются в палача. Все результаты следует предлагать Богу и делать на благо всех живых существ (даже совершая аскезы для своего собственного очищения и духовного роста, необходимо понимать, что в долгосрочной перспективе это должно принести благо всем).

Поэтому важно не обсуждать аскезу с другими, не хвастаться, не выставлять напоказ, а лучше не говорить вообще про неё ни с кем, кроме как с Учителем (Наставником), если таковой имеется. На этот счёт есть замечательная притча:

Во времена Будды Шакьямуни жил один богатый царь, вознамерившийся поднести Будде и сотням сопровождающих его монахов несметные дары. Он пригласил их всех на особый праздник, который проходил в его саду. Много недель подряд царь подносил всем собравшимся бесчисленные дары в виде вкуснейшей еды, одежды и денег. По традиции того времени после совершения благого действия выполнялось посвящение заслуг, так что человек получал награду за свои дела. Когда грандиозное торжество подходило к концу, царь попросил о посвящении заслуг последних нескольких недель. Будда согласился выполнить его просьбу, но прежде чем сделать это, задал очень необычный вопрос: «Должен ли я за все твои материальные подношения и подарки совершить посвящение в твою пользу или в пользу того человека, который в действительности накопил наибольшую заслугу?».

Царь был сбит с толку. Он думал, что самая большая заслуга принадлежит ему, ведь это он организовал праздник и был столь щедр со всеми, однако ответил: «Разумеется, ты должен посвятить заслугу тому, кто её заслужил».

Тогда Будда посвятил заслугу старухе-нищенке, сидевшей у ворот сада. Собравшиеся были потрясены. Спутник Будды Ананда спросил его: «Почему ты посвятил заслугу от этого праздника нищенке, которая совершенно ничего не сделала, а не царю, который всё это оплатил?» Будда ответил: «Деньги потратил царь, а у нищенки нет и рупии, но она радовалась, что совершаются такие обильные подношения. Поскольку сама она ничего не давала, она не испытывала гордости. Царь был щедр, но самодоволен, восхищаясь собственными благими поступками. Заслуга старухи оказалась больше заслуги царя благодаря тому, что она была искренней и скромной».

Собираясь соблюдать аскезу, необходимо заранее спланировать продолжительность аскезы и следовать плану. Если появляется соблазн соблюдать дольше — вероятно, Эго укрепилось; если же наоборот появилось желание быстрее покончить с ней это показатель того, что сила воли слабая или внешние силы мешают. Фанатичность, равно как и потакание слабостям, показатель неблагой аскезы. Предписанные аскезы имеют определённое время входа-выхода согласно писаниям. Например, жительницы Индии соблюдают пост на Навратри — 9 дней и 9 ночей ограничений. И эти дни определены весенним и осенним равноденствием (существует летнее и зимнее Навратри, но их меньше празднуют). Также на постящегося может оказывать влияние планета, соответствующая конкретному дню недели во время соблюдения поста и других аскез. Например, экадаши выпадают на 11-ые лунные сутки, и время выхода чётко обозначено. Православные посты тоже имеют временные рамки и другие условия. То есть временной фактор важен как с точки зрения продолжительности, так и начала-окончания аскезы. Для себя я поняла, что хорошо бы следовать уже существующим предписаниям и не изобретать велосипед.

«Пост как приносит пользу тем, которые разумно к нему приступают, так и вредит неразумно его начинающим. Посему заботящиеся о пользе поста, должны беречься вреда его, то есть тщеславия». (Преподобный Марк Подвижник)

«Правила» выполнения аскез, которые я вывела для себя:

Во-первых, постоянство (признак саттвы). Как и любой другой аспект садханы, аскеза должна быть постоянной, если не предусмотрен конкретный период её выполнения.

Во-вторых, предложение результатов аскез Богу, и изначально делать это для Бога, другими словами, не привязываться к плодам. Стоит быть благодарными просто за возможность совершить аскезу, служить людям и двигаться на пути самосовершенствования.

В завершение хотелось бы сказать. Лучшая аскеза — следовать своей дхарме и налаживать отношения с Богом, каждое действие совершать беЗкорыстно и подносить плоды Всевышнему. Тогда кармические узелки будут постепенно уменьшаться, и жизнь будет проходить в благих аскезах. Вот что говорится в Ману-смрити про дхарму «Аскетизм для брахмана — приобретение священного знания, аскетизм для кшатрия — охрана народа, аскетизм для вайшу — хозяйственная деятельность, аскетизм для шудры — служение» (XI 236).

Пусть все живые существа будут счастливы!

Рекомендуем также

(PDF) Творчество как аскеза

Творчество и канон

При рассмотрении творчества в аспекте совершенства его результатов обнаруживается,

что наилучшие результаты достигаются при создании произведения (художественного,

инженерного, научного – ср., напр., евклидову геометрию) в рамках определенной школы,

традиции, канона. Качество произведения определяется при этом не только глубиной замысла,

но и совершенством техники исполнения, пригнанностью произведения к окружающему его

миру (чем и занимается дизайн в американском его понимании и в этом своем качестве дизайн

выступает в роли секулярной икономии), определенностью места в культуре. Для того, чтобы

все эти свойства произведения были представлены в нем, необходима многолетняя, а иногда и

многовековая, практика порождения таких произведения. Важна и отработанность техники,

возможность ее передачи от мастера к ученику, который будет начинать не с нуля, а продолжать

достигнутое учителем (например, для развития математики важны не только фундаментальные

формулы, но и многочисленные таблицы тригонометрических функций, квадратных корней,

логарифмов и пр., существование логарифмических линеек, а ныне – соответствующего

программного обеспечения для компьютеров). Напротив, любое новаторское произведение, при

сколь угодно большой его глубине, никогда не будет обладать подобной степенью совершенства

исполнения и дизайна. Поэтому и возникает вопрос о самоограничении поисков нового ради

совершенства создаваемого. Уместно заметить в обсуждаемом контексте, что сама культуры

выступает в большой мере как система запретов (сочетаемости определенных элементов,

допустимости тех или иных действий и т.д.)3.

Тем не менее, рано или поздно может оказаться так, что канон станет

непривлекательным ни для творящего, ни для воспринимающего творения превращается в

клише. При этом можно говорить об изменении мира, в котором существует произведение,

определенной эмоциональной усталости и т.д., но так или иначе, ориентация на канон может

смениться науськанностью на новизну как проявление аномии.

Творчество и совершенство глубины

Творчество в пределах канона позволяет достигать совершенства и глубины, но это не

есть отказ от свободы выбора канона. Такой выбор может быть сделан творцом очень редко, в

пределе один раз в жизни. В противном случает жизнь в творчестве превращается в историю

смены канонов, в которых это творчество осуществляется. С неизбежностью это оборачивается

поверхностью, а произведение по замыслу, исполнению или дизайну превращается в эскиз,

черновик. Неспособность ограничить себя выбором единственного варианта порождает

желание представить всю серию эскизов в качестве единого произведения. Эскиз, набросок

обретая статус самостоятельного произведения, в этом своем качестве становиться знаком ХХ

века, обнаруживая и определяя в конечном счете инфантилизм и автора, и реципиента. Такой

инфантилизм позволяет сохранить психический статус отрочества, в котором смесь

креативности и фантазирования достигает максимума своего проявления.

Сама же потребность в множественности выборов выступает как разврат. Это может

быть разврат и манерного художника, и ловеласа, которые частенько соединяются в одном

человеке.

Так, приходится с горечью говорить о развратности всей русской (а в известной мере, и

западноевропейской Нового времени) литературе и в особенности поэзии – в русской любовной

лирике только два или три стихотворения посвящены женам, остальные – любовницам4. В этом

проявляется неготовность к постоянному творчеству в труде любви – супруг обязан все время

творить, чтобы пронести любовь через десятилетия. В эротической же сфере оказывается

привлекательным стереотип и множественный адюльтер как средство преодоления монотонии.

В среде геев эта тенденция заходит еще дальше – динамизм женской души, подталкивающий

мужчину к творчеству, трактуется как порок. В этом контексте примечательно, что моногамный

брак в христианской аскетике трактуется как последняя ступень на пути к монашеской чистоте.

Творчество и ограничение технических средств

В самых разных областях рафинированного творчества возникает представление о том,

что совершенный результат достигается только при использовании минимального набора

средств (построения в геометрии с помощью циркуля и линейки, запрет на использование рук в

Аскетизм | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Эту статью нужно переписать, чтобы повысить ее актуальность для психологов..
Пожалуйста, помогите улучшить эту страницу самостоятельно, если можете ..

Аскет перенаправляет сюда. Возможно, вам понадобится уксусная кислота.

Аскетизм описывает жизнь, характеризующуюся воздержанием от мирских удовольствий (аскетизм). Те, кто придерживается аскетического образа жизни, часто воспринимают свои практики как добродетельные и следуют им, чтобы достичь большей духовности. Многие аскеты верят, что действие по очищению тела помогает очистить душу и, таким образом, получить большую связь с Божественным или обрести внутренний мир.Это может принимать форму умерщвления себя, ритуалов или отказа от удовольствия. Однако аскеты утверждают, что наложенные ими на себя ограничения дают им большую свободу в различных сферах их жизни, таких как повышенная ясность мысли и способность противостоять потенциально разрушительным искушениям.

размышляющий философ Рембрандта

Этимология

Прилагательное «аскет» происходит от древнегреческого термина askēsis (практика, тренировка или упражнение).Первоначально связанный с любой формой дисциплинированной практики, термин аскет стал обозначать любого, кто практикует отказ от мирских стремлений для достижения более высоких интеллектуальных и духовных целей.

Аскесис — греко-христианский термин; практика духовных упражнений; уходят корнями в философскую традицию античности. Askesis — это дисциплина подавления похоти. Первоначально представленный как духовная борьба Греческой Православной Церкви как стиль жизни, при котором избегают мяса, алкоголя, секса и удобной одежды, этот термин теперь используется в нескольких других отношениях:

Многие воины и спортсмены в греческом обществе применяли дисциплину аскесис для достижения оптимального физического состояния и грации.Образ жизни, учение или принципы того, кто занимается askēsis , называют аскетом.

«Мирское» против «потустороннего»

Макс Вебер провел различие между аскетизмом innerweltliche и ausserweltliche , что означает (примерно) «внутри мира» и «вне мира». Талкотт Парсонс перевел их как «мирские» и «потусторонние» (некоторые переводчики используют «внутренний мир», но это имеет другое значение в английском языке и, вероятно, не то, что имел в виду Вебер).

«Потусторонний» аскетизм практикуют люди, которые удаляются от мира, чтобы вести аскетический образ жизни (сюда входят монахи, живущие вместе в монастырях, а также отшельники, живущие поодиночке). «Мирский» аскетизм относится к людям, которые ведут аскетический образ жизни, но не отдаляются от мира, как Винсент Ван Гог в 1800-х годах.

Вебер утверждал, что это различие возникло в протестантской Реформации, но позже стало секуляризованным, поэтому это понятие может применяться как к религиозным, так и к светским аскетам.

(см. Перевод Талкотта Парсонса «Протестантская этика и дух капитализма», примечание переводчика к сноске Вебера 9 в главе 2)

Дэвид Макклелланд предположил, что мирской аскетизм специально направлен против мирских удовольствий, которые отвлекают человек от их призвания и могут принимать мирские удовольствия, которые не отвлекают. В качестве примера он указал, что квакеры исторически возражали против одежды ярких цветов, но богатые квакеры часто шили свою тусклую одежду из дорогих материалов.Цвет считался отвлекающим, а материалы — нет. Группы амишей используют аналогичные критерии для принятия решений о том, какие современные технологии использовать, а каких избегать. [1]

Религиозная мотивация

Аскетизм чаще всего ассоциируется с религией, поскольку монахи, йоги или священники могут выбрать аскетический образ жизни, и религиозные практики и религиозные верования, поддерживающие их, высоко ценятся в этих системах мышления. Лао Цзы, Гаутама Будда (оставивший аскетизм в поисках лучшего пути к просветлению), Махавир Свами, Святой Антоний, Франциск Ассизский, Махатма Ганди — все могут считаться аскетами.Многие из этих мужчин оставили свои семьи, имущество и дома, чтобы жить нищенской жизнью, и в глазах своих последователей продемонстрировали великие духовные достижения или просветление.

Индуизм

См. Также: Тапас (санскрит)

Садху, люди, которых считают святыми, известны крайними формами самоотречения, которые они иногда практикуют. К ним относятся крайние акты преданности божеству или принципу, такие как клятва никогда не использовать ту или иную ногу или держать руку в воздухе в течение месяцев или лет.Конкретные типы аскетизма варьируются от секты к секте и от святого человека к святому. Правила и правила брахманического аскетизма — Ятидхармасамучкая из Ядава Пракаша / Перевод Патрика Оливеля (Шри Сатгуру Публикации / Дели) — книга, которую необходимо прочитать в этом контексте.

Джайнизм

Аскетизм в одной из его наиболее интенсивных форм можно найти в одной из старейших религий, известной как джайнизм. По словам Фрэнка Уильяма Икле, джайнизм поощряет пост, практики йоги, медитацию в сложных позах и другие аскезы.(См. «Историю Азии» Фрэнка Уильяма Икле и др. (1964, Аллин и Бэкон)). Согласно джайнам, высшей целью должна быть мокша (то есть освобождение от сансары, цикла рождений и возрождений). Для этого душа должна быть абсолютно бесстрастной и непривязанной. Это может быть достигнуто только монахами и монахинями, которые дают пять великих обетов: ненасилия, истины, отказа от воровства, отказа от владения и безбрачия.

Большинство аскез и аскетических практик восходят к Вардхаману Махавире, двадцать четвертому «бродяге» или Тиртханкаре.Ачаранга-сутра, или Книга хорошего поведения, — это священная книга джайнизма, в которой обсуждается аскетический кодекс поведения. Другие тексты, которые дают представление о поведении аскетов, включают Йогашастру Ачарьи Хемачандры и Ниямасару Ачарьи Кундакунды. Другими выдающимися джайнскими трудами по аскетическому поведению являются Оганиджджутти, Пинданиджютти, Чеда Сутта и Нисиха Сутта.

Некоторые из общих аскетических практик или характеристик джайнских монахов (и монахинь):

  • Монахи и монахини отказываются от всех отношений и владения.
  • Джайнские аскеты практикуют полное ненасилие. Они не причиняют вреда ни одному живому существу, будь то насекомое или человек. Они несут специальную метлу, чтобы выметать любых насекомых, которые могут встретиться с ними на пути. Некоторые джайны надевают ткань на рот, чтобы предотвратить случайное повреждение переносимых по воздуху микробов и насекомых.
  • Джайнские аскеты не используют электричество, поскольку оно связано с насилием. Они не используют никаких устройств или машин.
  • Они путешествуют из города в город, часто пересекая леса и пустыни и всегда босиком.
  • Они спят на полу без одеял и сидят на специальных деревянных платформах.
  • Джайнские аскеты придерживаются строгой вегетарианской диеты без корнеплодов. Монахи Шветамбара не готовят еду, а просят милостыню у домовладельцев. Монахи дигамбара едят только один раз в день. Ни одна из групп не будет выпрашивать еду, но аскет-джайн может принять еду от домохозяина, при условии, что последний чист умом и телом и предлагает пищу по собственному желанию и в установленном порядке.Во время такой встречи монах остается стоять и ест только отмеренное количество.
  • Пост (т. Е. Воздержание от пищи, а иногда и от воды) — обычная черта джайнского аскетизма. Пост длится день или дольше, до месяца. Некоторые монахи избегают (или ограничивают) прием лекарств и / или госпитализацию из-за пренебрежения к своему физическому телу.
  • Другие аскезы включают медитацию в сидячем или стоячем положении на берегу реки на холодном ветру или медитацию на вершинах холмов и гор, особенно в полдень, когда солнце наиболее яркое.Такие аскезы предпринимаются в соответствии с физическими и умственными пределами индивидуального аскета.
  • Джайнские аскеты (почти) полностью лишены собственности. У некоторых джайнов (монахи и монахини Шветамбара) есть только несшитые белые одежды (верхняя и нижняя одежда) и чаша, используемая для еды и сбора милостыни. Монахи-дигамбары мужского пола не носят никакой одежды и ничего не носят с собой, кроме мягкой метлы, сделанной из сброшенных павлиньих перьев (пинчи), и едят из рук.
  • Джайнские монахи и монахини соблюдают безбрачие.Они не касаются и не разделяют платформу для сидения с людьми противоположного пола.
  • Джайнские аскеты не остаются на одном месте более двух месяцев, чтобы предотвратить привязанность к какому-либо месту. Однако в течение четырех месяцев муссонов (сезона дождей), известных как чатурма, они продолжают оставаться в одном месте, чтобы избежать гибели форм жизни, которые процветают во время дождей.
  • Каждый день посвящается изучению Священных Писаний, медитации или обучению мирян. Они стоят в стороне от мирских дел.
  • Многие аскеты-джайны принимают последний обет Сантары или Саллекханы (то есть мирной и отрешенной смерти, когда остаются оставлены лекарства, еда и вода). Это делается, когда смерть неминуема или когда монах чувствует, что не может соблюдать свои обеты из-за преклонного возраста или неизлечимой болезни.

Цитаты об аскетических практиках из Сутры Акаранга, Священные книги Востока, т. 22: Гаина Сутры, часть I, перевод Германа Якоби [1884]:

«Монах или монахиня, блуждающие из деревни в деревню, должны ждать четыре локтя и, видя животных, они должны двигаться вперед, идя ему на носках, или на пятках, или по бокам его ног.Если есть какой-то обходной путь, они должны выбрать его, а не идти прямо; тогда они могут осмотрительно бродить из деревни в деревню. Третья лекция (6) »

«Я стану шраманом, который не владеет ни домом, ни имуществом, ни сыновьями, ни скотом, который ест то, что ему дают другие; Я не совершу греховных поступков; Учитель, я отказываюсь принимать все, что не было дано ». Приняв такие обеты, (нищий) не должен, войдя в деревню или свободный город и т. Д., Брать себя или побуждать других брать или позволять другим брать то, что не было дано.Седьмая лекция (1)

Теравадизм

Исторический Шакьямуни Гаутама вел крайний аскетический образ жизни после того, как покинул дворец своего отца, где он когда-то жил в исключительной роскоши. Но позже Шакьямуни отверг крайний аскетизм, потому что он препятствует окончательной свободе (нирване) от страдания (сансара), вместо этого избрав путь, который отвечает потребностям тела, не переходя в роскошь и потакание. Отказавшись от крайнего аскетизма, он смог достичь просветления.Эта позиция стала известна как Мадхьямака, или Срединный Путь, и стала одним из центральных организационных принципов философии Тхеравады.

Степень умеренности, предлагаемая этим средним путем, варьируется в зависимости от рассматриваемой интерпретации теравадизма. В одних традициях аскетическая жизнь больше, чем в других.

Основной образ жизни посвященного практикующего тхеравадина (бхиккху, монах; или бхиккхуни, монахиня), описанный в Виная питаке, не должен был быть ни чрезмерно строгим, ни гедонистическим.Монахи и монахини должны были иметь достаточно основных жизненных предметов (в частности, еды, воды, одежды и крова), чтобы жить безопасно и здорово, не беспокоясь о болезнях или слабостях. Хотя жизнь, описанная в Винае, может показаться трудной, ее, пожалуй, лучше назвать спартанской, чем истинно аскетической. Лишения ради самих себя не ценятся. В самом деле, это можно рассматривать как знак привязанности к собственному отречению. Целью монашеского образа жизни было не допустить, чтобы забота о материальных обстоятельствах жизни влияла на способность монаха или монахини заниматься религиозной практикой.С этой целью обладание ненадлежащим имуществом считалось не более желательным, чем слишком много.

Изначально Татхагатта отверг ряд более конкретных аскетических практик, которым просили следовать некоторые монахи. Эти обычаи — например, сон на открытом воздухе, проживание на кладбище или месте кремации, ношение только выброшенных тряпок и т. Д. — изначально рассматривались как слишком экстремальные, способные либо нарушить социальные ценности окружающего сообщества, либо как вероятно, вызовет раскол среди Сангхи, поощряя монахов соревноваться в строгости.Несмотря на их ранний запрет, зафиксированный в Палийском каноне, эти практики (известные как практики дхутанга или на тайском языке как thudong ) в конечном итоге стали приемлемыми для монашеского сообщества. Они были записаны Буддхагхосой в его «Висуддхимагге» и позже стали значимыми в практиках Тайской лесной традиции.

Традиции махаяны тхеравадизма получили немного другой кодекс дисциплины, чем тот, который используется различными сектами тхеравады. Этот факт, в сочетании со значительными региональными и культурными различиями, привел к различному отношению к аскетизму в разных областях мира махаяны.Особенно примечательна роль вегетарианства в восточноазиатском теравадизме, особенно в Китае и Японии. В то время как монахи Тхеравады вынуждены есть все, что им предлагают их мирские сторонники, включая мясо, монахи Махаяны в Восточной Азии чаще всего являются вегетарианцами. Это связано с рядом факторов, включая специфические для Махаяны учения о вегетарианстве, восточноазиатские культурные тенденции, предшествовавшие введению буддизма (некоторые из которых, возможно, уходят корнями в конфуцианство), и различные способы, которыми монахи поддерживают себя на Востоке. Азия.В то время как монахи из Юго-Восточной Азии и Шри-Ланки обычно продолжают совершать ежедневные сборы подаяний, чтобы получить свою ежедневную еду, монахи в Восточной Азии чаще получают оптовые продукты питания от мирян (или средств для их покупки) и питаются из кухни, расположенной на территории. храма или монастыря и укомплектованы либо работающими монахами, либо мирянами.

Точно так же расходящиеся библейские и культурные тенденции сделали акцент на аскетизме в некоторых практиках Махаяны.Сутра Лотоса, например, содержит историю о бодхисаттве, который сжигает себя как подношение собранию всех будд в мире. Это стало образцом самопожертвования в мире Махаяны, вероятно, послужив источником вдохновения для автокремации вьетнамского монаха Тич Куанг Дыка в 1960-х годах, а также для нескольких других инцидентов.

Иудаизм

Основная статья: Аскетизм в иудаизме

История еврейского аскетизма насчитывает тысячи лет, начиная с упоминаний назорейцев (Числа 6) и традиций пустыни, которые возникли в результате сорока лет пребывания в пустыне.Пророки и их ученики были до крайности аскетами, включая множество примеров поста и условий жизни отшельников. После того, как евреи вернулись из вавилонского плена и пророческий институт был ликвидирован, возникла другая форма аскетизма, когда Антиох IV Епифан угрожал иудейской религии в 167 г. до н. Э. Секта хасидов привлекала в свои ряды соблюдающих евреев, и они жили как святые воины в пустыне во время войны против Империи Селевкидов. С возвышением Хасмонеев и, наконец, претензией Ионафана на первосвященство в 152 г. до н.э., секта ессеев отделилась под руководством Учителя праведности, и они взяли знамя аскетизма на следующие двести лет, кульминацией которого стала секта Мертвого моря.

Аскетизм отвергается современным иудаизмом; это считается противоречащим желанию Бога для мира. Бог задумал, чтобы миром можно было наслаждаться, конечно, в разрешенном контексте [1]. Талмуд говорит, что «если у человека есть возможность попробовать новый фрукт и он отказывается делать это, он должен будет объяснить это в следующем мире». [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст]

Существуют разные категории удовольствия. От простых, недолговечных вещей, например, поесть чего-нибудь вкусненького, до более сложных удовольствий, таких как удовлетворение от выполнения сложной задачи.Иудаизм ближе всего подходит к аскетизму, когда он пытается научить людей наслаждаться более интеллектуальными и духовными удовольствиями, а не гоняться за более простыми удовольствиями.

Однако иудаизм не побуждает людей искать удовольствия ради удовольствия, а скорее делает это духовным путем. Например, можно поблагодарить Бога за создание чего-то приятного, например, прекрасного вида или вкусной еды. Другой пример: нужно наслаждаться сексом, помня, что человек может выполнять заповеди брака и пру-урву (деторождение), но им также нужно наслаждаться.Пищей можно наслаждаться, помня, что есть необходимо, но поблагодарив Бога за то, что он сделал это приятным процессом, и не переедая и не питаясь расточительно.

Евреи верят, что Бог мог так же легко сделать пищу питательной, но безвкусной, или секс мог быть неконтролируемым побуждением, однако это не то, чего хотел Бог. Бог хотел, чтобы люди получали удовольствие от жизни в Его мире.

Современный нормативный иудаизм (и фарисеи, которые его разработали) противостоит аскетическому образу жизни и иногда подвергает назорейский обет в критическом свете.В древние времена существовало несколько аскетических иудейских сект, в первую очередь ессеев и эбионитов. Некоторые ранние каббалисты, возможно, также вели образ жизни, который можно рассматривать как аскетический. [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст]

Христианство

Аскетизм в христианской традиции — это набор дисциплин, применяемых для достижения спасения верующего и содействия его покаянию, а также с целью духовного просвещения.Хотя монахи и монахини известны особенно строгим аскетизмом, аскетические практики очевидны и среди других ранних христиан.

Христианские авторы поздней античности, такие как Ориген, Иероним, Иоанн Златоуст и Августин, интерпретировали значения библейских текстов в очень аскетичной религиозной среде. Посредством своих комментариев они создали новое «аскетизированное Священное Писание» и, в процессе этого, аскетизированную версию христианства. Библейские примеры аскетизма можно найти в жизнях Иоанна Крестителя, Иисуса, двенадцати апостолов и Святого Павла, а также в примитивной христианской общине, изображенной Лукой (Деяния 4:32).Свитки Мертвого моря раскрывают аскетические практики древней еврейской секты ессеев, которые приняли обеты воздержания, чтобы подготовиться к священной войне. Таким образом, аскетизм таких практикующих, как Иероним, вряд ли был оригинальным (хотя некоторые из его критиков считали, что это так), а аскет пустыни, такой как Антоний Великий (251-356 гг. веков. Очевидно, что акцент на аскетической религиозной жизни был очевиден как в ранних христианских писаниях (см. «Филокалия»), так и в практиках (см. Исихазм).Другие христианские последователи аскетизма включают катаров и таких людей, как Франциск Ассизский, Святой Давид и Симеон Столпник. (См. Католическая энциклопедия для более полного обсуждения.)

Неосведомленному современному читателю может показаться, что ранний монашеский аскетизм связан только с половым отречением. Однако половое воздержание было лишь одним из аспектов аскетического отречения. У древних монахов и монахинь были и другие, не менее важные заботы: гордость, смирение, сострадание, проницательность, терпение, осуждение других, молитва, гостеприимство и милостыня.Для некоторых ранних христиан обжорство представляло собой более первобытную проблему, чем секс, и поэтому сокращение количества потребляемой пищи также является аспектом аскетизма. В качестве иллюстрации систематический сборник Apophthegmata , или изречений пустынных отцов и матерей, насчитывает более двадцати глав, разделенных по темам; Только одна глава посвящена porneia («сексуальное влечение»). (См. Элизабет А. Кларк. Отречение при чтении: аскетизм и Священное Писание в раннем христианстве. Princeton: Princeton University Press, 1999.)

Ислам

Исламское слово для обозначения аскетизма — zuhd .

Цитируется, что Пророк Мухаммад сказал: «Что мне делать с мирскими вещами? Моя связь с миром подобна связи путешественника, который некоторое время отдыхает в тени дерева, а затем движется дальше». Он советовал людям вести простую жизнь и сам практиковал большие аскезы. Даже когда он стал фактическим королем Аравии, он вел суровую жизнь, граничащую с лишением.Его жена Аиша говорит, что в его жизни не было дня, чтобы он ел два раза подряд (Муслим, Сахих Муслим, Том 2, стр. 198). взято из [2]

мусульманских ученых, один Мухаммад Асад писал, что он обнаружил, что Коран говорит: «Да действию, нет пассивности. Да жизни, нет аскетизму». [3] Асад считал, что Аллах не просто обеспечивал мужчин и женщин телесными потребностями, а только чтобы ожидать, что они подавят такие потребности и сосредоточатся на своем духе.Скорее, Коран и хадисы предлагают множество практических советов, касающихся земных дел мужчин и женщин. Таким образом, такие ученые, как Асад, указывают на то, что Коран и хадисы указывают путь, где потребности плоти и духа гармонично уравновешиваются.

Суфизм

Суфизм развился не как мистическое, а как аскетическое движение, как следует из названия; Суфий относится к грубому шерстяному одеянию аскета. Мусульманские аскеты часто переходили естественный мост от аскетизма к мистицизму.Размышляя над Кораном и молясь Аллаху, мусульманин-подвижник верит, что он приближается к Аллаху, и, ведя аскетический образ жизни, прокладывает путь для погружения в Аллаха, суфийского пути к спасению. (См. Альфред Браунталь. Salvation and the Perfect Society . University of Massachusetts Press, 1979.)

Светская мотивация

Примеры светского аскетизма:

  • «Голодный художник» — это тот, кто сводит к минимуму свои расходы на жизнь, чтобы тратить больше времени и усилий на свое искусство.
  • Эксцентричные изобретатели иногда живут похожей жизнью, преследуя технические, а не художественные цели.
  • «Хакеры» часто считают свои программные проекты более важными, чем личное богатство или комфорт. [необходимо ссылок ]
  • Различные люди пытались вести аскетический образ жизни, чтобы освободиться от современных пристрастий, таких как алкоголь, табак, наркотики, фаст-фуд, азартные игры и секс.
  • Многие профессиональные спортсмены воздерживаются от секса, сытной еды и других удовольствий перед крупными соревнованиями, чтобы морально подготовиться к предстоящим соревнованиям.
  • Панки Straight Edge воздерживаются от алкоголя, табака и наркотиков — а иногда и от случайных половых контактов и употребления мяса — как средства проявления независимости и отказа от потребительства.

Религиозная мотивация против светской

Наблюдение за аскетическими образами жизни берет свое начало как в религиозной, так и в светской среде. Например, религиозные мотивы древнееврейских сект, поститься для того, чтобы стать святым, жрицы в храмах древней Греции воздерживались от секса, чтобы лучше служить своему конкретному богу, и философы-стоики, дисциплинирующие свою волю против жизни с чувственными удовольствиями для достижения духовные цели, уравновешивается примерами спартанцев, применяющих режимы суровой физической дисциплины для подготовки к битве, и верой в Риме, что чистота весталок была гарантией от вреда городу.

Критики

В третьем эссе («Что означают аскетические идеалы?» [2]) из своей книги « О генеалогии морали » Фридрих Ницше обсуждает то, что он называет «аскетическим идеалом», и его роль в формулировании морали вместе с история воли. В эссе Ницше описывает, как такое парадоксальное действие, как аскетизм, может служить интересам жизни: через аскетизм можно достичь господства над собой. Таким образом можно выразить и рессентимент, и волю к власти.Ницше описывает мораль аскетического священника, охарактеризованную христианством, как такую, в которой, оказавшись в боли, человек перекладывает вину за боль на себя и тем самым пытается добиться господства над миром, [4] тактика, которую ставит Ницше как за светской наукой, так и за религией.

См. Также

Список литературы

Внешние ссылки

Предпосылки греческой философии и древнего иудаизма: аскетизм, рабство и социально-экономическая несправедливость

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 03 декабря 2021 г.

Аскетизм, рабство и социально-экономическая несправедливость

Глава:
(стр.26) 1 История греческой философии и древнего иудаизма
Источник:
Социальная справедливость и легитимность рабства
Автор (ы):

Илария Л.Э. Рамелли

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780198777274.003.0002

Исследование философии в этой главе начинается с софистов и Сократа. Против безымянных софистов Аристотель теоретизировал естественное рабство, которое здесь подвергается критическому анализу. Рабы, женщины и варвары были для него неполноценными людьми. Платон и Сократ проблематизировали рабство; Представление Сократа о моральном рабстве повлияло на стоицизм. Показано, что стоиков не интересует законность юридического рабства, но они критикуют аристотелевское понятие естественного рабства.Стоико-циничный идеал самодостаточности логически подразумевал отказ от рабской собственности и богатства. Дион Златоуст критиковал рабство и бедность как несправедливость; Хаэремон выбрал добровольную бедность и не имел рабов; Эпиктет был рабом. Стоики и эпикурейцы допускали в школы рабов и женщин, отвергая Аристотелевский постулат об их неполноценности. Скептиков не интересовали аскетизм и рабство. В платонизме наблюдается уменьшение влияния взглядов Аристотеля на рабство в пользу стоической позиции и особого интереса к моральному / духовному рабству.Возрастающая роль аскетизма в платонической традиции иногда связана с отказом от владений и рабовладения. Поведение Плотина, вероятно, было продиктовано заботой о других людях. В древнем и раввинском иудаизме рабство было принято, но аскеты ессеи и терапевты осудили его как несправедливость и отказались от владения рабами и богатством. Философское описание вдохновленного терапией христианского философского аскетизма Филоном.

Ключевые слова: софисты, Сократ, Платон, Аристотель, стоики-циники, эпикурейцы и скептики, платонизм, древний и раввинский иудаизм, ессеи и терапевты, Филон

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Аскетизм в философии от Кьеркегора до Сартра Норин Хаваджа

Для тех из нас, кто читает академические произведения, мы очень редко можем описать этот процесс как истинное лингвистическое удовольствие, поскольку по какой-то причине профессионалы и ученые не чувствуют необходимости формулировать прозу чья красота соответствует важности обсуждаемого предмета. Это определенно НЕ относится к этой замечательной работе по пересмотру философии Норин Хаваджа. Она не только должна отметить несколько важных моментов, но и делает это с элегантностью и точностью, которые невероятно освежают.

Как следует из подзаголовка книги, здесь исследуется роль аскетизма в экзистенциалистской философии в работах Кьеркегора, Хайдеггера и Сартра. Представление о том, что этот протестантский аскезис каким-то образом может лежать в основе моральных позиций и философии религиозного Кьеркегора, более адиафористического Хайдеггера и пылко атеистического Сартра, безусловно, провокационно.

Суть этого аргумента раскрывается в блестящей вводной главе «Подлинность и обращение».«Именно здесь Хаваджа исследует конвергенцию между пиетистско-протестантским обращением, о котором говорил Кьеркегор, с представлениями Сартра о личной аутентичности. В менее умелых руках это могло бы показаться тонкой казуистикой, в руках Хаваджи это убедительное произведение филологии. , ее тщательное изучение работ этих трех мыслителей выявляет аскетическое ядро, лежащее в основе того, что внешне может показаться расщепляющейся философией. Как она отмечает позже:

«Сартр пытается отклонить свою собственную реконструкцию аскетического жизнеобразования под с точки зрения подлинности, превратив ее в основу общественной морали.Даже после этого отклонения он предпочитает термин «обращение» для описания движения аутентичности, потому что он все еще озабочен тем, чтобы отличить свою моральную философию от философии, основанной на абстрактных добродетелях и обязанностях. Для Сартра термин «обращение» отражает идею о том, что подлинность означает ответственность, которая должна быть когда-либо обновлена ​​».

Это фантастический пересмотр работ Сартра, в частности, и убедительное резюме богословских оснований. моральных принципов, которых придерживается такой громогласный неверующий.Норин Хаваджа — хороший гид по некоторым из этих очень плотных произведений, и у нее есть по-настоящему интересный момент.

Индивидуалист Философ: Аскетизм

Читатель пишет,

Я философ и консерватор (во многих отношениях), и мне очень нравится ваш блог. Одна вещь, которую я нахожу довольно загадочной (и интересной), — это ваш крайний аскетизм. Недавно вы сказали:

«Ну, мы знаем, что выпивка и танцы ни к чему не приведут.Но, по крайней мере, возможно, что мышление и отслеживание будут ».

Думаю, мне интересно, просто _ где_ это то, что вы пытаетесь получить, и что такого хорошего в том, чтобы быть там, что это лучше, чем наслаждаться выпивкой и танцами (в умеренных количествах, конечно).

Что ж, если я крайний подвижник, то кем был Симеон Столпник? Я не являюсь сейчас и никогда не был обитателем столпа, подверженным воздействию элементов.

«Аскетизм» происходит от греческого askesis , означающего «самоотречение».«В диапазоне от крайнего потакания своим слабостям слева до крайнего самоотречения справа, я бы поместил себя где-то посередине, двигаясь в лучшие дни вправо, а в другие — влево. Можно сказать, что я аскет от умеренного до умеренного. Я верю в ценность самоотречения и самообладания в мыслях, словах и делах. Я считаю самоочевидным, что самоконтроль в отношении слов и поступков необходим для человеческого процветания. Однако контроль над мыслями также важен для счастья, поэтому каждый день следует проводить некоторое время в формальной медитации.(Подробнее об этом в категориях «Медитация» и «Духовные упражнения».)

Умеренный аскетизм — это хорошо, и его придерживаются все основные религии и традиции мудрости. Совершенно очевидно, что многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, возникают из-за недостатка самоконтроля. Например, ожирение. Долг, как на личном уровне, так и на уровне правительства, по сути, является моральной проблемой, по крайней мере, один из ее корней глубоко укоренен в недостатке самоконтроля.

Если у вас задолженность по кредитной карте, вы делаете что-то очень глупое.Почему вы покупаете то, что не можете себе позволить, на деньги, которых у вас нет? Вы должны знать, что тратите огромные суммы денег на проценты. Почему это знание не побуждает вас осмотрительно расходовать средства? Потому что ты так и не научился контролировать себя. Возможно, вас воспитали либералы, которые думают, что summum bonum — это потакание своим слабостям и «соприкоснуться со своими чувствами». Кстати, это еще один весомый аргумент против либерализма. Слева нет мудрости.Последнее, что вы узнаете от либералов, — это добродетели, пороки и семь смертных грехов. Для либералов это повод для шуток.

Никто больше не проповедует самоотречение. Мы стали нацией моральных слабаков. Нам нужно попробовать
силы прошлых лет, и кто может лучше служить этому, чем наш собственный Уильям Джеймс, он из Золотого Века американской философии:

Поддерживайте в себе способность к усилию, выполняя небольшие бесплатные упражнения каждый день.Иными словами, будьте систематически героичны в мелочах, ненужных вещах, делайте каждый день или два что-нибудь по единственной причине, кроме трудностей, чтобы, когда приближается час крайней нужды, вы могли не нервничать и не тренироваться, чтобы выдержать испытание. Подобный аскетизм подобен страховке, которую человек платит за свой дом и имущество. Налог в то время ему не идет и, возможно, никогда не принесет ему прибыли. Но, если огонь действительно грянет, то, заплатив за это, он спасется от разорения. То же самое и с человеком, который ежедневно приучал себя к концентрированному вниманию, энергичной воле и самоотречению в ненужных вещах.Он будет стоять, как башня, когда все вокруг него качается, а его более мягкие смертные развеваются, как мякина при взрыве.

Мы плетем собственные судьбы, добрые или злые, и никогда не быть уничтоженными. Каждый малейший штрих добродетели или порока оставляет неизгладимый шрам. Пьяный Рип Ван Винкль в пьесе Джефферсона извиняется за каждое новое заблуждение, говоря: «На этот раз я не буду считать!» Что ж, он может не считать, и добрые Небеса не могут этого считать; но тем не менее это считается.Внизу, среди его нервных клеток и волокон, молекулы считают его, регистрируют и сохраняют, чтобы использовать против него при следующем искушении.

Вернемся к выпивке и танцам и к вопросу читателя. Все зависит от того, что человек считает целью жизни. Для меня ясно, что мы здесь не для того, чтобы «хорошо провести время». Для меня философия — это не академическая игра, а духовный поиск истины в последней инстанции. Квест включает в себя строгую техническую философию, но также включает недискурсивные духовные упражнения.Это невозможно без определенного морального очищения и аскезы. Их также лучше всего преследовать в ранние часы перед рассветом. Вот и отличный повод не тратить вечерние часы на пустые разговоры, выпивку и танцы. Эти занятия не способствуют духовному прогрессу. Вот почему некоторые из нас их избегают.

Aesthetic vs. Ascetic: в чем разница?

Эстетика формально относится к философской ветви, касающейся природы искусства и красоты, но обычно используется для описания того, как вещи выглядят или ощущаются, когда речь идет о вопросах искусства и вкуса. Аскет , с другой стороны, чаще всего относится к аскетизму и самоотречению, особенно в отношении духовной дисциплины.

Хотя эти два слова сбивали с толку студентов — и не только студентов — на протяжении десятилетий, их значения и история оказываются совершенно не связанными друг с другом.

Значение и происхождение аскетизма

В Древней Греции предшественники аскетов имели тенденцию описывать строгий режим воинов и спортсменов; Более мягкие версии аскетизма пропагандировались софистами, стоиками и другими философами как пути к добродетели для простых граждан.Но сегодня студенты часто впервые сталкиваются с аскетами на уроках европейской истории, описывающих феномен той эпохи, когда христианское самоотречение, или «умерщвление плоти», достигло своего апогея. Яркие примеры средневековых аскетов включают флагеллантов, которые маршируют мрачными процессиями, хлестая себя по обнаженной спине за свои грехи, и стилитов, отшельников, которые в поисках спасения будут годами жить на вершинах колонн в одинокой Средине. Восточная глубинка.

По правде говоря, Монтан не говорил ничего подобного, но предписывал частое воздержание, предписывал сухую диету и подвижный стол не ради совести, а из соображений дисциплины; и все же из-за того, что он делал это со слишком большой строгостью и строгостью приказа, примитивная церковь неверно восприняла это в нем, как слишком близком к их заблуждению, который по иудейскому суеверию воздерживался от мяса как от нечистоты.
— Джереми Тейлор, Трактаты , 1648

… она также очень хорошо рассудила, что тело должно быть приручено, когда оно восстает против разума; это питание должно быть сокращено как корм от непослушной распутной лошади; и его живот подавлен аскетической дисциплиной постов и бдений: но в ее теоремы никогда не входило, что для того, чтобы быть счастливым, человек должен отречься от своего понимания, лишить свой разум своего разума, чтобы стать ученым, осудить свое суждение, чтобы стать мудрым.
— Жан-Франсуа Сено, Христианин , 1650

«Эстетическое» значение и происхождение

Эстетика , тоже греческого происхождения, дошла до нас через немецкую философию 18 века. Англоязычные философы не уделяли систематического внимания вопросам искусства и красоты, то есть эстетики, до тех пор, пока немцы, включая А.Г. Баумгартена и Иммануила Канта, не показали им, как это делать. Это слово, похоже, заполнило пробел в английском языке, как заметил Сэмюэл Кольридж в 1823 году: «Хотел бы я найти более знакомое слово, чем эстетическое, для произведений вкуса и критики.”

Насколько этот город превосходит первоклассные столицы Европы по историческому и эстетическому значению, настолько же он уступает им в интересе, вызываемом активностью и удовольствиями общественной жизни в больших городах.
Ежемесячный журнал (Лондон, англ.), 1 марта 1805 г.

«Эстетический крем» — более подходящее название для уникального и расточительного ( sic ) развлечения, которое будет проводиться в Y.M.C.A. салоны в следующую пятницу вечером, чем «эстетический чай».”
News and Observer (Роли, Северная Каролина), 2 мая 1888 г.

Его основными исследованиями были философия, эстетика, математика и естествознание. (+ В немецкой литературе слово, обозначающее принципы вкуса.)
Театральный регистратор (Лондон, англ.), Июнь 1805 г.

Сегодня, по прошествии более чем 200 лет, aesthetic и aesthetics все еще имеют формальное, интеллектуальное звучание, хотя они, конечно, очень распространены в таких вещах, как реклама парикмахеров, пластических хирургов, декораторов интерьера и свадьбы. планировщики.И, конечно же, Instagram.

Аскетизм и ранний христианский образ жизни

% PDF-1.4 % 1 0 объект > >> эндобдж 7 0 объект / Название (Аскетизм и раннехристианский образ жизни) >> эндобдж 2 0 obj > транслировать application / pdf

  • Аскетизм и раннехристианский образ жизни
  • Salminen, Joona T
  • väitöskirja
  • 2017-03-09T11: 49: 25ZWord2017-03-13T12: 53: 49 + 02: 002017-03-16T12: 49: 32 + 02: 00Mac OS X 10.12.3 Кварцевый PDFContextuuid: af1d4940-578d-4c35-b809-8b5eed25b445uuid: 1f3ea93e-1ded-4a0a-8da1-d0bf17921745default1
  • converteduuid: 9426d3aa-1ff6-47637a + 02:00
  • http://ns.adobe.com/pdf/1.3/pdf Adobe PDF Schema
  • internal Объект имени, указывающий, был ли документ изменен для включения информации о треппинге TrappedText
  • http://ns.adobe.com/xap/1.0/mm/xmpMMXMP Схема управления носителями
  • Идентификатор на основе внутреннегоUUID для конкретного воплощения документа InstanceIDURI
  • internal — общий идентификатор для всех версий и представлений документа.Оригинальный документ IDURI
  • http://www.aiim.org/pdfa/ns/id/pdfaidPDF/A ID Schema
  • internalPart of PDF / A standardpartInteger
  • внутренняя Поправка к стандарту PDF / A amdText
  • внутренний Уровень соответствия стандарту PDF / A Текст
  • конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 объект > эндобдж 5 0 объект > эндобдж 6 0 объект > эндобдж 8 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject> >> / Повернуть 0 / Тип / Страница / Аннотации [100 0 R] >> эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 объект > эндобдж 11 0 объект > транслировать HyTSw oɞc [5laQIBHADED2mtFOE.c} 08 ׎8 GNg9w ߽

    Философия бродяжничества — аскетизм



    «ЭТО — нежное искусство; умеешь бродить и жить умеешь. … Бродяжничество приближает к реальности. […] Это ошибка — отправиться в дикую местность в новых плюсах, спортивной куртке, галстуке West-End, украшенной драгоценными камнями булавке для галстука, или в гетрах, или носить с собой трость с серебряным верхом. Не надо носить визитки, а постараться забыть о трехэтажном доме, вспомнив Диогена и его ванну ».

    Стивен Грэм, Нежное искусство ходьбы

    Некоторые из вопросов, которые до сих пор ускользают от меня о бродяжничестве: когда бродяга впервые появился в истории? что побудило человека стать бродягой? и, если бродяги существовали всегда, как изменилось их призвание и отношение к остальному обществу с течением времени? В этом эссе я намерен сделать обзор некоторых из моих более ранних работ о происхождении аскетизма в западной культуре — и, в частности, о проекте циников.Мне нужно лучше понять, что побуждает некоторых людей отмежеваться от погони остального общества за деньгами и имуществом как средством обеспечения успеха и счастья. В конце этого поста я отвечу на следующие вопросы: 1 / почему цинизм потерпел неудачу, а христианство добилось успеха? И 2 / что могло стать наследием для нас, современных, отказа от философии натурализма в пользу веры в сверхъестественное? Я не прошу прощения за то, что снова вернулся к древним циникам; смысл существования этого блога — спасти эту древнюю философию от неясности и искажения.Но для изложения основ философии бродяжничества важно исследовать тезис о том, что очернение цинизма в нашем постхристианском мире могло создать моральный вакуум, в котором обитает сегодняшний бродяга, — поиск реального в мире. стрессовый мир раздражающих иллюзий.

    Как бы сильно мы, современные люди, ни ценили удобство владения автомобилем, стиральной машиной или компьютером, до некоторой степени мы также осознаем потенциал такого имущества поработить нас.При рассмотрении стоимости их покупки, обслуживания, страхования (чтобы уменьшить беспокойство по поводу их потери, повреждения или кражи), постоянного обновления и замены, а также дополнительного стресса от запоминания все более сложных паролей, чтобы все работало вообще, или доступ к бесполезным телефонным линиям помощи, «укомплектованным» роботами; бремя владения вещами — за исключением тех, кто достаточно богат, чтобы нанимать слуг, которые заботятся о них, — возрастает в геометрической прогрессии пропорционально атрибутам и услугам, которые мы используем для управления своей жизнью.Кто в какой-то момент не завидовал свободе бродяги и не задумывался о том, как их жизнь могла бы быть счастливее или, по крайней мере, менее напряженной, если бы они просто ушли от работы, дома, имущества и обязанностей — только для того, чтобы запаниковать при мысли о том, что они могут сдаться или быть захваченными чувством вины при самой мысли о таком безответственном акте эгоизма.

    И все же на протяжении как минимум 2500 лет были те, кто прекрасно понимал глупость стремления достичь счастья путем накопления денег и имущества.Один из основных постулатов буддизма: если ничего не желает — значит ничего не недостает, — был поглощен западным мышлением древнегреческими циниками только через 100 или около того лет после того, как буддизм пустил корни на Востоке. Торговые связи между Средиземноморьем и Индией, безусловно, существовали в течение примерно ста лет до формального появления цинизма. Согласно индийским записям, Будда умер в 483 году до нашей эры, всего за 79 лет до того, как Диоген-циник родился в 404 году до нашей эры. Дальнейшие обмены, должно быть, имели место между греческими и индийскими мудрецами во время походов Александра.Циники, в свою очередь, повлияли на аскетизм ранних движений Иисуса (то есть раньше, верования Иисуса были искажены версией христианства Павла). Принципы этих древних сект продолжают сегодня те, у кого есть храбрость и независимость духа, чтобы отвернуться от потребительского мира, к которому все мы оказываемся зависимыми — парадоксальным образом потребительство теперь полностью охвачено и продвигается как добродетель многими. современные христиане.

    Тем не менее, как обсуждалось во Введении, в отличие от более восприимчивых древних средиземноморских культур, решение бродить с христианских времен (если только не в монашеской роли) было изгнано и объявлено вне закона остальной частью общества.Следовательно, аргументация любой философии бродяжничества должна рассматривать историю аскетизма как одну из его фундаментальных детерминант. В этом посте мы более внимательно рассмотрим доводы, лежащие в основе древнегреческого и христианского аскетизма, чтобы создать контекст для работы, которая будет продолжена.

    Древнегреческий аскетизм

    Большинство эллинистических философий до некоторой степени признавали ограниченность потакания нашим желающим как путь к счастью. Даже гедонист Аристипп, основатель киреникской школы, должен был признать, что крайнее потакание своим слабостям можно было получить только ценой боли.Он рекомендовал, чтобы мы, чтобы минимизировать боль, которая может сопровождать удовольствие, также работали над выполнением своих желаний. Один из поздних последователей гедонизма, Гегесиас, настолько скептически относился к достижению удовлетворения через положительное наслаждение, что принял философию пессимизма, объявив счастье недостижимым. Эпикурейцы считали, что чувственные порывы и богатое наслаждение жизнью разрешены до тех пор, пока человек избегает зависимости от таких вещей. Цель счастья состояла в том, чтобы достичь баланса между наибольшим удовольствием и наименьшей болью.Это не обязательно приравнивалось к потаканию своим слабостям, поскольку удовольствия можно было достичь альтруистическими действиями в той же степени, что и эгоистичными — на самом деле, даже больше. Именно степень, в которой боль (физическая боль и душевные страдания) может быть устранена, была главным критерием счастья для эпикурейцев. Более того, само счастье не может увеличиваться в геометрической прогрессии. Например, обильный банкет не принесет большего удовольствия, чем корка хлеба и глоток воды, если мерилом счастья является то, насколько побеждены жажда или голод.Стоики заимствовали у цинизма свою веру в то, что внешние вещи должны быть устранены из человеческой жизни, но, как и в христианстве Павла, это включало человеческие страсти. В отличие от циников, гедонистов и эпикурейцев, стоики утверждали, что устранение страсти сулит новую основу политической добродетели, поддерживая идеал, который приведет к справедливому и гуманному обществу.

    По словам латинского писателя и эпикурейца I века Лукреция, дорога к счастью часто бывает труднодостижимой.В поисках славы и богатства — потребность, которая, по его словам, вызвана желанием безопасности и удовлетворения в жизни, — на самом деле часто достигается противоположная судьба. Возникающая в результате и более продолжительная боль (включая боль вины, зависти, сожаления и т. Д.) Сводит на нет любое счастье, которое могло быть достигнуто, и обходить его. Циники были на шаг впереди этой эпикурейской логики, потому что, пытаясь избежать боли и разочарования, они всю жизнь тренировались и подвергали себя худшим видам боли и трудностей в качестве страховки от падения.Пример циничного обучения (аскезис) можно найти в сообщениях о Диогене, просящем милостыню у статуи, чтобы получить практику в отказе, и о Перегрине, проявляющем циническое безразличие, появляясь на публике с обритым половиной головы и лицом, покрытым грязью. и эрегированный пенис. Более практический результат искусства циников иллюстрируется Диогеном, разбившим чашу, которую он нес для воды, после того, как он стал свидетелем того, как юноша пил из его сложенных ладоней. Тогда аскетический образ жизни устранил возможность бедности, потому что циники уже отказались от положительного выбора образа жизни.

    В отличие от стоиков и христиан, циники не воздерживались от сексуальных удовольствий; что полностью соответствовало их вере в моделирование поведения низших животных как наиболее естественного образа жизни. Сообщается, что образ жизни Диогена был вдохновлен наблюдением за бегающей мышью: он не искал места, где можно было бы прилечь, не боялся темноты, не искал ничего из того, что мы считаем лакомством. В качестве еще одного примера обучения у животных можно сказать, что выбор Диогеном большого глиняного винного чана в качестве передвижного дома был вдохновлен его наблюдением за улиткой.Именно этот простой образ жизни, сознательно принятый для контраста с одержимостью гражданского общества роскошью и сложностью, отличал циников и заставлял их высмеивать. Циник считал все человеческие аппетиты равными по природе. Сообщается, что, объясняя свою привычку мастурбировать на публике, Диоген сказал: «Я только хотел бы избавиться от голода, потерев живот». В результате изучения этих (хотя и анекдотических) упоминаний обнаруживается четкая связь даже между самым низменным публичным поведением циников и их философскими и этическими убеждениями.

    Как и раннее христианство, цинизм предлагал свободу от нездоровой озабоченности материальным миром, но, в отличие от христианства, он предлагал человеку немедленный мир на земле, а не отсроченное получение награды на небесах. Циники не верили в богов или идею загробной жизни; важное соображение, когда дело доходит до ответа на два вопроса, которые я задал в начале этого поста. В афористическом стиле хреи (изобретение циников, принятое позже христианами до Павла), когда его спросили, верит ли он в богов, Диоген ответил: : «Как я могу не поверить в них, когда я вижу покинутого богом негодяя». как ты?» Это был лозунг циников, что можно потерять материальное имущество, но мудрость и знания нельзя отнять.Но было бы ошибкой рассматривать жизнь циников как легкий вариант. Не желая избегать работы и ответственности, большинство циников полностью осознавали свои обязанности. Многие на самом деле пожертвовали значительными состояниями, чтобы заниматься аскетизмом как позитивным образом жизни. Более того, бесплатно распространяя свою философию среди всех желающих, они, возможно, внесли гораздо больший вклад в общество, чем те, кто просто решил продать свою мудрость в рамках эксклюзивности учебных заведений.

    Цинические влияния на христианство

    В то время, когда христианство зарождалось в первом веке нашей эры.Д., аскетические иудейские и раннехристианские секты имели все возможности попасть под влияние циников. Главный торговый путь между средиземноморским прибрежным городом Птолемеем и Гадарой (место рождения циников Менипп, Мелеагр и Эномай) у юго-восточной оконечности Галилейского моря проходил всего в 8 милях к северу от Назарета. Самое раннее сравнение христиан и циников происходит от антихристианского писателя II века Цельсия, который пренебрежительно отзывался о циничном поведении христиан, проповедующих на рыночной площади, вместо того, чтобы участвовать в том, что он считал разумными дебатами.Это мнение было оспорено Оригеном примерно 60 лет спустя, когда он одобрил практику донесения философии до массы необразованных людей, и уличные проповедники-христиане и циники вполне могли иметь одну и ту же аудиторию. Цинизм описывается как философия пролетариата, а также как философия личности; важно, учитывая его отношение к бродяжничеству. Обе секты также разделяли литературные и диалогические жанры, такие как хрия, упомянутая ранее, диатриба (считающаяся прототипом христианской проповеди) и симпозиум (или банкетный диалог, как пример Тайной вечери).

    Но если вернуться к аскетизму, то и для циников, и для первых христиан образ жизни аскетов был центральным в их практической философии, в которой личные невзгоды и страдания служили ключом к устранению физического и душевного дискомфорта. Раннехристианская аскетическая культура бедности предписывала не беспокоиться о том, что человек ест, отказываться от дома и семейных уз, избегать нормальных стандартов чистоты и дорожить собой, а не своим имуществом. «Иди, продай все свое имущество и раздай бедным», — говорится в у Марка (10.21). А также из Марка (10:25), : «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Сравните также трюизм в 1 Тимофею (6.10). ), что «любовь к деньгам — корень всех зол» , вместе с тем, что приписывается Диогену-цинику в трудах его тезки, Диогена Лаэртского (6:50), «любовь к деньгам — мать- город всех бед. Как же тогда примирить образ толстых епископов в их соборных дворцах, одетых в пурпурные одежды и золотые цепи, с Иисусом, мудрецом-подвижником, умоляющим своих последователей отказаться от денег, имущества и крыши над головой ради жизни, полной лишений и молитв? .

    Если страдание является неизбежной частью жизни, и циники, и ранние христиане, принимая культуру бедности в своем образе жизни, стремились обмануть страдание, превратив его в добродетель. Их аскетизм был ключом к практической философии, в которой личные невзгоды и страдания давали ключ к счастью.Ранние христиане учились переносить самые суровые обстоятельства, включая боль, голод и оскорбления других; и степень аскетизма, описанная в параллельных ссылках у Матфея, Марка и Луки, кажется даже более суровой, чем у циников. В дополнение к тому, что они носят только одну тунику и не кладут в кошельки золото, серебро или медь, ученикам предписывается не носить сандалии и не носить посоха. К тому времени, когда четыре века спустя появились отцы-пустынники, мы переходим к христианскому аскетизму совершенно иного порядка, например, святой человек, который, как сообщается, тридцать лет жил на хлебе и мутной воде, и еще один, который выжил в старый колодец на пяти сушеных инжирах в день.Но, как будет обсуждаться позже, такие практики были основаны на страхе перед адом и проклятием, а не на цинической цели празднования жизни здесь, на земле, с наименьшей болью.

    Христианский аскетизм и демонизация женщины

    Любое сходство между циниками и христианами прекратилось, когда Павел захватил раннее христианское движение и превратил Иисуса — аскетического мудреца и одного из многих еврейских мятежников того времени — в пророка, грозящего апокалиптическими предупреждениями о гибели и разрушении.Нелепая повествовательная история о распятии и воскресении Иисуса как сверхъестественного существа, самого Бога, была впервые записана для других, чтобы добавить и приукрасить в последующие десятилетия и столетия. Никто не сумел лучше уловить искажение Павлом первоначальной философии Иисуса, чем современный циничный философ Фридрих Ницше в его предпоследнем труде Антихрист . Хотя это более подробно описано в более раннем посте, «Ницше: Антихрист, а не против Иисуса, », здесь стоит отметить, каким образом Ницше считал, что христианство Павла разрушало мир за последние 2000 лет — и его удивление также, что за все это время мы не удосужились изобрести для себя ни единого нового бога! Парадокс заключается в том, что, если бы Иисус появился сегодня на одной из улиц в центре нашего города, извращение, которым является современное христианское государство, просто сочло бы его любым другим неудачником, объектом страха и подозрения, и либо посадить его в тюрьму за бродяжничество или отправить на психиатрическое обследование.

    Ницше понимал, что настоящая трагедия христианства заключалась не в его искажении Святым Павлом, а в том, что подъем самого христианства ознаменовал долгий мрачный период в истории западной цивилизации, который опустошил богатство и разнообразие классической культуры. греческой и римской цивилизации. «Достаточно прочитать Лукреция, чтобы узнать, с чем Эпикур воевал». Эпикур воевал с «развращением душ посредством понятий вины, наказания и бессмертия».Для Ницше до появления Павла победил Эпикур. Каждый уважаемый интеллект в Риме был эпикурейцем. Эллинистические философии обещали не вечную жизнь, как христианство, но вечное возвращение жизни, будущее, которое было обещано и священным в прошлом. Истинная жизнь — это коллективное выживание посредством воспроизводства и тайн сексуальности. Подлинный, глубокий смысл всего древнего благочестия для греков был высшим почитаемым символом сексуальности. Все, что связано с беременностью, родами и деторождением, вызывало самые высокие и праздничные чувства.«Именно христианство, на основании своего рессентимента против жизни, впервые сделало нечто нечистое из сексуальности: оно бросило грязь в начало, на предпосылку нашей жизни». за возникновение понятия блуд как нечистого в его первом послании к Фессалоникийцам, самому раннему из текстов Нового Завета:

    «Ибо такова воля Божья, ваше освящение: воздерживайтесь от целомудрия; что каждый из вас знает, как взять себе жену в святости и чести, а не в страсти похоти, как язычники, не знающие Бога; что никто не преступит и не обидит своего брата в этом вопросе, потому что Господь мстит за все это, как мы торжественно предупреждали вас.Ибо Бог призвал нас не к нечистоте, но к святости ».

    Чтобы вернуться к христианскому аскетизму в его наиболее крайней и нездоровой форме, необходимо сопоставить аскетизм Павла с аскетизмом циников, чтобы ответить на некоторые из вопросов, которые я поставил ранее. Одним из наследий христианства Павла было строгое целомудрие и недоверие к женщинам (или, скорее, недоверие к собственным желаниям мужчин по отношению к женщинам), перенесенные в монашескую жизнь Средневековья. В отличие от циников, эти набожные святые люди чувствовали, что они больше не могут практиковать в городах, ища вместо этого уединение в отдаленных местах.Отцы-пустынники были первыми монахами-отшельниками, от которых коллективы монахов или монастыри начали развиваться по всей Европе. В третьем веке нашей эры многие из этих святых мужчин (и некоторых безбрачных святых женщин) жили в отдаленных частях пустынь Египта, Палестины и Сирии. Более полное описание жизни и обычаев отцов-пустынников можно найти в моем посте «Христианский аскетизм и демонизация женщины», из которого взято следующее из первых рук описание Афанасия, епископа Александрийского с 325 по 373 годы, как пример.Он рассказывает, как Антоний, которого считают «отцом» десертного монашества, ежедневно подвергался нападкам со стороны демонов, чтобы отговорить его от его святой миссии. Сам дьявол предупреждает монаха, , «как трудно достичь цели добродетели и как тяжело трудиться для ее достижения» . В случае Энтони дьявол каждую ночь являлся ему в его маленькой камере в виде красивой женщины, «не упуская ни одной детали, которая могла бы вызвать похотливые мысли, но Антоний вызвал в уме огненное наказание ада и мучения, причиняемые червями. : таким образом он сопротивлялся натиску похоти.’

    Это поклонение богине в Древней Греции и Риме и празднование всего, что связано с плодородием и тайнами воспроизводства, через пару столетий сменится страхом и ненавистью к женщинам в таком масштабе, было беспрецедентным триумфом маркетинга Павла. , что продолжается по сей день. И чтобы проиллюстрировать, насколько решительными и жестокими были преемники Павла в их миссии демонизации женщин, я приведу еще два примера. Первый из них принадлежит раннему христианскому писателю Тертуллиану (около 160 — 225 гг. Н. Э.).Д.):

    «Разве вы не понимаете, что Ева — это вы? Проклятие, наложенное Богом на ваш пол, по-прежнему действует на мир. Виновен, ты должен нести его невзгоды. Вы врата дьявола, вы осквернили роковое дерево, вы впервые предали закон Божий, вы, смягчив своими умоляющими словами человека, против которого дьявол не мог одолеть силой. Образ Бога, человека Адама, вы сломали его, для вас это было детской забавой. Вы заслужили смерть, и умереть должен был сын Божий.’

    Бедный Адам! Конечно, против такой дьявольской хитрости у него не было шансов. Вожделение и желание мужчины рождаются из чрева, зараженного злом, которым является женщина. «Женщина — причина грехопадения, злая соблазнительница, сообщница сатаны и губительница человечества». За грехи Евы женщина обречена на муки родов и проклятие менструации. И все же, на случай, если человек все же окажется слишком слаб, чтобы противостоять ее чарам, святой Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский в 347–407 гг. Н. Э.Д., дает несколько дополнительных сдерживающих слов:

    «Вся ее телесная красота — не что иное, как мокрота, кровь, желчь, насморк и жидкость переваренной пищи. . . Если вы посмотрите на то, что скрывается за этими прекрасными глазами, на угол наклона носа, рта и щек, вы согласитесь, что стройное тело — это просто побелевшая гробница ».

    Святой Августин (354–430 гг. Н. Э.) Завершил причинную цепь между греховностью секса, девственным рождением и добром девственности.Последней иронией демонизации женщин христианством было создание женского образа, к которому ни одна «настоящая» женщина не могла стремиться. Посредством непорочного зачатия Мария смогла родить младенца Христа, свободного от загрязнения сексуальным желанием, и, таким образом, разорвать цепь «первородного греха», которую искусительница Ева совершила в Эдемском саду. Остальным представительницам прекрасного пола пришлось томиться в тени ее славы. Эта ненависть к женщинам достигла апогея в охоте на ведьм, которая началась в 1454 году (до начала Реформации) и закончилась в 1782 году, когда последняя ведьма была «официально» казнена в Польше.Ни одна другая культура или цивилизация в истории никогда не ставила перед собой задачу систематически пытать и убивать (по некоторым данным, миллионы) своих собственных женщин подобным образом.

    Добродетель отцов-пустынников не была добродетелью, к которой стремились ни Иисус, ни циники, чей аскетизм был направлен на то, чтобы жить простой жизнью, свободной от неестественных, а не естественных желаний. В случае с Иисусом нет никаких доказательств того, что неестественные желания включали блуд. Если Диоген предпочитал мастурбацию как способ утолить свои сексуальные аппетиты, то это было потому, что он сам контролировал, когда и где удовлетворить свои потребности, другие циники, такие как Крейт, по-видимому, действительно вели очень активную половую жизнь.Иначе обстоит дело с этими святыми людьми, в аскетизме которых, по-видимому, преобладала необходимость противостоять плотским соблазнам любой ценой и избегать вечного проклятия. Только одна реальная возможность представилась за последние 2000 лет для отказа от христианства и возвращения к славе древнего мира, но Ренессанс рухнул, потому что вместе с пробуждением любви к жизни развился гедонистический избыток жизни. Просвещение и успехи научных открытий также не дали обещаний о лучшем мире; наоборот.Наука была ответственна за столько катастроф, сколько успехов, будь то военные, медицинские или экологические.

    Заключение

    Итак, отвечая на один из вопросов, которые я задал ранее, может показаться, что проблема заключается в самих людях. Большинство из нас, кажется, предпочитают погоню за иллюзиями, чем иметь дело с реальностью окружающего нас мира природы: постоянно смотреть в небо в поисках смысла, как это делал Икар, а не на то, что существует прямо у нас под носом.Возможная причина того, что цинизм не процветал, может заключаться в том, что, помимо сурового образа жизни, он усилил наши человеческие ограничения, недостатки и неудачи. По сути, мы высокомерное животное, которому скорее нужно верить в наши добродетели, всемогущество и несокрушимость, будь то христианское обещание награды на небесах или одержимость ученых пониманием, категоризацией и контролем над миром природы. Все это время мы, люди, из-за своей ошибочной веры в то, что мир может быть сформирован по нашей воле, продолжаем создавать тот самый хаос и беспорядок, которые мы стремимся контролировать.То, что два кандидата на предстоящих президентских выборах в США в 2012 году, сталкивающиеся сегодня с одними из самых серьезных проблем в мире, оба называют свою веру в Бога одним из своих основных достоинств на выборах, должно быть достаточным доказательством того, что современная политика в США банкрот.

    То, что более 50% американцев — самого могущественного и фанатично христианского общества на Западе — выступают против всеобщего здравоохранения в своей стране, потому что они возражают против внесения вклада в создание более равноправного и заботливого общества, — это симптом всего плохого в капиталистическом проекте — и Казалось бы, самый низменный пример извращения христианства.Высокомерие и в то же время уязвимость этой нации — разлагающейся изнутри — заключается в ее детской вере в то, что она представляет собой модель демократии и берет на себя самопровозглашенную роль хранителя планеты. Трагедия в том, что то, что могло быть образцом космополитизма и мультикультурализма в современном мире, виртуальный Ноев ковчег самых сильных и находчивых представителей людей со всего мира, выродившегося в христианскую посредственность и нацию, разделенную жадностью и эгоизмом. .Бродячие паники эпохи депрессии в Америке, когда тысячи бесправных граждан отвергли основное общество и стали бродяжничать в качестве альтернативного образа жизни, могут все же вернуться, чтобы преследовать Америку в совершенно непредсказуемой форме и в еще более беспрецедентных масштабах.

    Что нужно сделать, чтобы убедить человечество в том, что религия, наука и капитализм не смогли выполнить обещания о лучшем мире, в то время как богатые и могущественные — в зависимости от того, что они делают от существования низшего класса, чтобы сохранить свое преимущество — отчаянно цепляются за их привилегированный образ жизни? Ответ, конечно, заключается в том, что человеческая природа есть человеческая природа и не менялась тысячелетиями.Мы не передаем мудрость из поколения в поколение, потому что мудрость умирает с каждым новым поколением. Самая ругаемая из всех пословиц о том, что мы учимся на своих ошибках, — величайший миф из всех. Несмотря на все эти позерства и выкрутасы, жадность всегда будет преобладать, а лучшие системы убеждений всегда будут искажены, чтобы служить эгоистичным и могущественным интересам. Что же касается молчаливого большинства, они будут продолжать верить иллюзиям, которые навязывают священники и политики, потому что не делать этого — это вообще угнетающая альтернатива.Цинизм потерпел неудачу именно по этой причине. И христианство продолжает процветать, потому что оно дает «надежду» — даже если, как заметил Ницше, оно ничего не дает.

    Но цинизм не может и не претендует на предоставление альтернативной «системы». Все, что он может сделать, — это поднять зеркало человеческого высокомерия и притворства, приглашая нас увидеть неприкрытую правду, скрывающуюся за грандиозным обманом — истину, к которой большинство из нас предпочло бы оставаться слепыми и глухими. Сам по себе аскетизм не является ответом. То, что мы все должны вести эстетичный, бродячий образ жизни или уйти и жить в бочке, как Диоген, — это не вариант.То, что некоторые из нас, тем не менее, не могут или отказываются больше терпеть стресс и разочарование основного общества и выбирают вместо этого аскетический образ жизни, вполне понятно. Конечно, предпочтительнее позволять стрессу современной жизни патологизировать нас, оставляя нас на милость психиатров и терапевтов; эти хранители нормального человеческого поведения.

    В понимании необходимости бродить по земле переоценка философии цинизма и аскетизма циников является полезной отправной точкой — для воссоединения с естественным, а не сверхъестественным миром.По крайней мере, цинизм представляет собой личную стратегию выживания во враждебном мире. То есть те периоды в истории, как наш нынешний кризис, когда общество становится морально несостоятельным, а социальный и политический вакуум заставляет обычных людей чувствовать себя отчужденными и брошенными. Хотя я намерен исследовать множество других причин, по которым люди могут прибегать к бездействию в будущих публикациях, это реакция на чувство покинутости; провокация поиска более простой и осмысленной жизни должна быть в основе решимости бродяги; и за неровной внешностью которого вполне может скрываться превосходный интеллект.

    Я дал первые слова и оставил последние слова бродячему эссеисту и писателю Стивену Грэму, на этот раз из A Tramps Sketches . Как будто для иллюстрации того, насколько мало мы прогрессируем в цивилизации, комментарии Грэхема о «коммерциализме», опубликованные ровно 100 лет назад, вполне могли быть написаны вчера:

    «Остается вопрос:« Кто такой бродяга? » … Он обязательно фигура в маске; он носит маскировку сбежавшего, а также заговорщика…. Он ходячий отшельник, оставивший мир, но он прежде всего мятежник и пророк, и он стоит в очень четком отношении к жизни своего времени.

    Величайший факт современного человеческого мира — это огромная коммерческая машина, которая с удивительной быстротой перемалывает меньший и подлый тип людей, средний класс, среднего человека, «проклятое, компактное, либеральное большинство», Говоря словами Ибсена … Но против коммерческой машины выступают мятежники, противники ее, те, кто желает ограничить ее власть, чтобы выкупить некоторых рабов…. Коммерциализм в настоящее время является большим врагом отдельного человека ».

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.