Чувства человека это: чем они отличаются, основные виды и типы эмоций

Автор: | 02.06.2021

Содержание

Тонкие и хрупкие: Почему эмпатов надо беречь

Способность быть сверхчувствительным по отношению к другим – палка о двух концах. Главный недостаток этого навыка — то, что психотерапевт и педагог Дженнифер Фрид называет дилеммой эмпата: в какой-то момент чужие эмоции начинают преобладать над собственными. Специалист рассказывает о том, что чувствуют эмпаты и как они восстанавливают свое эмоциональное состояние в мире, который постоянно проверяет их внутренний ресурс на прочность.

Дилемма эмпата

Как-то я размышляла о том, как много энергии требуется для жизни в больших городах-мегаполисах, и рассказала своей подруге Джен о художнике, которого встретила в Вашингтоне. Он говорил: «Я больше не могу жить в Большом Яблоке (Нью-Йорк, — прим.ред.), я слишком чувствителен, для меня в этом городе есть и ангелы, и демоны». «Это дилемма эмпата» — резюмировала Джен.

Каждый, кому природа отмерила высокий уровень эмпатии, рано или поздно сталкивается с этой проблемой – одновременным ощущением полнейшего, временами даже эйфорического погружения в чужие эмоции и тотальным опустошением и перегруженностью из-за чрезмерного вовлечения. Эмпаты способны глубоко чувствовать другого человека, особенно когда он отрицает свои ощущения и буквально перекладывает их на чужие плечи.

Эмпаты бывают разные, но всех их объединяет высокая чувствительность и грусть по поводу своей чрезмерно высокой жизненной планки. Если вы читаете людей, как открытые книги, слышите чужие мысли так же ясно, как свои, умеете поднять окружающим настроение, различаете эмоции, как запахи – вы эмпат. На вас уже лежит огромная ответственность перед обществом, и ключевой момент для вас – научиться использовать свою особенность во благо. На самом деле, эмпаты – не слабаки, а настоящие источники любви.

Моя подруга рассказала историю о том, как она однажды шла домой с тяжелым чувством, и у нее ужасно болел желудок. Пока она не высказала все накопившееся вслух, боль не отпускала. Даже ее семья почувствовала нечто вроде коллективного чувства облегчения, когда все проблемы были проговорены в конструктивном ключе.

Свежие новости

Другой мой приятель рассчитывался на кассе в продуктовом магазине, как вдруг внезапно ощутил невыразимое горе. Он поднял голову и увидел, что кассир выглядел очень печальным. Выяснилось, что его отец попал в больницу, и это ужасно угнетало его. Мой друг очень хотел помочь, и они обнялись посреди очереди в магазине.

Знакомая преподавательница рассказывала о факультетских собраниях, где все делали вид, что очень озабочены составлением графика занятий. Она же явно чувствовала, о чем все думают на самом деле, но никто не произносит вслух. После таких встреч она, как правило, долго приходит в себя, пока это ощущение тотальной фальши не уйдет совсем.

— Читайте также: 10 качеств людей с высоким эмоциональным интеллектом

Эмпатия как дар

Умение улавливать настроение и эмоции окружающих требует и значительной внутренней энергии, и навыков использования этой способности в практических целях. Чем быстрее человек принимает свою сверхспособность к сочувствию и отзывчивости, тем легче направлять ее в полезное русло. Знакомая врач рассказывала мне о том, как осматривал подростка, который периодически наносил себе увечья. Когда пациент хладнокровно описывал процесс разрезания кожи, врач расплакалась, а потом просто сказала подростку: «Мне жаль, что тебе пришлось так себя калечить». Сложно оставаться равнодушным в такой ситуации. Что, если те, кто чувствует мир по-особенному, были бы окружены мягкостью и пониманием, а не осуждением и отторжением?

Заглянуть внутрь

Не следует путать эмпатию с симпатией. Это чувство не направленное на другого, а разделенное с другим. Эмпат – канал, по которому проходят эмоции. Он чувствует этот фон все время, вне зависимости от обстоятельств. Моей знакомой художнице было сложно справляться с маркетинговой составляющей ее работы, потому что она плохо умела заводить светские разговоры ни о чем.

Она видела всех насквозь – без масок и показной бравады. Она была своеобразным «человеком-рентгеном» — под ее взглядом все наносное моментально слетало с собеседника.

Когда быть среди людей невыносимо

Эмпаты любят людей. Любят настолько, что иногда им невыносимо находиться в толпе. Чтобы перезагрузиться и прийти в себя от бесконечной настройки на чужие волны, эмпатам требуется некоторое время находиться в одиночестве. Мой приятель ездил в гости к своей сестре и ее подруге в Беркли. Это был ужасный вечер для него – девушки обсуждали сексизм в довольно жестких выражениях. Он отчетливо чувствовал их боль, ему было тяжело, но он пытался сочувствовать. Ему потребовалось два дня, чтобы восстановиться и сбросить с себя бремя ответственности за все беды, которые мужчины причинили женщинам. Он с удвоенной силой занялся поиском гармонии внутри себя – гулял на природе, сочинял музыку, тренировался в спортзале, и, что самое важное, делился своими переживаниями с мамой – крайне эмпатичным человеком. В результате мой друг понял, что лучшим решением было бы уйти с той вечеринки раньше, чтобы не испытывать всего спектра негативных эмоций.

Моя коллега, очень талантливый музыкант, а еще человек, к которому часто обращаются за помощью и поддержкой, недавно сообщила всем сотрудникам, что один день в неделю освобождает для того, чтобы побыть наедине с собой – отключает все социальные сети, средства связи и уходит плавать в океане. Она говорит, это помогает ей унять внутреннюю боль. Эмпаты часто ощущают чужие эмоции как собственную боль, поэтому иногда им нужна передышка. Соленая вода отлично вымывает чужие страдания из души, а плавание помогает восстановить ровный эмоциональный фон. Восстановиться эмпату поможет и ванна с солью Эпсома.

Другая моя знакомая – из тех женщин, что просыпаются в 5.30 утра и не присядут за целый день, пока не упадут обессиленные в постель поздней ночью. Она общается с сотнями людей в день и превращает каждую частицу темноты и печали в чистый свет с помощью своей природной теплоты и позитивного отношения к жизни. Когда ее близкий друг умер от рака, это был тяжелый удар для нее, и способность Марлы к сопереживанию резко упала. Чтобы справиться с болью, она общалась со своими друзьями, которые умеют сопереживать не хуже нее. Очень чувствительные люди нуждаются в таких же друзьях, которые знают, как справляться с подобными ситуациями. Когда эмоции эмпата зашкаливают, рядом должен быть кто-то, кто примет это без лишних слов. Эмпаты – это колодцы, которые периодически нуждаются в очищении, чтобы потом дарить другим чистую воду.

Еще моя знакомая поняла, что для поддержания сил и сохранения эффективности, ей стоит начинать каждый день с размышлений. В 6.30 утра она выбирает гору и карабкается вверх – в буквальном смысле. Горные камни и скалы заряжают ее энергией. Горы вообще близки эмпатам, они представляют собой глубокую неподвижность и высоту, с которой эмпаты смотрят на весь человеческий опыт.

Смотреть в будущее

К сожалению, многие сверхчувствительные и одаренные люди не знают, как выключить этот круглосуточный режим тонкого восприятия. Они тонут в потоке ощущений и прибегают к самым странным способам, чтобы его остановить. Несмотря на то, что состояния опьянения и искуственно расширенного сознания иногда приводят к инсайтам и активному творчеству, есть масса историй о творческих людях, страдающих от зависимостей и суицидального синдрома, которые просто не могут справиться с одновременным потоком эмоций из всех возможных каналов. Те же музы, которые призывают творческое вдохновение, могут стать и проводниками коллективной боли и мучений. Представьте, что вам доставляют роскошный букет цветов вместе с бочкой отравленной грязи – и невозможно выбрать что-то одно, и нет карточки отправителя.

Эмпаты, растущие в современный век цифровых технологий, сталкиваются с еще одной проблемой – они все время «в сети», у них нет времени на передышку. По-настоящему подзарядиться они могут только в тишине и на природе. Эмпат, живущий в социальных сетях, похож на растение, которое поливают содовым раствором вместо воды.

Вроде бы все «по-настоящему», но долго так не протянуть. Без отдыха в тишине эмпат начинает разрушать себя самого как личность.

Если мы хотим сохранить людей с уникальным даром глубинного ощущения эмоций и способностью пробуждать любовь в душах окружающих, нам стоит дать эмпатам больше поддержки и пространства для комфортной жизни.

Называть этих людей «сверхчувствительными» — недостаточно. Мы должны уважать их способности и давать им больше возможностей для реализации. В мире плохих новостей, постоянной печали и шума наша коллективная душа может многое потерять – тех людей, которые строят мосты между нами, воплощают весь спектр человеческих эмоций и наполняют мир любовью.

Источник: goop.com

— Читайте также: Откуда берется эмпатия

Чувства человека — сообщение доклад

Чтобы понять, что такое чувства. Нужно уметь их классифицировать и отличать от эмоций. Когда человек понимает, что такое чувства, ему легче ими управлять и контролировать.

Что такое чувства? Чувства – это переживания человека, связанные с людьми и событиями. Благодаря им можно определить отношение человека к тому или иному объекту.

Не каждый человек в состоянии передать свои чувства и эмоции. Одни стесняется их и не может выражать перед другими. Другие свободны в этом отношении.

Многие люди путают понятия эмоцию и чувства. Их часто используют как синонимы, но это не так.

Эмоции – это врожденная реакция на происходящее вокруг. А чувства возникают в процессе социализации и воспитания. Эмоциями человек обладает от рождения, им не надо учиться, в отличие от чувств. Можно заметить, что некоторые люди уже в зрелом возрасте не в состоянии выражать своих чувств.

Особенно, это можно наблюдать у мужчин. Потому что в детстве им говорили, что нельзя плакать – ты же мальчик. После этого парень не может проявлять никаких эмоций и чувств. Позже от этого страдает девушка или жена, которой так не хватает проявления чувств.

Эмоции не поддаются воле. Чувствами же можно управлять, потому что они осознаны. Эмоции возникают бессознательно.

Чувства пришли – ушли, они, то есть, то нет. Отличаются непостоянством. Могут меняться на противоположные. Любовь может смениться ненавистью и наоборот. А эмоция отличается постоянством и не склонна к изменению. Эмоция, например, страх либо есть, либо нет. И не может заменяться.

Чувства делят на категории:

— моральные;

— интеллектуальные;

— эстетические.

К моральным чувствам относят симпатию и антипатию, уважение, привязанность, отчужденность, любовь и ненависть. Благодарность, совесть и дружба.

Моральные чувства зарождаются в обществе в связи с их устоями, воспитанием и убеждениями. Если действия соответствуют установленным нормам – то другие люди будут восхищены, а если нарушают нормы – то возникнет возмущение.

К интеллектуальным чувствам относят радость, восхищение, чувство удовлетворения, открытие чего-либо. К ним относят чувство прорыва или поражения.

К эстетическим чувствам относят восхищение природными красотами и разного рода искусство. По-другому это чувство прекрасного. Кого что приводит в восхищение. У каждого человека свои источники восхищения: одни могут восхищаться детками, другими отношениями между мужчинами и женщинами, между парами, общением детей с родителями.

Чувствами надо уметь управлять. Иначе они начнут управлять вашей жизнью. Всегда важно помнить о балансе. Разум и чувства должны равномерно управлять поведением человека. Нельзя всё измерять только чувствами, но и полностью забывать о них не стоит.

Чувства человека

Интересные ответы

  • Горная болезнь и симптомы — сообщение доклад по ОБЖ 6 класс
  • Доклад Здоровье и здоровый образ жизни (сообщение)

    Что значит здоровье, знает каждый. В одной шутке говорится, что здоровье – когда каждый день болит в другом месте. На самом деле, здоровье — когда у тебя ничего не болит.

  • Виды сказок

    По своему содержанию сказки делятся на следующие группы

  • Как научить писать ребенка сочинение 2, 3, 4, 5, 6 класс

    Зачастую школьники младших классов сталкиваются с проблемой написания сочинений. Они просто ещё не умеют этого делать. Конечно, нужно не запускать проблему, не доводить до того

  • Как приучить ребенка к труду и работе?

    На сегодняшний день молодое поколение зачастую вместо домашнего труда или помощи родным в какой-либо другой сфере деятельности, просто выбирают прогулки по улице или компьютерные игры

Химическая зависимость – «Болезнь замороженных чувств»

Пока мы живем — мы каждую секунду что-то чувствуем. Чувства сменяются с большой частотой одно другим и палитра человеческих чувств весьма разнообразна. И сейчас Вы что-то чувствуете, например — заинтересованность,  волнение, беспокойство, надежду или что-то еще.

Способность чувствовать рождается вместе с нами и является одним из признаков здоровья нашей психики, каждое чувство по-своему помогает нам адаптироваться к миру. Поэтому все чувства одинаково важны и полезны. Младенец, развиваясь, проходит ряд этапов распознавания чувств. Вначале ребенок испытывает  только лишь базовые чувства, он может радоваться, гневаться, бояться и печалиться. И родители наши первые помощники в этом опыте определения «что я сейчас чувствую». По мере взросления, ребенок научается понимать и такие их оттенки как горечь, тоска, уныние и, то, что эти чувства разные.

Однако в процессе воспитания многие взрослые мешают нормальному формированию эмоциональных переживаний у детей, поскольку у них у самих есть с этим проблемы. В любой семье есть негласные правила, по которым живет семья, и которые передаются из поколения в поколение. Эти правила определяют жизнь семьи, взаимоотношения между ее членами. А также то, как каждый из них обращается со своими чувствами. Так в некоторых семьях принято бурно выражать «позитивные» чувства и при этом полностью умалчивать о «негативных». В других, наоборот «негативные» бурно выплескиваются, а любовь не принято выражать. А в третьих не принято выражать никакие чувства. В таких семьях много психологического напряжения, а это порождает боль. И чтобы уйти от боли, ребенок привыкает «замораживать» свои чувства. Таким образом, человек научается охранять себя от внутренних переживаний путем невозможности осознать их и поделится ими с другими людьми. Данное состояние называют алекситимией. Собственно говоря, алекситимия — это не заболевание, как таковое, его как диагноз, вам не может поставить психиатр или психотерапевт, так как его нет в классификации болезней. Пожалуй, его можно назвать особым состоянием, которое характеризуется трудностью в понимании собственных чувств, невозможностью различать тонкие нюансы своих переживаний и сложностью с их выражением (как с помощью жестов, позы и мимики, так и при словесном общении с другими людьми). Такие люди боятся проявления своих чувств и эмоций, идея разрешить себе быть эмоциональным вызывает у них сильное сопротивление, они не знают, как это сделать. Впоследствии, «запретные» чувства остаются на некоем примитивном уровне, воспринимаясь через ощущения «хорошо» и «плохо». Мир становится черно-белым, а не цветным.

Люди, проявляющие признаки алекситимии чувствуют себя какими-то не такими, не живыми, им чего-то не хватает внутри. Поэтому они стараются эту нехватку чем-то заполнить, чем угодно, только что бы почувствовать себя живым и уйти от внутренней пустоты, напряжения и боли. Тут годится любая деятельность, которая поможет отвлечься от этого или любое поведение, которое, напротив, даст много чувств и эмоций сразу. Из-за этого многие из них попадают в химическую зависимость, ведь алкоголь, как и наркотики, стимулируют  одни чувства (делают мир интереснее и ярче, наполняют его чувствами и эмоциями) и заглушают другие (такие как  тревогу, боль, стыд, вину). Закончилось действие, очень просто, прими снова и снова. Так же есть множество не химических, поведенческих зависимостей, которые так же позволяют получить чувства и эмоции.

Если не уходить в далекое детство, а говорить конкретно о химической зависимости, то основные чувства химически зависимого человека — это стыд, вина, тревога, депрессия, безысходность. Эти чувства у любого здорового человека иногда вызывает жуткую эмоциональную боль, а если они присутствуют каждый день в течение нескольких месяцев или лет?

Самое болезненное состояние – это осознание себя плохим, никудышным человеком. А что нужно сделать, чтобы уйти от этих чувств? Получается замкнутый круг: употребление вызывает чувства вины, стыда, страха, депрессию, от которых химически зависимый умеет избавляться одним способом – употребляя. Именно поэтому химическую зависимость по-другому называют болезнью «замороженных» или «невыраженных чувств». Таким образом, чтобы выздоравливать от химической зависимости, недостаточно просто пройти курс детоксикации или применять метод кодирования, так как важную часть лечения составляет работа с эмоциональной сферой. Если же в эмоциональной сфере перемены не происходят, то вероятность возврата в употребление очень велика.

Кроме того, что является особо важным для химически зависимых людей —  понимание своих эмоций и чувств позволяет разобраться с желанием употреблять наркотические вещества (тяга) и избавиться от него. У человека, как у биологического существа не  может быть «тяги», это то ощущение, которое химически зависимый человек путает с такими простыми ощущениями, как чувство голода или усталости, или более сложными – потребность быть принятым, понятым, любимым и др. Если я научился осознавать себя в каждый момент времени, то я не испытываю желания употреблять, я знаю, чего я хочу – есть, пить, общаться, быть любимым, услышанным, понятым и т.д.

Когда мы не отрицаем своих эмоций, когда мы постигаем язык чувств, мы становимся обладателями незаменимого средства решения проблем, подбрасываемых нам жизнью. Такая способность – основная предпосылка нашего выздоровления и духовного развития. Постижение наших собственных эмоций открывает нам новые перспективы и увеличивает вероятность реализации нашего потенциала. Мы превращаемся в думающего, чувствующего и действующего человека.  Будьте честны в отношении своих чувств, не притворяйтесь счастливыми тогда, когда это не так, самоуверенными, когда вы напуганы, позвольте себе грустить, пугаться, волноваться, любить. И помните о том, что нет «хороших» или «плохих» чувств, они все важны. Чувства это то, что внутри нас, они дают нам ощущение жизни, они вносят в нашу жизнь краски и оттенки.

Понятно, что кому- то все это может быть не понятно и ново, кто – то не разбирается в этих тонких механизмах, но сегодня для того, чтобы вам помочь, работают психологи, психотерапевты, к которым всегда можно обратиться за помощью.

 

 Психолог Копысова В.В.

Надо ли защищать оскорбленные чувства

«Матильда» победоносно шествует, а активисты, решительно заявлявшие о своих оскорбленных чувствах, остались без удовлетворения. Случай не первый и, видимо, не последний, а потому имеет смысл попытаться ответить на вопрос, что все произошедшее означает в реалиях современной России.

Еще Аристотель определял оскорбление как выражение пренебрежения в форме, умаляющей честь и тем самым позорящей. Если сама честь состоит в способности обеспечить такое отношение окружающих к тебе или к тому, что ты ценишь, которое ты считаешь соответствующим достоинству этих предметов, то причиняемое поступками и словами оскорбление означает в глазах других людей умаление достоинства. Кроме того, оскорбление болезненно, вызывает чувство стыда, ударяет по престижу и социальным связям. Мы заботимся о сохранении своей чести, избегаем ситуаций, в которых можем быть опозорены, в частности, стремимся не допускать оскорблений в наш адрес, а если нас все-таки оскорбляют, защищаем честь и достоинство всеми доступными способами. Вопрос об оскорблении в конечном счете оказывается вопросом о посягательстве на престиж и статус, его конфликтный потенциал весьма значителен, что оправдывает реализуемую в большинстве стран правовую защиту чести и достоинства. Российский закон защищает, с одной стороны, права и свободы, например, мысли, слова, выражения мнений и убеждений, совести и вероисповедания, а с другой – такой специфический объект, как чувства человека, представляющие собой установки и продолжительные эмоциональные состояния, которые могут испытываться в отношении различных предметов, по разным поводам и в разных ситуациях. Наличие чувств можно приравнять к наличию тех или иных физических, психических или интеллектуальных качеств, различия которых от человека к человеку не образуют различий достоинства как такового. Чувства при этом изменчивы и непостоянны, у разных людей по одним и тем же поводам они могут кардинально различаться, поэтому, имея ясное понимание того, что такое оскорбление чести и достоинства, мы не имеем никакой ясности в вопросе об оскорблении чувств. В самом деле, в основании публичной защиты достоинства лежат представления о сущности человека как такового, так что, защищая достоинство одного человека, в его лице мы защищаем право на достоинство всех людей, в случае же чувств предметом защиты является не право их иметь, а конкретное чувство по конкретному поводу.

Такое совмещение защиты чести и достоинства с защитой чувств и в теории, и на практике двусмысленно. Неприятные чувства в виде обиды, гнева, ревности, раздражения и т. п. могут иметь место и без того, чтобы были нарушены или ущемлены права и свободы испытывающего их человека. Специальная же защита чувств, связанных с религиозными и иными мировоззренческими установками (предусмотренная, например, содержанием ст. 148 УК РФ и ст. 5.26 КоАП РФ), основывается на придании такого рода чувствам особого статуса, для чего я не вижу оснований.

Следует заметить, что защищаются здесь не все без исключения чувства. Во-первых, чувства, связанные с религиозными установками, подлежат защите в случае, если испытывающие их граждане состоят в легально действующих религиозных объединениях, а чувства, связанные с установками мировоззренческими, защищаются при условии, что сами эти установки не противозаконны. Во-вторых, при попытке отдельного человека или группы добиться административной или судебной защиты своих чувств встанет вопрос о ценности их предмета. Доказать такую ценность едва ли удастся не только приверженцам «церкви джедаев», но и представителям религиозных групп, не признаваемых «неотъемлемой частью исторического наследия народов России». Около года назад мировой судья участка № 4 Ленинского района Владивостока Александр Бадеев вынес решение о конфискации и уничтожении религиозной литературы, в том числе текстов Библии в синодальном переводе, у отделения «Армия спасения». Это решение было вскоре отменено, но едва ли мы ошибемся, предположив, что именно иностранное происхождение «Армии спасения» было основанием для игнорирования чувств ее членов. Формальные и реальные ограничения не только нарушают принцип правового равенства, но и превращают вопрос о защите чувств в политический, ведь именно органы власти должны принимать решение, какие чувства и по какому поводу следует считать общественно полезными, а потому подлежащими защите, а какие, напротив, не признавать за чувства вовсе.

Основная проблема защиты чувств состоит в том, что частный характер чувств одного человека требует для их защиты ограничения прав другого. В самом деле, если религиозный радикал испытывает огорчение и возмущение, когда вспоминает, что где-то – возможно, что и очень близко – есть люди, отвергающие существование богов; или когда видит легкомысленно одетую летнюю толпу молодежи, настроенную радоваться жизни, а не сокрушаться; или когда заглядывает в номер Charlie Hebdo; или когда случайно попадает на сеанс «Матильды», – то критически настроенный атеист в то же время испытывает возмущение в связи с признанием теологии научной специальностью; в связи с прозелитизмом; заигрыванием государства с церковью и т. п. И вообще, какие только убеждения, мнения, предрассудки или случайно принятые на веру вещи не заполняют наши головы, какими только путями мы не присваиваем им ценность и важность, так что и малое сомнение в их истинности нам неприятно! В таком разнообразии чувств политическим властям, вознамерившимся ими манипулировать, было бы гораздо удобнее иметь дело не с самими чувствами, учесть которые трудно, да и тревожить лишний раз бывает опасно, а с чувствами имитируемыми, например, в ходе пропагандистских кампаний. Но при этом защита даже фиктивных чувств одних не перестает быть реальным ограничителем прав других.

Решение вопроса о сравнительной ценности частного интереса испытывать конкретное чувство и, например, общего права на свободу мнений лежит в практической плоскости. Критические суждения о религии, атеизм и свободомыслие и сегодня еще во многих обществах могут стать причиной суровых наказаний, что уж говорить о старых временах, когда такая ситуация была повсеместной, а наказания гораздо более жестокими. Современные свободы – мнений, совести, вероисповедания и проч. – это завоевание всесторонней эмансипации европейского человечества в XVIII–XX вв., а также длительного процесса возрастания разума, который Макс Вебер называл «расколдовыванием мира». Свободная конкуренция свободно выражаемых мнений представляет собой основной фактор выживания и развития современного общества, поскольку только так можно снизить количество ошибок и увеличить количество удачных решений. Чем желаннее прогресс и чем выше цена ошибок, тем значимее свобода выражения мнений, поэтому я думаю, что переживание кем бы то ни было конкретных чувств по какому бы то ни было поводу вообще не должно быть предметом правовой защиты, так как такую защиту нельзя обеспечить одним, не ограничивая при этом прав и свобод других.

Итак, если из необходимости защиты чести и достоинства личности не следует необходимость защиты каких-либо конкретных чувств, то в форме, не оскорбляющей достоинство личности, по поводу предметов чувств могут свободно выражаться мнения, согласно которым предмет чувств не существует, переоценен по своему значению, является «неподлинным» или «ненастоящим», ни зачем не нужен и бесполезен, преходящ и непостоянен, случаен и относителен, вреден, не достоин уважения, ложен и т. п. Уязвление чувств субъекта соответствующих установок при этом, конечно, возникает, но это совершенно нормальное явление, отражающее общую конкуренцию людей за обладание знанием, престижем и влиянием и, кроме того, представляющее собой элемент ответственности человека за принятие тех или иных установок, культивирование в себе тех или иных эмоциональных состояний.

В длившейся почти год кампании «матильдоборства» оскорбленные чувства играли роль повода нарочно неправдоподобного, т. е. были фикцией. Суть дела состоит здесь, как мне кажется, в политической акции, в которой представляющая установки радикального меньшинства активистская группа получила возможность в публичной сфере осуществлять враждебные и провокационные действия против другого меньшинства, одновременно повышая свою политическую значимость и до некоторой степени изменяя настроения в обществе в целом. Риторика «матильдоборцев» не предполагала ни переговоров, ни компромисса с оппонентами, а ее адресатом была власть, послание к которой звучало примерно так: «Государство явно и неявно дает понять, что такие-то и такие-то религиозные убеждения и организации приветствуются, поскольку они исторически укоренены, имеют публичную ценность и политически полезны. Мы привержены именно такой религии и состоим в такой организации, способствуем ее деятельности и распространяем ее учение. Но мы испытываем огорчение, чувства наши уязвлены, так как о наших религиозных убеждениях, о нашей церкви, о предметах и фигурах, которые мы почитаем как святыни, другие люди публично говорят все, что им заблагорассудится, в том числе дают негативные и пренебрежительные оценки. Нам это неприятно. Во-первых, кто-то отвергает нашу картину мира и ставит под сомнение нашу адекватность, во-вторых, вследствие критики у нашего окружения возникнет вопрос, доверять ли нам и взаимодействовать ли с нами, что представляет угрозу для наших статусов и социальных связей. Такое причинение нам огорчений очевидным образом наносит ущерб публичному благу, каковое состоит в безмятежном переживании нами религиозных убеждений. Следовательно, такого рода действия в отношении нас должны квалифицироваться как общественно вредные и пресекаться государством». Приведенное рассуждение не лишено некоторой убедительности, поскольку, как мы знаем, со стороны власти соответствующие авансы делались открыто и многократно.

Антилиберальный по своей идеологии авторитарный режим нынешней России вошел в стадию уходящей за горизонт стагнации, в которой внутренние проблемы будут купироваться посредством сталкивания различных общественных групп в управляемых конфликтах и псевдоконфликтах. Естественным образом составляются негласные альянсы власти с идеологически близкими группами. Возможность апеллировать к государству в связи с защитой чувств ставит группу в выгодное положение для атаки общих противников, а найти повод оскорбиться можно всегда. Тут включается групповая индукция гнева, совершаются его яркие демонстрации, а затем на эмоциональном подъеме со словами «Держите меня, а то я сейчас ужас что сделаю!» следует обращение к властям с требованием защитить оскорбленные чувства. Поскольку смешение защиты чести и достоинства (публичного блага) с защитой чувств (частный интерес) уже произведено на уровне правовых инструментов, можно с видимостью легитимности и незаинтересованности использовать их как против конкретных общих врагов, так и вообще для изменения общественного климата. Доминирующая роль власти при этом гарантируется ее правом назначать те или иные убеждения и чувства общественно полезными или общественно вредными, так что альянс с одной группой всегда может быть заменен альянсом с другой.

В истории с «Матильдой» такой альянс власти и православных политиков-активистов прошел очередное испытание. Явным итогом кампании стал промоушен фильма, его авторов, самих политиков-активистов, а также всей темы последнего царя. Неявный итог состоит в демонстрации того, как «одобряемые» религиозные чувства и мировоззренческие установки могут помочь войти в негласный альянс с властью, повысить влиятельность и нанести урон противникам. А урон действительно нанесен, хотя и не в виде привлечения кого-либо к юридической ответственности. Православным политикам-активистам удалось в очередной раз актуализировать вопрос о «цензуре чувств», что неизбежно заставит акторов сферы культуры действовать осмотрительнее, но удалось также индуцировать отдельных впечатлительных граждан, так что в обществе в целом возрос потенциал гражданских раздоров. Это вызвало даже ревность, например, у министра культуры, работа которого в аналогичном направлении, очевидно, потеряла былой динамизм. Урок «матильдоборства» будет усвоен на всех уровнях, и различные органы власти будут получать все больше предложений о сотрудничестве от решительно настроенных и идеологически близких групп – ситуация, хорошо знакомая как раз по истории несчастливого царствования последнего царя.

Автор – философ, приглашенный преподаватель Европейского университета в Санкт-Петербурге

«Это было невероятное чувство» — как нашли архив Рингельблюма

«Это был единственный человек, который знал, где они закопали все эти документы: под еврейской школой на улице Новолипки 68. Они искали, искали, искали, но это было очень сложное дело, потому что Варшава была разрушена. Было нелегко узнать даже, где улица была, потому что вся территория гетто была совсем уничтожена».

Историк, профессор колледжа Тринити Самуил Кассов, автор книги «Кто напишет нашу историю» рассказывает о поисках «архива Рингельблюма» — поразительной, уникальной коллекции нескольких тысяч свидетельств повседневной – и чудовищной – жизни в гетто, которую под носом у нацистов собрала группа польских интеллигентов во главе с историком Эммануэлем Рингельблюмом. По его инициативе, несколько десятков человек по крупицам воссоздавали мир варшавского гетто, понимая, что с их неминуемой гибелью эта страница войны будет потеряна. Важно было все: дневники, стихи, плакаты, распоряжения вермахта и нацистская пропаганда, детские рисунки, квитанции и даже трамвайные билеты. Члены группы, известной как «Ойнег Шабас» соблюдали строжайшую секретность, многие даже не знали друг друга. Когда евреев из гетто начали отправлять в Треблинку, Рингельблюм с товарищами тайно уложили документы в железные ящики и огромные бидоны для молока и закопали в трех местах. Но о том, где они находятся, знали буквально 5-6 человек. Рингельблюма очень беспокоило, что архив может пропасть.

«1 марта 1944 года в одном из своих последних писем он писал другому знакомому: «Что будет, если никто из нас не останется жив, если нам не удастся пережить войну, что будет с нашим архивом?

Профессор Кассов – сам из польских евреев, и история его семьи – это тоже свидетельство о Холокосте. Правда, как он говорит, его отцу повезло – в 1940-м году советские военные во время оккупации Польши по непонятной причине арестовали его и сослали в Сибирь. Повезло – потому, что иначе он наверняка оказался бы в нацистском лагере смерти. Маме, тоже, можно сказать, повезло: ей дважды удалось спастись – убежать буквально в последние минуты перед расстрелом – только потому, что у немца заклинило пистолет. Второй раз ее спрятал поляк – бывший одноклассник.

Родители встретились в лагере для перемещенных лиц, где и родился Самуил, а в 1949 году семья перебралась в Америку. И хотя все они глубоко ощущали свое еврейство, Самуил будучи студентом не стремился его выпячивать и совсем не хотел погружаться в прошлое своих родителей и в историю Холокоста.

«Когда я решил, что буду историком, я решил, что не буду заниматься еврейской историей, я не хотел заниматься историей Холокоста, потому что это было очень болезненно, я это очень близко чувствовал и я не хотел думать об этом. Это мне очень часто напоминало о страданиях мамы и остальной части семьи. Так что я хотел заниматься русской историей и решил, что напишу книгу о российских университетах в царской России».

Так что полгода он провел в России в МГУ и работал в совсем других архивах. И все же тема Холокоста не оставляла его.  

«Во-первых, я заметил, что историки в Америке и в Европе, когда они писали о Холокосте… И, конечно, я старался не интересоваться этой темой, но все-таки это меня притягивало, но я заметил, что они не владеют еврейскими языками. Так как они не могли читать источники на идиш и даже на польском языке, то они не могли писать о евреях как о людях, они писали о них как о жертвах и эти жертвы не имели идентичности, они не имели имен, они были только объектами немецкой варварской политик».

А ведь известно, что даже в нечеловеческих условиях, даже в концлагерях евреи стойко сопротивлялись – как могли: ставили спектакли, организовывали оркестры, писали, рисовали…    

«Были литературные произведения, была поэзия была духовная борьба против немецких попыток оскорблять их и унижать их. И они воевали – не ружьями и пистолетами, но они воевали другими способами».

Когда родители умерли, после долгих колебаний Самуил Кассов  решил, что пора взяться за эту тему. Почему именно Эммануэль Рингельблюм?

«Потому что он был историк и он показал и доказал, как исторические документы могут превращаться в сильное оружие борьбы».

Да, когда они не закопаны в неизвестном месте. Если посмотреть на послевоенные фотографии варшавского гетто, то его фактически нет, это просто руины. Невозможно поверить, что здесь когда-то были улицы, стояли жилые дома, магазины, школы. Из 60 человек, которые вместе занимались архивом, войну пережили только трое. Рингельблюм был расстрелян вместе с женой и детьми. А точный адрес тайника из оставшихся в живых знал только один из них – Герш Вассер. При поддержке Еврейского трудового комитета группа инженеров сумела вычислить нужное место.

«Начали копать и 18 сентября 1946 года они нашли первую часть архива, которую спрятали в августе, в начале августа 42-го года – в разгаре массовой депортации в Треблинку. Эта часть архива описывала всю историю гетто, начиная с ноября 40-го года до августа 42-го года».

Но было известно, что еще одну часть руководители «Онейг Шабас» спрятали в феврале 43-го года. Но ее найти не удалось — пока в декабре 50 года строители не наткнулись на зарытые в земле молочные бидоны.

«Но они думали, что — ну, все знают, что все евреи богатые люди, что там должно быть золото, доллары и бриллианты. И когда они увидели, что там только документы, они хотели это все выбросить. Но forman – начальник бригады – сказал: «Нет, это, должно быть, важные документы и их надо передать Еврейскому историческому обществу».

Однако была еще третья часть, которую спрятали в апреле 43 года, за неделю до начала восстания в Варшавском гетто. Герш Вассер помнил адрес, но найти документы не удалось. Сегодня на этом месте китайское посольство и 10-15 лет назад исследователи из Израиля получили разрешение поискать потерянный архив, но – опять неудача.

То, что удалось спасти, хранится в Еврейском историческом институте имени Эммануэля Рингельблюм. Это 36 томов — 35 тысяч тысяч страниц, хранящих живые голоса убитых.

«Это было невероятное чувство – когда я видел эти документы, когда я знал, в каких обстоятельствах они были написан, как они надеялись, что когда-нибудь этот архив найдут и они надеялись, что этот архив повлияет на человечество, что когда люди будут читать эти документы, то поймут, что стыдно, что такие ужасные преступления могут происходить в мире и что надо быть уверенными в том, что это никогда не повторится».

Давид Грабер, один из тех, кто прятал архив, написал в своем завещании: «То, о чем мы не смогли прокричать на весь мир, мы спрятали под землей. Пусть это сокровище окажется в хороших руках, пусть оно дождется лучших времен. И пусть оно станет для мира предупреждением».

В 1999 году «Архив Рингельблюма» был внесён ЮНЕСКО в реестр «Память мира» — список важнейших исторических документов. Он также выложен в интернете.

Религиозные чувства верующих. Раскрытие понятия

Законодатель, закрепил понятие «Религиозные чувства верующих» в ст. 148 УК РФ. Попытаемся разобрать смысловую конструкцию этого понятия.

Член Экспертного Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации профессор МГУ И. Н. Яблоков, в Учебном словаре-минимуме по религиоведению , дает следующие определения:

«ЧУВСТВА РЕЛИГИОЗНЫЕ — эмоциональное отношение верующих к сакральным существам, связям, к сакрализованным вещам, животным, растениям, персонам, местам, друг к другу и к самим себе, а также к религиозно интерпретируемым отдельным явлениям в природе, общ-ве и к миру в целом. Не всякие переживания можно считать Ч.р., но лишь те, к-рые спаяны с религиозными представлениями, идеями, повествованиями и в силу этого приобрели соответствующую направленность, смысл и значение. Ч.р. возникают на основе религиозных потребностей и, в свою очередь, сами становятся объектом потребности – тяготения к их переживанию, к религиозно-эмоциональному насыщению. С религиозными представлениями могут сплавляться и получать соответствующую направленность, значение и смысл разные эмоции человека – страх, любовь, восхищение, благоговение, радость, надежда, ожидание, стенические и астенические, альтруистические и эгоистические, праксические и гностические, нравственные и эстетические. В этом случае переживаются «страх Господень», «радость богообщения», «умиление иконой Богоматери», «сострадание к ближнему», «благоговение перед красотой и гармонией сотворенной природы», «ожидание чуда», «надежда на потустороннее воздаяние» и т.д.»

Для раскрытия понятия «Верующий», автор отсылает нас к понятию «Религиозность» (верующий=религиозный).

«РЕЛИГИОЗНОСТЬ – качество индивида и группы, выражающееся в совокупности религиозных свойств сознания, поведения, отношений. Общим признаком, критерием религиозного сознания является религиозная вера, к-рая включает знание и принятие в качестве истинных религиозных идей, представлений, понятий, повествований и уверенность в существовании гипостазированных (греч. upostasiV– основание, сущность) существ, атрибутизированных (лат. attribuo – придавать, наделять) свойств и связей. Религиозное поведение представляет собой ряд поступков, реализующих религиозные предписания и совершающихся в соответствии с религиозными нормами. Оно носит символический характер, выражает религиозные значения и смыслы, может быть культовым и внекультовым (действия во время богослужения, религиозных обрядов и праздников, молитвы, в процессе преподавания богословия, религиозного воспитания в семье, управления религиозными организациями, пропаганды религии и т.д.). К показателям включенности в религиозные отношения принадлежат: богослужебные связи служителя культа и верующих, взаимоотношения учителя и учеников в духовной школе, членство в общине, в исполнительных органах, в различных формальных и неформальных группах верующих и др. Под степенью Р. понимается определенный уровень интенсивности религиозных свойств индивида и группы. Распространенность Р. измеряется долей обладающих религиозными свойствами индивидов среди населения или в группе. Характер Р. определяют как качественную и количественную особенность, специфику черт индивида, группы. Типы Р. – это понятия, к-рые отражают определенный ее характер, общий для некоторого числа людей, и на этой основе выделяют соответствующие классификационные группы. Состояние Р. представляет собой относительно устойчивую систему религиозных свойств индивида, группы. Динамикой Р. называют переход одного ее состояния в другое.»

Следует отметить, что набор чувств у всех людей (как верующих, так и не верующих) абсолютно  одинаков. Религиозные чувства – это самый обычный набор чувств, которые верующий человек испытывает по отношению к тому, что связано с его верой. Вот цитата Вильяма Джемса из того-же учебника: «нет никакого основания утверждать, что существует абстрактное «религиозное чувство», как отдельная элементарная эмоция, присущая каждому религиозному переживанию без исключения. Если нет особой элементарной религиозной эмоции, а есть только совокупность обыкновенных эмоций, на которые религиозные объекты накладывают свой характерный отпечаток». Описывая представления Юма о происхождении религии, автор пишет: «По мнению философа, хотя вера в невидимую разумную силу была весьма широко распространена среди человеческого рода всюду и во все времена, однако она, быть может, не была настолько всеобщей, чтобы не допускать исключений, и вызванные ею идеи не отличались единообразием. С одной стороны, были открыты некоторые народы, не обладающие никакими религиозными чувствами, с другой – нет таких двух народов и вряд ли найдутся два таких человека, которые в точности сходились бы в этих своих чувствах». То есть религиозные чувства каждого человека уникальны. Поэтому массовое подписание одного и того же заявления об оскорблении религиозных чувств, выглядят как минимум странно.

Возникает вопрос: а как же не религиозные люди, ведь закон не может защищать права одних и не защищать права других? Здесь ситуация вообще очень странная. В преамбуле Закона о свободе совести и о религиозных объединениях содержится фраза «уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Но при этом буддизм не является религией в общепринятом смысле (о чем не перестают напоминать буддистские ламы). Да и под определение верующий (религиозный), буддисты никак не подпадают. Тем не менее, 28 июля 2016 г. Элистинский городской суд вынес приговор Саиду Османову, за оскорбление религиозных чувств буддистов. То есть статус верующего и наличие религиозных чувств по сути вменяется. Хотя из того факта, что закон относит буддизм к религии, вовсе не следует что у буддистов появились религиозные чувства.
 

Подведем итоги.
1) Религиозные чувства могут быть только у верующих (религиозных) людей. Необходимо выяснить, действительно ли речь идет о верующих (а не об агностиках, например).

2) Не всякие чувства верующих являются религиозными. Необходимо выяснить, спаяны ли эти переживания с религиозными представлениями, идеями, повествованиями и в силу этого приобрели соответствующую направленность, смысл и значение.

3) Религиозные чувства всегда индивидуальны. Каждому верующему следует обосновать, какие именно религиозные чувства были оскорблены, в чем именно состоит факт их оскорбления. Описание оскорбленных чувств «под копирку» дают основания усомниться в верности показаний.

P.S.

Формально, Конституция гарантирует равный объем правовой защиты, как для верующих, так и для атеистов (если кто-то, например, посчитает что его чувства оскорблены, из за призывов вынести Ленина из мавзолея). Но практики пока нет.

В моде ли чувства? — Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Тему чувств вновь обсуждали на выставке Ларисы Тиктинской «Такие разные души», которая сейчас представлена в Доме журналиста. Если в прошлый раз педагоги, психологи, руководители детских и педагогических СМИ увлеченно обсуждали вопросы «воспитания чувств» у детей, в этот раз дизайнеры, имиджмейкеры и журналисты попытались понять, насколько в моде  чувства и какова роль моды в «воспитании чувств».

Мода и стиль, выражение своих чувств через внешний вид или же использование одежды для их сокрытия, развитие мужской моды и появление молодежного тренда к отказу от моды — разговор получился интересным и разносторонним.

Имидж-тренер, основатель собственной школы «Имидж» Елена Анненкова: «Мода – это в первую очередь показатель того, что здесь и сейчас — февраль 2018-го. Специалисты сразу поймут по одежде, по обуви… Это просто актуальность. Мы же за этим всем хотим видеть человека, естественного человека, со всеми его чувствами. Модно ли это? Очень хочется, чтобы это было модно. Потому что неуверенность и некомпетентность в разных областях, в том числе,  в том, как хорошо выглядеть, блокирует и не позволяет выражать какие-то свои эмоции и чувства».
Имиджмейкер «Осипов имидж студии» Иван Головчанский: «Чувства бывают разные, я больше привык говорить об эмоциях. Любая эмоция в моде подчеркивается символически. Она может быть в цвете, структуре, форме, в любом случае, она выражается. Мода классифицируется по слоям общества, по возрасту, по профессиональным характеристикам. Ведь, если брать глобально, то получится что-то нейтральное, не сказать, чтобы безэмоциональное, но…».
Директор Санкт-Петербургской общественной организации «Журналистский центр международного сотрудничества» Инна Соснова: «Очень многое мы черпаем из детства, из тех эмоций, из которых складывается психология человека. И мы постоянно к этому возвращаемся… Бесчувственной мода быть вообще не может».
Дизайнер Наталя Полунина (belka fashion): «Пока дети маленькие, они не могут определить свои чувства, назвать их. И часто, взрослея, скажем так, в силу традиций воспитания, многие так и не учатся называть эти чувства, не умеют себя чувствовать. И это действительно большая проблема, когда женщина не понимает, что она чувствует, кто она. Тогда она покупает чужую мечту, мечту дизайнера. Иногда получается попадание, иногда нет».
Директор международного форума моды Алексей Прокаев: «Мода – это всегда были прежде всего женщины, мужчинам не уделяли внимания. И это еще лежит в менталитете мужском плюс в комплексах российских мужчин. «Зачем это надо?», «Я должен быть как все». Сейчас мужская мода развивается …»
Редактор сайта SPbSJ.ru Светлана Дмитриева: «В начале мы говорили, что мода, одежда — это выражение наших чувств. Мужчины у нас долгое время были существами, которым чувства в принципе запрещены. «Настоящий мужчина не плачет».  Последние годы появилась мода на чувствительного мужчину. Мужчинам тоже можно плакать и так далее.  Отсюда, соответственно, у мужчин вырастает интерес к выражению чувств, в том числе, и через одежду».

Фотохудожник Лариса Тиктинская: «Мне кажется, у женщин, которые «overdress» или, наоборот, слишком индифферентны к своему виду, не хватает навыка чувствовать самих себя. Они не могу проявить свои чувства. Есть даже такой психологический термин «алекситимия» (буквальный перевод с древнегреческого: «без слов для чувств» — прим.ред.). Если такую женщину спросить: «Что вы чувствуете?», она даже не сможет ответить. И ей очень сложно подобрать для себя одежду. Она либо надевает на себя яркую маску из того, что есть в гардеробе, и получается нелепо. Либо использует банальное, стандартное, привычное – это как ракушка, в которой ей хорошо».
Арт-директор Дома журналиста Ирина Иванова: «Мы обсуждали вопрос: «В моде ли сегодня чувства?». Я думаю, что мы ответили достаточно утвердительно. Они в моде, потому что в моде индивидуальность, в моде интерес к человеку, будь то мужчина или женщина. Одежда — это инструмент, позволяющий создать какой-то определенный месседж, что-то заявить о себе. Но все это возможно только в том случае, если мы живем, чувствуем, понимаем себя, осознаем и можем чувства выразить».
Дизайнер, создатель бренда ODIVA Оксана Ермакова: «У меня сейчас потрясающий период, поиск счастья, источников счастья, радости. И приглашение на этот круглый стол – это был просто как подарок для меня, как какой-то знак. Потому что в наше время мы имеем мало возможностей спокойно сесть и поговорить о чем-то духовном, не побоюсь этого слова».

Вход свободный по будним дням с 11.00 до 18.00

02.03.18
spbsj.ru

Сколько существует человеческих эмоций?

Эмоции управляют нашей жизнью. Кажется, даже писатели и поэты неспособны описать весь спектр человеческих эмоций.

Эмоции одновременно неуловимы, но являются гранью, с помощью которой мы передаем самые тонкие чувства окружающим. Мы не можем существовать без них, но редко задумываемся, сколько их на самом деле. Это вопрос, который интересовал и бросал вызов ученым и философам на протяжении поколений и продолжает вызывать это сегодня.

Исследование эмоций

Еще в 4 веке до нашей эры Аристотель попытался определить точное количество основных эмоций человека. Описанный как Список эмоций Аристотеля, философ предложил 14 различных эмоциональных выражений: страх, уверенность, гнев, дружба, спокойствие, враждебность, стыд, бесстыдство, жалость, доброта, зависть, негодование, подражание и презрение.

В своей публикации 1872 года « The Expression of the Emotions in Man and Animals » Чарльз Дарвин предположил, что эмоции являются врожденными, возникшими и имеют функциональное назначение.Хотя Дарвин явно не определил эти «основные эмоции», считается, что он представил более короткий список основных эмоций, включая страх, гнев, печаль, счастье и любовь.

К 20 веку, с появлением психотерапии, их число значительно расширилось. По словам Роберта Плутчика, почетного профессора Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна, психологи предложили более 90 различных определений «эмоции» с целью точного описания того, что составляет и отличает человеческие эмоции.Взаимодействие с другими людьми

В последние годы психологи пытались идентифицировать и классифицировать эти эмоции способом, который считается эмпирическим и универсальным. Однако количество эмоций, которые определяют исследователи, во многом зависит от того, как конкретно эмоции определяются и какие критерии используются. Например, в исследовании 2017 года исследователи выделили 27 уникальных эмоций. Тем не менее, когда дело доходит до самых основных эмоций, большинство психологов скажут вам, что их гораздо меньше, чем можно было бы подумать, и что более широкие объяснения эмоционального выражения исходят из большего количества эмоций. тонкие вариации этих основных чувств.Взаимодействие с другими людьми

Колесо эмоций Плутчика

Одна из самых ярких теорий ХХ века — колесо эмоций Роберта Плутчика. В нем Плутчик предложил восемь основных эмоций — радость, печаль, доверие, отвращение, страх, гнев, удивление и ожидание, — которые, по его мнению, накладывались друг на друга и перетекали в следующие, как оттенки на цветовом круге.

Плутчик далее объяснил, что первичные эмоциональные «цвета» могут объединяться, образуя вторичные и дополнительные эмоциональные цвета.»Например, ожидание плюс радость могут объединиться, чтобы сформировать оптимизм, в то время как страх и удивление могут вместе описать трепет.

Система кодирования действий для лица Экмана

Многие исследователи подвергли сомнению модель Плутчика и утверждали, что его вторичные и дополнительные эмоции часто могут варьироваться в зависимости от культуры или общества. Они настаивают на том, что для того, чтобы эмоция считалась основополагающей, ее необходимо переживать повсеместно во всех культурах.

С этой целью психолог Пол Экман создал то, что он назвал системой кодирования движений лица (FACS), классификационной моделью, которая измеряет и оценивает движения лицевых мышц, а также глаз и головы.Основываясь на своей теории, Экман предположил, что существует семь эмоциональных выражений, универсальных для людей во всем мире: счастье, печаль, удивление, страх, гнев, отвращение и презрение.

Хотя работа Экмана помогла выделить влияние «природы или воспитания» на эмоциональную реакцию, большая часть его теории с тех пор подверглась критике, когда в 2004 году он предложил использовать ту же технику в качестве средства обнаружения лжи.

Четыре неприводимых эмоции

Следуя работе Экмана, исследовательская группа из Университета Глазго в 2014 году стремилась идентифицировать эмоции на основе выражений лица независимо от социокультурных влияний.Взаимодействие с другими людьми

Исследователи обнаружили, что определенные эмоции вызывают такую ​​же реакцию лица. Например, страх и удивление задействовали одни и те же лицевые мышцы, и вместо двух эмоций можно было увидеть одну. То же самое можно применить к отвращению и гневу или возбуждению и шоку.

Основываясь на своих выводах, ученые сократили количество непреодолимых эмоций до четырех: счастье, печаль, гнев и страх. Помимо этого, утверждали они, более сложные варианты эмоций развивались на протяжении тысячелетий под многочисленными социальными и культурными влияниями.Взаимодействие с другими людьми

Они говорят, что общность мимики в первую очередь биологическая (то, с чем мы рождаемся), в то время как различие между тонкими и сложными эмоциональными выражениями в основном социологическим (то, что мы, как культура, усвоили и развили со временем).

Слово Verywell

Эмоции и то, как мы их переживаем и выражаем, могут быть как совершенно очевидными, так и удивительно тонкими. Сегодня ученые пришли к общему мнению, что основные эмоции, какими бы многочисленными они ни были, служат основой для более сложных и тонких эмоций, из которых состоит человеческий опыт.

Список эмоций — Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Это список эмоций (чувств), испытываемых людьми.

Теория Роберта Плутчика определяет восемь основных эмоций: [1]

  • Страх → чувство страха, испуга, испуга.
  • Гнев → чувство гнева. Более сильное слово для обозначения гнева — ярость
  • .
  • Печаль → грусть. Другими словами: горе , горе (более сильное чувство, например, когда кто-то умер)
  • Joy → чувствовать себя счастливым.Другими словами счастья , радости
  • Отвращение → чувство, что что-то не так или неприятно. Сильное неодобрение. [2]
  • Surprise → быть к чему-то неподготовленным.
  • Доверие → положительная эмоция; восхищение сильнее; принятие слабее.
  • Предвкушение → в смысле позитивного ожидания того, что должно произойти. Ожидание более нейтральное

Вторая книга «Риторики» Аристотеля [изменить | изменить источник]

Эта теория гласит, что эмоции:

  • Гнев, противоположное спокойствие (отсутствие чувства возбуждения)
  • Дружба — это место, где люди связывают узы радости, собираются вместе и веселятся
  • Страх, противоположный отваге (мужество перед лицом страха)
  • Стыд, противоположная уверенность (стыд: то, что человек думает о своих прошлых плохих действиях или мыслях; бесстыдство: один не чувствует стыда, но другие думают, что это нужно)
  • Доброта (доброжелательность), противоположная жестокости (доброта: когда люди хорошо относятся к другим людям)
  • Жалость (когда людям жалко других)
  • Возмущение (чувство гнева из-за того, что что-то несправедливо, например, незаслуженная неудача)
  • Зависть, ревность (боль, когда люди чего-то желают для себя)
  • Любовь, сильное чувство привязанности, которое испытываешь к кому-то другому.Переход к семье, домашним животным, друзьям, близким людям или вымышленным персонажам

«» Чарльза Дарвина «Выражения эмоций у человека и животных» — знаковая работа, которая до сих пор используется в качестве источника. [3] Следующий список взят из заголовков глав в книге.

  • Страдание и плач
  • Уныние, тревога, горе, уныние, отчаяние
  • Радость, приподнятое настроение, любовь, нежные чувства, преданность
  • Размышление, медитация, дурной характер, угрюмость, решимость
  • Ненависть и гнев
  • Презрение, презрение, отвращение, вина, гордость, беспомощность, терпение, утверждение и отрицание
  • Удивление, удивление, страх, ужас
  • Самовнимание, стыд, застенчивость, скромность, покраснение

Книга известна как первая научная книга, в которой фотографии использовались в качестве основной части доказательства.Эмоции, решил Дарвин, — это развивающиеся поведенческие черты. Он указал на то, что человеческое лицо приспособлено для отражения многих из этих эмоций: у него есть мышцы для движений лица, которые невозможны у других млекопитающих. С другой стороны, у других млекопитающих есть способы показать многие из этих эмоций.

Экман продвинул эту идею дальше, изучив, как люди пытаются скрыть свои эмоции. Он запечатлел на пленке характерные проблески коротких моментов, когда истинные эмоции проявляются на лице человека. [4]

Калифорнийский университет в Беркли [изменить | изменить источник]

Академическое исследование [5] с использованием самоотчетов субъектов выделило 27 отдельных эмоций, перечисленных в следующем списке:

эмоциональный Логический Социальное

человеческих чувств: исследование развития аффектов и их значения

« Человеческие чувства — важная литература для всех работ по психическому здоровью, которые хотят освободиться от тех архаичных концепций 19-го века, которые все еще преследуют психоанализ.Здесь наконец обсуждаются гендерные различия в проявлении и выражении эмоций. Мы знакомимся с множеством подходов и акцентов: эмоции с физиологической точки зрения, эмоции, связанные с измененными состояниями сознания, эмоции по мере их развития после подросткового возраста и в пожилом возрасте. Мы видим эмоции в контексте медитации, музыки и плохо понимаемых состояний личности. Короче говоря, эта книга должна расширять, а не ограничивать кругозор читателя.«

— Генри Кристал, доктор медицины, автор книги Интеграция и самоисцеление: аффект, травма и алекситимия (Analytic Press, 1993)

«Я хочу, чтобы книга Human Feelings была опубликована до того, как я завершил свою серию PBS« Исцеление и разум », так как это праздник изобилия для голодного искателя. На этих страницах распространяется множество идей, дар смелое и оригинальное исследование новаторскими исследователями сути человеческого опыта.Мы можем быть благодарны этим мужчинам и женщинам, которые не стояли отдельно от своего предмета, удовлетворяясь простым наблюдением и анализом чувств других.Вместо этого в течение пяти лет сотрудничества они позволили своим собственным эмоциям — по поводу смерти коллег, личных обид и ран, своих личных и общих радостей, жизненного цикла, с которым каждый сталкивался, — научить свою строгую научную мысль меняющимся реалиям личной жизни. опыт. Здесь есть многое, что стимулирует разум, в том числе некоторые свежие взгляды на гендерные различия в чувствах, но здесь также есть многое, что влияет на сердце ».

— Билл Мойерс, Телевидение по связям с общественностью, Inc.

«С безупречной преданностью делу Human Feelings , Стивен Аблон и его сотрудники исследуют территорию аффекта из сети Шарлотты через трансцендентные состояния. В центре внимания всегда находится внутренний опыт человека,« чувство », и, таким образом, он по сути своей актуальны как в клиническом, так и в переносном смысле «.

— Джеймс Майкл Херцог, доктор медицины, Бостонское психоаналитическое общество

«Этот междисциплинарный диалог членов Гарвардской исследовательской группы по изучению аффекта эклектичен, но удивительно интегрирован, всеобъемлющ и увлекателен.Аффект, как и искусство, способствует подлинному контакту и взаимодействию — клей взаимосвязи, взаимности и общности. В свете нынешней мировой ситуации, которой угрожают такие деструктивные силы, как псевдоспецификация, необходимо энергично продвигать все стремления к взаимозависимости и интеграции. Это исследование представляет собой такой своевременный вклад ».

— Джоан М. Эриксон, автор, Legacies

Нежное напоминание о том, чтобы быть человеком Статья 48

.

«Нашим отношениям очень трудно складываться, когда мы не знаем, что чувствуют друг друга.»

Посетите наш книжный магазин

Другие названия, которые могут вам понравиться.


Добрый голос


Перестань злиться на себя


Помощь в трудные времена

Посетите Recovery Road, чтобы посмотреть и послушать все серии.

Серия 48-15 августа 2020

У вас есть чувства: нежное напоминание о том, как быть человеком

Как ты себя чувствуешь? Это достаточно частый вопрос, особенно в наши дни коронавируса и карантина.Но не все знают, как на него ответить. Если никто никогда не спрашивал нас, как мы относились к вещам в молодости, мы, вероятно, не научились распознавать и описывать то, что происходило внутри нас. В этом отрывке из своей книги « Накорми голову: несколько отличных материалов о том, как быть самим собой» , Эрл Хипп напоминает нам, что быть человеком всегда сопряжено с эмоциями. Эмоциональный словарь может помочь нам вытерпеть и поговорить об интенсивности и дискомфорте, которые приходят с большими чувствами. Без этой способности мы найдем всевозможные способы избавиться от эмоций, отключив или сгладив то, что происходит внутри нас.

Отредактировано для краткости.

Чувства — это наша эмоциональная / физическая реакция на то, о чем мы думаем, и на то, что происходит в мире вокруг нас. У всех есть чувства — их не остановить. Но мы все разные и по-разному реагируем на свои чувства. Посмотрите, похож ли какой-либо из этих распространенных ответов на ваш:

  • Мы можем не осознавать, что испытываем чувства. Если, когда мы росли, никто никогда не спрашивал нас, как мы относимся к вещам, мы, вероятно, не научились распознавать и говорить о том, что происходит внутри нас.В некоторых семьях нехорошо говорить о том, что вы чувствуете по некоторым или даже каким-либо предметам. Люди с таким прошлым просто не могут определить и выразить то, что они чувствуют. Они часто говорят, что чувствуют себя «смешными» или просто расстроены.

  • Мы можем уйти от своих чувств или притвориться, что их не существует. В нашей жизни происходят события, которые вызывают довольно сильные чувства. Если мы не способны терпеть и справляться с интенсивностью и дискомфортом, которые связаны с нашими чувствами, мы можем найти способы эмоционально «выключиться».Некоторым из нас будет безопаснее просто сосредоточить внимание на другом или как-то скрыть свои чувства. В других случаях мы можем просто выглядеть крутыми, притвориться, что ничего не болит и не беспокоит. Однако чувства делают нас людьми. Они случаются вне зависимости от того, признаем мы их или нет. Отрицание того, что мы чувствуем гнев, грусть, испуг или что-то еще, в дальнейшем создает нам более серьезные проблемы. Эмоциональное давление будет расти и расти. В какой-то момент что-то должно уступить.

  • Мы можем осознавать свои чувства, называть их, выражать их и учиться говорить о том, что мы переживаем. Чувства — это разновидность информации. Они помогают нам лучше понять самих себя. Чувства также могут помочь нам узнать, как более успешно жить в настоящем. Например, если вы чувствуете страх, это может означать, что вот-вот произойдет что-то опасное — и это полезно знать! В этом случае вам нужно испытать и понять свой страх. Таким же образом распознавание и переживание других эмоций может помочь вам сделать лучший выбор.

Способы избавления от чувств
Вы можете отвлекаться от своих чувств — от страха, обиды, гнева или любого другого чувства, которое доставляет вам дискомфорт, — переусердствуя практически в любом деле.Если вам некомфортно из-за своих чувств, но что-то продолжает их возбуждать, вы обнаружите, что должны делать все больше и больше, чтобы избежать столкновения со своими эмоциями. И вы можете даже не осознавать, насколько вы сосредоточены на своем «побеге».

Следующий список включает некоторые способы, которыми люди избегают чувств, направляя свое внимание на что-то другое. Такое поведение является — или может стать — разрушительным и захватить вашу жизнь. Если какая-либо из этих ситуаций похожа на вашу жизнь, не бойтесь просить о помощи.Продолжайте искать, пока не получите необходимую помощь. Существуют группы поддержки, состоящие из людей, которые помогают друг другу избавиться от схожих проблем. Возможно, вы обнаружите, что присоединение к тому, что подходит вам, тоже будет большим подспорьем.

  • Бег или другая физическая активность по несколько часов, день за днем.
  • Есть, не есть, переедать и очищаться, или просто все время беспокоиться о еде.
  • Регулярно убирайте в комнате несколько часов, чтобы она оставалась безупречной, даже если она уже чиста.
  • Постоянно думать о проблемах других людей: о проблемах вашего друга, о проблемах друга вашего друга и так далее.
  • Всегда в наушниках и постоянно слушаю все, кроме того, что у вас в голове и на сердце.
  • Постоянно спит, особенно когда весь остальной мир бодрствует.
  • Слишком много времени на просмотр телевизора или другого экрана.
  • Принимать ванну или мыть руки каждый день утром и днем ​​или ежечасно.
  • Употребление наркотиков, чтобы опускаться, опускаться, сбиться с пути или вообще оторваться от своего тела и жизни.
  • Неоднократный уход: выход из комнаты, выход из дома, выезд из города, чтобы избежать трудностей. Желание проводить все больше и больше времени в одиночестве.
  • Озабоченность смертью, суицидальные мысли.
  • Постоянно думает о чем-то одном.

Мои Чувства
Ответственность за чувства означает, что мы берем на себя ответственность за то, что происходит, когда мы выходим из-под контроля.Если вы находитесь в плохом, мерзком, синем фанке в своей жизни, вы несете определенную ответственность за свое влияние на окружающих вас людей. Если друг говорит: «Парень, ты вчера был в плохом настроении, а мне не нравилось, что на меня кричат», — признайся. Вы могли бы сказать что-то вроде: «Ты прав, я не должен был сваливать это на тебя, и мне очень жаль».

Нашим отношениям очень трудно работать, когда мы не знаем, что чувствует друг друга. Если мы поделимся своими чувствами с кем-то, это расскажет им, что происходит внутри нас.Если мы не расскажем, мы действительно не узнаем, что происходит или где мы находимся друг с другом.

Безопасное правило для того, чтобы поделиться своими чувствами с другим человеком, — начать со слов: «Я чувствую …». Использование подобного «я» утверждения удерживает вас от обвинения другого человека в своих чувствах. Например, «Я злюсь, когда ты опаздываешь» лучше, чем «Ты меня злишь, когда ты опаздываешь». В первом утверждении говорится, что я отвечаю за свои чувства и что ваше поведение (опоздание) негативно влияет на наши отношения.Во втором утверждении говорится, что другой человек имеет власть над моими эмоциями, и его опоздание меня расстраивает — что я жертва.

Самое замечательное в чувствах — это то, что они все ваши. Более того, вы можете научиться больше отвечать за свои чувства, если захотите. Это ОДНА часть вашей жизни, где вы можете принимать решения о том, чего вы хотите для себя. Затем, если есть люди, которые, кажется, хотят заставить вас чувствовать себя плохо, вы можете проигнорировать приглашение. Так здорово быть ответственным за свою жизнь.

Об авторе
Эрл Хипп — писатель, спикер и консультант. Он работает с предприятиями, школами, родительскими группами и другими организациями, чтобы помочь людям справляться с жизненными проблемами и лучше ладить друг с другом. Он написал Борьба с невидимыми тиграми — Руководство по управлению стрессом для подростков и три брошюры для серии «Встречи для молодежи» Хейзелден.

© Текст, 1991, Эрл Хипп; иллюстрации, Л.К. Hanson
Все права защищены.

Как мы читаем эмоции по лицам · Границы для молодых умов

Аннотация

Умение читать эмоции по лицам — очень важный навык. Можно даже назвать это сверхдержавой. Люди во всем мире используют этот навык, когда общаются друг с другом. Но одинаково ли распознают и интерпретируют выражения лица люди, принадлежащие к разным культурам? По мнению ученых, ответ — и да, и нет. Да, потому что система мозга, специализирующаяся на распознавании лиц, одинакова в разных культурах, поэтому все мы можем распознавать основные эмоции, такие как счастье или печаль, глядя на другие лица.Нет, потому что культура влияет на то, как мы ведем себя и как мы думаем, а это значит, что она также влияет на правила, которые мы изучаем в детстве, которые говорят нам, когда и как проявлять свои эмоции. В этой статье мы обсудим, как мы можем читать эмоции по лицам и как мы можем по-разному читать эмоции в зависимости от того, откуда мы.

Введение

Представьте, если бы я сказал вам, что у вас может быть суперсила, которая позволит вам узнать что-то очень личное о других людях — их чувства.Достаточно одного взгляда на специальную карту, и вы поймете, счастливы ли люди, грустят, злы или скучно, и они вам ничего не скажут. Что ж, почти у всех нас уже есть эта сверхдержава. А карта, которую мы используем каждый день для чтения эмоций других людей, — это лицо.

Как мы можем определить, что люди чувствуют, по их мимикам? Эта сверхдержава работает одинаково во всем мире?

Чтобы понять механизм чтения эмоций, давайте подумаем о человеческом лице.Вы когда-нибудь слышали поговорку «Глаза — зеркало души»? Возможно, маловероятно увидеть чью-то душу их глазами (в конце концов, наши глаза — не настоящие окна), но одна из причин, по которой люди используют это высказывание, заключается в том, что глаза очень важны для понимания того, что чувствуют другие люди. Фактически, мы можем многое узнать о других по выражению их лиц, а другие люди могут многое рассказать о нас по нашим лицам. Подумайте обо всех способах выражения эмоций, используя только лицо! Кажется, что даже младенцы рождаются с пониманием важности лиц, потому что уже через 9 минут после рождения младенцы предпочитают смотреть на лица, а не на какие-либо другие предметы [1].К 12 дням младенцы уже могут имитировать мимику взрослых [2]. Эта способность очень важна для их развития, потому что она помогает им позже научиться говорить и думать.

Роль мозга в чтении лиц

Но почему для нас важно уметь читать эмоции по лицам других людей? Причина в том, что понимание эмоций других может быть важным для нашего выживания и благополучия. Представьте, например, что в один солнечный день вы с другом стоите в поле и разговариваете о своей любимой игре.Вы смеетесь, болтаете и наслаждаетесь разговором. Внезапно лицо вашего друга превращается из улыбающегося в испуганное, а его глаза внезапно переключаются с вашего взгляда на вас. Теперь ваш друг действительно обеспокоен. Так и должно быть! Вы поворачиваетесь и следите за взглядом друга, и что вы видите? На тебя бежит огромный голодный медведь! В этом случае ваша способность распознавать эмоции друга по его мимике может спасти вам жизнь (на это способны сверхспособности).

Поэтому неудивительно, что мозг очень активно участвует в интерпретации информации с лиц других людей.Ученые обнаружили, что большие части мозга отвечают за понимание того, что мы видим. Области мозга, которые участвуют в этой функции, являются частью так называемой «зрительной системы» и расположены в основном в задней части мозга, в так называемой затылочной доле (красная область на рисунке 1А). В визуальной системе есть особая роль, которая играет важную роль в интерпретации информации, раскрываемой лицами, например, кто такой человек и как он себя чувствует. Эта область называется веретенообразной лицевой областью, которая является частью веретенообразной извилины (сокращенно FFG, см. Рисунок 1B).Используя специальное оборудование для получения изображений, измеряющих количество кислорода в головном мозге, называемое функциональным магнитно-резонансным сканером , ученые показали, что, когда люди смотрят на изображения лиц, веретенообразная область мозга проявляет большую активность по сравнению с когда одни и те же люди смотрят на картины природы или домов [3].

  • Рисунок 1
  • Важные области в сети восприятия лица мозга. На этом рисунке показаны области, которые являются центральными для интерпретации выражения эмоций на лице.На панели А показана затылочная доля (красным цветом), которая является важной частью системы мозга, которая интерпретирует информацию, которую мы воспринимаем глазами. На панели B вы смотрите на мозг так, как если бы человек немного меньше вас смотрел прямо на вас. На рисунке показана веретенообразная извилина (зеленым цветом), которая важна для понимания того, кто человек и что он чувствует, и миндалевидное тело (зеленое), которое важно для понимания эмоций. Миндалевидное тело — это меньшая по размеру область, расположенная по обеим сторонам мозга.Фигуры мозга были созданы с помощью Neurosynth, онлайн-инструмента, который объединяет информацию из многих функциональных исследований магнитно-резонансной томографии.

Чтобы понимать эмоции, зрительная система работает вместе с другими частями мозга. Одна из этих частей называется миндалевидным телом . Миндалевидное тело очень важно для чтения эмоций других людей. Он расположен в нижней части мозга (рис. 1В). Итак, всякий раз, когда вы пытаетесь понять эмоции своих друзей, ваша миндалина и ваша FFG общаются друг с другом.Когда разные области мозга часто разговаривают друг с другом, эти области образуют сеть. FFG и миндалевидное тело являются частью сети восприятия лица мозга [4]. Когда части сети восприятия лица повреждены, например, в результате несчастного случая, людям будет сложно узнавать лица других людей и интерпретировать их эмоции [5]. Иногда они даже не могут распознать собственное лицо, когда смотрят в зеркало. Это состояние называется прозопагнозией, или слепотой лица.

Как культура влияет на то, как мы проявляем эмоции?

Человеческие существа во всем мире имеют схожую структуру мозга и используют сходные лицевые мышцы для выражения основных эмоций, таких как счастье, печаль, страх, удивление, гнев и отвращение. Означает ли это, что все мы одинаково выражаем и читаем эмоции друг друга? Ответ, по мнению ученых, изучающих эмоции, — и да, и нет. Хотя многие эксперименты показали, что люди во всем мире могут точно распознавать базовые эмоции, такие как счастье, печаль, гнев и страх, другие исследования показали, что существуют различия в способах чтения выражений лиц в зависимости от того, откуда они родом.Это имеет смысл, если учесть, что люди в разных культурах не все ведут себя и думают одинаково.

Одно из этих культурных различий обнаружено в правилах отображения . Правила демонстрации — это правила, которые мы усваиваем в детстве и которые говорят нам, как и когда выражать свои эмоции. Например, в некоторых странах, таких как США, правила показа гласят, что можно показывать свои эмоции другим, когда мы очень грустны или очень счастливы, и при этом вежливо смотреть в глаза людям.В других странах, например в Японии, правила демонстрации гласят, что лучше не показывать слишком много сильных эмоций в присутствии других и что смотреть людям в глаза считается невежливым. Ученые изучали правила отображения в течение многих лет и в разных культурах, чтобы понять, как они влияют на то, как люди во всем мире выражают и читают эмоции. Почти 50 лет назад ставший знаменитым эксперимент показал, насколько правила отображения различаются в разных культурах [6]. В этом эксперименте американских и японских участников попросили дважды посмотреть видео, вызывающие стресс.Первый раз они смотрели фильмы в одиночку, а второй раз они смотрели с другим человеком (экспериментатором) в комнате. Эксперимент показал, что и японские, и американские участники имели схожую мимику, когда смотрели фильмы в одиночку. Но когда с ними был кто-то еще, японские участники предпочитали не показывать свои негативные чувства. Вместо этого, чтобы скрыть свои негативные чувства, они начали улыбаться. Американцы же продолжали демонстрировать свои отрицательные эмоции перед экспериментатором.Ученые пришли к выводу, что причина, по которой японские и американские участники вели себя по-разному в присутствии других людей, заключалась в правилах демонстрации, которые они усвоили в своих культурах.

Люди из разных культур по-разному анализируют выражения эмоций

Правила отображения не только говорят нам, как и когда выражать эмоции, но также влияют на то, как мы видим и понимаем эмоции у других. Например, в некоторых культурах люди привыкли видеть лица, выражающие сильные эмоции.В других случаях, где правила демонстрации гласят, что эмоции не всегда следует выражать сильно, люди привыкли к менее выраженным лицам. Когда вы достаточно часто видите эмоциональные выражения схожей силы в вашей культуре, это влияет на то, как вы читаете эти эмоции по выражениям лица.

Итак, что, если вы хотите выяснить, что кто-то чувствует. Какая часть лица дает вам наибольшую подсказку? Ответ на этот вопрос дают эксперименты, в которых использовались айтрекеры. Айтрекер — это специальное устройство, которое отслеживает движения глаз и, следовательно, может сказать ученым, куда именно смотрит человек.Айтрекеры позволяют ученым изучать, на какие области лица люди обращают наибольшее внимание (например, глаза или рот), когда они пытаются понять эмоции других. Эти эксперименты показали, что в зависимости от того, откуда люди, они сосредотачивают свое внимание на разных частях лица, пытаясь понять, что чувствуют другие. Например, участники из Восточной Азии в основном ищут подсказки по глазам. Западные участники находят подсказки во всем лице, включая глаза, брови, нос и рот.Это говорит о том, что люди из разных культур выражают свои эмоции, используя разные лицевые сигналы, а также разные культуры по-разному анализируют лицевые жесты [7]. Одна из причин этих культурных различий заключается в том, что правила отображения также влияют на то, как мы обрабатываем информацию с лица и на то, как мы разделяем эту информацию на эмоции.

Что, если бы вы увидели лицо, на котором глаза и рот выражают разные эмоции (например, глаза грустные, а рот счастливый)? Вы бы обращали больше внимания на то, что отображают глаза или рот? Один эксперимент показал, что у людей будут разные ответы в зависимости от их культуры [8].Японцы в основном читают эмоции, сигнализируемые глазами, в то время как американцы больше сосредотачиваются на области рта, чтобы прочитать эмоции. Фактически, вы можете увидеть похожую картину, если посмотрите на смайлики (смайлики), используемые в разных культурах. Смайлики — это символы, в которых для выражения эмоций используются буквы, знаки препинания или цифры. В Азии, например, большинство смайлов используют разные формы глаз для выражения разных эмоций. В западных культурах большинство смайликов используют разные формы рта для выражения эмоций (рис. 2).

  • Рисунок 2
  • Смайликов, обычно используемых в восточной и западной культурах. На этом рисунке показано, чем отличаются смайлики, обычно используемые в восточных культурах, таких как Япония (левый столбец) и западных культурах, таких как США (правый столбец). Эмоции, выраженные смайликами, перечислены в средней колонке. Обратите внимание, как восточные смайлы выражают различные эмоции с помощью области глаз, тогда как западные смайлики выражают эмоции в основном с помощью рта.

Тренировка и проверка вашей суперсилы

Чтение лиц — это суперсила, которую вы сможете развить, если больше узнаете о ней и чем больше будете ее практиковать.Есть также разные игры, в которые вы можете играть со своими друзьями, чтобы увидеть, кто из вас лучше понимает эмоции. Например, вы можете сделать картинки или открытки с лицами, выражающими разные эмоции (счастье, злость, грусть, удивление, страх, отвращение). Затем кто-то может вытащить карточку и попытаться воспроизвести эмоцию из карточки, не используя никаких слов — только их лица. Остальные должны угадать, какую эмоцию пытается изобразить человек с картой. В качестве бонуса вы сможете попрактиковаться в актерских способностях!

Один из способов проверить свои навыки чтения эмоций — это тест «Чтение мыслей глазами», разработанный британским ученым Саймоном-Бароном Коэном.В этом тесте участники оценивают эмоциональные выражения только на основе изображений глаз, не видя остальной части лица. Это относительно сложно, и часто кажется, что это похоже на угадывание, но оказывается, что большинство людей достаточно квалифицированы для выполнения этой задачи. Хорошую онлайн-версию этого теста можно найти по этой ссылке. 1

Заключение

У большинства из нас есть сверхспособность читать эмоции других людей, и мы все используем для этого одну и ту же карту — лицо.Однако, как показали ученые, мы можем использовать карту немного по-разному в зависимости от того, откуда мы, несмотря на то, что используем одни и те же системы мозга. Культурные различия в наших убеждениях, поведении и правилах отображения будут влиять на то, как мы показываем и читаем эмоции. Эти культурные различия даже повлияют на то, на каких признаках лица мы выбираем фокусировать внимание при чтении эмоций. Изучение этих различий в том, как люди воспринимают эмоции, может помочь нам более успешно общаться с людьми со всего мира.

Глоссарий

Веретенообразная извилина : Веретеновидная извилина расположена в нижней части мозга и тянется почти на 2/3 длины мозга (начиная с затылочной доли, показанной на рисунке 1A, и распространяется вперед через височную долю ). Он участвует в визуальном восприятии, например в понимании цвета. Важно отметить, что веретенообразная область лица является частью веретенообразной извилины, и эта область особенно важна для понимания лиц (и частей тела).

Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) : Медицинский метод, позволяющий ученым и медицинским работникам получать изображения мозга с помощью сильных магнитных полей. Сканеры МРТ могут делать трехмерные изображения структуры мозга, а также измерять содержание кислорода в крови, поступающей в мозг. Изменения содержания кислорода в крови отражают активность нейронов и, следовательно, могут быть использованы для измерения активности мозга во время функциональной МРТ.

Миндалевидное тело : Миндалевидное тело — это область мозга, имеющая форму миндаля. Его можно найти на обеих сторонах мозга, примерно там, где прямая линия, проведенная через глаза, встречается с прямой линией, проведенной через уши. Он участвует в ряде форм поведения, включая обучение и память, эмоции и обнаружение важных событий в окружающей среде.

Правила отображения : Правила о том, когда, где и как уместно выражать эмоции.Обычно люди изучают эти правила, когда начинают общаться с другими людьми из своей собственной культуры. Ученые показали, что в зависимости от культуры, из которой происходят люди, могут быть различия в правилах отображения.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.


Сноска

[1] http: // socialintelligence.labinthewild.org/mite/


Список литературы

[1] Мортон Дж. И Джонсон М. Х. 1991. КОНСПЕК и КОНЛЕРН: теория двух процессов распознавания лиц младенцев. Psychol. Ред. 98 (2): 164–81. DOI: 10.1037 / 0033-295X.98.2.164

[2] Мельцов А. Н. и Мур М. К. 1977 г. Имитация мимических и ручных жестов новорожденными людьми. Наука. 198 (4312): 75–8. DOI: 10.1126 / science.198.4312.75

[3] Канвишер, Н., Макдермотт, Дж., И Чун, М. М. 1997. Веретенообразная область лица: модуль в экстрастриальной коре головного мозга человека, специализирующийся на восприятии лица. J. Neurosci. 17 (11): 4302–11.

[4] Ishai, A. 2008. Посмотрим правде в глаза: это корковая сеть. Нейроизображение 40 (2): 415–9. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2007.10.040

[5] Wada, Y., and Yamamoto, T. 2001. Избирательное нарушение распознавания лиц из-за гематомы, ограниченной правой веретенообразной и латеральной затылочной областью.J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 71 (2): 254–7. DOI: 10.1136 / jnnp.71.2.254

[6] Экман, П. 1971. Универсальность и культурные различия в выражении эмоций на лице. В: Коул Дж., Редактор. Симпозиум Небраски по мотивации. (Том 19), Линкольн, NE: University of Nebraska Press. п. 207–82.

[7] Джек, Р. Э., Блейс, К., Шиперс, К., Шинс, П. Г., и Калдара, Р. 2009. Культурная неразбериха показывает, что выражения лица не универсальны. Curr.Биол. 19: 1543–8. DOI: 10.1016 / j.cub.2009.07.051

[8] Юки, М., Мэддакс, В. В., и Масуда, Т. 2007. Одинаковы ли окна души на Востоке и на Западе? Культурные различия в использовании глаз и рта в качестве сигналов для распознавания эмоций в Японии и США. J. Exp. Soc. Psychol. 43 (2): 303–11. DOI: 10.1016 / j.jesp.2006.02.004

Ваш эмоциональный мозг | AMNH

Ваш мозг получает информацию из двух разных источников: ваши чувства, говорят вам, что происходит во внешнем мире, а ваши эмоции, существуют внутри вашего тела, чтобы рассказать вам, что эти события и обстоятельства значат для вас.Подобно тому, как голод побуждает вас искать пищу, эмоции побуждают вас заботиться о других потребностях, таких как безопасность и общение, которые в конечном итоге способствуют выживанию и воспроизводству.

Как это работает

Эмоции контролируются уровнями различных химических веществ в вашем мозгу, но не существует одного химического вещества «любви» или «ненависти».В любой момент активны десятки химических посланников или нейромедиаторов. Некоторые из этих нейромедиаторов проходят между отдельными клетками, а другие передаются по целым областям мозга. Наслаивая сигналы на другие сигналы, ваш мозг может регулировать вашу реакцию на вещи и эффективно изменять ваше настроение. Например, если вы в опасности, ваш мозг выделяет гормоны стресса, которые заставляют вас реагировать быстрее, наполняя определенные области нейромедиатором адреналином (адреналином). Когда опасность утихает, ваш мозг посылает успокаивающий сигнал в виде химических веществ, которые ослабляют реакцию областей, вызывающих страх.

Когда вы чувствуете эмоцию, она часто написана на вашем лице. В то время как все млекопитающие вызывают основные эмоции, такие как страх и гнев, у людей особенно развиты социальные эмоции, такие как стыд, вина и гордость, которые включают осознание того, что другие люди думают и чувствуют о нас.

За пределами нашего «мозга ящерицы»

У ящериц и людей общие части мозга, которые они унаследовали от рыб. Эти части отвечают за основные функции организма, такие как дыхание, равновесие и координацию, и простые побуждения к выживанию, такие как кормление, совокупление и защита.Вместе эти части — ствол мозга, мозжечок и базальные ганглии — небрежно называют «мозгом ящерицы». Чем млекопитающие отличаются от ящериц?

Борьба с депрессией

Миллионы американцев принимают антидепрессанты, которые изменяют то, как мозг обрабатывает серотонин, нейромедиатор, связанный с чувством безмятежности и оптимизма. Эти препараты, называемые селективными ингибиторами обратного захвата серотонина (СИОЗС), повышают уровень серотонина в синапсах, блокируя его удаление.Что происходит с мозгом при введении антидепрессанта? Какие еще практики можно применять для борьбы с депрессией?

Любовь

Что такое любовь? Нейробиологи пока не могут ответить на этот вопрос. Но они узнали больше о том, как чувства, возникающие, когда люди «связываются», производятся в мозгу. Если вы посмотрите, как люди связываются со своими товарищами и заботятся о своих детенышах, вы увидите некоторые удивительные сходства между нами и другими видами. Могут ли химические вещества в вашем мозгу укреплять и ослаблять семейные узы?

Карты субъективных ощущений | PNAS

Значение

Субъективные чувства — центральная черта человеческой жизни, но их относительная организация остается неуловимой.Мы нанесли на карту «пространство человеческих чувств» для 100 основных чувств, от когнитивных и аффективных процессов до соматических ощущений; в ходе анализа мы объединили рейтинг основных параметров, отображение сходства, отображение телесных ощущений и метаанализ нейровизуализации. Все чувства были эмоционально нагружены, и значимость телесных и психических переживаний была коррелирована. Чувства сформировали пять групп: положительные эмоции, отрицательные эмоции, когнитивные процессы, соматические состояния и гомеостатические состояния. Чувство пространства лучше всего объяснялось топографией эмоциональности, ментального опыта и телесных ощущений.Субъективно ощущаемое сходство чувств было связано с основными измерениями чувств и картами телесных ощущений. Это показывает, что субъективные чувства категоричны, эмоциональны и воплощены.

Абстракция

Субъективные чувства — центральная черта человеческой жизни. Мы определили организацию и детерминанты чувственного пространства, включающего 100 основных чувств, которые варьировались от когнитивных и аффективных процессов до соматических ощущений и распространенных заболеваний. Пространство ощущений определялось комбинацией рейтинга основных измерений, картирования сходства, отображения телесных ощущений и метаанализа нейровизуализации.В общей сложности 1026 участников приняли участие в онлайн-опросах, в которых мы оценили ( и ) для каждого чувства, интенсивность четырех предполагаемых основных параметров (ментальный опыт, телесные ощущения, эмоции и управляемость), ( ii ) субъективно испытанное сходство. из 100 чувств и ( iii ) топография телесных ощущений, связанных с каждым чувством. Нейронное сходство между подмножеством состояний чувств было получено из базы данных метаанализа NeuroSynth на основе данных 9821 исследования изображений мозга.Все чувства были эмоционально валентными, а выраженность телесных ощущений коррелировала с выраженностью ментальных переживаний, связанных с каждым чувством. Нелинейное уменьшение размерности выявило пять кластеров чувств: положительные эмоции, отрицательные эмоции, когнитивные процессы, соматические состояния и болезни, а также гомеостатические состояния. Организация пространства чувств лучше всего объяснялась основными измерениями эмоциональной валентности, ментальных переживаний и телесных ощущений. Субъективно ощущаемое сходство чувств было связано с основными измерениями чувств и топографией соответствующих телесных ощущений.Эти результаты показывают карту субъективных чувств, которые являются категориальными, эмоциональными и воплощенными.

Мы, люди, постоянно испытываем постоянно меняющийся поток субъективных ощущений, который исчезает только во время сна, повреждения мозга и вызванных лекарствами измененных состояний центральной нервной системы. Однако наиболее загадочно то, как устроен наш ментальный мир. Внешние и внутренние фрагменты информации, выходящие за рамки бессознательной обработки, могут быть преобразованы в достоверно сообщаемые субъективные переживания (1) или чувства, несущие отличительные субъективные квалиа — уникальный способ того, как мы чувствуем разные вещи.Например, попытка вспомнить название последней прочитанной книги качественно отличается от пронзительной головной боли во время высокой температуры. Термин «чувство» имеет множество психологических и физиологических определений, от субъективно доступного компонента эмоций до соматосенсорных переживаний, идей и убеждений. Здесь мы используем слово «чувство» для обозначения текущего, субъективно доступного феноменологического состояния человека. Эти внутренние ощущения организуют нашу умственную жизнь, а также являются жизненно важными признаками нашего благополучия (2, 3).Следовательно, самые частые причины обращения за медицинской помощью — различные неприятные ощущения (4). Несмотря на центральное значение субъективных чувств для нас самих и нашего сознательного благополучия, относительная организация и детерминанты различных чувств остаются плохо изученными.

В нашем теле происходят изменения, связанные с нашим благополучием, физической активностью, уровнем стресса и эмоциональным состоянием. Таким образом, интероцептивные и соматосенсорные входы вносят значительный вклад в субъективные ощущения (5–7).Поскольку выживание организма зависит от его способности поддерживать свою физиологию в оптимальном гомеостатическом диапазоне, способность сознательно контролировать и чувствовать определенные физиологические состояния (такие как жажда и голод) и обнаруживать потенциальное повреждение тканей уже имела решающее значение для наших предков ( 3, 7). Такие чувства заметно различаются по своей умственной значимости. Например, сердцебиение и пищеварительные процессы большую часть времени остаются незамеченными, тогда как почти невозможно избавиться от агонии, услышав о потере близкого друга.Такая градуированная интенсивность чувств позволяет отфильтровать неважные из ограниченного рабочего пространства в исполнительной системе и сосредоточить наши управленческие навыки решения проблем для решения самых неотложных (8).

Положительные и отрицательные эмоции — физиологические, моторные и когнитивные программы — неотъемлемо связаны с субъективными чувствами (7, 9), и эмоции часто рассматриваются как важный строительный блок сознания. Таким образом, возникновение сознательных чувств может потребовать, чтобы мозг генерировал паттерны сенсомоторной нейронной активации объектов или событий, а также нейронные паттерны относительно того, как (положительно или отрицательно) эти события изменяют состояние организма (10).Несмотря на многочисленные схемы классификации конкретных эмоций (11, 12), вклад эмоции в другие состояния чувств, которые традиционно не рассматриваются как эмоции (например, когнитивные и гомеостатические процессы), остается неизвестным. Наконец, наша способность контролировать различные физические и психические состояния сильно различается. Простое переключение внимания через комнату может быть выполнено быстро, в то время как вставание с кровати в 4 часа утра, чтобы успеть на ранний рейс, требует значительных усилий, а подавить сильную скорбь на похоронах партнера будет практически невозможно.Чувство управляемости или свободы воли — наш опыт инициирования, выполнения и контроля мыслей и действий — является центральным принципом феноменологического опыта человека (13, 14). Поскольку такое чувство контроля связывает наши мысли и действия с нашей собственностью (13), оно также может быть одним из ключевых аспектов субъективных ощущений.

Здесь мы обращаемся к фундаментальным принципам, которые организуют человеческие состояния чувств ( SI Приложение , рис. S1). Мы спросили ( i ), как люди организуют свои чувственные состояния, ( ii ) какие ментальные переживания и телесные ощущения лучше всего объясняют репрезентативную структуру чувств и ( iii ) являются ли ментальные переживания и телесные ощущения связаны с различными паттернами нейронной активации.Мы сосредоточились на отображении основных измерений (Эксперимент 1), онтологии (Эксперимент 2), а также телесной (Эксперимент 3) и нейронной (метаанализ и синтез Экспериментов 1–3) основы широкого спектра состояний чувств ( SI Приложение , рис. S2 и таблица S1). Сначала мы количественно оценили относительную интенсивность четырех предполагаемых основных субъективных измерений (интенсивность телесных ощущений, значимость ментального опыта, эмоциональная валентность и способность действовать) 100 общих субъективных чувств, относящихся к гомеостатическим (например,ж., голод) и эмоциональных (например, удовольствия) состояний на когнитивные функции (например, вспоминание). Мы также измерили относительную частоту переживания каждого чувства как промежуток времени с момента последнего запомнившегося возникновения каждого чувства. Затем мы измерили испытываемое подобие этих субъективных ощущений и составили карту телесных ощущений, связанных с каждым чувством. Паттерны нейронной активации, связанные с каждым состоянием, были получены с использованием крупномасштабного мета-анализа данных фМРТ. Мы количественно оценили пространственные представления этих состояний и связали репрезентативную организацию субъективных состояний с их телесными и нейронными паттернами активации.Мы показываем, что субъективные ментальные состояния воплощены и эмоционально валентны, и что существует четкое соответствие между ментальными переживаниями и их телесной основой, что также относится к лежащим в основе паттернам нейронной активации в телесной сфере.

Результаты

Эксперимент 1: Основные аспекты субъективных ощущений.

Рис. 1 показывает связи между основными измерениями субъективных ощущений, а SI Приложение , Рис. S2 показывает соответствующие функции плотности вероятности данных, агрегированных по субъектам (см. SI Приложение , Таблица S1 для средних и SEs). среднего).Все протестированные состояния были связаны с выраженными психическими и телесными ощущениями. Относительная сила психических переживаний и телесных ощущений сильно различалась в зависимости от состояния, но была линейно связана, когда соответствовала отдельным линиям регрессии для двух основных кластеров данных. Большинство состояний чувств были эмоциональными — приятными или неприятными. Лишь немногие, в основном физиологические и когнитивные состояния, воспринимались как эмоционально нейтральные. Как и ожидалось, эмоциональная интенсивность (т.е., отклонение от нейтрального аффективного состояния средней точки в сторону удовольствия или неудовольствия) было значительно связано с интенсивностью как ментальных, так и телесных ощущений. Приятные и контролируемые состояния встречались чаще, чем неприятные и неконтролируемые. Наконец, субъекты чувствовали меньший контроль над неприятными, чем приятные чувства, и меньший контроль над телесными состояниями, чем над психическими состояниями.

Рис. 1.

Связи между основными измерениями субъективного опыта. Гистограммы показывают распределение для каждого оцененного измерения с наложенными кривыми плотности вероятности на кластеризацию в Эксперименте 2.Диаграммы рассеяния показывают медианные баллы z для каждого из 100 чувств (см. Приложение SI , рис. S2 для полной плотности распределения). Цветовое кодирование токенов основано на кластеризации для эксперимента 2. Нормализованные данные моделируются одной или двумя линиями регрессии LS в зависимости от оптимального соответствия. Все указанные значения являются корреляциями Спирмена * P <0,05, ** P <0,005.

Эксперимент 2: Отображение пространства мысленных чувств.

Затем мы составили карту топографической организации состояний чувств на основе оценок сходства, полученных в эксперименте 2.На рис. 2 показано двухмерное изображение пространства чувств. Кластеризация на основе плотности (DBSCAN; ссылка 15) и t-распределенное стохастическое встраивание соседей (t-SNE; ссылка 16) выявили пять дискретных кластеров: положительные эмоции, отрицательные эмоции, когнитивные процессы, соматические состояния и болезни и гомеостатический состояния. Затем были использованы тепловые карты интенсивности топографических измерений (на основе эксперимента 1) для оценки того, как состояния в каждом кластере различаются по отношению к лежащим в основе базовым измерениям.Два измерения t-SNE производного пространства чувств, отображаемых в первую очередь на силу ментальных чувств на вертикальной оси и эмоциональную валентность (приятное-неприятное) на горизонтальной оси, так что как положительные, так и отрицательные эмоциональные состояния переживались сильно, и гомеостатические процессы и болезни слабо в уме. Эмоциональная валентность также была связана с чувством контроля, поскольку ощущения, связанные с познанием и положительными эмоциями, были самыми легкими, а ощущения, связанные с болезнями и отрицательными эмоциями, контролировать труднее всего.Интенсивность телесных ощущений нанесена на нижние углы пространства. Пространства чувств были согласованы у всех участников со средней надежностью деления половинной корреляции Спирмена, равной 0,94 ( SI, приложение , рис. S3).

Рис. 2.

Пространство ощущений. ( Верхний ) Двумерная карта пространства ощущений на основе матрицы среднего расстояния задачи сортировки между элементами, упорядоченными с помощью t-SNE и сгруппированными с помощью DBSCAN. Цветовая кодировка указывает структуру кластера; серые чувства явно не принадлежат ни к какому кластеру.Цветные элементы с черным краем — это элементы границы DBSCAN. Чтобы сохранить информацию матрицы расстояний, ближайшие три элемента для каждого узла соединены линиями. Толстые темные линии показывают расстояния, которые относятся к верхнему 33-му процентилю визуализированных линий (т. Е. Ближайшим элементам). ( Нижний ) Тепловые карты, показывающие, насколько сильно каждое базовое измерение субъективного опыта связано с каждым отдельным чувством в каждом месте пространства ощущений. Цветовое кодирование показывает относительную интенсивность как медианное значение z -баллов (как на рис.1) от высокого (красный) к низкому (синий).

На рис. 3 показаны телесные ощущения, связанные с каждым чувственным состоянием, показывая, что почти все чувственные состояния были связаны с уникальной, различимой картой телесных ощущений. Хотя организация этих телесных карт была связана с организацией субъективной организации чувственных состояний (например, Эксперимент 2), t-SNE-картирование, основанное на телесных ощущениях, более четко выявило линейный континуум вдоль распределенных по сравнению с фокусными отпечатками пальцев тела. чувства ( SI Приложение , рис.S4 и S5).

Рис. 3.

Карты телесных ощущений. Интенсивность пикселей показывает области, где каждое ощущение было связано со статистически значимыми ( P <0,05, скорректировано FDR) телесными ощущениями. Данные расположены в матрице примерно так, как на рис. 2; кластеризация - в соответствии с экспериментом 2. Цветная полоса указывает размер эффекта. См. Приложение SI , рис. S4 и S5 для пространственного размещения по t-SNE.

Репрезентативное сходство между нейронной активацией и областями субъективных ощущений.

Наконец, мы оценили репрезентативное сходство между измеренными характеристиками субъективного опыта. Этот анализ репрезентативного сходства по всем измерениям (RSA; ссылка 17) (рис. 4) показал, что метрика основного истинного сходства (т. Е. Субъективно ощущаемая организация) в значительной степени связана со всеми основными измерениями, а также с телесными ощущениями. и семантическое сходство. Карты телесных ощущений также были в значительной степени связаны со всеми другими параметрами, кроме управляемости и провала.Семантическое сходство было связано с телесной выразительностью, эмоциями, картами телесных ощущений и нейронным сходством (NeuroSynth). Структура нейронного сходства, в свою очередь, была связана со сходством телесных выделений, карт телесных ощущений и семантического сходства [все значения P <0,05, коэффициент ложного обнаружения (FDR) исправлен].

Рис. 4.

Репрезентативное сходство между детерминантами субъективного опыта (корреляция Спирмена). Каждая ячейка в матрице представляет собой попарный RSA между двумя матрицами сходства для 100 чувств; * P <0.05 (скорректированный FDR), ** P <0,005 (скорректированный FDR, установление порога значимости на основе перестановок).

Обсуждение

Наши данные представляют собой подробную карту пространства человеческих чувств, где субъективные ощущения сильно связаны с телесными ощущениями, и почти все субъективные переживания оцениваются по эмоциональному тону. Субъективные состояния лучше всего описывались на двухмерной карте с пятью отдельными группами чувств. Анализ репрезентативного сходства выявил сильное соответствие между пространством ментальных ощущений и соответствующими телесными ощущениями, основными измерениями субъективного опыта, а также сходство между картами нейронных и телесных ощущений в различных субъективных ощущениях.В целом эти результаты показывают, что состояния чувств категоричны, эмоциональны и воплощены.

Организация пространства чувств.

Субъективные ощущения были организованы как двумерное пространство с дискретной пятикластерной структурой (положительные эмоции, отрицательные эмоции, когнитивные процессы, соматические состояния и болезни, а также гомеостатические и сенсорные состояния). Это сопоставление было согласованным для разных людей, предполагая, что пространство ощущений минимально зависит от индивидуальных различий. Таким образом, его организация, вероятно, отражает внутреннюю связь между сенсорной и интероцептивной системами и лобно-теменной цепью мозга, поддерживающей сознательно доступные чувства (18).В сочетании с интенсивностью топографии основных оценок чувственного измерения пространство чувств лучше всего описывалось ортогональными измерениями аффективной валентности (приятное-неприятное) и ментальной значимости (низкий – высокий), при этом телесные ощущения наиболее глубоко переживались на антидиагонали. (положительные эмоции и болезни; рис. 2). Группирование чувств, вероятно, отражает то, как мозг связывает и взвешивает интероцептивные и экстероцептивные входные данные для генерации каждого чувственного состояния.

Когда люди оценивают присутствие психических функций у других агентов, наличие физиологического, эмоционального и когнитивно-перцептивного опыта, а также чувство свободы воли являются наиболее важными определяющими факторами, определяющими принятие решения (19, 20).Эти измерения также были заметны в настоящих данных, указывая на то, что наши собственные чувства обеспечивают якоря, против которых можно приписывать психические состояния других существ. Таким образом, совместное картирование чувств людей может выполнять важные социальные функции. Например, способность обмениваться сознательными состояниями между людьми через петли действия-восприятия является важным строительным блоком общительности (21), а способность способствовать социальной сплоченности путем обмена чувствами, вероятно, уже принесла значительные эволюционные преимущества нашим предкам (22). .

Чувства связаны с телесными процессами.

Чувства систематически соотносились с телесными состояниями, даже если они считались чисто когнитивными, такими как присутствие или рассуждение. Кроме того, чем сильнее чувствовалось какое-то чувство в теле, тем более заметным оно было ментально. Различные чувства были связаны с различными телесными отпечатками пальцев, и репрезентативная структура этих телесных карт сходилась с мысленно переживаемой структурой чувств: квалиа ментального опыта любого данного чувства были связаны с уникальной топографией сопутствующих телесных ощущений.Этот вывод согласуется с результатами, показывающими, что произвольное воспроизведение состояний тела, связанных, например, с конкретными эмоциями, приводит к субъективному ощущению соответствующей эмоции (23). Соответственно, текущее эмоциональное чувство человека можно точно классифицировать с помощью сигналов от первичной соматосенсорной и островной коры (24). Таким образом, интероцептивная передача сигналов, связанная в первую очередь с гомеостазом и угрожающим повреждением тканей, является важной характеристикой субъективных ощущений в целом (3, 7), подобно тому, как это было ранее установлено специально для эмоциональных состояний (25, 26).Такое воплощение субъективных переживаний может также распространяться на самосознание: взрослые и дети постоянно думают, что «я» занимает какое-то физическое место в теле — часто в голове, но также очень часто в туловище (27). Однако даже когда некоторые типы поражений спинного мозга препятствуют проникновению интероцептивных сигналов в мозг, они не обязательно отменяют субъективное осознавание; например, пациенты с чисто вегетативной недостаточностью могут по-прежнему испытывать воплощенные субъективные состояния, такие как эмоции (28).Более того, полное двустороннее поражение интероцептивных областей островка не устраняет эмоции (29). Таким образом, телесная обратная связь не может быть единственной причиной субъективных ощущений, что также было подтверждено нашим анализом репрезентативного сходства.

Эмоции как основное измерение субъективных ощущений.

Почти все субъективные ощущения были наделены эмоциональными качествами. Во время эмоций соотношение пользы и вреда, связанное с внешними и внутренними событиями, вызывает комплексное сочетание хороших и плохих чувств, энергичную активацию или расслабление.Такие аффективные ощущения связаны с когнитивными, перцептивными и физиологическими процессами и, таким образом, составляют основу субъективного опыта человека в целом (9). Эмоциональная интенсивность оказалась лучшим предиктором организации пространства субъективных ощущений в RSA. Несмотря на то, что как ученые (30), так и непрофессионалы часто считают аффект и познание хотя бы частично независимыми, мы обнаружили, что большинство чувств на самом деле несут аффективную валентность, что еще раз подчеркивает важность аффекта для сознательных состояний в целом (10).Предыдущие исследования были сосредоточены на отображении чувств, связанных с прототипными эмоциями (11, 12). Однако настоящие данные показывают, что канонические базовые и социальные эмоции занимают ограниченную область всего пространства чувств, которое охватывает широкий спектр психических и телесных функций и состояний. Этот результат согласуется с рассуждениями о том, что одни и те же лобно-теменные системы головного мозга служат основой как эмоциональных, так и неэмоциональных чувств, но так что для добавления аффективного качества к определенным эмоциям необходим вход подкорковых и других корковых систем, связанных с физиологическими и поведенческими аспектами эмоций. чувства (18).

Связи между разумом, телом и мозгом в создании чувств.

Анализ репрезентативного сходства показал, что субъективные чувства имеют несколько детерминант. Используя организацию, основанную на расположении, в качестве метрики «основной истины», мы обнаружили, что она связана как с организацией специфичных для чувств телесных топографий, так и с относительной интенсивностью основных измерений чувств. Однако организация субъективных ощущений на ментальном и воплощенном уровне лишь слабо соответствовала чистому семантическому («есть») сходству, подтверждая, что пространство чувств не просто отражает взаимозаменяемость семантических понятий (т.е., названия чувств), использованные в исследовании (31). Напротив, каждое чувственное состояние, вероятно, характеризуется комбинацией интероцептивных и экстероцептивных входных сигналов, оцениваемых также с точки зрения эмоциональных качеств. Мы предлагаем, чтобы люди интуитивно связали эти шумные входные данные в согласованные субъективные переживания, аналогично тому, как ранее было обнаружено, что происходит с сенсорным восприятием, так что высокие частоты, яркие цвета и высокие пространственные положения сочетаются друг с другом (32).

Нейронная организация чувств была также связана с их телесной основой и семантическим сходством, определяемым базой данных, что свидетельствовало о специфических нейронных сигнатурах конкретных субъективно ощущаемых телесных состояний (10, 26).Однако такое прямое отображение не распространяется на психические состояния, и не было обнаружено никакой связи между субъективным и нервным измерениями. Это открытие не является полностью неожиданным, учитывая, что общие паттерны нейронной активации, связанные, например, со зрением (затылочная кора) и слухом (височная кора), пространственно расходятся, несмотря на ощущаемое сходство процессов. Таким образом, в отличие от телесных ощущений, субъективные психические состояния более высокого порядка не обязательно сводятся к локальной активации мозга.Однако наш анализ ограничен пространственной точностью фМРТ и одномерным характером базы данных NeuroSynth. Предыдущие исследования, в которых использовалось многомерное распознавание образов, действительно связали сходство паттернов нейронной активации со сходством субъективных сенсорных восприятий (33) и чувств (24), предполагая прямую связь между активностью мозга и субъективными переживаниями.

Ограничения.

Мы использовали относительно грубое разграничение субъективных состояний — например, «видение», вероятно, будет совсем другим, когда мы видим рычащего черного медведя, а не милого малыша.Однако на этом этапе нашей целью было охарактеризовать взаимосвязь наиболее фундаментальных аспектов человеческих чувств, а не детальное рассечение квалиа в каждой возможной области. Объяснение того, как различные квалиа, такие как удовольствие от секса или агония, вызванная страданиями наших близких, связаны с нейронной активностью, известно как «трудная проблема» сознания (34). Хотя наши данные ясно указывают на телесную и эмоциональную основу субъективных чувств, эта связь явно не объясняет, как телесные ощущения трансформируются в субъективные квалиа.Эта проблема дополнительно подчеркивается отсутствием репрезентативного сходства между субъективными ощущениями и их нейронными сигнатурами (рис. 4): мы не очень хорошо понимаем, как эти чувства генерируются в мозгу. Наконец, люди имеют ограниченный доступ к работе своих когнитивных процессов более высокого порядка (35), и мы не можем установить, насколько тесно субъективные ощущения, о которых сообщают сами люди, связаны с лежащими в основе нейронными и когнитивными механизмами.

Выводы

Почему мы вообще что-то испытываем? Настоящие данные предполагают, что мы ощущаем телесные события, которые потенциально хороши или плохи для нас.Мы обнаружили, что субъективные чувства категоричны, эмоционально валентны и воплощены, и что валентность и ментальная вовлеченность являются наиболее важными измерениями субъективных чувств. Эти результаты расширяют существующие модели роли соматосенсора (36) и воплощения (26, 37) в эмоциональной обработке до механизмов более общего уровня, определяющих природу человеческих переживаний.

Материалы и методы

Первоначальный список жетонов чувств был взят из Глоссария психологических терминов Американской психологической ассоциации (https: // dictionary.apa.org/), дополненные основными физиологическими и гомеостатическими процессами, а также распространенными заболеваниями. Затем мы выбрали в общей сложности 100 основных чувств ( SI, приложение , таблица S1), принадлежащих семи широким априорным категориям: познание (например, мышление, рассуждение), ощущение и восприятие (например, видение, слух), мотивационные состояния (например, , желание, тяга), эмоциональные состояния (например, гнев, страх), гомеостатические состояния (например, голод, жажда), физиологические процессы (например, дыхание, сон), общие заболевания (например,ж., грипп, лихорадка), а также чувства, лежащие в основе общих психических расстройств (например, депрессия, тревога). Пилотное исследование подтвердило, что эти ощущения охватывают как часто, так и редко испытываемые чувственные состояния.

SI Приложение , рис. S1 резюмирует протокол эксперимента. Всего 1026 участников (880 женщин; 146 мужчин) завершили эксперименты (эксперимент 1: n = 339, MD возраст = 27 лет, 300 женщин, 39 мужчин; эксперимент 2: n = 226, MD. возраст = 27 лет, 181 женщина, 45 мужчин; эксперимент 3: n = 461, MD возраст = 26 лет, 399 женщин, 62 мужчины).Их набирали из университетских списков рассылки и социальных сетей. Все экспериментальные исследования проводились онлайн. Сначала участники дали информированное согласие и предоставили справочную информацию (возраст, пол и образование). После этого участникам были предоставлены инструкции по проведению эксперимента. Код сбора и анализа данных и наборы данных доступны по адресу https://doi.org/10.5281/zenodo.1291729. Наблюдательный совет университета Аалто одобрил все эксперименты с участием людей.

Эксперимент 1: Основные аспекты субъективных ощущений.

Мы выдвинули гипотезу о том, что четыре основных измерения (значимость ментального опыта, значимость телесных ощущений, эмоции и управляемость) лежат в основе пространства чувств. Чтобы сопоставить эти измерения с конкретными чувствами, участникам показывали на экране компьютера имя каждого чувства кандидата за раз. Для каждого чувства участника попросили оценить ( i ), насколько это чувство ощущается в теле (совсем не — очень сильно), ( ii ) насколько это чувство переживается в уме (не на все — чрезвычайно много), ( iii ) насколько это приятно (чрезвычайно неприятно — чрезвычайно приятно) и ( iv ) насколько они ощущают контроль над этим (совсем — очень много) на визуальных аналоговых шкалах ( ВАШ).Дополнительный ВАШ использовался для измерения ( против ) частоты переживания чувств, основанной на последнем запомнившемся возникновении каждого чувства (в течение последнего часа — в прошлом году, или не было вообще). Из-за большого количества жетонов (100) каждый участник оценил 20 случайно выбранных жетонов чувств; их попросили оценить больше токенов, если они захотят. Участники, не заполнившие хотя бы одну полную партию (20) токенов, были исключены ( n = 88). Связи между основными измерениями оценивались с использованием корреляции Пирсона и подгонки линий регрессии по методу наименьших квадратов между измерениями.Поскольку эксперимент 2 выявил четкую кластерную структуру чувств, мы применили одну или две линии регрессии к каждой паре переменных в зависимости от оптимального соответствия.

Эксперимент 2: Отображение пространства мысленных чувств.

Затем мы составили карту пространства мысленных ощущений, используя рейтинг сходства с использованием модифицированной компьютерной задачи Q-сортировки. Испытуемым были показаны все жетоны в виде случайно упорядоченного списка в левой части экрана, и их попросили расположить их в прямоугольном поле справа, чтобы состояния, кажущиеся похожими, были близки друг к другу.Известно, что этот метод дает согласованные результаты с прямыми попарными оценками (r: s> 0,9; ссылка 38). Было подчеркнуто, что аранжировка должна основываться на сходстве чувств, а не на концептуальной или семантической взаимосвязи. Участники могли корректировать размещение так долго, как хотели. Участники, перемещавшие менее 25% токенов ( n = 138), были исключены из данных, а токены, не перемещенные в целевую область, не учитывались при анализе. Попарные сходства между токенами были извлечены как их евклидово расстояние.Расстояния были масштабированы таким образом, чтобы максимальное расстояние для всех участников было установлено равным 1. Согласованность расположения чувственного пространства участников оценивалась с использованием надёжности деления половин (корреляция Спирмена) для 5000 случайных разделений. Была построена матрица средних расстояний (матрица средних расстояний была по существу аналогичной, r = 0,99 P <0,001 в тесте Мантеля) и подвергнута DBSCAN (15) для получения воспроизводимых кластеров, а также «граничных» элементов и «выбросов». элементы, которые не помещаются в один кластер.Затем t-SNE использовался для визуализации основной структуры феноменологического пространства (16).

Чтобы проверить, как различные базовые измерения чувств, определенные в эксперименте 1, проецируются на пространство субъективных ощущений, определенное в эксперименте 2, мы смоделировали для каждой точки данных в пространстве ощущений, полученном с помощью t-SNE, интенсивность каждого базового измерения с Ядро Гаусса с 8-ю единицами FWHM, взвешенное со средним рейтингом базового измерения этого токена в эксперименте 2. Таким образом, полученные карты показывают, насколько сильно каждое базовое измерение субъективного опыта ощущается в 2D-пространстве чувств.Это представление, основанное на t-SNE и основных измерениях, таким образом объединяет традиционные сетевые и пространственные представления, часто используемые при семантическом анализе понятий, используемых в естественном языке (31), и обеспечивает прямой доступ к организации субъективных ощущений. на нескольких уровнях анализа.

Эксперимент 3: Отображение пространства телесных ощущений.

Телесная топография чувств была нанесена на карту с помощью инструмента emBODY (ссылка 26; https://version.aalto.fi/gitlab/eglerean/embody, исх.39). Испытуемым показывали, кто чувствует, по одному кандидату, и их просили раскрасить в форме пустого тела, где находится тело, которое ощущает состояние. Из-за большого количества токенов каждый участник завершил рейтинги для 20 случайно выбранных токенов, после чего им была предоставлена ​​возможность заполнить еще одну партию из 20 токенов, пока они не выйдут или не завершат все 100 токенов. Субъекты, не заполнившие хотя бы одну целую партию из 10 жетонов, были исключены. Полученные в результате индивидуальные карты телесных ощущений усреднялись для каждого состояния и подвергались анализу случайных эффектов.Карты телесных ощущений (BSM) для каждого состояния были получены с помощью массовых одномерных тестов t против значений нулевого ощущения (с коррекцией FDR по всем пикселям и всем маркерам). Матрицы сходства для различных чувств были построены путем вычисления евклидова расстояния между нерешенными картами размеров среднего BSM-эффекта между каждой парой чувств.

Мета-анализ паттернов нейронной активации в разных эмоциональных состояниях.

Для оценки паттернов нейронной активации в зависимости от состояния мы использовали данные из базы данных Neurosynth (www.neurosynth.org). Этот инструмент позволяет проводить автоматический мета-анализ активаций мозга из десятков тысяч исследований фМРТ (ссылка 40; дата анализа 15 ноября 2016 г.). Сначала мы получили полный список тематических терминов исследований, хранящийся в Neurosynth. Два независимых эксперта оценили наилучшие возможные (если таковые имеются) совпадения из списка терминов Neurosynth с субъективными состояниями, используемыми в поведенческих экспериментах. Карты обратного вывода Neurosynth с пороговым значением (суммирующие в общей сложности 9821 эксперимент по визуализации мозга) были загружены для терминов, найденных в базе данных.Если два термина Neurosynth совпадали с одним маркером (например, «внимание» и «присутствие»), их карты усреднялись. Всего мы нашли совпадения в базе данных NeuroSynth для 44 из 100 токенов. Сходство между метааналитическими активационными картами было определено как корреляция Спирмена между их вокселями.

Репрезентативное сходство между нейронной активацией и областями субъективных ощущений.

Затем мы спросили, насколько сильно различные измерения субъективных чувств (эксперимент 1 — основные измерения; эксперимент 2 — пространство ментальных ощущений; эксперимент 3 — пространство телесных ощущений; метаанализ — паттерны нейронной активации) связаны друг с другом, а также с паттернами активации мозга, лежащими в основе каждого состояния.Мы также проверили, будет ли структура сходства чувств или их телесных и нейронных основ отражать только их семантическую связь, а не субъективно ощущаемое сходство самих ощущений. Таким образом, мы вычислили семантическое расстояние между каждой парой слов с помощью инструмента SimService (ссылка 41; swoogle.umbc.edu/SimService/). Семантическое расстояние было вычислено с использованием как скрытого семантического анализа (LSA), основанного на двух корпусах (Refined Stanford WebBase corpus и LDC English Gigawords Corpus), так и отношений WordNet между словами.Инструмент предоставляет четыре меры сходства между парами слов, которые были усреднены для индексации взаимозаменяемости двух слов (31), обеспечивая статистическую оценку сходства семантических концепций, относящихся к ощущениям, когда они используются в языке. Чтобы проверить репрезентативное сходство чувств в разных областях и измерениях, мы использовали RSA (17) между недиагональными элементами матриц сходства, полученных из экспериментов 1–3, LSA + WordNet и NeuroSynth.В результате получилось девять структур подобия: основные измерения (эксперимент 1: интенсивность телесных ощущений и умственного вовлечения, аффект и управляемость), частота (эксперимент 1), пространство субъективных ощущений (эксперимент 2), карты телесных ощущений (эксперимент 3), а также нейронные (NeuroSynth) и семантические (LSA + WordNet) структуры подобия, управляемые данными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *