Что такое инстинкт определение: Инстинкт. Что такое «Инстинкт»? Понятие и определение термина «Инстинкт» – Глоссарий

Автор: | 19.04.1975

Содержание

Инстинкт: определения и параллели. — Вольф Кицес — LiveJournal

wolf_kitses

«Инстинкт, эта генетически первичная форма поведения, рассматривается

как сложная структура [курсив мой — В. К.], отдельные части которой слагаются наподобие элементов, образующих ритм, фигуру или мелодию» (Словарь Л.С.Выготского, 2004: 44).

Легко видеть тождественность этого определения инстинкта этологическому, хотя Выготский умер за 3 года до публикации этологической концепции инстинкта. Как и для этологов, для Выготского И. тоже характеризуется определённой формой, имеющей некое сигнальное значение и которую должен распознать партнёр.

 

Объясняется это одним и тем же «способом рассмотрения» у тех и других соответствующих объектов исследования. У Выготского это мышление и речь, высшие психические  функции человека, воспитывающегося и действующего в определённой социальной среде, в «программе Лоренца-Тинбергена» — специфические, структурированные и «оформленные» телодвижения животных, взаимодействующих с социальными компаньонами в определённых сообществах, то есть тоже преобразующих социальную среду и структуру социальных связей «в своих интересах» (только «интересы» попроще).

В обоих случаях предполагается интериоризация, когда «сознание привносится извне»: смысл и понимание происходящего отнюдь не заложены в самой природе индивида, биологической или какой-то ещё, они вовне, в социальных отношениях в том (со) обществе, в котором данный индивид взращивается и из «эмбриона» превращается в личность (проходит онтогенез и становится социально-компетентной особью). Смысл передаётся знаками соответствующей коммуникативной системы (у человека – язык, у животных – дифференцированные сигнальные системы, в том случае, когда они составлены символами, а не стимулами,

и представляют собой referential signals «типа верветок») и смыслы, «создающие понимание» «загружаются внутрь индивида» в процессе освоения языка либо созревания инстинкта.

Перенося понимание инстинкта Выготским на социальное поведение животных, получаем, что И. – это сложная

структура, определённый знак некоторой системы коммуникации, который партнёры распознают по «фигурам, ритмам или мелодиям», образованным элементами инстинкта, то есть по специфической организации последовательности демонстраций, «наращиваемой» в ходе взаимодействия. Такого рода «знаки» у животных этологам только предстоит расшифровать, для чего следует научиться  устанавливать соответствующие «фигуры» и тем более «мелодии», отличать их от «фона» несигнальной активности. А здесь остаются большие трудности.

И далее «многое говорит за предположение, что инстинкт в генетическом отношении является предшественником рефлекса. Рефлексы представляют собою только остаточные, выделившиеся части из более или менее дифференцированных инстинктов» (Словарь Л.С.Выготского, 2004: 44). Это писано независимо от Хейнрота и Лоренца и до них.

Существует ещё психологическое определение И., где он определяется  через противопоставление интеллекту, сознательным действиям субъекта. Таково, например, известное определение инстинкта Уильяма Джеймса (1902, цит. по Зорина и др., 1999): «способность действовать целесообразно, но без сознательного предвидения цели, и без предварительной выучки производить данное целесообразное действие».

Джеймс определяет инстинкт как «слепое», но целесообразное поведение, чтобы резче подчеркнуть «сознательность» разумных человеческих действий. Будучи сопоставимы с ними по точности и целесообразности действия, И. отличаются безусловной «слепотой» в силу некорректируемости действия при появлении препятствий, даже таких, которые ничего не стоило б устранить, слегка модифицировав поведение. У человека идея всегда предшествует действию; животное действует без всяких идей. Антитезой «слепоты» и «мудрости» инстинкта пронизаны большинство психологических работ периода кризиса.

Этологи использовали термин «инстинкт», оставив тот же смысл за тем же термином, но целиком изменили содержание понятия. Будучи классическими естествоиспытателями (полевыми зоологами, не зоопсихологами, и не физиологами), они отказывались судить о любых «целях» и «идеях» в поведении животных. В их понимании инстинкт означал стереотипность, схематичность и точность специфической реакции на специфический стимул, причём сложной реакции, структура которой как ритм или мелодия последовательно реализуется по мере осуществления инстинкта, независимо от того, что именно происходит вокруг в ответ на эту реализацию – и тем не менее удивительно адекватной и точной.

 

Tags: инстинкт, методология, этология

вопрос задан в связи с прочтением книги «Человек и смех»

http://www. krotov.info/lib_sec/11_k/koz/inzev_08.htm
Термин «инстинкт» этологами больше не употребляется, поскольку установлено, что большинство поведенческих актов у животных содержит и врожденный, и усвоенный

компонент. Однако доля врожденных факторов в смехе столь велика (свидетельство тому –подкорковая локализация его физиологического механизма), что не будет большой ошибкой назвать его инстинктом и сказать, что наши предки, подобно современным обезьянам, понимали смех, вернее, протосмех, инстинктивно и безошибочно.

Книжка отличная, и работы Козинцева я более чем уважаю (скажем, перепечатывал его обзор по происхождению языка), но в данном случае позволю себе процитировать свой словарь этологических терминов, который как раз сейчас подготовляю к печати: «Употребление этологических терминов всегда происходило крайне неаккуратно. Несмотря на разработанность терминологии (первый терминологический словарь вышел в 1958 г.) , наиболее общие понятия «сигнал», «знак», «значение», «сигнальная информация», даже «мотивация» этологи часто употребляют в значении, которое соответствующее слово имеет в обычном разговорном языке, а не в том значении, которое данное понятие должно получить применительно именно к коммуникации животных и к их видоспецифическому поведению…»
Термин И. этологами конечно же, употребляется
http://scholar.google.com/scholar?q=instinctive+behaviour&hl=en&btnG=Search&as_sdt=2001&as_sdtp=on
http://scholar.google.com/scholar?hl=en&q=instinct&btnG=Search&as_sdt=2000&as_ylo=&as_vis=0
а что существенно реже, чем в 70-80-е гг., то причина тому — концептуальный кризис сравнительной этологии, начавшийся в 1980-х гг. и разобранный Е.Н.Пановым в статье про судьбы сравнительной этологии
http://wolf-kitses.livejournal.com/52844.html
Даже специальные термины («стимул», «релизер», «демонстрация», «инстинкт») этологи могут использовать одновременно в нескольких разных смыслах, иногда это делается непосредственно в одной и той же статье. Скажем, так происходит с терминами «комплекс фиксированных действий», «стереотип поведения» и «демонстрация» в статье R.W.Ficken и M.S.Ficken (1966), объясняющей этологические концепции применительно к задачам полевой орнитологии. То есть терминологические неточности проникают даже в работы, выполняющие образовательную функцию».

нет, смех от щекотки это рефлекс, а не инстинкт (на который уже может накладываться культурная идея, например, распотешить окружающих — и тогда заливисто хохотать, или что так ржать неприлично — и смех сдерживают). То есть тут культурные идеи модулируют и трансформируют врожд. рефлекс. На инстинкт это непохоже ибо суть И. — не во врождённости, а в типологической опреедлённости и оформленности — в том самом ритме и мелодии о которых пишут и лоренц и выготский.
Лоренц в дискусии со школой эволюционных психологов специально подчёркивал, что на врождённость напирать неверно, И. характерируется точным воспроизведением видоспецифических форм демонстраций в специфических же ситуациях общения и взаимодействия компаньонов, а в какой степени этому учатся а в какой — врождённо, может варьировать даже у очень близких видов (см. мой пост про инстинкт накалывания у сорокопутов).
=======
«В теле или в поведении любого организма нет абсолютно ничего, что не зависит от внешней среды и в определенной степени не подвержено модификации благодаря окружению…То, что наследуется, — не сам признак, но пределы его модифицируемости» (Lorenz, 1956: 53)». И далее «конечно, мы не знаем, насколько то, что мы называем «врожденное поведение» прямо генетически детерминировано и насколько обязано эпигенетическим процессам. .. Для того, чтобы оценить модифицируемость посредством обучения, несущественно, каким образом определяется «ригидность поведения». Для этой цели нам не надо знать, как много действительно прямо зависит от генов и как много является результатом эпигенеза» (Lorenz, 1956: 67).
Например, если волчонок в подсосном периоде не будет упираться в живот матери и не может массировать лапками молочную железу при сосании, у него не формируются адекватные формы взрослого пищевого поведения, — манипуляция с пищевым объектом, взятие его и запасание пищи.
«Если животных лишали возможности упора лапками во что-нибудь, у них появлялось тоническое напряжение передних конечностей. Это выражалось в растопыривании пальцев и развитии одновременного напряжения сгибательных и разгибательных мышц. Подобное состояние продолжалось до окончания акта сосания. Те новорожденные, у которых постоянно была возможность опираться на что-либо передними лапками (бутылочка с диском, либо прибор, имитирующий тело матери), осуществлялась нормальная «реакция массажа лапками», т. е. последовательное сокращение реципрокных мышц передних конечностей.
В возрасте, когда хищники переходят на полный мясной рацион (40-50 дней), животным начали давать по крупному куску мяса. При первом же его предъявлении все животные контрольных групп начинали его разделывать причем с первого же момента все манипуляционные движения лап были полностью координированы. В экспериментальной группе депривированных волчат для формирования координированной манипуляторной активности требовалось 3-4 дня. У этих животных заметно проявлялось так называемое «переступание лапами на месте». Параллельно с этим, животные время от времени растопыривали пальцы. Со временем тик ослабевал, но в малозаметной форме сохранялся до конца эксперимента. У всех этих животных была заметна эмоциональная неуравновешенность, что проявлялось в сравнительно низком пороге оборонительного поведения и частых фрустрациях. Эти индивиды часто создавали в группе (с т.н. нормальными) конфликтные ситуации» (Бадридзе, 2003).
Однако для нормализации развития пищевого поведения волчат достаточно надеть на соску диск, чтобы детеныш в него упирался лапками, сделав прокол в соске таким, чтобы молоко не вытекало без существенных усилий детёныша. Тот же эффект даёт использование приспособления, имитирующего тело матери (Бадридзе, 2003).

Что такое инстинкты и есть ли они у людей

У людей инстинктов, видимо, нет. Даже материнского. Даже самосохранения. Ученые до сих пор с этим разбираются, но, судя по всему, всё, что мы считаем инстинктами — это заблуждение.

Инстинкты — это врожденные механизмы, которые одинаково срабатывают в определенных ситуациях и помогают приспособиться к ним. Можно сказать, это врожденная форма поведения.

Поведение животных во многом инстинктивное:

  • птицы вьют гнезда;
  • медведи зимой впадают в спячку;
  • зебры бегут, когда страшно;
  • кенгуру после рождения залезают в сумку матери;
  • собаки стряхивают воду с шерсти.

Инстинкты помогают животным выживать: инстинкт добычи пищи помогает охотиться, инстинкт самосохранения — чувствовать хищников или улетать в теплые края, а инстинкт размножения — менять привычный образ жизни, чтобы завести потомство.

Когда вспоминают о людях, то чаще говорят о материнском инстинкте и инстинкте самосохранения. Но это всего лишь стереотипы, у которых нет научных доказательств.

Многие люди думают, что у всех женщин должны быть инстинктивные желания иметь детей — и это не зависит от личного выбора, потребностей и опыта. А еще материнский инстинкт сам подсказывает, как заботиться о детях. И именно инстинкт отвечает за то, что женщины любят своего ребенка, когда он только родился. Всё это чушь.

Материнская любовь не возникает сама по себе: чувство привязанности может появиться через несколько дней, а иногда и месяцев после родов. Если чувство возникает не сразу, женщины могут думать, что у них нет материнского инстинкта и с ними что-то не так. На самом деле его ни у кого нет, а привязанность выстраивается со временем через, например:

  • прикосновения к ребенку: когда берут на руки, обнимают или качают;
  • грудное вскармливание или кормление из бутылочки;
  • чтение или пение ребенку;
  • купание ребенка.

Такая привязанность возникает и между отцами и детьми. А еще — между приемными родителями и детьми.

Пора обсудить и отцовские инстинкты. Например, как и матери, отцы так же хорошо распознают крики своих детей. Это показывает, что материнский инстинкт — миф, а то, что принимают за инстинкт, есть и у отцов. Поэтому правильнее будет говорить не о материнском инстинкте, а о родительском поведении.

Идея материнского инстинкта может закладывать неправильные ожидания: женщины думают, что сразу полюбят ребенка, а когда этого не происходит, испытывают чувство вины и послеродовую депрессию. А еще это обесценивает способность мужчин заботиться о детях и вообще мужские желания завести детей.

У животных инстинкт самосохранения — это врожденное поведение, которое помогает спастись от опасности. Например, когда еды становится мало, некоторые животные впадают в спячку, а птицы — улетают в другие места.

Инстинкт самосохранения выражается через боль и страх: если эти чувства возникают, нужно предпринять что-то, чтобы спасти себя.

Если у человека становится мало еды, он идет в магазин, рвет яблоки у соседа, едет к бабушке, берет в долг, просит милостыню, сажает картошку — набор действий разный, потому что люди гибкие и умеют хорошо адаптироваться.

У животных набор реакций ограничен — это заданное поведение в тех или иных ситуациях, люди же могут находить разные способы выйти из ситуации.

За инстинкты часто принимают рефлексы. Например, если человек отдергивает руку от горячей поверхности, это как раз рефлекс, а не инстинкт.

Рефлексы бывают безусловными, или врожденными, или условными, или приобретенными. Например, известный эксперимент с собакой Павлова — это пример условного рефлекса, а кошки, которые всегда приземляются на четыре лапы — безусловный рефлекс.

Рефлексы у людей бывают самые разные:

  • рвота — если человек отравился;
  • чихание — если просыпал перец во время готовки;
  • сосательный — чтобы ребенку не остаться голодным;
  • поворот головы — если появляется новый раздражитель.

У людей много разных рефлексов: защитные, пищеварительные, зрительные, слуховые, половые. Рефлексы — это ответная реакция на раздражители, а не врожденное поведение, как в случае с инстинктами.

Инстинкт — что это такое

Обновлено 22 июля 2021
  1. Инстинкт — это…
  2. Какие бывают инстинкты
  3. Зачем они нужны

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Если у вас есть убеждение, что все ваши действия являются результатом осознанного выбора, то вы ошибаетесь.

Часть поведенческих актов «прошиты» в нашем мозге изначально, то есть, являются врожденными. Они активизируются при определенных обстоятельствах и имя им – инстинкты.

Инстинкт — это…

На сегодняшний день этот термин не имеет четкого определения: авторы описывают его разными словами, но суть понятия при этом не меняется.

Что такое инстинкты простыми словами: это автоматизмы – безусловные поведенческие реакции (рефлексы) в ответ на внешние раздражители.

Безусловные – значит, что:

  1. им не нужно обучаться, они есть у всех людей поголовно;
  2. срабатывают без нашего ведома, «не спрашивая» разрешения.

Более того, это происходит настолько естественно, что люди верят, что сами решили повести себя тем или иным образом. Но это иллюзия.

Мы унаследовали инстинкты от животных: у них эта форма поведения является основной и специфична у каждого отдельного вида. Они не думают, не выбирают, не оценивают – просто следуют биологической программе: птички летают, рыбки плавают.

Какие бывают инстинкты

Существует много отличных друг от друга классификаций (что это?). Предлагаем ознакомиться с самыми «популярными» инстинктами, которые чаще всего упоминаются различными авторами, а также их проявлениями в жизни:

  1. Пищевой – поведение, направленное на взаимодействие с едой – вкусной, сытной и полезной. Организм должен есть, чтобы быть здоровым, иметь силы для внутренней и внешней деятельности.

    Если у человека доминирует этот инстинкт, то большую часть времени он посвящает пище – он закупает ее в больших количествах, постоянно и много готовит, увлечен кулинарным искусством. Про таких говорят, что еда для них – культ.

  2. Территориальный – «мой дом – моя крепость». Индивид стремится к созданию своего жилища, его обустройству и созданию в нем уюта: Он постоянно что-то ремонтирует, совершенствует, придумывает новые дизайны, облагораживает.

    Стремление к строительству, работе, связанной с недвижимостью, скупкой жилых объектов (у меня много земли и домов!).

  3. Ориентировочный (исследовательский) – изучение окружающего мира, потребность в получении информации (что это?). Любознательность, экспериментаторство, создание нового.
  4. Инстинкт размножения (сексуальный) – сексуальное влечение, поиск партнера, забота о своей внешности и здоровье, чтобы быть привлекательным, желание выделяться, иметь «вес» среди представителей противоположного пола.
  5. Родительский (генофильный) – желание иметь детей, обустройство семьи (что это такое?), поддержание родственных связей, «семья – это святое», забота о потомстве.
  6. Иерархический (доминирование) – стремление к власти, достижению наивысшего положения в своей сфере деятельности, карьеризм, желание управлять и главенствовать, контролировать других.
  7. Инстинкт агрессии (дигнитофильный) – проявляется, как бунтарство – недопустимость унижения, критики в свой адрес, защита своих физических и психологических границ. Стремление к независимости.
  8. Инстинкт самосохранения (эгофильный) – необходим нам для выживания. Это избегание любого вида опасностей (телесного, психологического, материального ущерба). Страх перемен и тяга к определенности, повышенная осторожность и мнительность (что это?).

    Человек, у которого этот инстинкт доминирует, подозрительно относится к новому и незнакомым людям, думает только о себе, занимает позицию невмешательства в чужие жизни и не впускает в свою.

  9. Инстинкт свободы (либертофильный) – стремление путешествовать, протест против любых попыток ограничения свободы (что это?), частая смена места жительства. Самостоятельность, независимость от других, жажда впечатлений, авантюризм.
  10. Альтруистический инстинкт – это проявление самопожертвования ради интересов других, служение обществу, защита животных и окружающей среды. При всей своей доброте, альтруисты (кто это такие?) могут быть весьма агрессивными, когда отстаивают права тех, кого защищают.

Перечисленные инстинкты присущи каждому человеку, но интенсивность их проявления у разных людей отличная.

Как правило, взрослый человек имеет 2-3- доминирующих инстинкта, остальные находятся как бы в подчинении. Например, если личностью зачастую руководит сексуальный инстинкт, то родительский будет проявляться слабо (наверняка вы встречали матерей-кукушек, которые до седых волос бегают на свидания в мини-юбках).

А вот исследовательский инстинкт и инстинкт свободы вполне «уживутся» в одном индивиде, как доминирующие.

Инстинкт самосохранения и продолжения рода – базовые и полноценно развиты у всех людей.

В противном случае человечество, как вид, давно бы вымерло из-за многочисленных смертей по неосторожности и нежелания иметь детей.

Зачем нужны инстинкты

Инстинкты «призваны» удовлетворять наши физиологические и психологические потребности. Это во-первых.

Они «придуманы» природой для того, чтобы биологический вид (человек или собака) успешно адаптировался к окружающей среде, чувствовал себя комфортно, размножался и совершенствовался.

Во-вторых, инстинкты помогают избежать фатальных ошибок и сэкономить кучу времени на обучении.

Например:

  1. Если вы будете игнорировать чувство голода, то погибнете. Инстинкт самосохранения не даст вам этого сделать – организм будет «кричать» о своей потребности (болью в животе, урчанием, низким давлением и т.д.) и вы все равно съедите что-нибудь.

    Вы едите каждый раз, когда испытываете неприятные ощущения в области желудка. Заметьте, никто не заставляет вас это делать, вас этому не учат, нет необходимости вносить прием пищи в ежедневник, потому что вы забываете поесть или вам просто лень. Вы едите инстинктивно;

  2. Если на вас побежит большая собака, то вряд ли вы станете размышлять : «А она опасная? Интересно, что ей нужно? Укусит или мимо пробежит?» Инстинкт скомандует «Беги!», и вы спонтанно побежите, чтобы сохранить себе жизнь;
  3. Секс – тут можно особо не дискутировать. Знаете ли вы хотя бы одного взрослого человека (психически здорового), который бы периодически не практиковал это прекрасное занятие?

    И дело вовсе не в приятных ощущениях – их можно получить множеством других способов, а именно в том самом влечении, которым мы не способны управлять.

Автор статьи: Коваленко Лилия Сергеевна (психолог)

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Есть ли у человека инстинкты. Что у человека вместо инстинктов

Пожалуй, каждый из нас сталкивался с такими понятиями, как «материнский инстинкт», «инстинкт самосохранения», «инстинкт размножения» и пр. по отношению к человеку. Но задумывались ли вы, есть ли у человека инстинкты на самом деле? Спойлер: у людей нет инстинктов (в том смысле, в котором это слово, как правило, употребляется в быту). Почему так и что этого следует на практике, читайте в нашей статье.

Почему у человека нет инстинктов

Вопрос инстинктов лежит в области зоологии, этологии (науки, изучающей генетически обусловленное поведение животных) и иных дисциплин. Как это часто бывает, сами ученые не во всем друг с другом согласны. Мы предлагаем в общем, на практическом уровне, разобраться, что такое инстинкты, почему у человека их нет и что есть вместо них.

Для начала посмотрим, что такое инстинкт. Единого, всеобъемлющего определения, с которым были бы согласны все специалисты, у явления также нет. Нам ближе всего определение инстинктов по Лоренцу и аналогичные теории. Отталкиваясь от них, получаем, что это, образно говоря, «вшитая» программа, которая характерна для данного вида и которой особь следует «автоматически» – не обучаясь такой «программе», не анализируя ее и значительно не изменяя.

Разберем несколько важных особенностей инстинкта:

  • Инстинкту особь никто не учит – это врожденные программы поведения. Например, есть рыбы, которые живут в пресной воде, но нерестятся в соленой или слабосоленой. Им никто не объясняет, что нужно плыть из места их обитания к морю или к месту впадения реки в море, а потом – обратно. В определенный момент у животных срабатывает «программа», и они делают то, что данной программой заложено. Даже если такая рыба с самого рождения оторвана от своих сородичей и не может учиться на их примере, она все равно действует так же, как они.
  • Данные программы выполняются всеми особями данного вида (или всеми самками/самцами данного вида).
  • Программы исполняются «автоматически» , с несущественными отклонениями или вовсе без них. Это и преимущество инстинкта (животному не надо учиться «заложенным» в него действиям), и их недостаток. Недостаток потому, что «вшитую» программу нельзя значительно видоизменить сообразно текущей ситуации, кардинально усовершенствовать и пр.

Если мы возьмем человека, то у него нет программ действий, которые бы он «по умолчанию» знал с рождения. Человек учится ходить, говорить, учится всем навыкам, он не знает, что можно и нельзя есть. Размножаться без обучения человек не сможет, а уж тем более ухаживать за потомством. Также у нас нет действий, которые бы мы все делали одинаково и автоматически. Даже процент самоубийств говорит о том, что инстинкт самосохранения на самом деле не инстинкт.

А что же есть у человека?

Вместо инстинктов у человека есть рефлексы, витальные (жизненные) потребности и многочисленные социальные установки, осознаваемые или, что чаще, неосозноваемые (иными словами, решения, навязанные социумом, которые мы порой принимаем за якобы свой собственный выбор). Среди витальных потребностей отметим, например, потребность в безопасности, еде, избегании боли и пр. Рефлексы, как многие помнят, бывают условными и безусловными. В контексте инстинктов интерес больше представляют безусловные рефлексы.

Самый частый пример безусловного рефлекса – отдергивание руки от горячего чайника. Также можно вспомнить сосательный рефлекс младенца. Это действительно «врожденные» действия, совершаемые автоматически и часто без контроля сознания. Таких рефлексов у нас довольно много, включая чихание, кашель и пр.

У рефлекса и инстинкта есть важное отличие. Рефлекс – сравнительно простое действие, ответ на конкретный раздражитель. Инстинкт – программа действий, часто преследующая определенную цель (размножение, поиск или создание укрытия и пр.).

Практическая сторона вопроса

Казалось бы, какая на практике разница, есть ли у человека инстинкты или нет? С нашей точки зрения, вера в миф о существовании инстинктов заставляет людей неправильно оценивать свое и чужое поведение, а также плодит другие мифы.

Например, вера в инстинкты заставляет верить, что в нужный момент сами по себе проснутся нужные чувства и так же сами по себе появятся нужные знания. Особенно ярко это проявляется с материнским инстинктом. Считается, что любовь к ребенку и знание, как с ним обращаться, у матери безусловны и проявляются сразу после родов. У кого-то под воздействием гормонов любовь к младенцу действительно приходит. Однако у многих женщин она появляется значительно позже – в том числе через года – или не появляется вовсе. И это – совершенно нормальные ситуации. Человек не может любить по заказу, тем более если ребенок нежеланный, его зачатие/рождение связано с физическими и моральными травмами и т.д. И конечно, не могут ни откуда появиться знания, как ухаживать за новорожденным.

В свою очередь, вера в существование материнского инстинкта становится дополнительным источником морального давления на женщин. Особенно это актуально для беременных (которые верят или которых убедили, что они полюбят своих детей, как только их увидят) и для молодых матерей, которые думают, что с ними что-то не так, раз они не любят своего ребенка и не понимают потребностей новорожденного. Если вам близок этот вопрос, помните, что никакого материнского инстинкта не существует.

Еще один миф – что самоубийцы просто привлекают к себе внимание (попытками суицида выражают, что у них есть проблемы). Якобы инстинкт самосохранения не победить, и те, кто все же совершили суицид, просто что-то не рассчитали. Да, кто-то действительно только пытается привлечь внимание к себе или своей проблеме, имитируя суицидальные действия, и да, суицид – действительно крайний шаг. Однако инстинкта самосохранения также нет, сильна только витальная потребность в безопасности, отсутствии боли и пр., а также очень сильны рефлексы (например, нельзя задохнуться, просто задержав дыхание).

Вспомним и преступления, которые оправдывают инстинктами (характерно для абьюзеров, насильников и пр.). Якобы человек бы и хотел бы сдержаться, да инстинкт сработал. На самом деле сработать может только рефлекс (в том числе условный). Например, очень плохая идея – подкрадываться со спины к профессиональному военному, недавно вернувшемуся из боевых действий. В таком случае рефлексы действительно могут сработать прежде, чем «включится» мозг. Однако, например, полового инстинкта не существует – только потребность в удовольствии, сексуальное желание и пр. Но все это не инстинкты, и у психически здоровых людей они контролируются разумом. Также не существует и инстинктов – ответов на «провокацию», будь то короткая юбка жертва или ее якобы «неправильное поведение» («Я делаю это, потому что ты будишь мои инстинкты, вынуждаешь меня»).

С другой стороны, витальная потребность в безопасности и избегании боли может заставить жертву насилия защищаться, если текущая ситуация будет напоминать о пережитой в прошлом травме. И хотя в таких случаях говорят, что человек защищается инстинктивно, к настоящим инстинктам это отношения также не имеет.

Чуть больше по теме

Для тех, кто хотел бы подробнее разобраться в вопросе и ознакомиться с различными (!) точками зрения, представляем несколько источников на тему поведения человека:

  • Лекции и статьи Екатерины Виноградовой;
  • Дмитрий Жуков. Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей;
  • Андрей Сериков. Дискуссия об инстинктах человека в этологии и психологии.

Список будет пополняться!

Абрам Ильич Фет: Инстинкт и социальное поведение. Глава 1. Инстинкт

1. Понятие инстинкта

Поведение человека, как и всех животных, зависит от наследственных механизмов. Всегда было известно, что животное каждого вида имеет от рождения некоторый набор присущих ему способов поведения, характерный для этого вида.

Средневековые схоласты не сомневались, что живые организмы получают при рождении все свои способности от бога. Они полагали, что человек, их повелитель, наделяется от рождения сверхъестественной духовной силой — бессмертной душой. Более того, философы вплоть до Нового времени полагали, будто человек уже при рождении обладает некоторым «априорным знанием», включающим основные понятия математики, логики, и даже представление о боге.

Последний удар этим представлениям нанесли философы-эмпиристы семнадцатого и восемнадцатого веков, в особенности Локк и Юм, по существу отрицавшие все «невидимые» факторы в поведении животных и человека. Они сводили все способности живых организмов к реакциям на полученные ощущения и к основанным на этом опыте процессам обучения, согласно афоризму: nihil est in intellectu quod non fuerit prius in sensu (в разуме нет ничего, чего не было раньше в ощущении). Крайним выражением их доктрины было представление, будто психика новорождённого пуста, как «чистая доска» (tabula rasa). Таким образом, предполагалось, что при рождении животное (и человек) «ничего не знает», но многому способно научиться. Однако, такая способность уже предполагает весьма сложное строение системы, усваивающей обучение — строение, вряд ли совместимое с представлением о «чистой доске».

Биологи стали называть врождённые способы поведения словом «инстинкт», от латинского слова instinctus, означающего «побуждение». Неумение биологов объяснить, откуда берутся такие побуждения, породило в XIX веке построения так называемых «виталистов», постулировавших для этой цели особую «жизненную силу», присущую всему живому и не сводимую к другим, известным из физики силам природы. В этой «жизненной силе» нетрудно было узнать возродившееся представление о душе, распространённое с человека на все живые организмы, и хотя такую силу нельзя было обнаружить на опыте, эта спекуляция перешла в модную философию того времени, так называемый «интуитивизм».

С другой стороны, психологи-бихевиористы, последователи В. Вундта, Э. Л. Торндайка и И. П. Павлова, придерживаясь концепций эмпиризма, пытались свести все поведение животного к реакциям на те или иные стимулы, наблюдаемым в лабораторных условиях. Поскольку бихевиористы не признавали врождённых механизмов поведения, они избегали самого понятия «инстинкт». Это резко ограничивало понимание поведения: уже простейшие физиологические функции — такие, как дыхание и сокращение сердца — не являются реакциями на внешние условия, а стимулируются «эндогенными», то есть врождёнными внутренними механизмами, хотя и находящимися под влиянием внешней среды; кроме того, поведение животного в природных условиях несравненно сложнее, чем в лабораторном опыте.

Между тем, к середине XX века возникла новая наука о поведении — этология, главным создателем которой был Конрад Лоренц, величайший биолог нашего времени. Эта наука оказалась в полном согласии с современной экспериментальной физиологией и кибернетикой, и в свете её достижений заблуждения виталистов и бихевиористов стали уже достоянием истории. Инстинкты стали в этологии предметом глубокого изучения. Нет надобности отказываться и от самого термина «инстинкт», принятого такими исследователями, как Дарвин, Лоренц и Тинберген. Я попытаюсь объяснить дальше в этой главе, что в настоящее время называется инстинктом.

Как уже было сказано, инстинкты — это врождённые способы поведения животного. Они вовсе не сводятся к реакциям на происходящее в окружающей среде. Животное часто проявляет инициативу, то есть начинает некоторую последовательность действий, приводящую к полезному для него результату. По аналогии с поведением человека, такое поведение животного называли целенаправленным, или целесообразным.

Биологи всегда поражались совершенной приспособленностью животных к условиям их жизни. В ряде случаев они могли видеть, «зачем» нужны животному те или иные формы строения или способы поведения. Например, кривые когти кошки служат ей, чтобы хватать мышей, и для поимки мышей у кошки есть сложные приёмы охоты. Дарвин показал, каким образом возникли эти приспособления. В данных природных условиях животные одного вида вступают между собой в конкуренцию за использование имеющихся ресурсов, в которой более приспособленные особи имеют больше шансов выжить и оставить потомство, передавая ему свои свойства. В конечном счёте остаются лишь особи, обладающие полезным свойством, и вид таким образом меняется. Этот процесс Дарвин назвал естественным отбором.

Таким образом, совершенные приспособления живых организмов получили причинное объяснение, и все представления о «целях» развития, чуждые научному объяснению природы, были изгнаны из биологии. Когда биолог спрашивает, «зачем» нужна некоторая форма или некоторое поведение, этот вопрос надо понимать в следующем условном смысле: «какие природные условия вызвали естественный отбор, выработавший эти приспособления». Говорят, что эти условия производят селекционное давление, способствующее этим приспособлениям. Говорят также, что эти приспособления способствуют сохранению вида, поскольку виды, у которых не выработались такие приспособления, попросту не могли выжить.

Как видно из наблюдения животных, их поведение следует определённым правилам, напоминающим программы работы машин, но более сложным. Может показаться, что слово «программа» вряд ли подходит к бессознательному поведению животного, и потому должно быть поставлено в кавычки. Но существуют программы, не составленные человеком. В самом деле, в основе всех форм поведения животного лежит врождённая программа построения индивида, записанная в молекуле дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), несущей в себе наследственную информацию о строении и функциях этого животного. Эта информация «закодирована» в виде строгой последовательности нуклеотидов — групп атомов, задающих производство аминокислот и, тем самым, составляющих организм белков. Нуклеотиды играют ту же роль, что буквы в написанном человеком сообщении; отсюда и пошло выражение «генетический код».

Расположение кодирующих символов в одну строку, или «линейное» расположение, есть простейший и самый естественный способ передачи сообщений, в котором, разумеется, порядок записи символов важен для «прочтения» заложенного в сообщении содержания. Этот способ «изобрела» эволюция миллиарды лет назад; поскольку он лежит в основе жизни, неудивительно, что им воспользовалось и человеческое мышление, которое выражается словесным языком и записывается в виде текстов. Изобретатели компьютера сознательно воспроизвели его в кодировании компьютерных программ условными знаками. И когда через несколько лет — в пятидесятых годах — Крик и Уотсон открыли механизм молекулярной наследственности, общий для всех живых организмов, они с самого начала сопоставляли программы, записанные в ДНК, с компьютерными программами. Естественно, такой способ выражения стал неизбежным при рассмотрении инстинктивного поведения: оно уподобляется работе компьютера по заданной программе.

Иначе говоря, для понимания определённых закономерностей человеческого поведения полезной моделью человека оказывается компьютер. Конечно, это никоим образом не означает, что человек есть нечто вроде компьютера, как это провозглашали на заре кибернетики некоторые её энтузиасты. Напомним, что такое модель. Пусть изучается сложная система A; допустим, что мы нашли более простую систему A’, воспроизводящую с достаточным приближением некоторые структуры и функции системы A. Тогда A’ называется моделью A, и на такой модели можно изучать интересующие нас структуры и функции, отвлекаясь от других структур и функций, имеющихся в A. Когда, например, студент Базаров «резал лягушек», он делал это для изучения анатомии и физиологии человека, то есть структуры и функций человеческого тела. Человек был здесь системой A, а лягушка — системой A’, и Базаров занимался моделированием человека, хотя он делал это задолго до научного употребления слова «модель». Точно так же, как лягушка может быть упрощённой, неизбежно искажённой, но полезной моделью человека, имитирующей его телесные функции, компьютер удобен для изучения некоторых простейших способов мотивации человеческого поведения. О более сложных явлениях жизни я буду говорить на другом языке.

Преувеличение роли компьютеров в современном обществе, и особенно в воспитании детей, я воспринимаю как большую опасность для культуры, ведущую к её дальнейшему упадку. Но при попытке изложить мысли, содержащиеся в этой книге, я не мог обойтись без компьютерной модели, знакомой теперь всем читателям. Конечно, не только человек, но и любое животное устроено и действует сложнее компьютера. Далее, животное, в отличие от компьютера, снабжено рецепторами, органами восприятия внешнего мира, и эффекторами, органами воздействия на внешний мир. Компьютер же, как и все машины, связан с внешним миром лишь очень специальным образом — посредством человека, задающего ему материал для работы и использующего результаты этой работы. Прямой связи с окружающим миром у компьютера нет — если только человек не соединяет его с другими, посторонними ему устройствами. Есть основания думать, что животные, и тем более человек принципиально сложнее компьютеров, то есть не сводимы к принципам, заложенным в устройство компьютеров. Но для многих функций человеческой психики, которые нас интересуют, компьютерная модель полезна, и сравнение с компьютером не обидно. Когда мы поймём, как работают инстинкты, об этой модели можно будет забыть. Как читатель сможет убедиться, это книга о человеческом обществе, а вовсе не о компьютерах. То немногое, что читателю нашей книги нужно знать о компьютерах, сообщается в этой главе.

В геноме животного запрограммировано построение его тела и его возможное поведение. Разумеется, многие функции органов тела не нуждаются в подробном программировании, а сами собой получаются в результате химических процессов или в виде автоматических реакций уже построенных механизмов. Конечным же результатом является определяемое геномом поведение животного, то есть его будущая жизнь, начиная с работы внутренних органов тела до сложнейших форм обучения и воспитания потомства.

Следует отметить, что у живого организма, в отличие от компьютера или любой машины, нет «пользователя», приводящего его в действие и назначающего ему программу работы. Простейшие программы его включаются автоматически при его рождении, а более сложные формы поведения запускаются внешними воздействиями, стимулирующими тот или иной инстинкт. Понятно, какие виды поведения животного вызывает, например, внешняя опасность: в геноме запрограммирован для этих случаев запуск механизмов защиты или бегства. В случае голода химические стимулы, исходящие изнутри организма, включают механизмы поиска пищи, при отсутствии каких-либо внешних возбудителей. Аналогично, каждый инстинкт имеет свои включающие его стимулы, которые нам большей частью неизвестны и действуют даже при отсутствии каких-либо видимых мотивов. Дело происходит так, как будто в геноме животного запрограммировано стремление привести в действие каждый инстинкт, так что это стремление неудержимо проявляется через определённое время в соответствующем поведении. Такое поведение, выражающее потребность в выполнении инстинктивного действия, называется аппетентным 2. Прежде всего это инстинкты, присущие всем без исключения животным: инстинкт самосохранения, инстинкт питания и инстинкт размножения. Целью этих инстинктов является, соответственно, спасение от смерти, спасение от голода и продолжение рода. Разумеется, понятие «цели» надо понимать здесь в указанном выше биологическом смысле: оно означает выработанные эволюцией программы, применение которых даёт тот или иной результат.

Далее, к «большим инстинктам» надо причислить ещё два инстинкта, присущих в той или иной степени многим высшим животным, во всяком случае, приматам и человеку: это социальный инстинкт, открытый Дарвином, и инстинкт внутривидовой агрессии, открытый Лоренцем. Книга Лоренца «Так называемое зло» сыграла в наше время столь же важную роль в самопонимании человека, как в XIX веке книга Дарвина «Происхождение видов».

Социальный инстинкт особенно важен для общественных, или стадных животных, типичными примерами которых являются муравьи, сельди, гуси, волки и обезьяны. Образ жизни таких животных был издавна известен, и ещё Аристотель заметил, что и «человек — общественное животное». Но только Дарвин систематически изучил социальный инстинкт, особенно в применении к человеку, в своей книге «Происхождение человека и половой отбор».

Социальный инстинкт определяет для каждого вида возможный размер стада и правила поведения в стаде, то есть реакции на собратьев по стаду. Для всех видов приматов типичная численность стада составляет несколько десятков. Так же обстояло дело, несомненно, у наших предков-гоминидов; нынешние сообщества людей, гораздо более многочисленные, зависят, как мы увидим, не только от генетической наследственности.

На первый взгляд, есть совсем не общественные животные, проводящие почти всю жизнь в одиночестве: таковы тигры, медведи и многие рыбы и птицы. Но Тинберген замечает, что поскольку и эти животные сходятся на время спаривания, они также являются в некоторой мере общественными. Более того, медведи, населяющие некоторую территорию, редко видят друг друга, но сложным образом взаимодействуют, выбирая половых партнёров; совершенно необщественных животных, по-видимому, нет.

Социальному инстинкту очень не повезло: последователи Дарвина интересовались главным образом конкуренцией между особями одного вида, обусловливающей естественный отбор, но пренебрегали сотрудничеством собратьев по виду. Особенно пренебрегали действием социального инстинкта у человека так называемые «социал-дарвинисты», часто рассматривавшие историю человечества как «войну всех против всех», для чего у них было наготове соответствующее латинское изречение. В действительности высшие животные, как хорошо знал уже Дарвин, не убивают особей своего вида: конкуренция внутри вида сводится к соревнованию в использовании ресурсов, но не означает прямого уничтожения конкурентов. Социал-дарвинисты некритически перенесли на весь животный мир обычаи человеческого общества, а потом, для обоснования агрессивной политики своего государства, ссылались на полученный таким образом «всеобщий биологический закон». Ясно, что в этих условиях социальный инстинкт находился в пренебрежении 3.

Инстинкт внутривидовой агрессии, открытый Лоренцем и описанный им в уже упомянутой книге, свойствен всем «территориальным» животным, то есть получающим питание с определённого участка и охраняющим этот участок от особей своего вида. Такими животными являются многие хищники, то есть животные, питающиеся животной пищей, в том числе утиные и врановые птицы, псовые и кошачьи млекопитающие, а также приматы. Человек в высшей степени агрессивен — больше всех других животных.

Биологический смысл инстинкта внутривидовой агрессии состоит в изгнании со «своей» территории любой особи собственного вида, чем обеспечивается равномерное заселение его ареала — всей пригодной для этого вида области Земли. Если бы не этот инстинкт, животные одного вида стремились бы селиться только в самых благоприятных местах, что привело бы к перенаселению и бескормице. Инстинкт внутривидовой агрессии побуждает животное нападать на любого представителя своего вида, оказавшегося на его участке; но такое нападение на «чужого» обычно завершается лишь его изгнанием со «своей» территории, а вовсе не убийством. Убийство особей своего вида опасно для его сохранения; чтобы предотвратить такое убийство, эволюция выработала утончённые механизмы. Владелец участка на своей территории оказывается «сильнее» чужого, но, перейдя невидимую (для нас) границу, сразу же «слабеет». Таким образом, в большинстве случаев изгнание чужого достигается демонстративным «поединком». Более того, эволюция скорректировала инстинкт внутривидовой агрессии добавочным инстинктом — механизмом «подчинения»: более слабый из соперников даёт сигнал, автоматически останавливающий дальнейшее нападение. Наконец, эволюция создала и другие корректирующие инстинкты, защищающие от агрессии самок и потомство.

Конрад Лоренц открыл методы, позволившие восстановить эволюцию поведения животных. Название его книги означает, что внутривидовая агрессия вовсе не является «злом»: напротив, как он показал, из взаимодействия инстинкта внутривидовой агрессии с половым инстинктом возникли все высшие эмоции животных и человека: узнавание индивида, дружба и любовь.

Узнавание индивида было биологически необходимо, чтобы «владелец» участка мог узнавать своих «соседей», не принимая их за опасных агрессоров и не затрачивая энергию на бессмысленные нападения. Узнавание индивида было первым шагом к формированию того, что мы, люди, называем «личностью», и к развитию высших эмоций, которое привело к возникновению человека. С другой стороны, произведение и воспитание потомства требовало сотрудничества особей разного пола, и поскольку инстинкт внутривидовой агрессии действует в отношении всех особей собственного вида, необходимы были способы безопасного сближения партнёров. Это привело к возникновению сложных механизмов, в которых «притяжение» полового инстинкта взаимодействует с «отталкиванием» инстинкта внутривидовой агрессии и инстинкта самосохранения. Эти механизмы известны нам, людям, под названием «любви». Таким образом, эволюция выработала внутривидовую агрессию для равномерного расселения вида и создала у животных «высшие эмоции», чтобы предотвратить вредные последствия этой агрессии. Разумеется, «цели» эволюции надо понимать в смысле Дарвина — как некоторые критерии отбора, заданные условиями существования вида.

Там, где нет агрессивности, не образуются ни личные связи, ни коллективы, способные к сложным взаимодействиям и к защите от внешних опасностей. Книга Лоренца об агрессии «Так называемое зло» сыграла в XX веке столь же важную роль, как за сто лет до этого «Происхождение видов»: она открыла путь к лучшему самопониманию человека.

Значительно меньше описано взаимодействие социального инстинкта и инстинкта внутривидовой агрессии. В стаде животных эти два инстинкта действуют как сила притяжения и сила отталкивания, напряжение которых поддерживает равновесие социальной системы. Лоренц описал это равновесие на примере серых гусей. Джейн Гудолл 4 подробно изучила «системообразующее» напряжение этих инстинктов в своих многолетних наблюдениях над шимпанзе в их естественной среде.

Конечно, наибольший интерес представляет взаимодействие тех же инстинктов в случае человека. Это взаимодействие фантастическим образом отразилось в извечном противопоставлении «добра» и «зла», в древних метафорах «Эрос» и «Танатос», а в Новое время — в квазинаучных терминах «либидо» и «мортидо». Весьма вероятно, что Лоренц собирался заняться этим вопросом во втором томе своей последней книги «Оборотная сторона зеркала» 5, но смерть помешала ему завершить этот труд. Некоторые идеи, относящиеся к человеческому обществу, он опубликовал в лекциях под названием «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества» 2. Открытые программы

Самые простые инстинктивные программы предписывают животному единственную последовательность движений, выполняемых одно за другим в строго определённом порядке. У низших животных, например, у насекомых, наблюдаются врождённые, строго автоматические последовательности инстинктивных действий. Оса вида сфекс парализует сверчка, прокалывая жалом три его ганглия, а затем помещает его в норку для питания своей личинки. Все эти операции жёстко «запрограммированы»: например, сфекс втаскивает сверчка в вырытую ямку за усики, но если обрезать парализованному сверчку его усики, то сфекс не умеет втащить его в норку; а если вытащить сверчка из норки, то сфекс возвращается к норке и снова замуровывает её песком, хотя вылупившаяся там личинка должна неминуемо погибнуть. Подобные автоматические операции больше напоминают работу машины, чем сознательные действия человека; но слово «программа» давно уже было перенесено с действий человека на действия вычислительной машины. У высших животных, и в особенности у человека, таким образом программируются лишь простейшие инстинктивные реакции, как, например, отдергивание пальца при уколе или опускание века при опасности для глаза, и составные элементы более сложных движений. Программы поведения, преобладающие у низших животных, сохранились у высших животных и человека лишь в виде коротких «автоматических» последовательностей. Аналогичные «жёсткие» программы встречались во многих машинах и до изобретения компьютера; примерами могут служить шарманка, торговый автомат или арифмометр.

Высшие животные способны делать выбор: в зависимости от обстоятельств, обнаруживаемых в ходе выполнения программы, они выбирают то или иное продолжение этой программы — также из запаса инстинктивно заданных программ. Подобный механизм выбора применяется в компьютере и составляет его принципиальное отличие от более простых машин; этот механизм называется командой условного перехода (conditional jump). Значение этой идеи, уже известной в математической теории, подчеркнул фон Нейман, которому принадлежит первое систематическое изложение концепции компьютера. Условные переходы — важная часть того, что надо знать о компьютерах при чтении этой книги. Мы поясним это понятие на простом примере.

Предположим, что дан перечень данных для выполнения некоторого проекта, и имеется программа вычисления стоимости проекта. Исходя из данных, программа вычисляет стоимость проекта. На каждом шаге вычисления сумма расходов возрастает. Если она достигает заданной предельной величины, команда условного перехода останавливает работу компьютера и выдаёт символ, означающий невозможность проекта. В противном случае вычисление продолжается, и после исчерпания программы выдаётся стоимость проекта.

Уже такой простейший условный переход выходит за пределы возможностей некоторых насекомых, неспособных остановить действие жёстко запрограммированной последовательности движений, даже если оно становится бессмысленным. Но высшие животные ведут себя так, как будто их инстинктивные программы содержат условные переходы.

В более общем случае «ветвление» команды может выглядеть следующим образом. Предположим, что целью программы А является нахождение некоторого числа, заключённого в «массиве памяти» М (внутри компьютера). Пусть, далее, массив М состоит из нескольких частей — например, из трёх отдельных массивов М1, М2, М3. Поиск состоит в следующем: «основная» часть А0 программы А вычисляет, по некоторым введённым в компьютер исходным данным, число q, заключённое между нулем и единицей; затем, если q меньше 0, 3, команда условного перехода включает некоторую вспомогательную программу А1, начинающую поиск в массиве М1 и выдающую окончательный результат; если q не меньше 0, 3, но меньше 0, 7, включается другая программа А2, находящая результат в массиве М2; и если q не меньше 0, 7, но не больше 1, включается третья программа А3, находящая результат в массиве М3; при этом программы поиска А1, А2, А3 могут быть различны. Они находятся в компьютере в качестве встроенных в него программ и называются подпрограммами программы А.

Такой «поиск с вариантами» представляет простейший случай. Но чаще всего встроенные в компьютер подпрограммы и массивы памяти дополняются «внешними» подпрограммами и массивами памяти, следующим образом. В компьютере оставляются «пробелы» для подключения «внешних» подпрограмм и массивов, которые вводит в эти места пользователь, и к которым может обращаться основная программа А0. Вместе с этими пробелами А0 образует «открытую программу», возможности которой таким образом значительно расширяются: она способна вести поиск не только «внутри компьютера», но, в некотором смысле, и во «внешнем мире».

Устройства, аналогичные встроенным подпрограммам, несомненно имеются в геноме животных. Эти подпрограммы соответствуют наиболее обычным ситуациям, какие могут встретиться в жизни особи данного вида. Допустим, что геном содержит программу некоторой инстинктивной последовательности действий — например, поиска пищи. Тогда в этом геноме, выработанном эволюцией и отражающем исторический опыт вида, закодированы ситуации A1, А2, … обычно встречающиеся при поиске пищи. Для этих случаев в геноме содержатся готовые подпрограммы, включаемые в зависимости от наступления той или иной ситуации. В частности, сюда относятся подпрограммы, распознающие съедобность или несъедобность пищи. У видов, широко распространённых по Земле, как, например, крысы или вороны, эти подпрограммы должны быть очень развиты, поскольку этим видам приходится встречаться с разнообразными видами пищи.

Запас программ, заключённый в геноме животного, содержит все врождённые способы его инстинктивного поведения, от автоматических программ внутренних органов до сложнейших способов возможного для него обучения. Этот запас программ аналогичен набору встроенных в компьютер исходных программ, с которыми его продают. 7

В геноме программируются не только способы поведения, но и некоторые виды обучения. Способы обучения часто требуют участия других особей. Например, при рождении котёнок наделён инстинктивной программой, побуждающей его ловить движущиеся мелкие предметы; но поедание пойманных предметов не входит в эту программу — вероятно, потому, что распознавание их съедобности входит в другую программу. Если котёнок встретится с мышами, он будет их ловить, но не будет есть. У кошки-матери, в свою очередь, есть врождённая программа, побуждающая её учить котенка есть пойманных мышей и других подобных животных. Обе эти программы сочетаются в поведение, нужное для питания; котёнок, выращенный без матери, или с матерью, но в отсутствие мышей, будет их ловить, но не будет есть. По-видимому, здесь ловля добычи отделена от распознавания съедобности. Вся эта последовательность действий, включая обучение детёнышей, «предусмотрена» геномом.

Но, как известно, животные — во всяком случае, высшие животные — способны также к индивидуальному обучению, «не предусмотренному» геномом и зависящему от условий жизни отдельной особи, хотя и ограниченному обычными условиями жизни вида. Индивидуальное обучение позволяет животному вырабатывать способы поведения, не закодированные заранее в геноме. Например, крысы способны обучаться распознаванию и употреблению (или неупотреблению) новых видов пищи, даже искусственно изготовленной человеком. Соответствующие подпрограммы поведения, конечно, не могут содержаться в геноме, поскольку речь идёт о ситуациях, заведомо не встречавшихся в истории вида. Дело происходит так, как будто в программу поведения животного вводится «внешняя» подпрограмма, наподобие того, как это делает пользователь компьютера. Для этого нужны свободные массивы памяти, заполняемые «извне» и при необходимости подключаемые к основной программе — в предыдущем примере к программе поиска пищи. Наследственные программы с возможностями подключения «внешних» подпрограмм несомненно лежат в основе всякого индивидуального обучения. Эрнст Майр [Ernst Mayr] назвал такие программы (в 1967 году) открытыми программами. Вряд ли надо объяснять важность таких открытых программ для всех видов высшей психической деятельности, особенно у человека.

С индивидуальным обучением связан естественный вопрос: каким образом хранится приобретённая этим путём информация? После открытия молекулярных носителей памяти — молекул ДНК — сразу же возникло предположение, что в этих молекулах записываются вообще все виды имеющейся у живого организма информации. Но попытки обнаружить в ДНК «приобретённую» информацию не привели к цели. Как полагает Лоренц, основная генетическая информация, заключённая в геноме, должна быть, напротив, ограждена от всяких случайных «модификаций» — может быть, полезных для индивида, но не обязательно нужных для сохранения вида. Накопление такой информации «переполнило» бы даже весьма емкие молекулярные хранилища памяти, а ввод и вывод её из молекул ДНК представлял бы очень сложную задачу, вряд ли осуществимую в приемлемые для этого сроки. Лоренц предполагает, что массивы памяти, куда вводятся «внешние» подпрограммы поведения, находятся в мозгу, в виде стационарных замкнутых токов, протекающих по цепочкам нервных клеток — нейронов. Таким образом, у животных имеется «внешняя память», аналогичная так называемой внешней памяти компьютеров и находящаяся в том же организме, но вне генома.

Эта весьма правдоподобная гипотеза объясняет также, почему индивидуально приобретённая информация не передаётся по наследству: наследуется только геном, но видоизменения в структуре мозга гибнут вместе с индивидом. Точно так же, вы не можете обучить ваших детей генетическим путём тому, что хранится в вашей «еще более внешней» памяти — в книгах вашей библиотеки. Когда говорят, что способности в некоторой степени «наследуются», то имеют в виду лишь генетическую наследственность: детям передаётся только то, что уже было в геноме родителей.

Вопрос о «наследовании приобретённых признаков» играл важную роль в истории биологии. Ламарк построил всю свою теорию эволюции на предположении, что признаки, приобретённые в течение индивидуальной жизни животного, передаются по наследству, отчего и происходит изменение видов. Механизм естественного отбора, открытый Дарвином, сделал это предположение излишним; но всё же Дарвин пошёл на некоторые уступки «ламаркизму», признав (во втором издании «Происхождения видов») возможное значение также за «наследованием приобретённых признаков». Эти уступки объяснялись упорными утверждениями ряда авторов, якобы наблюдавших такие явления. В каждом отдельном случае эти утверждения со временем опровергались, но повторяются и по сей день.

Изредка случается, что «изобретение», сделанное отдельным животным, в течение некоторого времени становится предметом обучения в небольшом сообществе его собратьев по виду. Японские этологи давали макакам картофель, испачканный землёй, и одна молодая самка догадалась мыть его в морской воде; затем она же стала очищать смешанное с песком зерно, бросая его в воду и вылавливая всплывавшие зерна. Эти навыки были усвоены другими наблюдавшими их макаками (всего 19 особями). Однако, для такого обучения необходимо наличие не только «изобретателя», но и подходящей ситуации, чего-то вроде учебного пособия, что случается редко и обычно не повторяется; а «сообщения» о происшедшем не могут сохраняться, поскольку у животных нет языка. Поэтому у животных не образуется накапливающееся знание — то, что мы называем традицией.

Единственным способом изменения видов животных являются случайные изменения генома — мутации — и естественный отбор, закрепляющий крайне редкие полезные для сохранения вида результаты мутаций. Отсюда ясно, почему эволюция видов происходит так медленно: образование нового вида может занимать миллионы лет.

3. Генетическая и культурная наследственность у человека

Человек — единственный вид, который не может существовать с одним только генетическим механизмом наследственности: для его воспроизводства необходим ещё и другой механизм наследственности — культурная традиция. Существенное отличие человека от других животных — понятийное мышление; но отчётливое формулирование и закрепление понятий требует символического языка, то есть обозначения этих понятий определёнными символами, изобретёнными для этой цели. Язык человека с начала существования нашего вида выражал эти символы сочетаниями звуков — словами; поэтому наш язык называется словесным языком. Не следует думать, что язык — лишь одно из проявлений свойственного человеку понятийного мышления: это попросту необходимое условие мышления, возникшее вместе с ним. Без языка не было бы и человека. Впоследствии изобретение письменности позволило кодировать слова языка зрительными символами — буквами, другими условными знаками и даже знаками, воспринимаемыми осязанием, как это делают для слепых. Таким образом, язык можно понимать с помощью различных органов чувств.

Человек несомненно обладает врождёнными открытыми программами, способными воспринимать целые «пакеты» подпрограмм, записанных на словесном языке. Для обучения чему-нибудь новому человеку не требуется ни присутствие «изобретателя», ни наличие в его собственном опыте «учебной ситуации». Поэтому, в отличие от всех других животных, человек способен накапливать знание, образующее культурную традицию. Это знание передаётся от поколения к поколению путём словесного обучения; очень долго все обучение было устным, но в последние несколько тысячелетий оно было также и письменным. В культурной традиции открытия и изобретения играют такую же роль, как мутации в генетической эволюции: они обеспечивают изменчивость. Изменения, полезные для сохранения вида, точно так же закрепляются и распространяются отбором.

Поразительным образом, постулированное Ламарком «наследование приобретённых признаков», которого нет в генетической эволюции, в самом деле происходит в культурной эволюции человека. Открытия и изобретения, направляемые сознательным поиском, или по крайней мере острой наблюдательностью человека, происходят несравненно чаще случайных полезных мутаций генома, а культурная традиция распространяет их намного скорее. Неудивительно, что культурная эволюция несравненно быстрее генетической: образование новых видов продолжается миллионы лет, тогда как человеческие культуры могут возникать в течение нескольких столетий.

Специфически человеческий процесс обучения, который мы наглядно описали как заполнение открытых программ подпрограммами, записанными словесным языком, отнюдь не является простым добавлением или усовершенствованием системы инстинктов. Без этого процесса обучения человеческий вид просто не может существовать. Генетическая программа нашего вида может действовать лишь при условии, что её открытые программы своевременно, в «предусмотренном» человеческим геномом порядке заполняются подпрограммами, созданными культурной наследственностью.

Первая и наиболее важная из них — это программа обучения языку и, вместе с ним, навыкам образования понятий. Если это обучение не приводится в действие, что происходит обычно до трёхлетнего возраста, то ребёнок никогда не станет человеком, а навсегда останется нежизнеспособным уродом. Таким образом, само существование нашего вида зависит от взаимодействия двух механизмов наследственности — генетического и культурного, причём такое вполне определённое взаимодействие запрограммировано в геноме человека. Понятно, почему немецкий антрополог А. Гелен [A. Gehlen] определил человека как «культурное существо» [Kulturwesen].

Все люди несомненно произошли от общих предков и имеют один и тот же аппарат понятийного мышления, находящийся в мозгу. Но культурные традиции людей развивались по-разному. Поскольку человеческие племена расселились по обширному пространству Земли и долго жили отдельно друг от друга, у них возникли разные культуры, использующие разные языки. Одни и те же основные понятия, формирование которых «предусмотрено» геномом человека и устройством его аппарата понятийного мышления, на разных языках обозначаются разными словами или выражениями. Кроме того, каждая культура вырабатывает свои более специфические понятия; но самая возможность перевода с любого языка на любой другой свидетельствует о тождественности стоящей за всеми языками системы мышления. Человек усваивает культуру с момента своего рождения и, поскольку его учат определённому языку, это вполне определённая культура, одна из культур его времени, пользующаяся этим языком. Глубокое единство человеческого рода проявляется в том, что новорождённого ребёнка можно обучить любому языку и приобщить к любой культуре.

Дарвин привёл убедительные доказательства этого единства в своей книге «Выражение эмоций у человека и животных» (1872), сопоставив способы эмоционального общения различных племен; уже в XX веке наблюдения Дарвина были подтверждены киносъемками И. Эйбл-Эйбесфельда и его сотрудников. Эти данные свидетельствуют о единой системе инстинктов, более древней, чем все культурные различия человеческих племён.

Программа пользования языком есть наиболее важная культурная программа, вводимая в мозг человека при его воспитании; для обучения этой программе он снабжен врождённой программой усвоения языка. До всякого обучения новорождённый обладает инстинктивным стремлением и инстинктивной способностью к усвоению языка. При этом у него нет никакого врождённого знания языка и никакого врождённого знания, какому языку он должен учиться. Таким образом, врождённая программа усвоения языка приспособлена к любым, крайне разнообразным по лексике и грамматическому строю человеческим языкам, а также к всевозможным, крайне разнообразным формам поведения обучающих взрослых. Сложность этой программы, которую мы не в силах себе представить, не идёт ни в какое сравнение с тем, что мы научились делать на компьютерах. Поистине, это «программа построения человека».

До появления компьютеров с их программами об этой сложности даже не задумывались, а инстинктивно выполняемые действия человека не вызывали особенного удивления, потому что это самые обычные, повседневные явления жизни. Только попытки воспроизвести некоторые простейшие из этих действий заставили задуматься над тем, какие механизмы за ними стоят. Роль инстинктов в человеческой жизни недооценивали, обращая внимание главным образом на культурные различия. Например, изучали языки и способы обучения языкам, но не задумывались над тем, как вообще возможно учиться языку.

Продолжая аналогию человеческого мозга с компьютером — представляющим, как уже было сказано, лишь очень примитивную модель некоторых элементарных функций человеческого мозга — мы можем представить себе мозг новорождённого ребёнка как необычно сложный компьютер со встроенными в него врождёнными программами. Эти программы и есть инстинкты человека. Они записаны в мозгу и приводятся в действие внутренними и внешними стимулами. Некоторые из них («эндогенные» программы) стимулируются самим мозгом, как упомянутые выше программы кровообращения, дыхания и других «автоматических» функций, необходимых для жизни индивида. Эти программы действуют безостановочно в течение всей жизни, начиная с утробного состояния, но не сознаются человеком и не зависят от его сознания. Далее, мозг содержит программы многих других инстинктов, стимулируемых внутренними и внешними ощущениями. Это прежде всего «большие инстинкты», о которых уже была речь: инстинкт самосохранения и инстинкт питания, действующие с самого рождения, инстинкт размножения, приводимый в действие позже, социальный инстинкт и инстинкт внутривидовой агрессии.

Всё это — открытые программы. Как мы уже видели, они есть у всех высших животных: животное рождается с набором таких программ, в котором «пробелы» могут заполняться внешними подпрограммами, усваиваемыми животным путём обучения. Его способность к обучению ограничена средой, в которой может жить его вид. У человека это не только природная, но и культурная среда: в геноме человека предусмотрено обращение к его культуре. При рождении человек «не знает» многих вещей, входящих в генетическую программу других млекопитающих; например, женщина «не знает», что она должна перегрызть пуповину новорождённого, как это делают самки всех млекопитающих, и оба пола «не знают», как начать половой акт. Обучение этим навыкам не предусмотрено человеческим геномом и выполняется культурной наследственностью. Это примеры бесчисленных подпрограмм, вводимых культурой в открытые программы наших инстинктов. В отличие от всех других животных, способность человека к обучению ничем не ограничена, поскольку культура способна к неограниченному развитию!

Мы можем теперь вернуться к вопросу о врождённых способностях человека. Многие философы, от Платона до Канта, приписывали человеку врождённое, или «априорное знание»: удивляясь лёгкости, с которой дети усваивают понятия геометрии — как будто они их уже знали — они приходили к выводу, что предрасположение ребёнка к обучению означает, будто человек рождается не только с элементами научных знаний — математики, логики, физики, но даже со знанием о «сверхъестественных» предметах, то есть предметах, недоступных его чувственному опыту, в особенности о боге.

С другой стороны, философы-эмпиристы, такие, как Локк и Юм, не веря в существование «априорного знания», вовсе отрицали какие-либо врождённые способности человека, рассматривая разум новорождённого как «чистую доску» и полагая, что все поведение человека определяется обучением. Мы знаем теперь, что обе эти концепции ошибочны. Человек рождается без всякого «априорного знания», но не с «чистой доской» бесструктурного мозга, а с аппаратом инстинктивных программ, в более сложных случаях — открытых программ, приспособленных к приёму подпрограмм из культурной традиции. Только обучение в человеческой культуре, вводящее такие подпрограммы в открытые программы инстинктов, производит знание.

Мы переходим теперь к вопросу о мотивации. Компьютер не имеет никакой собственной мотивации — его «мотивирует» пользователь, ставящий перед ним задачи. Но живой организм — это мозг вместе с телом, неразрывно с ним связанным и выполняющим его команды. В течение всей жизни организм окружён внешней средой, с которой он взаимодействует, следуя своим инстинктивным программам, пополняемым обучением. При этом всё человеческое поведение мотивируется непрерывно действующими инстинктивными программами — понимаем мы эту мотивацию или нет. Разумеется, стимулы, исходящие от инстинктов, приводят к различному поведению в разных культурах. Но нельзя всерьёз заниматься поведением человека, игнорируя его инстинкты. В частности, его социальное поведение не может быть понято без этологии, бросающей новый свет на многие явления общественной жизни.

Несомненно, инстинктивное происхождение имеет наиболее важный принцип человеческой этики, так называемая «пятая заповедь»: «Не убий». Как мы уже знаем, в нормальных условиях инстинкт внутривидовой агрессии не приводит к убийству собрата по виду, а ограничивается изгнанием вторгшегося индивида со «своей» территории. Но этот результат достигается с помощью других инстинктов, «корректирующих» первичную программу нападения на любую особь своего вида: например, более слабый из соперников совершает некоторое символическое действие, тормозящее агрессию — на человеческом языке «сдается». Эволюция никогда не берёт назад своих программ; она их корректирует, в случае надобности, другими программами. Но если почему-либо такой корректирующий инстинкт не приводится в действие, то происходит убийство, как это часто случается при содержании хищников в одной клетке, откуда слабейший не может удалиться.

Другие корректирующие инстинкты предотвращают нападение на самок и детёнышей в период размножения и воспитания потомства. Значение этого инстинкта для сохранения вида очевидно, а у некоторых видов (например, у псовых) нападение на самок запрещено во всех случаях, в чём можно видеть пример «рыцарственного» поведения, наблюдаемого и в некоторых человеческих культурах.

В естественных условиях корректирующие инстинкты запрещают убийство собрата по виду у всех высших животных, за исключением двух особенно «патологических» видов — человека и крысы. Только люди и крысы ведут войны против себе подобных.

Из всех инстинктов наиболее закрепились древнейшие, отобранные эволюцией в течение бесчисленных поколений и общие многим видам животных. Корректирующие инстинкты в эволюционном смысле более «молоды», чем древний инстинкт внутривидовой агрессии, и их действие не столь «надежно». Когда эти сдерживающие механизмы отказывают, происходит внезапный прорыв основного инстинкта. Такие явления всегда приводили в замешательство философов прошлого, любивших рассуждать о «природе человека». Не понимая биологических мотивов человеческого поведения, они пытались объяснить его «рациональными» мотивами, то есть сознательными решениями людей. Отсюда произошли все мудрствования об «иррациональном начале» в человеке. В действительности это «иррациональное» всегда расшифровывается как биологическое, то есть как не сознаваемое людьми действие инстинкта. Так же объясняются фантастические построения, возведённые вокруг понятий «добра» и «зла», за которыми стоят искажённые изображения социального инстинкта и инстинкта внутривидовой агрессии. Инстинкт — это явление природы и, как таковое, не может быть ни «хорошим», ни «плохим».

Само собой разумеется, эти замечания вовсе не означают пренебрежения к этическим принципам, лежащим в основе всех человеческих культур. Эти принципы регулируют проявление инстинктов и совершенно необходимы для выживания культур; а человек — «культурное существо» — вне культуры существовать не может. Как раз нарушение этих принципов — патология культурного развития — приводит, как известно, к тем явлениям, которые на языке культурной традиции должны в самом деле рассматриваться как «зло», или как прискорбное забвение «добра». Попытки обвинить в наших общественных бедствиях самую «природу человека» — то есть нашу биологическую природу — это бессмысленная клевета на величественное творение эволюции, наделившей нас разумом. Можно надеяться, что мы в конце концов научимся им пользоваться!

Философы затратили много усилий, пытаясь выработать «определение человека», отличающее его от других животных. Например, предлагали определить человека как «животное, пользующееся орудиями», или «животное, изготавливающее орудия», и так далее. Все эти попытки не удались, поскольку такое же поведение обнаруживалось у разных высших животных.

Мы привели уже в этой главе определение человека с точки зрения современной биологии, отличающее его от всех других животных: человек — это животное, способное к понятийному мышлению и связанному с ним употреблению символического (словесного) языка. Основываясь на этом определении, можно понять многое в поведении человека. Впрочем, некоторые свойства инстинктов человека, перечисляемые ниже, все ещё не поддаются объяснению.

Во-первых, человек «гиперагрессивен». Как и у всех хищников, у человека инстинкт внутривидовой агрессии также ограничен «корректирующими» инстинктами, требующими лишь изгнания конкурента, но не его убийства, и охраняющими в период размножения самок и подрастающее потомство. Но у человека действие этих корректирующих инстинктов значительно ослаблено, так что агрессия нередко прорывается у нас в ситуациях, вполне безопасных для наших собратьев, высших животных. Возможно, происхождение повышенной агрессивности человека связано с тем, что человек, как и все приматы, — очень слабо вооружённый хищник. Известно, что механизмы торможения агрессии, охраняющие собратьев по виду, наиболее развиты у «сильных» хищников, способных убить крупное животное несколькими движениями, с помощью зубов и когтей. Но у человека нет такого природного оружия, и когда он изобрёл оружие, намного превосходящее то, которым его наделила природа, торможение по отношению к особям своего вида оказалось недостаточным. Мы происходим от насекомоядных предков, размером и видом напоминающих крысу, хотя и не родственных грызунам; такие существа все ещё живут в джунглях Мадагаскара. По-видимому, наши более близкие предки не были вполне растительноядными, как гориллы, а скорее поедали время от времени мелких животных, как шимпанзе — наиболее близкий нам по составу генома вид приматов. Впрочем, антропоиды — человекообразные обезьяны — мало агрессивны и, за редкими исключениями, не убивают своих собратьев по виду. Причину необычной агрессивности человека следует искать в его социальной истории — в открытых Дарвином процессах группового и полового отбора.

Во-вторых, человек потребляет на килограмм веса в пять раз больше энергии, чем любое другое высшее животное. Можно сказать, что он «гиперэнергетичен». Такая способность поглощать энергию, несомненно, связана с преимуществами в добыче пищи, которые доставляет человеку его мышление. Чем объясняется потребность в таком количестве энергии, трудно сказать. Сам по себе мозг человека потребляет мало энергии; но человек, несомненно, деятельнее всех других крупных хищников, которые затрачивают много энергии лишь во время охоты, тогда как человек проявляет свою неуёмную деятельность чуть ли не всё время. Животные больше нас ценят покой и не расходуют энергию без серьёзной причины; поистине, к человеку применимо изречение Данте: bestia senza pace. 8

В-третьих, человек «гиперсексуален»: он проявляет половую активность круглый год, тогда как другие высшие животные стимулируются к ней лишь в определённое время. Кажется, эта способность человека до сих пор не получила объяснения, но, вероятно, она связана с двумя предыдущими. Даже в биологическом смысле человека трудно понять!

«Правда ли, что у человека нет инстинктов?» – Яндекс.Кью

Сперва нужно понимать, что такое инстинкт и какую функцию он выполняет.
По схематическому определению К. Лоренца

Инстинкт = врожденные потребности + врождённый комплекс действий.

Позже, данная формула-схема была расширена с т.з. общей биологии и приобрела следующий вид

Инстинкт = врождённые потребности + ключевой стимул + врождённый комплекс действий.

Инстинкт формируется в филогенезе как шаблонные способы выживания вида относительно статичной среде, что позволяет сделать потребности, триггеры и комплексы действий у всех представителей вида гомологичными. Удивительная рациональность инстинктивного поведения долгое время ставила в тупик учёных, т.к. создаётся устойчивое впечатление, что в сознании животного и даже насекомого существует определённый осознанный план действий. Однако стоит немного нарушить последовательность триггеров, как на поверхности оказывается лишь сломанный, зацикленный механизм. Узконаправленность и специфичность инстинктивного поведения изящно демонстрируется рядом этологических экспериментов:

«Комар откладывает яички на поверхность воды и никогда не откладывает их на сушу, где они неизбежно высохнут. <…> Откладывание яичек комара на водной поверхности вызывается блеском воды; поэтому достаточно заменить воду блестящим зеркалом, чтобы комар начинал откладывать яички на его поверхности.

<…> у одной из пород ос сложилось очень «целесообразное» поведение. Подлетая с добычей к норе, в которую она помещает добычу, она оставляет эту добычу около норы, затем влезает в нору и после того, как она находит эту нору пустой, выходит наружу, втаскивает добычу в нору и улетает. Дело, однако, существенно меняется, когда в специальном эксперименте добычу, лежащую перед входом, сдвигают на несколько сантиметров, проделывая это в тот период, когда оса производит свою разведку в норе. В этом случае оса выходит из норы, не находит добычу на прежнем месте, снова подтаскивает ее в исходное положение и… снова входит в нору, которую она только что обследовала. Поведение осы может повторяться много раз подряд, и каждый раз, когда добыча перемещается на несколько сантиметров, оса продолжает механически повторять обследование норы, потерявшее при этих условиях свою целесообразность.

Аналогичные наблюдения были проведены над пчелами. Известно, что пчела заполняет пустые соты медом и, отложив нужное количество меда, запечатывает соты. Однако, если в условиях социального опыта отрезается весь низ сот, и мед, который пчела кладет в соты, проваливается, пчела продолжает запечатывать пустые соты через определенный период времени, закрепленный в ее инстинктивной программе. И здесь поведение, которое было целесообразным в постоянных стандартных условиях жизни, теряет свою целесообразность, когда условия жизни меняются».

Лекции по общей психологии / А. Р. Лурия. — СПб.: Питер, 2006. — 320 с.

Чем более высокоорганизованным является вид, тем меньшую роль в его поведении играют инстинкты. Поразительные способности к обучению демонстрируют уже высшие приматы, но человек возводит способность к обучению в абсолют. Правила и способы взаимодействия между людьми, организация труда, быта, досуга и даже удовлетворение первичных потребностей обусловлено социальными, или даже можно сказать антропосообразными факторами. Вариативность поведения, приспособление к окружающему миру через преобразование этого мира — видовые особенности нас как вида. Считать, что у человека есть инстинкты, значит отказывать ему в разумности.

Советский психолог П.Я. Гальперин, дабы не выбрасывать человека за пределы животного мира, вводит разделение на «биологические» и «органические» факторы. Под биологическими факторами или потребностями Гальперин понимает

«то, что в силу определенного строения организма предопределяет тип жизни и поведения, а органическим — то, что тоже обусловлено строением организма, но уже иным строением, которое ни типа жизни, ни поведения не определяет.

Биологические потребности, предопределяя тип поведения в среде наследственным строением организма, безусловно исключают общественный тип жизни, не совместимы с ним. А органические потребности тип внешней жизни не предопределяют и совместимы с любым типом жизни, если только он обеспечивает удовлетворение этих потребностей. Органические потребности «в чистом виде» у человека те же, что и у животных, но у животных они структурно, накрепко спаяны с инстанцией специфического отношения к внешней среде, а у человека такой наследственной инстанции уже нет, у животных они предопределяют поведение, а у человека не предопределяют; у животных они биологические, а у человека — только органические. У человека нет биологических потребностей — нет инстинктов».

Гальперин П. Я. Психология как объективная наука Под ред. А. И. Подольского. / Вступ. ст. А. И. Подольского — М.: Изд. «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1998. — 480 с.

Не стоит путать инстинкт и рефлекс, т.к. рефлекторная реакция, как, например, одернуть руку от горячего чайника, безусловно имеет биологическое происхождение (или «органическое» в терминах Гальперина), но реакция — это не поведение. В организме вообще много чего происходит бессознательно и рефлекторно, однако едва ли было бы адекватным назвать перистальтику кишечника инстинктом.

Некоторые популярные статьи по теме:

Виноградова Е.П. Инстинкты. Они есть у человека или их нет?

Фридман В.С. Инстинкты (и почему их нет у человека)

Материнский инстинкт (2018) — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 1025

1—10 из 12

Элиз и Селин — подруги не разлей вода. Они постоянно собираются на совместные ужины, проводят праздники и даже вместе воспитывают детей. Соседская идиллия двух женщин прерывается несчастным случаем: сын Селин погибает в результате несчастного случая. Элиз всеми силами пытается поддержать подругу, но в ответ слышит лишь обвинения в смерти маленького Максима. Печальное событие разворачивается в настоящее противостояние и приобретает всё более пугающие масштабы…

Смерть ребенка — это всегда трагедия. Причем из разряда таких, от которых волей-неволей хочется отвести глаза. Казалось бы, что Режиссер Оливье Массе-Депасс и так не ищет легких путей, выбирая такую тему, но при ближайшем рассмотрении по его задумке всё выглядит ещё сложнее. Автор нанизывает на скелет триллера чуть больше, чем может потянуть, но всё же приходит к положительному результату.

Боль родительская здесь тесно сопряжена с чувством вины сопричастного человека и щедро приправлена атмосферой нездоровой подозрительности. Фильм, который сперва напоминает традиционную бытовую драму с стиле ретро для пущего флера, постепенно обрастает тягучим саспенсом и чувством неопределенности. Сюжет не устает зарабатывать баллы, виртуозно играя со зрительским мнением: происходящее на экране балансирует на грани паранойи. Однако, в действительности выбирать сторону не получается: баланс сильно смещен в сторону одной из героинь как в эмоциональном плане, так и в банальном количестве сцен. Главное достоинство фильма, конечно, сводится к искусно прописанным и великолепно сыгранным центральным персонажам, целенаправленно ведущих аудиторию к долгожданной и внезапной развязке.

«Материнский инстинкт» — дистиллированный европейский триллер, снятый стильно и качественно. Фильм по содержанию выигрывает в своем жанре у доброй половины американского кинорынка, но не добирает на поворотах в резкости и смелости. Однако, в одном можно быть уверенным: эстетическое удовольствие от этих полутора часов получить вполне реально.

7 из 10

прямая ссылка

23 октября 2019 | 10:13

«Материнский инстинкт» — французский остросюжетно-драматический триллер придется по вкусу в первую очередь поклонникам олдскульных триллеров прошлых лет. Словно эхо из 90-ых знакомая атмосфера проносится по всему фильму, оставляя после себя немало ностальгических чувств и приятных воспоминаний о легендарных фильмах того времени. Но ближе всего к этой картине приходится психологических триллеров «Рука, качающая колыбель» с Ребеккой Де Морнэй в главной роли, которая, кстати, была признана Лучшей злодейкой на всенародном голосовании для премии MTV 1992 года. Как ни странно, но именно эта картина всплывает сразу после начала основных событий «Материнского инстинкта».

Как и многие подобные фильмы, история затрагивает тему семейных ценностей, но со своим определенным пониманием, а точнее извращенным видением проявления материнской любви.

По сюжету у соседской семьи погибает маленький ребенок. Пытаясь утешить несчастную мать, главная героиня замечает, что убитая горем женщина начинает проявлять чрезмерное внимание к ее сыну. Все попытки пресечь подобные действия оказываются тщетными, ведь ни муж, ни окружающие просто не верят ей. Кажется, что главная героиня на ровном месте уже сама сходит с ума, так как видит угрозу в каждом, кто приближается к ее ребёнку. Не думая о последствиях, главная героиня решается на открытое противостояние со своей соседкой, что приводит к необратимым последствиям для каждого члена двух семей.

Главная особенность данной картины заключается в ее визуальной насыщенности и невероятной атмосфере постоянно присутствующего саспенса. Но при этом операторская работа весьма оригинальная, современная и притягивающая зрительское внимание. По сути, в одном фильме тесно переплетены атмосфера старых триллеров со времен Хичкока и новаторский дух современного авторского кино, где иногда картинка выходит на первый план, а сама история является лишь замыкающим фактором всего кинопроизведения.

Но даже при всем желании сделать картинку незабываемой, без актерского старания ничего бы не срослось, потому что именно благодаря крепкой взаимосвязи персонажей история получилась насыщенной, драматичной и запоминающейся. Грамотное перевоплощение с эмоционально сильным посылом однозначно выделяет эту картину среди многих других историй с похожей концепцией сюжетного развития. Но это совершенно не дает повода утверждать, что фильм достоин самой наивысшей оценки. Конечно, в фильме хватает проблем как сценарных, так и технических. Особенно стоит быть готовым к весьма неоднозначному финалу, который многих либо разочарует, либо, наоборот, приведет в дикий восторг. Но в любом случае картина достойна внимания, а если вы поклонники драматических home-триллеров, то вы просто обязаны увидеть этот фильм. Приятного просмотра.

прямая ссылка

28 августа 2019 | 16:48

Селин и Элиз — давние подруги. Они соседи, их семьи постоянно проводят время вместе. А сыновья — лучшие друзья. Но вдруг сын Селин погибает из-за роковой случайности. Мать не может смириться с потерей. Селин начинает обвинять подругу в том, что та не спасла ее сына. Материнский инстинкт не отпускает.

В оригинале фильм называется ‘Duelles’, что в переводе с немецкого означает ‘дуэль’. Нечасто случается, что русское название фильма передает его содержание лучше оригинального, но это именно тот случай. Дуэль, всё таки, подсознательно отсылает к выяснению отношений суровых мужчин на американском западе, а не к хрупким женщинам, сходящим с ума в пригороде шестидесятых.

Слоган фильма предлагает нам угадать, кто же из героинь — зло. И это огромный спойлер. Чем меньше знаешь о фильме, тем приятней его смотреть, ведь мы всегда надеемся, что что-то вдруг пойдёт не по плану, что фильм сможет нас удивить. А слоган бесстыднейшим образом заявляет, что мы опять смотрим классический триллер, и этим полностью разрушает восприятие картины.

А как хорошо все складывалось: тут и актеры играют хорошо, и картинка сочная, и 60-е на экране проработаны и воссозданы безукоризненно. Но все рушит излишняя ‘вылизанная’ академичность картины. В ней тонет всё: от интересного и перспективного антуража до смысла и идейной составляющей фильма.

Быть может, кому-то картина и понравится. Без сомнения, ‘Материнский инстинкт’ может скрасить вечер и заставить немного поразмыслить на тему материнства, потери близкого человека, одержимости. Свою функцию фильм выполняет хорошо: не то чтобы завораживает, но от экрана не оторваться. И в своей классической среде производит впечатление скорее приятное, чем отталкивающее. Но я думаю, что кино мы смотрим как раз для того, чтобы удивляться, а именно этого ‘Материнский инстинкт’ нам, увы, ее предлагает.

6 из 10

прямая ссылка

27 августа 2019 | 01:56

Nigan

Материнский инстинкт

Данная лента бельгийского режиссера Оливье Массе-Депасса заслужила теплый приём профессиональных критиков. Автору выдали огромный аванс сравнив его работу с творчеством великого мастера саспенса Альфреда Хичкока. Надо сказать, что влияние маэстро чувствуется очень отчетливо, ни столько в плане истории, сколько в плане нагнетания атмосфера и создания подсознательной тревоги. Стоит подробнее разобраться в плюсах и минусах этого маленького, но интересного фильма.

За основу взят роман известной бельгийской писательницы Барбары Адель, но не следует ему в полной мере. По жанру это смесь психологического триллера и семейной драмы с трагическими элементами. Автор показывает нам размеренную жизнь двух успешных семей среднего класса, чья идиллия оказывается разрушенной из-за страшной трагедии. Вся дальнейшая жизнь главных героев превращается в сложный клубок, сотканный из паранойи, лжи и всеобщего недоверия. Страх начинает разрушать сознание и затуманивает разум.

Режиссер затронул очень сложную тему потери ребёнка и на основе столь тонкого психологического материала выстраивает своё произведение. Лучшие подруги (у каждой из которых лишь по одному ребёнку) оказываются разделены горем. Одна погружается в депрессию и не может смириться с потерей, а вторая оказывается накрыта параноидальным страхом за своего сына. Играя на родительских страхах, автор постепенно нагнетает напряжение, во многом благодаря удачно подобранному музыкальному сопровождению, которое также отсылает к хичкоковскому творчеству. Женское противостояние здесь представлено в любопытном ключе, автор умело путает зрителя и не позволяет прямо сказать, кто из них действительно прав. Мы начинаем сомневаться вместе с героями и это хорошо продуманный режиссерский ход.

Действие разворачивается в 1960-ых годах, что предаёт фильму стиль ретро. Временная эпоха не играет особой роли в плане сюжета, но придаёт ленте особое меланхолическое настроение. И всё же режиссеру не хватило оригинальности и авторской наглости, чтобы вывести картину на более высокий уровень жанра. В начале фильма между героинями чувствовалось некое сексуальное напряжение, которое могло стать интересной сюжетной линией, но это оказалось ложным впечатлением. Что касается финала, то он получился качественным и даже пугающим, но не способным удивить искушенного зрителя.

Верле Батенс и Анн Косенс смогли представить на экране образы неоднозначных женщин. Их игра действительно завораживает. Психопатологическое противостояние открывает в каждой невиданные до трагедии черты характера. От любви до ненависти один шаг. Именно эта фраза хорошо характеризует их отношения, но не ограничивается лишь этим.

Материнский инстинкт это тонкий психологический триллер, саспенс которого выстраивается на почве трагической драмы. Напряженная атмосфера с отличной музыкой отлично передаёт зрителю чувство тревоги и заставляет ожидать нечто страшного. Можно разбирать фильм в психологическом плане, исследовать институт семьи на фоне трагических перипетий, но это всё же жанровое кино. Картина держит интригу и не позволяет скучать. Рекомендую к просмотру любителям жанра.

7 из 10

прямая ссылка

26 августа 2019 | 22:30

Жаль, что подобное кино не совсем популярно и на первый сеанс я пришла в гордом одиночестве.

Не множество положительных рецензий заставили меня пойти на этот, а фильм, а заявление режиссёра, что фильм сделан в стиле Хичкока. Как я могла такое упустить? Да никак.

Две подруги домохозяйки живут по соседству и все у них замечательно — семья (оба воспитывают сыновей), дружба, семейные праздники и все кажется нерушимым, пока в один момент, по неосторожности, сын Селин — Максим, выпадает из окна, почти на глазах у подруги Элис, и погибает. И тут сюжет начинает лихо раскручиваться — разрушаются две семьи. Селин винит себя и Элис, с мужем разлад и подруги отдаляются. Какое-то время семьи не общаются, но со временем все возвращается на круги своя, но Элис особенное внимание обращает на сына Элис — Тео…

Это психологический триллер бельгийского режиссёра Оливье Массе-Депасса. С предыдущими его работами не знакома, но что-то подсказывает, что этот фильм отличается от его остальных картин. По Хичкоку — время действия 60-ые, имеется изящная блондинка и много саспенса. Я не могу сказать, что фильм полностью похож на Фильмы Хичкока, стиль маэстро никто не сможет воссоздать, но подражание получилось достойное.

Это красивый, эстетичный фильм, без пробелов, который играет на нервах. Великолепная игра двух женщин — от дружбы до ненависти, без пустых диалогов, с прекрасной мимикой (чего только стоит взгляд Селин в некоторых моментах). Все это вместе не даёт отвлечься ни на минуту от фильма, хотя у него и так приятный хронометраж в 1,5 часа. И хоть наше внимание старались переключать от одной героине к другой, я полностью поверила Элис. Хорошо раскрыты темы матери и ребенка, потери детей. Есть и пара нелогичных моментов, которые являются клише, но все-таки терпимо (ребенок у открытого окна, муж который не верит своей жене) Актерский состав сыграл убедительно хорошо, особенно Верле Батенс и Анн Косенс. Захватывающая история двух женщин, как говорится — от любви до ненависти один шаг.

Развязка — неожиданная, но вполне логичная, все хорошо сведено к концу. Если у вас и будут какие-то предпосылки кого-то подозревать, то вы до самой развязки фильма будете в неведении сможет ли этот человек переступить границу морали.

Фильм понравится многим, особенно женщинам. Женщинам с крепкими нервами.

прямая ссылка

28 июля 2019 | 17:37

Общее впечатление: Я люблю психологические триллеры, а вы? Эта лента стартовала с сегодняшнего дня в кинотеатрах, и если в вашем городе кино идет, рекомендую обязательно сходить.

Вроде и картина развивается медленно, вялотекущее повествование охватывает полностью хронометраж, но напряженные моменты еле украдкой касаются минут, будто запутывая зрителя, не предугадать каков же финал! Каждый шаг — это саспенс, каждое движение и вот тревожное ощущение плавно течет по телу, не давая ступить назад. Это кино полностью поглощает внимание, не давая даже минуты скучать! Да оно камерное, но все же толика динамики присутствует.

В центре сюжета две подруги — Элиз и Селин. Женщины соседки проводят много времени вместе, их сыновья растут как братья. Всё рушится, когда один из мальчиков погибает. Дружба сменяется обвинениями, а гармония — постоянным подозрением. Поведение Селин становится всё более странным, и невозможно предугадать, как всё закончится.

На что готова пойти мать, ради своего дитя? Да на все что угодно, это же мать! Спокойное течение сменяется бурным потоком безумия. Причем в кадре умело с первого на второй план переключается поведение разных семей. Где все хорошо, и где все пошло на откос из-за смерти ребенка. Эта идиллия с прекрасной семейной обстановкой на фоне горечи, как ушат с холодной водой. Но сразу становятся понятны мотивы, обиды и поведение героев. Ставишь на место героинь себя, и невольно задумываешься — «А что бы сделала я? Как бы поступила?»

Несомненно заслуга двух актрис показать эмоциональное состояние от радости до тревоги и отчаяния. Именно на хорошей актерской игре многое держится, погружение в историю, а так же сочувствие к героям, что важно! И пусть наши локализаторы окрестили «Материнский инстинкт» — только на пользу. Название полностью оправдывает себя.

Это напряженный психологический триллер с элементами драмы, придется по вкусу всем кто любит такой жанр. Стильный, увлекательный, завораживающий.

8 из 10

прямая ссылка

26 июля 2019 | 17:19

Приветствую всех! Благодаря предпоказу, устроенному прокатчиком, посмотрел «Материнский инстинкт» до начала проката. Сейчас поделюсь с вами впечатлениями от увиденного. Сюжет рассказывает о двух соседских семьях, двух матерях: Селин и Элис. Происходит ужасающий инцидент. При случайных обстоятельствах погибает сын первой героини. Дружба сменяется на скрытую ненависть, а доверие — на вечные подозрения…

С каждым новым месяцем данный прокатчик продолжает удивлять купленными фильмами, ведь каждый кардинально отличается от предшественника. В апреле были неоднозначные «Синонимы», в мае — эротическая «Куриоса», а в июне — шедевральные «Паразиты». Настал черёд интригующего триллера.

Начну с атмосферы. Режиссёр решил не повторять большинство современных драм и развернуть события в 60-х годах, отдавая дань уважения Хичкоку, наверное. Тут и шикарные костюмы, и красивые дома, и винтажные автомобили — всё как положено, всё соответствует тому времени.

Мой вам совет: не старайтесь искать в действиях и мотивах героев логику, так как чаще всего она отсутствует! И без парочки клише тоже не обошлось. Например, муж главной героини, по законам жанра, не верит жене, считая её сумасшедшей. Или вот основная завязка: сын Селин, пытаясь спасти своё домашнее животное с КРЫШИ (?), теряет равновесие и падает. После такого, кроме шока, возникает уйма вопросов от «как туда попал кот?» и заканчивая «почему мать оставила маленького ребёнка наедине с открытым окном?».

Мне невероятно понравилось, что фильм не «раскрывал карты» почти до самой развязки, оставлял в неведении и ты не знал: кто же на самом деле плохой, а кто хороший; кто способен на поступки, переходящие за рамки морали и дозволенного, а кто нет.

Напряжение и нагнетание обстановки — хоть и не самая сильная сторона картины, но определённо было несколько моментов, которые заставляли вжиматься в кресло, а иногда даже шокировали.

Все недостатки нивелируются хорошей актерской игрой. В фильме сыграли Верле Батенс, Анн Косенс, Мехди Неббу, Арье Вортхальтер и Жюль Лефевр. Хоть для меня, как и для любого российского зрителя, эти актёры и являются безызвестными, их игра является вполне удовлетворительной. Особенно сыграла выше всяких похвал Верле Батенс — весьма харизматичная и талантливая особа.

В одном из отрывков первых статей о картине говорится, что фильм «напоминает изысканные триллеры Хичкока». Чёрт возьми, это и вправду так. Тут есть все задатки качественного триллера, включая интриги и напряжение, но лента периодически «проседает» в эмоциональном и логическом плане — это единственные огрехи картины.

За основу взяли тему материнства и утрату ребенка. Должен признать, режиссёр очень грамотно и интересно преподнёс и раскрыл свою мысль и видение. Каждый зритель сможет извлечь из данного кино некую мораль и понять посыл.

Подытожу. Данная лента мне определённо понравилась, однако существуют моменты, не дающие покоя (в плохом смысле) при просмотре. И всё же разок посмотреть однозначно можно. Рекомендую заценить любителям «острого» кинца в стиле Хичкока, а также французских фильмов.

7 из 10

прямая ссылка

25 июля 2019 | 19:32

Это сильный фильм. Он очень тонко, незаметно проникает под кожу и играет на нервах новичков и давних поклонников психологических триллеров. Даже великий маэстро Хичкок вряд ли снял бы лучше. Камернее — чтобы зрители не чувствовали так много боли — возможно. Но не лучше.

Оливье Массе-Депасс снял фильм о самом страшном горе для любого родителя — о потере единственного ребенка. Трагедия, словно волна, объединившая и разбившая вдребезги две некогда дружные семьи, теперь точит сомнениями одну мать и уничтожает остатки разума другой. Во что это выльется — неизвестно никому, ведь мир не живет инстинктами. А может, зря?

Поскольку все критики в один голос заявляют о духе Хичкока, которым пронизан «Материнский инстинкт», не лишним будет вспомнить, чем прославился этот культовый режиссер.

Первое, что приходит на ум — это проницательные, изящные блондинки. От Грейс Келли до безупречнейшей Типпи Хедрен — каждая девушка своей красотой и беззащитностью в несколько раз увеличивала излюбленный прием Хича — эффект саспенса.

Саспенс — это тревожное ожидание, предчувствие чего-то ужасного, то, что неразрывно связано с творчеством Хича. Причем у него можно увидеть два разных типа саспенса: парализующий и внезапный. Внезапный — как в «Психо»: зрители в ужасе кричат от нескольких неожиданных сцен, когда их нервы доведены до предела напряженным воздействием музыки, тревожными знаками, которые не замечает сама жертва. Второй, парализующий, можно видеть в фильме «Веревка»: преступление уже свершилось и зрители не могут сдвинуться с места, поскольку испытывают ужас и оцепенение преступника и даже в некотором роде сочувствуют ему и переживают за него.

Итак, что же из этого можно увидеть в «Материнском инстинкте» Оливье Массе-Депасса?

Это удивительно — но всё. Каждая деталь из наследия Хичкока была искусно переплетена с запросами современных любителей триллеров — динамичностью, яркостью, психологическими качелями и не было забыто даже противостояние блондинки и брюнетки (как в «Марни»).

Великолепная игра двух женщин в горе, в отчаянии, в любви и надежде — все это потрясает воображение и не дает отвлечься ни на минуту.

Однако в моменты, когда камера отпускает лица героинь и скользит по тщательно выверенному и аккуратному пригороду, — обратите внимание, какой милый оммаж сделал французский режиссер гениальному фильму Терренса Малика «Древо жизни». Изящный, вроде бы ничего не связывающий проезд по верхушкам деревьев можно не трактовать вовсе, или же связать с философским, сияющим фильмом о жизненном выборе и углубить смысл «Материнского инстинкта».

10 из 10

Смотреть всем, у кого крепкие нервы.

прямая ссылка

25 июля 2019 | 15:43

IPonelis

Инстинкт сохранения семьи

60-е, милые домишки, красивые автомобили-жуки, твид, ленты в волосах, жемчуг. Две подруги-домохозяйки Селин и Элис живут по соседству, у них прекрасные семьи, обе воспитывают сыновей. Идиллия, кажется, нерушима: работа с цветами в саду, сюрприз-вечеринки на день рождения, любящие мужья, дружные детки. В один из таких идиллических дней сын Селин Максим по неосторожности выпадает из окна — и погибает.

Обе подруги в этот момент находятся неподалеку, но сделать, конечно, ничего не успевают. В итоге с этого момента начинает раскручиваться спираль разрушения, касающегося разом двух семей. Селин тяжело, она винит себя (и Элис тоже, к слову) в произошедшем, с мужем происходит разлад, а подруга отдаляется, чувствуя, что близость оборачивается неприязнью. Какое-то время обе семьи находятся в ступоре, но постепенно всё успокаивается, и Селин вновь начинает коммуницировать с внешним миром, особенно обращая внимание на Тео, сына Элис. Он единственный, кто связывает её с Максимом, и желание общаться и даже дружить с мальчиком поначалу не выглядит странно — это такой способ восстановления для женщины после непреодолимой утраты. Конечно, Элис не в восторге, но в этом ничего страшного нет. Однако дружеская связь, давшая трещину еще после смерти Максима, постепенно рушится: одна мать продолжает воспитывать живого сына — вторая наблюдает украдкой за чужой жизнью, оставшись без ребёнка. Кажется, понимание потеряно.

Но жизнь продолжается, подруги тянутся друг к другу, стараются найти общий язык, проводят время вместе. Селин помогает Элис, если та что-то не успевает, а Элис беспокоится, чтобы Селин ничего не расстраивало. Всё вроде бы на своих местах — почти. Однако периодически происходят странные вещи, из той категории, когда вслух об этом говорить неудобно — сочтут за сумасшедшего, да может это и вовсе показалось — тогда зачем мутить воду? Эти ситуации то разобщают, то сводят подруг вместе, и почти невозможно понять, осталось ли у кого-то из них чувство вины, или винят они в чём-то друг друга, или же не самые приятные случаи из прошлого мешают спокойно жить дальше. Нас особо не погружают в пространство разнородных интриг: всё действие, все чувства — они здесь и сейчас, сосредоточены в конкретном отрезке времени. И если вчера могла случиться ссора, то сегодня происходит что-то ещё — и все мирятся, и всё в порядке. Сложно догадаться по призрачным полунамёкам режиссера, был ли у подруг ранее повод для разобщения. И так даже лучше.

Очень интересно локализаторы окрестили фильм — повод действительно есть, ведь ради родного ребенка любая мать пойдет на всё. Эта тема вполне раскрывается через отношения Селин и Элис, через их взаимодействие с сыновьями, и в итоге понятие ‘материнский инстинкт’ раскрывается с непривычной стороны. Однако в оригинале фильм называется Duelles, что в переводе с французского означает ‘двойной’. Ну или двойственный, как я бы это перевела. Из этого слова красивого названия для проката не вышло бы, но оно тоже многое объясняет. Абсолютно такое же слово в переводе с немецкого означает ‘поединок’. Что интересно, и оно к фильму в некотором смысле применимо. Он довольно многогранен, чтобы показаться и драмой, и триллером, и рефлексией на тему чувства вины в разных формах.

Это очень аккуратный, красивый и цельный фильм. Его интерьер — что интерьер этих милых домов: стильный, с тщательно выверенными тонами, со своевременными поворотами, с красивыми четкими углами и гармонией цвета. Нет затянутых диалогов — их вообще довольно мало, и нет простоя: всему своё время — и события развиваются равномерно. Нет перегибов: игра актёров затягивает, им веришь, и эти мелкие несовершенства, наморщенный лоб Элис, тяжелый взгляд мужа Селин — всё это так реально и просто, и близко, что перестаешь задумываться о том, насколько выхолен на самом деле фильм, насколько он проработан и причесан, сколько обточено шероховатостей. А ведь он реально выхолен. Его комфортно смотреть — он приятен визуально и с точки зрения распределения персонажей и диалогов по метражу. Однако когда интрига сплетается крепче, комфорт утрачивается: режиссер играет нашим вниманием, направляя его, как теннисный мяч, то к одной героине, то к другой. Он заставляет нас подозревать по очереди каждую то в плохих замыслах, то в сумасшествии, то в ревности, то в желании мстить. И получается хорошо: успеваешь дважды изменить свое мнение, и только в последней трети фильма начинаешь понимать, что, где и когда.

И пусть развязку нельзя назвать неожиданной, идти к ней полтора часа через интриги, подозрение и эстетический комфорт — одно удовольствие.

прямая ссылка

25 июля 2019 | 14:24

Психологический триллер бельгийского режиссера Оливье Массе-Депасса (‘Нелегал’, ‘Клетки’), снятый по роману Derriere la Haine («За ненавистью») бельгийской писательницы Барбары Абель.

С предыдущими работами Массе-Депасса я не знакома, но, как говорит сам автор, в этом фильме он хотел «поупражняться в стиле» Хичкока и Дэвида Линча. Именно поэтому режиссер перенес место действия из современности, как в первоисточнике, в 60-е. Не скажу, что стиль этих знаменитых кинематографистов и «ретро» читается, но картина выглядит весьма атмосферно.

Сочная картинка. Хоть это и триллер, но преобладают светлые, сочные тона, много розового и бирюзового, всюду цветы, солнце и детский смех – отличный фон для противовеса психологического напряжения. Режиссеру удалось поиграть с эстетическими контрастами.

Великолепно передана эмоциональная ситуация, связанная с утратой ребенка. Весь саспенс строится на трагедии, подозрительности и паранойи и этого достаточно, чтобы держать зрителя в напряжении до самого конца.

Захватывающая история. Развитие отношений двух женщин от почти родственной дружбы до открытой конфронтации, зеркальные истории семей и отношений в них, единое событие, изменившее привычный ритм жизни. Героям сочувствуешь, им сопереживаешь, проживаешь вместе с ними историю. Возможно, поэтому конец кажется дисгармоничным, в реальной жизни так не бывает, не должно быть.

Это скорее женское кино. В нем явно ощущается истинно женская натура — чувствительная, эмоциональная, мнительная, беспокойная, с животными материнскими инстинктами.

8 из 10

прямая ссылка

24 июля 2019 | 21:39

показывать: 1025

1—10 из 12

Определение и значение инстинкта | Dictionary.com

📙 Средняя школа Уровень

Показывает уровень обучения в зависимости от сложности слова.

1

[in-stingkt] SHOW IPA

/ ˈɪn stɪŋkt / PHONETIC RESPELLING

📙 Уровень средней школы

Показывает уровень обучения в зависимости от сложности слова.


существительное

врожденный образец активности или склонность к действию, общий для данного биологического вида.

естественный или врожденный импульс, склонность или склонность.

природная способность или дар: инстинкт зарабатывания денег.

естественная интуитивная сила.

ВИКТОРИНА

ОБЪЯСНИСЬ! ПРИБЫЛА УЮТНАЯ ВИКТОРИНА ПО ОСЕННЫМ СЛОВАМ

Если осень — ваше идеальное время года, оживите свой репертуар «осеннего» словаря с помощью этой викторины с несколькими теплыми и яркими описательными словами, описывающими время года.

Вопрос 1 из 10

Какое из следующих слов означает «издавать потрескивающий звук; треск »?

Происхождение инстинкта

1 1375–1425; поздне-среднеанглийский instinctus prompting, intigation, entiasm, эквивалентный * insting (uere) (in-in- 2 + * sting (u) ere, по-видимому, колоть; см. отчетливо) + -tus суффикс v.действие

Слова рядом с инстинктом

внушать, внушать, инстилляция, инстиллятор, внушать, инстинкт, инстинктивно, инстинктивно, в швах, институт, институт

Другие определения инстинкта (2 из 2)

инстинкт 2

[in-stingkt ] SHOW IPA

/ ɪnˈstɪŋkt / PHONETIC RESPELLING


прилагательное

наполнено или наполнено каким-то оживляющим принципом (обычно сопровождаемым с): инстинкт с жизнью.

Устарело. одушевленный какой-то внутренней силой.

Происхождение инстинкта

2 1530–40; instinctus возбужденный, возбужденный, вдохновленный, причастие прошедшего времени * insting (u) ere; см. инстинкт 1

Dictionary.com Несокращенный На основе Несокращенного словаря Random House, © Random House, Inc., 2021

Слова, относящиеся к инстинкту

интуиция, сноровка, талант, предчувствие, чувство, склонность, импульс, чувство, смекалка, чувство, склонность, склонность, побуждение, склонность и т. Д. предрасположенность, дар, ноу-хау, нос, способности, внутренняя реакция

Как использовать инстинкт в предложении

.expandable-content {display: none;}. css-12x6sdt.expandable.content-extended> .expandable-content {display: block;}]]>
  • Возможно, у вас есть инстинкт, что анализ определенного набора данных может дать интересные полученные результаты.

  • «У меня есть инстинкт выживания, — сказал Бен, 28-летний житель Нью-Йорка.

  • Конечно, мой инстинкт состоит в том, чтобы идентифицировать себя с полицией, независимо от обстоятельств.

  • В мгновение ока он со скоростью инстинкта отразил удар прямо мимо вратаря.

  • Человеческое стремление к знаниям и исследованиям — это абсолютное благо, и нам нужно следовать этому инстинкту.

  • Возможно, его консервативный политический инстинкт в конечном итоге помешает Мердоку полностью погрузиться в лагерь «да».

  • Кажется, это настоящий инстинкт, который предшествует образованию и делает образование возможным.

  • Подражание порядкам старших, несомненно, играет здесь роль, но этому помогает инстинкт украшения.

  • Задолго до того, как разум нашел ответ, инстинкт — быстрый и беспощадный переводчик — прямо сказал ему.

  • По движению позади него Мариус почти инстинктивно догадался, что Гарнаш отступил для выпада.

  • Он считает, что у него есть инстинкт, что это пята немецкого Колосса, иначе он невосприимчив к нашим стрелам.

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ПРИМЕРОВ СМОТРЕТЬ МЕНЬШЕ ПРИМЕРОВ



популярных статейli {-webkit-flex-base: 49%; — ms-flex-предпочтительный размер: 49%; гибкая основа: 49%;} @media только экран и (max-width: 769px) {.css-2jtp0r> li {-webkit-flex-base: 49%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 49%; flex-base: 49%;}} @ media only screen and (max-width: 480px) { .css-2jtp0r> li {-webkit-flex-базис: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; гибкий-базис: 100%;}}]]>

Британский словарь определений для инстинкта


существительное (ˈɪnstɪŋkt)

врожденная способность животного реагировать на данный стимул относительно фиксированным образом

врожденная интуитивная способность

естественная и очевидно врожденная способность

прилагательное (ɪnˈstɪŋkt)

редко (постположительные часто следуют с )
  1. одушевленный или побуждаемый (посредством)
  2. пропитанный или наполненный (с)

Слово Происхождение для инстинкта

C15: от латинского instinctus routed, от instinguere — подстрекать; сравнить instigate

Collins English Dictionary — Complete & Unabridged 2012 Digital Edition © William Collins Sons & Co.Ltd. 1979, 1986 © HarperCollins Издательство 1998, 2000, 2003, 2005, 2006, 2007, 2009, 2012

Медицинские определения инстинкта


n.

Врожденный образец поведения, характерный для вида и часто являющийся реакцией на определенные раздражители окружающей среды.

Сильная мотивация или импульс.

Другие слова из инстинкта

in • stinc′tive null прил.

Медицинский словарь American Heritage® Stedman’s Авторские права © 2002, 2001, 1995 компании Houghton Mifflin.Опубликовано компанией Houghton Mifflin.

Научные определения инстинкта


Унаследованная тенденция организма вести себя определенным образом, обычно в ответ на окружающую среду и с целью удовлетворения определенной потребности. Развитие и исполнение инстинктивного поведения не зависит от конкретных деталей учебного опыта человека. Напротив, инстинктивное поведение одинаково развивается у всех особей одного вида или одного пола одного вида.Например, птицы построят гнездо, типичное для их вида, хотя, возможно, они никогда раньше не видели, чтобы такое гнездо строилось. Некоторые виды бабочек совершают длительные миграции к местам зимовки, которых они никогда не видели. Поведение животных часто отражает влияние сочетания инстинкта и обучения. Базовый паттерн пения многих видов птиц передается по наследству, но он часто уточняется, обучаясь у других представителей этого вида. Говорят, что собаки, которые естественным образом стремятся собрать в группу животных, таких как овцы или крупный рогатый скот, обладают пастушьим инстинктом, но эффективное использование этого инстинкта собакой также требует обучения со стороны собаки.Инстинкт, в отличие от рефлекса, обычно используется для унаследованных моделей поведения, которые являются более сложными или иногда включают определенную степень взаимодействия с процессами обучения.

Научный словарь американского наследия® Авторские права © 2011. Издано издательской компанией Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

Культурные определения инстинкта


Поведение, которое не усваивается, а передается от поколения к поколению по наследству.

Новый словарь культурной грамотности, третье издание Авторские права © 2005 издательской компании Houghton Mifflin Harcourt.Опубликовано Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

Прочие — это Readingli {-webkit-flex-base: 100%; — ms-flex-предпочтительный размер: 100%; flex-base: 100%;} @ media only screen и (max-width: 769px) {. Css -1uttx60> li {-webkit-flex-base: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; flex-base: 100%;}} @ экран только мультимедиа и (max-width: 480px) {. css-1uttx60> li {-webkit-flex-базис: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; гибкий-базис: 100%;}}]]>

Определение и значение инстинкта | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «инстинкт» в предложении

инстинкт

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Подробнее… Его естественные инстинкты — думать о том, какую следующую реформу мы должны проводить.

Times, Sunday Times (2016)

Мой инстинкт подсказывает, что нам нужно заново открыть для себя определенные вещи, о которых политики по понятным причинам не хотят говорить.

Times, Sunday Times (2016)

Ее первое желание — рассказать Дэну правду.

Солнце (2016)

Я просто не могу отключить свои инстинкты соревнования.

Солнце (2016)

Я радуюсь тому факту, что интуиция все еще может побеждать компьютеры.

Times, Sunday Times (2016)

Тем не менее, футбольный мозг все еще есть, естественный инстинкт забивать и ассистировать был продемонстрирован всем здесь.

Солнце (2016)

У него хороший инстинкт забивать в штрафной и рядом с ней.

Солнце (2012)

Самый естественный человеческий инстинкт перед лицом опасности — летать.

Times, Sunday Times (2007)

У всех нас те же инстинкты, что и у животных.

Солнце (2014)

Говорят, что в футболе вам самим везет, потому что лучшие нападающие всегда поддерживают их инстинкты.

Солнце (2007)

Подробнее …

Ваши инстинкты уже подсказывают вам, что они есть.

Times, Sunday Times (2008)

Ему нужно будет показать, что он может быть более защищенным в защите, не жертвуя своими атакующими инстинктами.

Times, Sunday Times (2014)

Ваш инстинкт — это всегда верный инстинкт.

Times, Sunday Times (2007)

Почему репродуктивный инстинкт питает не только положительные, но и отрицательные чувства?

Times, Sunday Times (2012)

Вы почти могли слышать, как ее музыкальные инстинкты захватывают цель и нажимают кнопку.

Times, Sunday Times (2007)

Ваш первый инстинкт — полюбить этого парня.

Times, Sunday Times (2013)

Время сбора урожая в сельской местности по-прежнему запускает старый инстинкт делиться удачей.

Times, Sunday Times (2012)

Наш естественный инстинкт — укрыть их.

Times, Sunday Times (2012)

Животный инстинкт сужается, и мудрость становится доминирующей.

Солнце (2008)

Играет инстинктивно и, кажется, всегда находит бреши в защите.

Times, Sunday Times (2015)

Насколько им следует обуздать свои инстинкты конкуренции?

Times, Sunday Times (2009)

Мой инстинкт подсказывает мне, что со мной действительно что-то не так.

Элизабет Гаскелл «Жены и дочери» (1864)

Но ему не хватает атакующих инстинктов и силы по сравнению с элитой полусреднего веса.

Солнце (2015)

Так что расскажите ему о своих страхах, а затем доверьтесь своему чутью.

Солнце (2015)

Меньше интеллекта, больше инстинкта — путь вперед.

Times, Sunday Times (2014)

Но привел ли весь этот упор на когнитивное мышление к ослаблению наших инстинктов, нашей интуиции?

Times, Sunday Times (2008)

определение инстинкта в The Free Dictionary

Инстинкты, сопоставимые с привычками, но разные по своему происхождению — Градуированные инстинкты — Тли и муравьи — Различные инстинкты — Домашние инстинкты, их происхождение — Естественные инстинкты кукушки, страуса и пчел-паразитов — Муравьи-рабовладельцы — — Улей, его инстинкт создания клеток — — Трудности теории естественного отбора инстинктов — Стерильные или бесплодные насекомые — Резюме.Действия такого рода, в которых инстинкт и воля вступают в равные отношения, были названы «полурефлекторными». Акт бегства к поезду, с другой стороны, не имеет инстинктивного элемента. Во-первых, инстинкт подражания привит человеку с детства, причем одно отличие между ним и другими животными состоит в том, что он является самым подражательным из всех живых существ. , и через подражание усваивает свои самые ранние уроки; и не менее универсально удовольствие от имитируемых вещей ». Это инстинкт.Да ведь я не мог больше помочь дотянуться кулаком до основания челюсти, чем мог Поссум, чтобы схватить тебя. Если я поймаю тебя за горло, значит, «- его рука касалась моего горла и моей дыхание было отключено, — «и начал выдавливать из вас жизнь таким образом, и таким образом ваш инстинкт бессмертия начнет мерцать, и ваш инстинкт жизни, который жаждет жизни, затрепетает, и вы будете бороться Я спрашивал себя, не было ли в его душе какого-то глубоко укоренившегося инстинкта творения, который обстоятельства его жизни заслонили, но который неумолимо рос, как рак может расти в живых тканях, пока, наконец, она не овладела всем его существом и непреодолимо заставляла его действовать.В этом нет ничего странного, как и ничего странного в инстинкте. Инстинкт — это просто привычка, которая отпечаталась в материале нашей наследственности, вот и все. Помните ли вы, что утверждали, что если бы было совершено преступление и кого-то, кого вы любили, убили, вы были уверены, что по инстинкту узнаете, кто преступник был, даже если бы вы были совершенно неспособны это доказать? »Каждый инстинкт его натуры заставил бы его бешено бежать прочь, если бы в нем внезапно и впервые не возник другой инстинкт противодействия.Теннисон был слишком искренним, чтобы уклоняться от этого вопроса, и после многих лет внутренней борьбы он пришел к положительной вере в основные принципы христианства, широко интерпретируемые, хотя это была вера, основанная на инстинктах и ​​эмоциональных потребностях, а не на неопровержимых рассуждениях ». Мой совершенный друг, — сказал он, — мой родительский инстинкт распознает в вас благородное свидетельство и иллюстрацию теории развития. Сэр, мой инстинкт подсказывал мне, что эти люди были собраны там с какой-то дурной целью; и я размышлял над тем, что подсказал мне мой инстинкт, в самом темном углу конюшни, когда вошел человек, закутанный в плащ, за которым следовали двое других мужчин.»

определение инстинкта | Социологический словарь открытого образования

Определение инстинкта

( существительное ) Склонность к определенному поведению, не усвоенная и часто считающаяся врожденной.

Instinct Произношение

Руководство по использованию произношения

Силлабификация: in · stinct

Аудио произношение

Фонетическое правописание

  • Американский английский — / In-stingkt /
  • Британский английский — / In-stingkt

    /

  • Международный фонетический алфавит

    • Американский английский — / ˈɪnstɪŋkt /
    • Британский английский — / ˈɪnstɪŋkt /

    Примечания по использованию

    • Множественное число: инстинкты
    • Также называется врожденные способности .
    • Действуя инстинктивно, человек реагирует ( прилагательное ) инстинктивным или ( прилагательное ) инстинктивным образом.

    Дополнительная информация

    Связанные термины


    Консультации по работе

    Кендалл, Диана. 2011. Социология в наше время . 8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Мерриам-Вебстер. (Нет данных) Словарь Merriam-Webster . (http://www.merriam-webster.com/).

    Oxford University Press.(Нет данных) Оксфордские словари . (https://www.oxford dictionaries.com/).

    Шепард, Джон М. 2010. Социология . 11-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Шепард, Джон М. и Роберт В. Грин. 2003. Социология и вы . Нью-Йорк: Гленко.

    Тишлер, Генри Л. 2011. Введение в социологию . 10-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Авторы Википедии. (Нет данных) Викисловарь, Бесплатный словарь . Фонд Викимедиа.(http://en.wiktionary.org).

    Cite the Definition of Instinct

    ASA — Американская социологическая ассоциация (5-е издание)

    Bell, Kenton, ed. 2013. «инстинкт». В Социологический словарь открытого образования . Проверено 26 сентября 2021 г. (https://sociologydictionary.org/instinct/).

    APA — Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

    инстинкт. (2013). В К. Белл (ред.), Словарь социологии открытого образования . Получено из https: // sociologydictionary.org / instinct /

    Chicago / Turabian: Author-Date — Chicago Manual of Style (16-е издание)

    Bell, Kenton, ed. 2013. «инстинкт». В Социологический словарь открытого образования . По состоянию на 26 сентября 2021 г. https://sociologydictionary.org/instinct/.

    MLA — Ассоциация современного языка (7-е издание)

    «инстинкт». Социологический словарь открытого образования . Эд. Кентон Белл. 2013. Интернет. 26 сентября 2021 г. .

    Инстинкт: определение и объяснение — видео и стенограмма урока

    Примеры инстинктов

    Инстинктивное поведение было выявлено у самых разных видов. Инстинкты служат разным целям и проявляются на разных этапах развития в зависимости от цели каждого из них и вида, в котором они существуют. В этом разделе мы рассмотрим некоторые из наиболее выдающихся инстинктов как у людей, так и у нечеловеческих существ, а также исследуем цель каждого инстинкта.

    Нечеловеческие инстинкты

    Когда времена года меняются и приближается зима, многие виды медведей готовятся к спячке . Запасы пищи становятся дефицитными, а экстремальные погодные условия затрудняют выживание. Гибернация — это сложный набор моделей поведения. Для этого необходимо знать время года, заниматься подготовкой к переходу в спящий режим, переходить в спящий режим и выходить из спящего режима в нужное время; довольно сложный процесс, мягко говоря.

    Точно так же миграция у китов представляет собой сложный набор моделей поведения, которые запускаются сигналами окружающей среды.Некоторые киты мигрируют из-за нехватки пищи, а другие — в целях спаривания. Как и в случае гибернации, миграция — непростая задача. Это требует много энергии и усилий.

    Уникальность этих сложных наборов поведения заключается в том, что медведей и китов не нужно объяснять, почему спячка или миграция важны или даже как это сделать. Оба вида вынуждены делать это в результате либо сигналов окружающей среды, либо врожденных побуждений, которые коренятся в стремлении выжить.

    Человеческие инстинкты

    Как люди, мы во многом отличаемся от других видов в животном царстве, но схожи тем, что наша нервная система настроена на участие в определенных инстинктивных формах поведения. Вам когда-нибудь приходилось учить кого-нибудь спать? Или съесть? Наверное, нет, правда? Еда , пить и сон — три довольно важных набора поведенческих паттернов. Человеческие младенцы рождаются со способностью делать все это без необходимости наблюдать или учиться у взрослых.В то время как младенцы полагаются на взрослых в плане доступа к безопасным местам, где можно поесть, и к запасам пищи, учить правилам приема пищи и сна не нужно.

    Подобно спячке и миграции, эти инстинкты выживания приводятся в движение нервной системой в ответ на сигналы окружающей среды и потребность в удовлетворении внутренних побуждений. Потребность в питании для поддержания жизни и сна для правильного роста и развития — это сложные наборы инстинктивных форм поведения, которые мы просто знаем, как делать с того дня, как родились.

    Краткое содержание урока

    Инстинкт — это набор поведения, которому не нужно учиться и которое приводится в действие в ответ на сигнал окружающей среды или внутреннее побуждение. Инстинкты отличаются от рефлексов тем, что рефлексы представляют собой простые реакции на стимулы, тогда как инстинкты включают гораздо более сложные наборы поведения. Инстинкты существуют у самых разных человеческих и нечеловеческих видов. Миграция , гибернация , ест , пьёт и спит — примеры инстинктивного поведения.Большинство инстинктов обусловлено необходимостью выживания либо в ответ на сигналы окружающей среды, либо на внутренние сигналы самого организма.

    Определение для изучающих английский язык из Словаря учащихся Merriam-Webster

    инстинкт / ˈꞮnˌstɪŋkt / имя существительное

    множественное число инстинкты

    множественное число инстинкты

    Определение INSTINCT учащимся

    1 a : способ поведения, мышления или чувств, который не усвоен : естественное желание или склонность, которая заставляет вас действовать определенным образом

    [считать]

    • Наш первый инстинкт должен был бежать.

    • Кошки обладают естественным охотничьим инстинктом .

    • Увидение ребенка пробудило в ней все материнские инстинкты .

    [noncount]

    — см. также инстинкт убийцы б : что-то, что вы знаете, не изучая и не думая об этом

    [считать]

    • Ее инстинктов подсказали ей, что что-то не так.[= она считала, что что-то не так, хотя не было очевидных причин верить в это]

    • Вы должны научиться доверять своим инстинктам и следовать им . [= доверять своим чувствам относительно того, что правильно или истинно, даже если вы не можете быть уверены, что это правда или правда]

    • На протяжении всей своей карьеры им руководили политические инстинкты .

    [noncount]

    • Просто инстинкт предупредил ее об опасности.

    • Он инстинктивно знал, что не говорить.

    • Казалось, она инстинктивно знает , что что-то не так.

    — сравнить интуицию 2 [считать] : природная способность — часто + за — иногда после идет + глагол

    Что такое определение инстинкта? (Научное понимание)

    Откуда только что вылупившиеся черепахи узнают, что они ползут к океану?

    А кто учит птиц строить гнезда и пчел строить соты?

    Это примеры инстинктивного поведения.

    «Инстинкт» — широко используемый термин (немного тоже широко используется ), и его определение со временем сильно изменилось.

    Вот как Словарь Мерриам-Вебстера излагает свое определение инстинкта :

    В значительной степени наследуемая и неизменная тенденция организма давать сложный и специфический ответ на раздражители окружающей среды без участия разума.

    И хотя мы можем думать, что имеем довольно хорошее представление о том, какие инстинкты основаны на нашем опыте выживания, сексуальных или родительских инстинктах, инстинкты — это нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

    В этой статье мы рассмотрим:

    1. Что такое инстинкт?

    2. Что такое человеческие инстинкты?

    3. Что означает первичный инстинкт?

    4. Что такое инстинкт?

    5. В чем разница между рефлексом и инстинктом?

    6. В чем разница между интуицией и инстинктом?

    Что такое определение инстинкта?


    Инстинкты и инстинктивное поведение также можно назвать фиксированными шаблонами действий (FAP) — последовательностями действий, которые могут быть вызваны сигналами окружающей среды для увеличения шансов на выживание.

    Фактически, каждый особь вида имеет жестко запрограммированные фиксированные паттерны действий.

    И инстинктивное поведение в основном одинаково внутри видов — инстинкты, с которыми вы родились, почти идентичны инстинктам, с которыми родился любой другой Homo sapien .

    Но как мы можем определить человеческие инстинкты?

    Что такое человеческие инстинкты?

    Инстинкты — это следующие модели поведения:

    1. Врожденное . Врожденное поведение не требует предварительных знаний или обучения.
    2. Запрограммировано заранее. Присутствует при рождении.
      • За некоторыми любопытными исключениями: птицы не учатся летать, — их инстинкты полета активируются, когда они становятся достаточно физически зрелыми.
    3. Закодировано. Инстинкты генетически закодированы.
    4. Общий . Инстинкты присутствуют у всех представителей вида.
    5. Исправлено на краткосрочную перспективу. У людей нынешнего поколения инстинкты жесткие и неизменные.
    6. Долгосрочная адаптируемость. У разных поколений инстинкты способны адаптироваться к требованиям окружающей среды.
    7. Ориентация на выживание. В конечном итоге наши инстинкты существуют, чтобы увеличить наши шансы на выживание.

    Другие человеческие инстинкты, которые могут у вас возникнуть, — это страх перед змеями и склонность собираться вокруг костра. И это поведение было настолько жизненно важным для выживания наших предков, что было отпечатано в нашей биологии через гены.

    Что означает первичный инстинкт?

    Изначальные инстинкты — это то, что мы используем для выживания.

    Фактически, любой инстинкт, который помогает нам выжить и процветать, можно считать первичным инстинктом.

    Изначальные инстинкты — это те, которые существуют тысячи лет. Например, инстинкт борьбы или бегства .

    И эти первобытные инстинкты имеют тенденцию проявляться в ситуациях крайней опасности. Наш старый, более примитивный мозг берет верх, и мы полагаемся на свои первобытные инстинкты, чтобы справиться с опасностью.

    Что такое пример инстинкта?


    Считаете ли вы, что сразу тянуться к карману, когда вы слышите приятный звук ding из своего телефона, — это инстинкт?

    Возможно, это будет для будущих поколений, но для нас, , эта реакция совершенно другая; это условная реакция , а не инстинкт.

    Итак, что такое инстинкт?

    Хотя мы склонны полагать, что полностью понимаем определение инстинкта, все еще существуют некоторые распространенные заблуждения.

    Итак, чтобы выявить правильные примеры инстинктивного поведения, мы должны сначала разобраться с некоторыми распространенными заблуждениями.

    Заинтригованы? Давайте рассмотрим это дальше.

    В чем разница между рефлексом и инстинктом?


    Между рефлексами и инстинктами есть тонкое различие.

    Рефлексы всегда вызваны внешними стимулами и обычно представляют собой простое поведение.

    Инстинкты , однако, иногда запускаются без внешних стимулов и охватывают более широкий набор более сложных форм поведения.

    Рефлексы могут быть инстинктивным поведением или усвоенным поведением.

    Человеческие младенцы, например, рождаются с числом инстинктивных рефлексов (точнее, 75).А ротовые рефлексы у младенцев являются одними из самых важных для выживания:

    • Укоренение — Открытие рта в ответ на прикосновение к щеке, чтобы найти сосок матери.
    • Сосание — Сосание в ответ на легкое прикосновение ко рту или языку для облегчения питья молока.
    • Рвотные движения — Автоматическая реакция на все, что касается задней стенки горла, во избежание удушья.

    Однако дети рождаются не с рефлексами вздрагивания или бодрствования.Они научились этому поведению при падении или столкновении.

    В чем разница между интуицией и инстинктом?


    Хотя большинство людей считают интуицию и инстинкт полностью синонимами, между ними существует важное различие.

    Интуиция — это способность получать доступ к знаниям или информации без обучения. Или: « Чтобы понять что-то инстинктивно, » согласно Оксфордскому словарю.

    Наша интуиция выживания — основа нашего инстинкта.

    Интуиция и инстинкт подключаются к той части нашего разума, которая находится за пределами нашего логического сознания. Оба они непроизвольны, движимы необъяснимыми причинами. И оба они способствуют нашему успеху и выживанию.

    Однако мы по-разному выражаем интуицию и инстинкт.

    Интуиция часто выражается как чувство или мысль.

    Инстинкт выражается как действие (или противодействие).

    Чтобы узнать больше об интуиции и о том, как использовать ее на профессиональном уровне, ознакомьтесь с нашей статьей об интуиции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *