Что такое идеал определение: Идеал | Понятия и категории

Автор: | 02.06.2021

Содержание

ИДЕАЛ – Краткий словарь по философии – Философия. Основные понятия о философии

(греч. idea — вид, образ, понятие) — образец, совершенство в чем-либо, высшая цель, определяющая стремления и поведение отдельного человека, группы, класса.

ИДЕАЛ (греч. idea — вид, образ, понятие) — образец, совершенство в чем-либо, высшая цель, определяющая стремления и поведение отдельного человека, группы, класса. Это может быть представление о совершенном общественном строе (общественно-политический И.), о совершенных моральных качествах личности и отношениях между людьми (нравственный, этический И.), о прекрасном, гармонично развитом человеке (эстетический И.). На всем протяжении своей истории философия формулировала в системагическо-обобщенном виде различные идеалы. Так, античная философия была проникнута пафосом единства этического и эстетического И., в средневековье главным становится нравственный И., выступающий в религиозной форме, эпоха Возрождения обращает преимущественное внимание на эстетический И. В зависимости от того, как И. соотносится с действительностью, насколько полно и правильно отражает тенденции ее развития, он может быть несбыточным, ложным или реальным, осуществимым. Социальная функция И. заключается в том, что он вдохновляет людей на изменение общества и самих себя. Вместе с тем И., воплощаясь в социальных нормах, становится регулятором отношений между людьми. Большую роль в борьбе с устаревшими феодальными порядками сыграли в свое время выдвинутые прогрессивной буржуазией идеалы свободы, равенства и братства. Марксизм, выражая интересы пролетариата, формулирует подлинно гуманистический И. коммунизма. В отличие от И. переустройства общества, выдвинутого утопическим социализмом, это не образ желаемого, вынесенный за пределы существующей действительности, с которым она должна сообразоваться, а сама действительность, рассмотренная с точки зрения перспектив ее развития. Марксизм рассматривает И. как отражение действительности: или тех ее моментов, которые существуют в зародышевом виде, не получили распространения, или того, что должно появиться в будущем, т.

е. тенденций общественного развития. По мере продвижения вперед коммунистический И. все более конкретизируется, совершенствуются пути и средства его достижения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Особенности формирования социального идеала Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Д. А. Блануца

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ИДЕАЛА

Работа представлена кафедрой философии Петербургского государственного университета путей сообщения.

Научный руководитель — кандидат философских наук, доцент Н. М. Сидоров

В философской литературе все чаще предметом исследования становятся фундаментальные идеи, понятия и представления, образующие относительно устойчивые основания, на которых развиваются конкретные эмпирические знания и объясняющие их теории. Одним из таких оснований является определение понятия идеала, особенности формирования которого и рассматриваются в этой статье.

Modern philosophers more often investigate fundamental ideas, concepts and notions, which form relatively steady bases for specific empirical knowledge and theories explaining them. One of these bases is determination of the concept «ideal», whose special formation features are examined in the article.

В философской и методологической литературе последних десятилетий все чаще предметом исследования становятся фундаментальные идеи, понятия и представления, образующие относительно устойчивые основания, на которых развиваются конкретные эмпирические знания и объясняющие их теории.

Выявление этих оснований и анализ предполагает рассмотрение научных знаний как целостной развивающейся системы. В философии такое видение науки начало формироваться сравнительно недавно. Одной из главных проблем в философии является определение понятия идеала. Эта проблема одна из самых старых в философии, хотя определение идеала существует доволь -но давно. На протяжении всей истории философии появлялось множество теорий, пытавшихся объяснить, что такое идеал. Само понятие эволюционировало на протяжении всей своей истории. Идеал имел различные названия: «благо» у Платона, «форма созерцания» (Вельфлин), «дух эпохи» (Дворжак), «культурный образец или стандарт ценности» (Манро), «душа культуры» (О. Шпенглер) и др. Э. Дюркгейм в работе

«О разделении общественного труда» отметил, что идеал — это представление людей о желаемом для них будущем.

Современное определение идеала мож-но найти в социальной философии. Так, по Бранскому, идеал — «предельное представление, получающееся в результате идеализации реального или воображаемого объекта»1 . Содержание же идеала определяют «коренные, т.

е. предельно устойчивые интересы»2 социального субъекта. Социально-культурный идеал может быть представлен в качестве особой, интегративной социально-когнитивной структуры, содержащей квинтэссенцию социального знания и выступающей его системообразующим фактором.

В качестве всеобщей формы целепола-гающей деятельности идеал выступает во всех областях общественной жизни — социальной, политической, нравственной, эстетической и т. д. Для того чтобы понять, как функционирует идеал в обществе, нужно сначала определить, как он формируется, что и является целью статьи.

Самыми древними формами регуляции человеческого поведения можно считать

так называемые мононормы3. Эти первичные нормативы соединяли в себе бытовые привычки, мифологические и религиозные представления людей о мире, специфические для того или иного общества табу, ритуалы и обряды, и представляли, как правило, перечень действий, которые необходимо производить в той или иной ситуации.

Позже эти мононормы закрепляются в моральных, религиозных и правовых нормах, а также в форме традиций и обычаев. В различных общинах такие мононормы были разными, это связано в первую очередь с бытийными особенностями, которые характерны для членов общины. Соответственно, нравственные и правовые нормы для различных обществ различны, они формируются по мере развития общества, меняясь под воздействием экономического базиса, соответствующего определенному этапу развития общества, при этом сами они также оказывают влияние на экономический базис, как и вся культурная надстройка. Можно предположить, что изначально закреплялись нормы поведения, выгодные коллективу, те, которые позволяли выжить сообществу с максимальным комфортом, неся при этом минимальные потери. Затем появляются моральные оценки поведения как хорошего или плохого. Так появляются первые моральные оцен-ки, связанные с поведением, соответствующим или не соответствующим определенным требованиям. На основе моральных оценок и норм жизнедеятельности стал образовываться и социальный идеал.
Он определяет, что для общества хорошо или плохо и чего нужно для улучшения комфорта добиваться в будущем.

Сначала нужно понять, что такое идеал. Чтобы это выяснить, необходимо провести ряд сравнений идеала с исходными принципами философского мировоззрения, которых придерживается носитель идеала. Идеал нельзя смешивать ни с идеей, ни с целью, ни с истиной, ни с ценностью. Идея — абстрактна, идеал же вполне конкретен, причем фиксирует не знание, а желание.

Истина не может заменить идеал (как и идеал истину), истина относится к сфере науки, тогда как идеал — к сфере идеологии, при этом понятие истины ассоциируется прежде всего с такими понятиями, как знание и эксперимент, понятие идеала -с такими, как вера и жертва. Цель также не является идеалом, ибо целью выступает не сам идеал, а его реализация, т. е. реализация идеала может быть целью, но сама по себе цель может и не иметь отношения к идеалу. Ценность и вовсе является результатом «деятельности» идеала, идеал воплощает в себе «стандарт ценности»4.

Для того чтобы выяснить, что такое идеал, необходимо проследить процесс его формирования и развития. Идеализация как таковая означает «устремление к нулю»5 одного из признаков идеализируемого предмета. Поэтому в самом общем виде можно определить идеал следующим образом: идеал — «мысленный образец совершенства чего-либо, в каком-либо роде»6.

Именно так в науке получают представление об идеальном газе, материальной точке, идеальном правовом обществе и т. д. Любой идеализированный объект в науке представляет собой предельное представление, получаемое в результате процесса идеализации. Кроме того, идеал должен совпадать с собственной сущностью. Мы знаем, что любой момент действительности обладает двумя характеристиками — явлением и сущностью, причем явление никогда полностью не совпадает с сущностью объекта, но теоретически этого можно добиться искусственно в процессе идеализации.

Из этого следует, что идеал — это такое явление, которое совпадало бы со своей сущностью. Идеалу можно дать следующее определение: идеал — это предельное суждение, содержание которого совпадает со своей сущностью. При этом идеал не просто очищение исходного объекта от несущественных признаков, а нечто качественно новое, именно поэтому в нем иногда могут сочетаться такие качества, которые являются взаимоисключающими в ре-

альных объектах. И именно поэтому идеал является окончательно недостижимым, поскольку изначально содержит в самом себе гибельное противоречие. Кант определял идеал как «представление о единичной сущности, адекватной какой-либо идее»7. Гегель же характеризовал его как идею «в чувственно определенной форме»8.

Материальный мир предполагает разделение объективной реальности на сущность и явление, причем изначально мы сталкиваемся именно с явлением. Сущность, лежащая в основе этого явления, познается нами позже путем различных логических операций и не всегда становится ясна окончательно. Именно поэтому яв-ление, совпадающее со своей сущностью, доступное нашему восприятию не только на рациональном, но и на эмпирическом уровне, есть идеал, и именно поэтому идеал по природе своей недостижим. Итак, идеал не является отражением объективной реальности, наоборот, он соответствует тому, какой она должна быть согласно нашему желанию, идеал можно определить как «точное представление о желаемом изменении реальности»9 и об объективной возможности такого изменения. Идеал имеет не сверхъестественное происхождение, а является отражением тех условий, в которых живет человек, и тех возможных изменений, которые при определенных условиях он может совершить. И поскольку идеал истинен и адекватно отражает объективную реальность, он определяет в конечном итоге целесообразность нашей деятельности. В то же время идеалы не встроены в нашу действительность, а выходят за ее рамки, обладая потенциальным бытием. «Идеал не совпадает с действительностью по всем параметрам. Вместе с тем он диалектически совпадает с ее глубочайшей основой, высвеченной красками сущности.
Претворение идеала в действительность означает как бы выход сущности на поверхность, выступление ее в мир явлений, переход от потенциального бытия к реальному. Сущность разливается в существова-

нии, обнаруживается в зримых феноменах действительной жизни, однако поскольку сущность неисчерпаема, то за ее конструк-циями, всплывшими в мир явлений и тем самым превратившимся в свою противоположность, просвечивает иной, более глубокий слой сущности. Он находит свое духовное выражение в новых идеальных формообразованиях»10. И процесс этот бесконечен, чем и объясняется такое множество идеалов, как существующих одновременно, так и сменяющих друг друга в ходе смены исторических эпох.

После выяснения в первом приближении сущности идеала следует установить, каким образом он существует в культуре, как происходит зарождение, развитие и смена идеалов в определенный исторический период и что из этого получается.

Социальный идеал имеет сложную структуру и определенный порядок существования. Однако прежде чем прейти к их детальному разбору, посмотрим, какое место идеал занимает в общественной жизни. Исследуя исторический процесс, мы можем проследить функционирование идеала в любую эпоху, на любом этапе развития общества. В ходе истории менялась не только сама жизнь людей, но и представления

о том, какой эта жизнь должна быть, а стремление к воплощению этой идеальной жизни во многом определяет ход дальнейших событий в обществе, тот или иной поворот в жизни общества. Идеал существует по определенным законам, которые будут подробно рассмотрены ниже. И именно реализация идеала определяет всю систему ценностей конкретного общества, его культуру. Идеал дает возможность сделать человеческую жизнь осмысленной, ответить на те или иные, казалось бы, неразрешимые вопросы, которые возникают в ходе человеческой жизни и деятельности. Идеал определяет не только цель, но и способы достижения этой цели. Всю историю человеческой деятельности можно рассматривать как зарождение, развитие, деградацию и смену различных идеалов. В опреде-

ленном смысле идеал выступает как сила, объединяющая людей на более или менее длительный период, он проявляется как «высшая святыня», подобно сверхъестественной силе связывая людей друг с другом, обеспечивая рациональный и эмоциональный контакт между ними, общность интересов и действий, выступает в качестве основы, позволяющей воспринимать мир одинаково. Идеал лежит в основе системы ценностей культуры на конкретном этапе ее развития. Тогда культуру можно рассматривать как систему ценностей и навыков по их производству и потреблению, определяемую некоторым общезначимым идеалом11.

При этом нельзя забывать, что идеал -это не нечто абстрактное, он вполне конкретен и включает в себя не только моменты духовной жизни, но и материальной. Общество — это не просто сосуществование людей на определенной территории, это совместная жизнедеятельность, в основе которой лежит производство материальных благ и услуг, которые обеспечивают возможность всех остальных отношений в обществе. Соответственно, в основе любого социального идеала лежит экономический идеал, который отражает желаемые производственные отношения и материальное положение людей и заключает в себе описание способов достижения желаемого. Кроме того, в обществе существуют и другие типы деятельности, логично связанные между собой. Производственная деятельность порождает необходимость в управлении (в наиболее развитом обществе — это сочетание законодательной, исполнительной и судебной деятельности), которую иначе можно назвать политической деятельностью. Кроме того, существует духовная деятельность, которая включает в себя мораль и искусство, социальная деятельность, в которой особенным образом можно выделить педагогическую деятельность, а также, в развитом обществе присутствует научная деятельность. Это лишь наиболее значимые формы деятельности в любой

развитой социальной системе, которые, собственно говоря, и формируют общество в том виде, который доступен нам сегодня. Отражение процесса любой деятельности приводит к выработке идеалов-целей этой же деятельности. Каждому из перечислен -ных типов деятельности соответствует свой идеал. Так, выше было показано, что в основе социального идеала лежит экономический идеал, ему соответствует определенный политический, этический, эстетический, педагогический, научный идеалы и т. д. Кроме того, в культуре существуют религиозный, философский, экологический и другие идеалы, соответствующие той или иной деятельности в обществе. При этом различные идеалы имеют определенную внутрен-нюю связь и представляют собой стройную систему, которая и получила название социальный идеал.

Каким образом формируется идеал? По всей видимости, главной причиной формирования идеала служит потребность в преодолении противоречий между обществом и природой, возникающих и разрешающихся в процессе материального производства, а также внутри общественных противоречий, являющихся в большей мере производными от первых. Человек, стремясь разрешить эти противоречия максимально комфортным для себя образом, изначально делает это мысленно, представляя идеальный вариант той ситуации, что причиняет ему неудобства. В результате действительное, то, что есть на самом деле, противопоставляется идеальному, тому, что дол -жно быть.

В развитом обществе, где существуют уже готовые идеалы, процесс формирования нового идеала представляет собой сложный процесс. Можно предположить, что здесь идеалы возникают в результате критического пересмотра предыдущих. При этом старые идеалы подвергаются анализу, разлагаясь на отдельные элементы, точнее, нормативы, те действия и которые необходимо производить, чтобы добиться успеха на пути к идеалу. Затем осуществ-

ляется «необычный синтез» фрагментов различных идеалов. Далее из множества возможных комбинаций выбирается одна наиболее предпочтительная. Однако нельзя забывать, что в основе всего лежит общественное бытие и именно многообразие общественного бытия «виновато» в много-обращзии общественных идеалов. Именно это порождает не только различные, но и прямо противоположные идеалы, соответствующие объективному противоречию, существующему в обществе, складывающемуся в процессе деятельности и распределения ее результатов.

Развитие идеала включает в себя следующие моменты: формирование идеала, связанное с познанием истины и модификацией действительности на ее основе; распространение идеала; его реализация и крушение. В результате мы получаем «диалектическую спираль» в ходе смены поколений в процессе формирования и развития идеалов12. Можно предположить, что любые идеалы формируются подобным образом. Таким образом, для каждого последующего идеала в роли селектора будет выступать предыдущий. Итак, если социальный идеал представляет собой систему, в которой идеалы распределены следующим образом: экономический идеал лежит в основе системы, за ним следует политический идеал, затем этический и эстетический, а далее все остальные идеалы. Это значит, что селектором для эстетического идеала выступает этический, для этического — политический , для политического — экономический. Что же является селектором для экономического идеала? Таким селектором выступает бытие, та объективная реальность, на базе которой формируется экономический идеал, поскольку в конечном итоге бытие определяет сознание. Общность общественного бытия дает общность идеалов. Идеалы формируются не в результате хими -ческого процесса в голове, а в результате отражения объективной реальности.

Теперь, после того, как мы выяснили способы формирования идеала, разберемся, каким образом он реализуется.

Выше уже упоминалось о том, что любой идеал содержит в себе рекомендации по воплощению идеала в действительность — нормативы. Система нормативов представляет собой канон, который порождает тот или иной идеал. Этот канон независимо от того, реален он или нет, должен строго и неукоснительно выполняться носителем идеала. Канон, в свою очередь, порождает соответствующий ритуал. Формы его могут быть самыми разнообразными: от всевозможных парадов до публичных казней и транспарантов. Все эти на первый взгляд излишние действия и атрибуты служат средством воспитания и укрепления в массах веры в идеал. Потому как существует он именно благодаря вере, которая заменяет ему доказательства. Для носителя идеала все действия, связанные с его воплощением, имеют огромное значение, являются грандиозной, торжественной задачей, отличающейся от обычной повседневной деятельности13.

Для успешной реализации идеала также необходим особый символ — символ веры или идеологический символ. Он обозначает идеал, является как бы его эмблемой. Таких символов в истории можно найти огромное множество, например: христианский крест, звезда Давида, нацистская свастика, коммунистическая пятиконечная звезда и т. д. Символ веры имеет особый харакер — характер особой реальности, т. е. такой реальности, при которой духовная форма идеала приобретает материальную оболочку, идеал становится осязаемым. Это своего рода материализация идеала делает его более осязаемым и доступным, способствует его распространению. Это первая ступень на пути воплощения идеала. Следующей ступенью является идеологический образ — это условное изображение идеала, которое может приобретать совершенно разные формы. На основе такого образа выстраивается идеологический миф -это своего рода наглядная иллюстрация нормативов идеала, призванные не только разъяснить, но и привлечь новых носите-

лей идеала. В качестве такого мифа может выступать жизнеописание основоположника идеала, исторические или псевдоисторические события, связанные с идеалом в целом или отдельными нормативами, легенды, предания и т. д. При этом миф не может быть просто вымыслом, за ним всегда стоит особая реальность, но в то же время миф основывается не на знании, а на желании, за ним стоит реальность желания. Идеологический миф иносказательно описывает идеал и способ его реализации. В результате формируется идеологический культ, система операций для поддержания и усиления веры в идеал. Таким образом, идеал разворачивается и воплощается, превращаясь в идеологию. Эту сторону реализации идеала можно назвать «реальной» или «материальной», но есть и еще одна сторона — эмоциональная, поскольку именно через эмоциональную сферу идеал воздействует сильнее всего.

Эмоциональный аспект идеала начинает свою «работу» с появлением символа веры, о котором речь уже шла раньше. Символ веры с самого начала приобретает реальность (особую реальность), а вместе с ней и святость. Святость в первую очередь означает неподвластность идеала какой бы то ни было критике со стороны, идеал приобретает характер «откровения» для его носителей, которое не требует доказательств, а основывается исключительно на вере. В связи со святостью идеала и идеологического символа возникает мистическое чувство. Оно связано с иррациональным отношением к символу веры и присутствием тайны, чего-то необъяснимого. Дело в том, что святость символа веры, в отличие от святости самого идеала, имеет иррациональную основу, поскольку не всегда можно проследить однозначную связь между идеалом и идеологическим символом. Поэтому иногда с одним и тем же идеалом сопоставимы разные идеологические образы, а с одним и тем же идеологическим образом разные идеалы14.

Кроме того, в эмоциональной сфере идеал приобретает черты сверхъестествен -ного и порождает мистическое чувство, что связано с эмоциональным отношением к иррациональному, незримым присутствием тайны. Поэтому всякая идеология на оп-ределенном этапе приобретает мистический оттенок, он временно укрепляет идеологию, ставит ее вне поля критики, усиливает ее харизматическое действие.

Следующий важный момент реализации идеала — момент жертвоприношений. Для воплощения идеала жертва так же необходима , как необходим эксперимент для установления истины. Под жертвоприношением мы будем понимать «любой поступок, которым сознательно и бескорыстно причиняется материальный или моральный ущерб тому, кто его совершает»15. Жертва как бы является мерой веры в идеал: чем больше вера, тем на большие жертвы готов пойти ради нее человек. Таким образом конкретному идеалу соответствует кон -кретная мораль, которая определяет масштабы жертвенности, допустимые в данных условиях. Любая теория морали, порождаемая конкретным идеалом, определяет, что есть добро и что есть зло. Добром в этом случае будет поступок, соответствующий именно таким моральным нормам, а злом — поступок, их нарушающий. Именно соответствующая система моральных норм задает верхнюю и нижнюю границы допустимой для идеала, определяет ее оптимальность.

Анализируя социальную жизнь, можно выделить семь основных видов деятельности: производство материальных благ, экономическая деятельность, политическая, педагогическая, художественная, научная и техническая. Все они тесно взаимосвязаны друг с другом и необходимо вытекают одна из другой, начиная с материального производства. Далее мы можем предположить, что каждому из перечисленных видов деятельности соответствует свой идеал: экономический, политический, этический, эстетический и т. д. Эти идеалы, так же как и

соответствующие им типы деятельности, не находятся в анархическом беспорядке, а образуют «стройную самосогласованную систему, которую естественно назвать социальным идеалом»16.

Теперь мы должны выяснить, с чем связано формирование идеала. Можно предположить, что источником идеализации является потребность в преодолении противоречий на конкретном этапе развития общества, что и приводит к разделению «сущего и должного». В развитом обществе, где уже имеются определенные идеа-лы, происходит их критический пересмотр и анализ, в результате чего создаются новые. В процессе создания новых идеалов важную роль играет селектор.

Чтобы понять, что такое селектор, посмотрим, каким образом влияет на формирование эстетического идеала этический идеал. В. П. Бранский предлагает рассматривать его как селектор при выборе нового эстетического идеала. Это значит, что мораль не диктует свою волю искусству, но помогает ему определиться, выбрать из множества комбинаций наиболее подходящую, которая имеет больше шансов стать новым эстетическим идеалом на соответствующем этапе развития социальной жизни. Сам этический идеал формируется подобным образом при помощи анализа, отбора и синтеза предшествующего опыта, в результате которого общество получает новый, приемлемый для себя идеал морали. Ив этом случае имеется некий «селектор», роль которого будет выполнять политический идеал. По отношению же к политическому идеалу роль селектора будет выполнять, как уже несложно догадаться, экономический идеал.

Однако бывают и исключения: например, один и тот же политический идеал, допустим республиканский строй, может привести к формированию классицизма, романтизма или реализма17. Это происходит потому, что нет однозначной связи политического и этического идеалов, так как конечный результат зависит не только от

существующего селективного идеала, но и от имеющегося набора потенциально возможных новых идеалов.

В результате мы получаем развитую систему, где типы социальной деятельности взаимодействуют с соответствующими идеалами, не только влияя на них, но и подвергаясь обратному влиянию, которая существует и изменяется соответственно собственным законам.

Возвращаясь к проблеме реализации идеала в обществе, необходимо отметить следующую тенденцию: идеал в конечном итоге порождается существующей до и независимо от него социальной системой, но также существует и обратный процесс, т. е. сама эта система является результатом реализации идеала.

Необходимо отметить, что как новые духовные идеалы формируются под воздействием утилитарных, так и новые утилитарные идеалы могут реализовываться только с помощью новых духовных, т. е. процесс формирования и реализации имеет характер взаимодействия. Причем этический (т. е. идеал человеческой личности) идеал в такой схеме взаимодействия играет роль посредника между утилитарными -экономическим и политическим — и духовными — эстетическим и мировоззренческим — идеалами.

На каждом этапе развития культуры мы можем обнаружить свой идеал, определяющий как специфические черты культуры, так и направление ее дальнейшего развития. Как только меняется идеал, соответственно, меняются и нормативы, так как они являются всего лишь следствием конкретного идеала.

Идеал — это совокупность ответов на вопросы, задаваемые человеком в процессе его жизнедеятельности и социализации. Чтобы создать новый идеал, человек должен получить опыт общения с бытием и задать себе несколько вопросов: почему так получилось? что надо изменить? как это сделать? Отвечая на эти вопросы человек, переходит от одного пункта к дру-

гому. При этом он может и вернуться к предыдущему, если у него вновь возникают вопросы в связи с его дальнейшей деятельностью.

Подводя итоги, можно сказать, что идеал, как и всякая наша мысль, с одной стороны, является отражением объективной

реальности, а с другой — целью по ее желаемому изменению. В своем происхождении имеет вполне земные корни, т. е. формируется в процессе переосмысления человеком существующей реальности. Идеал не является неизменным и вечным, меняется вместе с изменяющимся бытием.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бранский В. П. Искусство и философия. Калининград: Янтарный сказ. 2000. С. 207.

2 Туманов С. В. Общественный идеал: диалектика развития. М.: МГУ, 1986. С. 9.

3 Першиц А. И. Проблемы нормативной этнографии. Исследования по общей этнографии. М.: Наука, 1979. С. 214.

4 Бранский В. П. Указ. соч. С. 247.

5 Бранский В. П., Пожарский С. Д. Глобализация и синергетический историзм. СПб.: Политехника, 2004. С. 39.

6 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Современное написание: В 4 т. М.: Астрель; АСТ, 2001. Т. 2. С. 8.

7 Кант И. Критика способности суждения // Собр. соч.: В 6 т. М.: Мысль, 1966. Т. 5. С. 236.

8 Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук: В 3 т. М.: Мысль, 1974. Т. 3. С. 109.

9 Бранский В. П., Пожарский С. Д. Социальная синергетика и акмеология. СПб.: Политехника, 2002. С. 45.

10 Давидович В. Е. Теория идеала. Ростов: Изд. Ростовского ун-та, 1983. С. 161.

11 Бранский В. П. Указ. соч. С. 494.

12 Бранский В. П., Пожарский С. Д. Социальная синергетика и акмеология. С. 59-60.

13 Бранский В. П., Пожарский С. Д. Глобализация и синергетический историзм. С. 51.

14 Там же. С. 58.

15 Бранский В. П. Указ. соч. С. 257.

16 Там же. С. 480.

17 Там же. С. 488.

Идеал (Философская энциклопедия)

Идеал

Философская энциклопедия, т. 2, с. 195‑199

(от греч. ίδέα) — образец, норма, идеальный образ, определяющий способ и характер поведения человека или общественного класса. Творчество по идеалу, формирование вещества природы на основе идеала представляют собой специфически человеческую форму жизнедеятельности, отличающую ее от деятельности животных. В качестве всеобщей формы целеполагающей деятельности идеал выступает во всех областях общественной жизни — социальной, политической, нравственной, эстетической и т.д. Категория идеала обладает глубоким социальным значением. На протяжении веков прогрессивные классы в борьбе против отживших форм общественных отношений черпали свой энтузиазм в высоких идеалах свободы, равенства, братства. В наше время идеалом трудящихся всего мира является коммунизм, построение коммунистического общества, осуществляемое в СССР. «Каждый новый шаг к сияющим вершинам коммунизма, — говорится в Программе КПСС, — воодушевляет трудящиеся массы всех стран, служит огромной моральной поддержкой в борьбе за освобождение всех народов от социального и национального гнета, ускоряет торжество идей марксизма-ленинизма во всемирном масштабе» 1.

Наиболее остро проблема идеала была поставлена в немецкой классической философии. Кант, связав проблему идеала с проблемой внутренней цели, рассмотрел ее в анализе эстетической способности суждения. Согласно Канту, явления, не имеющие цели, которая могла бы быть представлена образно, не имеют и идеала, например естественно-природные ландшафты. Также не могут иметь идеала и предметы, имеющие свою цель «вне себя», как, например, орудия труда, инструменты и пр. Единственным из известных нам явлений, — говорил Кант, — действующих по внутренней целесообразности, является человек как представитель рода, составляющего его цель. В животном внутренняя целесообразность осуществляется, как и в растении, без сознания и воли, лишь инстинктивно.

Для человека характерно свободное, т.е. сознательно совершаемое действие в согласии с универсальной, всеобщей целью рода человеческого. Идеал и есть это представление об итоговом совершенстве человеческого рода. Он включает в себя, таким образом, осознание того, что человек есть самоцель собственной деятельности, и ни в коем случае не средство для кого-то или для чего-то, будь то бог или вещь в себе.

Согласно Канту, идеал как состояние достигнутого совершенства человеческого рода, представляемое нами уже сегодня, характеризуется полным преодолением всех противоречий между индивидом и обществом, т.е. между индивидами, составляющими общество (род). Внутри индивида, внутри его сознания, это состояние выразилось бы как полное преодоление противоречий между всеобщим и единичным, между целым и частью, между умопостигаемым и чувственно-эмпирическим миром, между долгом и влечением и т.д. Каждый шаг по пути прогресса есть поэтому шаг на пути реализации этого идеала, который люди всегда смутно чувствовали, но не умели теоретически сформулировать его состав. Кант считал свою миссию в истории состоящей в том, что он в своих сочинениях впервые осознал этот идеал и теоретически.

Однако при таком толковании этот идеал оказывается как раз чем-то абсолютно недостижимым или достижимым лишь в бесконечности. Идеал, как горизонт, все время отодвигается в будущее по мере приближения к нему. Между каждой наличной, данной ступенью «совершенствования» человеческого рода и идеалом всегда лежит бесконечность — бесконечность эмпирического многообразия явлений в пространстве и времени. Как только человек начинает мнить, что он достиг конца пути (в науке, в политическом строе, в морали и т.д.), так мнимость эта сейчас же обнаруживается для него в виде антиномий, в виде противоречий, раздирающих его сознание. В науке это положение выражается в том, что по поводу каждого предмета всегда возможны по крайней мере две взаимоисключающие теории, равно оправданные и с точки зрения «чистой логики», и с точки зрения опыта. Эти антиномии — индикаторы вечной незавершенности познания и нравственной сферы («практики») — Кант анализирует в «Критике чистого разума» и в «Критике практического разума».

Согласно Канту, ни теоретический, ни практический идеал невозможно задать в виде образа — в виде чувственно созерцаемой картины «совершенного» и «завершенного» состояния, ибо в науке это было бы претензией на изображение «вещи в себе», а в «практическом разуме» — на изображение бога. Но ни «вещь в себе», ни бога чувственно представить себе нельзя. Их можно только мыслить как условия возможности и науки, и нравственности, как гарантии «теоретического» и «практического» разума, всегда остающиеся «по ту сторону» рассудка и опыта, как необходимые априорные допущения, делающие возможными и опыт, и рассудок. Иными словами, в теоретическом разуме (в науке) идеал может выступать только в виде постулата «запрета противоречия», а в «практическом разуме» — в виде категорического императива. Эти постулаты никогда не могут быть реализованы в реальной деятельности человека (в науке и практике). Они действуют здесь лишь как априорно принимаемые «регулятивные принципы» деятельности. Единственно, где идеал как непосредственно созерцаемый образ «совершенства» и «завершенности» может быть дан, это — в искусстве, в художественном творении гения. Здесь достигается «примирение» всеобщего (нормативного) и индивидуального (характеристичного), целого и частей, морального и легального, должного и сущего и пр. Поэтому идеал выступает как прекрасное. Если «характеристичное» (индивидуальное) преувеличено за счет «нормального» (абстрактно-всеобщей нормы), то красота исчезает и возникает карикатура. Если же, наоборот, на первый план выпячивается «нормальное» (средне-общее), то возникает безжизненная абстрактная фигура, чертеж, не прекрасный, а лишь правильный, не художественно-эстетический, а лишь школьно-академический образ. Из этого понимания идеала развились эстетические и философско-теоретические концепции Фихте, Шеллинга и Шиллера. Фихте, расшифровывая учение Канта об идеале на непосредственно-политической проблематике, ясно показал, что под категорическим императивом на самом деле скрывалось требование абсолютного равенства всех индивидов перед лицом закона, а под «эмпирическими» условиями его осуществления — реальное сословное неравенство, расцененное как «безнравственное» состояние общества и индивида.

И Кант, и Фихте полагали, что идеал этот есть высшая, конечная цель на пути постепенного «нравственного самоусовершенствования», на пути постепенного осознания «достоинства человека» (индивида) как высшего и единственного принципа «идеального» законодательства. Они исходили из того, что абсолютное формально-правовое равенство любого индивида любому другому индивиду само по себе обеспечит полное раскрытие всех «естественных» задатков и способностей каждого индивида. Таким образом, в виде идеала, в виде постулата и императива ими был сформулирован принцип буржуазного права, идеального буржуазного общества. Фихте изобразил этот идеал в виде всемирного содружества абсолютно равноправных «Я», добровольно установленного ими самими. Но при таком толковании идеал кантовско-фихтевской философии начинал казаться чем-то очень трудно достижимым, чем-то очень далеким. Обращаясь к «притеснителям» нравственного человека (т.е. к сторонникам сословного неравенства и феодальной раздробленности страны), Фихте восклицал: «Стесняйте, расстраивайте его планы! Вы можете задержать их, но что значит тысяча и паки тысяча лет в летописи человечества?» 2 Толкуя этот идеал как абсолютное равенство всех индивидов «…во Едином великом Единстве чистого духа…» 3, он констатировал: «Единство чистого духа есть для меня недосягаемый идеал, последняя цель, которая никогда не будет осуществлена в действительности» 4. Это — неизбежный вывод из представления, согласно которому полное раскрытие личности, гармония, развитие индивида, может быть лишь результатом постепенного нравственного самоусовершенствования всех людей, всех «эмпирических» (т.е. нравственно-испорченных сословным строем) индивидов, в том числе князей, попов, чиновников всей Земли.

Впоследствии эта идея «нравственного самоусовершенствования» как единственного пути человечества к идеальному состоянию вошла в арсенал всех антиреволюционных концепций (например, религиозно-этического учения Л. Толстого, Ф. Достоевского, Ганди и далее — вплоть до учений современных правых социалистов). Этот идеал направлен одним острием против всякой формы «неравенства» человека человеку, другим — против революционного пути упразднения этого неравенства. Революция, как акт насилия, с точки зрения этого идеала выглядит так же, как «безнравственно-кровавый» акт; с точки зрения нравственного императива он ничуть не лучше того состояния, против которого он направлен.

Гегель, глубоко понявший бессилие этого «прекраснодушного» идеала, сравнил последователей идеи нравственного самоусовершенствования с благороднейшим человеком, который боится обнажить меч в борьбе против порока, опасаясь, что он может быть «испачкан» кровью врага. В итоге меч остается, правда, чистым, но только потому, что он никому не грозит… Абсолютное бессилие абстрактного нравственного императива перед лицом эмпирических условий его осуществления (непосредственно перед лицом сословно-феодального неравенства и всей его культуры — теоретической, эстетической, моральной, бытовой и т.д.) заставило Гегеля искать другой путь решения проблемы идеала. Прежде всего Гегель позаботился о том, чтобы разрушить логический фундамент этой концепции — теорию «чистого разума».

Для Канта идеал теоретического разума, т.е. всеобщая форма и условие истины, состоит в полной и абсолютной непротиворечивости знания, т.е. в полном тождестве научных представлений всех людей об одной и той же вещи «в одно и то же время и в одном и том же отношении». Этот идеал науки и выступает у Канта в виде категорического императива рассудка, т.е. в виде запрета логического противоречия. Неосуществимость этого постулата в науке, развивающейся именно через выявление и разрешение противоречий, является, согласно Канту, показателем того, что истина не достигнута и никогда в течение «конечного времени» достигнута не будет. Поэтому появление противоречия в науке Кант расценивает как индикатор незавершенности знания, указывающий теоретическому разуму, что его претензия «объять необъятное» (т.е. вещь в себе) обречена на вечную неудачу.

Идеал, однако (как и в нравственной сфере), — полный теоретический синтез всех эмпирических сведений, их «единство в духе» (т.е. в мышлении) — составляет неустранимую потребность этого разума, его «регулятивный принцип» и идеал, к которому он стремится и никогда не достигает. Тем самым непротиворечивое единство знания выступает у Канта как «необходимая иллюзия разума». Таким образом, запрет противоречия выступает как высший априорный закон рассудка, а наличие противоречия – как вечное «эмпирическое» состояние разума, гоняющегося за полным синтезом, за своим идеалом. Запрет противоречия — должное, а наличие необходимо возникающего противоречия — сущее, действительное и необходимое состояние разума, его форма и закон. Так почему же, — спрашивает Гегель, — неосуществимое должное мы обязаны считать и почитать за высший и непререкаемый закон мышления, а реальную форму и закон развития человеческой научной культуры — за «иллюзию», хотя бы и необходимую, за «фикцию» разума, гоняющегося за синей птицей «полного синтеза знания», за познанием «вещи в себе?».

Не разумнее ли рассудить как раз наоборот?

Гегель разрушает оба постулата кантовской философии (запрет противоречия и категорический императив) с позиции историзма. Против них он заставляет свидетельствовать историю науки и нравственности. При этом нравственность понимается Гегелем широко, включая, по словам Энгельса, «…1) абстрактное право, 2) мораль, 3) нравственность, к которой, в свою очередь, относятся: семья, гражданское общество, государство» 5.

История показывает, что вовсе не запрет противоречия и не категорический императив были тем идеалом, к которому изначально стремилась история человечества. Напротив, движущей силой развития духа в теории всегда было противоречие. Стало быть, не запрет, а наличие противоречия является формой и законом реального развивающегося духа (мышления). Диалектическое противоречие, т.е. столкновение двух взаимоисключающих и одновременно взаимопредполагающих тезисов есть поэтому не «фикция», не «иллюзия», не показатель заблуждения разума, не индикатор тщетности его попыток понять «вещь в себе», а его «естественная», имманентная ему форма и закономерность развития, а потому и форма постижения «вещи в себе».

Действительный идеал науки — это понимание вещи в себе как единства противоположностей, как живого развивающегося процесса, снимающего силой противоречия все «конечные», зафиксированные свои состояния.

Идеал знания и нравственности, который выдвигает Гегель против Канта, — это не застывшая мертвая «вещь», а «суть дела» — категория, диалектически противоречивая природа духа.

Вечное, никогда не завершаемое обновление духовной культуры человечества, происходящее через выявление противоречия в составе наличной стадии знания и нравственности и через разрешение этого противоречия — в рождении новой стадии, в свою очередь чреватой противоречием и потому также подлежащей «снятию», — таков идеал Гегеля. Это и было главной заслугой Гегеля в истории мысли. Однако это огромное завоевание было нейтрализовано идеализмом гегелевской философии. Гегель исходил из того, что именно мышление, саморазвивающееся через противоречие тезиса и антитезиса, есть причина развития и науки, и нравственности (т.е. истории). Поэтому идеал в его чистом виде вырисовывается перед человеком не в образах искусства и не в образе «идеального строя» жизни и нравственности, а только в «Науке логики», в виде системы диалектически развивающихся категорий. Всё же остальное — и искусство, и политическая история человечества, и промышленность, — короче говоря, все предметное тело цивилизации, — есть только «побочный продукт», издержки производства «чистой логики», сами по себе не имеющие значения. Таким образом, все другие (кроме логики) формы сознания и самосознания человечества — конкретные науки, право, искусство и т.д. — суть только «несовершенные воплощения» творческой силы диалектического мышления, земные воплощения идеала, представленного в «Науке логики».

В результате гегелевское учение об идеале оказалось в общем и целом крайне консервативным. Мышление, идеальный образ которого задан в «Науке логики», диалектично. Но когда это идеальное мышление обрабатывает естественно-природный материал, оно вынуждено с ним считаться. В итоге продукт всегда выглядит как идеал, преломленный через упрямую антидиалектичность земного, вещественно-человеческого материала.

Поэтому Гегель под видом единственно-возможного в земных условиях «воплощения» идеала и увековечивает (обожествляет) всю ту наличную эмпирию, которая ему исторически была дана. В том числе экономическую (хозяйственную) структуру «гражданского» — буржуазного общества, а далее, ее надстройку — конституционную монархию по образцу Англии или империи Наполеона. Прусская же монархия была им истолкована как весьма близкая к этому идеалу форма государства или как система, воплощающая этот идеал единственно-возможным в национально-немецких условиях способом.

Этот образ мысли вовсе не был личной изменой Гегеля принципам диалектики. Это было абсолютно-необходимым последствием и выводом из идеалистической диалектики. Соответственно идеал человека для Гегеля — это уже не всесторонне и гармонически развитая личность, а только личность, умеющая мыслить диалектически. При этом совершенно безразлично, кем эта личность является во всем остальном — чиновником или монархом, предпринимателем или даже лакеем. Таким образом, в качестве эмпирической предпосылки идеального (т.е. диалектически-мыслящего) человека эта теория идеала увековечивает наличную форму разделения труда в обществе, в частности товарно-капиталистическую. Разумеется, что ближе всего к идеалу, с этой точки зрения, стоит представитель диалектической логики. Таким образом, эта точка зрения идеализирует профессиональный кретинизм, возводит уродство в добродетель.

Условия же, обеспечивающие всесторонне-гармоническое развитие личности в современном (а тем более в грядущем) мире, согласно этому пониманию, абсолютно невозможны. Они были возможны лишь в младенческом состоянии мира, в рамках маленького античного полиса с его демократией. Большие размеры «современных» государств и сложность системы разделения труда делают невозможной и демократическую организацию общества, и всестороннее развитие способностей личности. Здесь, по Гегелю, естественной, т.е. соответствующей идеалу формой, является только иерархически-бюрократическая система управления общественными делами. Против этой стороны гегелевской философии государственного права прежде всего и была направлена критика Гегеля «слева», левогегельянская версия диалектики и учения об идеале. С этого же начал и Маркс. Именно в силу идеализма гегелевского учения об идеале гегелевский идеал органически враждебен коммунистическому идеалу, принципиально несовместим с ним. В силу этого выход из тупика, в который неумолимо попадала идеалистическая концепция идеала, был найден только тогда, когда диалектика связала свою судьбу с революционной борьбой пролетариата и порвала с формально-юридическим представлением о «равенстве» и об условиях развития личности.

Рассмотрев буржуазную ограниченность как кантовско-фихтеанского, так и гегелевского понимания идеала и подвергнув их критике с позиций пролетариата, Маркс и Энгельс материалистически переработали и использовали классические идеалистические учения об идеале. Человек отличается от животного не «мышлением» и не «моральностью», а трудом. Он деятельно преобразует природу и самого себя. В этом и заключается его «подлинная природа». Этим исторически определяется и высшая цель, т.е. идеал человеческой деятельности. Человек является самоцелью только как субъект предметно-практического преобразования природы и общественных отношений, а не как мыслящая или моральная личность. В понимании этого факта и был найден ключ к проблеме идеала.

Формально-правовое равенство человека человеку есть классовый идеал буржуазии. Его реальным субстратом оказывается конкретно-историческая форма экономического неравенства — капиталиста и наемного рабочего. Свобода в сфере мысли и морали здесь рассматривается в отчуждении от экономических отношений и предполагает абсолютное рабство человека в сфере реальной жизни, и прежде всего в экономике, и ведет к превращению человека в частичную деталь частичной машины, в раба вещей. Для пролетариата и вообще для большинства рода человеческого этот идеал вовсе не так заманчив, как для философа — идеолога буржуазии.

Первой формой преодоления буржуазного идеала в истории оказались учения социалистов-утопистов — Фурье, Сен-Симона, Оуэна. В противоположность реальному положению человека внутри буржуазного общества утописты провозгласили социалистический идеал общественного устройства, основанного на принципах общественной собственности на средства производства и обеспечивающего всесторонне-гармоническое развитие каждого человека. Однако, будучи оторванными от реальной борьбы пролетариата, они апеллировали при обосновании своего идеала к абстрактным принципам разума и справедливости, хотя по существу их идеал был отражением интересов пролетариата в буржуазном обществе.

Пролетариат силой реально-бесчеловечных условий своего существования внутри буржуазного мира оказывается естественным врагом этого общества и его идеала. Но только теоретики пролетариата приходят к выводу, что подлинная свобода человека может быть достигнута лишь на основе коммунистического обобществления материальных средств и условий жизни и прежде всего — средств производства. Иными словами, социалистический идеал может быть осуществлен только через коммунистическую революцию. Этот акт в силах совершить только класс, и никогда — не индивидуум, каким бы он ни был нравственно или интеллектуально совершенным. А класс поднимается на борьбу не силой идеала, как бы заманчив тот ни был, а только силой реальной жизни, т.е. когда идеал совпадает с назревшей в общественном организме массовой потребностью, с массовым материальным интересом класса. Только при условии такого совпадения идеал и вызывает в массах отклик и вдохновляет их на действие. В этом смысле Маркс и Энгельс категорически возражали против толкования коммунизма как идеала: «Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразоваться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние» 6.

В этой форме выражения мысли отчетливо видна полемическая направленность против кантовско-фихтеанского и левогегельянского понимания идеала и его отношения к «теперешнему состоянию», к совокупности налично-эмпирических условий борьбы.

Реальное движение вызывается давлением реальных же, и прежде всего экономических противоречий, и направляется на их разрешение путем действия, путем установления нового состояния, в котором прежние противоречия «снимаются». Это новое состояние, единственно способное разрешить существующие противоречия, и есть тот образ, который называется идеалом. В мышлении он рождается раньше, чем противоречия будут разрешены реально, т.е. раньше его собственного предметного осуществления. Это оригинальное положение, когда образ предмета рождается раньше того предмета, который он отражает, и создает всю трудность проблемы идеала, неразрешимую для метафизического материализма с его вариантом теории отражения. Предмета как непосредственно-созерцаемой вещи еще нет, а его образ уже есть. Этот образ — коммунизм как единственно-возможная форма разрешения противоречий буржуазной, капиталистической системы производства.

Именно поэтому контуры идеала как образа необходимо наступающего будущего есть не что иное, как вывод из анализа существующих противоречий, разрушающих наличное состояние. В этом — вся суть диалектико-материалистического понимания идеала.

Это ни в коем случае не нравственный или интеллектуальный образ желаемого, но не реального состояния, — не императив, который противостоит эмпирической действительности и условиям места и времени, как что-то вне их и против них стоящее. Это — сама действительность в полном теоретическом синтезе ее имманентных противоречий, т.е. с точки зрения тех перспектив, которые ей же самой имманентны. Из этого ясно видно, как глубоко было усвоено Марксом и Энгельсом рациональное зерно гегелевской критики кантовско-фихтеанского понимания идеала как должного, как априорного императива и постулата. Вместе с тем ясно видно и принципиальное отличие материалистического толкования диалектики идеала и действительности — от идеалистически-гегелевского толкования этой диалектики. Отличие подлинной революционности от консерватизма под маской ультрареволюционности левой гегелевской школы.

Конкретный состав идеала дается, таким образом, только научным анализом действительности, эмпирически данной картины развития, с точки зрения тех противоречий, которые нагнетаются и властно требуют своего разрешения. В чем и как может быть найдено это разрешение? Ответ на этот вопрос и совпадает с выработкой правильного, жизненного, конкретного идеала.

Идеал, который был выведен Марксом и Энгельсом из анализа противоречий буржуазного общества и хода классовой борьбы, был четко обрисован в ряде произведений и, в частности, в «Критике Готской программы» в виде контурного изображения (образа) коммунистического строя. Этот теоретически выверенный идеал совпадает с художественно-эстетическим идеалом, вызревшим внутри искусства. И в данном случае выступает как теоретическое и художественно-эстетическое выражение реального, происходящего у нас на глазах движения, с необходимостью ведущего к установлению строя, обеспечивающего всесторонне-гармоническое развитие каждого человека. Такой идеал не имеет ровно ничего общего с априорно постулированным императивом, нравственным постулатом, как это пытаются изобразить правые социалисты, базирующие свою социологию и политику на неокантианских схемах, идеалах. Теоретики и лидеры правого социализма (например, К. Реннер, Б. Каутский, А. Стрейчи и др.), прикладывая к реальным событиям свой абстрактный масштаб императива, с необходимостью приходят к выводу, что революция и революционная борьба противоречат высшим идеалам человечности, поскольку связаны с насилием и т.д. Но тот же самый императив приводит их к лакейской позиции по отношению к империалистическому, так называем «свободному миру». Этот мир под их идеал подходит. И не случайно, ибо сам императив уже у Канта был скроен по мерке «совершенного» буржуазного строя с его иллюзиями «свободы личности», «свободы мысли» и т.д. и т.п.

В противоположность кантовско-фихтеанскому представлению об идеале, марксистско-ленинское понимание идеала и его отношения к действительному развитию общества предполагает осуществимость идеала — при условии, разумеется, его адекватности действительному развитию. В противоположность Гегелю, марксистско-ленинское учение об идеале отнюдь не связывается с фетишизацией одной, и именно наличной, ступени общественно-человеческого развития. По мере приближения к этапу развития, обрисованному в идеале, этот идеал вовсе не отодвигается, подобно горизонту, снова и снова вдаль, в грядущее. Напротив, сам состав идеала вырабатывается по ходу развития общественной деятельности, т.е. является исторически творимым, т.е. творимым историей.

Этот процесс конкретизации идеала (коммунистического строя) очень ясно прослеживается на эволюции теоретических и практических представлений об образе коммунистического строя — от Готской программы до Программы КПСС, принятой на XXII съезде. Чем ближе к коммунизму, тем более рельефными и зримыми, более конкретными, становятся черты его образа, складывающегося уже сегодня в труде миллионов. Идеал коммунизма, сформулированный в Программе, включает в себя представление не только о конечной цели, но и о средствах, о путях ее достижения. Именно в этом — конкретность и жизненная сила этого идеала.

Идеал теоретического познания (науки) излагается в диалектико-материалистической теории познания, в диалектике, как логике и теории познания марксизма-ленинизма. Эстетически-художественный идеал разрабатывается мировым искусством и задается индивиду через его эстетическое развитие, через потребление сокровищ мирового искусства. Можно говорить о политическом идеале, о нравственном идеале и т.д. Деятельность индивида, а потому и форма его продукта, всегда «отклоняется» от абстрактно-всеобщего теоретического норматива. Но это отклонение и есть единственно возможная форма и способ реализации всеобщего идеала, это и есть сам идеал, скорректированный условиями места и времени, характером материала, в котором он осуществляется, особенностями личности индивидуума и т.д. То же самое относится и к реализации идеала в специфически-национальных условиях развития целых стран, народов и т.д. В этом в полной мере сказывается диалектика всеобщего, особенного и индивидуального.

Такое отклонение ни в коем случае нельзя толковать как отказ от идеала, как признание его неосуществимости. Наоборот, только полный учет конкретных условий места и времени и позволяет осуществить через деятельность теоретически или эстетически выверенный идеал. Иначе этот идеал так и остается неосуществимым «благим намерением», разбивающимся о неодолимое упрямство «грубой» реальности. В марксистско-ленинском понимании идеал выступает как активная форма общественного сознания, организующая массу индивидуальных сознаний и воли вокруг решения одной, исторически назревшей задачи, проблемы. Таков в наши дни идеал коммунизма.

Э. Ильенков


1 Программа КПСС. Москва, 1961, с. 141.
2 Фихте И.Г. Избранные сочинения, т. 1. [М.], 1916, с. 403.
3 Там же, с. 405.
4 Там же, прим.
5 Маркс К., Энгельс К. Сочинения, 2 изд., т. 21, с. 295.
6 Там же, т. 3, с. 34.

Идеалы городской культуры

Продолжаем публикацию курса видеолекций по философии города доктора философских наук, профессора кафедры философии Омского государственного педагогического университета, методолога Института территориального планирования «Град» Галины Горновой.


I. За долгую историю существования города в культуре сложились его объективированные формы.

Они объективированы, во-первых, в текстах, во-вторых, в деятельности и поведении людей. Эти формы складывались в процессе рефлексии человека над городской жизнью.

Поскольку речь идет о духовном мире человека, независимо от его профессиональной принадлежности, здесь не могут рассматриваться ни профессионально-градостроительные, ни абстрактно-научные (или же философские) формы постижения города.

 Первоначально познание тяготеет к образности, к чувственным формам постижения реальности.

 Среди таких форм на первом месте оказывается идеал, сила которого заключается в его всеобщем распространении.

 Далее оказывается, что идеал находит свою конкретизацию, а отчасти и обоснование в мифе.

Идеал и миф отображают феномен города в его целостности, в единстве сущности и явления.

В то же время даже на уровне массового сознания имеется стремление к постижению и лаконичному выражению сущности города. Оно находит свое выражение в метафоре.

Идеалы, ценности и нормы городской культуры формировались в ходе исторического развития города. Они фиксируют ряд возможных образцов, моделей воспроизводства человека городского (homo urbanus), присваивая которые человек выстраивает свой тип отношений с городом.

Городской идеал – это единство, синтез идеала города и идеала горожанина.

Идеал города выступает носителем определенного устройства города, характеризует условия и образ жизни населения, оказывается связан с определенными философскими учениями.

Идеал горожанина, как правило, формируется на основе идеала города, является производным от него, и, по сути дела, является идеалом человека в его социальном качестве.

Идеал города – это всегда некая абстракция. Идеал характеризуют в основном безотносительно к какому-либо городу. Идеал города – это некое «чистое, урбанистическое» состояние. Идеал города морально нагружен. Область знания, которая продуцировала идеалы города (философия, религия, искусство), с необходимостью оказывается «замкнутой» на этику. Как правило, мораль есть последнее основание идеала.

Идеал оправдывается богами, добром, идеей — всем тем, что является своеобразным этическим материалом идеала.

В ходе исторического развития городской идеал эволюционировал. Рассмотрим эволюцию городских идеалов от античного до современного.

Античная культура возникла как культура гражданской общины, развивалась как культура античного города-государства, и своего апогея достигла в период расцвета полисов.

Своеобразие античного полиса состоит в том, что он представляет собой единство города и государства.  

Несмотря на то, что идут споры, городом ли является полис или это вовсе не город – его можно назвать узловым моментом развития городской культуры.

Перечислим признаки античного (греческого) полиса:

1) гражданская община – определенным образом организованная общность людей;

2) народное собрание – высший государственный орган, управляющий гражданскими институтами и воинским ополчением;

3) уважительное отношение к земледельческому труду как способу жизни; (Собственный труд на собственной земле – высшая ценность. Сакральность земли).

Земледельческий труд в полисе

Город и окружающая его природная среда в Греции не противостояли друг другу, как две враждебные силы, а, наоборот, составляли некое гармоническое уравновешенное эстетическое единство.

Две стороны этого единства: эстетическая – город вписан в ландшафт, практическая – горожане занимаются сельскохозяйственным трудом.

Итак, важнейшая отличительная особенность нормального греческого города, воспринимаемая как нечто парадоксальное, если подходить к этому сугубо своеобразному историческому явлению с привычными для нас мерками и понятиями, заключалась в том, что основную массу его населения, его структурное ядро, составляли люди, тесно связанные с землей и живущие преимущественно за счет доходов от сельского хозяйства.

(Работа на земле – почетна. Одиссей. Ты гражданин, пока владеешь участком земли).

4) единство граждан на основе близкого к равенству благосостояния, при котором  чрезмерное богатство, как и бедность, являлось нежелательным; (Своего рода «средний класс»).

5) небольшая численность общины и обозримость территории полиса.

Можно провести параллель с современными городскими реалиями: наличие гражданского общества, среднего класса, институты городского самоуправления, которые в России утрачены, плотность и многофункциональность застройки, которая характеризует качественную городскую среду.

Отличие – земледельческий труд в полисе, т.е. полугородской-полудеревенский уклад. Но – это тоска по природе в городе. По городу-саду.

Полисы являлись структурообразующими элементами цивилизации, и процесс основания городов понимался как отделение космоса от хаоса. Натурфилософские учения о едином Космосе построены на идеале единства человека и Космоса, на основе этого единства и строится гармоническое существование человека.

Полис выступал своеобразной проекцией космоса на землю. В символически организованном пространстве центр города мыслился центром мира, становился точкой отсчета в системе духовных координат. Изменялась топография мира. За пределами города оставался хаос, энтропия, ничто, небытие. В полисе мир становился упорядоченным. В центре этого мира стоял человек, который на равных общался с другими людьми и с самим космосом.

II. В античности сформировались два основных городских идеала: классический  идеал и  космополитический идеал.

Античный классический городской идеал теоретическую оформленность получил в трудах Платона и Аристотеля. В «Государстве» и «Законах» Платона, «Политике» Аристотеля рационализировались представления о полисе как особой социальной реальности, о желаемых социальных качествах гражданина-горожанина, рассматривались действительно существовавшие государственные устройства: афинское, лакедемонское, критское, карфагенское и другие, а также заведомо вымышленные – например, государство атлантов.

Общим для этих произведений был универсалистский подход: обосновывалась мысль, что полис был высшей формой человеческого объединения, достижение счастливой, добродетельной жизни возможно было только в полисе, который представлял собой целое, единое, Благо, а люди выступали реальной множественностью в рамках этого целого.

Платон полагал, что одни и те же начала имеются в государстве и в душе отдельного человека, и даже число их одинаково, то есть основа единства человека и города-государства определяется структурой души. Трем сословиям государства соответствуют три начала человеческой души, а пять типов душевного склада соответствуют пяти типам государственного устройства.

В.Т. Звиревич, описывая платоново понимание соотношения человека и города, изобразил государство как «макроантропос», а человека как «микрополис».

На основе классического идеала города-государства (полиса), возник идеал гражданина, для которого возможность благой жизни существовала только в рамках полиса. Сам полис становился высшей ценностью. В иерархии ценностей он мыслился как Благо, Единое.

Б. Рассел указывал, что основная смысловая доминанта для человека эпохи расцвета полисов, ее нерв, – это верность человека городу.

Связь между гражданином и государством была непосредственной: ни кровные узы, ни профессиональные объединения не выступали промежуточными звеньями. В перечне добродетелей характеристика человека как гражданина всегда стояла на первом месте.  Полис выступал единственной реальностью, в которой могла быть реализована сущность индивида. Высшее благо было тождественным для отдельного человека и для полиса. 

III. В это же время начинает формироваться другой вектор общественного развития – космополитизм.

Античный космополитизм – это мировоззренческая ориентация, отрицающая полисный суверенитет традиционной культуры, патриотизм. Космополитизм этого типа развивался школами софистов, киников, стоиков, идеал человека в его социальном качестве в нем иной, нежели в античном классическом городском идеале.

Но, несмотря на общность принципов космополитизма, каждая школа содержательно отличалась друг от друга в решении этой проблемы. В результате были выработаны несколько отличные друг от друга городские идеалы.

Античный космополитический городской идеал представлен двумя основными разновидностями:  софистическо-киническим и стоическим идеалами.

Софистическо-кинический космополитический городской идеал складывался в школе софистов. Их традиционно относят к первым космополитам, так как они сочли, что обучать следует все человечество, а не только соотечественников. Платон называет их неразборчивыми в средствах торговцами знаниями, которые «развозят знания по городам и продают их оптом и в розницу всем желающим». Из их положения о возможной истинности любого суждения вытекает как обоснование патриотизма, так и обоснование космополитизма.

Космополитизм софистов и частично киников от космополитизма стоиков отличает, прежде всего, его социально-психологическое обоснование. Софисты выступали как странствующие учителя, путешествующие из города в город. Они были лишены поддержки полиса, чаще пребывали среди чужестранцев и могли рассчитывать только на собственные силы. Деятельность софистов, берущих плату за обучение, рассматривали как разновидность ремесленной, то есть унизительной. Им приходилось с трудом пробиваться в жизни, и чтобы достичь успеха, они переезжали из одного города в другой. Подобный образ жизни и явился одной из основ их космополитической ориентации.

Воззрения киников были более радикальны. Они полагали, что счастье можно достигнуть через отказ от богатства, славы, полиса, отвергали общепринятые обычаи, правовые и нравственные нормы.

Киник Диоген Синопский не считал себя связанным законами города. Он заявлял: «Я – гражданин мира», считая, что по причине распущенности и дурных нравов людей, далеких от естественной, природной жизни, закон в полисе не является структурообразующим элементом. Поэтому город не выступает носителем блага и справедливости, следовательно, достижению эвдемонического идеала он не только не способствует, а, напротив, препятствует.

Диоген Синопский говорил, что люди собираются в города, чтобы обороняться от внешних врагов, но при этом делают самые неслыханные вещи, будто именно ради них они и собрались в одном месте.

Спрошенный кем-то, почему люди в городе подают милостыню попрошайкам, а философам – никогда, Диоген ответил: «Потому что предполагают, что хромыми и слепыми они еще могут стать, а философами – никогда».

Город перестает быть не только высшей ценностью, но и ценностью вообще, поэтому вполне оправданно прагматическое отношение к нему. И изгнание не является чем-то пугающим.

Когда какой-то человек пожаловался, что умрет на чужбине, Диоген сказал: «Не печалься, глупец. Дорога в Аид отовсюду одна и та же». А когда какой-то человек попрекнул его изгнанием, он возразил: «Но ведь именно благодаря ему, бедняга, я и стал философом». 

Кроме того, многочисленные войны этого периода продемонстрировали, что не только человек смертен, но и города подвержены разрушению. Когда Александр Македонский спросил киника Кратета хочет ли он, чтобы его родной город Фивы был восстановлен, он ответил: «Зачем? Придет, пожалуй, новый Александр и снова разрушит его».

Стоический космополитический городской идеал демонстрирует космополитизм иного порядка, иной идеал социальности.

Но в сходных ситуациях ответы стоиков захватчикам напоминали ответы киников: «Когда родной город Стильпона был захвачен, когда он потерял жену, потерял детей, а сам вышел из охватившего все пожара один, но по-прежнему блаженный, Деметрий, прозванный из-за множества уничтоженных им городов Полиоркетом, спросил его, потерял ли Стильпон что-нибудь, и тот ответил: «Все мое благо со мною!» Сенека называет этот ответ речью стоика, который проносит свое благо нетронутым через сожженные города. 

От всех вышеперечисленных эллинистических учений космополитизм стоиков отличает, прежде всего, его онтологическое обоснование.

Они рассматривали Вселенную как город, объединяющий людей и богов. Космос воспринимался стоиками как единая гражданская община богов и людей – Космополис. Общее гражданство богов и людей обусловлено сходством их природы: и те и другие наделены разумом.

Космополисэто огромный город, охватывающий весь мир. Он всеобъемлющ, в нем растворяются все границы, все люди в нем равны, он управляется единой божественной силой – логосом. Граждане этого города зовутся космополитами.

Естественность для человека жизни в сообществе стоики доказывают наличием языка, врожденным чувством приязни к себе подобным, которые близки нам и равны уже в силу того, что они люди. Таким образом, человек оказывается согражданином всех людей – гражданином мира. Эта проблема до сих пор актуальна.

Э. Фромм: «Возможность действовать по совести зависит от того, насколько человек преодолел ограниченность своего общества и стал гражданином мира».

Реальный, земной город есть некое крохотное подобие вселенского града. Эпиктет понимал человека как «гражданина мироздания», как частицу вселенского града и, следуя универсалистской традиции Платона, утверждал, что «целое главнее части и город главнее гражданина».

Продолжая эту линию, Марк Аврелий считал назначением существ разумных следовать разуму и установлениям старейшего града, поскольку человек является гражданином высочайшего града, перед которым остальные города – что-то вроде домов. Разум, общий закон, духовное начало идет из этого общего города, потому что это сообразно разумной и гражданской природе человека. Марк Аврелий провозглашает: «Город и отечество мне, Антонину, – Рим, а мне, человеку, – мир».

Стоики возвращают и Космополису, и реальному городу его место в иерархии ценностей.

Они являются гражданами мира не потому, что им не важна судьба своего родного города, а потому, что они исполняют свой долг по отношению ко всей Вселенной. Но они уже знают о непрочности и хрупкости человеческой жизни. Необходимость, судьба управляет и людьми, и городами. Сенека пишет: «Все непрочно – и частное, и общественное; судьба городов, как судьба людей, вертится колесом»

IV. Римская система ценностей была полисной по своим основным параметрам. Высшая ценность, которую знает римлянин, — это его родной город, его отечество (patria). Рим – вечная и бессмертная величина, которая переживет каждую отдельную личность.

Римские идеалы города и горожанина представлены двумя основными формами: республиканским и имперским идеалами.

 Республиканский идеал складывался как  полисный, он сохранял тесную связь с городом, который воспроизводил основы  полиса и civitas.

Идеал горожанина этого периода был по преимуществу аристократическим, очень ценились знатность и слава рода, которую человек должен был приумножить в служении общественному благу в гражданской и военной жизни, идеал человека в его социальном аспекте был близок античному классическому городскому идеалу.

Но если кризис классических греческих полисов был вызван внутренними противоречиями и внешними вторжениями и завоеваниями, то трансформация  civitas происходила еще и под влиянием включения городов в более широкое образование – империю.

Эта несравненно большая целостность, возникающая по социально-экономическим причинам, требовала идеологического подкрепления, началось формирование имперского идеала.

Если в классическом греческом полисе существовала оппозиция Полис – Хаос, то во времена Римской империи сложилась оппозиция Рим – не Рим. Рим становился имперским городом и подавлял другие полисы и civitas. Нарицательное существительное Город, правда, пишущееся всегда с заглавной буквы, стало вторым собственным именем Рима. Другие города могли разве что сохранять отголоски былой славы.

В имперском идеале горожанина, на что указывает Е.М. Штаерман, произошла трансформация человека по следующему идеологическому  вектору: от гражданина к подданному.

З. Фрейд для иллюстрации мысли о том, что идеалы, как собственно и сама культура, являются своеобразным психологическим механизмом защиты, приводит пример имперского идеала. Он пишет, что «даруемое идеалом право презирать чужаков вознаграждает их за униженность в своем собственном обществе. Пусть я жалкий, задавленный долгами и воинской повинностью плебей, но зато я римлянин, имею свою долю в общей задаче покорять другие народы и предписывать им законы» (Будущее одной иллюзии). 

V. На смену античным языческим идеалам пришел идеал христианский.

Свобода и гражданство перестали быть неразрывно связаны. Свобода гражданская, деятельная сменилась свободой духовной, направленной на поиски религиозной истины.

Раннесредневековый  городской идеал разрабатывался Августином Блаженным. Свои основные идеи Аврелий Августин связал с учением о двух градах. Августинианский идеал вечного града Божия – это образ, противоположный образу языческого вечного города, это идеальный анти-Рим. Небесный град – это религиозный идеал, который не совпадает ни с чем реально существующим, это трансцендентное начало, которое образуют люди, живущие в Боге. Град Божий (странствующий град – «civitas peregrina») существует внутри града земного, который преследует этот небесный град. Оба эти града тесно переплетены, отдельный человек может совмещать в себе начала обоих градов: борьба этих двух начал, по мнению Августина, составляет основу исторического процесса. Если предположить, что Августин был знаком с идеей стоиков о Космополисе, городе людей и богов, то можно сказать, что он разделил этот единый город на две части и придал ему динамику, заставив один город странствовать внутри другого.

Идеалом горожанина является человек, принадлежащий Небесному Граду, который ищет славу в Боге. Будущие граждане Небесного Града не имеют человеческой мудрости, их основная черта – благочестие, их ждет в будущем награда: возможность стать жителями Небесного Града вместе со святыми и ангелами. В Земном Граде они не основывают городов – они странники в этом мире. Это различение жителей града небесного от язычников, заблуждающихся жителей града земного, ломает границы прежних общностей. Теперь уже не город, не государство, не империя, а религия выступает неким объединяющим началом и соединяет людей в новые целостности.

VI. В зрелом средневековье сложился «средневековый дуализм города и деревни», в котором ярко проявилась антиномичность города и деревни.

Эти две формы поселения со своими экономическими укладами, образом жизни населения, «городским» и «деревенским» мировоззрением, нормами и ценностями культуры были противоположны друг другу. 

Основным отличием города от деревни явился такой типично городской атрибут как свобода – в разных ее проявлениях. Личная свобода проявилась в персональной независимости горожан; социальная свобода достигалась  встраиваемостью индивида в сложную общественную структуру города; экономическая свобода становилась возможной вследствие развития денежного хозяйства; новые грани духовно-религиозной свободы открывались благодаря восприятию города как  более привилегированного места спасения.

Гражданское сообщество перестало быть гомогенным. Сформировался массовый слой горожан, социальная структура средневекового города усложнилась. Внутри городских стен выделились в отдельные общности различные группы городского населения: ремесленные цехи, купеческие гильдии, консортерии, коммерческие ассоциации, клиентелы.

Такой сложности социальной системы не знал ни античный город, ни средневековая деревня. Горожанин был одновременно включен в разные уровни общения: семейное, муниципальное, приходское, военное, соседское. У него появилась определенная свобода выбора, в зависимости от ситуации он мог идентифицировать себя то с одной, то с другой группой.

Другой отличительной чертой средневекового города стало наличие городского права и формирование правосознания горожан. Особый интерес представляет иммунитетное право, с его принципом: «городской воздух делает свободным». Окончательная формулировка этого принципа принадлежит Якобу Гримму. Зависимый человек (серв, кнехт) освобождался от власти господина, добравшись до города и пройдя за его крепостные стены.

В ранних городских установлениях не существовало никакого «срока давности», дававшего свободу: кнехт с момента своего появления на городской (иммунитетной) территории исключался из-под власти своего прежнего сеньора и оказывался под защитой городского права. Лишь позднее был установлен определенный срок, по истечении которого зависимый человек становился свободным; срок этот далеко не всегда равнялся году и дню, но колебался от 6 недель до 10 лет. Таким образом, в средневековом городе реализовывалась еще одна степень свободы: население города из бывших крепостных превращалось в общину лично свободных.

В средневековом городе главным жителем города, «главным горожанином» был святой, покровительствующий этому городу. Пространство городов заселялось христианскими святыми, они становились патронами городов. Городские коммуны называли их именами республики. В Венеции – республика святого Марка, в Генуе – республика святого Георгия, святой Амвросий – в Милане.

Стремление к осуществлению высшей цели христианина – спасению души, благодаря надежде на адресную помощь святых заступников, мыслилось более достижимым. Город именно поэтому воспринимался как более привилегированное пространство спасения. «Особенною силой обладают молитвы святых. Молитва святого как бы принуждает Бога: она действует безошибочно, наверняка, и с ее помощью можно добиться чего угодно. Молитвы святых спасают от гибели грешный город и поддерживают его существование более шестисот лет«. (Карсавин Л.П.).

VII. Научные открытия, технические изобретения, эксперименты дали возможность человеку овладевать силами природы. Великие географические открытия XVXVII веков расширили сферу торговли. Возобладало практическое отношение человека к миру: средневековые ценностные установки сменил интерес к земным ценностям, к собственной жизни, к ее комфорту. Обеспечить достойные условия существования должно было развитие науки и техники.

В Новое время развитие производства, товарно-денежных отношений, коммуникаций привело к появлению городов нового типа, социальная структурированность которых иная нежели в античности и средневековье.

Высказывание Ф. Броделя о том, что «города и деньги породили современный мир» можно смело отнести к этому периоду. Бэконовскую максиму «Знание – сила» cменило утверждение Б. Франклина «Время – деньги».

В индустриальном городе резко увеличилась численность населения, так как усложнились производственные процессы. Рост численности городского населения изменил социальную структуру общества.

Идеал города этого периода складывается как негативный идеал индустриального города и горожанина. Это прежде всего город с развитым промышленным производством и с постоянно увеличивающимся населением, среди которого преобладают выходцы из сел, которые плохо адаптированы к жизни в новых экономических и политических условиях. О. Шпенглер дает такое определение демократии этого периода: «Демократия — это политическая форма, при которой от крестьянина требуют мировоззрения горожанина». Философская проблема отчуждения в значительной степени инициирована особенностями городской жизни этого периода.

Позитивный идеал раскрывается в социологических работах              М. Вебера и В. Зомбарта, которые в своих исследованиях основное внимание уделяют тому, как духовные, идеальные начала проявляются в области хозяйственной жизни. Носителем этих идеальных образований – духа капитализма, духа предпринимательства – становится буржуа, в наличии этих образований состоит его коренное отличие от «естественного человека» традиционной культуры.

М. Вебер указывает на тесную связь протестантизма и капиталистического рационального предпринимательства, которая прежде всего начала оформляться в XVI в. в большинстве богатых городов, которые приняли протестантскую веру. Именно там складывался тип горожанина, который отличался набором ярко выраженных этических качеств (прежде всего: осмотрительностью, целеустремленностью, буржуазными воззрениями) от своих традиционалистских предшественников.

На этом этапе идеальный горожанин-буржуа формирует для себя достойную среду – оформляется вполне современная идея бытового комфорта, противопоставляемого аристократической избыточной роскоши.

VIII. Формируется общеевропейский рынок и связанная  с ним  европейская хозяйственно-культурная среда, узловыми пунктами которой являются города.

 Неравномерный рост городов приводил к неуравновешенности, ассимметрии в экономике. В привилегированном положении оказывались столицы национальных государств, они создавали национальный рынок, при этом росли, не переставая, и притягивали к себе людей и ресурсы.

В постиндустриальную эпоху некоторые города начали перерастать  границы национальных государств и стали «городами мира», превратились в ключевые точки мировой экономики.

К таким городам безоговорочно относят 3 города: Лондон, Нью-Йорк, Токио. В экономической теории мировых городов их обозначают как альфа-города и считают главным вектором экономического развития в глобальной экономике. Другие крупные города, такие как, например, Чикаго, Париж, Берлин, Сидней, Гонконг, Сингапур  классифицируются как бета  и гамма-города.

В таких городах более интенсивными становятся проявления человеческой активности, обостряются противоречия, всегда имевшие место в урбанистических процессах.

Современный идеал мирового города сложился в результате того, что ряд крупных городов мира обладает функциональными особенностями, вырывающими их из контекста национальной экономики, но в то же время прочно включающими их в экономику мировую.

Эти 3 «города мира», а также метрополисы менее крупных размеров с более узкими компетенциями превратились в ключевые точки мировой экономики и начали играть настолько важную роль, что некоторые ученые заговорили о конце государств.

Мировые города – это явление не только экономического порядка, но и общекультурного. П. Вайль отмечает, что на новом этапе происходит возврат старого, средневекового феномена » современная Европа все более и более состоит не из стран, а из городов».

В отличие от П. Вайля, О. Шпенглер, Л. Мамфорд, Ф. Бродель оценивают такую тенденцию негативно. Прежде всего, отрицательная оценка дается гигантским городам, которые весь остальной культурный ландшафт превращают в провинцию

В это же время усиливается глобалистическая тенденция, результатом которой является стирание индивидуальных различий, унификация социальных качеств человека. Города становятся похожи друг на друга, особенно в районах новой застройки, промышленных зон, «спальных» микрорайонов.

Идеальный житель мирового города характеризуется прежде всего социальной мобильностью, а необходимым условием для осуществления социальной мобильности является свобода. Эта свобода внутренняя и внешняя. Внешняя выражается прежде всего в свободе передвижения, свободном владении несколькими языками, высоком уровне профессионализма, который обеспечивает ему востребованность в мировом городе.

Негативный идеал отражен у О. Шпенглера. Он пишет о жителе мирового города: » Такой человек скорее умрет на мостовой, чем вернется на село. … Человек мирового города не способен жить на какой бы то ни было почве, кроме искусственной, ибо космический такт ушел из его существования…» Но надо отметить, что более распространенным является позитивная форма идеала.

Таким образом, в ходе исторического развития изменялся облик города, изменялись идеалы и ценности: одни утрачивали свою актуальность, другие обретали на новом этапе новый смысл, третьи появлялись как нечто совершенно новое. В идеалах, нормах и ценностях, порожденных городской культурой, проявляется смысл, сущность города и идеал человека в его социальном качестве. 

Современный город вобрал в себя все эти смыслы, в нем произошел процесс «снятия» сущностных особенностей античного, средневекового, новововременного, индустриального городских идеалов. Современный городской идеал представляет собой сложный синтез предшествующих идеалов, он существует как поликультурное, «полиидеальное», образование.

 

 

Определение идеала: идеалист и понятие идеализации

 

Особенность человека в том, что он сознательно или бессознательно следует каким-то идеалам, причем наши идеалы могут формировать на протяжении всей жизни и со временем меняться.

Определение идеала

Наиболее верно будет описать идеал как образец чего-то совершенного и правильного, который выступает в роли высшей цели человеческих стремлений или достижений. Идеал – это то, что достойно подражанию, то, что хочется когда-то достигнуть. 

Уникально то, что у каждого человека – свои идеалы. Для одного идеалом будет профессорская степень, для другого – успешный бизнес, а для третьего – путешествия или научные открытия. Нельзя назвать наиболее популярные идеалы для людей, даже если они будут похожи, сами люди воспринимают их совершенно по-разному.

Для каждого идеально что-то свое, неповторимое и на первый взгляд недостижимое. Но можно выделить идеалы определенных слоев населения или определенных групп людей, идеалы, характерные для разных культур и наций.

Идеалист и идеализация

Идеалистом принято называть человека, который бескорыстен и который стремится к возвышенным целям в своей жизни. В противовес идеалистам можно выделить материалистов, у которых на первом месте всегда оказываются материальные ценности.

Идеалист – этот тот, кто на первое место ставит духовные идеалы и ценности, для которого имеют важное значение справедливость, честность, доброта и бескорыстие. Но нельзя сказать, что люди делятся только две категории: идеалисты и материалисты.

В каждом человеке есть материальное начало, так как в современном мире крайне тяжело не учитывать материальные ценности и объекты. Так и для материалиста в чем-то могут быть важны духовные ценности.

А идеализацией принято считать представление чего-либо или кого-либо лучшим, чем это является в действительности. Таким образом, идеализация – это наделение кого-то качествами, которые соответствуют идеалу.

Герой как воплощение идеала

Воплощением или носителем определенного идеала зачастую служит герой. В этом нет ничего удивительного, так как герои на протяжении многих веков служат для людей образцом подражания и вдохновляя других на выдающиеся поступки.

Именно в героях воплощены те черты характера, которые делают человека сильным. Это – мужество и стойкость, честность и желание помочь другим. Благодаря литературным и народным героям сформировались личности большинства современных людей.

В современном мире множество подростков идеализируют знаменитых певцов и актеров. Подростков привлекают яркие личности, которые добились успеха и всеобщего признания, и они внешне подражают им.

Но большинство из них ничего не знают о своих кумирах, как о личностях, не знают об их взглядах на жизни и никогда не встречали их в реальной жизни. Но так устроено, что у каждого последующего поколения свои идеалы, которые соответствуют тому времени, в котором оно живет.

Нужна помощь в учебе?



Предыдущая тема: Понятие морали и ее связь с правом: общественное мнение и его влияние на человека
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspОпределение ценностей и вечные ценности: истина и добро, красота, польза, справедливость

Идеал. Этика

Идеал

В специфически этическом смысле идеал предполагает некоторый универсальный, т. е. не изменяющийся в зависимости от обстоятельств, лиц, индивидуальных вкусов стандарт. Идеал — это, во-первых, наиболее общее, универсальное и, как правило, абсолютное нравственное представление о благом и должном, во-вторых, образ совершенства в отношениях между людьми или — в форме общественного идеала — такое устроение общества, которое обеспечивает это совершенство, в-третьих, безусловный высший образец нравственной личности.

Важной философской проблемой является проблема соотношения идеала и реальности. В ее решении можно выделить два основных подхода — натуралистический и трансценденталистский.

При первом из них, натуралистическом, идеал, как и мораль в целом, выводятся из эмпирической — природной или социальной — реальности или считаются полностью ею обусловленными. В рамках такого подхода выделяют три трактовки идеала. Во-первых, идеал может пониматься как результат обобщения и абсолютизации в культуре того, что составляет предмет потребностей человека. Например, вечным упованием человека было полное насыщение и исчерпывающее удовлетворение всех его нужд. Образ райских кущей, обращенный в предысторическое прошлое, или образ коммунизма с его принципом «каждому по потребностям», обращенный в сверхисторическое будущее, в качестве идеалов представляют именно такую схему. Впрочем, эта схема органична самой морали. Одно из базовых моральных требований, золотое правило, гласит:

«Во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». (Мф., 7:12).

Здесь «как хотите», конечно, подразумевает не каприз и пристрастие («хочется!»), а желаемое всегда и для всех. Такова логика обычного морального, шире — ценностного, сознания. Тем не менее трудно избежать впечатления произвольности выбора желаемого при апелляции к потребностям человека в таком определении идеала.

Во-вторых, идеал может представляться результатом обобщения содержания норм и правил или отвлечения этого содержания от конкретных задач действия. Так, люди на основании опыта приходят к пониманию того, что в определенных ситуациях следует поступать определенным образом, это понимание отражается в норме (правиле, законе). Существованием нормы человеку вменяется определенное поведение (определенные действия), однако нормой же предполагается, что она может быть не исполнена (из-за незнания или по своеволию). Подобным образом понятый идеал представляет такое положение, когда норма исполняется всегда по свободному выбору человека. Но тогда получается, что идеалов столько, сколько норм и нет идеала вообще, но есть идеалы добра, справедливости, человечности и т. д.[80] Мораль остается без общего нормативно-ценностного стандарта, без универсального критерия суждения и действия.

В-третьих, идеал может пониматься как вытекающие из социальной или индивидуальной действительности требование или ценность, раскрывающие перед человеком более обширные перспективы[81]. Идеал сохраняет при этом образ совершенства. Это очень важно для миросозерцания человека, поскольку предъявляет ему требование самосовершенствования. Однако так понятый идеал оказывается сведенным к ценностной ориентации или поведенческой установке и также остается лишенным универсальных и абсолютных характеристик.

При трансценденталистком подходе к морали идеал рассматривается существующим как бы независимо от реальности и данным человеку непосредственно в его нравственном опыте. То, как он дан человеку, может трактоваться по-разному: как результат божественного откровения или интуитивного прозрения, как «голос совести» или сознание безусловности долга. Такая концепция идеала предполагает, что высшие моральные представления радикально противостоят реальности, должное (т. е. то, что и как должно быть) противостоит сущему (т. е. тому, как обстоят дела в действительности), а ценности — фактам[82].

Эти подходы, выраженные в соответствующих теориях морали, можно рассматривать как типологически различные. Они действительно противоположны в вопросе о происхождении идеала. Однако если рассмотреть их с точки зрения проблемы идеала в целом, то натуралистические концепции идеала можно признать в качестве теории происхождения и становления идеала как формы ценностного сознания, тогда как трансцендентные концепции идеала — в качестве теории, представляющей логические и психологические аспекты функционирования идеала в ставшем виде, как особого рода — универсальной — ценности.

Независимо от того, каковы реальные истоки высших ценностей и идеала, они функционируют автономно по отношению к действительности — как действительности частных интересов, социальных групп, ситуативно меняющихся ролей личности, различных профессиональных, статусных или функциональных обязанностей и т. д. Аристотель, Фромм или религиозные мыслители существенно расходятся в своих теоретических идеях. Но все они утверждают, что содержание идеала обусловлено тем, что есть человек как человек. Они указывают, что ценностный мир человека в самом деле автономен — по отношению к социальной реальности, или реальности, воспринимаемой практическим, эмпирически ориентированным сознанием, что бы ни говорили на этот счет исторические материалисты.

Высшие ценности представляют собой часть духовного мира. Даже обусловленные эмпирически в своем становлении и развитии, они — безусловны в своем ставшем и развитом виде. Отчасти здесь та же проблема, которую мы затрагивали, рассматривая моральное учение Милля (тема II): общие нравственные положения не выводятся из частных ситуаций, отдельные примеры не обусловливают критериев оценки. Ведь всякий частный случай или пример, чтобы быть соотнесенным с моралью, сам должен быть оценен по ее принципам. Так что для того чтобы выделить некоторый частный случай в качестве морального примера, необходимо иметь критерий, по которому мы оцениваем что-то как хорошее или дурное. А это значит, что само положительное или отрицательное значение примера зависит от принятых общих положений. В ценностном плане общее приоритетно по отношению к частному. Высшие ценности воспринимаются как закон, которому должен соответствовать эмпирический мир, как должное, которое вменяется сущему.

Не в том суть жизни, что в ней есть,

но в вере в то, что в ней должно быть…

(И. Бродский)

Как элемент нравственного сознания идеал является одновременно ценностным представлением, поскольку им утверждается определенное, безусловное, положительное содержание поступков, и императивным представлением, поскольку это содержание определено в отношении воли человека и вменяется ему в обязательное исполнение. Как мы увидим (в следующих двух темах), в структуре морального сознания идеал занимает ключевое место: именно идеалом, определяется содержание добра и зла, должного, правильного и неправильного и т. д.

Впрочем, роль идеала оценивается по-разному. По тому, признается ли существование универсального и абсолютного идеала в качестве критерия выбора ценностей и оценки, моральные философы и вообще все те, кто рассуждает о морали, делятся на абсолютистов и релятивистов. Релятивизм выражается в следующей позиции: нет такой ценности или такого правила в данной культуре, относительно которого в другой культуре не существовало бы прямо противоположного. Или в более сильной версии: нет такого нормативного и ценностного положения даже в одной культуре, относительно которого трезвый ум, в ней же сопребывающий, не мог бы высказать иного, существенно отличного и не менее убедительного. Релятивисты считают, что нормы и ценности не являются сами по себе истинными и значимыми; они — адекватны тем задачам, которые стоят перед людьми в данных обстоятельствах. Проблема релятивизма особенно остро встала в эпоху, провозгласившую себя словами Ф. Ницше: «Бог умер». Массовая секуляризация[83] сознания, плюрализация социокультурных стандартов и поведенческих стереотипов — благодатная почва для релятивизма. Разумеется, в современном обществе, в ставшем таким тесным и прозрачным мире многие ценности небезусловны и ситуативно изменчивы. И вообще, если правомерно говорить о моральном творчестве, то не должно ли оно предполагать приоритетность самой личности как субъекта морали, личности, принимающей решения, действующей и высказывающей суждения, над предъявляемыми ей обществом нормами и ценностями? (Оставляя пока вопрос открытым, мы продолжим рассуждение о релятивизме в следующих темах.)

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Идеал эстетический — Краткий словарь по эстетике

ИДЕАЛ ЭСТЕТИЧЕСКИЙ (фр. ideal от греч. idea образец, образ, норма) — исторически конкретное, чувственное представление или понятие о должном как прекрасном, материализуемое в искусстве, в практике общественной жизни и производственной деятельности людей. Эстетический идеал, как правило, органически связан с теми или иными сторонами и чертами исторически изменчивого общественного идеала, противоречивого в разделенном на классы обществе.

В домарксистской философии эстетический идеал преимущественно имел нормативный характер Обыкновенно он противополагался реальной жизни (прекрасное как обобщающая идея у Платона и т. д.). Даже в тех случаях, когда эстетический идеал подсказывался самой жизнью, он рассматривался неподвижно в качестве некоего «прообраза» (просветители Дидро, Лессинг). Как чувственное проявление идеи прекрасного определял эстетического идеала Гегель. С материалистической — марксистской точки зрения нормативные, зависимые в конечном счете от материальной жизни людей идеальные эстетические представления находятся в постоянном развитии и многообразно отображаются в искусстве.

Они связаны не только с тем, что изображает художник, но и как он это делает, какое отношение выражает к создаваемому им образному ряду произведения. Прекрасно-должное в данном случае иногда выступает в изображении такого общественного устройства, где наиболее полно раскрываются сущностные силы человека («Телемская обитель» у Рабле, «четвертый сон» Веры Павловны в романе «Что делать?» Чернышевского). В антагонистическом обществе, когда эстетический идеал расходится с существующим общественным устройством, развернутым воплощением позитивного идеала обычно служило утопическое изображение «золотого века», которое либо отодвигалось в мифическое прошлое, либо в столь же желаемое мифическое будущее.

Не менее полно идеал материализовался в виде его конкретного носителя — положительного или лирического героя, который иногда даже вопреки логике реальных обстоятельств торжествовал и утверждался как эталон совершенства, образец жизненного поведения. Сюда относится плеяда литературных героев от Прометея Эсхила до «новых людей» и «особенного человека» Чернышевского, статуи — каноны Поликлета, Лисиппа, скульптурные изваяния героев, канонические изображения святых и т. п.

Представления об идеальных сторонах жизни, о самом эстетическом идеале зачастую отображаются в лирических стихах, в пейзажах, натюрмортах, музыкальных пьесах, программах симфоний. В опосредствованном виде позитивный идеальный настрой произведений каждый раз находит своеобразное выражение в методе художественного творчества (романтизм, реализм и т. д.). Этому же выражению в той или иной мере служит и форма художественных произведений. Она может героизировать, наделять мыслимым совершенством реальность жизни (классицизм), поэтизировать по сути прозаическую ее обыденность (романтизм, отдельные проявления символизма в различных видах искусства).

В то же время реалистическое искусство, как правило, вскрывает конкретные противоречия действительности, дает правдивое изображение положительных сил эпохи. Современное реакционное буржуазное искусство демонстрирует утрату позитивных общественных и эстетических идеалов. Этот процесс сказывается в том, что безобразное эстетизируется, т. е. изображается в дегуманизированном искусстве как прекрасное, место утопии занимает пессимистическая антиутопия.

Основополагающее значение идеала в искусстве и самой жизни подтверждает его место в системе ведущих категорий эстетики. По существу, эстетический идеал сливается с представлением о прекрасном, тогда как его отсутствие вызывает представление о безобразном и низменном, комическом и трагическом. В своем высшем значении эстетический идеал отображает возвышенное и героическое.

В условиях социализма эстетический идеал имеет тенденцию к слиянию с общественным идеалом и в первую очередь с нравственным идеалом. Воплощаясь в искусстве, эстетический идеал становится средством познания и преобразования действительности.

Определение идеала Merriam-Webster

ide · al | \ ī-ˈdē (-ə) l , ˈĪ-ˌdē (-ə) l \

: , относящихся к идеалу или воплощающего его идеальная красота

: существующий как мысленный образ или только в воображении или воображении широко : недостает практичности

б : , относящиеся к мысленным образам, идеям или концепциям или составляющие их 3 : философского идеализма или относящегося к нему

4 : существует как архетипическая идея

1 : эталон совершенства, красоты или превосходства

2 : один рассматривается как образец идеала и часто используется как образец для подражания.

3 : конечный объект или цель усилия : цель

4 : подмножество математического кольца, которое замкнуто при сложении и вычитании и содержит произведения любого заданного элемента подмножества на каждый элемент кольца.

Идеальное определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «идеального» в предложении

идеальный

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Читать далее… По стечению обстоятельств у нас есть идеальная возможность судить.

Times, Sunday Times (2017)

Он сочетал социалистические идеалы с глубоким практическим опытом жизни и мысли большинства людей.

Times, Sunday Times (2016)

Работа со школами и колледжами также дает идеальную возможность помочь сформировать навыки будущего поколения.

Times, Sunday Times (2016)

В идеальном мире продюсер продлил бы жизнь этому произведению.

Times, Sunday Times (2017)

Увы, это не идеальный мир.

Times, Sunday Times (2016)

Последняя тенденция сокращает список до идеального числа — единицы!

The Sun (2016)

Его расположение в Мидлендсе рядом с сетью автомагистралей делает его идеальным местом встречи для людей, приезжающих из разных частей страны.

Times, Sunday Times (2016)

Обзор расходов правительства Великобритании был бы идеальным местом для этого.

Computing (2010)

Тем не менее, он представляет собой идеал, к которому нужно стремиться.

Томпкинс, Джонатан Управление человеческими ресурсами в правительстве (1995)

У вашей идеальной любви есть дар толковать сны.

Солнце (2011)

Подробнее …

Наша цель — достичь идеальной формы.

Солнце (2009)

Медиа-репрезентации являются отражением большого культурного акцента на красоте и идеалах тела.

Times, Sunday Times (2007)

Его социализм подразумевал этическую приверженность идеалам равенства и свободы, которые были по сути демократическими.

Ропер, Джон Демократия и ее критики — Англо-американская демократическая мысль в девятнадцатом веке (1989)

Народное планирование не является исключительно социалистическим идеалом.

Brindley, Tim & Rydin, Yvonne & Stoker, Gerry Remaking Planning: политика городских изменений в годы Тэтчер (1989)

Детская зона не идеальна, и многие считают ее слишком крутой.

Солнце (2008)

Еще неизвестно, найдет ли он свою идеальную работу.

Times, Sunday Times (2013)

В идеальном мире можно сдерживать очередь до тех пор, пока она действительно не заплачет.

Times, Sunday Times (2012)

Это сделало его идеальным человеком, чтобы сбивать рекорды той эпохи.

Times, Sunday Times (2009)

Сохраняйте спокойствие, когда увидите идеальное место для жизни, и обязательно обсудите цены.

Солнце (2006)

Какое идеальное место и деятельность вне работы?

Times, Sunday Times (2014)

Наверное, не идеальный гость для званого ужина.

Times, Sunday Times (2012)

Мы спрашивали людей об их идеальном обществе.

Times, Sunday Times (2013)

Он показал романтическую возможность идеального мира.

Кеннеди, Дуглас В стране Бога: путешествует по библейскому поясу, США.(1989)

Она является идеальным образцом для подражания для больших женщин и имеет реалистичную форму.

The Sun (2007)

Инвестиции в недвижимость казались идеальным решением.

Times, Sunday Times (2008)

Это снижение в оценке выглядит для него идеальной возможностью.

Солнце (2015)

Итак, что мы должны делать с этим идеальным пейзажем любви?

Times, Sunday Times (2008)

И здесь политические и этические идеалы расходятся.

Вуд, Дэвид «Философия на пределе» (1990)

Эти люди, обладающие значительной способностью зарабатывать, могут представлять идеальных целевых потребителей для компаний, оказывающих финансовые услуги.

Times, Sunday Times (2016)

Это сельское хозяйство в идеальной форме, где время, кажется, остановилось.

Times, Sunday Times (2007)

Возможно, это отчасти потому, что белые пациенты не гонятся за афроамериканским идеалом красоты.

Times, Sunday Times (2014)

Для мягкого женственного образа, идеального для свадебного сезона, смягчите тенденцию с помощью красивых обнаженных оттенков.

Солнце (2013)

идеальный — определение и значение

  • Иегова общается со своим народом, и оплакивание ее присутствия является самым полным выражением горя, и мы можем кое-что понять из еврейского идеала брака и высокой чести, _из-за этого идеала_, в котором содержались женщины.

    Эссе женщин из дикого овса о пересмотре моральных норм

  • _obedience_ — единственное свидетельство идеального правила ; поскольку в отношении поведения в материальном мире идеальное и реальное то же самое.

    Морали и догмы древнего и принятого шотландского обряда масонства

  • В самом деле, идеальный анализ наблюдателя, который заходит слишком далеко в этом направлении, кажется, становится круговым »идеальный наблюдатель идеален, потому что он всегда делает правильные суждения, которые определяются как те суждения, которые сделал бы идеальный наблюдатель (Broad 1959, п.263).

    Беспристрастность

  • Без сомнения, у Барби есть одно качество, которое заслуживает термина идеальный , и это безвременье.

    Хроники Барби

  • Без сомнения, у Барби есть одно качество, которое заслуживает термина идеальный , и это безвременье.

    Хроники Барби

  • Переносимость

    : либеральная система контрольно-пропускных пунктов делает игру идеальной для небольших всплесков игрового процесса, идеально подходящей для активных игроков.

    Информация об игре Wire

  • Но идеал — это независимый FCC или Конгресс, который обращает внимание и требует, чтобы эти компании действовали в общественных интересах, чтобы они осознавали свою роль хранителей и переключателей американской информации, что у них есть особые обязанности, выходящие за рамки обязанности обычных компаний.

    Прошлое и будущее информационных империй

  • Тем не менее, слово « ideal » важно: идеальные условия для вождения с экономией топлива не так легко найти или поддерживать.

    Водитель на заднем сиденье в вашей приборной панели

  • Но идеал — это независимый FCC или Конгресс, который обращает внимание и требует, чтобы эти компании действовали в общественных интересах, чтобы они осознавали свою роль хранителей и переключателей американской информации, что у них есть особые обязанности, выходящие за рамки обязанности обычных компаний.

    Прошлое и будущее информационных империй

  • Но идеал — это независимый FCC или Конгресс, который обращает внимание и требует, чтобы эти компании действовали в общественных интересах, чтобы они осознавали свою роль хранителей и переключателей американской информации, что у них есть особые обязанности, выходящие за рамки обязанности обычных компаний.

    Прошлое и будущее информационных империй

  • Какое идеальное определение?

    Некоторые люди думают, что иметь идеалы неважно или, что еще хуже, бессмысленно. У них нет видения своей жизни. Часто люди, у которых нет четко определенных идеалов, борются за продвижение вперед.

    Но почему?

    Идеалы помогают людям получить четкое представление о том, чего они хотят и кем хотят стать.

    Это идеалов , которые обеспечивают каналы, по которым вы можете использовать свою энергию с пользой.Именно через идеалы вы можете начать действовать и менять свою жизнь.

    Да, идеалы настолько сильны, что .

    Продолжайте читать, чтобы узнать об идеале , определение идеалов, что значит иметь идеал и как выглядит человек с сильными идеалами.

    Что такое идеал?


    На протяжении всей истории идеалов помогали отважным мужчинам и женщинам изменить свою жизнь и мир к лучшему. Те, кто отказывался от наделения идеалами , редко попадали на страницы истории.

    Например, президентский темперамент Дэвида Кейрси определяет четыре типа идеалистов:

    • Целители
    • Советники
    • Чемпионы
    • Учителя

    Однако идеалисты — это гораздо больше, чем просто помощь. Они главные двигатели и потрясения мира.

    Что значит иметь идеал?


    Иметь идеал — значит ставить одну идею превыше всего . Это означает выбрать наиболее важные для вас ценности.

    Этого достаточно?

    Короткий ответ — нет. Недостаточно провозгласить идеал и оставить все как есть. Чтобы идеал дал вам возможность изменить свою жизнь, вы должны начать работать над ним всем сердцем и душой, чтобы придать свой идеальный смысл.

    Допустим, вы, , определяете идеал как страсть к помощи человечеству с помощью кибернетики и искусственного интеллекта, но вы выбираете экономическую карьеру, потому что это более безопасное решение.В каком-то смысле вы предали бы свои идеалы и не смогли бы использовать благословения, которые может принести полноценная жизнь.

    Что значит идеальный?

    Как определить идеалы ? Что означает «идеал », означающий «»?

    Определение идеала — это ценность или принцип, которым вы активно следуете. Он имеет приоритет над другими ценностями и является центром вашей жизни. Конечно, у человека может быть несколько идеалов, если они не противоречат друг другу.

    Чтобы глубже погрузиться в это, вы можете принять свои ценности и изменить свою жизнь с помощью программы Mindvalley Lifebook.

    Что такое идеальный человек?

    Самостоятельные люди, доверяющие своей интуиции и своему чутью, вот что нам нужно.

    — Мисси Батчер, автор программы Mindvalley Lifebook

    По-настоящему идеального человека не существует. В конце концов, никто не идеален.

    Не существует единого истинного идеала, которому все должны следовать .Мы все разные и поэтому у нас разные идеалы.

    Загляните в себя и найдите то, что вы цените больше всего, и начните добиваться этого от всего сердца.

    Помните, что — это нормально менять свои идеалы по мере роста и развития.

    В чем разница между идеями и идеалами?


    «Идеи» иногда ошибочно принимают за идеалы . Идея представляет ваше мнение о чем-либо. Его следует сформировать после того, как вы собрали достаточно информации и приняли решение.Например, вывод о том, что вы хотели бы вести здоровый образ жизни и регулярно заниматься спортом, является идеей.

    Итак, как мне превратить идею в идеал?

    Чтобы превратить вашу идею в идеал, вы должны сделать это своим приоритетом и работать над этим каждый день . Вы можете начать с принятия некоторых суперпродуктивных привычек, которые Джон и Мисси Батчер изложили в программе Lifebook.

    Заключительные слова

    Загляните в свое сердце, установите свои ценности и выберите свои идеалы.

    После этого вы сможете начать трансформацию в человека, которым всегда хотели быть.


    Какой, по-вашему, идеальный человек? Поделитесь своими мыслями и опытом в комментариях ниже.

    perfect — WordReference.com Словарь английского языка


    WordReference Словарь американского английского для учащихся Random House © 2021
    i • de • al / aɪˈdiəl, aɪˈdil / USA произношение п.[счетно]
    1. идея или представление о чем-то совершенном: демократия, существующая как идеал.
    2. человек или вещь, которую считали идеальным примером чего-либо: я считал его идеалом учителей во всем мире.
    3. непревзойденный объект, особенно. человек высокого или благородного характера: не поступайтесь своими идеалами.
    4. то, что существует только в воображении.

    прил.
    1. быть или составлять эталон совершенства: [перед существительным] идеальная красота.
    2. идеальный в своем роде: идеальное место для дома.
    3. замечательно;
      отлично;
      best: Было бы идеально, если бы вы могли остаться.

    Полный словарь американского английского WordReference Random House © 2021
    i • de • al (ī dē əl, ī dēl ), США произношение n.
    1. зачатие чего-то в своем совершенстве.
    2. эталон совершенства или превосходства.
    3. человек или предмет, задуманный как воплощающий такую ​​концепцию или соответствующий такому стандарту и взятый в качестве модели для подражания: Томас Джефферсон был его идеалом.
    4. конечный объект или цель усилия, особенно человек высокого или благородного характера: он отказывается идти на компромисс ни с одним из своих идеалов.
    5. то, что существует только в воображении: достичь идеала почти безнадежно.
    6. Математика: подкольцо кольца, любой элемент которого при умножении на любой элемент кольца дает элемент подкольца.

    прил.
    1. задумано как эталон совершенства или превосходства: идеальная красота.
    2. считается идеальным в своем роде: идеальное место для дома.
    3. существует только в воображении;
      не реальный или реальный: Природа реальна; красота в идеале.
    4. выгодных;
      отлично;
      best: Было бы идеально, если бы она могла сопровождать нас, поскольку знает дорогу.
    5. , основанный на идеале или идеалах: идеальная теория чисел.
    6. Философия
      • , относящиеся к возможному положению дел, считающемуся весьма желательным.
      • , относящиеся к природе идеализма.
    • Поздняя латынь ideālis. См. Идею, -al 1
    • 1605–15
    i • de al • ness , n.
      • 1, 2. См. Соответствующую запись в Несокращенное описание. Идеальная, например, модель относится к чему-то, что считается стандартом, к которому нужно стремиться, или к чему-то, что считается достойным подражания. Идеал — это концепция или эталон совершенства, существующий просто как образ в уме, или основанный на человеке или поведении: мы восхищаемся высокими идеалами религиозного человека.Сэр Филип Сидни считался идеалом в джентльменском поведении. Примером может служить человек, поведение или достижения человека, которого в целом считают достойным подражания или подражания; или иногда, как следует избегать: пример храбрости; плохой пример для своих детей. Модель — это, прежде всего, физическая форма, которую нужно тщательно копировать, но также образец для точного подражания в поведении или характере: они взяли своего лидера в качестве модели.
      • 4. См. Соответствующую запись в Несокращенное намерение, цель.
      • 7. См. Соответствующую запись в Несокращенный совершенный, непревзойденный, полный.
      • 9. См. Соответствующую запись в Несокращенной иллюзорной, воображаемой, причудливой, фантастической.

    Краткий английский словарь Коллинза © HarperCollins Publishers ::

    ideal / aɪˈdɪəl / n
    1. концепция чего-то совершенного, особенно того, чего человек стремится достичь
    2. человек или вещь, которые считаются олицетворением совершенства
    3. что-то существующее только как идея
    4. образец или модель, особенно этического поведения
    прил
    1. соответствие идеалу
    2. идеи
    3. весьма желательного и возможного положения дел или имеющее отношение к нему
    4. идеализма или относящееся к нему

    iˈdeally adv iˈdealness n

    ideal ‘ также встречается в этих записях (примечание: многие из них не являются синонимами или переводами):

    ideal_2 существительное — Определение, изображения, произношение и примечания по использованию

    1. [исчисляемое] идея или стандарт, который кажется идеальным, и стоит попытаться достичь или достичь
      • Его обвинили в предательстве своих политических идеалов.
      • Ей было трудно соответствовать его высоким идеалам.
      • продвижение идеалов свободы и демократии
      Дополнительные примеры
      • Журналист всегда должен соответствовать идеалам истины, порядочности и справедливости.
      • Платонические идеалы красоты
      • Сэм был настоящим лидером, имевшим высокие моральные идеалы.
      • Они все еще держались старых идеалов.
      • Это не недостижимый идеал.
      • Очевидно, что мы разделяем одни и те же идеалы.
      • романтические идеалы материнства
      • демократические идеалы, воплощенные в хартии
      • Демократические идеалы включают принцип, согласно которому каждый должен иметь право голоса в том, как им управлять.
      • Настоящая любовь — недостижимый идеал?
      Темы Successb2, Politicsb2Oxford Collocations Dictionary прилагательное глагол + ideal
      • быть приверженным
      • верю в
      • цепляться за
      См. Полную запись
    2. [исчисляемый, обычно единичный] идеал (чего-то) человека или предмета, который вы считаете идеальным
      • Это мой идеал того, каким должен быть семейный дом.
      • Это согласие далеко от идеала.
      Оксфордский словарь словосочетаний прилагательное глагол + идеал
      • быть приверженцем
      • верить в
      • придерживаться
      См. Полную запись
    3. Слово исходный среднеанглийский ‘): от позднего латинского idealis, через латинский от греческого понятия «форма, образец», от основы idein «видеть».

    См. «Ideal» в Оксфордском словаре для продвинутых пользователей по американскому языку. «Идеал» в «Оксфордском словаре академического английского языка для учащихся» Проверьте произношение: идеальный

    идеальный мужчина определение | Словарь английских определений

    идеально


    n

    1 концепция чего-то совершенного, особенно. то, чего стремится достичь

    2 человек или вещь, которые считаются олицетворением совершенства
    он ее идеал

    3 то, что существует только как идея

    4 выкройка или модель, особенно.этического поведения
    прил.

    5 соответствует идеалу

    6 идей, связанных или существующих в форме идеи

    7 (Философия)

    a или относящиеся к весьма желательному и возможному положению дел

    b идеализма или относящегося к нему
    идеальность n
    идеально adv
    идеальность n

    beau idéal (французский)
    n pl , beaux idéals perfect beauty or excellence
    (буквально: идеальная красота)

    идеал эго
    n (Психоанал) внутренний идеал личного совершенства, который представляет собой то, кем человек хочет быть, а не тем, кем он должен быть, и вытекает из его ранних отношений с родителями
    См. Также → суперэго

    идеальный кристалл
    n (Chem) кристалл, в котором нет дефектов или примесей

    идеальный элемент
    n любой элемент, добавленный в математическую теорию для исключения особых случаев.Идеальный элемент i = квадратный корень —1 позволяет решить все алгебраические уравнения, а бесконечно удаленная точка (идеальная точка) обеспечивает пересечение любых двух прямых в проективной геометрии

    идеальный газ
    n гипотетический газ, который точно подчиняется закону Бойля при всех температурах и давлениях и имеет внутреннюю энергию, которая зависит только от температуры. Измерения реальных газов экстраполируются к нулевому давлению для получения результатов, согласующихся с теориями, относящимися к идеальному газу, особенно в термометрии (также называется) идеальный газ

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *