Что входит в структуру личности: Психология личности: структура и функция

Автор: | 05.06.2021

Содержание

Структура личности

Ученые давно стремились найти в содержании, стоящем за понятием «личность», основные аспекты анализа, какие-то компоненты, «блоки», ориентация на которые помогала бы в познании конкретной личности. Разумеется, данные аспекты могут быть только абстракциями, огрубляющими действительность, но без таких огрублений познания не бывает. Это и есть проблема структуры личности. Фактически мы уже прикоснулись к ней, когда говорили о структуре личности, предложенной З. Фрейдом. Можно полагать, что намек на структуру личности содержится в только что рассмотренном нами вопросе о соотношении понятий «индивид», «личность», «индивидуальность».

В отечественной психологии есть некоторые специальные решения данной проблемы, которые мы здесь частично представим.

С. Л. Рубинштейн обусловливал изучение «психического облика» личности тремя вопросами:

  1. Чего хочет человек, что для него привлекательно, к чему он стремится? Это вопрос о его направленности, об его установках и тенденциях, потребностях, интересах и идеалах.
  2. Что человек может? Это вопрос о его способностях, дарованиях.
  3. Что человек есть? Это вопрос о том, «что из его тенденций и установок вошло у него в плоть и кровь и закрепилось в качестве стержневых особенностей личности. Это вопрос о характере человека».

Может эта схема помочь в размышлениях о конкретном человеке? Конечно. Неконструктивные способы самоутверждения некоего человека, существенно затрудняющие ему жизнь, могут происходить от внутреннего конфликта между его устремленностью к большим жизненным целям (направленность) и отсутствием привычки трудиться над развитием у себя соответствующих способностей. А само отсутствие этой привычки правомерно отнести к характеру.

В контексте конкретизации соотношения социальных и биологических факторов в развитии личности можно обратиться к решению проблемы структуры личности, предложенному К. К. Платоновым. Тут выделяются четыре подструктуры личности.

  1. Подструктура направленности личности, включающая в себя мировоззрение, убеждения, интересы, желания, влечения. В формах направленности проявляются как отношения, так и моральные качества личности.
  2. Подструктура опыта, которая проявляется в знаниях, навыках, умениях. Ее можно назвать и подструктурой подготовленности. Именно через эту подструктуру индивидуальное развитие личности аккумулирует исторический опыт человечества.
  3. Индивидуальные особенности отдельных психических процессов или психических функций. Тут можно указать на факт, что одни люди мыслят быстро, но, может быть, несколько поверхностно, другие — медленно, но они в большей степени устремлены к постижению сущности явлений. Аналогичные особенности обнаруживаются и в других психических процессах.
  4. Биологически обусловленная подструктура. Она включает свойства, связанные с половой принадлежностью, возрастом, типом нервной системы, органическими изменениями.

При движении от четвертой подструктуры к первой убывает значение биологической обусловленности свойств личности и возрастает значение их социальной определенности. Важно, что биологически обусловленные свойства включаются в структуру личности. Этот факт не согласуется с приведенным выше высказыванием А. Н.Леонтьева о личности как «особом качестве» сугубо социального происхождения. По его мнению, личность «считается» с врожденными свойствами и использует их в организации своей активности. Что же касается структуры личности, то это «относительно устойчивая конфигурация главных, внутри себя иерархизированных мотивационных линий», которая производства от иерархии соответствующих деятельностей, составляющих основание личности.

На фоне данных суждений представим еще одно решение вопроса о структуре личности. В данном случае выделяются три иерархических уровня в функционировании личности: «Во-первых, это ядро личности, представляющее собой совокупность мотивационных структур, которые задают направление «движения» личности.

.. Во-вторых, это периферия личности, определяющая конкретный способ реализации мотивационного ядра. Периферию личности составляют личностные смыслы, черты, системы конструктов, социальные роли, в которые включен субъект, его личная история. На этом уровне обсуждения возможно проведение типологии личности. В-третьих, это уровень индивидных предпосылок существования личности, которые, по существу, безличны. Индивидные предпосылки (например: пол, возраст, строение и свойства нервной системы, характер нейрогуморальной регуляции и др.) сами по себе не информативны по отношению к личности, но определяют особенности взаимодействия личности с миром и с собой». Получается, что мотивационная сфера — ядро личности, но структура личности ею не исчерпывается.

Рассмотрим еще одно интересное решение проблемы структуры личности, имеющее практическое значение. Три составляющие указанной структуры выделяются А.В.Петровским.

  • Первая — интраиндивидная {или внутрииндивидная) подструктура. Это организация индивидуальности личности, представленная строением темперамента, характера, способностей.
  • Вместе с тем личность не может рассматриваться как нечто находящееся лишь в замкнутом пространстве тела индивида. Она обнаруживает себя в сфере межиндивидных отношений, в пространстве межличностных взаимодействий. Отсюда вторая подструктура личности — интериндивидная.
  • Третья подструктура — метаиндивидная (или надиндивидная). В этом случае в центре внимания оказываются «вклады», которые личность вносит своей активностью в других людей. Таким образом, личность не только выносится за рамки органического тела индивида, не только перемещается за пределы его наличных, «здесь и теперь» существующих связей с другими людьми, но и продолжает себя в других людях. Эта идеальная представленность личности в других людях за счет внесенных в них «вкладов» получила название персонализация. По-видимому, такими «вкладами» в значительной степени и определяется масштаб личности.

Таким образом, мы рассмотрели ряд решений вопроса о структуре личности. Они существенно отличаются друг от друга по причине чрезвычайной сложности объекта познания, а также разносторонности подходов к нему со стороны исследователей. Однако вместе они помогают осмыслить то содержание, которое стоит за понятием «личность».

В большинстве самых разнообразных психологических определений личность предстает как «совокупность», «сумма», «система», «организация» и т.п., т.е. как некое единство определенных элементов, как определенная структура. И в зарубежной психологии самых разных направлений, и в отечественной мы можем встретить множество конкретных разработок структур личности (3. Фрейд, К.Г. Юнг, Г. Олпорт, К.К. Платонов, B.C. Мерлин и др.). Вместе с тем осмысление проблемы структуры личности с общетеоретических позиций и последующий учет важнейших моментов при построении собственной концепции встречается не так уж часто. Примерами таких разработок могут служить структуры личности, созданные К.К. Платоновым, Г. Айзенком.

Платонов, проанализировав философское и психологическое понимание структуры, определяет ее как взаимодействие реально существующего психического явления, взятого за целое (в частности, личности), и его подструктур, элементов и их всесторонних связей. Чтобы описать структуру личности, как считает Платонов, необходимо установить, что взято за целое, отграничить и определить его. Затем надо выяснить, что составляет элементы этой целостности, понимая под ними неразложимые в рамках данной системы и относительно автономные ее части. Притом надо учесть возможно более полное число этих элементов. На следующем этапе следует вскрыть наиболее существенные и общие связи между элементами, между каждым из них и целостностью. Дальше выявляется необходимое и достаточное число подструктур, в которые уложатся все элементы анализируемой целостности. Подструктуры и элементы подвергаются классификации. Затем важно исследовать генетическую иерархию уровней компонентов.

Результатом такого структурного анализа явилась динамическая, функциональная структура личности К.К. Платонова. Она состоит из четырех рядоположенных подструктур:

  1. подструктура направленности и отношений личности; 
  2. знания, навыки, умения, привычки, т.е. опыт; 
  3. индивидуальные особенности отдельных психических процессов;
  4. типологические, возрастные, половые свойства личности, т.е. биопсихические.

Платонов выделяет также подструктуры характера и способностей, как наложенные на четыре основные подструктуры.

Важное значение для разработки проблемы структуры личности в отечественной психологии имели идеи С.Л. Рубинштейна и В.Н. Мясищева, хотя конкретные структуры были созданы их последователями.

А.Г. Ковалев выделяет следующие компоненты структуры личности: направленность (система потребностей, интересов, идеалов), способности (ансамбль интеллектуальных, волевых и эмоциональных свойств), характер (синтез.отношений и способов поведения), темперамент (система природных свойств). B.C. Мерлин создал теорию интегральной индивидуальности, он описывает две группы индивидуальных особенностей. Первая группа — «свойства индивида» — включает две подструктуры: темперамент и индивидуальные качественные особенности психических процессов. Вторая группа — «свойства индивидуальности» — имеет три подструктуры:

  1. мотивы и отношения;
  2. характер;
  3. способности.

Все подструктуры личности взаимосвязаны благодаря опосредующему звену — деятельности.

Б.Г. Ананьев использовал более широкую категорию «человек», включающую весь спектр частных категорий, таких, как индивид, личность, индивидуальность, субъект деятельности. Им предложена общая структура человека. Каждый из элементов этой структуры имеет свою подструктуру. Так, в структуре человека как индивида два уровня, и в нее включены возрастно-поло-вые свойства, индивидуально-типические (конституциональные, нейродинамические особенности и др.

), психофизиологические функции, органические потребности, задатки, темперамент. Собственно личность организована не менее сложно: статус, роли, ценностные ориентации — это первичный класс личностных свойств; мотивация поведения, структура общественного поведения, сознание и др. — вторичные личностные свойства.

В зарубежных концепциях личности также немало внимания уделяется проблеме структуры. Одной из наиболее известных является структура личности 3. Фрейда. В концепции К.Г. Юнга, в которой личность, так же как и у Фрейда, предстает как система, выделяются следующие важные ее подструктуры: Эго, личное бессознательное и его комплексы, коллективное бессознательное и его архетипы, персона, анима, анимус и тень. В рамках глубинной психологии к проблеме структуры личности обращались также Г. Мюррей, В. Райх и др.

Большая группа зарубежных исследователей в качестве структурных единиц личности рассматривает черты. Одним из первых в этом направлении работал Г. Олпорт. Его теория личности так и называется — «теория черт». Олпорт выделяет следующие виды черт: черты личности (или общие черты) и личные диспозиции (индивидуальные черты). И те, и другие — это нейропсихические структуры, преобразующие множество стимулов и обусловливающие множество эквивалентных ответных реакций. Но черты личности включают в себя любые характеристики, присущие какому-то количеству людей в пределах данной культуры, а личные диспозиции — такие характеристики индивида, которые не допускают сравнения с другими людьми, делают человека уникальным. Особое внимание Олпорт сосредоточил на изучении личных диспозиций. Они в свою очередь подразделяются на три типа: кардинальные, центральные и вторичные. Кардинальная диспозиция — самая общая, она обусловливает почти все поступки человека. По мнению Олпорта, эта диспозиция сравнительно необычна, и увидеть ее можно не у многих людей. Центральные диспозиции — яркие характеристики индивидуальности, ее строительные блоки, и их легко могут обнаружить окружающие.

Число центральных диспозиций, на основе которых можно точно распознать личность, невелико — от пяти до десяти. Вторичная диспозиция более ограничена в проявлении, менее устойчивая, менее обобщенная. Все черты личности находятся в определенных отношениях, но относительно независимы друг от друга. Черты личности существуют реально, а не являются лишь теоретическим измышлением, они — движущий (мотивирующий) элемент поведения. По Олпорту, черты личности объединяет в единое целое специфический конструкт, так называемый проприум.

Черта — базисная категория и в теории личности Р. Кеттелла. По его мнению, чтобы получить знания о личности, можно использовать три основных источника: данные регистрации реальных жизненных фактов (L-данные), данные самооценки при

заполнении анкет (Q-данные) и данные объективных тестов (ОТ-данные). Кеттелл и его сотрудники в течение нескольких десятилетий проводили масштабное обследование представителей нескольких возрастных групп в разных странах. Эти данные были подвергнуты факторному анализу, для того чтобы выявить глубинные факторы, определяющие или контролирующие вариации поверхностных переменных. Результатами этого обследования стало рассмотрение личности как сложной и дифференцированной структуры черт. Черта — это гипотетическая психическая структура, обнаруживающаяся в поведении и обусловливающая предрасположенносупь поступать единообразно в различных об-стояупельствах и с течением времени. Черты можно классифицировать по нескольким основаниям. Центральным является различение между поверхностными чертами и исходными чертами. Поверхностная черта — это ряд сопутствующих друг другу поведенческих характеристик личности (в медицине это называется синдромом). Они не имеют единой основы и непостоянны. Более важные — исходные черты. Это некие объединенные величины или факторы. Именно они определяют постоянство поведения человека и являются «блоками здания личности». Исходных черт, по итогам факторного анализа Кеттелла, 16. Для их измерения используется опросник «16 личностных факторов» (16 PF). Это факторы: отзывчивость — отчужденность, интеллект, эмоциональная устойчивость — неустойчивость, доминантность — подчиненность, рассудительность — беспечность и др.

Исходные черты можно, в свою очередь, разделить на два вида в зависимости от их происхождения: черты, отражающие наследственные признаки, — конституциональные черты; являющиеся результатом социальных и физических условий окружения — черты, сформированные окружающей средой. Исходные черты можно различать с точки зрения модальности, посредством которой они выражаются. Черты-способности связаны с эффективностью достижения желаемой цели; черты темперамента — с эмоциональностью, скоростью, энергичностью реакций; динамические черты отражают мотивационную сферу личности. Динамические черты подразделяются на три группы: аттитюды, эрги и чувства. Кеттелл рассматривает сложные взаимодействия этих подструктур, особое значение при этом он придает «главенствующему чувству» — чувству Я.

В теории Г. Айзенка личность также представлена в виде иерархически организованной структуры черт. На самом общем уровне Айзенк выделяет три типа или суперчерты: экстраверсию — интроверсию, нейротизм — стабильность, психотизм — сила Супер-Эго. На следующем уровне черты — это поверхностные отражения основополагающего типа. Например, в основе экстраверсии лежат такие черты, как общительность, живость, настойчивость, активность, стремление к успеху. Ниже располагаются привычные реакции; внизу иерархии — специфические реакции или реально наблюдаемое поведение. Для каждой из суперчерт Айзенк устанавливает нейрофизиологическую основу. Выраженность той или иной суперчерты можно оценить с помощью специально разработанных опросников, наиболее известен в нашей стране «Личностный опросник Айзенка».

Так же, как и Г. Айзенк, Дж.П. Гилфорд рассматривал личность как иерархическую структуру черт и одним из первых изучал ее с помощью факторного анализа. В личности он выделяет сферу способностей, сферу темперамента, гормическую сферу, класс параметров патологии. В сфере темперамента, например, факториально выделены десять черт: общая активность, доминирование, социабельность, эмоциональная стабильность, объективность, склонность к размышлениям и др.

Описанные классические исследования структуры черт личности явились образцом и стимулом для последующих многочисленных работ по эмпирическому воспроизведению той или иной факторной модели или для разработки новых оснований для факторного описания личности без серьезного анализа их взаимосвязей в целостной концепции личности.

Алекситимия в структуре «практически здоровой» личности

Представлены результаты исследования выраженности алекситимии в структуре «практически здоровой» личности. Обнаружены и описаны значимые взаимосвязи с тревожностью, различными видами агрессивных и враждебных реакций, эмпатией. Проведен факторный анализ с целью изучения алек-ситимических факторов структуры личности «практически здоровых» испытуемых, дано психологическое описание выявленных смысловых факторов.

Alexithymia in the structure of «apparently healthy» personality.pdf Введение Анализ литературных источников показывает неоднозначность толкования самого термина «алекситимия», его психологической природы, причин формирования и классификации [1-3]. Исследователи отмечают, что выраженная в структуре личности испытуемых алекситимия сопровождается примитивным, упрощенным восприятием своего эмоционального состояния и окружающего мира в целом, неспособностью дифференцировать психологические и физиологические составляющие своего «Я», сложностями в идентификации эмоционального состояния партнера по общению [4, 5]. Мы считаем, что данные проявления алекситимии связаны с ее специфичными психологическими взаимосвязями в структуре личности, создающими основу для последующего развития психосоматических заболеваний. Важно, что, описывая алекситимию как неспецифический фактор риска развития психосоматических заболеваний, ее выраженность исследуют у респондентов в условиях госпитализации с различной соматической патологией: ишемической болезнью сердца [6, 7], бронхиальной астмой [8-10], перенесенным инфарктом миокарда [11], гипертонической болезнью [12], невротическими расстройствами [13], паническими расстройствами [14], зависимыми формами поведения [15, 16]. На наш взгляд, выраженность алекситимии как предикта соматиза-ции должна быть, прежде всего, изучена в структуре личности без выраженной соматической патологии. Ее изучение не как изолированной психологической характеристики личности, а как основного ядра особого алекситимического пространства, будет способствовать разработке эффективных моделей клинико-психологического сопровождения. В некоторых экспериментальных исследованиях отмечено наличие взаимосвязи между проявлениями алекситимии и высоким уровнем личностной тревожности испытуемых, что позволяет авторам рассматривать алекситимию как приспособительную реакцию индивида на тревогу. При этом отмечают специфику коммуникативного стиля алекситимичных индивидов и их склонность к упрощению, стереотипизации поведенческих реакций [17]. Данные проявления позволяют нам выделить тревожность и агрессивность как психологические компоненты алекситимического пространства личности. При этом тревожность выполняет функцию блокирования позитивного восприятия эмоционального внутреннего и внешнего мира, а агрессивность выступает в качестве естественного, в данном случае примитивного, способа реагирования на изменения окружающего мира и единственного доступного индивиду способа взаимодействия с ним. Как сдерживающий развитие алекситимии психологический компонент мы выделяем эмпатию, на основе которой в структуре личности формируется способность к эмоциональной идентификации. Материалы и методы исследования Общая выборка испытуемых составила 384 человека в возрасте от 12 до 20 лет. Испытуемые — школьники и студенты различных образовательных учреждений. Анализ медицинских карт и беседы с классными руководителями и кураторами групп позволили нам зафиксировать у респондентов отсутствие хронических соматических заболеваний. По результатам самоотчетов все испытуемые оценили свое состояние как «хорошее» и «вполне удовлетворительное». Исходя из определения здоровья как «состояния физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствия болезней или физических дефектов», а также из полученных о респондентах сведений, мы относим их к категории «практически здоровых». Диагностическая модель изучения алекситимического пространства включала: 1. Психодиагностические методы исследования (Торонтская алекси-тимическая шкала (TAS), характерологический опросник Г. Шмишека, шкала тревожности Дж. Тейлор, тест опросник А. Басса и А. Дарки, тест-опросник способности к эмпатии И.М. Юсупова, опросник Г. Айзенка). 2. Методы статистической обработки и анализа результатов исследования (определение достоверности различий по t-критерию Стьюдента, корреляционный анализ по критерию ранговой корреляции Спирмена, факторный анализ образов). Результаты и их обсуждение При тестировании по Торонтской алекситимической шкале получены данные, представленные в табл. 1. Т а б л и ц а 1 Уровень алекситимии в различных возрастных интервалах Возрастной интервал 12-15 лет Возрастной интервал 16-20 лет Всего Юноши Девушки Всего Юноши Девушки Выражена алекситимия 65 чел. 42,5% 45 чел. 29,4% 20 чел. 13,1% 76 чел. 32,9% 30 чел. 12,9% 46 чел. 19,9% Промежуточная группа 43 чел. 28,1% 26 чел. 16,9% 17 чел. 11,2% 87 чел. 37,7% 31 чел. 13,4% 56 чел. 24,3% Не выражена алекситимия 45 чел. 29,4% 25 чел. 16,3% 20 чел. 13,1% 68 чел. 29,4% 24 чел. 10,4% 44 чел. 19,1% Как видно из табл. 1, у юношей показатели по алекситимии более высокие, чем у девушек, как по общей выборке (41,4 и 32,5% соответственно), так и по возрастным интервалам. Особенно это различие очевидно в интервале от 12 до 15 лет, где показатели выраженности алекситимии у мальчиков более чем в два раза выше, чем у девочек (29,4 и 13,1%). В возрастном интервале 16-20 лет у девушек результаты более высокие по сравнению с юношами, с разницей в 7% (19,9 и 12,9% соответственно). Общая тенденция к большей выраженности алекситимии у юношей подтверждена при определении статистически достоверных различий (при средних значениях 69,26 у юношей и 67,19 у девушек t = 2,1). В возрастном интервале от 16 до 20 лет большее количество испытуемых составили промежуточную группу (37,7%). При качественном анализе результатов тестирования обращает на себя внимание то, что у многих респондентов полученные по шкале значения приближены к предельно допустимым при выявлении алекситимии. В соответствии с ключом к данной методике принято говорить о выраженной алекситимии, если испытуемый набирает 74 и более баллов. В исследуемой выборке достаточно распространены показатели 70-73 балла, на основании чего мы относим испытуемого к промежуточной группе, хотя эти показатели почти высокие. Корреляционный анализ полученных результатов проводили по критерию ранговой корреляции Спирмена, результаты считали статистически значимыми при p

Ключевые слова

алекситимия, психологическая структура алекситимии, тревожность, агрессивность, враждебность, эмпатия, alexithymia, psychological structure of alexithymia, anxiety, aggressiveness, hostility, empathy

Авторы

Брель Елена ЮрьевнаТомский государственный университеткандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории когнитивных исследований и психогенетики[email protected]
Всего: 1

Ссылки

Кристалл Г. Интеграция и самоисцеление. Аффект, травма и алекситимия. М. : Ин-т общегуманитар. исслед., 2006. 800 с.

Nemiah J.C., Freyberger H., Sifneos P.E. Alexithymia: a view of the psychosomatic process // Modern Trends in Psychosomatic Medicine / ed. by O.W. Hill. London ; Boston : Butterworths, 1976. Vol. 3. P. 430-439.

Taylor G.J. Recent developments in alexithymia theory and research. Canadian journal of psychiatry // Revue canadienne de psychiatrie. 2000. Vol. 45 (2). P. 134-142.

Гаранян Н.Г., Холмогорова А.Б. Концепция алекситимии // Социальнопсихиатрический журнал. 2003. Т. 13, № 1. С. 128-145.

Искусных А.Ю. Алекситимия. Причины и риски возникновения расстройства // Лич ность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии : сб. ст. по материалам LIII междунар. науч.-практ. конф. Новосибирск : СибАК, 2015. № 6 (52). С. 59-68.

Юрьева Т. В., Хватова Ю.Г. Когнитивно-эмоциональные особенности пациентов с ишемической болезнью сердца // Вестник Тамбовского университета. Сер. Естественные и технические науки. 2014. Т. 19, № 1. С. 118-120.

Kubzansky L.D., Davidson K.W., Rozanski A. The Clinical Impact of Negative Psychological States: Expanding the Spectrum of Risk for Coronary Artery Disease // Psychosomatic. Med. 2005. Vol. 67. Р. 10-14.

Семенова Н.Д. Психологические аспекты бронхиальной астмы // Бронхиальная аст ма / под ред. А.Г. Чучалина. М. : Агар, 1997. Т. 2. С. 187-212.

Провоторов В.М., Крутько В.Н., Будневский А.В., Грекова Т.И., Золоедов В.И., Ряскин В. И., Харчевникова С. В. Особенности психологического статуса больных бронхиальной астмой с алекситимией // Пульмонология. 2000. № 3. С. 30-35.

Заболотских Т.В., Баранзаева Д.Ч., Мизерницкий Ю.Л. Клиническая эффективность психокоррекции в комплексной терапии детей с бронхиальной астмой, обучающихся в астма-школе // Аллергология. 2003. № 3. С. 8-16.

Провоторов В.М., Будневский А.В., Кравченко А.Я., Грекова Т.И. Психосоматические соотношения у больных ишемической болезнью сердца с алекситимией // Кардиология. 2001. Т. 41, № 2. С. 46-49.

Лышова О. В., Провоторов В. М., Чернов Ю. Н. Особенности клинических проявлений гипертонической болезни при алекситимии // Кардиология. 2002. Т. 42, № 6. С. 47-50.

Гузова Е. С. Феномен алекситимии в структуре неврозов и методы его психотерапевтической коррекции : автореф. дис.. канд. мед. наук. Бишкек, 1998. 23 с.

Аверкина Н.А., Филатова Е.Г. Психологические факторы при хронической боли // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Бехтерева. 2000. Т. 100, № 12. С. 21-27.

Куташов В. А., Немых Л. С. Место алекситимии в генезе зависимого стиля жизни // Научно-медицинский вестник Центрального Черноземья. 2015. № 59. С. 51-59.

Копытов А. В. Связь алекситимичности с алкогольными проблемами в подростковом и молодом возрасте // Здравоохранение. 2011. № 5. С. 20-25.

Потапова Н. А., Грехов Р.А., Сулейманова Г.П., Адамович Е.И. Проблемы изучения феномена алекситими в психологии // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 11. Естественные науки. 2016. № 2 (16). С. 65-73. DOI: 10.15688/jvolsu11.2016.2.8.

Problem of psychological and psycholinguistic model validity | Dobrova

In the paper the problem of validity of psychological and psycholinguistic models is discussed. The ontological and operational approaches to the validity of models are analyzed, representatives of which propose various criteria to the model validity. The requirements to the psychological and psycholinguistic models are given. The examples of psychological and psycholinguistic models are analyzed in order to verify their validity. Psychological modeling does not mean the exact correspondence of the model and its original. It combines the criteria of different approaches.


Проблема изучения личности человека достаточно широко и многоас- пектно представлена во многих отечественных и зарубежных теоретических и эмпирических исследованиях. Сложность изучения личности определяется не только многогранностью ее феноменологии, но и прежде всего тем, что в отличие от других явлений реальности личность входит в мир не только как объект, но и как субъект. Чтобы описать всю полноту содержания личности и показать специфику взаимовлияния индивидуальных и социальных ее качеств, проявляющуюся в процессе общения, необходимо представить социально-психологическую типологию личности, а также выделить и описать структурные элементы личности, имеющие отражение в процессе общения. Типология личностей давно интересует психологов. Индивидуальная непо- вторимость каждого человека не исключает наличия в нем некоторых призна- ков, сходных с признаками какой-то группы людей. Речь идет не о сходстве цве- та кожи, роста, разреза глаз, а именно о психологическом сходстве. Этот науч- ный интерес связан прежде всего с прагматическими задачами оперативной диа- гностики конкретных личностей, их оценки при психологическом отборе и рас- становке в трудовых коллективах, прогнозирования их поведения, реализации психологического подхода в общении и работе с людьми, формирования лично- сти, которой придется жить в определенной социальной группе и заниматься планируемой для нее деятельностью, и др. [1, с. 87]. 1 Виктория Вадимовна Доброва, кандидат психологических наук, доцент, заведую- щая кафедрой «Иностранные языки». Существующие типологии личности строятся по разным основаниям и системно. Так, существуют типологии, построенные на сравнении по пара- метру отношений одних людей к другим (А. Маслоу), на основании склонно- сти разных людей к использованию тех или иных средств воздействия на другого человека (Э. Шостром). В основе классификаций может лежать специфика самоконтроля поведения (Д. Роттер), приспособленность человека к среде (А. Ф. Лазурский), различие ценностных ориентаций и жизненных позиций (Э. Шпрангер [2]), доминирующая установка в социальной среде (Э. Фромм [3]). Существуют типологии, основанные на различиях анатоми- ческой конституции тела человека (Э. Кречмер, Н.Н. Обозов), слоев клеток эмбриона зародыша (У. Шелдон), сексуальности (З. Фрейд), психогеометрии (С. Деллингер) и др. Наиболее известной в зарубежной психологии считается типология лич- ности, разработанная швейцарским психологом и психиатром К.Г. Юнгом, с точки зрения которого каждый человек имеет не только индивидуальные черты, но и черты, свойственные одному из психологических типов. Этот тип показывает относительно сильные и относительно слабые места в функцио- нировании психики и тот стиль деятельности, который предпочтительнее для конкретного человека. «Два лица видят один и тот же объект, но они видят его не так, чтобы обе полученные от этого картины были абсолютно иден- тичны. Помимо различной остроты органов чувств и личного уравнения ча- сто бывают глубокие различия в роде и размере психической ассимиляции воспринимаемого образа» [4]. Каждого человека можно описать в терминах одного из юнговских пси- хологических типов. При этом типология не отменяет всего многообразия человеческих характеров, не устанавливает непреодолимых преград, не ме- шает людям развиваться, не налагает ограничений на свободу выбора челове- ка. Психологический тип — это структура, каркас личности. Множество раз- ных людей одного и того же типа, имея большое сходство во внешности, ма- нерах, особенностях речи и поведения, не будут похожи друг на друга абсо- лютно во всем. Каждый человек имеет свой интеллектуальный и культурный уровень, свои представления о добре и зле, свой жизненный опыт, собствен- ные мысли, чувства, привычки, вкус. Знание своего типа личности при этом помогает людям находить именно свои средства к достижению целей, быть успешными в жизни, выбирая наиболее приемлемые виды деятельности и достигая в них наилучших ре- зультатов. Типология К.Г. Юнга помогает нам понять, сколь различным обра- зом люди воспринимают мир, сколь разными критериями они пользуются в действиях и суждениях [5, с. 27]. Для описания наблюдений К.Г. Юнг ввел новые понятия, которые легли в основу типологии и позволили применить аналитические методы к изуче- нию психики. Юнг утверждал, что каждый человек изначально ориентирован на восприятие либо внешних сторон жизни (внимание преимущественно направлено на объекты внешнего мира), либо внутренних (внимание пре- имущественно направлено на субъект). Такие способы осознания мира, себя и своей связи с миром он назвал установками человеческой психики. Юнг определил их как экстраверсию и интроверсию: «Экстраверсия есть до из- вестной степени переложение интереса вовне, от субъекта к объекту» [4, с. 36]. К экстравертам он относил людей, которые интересуются внешним миром и событиями, стремятся иметь друзей и знакомых, не очень тщательно их выбирая, быть открытыми с ними и демонстрировать себя. Интроверсией Юнг назвал обращение интереса внутрь, когда «мотивирующая сила принад- лежит прежде всего субъекту, тогда как объекту принадлежит самое большее вторичное значение» [4, с. 37]. Интроверт ориентирован на внутренние лич- ностные факторы, на внутренний мир. Все в его поведении и реакции осно- вывается на собственных мыслях и чувствах, которые для него важнее, чем другие люди и внешние обстоятельства. Интроверт преимущественно застен- чив, замкнут, стремится избегать шума и риска. К. Юнг писал, что «оба типа настолько различны, их противоположность так ясна, что существование их становится очевидным даже для профана в психологии, если когда-нибудь обратить на это внимание. Всякому извест- ны те замкнутые, с трудом постигаемые, часто застенчивые натуры, которые составляют сильнейшую противоположность другим — открытым, обходи- тельным, часто веселым или, по крайней мере, приветливым и доступным ха- рактерам, которые со всеми уживаются и если даже спорят, то все-таки нахо- дятся в отношениях, позволяющих на всех влиять или допускать их влияние на себя» [4, с. 9-10]. Более подробно вышеназванные основные предпочтения представлены в табл. 1. Основные предпочтения: экстраверсия — интроверсия Таблица 1 Экстраверсия Интроверсия ОбщительностьДиалог Внешнее Ширина Экстенсивное Много друзей Расход энергии Внешние события ОткрытостьСначала говорю, потом думаю Личное пространствоСосредоточенность Внутреннее Глубина Интенсивное Мало друзей Сохранение энергииВнутренние реакцииЗадумчивостьСначала думаю, потом говорю В мире нет ни чистых экстравертов, ни чистых интровертов, но каждый из нас более склонен к одной из этих установок и действует преимуществен- но в ее рамках. «Каждый человек обладает общими механизмами, экстравер- сией и интроверсией, и только относительный перевес одного или другого определяет тип» [4, с. 9-10]. Далее К.Г. Юнг ввел понятие психологических функций. Опыт работы с пациентами дал ему основания утверждать, что одни люди лучше опериру- ют логической информацией (рассуждения, умозаключения, доказательства), а другие — эмоциональной (отношения людей, их чувства). Одни обладают более развитой интуицией (предчувствие, восприятие в целом, инстинктив- ное схватывание информации), другие — более развитыми ощущениями (вос- приятие внешних и внутренних раздражителей). Юнг выделил на этом осно- вании четыре базовые функции — мышление, чувство, интуицию, ощущение — и определил их так. Мышление, логика есть та психологическая функция, которая приводит данные содержания представлений в понятийную связь. Мышление занято истинностью и основано на внеличных, логических, объективных критериях. Чувство есть функция, придающая содержанию известную ценность в смысле его принятия или отвержения. Чувство основано на оценочных суждениях: хорошо — плохо, красиво — некрасиво. Более подробно вышена- званные функции принятия решений представлены в табл. 2. Функции принятия решений: логика и чувство Таблица 2 Логика Чувство ОбъективностьХладнокровие Законы Твердость Справедливость Истина Критика ПорядокБеспристрастность СубъективностьМягкосердечность Обстоятельства Убеждения Человечность Гармония Похвала Ценности Пристрастность Интуиция есть та психологическая функция, которая передает субъекту восприятие бессознательным путем. Интуиция — это своего рода инстинктив- ное схватывание, достоверность интуиции покоится на определенных психи- ческих данных, осуществление и наличность которых остались, однако, не- осознанными. Сенсорика — та психологическая функция, которая воспринимает физиче- ское раздражение. «Ощущение базируется на прямом опыте восприятия кон- кретных фактов» [4, с. 9-10]. Более подробно вышеназванные функции сбора информации представлены в табл. 3. Функция сбора информации: сенсорика и интуиция Таблица 3 Сенсорика Интуиция ПоследовательностьНастоящее Реальность Ощущения Практика Приземленность Факт Практичность Конкретный ХаотичностьБудущее Концепции Вдохновение Теория Поверхностный Воображение Изобретательность Абстрактный В соответствии с доминирующими функциями Юнг разделил все психо- логические типы на два класса: рациональные (мыслительные и чувствую- щие) и иррациональные (интуитивные и ощущающие). Рациональное, по Юнгу, есть разумное, соотносящееся с разумом, соответствующее ему. Включает оценочные функции: логику и этику. Иррациональное — не осно- ванное на разуме, лежащее вне его. Включает функции непосредственного восприятия действительности: интуицию и сенсорику. Более подробно выше- названные функции представлены в табл. 4. Образ жизни: рационалы и иррационалы Таблица 4 Рациональность Иррациональность РешительностьУверенность Твердость Контроль Окончательный Запланированный Структура Определенный Назначенный Крайний срок ОбусловленностьНеуверенность Гибкость Приспособление Открытый Неограниченный Поток Условный СпонтанныйОтсутствие сроков Наличие у каждого человека всех четырех психологических функций да- ет ему целостное и уравновешенное восприятие мира. Однако эти функции развиваются не в одинаковой степени. Обычно одна функция доминирует, давая человеку реальные средства для достижения социального успеха. Дру- гие функции неизбежно отстают от нее, что ни в коем случае не является па- тологией, — их «отсталость» проявляется лишь в сравнении с доминирующей. «Как показывает опыт, основные психологические функции редко или почти никогда не имеют равной силы или одинаковой степени развития у одного и того же индивидуума. Обычно та или другая функция перевешивает как в силе, так и в развитии» [4, с. 10]. По доминирующей функции, которая накладывает свой отпечаток на весь характер индивида, Юнг определял типы: мыслительный, чувствующий, ин- туитивный, ощущающий. Доминирующая функция подавляет проявления остальных функций, но не в равной степени. Юнг утверждал, что «чувству- ющий тип больше всего подавляет свое мышление, потому что мышление, скорее всего, способно мешать чувству. И мышление исключает, главным об- разом, чувство, ибо нет ничего, что было бы так способно мешать и искажать его, как именно ценности чувства» [4, с. 11]. Здесь мы видим, что Юнг опре- делял чувство и мышление как альтернативные функции. Точно так же он определил и другую пару альтернативных функций: интуиция — сенсорика. Используя введенные понятия, Юнг построил типологию. Для этого он рассмотрел каждую из четырех психологических функций в двух установ- ках: как в экстравертной, так и в интровертной, и определил соответственно 8 психологических типов. Он утверждал: «как экстравертированный, так и интровертированный тип может быть или мыслительным, или чувствую- щим, или интуитивным, или ощущающим» [4, с. 11]. На основе вышеописанной типологии социально-психологических типов Юнга Майерс и Бриггс предложили свою теорию типологий личности, кото- рую можно систематизировать в зависимости от предпочтений личности (табл. 5). Таким образом, представленные выше типологии К.Г. Юнга и типология Майерс — Бриггс наиболее полно оценивают социально-психологические особенности личности, описывая личностные параметры 8 психологических типов в зависимости от установок человеческой психики и психологических функций. Использование данных типологий представляется перспективным, потому что в них заложены наиболее общие характеристики личности, свя- занные со способом взаимодействия с окружающей действительностью, со- циальной стороной поведения личности, характеризующие личность как субъект общения. Типология личности Майерс — Бриггс

  1. Социальная психология: Учеб. пособие для вузов / Под ред. А.М. Столяренко. — М.: Юнити-Дана, 2001. — 543 с.
  2. Шпрангер Э. Основные идеальные типы индивидуальности // Психология личности. Тексты. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. — М., 1982. — С. 55-59.
  3. Фромм Э. Личность // Психологическая типология: Хрестоматия. — Минск — М., 2000. — С. 257-348.
  4. Юнг К.Г. Психологические типы. — СПб.: Ювента; М.: Прогресс — Универс, 1995. — 720 с.
  5. Теории личности в западноевропейской и американской психологии: Хрестоматия по психологии личности / Под ред. Д.Я. Райгородского. — Самара: Бахрах, 1996. — 154 с.
Views

Abstract — 49

PDF (Russian) — 23

Cited-By

Article Metrics

Тема 2 «Личность: понятие, структура, формирование»

Тема 2 «Личность: понятие, структура, формирование».

Выберите правильное суждение:

  1. новорожденный младенец – это личность;
  2. социализация присуща только человеку;
  3. социализация заканчивается в зрелом возрасте;
  4. социализация в первую очередь зависит от врожденных свойств, характеристик человека.

Когда заканчивается социализация человека?

  1. С окончанием учебы
  2. С того момента, как человек начинает сам себя обеспечивать
  3. С выходом на пенсию
  4. Со смертью человека

Какие из перечисленных ниже  потребностей А. Маслоу считает потребностями самого высокого уровня:

  1.  саморазвитие, творческая самореализация;
  2.  служебный рост;
  3. стремление получить признание, высокую оценку окружающих;
  4. потребность в самосохранении.

Какой из перечисленных конфликтов не относится к межролевым

  1. Работающему студенту надо в одно и то же время быть и на работе и на лекции.
  2. Мать должна одновременно и любить ребенка и проявлять к нему строгость
  3. Милиционер, как носитель профессиональной роли должен арестовать своего брата
  4. Женщина должна пойти на родительское собрание в школу к дочери и одновременно присутствовать на совещании у директора фирмы.

Что является предметом социологии при рассмотрении личности?

  1. Место человека в мире как субъекта познания и творчества
  2. Психические, ментальные структуры и процессы
  3. Структурные элементы личности, механизмы социализации
  4. Специфические физиологические особенности человека

Выберите из перечисленных ниже статусов приобретенные:

  1. мужчина;
  2. сын;
  3. украинец;
  4. студент.

С каким утверждением Вы не можете согласиться?

  1. Личности встречаются в современном обществе достаточно редко
  2. Личностью не рождаются, личностью становятся.
  3. Индивид выступает в качестве исходного пункта развития личности, личность — результат развития индивида.
  4. Личность отражает социально значимые черты общества, его культуры.

Внешний побудитель человека к деятельности называется: 

  1. стимул;
  2. мотив;
  3. интерес;
  4. потребность.

Какое название имеет  процесс усвоения личностью ценностей, социальных норм, элементов культуры?

  1. Индикация
  2. Интернализация
  3. Адаптация
  4. Интеракция

Какой из перечисленных конфликтов относится к межличностным ролевым конфликтам

  1. Работающему студенту надо одно и тоже время быть и на работе и на лекции.
  2. Мать должна одновременно и любить ребенка и проявлять к нему строгость
  3. Милиционер, как носитель профессиональной роли арестовывает своего брата
  4. Мужчина добивается операции по изменению своего пола

Ожидаемое, типичное поведение человека, связанное с его социальным статусом, называется:

  1. социальная роль человека;
  2. социальный статус человека;
  3. авторитет человека;
  4. престиж человека.

Личность с точки зрения социологии это…

  1. представитель человеческого рода
  2. набор социально значимых качеств, приобретаемых под влиянием общества
  3. особенности человек, составляющие его своеобразие и уникальность
  4. выдающийся человек, совершивший значимый вклад в жизнь общества

Принятие норм и ценностей, включение их во внутренний мир человека называется

  1. адаптацией
  2. интериоризацией
  3. экстериоризацией
  4. стратификацией

Какой тип потребностей удовлетворяется, если человек стремится защитить свое жилье от пожара?

  1. Витальные
  2. Потребности безопасности и стабильности жизни (экзистенциальные потребности)
  3. Социальные
  4. Потребности престижа

Направленность человека на значимые для него объекты является…

  1. интересом
  2. ценностью
  3. потребностью
  4. самосознанием

Наиболее значимые, важные предметы, связи, отношения, которые являются ориентирами в поведении человека, называются…

  1. Мотивы
  2. Интересы
  3. Ценности
  4. Стимулы

Желаемый результат поведения, который связывает будущее с настоящим временем, называется:

  1. Потребность
  2. Мотив
  3. Цель
  4. Ценность

Выберите из перечисленных ниже статусов предписанные

  1. студент, мастер спорта, лидер группы
  2. сын, мужчина, чернокожий
  3. дочь, преподаватель, аристократ
  4. банкир, американец, житель Чикаго

Процесс социализации продолжается…

  1. До 5 лет
  2. До 18 лет
  3. Всю жизнь
  4. До пенсии
  5. Процесс формирования социального института
  6. Процесс формирования социальных  групп и социальной структуры
  7. Процесс усвоения личностью социальных норм и ценностей
  8. Процесс формирования характера личности

К агентам первичной социализации личности не принадлежат…

  1. Родители
  2. Учителя
  3. Должностные лица организации
  4. Родственники

Социализация индивида  это…

  1. процесс воспитания личности
  2. процесс общения с людьми
  3. процесс усвоения личностью норм и ценностей общества
  4. расслоение общества на группы, имеющие не равный доступ к основным ресурсам

Физиологические (витальные) потребности это.

  1. Преимущественно биологические потребности, от удовлетворения которых зависит выживание человека.
  2. Потребности в образовании.
  3. Потребности в обладание социальными знаниями, необходимыми для социальной адаптации.
  4. Потребности, которые возникают преимущественно у эмигрантов, которые не могут сразу приспособиться к новой среде.

По Маслоу к врожденным потребностям относится:

  1. потребность в творчестве;
  2. потребность в привязанности близких;
  3. потребность в безопасности существования;
  4. потребность в уважении.

Главным признаком  социального статуса является:

  1. Совокупность прав и обязанностей
  2. Профессиональная принадлежность
  3. Значимость для каждого конкретного человека
  4. Способность к изменению

Как называется ситуация, когда шестнадцатилетнюю дочку одновременно ждут члены семьи, чтобы вместе отпраздновать день рождения бабушки, и друзья, чтобы пойти на дискотеку:

  1. культурный конфликт
  2. конфликт поколений
  3. ролевой конфликт
  4. статусный конфликт.

Госпожа «У» является студенткой, бухгалтером, женой. Это с точки зрения социолога, перечень ее :

  1. приписных социальных статусов;
  2. приобретенных социальных статусов;
  3. ранговых социальных характеристик;
  4. личных качеств.

Социальная роль это:

  1. Поведения лица в ситуации, когда актуальным является контроль со стороны окружения.
  2. Манера поведения людей в быту, социальной сфере.
  3. Система прав и обязанностей, которые указывают на место человека в социальном пространстве.
  4. Деиндивидуализированные модели (стандарты) поведения, которые соответствуют социальным ожиданиям относительно определенных социальных позиций (статусов).

Какой статус не является унаследованным или приписанным?

  1. Мужчины или женщины (гендерный статус).
  2. Этнический (то есть украинца, поляка, белоруса, крымского татарина и тому подобное).
  3. Менеджера корпорации или фирмы.
  4. Представителя расово-антропологической группы.

Выберите из перечисленных ниже статусов приобретенные

  1. Студент, мастер спорта, лидер группы
  2. Сын, горожанин, украинец
  3. Профессор, адвокат, ребенок
  4. Президент, старик, брат

К приобретенным потребностям А.Маслоу относит

  1. потребность в самосохранении
  2. потребность в уверенности в завтрашнем дне
  3. потребность в дружбе
  4. потребность в определённом наборе белков, жиров и углеводов

Процесс включения социальных норм и ценностей во внутренний мир человека — это:

  1. Адаптация
  2. Экстериоризация
  3. Интериоризация
  4. Полезная деформация

В состав индивидуальности входят:

  1. социальные качества личности
  2. биопсихологические свойства личности
  3. как социальные, так и биопсихологические свойства личности
  4. статусный набор

К механизму социализации личности не принадлежит фаза…

  1. Социальной адаптации
  2. Социальной интериоризации
  3. Социальной поляризации
  4. Социальной экстериоризации

 К какому виду потребностей относится потребность в карьере?

  1. Экзистенциальным
  2. Социальным
  3. Потребностям в престиже
  4. Физиологическим

Пирамида ценностей, которая содержится в сознании личности и руководит ее поведением, определяя выбор поступков и действий человека имеет название:

  1. Мотивационный комплекс
  2. Структура потребностей
  3. Ценностные ориентации
  4. Совокупность установок

Социальная роль человека – это

  1. ожидаемое, типичное поведение человека, обусловленное социальным статусом
  2. место человека в обществе
  3. совокупность предпочитаемых человеком действий
  4. доступ человека к социальным благам общества

 Что не входит в структуру личности как социологической категории?

  1. Нормы поведения
  2. Ролевые навыки
  3. Потребности и интересы
  4. Феномен памяти

К какому уровню потребностей, определенных А. Маслоу, относится потребность употреблять продукцию признанных товаропроизводителей, которые предлагают качественные товары?

  1. Побудительные потребности
  2. Потребности безопасности и стабильности жизни (экзистенциальные потребности)
  3. Социальные потребности
  4. Экономические потребности

Что не принадлежит к типам потребностей личности, по теории Маслоу?

  1. Основные потребности.
  2. Физиологические потребности.
  3. Потребности в безопасности.
  4. Социальные потребности.

К какому уровню потребностей, определенных А. Маслоу, относится потребность в получении новой вышестоящей должности?

  1. Биологические, природные потребности
  2. Потребности безопасности и стабильности жизни (экзистенциальные потребности)
  3. Социальные потребности
  4. Потребности престижа

Термин “индивидуальность” употребляется как:

  1.  “конкретный человек”, единичный представитель человеческого рода;
  2.  родовое понятие, указывающее на принадлежность к конкретной культуре;
  3.  характеристика социального в человеке;
  4.  понятие, обозначающее то особенное и специфическое, что отличает одного человека от всех других.

Поведение носителя определенного социального статуса, которое отвечает конкретным социальным ожиданиям — это, с точки зрения социолога:

  1. социальная роль;
  2. статусно-ролевой набор индивида;
  3. статусная совместимость;
  4. личностные характеристики индивида.

По Маслоу к приобретенным потребностям относится:

  1. потребность в творчестве;
  2. потребность в еде;
  3. потребность в безопасности существования;
  4. потребность в самосохранении.

Социализация – это:

  1. процесс формирования социального института;
  2. процесс формирования социальной группы;
  3. процесс формирования личности;
  4. процесс формирования общества.

Выберите из перечисленных ниже статусов предписанные:

  1.  мастер спорта;
  2.  профессор;
  3.  украинец;
  4.  муж.

Госпожа «У» является украинкой, дочерью господина «X», 43 — летней женщиной. Это, с точки зрения социолога, есть перечень ее :

  1. приписных социальных статусов;
  2. приобретенных социальных статусов;
  3. ранговых социальных характеристик;
  4. личных качеств.

Социальный статус индивида – это

  1. Позиция, место человека в социальной системе
  2. Социальный престиж человека
  3. Авторитет человека в группе
  4. Функции, которые он выполняет при осуществлении трудовой деятельности

Усвоение роли пенсионера, человеком, вышедшим на пенсию по возрасту является примером

  1. Первичной социализации
  2. Вторичной социализации
  3. Третичной социализации
  4. Ролевого конфликта

Выберите верное суждение:

  1. социализация включает только целенаправленное воздействие на личность;
  2. методы социализации одинаковы во всем мире;
  3. социализация длится всю жизнь человека;
  4. социализация происходит только в детстве.

Что является специфической характеристикой личности в рамках социологии?

  1. Способность к прямохождению
  2. Состояние здоровья, физическая сила
  3. Совокупность имеющихся статусов
  4. Особенности темперамента

Термин “личность ” употребляется как:

  1.  “конкретный человек”, единичный представитель человеческого рода;
  2.  родовое понятие, указывающее на принадлежность к биологическому виду;
  3.  характеристика социального в человеке;
  4.  понятие, обозначающее то особенное и специфическое, что отличает одного человека от всех  других.

Термин «социализация» обозначает…

  1. Формирование, развитие личности в процессе «вхождения» человека в социум.
  2. Разделение социума на неравные по статусу группы.
  3. Процесс осуществления контроля за поведением человека и воспитание у членов общества позитивных качеств.
  4. Отражение черт личности в сознании окружения и коррекция на этой основе индивидуального стиля поведения.

Господин «X» является студентом, капитаном футбольной команды, мужем госпожи «У». Это с точки зрения социолога, перечень его :

  1. приобретенных социальных статусов;
  2. приписных социальных статусов;
  3. ранговых социальных характеристик;
  4. личных качеств.

Что нельзя отнести к факторам, определяющим процесс социализации?

  1. Макросоциальные условия и близкое окружение, микросоциум.
  2. Собственно «Я», возможность свободного выбора.
  3. Генетические факторы, интеллектуальные и физические способности.
  4. Астрологические прогнозы.

Понятие «индивидуальность » используется для того, чтобы:

  1. Подчеркнуть качественные отличия людей от животных
  2. Подчеркнуть уникальность каждого человека
  3. Охарактеризовать социальный статус человека
  4. Описать место человека в группе

Внутренний побудитель к действию — это

1. Мотив

2. Стимул

3. Ценность

4. Цель

Позиция человека в социальной системе, связанная с принадлежностью к определенной социальной группе, называется:

  1. социальная роль человека;
  2. социальный статус человека;
  3. авторитет человека;
  4. престиж человека.

Социальная роль это:

  1. Функции, которые выполняет определеная социальная группа в обществе
  2. Деиндивидуализированные, типичные формы социального поведения, которые закреплены за социальными позициями и статусами
  3. Место, которое человек занимает в социальном пространстве
  4. Навыки, знания, которыми овладевает индивид в социальной жизни

Какое определение личности является наиболее правильным с точки зрения социологии?

  1. Личность является наиболее широким понятием, которое включает понятие человека.
  2. Личность — это сумма унаследованных человеком неповторимых ментальных черт, которые определяют особенности его поведения в течение жизни.
  3. Личность — это синоним понятия индивид, то есть мельчайшей социальной единицы, из которых состоит общество.
  4. Личность — это социальная составляющая человека, совокупность черт и свойств, которые преимущественно не наследуются генетически, а формируются в обществе.

Внутренний побудитель человека к деятельности называется:

  1. стимул;
  2. интерес;
  3. мотив;
  4. потребность.
    1. более широким, чем понятие «человек»
    2. более узким, чем понятие «человек»
    3. синонимом понятия «человек»
    4. вообще не связано с понятием «человек»
Понятие личности является:

Какое название имеют статусы, которые предусматривают четкие права и обязанности, закрепленные в законах?

  1. Приобретенные
  2. Формализированные
  3. Второстепенные
  4. Семейные

Тестовые задания по теме «Социальные отклонения».

Девиантное поведение это.

  1. Наследственные генетические болезни, которые проявятся во взрослом возрасте как «неправильное» поведение.
  2. Массовые и индивидуальные формы поведения, которые отклоняются от социальной нормы.
  3. Преступные действия, которые наносят обществу значительный вред.
  4. Проявления таланта, одаренность, которая является не понятной рядовым гражданам.

Что не является формой индивидуального приспособления, согласно теории Мертона?

  1. Конформизм.
  2. Делинквентность.
  3. Инновация.
  4. Бунт.

К девиантному поведению относится:

  1. Участие в выборах;
  2. Гениальность;
  3. Учеба в вузе:
  4. Уважение к старшим.

Екстравертними девиантными поступками называют:

  1. Отклонения, которые направлены на других людей, внешне окружение человека
  2. Отклоняющееся поведение, которое вызывает вред самому субъекту
  3. Противоправное поведение, которое не осуждается моралью
    1. Проявления таланта, одаренность, которая является не понятной рядовым гражданам.

 

Какую разновидность девиации можно отнести к первичным социальным отклонениям?

  1. Домашняя кража
  2. Самоубийство
  3. Переход дороги в неположенном месте
  4. Выращивание наркотических растений для сбыта

Девиантное поведение – это

  1. Криминальное поведение
  2. Конформное поведение
  3. Отклоняющееся от принятых в обществе норм поведение
  4. Массовое поведение

По Р. Мертону девиантное поведение является следствием:

  1. не согласованностью между определенными культурой целями и социально одобряемыми средствами их достижения;
  2. социальной дезорганизации;
  3. отсутствием четкой моральной регуляции поведения индивидов;
  4. нет варианта ответа.

Что является оперативным средством социального контроля?

  1. Социальные нормы
  2. Социальные интересы
  3. Социальные санкции
  4. Социальные возможности

К типологии форм индивидуального приспособления индивидов в обществе (по Р. Мертону)  не принадлежит…

  1. Инновация
  2. Ритуализм
  3. Максимализм
  4. Бунт

Что не  относится к неформальным негативным санкциям?

  1. Неудачная шутка
  2. Клевета
  3. Распространение слухов
  4. Конфискация имущества

Санкции бывают:

  1. Формальные и неформальные.
  2. Позитивные и негативные.
  3. Верными являются все изложенные выше ответы.
  4. Ни один из ответов не является верным

Формальный контроль это:

  1. Контроль членов семьи
  2. Контроль со стороны социального окружения
  3. Контроль со стороны государственных органов
  4. Самоконтроль личности

Какой из приведенных агентов в первую очередь осуществляет формальные санкции?

  1. соседи
  2. семья
  3. студенческая группа
  4. налоговая полиция

Главным тезисом психоаналитического объяснения (теория З. Фрейда) социальных отклонений является…

  1. Конфликт, который возникает между структурными элементами личности(Оно, Я, Сверх-Я)
  2. Конфликты между нормами субкультуры и господствующей культурой вызывают девиацию
  3. Девиация возникает по причине отсутствия в обществе четких и однозначных  социальных норм
  4. Физические особенности человека являются причиной девиантного поведения

Под делинквентным поведением понимают:

  1. активное противодействие индивидов власти;
  2. массовые выступления людей;
  3. противоправные действия;
  4. нет варианта ответа.

К какому типу санкций относится премиальное вознаграждение за отказ от курения?

  1. Формально позитивная
  2. Неформально позитивная
  3. Формально негативная
  4. Неформально негативная

Екстравертними девиантными поступками называют:

  1. Отклонения, которые направлены на внешнюю среду
  2. Противоправное поведение, которое не осуждается моралью
  3. Отклоненное поведение, которое вызывает вред самому субъекту
    1. Отклоняющееся от принятых в обществе норм поведение

Что  относится к формальным негативным санкциям?

  1. Обидная шутка
  2. Клевета
  3. Распространение слухов
  4. Конфискация имущества

Девиация — это понятие:

  1. Структурное
  2. Оценочное
  3. Логичное
  4. Традиционное
  5. Поведение, которое отклоняется от нормы
  6. Поведение, которое является типичным для определенной прослойки общества
  7. Поведение, что характерно для религиозных общин
  8. Поведение, которое встречается крайне редко
Девиантное поведение это

Главным тезисом биологического объяснения причин социальных отклонений является…

  1. Конфликты, присущие личности, вызывают девиацию
  2. Конфликты между нормами субкультуры и господствующей культурой вызывают девиацию
  3. Девиация возникает по причине отсутствия в обществе устойчивых и однозначных социальных норм
  4. Физические особенности человека являются причиной девиантного поведения

Изменились ли виды девиации в течение ХХ века в Украине?

  1. Изменились полностью
  2. Не изменились
  3. Изменились частично
  4. Нет верного варианта ответа

Какую разновидность девиации нельзя отнести к первичным социальным отклонениям?

  1. Заплыв человека за черту буйков
  2. Очень высокие показатели человека в сфере спортивных достижений
  3. Переход дороги на красный свет
  4. Продажа нелегальных наркотиков

К какому типу санкций относится санкция на арест?

  1. формально позитивная
  2. неформально позитивная
  3. формально негативная
  4. неформально негативная

Представитель какой профессии не занимается деятельностью, связанной с выполнением официального  контроля?

  1. Судья
  2. Прокурор
  3. Врач
  4. Налоговый инспектор

Изменяются ли виды девиации в зависимости от типа страны, этапа её развития, особенностей культуры?

  1. Да, это общая закономерность
  2. Да, но это было в древние времена
  3. Нет
  4. Ни один из вариантов не является правильны

Социологическое объяснение девиации выходит из анализа роли:

1. наследственности и генетической структуры девиантов

2. психических, ментальных факторов на поведение личности

3. социальных фактов, которые предопределяют существование разных девиаций

4. морфологических и физиологических факторов на поведение девианта

Какой тип поведения человека, по классификации Р. Мертона,  не принадлежит к девиантному поведению?

  1. Инновация
  2. Ритуализм
  3. Ретритизм
  4. Конформизм

Что не относится к формальным негативным санкциям?

  1. Тюремное заключение
  2. Арест
  3. Распространение слухов
  4. Конфискация имущества

Что не является разновидностью девиации?

  1. Преступление
  2. Суицид
  3. Участие в выборах
  4. Аморальный поступок

Какой общественный механизм выполняет функции защиты социальных структур и саморегуляции социокультурных систем?

  1. Социального развития
  2. Социального контроля
  3. Социального конфликта
  4. Социальной стратификации

Девиантное поведение принято рассматривать как:

  1.  поступок, деятельность человека, которые не удовлетворяют официально установленным или фактически сформированным нормам  данного общества;
  2. образ действий субъекта в ситуациях, которые характеризуются альтернативной возможностью действия;
  3. действия индивидов, поступки, которые внешне наблюдаются;
  4. нет варианта ответа.

К какому типу санкций относится освобождение от должности по инициативе администрации?

  1. Формально позитивная
  2. Неформально позитивная
  3. Формально негативная
  4. Неформально негативная

Главный тезис культурологического  объяснения причин социальных отклонений формулируется следующим образом:

  1. Конфликты, присущие личности, вызывают девиацию
  2. Конфликты между нормами субкультуры и господствующей культурой вызывают девиацию
  3. Девиация возникает при условии аномии
  4. Физические и психические особенности человека — причины девиантного поведения

Что  относится к неформальным негативным санкциям?

  1. Лишение гражданских прав
  2. Распространение слухов, которые осуждают определенное действие
  3. Конфискация имущества
  4. Криминальное наказание

Девиация — это отклонение в поведении индивида от:

  1. Собственных целей
  2. Существующих социальных норм
  3. Интересов референтных групп
  4. Собственной самореализации

Что является интравертным девиантным поступком?

  1. Кража
  2. Нарушение правил дорожного движения
  3. Курение марихуаны
  4. Изнасилование

Регуляторы поведения человека в наиболее важных сферах социальной жизни, которые обеспечивают целостность и стойкость общества это, :

  1.  Семейные нормы.
  2.  Нормы-правила.
  3.  Религиозные нормы.
  4.  Нормы-ожидания.

Способы реагирования окружающих на поведение человека в виде поощрения или наказания за поддержание (нарушение) определенных норм поведения имеют название:

  1. Ценности.
  2. Цели.
  3. Санкции.
  4. Требования.

Чем отличаются нормы правовые от норм моральных?

  1. Наличием санкций
  2. Типом социальных отношений, которые регулируют нормы
  3. Уровнями информированности людей о содержании норм
  4. Характером субъекта, который является источником соответствующих норм

Какие компоненты не принадлежат к ситуации девиантного поведения ?

  1. Социально действующий человек
  2. Норма, которая регулирует тот или другой вид деятельности
  3. Образовательный и должностной уровень человека
  4. Социальные группы, организации, которые реагируют на поведение человека

Четко сформулированные и зафиксированные в документах нормы имеют название:

  1. Формальные
  2. Неформальные
  3. Экономические
  4. Моральные

Какого из видов девиации не существует

  1. Позитивной
  2. Культурной
  3. Общественной
  4. Организованной

Гениальность можно считать примером

  1. групповой девиации
  2. позитивной девиации
  3. культурной девиации
  4. корыстной девиации

Какой фактор развития девиации из круга тех, что рассматривали разные исследователи в течение ХІХ и ХХ ст., нельзя классифицировать как «биологический»?

  1. Специфическая конституция (строение) тела по Шелдону.
  2. Лишняя хромосома в генетическом коде мужчин.
  3. Превышение нормы тестостерона в составе крови.
  4. Неблагополучная семья.

Социологи объясняют причины девиантного поведения:

  1. Врожденной склонностью человека к преступному поведению;
  2. Особенностями социального устройства;
  3. Особенностями психики человека;
  4. Особенностями строения человеческого тела.

Что не является характерным для девиаций в подростковом возрасте?

  1. Агрессивность.
  2. Бродяжничество, побеги из дома.
  3. Токсикомания.
  4. Коррупционные преступления.

Девиантное поведение – это:

  1. Отклоняющееся от принятых в обществе норм поведение;
  2. Конформное поведение;
  3. Типичное для данного общества поведение;
  4. Поведение, соответствующее законам общества.

Структура личности. Активность, устойчивость, направленность личности.

Цель: рассмотреть элементы структуры личности и их свойства.

Задачи

— определить целое в структуре личности;
— рассмотреть его элементы;
— охарактеризовать особенности личностных черт каждой подструктуры и их свойства;
— рассмотреть путь их формирования;
— сформировать понятие о личности как динамическом образовании.

Ход урока

Попытки определить структуру личности, ее составные части предпринимались давно. Так как данный предмет изучения, являясь одним из проявлений психики, нематериален и его нельзя потрогать руками, то у разных авторов, в разных психологических направлениях понятие структуры личности разное. Это зависит от того, что понимать под личностью. Психология прошла ряд этапов, начиная с понимания личности как души, заканчивая пониманием личности как человека.

В отечественной психологии большое внимание уделялось теоретическим аспектам, в западной — практическим. Поэтому в трудах наших психологов вопрос о личности и ее структуре проработан лучше, теоретически обоснован, создана стройная научная система. При изучении сегодняшней темы будет удобно опираться на разработки нашей психологической науки.

Здесь человек рассматривается в двух аспектах:
1) человек как организм;
2) человек как носитель сознания — личность.

Нас интересует второй аспект. Как же проводилось изучение такого нематериального объекта как личность? Определяя составные части чего-то, необходимо понять, в рамках какого целого мы это делаем. В данном случае в качестве целого выступает личность человека. Тогда элементами этого целого будут являться черты личности — ее устойчивые психические свойства. Известный теоретик психологии С. Л. Рубинштейн пишет: «Психическое свойство — это способность индивида на определенные объективные воздействия закономерно отвечать определенными психическими деятельностями».

Для дальнейшего анализа следует учесть возможно более полное число этих элементов. Из Словаря русского языка С. И. Ожегова были выписаны все слова, которые могут рассматриваться как названия свойств личности. Эти слова, введенные в обиход не психологами, а народом, обозначали чаще всего не конкретные свойства, а весьма сложные особенности человека, называемые чертами личности. Многие свойства личности не могут быть определены одним словом. Примечательно, что слов, обозначающих отрицательные свойства, оказалось в 2 раза больше. Вот вам и ответ на древний вопрос, почему плохого в мире больше, чем хорошего — потому что плохое заметнее.

Пытаясь определить необходимое и достаточное число подструктур, в которые могут быть включены все известные свойства личности, ученые, перепробовав многочисленные варианты, выделили четыре. Одним из критериев отличия подструктур друг от друга является отношение биологического и социального — не их доля, а значение для данной подструктуры. Человек — социальное существо, поэтому рассмотрение структуры личности начинается с подструктур, в которых более важна социальная сторона, а в конце — более биологически обусловленные части личности.

1-я подструктура называется направленностью личности. Сюда входят: влечения, желания, интересы, склонности, идеалы, мировоззрения, убеждения. Элементы (черты) личности, входящие в эту подструктуру не имеют врожденных задатков, а полностью социально обусловлены и формируются путем воспитания. Наиболее активной и устойчивой формой направленности являются убеждения. Совокупность их составляет мировоззрение человека, которое может быть пассивным — просто имеется в наличии. Но в подструктуру направленности входит и воля — она то и может придавать убеждениям активный характер, способствуя их воплощению в жизнь.

2-я подструктура называется опытом. Она объединяет знания, навыки, умения и привычки, приобретенные в обществе путем обучения, но уже с заметным влиянием биологически, и даже генетически обусловленных свойств человека. Не все входящие сюда свойства можно рассматривать как свойства личности. Только начинающийся формироваться навык или однократное действие еще не свойство личности. Но типичные для данного индивида проявления, так же как и закрепленные знания, навык и тем более умение и привычка — уже бесспорно свойство личности. Опыт также может быть пассивным «мертвым грузом». Но благодаря отдельным волевым навыкам он может стать активным, когда знания и умения не просто «знаемые», но и используемые.

3-я подструктура объединяет индивидуальные особенности отдельных психических процессов (функций): памяти, эмоций, ощущений, мышления, восприятия, чувств, воли. Ведь у всех нас разная память, эмоции, восприятие и т.д. Эти индивидуальные особенности, закрепляясь, становятся чертами личности. У кого-то — «тонкое восприятие искусства», у другого — «дырявая» память, у третьего — «шквал эмоций из-за пустяка». Все составляющие этой подструктуры формируются путем упражнения, то есть частоты и способа использования данной функции. Так как эмоции и ощущения свойственны и животным, то можно говорить, что в личностных чертах 3-й подструктуры биологический компонент начинает преобладать над социальным.

4-я подструктура объединяет свойства темперамента или типологические свойства личности (как принадлежащей к какому-то типу). Они почти полностью зависят от физиологических свойств мозга: скорость протекания нервных процессов, баланс процессов возбуждения и торможения и т.п.. Сюда же относятся половые и возрастные свойства, а также особенности личности, вызванные какой-то патологией (болезнью). Эти биологически обусловленные черты с трудом поддаются изменениям, но иногда возможно формирование (а точнее, «переделывание») нужной черты путем тренировки. Зато большую, чем в предыдущих подструктурах, роль здесь играет компенсация — возможность заменить недостаточную или «выбывшую из строя» функцию какой-то другой. Например, после просмотра перед сном зажигательного боевика, ваша нервная система перевозбудилась, и вам никак не удается заснуть. Тогда вы можете «обмануть» ее разными уловками: «считать баранов», представлять себя на жарком пляже, лечь в любимую «засыпательную» позу, съесть что-нибудь и т.д. Активность подструктуры темперамента определяется силой нервных процессов; если у вас слабость нервных процессов, то у вас будет «слабый» тип нервной системы и тип темперамента с более пассивным поведением.

В заключение стоит отметить, что ни отдельные черты личности, ни личность в целом не остаются неизменными в течение жизни человека. Но изменения личности могут быть связаны не только с ее развитием в результате взросления, но и с социальным распадом, со старческой деградацией и с патологическим развитием. Изменяться человек может как в лучшую, так и в худшую сторону. Кроме того, изменчивость черт личности зависит от компенсации одних, недостаточно развитых черт личности другими, и от изменения способов и степени этой компенсации. Например, дефект памяти у одного и того же человека в одном случае может компенсироваться вниманием, а в другом — сообразительностью. Таким образом, структура личности является динамической — изменяющейся, а не статической (неизменной). В трудах по психологии так и пишут: «динамическая структура личности».

Вывод

При рассмотрении личности в качестве целого, свойства личности являются его элементами и составляют динамическую функциональную структуру личности.

Вопросы

1. Что такое личность?
2. Что в структуре личности является целым, а что выступает в качестве элементов?
3. Как создавалось знание о структуре личности?
4. Какие качества входят в каждую подструктуру? Каков способ их формирования?
5. Каково отношение биологических и социальных факторов для черт каждой подструктуры? Почему так?
6.  Почему структуру личности правильно называть динамической?

Алекситимия в структуре «практически здоровой» личности

Представлены результаты исследования выраженности алекситимии в структуре «практически здоровой» личности. Обнаружены и описаны значимые взаимосвязи с тревожностью, различными видами агрессивных и враждебных реакций, эмпатией. Проведен факторный анализ с целью изучения алек-ситимических факторов структуры личности «практически здоровых» испытуемых, дано психологическое описание выявленных смысловых факторов.

Alexithymia in the structure of «apparently healthy» personality.pdf Введение Анализ литературных источников показывает неоднозначность толкования самого термина «алекситимия», его психологической природы, причин формирования и классификации [1-3]. Исследователи отмечают, что выраженная в структуре личности испытуемых алекситимия сопровождается примитивным, упрощенным восприятием своего эмоционального состояния и окружающего мира в целом, неспособностью дифференцировать психологические и физиологические составляющие своего «Я», сложностями в идентификации эмоционального состояния партнера по общению [4, 5]. Мы считаем, что данные проявления алекситимии связаны с ее специфичными психологическими взаимосвязями в структуре личности, создающими основу для последующего развития психосоматических заболеваний. Важно, что, описывая алекситимию как неспецифический фактор риска развития психосоматических заболеваний, ее выраженность исследуют у респондентов в условиях госпитализации с различной соматической патологией: ишемической болезнью сердца [6, 7], бронхиальной астмой [8-10], перенесенным инфарктом миокарда [11], гипертонической болезнью [12], невротическими расстройствами [13], паническими расстройствами [14], зависимыми формами поведения [15, 16]. На наш взгляд, выраженность алекситимии как предикта соматиза-ции должна быть, прежде всего, изучена в структуре личности без выраженной соматической патологии. Ее изучение не как изолированной психологической характеристики личности, а как основного ядра особого алекситимического пространства, будет способствовать разработке эффективных моделей клинико-психологического сопровождения. В некоторых экспериментальных исследованиях отмечено наличие взаимосвязи между проявлениями алекситимии и высоким уровнем личностной тревожности испытуемых, что позволяет авторам рассматривать алекситимию как приспособительную реакцию индивида на тревогу. При этом отмечают специфику коммуникативного стиля алекситимичных индивидов и их склонность к упрощению, стереотипизации поведенческих реакций [17]. Данные проявления позволяют нам выделить тревожность и агрессивность как психологические компоненты алекситимического пространства личности. При этом тревожность выполняет функцию блокирования позитивного восприятия эмоционального внутреннего и внешнего мира, а агрессивность выступает в качестве естественного, в данном случае примитивного, способа реагирования на изменения окружающего мира и единственного доступного индивиду способа взаимодействия с ним. Как сдерживающий развитие алекситимии психологический компонент мы выделяем эмпатию, на основе которой в структуре личности формируется способность к эмоциональной идентификации. Материалы и методы исследования Общая выборка испытуемых составила 384 человека в возрасте от 12 до 20 лет. Испытуемые — школьники и студенты различных образовательных учреждений. Анализ медицинских карт и беседы с классными руководителями и кураторами групп позволили нам зафиксировать у респондентов отсутствие хронических соматических заболеваний. По результатам самоотчетов все испытуемые оценили свое состояние как «хорошее» и «вполне удовлетворительное». Исходя из определения здоровья как «состояния физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствия болезней или физических дефектов», а также из полученных о респондентах сведений, мы относим их к категории «практически здоровых». Диагностическая модель изучения алекситимического пространства включала: 1. Психодиагностические методы исследования (Торонтская алекси-тимическая шкала (TAS), характерологический опросник Г. Шмишека, шкала тревожности Дж. Тейлор, тест опросник А. Басса и А. Дарки, тест-опросник способности к эмпатии И.М. Юсупова, опросник Г. Айзенка). 2. Методы статистической обработки и анализа результатов исследования (определение достоверности различий по t-критерию Стьюдента, корреляционный анализ по критерию ранговой корреляции Спирмена, факторный анализ образов). Результаты и их обсуждение При тестировании по Торонтской алекситимической шкале получены данные, представленные в табл. 1. Т а б л и ц а 1 Уровень алекситимии в различных возрастных интервалах Возрастной интервал 12-15 лет Возрастной интервал 16-20 лет Всего Юноши Девушки Всего Юноши Девушки Выражена алекситимия 65 чел. 42,5% 45 чел. 29,4% 20 чел. 13,1% 76 чел. 32,9% 30 чел. 12,9% 46 чел. 19,9% Промежуточная группа 43 чел. 28,1% 26 чел. 16,9% 17 чел. 11,2% 87 чел. 37,7% 31 чел. 13,4% 56 чел. 24,3% Не выражена алекситимия 45 чел. 29,4% 25 чел. 16,3% 20 чел. 13,1% 68 чел. 29,4% 24 чел. 10,4% 44 чел. 19,1% Как видно из табл. 1, у юношей показатели по алекситимии более высокие, чем у девушек, как по общей выборке (41,4 и 32,5% соответственно), так и по возрастным интервалам. Особенно это различие очевидно в интервале от 12 до 15 лет, где показатели выраженности алекситимии у мальчиков более чем в два раза выше, чем у девочек (29,4 и 13,1%). В возрастном интервале 16-20 лет у девушек результаты более высокие по сравнению с юношами, с разницей в 7% (19,9 и 12,9% соответственно). Общая тенденция к большей выраженности алекситимии у юношей подтверждена при определении статистически достоверных различий (при средних значениях 69,26 у юношей и 67,19 у девушек t = 2,1). В возрастном интервале от 16 до 20 лет большее количество испытуемых составили промежуточную группу (37,7%). При качественном анализе результатов тестирования обращает на себя внимание то, что у многих респондентов полученные по шкале значения приближены к предельно допустимым при выявлении алекситимии. В соответствии с ключом к данной методике принято говорить о выраженной алекситимии, если испытуемый набирает 74 и более баллов. В исследуемой выборке достаточно распространены показатели 70-73 балла, на основании чего мы относим испытуемого к промежуточной группе, хотя эти показатели почти высокие. Корреляционный анализ полученных результатов проводили по критерию ранговой корреляции Спирмена, результаты считали статистически значимыми при p

Ключевые слова

алекситимия, психологическая структура алекситимии, тревожность, агрессивность, враждебность, эмпатия, alexithymia, psychological structure of alexithymia, anxiety, aggressiveness, hostility, empathy

Авторы

Брель Елена ЮрьевнаТомский государственный университеткандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории когнитивных исследований и психогенетики[email protected]
Всего: 1

Ссылки

Кристалл Г. Интеграция и самоисцеление. Аффект, травма и алекситимия. М. : Ин-т общегуманитар. исслед., 2006. 800 с.

Nemiah J.C., Freyberger H., Sifneos P.E. Alexithymia: a view of the psychosomatic process // Modern Trends in Psychosomatic Medicine / ed. by O.W. Hill. London ; Boston : Butterworths, 1976. Vol. 3. P. 430-439.

Taylor G.J. Recent developments in alexithymia theory and research. Canadian journal of psychiatry // Revue canadienne de psychiatrie. 2000. Vol. 45 (2). P. 134-142.

Гаранян Н.Г., Холмогорова А.Б. Концепция алекситимии // Социальнопсихиатрический журнал. 2003. Т. 13, № 1. С. 128-145.

Искусных А.Ю. Алекситимия. Причины и риски возникновения расстройства // Лич ность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии : сб. ст. по материалам LIII междунар. науч.-практ. конф. Новосибирск : СибАК, 2015. № 6 (52). С. 59-68.

Юрьева Т.В., Хватова Ю.Г. Когнитивно-эмоциональные особенности пациентов с ишемической болезнью сердца // Вестник Тамбовского университета. Сер. Естественные и технические науки. 2014. Т. 19, № 1. С. 118-120.

Kubzansky L.D., Davidson K.W., Rozanski A. The Clinical Impact of Negative Psychological States: Expanding the Spectrum of Risk for Coronary Artery Disease // Psychosomatic. Med. 2005. Vol. 67. Р. 10-14.

Семенова Н.Д. Психологические аспекты бронхиальной астмы // Бронхиальная аст ма / под ред. А.Г. Чучалина. М. : Агар, 1997. Т. 2. С. 187-212.

Провоторов В.М., Крутько В.Н., Будневский А.В., Грекова Т.И., Золоедов В.И., Ряскин В. И., Харчевникова С. В. Особенности психологического статуса больных бронхиальной астмой с алекситимией // Пульмонология. 2000. № 3. С. 30-35.

Заболотских Т.В., Баранзаева Д.Ч., Мизерницкий Ю.Л. Клиническая эффективность психокоррекции в комплексной терапии детей с бронхиальной астмой, обучающихся в астма-школе // Аллергология. 2003. № 3. С. 8-16.

Провоторов В.М., Будневский А.В., Кравченко А.Я., Грекова Т.И. Психосоматические соотношения у больных ишемической болезнью сердца с алекситимией // Кардиология. 2001. Т. 41, № 2. С. 46-49.

Лышова О. В., Провоторов В. М., Чернов Ю. Н. Особенности клинических проявлений гипертонической болезни при алекситимии // Кардиология. 2002. Т. 42, № 6. С. 47-50.

Гузова Е. С. Феномен алекситимии в структуре неврозов и методы его психотерапевтической коррекции : автореф. дис.. канд. мед. наук. Бишкек, 1998. 23 с.

Аверкина Н.А., Филатова Е.Г. Психологические факторы при хронической боли // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Бехтерева. 2000. Т. 100, № 12. С. 21-27.

Куташов В. А., Немых Л. С. Место алекситимии в генезе зависимого стиля жизни // Научно-медицинский вестник Центрального Черноземья. 2015. № 59. С. 51-59.

Копытов А. В. Связь алекситимичности с алкогольными проблемами в подростковом и молодом возрасте // Здравоохранение. 2011. № 5. С. 20-25.

Потапова Н.А., Грехов Р.А., Сулейманова Г.П., Адамович Е.И. Проблемы изучения феномена алекситими в психологии // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 11. Естественные науки. 2016. № 2 (16). С. 65-73. DOI: 10.15688/jvolsu11.2016.2.8.

Динамическая функциональная структура личности — Документ

ДИНАМИЧЕСКАЯ ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Целостное понимание личности не означает, что она является чем-то аморфным, бесструктурным. С. Л. Рубинштейн по существу первым вплотную подошел к идее о структуре личности, возражая против ее аморфности. «В психическом облике личности, — писал он, — выделяются различные сферы или области черт, характеризующие разные стороны личности».

1И. В. Давыдовский. Проблема причинности в медицине (Этиология). М., 1962, стр. 25, 26.

Они, продолжал он далее, «взаимопроникая друг друга, смыкаются все же в реальном единстве личности. Поэтому равно неправильны как та точка зрения,для которой единство личности выражается в аморфной целостности… так и другая, противоположная ей, которая видит в личности лишь отдельные черты…»’.

Здесь кратко и точно определены два противоположных ошибочных понимания личности: первое отстаивала гештальт-психология, второе — функциональная психология. Говорится здесь и о том, что в дальнейшем было понято как структура личности с ее подструктурами. Поэтому, хотя самого термина «структура личности» у С. Л. Рубинштейна еще не было, приведенное положение надо рассматривать как начало поиска структуры личности. В своем докладе на 1-м съезде психологов в 1959 г. С. Л. Рубинштейн уже применял этот термин, говоря о «структуре способностей» 2.

О структуре личности сейчас говорят не только советские психологи, но и социологи. При этом социологи справедливо указывают, что структура личности является ее формой. Так, П. Е. Кряжев пишет: «Формой, которая объединяет различные компоненты духовного содержания личности (научные знания, мораль, политические взгляды, мировоззрение, эстетическую культуру и т. д.) в единый и относительно самостоятельный комплекс, является психологическая структура личности, которая сама развивается подвоз-действием своего содержания»3.

В. Г. Афанасьев, говоря о структуре личности, правильно выделяет общие, специфические и особенные черты (качества, свойства) личности. Однако под последними он понимает «поступки и действия, мысли и стремления, потребности, способности и другие психические свойства (характер, темперамент, чувства, привычки и т. д.)… Перечисленные проявления жизни человека, — пишет он далее, — его разнообразные черты, свойства и есть компоненты целостной человеческой личности. В своем единстве, взаимодействии, в своей координации и субординации они образуют личность как целостную систему» ‘. В этом высказывании особый интерес представляет мысль о координации и субординации как формах связей элементов целого.

Из советских психологов, пожалуй, первым начал применять термин «динамическая структура личности» Е. А. Аркин 2. Однако он биологизировал и это понятие, и самую личность. В. Н. Мясищев говорит о структуре личности с 30-х годов, но рассматривает ее только в качестве одной из сторон личности наряду с направленностью, уровнем развития и динамикой; он считает, что «структурная характеристика и освещает нам человека со стороны его целостности или расщепленности, последовательности или противоречивости, устойчивости или изменчивости, глубины или поверхности, преобладания или относительной недостаточности тех или иных психических функций» 3.

В своих более поздних выступлениях В. Н. Мясищев употребляет термин «структура отношений личности», или «профиль отношений» ‘. Надо сказать, что концепция автора здесь не вполне ясна. «Профиль» и «структура» личности взаимоисключают друг друга.

А. Г. Ковалев так определяет структуру личности: «Из психических процессов на фоне состояний образуются свойства личности. .. В процессе деятельности свойства определенным образом связываются друг с другом в соответствии с требованиями деятельности и образуются сложные структуры, к которым мы относим темперамент (система природных свойств), направленность (система потребностей, интересов и идеа лов), способности (ансамбль интеллектуальных, волевых и эмоциональных свойств), характер (синтез отношений и способов поведения)»2.

Если у В. Н. Мясищева структура рассматривается только как одна из четырех сторон личности наря ду с направленностью, уровнем развития и динамикой— темпераментом, и структурный анализ распро страняется только на «те или иные психические функции» и отношения, то А. Г. Ковалев по существу уже выделяет четыре подструктуры личности. Но ни В. Н. Мясищев, ни А. Г. Ковалев еще не дают достаточно полного определения того, что такое «подструктура» личности и какое содержание следует вкладывать в понятие «структура личности».

Относительно недавно В. С. Мерлин предложил свое понимание структуры личности. Структуру ее он подчиняет роли различных ее сторон в степени активности субъекта. В структуре личности он выделяет «элементы» ее. Таковыми он считает черты личности. Правда, в дальнейшем он заменяет «элементы» термином «свойства». «Индивидуальное и социально-типичное, — пишет автор в заключение,— являются не разными группами свойств личности, а представляют собой различные стороны одних и тех же свойств» ‘. Эти слова по существу говорят только о необходимости структурного понимания личности.

Как видно, единого понимания структуры личности в советской психологии еще нет, но активный ее поиск идет в самых различных направлениях.

В нашем понимании динамическая функциональная психологическая структура личности имеет четыре подструктуры. Их выделение определяется следующими критериями:

1) необходимостью и достаточностью для включения в них всех элементов (черт) личности;

2) общепринятостью практически оправдавших себя классификаций свойств личности и психологических понятий;

3) обратной пропорциональностью градиентов социальной и биологической обусловленности как отдельных свойств личности, так и объединяющих их подструктур;

4) специфичностью иерархически связанных видов формирования каждой из этих подструктур.

Немалое значение имеет и то, что никто из тех, кого удивляет, почему психологических подструктур личности четыре, не смог обосновать ни исключения какой-нибудь из них, ни добавления других.

Первая подструктура объединяет направленность, отношения и моральные черты личности. Элементы (черты) личности, входящие в эту подструктуру, не имеют непосредственных природных задатков и отражают индивидуально преломленное классовое общественное сознание. Эта подструктура формируется путем воспитания. Она социально обусловлена. Коротко ее можно называть подструктурой направленности личности. Можно сказать и иначе —это установки, ставшие свойствами личности.

Взятая в качестве целого, направленность в свою очередь включает в себя несколько связанных иерархией форм. Это прежде всего влечение как наиболее примитивная биологическая форма направленности. Она четко выражена по своей специфичности, но нечетка по содержанию, это смутная потребность в чем-то. Генетически наиболее ранняя и по своим физиологическим механизмам наиболее простая эта форма входит в структуру всех последующих.

Желание — это уже вполне осознанная потребность и влечение к чему-то вполне определенному. Оно может быть и пассивным, но при включении в его структуру волевого компонента становится стремлением.

Интерес — это познавательная форма направленности на предметы. Генетически в его основе лежит безусловный ориентировочный рефлекс, связанный с эмоцией, но у человека интересы развиваются всегда на базе условного рефлекса второй сигнальной системы и комплексно, становясь любознательностью. Интерес может быть пассивным, но при включении в его структуру волевого компонента направленности — стремления, он становится склонностью, которую можно определить как интерес и стремление к определенной деятельности.

Конкретизированная в образе или представлении предельная цель склонности есть идеал. Эта цель может проявляться в нескольких формах: нравственного, эстетического, познавательного (гностического) и праксического идеала.

Мировоззрение — система усвоенных человеком представлений и понятий о мире и его закономерностях, об окружающих человека явлениях, природе и обществе. Оно может быть смутным или принявшим форму познавательного идеала; пассивным миросозерцанием или становиться убеждением.

Убеждения— это высшая форма-направленности, в структуру которой входят ее низшие формы и в которой мировоззрение связано со стремлением к достижению идеалов.

В направленности личности в целом надо различать ее уровень, широту, интенсивность, устойчивость и действенность. Эти же качества направленности, суть которых ясна из их названий, присущи и ее указанным отдельным формам.

В формах направленности личности проявляются как отношения, так и моральные качества личности. Однако отношение, как было уже показано, не столько свойство личности, но прежде всего свойство сознания наряду с переживанием и познанием. Все формы направленности личности вместе с тем являются и ее потребностями, и потенциальными (а могут становиться и актуальными) мотивами деятельности. В этом наиболее отчетливо проявляется принцип единства сознания и деятельности.

Вторая подструктура личности включает знания, навыки, умения и привычки, приобретенные в личном опыте, путем обучения, но уже с заметным влиянием и биологически обусловленных свойств личности. Ее иногда называют индивидуальной культурой, или подготовленностью; кратко она может быть названа подструктурой опыта.

Навыки и умения есть способы объективизации личности в деятельности и потому подробнее будут рассмотрены в следующей главе. Здесь же надо отметить, что именно через эту подструктуру наиболее отчетливо объективизируется личность в ее индивидуальном развитии и именно через эту подструктуру индивидуальное развитие личности аккумулирует исторический опыт человечества.

Третья подструктура охватывает индивидуальные особенности отдельных психических процессов, или психических функций, как форм отражения. Влияние биологически обусловленных особенностей в этой подструктуре видно еще более отчетливо. Эта подструктура, взаимодействуя с остальными, формируется путем упражнения. Коротко ее можно называть подструктурой форм отражения. На них я не останавливаюсь, поскольку уже их разбирал в предыдущих главах.

Четвертая подструктура объединяет свойства темперамента (типологические свойства личности), половые и возрастные свойства личности и ее патологические, так называемые органические изменения. Формируются нужные черты, входящие в эту подструктуру (а точнее, переделываются) путем тренировки. Они несравнимо больше зависят от физиологических и даже морфологических особенностей мозга, чем от социальных влияний на человека, и потому кратко эту подструктуру можно называть биологически обусловленной подструктурой.

В эти четыре подструктуры могут быть уложены все известные свойства (черты) личности. Число последних очень велико. Так, только в «Словаре русского языка» С. И. Ожегова ‘ среди 52 тыс. включенных в него слов 1548 определяют свойства личности. В грузинском языке их еще больше — около 4 тыс. Причем часть этих свойств относится в основном только к одной подструктуре, например: убежденность и заинтересованность— к подструктуре направленности; начитанность и умелость — к подструктуре опыта; решительность и сообразительность — к подструктуре форм отражения; истощаемость и возбудимость — к биологически обусловленной подструктуре. Другие свойства лежат на пересечениях этих подструктур. Имея свою структуру, они являются результатом взаимосвязей различных подструктур. В качестве примера можно назвать морально воспитанную волю, которая представляет собой взаимосвязь подструктуры направленности и подструктуры форм отражения; музыкальность как взаимосвязь форм отражения и опыта; самообладание как взаимосвязь подструктур форм отражения, биологически обусловленной и, часто, опыта.

Каждая из этих четырех подструктур, рассматриваемая как целое, в свою очередь имеет свои подструктуры, каждая черта личности образуется из более тонких связей. Например, хотя убежденность в основном относится к подструктуре направленности,в нее входят в качестве элементов и воля, и соответствующие знания, и умственные навыки. Говоря языком математической теории множеств, четыре подструктуры личности являются пересекающимися множествами, но пересекающимися только частично.

Такова основная общая динамическая функциональная психологическая структура личности. Основной мы ее называем потому, что кроме указанных четырех основных, так сказать рядоположенных выделяются еще дв.е наложенные на них подструктуры — характера и способностей. Общая она потому, что свойственна любой личности, и потому, что каждая конкретная личность имеет свою индивидуальную структуру и ряд личностей могут быть по различным признакам сгруппированы в типовые структуры. Эта структура динамическая потому, что она не остается неизменной ни у одной конкретной личности: с раннего детства и до самой смерти она меняется. Эта структура является функциональной потому, что она как целое, так и составные ее элементы рассматриваются как психические функции. Рано или поздно эта функциональная структура как «психологический узор» будет достаточно полно наложена на морфологическую и физиологическую структуру, как на «физиологическую канву», к чему, как известно, стремился И. П. Павлов. Наконец, это структура психологическая, потому что она обобщает психологические свойства личности, хотя и связана с социальными ролями личности.

Говоря о структуре личности, нельзя не остановиться на одном своеобразном проявлении недиалектического мышления. Мы имеем в виду тенденцию выдавать подмеченную часть чего либо за целое. Эта тенденция очень четко проявилась и в учении о личности. Вкратце она сводится к следующему. Старая функциональная психология и опирающаяся на нее психотехника отождествляли личность только с подструктурой форм отражения, т. е. с отдельными «психическими функциями». Наиболее отчетливо это проявилось в так называемых профилях личности, частоколе рядоположенных столбиков, которые она получала в результате замеров отдельных психических функций: памяти, внимания, сообразительности и т. д.

В конце 30-х и в 40-х годах, после того как в нашей стране была отвергнута педология, многие стали отождествлять личность только с подструктурой опыта. Культурно-историческая теория Л. С. Выготского была опошлена, ею пытались обосновать утверждение об эквипотенциальности (равновозможности) всех новорожденных, что, конечно, было неправильно и к чему эта теория не имеет прямого отношения.

В 50-х годах в результате ошибочного понимания учения И. П. Павлова широкое распространение получила биологизация личности и ее отождествление с типом нервной системы.

Наконец, в 60-х годах в борьбе с биологизацией личности отчетливо стала проявляться тенденция отождествления личности только с подструктурой направленности, приводящая к ее вульгарной социологи-зации.

Эта серия односторонних, и потому ошибочных, взглядов на личность, не учитывающих иерархии ее подструктур, является своеобразным косвенным подтверждением наличия указанных выше четырех подструктур психологической структуры личности, о чем нам уже приходилось говорить и раньше1. Ведь защитники каждого одностороннего взгляда все же доказали наличие той подструктуры, которую они считали единственной для личности. Правильное, диалектическое понимание личности требует разностороннего рассмотрения ее во всех связях и опосредованиях. Нам представляется, что достаточно перечитать классическое определение диалектической логики, данное В. И. Лениным в статье «Еще раз о профсоюзах…», где диалектическое понимание иллюстрируется примером стакана, чтобы ошибочность этих толкований личности (она ведь сложнее стакана!) стала видна.

Я не останавливаюсь на детализации изложенной в этом параграфе системы понятий, так как отдельные компоненты этой системы разбираются в любом учебнике психологии. Концепция динамической функциональной структуры личности в ее различных аспектах уже неоднократно публиковалась начиная с 1953 г.2 Опубликованы и пособия по психологии, изложенные в соответствии с этой (все время развиваемой и уточняемой) концепцией1.

Пятифакторная модель структуры личности: обновление

Пятифакторная модель общей структуры личности состоит из пяти широких областей невротизма (или эмоциональной нестабильности против стабильности), экстраверсии (против интроверсии), открытости ( или нетрадиционность), уступчивость (против антагонизма) и добросовестность (или принуждение против растормаживания). Каждая из этих областей включает в себя более конкретные аспекты (например, доверчивый против циничного, кроткий против агрессивного, мягкосердечный против циничного).бессердечие и самоотверженность против эксплуататорства находятся в области уступчивости против антагонизма).

FFM уходит своими корнями в лексическую парадигму, которая основывается на убедительной предпосылке, что то, что является наиболее важным, интересным или значимым для людей при описании себя и других, будет закодировано в языке. Фундаментальные области личности появляются по мере того, как люди придумывают все больше и больше слов для описания градаций, вариаций и нюансов соответствующей области. Естественная, врожденная структура личности обеспечивается эмпирической взаимосвязью между характеристическими терминами, и структура английского языка хорошо сошлась с «большой пятеркой».Большая пятерка также была воспроизведена в немецком, чешском, голландском, филиппинском, иврите, венгерском, итальянском, корейском, польском, русском, испанском и турецком языках, хотя репликация невротизма и открытости не так сильна, как репликация области уступчивости, экстраверсии и сознательности 1.

Эмпирическая поддержка FFM как структурной модели личности существенна, включая многомерную поведенческую генетику, антецеденты детства, временную стабильность на протяжении всей жизни, координацию когнитивной нейробиологии и кросс-культурное воспроизведение1.В обширной эмпирической литературе также было показано, что FFM может быть полезен для прогнозирования значительного числа важных жизненных результатов, как положительных, так и отрицательных2. Cuijpers et al3 сравнили экономические издержки невротизма FFM (охват услугами здравоохранения первичной и вторичной психиатрической помощи, личные расходы и производственные потери) с затратами, связанными с распространенными психическими расстройствами (например, настроение, тревожность, употребление психоактивных веществ). , и соматические расстройства). Экономические издержки невротизма составили примерно 2.В 5 раз выше, чем у обычных психических расстройств.

Учитывая, что «большая пятерка» учитывает практически все термины в языке, неудивительно, что FFM учитывает все неадаптивные черты личности, включая те, которые определяют синдромы расстройства личности по МКБ и DSM1. Размерные модели признаков, включенные в DSM-5 Раздел III и МКБ-11, явно согласованы с FFM. FFM также обеспечивает основу темперамента и личностную основу для широко цитируемой иерархической таксономии психопатологии4, размерной структурной модели, охватывающей большую часть всех форм психопатологии.

Расстройства личности по МКБ и DSM легко понять как неадаптивные варианты FFM, но это не означает, что какой-либо показатель FFM будет полностью учитывать каждое расстройство личности. Большинство существующих показателей FFM не оценивают все его неадаптивные варианты и, следовательно, не могут учесть все компоненты и корреляты соответствующего расстройства личности. Например, есть неадаптивные варианты для всех десяти полюсов всех пяти доменов FFM, но существующие меры обычно не позволяют оценить неадаптивные варианты сознательности (например,ж., компульсивность), открытость (например, магическое мышление), уступчивость (например, подчинение), низкий невротизм (например, бесстрашие) и экстраверсия (например, доминирование), тем самым ограничивая способность скрывать основные черты обсессивно-компульсивной психики. , шизотипические, зависимые и психопатические расстройства личности соответственно. Обсессивно-компульсивное расстройство личности в значительной степени определяется дезадаптивной сознательностью (например, перфекционизм, компульсивность, трудоголизм и задумчивая задумчивость), но большинство показателей добросовестности FFM не оценивают эти неадаптивные варианты.Тем не менее, были разработаны меры для оценки неадаптивных черт FFM, включая шкалы пятифакторной модели расстройства личности5, личностный опросник для DSM-56 и личностный опросник для МКБ-117.

Есть ряд преимуществ в концептуализации расстройств личности ICD и DSM с точки зрения FFM. Многие синдромы расстройства личности по МКБ и DSM имеют ограниченный исследовательский интерес и неадекватную эмпирическую поддержку. FFM привносит в расстройства личности значительный объем проверки конструктов, включая разрешение таких заметных противоречий, как гендерная предвзятость, чрезмерное совпадение диагностических данных и временная нестабильность.Пониманию этиологии, патологии и лечения расстройств личности существенно мешает неоднородность внутри диагностических категорий и их совпадение. Американская психиатрическая ассоциация публикует руководства по лечению каждого расстройства в рамках DSM, но рекомендации были предоставлены только для одного из десяти расстройств личности (то есть пограничного). Сложная неоднородность категориальных синдромов значительно усложняет возможность разработки четкого, единообразного протокола лечения.Сферы FFM значительно более однородны и различны, что позволяет использовать более четкие модели этиологии, патологии и лечения8. Уже разработаны эмпирически подтвержденные протоколы лечения невротизма FFM9.

Общая проблема, связанная с FFM и любой другой размерной моделью черт, состоит в том, что клиницисты будут незнакомы с этим подходом и им будет трудно его применить. Однако организация FFM согласуется с тем, как люди естественным образом думают о описании черт личности.Лица, применяющие FFM, обычно находят его довольно простым в использовании. Фактически, был проведен ряд исследований, посвященных клинической применимости FFM по сравнению с синдромами DSM. Некоторые из этих исследований отдают предпочтение синдромам DSM, но, когда методологические ограничения этих конкретных исследований были рассмотрены в последующих исследованиях, результаты неизменно благоприятствовали FFM8. Опытные врачи предпочитают модели FFM и размерных черт для концептуализации расстройств личности8.

В целом, FFM является преобладающей моделью общей структуры личности и предлагает возможность для подлинно интегративного понимания структуры личности в областях клинической психиатрии и фундаментальной науки о личности. Модели ICD и DSM для классификации и диагностики расстройства личности смещаются в сторону FFM из-за ее эмпирической проверки и клинической полезности.

Структура и процессы личности, различия между ними и внутри: интеграция посредством структуры развития | Журналы геронтологии: Серия B

Абстрактные

Хукер и МакАдамс (2003) предлагают модель личности с шестью фокусами, организованную вокруг концепций структуры и процесса.Различия в структуре и процессах, по сути, заключаются в подчеркивании различий внутри или между людьми, но оба типа различий ценны, особенно в развитии личности. Кеттелл (1966) понял различие и включил его в свою концепцию ящика данных. Модель Хукера и МакАдамса разделяет аспекты схемы Кеттелла, но более явно ориентирована на развитие. Мы утверждаем, что концепция траектории развития четко вписывается как в модели Кеттелла, так и Хукера-Макадамса и предоставляет аналитическую основу для понимания различий как внутри, так и между людьми, что позволяет лучше интегрировать процессный и структурный подходы.

МНОГИХ бихевиористов интересует в первую очередь то, что происходит внутри человека, в то время как других в основном интересует, чем люди отличаются друг от друга. Хотя некоторых из нас интересуют и то, и другое, большинство склоняется к тому или иному. Это предпочтение сводится к упору на различия между людьми, а не между ними. Процессные подходы к личности благоприятствуют первым; структурные подходы благоприятствуют последнему. Хукер и МакАдамс (2003) объединяют концепции структуры и процесса, чтобы создать модель с шестью фокусами для понимания личности и ее развития.Слова «структура» и «процесс» полны смысла, и каждое из них определяет целую научную литературу и способы мышления о личности. «Структура», с одной стороны, вызывает в воображении образы Большой пятерки, черт и способностей, факторный анализ и другие концептуальные символы того, что раньше было известно как «дифференциальная психология». С другой стороны, «процесс» вызывает образы дневниковых исследований, стилей совладания, поведенческих профилей Мишелли и других концепций, обозначающих динамическое действие.

С исторической точки зрения, структурный подход уходит корнями в классическое изучение индивидуальных различий, как это было задумано Гальтоном, Спирменом, Терстоуном и другими, которые сосредоточили внимание прежде всего на индивидуальной вариативности.Процессный подход ведет свое происхождение от классического бихевиоризма с его акцентом на понимании того, как поведение разворачивается в течение коротких периодов времени (например, изучение кривых обучения и графиков подкрепления), и часто опирается на дизайн с одним предметом или одной крысой. В некотором смысле структура и процессный подходы к личности отражают различие, увековеченное в статье Кронбаха (1957) «Две дисциплины научной психологии». В конечном счете, структурный подход рассматривает межличностную дисперсию как первостепенную, тогда как процессный подход рассматривает внутриличностную вариацию как первостепенную.Многие исследователи понимают различия между структурой и процессом, но немногие понимают, как они связаны. Хукер и Макадамс это делают, и они предлагают элегантную организационную модель, которая использует некоторые из этих связей. Раймонд Кеттелл также понимал разницу, и стоит пересмотреть некоторые из его идей, поскольку мы приближаемся к столетию со дня его рождения в 1905 году.

В трехмерном ящике данных Кеттелла (1966) люди составляют одно измерение, случаи (или ситуации). ) второй, а переменный — третий.Различные пары измерений могут быть объединены для представления отдельного типа данных и уникального способа концептуализации личности. Например, метод R фокусируется на вариативности у разных людей по набору переменных, сохраняя случай постоянным. Техника R — это суть структурного подхода к личности. Он концентрируется на вариативности между людьми или различиях между людьми. Вместо этого мы можем сосредоточиться на индивидуальной вариативности в разных случаях (или ситуациях) на одной переменной; Кеттелл назвал это S-техникой.S-техника — это суть процессного подхода к личности. Он концентрируется на изменчивости внутри людей (Mroczek & Almeida, в печати; Nesselroade, 1988).

Три структурных построения Хукера и МакАдамса (черты, характерные адаптации и жизненные истории) соответствуют «переменному» измерению ящика данных Кеттелла. На них люди отличаются друг от друга — это межличностные конструкции. Черты характера являются воплощением межличностной переменной в том смысле, что они образуют непрерывные измерения.Однако характерные адаптации и жизненные истории также являются переменными между людьми. История жизни каждого человека содержит отличия этого человека от других людей, и это представляет собой различия между людьми.

Напротив, три процессных конструкта Хукера и МакАдамса (состояния, саморегулирование и саморегулирование) соответствуют измерению «событий» в блоке данных Кеттелла. Конструкции процесса отражают то, как люди меняются от случая к случаю (например, Fleeson, 2001). Внутри человека и в отдельных случаях или ситуациях состояния меняются, происходит усиление и подавление, и происходят корректировки и изменения в повествовании о жизни.Эти явления являются аспектами внутриличностных изменений. Кеттелл понимал, что индивидуальная изменчивость является важным аспектом личности и ее развития, и она отличается от информации, получаемой в результате индивидуальной изменчивости. Следовательно, он, как и Хукер и Макадамс, обеспечил, чтобы ящик данных предусматривал оба типа изменчивости. Любая модель личности, претендующая на полноту, должна оставлять место как для дисперсии, так и внутри нее, и концепция Хукера и Макадамса, как и концепция Кеттелла, делает это.

Однако Хукер и МакАдамс идут на шаг дальше Кеттелла; они обращаются к тому, как внутриличностная изменчивость и межличностная изменчивость (или вариативность процесса и структуры) соотносятся с развитием личности. Мы считаем, что структура развития — лучший способ интеграции структурного и процессуального подходов к личности (см. Также Roberts & Pomerantz, 2003). В основе поведенческого развития лежит законная стабильность и изменение, и один из лучших способов концептуализировать такие явления — использовать функции развития (Wohlwill, 1973) или траектории.Такие траектории позволяют сочетать внутриличностные и межличностные различия (Mroczek & Spiro, 2003; Mroczek, Spiro, & Almeida, в печати). Индивид имеет внутрииндивидуальную траекторию по некоторой переменной (внутри человека), а популяция демонстрирует изменчивость по траекториям (между людьми). И процесс, и структура могут быть представлены в концепции траектории развития. Легко представить себе траектории переменных трех структурных уровней личности, но труднее применить эту концепцию к трем уровням процессов.Это потому, что процессы существуют во времени; они не статичны, а динамичны. Итак, как мы концептуализируем траектории конструкций, которые, по определению, уже происходят во времени?

Нессельроаде и Бокер (1994) предложили решение. Когда «всплески измерений» (например, дневниковые исследования) включаются в долгосрочные лонгитюдные исследования, такие процессы, как саморегуляция, можно отслеживать в течение нескольких дней, недель или месяцев, тогда как более долгосрочные изменения как в процессе, так и в структуре могут быть отслеживается на протяжении многих лет.Например, 10-летнее лонгитюдное исследование может оценивать жизненные истории каждый год, но через регулярные промежутки времени проводятся месячные исследования процессов самовосстановления. Более короткий термин «всплески» отслеживает процесс самовописания. Однако само повествование может быть смоделировано продольно, чтобы дать представление о большем количестве макроизменений, которые происходят на уровне структуры жизненных историй. Можно представить себе подобные лонгитюдные исследования уровней черт и характерных приспособлений. Такие конструкции позволяют моделировать как структуру, так и процесс в одной и той же среде.Концепция продольной траектории в сочетании с моделью Хукера-Макадамса помогает нам интегрировать структурный и процессный подходы, а также обеспечивает новый способ мышления о развитии личности.

Адресная корреспонденция Даниэлю К. Мрочеку, факультет психологии, Фордхэмский университет, Бронкс, Нью-Йорк 10458-5198. Эл. Почта: [email protected]

Список литературы

Кеттелл, Р. Б.

1966

. Поле данных: его порядок общих ресурсов с точки зрения возможных реляционных систем.В издании Р. Б. Кеттелла (ред.), Справочник по многомерной экспериментальной психологии (стр. 67–128). Чикаго: Рэнд-МакНалли.

Кронбах, Л. Дж.

1957

. Две дисциплины научной психологии.

Американский психолог

,

12

,

671

-684.

Fleeson, W.

2001

. К структурно-интегрированному взгляду на личность: черты как плотности распределения состояний.

Журнал личности и социальной психологии

,

80

,

1011

-1027.

Хукер, К., Макадамс, Д. П.

2003

. Переосмысление личности: новая повестка дня для исследований старения.

Геронтологический журнал: Психологические науки

,

58B

,

P296

-P304.

Мрочек, Д. К., Алмейда, Д. М., в прессе Влияние ежедневного стресса, возраста и личности на повседневные негативные эмоции. Журнал личности. .

Мрочек, Д. К., Спиро, А., III ..

2003

. Моделирование внутрииндивидуальных изменений личностных черт: результаты исследования нормативного старения.

Геронтологический журнал: Психологические науки

,

58B

,

P153

-P165.

Мрочек, Д. К., Спиро, А., III, Алмейда, Д. М., в прессе. Межличностные и внутриличностные вариации аффекта и личности в течение дней и лет: как базовые и прикладные подходы могут информировать друг друга. Aging International. .

Nesselroade, J. R.

1988

. Выборка и возможность обобщения: вопросы развития и старения взрослых исследованы в рамках общей методологической основы отбора.В К. В. Шайе, Р. Т. Кэмпбелле, В. М. Мередит и С. К. Роулингс (ред.), Методологические вопросы исследования старения (стр. 13–42). Нью-Йорк: Спрингер.

Нессельроаде, Дж. Р., Бокер, С. М.

1994

. Оценка постоянства и изменений. В T. F. Heatherton & J. L. Weinberger (Eds.), Может ли измениться личность? (стр. 121–148). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Робертс Б. В., Померанц Э. М.

2003

. Переосмысление дискуссии о личности и ситуации через призму развития личности .Неопубликованная рукопись, Университет Иллинойса, Шампейн.

Вольвилл, Дж. Ф.

1973

. Исследование поведенческого развития . Нью-Йорк: Academic Press.

Американское геронтологическое общество

Согласование структуры сетевого сообщества с факторной структурой

Аннотация

Введение

Человеческая личность описывается преимущественно в терминах факторов (измерений), найденных с помощью факторного анализа.Альтернативным и тесно связанным методом является сетевой анализ, который может иметь несколько преимуществ перед методами факторного анализа.

Цель

Для прямого сравнения способности обнаружения сетевых сообществ (NCD) и факторного анализа главных компонентов (PCA) для изучения модульности в многомерных наборах данных, таких как пересмотренный перечень личности невротизма-экстраверсии-открытости (NEO-PI-R).

Методы

434 здоровых человека были протестированы на NEO-PI-R.PCA был выполнен для извлечения факторных структур (FS) текущего набора данных с использованием как баллов по элементам, так и оценок по фасетам. Графы корреляционной сети были построены на основе одномерных корреляционных матриц взаимодействий между элементами и аспектами. Эти сети были отсечены поэтапно при расчете структуры сетевого сообщества (NCS) каждой результирующей сети с использованием алгоритма кластеризации Вакита Цуруми. NCS были сопоставлены с FS, а сети лучших совпадений были сохранены для дальнейшего анализа.

Результаты

На фасетном уровне NCS показал наилучшее соответствие (96,2%) с «подтверждающим» 5-FS. На уровне элементов NCS показала лучшее совпадение (80%) со стандартной 5-FS и задействовала в общей сложности 6 сетевых кластеров. Меньшие совпадения были обнаружены с «подтверждающими» 5-FS и «исследовательскими» 6-FS текущего набора данных. Сетевой анализ не выявил фасеты как отдельный уровень организации между элементами и кластерами. Сетевая структура маленького мира была обнаружена как в сетях на уровне элементов, так и на уровне аспектов.

Заключение

Мы представляем первый оптимизированный сетевой график личностных черт в соответствии с NEO-PI-R: «Сеть личности». Такая сеть может представлять возможные маршруты, по которым субъекты могут идти в процессе развития личности. NCD превосходит PCA, обеспечивая правдоподобную модульность на уровне элементов в нестандартных наборах данных и может определять ключевые роли отдельных элементов и кластеров в сети.

Образец цитирования: Goekoop R, Goekoop JG, Scholte HS (2012) Сетевая структура человеческой личности согласно NEO-PI-R: соответствие структуры сетевого сообщества и факторной структуре.PLoS ONE 7 (12): e51558. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0051558

Редактор: Бин Сюэ, Uni. Южной Флориды, Соединенные Штаты Америки

Поступила: 31.07.2012; Одобрена: 2 ноября 2012 г .; Опубликовано: 20 декабря 2012 г.

Авторские права: © 2012 Goekoop et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: Исследование финансировалось PsyQ, Психологическими программами в Гааге, учреждением, занимающимся оказанием специализированной психиатрической помощи в форме времени, отведенного на исследования, а не на медицинское обслуживание. Данные были получены от здоровых людей бесплатно. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы прочитали политику журнала и имеют следующий конфликт: Dr.Р. Гёкоп — психиатр, работающий в группе Parnassia BAVO, которая является строго некоммерческой, неакадемической («периферийной») психиатрической лечебницей. Как и многие другие неакадемические центры в Нидерландах, он превратился в компанию из-за государственной политики, продвигающей «рыночно-ориентированный» взгляд на здравоохранение. Это не влияет на соблюдение авторами всех политик PLOS ONE в отношении обмена данными и материалами. Ни в каком виде, ни в какой форме, Parnassia Bavo Group не заинтересована в коммерческом использовании результатов, представленных в данной статье.

Введение

В настоящее время наиболее влиятельным способом взглянуть на человеческую личность является подход многомерных черт [1]. С этой точки зрения, термин «личность» относится к набору восприятий, внутренних переживаний и поведенческих черт, которыми может обладать человек, которые стабильны во времени и мало изменяются во времени. Определенная черта (например, любопытство) обычно присуща большому количеству субъектов в популяции, но степень, в которой эта черта присутствует, обязательно различается между субъектами.Личность описывалась несколькими способами, которые широко включают категориальные и многомерные описания [2]. Исследователи и все чаще клиницисты предпочитают многомерные описания из-за их достоверности, надежности и описательной силы [3], [4]. В многомерных описаниях личности большое количество конкретных личностных характеристик (например, любопытство, импульсивность, потребность в превышении скорости, легкая утомляемость, раздражительность и беспокойство по пустякам) сгруппированы вместе на основе их склонности к совместному возникновению (ковариации).Таким образом, идентифицируется меньший набор глобальных переменных (например, «открытость опыту», «невротизм»), который объясняет большую часть дисперсии в большом наборе измеряемых переменных. Эти глобальные переменные называются «факторами» или «измерениями», а весь набор факторов, который содержится в наборе данных, называется его «факторной структурой». Факторные структуры обычно выявляются с помощью факторного анализа [5]. Во многих случаях факторный анализ включает анализ главных компонент (PCA), цель которого — найти набор ортогональных (т.е. некоррелированные) факторы, которые называются «главными компонентами». Они представляют собой основные независимые источники расхождений в наборе данных. Основные компоненты могут быть добавлены линейно для восстановления дисперсии, содержащейся в наборе данных в целом.

В исследовании личности PCA является предпочтительным типом факторного анализа. Оценка отдельного компонента (или факторная оценка) может быть рассчитана для каждого главного компонента путем усреднения оценок по коварингам подпараметров, которые определяют компонент.Таким образом, ограниченный набор факторных оценок (факторный профиль) может быть использован для обеспечения компактного описания отдельных субъектов, что делает его привлекательным для исследования личности. Факторные профили могут использоваться для определения личности отдельных субъектов или групп. Такие профили позволяют прогнозировать конкретное поведение человека (например, курение сигарет, ожирение, развод) при определенных обстоятельствах (например, стресс) [6], [7]. Кроме того, профили факторов могут успешно прогнозировать показатели субъективного благополучия [8], распространенности и исхода заболевания [9], [10], вероятности несчастных случаев, риска травм [11] и преждевременной смерти [12].

В настоящее время наиболее влиятельной многомерной описательной моделью человеческой личности является пятифакторная модель [13], [14], из которых наиболее часто используемой реализацией является Пересмотренный перечень личности невротизма-экстраверсии-открытости (NEO-PI-R). [15]. NEO-PI-R — это шкала самооценки, состоящая из 240 пунктов, представляющих личностные черты, которые оцениваются по шестибалльной шкале Лайкерта. PCA использовался для изучения факторной структуры стандартизированного (нормального) набора данных здоровых американских субъектов.Это выявило пять основных факторов личности, которые объясняют оптимальное количество отклонений в исходных данных: невротизм, экстраверсия, открытость, доброжелательность и сознательность. Эти факторы постоянно присутствуют в разных группах населения и странах мира, хотя между разными странами и культурами существуют некоторые различия [16]. Для каждого фактора NEO-PI-R были определены шесть аспектов, которые измеряют различные субтитры большего фактора (например, n1 – n6 представляют тревогу, гнев, депрессию, самосознание, иммодерацию и уязвимость).Аспекты представляют собой промежуточный уровень организации между элементами и факторами. Хотя точная природа и количество аспектов не следует непосредственно из эмпирических измерений, существует значительная эмпирическая поддержка предположения о промежуточном уровне организации между элементами и факторами [17]. Фасеты были тщательно протестированы на их надежность и предсказательную силу [18]. Использование фасетов увеличивает разрешение личностных измерений и, кажется, увеличивает точность предсказаний человеческого поведения [10].В целом, NEO-PI-R является одной из наиболее поддерживаемых шкал личности, используемых во всем мире, и будет использоваться в качестве основы для клинической диагностики расстройств личности в следующем издании диагностического и статистического руководства (DSM-5), основной книги справочник по клинической диагностике психических расстройств (http://www.DSM5.org).

Хотя NEO-PI-R имеет впечатляющую историю эмпирических исследований, его факторы основаны на PCA, который имеет несколько ограничений. Наиболее важно то, что взаимоотношения между элементами, составляющими факторы, явно не моделируются и, следовательно, не принимаются во внимание.Это может быть прискорбно, поскольку некоторые из этих взаимодействий могут иметь непропорционально большое значение по сравнению с другими (например, некоторые элементы могут быть коррелированы со многими или меньшим количеством других элементов, показывать более сильные или более слабые корреляции, объяснять большую дисперсию в оценках факторов или иметь причинное преобладание над другие). В результате элементам, аспектам и факторам NEO-PI-R присваивается одинаковый вес и диагностическая ценность. Это может быть нежелательно, учитывая возможность того, что определенные черты личности (такие как невротизм или уступчивость) имеют непропорциональное значение в обеспечении здорового развития личности.Кроме того, известно, что PCA дает ошибочные результаты при выполнении на уровне элемента в наборах данных личности меньшего размера, чем стандартные. Это связано с тем, что PCA требует большого количества испытуемых (обычно в 6 раз больше, чем количество заданий) для создания надежных факторных структур [5]. Поэтому исследования, направленные на изучение личности на уровне заданий, обычно бывают большими и дорогостоящими. Для этой проблемы существуют некоторые обходные пути, например Факторный анализ в меньших наборах данных может выполняться по фасетным оценкам, которые могут дать надежные факторные структуры.Кроме того, факторные баллы могут быть рассчитаны на основе баллов по элементам с использованием международной факторной структуры в качестве ключа. Однако, несмотря на их широкое распространение, такие методы неизбежно приводят к некоторой потере информации или неточности.

Для решения этих проблем мы исследовали, может ли новый метод определения модульности в наборах данных (Network Community Detection — NCD) компенсировать некоторые ограничения PCA. Взаимодействия между переменными в наборе данных (например, корреляции между оценками элементов NEO-PI-R) можно рассматривать как сеть узлов (элементов), которые взаимодействуют друг с другом через ссылки (например,грамм. значимые корреляции). NCD включает идентификацию плотных групп взаимодействующих узлов в сетевых графах. В недавнем исследовании было показано, что сетевые кластеры, созданные некоторыми алгоритмами НИЗ, практически и теоретически очень похожи на те, которые были определены с помощью PCA [19], [20]. Как и PCA, NCD позволяет извлекать наборы сопутствующих элементов или признаков. PCA и NCD используют одни и те же ковариационные матрицы для определения модульности в наборах данных, и результаты очень похожи.Подобно факторному анализу более высокого порядка, NCD может исследовать кластеризацию сетевых кластеров и идентифицировать суперкластеры, исследуя ковариацию между баллами кластеров. Однако фундаментальное различие между PCA и NCD состоит в том, что PCA идентифицирует модули посредством алгебраического анализа дисперсии, тогда как NCD выполняет геометрический анализ. В отличие от факторного анализа, сетевой анализ дает подробное представление о взаимодействиях, которые существуют между отдельными элементами, аспектами или кластерами [21]. Кроме того, сетевой анализ может приписывать важность отдельным сетевым узлам и кластерам, основываясь не только на их размере или величине дисперсии, которую они объясняют в наборе данных в целом, но также на их стратегическом положении в сети (например,грамм. узлы с высокими степенями (концентраторами) или промежуточными центральностями). НИЗ позволяет количественно оценить такие центральные роли и изучить важность отдельных элементов и кластеров в направлении потока информации через личностную сеть, например во время развития личности.

Чтобы изучить результаты NCD по сравнению с PCA, мы выполнили оба типа анализа данных 434 здоровых субъектов, заполнивших NEO-PI-R. Сетевые графы были созданы из матриц корреляции, представляющих взаимодействия между оценками элементов и оценками аспектов NEO-PI-R, в которых узлы представляют элементы или аспекты, связи между узлами представляют значимые корреляции, а веса вдоль ссылок являются коэффициентами корреляции (r ).Учитывая теоретическое сходство между PCA и NCD, мы предположили, что FS набора данных NEO-PI-R будет точно соответствовать его NCS. NCS и FS сначала сравнивались на «фасетном уровне», то есть между FS и NCS на основе фасетных оценок. Поскольку PCA, выполненная на уровне фасета, дает результаты, которые сопоставимы между стандартными и нестандартными наборами данных, такими как настоящий набор данных, ожидалось, что NCS будет напоминать как FS текущего набора данных, так и структуру нормы. Затем мы исследовали NCS в сетях, представляющих корреляцию между баллами по заданным параметрам.Это было сделано для проверки того, будет ли НИЗ, в отличие от PCA, обеспечивать правдоподобную модульность на уровне элемента в текущем (нестандартном) наборе данных. Если NCD, в отличие от PCA, найдет значимые модули, это будет означать, что NCD может превзойти факторный анализ на этом уровне. В случае появления правдоподобных модулей (т. Е. Напоминающих результаты PCA на уровне элементов в стандартных наборах данных) мы ожидали появления крупномасштабных сетевых кластеров без промежуточного уровня фасетов, как это имеет место при использовании PCA на уровне элементов в стандартных наборах данных. .Наконец, мы ожидали получить более полное представление об уникальной природе отдельных элементов, фасетов и сетевых кластеров, чем это дает PCA.

Чтобы обеспечить прямое сравнение между NCD и PCA, была использована процедура сопоставления, в которой было оптимизировано соответствие NCS и FS. Чтобы найти наилучшее совпадение, глобальный порог персональной сети (т. Е. Порог значимости ссылки) постепенно повышался в порядке увеличения уровней значимости ссылок («постепенное сокращение») до тех пор, пока ее NCS не покажет оптимальное совпадение с ФС.В качестве шаблонов для сопоставления использовались три различных FS: FS стандартного (нормального) набора данных, который содержит 5 основных компонентов (« стандартный 5-FS »), а также FS, полученные из настоящего набора данных с использованием обоих 5-факторных PCA («подтверждающий 5-FS») и исследовательский PCA, который произвел шестифакторную структуру («исследовательский 6-FS»). Таким образом, можно было проверить, будут ли НИЗ в нестандартных наборах данных, таких как настоящий набор данных, давать NCS, которые соответствуют стандартным FS, а не местным (исследовательским или подтверждающим) FS.Если бы это было так, то НИЗ показало бы большую обобщаемость своей модульности, чем PCA. В качестве нулевой гипотезы мы ожидали, что обобщаемость НИЗ будет такой же или худшей, чем у PCA. Таким образом, мы ожидали, что NCS будут лучше соответствовать исследовательским и подтверждающим FS из текущего набора данных, чем со стандартным FS, поскольку последний получен из другого (нормального) набора данных. Сетевые графы разложения «выигравших» сетевых кластеров были построены как на уровне элементов, так и на уровне аспектов.Это дало первое описание структуры человеческой личности с точки зрения оптимизированной сети взаимозависимых личностных черт. Такая «Сеть личности» показывает определенные пути (последовательности черт), которые представляют собой набор маршрутов («шоссе»), по которым субъекты могут идти в ходе развития личности. Мы определили сетевые узлы и модули, которые потенциально важны для развития личности с точки зрения их уникальных атрибутов и положения в сети личности.

Материалы и методы

Заявление об этике

Все испытуемые в этом исследовании предоставили как устное, так и письменное информированное согласие и знали, что их личностные рейтинги должны использоваться в исследовательских целях. Эта процедура была одобрена этическим комитетом факультета психологии Амстердамского университета в рамках проекта № 2008-PN-427. Никаких исследований не проводилось за пределами нашей страны проживания (Нидерланды) или вне контекста учреждений, которые участвовали в этом исследовании (см. Информацию о принадлежности).

Субъектов

Для этого исследования была отобрана группа из 434 здоровых голландских студентов-психологов. Единственным критерием включения была способность выдержать интервью продолжительностью около 40 минут. Критериями исключения были признаки психопатологии, как определено в DSM-IV-TR (по оценке SCL-90), и родной язык, отличный от голландского. Соотношение мужчин и женщин составило 28,4% против 71,6%, средний возраст — 20,6 года (стандартное отклонение 5,39, диапазон 17–61).

Психометрия

Все испытуемые заполнили шкалу самооценки NEO-PI-R [15].Эта шкала состоит из 240 пунктов, которые оцениваются по шестибалльной шкале Лайкерта (т. Е. От 0 до 6). NEO-PI-R определяет 5 факторов: невротизм (N), экстраверсия (E), открытость (O), покладистость (A) и сознательность (C). Факторы состоят из 6 аспектов (например, n1, n2, n3, n4, n5 и n6), и каждый аспект содержит 8 пунктов анкеты.

Факторный анализ

На фасетном уровне исследовательский и подтверждающий PCA произвел 6-факторную и 5-факторную декомпозицию, соответственно (см. Рисунок 1).Чтобы максимизировать сопоставимость со стандартными (нормативными) результатами, факторный анализ проводился с использованием тех же спецификаций, которые применялись при определении набора данных нормы [15]: PCA с вращением Varimax выполнялся в SPSS. Факторы были идентифицированы при собственных значениях> 1 и путем проверки графика. Факторная принадлежность для номенклатуры установлена ​​при загрузке номенклатуры> 0,40.

Рис. 1. Диаграммы анализа основных компонентов уровня фасета (A) и уровня элемента (B).

A. На уровне фасета 6-факторная структура предлагается с помощью графика. B. На уровне элемента обнаруживается 10-факторная структура, не имеющая никакого сходства ни с 5-факторной, ни с 30-фасетной структурой. Такие разложения на уровне элементов, как известно, ненадежны в наборах данных меньшего размера, чем стандартные, таких как текущий набор данных. Следовательно, были выполнены как 5-факторные («подтверждающие»), так и 6-факторные («исследовательские») PCA, чтобы привести результаты на уровне элементов к более правдоподобным решениям. Факторные структуры этих PCA, а не 10-факторная структура, служили шаблонами в процедуре сопоставления NCS-to-FS.См текст для дополнительной информации.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0051558.g001

Как и ожидалось, исследовательский PCA по оценкам элементов в текущем (нестандартном) наборе данных дал неправдоподобные результаты: было найдено 10-факторное решение, которое, при визуальном осмотре не обнаружил сходства ни со стандартной 5-факторной структурой, ни с какой-либо из 30 граней NEO-PI-R (Таблица S1). Такие результаты часто встречаются в нестандартных наборах данных и ограничивают использование исследовательского факторного анализа на уровне элементов [5].Чтобы придать факторной структуре на уровне элемента более правдоподобное решение, мы выполнили два PCA на уровне элемента: один с использованием 5-факторной структуры (соответствующей количеству факторов в стандартном наборе данных), которую мы назвали «подтверждающей». 5-факторная структура и одна, включающая 6-факторную структуру, которую мы назвали «исследовательской 6-факторной структурой». Хотя этот анализ технически включал подтверждающий 6-факторный анализ, мы назвали его «исследовательским» из-за его ссылки на исследовательскую факторную структуру на фасетном уровне, которая указывает на 6-факторную структуру.Таким образом, для данных фасетного уровня использовались три факторные структуры: стандартное (5-факторное) решение, подтверждающее (5-факторное) решение и исследовательское (6-факторное) решение (Таблица 1). Аналогичным образом, для данных на уровне элементов использовались три факторные структуры: стандартное (5-факторное) решение, подтверждающее (5-факторное) решение и «исследовательский» 6-FS (Таблица S1). Эти FS служили шаблонами, по которым была оптимизирована NCS NEO-PI-R (см. Ниже).

Сетевой анализ

Сетевые графики.

Сетевые графы были построены как на уровне элементов, так и на уровне аспектов из симметричных одномерных матриц корреляции, с названиями строк и столбцов, относящимися к элементам или фасетам. Эти матрицы были заполнены соответствующими коэффициентами корреляции (r) и преобразованы в неориентированные и взвешенные сетевые графы с помощью NodeXL [22]. В этих сетях узлы (вершины) относятся к элементам или фасетам, относятся к значимым корреляциям между узлами, а веса связей — к соответствующим коэффициентам корреляции.

Обнаружение сетевого кластера.

Для идентификации сетевых кластеров мы использовали алгоритм NCD Вакита-Цуруми, интегрированный в NodeXL [23]. Этот алгоритм представляет собой более эффективный вариант алгоритма Клаузета Ньюмана Мура (CNM), который находит структуру сообщества («кликушность») узлов в сетях восходящим образом, «жадно» оптимизируя модульность сетевого графа [24]. . Оптимальный NCS находится путем итеративного слияния отдельных пар узлов в кластеры сбалансированным образом (и этих кластеров в суперкластеры и так далее), пока не будет достигнута максимальная «модульность».Модульность определяется как показатель качества, который описывает степень, в которой «внутренние» показатели связности сетевых кластеров выше, чем показатели оставшейся «внешней» сети. Группы узлов, которые используют максимум соединений между собой, а не со своим окружением, представляют собой кластеры с высокой модульностью (т.е. кластеры высокого качества). Алгоритм Вакита-Цуруми, реализованный в NodeXL, отличается от исходной версии, не включая «эвристику», которая помогает сетевым сообществам расти сбалансированным образом (см. Текст).Подробнее см. [23].

Соответствие структуры сетевого сообщества факторной структуре

В отличие от компьютерных сетей или Интернета, ссылки в графах корреляционных сетей присутствуют с определенной вероятностью или «значимостью». P-оценка корреляции (или сетевой ссылки) выражает вероятность того, что корреляция неоправдана (т. Е. Ссылки нет). Следовательно, чем меньше p, тем выше вероятность наличия соединения. Следовательно, идентификация оптимального NCS в корреляционных сетевых графах (таких как граф набора данных NEO-PI-R) включает определение уровня вероятности p значимости ссылки, при которой NCS сети является оптимальной. .До сих пор в международной литературе отсутствовал точный способ определения значения p, при котором достигается оптимальная NCS. Здесь мы описываем процедуру, с помощью которой глобальный порог личностных сетей на уровне фасетов и элементов постепенно повышается (т. Е. Сети удаляются построчно) в порядке увеличения r (коэффициент корреляции, который напрямую связан с p), пока не будет найдено оптимальное соответствие между NCS и различными шаблонными FS. Этот метод «постепенного отсечения» постепенно удалял из сети мало значимые ссылки.После удаления каждой ссылки был применен NCD, и полученный подграф и соответствующая разложение сетевого кластера были сохранены для дальнейшего анализа. На фасетном уровне эта процедура привела к разложению 420 сетевых кластеров ((30 * 30) / 2-30 ссылок). На уровне элементов всего было произведено 28560 разложений сетевых кластеров ((240 * 240) / 2 -240 ссылок). Эти NCS были сопоставлены с факторным содержанием трех альтернативных FS, полученных на уровне элементов и аспектов (стандартный 5-FS, подтверждающий 5-FS и исследовательский 6-FS), которые служили сопоставимыми «шаблонами».Сопоставление состава сетевых кластеров с факторными структурами включало сравнение «членства в факторах» и «членства в сетевых кластерах» каждого отдельного аспекта и элемента рейтинговой шкалы NEO-PI-R. Факторное членство было представлено в виде двумерной двоичной матрицы (т.е. номер фактора × номер аспекта и номер фактора × номер элемента), которая была заполнена единицами (1) для членства и нулями (0) для отсутствия членства. Аналогичная матрица была сделана для членства в сетевом кластере (номер кластера × номер аспекта или номер кластера × номер элемента).Это было сделано для всех отдельных подграфов, полученных на этапе инкрементальной обрезки. Несоответствия между факторными и кластерными структурами были идентифицированы путем вычитания бинарных матриц членства факторных структур и сетевых кластерных структур для всех подграфов и соответствующих сетевых кластеров, полученных в результате инкрементного сокращения, что привело к измерению межфакторного несоответствия (несходства) для каждого подграфа. и соответствующий набор кластеров. Поскольку факторы и кластеры могут различаться по своим размерам, уровень несоответствия может различаться между сравнениями по этому счету.Чтобы предотвратить ненадежные оценки несоответствия в результате различий в размерах факторов или кластеров, мы нормализовали оценки несоответствий относительно этих различий в размерах, взяв оценку абсолютного несоответствия для каждого сравнения кластеров и факторов и разделив ее на максимально возможное несоответствие оценка для этого сравнения (т.е. размер фактора + размер кластера).

Факторные решения позволяют загружать одни и те же элементы или аспекты на несколько факторов (Таблица 1). Следовательно, элемент или фасет могут входить в состав различных факторов.Напротив, алгоритм НИЗ Вакита-Цуруми выполняет назначение элементов и аспектов с принудительным выбором их сетевым кластерам (общая черта большинства алгоритмов НИЗ). Это различие в классификации приводит к дополнительным уровням несоответствия, если оно не учтено. Факторные нагрузки поэтому подвергались аналогичному фильтру принудительного выбора, чтобы создать шаблоны, которые использовались для сопоставления FS с NCS. Если элементы или фасеты показали множественные факторные нагрузки, фасет или элемент, показавший самую высокую факторную нагрузку, определил его факторное членство в шаблоне.

В некоторых случаях процедура сопоставления может привести к более чем одному решению с одинаково низкими показателями несоответствия между кластерами и факторами при разных порогах значимости связи (например, Facet Level_SOLUTION1 и Facet Level_SOLUTION2). Если было обнаружено несколько структур сообщества, которые показали одинаковые самые низкие уровни несоответствия, выигрышный NCS определялся путем выбора NCS, который объяснил наибольшую дисперсию в соответствующих оценках факторов. С этой целью оценки сетевого кластера рассчитывались путем суммирования оценок фасетов или элементов и деления результата на общее количество фасетов в сетевом кластере.Затем коэффициенты корреляции значимых корреляций (p <0,01) между оценками кластера и фактора возводились в квадрат (r 2 ) и суммировались, чтобы получить меру общего количества дисперсии в оценках факторов, как объясняется оценками сетевых кластеров.

Расчет сетевых показателей

Для сетей на уровне элементов, фасетов и кластеров для каждого узла были рассчитаны следующие метрики сети [21]: степень, центральность по промежуточности, центральность по близости, центральность по собственному вектору, рейтинг страниц и коэффициент кластеризации.Были рассчитаны общие сетевые показатели, которые включали средние значения этих параметров, модульность, среднюю длину пути и измерения плотности графиков. Наконец, была рассчитана мера для сетей на уровне элементов и аспектов, которая выражает их степень «компактности» [25]: где C, n, L и k — средний коэффициент кластеризации, количество узлов, средняя длина кратчайшего пути. , и средняя узловая степень сети соответственно. Этот показатель сравнивает отношение среднего коэффициента кластеризации и средней длины кратчайшего пути между эмпирически полученной (NEO-PI-R) сетью и случайно связным графом того же размера.Поскольку сети малого мира связаны неслучайно (с большими средними коэффициентами кластеризации и короткими средними длинами путей), это отношение больше для сети малого мира, чем для случайно связанных графов того же размера. Следовательно, если S> 1, можно считать, что граф обладает свойствами малого мира.

Результаты

Результаты факторного анализа

В таблице 1 показаны результаты подтверждающего (5-факторного) и исследовательского факторного анализа нашего набора данных. См. Рисунок 1 для соответствующих графиков.

На фасетном уровне исследовательский факторный анализ показал 6-факторную структуру, которая отклонялась от стандартной 5-факторной структуры, хотя стандартную структуру все еще можно было в значительной степени распознать (рисунок 1A, таблица 1). Подтверждающий 5-факторный анализ дал декомпозицию, которая показала высокую степень сходства с 5-факторной стандартной структурой (таблица 1). Оценка Кайзера-Мейера-Олкина (KMO) набора данных составила 0,864, что указывает на очень хорошую адекватность выборки. Тест Бартлетта на сферичность показал квадрат Хи 6221.5, df = 435, p∼0, что указывает на высокую сферичность набора данных. Исследовательский 6-факторный анализ объяснил 62,8% общей дисперсии фасетных оценок, тогда как подтверждающий 5-факторный анализ объяснил 59,2% общей дисперсии.

Как и ожидалось, PCA на уровне позиции дала ошибочные или слабые результаты (см. Введение, M&M). Исследовательский PCA показал 10-факторную структуру, не имеющую никакого сходства ни с 5-факторной, ни с 30-гранной структурой (рис. 1B). Подтверждающий 5-факторный анализ позволил получить факторную структуру, в которой можно было бы распознать стандартную 5-факторную структуру, но только в том случае, если допускались низкие факторные нагрузки (т.е. > 0,13; Таблица S1). «Исследовательский» 6-факторный PCA показал аналогичные результаты с дальнейшим ухудшением структуры нормы из-за низких нагрузок на элементы (Таблица S1). На уровне заданий оценка набора данных по шкале Кайзера-Мейера-Олкина (KMO) составила 0,750, что указывает на хорошую адекватность выборки. Тест сферичности Бартлетта показал квадрат Хи 58845,8, df = 28680, p∼0, что указывает на высокую сферичность набора данных. Подтверждающий 5-факторный анализ объяснил 25,7% общей дисперсии баллов по пунктам, тогда как исследовательский 6-факторный анализ объяснил 27.8% от общей дисперсии.

Соответствие FS структуре кластера сети: уровень фасета

На рис. 2A показаны результаты сопоставления трех различных FS (стандартная 5-FS, подтверждающая 5-FS и исследовательская 6-FS) с сетевыми кластерными структурами полного диапазона подграфов, созданных путем постепенного сокращения сети фасетного уровня. Корреляционная матрица фасетных оценок содержала 434 корреляции от r = 0 до r = 0,671. Наиболее близкое совпадение FS с NCS было обнаружено с подтверждающим 5-FS со средним несоответствием на фактор только 3.76% (более подробную информацию см. Ниже). Стандартный 5-FS также показал вполне разумное совпадение: средний балл несоответствия на кластер составил 7,1%, а невротизм показал наибольшее отклонение (20%). Исследовательский 6-FS показал самые высокие оценки несоответствия (18,31%). Парные T-тесты показали, что NCS был значительно ближе к подтверждающему 5-FS по всему диапазону подграфов, чем стандартный 5-FS (средняя разница = 1,4%, T = 20,51, df = 433, p∼0) и исследовательский 6 -FS (средняя разница = 5.7%, T = −24,18, df = 433, p∼0). Таким образом, для подтверждающего 5-FS были найдены как глобальные, так и локальные наилучшие результаты. Во всем диапазоне подграфов уровня фасетов не было обнаружено четкого совпадения с шестым фактором исследовательского 6-FS (совпадение 33% в лучшем случае), см. Таблицу 2.

Рисунок 2. Результаты процедуры сопоставления структуры сетевого сообщества с факторной структурой на фасетном уровне.

A. Результаты процедуры сопоставления NCS-to-FS для стандартных, подтверждающих и исследовательских FS.Ось X показывает коэффициент корреляции r как порог значимости ссылки в сетевом графе (чем больше r увеличивается вправо, тем больше ссылок удаляется из сети). Ось Y показывает нормализованные оценки несходства (несоответствия). Синий: стандартный 5-FS, красный: подтверждающий 5-FS, зеленый: исследовательский 6-FS. Подтверждающий 5-FS показывает лучшее совпадение с NCS при r = 0,271, p = 4,89E-09. Подробности см. В тексте и в таблицах 1 и 2. B. Результаты процедуры сопоставления NCS-FS для конкретного случая выигравшего подтверждающего 5-FS (красная линия на рис. A) с подспецификацией сопоставления результаты по фактору.F1 – F5: подтверждающие факторы, напоминающие невротизм, экстраверсию, открытость, доброжелательность и сознательность соответственно. Подробнее см. Текст и таблицы 1 и 2.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0051558.g002

На рисунке 2B показана степень несоответствия между сетевыми кластерами и факторами для конкретного случая (выигрышной) подтверждающей 5-FS. Два разных NCS были обнаружены на разных глобальных порогах, которые показали одинаковый глобальный минимум несоответствия с подтверждающим 5-FS.Они назывались «Facet Level_SOLUTION1» и «Facet Level_SOLUTION2». Facet Level_SOLUTION1 был стабильным для 3 последовательно сокращаемых ссылок для (r = от 0,255 до 0,256, p = 3,60 E-08 до 3,08 E-08), а Facet Level_SOLUTION2 был стабильным для 8 последовательно сокращаемых ссылок (r = от 0,268 до 0,271, p = 7,25 E -09 до 4,89 E-09). Facet Level_SOLUTION2 продемонстрировал тенденцию к объяснению большей дисперсии факторных оценок подтверждающего (5) факторного решения, чем Facet Level_SOLUTION1 (T = 1,83, df = 24, p = 0,08, T-тест для двух выборок).Следовательно, это решение было выбрано как выигрышное. Наибольшая величина объясненной дисперсии была обнаружена при r = 0,271, p = 4,89 E-09. На этом пороге три сетевых кластера показали полное совпадение со своими соответствующими факторами (кластер 2 и EXTRAVERSION, кластер 3 и ОТКРЫТОСТЬ, кластер 5 и СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ), один кластер показал несоответствие 7% (кластер 1 и НЕЙРОТИКИЗМ), а другой — 11. % несоответствия (кластер 4 и СОГЛАСОВАННОСТЬ), см. Таблицу 2. Оценки этих сетевых кластеров объясняют в среднем 96 баллов.2% дисперсии факторных оценок подтверждающего 5-FS. Кроме того, эти кластерные оценки объясняют 69,6% общей дисперсии, наблюдаемой в наборе данных фасетного уровня (15,0%, 16,6%, 11,8%, 11,7% и 14,5% для кластеров 1, 2, 3, 4 и 5, соответственно). Следовательно, НИЗ объясняются большей вариабельностью, чем PCA (либо в подтверждающем, либо в исследовательском анализе). На рисунке 3 показан сетевой граф фасетного уровня.

Рис. 3. Сеть личности на уровне аспектов: сетевой график корреляционных отношений между 30 гранями NEO-PI-R.

Структура сообщества на этом графике в целом наилучшим образом соответствует подтверждающему 5-FS, возникающему при r> 0,271, p <4,89 E-09. См. Таблицу 2 для значений и коэффициентов корреляции. Узел = аспект, ссылка = значимая корреляция. Красные ссылки: положительные корреляции. Синие ссылки: отрицательные корреляции. Толщина ссылок отражает силу корреляции. Для получения дополнительной информации см. Таблицу 4B. n = невротизм, e = экстраверсия, o = открытость, a = уступчивость, c = сознательность.Цифры относятся к номеру фасета. Узлы располагаются в кластерах в соответствии с их факторной принадлежностью (стандарт 5-FS). Цвет узлов обозначает их принадлежность к сетевому кластеру. Только две грани показывают несоответствие стандартной 5-FS (n5 и n2). Оба несоответствия связаны с измерением невротизма, изображенным ниже красным. Эти грани имеют сильную корреляцию с аспектами из кластера сознательности (синий) и кластера согласия (зеленый), что можно увидеть по толщине соответствующих связей.В результате n5 «втягивается» в кластер сознательности, а n2 - в кластер согласия.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0051558.g003

Когда требование общего соответствия между NCS и FS было отменено, некоторые отдельные факторы показали лучшее соответствие с отдельными кластерами при различных порогах (см. Таблицу 2 ). Это может указывать на то, что отдельные сетевые кластеры требуют своего собственного глобального порога для оптимального представления. Тем не менее, все пороговые значения для этих индивидуальных наилучших совпадений довольно плотно сгруппированы вокруг порога наилучшего общего совпадения (таблица 2), что позволяет предположить, что общее наилучшее совпадение является хорошей оценкой индивидуальных наилучших совпадений.

Соответствие FS структуре сетевого кластера: уровень элемента

На рисунке 4A показаны результаты сопоставления трех различных FS (стандартная 5-FS, подтверждающая 5-FS и исследовательская 6-FS) со структурами сетевого кластера полного диапазона подграфов, созданных путем постепенного сокращения сети на уровне элементов. Корреляционная матрица баллов по пунктам содержала 28680 корреляций от r = 0 до r = 0,759. Наиболее близкое совпадение NCS с FS было обнаружено со стандартным 5-FS со средним несоответствием на фактор 19.8%. За этим последовал подтверждающий 5-FS со средним несоответствием на фактор 20,6%. Лучшее совпадение с исследовательским 6-FS было более проблематичным, со средним несоответствием на фактор 28,9%. Парные T-тесты показали, что NCS был значительно ближе к подтверждающему 5-FS по всему диапазону подграфов, чем стандартные (средняя разница = 0,6%, T = 114,7, df = 28678, p∼0) или решения исследовательских факторов (средняя разница = 5,8%, T = -348,04, df = 28678, p∼0). Несмотря на такие глобальные соответствия, наилучшее локальное соответствие NCS было найдено при стандартной факторной структуре.По всему диапазону подграфов уровня элементов не было обнаружено четкого совпадения с шестым фактором исследовательского 6-FS (совпадение в лучшем случае 17,3%), см. Таблицу 3.

Рисунок 4. Результаты процедуры сопоставления структуры сетевого сообщества с факторной структурой на уровне элемента.

A. Результаты процедуры сопоставления NCS-to-FS для стандартного, подтверждающего и исследовательского факторного анализа. Применяются те же спецификации, что и на рисунке 2. Минимальное несоответствие (несоответствие) обнаружено со стандартной 5-FS при r = 0.164, р = 3,08E-04. Подробнее см. Текст и таблицы 1 и 3. B. Результаты процедуры сопоставления NCS-FS для конкретного случая победившего стандарта 5-FS (синяя линия на рисунке A) с подспецификацией сопоставления результаты по фактору. N, E, O, A, C: НЕЙРОТИК, ЭКСТРАВЕРСИЯ, ОТКРЫТОСТЬ, СОГЛАСОВАННОСТЬ и СОЗДАНИЕ. Различные факторы показывают различную степень соответствия NCS. Подробнее см. Текст и таблицы 1 и 3.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0051558.g004

На рисунке 4B показана степень несоответствия между факторами и сетевыми кластерами для конкретного случая (выигрышной) стандартной 5-FS. Во всем диапазоне подграфов была обнаружена только одна структура сообщества (уровень элемента_SOLUTION1), которая показала наилучшее общее совпадение с этой FS. Это решение было стабильным в диапазоне 19 последовательно сокращаемых ссылок (что соответствует r = 0,1635–0,1638, p = 3,13E-04–3.08E-04). Кластеры этой структуры сообщества объясняли в среднем 80% дисперсии наиболее соответствующих факторов.В целом, кластерные баллы на уровне заданий объясняют 33,2% общей дисперсии, наблюдаемой в оценках заданий (т. Е. 6,4%, 3,6%, 8,0%, 4,5%, 6,4% и 4,3% для кластеров 1, 2, 3, 4, 5 и 6 соответственно). Это большая разница, чем объясняется факторным анализом на уровне элементов (24,4%). На рисунке 5 показан соответствующий сетевой граф на уровне элемента.

Рис. 5. Персональная сеть на уровне элемента: сетевой граф корреляционных отношений между 240 элементами NEO-PI-R.

Структура сообщества на этом графике в целом лучше всего соответствует стандартной 5-FS, возникающей при r = 0.164, р = 3,08E-04. Узел = элемент, ссылка = значимая корреляция. Красные ссылки: положительные корреляции. Синие ссылки: отрицательные корреляции. Размер узла = градус (более крупные узлы — это более крупные концентраторы, масштаб = от 1 до 10). Для получения дополнительной информации см. Вспомогательную информацию (Таблица S2). Цвет предметов относится к их стандартной принадлежности к факторам, то есть красный: невротизм, оранжевый: экстраверсия, желтый: открытость, зеленый: доброжелательность, синий: сознательность. Элементы сгруппированы вместе в соответствии с их членством в сетевом кластере, а кластеры обозначены кружками.Кластеры сгруппированы по размеру. Выявлено пять кластеров, которые показывают максимальное соответствие стандартным факторам (таблица 3,4). Обнаружен небольшой 6-й фактор (справа на графике), состоящий из 9 пунктов, относящихся к экстраверсии (1 пункт), открытости (3 пункта), покладистости (3 пункта) и невротизму (2 пункта). Четыре изолята (нижний правый угол), состоящие из 1 или 2 элементов, были исключены из дальнейшего анализа. Большинство хабов из 10% лучших расположены в кластерах экстраверсии и невротизма.

https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0051558.g005

Когда требование общего соответствия между NCS и FS было отброшено, лучшие совпадения были обнаружены для индивидуальных сравнений кластеров с факторами (несоответствие до 10,43% для сетевого кластера 5 с добросовестность стандартного факторного решения), см. Таблицу 3. Пороговые значения для этих индивидуальных совпадений сгруппированы вокруг порога для наилучшего общего совпадения (Таблица 3), что снова указывает на то, что глобальное наилучшее совпадение является хорошей оценкой индивидуальных наилучших совпадений.

Сетевые кластеры на уровне элементов сразу же образовали крупномасштабные кластеры, показывающие хорошее соответствие со стандартными факторами. Не было обнаружено никаких доказательств наличия промежуточного фасеточного уровня ни при более высоких, ни при более низких порогах. NCS, которая показала оптимальное соответствие со стандартной 5-FS, включала шестикластерную сетевую структуру. Шестой кластер содержал всего 9 пунктов. Сюда входили один элемент экстраверсии, два элемента невротизма (с отрицательной корреляцией с другими элементами кластера), три элемента открытости и три элемента согласия (таблица S2, рисунок 5).Некоторые отдельные элементы («изоляты») не были классифицированы в отдельные кластеры и были исключены из дальнейшего анализа кластерного уровня. Оценки кластеров были рассчитаны для всех шести кластеров, и корреляционная матрица была сгенерирована при p <0,01 с поправкой на множественные сравнения. На рисунке 6 показан соответствующий сетевой граф кластерного уровня.

Рисунок 6. Персональная сеть на уровне кластера: сетевой график, показывающий корреляции между баллами кластера, рассчитанными с использованием структуры сетевого сообщества из Рисунок 5 .

CLUSTER1_N, CLUSTER2_E, CLUSTER3_O, CLUSTER4_A, CLUSTER5_C: кластеры, показывающие максимальное соответствие со стандартными кластерами невротизма, экстраверсии, открытости, доброжелательности и сознательности соответственно. CLUSTER6: новый шестой фактор (см. Рисунок 5, таблицу 4 и обсуждение). Сетевой график показан при p <0,01 с поправкой на множественные сравнения. Толщина звеньев отражает силу коэффициента корреляции. Коэффициенты корреляции показаны рядом со ссылками.Красный: положительные корреляции, синий: отрицательные корреляции. Для получения дополнительной информации см. Таблицу 4A. CLUSTER1_N, аналог Neuroticism, оказывает только отрицательное (тормозящее) влияние на остальную структуру сети, которая показывает только положительные взаимосвязи. Такие сети личности могут представлять собой структуры развития. CLUSTER2_E (аналог экстраверсии), CLUSTER5_C (аналог сознательности) и кластер 6 образуют промежуточную структуру между CLUSTER1_N (аналог невротизма) и CLUSTER4_A и CLUSTER3_O (аналогами согласия и открытости).Это говорит о том, что негативное влияние невротизма на показатели доброжелательности и открытости, наблюдаемое при расстройствах личности, опосредовано этим промежуточным уровнем (см. Подробности в обсуждении).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0051558.g006

Сетевые показатели

В таблицах 4A и 4B показано содержимое сетевых кластеров для выигравших NCS на уровне фасетов и кластеров, а также соответствующие метрики сети. Аналогичные данные для сети на уровне элементов приведены в качестве вспомогательной информации (Таблица S2).Узлы, имеющие центральное значение для передачи информации через личную сеть, были идентифицированы с помощью их степени (концентраторы) и промежуточности (см. Обсуждение). На уровне элементов верхние 10% узлов располагались в основном в кластере экстраверсии. Кроме того, кластеры невротизма и (в меньшей степени) сознательности были богаты узловыми узлами (рис. 5). Аналогичное распределение по кластерам наблюдалось для 10 -го процентилей узлов с наибольшей промежуточной центральностью.Кластер открытости был особенно лишен особых узлов. В таблице 5 показаны общие сетевые показатели для этих трех графиков. Что касается топологии сети, было найдено значение S = 2,58 для сети уровня фасета и значение S = 1,94 для сети уровня элемента, что указывает на то, что индивидуальная сеть на обоих уровнях характеризуется структурой малого мира.

Обсуждение

В текущем исследовании напрямую сравниваются результаты обнаружения сетевого сообщества (НИЗ) и анализа главных компонентов (PCA) в наборе данных оценок личности (NEO-PI-R).Структура сетевого сообщества (NCS) согласовывалась с факторной структурой (FS), постепенно повышая порог значимости сетевых ссылок, пока NCS не показывал оптимальное соответствие с FS. Наш анализ показывает, что PCA и NCD дают очень похожие результаты, подтверждая теоретическое сходство между двумя методами [19], [20]. Сначала мы сравнили результаты PCA и NCD на фасетном уровне, поскольку оба метода хорошо работают на этом уровне. Затем мы выполнили НИЗ на уровне заданий, чтобы проверить, дадут ли НИЗ, в отличие от АКП, правдоподобные результаты на этом уровне.Интересно, что НИЗ хорошо проявили себя на уровне заданий. Сетевые кластеры объяснили большую вариативность данных как на фасетном уровне, так и на уровне элемента, чем соответствующие FS, что позволяет предположить, что НИЗ обеспечивает лучшее обобщение данных. Можно получить информацию о влиянии ключевых узлов в сети личности, что позволит в будущем проводить исследования развития личности. Таким образом, NCS может преодолеть некоторые из основных ограничений PCA. Ниже мы сначала сравним результаты NCA и PCA на уровне аспектов и элементов.Далее мы обсудим ценность сети личности для изучения нормального развития личности и расстройств личности.

Уровень граней

На фасетном уровне, NCD показал лучшее совпадение с подтверждающим 5-FS (96,2%). Аналогичное точное совпадение было обнаружено со стандартной FS (92,0%), которая мало отличалась от подтверждающей структуры. Эти результаты подтверждают наши ожидания, что NCS покажет точное соответствие (стандартным) FS на фасетном уровне. Это совпадение не было случайностью, учитывая резкий спад кривых несоответствия, которые явно сходились к оптимальному решению, которое было стабильным в течение 8 последовательных действий по сокращению (рис. 2).Общая сумма дисперсии, объясняемая оценками сетевых кластеров, была больше, чем та, которая объяснялась оценками факторов. Следовательно, NCS, кажется, дает лучшее обобщение данных. Для подтверждающего 5-FS были найдены как локальные, так и глобальные наилучшие результаты, что указывает на то, что НИЗ на фасетном уровне сходится к решению, близкому к стандартному 5-FS. Стандартный 5-FS показал лучшее соответствие, чем исследовательский FS. Это противоречило нашим ожиданиям, поскольку стандартная FS получена из другого (нормального) набора данных.Несоответствие с исследовательской FS было в значительной степени связано с плохим совпадением с шестым фактором, поскольку процент несоответствия был наибольшим для этого фактора. Это открытие указывает на то, что АКП и НИЗ могут давать разные результаты при меньших факторах. Частично это можно объяснить характером принудительного выбора алгоритма Вакита-Цуруми. В контексте неоднозначных факторных нагрузок фасетов распределение фасетов по сетевым кластерам с принудительным выбором в некоторой степени включает в себя случайный процесс (то есть правильная классификация в сравнении с неправильной).В результате содержимое кластера меньших модулей может иметь большие отклонения, поскольку неправильное размещение более серьезно ощущается в небольших кластерах. Для более крупных кластеров такие эффекты усредняются. В качестве альтернативы, отсутствие совпадения с фактором 6 th (исследовательский) может указывать на фундаментальное различие между двумя методами кластеризации (см. Ниже).

И в PCA, и в NCD аспекты измерения невротизма отклонялись от стандартного решения и были частично перераспределены между кластерами согласия и сознательности.Следовательно, возможно, что измерение невротизма в нашей выборке молодых студентов-психологов отклонялось от стандартной (нормальной) популяции. Перераспределение граней n2 и n5 вызвало преувеличенное несоответствие (3,8%) между результатами НИЗ и PCA, поскольку оценки несоответствия были найдены не только для невротизма, но также и для кластеров согласия и добросовестности, хотя эти последние кластеры были идеально воспроизведены помимо включение граней невротизма. Таким образом, ожидается, что НИЗ будут вести себя еще более аналогично PCA (т.е. > 96,2%) при применении в более крупных (стандартных) наборах данных.

Уровень предмета

В отличие от PCA, NCD на уровне элемента произвел ограниченный набор правдоподобных модулей, которые показали хорошее соответствие с FS набора данных нормы (80%). Это совпадение не было случайностью, учитывая наклон кривых несоответствия, которые явно сходились к оптимальному решению, которое было стабильным на 19 последовательно сокращаемых ссылках (рис. 4). Общая сумма дисперсии, объясняемая оценками сетевых кластеров, была больше, чем та, которая объяснялась оценками факторов.Следовательно, НИЗ, по-видимому, превосходит факторный анализ в извлечении модульности из данных на уровне элементов в нестандартных выборках. По сравнению с уровнем фасетов общее соответствие было ниже (80%). Скорее всего, это связано с тем, что наша выборка отклонилась от нормы как по численности (студенты колледжей), так и по размеру выборки. Более точное совпадение ожидается, если НИЗ будут проводиться в стандартных наборах данных.

NCD показал более близкое глобальное соответствие с подтверждающими 5-FS, подтверждая наши ожидания, что NCS показывает лучшее совпадение с FS, полученными из тех же наборов данных.Тем не менее, наилучшее совпадение было найдено для стандартной (нормы) FS, которая включала локальную подгонку. Это противоречило нашим ожиданиям и дает возможность того, что НИЗ при выполнении на уровне заданий может использовать дополнительную информацию, которая облегчает извлечение «истинной» (стандартной) модульной структуры человеческой личности из нестандартных наборов данных. Одним из объяснений того, почему NCD превосходит PCA на уровне элементов, является природа принудительного выбора алгоритма Wakita-Tsurumi NCD, который дихотомизирует членство в сетевом кластере.Хотя это может быть проблематично в небольших кластерах (например, на уровне аспектов, см. Выше), это может снизить чувствительность к случайным отклонениям в более крупных кластерах (например, на уровне элементов), поскольку они усреднены. Однако это не может полностью объяснить лучшую производительность, поскольку аналогичный фильтр принудительного выбора был применен к факторным нагрузкам, чтобы избежать различий между результатами NCD и PCA именно по этой причине. Следовательно, некоторые атрибуты, характерные для НИЗ, могут быть ответственны за лучшую эффективность НИЗ по сравнению с PCA.PCA сначала определяет фактор, который объясняет наибольшую дисперсию данных, после чего его влияние линейно вычитается из данных, и процесс повторяется. Вместо этого NCD жадно строит модули по восходящей схеме, в большей степени учитывая глобальную картину набора данных. Таким образом, НИЗ могут иметь доступ к большему объему информации. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, действительно ли НИЗ дает результаты в меньших наборах данных, которые все же можно распространить на население в целом.

На уровне элемента НИЗ сразу же идентифицировали большие кластеры, т.е.е. промежуточного (фасеточного) уровня агрегации не обнаружено. Этот вывод согласуется с предыдущими факторными аналитическими исследованиями, в которых не было обнаружено доказательств того, что фасеты являются промежуточным уровнем агрегирования между элементами и факторами при принятии восходящего подхода [18]. Если эти результаты могут быть воспроизведены с другими наборами данных и кластерными алгоритмами, это добавит к растущей идее о том, что фасеты не являются отдельными подкластерами. Вместо этого фасеты могут быть определены как вложенные иерархии взаимосвязанных элементов в сетевых кластерах.Такие иерархии не обнаруживаются с помощью текущего алгоритма кластеризации, но могут быть исследованы с помощью альтернативных кластерных алгоритмов (например, [26]).

На уровне элемента NCS, который показал оптимальное сходство с (стандартным) 5-FS, был обнаружен на глобальном пороге, который вводил небольшой шестой фактор рядом с другими пятью (рис. 5). Подтверждающий 6-FS на уровне заданий показал меньшее соответствие NCS, чем стандартный FS. Следовательно, этот шестой сетевой кластер создается только НИЗ. В предыдущих факторно-аналитических исследованиях существование фактора 6 th было постулировано на основе факторного разложения NEO-PI-R в крупных международных выборках, включая население Нидерландов [27].Кроме того, 6-FS был идентифицирован в образцах, в которых модифицированная версия NEO-PI-R (Честность / Смирение-Эмоциональность-Согласие-Сознательность-Открытость (HEXACO) Эштон и Ли [28]), которая содержит дополнительные аспекты или элементы, относящиеся к нормативным (например, моральным) суждениям в отношении себя и других. Этот шестой фактор получил название «Честность / Смирение». Предыдущие исследования показали, что элементы и аспекты, которые являются частью этого шестого фактора, соответствуют параметрам фактора согласия Пятифакторной модели [29].Пунктов, которые мы нашли в шестом сетевом кластере, меньше, чем описанных для Честности-Смирения. Различия в содержании установить сложно, поскольку элементы HEXACO отличаются от элементов NEO-PI-R. Однако, учитывая природу его элементов, возможно, что шестой сетевой кластер представляет собой кластер Честности / Смирения. В качестве альтернативы, шестой кластер может просто представлять «ошибку», содержание которой оптимизировано для получения оптимального соответствия оставшихся кластеров с пятью факторами NEO-PI-R.В будущих исследованиях существование шестого (честного) сетевого кластера можно будет более конкретно изучить, сопоставив сетевые кластеры HEXACO с размерами HEXACO.

Сеть личности как структура развития

Идея о том, что личность развивается в направлении зрелости по определенным путям или последовательностям черт личности, которые достигаются в течение жизни, получила широкую поддержку в исследованиях здоровой личности (например, [30] — [32]). Исследования показали, что высокий уровень невротизма ограничивает максимальный уровень согласия, которого можно достичь [33].Неспособность развиваться высшим (характерным) измерениям напрямую связана с наличием расстройств личности [34]. Для всех расстройств личности в DSM-IV-TR [34] — [36] могут быть даны конкретные профили оценок личностных факторов. Все эти расстройства связаны с неспособностью к развитию функций высшего порядка [34]. Иерархическая структура личности дополнительно подтверждается результатами исследований нейровизуализации, показывающими, что пациенты с расстройствами личности обнаруживают дефицит в областях мозга более высокого порядка, таких как префронтальная кора [37], [38].Однако до сих пор в международной литературе отсутствует интегративный и эмпирический взгляд на развитие личности с точки зрения путей развития или последовательности черт. Шесть кластеров «Сеть личности», которую мы вывели на уровне элементов и кластеров, можно квалифицировать как такую ​​точку зрения (рисунки 5, 6). В нем описаны возможные маршруты, которые субъекты могут выбрать в процессе развития личности. В таких сетях можно идентифицировать отдельные предметы и кластеры, которые могут играть решающую роль в опосредовании роста здоровых личностей.Например, элементы с высокой степенью взаимосвязи (концентраторы) имеют решающее значение для сохранения целостности Личностной паутины и облегчения взаимодействия между различными личностными чертами во время развития. Кроме того, элементы с высокой промежуточной центральностью (т. Е. Лежащие между двумя большими кластерами) играют центральную роль в посредничестве между двумя кластерами, что может происходить во время развития личности. В общем, единичные сетевые элементы представляют собой интегративные структуры более высокого порядка, которые делают сложные сети уязвимыми для повреждений [39].Если важные узлы в паутине личности не развиваются должным образом (например, если нейронные корреляты черт узловых точек выборочно устраняются в результате захвата или определенных неблагоприятных факторов окружающей среды), это может вызвать закрытие определенных маршрутов развития, что приводит к массовая дисфункция человеческой личности. В нашем наборе данных элементы с наивысшими степенями (концентраторами) в основном располагались в пределах экстраверсии и, в меньшей степени, кластера невротизма (таблица S2). Поскольку все эти хабы связаны между собой в рамках одного кластера, эти кластеры образуют так называемые «богатые клубы» тесно связанных элементов [40].В нейробиологии богатые клубы представляют собой интегративные структуры более высокого уровня, которые служат для генерации глобальных представлений об окружающей среде [41]. Предметы богатого клуба NEO-PI-R связаны с предметами из всех других кластеров личности. Следовательно, кластеры экстраверсии и невротизма можно рассматривать как единичные кластеры с точки зрения интеграции информации из всех других кластеров личности. Поскольку экстраверсия и невротизм играют решающую роль в регуляции положительного и отрицательного аффекта соответственно [42], [43], существует вероятность того, что измерения невротизма и экстраверсии представляют собой интегративные структуры более высокого порядка, такие как богатые клубы, которые необходимы для здорового аффекта. регулирование.На уровне кластера (рис.6) кластеры экстраверсии и невротизма не выделялись в качестве основных узлов, но веса связей, окружающих кластеры невротизма и экстраверсии, были относительно сильными, что может быть связано с сильной связностью составляющих элементов эти кластеры. Экстраверсия, кластер 6 th и кластеры добросовестности показали наивысшую промежуточную центральность, то есть были непропорционально вовлечены в передачу трафика между другими кластерами. Следовательно, эти три кластера, по-видимому, образуют промежуточный уровень в структуре личности, который опосредует коммуникацию между кластером невротизма, с одной стороны, и согласием и открытостью к аналогам опыта, с другой.Кластер невротизма был единственным узлом в сети, который производил тормозящие эффекты (рис. 6). Поскольку расстройства личности согласно DSM-IV-TR характеризуются высоким уровнем невротизма и низким уровнем уступчивости и открытости [35], [36], это дает основание для гипотезы о том, что показатели уступчивости и открытости ограничиваются невротизмом косвенно через прямое воздействие на промежуточный уровень развития, составляющий кластеры экстраверсии, сознательности и, возможно, кластер 6 .Поскольку экстраверсия и невротизм занимают центральное место в регуляции аффекта, достигнутый уровень согласия и открытости может в значительной степени быть чистым результатом баланса между позитивным и негативным регулированием аффекта в контексте сознательности (рис. 6). Таким образом, необычная природа клубов, богатых экстраверсией и невротизмом, делает вероятным, что дисбаланс в развитии этих групп приводит к серьезным нарушениям нормального развития личности. Будущие исследования пациентов с расстройствами личности должны понять ценность этой гипотезы.

Ограничения и направления на будущее

Мы показали, что структура сети (сообщества) данных, полученных из многомерных вопросников, может быть оптимизирована по отношению к ФС таких наборов данных. Однако факторный анализ сам по себе подвержен неточностям и ошибкам. Таким образом, разложение сетевого кластера может быть искажено результатами факторного анализа. Факторный анализ обычно считается «объективным» методом, который исследует наблюдаемую ковариацию в наборах данных.Тем не менее, пороговые значения, используемые для оценки значимости факторных нагрузок и проверки осыпи, могут считаться довольно произвольными [5]. Следовательно, для независимого изучения кластерной структуры сетей следует применять другие методы. Такие методы могут включать в себя различные кластерные алгоритмы или другие методы определения вероятности сетевых ссылок, например с использованием методов весовой фильтрации [44]. Однако использование весовых фильтров в корреляционных сетях ограничено, поскольку весовое распределение в этих сетях приблизительно нормальное, а весовая фильтрация лучше всего работает с ненормальными распределениями.Следовательно, текущий подход к использованию факторной структуры корреляционных наборов данных в качестве шаблона, на основе которого оптимизируется структура сетевого сообщества, является одним из наиболее управляемых данными методов, которые в настоящее время доступны для оптимизации сетевой структуры.

В текущем исследовании использовался алгоритм NCD Вакита-Цуруми, поскольку этот метод теоретически хорошо согласуется с анализом главных компонентов и работает как для сетей с большим, так и с относительно небольшим количеством узлов [23].Алгоритм Вакита-Цуруми, который мы использовали, представляет собой невзвешенный, не подписанный, неиерархический алгоритм кластеризации. Это означает, что веса ссылок (силы корреляции) и знаки коэффициентов корреляции (положительные или отрицательные) не используются для определения модульности сетей. Кроме того, сетевые иерархии не обнаруживаются. Возможно, что различные кластерные алгоритмы, которые принимают во внимание эти меры, могут предоставить дополнительную информацию и, возможно, показать равные или лучшие совпадения с FS (например,грамм. [26]). В частности, алгоритмы кластеризации, которые исследуют иерархические отношения, кажутся многообещающими инструментами для будущих исследований, изучающих масштабируемую структуру личностных сетей, выявления аспектов и определения ключевых областей уязвимости Интернета (см. Выше). Такие методы доказали свою применимость в биологических данных, где они показали интересные результаты для паттернов коэкспрессии генов и активации мозга [26].

Следует сделать несколько замечаний относительно исследований сетевой структуры фенотипических данных (анкет).В данных о мозге или генетике важно различать узлы (гены, нейроны или вокселы), которые показывают все положительные (возбуждающие) или все отрицательные (тормозящие) взаимосвязи. Однако в фенотипических данных такое деление непросто. Например, в одном задании может быть задан вопрос, любит ли испытуемый прыжки с тарзанки, в то время как в другом задании может задаваться вопрос, не нравится ли человеку рисковать. Эти элементы будут иметь баллы, которые, вероятно, будут иметь отрицательную корреляцию, хотя оба они пытаются измерить одну и ту же основную глобальную характеристику (например,грамм. открытость опыту). Если бы такие элементы были сгруппированы в разные кластеры (например, с использованием подписанного кластерного анализа), это мало что добавило бы к знанию кластерной структуры личности и, скорее всего, выявило бы особенности в формулировке различных вопросов. Следовательно, в фенотипических исследованиях знак корреляций имеет меньшее значение, чем в биологических. Подобная языковая проблема может искажать обнаружение иерархий, которые могут представлять либо более общие, либо более конкретные фразы при тестировании на одну и ту же основную черту.

Таким образом, рекомендуется проявлять осторожность при интерпретации результатов алгоритмов сетевых кластеров на феноменологическом уровне. Важно приписывать правильное количество ценности информации, данной особенностями определенных узлов Сети Личности. Тем не менее, NEO-PI-R — это очень тщательно изученный вопросник, из которого были удалены лишние вопросы, объясняющие небольшую дополнительную дисперсию в оценках факторов. Следовательно, кажется приемлемым рассматривать пункты-хабы в NEO-PI-R как подлинные соединители высокой степени, а не как результат плохо сформулированных вопросов, которые коррелируют со многими другими оценками.Присутствие структуры малого мира в сети NEO-PI-R, по-видимому, указывает на направление биологически вероятной сети [45], [46]. Чтобы еще больше повысить достоверность наших результатов, мы включили довольно большое количество субъектов, особенно по сравнению с другими нестандартными выборками. Наконец, мы явно выбрали невзвешенный алгоритм, такой как Вакита-Цуруми, для текущего исследования, поскольку это позволило нам систематически изменять веса сетевых ссылок во время техники постепенного отсечения.Это позволило детально изучить влияние различной силы связности на кластерную структуру сети NEO и определить ее оптимальную сетевую структуру. Не делалось никаких предварительных предположений относительно существования структур или иерархий небольшого мира, чтобы не переоценивать информационное содержание наших данных. Однако, несмотря на такие меры, из данных все же были выявлены биологически правдоподобные структуры. Поэтому было бы интересно сравнить фенотипическую сетевую структуру личности со структурными и функциональными коннектомами человеческого мозга.

Заключение

Сетевой анализ фенотипических данных личности может быть использован для построения Личностной Сети. Такие сети являются мощным инструментом для изучения нормального развития личности и расстройств личности. Можно преобразовать предыдущие результаты факторного анализа в сетевые описания человеческой личности. Это захватывающий новый путь, который может изменить наш взгляд как на здоровое функционирование человека, так и на болезни. Сетевая наука обеспечивает прочную теоретическую основу для изучения человеческой личности.Поскольку человеческий мозг имеет четкую многомодульную иерархическую сетевую структуру [47], можно ожидать, что фенотипические корреляты человеческого мозга (такие как оценки личности) будут иметь сопоставимую собственную сетевую структуру. Шансы на обнаружение значимых взаимосвязей между нейрофизиологическим и фенотипическим уровнями могут улучшиться, если кто-то будет изучать такие взаимосвязи, используя теорию сетей как единый и, возможно, объединяющий метод.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить руководство амбулаторной клиники отделения расстройств настроения PsyQ за предоставление необходимого количества времени для исследования.Также мы хотели бы поблагодарить студентов Амстердамского университета за любезно предоставленные ими индивидуальные оценки.

Вклад авторов

Эксперимент задумал и спроектировал: RG JGG. Проведены эксперименты: РГ. Проанализированы данные: РГ. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: RG HSS. Написал бумагу: РГ. Рецензировал рукопись: RG JGG HSS.

Список литературы

  1. 1. Финансирующий DC (2001) Личность. Анну Рев Психол 52: 197–221.
  2. 2. Trull TJ, Durrett CA (2005) Категориальные и размерные модели расстройства личности. Анну Рев Clin Psychol 1: 355–380.
  3. 3. Huprich SK, Bornstein RF (2007) Обзор вопросов, связанных с категориальными и размерными моделями оценки расстройства личности. J Pers Assess 89: 3–15.
  4. 4. Lowe JR, Widiger TA (2009) Суждения клиницистов о клинической полезности: сравнение DSM-IV с многомерными моделями общей личности.J Pers Disord 23: 211–229.
  5. 5. Ким Дж. М., Мюллер К. В. (1991) Введение в факторный анализ — что это такое и как это делать; Льюис-Бек М.С., редактор. Калифорния, США: Сара Миллер МакКьюн, Sage Publications Inc.
  6. 6. Сбарра Д.А., Нитерт П.Дж. (2009) Развод и смерть: сорок лет Чарльстонского исследования сердца. Psychol Sci 20: 107–113.
  7. 7. Whisman MA, Tolejko N, Chatav Y (2007) Социальные последствия расстройств личности: вероятность и время заключения брака и вероятность разрыва брака.J Pers Disord 21: 690–695.
  8. 8. Josefsson K, Cloninger CR, Hintsanen M, Jokela M, Pulkki-Raback L, et al. (2011) Ассоциации личностных профилей с различными аспектами благополучия: популяционное исследование. J Affect Disord 133: 265–273.
  9. 9. Кампман О., Поутанен О. (2011) Можно ли предсказать начало и выздоровление депрессии по темпераменту? Систематический обзор и метаанализ. J Affect Disord 135: 20–27.
  10. 10. Quirk SW, Christiansen ND, Wagner SH, McNulty JL (2003) О полезности показателей нормальной личности для клинической оценки: свидетельство возрастающей достоверности Пересмотренного инвентаря личности NEO.Psychol Assess 15: 311–325.
  11. 11. Morrongiello BA, Sandomierski M, Valla J (2010) Раннее выявление детей с риском непреднамеренной травмы: шкала поиска ощущений для детей 2–5 лет. Accid Anal Prev 42: 1332–1337.
  12. 12. Grossardt BR, Bower JH, Geda YE, Colligan RC, Rocca WA (2009) Пессимистические, тревожные и депрессивные черты личности предсказывают смертность от всех причин: когортное исследование личности и старения в клинике Мэйо. Psychosom Med 71: 491–500.
  13. 13. Дигман Дж. М. (1989) Пять надежных параметров черт: развитие, стабильность и полезность. J Pers 57: 195–214.
  14. 14. Гольдберг Л. Р. (1990) Альтернативное «описание личности»: факторная структура большой пятерки. J Pers Soc Psychol 59: 1216–1229.
  15. 15. Коста П.Т. младший, МакКрэй Р.Р. (1997) Стабильность и изменение в оценке личности: пересмотренный опросник личности NEO в 2000 году. J Pers Assess 68: 86–94.
  16. 16. McCrae RR, Costa PT Jr (1997) Структура черт личности как универсальное человеческое понятие.Am Psychol 52: 509–516.
  17. 17. Маркон К.Е., Крюгер Р.Ф., Ватсон Д. (2005) Определение структуры нормальной и ненормальной личности: интегративный иерархический подход. J Pers Soc Psychol 88: 139–157.
  18. 18. Коста П. Т. младший, МакКрэй Р. Р. (1995) Домены и аспекты: иерархическая оценка личности с использованием пересмотренного перечня личностей NEO. J Pers Assess 64: 21–50.
  19. 19. Ньюман М.Э. (2006) Модульность и структура сообщества в сетях.Proc Natl Acad Sci U S A 103: 8577–8582.
  20. 20. Шен Х.В., Ченг XQ, Фанг Б.Х. (2010) Ковариация, корреляционная матрица и многомасштабная структура сообществ сетей. Phys Rev E Stat Nonlin Soft Matter Phys 82: 016114.
  21. 21. Ньюман М., Барабаши А.Л., Уоттс Д.Д. (2006) Структура и динамика сетей Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press.
  22. 22. Смит М., Милич-Фрайлинг Н., Шнейдерман Б., Мендес Родригес Э., Лесковец Дж. И др.. (2010) NodeXL: бесплатная и открытая надстройка для обзора, обнаружения и исследования сети для Excel 2007/2010. Веб-сайт NodeXL. Доступно: http://nodexl.codeplex.com/. Дата обращения 25.11.2012. Источник: веб-сайт Фонда исследований социальных сетей. Доступно: http://www.smrfoundation.org. Дата обращения 25.11.2012.
  23. 23. Вакита К., Цуруми Т. (2007) Поиск структуры сообщества в мегамасштабной социальной сети. Материалы международной конференции IADIS по WWW / Internet 153–162.
  24. 24.Clauset A, Newman ME, Moore C (2004) Поиск структуры сообщества в очень больших сетях. Phys Rev E Stat Nonlin Soft Matter Phys 70: 066111.
  25. 25. Хамфрис, доктор медицины, Гурни К. (2008) Сеть «маленького мира»: количественный метод определения эквивалентности канонической сети. PLoS One 3: e0002051.
  26. 26. Langfelder P, Horvath S (2008) WGCNA: пакет R для взвешенного корреляционного сетевого анализа. BMC Bioinformatics 9: 559.
  27. 27.Saucier G, Goldberg LR (1998) Что находится за пределами большой пятерки? J Pers 66: 495–524.
  28. 28. Эштон М.С., Ли К. (2005) Честность-скромность, большая пятерка и пятифакторная модель. J Pers 73: 1321–1353.
  29. 29. Эштон М.С., Ли К. (2007) Эмпирические, теоретические и практические преимущества модели структуры личности HEXACO. Pers Soc Psychol Rev 11: 150–166.
  30. 30. Cloninger CR, Svrakic NM, Svrakic DM (1997) Роль самоорганизации личности в развитии психического порядка и расстройства.Дев Психопатол 9: 881–906.
  31. 31. McCrae RR, Martin TA, Costa PT Jr (2005) Возрастные тенденции и возрастные нормы для NEO Personality Inventory-3 у подростков и взрослых. Оценка 12: 363–373.
  32. 32. Робертс Б.В., ДелВеккио В.Ф. (2000) Последовательность черт личности в ранговом порядке от детства до старости: количественный обзор лонгитюдных исследований. Psychol Bull 126: 3–25.
  33. 33. Lonnqvist JE, Verkasalo M, Wichardt PC, Walkowitz G (2012) Категории расстройств личности как комбинации измерений: перевод кооперативного поведения при пограничном расстройстве личности в пятифакторную структуру.J Pers Disord 26: 298–304.
  34. 34. Svrakic DM, Whitehead C, Przybeck TR, Cloninger CR (1993) Дифференциальная диагностика расстройств личности с помощью семифакторной модели темперамента и характера. Arch Gen Psychiatry 50: 991–999.
  35. 35. Bagby RM, Marshall MB, Georgiades S (2005) Размерные черты личности и прогнозирование симптомов расстройства личности по DSM-IV учитываются в доклинической выборке. J Pers Disord 19: 53–67.
  36. 36. Lynam DR (2012) Оценка неадаптивных вариантов черт пятифакторной модели.Дж. Перс
  37. 37. Lis E, Greenfield B, Henry M, Guile JM, Dougherty G (2007) Нейровизуализация и генетика пограничного расстройства личности: обзор. J. Psychiatry Neurosci 32: 162–173.
  38. 38. Вебер С., Хабель У., Амунц К., Шнайдер Ф. (2008) Структурные аномалии мозга у психопатов — обзор. Закон о поведении науки 26: 7–28.
  39. 39. Альберт Р., Джеонг Х., Барабаси А.Л. (2000) Устойчивость к ошибкам и атакам сложных сетей. Nature 406: 378–382.
  40. 40.Opsahl T, Colizza V, Panzarasa P, Ramasco JJ (2008) Известность и контроль: взвешенный эффект богатой дубинки. Phys Rev Lett 101: 168702.
  41. 41. van den Heuvel MP, Kahn RS, Goni J, Sporns O (2012) Дорогостоящая магистраль с высокой пропускной способностью для глобальной мозговой коммуникации. Proc Natl Acad Sci U S A
  42. 42. Rusting CL, Larsen RJ (1997) Экстраверсия, невротизм и восприимчивость к положительным и отрицательным аффектам: проверка двух теоретических моделей. Личность и индивидуальные различия 22: 607–612.
  43. 43. Ван Л., Ши З, Ли Х (2009) Невротизм, экстраверсия, регулирование эмоций, отрицательный и положительный аффекты: посреднические роли переоценки и подавления. Социальное поведение и личность: международный журнал 37: 193–194.
  44. 44. Серрано М.А., Богуна М., Веспиньяни А. (2009) Извлечение многомасштабной основы сложных взвешенных сетей. Proc Natl Acad Sci U S A 106: 6483–6488.
  45. 45. Watts DJ, Strogatz SH (1998) Коллективная динамика сетей «маленького мира».Природа 393: 440–442.
  46. 46. Барабаши А.Л. (2009) Безмасштабные сети: десятилетие и дальше. Science 325: 412–413.
  47. 47. van den Heuvel MP, Stam CJ, Boersma M, Hulshoff Pol HE (2008) Небольшой мир и безмасштабная организация функциональной связи состояния покоя на основе вокселей в человеческом мозге. Нейроизображение 43: 528–539.

Пятифакторная модель личности — Психология

Введение

Пятифакторная модель личности (FFM) — это набор из пяти широких характеристик или областей, часто называемых «большой пятеркой»: экстраверсия, доброжелательность, сознательность , Невротизм (иногда называемый его полярной противоположностью, эмоциональной стабильностью) и открытость опыту (иногда называемый интеллектом).Сильно экстравертные люди более напористы и общительны, чем тихие и замкнутые. Приятные люди склонны к сотрудничеству и вежливы, а не враждебны и грубы. Сознательные люди сосредоточены на задачах и упорядочены, а не отвлекаются и дезорганизуются. Невротики склонны к переживанию негативных эмоций, таких как тревога, депрессия и раздражение, вместо того, чтобы быть эмоционально устойчивыми. Наконец, очень открытые люди имеют широкий, а не узкий круг интересов, они скорее чувствительны, чем равнодушны к искусству и красоте, и предпочитают новизну рутине.Большая пятерка / FFM была разработана, чтобы представить как можно большую вариативность личностей людей с использованием лишь небольшого набора параметров черт. Многие психологи согласны с тем, что его пять областей охватывают наиболее важные, базовые индивидуальные различия в личностных чертах и ​​что многие альтернативные модели черт могут быть концептуализированы в терминах структуры Большой пятерки / FFM. Цель этой статьи — ссылаться, систематизировать и комментировать различные классические и современные статьи, связанные с Большой пятеркой / FFM.Эта статья начинается с статей, которые представляют структуру Большой пятерки / FFM, подходят к ней с различных теоретических точек зрения и рассматривают возможные возражения против нее (общие обзоры, теоретические перспективы и критика). Затем обсуждаются документы, содержащие доказательства существования Большой пятерки / FFM как модели базовой структуры черт (Big Five / FFM Structure). В-третьих, в статье рассматриваются иерархические модели черт, которые предлагают еще более широкие параметры личности «выше» Большой пятерки или более конкретные черты «ниже» Большой пятерки (Большая пятерка / FFM в иерархическом контексте).В-четвертых, он ссылается на серию глав справочника, каждая из которых подробно рассматривает отдельную область Большой пятерки (отдельные области). В-пятых, он ссылается на несколько широко используемых показателей Большой пятерки / FFM, а также на документы, исследующие точность самоотчетов Большой пятерки и отчетов наблюдателей (Измерение). В-шестых, в статье обсуждаются биологические и социальные истоки Большой пятерки (биологические и социальные основы). В-седьмых, в статье рассматриваются стабильность и изменения в Большой пятерке на протяжении всей жизни, а также механизмы развития, лежащие в основе стабильности и изменений (Развитие).Наконец, в этой статье приводятся свидетельства того, что «большая пятерка» влияет на множество важных форм поведения и жизненных результатов, от политических взглядов до психопатологии (прогнозирование поведения и жизненных результатов).

Общие обзоры

Эти документы представляют структуру Большой пятерки / пятифакторной модели личности (FFM). Goldberg 1993 сосредотачивается на его историческом развитии. Маккрэй и Джон 1992 рассматривают его возможные теоретические и практические применения. Джон и др. В 2008 году рассматриваются различные исследования, в том числе исследования, связывающие «большую пятерку» с важными формами поведения и жизненными результатами.На веб-сайте The Great Ideas in Personality кратко рассматривается Большая пятерка / FFM и даются ссылки на другие соответствующие онлайн-ресурсы.

  • Голдберг, Льюис Р. 1993. Структура фенотипических черт личности. Американский психолог 48.1: 26–34.

    DOI: 10.1037 / 0003-066X.48.1.26

    В этой статье рассматривается история структуры Большой пятерки / FFM, от предварительной лексической работы в Galton 1884 (цитируется в разделе «Ранние лексические исследования») до появления консенсуса среди психологов-личностей. более века спустя.

  • Великие идеи в личности: пятифакторная модель.

    На этой веб-странице кратко рассматривается структура Большой пятерки / FFM, суммируются ее отношения с другими моделями личности и даются ссылки на соответствующие онлайн-ресурсы.

  • Джон, Оливер П., Лаура П. Науманн и Кристофер Дж. Сото. 2008. Сдвиг парадигмы в сторону интегративной таксономии черт Большой пятерки: история, измерение и концептуальные вопросы. В Справочник личности: теория и исследования .3-е изд. Под редакцией Оливер П. Джон, Ричард В. Робинс и Лоуренс А. Первин, 114–158. Нью-Йорк: Гилфорд.

    В этой главе дается общий обзор структуры Большой пятерки / FFM. В нем кратко излагается история модели, рассматриваются исследования развития продолжительности жизни и прогностической достоверности «большой пятерки», а также обсуждаются различные концептуальные вопросы и вопросы измерения.

  • МакКрэй, Роберт Р. и Оливер П. Джон. 1992. Введение в пятифакторную модель и ее приложения. Журнал личности 60.2: 175–215.

    DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1992.tb00970.x

    В этой статье рассматривается история структуры Большой пятерки / FFM, возражения против нее, концептуализация пяти областей и возможные теоретические и практические приложения.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

О структуре фразировочных пунктов самоотчета

  • Ashton, M C , Lee, K и Goldberg, L R (2007).«Весы IPIP – HEXACO: альтернатива, общественная мера личностных конструкций в HEXACO модель». Личность и индивидуальные различия 42 (8): 1515–1526, DOI: https://doi.org/10.1016/j.paid.2006.10.027

  • DeYoung, C. G (2010). «К теории большой пятерки». Психологический опрос 21 (1): 26–33, DOI: https://doi.org/10.1080/10478401003648674

  • DeYoung, C G , Quilty, L C и Peterson, J B (2007).«Между аспектами и областями: 10 аспектов Большого 5″. Журнал личности и социальной психологии 93 (5): 880–896, DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.93.5.880 PMid: 17983306.

  • Donnellan, M B , Oswald, F L , Baird, B. M и Lucas, R E (2006). «Весы Mini-IPIP: крошечные, но эффективные меры Большая пятерка факторов личности ». Психологическая оценка 18 (2): 192–203, DOI: https: // doi.org / 10.1037 / 1040-3590.18.2.192 PMid: 16768595.

  • Айзенка, S H , Айзенка, S и Barrett, P (1985). «Пересмотренная версия психотизма. масштаб». Личность и индивидуальные различия 6 (1): 21–29, DOI: https://doi.org/10.1016/0191-8869(85)

    -1

  • Goldberg, L R (1992). «Разработка маркеров для фактора большой пятерки. состав». Психологическая оценка 4 (1): 26–42, DOI: https://doi.org/10.1037/1040-3590.4.1.26

  • Голдберг, L R (1999). «Широкополосный доступ, общественное достояние, личностный учет измерение нижних граней нескольких пятифакторных Модели »В: Mervielde, I., Deary, I., De Fruyt, F. and Ostendorf, F. eds. Личность и индивидуальные особенности . Нидерланды: Издательство Тилбургского университета, стр.7–28.

  • Голдберг, L R (2014). «Международный пул предметов личности: научное сотрудничество для разработки расширенных показателей личностных качеств и других индивидуальные различия », Получено с http://ipip.ori.org/ [18 января, 2014].

  • Goldberg, L R и Johnson, J A (2006). «Международный пул предметов индивидуальности и будущее общественные показатели личности ». Журнал исследований личности 40 (1): 84–96, DOI: https://doi.org/10.1016/j.jrp.2005.08.007

  • Graham, J W (2009). «Анализ недостающих данных: как заставить его работать в реальности Мир». Annual Review of Psychology 60 (1): 549–576, DOI: https://doi.org/10.1146/annurev.psych.58.110405.085530 PMid: 18652544.

  • John, O P и Srivastava, S (1999).«Таксономия черт Большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы »В: Первин, Л. и Джон, О. П. ред. Справочник личности: теория и исследования . Нью-Йорк: Guilford Press, стр. 102–138.

  • Лорд, F M (1955). «Колебания проб в результате отбора проб Предметы». Психометрика 20 (1): 1–22, DOI: https://doi.org/10.1007/BF02288956

  • R Core Team (2015). “R: язык и среда для статистики Вычислительная техника ». Вена, Австрия: Фонд R для статистических вычислений. ISBN 3-

    1-07-0.

  • Revelle, W (2015). «Психология»: процедуры для психологических, психометрических и исследование личности ». Эванстон, Иллинойс: Северо-Западный университет. Пакет R версии 1.5.3.19.

  • Revelle, W и Brown, A (2013).«Стандартные ошибки для SAPA корреляции »В: Общество многомерной экспериментальной психологии, , Санкт-Петербург, Флорида:: 1–10.

  • Revelle, W , Wilt, J и Rosenthal, A (2010). «Индивидуальные различия в познании: новые методы для Изучение связи личности и познания »В: Gruszka, A., Matthews, G. and Szymura, B. eds. Справочник индивидуальных различий в познании .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Springer New York, стр. 27–49, DOI: https://doi.org/10.1007/978-1-4419-1210-7_2

  • Tellegen, A и Waller, N G (2008). «Изучение личности через построение тестов: Развитие многомерной личности Анкета »В: Справочник SAGE по теории личности и оценке: Том 2 — Измерение личности и тестирование .Соединенное Королевство: SAGE Publications Ltd, стр. 261–292, DOI: https://doi.org/10.4135/9781849200479.n13 1 Oliver’s Yard, 55 City Road, London EC1Y 1SP.

  • Thalmayer, A G , Saucier, G и Eigenhuis, A (2011). «Сравнительная достоверность кратких и средних по большой пятерке. и анкеты личности Большой шестерки ». Психологическая оценка 23 (4): 995–1009, DOI: https://doi.org/10.1037/a0024165 PMid: 21859221.

  • Концептуальная структура впечатлений лица

    Значимость

    Современная теория черт лица делает акцент на их основе в морфологии лица, из которой возникает корреляционная структура впечатлений лица из-за зависимости общих черт, «пространство черт лица». Здесь мы предположили, что обычные концептуальные представления воспринимающего о том, как личностные черты коррелируют, структурируют их впечатления от лица. Мы демонстрируем, что «пространство концептуальных черт» объясняет значительную часть различий в пространстве черт лица.Кроме того, мы обнаруживаем, что воспринимающие, которые считают, что какой-либо набор личностных черт (например, надежность, интеллект) более коррелирован с другими, используют более похожие черты лица, когда производят впечатление об этих чертах. Эти результаты показывают, что непрофессиональные концептуальные представления о личности играют решающую роль во впечатлениях от черт лица и могут лежать в основе как их сходства, так и различий между воспринимающими.

    Abstract

    Люди легко выводят объем личностных черт по внешнему виду других людей.Эти лицевые впечатления сильно взаимосвязаны в структуре, известной как «пространство черт лица». Исследования подробно документировали черты лица, которые лежат в основе впечатлений от лица, таким образом обрисовывая в общих чертах фиксированную архитектуру впечатлений лица снизу вверх, которая не может объяснить важные способы, которыми впечатления различаются между воспринимающими. Классическая теория формирования впечатления подчеркивает, что воспринимающие используют свои непрофессиональные концептуальные убеждения о том, как коррелируют личностные черты, для формирования начальных черт-впечатлений, например, когда надежность цели может влиять на впечатления об их интеллекте в той степени, в какой считается, что эти две черты связаны.Учитывая это, мы исследуем возможность того, что это простое «пространство концептуальных черт» — как воспринимающие полагают, что черты личности коррелируют в других — играет роль во впечатлениях от лица, привязывая впечатления от лица друг к другу, тем самым формируя пространство черт лица. В исследовании 1 мы обнаружили, что концептуальное пространство и пространство черт лица объясняют значительные различия друг в друге. В исследовании 2 мы обнаружили, что участники с более сильными концептуальными ассоциациями между двумя чертами характера более одинаково оценивали эти черты на лицах. Важно отметить, что, используя задачу классификации изображений лица, мы обнаружили в исследовании 3, что участники с более сильными концептуальными ассоциациями между двумя чертами лица использовали более похожие черты лица для создания этих двух черт лица.В совокупности эти результаты предполагают непрофессиональные представления о том, как коррелируют личностные черты, могут лежать в основе впечатлений от черт и, следовательно, пространства черт лица. Это означает, что впечатления от лица не только формируются снизу вверх по чертам лица, но и формируются нашими концептуальными представлениями.

    Люди естественным образом определяют широкий спектр личностных качеств по лицу (1). От надежности до творчества, мы складываем надежные впечатления о других в течение нескольких секунд после того, как увидим их лицо (2, 3). Эти впечатления от лица влияют на наше социальное поведение в таких значимых ситуациях, как результаты выборов (4) и вынесение уголовного приговора (5).

    Обширные исследования документально подтвердили, как впечатления индивидуальных черт выводятся из морфологических черт лица, например, что мы делаем вывод как о надежности, так и о покорности на основе детского лица (6). Естественно, что центральной чертой отпечатков лица является их сильно взаимосвязанная структура (т.е. «пространство черт лица»), в которой каждое впечатление от черты коррелирует со многими другими (1). Таким образом, современные взгляды объясняют впечатления лица как производные от конкретных черт лица, а пространство черт лица как возникающее из степени, в которой различные впечатления от черт лица имеют сходную физическую основу (например,g. доброта и покорность также связаны с детским лицом, и, таким образом, оба соотносятся с надежностью; исх. 1). Хотя такие подходы были очень ценными, они, как правило, фокусировались на фиксированной архитектуре, лежащей в основе пространства черт лица, состоящей из двух (1) или трех (7) основных измерений, которые, как обычно предполагается, не меняются в зависимости от воспринимающего.

    В этой статье мы предлагаем, чтобы впечатления от лица и, следовательно, их корреляции (пространство черт лица) дополнительно структурировались теориями воспринимающего мирского человека о личностях других людей.В частности, мы предполагаем, что впечатления от лица (например, интеллект) также являются производными от восприятия других черт лица (например, надежности), поскольку воспринимающий считает, что эти две черты имеют тенденцию коррелировать у других людей. Например, воспринимающий, который считает, что концепция надежности больше связана с концепцией интеллекта, может посчитать заслуживающее доверия лицо более умным. Исследования уже давно продемонстрировали, что люди имеют богатые непрофессиональные концептуальные ассоциации о том, как, по их мнению, коррелируют личностные черты в мире (в этой статье это называется «пространство концептуальных черт»; исх.8⇓ – 10). Общее пространство концептуальных черт нашло отражение во всех исследованиях социального восприятия, основанных на данных, где давно отмечалось, что похожая структура возникает во всех областях впечатлений (впечатления от лица, знания знакомого человека, содержание стереотипов; ссылки 1 и 11⇓⇓⇓ – 15 ). Классическая теория восприятия человека подчеркивала роль этого концептуального пространства черт в формировании начальных впечатлений (т.е., мирские или имплицитные теории личности; ссылка 16). Например, в плодотворном исследовании этих вопросов Аш (17) отметил свои открытия: «Если человек умен, это влияет на то, как мы воспринимаем его игривость, счастье, дружелюбие» (стр.264). Однако, насколько нам известно, такие идеи не применялись напрямую или не проверялись для понимания характерных впечатлений лиц (хотя наблюдалось совпадение концептуальных пространств и пространств черт лица в отношении предпочтений романтических партнеров; ссылка 18). Если концептуальные ассоциации воспринимающего отчасти помогают формировать пространство черт лица, это может способствовать дальнейшим формальным моделям впечатлений лица в целом, и важным выводом будет то, что пространство черт лица является динамичным для воспринимающих, а не представляет какую-либо единую фиксированную архитектуру (9).

    В нескольких исследованиях мы описываем доказательства того, что убеждения воспринимающих в ассоциациях черт или концептуальном пространстве черт связаны с их впечатлениями от лиц и, в свою очередь, со структурой пространства черт лиц. Во-первых, мы широко демонстрируем, что пространство черт лица отражает концептуальное пространство черт, обнаруживая существенное совпадение между ними (исследование 1). Во-вторых, мы обнаруживаем, что уникальные ассоциации концептуальных черт воспринимающего связаны с корреляциями их индивидуальных суждений о впечатлениях от лица (исследования 2 и 3).Наконец, мы обнаруживаем, что концептуальные ассоциации воспринимающих связаны с естественным пространством лица, лежащим в основе их впечатлений, которое проявляется в первую очередь в том, как они субъективно воспринимают индивидуальные черты (исследование 3). Для всех исследований все данные и код общедоступны через Open Science Framework (https://osf.io/z23kf/).

    Результаты

    Исследование 1.

    Учитывая относительно общие концептуальные (19) и черты лица (3) пространства среди воспринимающих, они должны существенно пересекаться друг с другом в среднем, если воспринимающие теории личности формируют их впечатления от лица.Возможно, что пространство черт лица и пространство концептуальных черт не будут совпадать. Например, можно представить себе веру в то, что доминирующие люди умны, ответственны и общительны, однако лицевые сигналы, которые вызывают впечатление доминирования, могут не вызывать впечатления интеллекта (1). Эти пространства могут организовываться с помощью любого количества факторов, которые могут структурировать концепции черт (например, валентность, например, в эффекте ореола; ссылка 11). Поэтому важно напрямую оценить соответствие концептуального пространства черт лица.Сначала мы стремились эмпирически измерить пространство концептуальных черт (из 13 черт, используемых для оценки исходных моделей пространства черт лица; ссылка 1) и оценить, отражает ли пространство черт лица его структуру. Для этого мы использовали анализ репрезентативного подобия (RSA) (20), мощный метод оценки сходства в таких многомерных пространствах (8, 9). В этом методе каждое пространство признаков представлено в виде матрицы сходства (т. Е. Корреляции) (попарные отношения всех признаков друг к другу; Рис. 1 A и B ), а затем сглажено в вектор уникальных попарных значения сходства между каждым признаком.Поскольку черты в одной матрице измерялись по одной и той же шкале, сходства в каждой матрице были рассчитаны с использованием стандартной метрики расстояния корреляции Пирсона, в частности, парных корреляций оценок черт, сделанных по лицам ( Материалы и методы, ). Но поскольку исходные значения в разных матрицах имеют разное значение, мы оценили соответствие между отдельными матрицами (например, концептуальным пространством и пространством черт лица), используя ранговую корреляцию Спирмена, которая использует порядок ранжирования, а не исходные значения (т.е., корреляции Пирсона) для оценки отношений между расстояниями в двух пространствах (20).

    Рис. 1.

    Сравнение концептуального пространства и пространства признаков лица. В исследовании 1 мы количественно оцениваем соответствие в структуре концептуального пространства и пространства черт лица. ( A ) Иллюстрация концептуальной ( вверху, ) и модели пространства черт лица ( внизу, ) с многомерным масштабированием (MDS). В нашем анализе мы проверили соответствие каждого пространства признаков с помощью корреляции Спирмена уникальных значений над диагональю их матриц сходства ( B ; концептуальный, т.е., «Насколько вероятно, что у человека с одной чертой будет другая»; и лицо, т. е. насколько коррелированы лицевые впечатления одной черты с другой). Эмоустойчивый, эмоционально устойчивый. ( C ) Анализы показали, что пространства признаков существенно перекрываются в структуре (13), Спирмен ρ (76) = 0,82, P <0,0001. Хотя анализ проводился с использованием корреляции Спирмена, в иллюстративных целях изображена только корреляция Пирсона. Графики MDS организованы с помощью кластеризации k -средств в пределах каждого пространства признаков, тогда как обе матрицы сходства сортируются с помощью решения кластеризации k -means концептуальной матрицы для сопоставимости.

    Мы измерили концептуальное пространство и пространство черт лица в двух отдельных выборках участников. Каждое пространство черт было измерено в рамках набора из 13 личностных черт, используемых в основополагающей работе по количественной оценке пространства черт лица: «агрессивный», «заботливый», «уверенный», «доминантный», «эгоистичный», «эмоционально устойчивый», «умный», «Подлый», «ответственный», «общительный», «заслуживающий доверия», «несчастный» и «странный» (1). Сходства в матрице концептуальных черт были рассчитаны с использованием простого попарного рейтинга сходства: средней степени, в которой участники считали, что каждая уникальная попарная комбинация личностных черт взаимосвязана у других людей ( n = 113; e.g., заслуживающая доверия – доминирующая пара: «Если кто-то заслуживает доверия, насколько вероятно, что он будет доминировать?») (Рис. 1 B , Top ) ( Материалы и методы ). Чтобы оценить пространство признаков лица, участники оценили 90 различных лиц по каждому из 13 признаков-стимулов ( n = 415; каждый участник случайным образом назначил один из 13 признаков-стимулов) (Рис.1 B , Bottom ). В самом деле, как предполагалось, матрицы концептуального сходства и сходства лиц объясняли существенные различия друг в друге {Спирмен ρ (76) = 0.82, ρ 2 = 0,67, P <0,0001, 95% ДИ = [0,74, 0,88]; Рис. 1 C }. Эти результаты предполагают, что, когда любые две черты (например, заботливость и ум) считаются более коррелированными в других, суждения об этих чертах на лицах других людей обнаруживают соответствующее сходство или несходство.

    Мы воспроизвели эту взаимосвязь между концептуальными матрицами и матрицами черт лица с другим пространством черт лица, используя данные оценки черт из исходного исследования, определяющего пространство черт лица (1).(Обратите внимание, что эгоизм был удален в этом анализе, поскольку он не присутствовал в этом конкретном наборе данных.) Действительно, почти идентичная значимая корреляция между концептуальной моделью и моделью черт лица повторила этот вывод {Spearman ρ (64) = 0,84, ρ 2 = 0,71, P <0,0001, 95% ДИ = [0,75, 0,90]}. В совокупности эти результаты предоставляют доказательства сильного соответствия между пространством концептуальных признаков и пространством черт лица, что согласуется с долгой историей исследований, предполагающих это соответствие (13⇓ – 15, 18).

    Исследование 2.

    Исследование 1 предоставляет доказательства того, что пространство черт лица разделяет значительную структуру с пространством концептуальных черт (13). Однако, если концептуальные ассоциации играют роль в формировании пространства черт лица, собственное пространство черт лица воспринимающего должно отражать их личные убеждения в том, как черты концептуально связаны. Таким образом, в то время как концептуальные пространства и пространства черт лица оценивались в среднем по субъектам в исследовании 1, в исследовании 2 учитывались межсубъектные различия в ассоциациях черт, оценивая взаимосвязь между идиосинкразическими концептуальными пространствами воспринимающих и пространствами черт лица ( n = 206).Этот вопрос является важным шагом в выяснении того, влияют ли ассоциации с концептуальными чертами восприятия на их впечатления от лица. Согласно современным представлениям (1, 6), чрезмерно обобщенные лицевые сигналы (например, сходство улыбки в состоянии покоя с лицом) активируют определенные черты характера (например, надежность) одинаково для всех воспринимающих из-за адаптивных ассоциаций между чертами и этими чрезмерно обобщенными сигналами и независимо от воспринимающих. ‘концептуальная ассоциация между впечатлением от реплики, связанной с признаком (например,ж., надежность) и другие черты характера, полученные от одного и того же лица (например, доминирование, креативность). Такие взгляды не предсказывают, что впечатления от лиц будут связаны с индивидуальными различиями в концептуальных ассоциациях, тогда как наша оценка действительно предсказывает это.

    Каждому участнику случайным образом была назначена одна уникальная пара из подмножества парных комбинаций в исследовании 1: напористый, заботливый, компетентный, творческий, самодисциплинированный и заслуживающий доверия. (Из-за практических ограничений в измерениях обратите внимание, что это смотрит сквозь мелкую дыру в этом процессе, исследуя только отдельные пары признаков для каждого субъекта, а не измеряя полноту их пространств признаков, необходимых для получения полной картины этого процесса.Участники оценивали лица по обоим присвоенным характеристикам, а затем вынесли суждение о концептуальном сходстве между этими характеристиками, как в исследовании 1. Таким образом, в этом исследовании участники служили единицей анализа с оценкой их концептуального сходства и сходства черт лица. Чтобы проверить нашу гипотезу, мы сопоставили индивидуальное лицо участников и концептуальные черты сходства. Рейтинг концептуального сходства участников для данной пары признаков коррелировал с тем, насколько похожими эти черты оценивались по лицам {Спирмен ρ (204) = 0.34, ρ 2 = 0,12, P <0,0001, 95% ДИ = [0,21, 0,46]} (рис. 2 A ). Эти результаты демонстрируют соответствие между тем, насколько похожими участники идиосинкразии считают две черты характера, и тем, насколько одинаково участник оценивает эти черты в лицах других людей. Таким образом, результаты повторяют и расширяют результаты исследования 1, документируя соответствие между концептуальным пространством и пространством черт лица на индивидуальном уровне.

    Рис. 2.

    Связи концептуальных черт связаны с визуальным сходством черт лица, используемых для впечатлений от черт.Если непрофессиональные концептуальные представления о том, как личностные черты соотносятся с впечатлениями от формы лица, воспринимающие, которые считают, что две черты более связаны (например, «приятность» связана с «открытостью»), должны вывести черту лица (например, приятность) в той степени, в которой они вывести другую черту одновременно из этого лица (например, открытость) и, таким образом, увидеть эти черты более похожим образом на лицах (например, иллюстрации в B , Right ). В исследовании 2 мы обнаружили участников, которые считали, что две личностные черты больше коррелировали у других (например,g., «приятные люди часто бывают открытыми») также оценивали лица по этим двум чертам более одинаково (например, оцениваемые лица, которые они считали приятными, также были открытыми), Spearman ρ (204) = 0,34, P <0,0001 ( A ). В исследовании 3 участники с более сильными концептуальными ассоциациями между двумя чертами характера (например, «приятные люди часто открыты») также использовали аналогичные черты лица, чтобы создать эти черты впечатлений на лицах (например, черты лица, лежащие в основе впечатлений доброжелательности, были более похожи на те, что лежали в основе открытости. впечатлений; измерено с помощью задачи классификации изображений), Спирмен ρ (183) = 0.40, P <0,0001 ( B , слева ). Хотя анализ проводился с использованием корреляции Спирмена, в иллюстративных целях изображена только корреляция Пирсона. В B , Right мы также представляем двух примеров участников, чтобы проиллюстрировать эти результаты, где участник с высокими концептуальными ассоциациями между приятностью и открытостью ( Top ) видит эти черты в лицах более похоже, чем участник с низким уровнем этой ассоциации. ( низ ).

    Исследование 3.

    Мы увидели, что пространство концептуальных черт и пространство черт лица объясняют значительные различия друг в друге (исследование 1) и дополнительно объясняют индивидуальные различия друг в друге (исследование 2). Эти результаты имеют проверяемое значение для отпечатков лица. Если два разных впечатления от черт лица более или менее коррелируют друг с другом, черты лица, которые обычно вызывают эти впечатления, скорее всего, будут смещаться друг к другу или от него, что коренным образом изменяет художественное пространство, лежащее в основе впечатлений лица.Другими словами, воспринимающие, которые различаются по степени концептуальной связи между чертами, «увидят» эти черты по-разному в лицах. Например, тот, кто считает, что приятные люди часто открыты для опыта, может произвести оба впечатления от лиц, основываясь на более схожих визуальных характеристиках. С другой стороны, тот, кто не считает приятных людей открытыми для опыта, может произвести оба впечатления на основе менее похожих черт.

    Чтобы проверить эту возможность, мы применили недавно усовершенствованный метод обратной корреляции, который позволил нам оценить черты лица, лежащие в основе восприятия черт участниками участников, на основе данных (21).Используя эту технику, мы получили естественный вектор в пространстве лица, который представляет визуальное представление каждого участника каждой черты. Таким образом, мы оценили воспринимаемое визуальное сходство различных черт лица каждого участника. Как и в исследовании 2, мы затем проверили, связано ли идиосинкратическое концептуальное сходство между любыми двумя чертами участника с визуальным сходством в чертах, которые вызывают у участника эти конкретные черты. Каждому участнику ( n = 185) случайным образом назначали одну уникальную пару из уникальных парных комбинаций факторов личности Большой пятерки: «согласный», «сознательный», «экстравертный», «невротический» и «открытый для опыта». .Эти черты были использованы для увеличения обобщения результатов исследований 1 и 2, а также с учетом предшествующего успеха в получении этих черт в рамках используемой нами статистической модели лица (21). Участники выполнили задачу классификации изображений с принудительным выбором (например, ссылка 22) для каждой присвоенной характеристики, а затем представили свой идиосинкразический рейтинг концептуального сходства между этими характеристиками. Соответственно, наши данные включали каждого участника в качестве единицы анализа, как в исследовании 2, с оценкой их концептуального сходства и сходства черт лица.В соответствии с нашими гипотезами концептуальное сходство участников между двумя чертами коррелировало с визуальным сходством черт лица, связанных с этими чертами {Спирмен ρ (183) = 0,40, ρ 2 = 0,16, P <0,0001, 95% ДИ = [0,27, 0,51]} (Рис. 2 B ). Эти результаты показывают, что степень, в которой визуальные особенности, лежащие в основе каждого впечатления от черты, более или менее похожи на таковые из других впечатлений от черты, связана с собственной концептуальной ассоциацией воспринимающего между этими чертами.Мы проиллюстрируем это на рис. 2 B , на котором мы представляем приятные и открытые для опыта классификационные изображения, полученные на основе ответов двух отдельных участников. Например, участник, который считает, что приятность и открытость более концептуально связаны, склонен видеть эти черты визуально более похожими на лицах людей (т. Е. Использует похожие черты, чтобы произвести такое впечатление; см. Рис.2 B ).

    Обсуждение

    В совокупности наши результаты показывают, что теории личности воспринимающего непрофессионала могут играть важную роль во впечатлениях от черт лица.Во-первых, мы обнаружили, что пространство концептуальных черт и пространство черт лица объясняют значительные различия друг в друге (исследование 1). Связь между ассоциациями концептуальных черт и ассоциациями черт лица дополнительно подтверждается нашими выводами о том, что суждения о впечатлениях лица коррелируют между воспринимающими в той степени, в которой они считают эти черты более похожими концептуально (исследование 2). Наконец, мы обнаружили, что ассоциации концептуальных черт предсказывают визуальные особенности, которые воспринимающие используют, чтобы сделать вывод об этих чертах на лицах других людей.Таким образом, наши результаты предоставляют корреляционные доказательства, предполагающие, что впечатления от лиц (например, интеллект) частично связаны друг с другом (например, надежность), в той степени, в которой воспринимающие полагают, что эти черты коррелированы у других людей.

    Текущие результаты вносят важный вклад в теорию слепков лица. Роль концептуальных ассоциаций черт в процессах создания впечатлений от лица добавляет важный нисходящий слой к тому, что было преимущественно восходящими моделями, основанными на особенностях (1, 6).Если впечатления лиц получены друг от друга посредством их концептуальных ассоциаций, этот процесс может объяснить значительное соответствие в структуре впечатлений лиц у разных воспринимающих (исследование 1; ссылки 1 и 3), учитывая аналогичное соответствие в ассоциациях концептуальных черт между воспринимающими ( 19). Помимо этой общности, этот процесс может объяснить важные индивидуальные различия во впечатлениях лиц воспринимающего и пространстве черт (исследования 2 и 3) в той мере, в какой их концептуальные ассоциации черт различаются.Таким образом, результаты подтверждают недавние предложения, в которых утверждается, что пространство черт лица может отражать динамическую интеграцию не только внутренней ковариации черт лица, но также концептуальных ассоциаций, стереотипов и других социальных когнитивных факторов (9). Интересно, что представление о том, что индивидуальные различия в концептуальных ассоциациях между чертами характера формируют восприятие, хорошо согласуется с основополагающими исследованиями восприятия человека, которые постулировали роль «имплицитной теории личности» в впечатлениях от черт лица (16, 17).Таким образом, результаты показывают, что эти классические идеи относительно общих моделей формирования впечатлений (помимо восприятия лица) могут быть применимы и к впечатлениям от черт лица.

    Общая коррелированная структура впечатлений от черт характера наблюдалась не только во впечатлениях от лица, но также в знаниях человека и стереотипах на уровне группы (1, 11, 12). Эта структура расширяется, чтобы объяснить выводы о психическом состоянии (23), а также нейронные репрезентации во время социального восприятия (24).То, что восприятие в разных областях имеет такую ​​схожую структуру, поразительно и, возможно, говорит об общей когнитивной основе коррелированных социальных восприятий (13⇓ – 15). В будущих исследованиях можно было бы напрямую исследовать роль пространств концептуальных черт в формировании структуры восприятия человека в других областях, таких как абстрактные представления о других (например, вне области оценки лица; ссылка 11) и социальных группах (12), включая возможность эмпирического соединения этих различных пространств вместе.Действительно, подходы RSA (20) использовались для оценки соответствий в различных областях, таких как фактическая личность (25) и социальная категоризация (26). Кроме того, понимание вклада ассоциаций воспринимающих концептуальных черт в социальное восприятие в этих областях может иметь первостепенное значение для понимания реального социального поведения, которое имеет весьма важное значение. Измерения как впечатлений от лица, так и групповых стереотипов имеют большое значение в таких серьезных ситуациях, как результаты выборов (4, 27) и вынесение уголовного приговора (5, 28).В будущих исследованиях следует оценить, влияют ли важные индивидуальные и культурные различия в пространстве концептуальных черт на важные социальные решения.

    Что касается этих измерений, результаты могут дать экономное объяснение случаев, в которых их корреляции могут перестать быть независимыми и сдвигаться. В одном примере впечатления от черт менее знакомых людей могут быть более взаимосвязанными и менее размерными, чем впечатления от знакомых других (29, 30). Может случиться так, что воспринимающие больше полагаются на свое концептуальное пространство черт, в котором суждения о чертах сильно коррелированы, чтобы произвести впечатление о незнакомых других, когда более конкретные знания человека недоступны.Например, дополнительная информация о целях позволяет характеристикам общительности и морали, которые обычно связаны друг с другом (1, 12), стать ортогональными (31). Этот отчет также может быть обобщен для объяснения моделей впечатлений от черт в межгрупповом контексте. Например, использование пространства концептуальных черт для создания широких личностных выводов в отношении незнакомых членов чужой группы может лежать в основе систематически предвзятых (32–34) и, следовательно, однородных впечатлений от черт (35). Однако увеличение количества информации о целях может отвлечь от использования пространства концептуальных признаков (т.е., индивидуация; исх. 33). Другой примечательный пример — более негативная взаимосвязь между впечатлениями о доверии и доминировании женщин по сравнению с мужскими лицами (36), предположительно из-за стереотипов, связывающих женскую симпатию с покорностью (37). Наши результаты показывают, что уникальные концептуальные пространства черт, например, при рассмотрении различных социальных групп (например, концептуальные ассоциации между чертами, когда речь идет о женщинах и мужчинах), могут приводить к дифференциальным ассоциациям между впечатлениями от лица.В будущих исследованиях можно было бы измерить сдвиги в пространстве концептуальных черт в различных социальных контекстах, чтобы оценить, возникают ли вариации черт лица и пространства черт на уровне группы на концептуальной основе.

    Существуют важные ограничения текущей работы. В частности, корреляционная природа нашего дизайна исключает какие-либо убедительные выводы о причинном влиянии концептуальных знаний на пространство черт лица. Существуют альтернативные возможности, в том числе отпечатки лица, формирующие пространство концептуальных черт.На первый взгляд кажется маловероятным, что индивидуальные различия в корреляциях впечатлений лиц (из-за простой обработки одних и тех же стимулов лица) могли оказывать такое последовательное влияние на концептуальные ассоциации участников между личностными чертами. Это особенно верно, учитывая, что воспринимающие должны будут отслеживать, отражают ли впечатления лиц от одной задачи как-то впечатления от второй отдельной задачи; и существует значительный недостаток осведомленности о том, какие особенности лежат в основе суждений воспринимающего (2, 38–40).Однако наши текущие данные не могут исключить эти возможности. В будущих исследованиях следует искать причинно-следственные доказательства влияния концептуальных знаний на пространство черт лица путем прямого манипулирования концептуальными знаниями.

    Еще одним примечательным ограничением является использование языка — таких концептуальных терминов, как надежность — для измерения как впечатлений от лица, так и концептуальных ассоциаций. Этот вопрос занимает центральное место в давних дебатах о происхождении моделей теории непрофессиональной личности, в ходе которых исследователи обсуждают, являются ли измеряемые концептуальные ассоциации черт чисто семантическими по своей природе, а не основаны ли они на убеждениях о фактических личностных чертах других людей (для обзора см. исх.16). Если семантические ассоциации воспринимающих терминов (например, вера в то, что слова «добрый» и «общительный» означают одно и то же) — это все, что стоит за их концептуальными ассоциациями и ассоциациями черт лица, то сходство в концептуальном пространстве и пространстве черт лица может быть артефактом язык и неинтересны для понимания социального поведения. Выступая против этой возможности, многие исследователи обнаружили доказательства того, что корреляции понятий признаков не зависят от семантических характеристик, и аргументированные семантические объяснения не устраняют социально значимых и последовательных отношений признаков (41, 42).Тем не менее, такое исключение не применялось в нынешней области впечатлений от лица, которые будущие исследования должны оценить в этом контексте. В будущих исследованиях можно будет изучить, изменяется ли значимость впечатления от черты характера, например, влияют ли концептуальные сдвиги в впечатлениях от интеллекта на его аффективные (например, оценочные прайминги) или поведенческие (например, решения о приеме на работу) последствия для воспринимающих.

    В заключение мы обнаружили, что непрофессиональные представления о личностных чертах сильно связаны с впечатлениями от черт, основанных на внешности лиц других людей.Общая структура, которая проявляется у воспринимающих во впечатлениях лиц (1, 3), во многом напоминает структуру общих концептуальных черт (11). Помимо любой такой общей структуры, индивидуальные различия в ассоциациях концептуальных черт воспринимающего связаны с уникальной структурой их впечатлений от лица и чертами, лежащими в их основе. В совокупности эти результаты предполагают, что то, как мы выводим черты личности по лицам, определяется не только внешним видом лица, но и нашими собственными непрофессиональными концептуальными представлениями о личности других людей.

    Материалы и методы

    Данные, код анализа и результаты доступны и размещены в Open Science Framework (https://osf.io/z23kf/). Данные могут быть загружены, а результаты воспроизведены с помощью записных книжек Jupyter, доступных в репозитории.

    Исследование 1.

    Участники.
    Пространство признаков лица.

    Мы собрали данные впечатлений от лиц 415 субъектов через Amazon Mechanical Turk (демографические данные отсутствуют для 1 субъекта; все жители США; все основные носители английского языка; M возраст = 34.23 года, SD , возраст = 12,27 года; 260 женщин, 146 мужчин, 2 других, 5 упадок; 316 белых, 33 черных, 28 азиатских, 38 других). Участники были случайным образом распределены для оценки одной личностной черты по всем стимулам лица и поэтому примерно поровну делились между всеми 13 состояниями личностных черт (~ 32 участника на одно состояние). Субъекты получали финансовую компенсацию за свое участие, и они давали информированное согласие. Этот эксперимент был одобрен университетским комитетом по деятельности с участием людей Нью-Йоркского университета.

    Концептуальный признак пространства.

    Мы собрали данные ассоциаций концептуальных черт у 113 субъектов через Amazon Mechanical Turk (демографические данные отсутствуют для 1 субъекта; все жители США; все основные носители английского языка; M возраст = 36,34 года, SD возраст = 11,14 года; 72 женщины, 40 мужчин; все белые). Субъекты получали финансовую компенсацию за свое участие, и они давали информированное согласие. Этот эксперимент был одобрен университетским комитетом по деятельности с участием людей Нью-Йоркского университета.

    Стимулы.
    Стимулы лица.

    Все стимулы были взяты из Чикагской базы данных лиц (43). Стимулы лица включали 90 портретных фотографий молодых белых мужчин с нейтральным выражением лица. Эти стимулы также использовались в исследовании 2. Вторичный анализ рассматривал модель сходства черт лица, полученную в результате плодотворной работы по измерению пространства черт лица. В этом исследовании (1) 66 лиц (женских и мужских) из базы данных лиц Karolinska Directed Emotional Faces (44) были оценены по каждому признаку (кроме «эгоистичного»; шкала типа Лайкерта от 1 до 9; e.g., 1 = «совсем не заслуживает доверия»; 9 = «чрезвычайно заслуживающий доверия»). Дополнительные сведения см. В исходной публикации (1) (данные доступны по запросу из веб-базы данных авторов; https://tlab.princeton.edu/databases/).

    Стимулы черт личности.

    Мы выбрали 13 черт личности, которые независимые группы участников оценивали по лицам и концептуальному сходству. Эти черты были использованы в основополагающей работе по оценке пространства черт лица (1). В этой работе эти черты были выбраны как уникальные, но также спонтанно возникающие во время впечатлений от лица (за исключением доминирования, которое было включено исследователями).Эти качества включали: агрессивный, заботливый, уверенный, доминирующий, эгоистичный, эмоционально устойчивый, умный, подлый, ответственный, общительный, заслуживающий доверия, несчастный и странный.

    Протокол.

    Подробные инструкции по выполнению задач см. В приложении SI .

    Космическое задание на черту лица.

    Участников проинформировали, что они примут участие в исследовании, посвященном тому, как люди воспринимают других. Каждому участнику случайным образом было поручено оценить только 1 из 13 стимулов личностных черт на лицах.В этом задании участники оценили каждый из 90 стимулов лица в зависимости от присваиваемой им личностной черты (шкала Лайкерта от 1 до 7; например, 1 = «очень ненадежно», 4 = «нейтрально», 7 = «очень заслуживающее доверия»). . После задания оценки черт лица участники заполнили общий демографический опрос и завершили эксперимент.

    Концептуальная черта космического задания.

    Участников проинформировали, что они примут участие в исследовании того, как различные черты личности соотносятся в мире. Участники оценили концептуальные отношения каждой пары признаков в 13 признаках-стимулах (шкала Лайкерта от 1 до 7, 1 = «совсем не вероятно», 4 = «нейтрально», 7 = «очень вероятно»), представленных в обоих порядках. (е.g., «заслуживающий доверия — доминирующий» и «доминирующий — заслуживающий доверия»). Таким образом, для каждого участника было проведено 156 испытаний [ P (13,2) = 156]. После задания оценки черт лица участники заполнили общий демографический опрос и завершили эксперимент.

    Подготовка и анализ данных.

    Все анализы проводились с научными и статистическими библиотеками на Python. Перед анализом из этих данных не удалили ни одного субъекта. Чтобы оценить, отражает ли пространство черт лица концептуальное пространство черт, мы применили количественный метод из системной нейробиологии, RSA (20).В качестве прямого объяснения этот анализ измерял корреляцию между матрицами сходства пар черт, измеренными в задачах на определение черт лица и концептуальные черты. Интуитивно понятное описание этого процесса состоит в том, чтобы сопоставить уникальные значения двух разных матриц подобия вместе, оценивая соответствие между двумя матрицами подобия. Таким образом, мы можем оценить, отражает ли сходство суждений о чертах лица модель того, насколько схожи эти черты концептуально.См. Подробное объяснение RSA в приложении SI .

    Исследование 2.

    Участники.

    Мы собрали данные впечатлений от лиц 206 субъектов через Amazon Mechanical Turk (исходный n = 213; 2 субъекта выбыли из-за невыполнения задания; 5 субъектов выбыли из-за невыполнения инструкций; все жители США; все первичный английский говорящих; M возраст = 29,78 года, SD возраст = 6,81 года; 102 женщины, 65 мужчин, 1 снижение; данные о поле 38 участников отсутствуют из-за ошибки сбора данных; 160 белых, 17 черных, 9 азиатских , 20 др.).Субъекты получали финансовую компенсацию за свое участие, и они давали информированное согласие. Этот эксперимент был одобрен университетским комитетом по деятельности с участием людей Нью-Йоркского университета.

    Стимулы.
    Стимулы лица.

    Стимулы лица были идентичны тем, которые были собраны в наших данных в исследовании 1 ( материалов и методов, , исследование 1).

    Стимулы черт личности.

    Мы выбрали разнообразный набор характерных стимулов, несколько отличающийся от таковых в исследовании 1, чтобы оценить возможность обобщения.К типичным стимулам относились: напористость, забота, компетентность, творческий подход, самодисциплина и надежность. Мы использовали все попарные комбинации этих пар признаков (всего 15 уникальных возможных пар признаков). Участников случайным образом распределили по одной из 15 комбинаций пар признаков.

    Протокол.

    Задачи по изучению черт лица и концептуальных черт были в значительной степени идентичны по замыслу задачам в предыдущих исследованиях ( Материалы и методы , Исследование 1). Основное отличие состоит в том, что в исследовании 2 каждый участник предоставил данные о чертах лица и концептуальных чертах.Каждому участнику случайным образом была присвоена 1 из 15 пар черт (уникальные комбинации шести характерных стимулов: напористый, заботливый, компетентный, творческий, самодисциплинированный и заслуживающий доверия). Сначала участники оценивали все стимулы лица по обоим назначенным признакам. Сначала они оценивали все стимулы по одному признаку, а затем по другому. Порядок первой оценки признака определялся случайным образом для каждого субъекта. Таким образом, в общей сложности участники выполнили 180 испытаний слепков лица. На основе этих данных мы смогли измерить корреляцию впечатлений от лица каждого испытуемого.Во-вторых, участники предоставили рейтинги ассоциаций концептуальных черт для назначенной им пары признаков. Поскольку участники оценивали сходство только двух черт друг с другом (по сравнению с множеством пар черт в исследовании 1), в задаче концептуальных черт было всего два испытания. Инструкции и дизайн элементов были идентичны тем, которые использовались в исследовании 1. После выполнения этих задач участники заполнили общий демографический опрос.

    Подготовка и анализ данных.

    В исследовании 2 мы спрашиваем, связано ли количество, с которым каждый воспринимающий связывает две концепции черт с корреляцией между этими впечатлениями на лицах.То есть мы намеревались проверить, демонстрируют ли воспринимающие с более слабыми / сильными ассоциациями концептуальных черт более слабые / сильно коррелированные впечатления от лица. Для этого внутри каждого воспринимающего мы рассчитали две переменные: их концептуальные ассоциации и ассоциации с чертами лица ( SI, приложение ). Чтобы проверить нашу гипотезу, мы рассчитали корреляцию Спирмена между чертой лица участников и концептуальными ассоциациями черт (корреляция Спирмена использовалась, чтобы не предполагать строго линейную связь между расстояниями в двух пространствах) (20).Анализы проводились по терминам пар черт, чтобы оценить тенденцию ассоциаций концептуальных черт соотноситься с корреляциями впечатлений от лица по парам черт в целом.

    Исследование 3.

    Участники.

    Мы собрали данные классификации изображений по чертам лица у 186 субъектов с помощью Amazon Mechanical Turk (исходный n = 194; 9 субъектов удалены из-за невыполнения задания; все жители США; все основные носители английского языка; M возраст = 33.89 лет, возрастные данные для одного субъекта отсутствуют, SD возраст = 8,6 года; 113 женщин, 72 мужчин, 1 снижение; 139 белых, 21 черных, 11 азиатских, 15 других). Субъекты получали финансовую компенсацию за свое участие, и они давали информированное согласие. Этот эксперимент был одобрен университетским комитетом по деятельности с участием людей Нью-Йоркского университета.

    Стимулы.
    Стимулы лица.

    Сначала мы создали среднее лицо из 100 женских и 100 мужских лиц из Базельской модели лица (45).В пределах формы и цветового пространства, охваченного этими 200 лицами, мы создали 100 векторов, произвольно меняющих форму лица, и 100 векторов, произвольно меняющих цвет лица. Отдельное применение этих 200 векторов к среднему лицу как в положительном, так и в отрицательном направлении привело к 200 парам лиц или 200 классификационным испытаниям, соответственно.

    Стимулы черт личности.

    Стимулы личностных черт включали личностные черты Большой пятерки (приятный, сознательный, экстравертный, невротический и открытый для опыта), благодаря их успешному использованию в предшествующей работе с этой статистической техникой манипуляции лицом (21).Более того, эти новые черты-стимулы позволили нам еще больше разнообразить наши черты-стимулы, чтобы усилить выводы об обобщаемости. Мы использовали все попарные комбинации этих пар признаков (всего 10 уникальных возможных пар признаков). Участников случайным образом распределили по одной из 10 комбинаций пар признаков.

    Протокол.

    Общая структура исследования 3 была аналогична структуре, использованной в исследовании 2. Каждый участник предоставил данные как о чертах лица, так и о концептуальных чертах.Участники были случайным образом распределены по 1 из 10 перестановок пар черт (то есть к одной из парных комбинаций черт Большой пятерки, варьирующейся в порядке, в котором черта была указана первой, чтобы уравновесить задачу, приведенную ниже). Каждый участник выполнил четыре задания по классификации изображений. Сначала они выполнили задачу по форме и цвету для первого признака, которому они были назначены, а затем задали форму и цвет для второго признака, которому они были назначены. Все четыре задания состояли из 100 испытаний. В каждом испытании участникам были представлены два лица, горизонтально прилегающие друг к другу на одной странице (т.е., случайный вектор, примененный к среднему лицу в положительном и отрицательном направлениях), и попросили указать, какое из двух лиц выглядит более экстремальным в отношении рассматриваемой черты (например, какое лицо выглядит более приятным). Следуя задаче классификации изображений, участники представили рейтинги ассоциаций концептуальных признаков для присвоенных пар признаков. Эта задача была идентична задаче в исследовании 2. Наконец, участники заполнили общий демографический опрос.

    Подготовка и анализ данных.

    В исследовании 3 мы спрашивали, связано ли количество, с которым каждый воспринимающий связывает две концепции черт с корреляцией между векторами признаков пространства лица этих черт (то есть «векторами черт лица»), оцененными из задачи классификации изображений. То есть мы проверили, действительно ли воспринимающие с более слабыми / более сильными ассоциациями концептуальных черт видят черты лица менее / более одинаково. Внутри каждого воспринимающего мы рассчитали две переменные: корреляцию их векторов черт лица и ассоциации концептуальных черт ( SI, приложение ).Чтобы проверить нашу гипотезу, мы вычислили корреляцию Спирмена между векторами черт лица участников и концептуальными ассоциациями черт (корреляция Спирмена использовалась, чтобы не предполагать строго линейную связь между расстояниями в двух пространствах; ссылка 20). Анализ проводился по терминам пар черт, чтобы оценить тенденцию ассоциаций концептуальных черт предсказать корреляции векторов черт лица по парам черт в целом.

    Благодарности

    Мы благодарим Джона Эндрю Чве и Клода Когли за помощь в разработке материалов и сборе данных, а также Андреаса Морела-Форстера и Томаса Веттера за помощь и материалы, касающиеся Базельской модели лица.Эта работа была частично поддержана грантом стипендий Национального института здравоохранения F31-Mh214505 (для R.M.S.) и исследовательским грантом Национального научного фонда BCS-1654731 (для J.B.F.).

    Сноски

    • Авторы: R.M.S., E.H. и J.B.F. разработала исследовательскую идею и концепцию исследования; R.M.S., E.H., M.W. и J.B.F. спланированное исследование; R.M.S. проведенное исследование; R.M.S. и M.D.K. проанализированные данные; и Р.М.С. написал статью при содействии всех авторов.

    • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS. В. является приглашенным редактором по приглашению редакционной коллегии.

    • Размещение данных: данные, код анализа и результаты доступны и размещены в Open Science Framework (https://osf.io/z23kf/).

    • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1807222115/-/DCSupplemental.

    % PDF-1.4 % 1 0 obj > / OutputIntents [4 0 R] / Метаданные 5 0 R >> эндобдж 6 0 obj / CreationDate (D: 20170731113727 + 01’00 ‘) / ModDate (D: 20170731113727 + 01’00 ‘) /Режиссер >> эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > транслировать Microsoft® Word 2016

  • Тобиас Ротмунд
  • Microsoft® Word 20162017-07-31T11: 37: 27 + 01: 002017-07-31T11: 37: 27 + 01: 00uuid: 216CF86F-4AB1-4FB6-8FC8-A04FA6DBAA52uuid: 216CF86F-4AB1 -4FB6-8FC8-A04FA6DBAA521A конечный поток эндобдж 7 0 объект > / XObject> >> / Аннотации [108 0 R 109 0 R 110 0 R] / Родитель 2 0 R / MediaBox [0 0 595 842] >> эндобдж 8 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 113 0 руб. / StructParents 0 >> эндобдж 9 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [114 0 R] / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 115 0 руб. / StructParents 1 >> эндобдж 10 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 117 0 руб. / StructParents 3 >> эндобдж 11 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 119 0 руб. / StructParents 4 >> эндобдж 12 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 121 0 руб. / StructParents 5 >> эндобдж 13 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 122 0 руб. / StructParents 6 >> эндобдж 14 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 123 0 руб. / StructParents 7 >> эндобдж 15 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 124 0 руб. / StructParents 8 >> эндобдж 16 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 125 0 руб. / StructParents 9 >> эндобдж 17 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 126 0 руб. / StructParents 10 >> эндобдж 18 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 127 0 руб. / StructParents 11 >> эндобдж 19 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 128 0 руб. / StructParents 12 >> эндобдж 20 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 129 0 руб. / StructParents 13 >> эндобдж 21 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 130 0 руб. / StructParents 14 >> эндобдж 22 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 131 0 руб. / StructParents 15 >> эндобдж 23 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 132 0 руб. / StructParents 16 >> эндобдж 24 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 133 0 руб. / StructParents 17 >> эндобдж 25 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 134 0 руб. / StructParents 18 >> эндобдж 26 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 135 0 руб. / StructParents 19 >> эндобдж 27 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 136 0 руб. / StructParents 20 >> эндобдж 28 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 137 0 руб. / StructParents 21 >> эндобдж 29 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 138 0 руб. / StructParents 22 >> эндобдж 30 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 139 0 руб. / StructParents 23 >> эндобдж 31 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 140 0 руб. / StructParents 24 >> эндобдж 32 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 141 0 руб. / StructParents 25 >> эндобдж 33 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 142 0 руб. / StructParents 26 >> эндобдж 34 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 143 0 руб. / StructParents 27 >> эндобдж 35 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 144 0 руб. / StructParents 28 >> эндобдж 36 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 145 0 руб. / StructParents 29 >> эндобдж 37 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 146 0 руб. / StructParents 30 >> эндобдж 38 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 147 0 руб. / StructParents 31 >> эндобдж 39 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 148 0 руб. / StructParents 32 >> эндобдж 40 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 149 0 руб. / StructParents 33 >> эндобдж 41 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 150 0 руб. / StructParents 34 >> эндобдж 42 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 151 0 руб. / StructParents 35 >> эндобдж 43 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 152 0 руб. / StructParents 36 >> эндобдж 44 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 153 0 руб. / StructParents 37 >> эндобдж 45 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 154 0 руб. / StructParents 38 >> эндобдж 46 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 155 0 руб. / StructParents 39 >> эндобдж 47 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 156 0 руб. / StructParents 40 >> эндобдж 48 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 157 0 руб. / StructParents 41 >> эндобдж 49 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 158 0 руб. / StructParents 42 >> эндобдж 50 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 159 0 руб. / StructParents 43 >> эндобдж 51 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 160 0 руб. / StructParents 44 >> эндобдж 52 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 161 0 руб. / StructParents 45 >> эндобдж 53 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 162 0 руб. / StructParents 46 >> эндобдж 54 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 163 0 руб. / StructParents 47 >> эндобдж 55 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 164 0 руб. / StructParents 48 >> эндобдж 56 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [165 0 R] / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 166 0 руб. / StructParents 49 >> эндобдж 57 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 167 0 руб. / StructParents 51 >> эндобдж 58 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 168 0 руб. / StructParents 52 >> эндобдж 59 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 169 0 руб. / StructParents 53 >> эндобдж 60 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 170 0 руб. / StructParents 54 >> эндобдж 61 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 171 0 руб. / StructParents 55 >> эндобдж 62 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 172 0 руб. / StructParents 56 >> эндобдж 63 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 173 0 руб. / StructParents 57 >> эндобдж 64 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [174 0 R] / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 175 0 руб. / StructParents 58 >> эндобдж 65 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 176 0 руб. / StructParents 60 >> эндобдж 66 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 177 0 руб. / StructParents 61 >> эндобдж 67 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 178 0 руб. / StructParents 62 >> эндобдж 68 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 180 0 руб. / StructParents 63 >> эндобдж 69 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 181 0 руб. / StructParents 64 >> эндобдж 70 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 182 0 руб. / StructParents 65 >> эндобдж 71 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 183 0 руб. / StructParents 66 >> эндобдж 72 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 184 0 руб. / StructParents 67 >> эндобдж 73 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 185 0 руб. / StructParents 68 >> эндобдж 74 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 186 0 руб. / StructParents 69 >> эндобдж 75 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 187 0 руб. / StructParents 70 >> эндобдж 76 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 188 0 руб. / StructParents 71 >> эндобдж 77 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 189 0 руб. / StructParents 72 >> эндобдж 78 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 190 0 руб. / StructParents 73 >> эндобдж 79 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 191 0 руб. / StructParents 74 >> эндобдж 80 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [192 0 R] / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 193 0 руб. / StructParents 75 >> эндобдж 81 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 194 0 руб. / StructParents 77 >> эндобдж 82 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 195 0 руб. / StructParents 78 >> эндобдж 83 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 196 0 руб. / StructParents 79 >> эндобдж 84 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 198 0 руб. / StructParents 80 >> эндобдж 85 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 199 0 руб. / StructParents 81 >> эндобдж 86 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 200 0 руб.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *