Бихевиористский метод: бихевиористский метод | Политология

Автор: | 21.04.1975

Содержание

Brave Designers | Бихевиористский подход к дизайну

Менять поведение людей — трудно. Каждый день эта мысль находит новые подтверждения: новогодние обещания оказываются забыты, абонементы в спортзал сгорают, а самые искренние стремления правильно питаться или откладывать больше денег так и остаются стремлениями.

Существует немало продуктов и сервисов, созданных, чтобы помочь людям добиться какой-либо цели: сделать рацион более здоровым, выработать полезные финансовые привычки или вести активный образ жизни. Однако разработать продукт, успешно справляющийся с подобной задачей, бывает крайне сложно. Дизайнеры все чаще приходят к выводу, что традиционных методов проектирования недостаточно, если перед нами стоит сложная задача изменить привычную манеру поведения людей.

Мы должны учитывать весь опыт, который переживают пользователи при взаимодействии с нашим продуктом.

Компания Opower занимается разработкой продуктов, призванных помочь всем жителям планеты экономить энергию. Мы стараемся дать нашим клиентам приятный и удобный пользовательский опыт, для чего используем уникальный подход, учитывающий психологию поведения людей и последние исследования в области бихевиоризма. Понимание принципов работы человеческого мозга — того, как люди интерпретируют информацию, принимают решения и совершают действия — помогает нам находить более эффективные дизайнерские решения. Благодаря научному подходу мы изменили привычки большого числа людей и помогли клиентам сэкономить в общей сложности более миллиарда долларов на счетах за энергию.

Бихевиористский дизайн: основные шаги проектирования новой модели поведения

Недавно наша команда разработала простую схему из четырёх блоков — теперь это план, по которому развивается наш дизайн-процесс, и, одновременно, шкала для оценки эффективности продукта с точки зрения поведения пользователей.

В этой статье мы познакомим вас со схемой и приёмами, полезными для всех дизайнеров, которые хотят быть уверенными в том, что их продукт вовлекает, убеждает и воздействует на пользователей.

Привлеките внимание — Повлияйте на решение — Упростите задачу — Закрепите привычку

Первая ступень: привлеките внимание

Первое, о чём думают потенциальные пользователи: «Почему эта проблема должна меня волновать?». Продукт может быть безупречным с точки зрения дизайна, но если мы не заставим людей обратить внимание на наше сообщение или попробовать продукт, о нём никто никогда не узнает.

Привлеките внимание — Повлияйте на решение — Упростите задачу — Закрепите привычку

Приёмы

  • Продукт должен располагать к себе. Привлеките внимание людей броским визуальным рядом, интересной историей или завораживающим моушн-дизайном.
  • Спровоцируйте эмоциональный отклик. Ваш продукт должен отличаться от других и застревать в памяти благодаря эмоциям: удивлению, любопытству, стремлению решить актуальную проблему (здесь можно использовать такие триггеры как дефицит или страх потери).
  • Показывайте пользователям персонализированный контент.Люди восприимчивы к сообщениям, соответсвующим их привычкам, интересам и ценностям.

Примеры

  • Благодаря привлекательным изображениям и видео у посетителей главной страницы Airbnb сразу же создаётся хорошее впечатление о сервисе. Доброжелательный, располагающий к общению тон повествования вызывает желание продолжить знакомство и посмотреть, что ещё есть на сайте.

  • Приложение Mint рассылает пользователям электронные письма о нетипичных для них тратах. Такие сообщения быстро привлекают наше внимание: с одной стороны, они персонализированы, с другой — эмоциональны: письмо приходит неожиданно и, возможно, содержит тревожный сигнал. В результате мы не можем проигнорировать его.

Вторая ступень: влияйте на решения пользователей

Как только вам удалось заинтересовать и вовлечь пользователей, необходимо привести понятные и убедительные аргументы, способные побудить их к действию.

Привлеките внимание — Повлияйте на решение — Упростите задачу — Закрепите привычку

Приёмы

  • Предложите пользователям простой и понятный контент. Старайтесь не использовать узкоспециализированные термины — конкретизируйте сообщение, сделайте его лёгким для восприятия. Предложите контент, который отвечает на вопросы посетителей и помогает сделать осознанный выбор.
  • Предложите рекомендации. Люди с большей охотой совершают целевое действие, если имеют четкое представление о последующих шагах и вариантах. Пользователи ценят предложения и персонализированные рекомендации от экспертов или из источников, которым они доверяют (включая социальные сети).

Предложите контент, который развеет возможные сомнения и поможет посетителям сделать осознанный выбор.

  • Расскажите о преимуществах вашего продукта. Люди хотят знать, чем он полезен.  Их могут заинтересовать внешние поощрения (деньги, скидки или бонусы), статусные вещи (связанные с повышенным уровнем комфорта) или обращение к внутренней мотивации и ценностям.
  • Переосмыслите подачу сообщения. Меняйте восприятие вашего сообщения и поощряйте действия пользователй с помощью бихевиористских приёмов. Расставляйте якоря, фиксирующие внимание пользователей на определённых опциях, убеждайте их с помощью триггера дефицита и аргументов социального характера таких, как сравнение с окружением или социальное доказательство.

Примеры

  • Команда Opower убедила миллионы домовледельцев снизить расход энергии путём сопоставления их потребления с потреблением соседей. Хотя обычно люди не задумываются о количестве расходуемой энергии, информация такого рода оказывается очень действенной: она заставляет людей пересмотреть свои привычки в пользу более рациональной модели.

  • Kickstarter и другие краудфандинговые сайты влияют на желание сделать взнос разными методами.
    Задействованы как внешние стимулы (например, возможность попробовать продукт одним из первых), так и внутренние (чувство гордости от того, что проявил заботу о проекте). Рекомендации усилены классическими бихевиористскими приемами: социальным доказательством (данными о том, сколько людей уже сделало взнос) и имитацией дефицита (ограничением времени и тиража продукта для участников каждого раунда).

Третья ступень: упростите задачу

Итак, вам удалось убедить пользователя действовать, и ваша следующая задача — убрать все возможные препятствия на его пути и сделать действие максимально простым.

Привлеките внимание — Повлияйте на решение —

Упростите задачу — Закрепите привычку

Приёмы

  • Упростите действие. Разбейте целевое действие на несколько простых шагов. Уменьшите когнитивную нагрузку на пользователя: упростите интерфейс, разделите информацию на блоки, используйте метод последовательного раскрытия (progressive disclosure— стратегия управления комплексным контентом, согласно которой в каждый момент времени пользователю показывается только необходимая его часть). Определите и устраните возможные препятствия.
  • Помогите пользователю ориентироваться.
    Пользовательский опыт должен логично подходить к целевому действию. Используйте популярные средства: пошаговые руководства, напоминания и — на случай отказа от выбора — опции по умолчанию (Default effect — эффект умолчания, психологическое явление, которое состоит в том, что стандартные варианты редко меняются на другие, но их принятие также является решением).
  • Помогите пользователям разработать свой план действий. Мотивируйте пользователей на постановку собственных целей и самостоятельную активность. Присылайте им напоминания, следите за их успехами.
  • «Выстреливайте» в нужный момент. Очень важно правильно выбрать время — убедитесь, что вы побуждаете человека к действию именно в тот момент, когда он воодушевлён и наиболее к нему расположен.

Примеры

  • Стартап-сервис Brigade, поощряющий обмен мнениями о новостях и политических событиях, недавно выпустил набор инструментов, облегчающих пользователям выбор кандидата. Накануне дня выборов приложение помогало людям найти ближайший избирательный участок. А ответив на несколько тематических вопросов, пользователь мог получить рекомендации относительно того, за кого ему голосовать.

  • Приложение ZenPayroll Giving упрощает процесс пожертвований на благотворительность, избавляя пользователей от лишних хлопот: оно позволяет работающим людям делать автоматические отчисления напрямую из зарплаты. Система вносит данные в форму W-2 (форма для налоговой службы, выданная в начале года работодателем, в которой указан доход и объем уплаченных за год налогов) благодаря чему вы видите не только свой годовой доход, но и суммарный объём пожертвований.

Чётвёртая ступень: закрепите «правильное» поведение

Для формирования привычки разового действия недостаточно. Изменить модель поведения сможет только такой продукт, который мотивирует следовать той же модели поведения и сообщает пользователю о достигнутом с ее помощью прогрессе.

Привлеките внимание — Повлияйте на решение — Упростите задачу — Закрепите привычку

Приёмы

  • Радуйтесь успехам пользователей. Похвалите их, обеспечте обратную связь и покажите, насколько они продвинулись к цели. Попробуйте повысить их вовлечённость и стимулировать перемены в поведении с помощью гибкой системы вознаграждений.
  • Выстраивайте долгосрочные отношения. Проектируя продукт, не ограничивайтесь разовым взаимодействием — разрабатывайте опыт, разворачивающийся во времени и улучшающийся по мере того, как вам поступает новая информация о пользователе.
  • Делайте упор на внутреннюю мотивацию. В том, что касается изменения модели поведения, нет стимула сильнее внутренней мотивации. Согласно исследованиям, люди предпочитают пользовательский опыт, который кажется им осмысленным, дарит чувство сопричастности другим людям, повышает их статус в глазах других, позволяет самовыражаться, даёт ощущение контроля и независимости.

Попробуйте повысить вовлечённость пользователей и стимулировать перемены в поведении с помощью гибкой системы вознаграждений.

Примеры

  • Приложение Nest каждый месяц присылает пользователям отчёт, отражающий их паттерны потребления энергии за прошедший период. Для людей, не следящих за данными системы отопления, интересная инфографика — это отличная возможность своими глазами увидеть то, как Nest экономит энергию и деньги. Кроме того, значки-вознаграждения и набранные очки вносят дух соперничества и подстегивают пользователей быть лучше.

  • Runkeeper и другие приложения для фитнеса используют различные приёмы, чтобы поддержать “правильное поведение” в течение продолжительного периода. Пользователи ставят цели и отслеживают свой прогресс — индивидуально и в сравнении с другими участниками. Личные рекорды, общий рейтинг и подбадривающие комментарии сервиса стимулируют желание преодолеть себя, быть частью команды, быть лучше других.

Заключение

Дизайнеры должны учитывать весь опыт, который переживают пользователи при взаимодействии с продуктом. Они должны понимать, что заставляет людей обратить внимание на проблему, предпринять какое-либо действие и сохранить интерес и вовлечённость в течение долгого времени. Посмотрев на работу с точки зрения науки о поведении, можно увидеть, какие этапы пользовательского пути работают, а какие необходимо улучшить. В конечном счёте, эти знания помогают создавать сильный дизайн и снижают риск того, аудитория проигнорирует или вскоре забудет продукт.

Надеюсь, наша схема будет полезна другим дизайнерам, стремящимся применять бихевиористские принципы в своей работе.

Методы исследования в политологии

Метод исследования в политологии – это совокупность приемов и способов построения научного знания и его применения в исследовании тех или иных явлений.

В политологических исследованиях применяются как, традиционные так и современные научные методы.

Традиционные методы исследования в политологии

Традиционные методы, применяемые в политологии, – это исторический, ценностно-нормативный, институциональный методы.

Исторический метод применяется в политологии для описания истории государств и характеристики исторических личностей. Исторический метод позволяет раскрыть закономерности возникновения и развития политических процессов, выяснить факторы и особенности политических явлений, их роль в определенных исторических условиях.

Ценностно-нормативный метод помогает выяснить значение политических явлений для общества и личности, дать их оценку в сопоставлении с определенной ценностью, нормой. Нормативный метод применяется в прогнозах. Он позволяет выяснить возможность полученного идеального (нормативного) варианта, определить пути и средства его достижения.

Институциональный метод – это метод изучения политических институтов (государства, права, политических партий и движений) и их взаимодействий. Институциональный метод помогает понять политическую реальность при помощи изучения групп, контролирующих власть и политического процесса в целом.

Современые методы исследования в политологии

К современным методам политологии можно отнести сравнительный, системный, структурно-функциональный, антропологический, психологический, социологический и бихсвиористский методы.

Сравнительный анализ в политологии стал применяться с 1960-1980-х годов. Он основан на сопоставлении однотипных политических явлений и процессов у разных народов, в разных странах и культурных средах.

Сравнительный метод позволяет выявить общие и особые черты политической жизни разных народов и стран, общие и специфические тенденции развития политических процессов, определить особенности политических режимов, выявить факторы повышения эффективности действия механизмов власти, раскрыть связи и взаимодействия политической системы с экономической и духовной сферами жизни общества, использовать отечественный и зарубежный опыт для решения актуальных проблем сегодняшнего политического развития.

Системный метод, у истоков которого стояли американские ученые Д. Истон и Т. Парсонс, применяется в политологии с 1950-1960-х годов. Этот метод исследует политическую жизнь общества как открытую систему, подверженную внутренним и внешним воздействиям, но при этом способную сохранять свое существование. Системный метод сосредоточен на целостности политики и на ее взаимоотношениях с внешней средой. Он позволяет определить важнейшие цели функционирования государств и других элементов политической системы, оптимальные пути и способы достижения этих целей – при помощи построения модели, включающей все факторы взаимосвязи реальной политической ситуации.

Структурно-функциональный метод в политологии используется с середины ХХ в. Этот метод был разработан американскими социологами Р. Мертоном и Т. Парсонсом, а в политологии – американскими политологами Г. Алмондом и Д. Истоном. Структурно-функциональный анализ расчленяет сложный объект политики на составные части, выявляет и изучает связи между ними, определяет их роль в удовлетворении потребностей системы. Путем структурно-функционального анализа выясняется количество социальных изменений, к которым может приспособиться политическая система, устанавливаются способы сохранения и регулирования политической системы. Структурно-функциональный метод позволяет ответить на вопросы: какие функции должна выполнять политическая система, при помощи каких структур и с какой эффективностью она их выполняет.

Антропологический метод помогает выявлению в политике объективной роли инстинктов, устойчивых черт интеллекта, психики, национального характера, то есть качеств человека как биосоциального существа. Таким образом, этот метод нацелен на уяснение человеческого фактора в политике, роли личности в политических событиях и процессах.

Психологический метод помогает выяснить психологические механизмы политического поведения индивида (побуждения, желания, страсти и др.). Метод восходит к основоположнику психоанализа З. Фрейду, который усматривал главные мотивы политической активности субъекта в неудовлетворенности его базовых потребностей. Применяя психологический метод, политологи анализируют индивидуальные качества личности, черты характера, бессознательные психические процессы, влияющие на политическое поведение индивида.

Социологический метод сосредоточен на изучении зависимости политики от социальных факторов (экономики, социальной структуры, идеологии, культуры и др.) Применение социологического метода позволяет анализировать политику как сферу целенаправленных взаимодействий различных социальных групп, преследующих свои интересы, характер которых обусловлен социальными факторами. Именно использование социологического метода позволяет ответить на вопрос о том, в интересах каких социальных групп осуществляется политика, вырабатываются политические решения, предпринимаются те или иные политические действия.

Бихевиористский метод стал формироваться еще в начале ХХ в., когда американский политолог Ч. Мерриам указал на определяющую роль политического поведения людей в политической жизни общества. В дальнейшем, благодаря исследованиям американского философа Ч. Лассуэла и английского ученого Дж. Кетлина, бихевиористский (поведенческий) метод получил признание. В 1920-1930-х годах он был революционным методом внедрен в политологию и стал основой прикладных политологических исследований. Бихевиористский метод ориентирует исследователя на систематическое наблюдение за поведением личности, социальных групп в политике. Он акцентирует внимание на действиях людей по реализации своих целей, на изучении мотивации политического поведения.

Бихевиористская концепция требует учета роли количественных показаний деятельности и поведения людей (при принятии решений, в ходе избирательной кампании и др.). Моделируя заданную ситуацию с учетом воздействия всех возможных «силовых векторов», можно достоверно прогнозировать развитие будущих политических событий. С середины ХХ в. в США научные учреждения и университеты, наблюдая поведение различных общественных групп и их отдельных представителей, стали разрабатывать целевые программы, связанные с внешней политикой США, системой обороны, борьбой с бедностью, этническими проблемами. Разработка таких программ встретила серьезную поддержку со стороны крупнейших фондов (Фонда Форда, Фонда Рокфеллера и др.)

Бихевиоризм в политической науке

Понятие бихевиоризма

Мы знаем, что современная политическая наука возникла на стыках двух древнейших существующих гуманитарных наук — философии и права. Между тем, еще в 19 веке были предприняты попытки создания социальных науки, изучающих законы развития общества примерно в той же мере, что и естествознание изучает законы природы. Одной из таких попыток и связанас явлением, известным как бихевиоризм.

Замечание 1

Это трудное для произношения на русском языке слов, производное от английского «behavior» означает «поведение».

Если отталкиваться от принципа, по которому наука должна заниматься изучением только непосредственно наблюдаемым. Первыми бихевиористы были психологи, провозгласившие переход от изучения сознания к анализу людского поведения. Бихевиористы-социологи сформировали базис изучения определенного поведения как в юридически оформленных (формальных), так и в не формальных группах. Следующими по очереди были политологи. Инициаторы и последователи данного движения, которое принадлежало в большинстве чикагской школе американской политической науки, представителями которой являлись Ч. Мерриам, Г. Лассуэлл, Л. Уайт и др., они выделяли первоочередность изучения политического поведения в институтах, группировках и в процессе политики в целом. Особое внимание они уделяли анализу не самого государства, скореевласти и процесса ее реализации.

Определение 1

Бихевиоризм в политической науке представляется методологической ориентацией, целью которой является анализ политических явлений при помощи наблюдения за поведением людей и групп, состоящих из них.

Оба понятия — поведение и наблюдение,— которые использованыв этом определении, самостоятельно не имеют нужды в дефинициях. Политическое поведение понимается любое поведение человека — словесное (вербальное) либо невербальное, характеризующее его в образе члена конкретной политической совокупности. Другими словами, изучение политического поведения представляется исследованием политической жизни общества через призму поведения человека.

Под наблюдением необходимо понимать истребование информации разнообразными способами — непосредственными и косвенными. Различается наблюдение естественного и искусственного характера. Естественное наблюдение мы наблюдаем тогда, когда политическое поведение в существующих независимых от нас условиях, к примеру, анализ итогов выборов. Политическое поведение искусственного характера мы может наблюдать, когда изучающий самостоятельно провоцирует интересующее его поведение, наиболее часто путем анкетного исследования, реже — при лабораторном эксперименте.

Готовые работы на аналогичную тему

Следует особо останавливаться на следующих преимуществах, дающих политической науке применение бихевиористских методов.

Во-первых, это выражается в учете психологического образа политики, который раньше вообще не принимался во внимание.

Ч. Мерриам полагал, что основой политической реальности служат индивидуальная человеческая воля и страсти, а особенно — жажда власти, возможности применения силы. Сначала бихевиоризм стремился искать, применять методы исследования, которые позволяют не только оценивать внешнее поведение , а так же его результаты, но и определять психологическое объяснениеданного поведения, другим языком говоря, такие методики, которые могли бы позволить увидеть отношения в сфере сквозь отражение переживаний его участников-людей.

Во-вторых, бихевиоризм всегда характеризовался ориентацией на количественные исследовательские методики. Базисными для любого исследования в политической сфере всегда признавались такие требования, как опора на данные, которые получены в процессе выборочных обследований, контентного анализа и т. д., их строгая системность и обработка математического плана. Классическими трудамибихевиористской политической науки признаны:

  • Г. Лассуэлл «Политика: кто получает что, когда и как» 1936г. :
  • Б. Берелсон, П. Лазарсфельд, У. Макфи«Голосование» 1954г.;
  • П. Лазарсфелд «Выбор народа»;
  • Г. Алмонд и С. Верба «Гражданская культура» 1963г.

Они построены путем обобщения крупнейших массивов данных.

Происхождение и развитие сравнительной политологии

В своем очерке Ч. Мерриам «Современное состояние изучения политики» в 1925г. главным недостатком политологии называл острый дефицит научности. Если подразумевать научностью свойства, которые присущи естественному научному исследованию, то следует признавать, что данный недостаток сохраняется и в настоящее время. Но в какой-то мере он все-таки преодолен, именно это в главной степени заслуга бихевиористов. Бихевиоризм значительно развернул представления о видении политику обычными людьми, об их поведении, когда ста-новятся участниками процесса политики. Но куда более важно именно методологические достижения.

В границах бихевиоризма разработаны базисные методики прикладных политических исследований:

  • статистические исследования активности в политике, в основном это исследования, которые касаются выборов;
  • анкетирование и опросы;
  • 3эксперименты лабораторного типа;
  • применение теории игры при изучении механизма принятия решений в политической сфере.

Бихевиористская политология была основополагающим видом эмпирического— то естьсориентированного на сбор, обработку данных — исследования в политике. Эмпирическая наука занимается описанием реальности, а так же объяснением ее. Противоположным эмпирическому подходу является нормативный,который задается преимущественно вопросами о том, чем должна являться политика, а не тем, чем она является. Нормативистский характер носили множественные построения сторонников традиционного институционализма.

Сама по себе «бихевиористческая революция» не справлялась с новыми задачами, появившимися перед политической наукой после окончания второй мировой войны. В силу своего происхождения бихевиоризм уделил глубокое внимание подданным количественному анализу аспектам политики таким как, выборы, общественное мнению и т. д., в то время как все другое устранилось из видимости исследователей.

Состоялся семинар «Дизайн-подход в науке, бихевиористские методы и не только: схема конфигурирования метода исследования»

Научно-исследовательский семинар Института «Высшая школа менеджмента» СПбГУ состоялся 15 мая 2015 года. С докладом на тему «Дизайн-подход в науке, бихевиористские методы и не только: схема конфигурирования метода исследования» («Beyond Design Science and Behaviorist Methods: A Framework for the Configuration of Research Method») выступил профессор доктор Ульрих Франк, заведующий кафедрой информационных систем и бизнес моделирования, Университет Дуйсбург-Эссен. Данный семинар был посвящен методологии исследовательской деятельности.

 

Актуальность данной темы обусловлена необходимостью осознанного и грамотного применения методов исследований при подготовке академических публикаций (особенно для изданий индексируемых Web of Science и Scopus). Профессор Франк сделал обзор основных подходов, используемых в исследованиях в области менеджмента,  информационных систем, бизнес-информатики: поведенческий подход, герменевтический подход, дизайн-подход (design science research) и др. В частности, были рассмотрены основные понятие, принципы, ограничения и требования к результатам научной деятельности в различных подходах. В заключении Ульрих Франк предложил набор необходимых характеристик научного знания и поделился своими идеями по поводу выбора подходов и методов исследований, а также относительно их комбинирования и интеграции для конкретного проекта/научной работы.

 

В семинаре приняли участие научно-педагогические работники СПбГУ, обучающиеся по основным образовательным программам аспирантуры «Экономика и управление народным хозяйством (логистика, маркетинг, менеджмент)», а также студенты магистерской программы.

 

Семинар стал площадкой для оживленной научной дискуссии. По окончании семинара представители СПбГУ обсудили с Ульрихом Франком возможности дальнейшего сотрудничества в направлении систематизации и преподавания методов исследования.

 

Слайды семинара можно скачать здесь.

 

Дополнительная литература по теме семинара:

  • Frank, U.: Towards a Pluralistic Conception of Research Methods in Information Systems Research. ICB Research Report, No. 7, Universität Duisburg-Essen 2006
  • Frank, U.: Higher Value of Research by Promoting Value for Researchers. In: Communications of the AIS, Vol 34, 2014, Article 43
  • Gregor, S.; Hevner, A.R.: Positioning and Presenting Design Science Research for Maximum Impact. In: MIS Quarterly, vol. 37, no. 2, pp. 337-355
  • Aken J. E. Management research based on the paradigm of the design sciences: the quest for field‐tested and grounded technological rules //Journal of management studies. – 2004. – Т. 41. – №. 2. – С. 219-246.

 

Ульрих Франк – один из ведущих специалистов в области бизнес-информатики и моделирования предприятий. Он является одним из председателей программного комитета международной конференции по бизнес-информатике, редактором ряда журналов (например, Business & Information Systems Engineering (BISE), Journal Enterprise Modelling and Information Systems Architectures, Information Systems and E-Business Management), Information System Modeling and Design, руководителем ряда научно-исследовательских проектов, основателем межвузовской программы IS:link.

 

 

По вопросам относительно данного семинара, пожалуйста, обращайтесь в отдел по сопровождению научных исследований ([email protected]) или к организатору семинара Кудрявцеву Дмитрию Вячеславовичу, доценту ВШМ СПбГУ ([email protected]).

Бихевиористский подход — Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Бихевиористский подход

Cтраница 1

Бихевиористский подход сводится к отказу от предварительных гипотез и предположений и к призыву опираться лишь на наблюдение за внешним поведением. Таким образом, бихевиоризм отвергает предпосылки маржиналистского анализа о том, что экономические действия направляются стремлением достичь при имеющихся средствах наибольшего результата и что деловая деятельность подчинена принципу получения наибольшей денежной прибыли. Взамен нам советуют наблюдать, как на деле действуют бизнесмены и каким образом они принимают решения.  [1]

Этот бихевиористский подход был охарактеризован как стремление достичь реалистического описания действий в противоположность подходам, которые нацелены на реалистическое описание мотивации. Потребность более реалистического понимания мотивации объяснена преимущественно тем, что в современной корпорации функции собственности и управления разделены и управляющие обладают большой властью и широкой свободой действия.  [2]

Осознание глубоких противоречий бихевиористского подхода, а также мысли о несводимости человеческого поведения к набору реакций на внешние стимулы, о способности человека творчески осмысливать свою социальную среду побудили ряд социологов интерпретировать поведение с точки зрения того значения, которое личность ( или группа) придает тем или иным аспектам ситуации.  [3]

В поиске выхода из противоречий бихевиористского подхода представители данной теории стали интерпретировать поведение с точки зрения того значения, которое личность или группа придает тем или иным аспектам ситуации.  [4]

Второй вопрос, который возникал при бихевиористском подходе к проблеме, был следующим: что способствует научению, когда совершается действие. Можно сформулировать теперь этот вопрос иначе и спросить, происходит ли привыкание только при повторении стимулов или этот принцип применим к более широким проявлениям поведения. Хотя мы еще не можем дать точный ответ на этот вопрос — для этого необходимы новые исследования, — было высказано предположение, что процесс привыкания и угашение поведения имеют общие факторы.  [5]

Помимо очень большого вклада в технику эксперимента бихевиористский подход к изучению поведения значительно обогатил науку своим анализом модификации поведения. Однако объект исследования бихевиоризма ограничен. Бихевиоризм изучал только те изменения поведения, которые непосредственно вызывались стимулами, исходящими от экспериментатора и побуждающим животное к действию.  [6]

Монологичность формулы Лассуэлла вызвана тем, что в ней выражен бихевиористский подход к коммуникации как прямому воздействию сообщений коммуникатора на реципиента ( получателя), который выступает лишь в качестве объекта, реагирующего на полученную информацию.  [7]

Однако влияние этого подхода было значительно меньше, чем влияние бихевиористского подхода, отчасти потому, что гораздо большее число руководителей ежедневно сталкивается с проблемами человеческих отношений, человеческого поведения, чем с проблемами, которые являются предметом исследований операций.  [8]

Влияние науки управления или количественного подхода было значительно меньшим, чем влияние бихевиористского подхода, отчасти потому, что гораздо большее число руководителей ежедневно сталкивается с проблемами человеческих отношений, человеческого поведения, чем с проблемами, которые являются предметом исследования операций. Кроме того, до 60 — х годов лишь у очень немногих руководителей было образование достаточное, для понимания и применения сложных количественных методов.  [9]

Подобно тому, как при виде лимона у человека начинает непроизвольно выделяться слюна, определенные рекламные визуальные стимулы по мнению авторов бихевиористского подхода должны вызывать стандартные реакции.  [10]

Весь описанный эпизод занял бы не более двух минут, но то количество информации, которую восприняли и проанализировали эти два человека, просто поражает. Как должен психолог рассматривать такой процесс. Некоторые психологи, особенно представители традиционного бихевиористского подхода уверены, что всю последовательность событий можно адекватно ( и гораздо более детально) описать в таких терминах. Однако, хотя эта позиция и привлекает своей простотой, она не в состоянии описать те когнитивные системы, которые участвуют в подобном обмене информацией. Чтобы это сделать, необходимо определить и проанализировать конкретные компоненты когнитивного процесса и затем объединить их в большую когнитивную модель. Именно с такой позиции исследуют сложные проявления человеческого поведения когнитивные психологи. Какие конкретно компоненты выделил бы когнитивный психолог в вышеприведенном эпизоде и как он стал бы их рассматривать. Мы можем начать с некоторых предположений относительно когнитивных характеристик, которыми обладают полицейский и водитель. В левой части Таблицы 1.1 приведены соответствующие положения, а в правой — темы когнитивной психологии, связанные с этими положениями.  [11]

Вместе с тем голографическая аналогия хорошо соответствует системе элементарных логических модулей, набросок которых был дан в первой части книги. Особенно важно, что голографическая гипотеза не опровергает классических нейрофизиологических концепций; она обогащает их тем, что придает особое значение не нервным импульсам аксона, а микроструктуре медленных потенциалов, которая развивается в постсинаптических и дендритных сетях. В то же время голографическая гипотеза обогащает психологию, предоставляя в ее распоряжение правдоподобный механизм для понимания психологических явлений восприятия. Это делает возможным рассмотрение отдельных компонентов психологических функций, которые смешиваются воедино в узких рамках бихевиористского подхода. Распознавание структуры — это сложный процесс, в котором анализ признаков входного сигнала и формирование его центрального представительства являются отдельными этапами. У человека, который наделен нейронной голограммой, эти этапы ведут к формированию образов.  [12]

Страницы:      1

ABA‑терапия (метод прикладного анализа поведения)

При этом подходе все сложные навыки, включая речь, творческую игру, умение смотреть в глаза и другие, разбиваются на мелкие блоки — действия. Каждое действие разучивается с ребенком отдельно, затем действия соединяются в цепь, образуя сложное действие. Взрослый не пытается давать инициативу ребенку, а достаточно жестко управляет его деятельностью. Правильные действия закрепляются до автоматизма, неправильные — строго пресекаются. Для достижения желаемого поведения используют подсказки и стимулы, как положительные, так и отрицательные. Закрепленным навык считается только тогда, когда ребенок сможет выполнять это действие без ошибок в 80 процентах ситуаций вне зависимости от того, в какой атмосфере и кем было дано задание.

В рамках обучающей программы по методике АВА ребенок всегда ведомый, его свобода и инициативность ограничены выбором обучающего взрослого. Для каждого ребенка составляется индивидуальный план поэтапного развития. Ребенок может осваивать одновременно два‑три не связанных между собой навыка, педагогом выстраивается четкая система усложнения и поэтапного освоения все новых и новых навыков.

Конечная цель АВА — дать ребенку средства осваивать окружающий мир самостоятельно.

В арсенале АВА несколько сотен программ, среди них невербальная и вербальная имитация, общая и мелкая моторика, понимание языка, называние предметов, называние действий, классификация предметов, «покажи, как ты… «, местоимения, ответы на вопросы «Что?», «Кто?», «Где?», «Когда?», «Как?», употребление «да» и «нет», и других. Среди программ более высокого уровня — «Скажи, что будет, если… » (предугадывает исход действия), «Расскажи историю», «Делай как (имя сверстника)», «Позови (имя сверстника) играть».

В АВА‑терапии существуют несколько терапевтических моделей, рассчитанных для раннего детства (от 1,5‑3,5 лет), дошкольного и школьного возраста, подростков и взрослых.

В раннем возрасте коррекция нежелательного поведения наиболее эффективна, так как такое поведение еще не успело закрепиться, а взрослому проще справиться с ребенком в случае направленной агрессии или самоагрессии ребенка с аутизмом.

Программа раннего вмешательства должна быть интенсивной — от 30 до 40 часов в неделю, чтобы ребенок смог усвоить необходимые навыки поведения и преодолеть отставание в развитии.

Специалист по АВА первоначально определяет поведенческую проблему ребенка, затем проводит «измерения» (изучает и наблюдает поведение), в результате которых производится оценка и вырабатывается стратегия обучения («вмешательство»).

Во время обучения по системе АВА с ребенком ежедневно занимается несколько специалистов разной направленности (дефектолог по поведенческим навыкам, музтерапевт, арттерпевт), а контроль осуществляет супервизор — специалист по методике. Специалисты последовательно занимаются с ребенком на протяжении двух‑трех часов (делая за это время пять‑шесть программ), на протяжении одного дня с ребенком могут последовательно работать два‑три специалиста, и ребенок получает пять‑шесть часов в день. Все действия по программам записываются в общий журнал работы с ребенком, координируя действия специалистов.

AВА может выполняться на дому, в учебном заведении, в детском кружке. Занятия могут быть индивидуальными и групповыми — в маленьких группах (два‑три человека) и больших (пять‑десять человек).

Количество часов в учебной программе может варьироваться в зависимости от потребностей и возможностей. Среднее количество часов в программе АВА — 20 часов в неделю. Минимальное количество часов в АВА‑программе — шесть часов в неделю, максимальное — 40.

Важно, чтобы родители ребенка были неотъемлемой часть команды работающей с ребенком, воспитывали ребенка на основе поведенческих принципов обучения и помогали ему обобщить все навыки, которые он выучил в программе.

Для детей дошкольного возраста вне зависимости от уровня развития навыков рекомендуется обучение в системе спецобразования. Обучение на дому может быть ограниченной средой, в которой ребенок не сможет выучить такие важные навыки, как нахождение в группе сверстников, обучение в группе, общение с различными людьми.

Частично обучение может остаться индивидуальным, в особенности для детей с низким уровнем речевых навыков или для детей, которые ранее не обучались и не научились взаимодействовать со взрослыми.

При всей строгости обучающей программы методика АВА подходит для тяжелых форм аутизма, синдрома Дауна и тяжелых форм интеллектуальной недостаточности.

Выбор именно этой методики оправдан, если поведение ребенка не поддается контролю со стороны близких, он не реагирует на просьбы и запреты, не откликается на имя, не стремится к коммуникации, не имеет речи или речь развита настолько слабо, что ребенок может с трудом (или не может) выразить свои мысли и желания.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Harvard Business Review Россия

Микеланджело подходил к ремеслу скульптора с убежденностью, что уникальное и прекрасное произведение искусства уже сокрыто в камне, а от руки мастера зависит, удастся ли извлечь это произведение из камня или нет. Мы полагаем, что лучшие наставники относятся к своему делу так же. Социальные психологи уже подтвердили, что в самых счастливых парах партнеры положительно влияют друг на друга, помогая любимому человеку стать ближе к его собственному идеалу — личности, которой он хотел бы стать. Этот психологический эффект, возникающий в ситуации, когда задачей человека становится помощь его или ее второй половине в достижении идеала, получил название феномена Микеланджело. Но опытный руководитель тоже может помочь сотруднику приблизиться к идеальному «я» — уникальной, перспективной, но не всегда очевидной на первый взгляд модели личности.

Так как же наставнику составить представление об идеальном «я» своего подопечного? Оказывается, все зависит от искусства установки. В этом процессе задействованы два основных компонента. Во-первых, перцептивная установка. Первоклассные наставники специально выделяют время на то, чтобы по-настоящему «увидеть» своих протеже, понять — и принять — не только их истинное «я», но и их идеалы, и возможные направления развития карьеры. На это требуется много времени и терпения. Наставник должен завоевать доверие, быть доступным и готовым выслушать. Ключ к успеху кроется в следующем: как только у подопечного формируется представление о своем идеальном образе, наставник должен последовательно поддерживать его идеи.

Второй элемент включает в себя бихевиористскую установку — действия, направленные на то, чтобы помочь подопечному усвоить поведенческие паттерны, соответствующие его представлениям о своем личном идеале. Поняв, кем мечтает стать его протеже, наставник должен показать ему пути и создать возможности, которые позволят ему самосовершенствоваться. Например, когда представление Франклина о Шоне и его отношение к ней будут соответствовать идеалу самой Шоны, Франклин начнет помогать ей приблизиться к задуманному: он станет стимулировать в ней поведенческие реакции и наклонности, отвечающие ее идеальной модели. За счет частого взаимодействия, в ходе которого Франклин сможет заставить выйти на первый план ее идеальное «я», Шона сможет развиться и стать ближе к своему идеалу.

Подход Микеланджело может оказаться настоящим вызовом для наставников, когда они принимаются за обучение человека противоположного пола. Это особенно верно в отношении наставников-мужчин и женщин-подопечных — чаще ситуация складывается именно так, а не наоборот. Дело в том, что во многих организациях у мужчин по-прежнему выше шансы получить руководящую должность — поэтому их больше и среди наставников.

Согласно результатам исследования, посвященного менторству и его зависимости от гендерного признака, женщинам сложнее найти наставника. И даже если им это удается, у них меньше шансов на профессиональные достижения. Одна из причин этого феномена заключается в том, что, когда дело доходит до такого навыка, как активное слушание, мужчины зачастую оказываются неспособными его применить, чтобы помочь подопечной постепенно раскрыть представление о ее идеальном «я».

Могут ли мужчины по-настоящему воплотить в жизнь принципы Микеланджело и быть наставниками для женщин, руководствуясь описанными выше соображениями? Результаты проведенного нами исследования говорят о том, что это возможно, но лишь при одном условии: мужчины должны постараться понять, что мешает формированию крепких партнерских отношений с представительницами противоположного пола.

Во-первых, у большинства наставников есть склонность превращать подопечных в свои точные копии. Они, зачастую не отдавая себе в этом отчета, подталкивают своих протеже к выбору карьеры или профессиональным или личным решениям, повторяющим их собственные. Пусть такое «клонирование» и питает эго наставников, но оно максимально далеко от истинных идеалов метода Микеланджело.

Хотя это справедливо как для мужчин, так и для женщин-менторов, исходя из нашего опыта, можно сделать вывод, что мужчинам-наставникам сложнее справиться с желанием заставить подопечную повторять их профессиональную жизнь. Это происходит из-за гендерных особенностей в подходе к слушанию, а также из-за того, что женщины (как правило) более склонны к формированию личностных отношений, в то время как мужчины (как правило) больше сконцентрированы на достижении целей. Чтобы избежать возникновения инстинктивной склонности к «клонированию», мужчинам нужно приложить все усилия, действительно слушать подопечную и обращать большее внимание на детали их отношений, чем на обсуждаемую в ходе разговора специфическую задачу. В общении с женщинами мужчинам также более свойственно спешить с выводами и решениями, а не тратить время на то, чтобы выслушать, понять и оценить ее точку зрения.

Мужчины, стремящиеся воплотить в своей менторской стратегии принципы Микеланджело, также могут быть сбиты с толку тревожными гендерными стереотипами относительно их протеже. Мы все становимся жертвами клише. Если вы мужчина, попробуйте не задумываясь завершить следующее предложение: «Она женщина, значит, ей хочется ___, она, должно быть, планирует ___ и, возможно, совсем не интересуется___». Если от некоторых ответов вас не по себе, знайте, что вы не одиноки. Даже позитивные стереотипы могут привести к нежелательным последствиям.

Вот пример Роберта Лайтфута, директора NASA, поделившегося с нами историей о том, как однажды стереотипы сбили его с толку:

«В самом начале карьеры мне повезло пережить переломный момент. Я принимал участие в работе распорядительного комитета. В нем также заседала моя наставница. Комитет очень быстро достиг консенсуса по предложенной кандидатуре. Когда мы начали один за другим комментировать решение, я сказал: “Эта должность предполагает много поездок, а она только что родила ребенка. Возможно, ей придется совсем тяжело, если мы ее наймем”. К счастью, моя наставница очень четко и решительно произнесла: “Это решение принимать не вам! Она знает, что должна часто бывать в командировках, она в курсе, что недавно родила ребенка, не отнимайте у нее права принять решение”. Эти фразы оказали на меня необычайное воздействие».

Еще один жизненно важный элемент на пути утверждения идеального представления протеже о своем идеальном «я» — гендерная тактичность. Суть этого термина заключается в осознании и уважительном отношении ко всему, что мужчины не могут понять в психологии женщин вообще и личном опыте своих подопечных в частности. Чтобы проявлять подлинную гендерную тактичность, необходимо питать искренний интерес к переживаниям и проблемам своей подопечной, осознавать ограниченность своей способности к пониманию, а также демонстрировать эмпатию, когда протеже делится своими мечтами о будущем.

Важная оговорка. Если складывается впечатление, что подопечная недооценивает себя, наставник должен предложить ей более амбициозный и вдохновляющий план реализации ее потенциала, включая возможности, которые не рассматривались ранее. Успешные наставники часто склонны создавать смелые, зачастую даже дерзкие сценарии того, как может сложиться карьера их подопечных. К примеру, недавно контр-адмирал Береговой службы США Сандра Стосс рассказала нам:

[Мои менторы] рассказали мне о возможностях, которые даже не приходили мне на ум. Они дали мне шанс посмотреть на жизнь шире, выйти за пределы моих долгосрочных целей — стать моряком и однажды встать во главе корабля. Они помогли мне начать мыслить глобально — не только категориями Береговой охраны, но и всего министерства транспорта. Эти двое мужчин показали мне, что моя карьера не должна ограничиваться выходом в море, что для меня открыто больше профессий и возможностей, чем я когда-либо могла представить.

В конечном счете успешный наставник будет с уважением относиться к модели идеального «я» своего протеже и его карьерным устремлениям (а не тем вариантам, которые он считает наиболее приемлемыми, и не к сценариям, отражающим его собственный профессиональный путь). Чуткие творцы используют внимательное слушание, сократический метод, безусловное принятие и щедрую эмоциональную поддержку, чтобы сформулировать мечту, облечь ее в слова, а затем помочь молодому коллеге достичь ее.

Об авторах. У. Брэд Джонсон — профессор психологии факультета лидерства, этики и права Военно-морской академии США; также преподает в Университете Джона Хопкинса. Соавтор книги «Возвышение Афины: Как и почему мужчинам нужно быть менторами для женщин» и других статей, посвященных наставничеству. Дэвид Дж. Смит — профессор социологии факультета национальной безопасности Военно-морского колледжа США, соавтор книги «Возвышение Афины: Как и почему мужчинам нужно быть менторами для женщин». Исследует гендерные, рабочие и семейные отношения.

Учебно-ресурсный центр GSI

Бихевиористские методы обучения оказались наиболее успешными в тех областях, где есть «правильный» ответ или легко запоминающийся материал.

Предпосылки
Взгляд на знания
Взгляд на обучение
Взгляд на мотивацию
Значение для обучения
Ссылка

Фон

Методологический бихевиоризм возник как реакция на интроспективную психологию, которая доминировала в конце 19-го и начале 20-го веков.Психологи-интроспективы, такие как Вильгельм Вундт, утверждали, что изучение сознания было основным объектом психологии. Их методология была в первую очередь интроспективной, в значительной степени полагаясь на сообщения от первого лица об ощущениях и составляющих непосредственных переживаний. Бихевиористы, такие как Дж. Б. Уотсон и Б. Ф. Скиннер, отвергли интроспекционистские методы как субъективные и не поддающиеся количественной оценке. Вместо этого они сосредоточились на объективно наблюдаемых, поддающихся количественной оценке событиях и поведении. Они утверждали, что, поскольку невозможно объективно наблюдать или количественно оценить то, что происходит в сознании, научные теории должны принимать во внимание только наблюдаемые индикаторы, такие как последовательности стимул-реакция.Согласно Скиннеру (1976, 23), «проблемы ментализма можно избежать, если обратиться непосредственно к предшествующим физическим причинам, минуя промежуточные чувства или состояния ума. Самый быстрый способ сделать это — это… рассмотреть только те факты, которые можно объективно наблюдать в поведении одного человека в его отношении к его [или ее] предыдущей экологической истории ». Радикальные бихевиористы, такие как Скиннер, также сделали онтологическое утверждение, что факты о ментальных состояниях можно свести к фактам о поведенческих диспозициях.

Взгляд на знания

Бихевиористы, такие как Уотсон и Скиннер, истолковывают знания как набор поведенческих моделей. Скиннер утверждает, что это не тот случай, когда мы используем знания, чтобы направлять наши действия; скорее, «знание — это действие или, по крайней мере, правила действия» (152). Это набор пассивных, в основном механических реакций на раздражители окружающей среды. Так, например, бихевиорист будет утверждать, что сказать, что кто-то знает Шекспира, значит сказать, что у него есть определенный поведенческий репертуар по отношению к Шекспиру (152).Знания, которые не выражаются активно в поведении, можно объяснить поведенческими способностями. Например, фраза «Я узнаю синюю птицу, когда вижу ее» может быть эффективно эквивалентна фразе «У меня есть способность идентифицировать синюю птицу, хотя сейчас я этого не делаю» (154). Если знание истолковывается как репертуар поведения, можно сказать, что кто-то что-то понимает, если он обладает соответствующим репертуаром. Упоминание о когнитивных процессах не требуется (156–57).

Просмотр обучения

С бихевиористской точки зрения передача информации от учителя к ученику — это, по сути, передача реакции, соответствующей определенному стимулу.Таким образом, цель обучения состоит в том, чтобы представить ученику соответствующий репертуар поведенческих реакций на определенные стимулы и усилить эти реакции с помощью эффективного графика подкрепления (161). Эффективный график армирования требует постоянного повторения материала; небольшие, прогрессивные последовательности задач; и постоянное положительное подкрепление. Без положительного подкрепления выученные реакции быстро угаснут. Это потому, что учащиеся будут продолжать изменять свое поведение, пока не получат положительное подкрепление.

Вид мотивации

Бихевиористы объясняют мотивацию графиком положительного и отрицательного подкрепления. Подобно тому, как получение кормовых гранул каждый раз, когда он клюет кнопку, учит голубя клевать кнопку, приятный опыт заставляет учащихся устанавливать желаемые связи между конкретными стимулами и соответствующими реакциями. Например, ученик, получивший словесную похвалу и хорошие оценки за правильные ответы (положительное подкрепление), скорее всего, усвоит эти ответы эффективно; тот, кто не получает положительных отзывов на одни и те же ответы (отрицательное подкрепление), с меньшей вероятностью усвоит их так же эффективно.Точно так же люди-ученики склонны избегать ответов, связанных с наказанием или неприятными последствиями, такими как плохие оценки или отрицательная обратная связь.

Значение для обучения

Бихевиористские методы обучения, как правило, основываются на так называемых упражнениях «умения и упражнения», которые обеспечивают постоянное повторение, необходимое для эффективного закрепления паттернов реакции. Другие методы включают структуру вопросов (стимулов) и ответов (ответов), в которых вопросы постепенно увеличиваются; управляемая практика; и регулярные обзоры материала.Бихевиористские методы также обычно в значительной степени полагаются на использование положительных подкреплений, таких как словесная похвала, хорошие оценки и призы. Бихевиористы оценивают степень обучения, используя методы, которые измеряют наблюдаемое поведение, например, успеваемость на экзамене. Бихевиористские методы обучения оказались наиболее успешными в тех областях, где есть «правильный» ответ или легко запоминающийся материал. Например, хотя бихевиористские методы оказались успешными в обучении структурированному материалу, такому как факты и формулы, научные концепции и словарный запас иностранного языка, их эффективность в обучении пониманию, композиции и аналитическим способностям сомнительна.

Артикул

Скиннер, Б.Ф. (1976). О поведении . Нью-Йорк: старинные книги.

Поведенческий подход к психологии: обзор поведенческой психологии

Автор: Тай Бэйли

Обновлено 12 апреля 2021 г.

Существует довольно много разных подходов к психологии и тому, как работает и развивается разум, что влияет на человеческое поведение, а также различные факторы, влияющие на его мысли и эмоции.Есть пять основных точек зрения, и поведенческий подход — одна из них.

Хотите узнать больше о поведенческом подходе?

Чат с сертифицированным экспертом по психологии онлайн сегодня! Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все сборы, связанные с платформой.

Источник: rawpixel.com

Пять подходов к психологии человека

Существует множество областей психологии, от основ до идей, связанных с поведением и развитием различных состояний.Пять основных подходов к психологии следующие:

  • Биологический подход — это подход к психологии, который фокусируется на биологических факторах тела человека и на том, как они влияют на разум, мысли человека и эмоции человека. Это в первую очередь относится к изучению генетики человека, уровня гормонов и нервной системы, чтобы прийти к выводу о том, что его физический состав, желания и потребности являются прямой связью между телом и разумом.Те, кто поддерживает эту идею, считают, что различные факторы конкретного тела человека и общего состояния здоровья являются первопричинами его ментальности и психологического состояния, и что эти физические компоненты влияют на каждое решение, которое может принять человек. Этот подход наиболее важен, когда речь идет об изучении лекарств и генетики, а также о том, как и то, и другое может физически влиять на структуру психического и физического строения человека.
  • Психодинамический подход — Это фрейдистская концепция, согласно которой каждое побуждение человека проистекает из полового влечения.Психодинамический подход настаивает на том, что все импульсы, побуждения и бессознательные факторы человека связаны с его переживаниями в детстве и что эти факторы лежат в основе поведения человека в дальнейшей жизни. Этот подход полагает, что все поведение определяется бессознательным, и многие люди слышали о концепциях поведения и импульсов, на которые влияют Ид, эго и суперэго.
  • Поведенческий подход — это подход к психологии, который фокусируется на том, как окружающая среда и как внешние стимулы влияют на психическое состояние и развитие человека, и как эти факторы специально «тренируют» человека тому поведению, которое они будут демонстрировать позже.Некоторые, кто поддерживает этот подход, не верят, что концепция свободы воли существует и что все виды поведения просто усваиваются на основе личного опыта каждого человека путем проб и ошибок, получая наказания и последствия за определенные мысли и действия, а также подкрепление и положительные выгоды от другие.

Источник: rawpixel.com

  • Гуманистический подход — Гуманистический подход в психологии настаивает на том, что каждый человек имеет свободную волю, по своей природе «хороший» по своей природе, и что нами естественным образом движет желание улучшить себя.Это также поддерживает идею о том, что все мы нуждаемся в значительном улучшении себя и окружающего нас мира. Этот подход подчеркивает уникальность каждого человека и очень специфические желания и потребности, когда речь идет о том, чего каждый из нас желает в отношении чувства удовлетворения, что дает нам чувство удовлетворения в нашей жизни и психологический рост каждого человека. Субъективный опыт (который относится только к отдельному человеку, а не к массам) подчеркивается из-за его важности в роли психологии, а не объективной реальности.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на каких-либо научных факторах, касающихся поведения и психических состояний, гуманистический подход поддерживает использование качественной информации, полученной в ходе бесед и опросов один на один, а также самодокументирования от человека для лучшего понимания их особый образ мышления и точка зрения на самих себя, свой опыт и окружающий мир.

Гуманистический подход также отвергает исследования и эксперименты с участием любых других животных (например, в случаях, когда лабораторные крысы или другие животные используются для определенных поведенческих исследований), потому что сторонники этого подхода считают, что люди относятся к гораздо более значительному уровню. познания и что человеческие способности рассуждать, думать и общаться не похожи на способности любых других живых существ в царстве животных.

  • Когнитивный подход — Когнитивный подход к психологии рассматривает разум как «процессор информации», и поэтому поведение и взгляды человека основаны на знаниях, которые у него уже есть, а также на его прошлом опыте. Этот подход устраняет идеи психоаналитического мышления и обусловленного поведения и фокусируется на свободе воли с решениями, определяемыми памятью и их способностью обрабатывать эту информацию, чтобы сформировать выбор, который они сделают сейчас и позже.Акцент делается больше на методы обработки и способности человека и отношения, которые развиваются между человеком и определенными стимулами, а не только на причину и следствие.

Основные идеи, лежащие в основе поведенческого подхода к психологии

Хотите узнать больше о поведенческом подходе?

Пообщайтесь с сертифицированным экспертом по психологии онлайн сегодня!

Источник: rawpixel.com

В рамках поведенческого подхода психология анализируется и изучается с использованием исключительно объективных и научных методов наблюдения и оценки человеческого разума.В то время как некоторые подходы к психологии включают в себя учет собственных субъективных и уникальных взглядов человека на свой разум, свои чувства и эмоции, а также их опыт, бихевиоризм игнорирует эти данные и строго фокусируется на данных, полученных путем «тщательного и контролируемого наблюдения и измерения поведения, «с его основными целями — контроль и прогнозирование поведения.

Бихевиоризм отвергает внутренние концепции, такие как мысли и эмоции, и, как следует из названия, фокусируется строго на наблюдаемом поведении.Те, кто поддерживает этот подход, не отрицают существование человека, использующего свой разум, ощущая или обрабатывая стимулы вокруг себя, но это рассматривается как не имеющее отношения к их основным интересам при изучении психологии, поскольку эти внутренние факторы нельзя наблюдать внешне, кроме как полагаться на них. собственное личное толкование и выражение этих факторов человеком. При попытке сохранить объективность и научность своей области, насколько это возможно, это не позволяет допускать данные, которые могут быть искажены мнениями или уникальными точками зрения человека относительно того, что он может чувствовать или делать и почему.Этот подход решительно поддерживает идеи редукционизма (сокращение всего человеческого поведения на более мелкие компоненты для упрощения и более легкого понимания), а также номотетического подхода (установление обобщений, применимых ко всем людям) к психологии.

В отличие от тех, кто предпочитает гуманистический подход к психологии, те, кто верит в бихевиоризм, решительно поддерживают контролируемые эксперименты с использованием других живых организмов, таких как голуби и лабораторные крысы, при изучении причинно-следственных связей в отношении поведения из-за того, насколько строго среда и условия могут регулироваться и изучаться.Бихевиористы часто не видят разницы между поведенческими паттернами, которые могут быть усвоены или обусловлены как у людей, так и у животных, поэтому экспериментирование с субъектами, не являющимися людьми, является отличной отправной точкой, когда дело доходит до проверки гипотез, связанных с поведением, в более контролируемой ситуации по сравнению с строго работать с другими людьми, чьи эмоции и субъективное восприятие могут повлиять на окончательные результаты тестирования.

Наконец, корень бихевиористского подхода к психологии можно свести к убеждению, что любое поведение, независимо от его сложности, может быть обусловлено и предсказано на основе «ассоциации стимула и реакции».«Это означает, что реакцию можно предсказать в ответ на конкретный стимул, а также определить потенциальный стимул на основе предсказанных и ожидаемых реакций, которые можно наблюдать у человека.

Типы поведения

Хотя бихевиоризм сам по себе является подходом, он также имеет два конкретных подмножества: методологический бихевиоризм и радикальный бихевиоризм.

  • Методологический бихевиоризм был впервые представлен Джоном Ватсоном и является основой поведенческого подхода к психологии и состоит из убеждений в том, что люди ничем не отличаются от других существующих живых животных и что объективный подход к изучению поведения и изучения Условия и реакции — наиболее эффективный метод понимания общей психологии и поведенческих реакций.Методологический бихевиоризм также поддерживает веру в то, что живые существа рождаются с разумом как «чистым листом» и с этого момента начинают изучать свои реакции на окружающий мир.
  • Радикальный бихевиоризм согласуется с идеями, выраженными в методологическом бихевиоризме, но основывается на них, включая идеи о том, что все живые существа рождаются с присущими им поведением и чертами, а не являются «чистыми листами» при рождении, а также включает принятие роли, которые биологические факторы и специфическая генетика также играют роль в поведении организма.Б. Ф. Скиннер, человек, ответственный за создание концепции радикального бихевиоризма, также согласился с Уотсоном в отношении наличия внутренних психологических процессов, таких как мысли и эмоции, и их роли в отношении поведения (но не использовал их для полного объяснения реакций на стимулы в поведении). человек), но действительно пришел к выводу, что они должны быть проанализированы и объяснены в отношении любого представленного поведения.

Несмотря на очень незначительные различия между двумя школами поведенческой мысли, обе точки зрения по-прежнему согласны с идеей о том, что цель самой психологии должна заключаться в способности как предсказывать, так и контролировать поведение в живом организме.

Исследования, связанные с поведением

Эксперимент с собаками Павлова был обусловлен выделением слюны при прослушивании определенного звука в ожидании приема пищи — яркий пример исследования, связанного с бихевиоризмом. Однако есть немало других, имеющих отношение к этому психологическому подходу.

Собаки Павлова — Начнем с того, что это наиболее известное поведенческое исследование, касающееся обусловливания в отношении бихевиоризма. В 1890-х годах физиолог по имени Иван Павлов изучал уровень слюноотделения своих собак в ответ на кормление.Он обнаружил, что вскоре у них начиналось выделение слюны при любых раздражителях, которые они ассоциировали со знанием того, что их скоро накормили, например, приближающимся его помощником, а затем и звуком метронома. В итоге он посвятил всю свою будущую работу изучению этой концепции и определил, что если условный раздражитель (то, на что они будут обучены реагировать) и безусловный раздражитель (что-то, что естественно возникает в организме) возникают в течение достаточно короткого времени. кадра, эти двое будут связаны, и человек или животное будут обучены реагировать соответствующим образом.

Эксперимент с куклой Бобо — это было исследование обусловленности у маленьких детей, которое показало, что они имитируют и учатся социальному поведению (особенно агрессии) посредством наблюдения за взрослыми в их присутствии, что называется наблюдательным обучением. Детей разделили на группы для экспериментов и показали куклу «Бобо», которую они должны были стать свидетелями физического и словесного насилия со стороны взрослого. После этого детям были предоставлены игрушки, которые вскоре унесли, чтобы спровоцировать агрессию, соответствующую их возрастному диапазону (3-6 лет).Увидев, как взрослые проявляют оскорбительное поведение по отношению к куклам Бобо, дети проявляли такое же агрессивное поведение, когда им предлагали смесь обычных и « агрессивных » игрушек (таких как молотки и дротики), показывая, что с тех пор они научились путем наблюдения проявлять агрессивное поведение, когда его провоцируют.

Коробка Скиннера — Коробка Скиннера была экспериментом, подтверждающим и поддерживающим идею оперантного обусловливания, который показывает, что вознаграждаемое поведение будет иметь тенденцию повторяться, а наказуемое будет удерживать человека или организм от повторения их снова в будущем. .Эксперимент заключался в помещении лабораторной крысы в ​​коробку («ящик Скиннера»), и, будучи голодным, она узнала, что прикосновение к маленькому рычагу выдаст гранулу пищи, поэтому она научилась повторять действие для положительного ответа (это называется положительным подкреплением). Что касается отрицательного подкрепления, крыс также помещали в ящик, который иногда давал им небольшой шок, но с рычагом, который предотвращал бы возникновение шока. Они очень быстро научились нажимать на рычаг, чтобы не допустить сотрясения.Подкрепление любой природы поощряет повторяющуюся реакцию на определенные стимулы или ситуации, тогда как наказание имеет целью ослабить импульс или действие или полностью предотвратить его в дальнейшем. Так обычно действуют дисциплинарные взыскания в отношении детей. Если ребенок крадет игрушку или совершает какое-либо другое поведение, которое родитель или опекун считает неуместным, он будет наказан либо бранью, либо шлепанием, либо каким-либо другим видом дисциплины. В большинстве случаев это негативное последствие их действий остается с ними достаточно долго, чтобы научиться не повторять поведение, из-за которого они изначально попали в беду.

Эксперимент Маленького Альберта — Хотя с этической точки зрения это весьма сомнительно, был проведен эксперимент, чтобы выяснить, применимы ли условные рефлексы, доказанные в эксперименте Павлова с собакой, к людям. В этом эксперименте участвовал 9-месячный мальчик, которому были представлены различные предметы, включая обезьяну, кролика и белую крысу. Как и большинство детей, у него не было отрицательной реакции на предметы, представленные ему, но он вздрагивал и начинал плакать каждый раз, когда проводившие эксперимент ударяли молотком по стальному пруту позади него.В течение нескольких недель участники эксперимента начали бить молотком по стальному стержню каждый раз, когда маленький мальчик получал белую крысу, и в конечном итоге этого звука даже не потребовалось, чтобы вызвать у него истерику при виде белую крысу, потому что он научился их связывать.

Это неприятное исследование показало связь между поведением, обусловливанием и развитием фобий. У него временно была такая же реакция, даже в ответ на любые объекты или стимулы, которые отдаленно напоминали ему крысу, но в конечном итоге симптомы фобии исчезли, что называется «угасанием».«Они повторили процесс кондиционирования еще раз и показали, что он все еще может быть переобучен, чтобы снова и снова иметь такую ​​сильную реакцию на белую крысу и все связанные с ней стимулы.

Как поведенческие методы используются в условиях лечения?

Идеи, поддерживаемые бихевиоризмом, также могут быть применены в лечебных целях для терапевтических целей и модификаций поведения.

Когнитивно-поведенческая терапия — отличный пример применения этих концепций в качестве формы лечения.КПТ фокусируется на когнитивных факторах и мыслях, лежащих в основе определенного поведения, и помогает человеку осознать эти факторы и их эффекты в попытке изменить свои мыслительные процессы в ответ на определенные стимулы и ситуации, тем самым позволяя им вносить изменения в свое поведение в процесс.

Прикладной анализ поведения использует поведенческие методы с использованием положительного подкрепления для поощрения замены поведения человека на более желаемое. Он фокусируется строго на аспекте модификации поведения, а не на какой-либо разговорной терапии, такой как когнитивно-поведенческая терапия, чтобы понять, как и почему связано с поведением человека.

Теория социального обучения — это концепция, демонстрируемая в таких случаях, как эксперимент с куклой Бобо: многие формы поведения изучаются путем наблюдения в социальных ситуациях, а затем имитируются. В условиях лечения это часто применяется к тем, кто борется с зависимостью, и в ситуациях социальной работы. Он часто включает окружение тех, у кого есть стимулы и наблюдаемые негативные факторы в их жизни, положительными образцами для подражания и системами поддержки, чтобы поощрять более желательное поведение и привычки и снижать вероятность действий и реакций, от которых хочется избавиться.

Экспозиционная терапия также использует поведенческие техники, заставляя людей с фобиями и сильными негативными реакциями на стимулы (например, связанные с травмой и связанными с ней эффектами) все меньше и меньше подвергаться негативному влиянию определенных триггеров в их жизни за счет стратегического и безопасного принятия решений. они взаимодействуют с этими триггерами и снижают их чувствительность к целевым стимулам.

Дополнительная информация

Источник: en.wikipedia.org

Чтобы получить дополнительную информацию о бихевиоризме, поведенческих методах в отношении психологии или получить совет относительно использования поведенческих методов в качестве части лечения, BetterHelp предлагает множество статей и ресурсов, которые помогут вам в обучении по этим темам, а также ресурсы онлайн-терапии, если вы считают, что поведенческий подход к решению любых проблем с психическим здоровьем может быть для вас правильным вариантом.

Методологический бихевиоризм с точки зрения радикального бихевиориста

Behav Anal.2013 осень; 36 (2): 197–208.

Дж. Мур

University of Wisconsin – Milwaukee

University of Wisconsin – Milwaukee

Для корреспонденции. Пожалуйста, адресуйте корреспонденцию автору, Департамент психологии, Милвисконсинский университет 53201 (электронная почта: [email protected]) © Copyright 2013 Международная ассоциация поведенческого анализа Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Методологический бихевиоризм — это название предписывающей ориентации в психологической науке.Его первая и оригинальная особенность состоит в том, что термины и концепции, используемые в психологических теориях и объяснениях, должны основываться на наблюдаемых стимулах и поведении. Я утверждаю, что интерпретация фразы «на основе» изменилась с годами из-за влияния операционизма. Его вторая особенность, которая возникла после первой и занимает видное место в современной психологии, состоит в том, что в исследованиях следует уделять особое внимание формальной проверке теории, которая включает опосредование теоретических сущностей из неповеденческого измерения в соответствии с гипотетико-дедуктивным методом.Я утверждаю, что для современного методологического бихевиоризма объяснения поведения как участников, так и ученых обращаются к посредникам как к ментальным причинам, хотя и косвенно. В отличие от методологического бихевиоризма радикальный бихевиоризм Б. Ф. Скиннера. В отличие от методологического бихевиоризма, радикальный бихевиоризм рассматривает вербальное поведение в терминах оперантного процесса, который включает предшествующие обстоятельства и подкрепляющие последствия, а не в терминах небихевиористского процесса, который включает референцию и символизм.Кроме того, радикальный бихевиоризм признает частные поведенческие события и поддерживает исследования и объяснительные практики, которые не включают проверку гипотез о предполагаемых посреднических сущностях из другого измерения. Я прихожу к выводу, что методологический бихевиоризм на самом деле ближе к ментализму, чем к радикальному бихевиоризму Скиннера.

Ключевые слова: логический позитивизм, методологический бихевиоризм, операционизм, радикальный бихевиоризм, методы исследования, вербальное поведение

Исторически психологию интересовали два важных вопроса: развернуть в психологических теориях и объяснениях? (б) Как это, в свою очередь, влияет на методы исследования и объяснительные практики в психологии? Односторонний ответ на эти два вопроса, основанный на конкретных концепциях вербального поведения и операционизма, приводит к методологическому бихевиоризму.Другой ответ, основанный на разных концепциях вербального поведения и операционизма, ведет к радикальному бихевиоризму. В настоящем обзоре критически рассматриваются эти два способа ответа на эти вопросы.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Стандартные источники по истории и системам психологии обычно утверждают, что психология возникла как самостоятельная дисциплина в последней четверти XIX века. В этот период психология рассматривалась как наука о психической жизни, например, представленная в интроспективном структурализме и функционализме.Предполагалось, что ментальные феномены принадлежат к измерению, отличному от поведения и стимуляции окружающей среды; измерение «разума». Считалось, что психические феномены и то, как они работают, интроспективно наблюдаемы для участника эксперимента, но, по общему признанию, не наблюдаемы публично. Таким образом, психология охватила ментализм, который для настоящих целей я определяю как объяснения поведения, апеллирующие к причинам из неповеденческого измерения. Типичные случаи — это объяснения с точки зрения причинных психических состояний и процессов.

Проблема заключалась в том, что интроспективный структурализм и функционализм потерпели неудачу как научные попытки, несмотря на все их попытки следовать строгим экспериментальным протоколам. Например, их теории и объяснения были двусмысленными, расплывчатыми, не способствовали воспроизведению результатов исследований и в целом не способствовали достижению согласия.

Настоящий обзор предполагает, что методологический бихевиоризм — это название предписывающей ориентации на психологическую науку, которая выросла из критических реакций на интроспективный структурализм и функционализм в первой четверти 20 века и с тех пор оказывает влияние.Его первая и оригинальная особенность состоит в том, что термины и концепции, используемые в психологических теориях и объяснениях, должны основываться на событиях, переменных и отношениях, которые можно наблюдать публично. Согласно этой первой особенности, прямые обращения к ненаблюдаемым, независимо от онтологии или метафизики ненаблюдаемых, не допускаются. Я утверждаю, что интерпретация фразы «на основе» изменилась с годами, особенно под влиянием операционизма.

Вторая особенность методологического бихевиоризма проявилась несколько лет спустя, когда в этой дисциплине разыгрались события.Эта особенность видна в более поздних интерпретациях понятия «основанный на» в современной психологии. Согласно этому второму признаку, исследование должно делать упор на формальной проверке теории, которая включает опосредование теоретических сущностей в соответствии с гипотетико-дедуктивным методом. Эти посреднические сущности служат доверенными лицами или суррогатами для оправдания апелляций к ментальным причинам, хотя бы косвенно. Операционизм и гипотетико-дедуктивный метод были взяты, чтобы гарантировать эмпирическую объективную значимость исследования и последующего теоретизирования.

Взятые вместе, эти две особенности влекут за собой приверженность определенному взгляду на науку. Эта точка зрения требует наблюдаемых и объективных процедур для достижения согласия и преодоления ранее существовавших проблем двусмысленности, неопределенности и невоспроизводимости. Более того, психологи, придерживающиеся этой точки зрения, утверждают, что если результирующие теории и объяснения в терминах наблюдаемых сформулированы правильно, они должны быть столь же хороши, как и те, которые обращаются непосредственно к ненаблюдаемым, таким как каузальные ментальные феномены.Стоит отметить, что в соответствии с методологическим бихевиоризмом поведение участников, а также ученых объясняется в ментальных терминах, хотя объяснительная апелляция к каузальным ментальным феноменам может быть косвенной, а не прямой.

ГЛАВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И ЗНАЧЕНИЕ В НАУЧНОМ ГЛАВНОМ ПОВЕДЕНИИ

Как было сказано выше, первая особенность методологического бихевиоризма состоит в том, что все психологические термины и концепции должны основываться на наблюдаемых. Важный вопрос при обсуждении методологического бихевиоризма — как интерпретировать фразу «на основе.«Я предполагаю, что эта фраза интерпретировалась по крайней мере тремя разными способами на протяжении многих лет.

Интерпретация 1

Интерпретация 1 заключается в том, что психологи должны формально хранить молчание о ненаблюдаемых явлениях, таких как психические явления, в своих теориях и объяснениях. Молчание здесь означает, конечно, игнорирование, если не отрицание значимости ненаблюдаемого в целом. Согласно этой интерпретации, психологи могли даже неявно принять тот же причинный смысл ментальных феноменов, как структурализм и функционализм, что многие делали, но просто не говорить напрямую об этих феноменах.Эта интерпретация была оригинальной интерпретацией методологического бихевиоризма и стала заметной в первой четверти 20 века. Его часто связывают с классическим S – R бихевиоризмом, хотя позиция Уотсона (1913) по этому поводу более тонкая и сложная, чем это часто предполагается. Другими часто цитируемыми примерами этой интерпретации являются Мейер (1922) и Бергманн (1956). Конечно, в некоторых отношениях эти примеры отличаются друг от друга. Однако все они считают, что психологи должны умалчивать о том, что не является публично наблюдаемым, и должны иметь дело только с наблюдаемыми отношениями между стимулами и реакциями в данных.Версии Интерпретации 1, которые защищают игнорирование всего ненаблюдаемого, хотя и не обязательно принимают форму классического S – R бихевиоризма, продолжают оказывать влияние в некоторых областях психологии (например, Baum, 2011; Rachlin, 2012).

Несмотря на кажущиеся преимущества, Интерпретация 1 порождает определенные проблемы. Например, поведение более изменчиво и спонтанно, чем обычно признается в отчете S – R, выраженном исключительно в терминах общедоступных переменных и отношений. Кроме того, как психологи должны учитывать словесные отчеты о внутренних ощущениях и чувствах в терминах общедоступных переменных и отношений? Как психологи должны объяснять мышление? Если психологи на самом деле хранят молчание, игнорируя или отрицая такие вопросы, у них неполная психология.Но как им решать эти вопросы, не разделяя дуализма? Похоже, что теории и объяснения, основанные на отчетах S – R и ограниченные наблюдаемыми, на самом деле не так хороши, как те, которые обращаются к ментальному. Следовательно, многие психологи утверждали, что в конце концов они должны включать ментальные элементы в свои теории и объяснения. Но как психологи могут согласовать апелляции к ментальности с конкретным пониманием науки, упомянутым ранее, а именно, что прямые апелляции к ненаблюдаемым недопустимы и психологи должны добиться согласия, говоря только о наблюдаемых? Как психологи могут совместить призывы к ментальности со своими попытками избежать проблем структурализма и функционализма? Эти вопросы приводят к Интерпретации 2.

Интерпретация 2

Интерпретация 2 заключается в том, что психологи должны включать в счет ненаблюдаемые «организменные» переменные, тем самым создавая формулировку S – O – R. Эта интерпретация стала заметной в начале второй четверти ХХ века (Tolman, 1932; Woodworth, 1929). Предполагалось, что организменные переменные обладают причинными свойствами, которые позволяют психологам объяснять изменчивость, спонтанность и словесные сообщения, которые они не могут объяснить, если строго придерживаются Интерпретации 1.Психологи постулировали, что организменные переменные обладают причинными свойствами, варьирующимися от инициирующих до опосредующих. Самым распространенным каузальным свойством было посредничество, которое я использую в дальнейшем.

В соответствии с медиативным подходом предполагается, что какой-то посредник находится внутри организма в некотором смысле как часть его психологической структуры. Органический медиатор не является ни поведенческим, ни средовым. Скорее, это ненаблюдаемая особенность другой размерной системы. Тем не менее, защитники утверждают, что их взгляд материалистичен, а не дуалистичен.Вопрос, касающийся посредника, заключается в том, соответствует ли он законам поведения, которые управляют наблюдаемыми стимулами и реакциями (например, Zuriff, 1985, стр. 104, 156). Некоторые теоретики ответили утвердительно, но многие в конечном итоге ответили отрицательно на большое количество предложенных ими посредников. Отрицательный ответ подразумевает, что посредник имеет статус функционально автономной причинной сущности в неповеденческой системе, лежащей в основе поведения. В распространенной версии опосредованного подхода среда считается активирующей или запускающей некоторым сложным, но систематическим образом, опосредующей организменной переменной, которая, в свою очередь, как предполагается, активирует или запускает некоторым сложным, но систематическим образом возможную реакцию.Организационная переменная-посредник является причинной в том смысле, что это то, что во времени совпадает с реакцией. Таким образом, поведение организма понимается как функция переменной-посредника, а не обстоятельства окружающей среды, которое запускает цепочку посреднических событий.

Подходящим примером является теория обучения Халла (1943). Предположим, что организм тренировался в некотором заданном наборе экспериментальных условий, например, при определенном количестве часов отсутствия пищи, в лабиринте определенной длины, с помощью стимулирующих сигналов заданной интенсивности, с едой заданной величины в клетке ворот и скоро.Каждую из этих независимых переменных окружающей среды можно объективно измерить с помощью инструментов физики. Как читатели, возможно, знают, Халл сначала перевел каждую из этих объективных мер в теоретические термины, то есть опосредующие организменные переменные. Затем он объединил организменные переменные в окончательную составную организменную переменную: потенциал реакции. Тогда говорилось, что величина реакционного потенциала отражается в скорости прохождения лабиринта, или в количестве попыток до исчезновения, или в других стандартных зависимых показателях.Если предсказанные значения не оправдались, Халл предположил, что одна из организменных переменных, афферентное нейронное взаимодействие, на самом деле было чем-то отличным от физических показателей. В другом случае Халл ввел случайную флуктуирующую переменную, называемую осциллирующим фактором, основная цель которой, согласно Скиннеру (1944), заключалась в том, чтобы объяснить неудачу количественного прогноза. Тем не менее, причинная роль организменного посредника, такая как его архитектура и рабочие характеристики, рассматривается как надлежащее внимание психологической науки, а не как функциональная связь между обстоятельствами окружающей среды и реакциями.Распространенное название медиационного подхода — медиационный S – O – R необихевиоризм.

Здесь мне нужно сделать небольшое отступление и рассмотреть некоторые изменения в логическом позитивизме в конце первой четверти и начале второй четверти 20 -го века. В это время логический позитивизм начал формально проводить различие между наблюдательными и теоретическими терминами. Термины наблюдения относятся к объектам, которые можно измерить с помощью научных инструментов. Напротив, для обозначения ненаблюдаемых использовались теоретические термины.Значение теоретических терминов было установлено путем логического связывания их с наблюдаемыми без остатка. То есть значение теоретического термина полностью сводилось к языку физики. Таким образом теоретики надеялись избежать каких-либо посторонних, ненаучных значений этого термина. Распространенной тактикой было преобразование теоретических терминов в психологии как «склонность к поведению». В любом случае уместная фраза здесь — «без остатка». Вскоре я вернусь к значению этой фразы.

А пока позвольте мне вернуться к психологии. В свете развития логического позитивизма психологи начали включать вышеупомянутое различие между наблюдательными и теоретическими терминами в свои теоретические рассуждения во второй четверти 20–90–197–90–198-го века. Толмен (1932) был особенно влиятельным. Опосредующие организменные переменные необихевиоризма затем были представлены как теоретические термины, а не как термины наблюдения. Было постулировано, что они происходят из ненаблюдаемого измерения, которое отличается от того, в котором имеет место поведение, как и исходные ментальные феномены структурализма и функционализма.Некоторые общие слова для другого измерения: ментальный, когнитивный, духовный, психический, субъективный, гипотетический, концептуальный ; Одним словом размерность ум . Некоторые общие слова для опосредующих, причинных явлений в другом измерении: актов, состояний, механизмов, процессов, сущностей, структур, способностей, представлений, и познаний. Короче говоря, ментализм был восстановлен.

Проблема для психологии заключалась в том, как согласоваться с конкретным взглядом на науку, упомянутым ранее: как добиться согласия относительно этих посреднических, ненаблюдаемых сущностей? В конце концов, они ненаблюдаемы.

В психологии решением стал операционизм. Операционизм был предложен физиком П. В. Бриджменом (1927). Как выразился Бриджмен, значение теоретического термина или концепции было «синонимом» набора операций, связанных с его измерением. Согласно одной интерпретации операционизма, психологи должны использовать наблюдаемые данные в качестве заместителей или суррогатов для обозначения посредников ментальных сущностей. Поступая таким образом, психологи могли прийти к соглашению относительно своих объяснительных концепций.Например, субъективное ощущение , ненаблюдаемое , было определено как дифференциальная реакция в процедуре распознавания, которую можно было наблюдать. Любое обращение к ментальному было косвенным, а не прямым. Следовательно, обращение не нарушало основного положения методологического бихевиоризма. Операционизм стал жизненно важным, поскольку новый подход к психологии развился во второй четверти 20–90–197–90–198-го века (например, Stevens, 1939).

Однако операционизм поднял свой новый вопрос.Читатели помнят, что ранний логический позитивизм защищал позицию, в которой все термины должны быть логически связаны с наблюдаемыми без остатка. Должно ли значение слова «синоним» в операциональном определении соответствовать раннему логическому позитивизму, логическим связям и фразе «без остатка»? Для многих ранних психологов ответ был положительным. В свете утвердительного ответа многие ранние психологи утверждали, что одним словом операционное определение должно быть «исчерпывающим».Исчерпывающее определение допускает только одно значение и объяснительное применение данного теоретического термина.

В итоге, согласно Интерпретации 2, ментальные термины были допущены как опосредующие теоретические термины в модели медиации S – O – R. Функциональное определение таких терминов было сочтено исчерпывающим. Объяснительные призывы к ментальным причинам были косвенными и в силу операционизма не рассматривались как нарушающие фундаментальный тезис методологического бихевиоризма, а именно, что психологические теории и объяснения должны основываться на наблюдаемых стимулах и поведении.Теперь все готово для Интерпретации 3.

Интерпретация 3

Интерпретация 3 заключается в том, что психологи должны продолжать вводить в учет ненаблюдаемые организменные переменные, снова создавая формулировку S – O – R, но на этот раз переменные должны быть только частично определен вместо исчерпывающего. Эта интерпретация возникла в 1940-х годах, и ей предшествовали события в философии 1930-х годов, когда логический позитивизм работал через свое различие между наблюдательными и теоретическими терминами.В 1930-е годы логический позитивизм столкнулся с проблемой исчерпывающего толкования теоретических терминов. Если значение теоретического термина должно было быть установлено путем прослеживания его до предрасположенности к поведению, проблема заключалась в статусе предрасположенности при отсутствии тестового условия, которое демонстрировало эту предрасположенность. Логический позитивист Карнап (1936, 1937) решил эту проблему, выступив за частичные определения. Частичные определения допускали более одного пояснительного применения для данного термина при условии, что каждое использование было логически связано с эмпирическими данными.Поступая таким образом, Карнап переместил логический позитивизм от первоначального принципа прямой сенсорной проверки к принципу логического подтверждения.

Исчерпывающие операциональные определения также вызвали много споров в психологии, но по другим причинам, чем в философии: они ограничивали построение теории и построение общей системы. Если теоретический термин был ограничен только одним пояснительным приложением, как психологи могли разработать общую теорию или построить общую систему? Симпозиум по операционизму, проведенный в 1945 году, был симптоматичным, но не смог разрешить трудности.Удобной точкой отсчета для появления Интерпретации 3 является статья MacCorquodale и Meehl (1948), которые формально предложили тип теоретического термина, названный гипотетической конструкцией . Предполагалось, что гипотетические конструкции относятся к явлениям, которые действительно существовали, хотя их свойства были лишь частично определены в каждом конкретном случае. Следовательно, гипотетические конструкции были определены лишь частично в смысле Интерпретации 3 выше. Как диспозиции они действительно существовали и могли применяться в других ситуациях.Любое конкретное определение допускало избыточное значение. Этот шаг был, по крайней мере, концептуально связан с действиями Карнапа, сделанными чуть более десяти лет назад, и действительно, МакКоркодейл и Миль цитировали Карнапа (1936, 1937) в своем списке ссылок. Эффект этого шага заключался в снятии ограничений на построение теории и построения общей системы, которые стали предметом спора в 1940-х годах. Имея опосредованную модель S – O – R с частичными операциональными определениями опосредующих организменных переменных, психологи теперь могли косвенно, но тем не менее законно апеллировать к ненаблюдаемым ментальным переменным в своих теориях и объяснениях, но все же оставаться в рамках методологического бихевиоризма.Интерпретация 3 преобладала с конца второй четверти 20-го века с сопутствующим увеличением числа посредников в том, что называется психологическими теориями и объяснениями.

Возникает естественный вопрос: как эти три интерпретации считаются примерами одной и той же точки зрения? В конце концов, кажется, что они говорят как минимум три разные вещи. Признавая, что можно сказать, что три интерпретации различаются между собой в определенных отношениях, мы можем сказать, что все они, тем не менее, являются примерами одной и той же точки зрения, потому что все они запрещают прямой разговор о ментальных событиях.Оперативное слово здесь — прямое . Интерпретация 1 однозначно запрещает любые разговоры о ментальных событиях. Интерпретации 2 и 3 действительно допускают некоторые разговоры, но это разговоры косвенные, , в силу операционизма, а не прямые.

В итоге, согласно Интерпретации 3, ментальные термины были допущены как теоретические термины в модели медиации S – O – R. Однако, в отличие от Интерпретации 2, операциональное определение можно рассматривать как частичное, а термины или концепции интерпретируются как гипотетические конструкции, допускающие избыточное значение.Как и прежде, объяснительные призывы к ментальным причинам были косвенными и в силу операционизма не рассматривались как нарушение фундаментального тезиса методологического бихевиоризма, а именно, что психологические теории и объяснения должны основываться на наблюдаемых стимулах и поведении.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРАКТИКА, ВЕРБАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ И ОПЕРАЦИОННОСТЬ

Как упоминалось ранее, вторая особенность методологического бихевиоризма влечет за собой особые методы исследования и объяснительные практики. Слова Кендлера и Спенса (1971) являются иллюстративными:

Необихевиористское решение относительно природы объяснения, в принципе, и понятно, и просто.Объяснение приравнивается к теоретической дедукции: событие объясняется путем вывода его из одного или нескольких общих положений. Дедуктивный процесс аналогичен математическому доказательству, хотя его точность может варьироваться от математической проверки до логического использования обычного языка. Конструкции, используемые в теоретических предложениях, должны каким-то образом представлять концепции, задействованные в событиях, подлежащих объяснению. Другими словами, теоретические построения должны быть согласованы с эмпирическими событиями.(стр. 21)

Согласно этим методам и практикам, психологи должны соблюдать гипотетико-дедуктивные практики, проверяя теории, содержащие опосредующие теоретические термины и концепции. Эти термины следует толковать в соответствии с различными версиями медитационной модели S – O – R. В частности, психологи должны вводить свои независимые переменные в тщательно контролируемых условиях, записывать наблюдаемые зависимые показатели из экспериментальных и контрольных групп, а затем проводить тесты статистического вывода для сравнения данных из групп.Если результаты согласуются с предсказаниями теорий, психологи должны использовать результаты, чтобы подтвердить опосредствующие теоретические термины и концептуальную схему, лежащую в основе теории. Психологи должны также использовать результаты для подтверждения общей модели, согласно которой психологи, как предполагается, приобретают научное знание: научное знание — это уникальный продукт проверки теории в соответствии с правилами логики, который отличается от обычного знания тем, что придерживается правил логика.

Эти методы, практики и предположения в настоящее время лежат в основе основных исследовательских программ факультетов и научных институтов, а также профессиональной социализации в области психологии. Они лежат в основе курсов по методам исследования, экспериментальному дизайну и статистике на большинстве факультетов психологии колледжей и университетов. Они лежат в основе стандартизированных тестов по дисциплине, например, к экзамену на получение диплома. Исследования и психологические объяснения, которые не согласуются с этой практикой, имеют меньший вес, если вообще имеют какое-либо значение, в научном сообществе, например, что отражено в редакционных решениях научных журналов и поддержке исследований со стороны грантовых агентств.

Как я уже упоминал во введении к настоящей статье, мы получаем разные ответы на два риторических вопроса, основанные на лежащих в основе концепциях вербального поведения и операционизма, которых мы придерживаемся. Методологический бихевиоризм придерживается символической референциальной концепции сложного вербального поведения и особой концепции операционизма. Согласно этим концепциям, (а) слова — это вещи, которые символически относятся к другим вещам; (б) психологические термины — это гипотетические конструкции, которые, когда даны частичные операциональные определения, могут быть выведены как символически относящиеся к каузальным ментальным переменным или представляющие их; и (c) работа психологии состоит в том, чтобы использовать наблюдаемые в качестве заместителей для обозначения причинных ментальных переменных, чтобы эти переменные можно было исследовать.

Как я буду обсуждать ниже, эти концепции вербального поведения и операционизма можно противопоставить концепциям радикального бихевиоризма.

РАДИКАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРАКТИКИ, ВЕРБАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ И ОПЕРАЦИОННОСТЬ и Джонстон и Пеннипакер (2008). Достаточно отметить, что эти практики зависят не от логического статуса психологических терминов, как в традиционной психологии, основанной на опосредованном необихевиоризме, а, скорее, от прагматических соображений.Кроме того, они не объясняют поведение ученого ментально. Следовательно, они избегают эпистемологического дуализма, присущего традиционным объяснениям поведения ученого.

Исследование может проводиться по любой из нескольких причин: (а) для оценки гипотез, (б) для удовлетворения любопытства исследователя по поводу природы, (в) для опробования нового метода или техники, (г) для установления существования явление, и (д) исследовать условия, при которых происходит явление (Сидман, 1960).Безусловно, одна из причин может заключаться в оценке теории, но есть и другие причины. В конечном итоге цели состоят в том, чтобы определить переменные, изменения в поведении которых являются функцией, определить, как отношения между поведением и его контролирующими переменными должны быть объединены в систему, и определить, какие методы подходят для изучения такого поведения. система. Групповые статистические схемы, в которых данные агрегированы, могут только затемнять, а не раскрывать порядок. Главное беспокойство вызывают надежность и общность данных.Надежность обычно зависит от репликации. Общность обычно заключается в выявлении сходств и различий между субъектами, ответами, контролирующими переменными и условиями. Таким образом, радикальный бихевиоризм подходит к исследованию с другой точки зрения, чем методологический бихевиоризм.

Радикальный бихевиоризм рассматривает методологическую бихевиористскую концепцию вербального поведения как явно менталистскую в свете приверженности словам как символическим вещам и справочной теории значения.Рассмотренные ранее разногласия по поводу исчерпывающих и частичных операционных определений и так далее очень интересны, но на самом деле они не относятся к делу, потому что все они основаны на символической референциальной концепции вербального поведения, которая является неэффективной концепцией в силу своей ментализм.

Напротив, радикальный бихевиоризм рассматривает вербальное поведение как оперантное поведение, вызванное предшествующими обстоятельствами и поддерживаемое усиливающими последствиями. Радикальная бихевиористская приверженность здесь заключается в принципиально нементалистическом подходе к вербальному, а также невербальному поведению.Радикальный бихевиоризм также выступает за операционизм как функциональный анализ вербального поведения с точки зрения случайностей. Значение не является предметом символической ссылки, когда наблюдаемые обозначают ненаблюдаемые. Смысл следует искать в анализе условий использования.

Для радикального бихевиоризма анализ научного вербального поведения включает анализ источников контроля над рассматриваемым вербальным поведением. Что касается ментальных терминов, радикальный бихевиоризм задается вопросом: почему психологи в первую очередь предполагают, что теории и объяснения в психологии требуют опосредующих ментальных терминов, тогда как ментальный , как предполагается, относятся к чему-то ненаблюдаемому из другого измерения? Вместо этого радикальный бихевиоризм подходит к вопросу о значении, задавая вопрос: о чем, если что-либо, говорится, когда используются ментальные термины? Наука в значительной степени начинается с вербального процесса такта.Такты — это словесные ответы, вызванные объектами, событиями или ситуациями, или свойствами объектов, событий или ситуаций. Если наука действительно начинается с такта, то какой контроль над ментальными терминами исходит из (а) посторонних и случайных источников, которые лелеют по не относящимся к делу причинам, как в объяснительной фикции народной психологии; или (б) объекты, события или ситуации; или свойства объектов, событий или ситуаций; такты, расширенные такты, сконструированные такты, абстракции, условное различение, включая интерпретацию контроля частными стимулами и реакциями?

Несмотря на то, что многие объяснительные фикции народной психологии принимают форму тактов, объяснительные фикции не являются буквально тактиками объектов, событий или ситуаций или даже их свойств, из которых предполагается, что эти объекты и т. другое измерение.Скорее, операционный анализ показывает, что это примеры вербального поведения при сторонних и случайных источниках контроля: интравербалах, основанных на культуре, лингвистических трансформациях и озорных метафорах.

Безусловно, некоторые якобы ментальные термины вполне могут что-то затронуть. Оперативный анализ этих терминов показывает, в какой степени они являются тактиками. Вот некоторые примеры тактики в психологических теориях и объяснениях:

  • Распоряжения. Диспозиции учитывают вероятность поведения в предшествующих обстоятельствах. Однако я отмечаю, что диспозиционный разговор сам по себе не является причинным объяснением поведения, поскольку причина поведения не указана. Нам по-прежнему нужна причинно-следственная связь с точки зрения непредвиденных обстоятельств, ответственных за поведение, к которому мы обращаемся. С этой точки зрения, некоторые ментальные термины в обычном языке (например, вера, желание, намерение), но не все (например, мышление), могут быть поняты как диспозициональные. Интерпретацию 1 можно рассматривать как совместимую с диспозиционным подходом, но она страдает теми же недостатками, если применяется ко всем ментальным терминам: это неполная психология, потому что она игнорирует или отрицает поведенческие события, доступные только одному человеку.

  • Поведенческие отношения. Эти термины определяют управляющую связь между поведением и некоторыми предшествующими обстоятельствами. Например, термин «дискриминация, » можно понимать как различное реагирование на разные обстоятельства, обычно относящиеся к истории различного опыта в этих обстоятельствах. Точно так же термин «обобщение » может пониматься как аналогичное реагирование на аналогичные обстоятельства. Такие термины не следует понимать как относящиеся к опосредующим психическим процессам.

  • Физиология. Физиологические термины влияют на физиологические события во время двух пробелов в поведенческом описании (в пределах определенного события; между одним событием и другим), хотя и как материальная, а не действенная причина.

  • Частные поведенческие события. Эти термины тактильные поведенческие события доступны только одному человеку.

Что тогда такое «частные поведенческие события»? Скиннер (1953) говорит о частных поведенческих событиях следующим образом:

Когда мы говорим, что поведение является функцией окружающей среды, термин «среда», по-видимому, означает любое событие во Вселенной, влияющее на организм.Но часть Вселенной заключена в собственную кожу организма. Поэтому некоторые независимые переменные могут быть связаны с поведением уникальным образом. Например, индивидуальная реакция на воспаленный зуб отличается от реакции, которую кто-либо другой может оказать на этот конкретный зуб, поскольку никто другой не может установить с ним такой же контакт. События, которые происходят во время эмоционального возбуждения или в состоянии депривации, часто уникально доступны по той же причине; в этом смысле наши радости, печали, любовь и ненависть являются исключительно нашими собственными.Другими словами, по отношению к каждому человеку небольшая часть вселенной — это частных . По этой причине нам не нужно предполагать, что события, происходящие внутри кожи организма, обладают особыми свойствами. Частное мероприятие может отличаться своей ограниченной доступностью, но не, насколько нам известно, какой-либо особой структурой или характером. У нас нет оснований предполагать, что возбуждающее действие воспаленного зуба существенно отличается от, скажем, горячей печки. Однако печь способна воздействовать на более чем одного человека примерно одинаково.(стр. 257–258)

В общем, речь идет о двух видах частных мероприятий. Первый касается устных сообщений об ощущениях или ощущаемых состояниях тела. Второй — это скрытая оперантная деятельность. Функциональная роль стимуляции от этих двух видов частных событий, например, как стимуляция влияет на последующее вербальное и невербальное поведение, теперь может быть исследована более подробно. Устные отчеты о наших внутренних ощущениях и чувствах возникают по мере того, как вербальное сообщество обходит проблему конфиденциальности и основывает дифференцированное подкрепление, необходимое для подчинения вербального поведения частной стимуляции, либо побочными реакциями, либо общественным сопровождением.Затем контроль переходит от государственного дискриминационного стимулирования к частному. Установившаяся реакция может также находиться под контролем частной стимуляции, связанной с исходной, посредством генерализации стимула. Этот подход отвечает на давнюю проблему «частного языка» в философии и может быть противопоставлен неявно менталистским обязательствам по отношению к частному языку в традиционных концепциях.

Скрытые операции выполняются теми же системами реагирования, что и открытое поведение, только уменьшенные по величине.Организм делает то же самое, что и в присутствии реального объекта или ситуации. Например, когда мы думаем, мы проявляем поведение в отношении некоторого набора обстоятельств. Поведение настолько занижено, что недоступно никому другому. Мы вступаем в контакт с поведением через нашу интероцептивную или проприоцептивную нервную систему, а не через экстероцептивную. Затем поведение влияет на последующее поведение, например, будучи дискриминационным, подкрепляющим или отталкивающим, точно так же, как и явное поведение по отношению к этим обстоятельствам.Наиболее распространенные примеры — вербальные, потому что вербальное поведение не требует поддержки окружающей среды. Кроме того, говорящие могут эффективно разговаривать сами с собой, потому что они одновременно выступают и слушают. Однако невербальное поведение также может быть скрытым. В случае скрытого вербального поведения то, что игроки в бридж, как говорят, «имеют в виду», когда они рассматривают возможность разыграть определенную карту, предположительно является скрытой вербализацией, основанной на прошлых открытых случаях розыгрыша карты и последствиях этого. В текущем случае они делают то, что делали в прошлом, и что-то говорят о последствиях этого, только в меньшей степени.Большая часть скрытого поведения, вербального или невербального, приобретается в явной форме, а затем переходит в скрытое из-за обстоятельств окружающей среды. В любом случае, скрытая форма не выполняет ничего, что выходит за рамки явного. С развитием технологий скрытые операторы больше не могут быть скрытыми. Нервное протезирование — лишь один пример.

Особый случай частного поведенческого события — это скрытая реакция восприятия. Обычно, когда объекты действительно присутствуют, такие реакции восприятия, как видение или слышание этих объектов, могут пониматься как просто часть общего поведенческого эпизода, связанного с объектами, а не как скрытое поведение.Однако, когда такие объекты отсутствуют, мы можем участвовать в скрытом поведении восприятия, вовлекающем объекты, когда мы (то есть через наши системы восприятия) делаем то же самое, что и в реальном присутствии этих объектов. Примеры предложены словами , представляющими или визуализирующими. У нас также могут быть скрытые реакции восприятия, основанные на павловских процессах. Если мы обычно видим в колоде карт красные червы и бубны, а также черные трефы и пики, мы можем видеть в качестве сердца специально подготовленную красную булаву, потому что в прошлом красные и изогнутые формы встречались вместе.Читатели могут проконсультироваться у Скиннера (1953, стр. 257–282) для исчерпывающего описания того, как личные поведенческие события могут быть включены в естественную науку о поведении.

В традиционной психологии внутренние причины ментального измерения несут основную объяснительную нагрузку. Радикальный бихевиоризм признает, что некоторые важные формы стимуляции на самом деле являются частными, что означает, что они доступны только для того, кто ведет себя. Однако, если эти формы стимуляции частные, является ли сам Скиннер менталистом? Настоящий аргумент состоит в том, что это не так.Во-первых, частные формы стимуляции относятся к поведенческому, а не ментальному измерению. Во-вторых, происхождение и эффективность частных форм стимулирования зависят от предшествующих публичных мероприятий. То есть частная стимуляция не является автономным, независимым вкладом организма. Когда происходит данный случай поведения, частные формы стимуляции могут даже не иметь функционального отношения к поведению. Если предшествующие публичные мероприятия сделали частную стимуляцию функционально значимой, радикальные бихевиористы утверждают, что частная стимуляция способствует дискриминационному контролю.

В теле происходит множество событий, о которых можно знать. Речь идет о функциональной роли этих событий в науке о поведении. Некоторые события являются физиологическими и изучаются нейробиологами. Например, нейробиология изучает физиологические события, которые происходят в структурах и проводящих путях, когда стимул воздействует на организм и организм впоследствии реагирует, или когда опыты с окружающей средой в одном случае заставляют организм вести себя по-другому в последующем.Активность этих структур и путей обычно не является частным поведенческим событием, по крайней мере, в том смысле, в котором радикальный бихевиоризм понимает частные события. Мозговая деятельность — это просто часть физиологических процессов, в соответствии с которыми может иметь место любое поведение. Как обсуждалось выше, радикальных бихевиористов интересуют те личные поведенческие события, которые способствуют последующему поведению через конкретную историю отношений с окружающей средой.

РЕЗЮМЕ И ВЫВОДЫ

В целом, традиционная психология повлекла за собой ортодоксальность формализованного опосредованного S – O – R необихевиоризма, представленного Интерпретацией 3.Эта ортодоксальность привела к распространению гипотетических конструкций, которые якобы относятся к опосредующим действиям, состояниям и так далее в ментальном измерении, которые сами по себе ненаблюдаемы, но считаются лежащими в основе поведения. Затем традиционная психология использует наблюдаемые в качестве доказательств для обоснования апелляций к каузальным ментальным переменным, которые, в свою очередь, интерпретируются как гипотетические конструкции, чтобы теории и объяснения выглядели логически обоснованными и соответствовали требованиям науки. Таким образом, я утверждаю, что методологический бихевиористский способ ответа на два риторических вопроса, указанных во введении, приводит к «институционализированному ментализму» традиционной психологии.Действительно, Интерпретация 3 была принята почти повсеместно в традиционной психологии.

Я также отмечаю, что когнитивная психология часто оспаривает бихевиоризм. По иронии судьбы, он оспаривает бихевиоризм, основанный на интерпретациях 1 и 2. Очень немногие радикальные бихевиористы на самом деле придерживаются любой из этих интерпретаций. Фактически, современная когнитивная психология полностью соответствует опосредованному необихевиоризму, основанному на Интерпретации 3 и методологическому бихевиоризму (Moore, 1996).

Радикальный бихевиоризм основан на иных взглядах на вербальное поведение и науку, чем методологический бихевиоризм. Эти взгляды вытекают из прагматических вопросов: чем можно манипулировать в пространстве и времени на последовательном уровне поведенческого измерения, которое приводит к эффективным действиям даже для одного человека? Как мы можем эффективно говорить о переменных и отношениях, которые позволяют предсказывать и контролировать? Теории радикального бихевиоризма — это абстрактные и экономичные формулировки отношений между независимыми и зависимыми переменными, выраженные минимальным числом терминов, а не апелляции к предполагаемым опосредующим состояниям и процессам в другом измерении.Объяснения состоят в причинном объяснении рассматриваемого поведения в терминах случайностей на уровне филогении, онтогенеза или культуры. Методологический бихевиоризм порождает эпистемологический дуализм ученого, в котором объяснительное поведение ученого дается менталистски. В радикальном бихевиоризме логическое и научное вербальное поведение может быть подвергнуто натуралистическому анализу, который в конечном итоге более эффективен, потому что он не обращается к предполагаемым ментальным причинам, хотя бы косвенно, поведения либо наблюдаемого субъекта, либо наблюдающего ученого.В целом, мы можем сделать вывод, что радикальный бихевиоризм предлагает более эффективную науку, чем методологический бихевиоризм, взгляд, в значительной степени пронизанный ментализмом. Давайте будем уверены, что мы сохраним радикальное, интерпретируемое как основательное, в радикальном бихевиоризме и что мы не перейдем к методологическому бихевиоризму с неполной психологией и институционализированным ментализмом.

Сноски

Настоящая статья опирается на темы из других работ автора и включает исправленные части этой работы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  • Барлоу Д. Х., Нок М. К., Херсен М. Планы экспериментов в единичных случаях: стратегии изучения изменения поведения . 3-е изд. Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Пирсон; 2009. [Google Scholar]
  • Баум В. М. Бихевиоризм, частные события и молярный взгляд на поведение. Поведенческий аналитик . 2011; 34: 185–200. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Бергманн Г. Вклад Джона Б. Ватсона. Психологический обзор .1956; 63: 265–276. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бриджмен П. Логика современной физики . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан; 1927. [Google Scholar]
  • Карнап Р. Проверяемость и значение. Философия науки . 1936; 3: 419–471. [Google Scholar]
  • Карнап Р. Тестируемость и значение — продолжение. Философия науки . 1937; 4: 1–40. [Google Scholar]
  • Кьеза М. Радикальный бихевиоризм: философия и наука . Бостон, Массачусетс: Кооператив авторов; 1994 г.[Google Scholar]
  • Халл К. Л. Принципы поведения . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Appleton-Century; 1943. [Google Scholar]
  • Джонстон Дж. М., Пеннипакер Х. Стратегии и тактика поведенческих исследований . 3-е изд. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2008. [Google Scholar]
  • MacCorquodale K., Meehl P. О различии между гипотетическими конструкциями и промежуточными переменными. Психологический обзор . 1948; 55: 95–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мейер М. Психология другого — один . Колумбия, Миссури: Книжная компания Миссури; 1922. [Google Scholar]
  • Мур Дж. О связи бихевиоризма и когнитивной психологии. Журнал разума и поведения . 1996. 17: 345–368. [Google Scholar]
  • Рахлин Х. Создание компьютера IBM, Watson, человека. Поведенческий аналитик . 2012; 35: 1–16. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Сидман М. Тактика научных исследований . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги; 1960 г.[Google Scholar]
  • Скиннер Б. Ф. Обзор принципов поведения Халла . Американский журнал психологии . 1944; 57: 276–281. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. Наука и поведение человека . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан; 1953. [Google Scholar]
  • Стивенс С. Психология и наука о науке. Психологический бюллетень . 1939; 36: 221–263. [Google Scholar]
  • Толмен Э. К. Целенаправленное поведение животных и человека .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Appleton-Century; 1932. [Google Scholar]
  • Уотсон Дж. Б. Психология с точки зрения бихевиористов. Психологический обзор . 1913; 20: 158–177. [Google Scholar]
  • Вудворт Р. С. Психология: исследование психической жизни . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Генри Холт; 1929. [Google Scholar]
  • Цурифф Г. Э. Бихевиоризм: концептуальная реконструкция . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета; 1985. [Google Scholar]

Бихевиоризм — New World Encyclopedia

Бихевиоризм — это подход в психологии, основанный на предположении, что поведение, как человека, так и животного, может быть научно исследовано и понято без обращения к внутренним ментальным состояниям.Три главных деятеля привели к развитию этого подхода: Иван Павлов, Джон Б. Уотсон и Б.Ф. Скиннер. Их исследования породили теории обучения, полностью основанные на реакциях, или «ответах» организма (человека или животного), непосредственно на стимулы в окружающей среде посредством процессов кондиционирования. Это стало важным поворотным моментом в психологии как научной дисциплине и привело к обширным исследованиям в области сравнительной психологии и экспериментальной психологии, предоставив ценные данные о том, как животные и люди учатся адекватным реакциям на внешнюю среду.

Хотя такие теории больше не считаются адекватными для объяснения всех форм обучения и поведения, тем не менее, методологии, разработанные в результате таких исследований, продолжают использоваться в многочисленных исследовательских программах, которые значительно расширили понимание человеческой природы.

Определение

Бихевиоризм был разработан с мандатом, согласно которому только наблюдения, удовлетворяющие критериям научного метода, а именно, что они должны быть повторяемыми в разное время и независимыми наблюдателями, должны быть приемлемыми в качестве доказательства.Это фактически отказалось от интроспекции, основного метода психологов после экспериментальной психологии Вильгельма Вундта, доминирующей парадигмы в психологии в начале двадцатого века. Таким образом, бихевиоризм можно рассматривать как форму материализма, отрицающего какое-либо независимое значение психических процессов. Похожий подход можно найти в политической науке, известной как «бихевиорализм».

Бихевиористская школа мысли шла параллельно с психоаналитическим движением, возникшим в результате работ Зигмунда Фрейда, который также был сторонником механистического взгляда на человеческую природу, но рассматривал разум, особенно бессознательное, как арену, на которой уникально человеческие произошла деятельность.

Одно из предположений, которых придерживаются многие бихевиористы, состоит в том, что свобода воли — это иллюзия. В результате бихевиоризм диктует, что любое поведение определяется комбинацией генетических факторов и окружающей среды либо посредством классической, либо оперантной обусловленности. Его главными зачинщиками были Иван Павлов, исследовавший классическое обусловливание, Джон Б. Уотсон, придумавший термин «бихевиоризм» и стремившийся ограничить психологию экспериментальными методами, и Б.Ф. Скиннер, который стремился обосновать бихевиоризм, проводя исследования оперантного обусловливания.

Ключевые концепции

  • Обучение: Изменение поведения, связанное с полученным опытом.
  • Экономия: Принцип, который гласит в философии науки, человек всегда должен выбирать простейшее объяснение.
  • Стимул: Все, что может повлиять на окружающую среду и тем самым повлиять на поведение человека.
  • Ответ: Любая реакция на раздражитель. Для бихевиористов реакция ограничивается любым измеримым поведением.
  • Рефлекс: Неизученная реакция, вызванная определенными стимулами.
  • Добровольный ответ: Ответ, который находится под контролем человека.
  • Классическое кондиционирование: Изучение обучения с упором на рефлекторные реакции.
  • Operant Conditioning: Изучение обучения, которое фокусируется на изменениях в произвольных реакциях в результате их последствий.
  • Радикальный бихевиоризм: Позиция Уотсона и Скиннера, согласно которой изучение внутренних процессов невозможно изучить объективно и не имеет отношения к пониманию поведения человека.
  • Изменение поведения: Применение принципов кондиционирования для изменения поведения человека.
  • Эквипотенциальность: Идея о том, что принципы условий должны применяться ко всем формам поведения и ко всем видам.
  • Этология: Изучение поведения животных в естественной среде обитания.
  • Видовое поведение: Иногда называемое инстинктами, это поведение, характерное для определенного вида.

Основоположники бихевиоризма

Джон Б. Уотсон

В начале двадцатого века Уотсон в своей книге « Психология с точки зрения бихевиориста», утверждал, что психология занималась исключительно объективным наблюдением за поведением. В то время это был существенный разрыв с преобладающей структуралистской психологией, которая использовала метод интроспекции и считала изучение поведения устаревшим.

Уотсон, в отличие от многих своих коллег, изучал приспособление организмов к окружающей среде.В частности, его интересовало определение конкретных стимулов, которые заставляли организмы давать свои ответы. На подход Уотсона большое влияние оказали работы русского физиолога Ивана Павлова, который открыл феномен классической обусловленности в своем знаменитом исследовании пищеварительной системы собак. Уотсон принял модель Павлова, подчеркивая физиологические реакции и роль стимулов в создании условных реакций. По этой причине Ватсона можно охарактеризовать как психолога «стимул-реакция» (СР).

Методологический бихевиоризм

Теория Уотсона убедила большинство академических исследователей в важности поведенческих исследований. В частности, в области сравнительной психологии это соответствовало предупреждению, сделанному каноном Ллойда Моргана в отношении некоторых из более антропоморфных работ, таких как работа Джорджа Романеса, в которой психические состояния свободно приписывались животным. . Подход Уотсона был с радостью подхвачен такими исследователями, как Эдвард Л.Торндайк, изучавший способность кошек сбегать из ящиков с головоломками. Однако большинство психологов заняли позицию, которая сейчас называется «методологическим бихевиоризмом»: они признали, что поведение было либо единственным, либо наиболее эффективным методом объективного наблюдения в психологии.

Среди известных бихевиористов двадцатого века, занимавших эту позицию, были Кларк Л. Халл, который описал свою позицию как «нео-бихевиоризм», и Эдвард К. Толмен, разработавший большую часть того, что позже стало когнитивистской программой.Толмен (1948) утверждал, что крысы построили «когнитивные карты» лабиринтов, которым они научились управлять, даже в отсутствие вознаграждения, и что связь между стимулом и реакцией (S-> R) опосредована третьим компонентом — организмом. (S-> O-> R).

Методологический бихевиоризм остался позицией большинства психологов-экспериментаторов. С ростом интереса к познанию животных с 1980-х годов и появлением более неортодоксальных взглядов, таких как аргумент Дональда Гриффина (1976) о том, что животные обладают сознанием, как у людей, менталистический язык все чаще стал использоваться даже в дискуссиях о психологии животных, в как сравнительная психология, так и этология.Однако даже обсуждение сознания никоим образом не противоречит позиции методологического бихевиоризма.

Б.Ф. Скиннер

Б.Ф. Скиннер, проводивший экспериментальную работу в области сравнительной психологии с 1930-х по 1950-е годы, оставался самым известным теоретиком и представителем бихевиоризма до своей смерти в 1990 году. Скиннер разработал особый вид бихевиористской философии, получивший название » радикальный бихевиоризм «. Ему приписывают основание новой версии психологической науки, называемой поведенческим анализом, или «Экспериментальным анализом поведения» (EAB) после вариаций в подзаголовке его работы 1938 года « Поведение организмов: экспериментальный анализ поведения». .

В то время как EAB отличается от других подходов к поведенческому исследованию по многочисленным методологическим и теоретическим вопросам, радикальный бихевиоризм отходит от методологического бихевиоризма, прежде всего в том, что он принимает трактовку чувств, состояний ума и самоанализа как существующих и поддающихся научному лечению. Однако радикальный бихевиоризм не определяет чувства как причины поведения. Среди других отличий было отказ от рефлекса как модели всего поведения и защита науки о поведении, дополняющей, но не зависящей от физиологии.

Эта философская позиция приобрела силу благодаря успеху ранней экспериментальной работы Скиннера с крысами и голубями, обобщенной в его книгах Поведение организмов (1938) и Расписание подкрепления (1957, с К. Б. Ферстером). Особое значение имело его открытие «оперантного ответа», которое, как известно, запомнилось благодаря так называемому «ящику Скиннера». Оперантный ответ контрастирует с рефлекторным ответом тем, что он состоит из класса структурно различных, но функционально эквивалентных ответов.Например, в то время как крыса может нажимать на рычаг своей левой лапой, правой лапой или даже хвостом, все эти различные реакции действуют на мир одинаковым образом и достигают общего результата, а именно нажатия рычага. . Таким образом, операнты можно рассматривать как серию ответов, которые достигают одинаковых целей или последствий.

Эмпирическая работа Скиннера расширила более ранние исследования обучения методом проб и ошибок, проведенные такими исследователями, как Торндайк и Гатри. Скиннер также наблюдал влияние различных схем подкрепления на скорость оперантных реакций, производимых животными.Он добился замечательных успехов в обучении животных выполнять неожиданные реакции, издавать большое количество ответов и демонстрировать множество эмпирических закономерностей в поведении. Эти результаты придали некоторое доверие его радикальному концептуальному анализу.

Отношение к языку

Когда Скиннер отказался от экспериментальной работы, чтобы сосредоточиться на философских основах науки о поведении, его внимание переключилось на человеческий язык. В его книге Verbal Behavior (1957) изложена теория функционального анализа вербального поведения.Книга подверглась резкой критике со стороны лингвиста Ноама Хомски (1959). Скиннер не ответил подробно; но позже он утверждал, что «[Хомский] не знает, о чем я говорю, и по какой-то причине не может этого понять» (Скиннер, 1972).

Для бихевиористского анализа человеческого поведения важным было не овладение языком, а скорее взаимодействие между языком и явным поведением. В эссе, переизданном в его книге « непредвиденных обстоятельств подкрепления» 1969 года, Скиннер высказал мнение, что люди могут создавать языковые стимулы, которые затем приобретают контроль над их поведением так же, как внешние стимулы.Возможность такого «учебного контроля» над поведением означала, что непредвиденные обстоятельства подкрепления не всегда будут производить такие же эффекты на поведение человека с такой же надежностью, как у различных изученных животных.

Бихевиоризм в философии

Во многих отношениях бихевиоризм является одновременно психологическим и философским движением. Основная предпосылка радикального бихевиоризма состоит в том, что изучение поведения должно быть эмпирической наукой, такой как химия или физика.Бихевиористы стремились создать дисциплину, исключающую все гипотетические и субъективные внутренние состояния изучаемых организмов.

В аналитической философии есть подходы, которые назвали себя или были изобретены другими как бихевиористские. В логическом бихевиоризме (как это считают, например, Рудольф Карнап и Карл Хемпель) смысл психологических утверждений — это условия их проверки, которые состоят из выполненного открытого поведения. Куайн использовал тип бихевиоризма, на который повлияли некоторые идеи Скиннера, в своей собственной работе о языке.Гилберт Райл защищал особую разновидность философского бихевиоризма, изложенную в его книге The Concept of Mind, , в которой его центральным утверждением было то, что примеры дуализма часто представляют собой «категориальные ошибки» и, следовательно, что они на самом деле являются неправильным пониманием использования обычных язык.

Дэниел Деннетт также признал себя типом бихевиориста (Bennett 1993). Иногда утверждается, что Людвиг Витгенштейн защищал бихевиористскую позицию, и что есть важные области пересечения между его философией, логическим бихевиоризмом и радикальным бихевиоризмом.(Например, аргумент «жук в коробке», в котором Витгенштейн ссылается на концепцию, в которой кто-то воображает, что у каждого есть коробка с жуком внутри. Никто не может заглянуть внутрь коробки пыльника, и каждый утверждает, что знает, что такое жук, только Витгенштейн предположил, что в такой ситуации слово «жук» не может быть названием предмета, поскольку каждый может воспринимать жука по-разному; жук «выпадает из рассмотрения как не имеющий отношения к делу».) Однако Витгенштейн. не был бихевиористом, а его стиль письма достаточно эллиптический, чтобы допускать целый ряд интерпретаций.Математика Алана Тьюринга тоже иногда считали бихевиористом, но сам он этого не отождествлял.

Критика бихевиоризма

Бихевиоризм можно критиковать как чрезмерно детерминированный взгляд на человеческое поведение — игнорируя внутренние психологические и психические процессы, бихевиоризм упрощает сложность человеческого поведения. Некоторые даже утверждают, что строгая природа радикального бихевиоризма по существу определяет людей как механизмы без свободы воли.

Бихевиористский подход также подвергался критике за его неспособность учитывать обучение или изменения в поведении, которые происходят в отсутствие влияния окружающей среды; такие события сигнализируют о наличии внутреннего психологического или умственного процесса.

Наконец, исследования этологов показали, что принципы обусловливания не универсальны, что противоречит бихевиористскому утверждению об эквипотенциальности между принципами обусловливания.

Бихевиоризм был разработан в противовес интроспективному подходу, который полагался в первую очередь, если не полностью, на внутреннюю саморефлексию сознательной умственной деятельности.Хотя радикальный бихевиоризм может быть весьма ограничен в своей объяснительной силе, тем не менее, он сыграл важную роль, позволив психологии развить научные поиски знаний о человеческой природе и поведении.

Тем не менее, связь между стимулом и реакцией — это не просто прямая причинно-следственная связь. Факторы, помимо стимула, участвуют в определении ответа. Действия происходят исходя из цели, а цель определяется умом испытуемого. Таким образом, более полное понимание человеческого поведения должно включать как внешние действия тела, так и внутреннюю жизнь ума.

Наследие

Несмотря на такую ​​критику бихевиоризма, изучение оперантного и классического обусловливания внесло большой вклад в понимание человеческого поведения в психологии. Несмотря на то, что бихевиоризм больше не был авторитетным голосом, он был доминирующей силой в психологии Северной Америки в течение значительного периода двадцатого века.

Естественным результатом бихевиоризма является поведенческая терапия, метод изменения дезадаптивных реакций человека на определенные стимулы.Он включает в себя самые основные методы изменения человеческого поведения, такие как вознаграждение и наказание, подкрепление и даже биологическая обратная связь, с использованием методов кондиционирования. Часто в центре внимания оказывается развитие жизненных навыков. Будучи основанными на бихевиоризме, такие формы модификации поведения используются психотерапевтами, родителями и опекунами инвалидов, как правило, без какой-либо основополагающей бихевиористской философии.

Бихевиоризм развился как реакция на интроспективный подход, который не смог объяснить психические процессы.Во многих отношениях бихевиоризм проложил путь к новой, научно обоснованной психологии, которая значительно продвинула понимание человеческого поведения.

Список литературы

  • Baum, W.M. 2005. Понимание бихевиоризма: поведение, культура и эволюция . Блэквелл.
  • Беннет, Дэниел С. 1993. Послание: Среды не существует. Философия и феноменологические исследования. 53 (4): 889-931.
  • Хомский, Ноам. 1959. «Обзор вербального поведения Б. Ф. Скиннера.» Язык . 35 (1): 26-58.
  • Ферстер, К. Б. и Б. Ф. Скиннер. 1957. Графики усиления. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Гриффин, Дональд Р. 1976. Вопрос осведомленности животных. ISBN 0865760020.
  • Латтал К.А. и П.Н. Гнаться. 2003. Теория и философия поведения. Пленум.
  • Миллс, Джон А. 2000. Контроль: история поведенческой психологии. Издательство Нью-Йоркского университета.
  • Плотник, Род.2005. Введение в психологию. Thomson-Wadsworth. ISBN 0534634079.
  • Рахлин, Х. 1991. Введение в современный бихевиоризм, 3-е издание. Нью-Йорк: Фриман.
  • Скиннер, Б.Ф. 1938. Поведение организмов. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Скиннер, Б.Ф. 1945. «Оперативный анализ психологических терминов» Психологический обзор . 52: 270-277, 290-294.
  • Скиннер, Б.Ф. 1953. Наука и поведение человека. ISBN 00292
  • .
  • Скиннер, Б.Ф. 1957. Вербальное поведение. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.
  • Скиннер, Б.Ф. 1969. Непредвиденные обстоятельства подкрепления: теоретический анализ . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Скиннер, Б.Ф. 1972. «Меня неправильно поняли…». В журнале Center. март-апрель, стр. 63.
  • Скиннер, Б. Ф. 1981. «Отбор по последствиям». В Science 213: 501-514.
  • Скиннер, Б.F. 2002. За пределами свободы и достоинства . Hackett Publishing.
  • Стаддон, Дж. 2001. Новое поведение: разум, механизм и общество. Филадельфия: Психология Press.
  • Толмен, E.C. 1948. «Когнитивные карты у крыс и людей». Психологический обзор . 55: 189-208.
  • Уотсон, Дж. Б. 1913. Психология с точки зрения бихевиористов. В Психологическое обозрение . 20: 158-177.
  • Уотсон, Дж. Б. 1919. Психология с точки зрения бихевиориста.
  • Уотсон, Дж. Б. 1924. Бихевиоризм.
  • Zuriff, G.E. 1985. Бихевиоризм: концептуальная реконструкция. Издательство Колумбийского университета.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 26 мая 2016 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света Писатели и редакторы переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 Лицензия (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в энциклопедию Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Что случилось с бихевиоризмом — Ассоциация психологических наук — APS

В 2004 году исполняется 100 лет со дня рождения Б. Ф. Скиннера. Я сомневаюсь, что большинство членов Американского психологического общества (и даже меньшая часть всех психологов) обратят на это много внимания. В конце концов, разве бихевиоризм не сошел со сцены? Разве мы не живем в эпоху когнитивной революции, которая все еще продолжается и доминирует в большинстве областей психологии? Разве область психологии обучения животных, порождающая бихевиоризм, не относится к 1950-м годам, к той же эпохе, что и черно-белое телевидение, три телеканала и антенны в доме? Многие читатели APS, вероятно, ответят утвердительно на все три вопроса.Если это правильный ответ — и, как вы увидите, я не обязательно так думаю, — тогда мы можем спросить, что случилось.

Давайте вернемся на сто лет назад, когда психология была новой областью. Первые лаборатории датируются 1879 годом или около того (давайте не будем возвращаться к этому противоречию), а в 1904 году, когда родился Скиннер, эта область изо всех сил пыталась превратиться в науку. Однако методы были разными, и статьи в журналах часто содержали много наблюдений и предположений. Тщательных экспериментов было мало, а то и вовсе не было.Некоторые бумаги граничили с непонятной чепухой. В Сент-Луисе, откуда я пишу, проходила знаменитая Всемирная выставка в 1904 году, и собрание многих величайших ученых того времени, включая психологов, собралось с целью предоставить ультрасовременный набор лекции о своих полях и, конечно же, чтобы показать поле с максимальной выгодой. Изучение их бесед, отчеты о которых были сохранены для потомков, позволяет кратко изложить состояние дел 100 лет назад. Я рассмотрю эти статьи в следующей колонке.

В 1913 году, через девять лет после рождения Скиннера, Джон Б. Уотсон опубликовал свою знаменитую статью «Психология с точки зрения бихевиориста» в журнале « Psychological Review ». Это было коротко, но мощно. Уотсон сказал, что психология должна избавиться от интроспективных исследований ментальных событий, которые нельзя наблюдать напрямую — образов, памяти, сознания и др. — и изучать поведение. Уотсон поддержал заявление Уолтера Пиллсбери о том, что «психология — это наука о поведении», и продолжил: «Я считаю, что мы можем написать психологию, определить ее так, как [сделал] Пиллсбери, и никогда не возвращаться к нашему определению: никогда не использовать термины «сознание», «ментальные состояния», «разум», «содержание», «поддающееся интроспективной проверке», «образность» и тому подобное »(1913, с.116). Головоломка! Изучать только поведение! Психологи старшего возраста, вероятно, считали Уотсона несколько неуместным, но молодые психологи стекались к нему, и его позиция продолжала привлекать сильных сторонников на протяжении многих лет. Если бы психология была наукой о поведении, то ее целями были бы (как сказал Скиннер много лет спустя) предсказание и контроль поведения. Контроль поведения! Как здорово!

Бихевиоризм был призван сделать психологию естественной наукой. В те годы, когда развивались бихевиористские идеи, они находились в гармонии с философской позицией логического позитивизма, отстаиваемой в физике и других областях.Концепции должны определяться операциями, используемыми для их измерения, чтобы наука была жестко привязана к наблюдаемым данным и устраняла полеты спекулятивных фантазий.

Последовавшие за этим десятилетия показали, что бихевиоризм преобладает, и лаборатория обучения животных была рассадником исследований, белые крысы и голуби были предпочтительными организмами (с предположением, что все организмы и все формы поведения подчиняются схожим законам).

Эдгар Чейс Толман отстаивал методологию бихевиоризма и внес важный вклад.Некоторые из его концепций (латентное обучение, когнитивные карты) до сих пор появляются даже в когнитивной литературе. Книги Павлова были переведены в 1920-х годах, а Кларк Халл начал публиковать свою важную серию статей «Психологический обзор» в конце 20-х — начале 30-х годов. Самый известный студент Халла, Кеннет Спенс, также начал свою важную работу в 1930-х годах. Эдвин Гатри опубликовал свои идеи о роли непрерывности в обучении и о понятии однократного обучения. В 1938 г. Б. Ф. Скиннер опубликовал Поведение организмов и начал свой оперантный подход, который стал самой известной бихевиористской позицией и сегодня среди многих, кажется, олицетворяет бихевиоризм.Одним из моих любимых курсов в бакалавриате был курс Психология обучения , который читал мой наставник Дэвид Дж. Элмс по книге Джеймса Диза и Стюарта Халса из Университета Джона Хопкинса с этим названием.

Теперь, возвращаясь к бихевиоризму, давайте рассмотрим карикатурный взгляд на историю психологии, в который, похоже, верят многие когнитивные психологи (то есть большинство специалистов в этой области в наши дни). В этой карикатуре История психологии чем-то похожа на Историю западной цивилизации и выглядит следующим образом: у ранних психологов, таких как Уильям Джеймс, были великие идеи и предположения, а психологи изучали, как могли, когнитивные явления, такие как образы.(Джеймс и др. Соответствуют древним афинянам — возможно, Сократу, Платону и Аристотелю). Однако позже, благодаря Ватсону, Скиннеру и им подобным, наступили темные века — религиозная ортодоксия бихевиоризма покрыла землю и задушила творческие мысли о когнитивных явлениях и других темах. Наконец, Ренессанс начался в 1950-х годах, когда экспериментальные работы Джорджа Миллера, Дональда Бродбента, Венделла Гарнера и других, а также работы Ноама Хомского вывели психологию из темных веков в свет когнитивной революции.Движение набрало обороты в 1960-х годах, и в великой книге Ульрика Нейссера «Когнитивная психология » новая область была названа и умело резюмирована ее содержание в 1967 году. Бихевиоризм все еще был популярен в 1960-х и начале 1970-х годов, как гласит эта история, но как сегодня это рассматривается как арьергардное интеллектуальное движение, достигшее последней стадии своей популярности. К 1990-м годам доминирование когнитивных подходов почти во всех областях психологии (даже в обучении животных!) Было почти полным.Взгляните на рекламу в APS Observer как на один из критериев — как часто можно увидеть когнитивную или когнитивную нейробиологию в рекламе по сравнению с бихевиористским обучением или обучением животных?

Итак, вернемся к моему первоначальному вопросу, что случилось с бихевиоризмом? Вот несколько возможных ответов. Я позволю людям более умным, чем я, оценивать их и решать, должен ли ответ состоять из комбинации этих альтернатив или ничего из вышеперечисленного.

Одна из возможностей состоит в том, что упадок бихевиоризма представляет собой интеллектуальную революцию, а молодым ученым (как и молодежь во все времена) нравится пьянящий пыл революции.Итак, поскольку бихевиоризм так долго господствовал в психологии, особенно (и главным образом) в американской психологии, настало время для новой интеллектуальной революции. Анализ первых когнитивных психологов (Бродбент, Миллер, Гарнер и др.) Был строгим, провокационным и открывал новые интеллектуальные перспективы. Ко многим проблемам, которые несколько выходили за рамки бихевиористского анализа — восприятию, наблюдению, запоминанию, воображению, мышлению — подходили радикально по-новому.В этом рассказе с бихевиоризмом на самом деле ничего «не произошло»; на самом деле это не было доказано как «неправильное» в каком-либо реальном смысле. Скорее, когнитивный подход просто генерировал приверженцев за счет установленного порядка, открывал новые техники и методы обучения и создавал ажиотаж, который привлекал аспирантов из лабораторий на животных. (Некоторые виды когнитивного анализа, которые казались такими замечательными в 1960-х, сейчас, похоже, давно зарекомендовали себя. Например, метафорические модели и прямоугольные и стрелочные диаграммы, столь популярные в свое время, кажутся причудливыми по сравнению с подходами когнитивной нейробиологии к картированию мозга. сети, лежащие в основе когнитивной деятельности).Короче говоря, когнитивный анализ стал более захватывающим и интересным для открытия новых областей обучения.

Вторая возможная причина заключается в том, что в 1970-е гг. Бихевиористский анализ стал слишком микроскопическим. Как и во многих других областях, исследователи начали изучать все больше и больше о все меньшем и меньшем. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на центральных, критических проблемах, исследователи-бихевиористы начинают смотреть на все более тонкие (то есть пустые) проблемы, причем экспериментальный анализ становится все сложнее и непропорционально полученным знаниям.(Примечательно, сколько фундаментально великих открытий в большинстве областей часто бывают прямыми, простыми, понятными, так что постфактум другие могут задаться вопросом: «Почему я не подумал об этом?»). Количество параметров и эпициклов в подходе Халла-Спенса резко возросло. Изучите громоздкие расписаний подкрепления (1959) Ферстера и Скиннера относительно более прямого написания Скиннера в Поведение организмов (1938). В этой версии истории было что-то не так с бихевиоризмом 1970-х и 1980-х годов — он слишком сосредоточился на конкретных проблемах и потерял общую картину.

Еще одна причина потери бихевиоризма заключается в том, что многие психологи (особенно когнитивные психологи) не сосредотачиваются на истории познания организма. Как написал мне Джон Уикстед, комментируя эту колонку, «исследователи забыли объяснить, почему мы ведем себя именно так. Многое из того, что мы делаем, зависит от предшествующих последствий наших действий. И мы извлекаем уроки из этих последствий. Когнитивные модели часто являются суррогатом истории обучения (они относятся к волшебному компьютеру в голове без учета того, что отвечает за его вычислительные способности…).Таким образом, в той степени, в которой когнитивная психология и когнитивная нейробиология не заботятся об истории обучения своих субъектов (и, по большей части, они не заботятся), бихевиоризм проиграл ».

Третий ответ заключается в том, что, спасибо, сегодня нет ничего плохого в бихевиоризме. Предпосылка анализа в начале этой колонки просто неверна. Бихевиоризм жив и здоров, и с ним ничего «не случилось». Журнал экспериментального анализа поведения по-прежнему активно публикуется (и редактируется теперь моим коллегой Леном Грином), как и журнал прикладного анализа поведения .Оба журнала издаются Обществом экспериментального анализа поведения, которое набирает обороты с 1957 года. Основная встреча бихевиористов — это Ассоциация поведенческого анализа, или ABA, которая в 2003 году насчитывала более 4200 членов, и встреча 2002 года. зарегистрировалось 3200 человек. Подсчитывая дочерние организации по всему миру, насчитывается около 12 000 членов (Джек Марр, личное сообщение). ABA значительно выросла за эти годы и по-прежнему привлекает около 250 новых членов в год только в США.S. Общество количественного анализа поведения встречается до и во время ABA со своими математически сложными членами. Большая часть работы, о которой сообщается на этих встречах, основана на исследованиях на людях (а не только на голубях и крысах, как в стереотипе).

Почему энтузиазм? Потому что бихевиористический анализ работает! Мы знаем, как облегчить или устранить фобии с помощью терапии, основанной на угашении; мы знаем силу токенов в регулировании поведения в психиатрической больнице; мы можем уменьшить проблемное поведение и увеличить вероятность желаемого поведения, разумно предоставляя и удерживая подкрепления.Даже для проблем, которые изучают когнитивно ориентированные психологи, бихевиористская терапия является методом выбора. Для аутичного ребенка бихевиористские техники Ловааса дают самую большую (на самом деле, пока единственную) надежду. (Споры о теории разума об аутизме — это нормально, но не, если вам нужны методы лечения и лечения — переходите к бихевиоризму). Точно так же лечение заикания и афазии, каким бы интересным ни был их анализ психолингвистов, в основном проводится в лабораториях бихевиористов. В области нейробиологии обучения центральной парадигмой является классическая обусловленность, а основной теоретической моделью является модель Рескорла-Вагнера.И поведенческий анализ существует в программах самоуправления, в промышленности (управление организационным поведением), в спорте, в руководствах по воспитанию и, конечно же, в программах дрессировки животных для домашних животных и для зоопарков. Везде, где предсказание и контроль явного поведения имеют решающее значение, можно обнаружить, что бихевиористический анализ работает. В общем, этот ответ утверждает, что, хотя большинство психологов этого не знают, бихевиоризм все еще жив и процветает, хотя, возможно, не так широко, как когда-то.

Еще одно обоснование предыдущего ответа (благодаря Энделю Тулвингу) состоит в том, что существует несколько достоверных наук психологии. Он написал мне по электронной почте комментарий к более раннему черновику этой колонки, что: «В 2004 году совершенно ясно, что термин« психология »теперь обозначает по крайней мере две довольно разные науки: одну о поведении, а другую о психике. . Оба они имеют дело с живыми существами, как и ряд других наук о поведении, но их совпадение невелико, вероятно, не больше, чем когда-то были психология или социология, когда мир был молод.Никто никогда не будет снова объединять две психологии, потому что их предметная область различна, интересы различны, и их понимание того типа науки, с которым они имеют дело, различно. Наиболее показателен тот факт, что эти два вида переселились на разные территории, они больше не разговаривают друг с другом и члены не скрещиваются. Так и должно быть ».

Возможно, наиболее радикальный ответ на поставленный мною вопрос заключается в том, что бихевиоризм сегодня менее обсуждается и обсуждается, потому что он фактически выиграл интеллектуальную битву.В самом прямом смысле слова все сегодняшние психологи (по крайней мере, те, кто проводит эмпирические исследования) являются бихевиористами. Даже самые когнитивно ориентированные экспериментаторы изучают какое-то поведение. Они могут изучать влияние переменных на нажатие кнопок на компьютерах, заполнение контрольных списков, оценку достоверности, модели кровотока или вспоминание слов, записывая их на листах бумаги, но они почти всегда изучают поведение, поддающееся объективной проверке. (И даже субъективный опыт, такой как рейтинг доверия, может быть воспроизведен для разных людей и в разных условиях).Этот этап изучения объективно проверяемого поведения представляет собой огромное изменение по сравнению с работой многих психологов в 1904 году. Сегодня области когнитивной психологии и когнитивной нейробиологии очень поведенческие (если включить нейронные показатели поведения). Конечно, в нажатии кнопок на компьютерах нет ничего интересного по своей сути, но, с другой стороны, основные законы поведения в лаборатории животных были разработаны на крысах, которые нажимают на рычаги и перемещаются по взлетно-посадочным полосам, или на голубях, клюющих ключи — это не совсем захватывающее поведение в мире животных. их собственное право.Во всех этих случаях ученый надеется открыть принципиально интересные принципы на основе простого и элегантного экспериментального анализа. Когнитивный исследователь идет дальше и ищет сходные доказательства из поведенческих наблюдений за внутренней работой систем разума / мозга. Но как экспериментаторы, как когнитивные, так и поведенческие исследователи изучают поведение. Бихевиоризм победил.

Я мог бы продолжить рассуждения или предположения, я полагаю, но оставим это на пять. И позвольте мне объяснить, почему я не упомянул популярное объяснение, которое читал в учебниках истории.Разве проведенный Ноамом Хомским обзор книги Скиннера «Вербальное поведение » не разрушил бихевиористический анализ и не показал, что он был банкротом в отношении языка? Я читал дебаты пару раз, и, хотя это было интересно, мне всегда казалось, что главные действующие лица спорят с противоположными целями, исходя из принципиально разных парадигм. Хомский был и остается рационалистом; он не использовал экспериментальный анализ или данные любого рода, относящиеся к языку, и даже экспериментальная психолингвистика была и не представляет для него особого интереса.Я полагаю, что обзор Хомского заслуживает упоминания как второстепенная причина когнитивной революции. Для большинства психологов, эмпириков в душе, когнитивную революцию вызвали великие новые эксперименты, которые исследователи проводили по когнитивным темам, а не обзор книги Скиннера Хомским (кстати, довольно эффективно опровергнутый комментарием Кеннета Маккоркодейла).

Я когнитивный психолог, правда, но мне симпатичны несколько ответов. Бихевиоризм жив, и большинство из нас — бихевиористы.Возможно, это справедливее для меня, чем для многих. Мое теоретизирование часто носит скорее функциональный характер. Некоторые рецензенты жалуются, что у меня нет «реальных теорий» или что я переопределяю данные; некоторые утверждали, что мои идеи слишком наглядны, чтобы их можно было проверить; третьи же, опровергая предыдущий пункт, тщательно проверяли их и находили эмпирически ошибочными (хм… обе группы критиков не могут быть правы, мне кажется). Это правда, что я чувствую себя комфортно, придерживаясь данных и участвую в меньшем количестве теоретических фантазий, чем многие из моих когнитивных коллег, поскольку я частично вырос в функциональных интеллектуальных традициях Джона МакГеока, Артура Мелтона и Роберта Краудера.

Несколько лет назад Роберт Солсо отредактировал том под названием Mind and Brain Sciences in the 21st Century (MIT Press), для которого я написал главу, в которой я сделал бесстрашные прогнозы относительно будущего когнитивной психологии. Мое одиннадцатое и последнее предсказание заключалось в том, что сильная форма бихевиоризма вернется в господствующую психологию. Это действительно означает, что я считаю, что движение в каком-то смысле «ушло», даже если я думаю, что бихевиористская революция была в значительной степени успешной, и основные принципы были включены в психологию.В конце концов, даже самый ярый бихевиорист согласится с тем, что великие дебаты, которые кипели между бихевиористами в 1950-х годах, не возникают в современной литературе. Как указал Джон Уикстед в приведенной выше цитате, когнитивные психологи склонны игнорировать историю изучения в своих теориях. Если мы, по крайней мере, начнем включать изучение истории обратно в наши соображения, тогда бихевиоризм вернется. Тем не менее, в то же время ясно, что многие аспекты бихевиоризма вообще никуда не делись.Скорее, многие психологи просто игнорировали хорошую работу исследователей бихевиористской традиции.

Позвольте мне предложить способ празднования столетия Скиннера и познания элегантности и силы бихевиористского анализа. Побалуйте себя и прочитайте книгу Скиннера «« Наука и поведение человека », », которой исполнилось 50 лет, которая все еще печатается. Книга задумывалась как введение в бихевиоризм и написана мощно и элегантно. Журнал экспериментального анализа поведения опубликовал пять ретроспективных статей в ноябрьском номере 2003 года, озаглавленном «Золотая годовщина науки Скиннера и человеческого поведения».Прочтите книгу и оцените силу бихевиористского анализа сами, даже если (или особенно если) вы один из тех когнитивных психологов, которые считают, что бихевиоризм неуместен, устарел и / или мертв. Это не так.

Примечание автора: Лен Грин, Джек Марр, Джим Нили, Эндель Тулвинг, Бен Уильямс и Джон Викстед предоставили комментарии, которые во многом помогли мне осмыслить эти проблемы. Я признателен за разрешение цитировать сообщения, полученные от доктора. Тулвинг и Уикстед.

Что такое бихевиоризм в психологии? Определение, теории

Бихевиоризм — это теория, согласно которой психологию человека или животных можно объективно изучить с помощью наблюдаемых действий (поведения.Эта область исследований возникла как реакция на психологию XIX века, которая использовала самоанализ своих мыслей и чувств для изучения психологии человека и животных.

Ключевые выводы: бихевиоризм

  • Бихевиоризм — это теория, согласно которой психологию человека или животных можно объективно изучить с помощью наблюдаемых действий (поведения), а не мыслей и чувств, которые нельзя наблюдать.
  • Среди влиятельных фигур бихевиоризма психологи Джон Б.Уотсон и Б.Ф. Скиннер, которые связаны соответственно с классической и оперантной обусловленностью.
  • В классической системе кондиционирования животное или человек учится связывать два стимула друг с другом. Этот тип обусловливания включает непроизвольные реакции, такие как биологические или эмоциональные.
  • При оперантном обусловливании животное или человек обучается поведению, связывая его с последствиями. Это можно сделать с помощью положительного или отрицательного подкрепления или наказания.
  • Оперантное обусловливание все еще встречается в классах сегодня, хотя бихевиоризм больше не является доминирующим образом мышления в психологии.

История и происхождение

Бихевиоризм возник как реакция на ментализм, субъективный подход к исследованиям, используемый психологами во второй половине XIX века. В ментализме разум изучается по аналогии и путем изучения собственных мыслей и чувств — процесс, называемый интроспекцией. Менталистские наблюдения были сочтены бихевиористами слишком субъективными, поскольку они значительно различались среди отдельных исследователей, что часто приводило к противоречивым и невоспроизводимым результатам.

Существует два основных типа бихевиоризма: методологический бихевиоризм, на который сильно повлияли работы Джона Б. Уотсона, и радикальный бихевиоризм, пионером которого был психолог Б.Ф. Скиннер.

Методологическое поведение

В 1913 году психолог Джон Б. Уотсон опубликовал статью, которую можно было бы считать манифестом раннего бихевиоризма: «Психология, как ее рассматривают бихевиористы». В этой статье Уотсон отвергает менталистские методы и подробно описывает свою философию того, какой должна быть психология: наукой о поведении, которую он назвал «бихевиоризмом».”

Следует отметить, что, хотя Уотсона часто называют «основателем» бихевиоризма, он ни в коем случае не был первым человеком, критиковавшим самоанализ, и не первым, кто отстаивал объективные методы изучения психологии. Однако после статьи Уотсона бихевиоризм постепенно утвердился. К 1920-м годам ряд интеллектуалов, в том числе такие уважаемые фигуры, как философ, а позднее лауреат Нобелевской премии Бертран Рассел, осознали важность философии Ватсона.

Радикальное поведение

Из бихевиористов после Уотсона, пожалуй, самым известным является Б.Ф. Скиннер. В отличие от многих других бихевиористов того времени, идеи Скиннера были сосредоточены на научных объяснениях, а не на методах.

Скиннер считал, что наблюдаемое поведение было внешним проявлением невидимых психических процессов, но что было удобнее изучать это наблюдаемое поведение. Его подход к бихевиоризму заключался в понимании взаимосвязи между поведением животного и окружающей его средой.

Сравнение классического кондиционирования и оперантного кондиционирования

Бихевиористы считают, что люди учатся поведению посредством обусловливания, которое связывает раздражитель в окружающей среде, такой как звук, с реакцией, например, с тем, что человек делает, когда слышит этот звук. Ключевые исследования бихевиоризма демонстрируют разницу между двумя типами обусловливания: классическим обусловливанием, которое ассоциируется с психологами, такими как Иван Павлов и Джон Б. Уотсон, и оперантным обусловливанием, связанным с Б.Ф. Скиннер.

Классическое кондиционирование: собаки Павлова

Эксперимент Павлова с собаками — широко известный эксперимент с участием собак, мяса и звука колокольчика. В начале эксперимента собакам давали мясо, из-за которого у них выделялась слюна. Однако, когда они услышали звонок, они этого не сделали.

На следующем этапе эксперимента собаки слышали звонок, прежде чем им принесли еду. Со временем собаки узнали, что звон колокольчика означает еду, поэтому у них начиналось выделение слюны, когда они слышали звонок, хотя раньше они не реагировали на звонки.Благодаря этому эксперименту собаки постепенно научились ассоциировать звуки колокольчика с едой, хотя раньше они не реагировали на колокольчики.

Эксперимент Павлова с собаками демонстрирует классическое обусловливание: процесс, с помощью которого животное или человек учится связывать друг с другом два ранее не связанных стимула. Собаки Павлова научились связывать реакцию на один раздражитель (слюноотделение от запаха пищи) с «нейтральным» стимулом, который ранее не вызывал реакции (звон колокольчика.) Этот тип обусловливания включает непроизвольные реакции.

Классический кондиционер: Little Albert

В другом эксперименте, который показал классическое обусловливание эмоций у людей, психолог Дж. Б. Уотсон и его аспирантка Розали Рейнер подвергли 9-месячного ребенка, которого они назвали «Маленький Альберт», белой крысе и другим пушистым животным, таким как кролик и собака, а также хлопок, шерсть, горящие газеты и другие раздражители — все это не испугало Альберта.

Однако позже Альберту разрешили поиграть с белой лабораторной крысой. Затем Уотсон и Рейнер издали громкий звук молотка, который напугал Альберта и заставил его плакать. Повторив это несколько раз, Альберт очень огорчился, когда ему подарили только белую крысу. Это показало, что он научился связывать свою реакцию (испуг и плач) с другим стимулом, который раньше не пугал его.

Оперативное кондиционирование: боксы Скиннера

Психолог Б.Ф. Скиннер поместил голодную крысу в ящик с рычагом. Когда крыса двигалась вокруг ящика, она время от времени нажимала на рычаг, в результате обнаруживая, что еда упадет при нажатии на рычаг. Через некоторое время крыса побежала прямо к рычагу, когда его поместили в коробку, предполагая, что крыса догадалась, что рычаг означает, что она будет получать пищу.

В аналогичном эксперименте крысу поместили в ящик Скиннера с электрифицированным полом, что вызвало у нее дискомфорт.Крыса обнаружила, что нажатие на рычаг прекращает подачу электрического тока. Через некоторое время крыса сообразила, что рычаг будет означать, что она больше не будет подвергаться воздействию электрического тока, и крыса побежала прямо к рычагу, когда его поместили в коробку.

Эксперимент с ящиком Скиннера демонстрирует оперантное обусловливание, при котором животное или человек учатся поведению (например, нажатию на рычаг), связывая его с последствиями (например, бросая гранулу или прекращая электрический ток.) Три типа армирования следующие:

  • Положительное подкрепление : Когда добавляется что-то хорошее (например, гранулы еды падают в коробку), чтобы научить новому поведению.
  • Отрицательное подкрепление : Когда что-то плохое удаляется (например, прекращается электрический ток), чтобы научить новому поведению.
  • Наказание : Когда добавляется что-то плохое, чтобы научить субъекта прекратить поведение.

Влияние на современную культуру

Бихевиоризм все еще можно увидеть в современных классах, где оперантное обусловливание используется для усиления поведения.Например, учитель может вручить приз ученикам, которые хорошо сдали экзамен, или наказать ученика, который плохо себя ведет, предоставив ему время в заключении.

Хотя бихевиоризм когда-то был доминирующим направлением в психологии в середине 20-го века, с тех пор он потерял влияние когнитивной психологии, которая сравнивает разум с системой обработки информации, такой как компьютер.

Источники

  • Баум У. «Что такое бихевиоризм?» В Understanding Behaviorism: Behavior, Culture and Evolution, Third Edition , John Wiley & Sons, Inc., 2017.
  • Cascio, C. «Как мне применить бихевиористскую философию в классе?» Сиэтл Пи .
  • Ким, Э. «Различия между классическим и оперантным обусловливанием». 2015.
  • Гольдман, Дж. Г. «Что такое классическая обусловленность? (И почему это важно?) » Scientific American , 2012.
  • Мэлоун, Дж. К. «Действительно ли Джон Б. Уотсон« нашел »бихевиоризм?» Поведенческий аналитик , т.37, нет. 1, 2014, стр. 1-12.
  • McLeod, S. «Скиннер — оперантная обусловленность». Simply Psychology , 2018.
  • Павлов И. «Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга». Классика истории психологии , 1927.
  • Пиццурро, Э. «Может ли бихевиоризм по-прежнему применяться перед лицом подавляющего сопротивления?» Исследование личности , 1998.
  • Уотсон, Дж.Б. «Психология с точки зрения бихевиориста». Психологическое обозрение , т. 20, нет. 2, 1913, с. 158-177.
  • Уотсон, Дж. Б. и Рейнер, Р. «Обусловленные эмоциональные реакции». Классика истории психологии .
  • Возняк Р. «Бихевиоризм: первые годы». Bryn Mawr College, 1997.
  • .

бихевиоризм | психология | Britannica

бихевиоризм , очень влиятельная академическая школа психологии, которая доминировала в психологической теории в период между двумя мировыми войнами.Классический бихевиоризм, распространенный в первой трети 20-го века, был связан исключительно с измеримыми и наблюдаемыми данными и исключал идеи, эмоции и рассмотрение внутреннего умственного опыта и деятельности в целом. В бихевиоризме организм рассматривается как «отвечающий» на условия (стимулы), создаваемые внешней средой и внутренними биологическими процессами.

Ранее господствовавшая школа мысли, структурализм, понимала психологию как науку о сознании, опыте или разуме; хотя телесные действия не исключались, они считались значимыми в основном в их отношении к ментальным явлениям.Таким образом, характерным методом структурализма был самоанализ — наблюдение и отчет о работе собственного ума.

Подробнее по этой теме

мотивация: Бихевиоризм

Вклад философских и физиологических источников породил несколько этапов эволюции теории мотивации со времен …

Ранние формулировки бихевиоризма были реакцией У.С. Психолог Джон Б. Ватсон против интроспективной психологии. В книге Behaviorism (1924) Уотсон писал, что «бихевиоризм утверждает, что« сознание »не является ни определяемым, ни пригодным для использования понятием; что это просто другое слово для «души» более древних времен. Таким образом, в старой психологии преобладает тонкий вид религиозной философии ». Уотсон считал, что бихевиоризм «попытался сделать новый, чистый старт в психологии, порвав как с текущими теориями, так и с традиционными концепциями и терминологией» (из Психология с точки зрения бихевиориста , 3-е изд., 1929). Самоанализ должен был быть отброшен; допустимыми должны были считаться только такие наблюдения, которые могли быть сделаны независимыми наблюдателями одного и того же объекта или события — точно так же, как в физике или химии. Таким образом, психология должна была стать «чисто объективной экспериментальной отраслью естествознания». Какими бы абстрактными ни казались эти предложения, они оказали революционное влияние на современную психологию и социальные науки, а также на наше представление о себе.

Объективистские взгляды Уотсона были предвосхищены многими событиями в истории мысли, и его работы олицетворяли сильные тенденции, которые возникали в биологии и психологии с конца 19 века.Таким образом, желание Уотсона «похоронить субъективный предмет обсуждения» получило широкую поддержку. С начала 1920-х до середины века методы бихевиоризма доминировали в психологии США и имели широкий международный резонанс. Хотя главные альтернативы бихевиоризму (например, гештальт-психология и психоанализ) отстаивали методы, основанные на экспериментальных данных, даже эти альтернативы соответствовали объективистскому подходу, подчеркивая необходимость объективной проверки экспериментально основанных гипотез.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Период 1912–30 (примерно) можно назвать периодом классического бихевиоризма. В то время доминирующей фигурой был Уотсон, но вскоре начали работать и многие другие, вносящие свои собственные систематические изменения в развитие программы. Классический бихевиоризм был посвящен доказательству того, что явления, которые ранее считались требующими интроспективного изучения (такие как мышление, образы, эмоции или чувства), могут быть поняты с точки зрения стимула и реакции.Классический бихевиоризм далее характеризовался строгим детерминизмом, основанным на убеждении, что каждая реакция вызывается определенным стимулом.

Производная форма классического бихевиоризма, известная как необихевиоризм, развивалась с 1930 до конца 1940-х годов. При таком подходе психологи попытались перевести общую методологию, предписанную Уотсоном, в детальную, экспериментально обоснованную теорию адаптивного поведения. В эту эпоху доминировали теоретики обучения Кларк Л. Халл и Б.Ф. Скиннер; Идея Скиннера была прямым потомком интеллектуального наследия Уотсона и стала доминирующей в этой области после середины 1950-х годов. Среди других важных бихевиористов были Кеннет В. Спенс, находившийся под влиянием Халла; Нил Миллер, утверждавший, что нейробиология является наиболее продуктивным направлением психологических исследований; когнитивный теоретик Эдвард К. Толмен; и Эдвин Р. Гатри. Толмен и другие осуществили либерализацию строгой бихевиористской доктрины. Позиция по отношению к объективизму оставалась в основном той же самой, даже при допущении существования вмешательства (т.е., ментальные) переменные, принятие устных отчетов и разветвление в такие области, как восприятие.

Естественным порождением бихевиористской теории была поведенческая терапия, которая приобрела известность после Второй мировой войны и была сосредоточена на изменении наблюдаемого поведения, а не на мыслях и чувствах пациента (как в психоанализе).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *