Что такое эмоции человека: ЭМОЦИИ — это… Что такое ЭМОЦИИ?

Автор: | 31.01.1979

Содержание

Новый робот копирует эмоции человека

Роботы медленно, но уверенно входят в нашу повседневную жизнь. Они работают бок о бок с людьми на заводах, в больницах, на фермах, в офисах и даже в домах (не будем обижать вниманием робот-пылесос, он такой же робот, как и все остальные).

Но, несмотря на такой тесный контакт с людьми, роботам не хватает, скажем так, человечности. Да, они могут быть отдалённо похожи на людей внешне, более того, чат-ботам и голосовым помощникам даже нельзя отказать в остроумии. Но всё это почему-то делает бездонную пропасть между человеком и машиной ещё заметнее.

Исследователи из Школы инженерного дела и прикладных наук Колумбийского университета обратили внимание на один психологический аспект.

Он заключается в том, что одним из важнейших способов человеческой коммуникации является мимика. Она отражает эмоциональное состояние человека, и способность выразить соответствующую эмоцию в нужный момент очень важна для установления контакта между людьми.

На сегодняшний день большинство роботов напрочь лишены этого ключевого метода коммуникации, что зачастую вызывает чувство отторжения и недоверия у тех, кто контактирует с «умными машинами».

Инженеры из США решили создать робота, способного на выражение целого спектра эмоций, и самое главное способного выразить их «в нужное время в нужном месте». Они начали с физической структуры ЕВА (EVA): такое название получила новая разработка.

У ЕВА нет тела, это своего рода бюст с подвижной головой. У робота резиновое лицо синего цвета, что делает «эмоционального» робота до смешного похожим на участника музыкального коллектива Blue Man Group.

Его лицо способно выразить шесть базовых эмоций: радость, удивление, грусть, злость, отвращение и страх. Авторы работы утверждают, что ЕВА способен выразить и тонкие оттенки эмоций. В этом роботу помогает набор из 42 искусственных «мимических мышц», имитирующих движения настоящих мышц на лице человека.

Как только инженеры достигли желаемого правдоподобия движений, настала очередь искусственного интеллекта. Здесь создатели ЕВА сделали два крупных достижения.

ЕВА практикует перед камерой разные выражения лица.

Они создали механизм глубинного обучения, считывающий эмоции окружающих людей и способный их «отзеркалить». При этом для обучения ЕВА использовал метод проб и ошибок: робот наблюдал за собственным лицом на видео, тренируясь в правдоподобном выражении эмоций.

Таким образом ЕВА научился сначала управлять сложной системой механических мышц, а затем определять, какое выражение придать лицу, основываясь на мимике окружающих людей.

Авторы разработки напоминают, что ЕВА пока что является простым лабораторным экспериментом. Говорить о самосознании и эмпатии роботов ещё очень и очень рано. Однако в скором будущем эта технология может получить применение в качестве некой дизайнерской «фишки»: людям гораздо приятнее взаимодействовать с роботом, который улыбается в ответ на улыбку.

Ранее мы рассказывали о роботе, копирующем движения оператора, что позволяет ему не терять равновесие. Также мы писали о роботе, «осознающем» устройство своих частей.

Больше новостей из мира науки и технологий вы найдёте в разделе «Наука» на медиаплатформе «Смотрим».

Управлять эмоциями. 17 советов, как развить эмоциональный интеллект

Что такое эмоциональный интеллект? Простыми словами, это способность человека определять свои эмоции и управлять ими. И, как следствие, уметь влиять на эмоции окружающих людей, например, в команде или семье. Это мастерство слышать и понимать – себя и других.

От способности переключаться с одной эмоции на другую зависит наша продуктивность. Будь то переговоры, продажи, совещание – результат всех важных процессов зависит от эмоциональной грамотности. Бывает, человек расстроился – и его рабочий день пропал: он способен разве что автоматически щелкать по клавишам. Но об эффективности речь не идет, не говоря уже о каких-то сверхдостижениях.

И чем выше ступень карьерной лестницы, тем сильнее влияют эмоций на результат: если руководитель выходит из строя, это снижает продуктивность всей его команды.

Кроме того, повышается риск неправильных решений. Например, не справившись с гневом, руководитель может сгоряча дать обратную связь, после которой сотрудник будет неделю приходить в себя, или даже уволить его, и компании придется долго и дорого нанимать другого.
Так как же научиться управлять своими эмоциями? Вот простой и применимый алгоритм.

1. Как вас зовут?

Чтобы работать с эмоциями, нужно сначала признать их существование. Научитесь называть свои эмоции – например, «я злюсь», «я печалюсь», «я радуюсь». Поищите их оттенки. Принято считать, что есть четыре базовые эмоции – это радость, печаль, тревога и страх. На самом деле их больше сотни, и зачастую человек сталкивается не с одной, а с целым «миксом» эмоций одновременно. При этом точно обозначить свои эмоции могут не больше трети людей.

2. Мне хватит слов

Очень важно как можно точнее идентифицировать свои эмоции и чувства: проще будет с ними работать и объяснять их окружающим – а взаимопонимание напрямую связано с качеством отношений. Для этого, возможно, понадобится расширить «эмоциональный лексикон». Выполняйте упражнение «Словарь эмоций»: составьте максимально полный список эмоций и чувств. Такая практика обогащает речь новыми важными словами, и вскоре вы будете не просто радоваться, но и осознавать, например, восторг, азарт, вдохновение, предвкушение и т. д.

3. Любит, не любит…

Признайтесь, хотя бы самому себе, что у вас есть «негативные», «неодобряемые» эмоции. Например, страх, злорадство, любопытство к тому, чтобы покопаться в чужих тайнах и т.д. С принятия любых своих эмоций начинается способность их контролировать. Иначе при любых похожих ситуациях вы будете вынуждены переживать эмоциональный взрыв и бесконечно ходить по кругу.

4. Что со мной происходит?

Эмоция – это первичное состояние, которое длится до 20 секунд. Затем эмоция, если она сохраняется, может превращаться в чувство. А чувство, которое длится дни или недели, – в состояние.

Интересно, что эмоции и чувства могут сменяться за день десятки раз. Например, человек приходит на работу в приподнятом настроении. Звонок – ему сообщают, что важный клиент разорвал контракт: приходят разочарование, досада, огорчение. Еще один звонок – новость о том, что еще более важный клиент подтвердил контракт, и человек уже воодушевлен, чувствует облегчение, вдохновение, эйфорию… И так до бесконечности.

Но если мы находимся в каком-то позитивном состоянии, не так важно, что происходило в течение дня – эмоции утихнут, а состояние сохранится. И наоборот: такое тяжелое состояние, как депрессия, не стоит путать с рядовыми стрессами и нежеланием браться за какое-то дело, которое проходит так же легко, как возникает.

5. Зачем мне это нужно?

Научитесь осознавать, в чем суть и ценность наших эмоций, особенно негативных. Подумайте, о чем сигнализируют ваши переживания? На что обращают ваше внимание? Что следует изменить? Будьте честны с собой, отвечая на эти вопросы. Возможно, обида указывает на потребность в признании, а злость защищает от разрушительного человека в вашей жизни. А может, истеричное поведение – это способ добиваться своего от несговорчивых людей? Как только человек понимает ценность, лежащую за всплеском эмоций, они автоматически утихают.

Я убеждена, все эмоции по своей природе – во благо человека. Так, страх помогает избегать опасностей. Тревога подсказывает, что, возможно, нужно пересмотреть какую-то ситуацию – например, вспомнить, выключен ли утром утюг.

6. Что мне с этим делать?

Природу эмоций и чувств очень важно понимать еще и потому, что механизмы работы с ними отличаются. Универсальных решений нет. Например, если «градус» низкий – скажем, это печаль, то бывает достаточно укутаться в плед, посмотреть любимый фильм, подумать, зачем нужны эти эмоции, о чем они сигнализируют – и все пройдет. Но если это злость, гнев, раздражение – очевидно, что чашка чая тут не поможет. Природа эмоций и их интенсивность – разные. И механизмы трансформации тоже.

Агрессивные эмоции невозможно трансформировать бездействием – только активным действием. Просто методы бывают конструктивными – тренировка или уборка, или наоборот деструктивные – битье посуды, разрывание бумаги, крик. Такие эмоции дают невероятный прилив энергии, после которого всегда следует опустошение. Эта энергия должна быть трансформирована, и этого уж точно не добиться, если просто блокировать ее, уговаривать себя: «Я спокоен, я не злюсь…».

7. Это не про меня!

Научитесь не принимать на личный счет все, что с вами происходит. Если на вас кто-то накричал, это вовсе не означает, что вы в чем-то провинились. Скорее всего, у человека плохое настроение, и к вам лично это отношения не имеет. Просто вы оказались не в том месте и не в то время.

Конечно, каждый человек имеет право спокойно и корректно отстоять свои границы. Но при этом не стоит втягиваться в негатив, реагируя своей обидой или гневом на чужую проблему. Полезно также помнить: часто человек транслирует окружающим именно те эмоции, которые испытывает по отношению к себе самому.

8. А если так?

Приучайте себя непривычно реагировать на обычные негативные ситуации. Например, можно попробовать перевести назревающий скандал в шутку, и таким образом разрядить обстановку.

Можно выполнить и такое упражнение. Запишите несколько ситуаций, которые расстроили вас за последний месяц. И подумайте: как можно было бы по-другому отреагировать на них? Постфактум вариантов оказывается много. Запаситесь ими на будущее.

9. Кто сильнее – они или я?

Каждому человеку дана возможность поддерживать себя в позитивном настроении. Не подавлять в себе эмоции, а понимать причины их возникновения. Зачастую смена эмоции или чувства – это наш личный выбор. Нет ограничений, кроме неумения управлять эмоциями, которые не позволили бы это сделать. Если неподготовленному человеку дать стокилограммовую гирю, он не сможет ее поднять – не хватит силы и массы. В случае с эмоциями таких барьеров нет. По сути, как только принято решение – например, что больше не хочешь гневаться, можно перестроиться на другую эмоцию. А вот если эмоция и чувство перерастут в состояние, выбраться из него будет непросто.

10. Я тебя слышу

Мастерство понимать и вдохновлять окружающих – это уже «высший пилотаж» эмоционального интеллекта. И, безусловно, перейти на этот уровень может только тот, кто научился управлять собой. Вдохновлять окружающих, находясь в деструктивном состоянии, невозможно. Поделиться можно только тем, чем обладаешь сам.

Со временем качество коммуникаций с людьми становится лучше. Нам легче увидеть, что коллега или подчиненный расстроен или грустит – а значит, есть возможность узнать, можем ли мы помочь. Если мы учимся описывать свои эмоции и делаем это искренне, люди лучше нас понимают и легче открываются.

11. Как меня видят?

От наших отношений с собственными эмоциями и чувствами зависит в том числе и то, как нас воспринимают окружающие. Что о нас думают люди: считают тем, кто легко подхватывает инициативы, или тем, к кому и подходить нет смысла? Это восприятие влияет на то, хотят ли люди иметь с нами дело. Хотят ли общаться с нами, если этого можно избежать. Конечно, это не значит, что мы обязаны круглосуточно улыбаться. Но полезно как минимум осознавать, как «эмоциональный фон» влияет на отношение людей к нашей личности. Например, когда человек счастлив, он склонен к одобрению. И это интуитивно сразу чувствуют, в том числе и дети. Они обращаются к родителям с просьбами именно в такие моменты, чтобы вероятнее всего услышать «да».

12. Вы важны

К чему приводит неумение или нежелание человека понимать и контролировать свои эмоции? Основной риск – портятся отношения с людьми, на работе и дома. Притупляется чувствительность к окружающим, даже близким. Люди во «взвинченном» состоянии успевают наговорить друг другу много неприятных и даже ранящих слов.

Кроме того, именно привычное эмоциональное реагирование формирует ваше настроение и характер. Если человек не работает со своей обидой, сформируется «характер жертвы». Привычка остро реагировать на замечания окружающих, вступать в конфликты, а затем чувствовать себя несчастным и подавленным.

13. Я важен

У людей, которые не умеют управлять эмоциями, заметно снижается работоспособность. Когда вы тратите свои энергетические ресурсы на бесконечные изматывающие переживания, сил для реализации целей может не хватить.

Более того, ухудшается отношение к самому себе. Если у человека низкая самооценка, у него очень мало шансов стать успешным и реализовать свой потенциал. Такой человек не верит в себя и транслирует это окружению, везде ищет подтверждение тому, что ни на что не способен – например, ждет критики в своей адрес и зацикливается на ней, вместо того чтобы подбодрить себя чьей-то хорошей обратной связью. Избыток «негативных» эмоций создает убеждение, что «в жизни все не так» или «все против меня. Человек может осуждать и винить себя, даже впасть в депрессию. Разрушается его здоровье.

14. Многое – к лучшему

Часто события, которые человек считает худшими в своей жизни, впоследствии оказываются лучшими. В этом легко убедиться, выполнив еще одно упражнение. Начертите условную линию времени, и обозначьте на ней события, которые считаете самыми хорошими в своей жизни. И вспомните: что вы думали о них тогда, в тот момент времени? Например, многие люди вспоминают, что придумали свое дело только после того, как их уволили с нелюбимой работы. Это стало подарком, но в тот момент казалось ударом судьбы. Или страшным стрессом было выступление на конференции, а после оказалось очень важным событием, которое было толчком к новым контрактам.

15. Я так устал…

Таить в себе обиды, гнев, разочарование – это все равно, что таскать за собой гирю, прикованную к ноге. С годами она становится все тяжелее, а в одно утро и вовсе не даст человеку встать с кровати – потому что нет сил, мотивации, энергии. Более того, многие люди еще и запрещают себе думать о событии или человеке, которые вызвали такие переживания. Тогда человек тратит огромное количество энергии, чтобы блокировать эти мысли. Гораздо разумнее и проще прожить их и отпустить. Часто люди сами цепляются за привычные, даже ранящие чувства. Какой багаж носить за собой, а какой нет – решать только нам.

16. У меня получается!

Как человек, который решил повышать эмоциональный интеллект, может понять, что делает успехи? В начале работы стоит записать эмоции, которые мешают вам в жизни, которыми вы не умеете управлять, и те эмоции, которые помогают. А также те ситуации, в которых эти эмоции чаще всего проявляются. Через два-три месяца вернитесь к записям. До сих пор ли вы реагируете на ситуации так же? Если вы научились управлять своим состоянием – например, можете искренне спокойно реагировать на то, что раньше обижало или раздражало, прогресс есть. Другие показатели успеха – вам легче предполагать, что чувствуют другие люди, и подобрать нужное слово из своего «эмоционального словаря».

17. Это мой выбор

Мы испытываем то, что сами в себе генерируем. Даже если ситуация одна и та же, отношение к ней – это выбор: для кого-то – вызов, для кого-то – знак о том, что все опять пропало. Вот пример работы с аудиторией: если показать группе людей одну картинку – пожилой человек под капельницей, а рядом с ним – младенец, часть людей увидит на ней необратимость, а часть – преемственность. Жизнь – это набор картинок, которые сменяются в течение дня. И нам выбирать, какую эмоцию достать из своей «копилки». А достать мы можем то, чем наполнены. Как в притче про двух волков, в которой опытный индеец учил юного соплеменника мудрости жизни. Он утверждал, что в каждом человеке борется два волка, один из которых представляет зависть, эгоизм, ненависть, а другой – добро, счастье, любовь. «А какой волк в конце побеждает?» – спросил мальчик. «Тот, которого ты кормишь», – последовал ответ.

Робот «Гагарин» понимает эмоции человека | Статьи

В университете Иннополис (Татарстан) создали робота с человеческим лицом, который «считывает» эмоции с лица человека-собеседника, сам имитирует эмоции, разговаривает, распознает объекты. В будущем для принятия правильных решений на рабочем месте роботам понадобятся эмоции, считают эксперты. По мнению ученых, такие андроиды сумеют работать продавцами, гидами, преподавателями.

Робот, созданный в лаборатории когнитивных робототехнических систем университета Иннополис, получил имя «Гагарин». Он достаточно точно распознает эмоции собеседника и умеет их «зеркалить». «Гагарин» способен рассказать, какая эмоция сейчас изображена на лице его собеседника. Он также понимает русскую речь (конечно, в ограниченных пределах), может поддержать разговор и распознавать предметы.

Пока у робота есть только голова — его лицо с 30 моторчиками под резиновой кожей внешне похоже на человеческое. В глаза встроены видеокамеры. Микрофон и динамик позволяют слышать и говорить. Роль мозга выполняет программное обеспечение на ноутбуке, который проводами соединен с головой. В будущем ученые обещают собрать полноценного робота — к голове добавят тело, андроид сможет ходить, действовать руками и ногами. По их мнению, роботы с эмоциями смогут заменить людей в любых профессиях, связанных с общением, — например, работать преподавателями, продавцами и гидами.

Если спросить у «Гагарина» про космос, он расскажет о достижениях в этой сфере. Еще у робота можно спросить, какой предмет он видит, и «Гагарин» его назовет. Но главное достижение, по мнению самих ученых, в умении распознавать и имитировать эмоции. «Гагарин» «понимает» семь настроений человека: гнев, удивление, радость, страх, пренебрежение, отвращение и грусть. Их же он может изобразить — по команде или повторяя выражение лица человека-собеседника.

По словам изобретателей, систем распознавания и синтеза речи уже много, это направление хорошо развито. Николаос Мавридис, руководитель лаборатории когнитивных робототехнических систем университета Иннополис, считает, что распознавание эмоций и правильная реакция на них чрезвычайно важны для эффективности роботов в качестве учителей, воспитателей или продавцов.

— Если вы хотите быстрого и естественного взаимодействия с роботами, понимание эмоций имеет решающее значение, — говорит Мавридис. — Робот сможет стать сотрудником ресепшн, музейным гидом, работать в торговом центре. Может имитировать исторического героя. Он будет сотрудничать с людьми, избавит их от скучных задач и позволит перейти к более творческим.

По словам эксперта, в зависимости от конфигурации нынешняя стоимость робота — от $5 тыс. до $50 тыс. Но в будущем, если производство роботов станет массовым, цена может снизиться.

Профессор кафедры «Кибернетика» МИФИ, научный руководитель Института интеллектуальных кибернетических систем Алексей Самсонович считает, что распознавание эмоций — важная часть программного обеспечения роботов, это поможет им сосуществовать с людьми.

— Распознавание эмоций и «эмоциональный искусственный интеллект» — самые актуальные темы в мировой робототехнике, — заявил Самсонович. — Роботы, обладающие эмоциональным интеллектом, безопаснее, чем люди. Мы сможем на них полагаться, доверять им. Машина должна понимать законы этики. Если человек поймет, что перед ним объект, способный испытывать боль или радость, он воспримет его как равного, сможет принять его помощь.

Генеральный директор компании «Экзоатлет» Екатерина Березина считает, что в будущем эмоции помогут использовать роботов в социальной сфере. Это уменьшит «человеческий фактор», например, при работе с больными.

— В Китае на выставке был робот, у которого на экран выводилось лицо, — вспоминает Березина. — Он общался с детьми, больными аутизмом. Человек не всегда может правильно реагировать в такой ситуации, а робота дети воспринимали «на ура».

По ее мнению, в этой сфере потребуется законодательное регулирование.

— Например, человек должен знать, что сейчас он общается именно с роботом, — убеждена Екатерина Березина. — Надо также прописать, какие права и обязанности есть у робота.

«Между эмоциями животных и человека нет жестких отличий»

Феномены
Юлия Фуколова
Павел Маркелов

В результате эволюции человек научился воспринимать мир с помощью разнообразных эмоций. О том, какую функцию они выполняют, каковы их генетические предпосылки, а также о взаимосвязи биологического и социального рассказывает доктор биологических наук, эволюционист, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института им. А. А. Борисяка Елена Наймарк.

HBR Россия: Можно ли считать, что эволюция человека как биологического вида продолжается?

Наймарк: Да, пока существует вид, он меняется. Есть данные, что у каждого новорожденного ребенка возникает до 60—70 новых мутаций, которые являются основой эволюционных изменений. Между прочим, даже вымирание вида — это часть его эволюции. Меняются внешние условия, эти изменения задают направление эволюции. Кроме того, для человека имеет значение культурный компонент. Взять хотя бы обувь — это часть нашего культурного контекста. Ее изобретение изменило конфигурацию наших стоп, и мы видим это даже на ископаемом материале. Проследив видоизменение костей пальцев ног, можно выяснить, когда именно люди начали носить обувь. Такая же ситуация с одеждой. Умение сохранять тепло плюс использование огня дали возможность человеку осваивать холодные природные территории, разнообразить пищевые ресурсы. Точно так же меняет человека и современный мир. Мы асфальтируем дороги, и это, в частности, меняет нашу походку.

А как трансформируется мозг человека? Например, есть исследования, согласно которым человечество постепенно глупеет.

Очень трудно сравнивать современные измерения с теми, что были сделаны 40—50 лет назад. Меняются способы сбора данных и методика тестирования — раньше люди отвечали на вопросы на бумаге, а теперь на компьютере. Результаты будут отличаться, даже если тест один и тот же. Поэтому об интеллектуальной деятельности не стоит делать категоричных выводов. Что касается физических размеров мозга, то да, он достоверно становится меньше. Но это вовсе не значит, что мы стали глупее. Возможно, изменились какие-то связи между частями мозга, он стал плотнее или больше весить. Такие нюансы очень трудно оценивать на историческом или археологическом материале. Например, тот факт, что размер мозга женщин меньше, чем у мужчин, не дает права утверждать, что женщины глупее — здесь нет никакой причинно-следственной связи.

Чем отличаются эмоции человека от эмоций животных?

Многие ученые считают, что между эмоциями животных и человека нет жестких отличий. Специалисты выделяют у человека от 3 до 17 базовых эмоций, и чаще всего шесть основных: гнев, горе, удивление, радость, страх и отвращение. Первыми пятью обладают и млекопитающие. Про низших животных говорить сложнее, так как у нас нет инструментов, позволяющих исследовать их эмоции. Последняя эмоция из списка — отвращение — считается чисто человеческой. Возможно, ее адаптивное значение носит гигиенический характер. Когда люди перестали кочевать и перешли к оседлому образу жизни, возрос риск приобрести каких-то общих паразитов. В результате у человека довольно быстро выработалось чувство отвращения — как неприятие любого вида грязи. Во всяком случае, это может быть одним из объяснений. Позже у человека в островковой зоне мозга нашли нейроны, которые «заведуют» чувством отвращения. С развитием общества эта эмоция приобрела также дополнительную социальную нагрузку. Например, мы часто говорим «отвратительное поведение», «грязный человек», вовсе не имея в виду чистоплотность.

Откуда известно, какие чувства испытывают животные?

Нейробиологическая составляющая у эмоций человека и других млекопитающих более или менее сходная. Имеется в виду тот или иной набор нейромедиаторов, которые выделяются при определенных эмоциональных ощущениях. Нейромедиаторы — вещества, благодаря которым нейроны возбуждаются в ответ на конкретный стимул. Кроме того, у человека и животных при некоторых эмоциональных проявлениях (радость, агрессия, страх и т. д.) бывают задействованы одни и те же участки мозга.

Существует также мимическое оформление эмоций, и оно эволюционирует очень быстро. Например, одомашнивание собак произошло около 10—12 тыс. лет назад, и у них стал вырабатываться нейромедиатор окситоцин, который опосредует связь между питомцем и хозяином. У домашних собак выделение окситоцина значительно повысилось по сравнению с волками. Изменилась также конфигурация мимических мышц у собак вокруг глаз и бровей — собаки научились определенным образом выражать состояние взглядом. Так что выражение «собачий взгляд» — не только фигура речи, оно имеет под собой и биологическую основу.

Чего в эмоциях человека больше: биологического или социального?

Взаимодействие генов и окружающей среды — неисчерпаемая тема. Все, что есть в человеке, заложено в его генах. У нас около 3 млрд нуклеатидов, около 20 тыс. генов, которые кодируют белки, кроме них есть еще регуляторы экспрессии каждого из белков и т. д. И все вместе дает триллионы вариантов взаимодействия. Плюс влияние окружающей среды — как чувствовала себя мама во время беременности, как ребенка кормили, воспитывали и т. д. Важно также, в какой культуре вырос человек, какие в ней были приняты правила поведения. Все это сильно влияет на то, какое количество белков, в том числе нейромедиаторов, будет выделяться. Отсюда следует, как именно и в каких ситуациях мы станем проявлять свои эмоции — вот вам и основа индивидуальности. Людям, которые выросли в деревне, бывает трудно понять эмоции жителей мегаполисов — по своему складу они очень различаются. О том, как люди разных культур воспринимают одни и те же вещи, подробно рассказано в книге этнографа и антрополога Джозефа Хенрика «The WEIRDest People in the World». Иными словами, нам трудно предсказать, как тот или иной ген проявится у человека. Классический пример — ген агрессивности.

Вы говорите о гене, который программирует человека на проявление агрессии?

Да. Изучая генетические особенности человеческой агрессивности, ученые обратили внимание на ген моноаминоксидазы типа А (сокращенно МАОА). У него есть две формы, одну из которых назвали «геном воина». Носители этого варианта MAOA — прекрасные бойцы. Считалось, что у многих преступников преобладает именно такой ген. Исследование вызвало большой резонанс, после чего возник вопрос: а можно ли судить таких людей, ведь они не виноваты в том, что получили именно этот вариант гена. Но дальнейшие работы показали, что повышенная агрессивность проявлялась лишь в тех случаях, когда ребенок не только был носителем гена, но и воспитывался в неблагоприятных условиях, голодал, его били родители или же он уже в детстве попал в дурную среду. В других случаях человек с подобным генотипом не проявлял излишней агрессии.

Как ученым удалось собрать большую выборку людей с «геном воина»?

Это было широкомасштабное исследование, которое проводили в Новой Зеландии. В 2002 году в журнале Science была опубликована статья по итогам 26-летнего наблюдения за более чем пятью сотнями мужчин. С MAOA много работали, пытались выяснить, какие именно варианты мутаций влияют на повышение уровня агрессии. Однако на данном уровне исследований мы пока не можем прогнозировать, как в поведении человека проявится тот или иной вариант гена. Отмечу, что геном человека был начерно прочтен лишь в 2000 году, то есть всего 20 с небольшим лет назад. Мы лишь в самом начале пути и знаем очень мало о нашем геноме и о работе генов. Так что не стоит прямо сейчас многого ждать от науки.

Выходит, гены нельзя использовать как индульгенцию, мол, наследственность виновата?

Полная версия статьи доступна подписчикам

Promobot создала ПО для распознавания эмоций человека

Promobot объявила о создании нового программного продукта, состоящего из системы распознавания лиц, распознавания речи, диалоговой системы и системы для демонстрации эмоций робота. С помощью данного комплекса, роботы смогут распознавать эмоции человека, определить тональность его голоса и в соответствии с предполагаемым состоянием человека продемонстрировать соответствующую эмоцию, а также выстроить диалог в соответствии с состоянием собеседника.

В случае если собеседник робота находится в грустном состоянии, робот продемонстрирует веселую эмоцию, в случае если собеседник находится в агрессивном состоянии, робот продемонстрирует нейтральную эмоцию. В общей сложности доступно более 60 вариантов развития взаимодействия.

«Эмпатия, или сопереживание собеседнику — очень важный процесс в человеко-машинном взаимодействии. Чем больше устройство сопереживает, тем лучше к нему относится собеседник, а значит качество сервиса, оказываемое роботом, выше. Специально для реализации данного функционала наши инженеры разработали визуал шести эмоций и интегрировали визуал с системами распознавания», — сказал директор по развитию Promobot Олег Кивокурцев.

По словам разработчиков, в соответствии с эмоциональным состоянием собеседника робот будет выбирать коммуникативную стратегию — утешать, ободрять или поддерживать дружелюбный ход беседы, а также сможет отвечать в более живой манере. Данная функция делает общение между человеком и роботом более естественным.

Робот Promobot — это автономный сервисный робот, который предназначен для работы в местах повышенного скопления людей и внедрения в сферу обслуживания. Навык общения является для робота ключевой функцией. Эмоциональный искусственный интеллект позволяет сделать коммуникацию человека и робота более естественной. Поскольку общение с роботом станет интереснее, то, как следствие, длительность взаимодействия с ним и вовлеченность увеличатся.


Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы первыми быть в курсе новостей венчурного рынка и технологий!

человеческих эмоций и английских слов: универсальны ли гнев и отвращение?

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 01 ноября 2021 г.

Глава:
(стр.68) 7 человеческих эмоций и английские слова: универсальны ли гнев и отвращение?
Источник:
Заключенный на английском языке
Автор (ы):

Анна Вежбицка

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10. 1093 / acprof: oso / 9780199321490.003.0007

Острый интерес к человеческим эмоциям возник в современной психологии довольно внезапно, в конце 1960-х и 1970-х годах, и он распространился, как лесной пожар, на антропологию, социологию и другие гуманитарные науки. С тех пор эта тема стала предметом интенсивных междисциплинарных дебатов, которые справедливо можно назвать «войной эмоций». В этой главе рассматривается история этих войн. В частности, обсуждается роль, которую акцент на английских словах эмоций сыграл в теории «основных эмоций», которая имела тенденцию доминировать в этой области на протяжении десятилетий и во многих отношениях продолжает это делать.В этой главе, основанной на книге автора «Эмоции на разных языках и культурах» 1999 г. и многих других связанных публикациях, утверждается, что английские термины «эмоции» воплощают в себе определенные схемы интерпретации, которые не являются неизменными во времени или постоянными в разных культурах; и это показывает, как англоцентризм, все еще преобладающий в психологии эмоций, может быть преодолен с помощью универсальных человеческих концепций.

Ключевые слова: «Основные эмоции», эмоциональные войны, Доурик о депрессии, Экман о человеческих эмоциях, Шведер о культурной психологии, «страх» на английском и немецком языках, «гнев» на английском и немецком языках, эмоциональные универсалии

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Задание 4.1: Человеческие эмоции

За пару дней до использования этой демонстрации попросите своих учеников принести фотографии из газет и журналов, на которых запечатлены лица людей. Убедитесь, что выражены самые разные эмоции, возможно, попросив каждого ученика принести 5-10 таких фотографий. Также подготовьте большой плакат, помеченный как на рисунке. Квадраты на рисунке следует обозначить цифрами. По одной оси семь позиций простираются от приятного до неприятного ; с другой стороны, семь позиций от принятия до отказа .Наконец, приготовьте еще одну полоску материала для плакатов, обозначенную напряжение сна (или возбуждение сна ) с надписями, аналогичными тем, которые используются на плакате. Дополнительная полоса плаката также должна иметь семь пронумерованных позиций и быть достаточно большой, чтобы покрывать этикетки других размеров.

Попросите своих учеников отсортировать картинки, которые были внесены первыми, по семи позициям приятного-неприятного измерения, поместив каждое изображение в одну из семи позиций. На обратной стороне самой картинки отметьте оценку, полученную от каждого ученика. Затем повторите этот процесс по 7-балльной шкале принятия-отклонения. Наконец, повторите процесс еще раз по шкале возбуждения — шкале напряжения сна (возбуждения).

Теперь представьте плакат, содержащий рисунок. На этом рисунке у учащихся не должно возникнуть проблем с поиском картинок, которые могут поместиться в каждый квадрат, от самых приятных и приемлемых до самых неприятных и отвергающих — используя свои предыдущие средние оценки положения каждой картинки по каждой отдельной шкале.Таким образом, изображение с рейтингом 1 (очень приемлемо) и 1 (очень приятно) будет расположено в нижнем левом углу.

Повторите тот же процесс, но теперь попросите ваших учеников поместить каждое изображение на 7-балльную шкалу напряжения сна (или возбуждения). Затем, используя этикетку с дополнительной полосой, создайте таблицу, используя любое из предыдущих измерений в сочетании с 7-позиционной шкалой напряжения (или возбуждения) сна, расположите каждое изображение на соответствующем квадрате.

Человеческие существа — существа прежде всего эмоциональные

Цитируйте это

Скотт Треттенеро, (2017, 13 апреля).Человеческие существа — это прежде всего эмоциональные существа. Психрег по социальной психологии . https://www.psychreg.org/human-beings-are-emotional-creatures/

Время чтения: 3 минуты

Вездесущая загадка человеческой природы заключается в том, что мы не понимаем, почему мы делаем то, что делаем. Более того, мы недоумеваем, пытаясь понять, почему другие делают то же, что и они. Исследования показали, что понимание человеческих эмоций обязательно, если мы хотим начать разгадывать некоторые загадки человеческой природы.

По своей природе люди в первую очередь эмоциональные существа. Нас мотивируют и активируют эмоции. Эмоции являются движущими силами нашего поведения, поскольку они автоматически говорят нам, что важно, а что неважно. Наша система ценностей состоит из иерархии эмоционально созданных ощущений, которые ранжируют то, что для нас важно.

Эмоции движут нами и ведут нас как сознательно, так и бессознательно. Исследования показывают нам, что наши эмоции инстинктивны по своей природе и закодированы в наших генах.Этот фрагмент информации критически важен для понимания, поскольку он является ключом к раскрытию некоторых загадок человеческой природы.

Нами руководят и контролируют наши эмоции, примером чего является реакция «бей или беги», о которой мы все знаем. Мы чувствуем физические ощущения, как положительные, так и отрицательные, из-за определенных химических веществ, которые автоматически выделяются из-за внешних и внутренних раздражителей.

Есть некоторые гормоны, которые сильно влияют на человеческие эмоции.Эти гормоны включают эстроген, прогестерон, тестостерон, норадреналин и адреналин, серотонин, ГАМК, дофамин, ацетилхолин и окситоцин. Наши мысли и чувства находятся под сильным влиянием эмоций, производимых этими гормонами.

Наши повседневные привычки, распорядки, ритуалы, отношения и восприятие — все это зависит от наших эмоций. Настолько, что мы не осознаем, что мы запрограммированы ими. Концепция свободы воли может быть поставлена ​​под сомнение из-за наших встроенных в наше существо предпочтений.

Наши предпочтения играют важную роль в создании того, кем мы являемся и чего хотим. Действительно ли мы делаем выбор или просто выражаем то, что уже внутри нас? Это отличный вопрос для размышлений.

Когда нас переполняет какая-то эмоция, кажется, что она в этот момент берет верх над нашим восприятием и осознанием жизни. Когда нас захватывает эмоция, наш настоящий момент переживания рассматривается через призму эмоции. Если нас переполняют счастье, печаль, страх, отвращение или любые другие эмоции, нам трудно думать или чувствовать что-либо еще.

Но эмоции также могут быть мимолетными по своей природе, и мы можем не понимать, как мы можем чувствовать себя так, как мы. Вильгельм Вундт, отец экспериментальной психологии, сказал, что чувствам или эмоциям не хватает ясности, потому что, если мы сосредотачиваемся на них, чтобы определить ясность, чувство или эмоция исчезают.

Здесь нужно очистить одну концепцию, а именно разницу между чувствами и эмоциями. Трудно найти информацию, в которой четко указано различие. Иногда мы меняем их местами и относим их к одной и той же категории.Но они очень разные, и изучение их помогает нам узнать больше о самих себе.

Чувства субъективны и уникальны для человека в зависимости от того, что произошло в его жизни. Чувства основаны на наших чувствах и имеют прямую связь с нашим эго. Наше ощущение себя основано на нашем мысленном разговоре о себе, который мы создали. Этот внутренний разговор основан на нашем жизненном опыте и на том, как мы его интерпретировали. Чувства могут приходить и уходить в зависимости от получения новой информации, которая может изменить наши мнения и восприятие.

Связь чувств с нашим эго легко распознается людьми, чьи чувства легко ранить. Люди, у которых сердце на рукаве, охотно показывают свои чувства. Когда люди обижаются на других, это может свидетельствовать о незащищенности и уязвимости их самооценки. Может существовать основная эмоциональная проблема, которую необходимо решить.

Просто помните, что эмоции — это встроенные инстинктивные реакции, а чувства — это мысленная интерпретация жизненных событий из прошлого.Чувства и эмоции очень взаимосвязаны, поэтому их трудно различить.

Как бы мы ни старались, мы не можем избежать своих эмоций. Мы можем попытаться подавить свои эмоции или подсознательно подавить их. Обычно подавляемые эмоции — это гнев, печаль, вина, стыд и горе. Мы больше всего боимся этих эмоций из-за того, как они повлияют на нас и окружающих.

Эти страхи и суждения о наших эмоциях мешают их высвободить. Когда эти эмоции не высвобождаются здоровым образом, они могут сказаться на нашем психическом и физическом здоровье.Они могут в конечном итоге выйти из-под контроля из-за того, что высказались перед другими людьми неуместным образом, что скажется на наших отношениях.

Некоторые эксперты считают, что большинство проблем с психическим здоровьем на самом деле связаны с эмоциональным здоровьем. Подавление и подавление эмоций может быть более серьезным компонентом проблем психического здоровья, чем мы знаем в настоящее время. Лучшее понимание своих эмоций, несомненно, поможет нам жить более здоровой и счастливой жизнью. Проблема, любая проблема не может быть решена или уменьшена до тех пор, пока не будет выяснена ее причина.Нам нужно преодолеть нынешнюю суматоху наших эмоций, чтобы лучше понять и оценить истинную природу человека.

***

Изображение предоставлено Freepik


Книга Скотта Треттенеро «Раскройте тайну человеческой природы: разрешение конфликта противоположных ценностей» помогает читателям узнать больше о себе.

ПРОСМОТРЕТЬ ПРОФИЛЬ АВТОРА


Заявление об ограничении ответственности: Psychreg предназначен в основном для информационных целей.Материалы на этом веб-сайте не предназначены для замены профессиональных рекомендаций, диагностики, лечения или терапии. Никогда не пренебрегайте профессиональными психологическими или медицинскими советами и не откладывайте обращение за профессиональным советом или лечением из-за того, что вы прочитали на этом веб-сайте. Прочтите наш полный отказ от ответственности здесь.

Межкультурное распознавание основных эмоций посредством невербальной эмоциональной вокализации

Аннотация

Эмоциональные сигналы имеют решающее значение для обмена важной информацией, например, с аналогами для предупреждения людей об опасности.Люди используют ряд различных сигналов, чтобы сообщить другим о своих чувствах, включая мимические, голосовые и жестовые сигналы. Мы исследовали распознавание невербальных эмоциональных вокализаций, таких как крики и смех, в двух совершенно разных культурных группах. Западных участников сравнивали с людьми из отдаленных, культурно изолированных деревень Намибии. Вокализации, передающие так называемые «основные эмоции» (гнев, отвращение, страх, радость, печаль и удивление), распознавались двунаправленно.Напротив, набор дополнительных эмоций распознавался только внутри культурных границ, но не за их пределами. Наши результаты показывают, что у ряда преимущественно отрицательных эмоций есть вокализации, которые можно распознать в разных культурах, в то время как большинство положительных эмоций передаются с помощью культурных сигналов.

Несмотря на различия в языке, культуре и экологии, некоторые человеческие характеристики у людей во всем мире схожи. Поскольку мы разделяем подавляющее большинство нашего генетического состава со всеми другими людьми, есть большое сходство в физических характеристиках, типичных для нашего вида, хотя незначительные характеристики различаются у разных людей.Как и многие физические особенности, аспекты человеческой психологии являются общими. Эти психологические универсалии могут служить основой для аргументов в пользу того, какие особенности человеческого разума являются частью нашего общего биологического наследия, а какие являются преимущественно продуктами культуры и языка. Например, у всех человеческих обществ есть сложные системы коммуникации для передачи своих мыслей, чувств и намерений окружающим (1). Однако, хотя между разными коммуникативными системами есть некоторые общие черты, говорящие на разных языках не могут понимать слова и предложения друг друга.Другие аспекты коммуникативных систем не основываются на общих лексических кодах и могут быть общими для разных языковых и культурных границ. Эмоциональные сигналы — это пример коммуникативной системы, которая может составлять психологический универсум.

Люди используют ряд сигналов для передачи эмоций, включая вокализацию, мимику и позу (2 –4). Слуховые сигналы позволяют осуществлять эмоциональное общение, когда получатель не может видеть отправителя, например, на расстоянии или ночью.Младенцы чувствительны к голосовым сигналам с самого начала жизни, когда их зрительная система еще относительно незрела (5).

Вокальные выражения эмоций могут накладываться на речь в форме аффективной просодии. Однако люди также используют ряд невербальных вокализаций, чтобы сообщить о своих чувствах, таких как крики и смех. В этом исследовании мы исследуем, передают ли определенные невербальные эмоциональные вокализации одни и те же аффективные состояния независимо от культуры слушателя.В настоящее время единственными доступными кросс-культурными данными о голосовых сигналах являются исследования эмоциональной просодии в речи (6 –8). Эта работа показала, что слушатели могут делать выводы о некоторых аффективных состояниях по эмоционально измененной речи, пересекающей культурные границы. Однако на сегодняшний день ни одно исследование не изучало распознавание эмоций по голосу у населения, которое не имело контакта с другими культурными группами через СМИ или личные контакты. Кроме того, эмоциональная информация, накладываемая на речь, ограничена несколькими факторами, такими как сегментарная и просодическая структура языка и ограничения на движение артикуляторов.Напротив, невербальные вокализации — это относительно «чистые» выражения эмоций. Без одновременной передачи вербальной информации артикуляторы (например, губы, язык, гортань) могут свободно перемещаться, что позволяет использовать более широкий спектр акустических сигналов (9).

Мы исследовали голосовые сигналы эмоций с использованием подхода двух культур, в котором сравниваются участники из двух популяций, максимально различающихся по языку и культуре (10). Претензия на универсальность усиливается, поскольку одно и то же явление обнаруживается в обеих группах.Этот подход ранее использовался в работе, демонстрирующей универсальность выражений на лице эмоций счастья, гнева, страха, печали, отвращения и удивления (11), результат, который теперь широко воспроизводится (12). Также было показано, что эти эмоции надежно передаются внутри культурной группы с помощью голосовых сигналов, и, кроме того, вокализация эффективно сигнализирует о нескольких положительных аффективных состояниях (3, 13).

Чтобы выяснить, передают ли эмоциональные вокализации аффективные состояния в разных культурах, мы сравнили носителей английского языка из Европы с химба, полукочевой группой из более чем 20 000 скотоводов, живущих в небольших поселениях в регионе Каоколанд на севере Намибии.Некоторые поселения химба, в основном те, что расположены недалеко от столицы региона Опуво, представляют собой так называемые «выставочные деревни», которые за плату принимают иностранных туристов и СМИ. Однако в очень отдаленных поселениях, где были собраны данные для настоящего исследования, люди живут полностью традиционной жизнью, без электричества, водопровода, формального образования или каких-либо контактов с культурой или людьми из других групп. Таким образом, они не подвергались аффективным сигналам людей из других культурных групп, кроме своей собственной.

Участники услышали короткую эмоциональную историю, описывающую событие, которое вызывает эмоциональную реакцию: например, человек очень грустит из-за смерти его близкого родственника [см. Таблицу S1]. После подтверждения того, что они поняли намеченную эмоцию рассказа, им были воспроизведены два звуковых сигнала. Один из стимулов был из той же категории, что и эмоция, выраженная в рассказе, а другой был отвлекающим фактором. Участника спросили, какая из двух человеческих вокализаций соответствует эмоции в рассказе (рис.1). Эта задача позволяет избежать проблем с прямым переводом терминов, связанных с эмоциями, с одного языка на другой, поскольку она включает в себя дополнительную информацию в сценариях и не требует от участников умения читать. Английские звуки были из ранее проверенного набора невербальных вокализаций эмоций, произведенных двумя взрослыми британскими англоговорящими мужчинами и двумя женщинами. Звуки химба издавались пятью взрослыми химба мужчинами и шестью женщинами и отбирались аналогично английским стимулам (13).

Рис.1.

Участница наблюдает за тем, как экспериментатор воспроизводит стимул ( верхний, ) и показывает свою реакцию ( нижний, ).

Результаты

Чтобы изучить межкультурное распознавание невербальных вокализаций, мы проверили распознавание эмоций по голосовым сигналам от другой культурной группы в каждой группе слушателей (рис. 2 A ). Английские слушатели сопоставили звуки Химба с рассказом на уровне, значительно превышающем случайность (χ 1 = 418.67, P <0,0001), и они показали лучшие результаты, чем можно было бы случайно ожидать для каждой из категорий эмоций [χ 1 = 30,15 (гнев), 100,04 (отвращение), 24,04 (страх), 67,85 (грусть). , 44,46 (удивление), 41,88 (достижение), 100,04 (развлечение), 15,38 (чувственное удовольствие) и 32,35 (облегчение), все P <0,001, исправлено Бонферрони]. Эти данные демонстрируют, что английские слушатели могли сделать вывод об эмоциональном состоянии каждой из категорий вокализаций химба.

Рис. 2.

Показатели распознавания (из четырех) для каждой категории эмоций внутри культурных групп и между ними. Пунктирными линиями обозначены уровни вероятности (50%). Сокращения : ач, достижение; аму, развлечение; анг, гнев; дис, отвращение; fea, страх; Ple, чувственное удовольствие; отн, облегчение; грусть, грусть; и сюрприз. ( A ) Распознавание каждой категории эмоциональных вокализаций для стимулов из другой культурной группы для слушателей химба ( светлая полоса, ) и английского языка ( темная полоса, ).( B ) Распознавание каждой категории эмоциональных вокализаций для стимулов из их собственной группы для слушателей химба ( светлая полоса, ) и английского языка ( темная полоса, ).

Слушатели химба сопоставили английские звуки с рассказами на уровне, который был значительно выше, чем можно было бы ожидать случайно (χ 1 = 271,82, P <0,0001). Что касается индивидуальных эмоций, они проявили себя с большей вероятностью для подмножества эмоций [χ 1 = 8.83 (гнев), 27,03 (отвращение), 18,24 (страх), 9,96 (печаль), 25,14 (удивление) и 49,79 (веселье), все P <0,05, исправлено Бонферрони]. Эти данные показывают, что передача этих эмоций посредством невербальной вокализации не зависит от общей культуры между производителем и слушателем: эти сигналы распознаются через культурные границы.

Мы также исследовали распознавание вокализаций из собственных культурных групп слушателей (рис. 2 B ). Как и ожидалось, слушатели из британской выборки сопоставили британские звуки с рассказом на уровне, значительно превышающем случайность (χ 1 = 271.82, P <0,0001), и они показали лучшие результаты, чем можно было бы случайно ожидать для каждой из категорий эмоций [χ 1 = 81,00 (гнев), 96,04 (отвращение), 96,04 (страх), 81,00 (печаль). , 70,56 (удивление), 96,04 (достижение), 88,36 (развлечение), 51,84 (чувственное удовольствие) и 67,24 (облегчение), все P <0,001, исправлено Бонферрони]. Это повторяет предыдущие результаты, которые продемонстрировали хорошее распознавание ряда эмоций от невербальных голосовых сигналов английского языка как внутри (13), так и между (3) европейскими культурами.

Слушатели химба также сопоставили звуки из своей группы с рассказами на уровне, который был намного выше, чем можно было бы ожидать случайно (χ 1 = 111,42, P <0,0001), и они выступили лучше, чем следовало бы. ожидаются случайно почти для всех категорий эмоций [χ 1 = 39,86 (гнев), 42,24 (отвращение), 44,69 (печаль), 9,97 (удивление), 15,21 (страх), 33,14 (достижение), 19,86 (веселье)) , и 12,45 (чувственное удовольствие), все P <0.05, поправил Бонферрони]. Только звуки облегчения не были надежно связаны с соответствующей историей. В целом, неизменно высокое распознавание химба звуков химба подтверждает, что эти стимулы представляют собой узнаваемые голосовые сигналы эмоций для слушателей химба, и дополнительно демонстрируют, что этот диапазон эмоций может надежно передаваться в культуре химба с помощью невербальных голосовых сигналов.

Обсуждение

Эмоции, которые были надежно идентифицированы обеими группами слушателей, независимо от происхождения стимулов, составляют набор эмоций, обычно называемых «базовыми эмоциями».Считается, что эти эмоции представляют собой развитые функции, общие для всех людей, как с точки зрения феноменологии, так и с точки зрения коммуникативных сигналов (14). Примечательно, что эти эмоции имеют универсально узнаваемую мимику (11, 12). Напротив, озвучивание нескольких положительных эмоций (достижение / триумф, облегчение и чувственное удовольствие) не распознавалось двунаправленно обеими группами слушателей. Это открытие несмотря на то, что они, за исключением облегчения, были хорошо известны в каждой культурной группе и что невербальные вокализации этих эмоций распознаются в нескольких группах западных слушателей (3).Этот паттерн предполагает, что могут существовать универсально узнаваемые голосовые сигналы для передачи основных эмоций, но это не распространяется на все аффективные состояния, включая те, которые могут быть идентифицированы слушателями из близкородственных культур.

Наши результаты показывают, что эмоциональные голосовые сигналы передают аффективные состояния через культурные границы. Основные эмоции — гнев, страх, отвращение, счастье (веселье), грусть и удивление — были надежно идентифицированы слушателями как англичан, так и химба по вокализациям, произведенным людьми из обеих групп.Это наблюдение указывает на то, что некоторые аффективные состояния передаются голосовыми сигналами, которые в целом согласованы в человеческих обществах и не требуют, чтобы продюсер и слушатель разделяли язык или культуру. Полученные данные согласуются с исследованиями в области визуальных аффективных сигналов. Выражение основных эмоций на лице распознается во многих культурах (12) и соответствует последовательным сочетаниям движений лицевых мышц (15). Кроме того, эти лицевые конфигурации вызывают изменения в сенсорной обработке, предполагая, что они, вероятно, эволюционировали, чтобы помочь в подготовке к действиям в особенно важных типах ситуаций (16).Несмотря на значительные различия в лицевой мускулатуре человека, лицевые мышцы, которые необходимы для создания выражений, связанных с основными эмоциями, у разных людей постоянны, что позволяет предположить, что определенные структуры лицевых мышц, вероятно, были выбраны для того, чтобы люди могли воспроизводить универсально узнаваемые эмоциональные выражения (17). . Согласованность эмоциональных сигналов в разных культурах поддерживает идею универсальных программ аффектов: то есть развитых систем, которые регулируют передачу эмоций, которые принимают форму универсальных сигналов (18).Считается, что эти сигналы уходят корнями в коммуникативные проявления предков приматов. В частности, выражения лиц людей и шимпанзе имеют существенное сходство (19). Хотя некоторые виды приматов производят аффективные вокализации (20), степень, в которой эти параллельные человеческие голосовые сигналы пока неизвестны. Данные текущего исследования показывают, что голосовые сигналы эмоций, как и выражения лица, являются биологически управляемыми коммуникативными проявлениями, которые могут быть общими с нечеловеческими приматами.

Преимущество внутри группы.

У людей основные эмоциональные системы модулируются культурными нормами, которые диктуют, какие аффективные сигналы должны быть подчеркнуты, замаскированы или скрыты (21). Кроме того, культура вносит тонкие корректировки в универсальные программы, создавая различия во внешнем виде эмоционального выражения в разных культурах (12). Эти культурные вариации, приобретенные в процессе социального обучения, лежат в основе вывода о том, что эмоциональные сигналы обычно распознаются наиболее точно, когда производитель и воспринимающий принадлежат к одной и той же культуре (12).Считается, что это связано с тем, что выражение и восприятие фильтруются с помощью наборов правил, специфичных для конкретной культуры, определяющих, какие сигналы являются социально приемлемыми в определенной группе. Когда эти правила являются общими, интерпретация облегчается. Напротив, когда культурные фильтры различаются между производителем и воспринимающим, понимание состояния другого становится более трудным. Чтобы проверить, лучше ли у тех слушателей, которые были из той же культуры, где создавались стимулы, распознавание эмоциональных вокализаций, мы сравнили эффективность распознавания для двух групп и двух наборов стимулов.Было обнаружено существенное взаимодействие между культурой слушателя и культурой производителя стимула (F 1,114 = 27,68, P <0,001; средство для распознавания английских звуков на английском языке: 3,79; распознавание звуков химба на английском языке: 3,34; химба распознавание английских звуков: 2,58; распознавание звуков химба: 2,90), подтверждая, что каждая группа лучше справлялась со стимулами, производимыми представителями их собственной культуры (рис. 3). Анализ не выявил основного эффекта от типа стимула (F <1; среднее распознавание английских стимулов: 3.19; среднее распознавание стимулов Химба: 3.12), демонстрируя, что в целом два набора стимулов были одинаково узнаваемы. Тем не менее, анализ привел к основному эффекту группы слушателей, потому что слушатели-англичане лучше справились с задачей в целом (F 1,114 = 127,31, P <0,001; среднее значение по английскому языку: 3,56; среднее значение по Химбе: 2,74). Этот эффект, вероятно, связан с более широким психологическим тестированием и обучением английских участников.

Таким образом, данное исследование расширяет модели межкультурной коммуникации эмоциональных сигналов до невербальных вокализаций эмоций, предполагая, что эти сигналы модулируются культурными вариациями аналогично эмоциональным мимикам и аффективной речевой просодии (12).

Рис. 3.

Групповые средние (из четырех) для распознавания по всем категориям эмоций для каждого набора стимулов для слушателей Химба ( черная линия, ) и английского языка ( серая линия, ). Планки погрешностей обозначают стандартные ошибки.

Положительные эмоции.

Некоторые аффективные состояния передаются с помощью сигналов, которые не являются общими для разных культур, но специфичны для определенной группы или региона. В нашем исследовании вокализации, предназначенные для передачи ряда положительных эмоций, не были достоверно определены слушателями химба.Почему это могло быть? Возможно, это связано с функцией положительных эмоций. Хорошо известно, что передача положительного аффекта способствует социальной сплоченности с членами группы (22). Такое аффилированное поведение может быть ограничено членами группы, с которыми создаются и поддерживаются социальные связи. Однако может быть нежелательно делиться такими сигналами с людьми, не принадлежащими к какой-либо собственной культурной группе. Исключением могут быть самоусиливающиеся проявления положительного аффекта.Недавние исследования показали, что постуральное выражение гордости общепризнано (23). Однако гордость свидетельствует о высоком социальном статусе отправителя, а не о принадлежности к группе, что отличает ее от многих других положительных эмоций. Хотя гордость и достижение могут рассматриваться как эмоции «агентного подхода» (вовлеченные в действия, связанные с вознаграждением; см. Ссылку 24), они различаются по своим сигналам: достижение хорошо распознается в культуре по голосовым сигналам (3), тогда как гордость широко распознается по визуальным сигналам (23), но не по вокализациям (24).

Мы обнаружили, что звуки облегчения не совпадали с рассказом о облегчении слушателями Химба, независимо от того, были ли стимулы английскими или химба. Это могло означать, что история помощи не была истолкована как передача облегчения участникам Химба. Однако такое объяснение кажется маловероятным по нескольким причинам. После прослушивания рассказа каждого участника попросили объяснить, какие эмоции, по их мнению, испытывает человек из рассказа. Только после того, как стало ясно, что человек понял намеченную эмоцию рассказа, экспериментаторы приступили к предъявлению вокализационных стимулов, таким образом гарантируя, что каждый участник правильно понял целевую эмоцию каждой истории. Более того, вокализации химба, выражающие облегчение, были достоверно распознаваемы английскими слушателями, демонстрируя, что люди химба, производящие вокализации (из той же истории, представленной слушателям), были способны производить соответствующие голосовые сигналы для эмоции рассказа о облегчении. Более экономным объяснением этого открытия может быть то, что вздох, используемый обеими группами для обозначения облегчения, не является однозначным сигналом для слушателей химба. Несмотря на то, что они используются для обозначения облегчения, что демонстрируется способностью людей химба издавать вокализации, которые были узнаваемы английскими слушателями, вздохи могут быть интерпретированы как указание на ряд других состояний, а также слушателями химба.Существуют ли аффективные состояния, о которых можно судить по вздохам в разных культурах, остается вопросом для будущих исследований.

В настоящем исследовании один тип позитивной вокализации достоверно распознавался обеими группами участников. Слушатели согласились, независимо от культуры, что звуки смеха передают веселье, примером которого является чувство щекотки. Щекотка вызывает похожие на смех вокализации у нечеловеческих приматов (25), а также у других млекопитающих (26), что позволяет предположить, что это социальное поведение имеет глубокие эволюционные корни (27).Считается, что смех возник как часть игрового общения между младенцами и матерями, а также чаще всего возникает как у детей, так и у нечеловеческих приматов в ответ на физическую игру (28). Наши результаты подтверждают идею о том, что звук смеха повсеместно ассоциируется с щекоткой, поскольку участники из обеих групп слушателей выбрали забавные звуки в соответствии со сценарием щекотки. Действительно, учитывая хорошо установленную взаимосвязь между выразительной и эмпирической системами эмоций (15), наши данные показывают, что смех повсеместно отражает чувство удовольствия от физической игры.

В нашем исследовании смех был признан в разных культурах сигналом радости. В визуальной сфере улыбка повсеместно признана визуальным сигналом счастья (11, 12). Это повышает вероятность того, что смех является слуховым эквивалентом улыбки, поскольку оба они сообщают о состоянии удовольствия. Однако другая интерпретация может заключаться в том, что смех и улыбки на самом деле являются совершенно разными типами сигналов, при этом улыбка функционирует как сигнал в целом позитивного социального намерения, тогда как смех может быть более конкретным эмоциональным сигналом, возникающим в игре (29).В этом выпуске подчеркивается важность учета положительных эмоций в кросс-культурном исследовании эмоций (30). Включение ряда положительных состояний следует распространить на концептуальные представления в семантических системах эмоций, которые исследовались в контексте преимущественно отрицательных эмоций (31).

Заключение

В этом исследовании мы показываем, что ряд эмоций распознается в разных культурах по голосовым сигналам, которые воспринимаются как передача определенных аффективных состояний.Эмоции, распознаваемые по голосовым сигналам, соответствуют тем, которые повсеместно выводятся из выражения эмоций на лице (11). Это открытие подтверждает теории, предполагающие, что эти эмоции являются психологическими универсалиями и представляют собой набор основных, эволюционирующих функций, которые разделяют все люди. Кроме того, мы демонстрируем, что некоторые положительные эмоции распознаются внутри культурных групп, но не между ними, что может свидетельствовать о том, что аффилиативные социальные сигналы передаются в первую очередь членам группы.

Материалы и методы

Стимулы.

Английские стимулы были взяты из ранее проверенного набора невербальных вокализаций отрицательных и положительных эмоций. Набор стимулов состоял из 10 жетонов каждой из девяти эмоций: достижения, веселья, гнева, отвращения, страха, чувственного удовольствия, облегчения, печали и удивления, основываясь на демонстрациях того, что все эти категории можно достоверно распознать по невербальной вокализации. Английские слушатели (13).Звуки производились в безэховой камере двумя мужчинами и двумя женщинами, носителями английского языка, и набор стимулов был нормализован по пиковой амплитуде. Актерам был представлен краткий сценарий для каждой эмоции и их попросили произнести тот вид вокализации, который они произвели бы, если бы почувствовали себя персонажем из истории. Вкратце, звуки достижения были приветствиями, звуки веселья были смехом, звуки гнева были рычанием, звуки отвращения были рвотой, звуки страха были криками, звуки чувственного удовольствия были стонами, звуки облегчения были вздохами, грустные звуки были рыданиями, а звуки удивления были резкими вдохами.Более подробную информацию об акустических свойствах английских звуков можно найти в исх. 13.

Стимулы химба были записаны от пяти взрослых мужчин и шести взрослых женщин химба с использованием процедуры, эквивалентной процедуре получения стимула на английском языке, а также были сопоставлены по пиковой амплитуде. Исследователи (D.A.S. и F.E.) исключили плохие образцы, поскольку было невозможно провести пилотные тесты с множественным выбором с участниками Химба для пилотного тестирования стимулов. Стимулы, содержащие речь или обширный фоновый шум, были исключены, как и несколько одинаковых стимулов от одного и того же говорящего.Примеры звуков можно найти как Audio S1 и Audio S2.

участников.

Общая выборка состояла из двух английских и двух химба-групп. Английский образец, который слышал английские стимулы, состоял из 25 носителей английского языка (10 мужчин, 15 женщин; средний возраст 28,7 года), а те, кто слышал звуки химба, состояли из 26 носителей английского языка (11 мужчин, 15 женщин; средний возраст 29,0 лет). ). Двадцать девять участников (13 мужчин, 16 женщин) из поселений химба в Северной Намибии составили образец химба, который слышал звуки английского языка, а другая группа из 29 участников (13 мужчин, 16 женщин) слышала звуки химба.У химба нет системы измерения возраста, но в исследование не были включены дети или очень пожилые люди. Информированное согласие было дано всеми участниками.

Дизайн и процедура.

Мы использовали адаптированную версию задачи, использованной в предыдущем кросс-культурном исследовании распознавания эмоциональных выражений лица (11). В исходном задании участник услышал историю о человеке, который чувствует себя определенным образом, а затем его попросили выбрать, какое из трех эмоциональных выражений лица соответствует истории.Эта задача подходит для использования с дописьменной популяцией, поскольку она не требует умения читать, в отличие от формата принудительного выбора с использованием нескольких меток, который является обычным в исследованиях восприятия эмоций. Кроме того, текущая задача особенно хорошо подходит для межкультурных исследований, поскольку она не полагается на точный перевод терминов эмоций, поскольку включает дополнительную информацию в рассказах. Первоначальная задача включала в себя три варианта ответа на каждое испытание, при этом все три стимула предъявлялись одновременно.Однако, поскольку звуки неизбежно распространяются со временем, альтернативные варианты ответа в текущей задаче должны были быть представлены последовательно. Таким образом, участники должны были помнить другие варианты ответа, когда они слушали текущий вариант ответа. Чтобы избежать перегрузки рабочей памяти участников, количество вариантов ответа в текущем исследовании было сокращено до двух.

Испытания английских участников проводились в присутствии экспериментатора; Тестирование участников химба проводилось в присутствии двух экспериментаторов и одного переводчика.Для каждой эмоции участник слушал короткую предварительно записанную историю эмоции, описывающую сценарий, который вызовет эту эмоцию (Audio S3 и Audio S4). После каждого рассказа участнику задавали вопрос, как он себя чувствует, чтобы убедиться, что он понял рассказ. При необходимости участники могли снова услышать рассказ. Ни один из участников не смог идентифицировать предполагаемую эмоцию ни в одной из историй, хотя некоторым людям нужно было услышать историю более одного раза, чтобы понять эмоцию.Рассказы об эмоциях, используемые участниками химба, были разработаны вместе с местным жителем, хорошо знающим культуру народа химба, который также выступал в качестве переводчика во время тестирования. Истории эмоций, использованные с английскими участниками, были максимально приближены к рассказам Химба, но адаптированы для облегчения понимания англоязычными участниками. Истории воспроизводились в наушниках с записей, которые произносились нейтральным тоном голоса носителем каждого языка (местного языка химба, отджи-гереро и английского).После того, как они поняли историю, участнику прослушали два звука через наушники. Подача стимула контролировалась экспериментатором, который по очереди нажимал на две компьютерные мыши, каждая из которых воспроизводила один из звуков (см. Рис. 1). Подгруппа участников химба, слушавших звуки химба, выполнила слегка измененную версию задания, в которой стимулы воспроизводились без использования компьютерных мышей, но процедура была идентична процедуре других участников во всех других отношениях. Участника спросили, какой из них будет издавать человек в рассказе.Им разрешалось слышать стимулы столько раз, сколько им было необходимо для принятия решения. Участники указали свой выбор в каждом испытании, указывая на компьютерную мышь, которая издавала звук, соответствующий рассказу (см. Рис. 1), и экспериментатор вводил свой ответ в компьютер. На протяжении всего тестирования экспериментаторы и переводчик были наивны в отношении того, какой ответ был правильным и какой стимул слышал участник. Пол говорящего был постоянным в любом испытании, участники слушали по два испытания каждой эмоции, мужского и женского пола.Таким образом, все участники выполнили четыре испытания для каждой из девяти эмоций, в результате чего получилось 36 испытаний. Целевой стимул был той же эмоции, что и рассказ, а отвлекающий фактор варьировался как по валентности, так и по сложности, так что для любой эмоции участники слышали четыре типа отвлекающих факторов: максимально и минимально легкие с той же валентностью, а также максимально и минимальные. легко противоположной валентности, основываясь на путанице данных из предыдущего исследования (13). Какая мышь была правильной в любом испытании, а также порядок рассказов, пол стимула, тип отвлекающего фактора и то, была ли цель первой или второй, были псевдослучайно изменены для каждого участника.Презентацию стимула контролировали с помощью PsychToolbox (32) для Matlab, запущенного на портативном компьютере.

Благодарности

Благодарим Дэвида Мацумото за обсуждения. Это исследование финансировалось за счет грантов Совета по экономическим и социальным исследованиям, Фонда исследовательских проектов высшей школы Лондонского университетского колледжа и Центрального исследовательского фонда Лондонского университета (для DAS), взноса на дорожные расходы Департамента психологии Университетского колледжа Лондона. и грант Wellcome Trust (С.К.С.).

Сноски

  • 1 Кому следует отправлять корреспонденцию по настоящему адресу: Институт психолингвистики Макса Планка, PO Box 310, 6500 AH Nijmegen, Нидерланды. Эл. Почта: disa.sauter {at} mpi.nl
  • Вклад авторов: D.A.S., F.E., P.E. и С.К.С. спланированное исследование; D.A.S. и F.E. провели исследование; D.A.S. и F.E. проанализировали данные; и D.A.S. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/cgi/content/full/0908239106/DCSupplemental

Доступно бесплатно в Интернете через опцию открытого доступа PNAS.

Сколько существует разных человеческих эмоций?

Психология когда-то предполагала, что большинство человеческих эмоций подпадают под универсальные категории счастья, печали, гнева, удивления, страха и отвращения.Но новое исследование, проведенное директором факультета Greater Good Science Center Дахером Келтнером, предполагает, что существует как минимум 27 различных эмоций, и они тесно связаны друг с другом.

Используя новые статистические модели для анализа реакции более 800 мужчин и женщин на более 2000 эмоционально запоминающихся видеоклипов, Келтнер и его коллеги из Калифорнийского университета в Беркли создали многомерную интерактивную карту, чтобы показать, как такие чувства, как зависть, радость, гордость и печаль относятся друг к другу.

«Мы обнаружили, что 27 различных измерений, а не шесть, необходимы для объяснения того, как сотни людей достоверно сообщают о своих чувствах в ответ на каждое видео», — сказал старший автор исследования Келтнер, результаты которого недавно были опубликованы в Proceedings of the National Academy of Science. Наук .

Карта человеческих эмоций

Более того, в отличие от представления о том, что каждое эмоциональное состояние — это остров, исследование показало, что «существуют плавные градиенты эмоций между, скажем, благоговением и умиротворением, ужасом и грустью, а также весельем и обожанием», — сказал Келтнер.

«У нас нет конечных кластеров эмоций на карте, потому что все взаимосвязано», — сказал ведущий автор исследования Алан Коуэн, докторант нейробиологии Калифорнийского университета в Беркли. «Эмоциональные переживания намного богаче и разнообразнее, чем считалось ранее.”

«Есть плавные градиенты эмоций между трепетом и умиротворением, ужасом и грустью, весельем и обожанием».
―Дахер Келтнер, Ph.D.

«Мы надеемся, что наши открытия помогут другим ученым и инженерам более точно улавливать эмоциональные состояния, лежащие в основе настроения, активности мозга и выразительных сигналов, что приведет к совершенствованию психиатрического лечения, пониманию основы эмоций в мозгу и технологиям, реагирующим на наши эмоциональные потребности », — добавил он.

Для исследования демографически разнообразная группа из 853 мужчин и женщин вышла в Интернет, чтобы просмотреть случайную выборку немых 5-10-секундных видеороликов, призванных вызвать широкий спектр эмоций.

Темы из 2185 видеоклипов, собранных из различных онлайн-источников для исследования, включали рождение и младенцы, свадьбы и предложения, смерть и страдания, пауков и змей, физические выпады и рискованные трюки, половые акты, стихийные бедствия, чудесную природу и неловкие рукопожатия.

Три отдельные группы участников исследования смотрели последовательности видеороликов и, после просмотра каждого клипа, выполнили задачу по отчетности. Первая группа свободно сообщала о своих эмоциональных реакциях на каждый из 30 видеоклипов.

«Их ответы отражали богатый и разнообразный набор эмоциональных состояний, начиная от ностальгии и кончая чувством« отвращения », — сказал Коуэн.

Вторая группа оценила каждое видео в зависимости от того, насколько сильно оно заставило их почувствовать восхищение, обожание, эстетическую оценку, веселье, гнев, беспокойство, трепет, неловкость, скуку, спокойствие, замешательство, презрение, страстное желание, разочарование, отвращение, сочувственную боль, восхищение. , зависть, возбуждение, страх, вина, ужас, интерес, радость, ностальгия, гордость, облегчение, романтика, грусть, удовлетворение, сексуальное желание, удивление, сочувствие и триумф.

Здесь экспериментаторы обнаружили, что участники сходились в одинаковых ответах, причем более половины зрителей сообщали об одной и той же категории эмоций для каждого видео.

Последняя когорта оценила свои эмоциональные реакции по шкале от 1 до 9 на каждое из дюжины видео на основе таких дихотомий, как положительное и отрицательное, возбуждение против спокойствия и доминирование против покорности. Исследователи смогли предсказать, как участники будут оценивать видео, основываясь на том, как предыдущие участники оценивали эмоции, вызванные видео.

В целом результаты показали, что участники исследования обычно разделяли одинаковые или похожие эмоциональные реакции на каждое из видео, что позволило исследователям выделить 27 различных категорий эмоций.

С помощью методов статистического моделирования и визуализации исследователи организовали эмоциональные реакции на каждое видео в семантический атлас человеческих эмоций. На карте каждой из 27 различных категорий эмоций соответствует определенный цвет.

«Мы стремились пролить свет на всю палитру эмоций, которые окрашивают наш внутренний мир», — сказал Коуэн.

Эта статья изначально была опубликована в Berkeley News. Прочтите оригинальную статью.
Эта статья первоначально была опубликована в Greater Good, онлайн-журнале Научного центра Greater Good Science Center Калифорнийского университета в Беркли, одного из партнеров Mindful. Посмотреть исходную статью.

https://www.mindful.org/what-is-happiness-anyway/
https://www.mindful.org/a-10-minute-meditation-to-work-with-difficult-emotions/

криков передают человеческие эмоции | The Scientist Magazine®

По всему университетскому городку Университета Эмори в Атланте ходят слухи, что приглашенным профессорам и новым студентам перед тем, как спуститься в определенный коридор в здании психолога, делают предупреждение.«Цель состоит в том, чтобы помешать им бросить свои вещи и нырнуть под стол после того, как они услышали то, что безошибочно является человеческим криком», — объясняет психолог Эмори Гарольд Гузулес.

Дело не в том, что кто-то проводит зловещие эксперименты, добавляет он; просто в этом коридоре он и его команда «кримологов» используют записанные крики, чтобы исследовать эти хорошо известные, но плохо понимаемые вокализации.

Гузулес интересовался криками с 1980 года, когда он начал изучать вокализации нечеловеческих животных.Крики, условно определяемые как громкие, высокие вокализации, часто связанные с бедствием, широко распространены в животном мире: помимо людей и других приматов, многие виды, включая кроликов и даже гусениц, издают своего рода крик. Мало что известно об эволюции и функции этих акустически сложных звуков. У людей и других млекопитающих воздух пропускается через голосовые связки, заставляя их вибрировать непредсказуемым и хаотическим образом, так что исследователи изо всех сил пытались определить, содержат ли полученные вокализации какую-либо конкретную информацию или являются просто громкими шумами, призванными испугать или привлечь внимание. .

Это основополагающая черта человеческого поведения, поэтому удивительно, что так много действительно элементарных вопросов еще не до конца поняты.

—Дэвид Поппель, Нью-Йоркский университет и
Институт эмпирической эстетики Макса Планка

Несколько десятилетий назад Гузулес работал постдоком в Университете Рокфеллера и работал с группами обезьян. Записав их звонки и воспроизведя их приматам, он обнаружил, что они не просто кричали от страха.Вместо этого их крики, которые обычно звучали во время драки, передают личность человека и подробности о социальном статусе нападавшего, что служило для мобилизации помощи со стороны родственников и друзей.

Обезьяны рассказывали о внешнем состоянии мира, говорит Гузулес. «Крики действовали как простые слова».

Немногие исследователи когда-либо задумывались об изучении людей таким способом, поэтому он решил принять вызов. «Настал момент, когда стало ясно, что, глядя на литературу, никто на самом деле не смотрел на человеческие крики.

Дэвид Поппель, нейробиолог, занимающий должности в Нью-Йоркском университете и Институте эмпирической эстетики Макса Планка во Франкфурте, который изучал человеческие крики, согласен с тем, что этой теме традиционно не уделялось должного внимания. «Поскольку это универсальное свойство человека, его стоит изучить», — говорит он. «Это основополагающая черта человеческого поведения, поэтому удивительно, что так много действительно элементарных вопросов еще не до конца поняты».

Макаки-резус кричат, чтобы привлечь внимание или помощь других членов группы.

ГАРОЛЬД ГАУЗУЛ

Благодаря своим исследованиям, Гузул и несколько других ученых теперь начинают понимать основные вопросы об акустике человеческих криков, информации, которую они содержат, и о том, как они воспринимаются.

Кажется очевидным, что по крайней мере одна функция — быть замеченным, — говорит Саша Фрюхольц, нейробиолог, который также изучал крики и другие нелингвистические вокализации. «Если вы хотите выразить себя с помощью голоса, вы делаете это с помощью крика», — говорит он.«У них есть четкое намерение привлечь внимание». Гузулес соглашается и предполагает, что эта характеристика привлечения внимания на самом деле является основой феномена поклонников, которые кричат ​​в присутствии мегазвезд, например, на концертах Beatles в 1960-х годах или совсем недавно на шоу Джастина Бибера.

Тем не менее, экспериментальное изучение такого интенсивного и эмоционально заряженного звука может оказаться сложной задачей. «Когда я изучал обезьян, мы были вооружены магнитофоном и буквально были среди обезьян, а когда они участвовали в драке, мы записывали их крики», — говорит Гузулес.«С людьми, конечно, нельзя. Я мог стоять посреди ночи на углу с магнитофоном и, может быть, каждый год или около того, я мог кричать, а может, и нет «.

Джонатан Энгельберг, аспирант Гузулеса, отмечает, что запись искренних криков может стать проблемой с точки зрения одобрения совета по этике. «Существует мало возможностей получить этически одобренные высококачественные версии для использования», — говорит он. «Вы можете представить себе изучение смеха в естественном контексте, но было бы очень сложно сделать это с помощью крика.»

Вместо этого команда создала« библиотеку криков », коллекцию человеческих криков, записанных как в естественных условиях, например, в видеороликах YouTube, так и в сценарных контекстах, таких как фильмы и телевидение. «Высказывались опасения, что если вы используете притворные крики, то они не будут законными, ненастоящими», — говорит Гузулес. Итак, «мы провели исследование, в котором мы проверили способность участников определять, был ли крик естественным или естественным. И мы обнаружили, что это шокирует, насколько плохи люди », — заверяя исследователей, что они могут использовать оба типа источников.

ANDRZEJ KRAUZE

Они также спрашивали, могут ли человеческие крики передавать разные эмоции. То есть можно ли отличить страшный крик, скажем, несчастной жертвы розыгрыша «домкрат из коробки» от крика разочарования спортсмена?

Вооруженные своей обширной библиотекой, исследователи недавно протестировали 30 различных криков из разных эмоциональных ситуаций на слушателях, которые не знали этих контекстов, когда слышали крики. За каждый крик участники оценивали шесть эмоций по шкале от 1 до 5: страх, гнев, разочарование, боль, счастье и удивление.Ученые также измерили различные акустические параметры, такие как частота и продолжительность каждого крика, чтобы определить, могут ли эти характеристики помочь спрогнозировать оценки участников.

Используя данные 182 участников, собранные за двухлетний период, исследование показало, что люди часто могли определить эмоциональный контекст данного крика. Участники обычно воспринимали крики, записанные в негативном контексте гнева, разочарования и боли, как похожие друг на друга и заметно отличающиеся от криков, записанных в позитивных контекстах удивления и счастья — например, счастливый крик имел тенденцию иметь высокие баллы по критериям. удивления и счастья, но без боли, разочарования или гнева.

Напуганные крики, с другой стороны, воспринимались как отдельная категория, участники обычно высоко оценивали их по страху, а не по каким-либо другим эмоциям. Исследователи обнаружили, что с акустической точки зрения участники с большей вероятностью оценили крики с более высокой частотой как испуганные.

Однако участники не всегда правильно угадывали эмоции кричащего. Например, крики из счастливых ситуаций часто принимались за вопли страха, что поднимает вопрос о том, почему крики счастья вообще существуют.Гузулес предполагает, что существует эволюционное объяснение, связанное с играющими детьми; Игривые крики ребенка могут познакомить их родителей с уникальными акустическими аспектами их криков, чтобы родители могли распознавать эти звуки в других ситуациях, когда существует опасность. По его словам, когда люди не осознают контекст, как в эксперименте, они могут отказаться от интерпретации страха, чтобы ошибиться.

Фрюхольц, который аналогичным образом исследовал связь между криком и эмоциями, также обнаружил в своем собственном исследовании, что люди могут классифицировать крики в соответствии с различным эмоциональным контекстом.«Важный вывод их исследования и нашего исследования заключается в том, что эти крики действительно разные, и люди могут отличить их друг от друга», — говорит он. «Это указывает на то, что эти крики имеют различную коммуникативную ценность».

Гузулес предполагает, что передача ряда эмоций посредством криков может быть связана со способностью человека к языку. Его гипотеза состоит в том, что по мере развития когнитивных основ языка люди постепенно изменяли свое использование криков, чтобы выйти за рамки простой функции поразительного или трансляции информации о нападавших, достигаемой нечеловеческими приматами, говорит он.«Они часто рассматриваются в литературе как отдельные системы. Я думаю, что, вероятно, было бы неразумно разделять их так дихотомически ».

Исправление (9 июля): в более ранней версии этой истории говорилось, что Гузулес был вовлечен в исследование криков в 1970-х годах. Фактически, он начал работу в 1980 году. The Scientist сожалеет об ошибке.

Новый ресурс для любопытных: 13.7: Космос и культура: NPR

В каком-то смысле мы все эксперты в эмоциях.Мы испытываем эмоции каждый день, все время. Мы постоянно наблюдаем эмоциональные реакции других и часто принимаем решения на основе ожидаемых эмоций: мы преследуем что-то, потому что думаем, что это сделает нас счастливыми, или избегаем чего-то, потому что мы беспокоимся, что это рассердит кого-то еще.

Несмотря на то, что мы живем с эмоциями, мы многого не знаем. Иногда нас сбивают с толку наши собственные эмоциональные реакции или реакции других людей. Иногда мы хотим изменить свои эмоции, но не знаем, как это сделать.

Кроме того, есть все вопросы, которые волнуют психологов и других ученых. Универсальны ли эмоции или они различаются у разных людей и культур? Есть ли у нас бессознательные эмоции? Как эмоции влияют на суждение? Как эмоции меняются на протяжении жизни?

Давайте посмотрим правде в глаза, эмоции сложны, а человеческий разум и тело точно не приходят с руководством пользователя.

Это одна из причин, по которой люди часто увлекаются научным изучением эмоций, и одна из причин, по которой стоит новый ресурс, возглавляемый Джун Грубер, доцентом психологии Йельского университета.Сериал, доступный на YouTube, предлагает более 60 интервью с ведущими экспертами в области эмоций. Грубер представляет серию в этом коротком видео:

YouTube

Я спросил Грубера, что побудило ее начать серию «Эксперты в области эмоций», которая одновременно является дополнением к лекционному курсу, который она преподает в Йельском университете, а также автономным ресурсом для всех, кто интересуется эмоциями.Вот что она сказала:

Эмоции влияют на всех нас и затрагивают нашу жизнь каждый божий день. Поэтому мы часто задаемся вопросом, что такое эмоции, почему они вообще возникают и как они влияют на другие аспекты нашей ментальной жизни. Ученые проводят бесчисленные часы, работая над этими вопросами. Однако часто между нашими повседневными любопытствами и научным исследованием эмоций существует разрыв. Я хотел найти способ восполнить этот пробел — сериал призван стать мостом между публикой и закулисными учеными, чтобы услышать не только о том, что эксперты считают наиболее актуальными вопросами, которые они решают в своей работе, но и о том, где они видят будущее и то, что в первую очередь побудило их делать то, что они изучают.

В нем принимают участие самые разные люди, в том числе известные популяризаторы и писатели психологии (например, Стивен Пинкер, обсуждающий эмоции и насилие и Дэн Гилберт о счастье), а также эксперты в различных психологических дисциплинах. Темы варьируются от плача и смущения до секса и смеха, с небольшими промежутками между ними.

Пока у меня была возможность посмотреть всего несколько видео, но вот несколько основных.

В видеоролике об измерении эмоций д-р.Ирис Маусс, коллега из Калифорнийского университета в Беркли, обсуждает некоторые парадоксальные эффекты поиска счастья:

Чем больше люди ценят счастье, тем больше они стремятся быть счастливыми, тем менее счастливыми они становятся. … Одна из гипотез заключается в том, что чем больше вы хотите быть счастливыми, тем больше вы настраиваете себя на разочарование и недовольство.

К счастью, исследование Мосса указывает на потенциальный выход из этой загадки:

Если люди стремятся к счастью менее «эгоистичным» и более «ориентированным на других» способом, они могут обойти парадоксальные эффекты. ценить счастье.

Я не думаю, что нам нужно просто сдаваться и быть несчастными. Я считаю, что стремление к счастью — это хорошо и важно, но это не должно быть безоговорочным.

В видео о том, думают ли и чувствуют ли другие животные, как мы, доктор Лори Сантос из Йельского университета обсуждает некоторые увлекательные исследования познания обезьян и делится некоторыми интересными недавними открытиями, касающимися собак: они не только лучше, чем большинство изученных приматов, когда доходит до понимания поведенческих сигналов людей, они также на удивление хорошо понимают человеческий язык и, возможно, даже реагируют на человеческие эмоции.

Меня также заинтриговало видео об эмоциях в социальных сетях с Артуро Бежаром, техническим директором Facebook, который обсуждает разработку инструментов, которые могут успешно передавать эмоции.

Я спросил Грубер, что она нашла больше всего удивительного в своих интервью с экспертами в области эмоций:

Я был очень удивлен, узнав, что у многих экспертов в этой области не было генерального плана, который позволил бы им перейти от пункта А к пункту Б. Большинство попало в него случайно или по везению.Но как только они попали в поле эмоций, они были захвачены!

Наконец, я спросил Грубер, что, по ее мнению, зрители получат от сериала:

Я надеюсь, что зрители по-новому поймут, насколько увлекательным и сложным является научное изучение эмоций, несмотря на то, насколько знакомы и распространены сами эмоции. . Было бы здорово видеть, как зрители делятся тем, что они узнали, с другими, а также включают науку об эмоциях в свою повседневную жизнь, будь то на работе или дома, чтобы улучшить отношения со своими друзьями и партнерами и повысить свое эмоциональное благополучие и счастье.

Следующие шаги Грубера включают создание общедоступного цифрового ресурса для людей, которые могут заниматься изучением эмоций, включая не только проведенные на данный момент интервью, но и онлайн-курсы по изучению эмоций, ссылки на статьи в новостях. или другие средства массовой информации, имеющие отношение к эмоциям, и ссылки на доступные обсуждения исследований эмоций, такие как сообщения в блогах профессоров о недавних исследованиях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.