Дж уотсон бихевиоризм: Уотсон, Джон Бродес — Википедия – Бихевиоризм: что это такое, постулаты теории джона уотсона

Автор: | 31.08.2019

Уотсон, Джон Бродес — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Уотсон. The «Little Albert» experiment

Джо́н Бро́дес Уо́тсон (редк. Джон Броадус Уотсон, англ. John Broadus Watson; 9 января 1878 — 25 сентября 1958) — американский психолог, основатель бихевиоризма (от англ. behavior — поведение) — одной из самых распространённых теорий в западной психологии XX века.

Джон Бродес Уотсон родился 9 января 1878 года. Эмма и Пайкенс Уотсон — родители Джона — жили в Южной Каролине, в небольшом городке Тревелерс Рест. Мать была очень религиозна, поэтому жизнь мальчика была полна ограничений и запретов. Сам Пайкенс предпочитал довольно разгульную жизнь, скандалы на этой почве привели к уходу отца из семьи в 1891 году, когда мальчику было 13 лет. Джон был привязан к отцу, поэтому тяжело переживал разлуку и до конца жизни не смог простить ему это.

Джон Уотсон вырос в Гринвилле (Южная Каролина) и получил диплом магистра в расположенном там же Университете Фурмана. По совету одного из своих преподавателей он поступил затем в Чикагский университет с целью изучать философию под руководством Джона Дьюи. Однако, по его собственным словам, он не понимал, о чём вообще говорит Дьюи, и вскоре предпочёл сменить научного руководителя, обратившись к психологу Джеймсу Энджеллу и физиологу Генри Дональдсону. Он собирался работать вместе с Жаком Лёбом над исследованием мозга собак. Совместное влияние этих учёных привело его затем к формированию строгого, объективного подхода к исследованию поведения.

Его докторская диссертация, защищённая в Чикагском университете в 1903 году («Обучение животных: Экспериментальное исследование физического развития белой крысы, сопряжённого с ростом нервной системы») была первой современной книгой по поведению крыс.

24 февраля 1913 года Джон Уотсон прочитал в Нью-Йорке знаменитую лекцию (манифест) — «Психология с точки зрения бихевиориста». Со времени бихевиоризма психология стала бурно развиваться, как экспериментальная наука. Уотсон вообще отрицал сознание как предмет научного исследования, сводя психические явления к различным формам поведения, понимаемого как совокупность реакций организма на стимулы из внешней среды. Цель психологического изучения — предсказать, какова будет реакция, и определить природу действующего стимула. Возможности для реакции очень обширны. Уотсон выделяет 4 крупных класса реакций:

  1. видимые (экспрецит) — отпирание двери, игра на скрипке.
  2. скрытые (привычные реакции (имплицит)) — мышление, которое мы считаем внутренним разговором.
  3. видимые наследственные реакции — инстинктивные и эмоциональные реакции (чихание и т. д.)
  4. скрытые наследственные реакции — система внутренней секреции (физиология).

С точки зрения бихевиоризма психология есть чисто объективная отрасль естественной науки. Её цель — предсказание поведения и контроль за ним.

Влияние бихевиоризма возрастало настолько стремительно, что Уотсон был избран президентом Американской психологической ассоциации в 1915 году.

В 1920 году Уотсон был вынужден покинуть место в университете Джонса Хопкинса из-за скандала, связанного с его разводом и романом с аспиранткой Розали Рейнер[en] (соавтора работы по обусловливанию эмоций у 11-месячного мальчика, вошедшей в историю психологии как случай «маленького Альберта»). Позднее он женился на Рейнер. Ни один университет не соглашается принять его на работу. Он переезжает в Нью-Йорк, где получает работу в рекламной индустрии, в компании Дж. Уолтера Томпсона, одновременно читая лекции в Новой школе социальных исследований[5].

  • «Поведение: введение в сравнительную психологию» / «Behaviour. Introduction to Comparative Psychology» 1914 г.
  • «Бихевиоризм» 1925 г.
  • «Пути бихевиоризма» 1926 г.
  • «Психологический уход за ребёнком» 1928 г.

Бихевиоризм. Джон Бродес Уотсон и его поведенческая психология

    Поведенческая психология, в основании которой лежит бихевиоризм, является одним из самых значительных направлений практической психологии.

    Джон Бродес Уотсон (1878–1958) – американский психолог, основатель одной из самых распространённых психологических теорий двадцатого века – бихевиоризма.
    В 1903 году окончил Чикагский университет. В 1908 возглавил лабораторию, а затем кафедру по психологии университета в Балтиморе. 24 февраля 1913 года Джон Уотсон прочитал в Нью-Йорке знаменитую лекцию (манифест) – «Психология с точки зрения бихевиориста», этот день считается рождением нового направления, а в 1915 был избран президентом Американской психологической ассоциации.
    В 1920 году, в возрасте 42 лет, его активная карьера в качестве учёного завершилась. В местной газете была опубликована, перехваченная его первой женой, часть любовной переписки Уотсона с аспиранткой Розалией Рейнер. В результате этого скандала он был «изгнан» из научных сообществ, уволен из университета и потерял возможность публиковать свои работы в научных журналах Америки.

    Джон Уотсон переезжает в Нью-Йорк для работы в рекламной индустрии. Выступает по радио, публикует работы по поведенческой психологии в журналах для женщин, используя все имеющиеся возможности для продвижения своих идей.

    В 1935 умирает его жена Розалия Рейнер, что явилось для него тяжёлым ударом судьбы. Спустя некоторое время Уотсон оставляет рекламную компанию, меняет дом на небольшую ферму и уезжает из города. Лишь в 1957, за год до смерти учёного, Американская психологическая ассоциация внесла его имя в список своих почётных членов. Джону Уотсону было тогда 79 лет.

Поведенческая психология.

    В конце XIX века русским физиологом Иваном Петровичем Павловым были опубликованы работы по исследованию системы пищеварения животных, на основании которых впоследствии вошло в обиход понятие условного рефлекса. В смежной дисциплине был заложен фундамент для научного подхода к психологии как к науке. Сам Уотсон так охарактеризовал суть предложенной им поведенческой психологии: «Психология с точки зрения бихевиоризма – это сугубо объективная ветвь естественной науки. Её теоретическая цель – предсказание поведения и контроль над ним» (1).
    «Отправной идеей для бихевиоризма является тот факт, что организм как человека, так и животного приспосабливается к своему окружению посредством врождённого и приобретённого набора актов». Именно этим объясняется подход бихевиористов к вопросу экспериментального исследования: «Мы не признаём демаркационной линии между человеком и животным» (1).
    Бихевиоризм отрицает понятие сознания (систему ценностей, убеждений и внутренних установок) как объекта в исследовании: «Данные в терминах сознания зависят от их субъективной интерпретации» (1).

    При этом Уотсон не придавал большого значения и врождённым инстинктам: «Их доля относительно приобретённых в результате научения поведенческих актов очень мала» (2).
    Основная формула бихевиоризма гласит: «Стимул – Реакция».
    Поведение, с точки зрения бихевиоризма, зависит прежде всего от внешних стимулов и окружающей среды, а не от внутренних психических процессов. Главная задача состоит в том, чтобы подобрать такие стимулы, в результате действия которых можно было бы получить нужную реакцию (1).

    Образование социальных установок.
Публичная порка мужчины, осужденного за изнасилование в городе Себзевар, Иран.
Фото: AP. Источник: страница журнала Esquire Россия.

    

Образование нового навыка.
    Уотсоном была выработана устойчивая реакция страха у 11-месячного ребёнка на вид белых мышей, которой раньше не было (во время игры с мышкой били молотком по металлическому листу, громкий удар пугал малыша).
    Со временем один вид мышки стал вызывать у ребёнка чувство страха. Действие целенаправленного стимула вызывало ожидаемую реакцию. Подобные эксперименты и результаты от них хорошо известны и широко используются людьми, живущими вместе или работающими с домашними питомцами.
    Изменение негативного навыка.
    Можно создать устойчивое чувство страха к чему-либо, а можно освободить от этого чувства. Эксперименты Мэри Джонс, коллеги Джона Уотсона, по устранению чувства страха перед белым кроликом проводились с ребёнком в возрасте два года десять месяцев (Питером), малыш очень боялся белого кролика.
    Постепенно, с помощью пошагового преодоления, Питер стал не только касаться белого кролика, но и играть с ним. Впоследствии этот опыт был проработан более детально и получил название метода систематической десенсибилизации.

    Поведенческая психология в повседневной жизни.
    Принципы поведенческой психологии наиболее эффективно работают для так называемого среднестатистического человека. Они известны и широко используются в психологии рекламы, юридической, политической и производственной психологии, тестологии и педагогике. Позволяют получить прогнозируемые результаты с высокой степенью вероятности. Представителями необихевиоризма были предложены в основную формулу концепции промежуточные звенья, делающие её более гибкой, адаптивной.

    Проработка страхов. Аэропорт Шереметьево, центр когнитивно-поведенческой терапии. Помощь пассажирам, страдающим аэрофобией. 2013.

Фото: Трансаэро. Источник: страница журнала GEO в России.

    Заслуга бихевиоризма состоит в том, что была сделана попытка перевести психологию из области субъективных интерпретаций и фантазий на уровень объективных научных знаний. «Я верю, что мы можем «написать» психологию, определив ее как «науку о поведении»… Это можно сделать в терминах стимула и реакции, в терминах образования навыка, интеграции навыков и т. п. Более того, я верю, что действительно стоит сделать эту попытку теперь»,– писал Джон Бродес Уотсон (1).

    Критика бихевиоризма.
    Большинство экспериментов бихевиористы проводили на животных. Установленные закономерности простых форм проецировали на поведение человека. Как указывали критики бихевиоризма, нельзя проводить параллель между животными и человеком без учёта внутреннего мира, внутренних переживаний последнего.
    Представители бихевиоризма признавали, что пока уровень научных знаний не позволяет объяснять сложные формы поведения, связанные с процессами мышления и формирующими внутренний мир. Именно поэтому они не принимали к рассмотрению существующие психологические термины в понятиях сознания.

    И это, пожалуй, является самым слабым звеном в теории бихевиоризма. Иногда для решения проблем отдельной конкретной личности одних лишь поведенческих методов (без учёта сложившихся ранее внутренних установок) может оказаться недостаточно. Возможно, придёт время, когда психология как наука будет полностью соответствовать только строгим принципам научной методологии, если потребность в этом возобладает.

    Литература:
    1. Джон Бродес Уотсон. Психология с точки зрения бихевиориста.
    2. Л. Я. Аверьянов. Хрестоматия по психологии. Джон Бродес Уотсон.
    3. Д. Б. Уотсон. Век психологии: имена и судьбы. Библиотека FictionBook.

    4. А. Н. Ждан. История психологии. Период открытого кризиса (10-е — 30-е гг.). Под ред. П. Я. Гальперина, 2-е изд. М. Изд-во Московского университета, 1992. Джон Бродес Уотсон. Бихевиоризм.

Классический бихевиоризм Уотсона — МегаЛекции

Биография

Джон Бродес Уотсон родился 9 января 1878 года. Эмма и Пайкенс Уотсон — родители Джона — жили в Южной Калифорнии, в небольшом городке Тревелерс Рест. Мать была очень религиозна, поэтому жизнь мальчика была полна ограничений и запретов. Сам Пайкенс предпочитал довольно разгульную жизнь, скандалы на этой почве привели к уходу отца из семьи в 1891 году, когда мальчику было 13 лет. Джон был привязан к отцу, поэтому тяжело переживал разлуку и до конца жизни не смог простить ему это.

Джон Уотсон вырос в Гринвилле (Южная Каролина) и получил диплом магистра в расположенном там же Университете Фурмана. По совету одного из своих преподавателей он поступил затем в Чикагский университет с целью изучать философию под руководством Джона Дьюи. Однако, по его собственным словам, он не понимал, о чём вообще говорит Дьюи и вскоре предпочёл сменить научного руководителя, обратившись к психологу Джеймсу Энджеллу и физиологу Генри Дональдсону. Он собирался работать вместе с Жаком Лёбом над исследованием мозга собак. Совместное влияние этих учёных привело его затем к формированию строгого, объективного подхода к исследованию поведения.

Его докторская диссертация, защищённая в Чикагском университете в 1903 году («Обучение животных: Экспериментальное исследование физического развития белой крысы, сопряжённого с ростом нервной системы») была первой современной книгой по поведению крыс.

24 февраля 1913 года Джон Уотсон прочитал в Нью-Йорке знаменитую лекцию (манифест) — «Психология с точки зрения бихевиориста». Со времени бихевиоризма психология стала бурно развиваться, как экспериментальная наука. Уотсон вообще отрицал сознание как предмет научного исследования, сводя психические явления к различным формам поведения, понимаемого как совокупность реакций организма на стимулы из внешней среды. Цель психологического изучения — предсказать какова будет реакция и определить природу действующего стимула. Возможности для реакции очень обширны. Уотсон выделяет 4 крупных класса реакций:



  1. видимые (экспрецит) — отпирание двери, игра на скрипке.
  2. скрытые (привычные реакции (имплицит)) — мышление, которое мы считаем внутренним разговором.
  3. видимые наследственные реакции — инстинктивные и эмоциональные реакции (чихание и т. д.)
  4. скрытые наследственные реакции — система внутренней секреции (физиология).

С точки зрения бихевиоризма психология есть чисто объективная отрасль естественной науки. Её цель — предсказание поведения и контроль за ним.

Влияние бихевиоризма возрастало настолько стремительно, что Уотсон был избран президентом Американской психологической ассоциации 1915 года.

В 1920 году Уотсон был вынужден покинуть место в университете Джона Хопкинса из-за скандала, связанного с его разводом и романом с аспиранткой Розали Рейнер (соавтора работы по обусловливанию эмоций у 11-месячного мальчика, вошедшей в историю психологии как случай «маленького Альберта»). Позднее он женился на Рейнер. Ни один университет не соглашается принять его на работу. Он переезжает в Нью-Йорк, где получает работу в рекламной индустрии, в компании Дж. Уолтера Томпсона, одновременно читая лекции в Новой школе социальных исследований.

Бихевиоризм Уотсона

В начале XX в. одним из самых влиятельных направлений в науке, в частности – в психологии, стал бихевиоризм. Термин «бихевиоризм» происходит от английского слова behavior, которое на русский язык переводится как «поведение».

Что же изучает бихевиоризм? Он изучает активность, поведение индивидуума.

Одним из основоположников бихевиоризма был американский исследователь Джон Уотсон.Перед тем как изучить научную деятельность Джона Уотсона, надо уточнить, что же такое бихевиоризм.

Это направление в психологии, как уже было сказано выше, приобрело свое влияние в самом начале прошедшего XX в. Бихевиоризм был схож с психоанализом. Это сходство заключалось в том, что оба направления психологии были противопоставлены тем аспектам ассоцианизма, которые связаны с представлениями о сознании, но основания такого противостояния были различны. Бихевиористы считали, что такие понятия, как «осознание», «переживание» и другие, являются субъективными.

Они так считали, потому что все это, т. е. осознание и т. п., основано на ненаучном методе исследования, а лишь на самонаблюдении человека. В основу же всех исследований необходимо было положить только результаты таких исследований, которые зафиксированы объективными средствами.

Внешнюю и внутреннюю активность бихевиористы называли «реакцией». К реакции они относили прежде всего движения, так как это можно было зафиксировать с помощью объективных средств.

Джон Уотсон вывел следующую формулу: S – R. В данной формуле S – это стимул, a R – это реакция. Стимул понуждает организм вести себя определенным образом и, соответственно, за этим следует какая-то определенная реакция. В классическом бихевиоризме считалось, что только стимул может предопределять характер реакции, которая наступит в будущем. Отсюда можно сделать вывод – надо проводить как можно больше тестов, экспериментов, регистрировать полученные данные, анализировать их. С помощью анализа можно было бы вывести и понять соответствующие закономерности.

Бихевиористы полагали, что такая схема стимулов и реакции распространяется не только на человека, но и на весь остальной животный мир. «Излюбленными» животными бихевиористов были собаки, кошки и крысы. Именно поэтому они так много и так часто ссылались на результаты экспериментов И. П. Павлова. Главной причиной такой популярности И. П. Павлова было то, что закономерности условного рефлекса, исследуемые русским ученым, были очень похожи на те закономерности поведения, которые пытались вывести ученые через формулу Джона Уотсона S – R.

Популярность бихевиоризма объяснялась простотой изложения этого направления и, соответственно, простотой его принципов. Формула Уотсона считалась универсальной, но дальнейшие исследования не подтвердили этого.

На самом деле все оказалось значительно сложнее: один стимул может повлечь за собой наступление множества реакций. Поэтому ученые переработали формулу S – R и ввели еще одну инстанцию. Данную инстанцию они назвали «промежуточные переменные». Здесь бихевиористы впервые отступили от своего главного правила: не может считаться научным то, что не может найти своего объективного подтверждения (т. е. субъективное). Была разработана новая формула S – О – R. Теперь бихевиористы посчитали, что данная новая инстанция, хотя и не может объективно подтвердиться, также оказывает свое влияние на наступление реакции. Следовательно, стимул не работает в одиночку – он работает только в паре с промежуточной переменной.

Классический бихевиоризм Уотсона

Уотсон доказывал, будто реально лишь то, что можно непосредственно наблюдать. Он утверждал, что поведение следует объяснять из отношений между непосредственно наблюдаемыми воздействиями физических раздражителей на организм и его также непосредственно наблюдаемых ответов (реакций). Отсюда и главная формула Уотсона, воспринятая бихевиоризмом: «стимул-реакция» (S-R). Из этого вытекало, что процессы между стимулом и реакцией — будь то физиологические (нервные) или психические — психология должна устранить из своих гипотез и объяснений. Поскольку единственно реальными в поведении признавались различные формы телесных реакций, Уотсон заменил все традиционные представления о психических явлениях их двигательными эквивалентами.

Связь психических функций и двигательной активности была в те годы точно установлена экспериментальной психологией. Это касалось, например, зависимости зрительного восприятия от движений глазных мышц, эмоций — от телесных изменений, мышления — от речевого аппарата и т.д. Эти факты Уотсон использовал в качестве доказательства того, что объективные мышечные процессы могут быть достойной заменой субъективных психических актов. Исходя из такой посылки, он объяснял развитие умственной активности. Эксперименты Уотсона, направленные на исследование речи и мышления, доказывали правильность понимания интеллектуальных операций как интериоризованных действий, сформированных путем проб и ошибок, о которых писал Торндайк. Уотсон просил испытуемых произнести какую-то фразу и измерял при этом движения мышц гортани. Эти мышечные движения появлялись на экране осциллографа и записывались самописцами. Затем испытуемых просили подумать эту же фразу про себя, и на экране появлялись те же линии, только с меньшей амплитудой. Таким образом, с точки зрения Уотсона, было доказано, что речь и мышление имеют одинаковую природу и мышление — это та же речевая реакция, сопровождаемая точно такими же мышечными сокращениями, но только меньшей интенсивности.

Это также позволило ему изучить этапы формирования внутренней речи, которая, по его мнению, развивалась из внешней путем редукции (снижения) мышечного напряжения, поэтому этапы ее формирования выглядели следующим образом: внешняя речь -шепот — внутренняя речь. Это исследование привело его к выводу о том, что речь у ребенка возникает из неупорядоченных звуков. Когда взрослые соединяют с каким-нибудь звуком определенный объект, этот объект становится значением слова. Постепенно у ребенка внешняя речь переходит в шепот, а затем он начинает произносить данное слово про себя. Такая внутренняя речь (неслышная вокализация) не что иное, как мышление. Данные Уотсона впоследствии были пересмотрены в работах Пиаже, Выготского, Блонского, выявивших другую, более точную динамику формирования внутренней речи.

Методологи бихевиоризма исходили из положения о прижизненности формирования основных психических процессов. Доказательства этого были даны Уотсоном в его экспериментах по формированию эмоций. Он экспериментально продемонстрировал, что можно сформировать реакцию страха на нейтральный стимул. В его опытах ребенку показывали кролика, которого он брал в руки и хотел погладить, но в этот момент получал разряд электрического тока. Естественно, ребенок испуганно бросал кролика и начинал плакать. Однако в следующий раз он опять подходил к животному и получал удар током. На третий-четвертый раз у большинства детей появление кролика даже в отдалении вызывало страх. После того как эта негативная эмоция закреплялась, Уотсон старался еще раз изменить эмоциональное отношение детей, сформировав интерес и любовь к кролику. В этом случае ребенку начинали показывать его во время вкусной еды. Наличие этого важного первичного раздражителя было непременным условием формирования новой реакции. В первый момент ребенок прекращал есть и начинал плакать, но так как кролик не приближался к нему, оставаясь вдалеке, в конце комнаты, а вкусная еда (например, шоколадка или мороженое) была рядом, ребенок быстро успокаивался и продолжал есть. После того как ребенок переставал реагировать плачем на появление в конце комнаты кролика, экспериментатор постепенно придвигал кролика все ближе и ближе к ребенку, одновременно добавляя вкусных вещей ему на тарелку. Постепенно ребенок переставал обращать на кролика внимание и под конец спокойно реагировал, даже когда он располагался около его тарелки, брал кролика на руки и старался накормить чем-то вкусным. Таким образом, доказывал Уотсон, наши эмоции являются результатом наших привычек и могут кардинально изменяться в зависимости от обстоятельств.

Наблюдения Уотсона показали, что в том случае, если сформированная реакция страха на кролика не переделывалась на положительную, в дальнейшем сходное чувство страха возникало у детей при виде других покрытых мехом объектов. Исходя из этого, он стремился доказать, что у людей на основе условных рефлексов можно формировать по заданной программе стойкие аффективные комплексы. Более того, он считал, что открытые им факты доказывают возможность формирования определенной, строго заданной модели поведения у всех людей. Он писал: «Дайте мне сто детей одного возраста, и через определенное время я сформирую из них абсолютно одинаковых людей, с одинаковыми вкусами и поведением».

Принцип управления поведением получил в американской психологии после работ Уотсона широкую популярность. Его заслугой является и то, что он расширил сферу психического, включив в нее телесные действия животных и человека. Но этого новшества он добился дорогой ценой, отвергнув как предмет науки огромные богатства психики, несводимые к внешне наблюдаемому поведению.

 


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

Джон Уотсон (1878–1958) Основатель бихевиоризма

Джон Уотсон родился 9 января 1878 года в Южной Калифорнии. Когда мальчику было тринадцать лет, отец ушел из семьи, и в дальнейшем детство Джона проходило на ферме – в бедности и одиночестве. Позже Уотсон вспоминал, что плохо учился и был неуправляемым ребенком и все окружающие считали, что ему уготована судьба его отца, который вел безалаберную и разгульную жизнь. Однако в шестнадцать лет он поступил в Университет Фурмана.

По окончании университета молодой Уотсон поступил в Чикагский университет, выбрав в качестве специализации философию и психологию. К 1903 году Джон, окончательно забросив философию, защитил докторскую диссертацию в области психологии, а в 1908?м начал преподавать экспериментальную и сравнительную психологию в Университете Джона Хопкинса.

К этому времени в голове Уотсона уже сформировались идеи, позже ставшие основой для принципиально новой психологической теории – теории бихевиоризма. Вдохновленный деятельностью Ивана Павлова, Уотсон начал изучать физиологию и биологию, а также поведение животных и детей. Он считал, что поведение детей базируется на тех же принципах, что и поведение животных, просто как человеческие существа они более сложные. В итоге ученый пришел к выводу, что каждое животное представляет собой сложный механизм, реагирующий на разные ситуации, исходя из определенной «схемы» – комбинации нервных путей и связей, сформировавшихся вследствие полученного опыта.

В 1913 году Уотсон прочел в Колумбийском университете свою знаменитую лекцию под названием «Психология с точки зрения бихевиориста». В ней ученый призывал полностью пересмотреть исследовательские методы, применяемые в психологии, в частности отказаться от самонаблюдения и самоанализа и начать оценивать поведение отдельно от сознания. По мнению Уотсона, психологи не должны делать различия между поведением человека и животного, и для того чтобы психология была действительно объективной естественной наукой, она должна разрабатывать принципы не только прогнозирования поведения живых существ, но и управления им. Кроме того, Уотсон в своей речи опроверг теорию, что наследственность является важным фактором поведения, и выразил несогласие с идеей структурной модели личности Зигмунда Фрейда. Позднее в том же году лекция психолога была опубликована в журнале Psychological Review и с тех пор считается манифестом бихевиоризма.

Уотсон работал в Университете Джона Хопкинса вплоть до 1920 года, пока его не попросили добровольно подать в отставку из-за скандала, вызванного его романом с аспиранткой. В 1924 году ученый, накопивший огромные знания и опыт в области человеческого поведения и психологии, начал работать в рекламной индустрии и стал вице-президентом одного из крупнейших американских рекламных агентств – агентства Джеймса Уолтера Томпсона.

Последние пять лет жизни Джон Уотсон вел жизнь отшельника на ферме в Коннектикуте, и за этот период его и без того крайне сложные отношения с детьми испортились окончательно. Незадолго до смерти психолог сжег многие свои письма и рукописи неопубликованных работ. Скончался он 25 сентября 1958 года.

Бихевиоризм

Сторонники бихевиоризма верят в то, что природа человека пассивна, что он просто реагирует на раздражители внешней среды научением (как классическим, так и оперантным). По сути, каждый индивид представляет собой чистый лист бумаги, а его поведение есть результат позитивного либо негативного подкрепления. И поскольку за поведением человека можно наблюдать, исследователи имеют возможность собирать данные и анализировать их с применением количественных методик. В наши дни бихевиоризм не столь широко популярен, как в середине прошлого столетия, но его влияние по-прежнему заметно в методах родительского воспитания, педагогических методиках, дрессуре и коррекции асоциального или неадаптивного поведения.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Бихевиоризм Дж.Б. Уотсона (стр. 1 из 2)

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Бихевиоризм Дж. Б. Уотсона

Минск – 2007 г.

Бихевиоризмом (от англ. behavior – поведение) называют направление в американской психологии, утвердившее ее предметом поведение, понимаемое как совокупность объективных реакций на внешние стимулы и не требующее для своего объяснения обращения к психическим явлениям. Это направление основано было в 1910-х годах американским психологом Джоном Бродесом Уотсоном (1878–1958), работавшим в университете Джонса Хопкинса[1].

Дж. Б. Уотсон родился в Гринвилле (Южная Каролина) 9 января 1878 г. Учился в университете Фермана и Чикагском университете. В 1908–1920 гг. являлся профессор экспериментальной и сравнительной психологии, директор психологической лаборатории университета Джонса Хопкинса. Умер Уотсон в Нью-Йорке 25 сентября 1958 г.

Большое влияние на формирование Уотсона как ученого оказало развитие в XVIII-XIX вв. концепции рефлекса, основы которой были изложены в работах Ч. Шеррингтона (1857–1952), И. М.Сеченова (1829–1905), И. П. Павлова (1849–1936) и В. М. Бехтерева (1857–1927). Исследования рефлекторных реакций лабораторных животных, опубликованные Шеррингтоном в 1906 г., и учение Павлова об условных рефлексах, согласно которому изначально нейтральные стимулы замещают собой другие стимулы, вызывающие соответствующие реакции, легли в основу концепции «объективной» психологии.

Большое влияние на возникновение бихевиоризма оказали труды американского ученого Э. Торндайка (1874-1949). Сам Торндайк не был бихевиористом, но некоторые основные принципы поведения, открытые им, стали впоследствии непреложными законами бихевиоризма[2].

Во время обучения в Чикагском университете Дж. Уотсон очень тесно работал с психологом Энджеллом. Уотсон увлекся экспериментальной психологией, но его испытуемыми были не люди, а животные. Затем некоторое время он работал с Р. Иерксом (1878-1956). Совместно они изобретали средства определения способностей животных к различению зрительных раздражителей. По необходимости здесь использовался объективный метод.

Начало бихевиоризму положила статья Дж. Б. Уотсона «Психология, какой ее видит бихевиорист» («Psychology as the Behaviorist Views It»), опубликованная в 1913 г. в «Психологическом обозрении» («Psychological Review»). Радикальная для того времени позиция Уотсона заключалась в том, что психологи должны изучать исключительно поведение, а не интеллект или психическую деятельность. Уотсон признавал единственный метод исследования: объективное наблюдение, отрицая пользу и достоверность любых видов интроспективного анализа. Согласно его взглядам, задача психологии – предсказывать и контролировать поведение человека. Поведение анализировалось с точки зрения мышечных и гормональных реакций, как непосредственно наблюдаемых, так и неявных; реакции следовало изучать в их связи с изменениями стимулов, возникающих в самом организме или во внешней среде. Конечная цель усматривалась в объяснении механизмов зависимости поведения человека от внешних факторов, а также в целенаправленном его формировании.

В этой статье впервые появились термины бихевиоризм, бихевиорист, бихевиористический. В своей первоначальной форме бихевиоризм основывался на недостаточно строгой теории образования привычек. Но вскоре на нем сказалось влияние работ Павлова и Бехтерева об условных секреторных и двигательных рефлексах, и эти работы, в сущности, и дали научное основание бихевиоризму. В тот же период возникла школа так называемой объективной психологии, представленная Икскюлем, Беером и Бете в Германии, Нюэлем и Боном во Франции и Лебом в Америке. Но хотя эти исследователи и способствовали в большой мере накоплению фактов о поведении животных, тем не менее их психологические интерпретации имели мало значения в развитии той системы психологии, которая впоследствии получила название «бихевиоризм». Объективная школа в том виде, как она была развита биологами, была, по существу, дуалистической и вполне совместимой с психофизическим параллелизмом. Она была скорее реакцией на антропоморфизм, а не на психологию как науку о сознании.

С точки зрения бихевиоризма подлинным предметом психологии является поведение человека от рождения и до смерти. Явления поведения могут быть наблюдаемы точно так же, как и объекты других естественных наук. В психологии поведения могут быть использованы те же общие методы, которыми пользуются в естественных науках. И поскольку при объективном изучении человека не наблюдается ничего такого, что можно было бы назвать сознанием, чувствованием, ощущением, воображением, волей, значит, эти термины не указывают на подлинные феномены психологии. Следовательно, все эти термины могут быть исключены из описания деятельности человека. Этими терминами старая психология продолжала пользоваться потому, что выросла из философии, а философия, в свою очередь, из религии. Этими терминами пользовались потому, что вся психология ко времени возникновения бихевиоризма была виталистической. Сознание и его подразделения являются поэтому не более как терминами, дающими психологии возможность сохранить — в замаскированной, правда, форме — старое религиозное понятие «души».

Наблюдения над поведением могут быть представлены в форме стимулов (С) и реакций (Р). Простая схема С — Р вполне пригодна в данном случае. Задача психологии поведения является разрешенной в том случае, если известны стимул и реакция. Можно заменить стимул на прикосновение к роговой оболочке глаза, а реакцию – на моргание – и задача бихевиоризма решена, если эти данные являются результатом тщательно проверенных опытов. Задача физиологии при изучении того же явления сводится к определению соответственных нервных связей, их направления и числа, продолжительности и распространения нервных импульсов и т. д. Эту область бихевиоризм не затрагивает, как не затрагивает он и проблему физико-химическую — определение физической и химической природы нервных импульсов. Таким образом, в каждой человеческой реакции имеются бихевиористская, нейрофизиологическая и физико-химическая проблемы. Когда явления поведения точно сформулированы в терминах стимулов и реакций, бихевиоризм получает возможность предсказывать эти явления и руководить (овладеть) ими — два существенных момента, которых требует всякая наука[3].

Однако не так легко поддается разрешению соотношение С – Р в «социальном» поведении. Предположим, что в обществе существует в форме закона стимул «запрещение» (С). Тогда каков будет ответ (Р)? Потребуются годы для того, чтобы определить Р исчерпывающим образом. Многие из наших проблем должны еще долго ждать разрешения вследствие медленного развития науки в целом. Несмотря, однако, на всю сложность отношения «стимул-реакция», бихевиорист ни на одну минуту не может допустить, чтобы какая-нибудь из человеческих реакций не могла быть описана в этих терминах.

«Основная задача бихевиоризма заключается в накоплении наблюдений над поведением человека с таким расчетом, чтобы в каждом данном случае при данном стимуле (или лучше сказать — ситуации) бихевиорист мог сказать наперед, какая будет реакция или — если дана реакция — какой ситуацией данная реакция вызвана»[4]. Совершенно очевидно, что при такой широкой задаче бихевиоризм еще далек от цели. Правда, эта задача очень трудна, но не неразрешима, хотя иным она казалась абсурдной. Между тем человеческое общество основывается на общей уверенности, что действия человека могут быть предсказаны заранее и что могут быть созданы такие ситуации, которые приведут к определенным типам поведения (типам реакций, которые общество предписывает индивидам, входящим в его состав). Церкви, школы, брак — все вообще исторически возникшие институты не могли бы существовать, если бы нельзя было предсказывать (в самом общем смысле этого слова) поведение человека. Общество не могло бы существовать, если бы оно не в состоянии было создавать такие ситуации, которые воздействовали бы на отдельных индивидов и направляли бы их поступки по строго определенным путям.

Бихевиористы очень активно работали с материалами экспериментов на животных. Допустимость использования данных, полученных в ходе экспериментов на животных, Дж. Б. Уотсон обосновал в своей работе «Психология с точки зрения бихевиориста».

Психология человека не справляется с выполнением требований, предъявляемых к ней как к естественной науке. Изучение человеческого сознания методом интроспекции ошибочно. В ходе этого изучения психология все дальше и дальше уходит от насущных проблем, которые затрагивают жизненно важные интересы человека.

Психология с бихевиористской точки зрения есть чисто объективная, экспериментальная область естественной науки, которая не нуждается в интроспекции. Психология может использовать в своих исследованиях результаты экспериментов с животными, т. к. поведение человека и поведение животных следует рассматривать как в равной степени существенные для общего понимания поведения. Можно обходиться без сознания в психологическом смысле. В этом смысле о сознании можно сказать, что оно является инструментом или средством, с помощью которого работают все науки. Проблема сознания является проблемой философской (или религиозной), но ни в коей мере не психологической;

С предлагаемой в бихевиористской концепции точки зрения факты поведения животных имеют ценность сами по себе без обращения к поведению человека. В биологии исследование видовых различий и унаследованных черт животных образует отдельный раздел, который должен излагаться в терминах законов, лежащих в основе жизнедеятельности данного вида. Выводы, достигаемые таким путем, не распространяются на какую-либо другую форму. Несмотря на кажущийся недостаток всеобщности, такие исследования должны быть выполнены, если эволюция как целое когда-либо будет регулируемой и управляемой. Подобным образом законы поведения животных (область реакций и определение действующего стимула, образование навыка, устойчивость навыка, интерференция и закрепление навыков) должны быть определены и оцениваемы в себе и для себя, независимо от того, насколько они являются всеобщими и имеющими значение и для других форм, если явления поведения когда-либо войдут в сферу научного контроля.

Джон Уотсон – отец бихевиоризма!

Двадцатый век стал бурным периодом для развития психологии. Зарождались новые течения, создавались новые методы. Сегодня наше внимание будет посвящено жизни и опытам человека, который заложил основы бихевиоризма. Это – Джон Уотсон. К его деятельности можно относиться крайне неоднозначно, но все же сложно не признать, что он был значительной фигурой для науки.

Непростое детство и начало ученой карьеры


Джон родился в небольшом городке Южной Калифорнии в январе 1878 года. Его мать была очень религиозной женщиной, так что мальчику многое запрещалось. Отец, напротив, любил разгульную жизнь. Неудивительно, что он ушел от жены. К этому моменту ребенку исполнилось 13 лет. Семья была вынуждена переехать из города на ферму, где их ждала непростая, бедная жизнь. Вспоминая о себе ребенке, Уотсон говорил, что рос непослушным, плохо управляемым, а учился плохо. Все ему предсказывали судьбу безалаберного отца.

Однако ожидания не оправдались. Джон закончил университет, выбрав философию и психологию как свою специализацию. К 1903 году он защитил докторскую по психологии, а к 1908 году начал преподавать сравнительную и экспериментальную психологию.

К этому времени основные идеи, позже заложившие основу нового психологического течения – бихевиоризма, уже сложились в голове молодого ученого. Частично его вдохновили опыты советского ученого Павлова. Уотсон пошел по его стопам, начал изучать физиологию, биологию, поведение детей и животных. Его не очень смущала разница между ними. Он принял для себя позицию, что человек – просто более сложное существо, но его поведение работает по тем же законам, что поведение животного. В ходе многочисленных экспериментов с живыми существами ученый пришел к выводу, что любое животное – это непростой механизм, дающий разные реакции на разные ситуации по определенной схеме, сложившейся на основе опыта.

Джон Уотсон – отец бихевиоризма!

Какой вывод можно сделать из последнего заключения? Наконец-то ученые получили доступ к поведению человека. Если он лишь реагирует на стимулы окружающей среды, то можно просчитать все стимулы и реакции. Это будет непросто, но реально. Значит, поведение любого человека можно будет предсказать! Это ведь великое открытие. А еще поведением любого можно  манипулировать…

Вот такие грандиозные идеи вдохновляли Джона Бродеса Уотсона. Они оказались достаточно заразительными. Вокруг него быстро выстроился кружок единомышленников, которые основали непосредственно бихевиоризм – одно из популярнейших психологических направлений второй половины двадцатого века.

Бихевиоризм – противовес классической психологии

Уже в 1913 году вышел настоящий манифест бихевиоризма. Уотсон прочел лекцию «Психология с точки зрения бихевиориста», которая стала программной. Он провел критику традиционных для того времени психологических методов исследования, а именно – самонаблюдение и самоанализ. По его мнению, если психология претендует считаться самостоятельной наукой, ей необходим объективный метод. Значит, необходимо отказаться от изучения сознания (уж слишком оно субъективно и слабо поддается измерению). Лучше заняться исследованием поведения, разработать способы прогнозирования поведения живых организмов и управления ими. Естественно, что ученый был не согласен со структурной моделью сознания Фрейда, отрицал роль наследственности в поведении человека.

Джон Уотсон – отец бихевиоризма!

Вплоть до 1920 года Джон преподавал в университете, пока скандал не принудил его уйти на другое поприще. Поговаривали о его романе с аспиранткой. Ученый вышел в отставку, ушел применять свои знания и опыт в рекламную индустрию.

Последние пять лет жизни Уотсон отдалился от мира, проживая в одиночестве на ферме в Коннектикуте. Перед смертью он сжег много писем, а также еще не опубликованных работ. Умер в сентябре 1958 года.

В наше время бихевиоризм потерял былую популярность. Однако он все же оказал сильное влияние на некоторые педагогические, а также родительские способы воспитания, на коррекцию асоциального поведения.

Малыш Альберт

Методы бихевиоризма с трудом можно назвать гуманными и этичными. Речь не только об экспериментах с крысами, где их в качестве отрицательного подкрепления били электрическим током. Уотсон экспериментировал также с детьми. Настоящей жертвой научного знания стал младенец Альберт (ему было 9-11 месяцев к началу опыта). Уотсон решил проверить на крохе, работают ли условные рефлексы, открытые Павловым, у людей. Альберту искусственно привили страх перед белой крысой (пугая резкими звуками молотка при ее демонстрации). Более того, ребенок начал бояться и других белых предметов: даже белого кролика или бороду Санта Клауса. К слову, став взрослым, он так и не смог избавиться от этой фобии.

Вот такие результаты (успешные и не очень) преследовали ранних бихевиористов. Гораздо позже на них выросло современное поколение НЛПистов, которые продолжают идеи управления человеческим поведением и манипулированием личности до сих пор.

А как вы относитесь к опытам Уотсона? Считаете ли вы приемлемыми опыты над животными? Жду ваших ответов в комментариях.

Спасибо за репост.  С уважением Александр Фадеев!

Поделитесь или сохраните себе, чтобы не забыть!

Автор: Александр Фадеев

Добавь в закладки: https://fadeev.su

Привет. Меня зовут Александр. Я автор блога. Более 7-ти лет занимаюсь разработкой сайтов: блоги, лендинги, интернет-магазины. Всегда рад новым знакомствам и вашим вопросам, комментариям. Добавляйтесь в соц.сетях. Надеюсь блог вам будет полезен.

6.3 Бихевиоризм. Джон Уотсон. История психологии

6.3 Бихевиоризм. Джон Уотсон

В 1960-е гг. у американских психологов заново появился интерес к психическим процессам, особенно познавательным, а вместе с ним пришло и чувство свободы — благодаря возможности говорить о явлениях сознания, не вызывая недовольства. Оглядываясь на недавнее прошлое, они в полемическом задоре утверждали, что психология примерно с 1910-х до 1960-х гг. представляла собой монолит бихевиоризма. Это видение истории психологии, в целом ложное, содержит интересный элемент правдивости. Он заключается в том, что психология сконцентрировалась на методах как на том, что позволит ей стать наукой, и это имело серьезные последствия для полученного знания. Самым очевидным результатом было широкомасштабное исключение из исследований в США таких тем, как мышление и воображение. В Европе в период до Второй мировой войны такого не было. Самым ярким образом эта тенденция отразилась в направлении, называемым бихевиоризмом (behaviourism в британской орфографии и behaviorism — в американской). Фактически это направление никогда не было единым и включало по крайней мере два периода становления: ранние формулировки (1910–1930), ассоциирующиеся с именем Уотсона, и необихевиоризм, связанный с позитивистской теорией науки (1930–1955).

В истории первой четверти XX в. можно найти, по меньшей мере, четыре источника бихевиоризма. Во-первых, эволюционизм и функционализм, давшие импульс к изучению действий животных и людей в связи с жизнедеятельностью всего организма. Во- вторых, быстрая трансформация США в урбанистическое и индустриальное общество. В-третьих, притязания психологии на то, чтобы стать практической дисциплиной, т. е. классифицировать людей и адаптировать их к окружающей Действительности. И наконец, борьба за становление психологии как естественно-научной дисциплины, независимой от физиологии. Эти четыре момента указывали направление: психология становилась наукой о том, что и как люди делают. Молодые мужчины и женщины, которых привлекала эта новая область, были не удовлетворены оторванным от жизни философствованием. Дух практицизма превращал «действование», которое психологи старой школы называли осознанным поведением (conduct), а новые психологи — просто поведением (behaviour), в нечто более актуальное и объективно наблюдаемое, чем ум или сознание.

Функционализм содержал в себе практический подход, опирающийся на авторитет эволюционного мировоззрения, с готовым к использованию словарем. Из него исходили такие психологи, как Болдуин в университете Джонса Хопкинса (г. Балтимор), которые интересовались зоопсихологией и развитием детей, равно как и психикой взрослого человека. Исследования животных имели свои преимущества: на животных было гораздо легче проводить строгие эксперименты, к тому же с ними можно было делать многое из того, что по отношению к человеку было бы неэтичным. Например, Уотсон в своей докторской диссертации, изучая особенности восприятия, повреждал сенсорные органы крыс. Но животное, в отличие от людей в экспериментах немецких интроспекционистов, нельзя было спросить о его ощущениях. Та же проблема проявилась и в изучении маленьких детей. В результате психологи стали все больше исследовать то, что животные или дети делают, то есть их поведение, а не состояния сознания.

Такая смена ориентиров была характерна и для общества в целом. В США громадными темпами шла внешняя и внутренняя миграция — сюда переселялись миллионы эмигрантов из Европы, а жители американской деревни переезжали в города. Переживания этих оторванных от своих корней людей могли быть тяжелыми, даже травмирующими. Город вызывал страх и потерю ориентации, жизнь в нем требовала и личностного, и материального приспособления. Некоторые психологи увидели в этом перспективы для психологии: она должна была стать наукой о приспособлении, или о поведении. Такова была позиция Джона Уотсона (John В.Watson, 1878–1958). Он сам приехал из сельской местности в город (любопытно, что позже, отойдя от дел, он опять переехал за город). Все факторы, сказавшиеся на развитии бихевиоризма, сыграли свою роль и в личной карьере Уотсона. В 1913 г. он опубликовал лаконичный и полемически заостренный манифест «Психология с точки зрения бихевиориста» (Psychology as the behaviorist views it), благодаря чему это направление приобрело четкие контуры.

Уотсон вырос в душной атмосфере маленького города Южной Каролины, из которой он бежал в сложный современный мир Чикагского университета, на факультет философии, который тогда возглавлял Дьюи. Приспособиться к новой жизни Уотсону было непросто и, учась на старших курсах, он нашел отдушину в том, чтобы присматривать в лаборатории за крысами и сооружать экспериментальное оборудование. В Чикаго Уотсон находился под сильным влиянием Жака Лёба (Jacques Loeb, 1859–1924), и в результате в его психологии было больше от механистического объяснения поведения животных по Лёбу, чем от немеханистического функционального подхода, который развивал Дьюи применительно к человеческой деятельности. Лёб родился в Германии и там же получил образование как физиолог. Он был известен своими исследованиями тропизмов, или направленных движений растений и животных, которые он объяснял как ориентацию относительно физико-химических факторов. После защиты диссертации по формированию навыков у животных Уотсон получил работу в университете Джонса Хопкинса и быстро занял там влиятельное положение. Но даже тогда он чувствовал пренебрежение со стороны психологов, считавших исследования животных чем-то второстепенным, ценным только в той мере, в какой они могли дать знания об эволюции психики. Однако трудолюбивый и амбициозный Уотсон, чувствуя за собой поддержку университета, уверенно шел к тому, чтобы заявить о собственной позиции. Заняв место Болдуина во главе кафедры психологии, он смог сформулировать свою программу. Статья 1913 г., основанная на вступительной лекции Уотсона в Колумбийском университете в Нью-Йорке, была призывом к оружию: «с точки зрения бихевиориста психология есть чисто объективная отрасль естественной науки». Он утверждал, что бихевиоризм должен занять место психологии, которой «за весь период пятидесятилетнего существования как экспериментальной науки» так и «не удалось занять свое место в науке в качестве бесспорной естественной дисциплины» [27, с. 17, 22].

Критическая часть его заявлений была хорошо обоснована. Действительно, экспериментальная психология в Германии и в США — исследования структурных единиц сознания — породили столько противоречивых описаний, что общее направление было потеряно. И только в США, в Корнеллском Университете, под руководством Титченера реализовывалась четкая, хорошо разработанная программа исследования элементарных единиц сознания. Таков был ответ Титченера на беспорядочное многообразие — дистанцироваться от всего, что не является наукой в чистом виде, а под этим он понимал свою собственную программу описания содержаний сознания с помощью строгих экспериментов. Он утверждал, что «наука идет своим путем, не обращая внимания на интересы человека и не преследуя какой-либо практической цели» [цит. по: 137, с. 407]. Большинство психологов, однако, жили в другом мире и хотели такую психологию, которая позволила бы им делать что-то для общества. Любопытно, что Уотсон и Титченер испытывали взаимное уважение, возможно потому, что каждый видел в другом сильного человека, который добивается большей научности в исследованиях, чем это было характерно для основной массы психологических работ того времени. Оба также были явными позитивистами в том смысле, что верили в выводимость знания из наблюдений.

Конструктивная часть аргументов Уотсона, в противоположность взглядам Титченера, фокусировалась на том, что бихевиоризм может дать обществу. По утверждению Уотсона, это зависело от точности полученных данных: «До тех пор, пока психология не станет наукой и не соберет целый ряд данных, характеризующих поведение, которое является в результате экспериментально вызванных ситуаций, до тех пор предсказания того поведения, которое возникает в результате ситуаций ежедневной жизни, будет носить тот же характер нащупывания в темноте, который свойствен им с момента появления человечества» [26, с. 6]. Его критика неудач психологии как науки неотделима от его стремления построить психологию как технологию человека. Вера в то, что наука не может изучать душевный мир человека, сочеталась с верой в то, что цели человека сводятся к поиску внешнего физического благосостояния и социальной адаптации (и не связаны с какой-то гипотетической внутренней жизнью).

Уотсон и другие бихевиористы думали, что они распространяют объективное объяснение физического мира на сферу человеческого и тем самым совершают научную революцию. Это было для них недвусмысленным шагом вперед. А препятствием прогрессу они считали ненаучную путаницу в вопросах психики, сознания и интроспекции. Вывод казался очевидным: психологи должны наблюдать физические переменные точно так же, как это делает любой другой ученый-естественник. «Если вы хотите дать бихеви- ористу право использовать сознание тем же самым образом, как его используют другие ученые-естествоиспытатели, т. е. не превращая сознание в специальный объект наблюдения, вы разрешили мне все, что требует мой тезис». Иными словами, Уотсон утверждал, что психологи должны наблюдать физические стимулы и ответы на них и на этой основе искать соотношения между поведением и его предпосылками. Нет никакой необходимости обращаться к понятию психики. И не в последнюю очередь важно то, что для психолога «поведение человека и поведение животных следует рассматривать в той же самой плоскости и как в равной степени существенные для общего понимания поведения» [27, с. 32, 33]. Основу этого подхода заложили ранее психологи, изучавшие психику путем разложения на элементы, по аналогии с физическими объектами.

В 1913 г. Уотсон настаивал на том, что зоопсихология и такая психология человека, которая хочет предсказывать его поведение, для достижения объективности должны отказаться от любых ссылок на сознание. Затем он пошел еще дальше, и в своей книге «Психология с позиции бихевиориста» (Psychology from the Standpoint of a Behaviourist, 1919) заявил, что вера в существование психики — не более чем средневековый предрассудок. Он представлял себя скорее как делового и практичного человека науки, чем как философа, но за его утверждениями стояла неявная философская предпосылка: реальность не включает в себя психику. В мире Уотсона отрицать существование психики как таковой было признаком последовательного (и, с его точки зрения, мужественного) подчинения нуждам прогресса. Он выступал против поисков критерия сознательности животных и разговоров об их чувствах: «такие проблемы, как эта, не могут удовлетворить бихевиориста» [27, с. 20]. Однако для того, чтобы убедить других в своей правоте, Уотсону было необходимо как-то отнестись к таким проблемам, как очевидное существование умственного образа, языка и значения — проблемам, к которым с новой энергией обратилась философия сознания в конце XX в.

Уотсон называл язык вербальным поведением, или речью, а мышление — внутренней речью. Физиологи предыдущего поколения, такие как Сеченов и Феррье, в поисках физиологической основы психики пришли к такому же выводу. В 1916 г. Уотсон пытался зафиксировать движения гортани в процессе мышления, но, не добившись успеха, должен был довольствоваться лишь предположением о том, что мышление в принципе является одним из видов поведения. В доказательство он приводил тот факт, что, когда ребенок о чем-то думает, он шевелит губами, шепчет; Уотсон предположил, что с возрастом эти мускульные движения становятся невидимыми и беззвучными.

Что касается проблемы значения, то Уотсон просто отвергал ее: «Мы наблюдаем за тем, что делает животное или человек. Смысл для них и заключается в том, что они делают. Нет никакой научной или практической пользы в том, чтобы прерывать их и спрашивать, что они имеют в виду, — их действия и указывают на смысл» [165, с. 364–365]. В книге «Анализ сознания» (The Analysis of Mind, 1921) философ Бертран Рассел (Bertrand Russell, 1872 —

приходит к выводу, близкому мысли Уотсона, выстраивая философию сознания на основе данных чувственного опыта. В свою очередь, книга Рассела побудила группу философов, получившую известность как Венский кружок, заинтересоваться работами Уотсона. Более поздние философы, особенно Райл, использовали идеи Уотсона в аргументации против приписывания людям психических состояний в качестве объяснения их поведения. Однако в 1960-е гг. пересмотр теории значения и способов объяснения человеческих поступков заставили усомниться в этой точке зрения.

Заявления бихевиористов бросали вызов психологам, но в 1913 г. к революции не привели. На самом деле в психологии подспудно происходили перемены, и такие авторитетные фигуры, как Энджелл, который был учителем Уотсона в Чикаго, Пиллсбери и Торндайк, пригласивший Уотсона читать лекции в Колумбийском университете, уже подчеркивали важность изучения действий и их прогнозирования. Труды Торндайка имели особенное значение. В 1913 г. он работал в Колумбийском колледже для учителей, самом крупном центре педагогических исследований. Как и Уотсон, он в прошлом работал с животными, и он также хотел видеть от психологии непосредственную пользу для общества. В 1898 г. он опубликовал данные исследования, впоследствии ставшего одним из самых цитируемых, — эксперимента с кошкой, которая училась находить выход из лабиринта. Эти лабиринты представляли собой грубые деревянные ящики, и результаты экспериментов не позволяли сделать сколько-нибудь определенных выводов, но Торндайк создал модель исследований, которая сделала научение центральным объектом научной психологии. Многие исследователи помимо Уотсона видели, что с помощью таких экспериментов можно выделять различные параметры поведения и его детерминант, а значит, сделать их полностью наблюдаемыми. По той же причине они приветствовали работы Павлова, посвященные условным рефлексам. Но им не казались убедительными ни предложенная Уотсоном программа новой науки, ни его попытки исключить все ссылки на психические состояния. Когда некоторые психологи в 1920-е гг. называли себя бихевиористами, это в большей степени означало принятие ими идеалов физикалистского объяснения в психологии, нежели согласие с крайним энвайронментализмом Уотсона — представлением о решающей роли окружающей среды в формировании личности и отрицанием существования сознания.

Уотсон пытался действовать на нескольких фронтах одновременно, и результаты были какими угодно, только не систематическими. Недостаток фактических доказательств обнаружил себя з его книге по бихевиоризму, большая часть которой была просто о физиологии. Медицина также привлекала его, и в университете Джонса Хопкинса он получил разрешение работать в клинике Фиппса, которую тогда возглавлял влиятельный психиатр Адольф Майер (Adolf Meyer, 1866–1950). Майер приветствовал зоопсихологию как источник информации об «условиях возникновения [патологических реакций] и путях, которыми мы можем их изменить» [цит. по: 127, с. 202]. Уотсон начал изучение этой проблемы на детях в клинике. Это включало в себя работу с маленьким Альбертом (ребенку было девять месяцев, когда исследования начались, и тринадцать месяцев, когда они закончились) — мальчиком, чье поведение Уотсон и его аспирантка Розали Райнер (Rosalie Rayner) пытались изменять. Они сначала убедились в том, что Альберт не боится крыс. Затем всякий раз, когда крыса появлялась, они ударяли по металлической пластине и пугали ребенка. В итоге, как они утверждали, ребенок приобрел условный рефлекс страха на появление одной только крысы. Современный анализ показывает, что результаты «нельзя было однозначно интерпретировать» [92, с. 158]. Как бы то ни было, этот эксперимент стал знаменитой иллюстрацией того, что психологические особенности человека являются приобретенными: привычки — в том числе такие, как чувство отвращения перед определенными животными — формируются по механизму обусловливания. Сам Уотсон использовал эти эксперименты для обоснования своей уверенности в том, что среда целиком и полностью определяет формирование личности. Он говорил: «Дайте мне дюжину здоровых, хорошо сформированных детей и мой собственный, отвечающий определенным характеристикам мир для их воспитания, и я гарантирую взять любого из них и сделать из него любого специалиста, какой только придет мне в голову — доктора, адвоката, артиста, превосходного торговца или даже попрошайку или вора, — независимо от его талантов, склонностей, пристрастий, способностей и всех его предков». И добавлял: «я иду дальше своих фактов» [164, с. 104]. И действительно, фактов не было, но серьезнее всего было его молчаливое отрицание социальных аспектов среды. Он воспринимал людей абсолютно в индивидуалистическом ключе: в его рассуждениях именно индивидуальные стимулы, а не социальная структура, формируют людей. Он рассматривал возникновение привычек по аналогии с работой машины, а не с поддержанием традиций. То, что он писал в 1920-е гг. о воспитании детей, демонстрировало ценности «психологического общества», то есть общества, в котором все зависит от психологии составляющих его отдельных индивидов.

Уотсон и Райнер опубликовали популярное руководство «Психологическое воспитание ребенка» (Psychological Care of Infant and Child, 1928). Когда Уотсон писал для широкой публики, а не в расчете на академическую аудиторию, то старался продвигать идею о том, что знания специалистов-психологов необходимы в повседневной жизни. Он думал, что понимает, почему психология стала востребованной: «Старый довод, сводившийся к тому, что миллионы детей в течение минувших тысячелетий вполне успешно воспитывались своими родными, недавно потерял всю свою силу в свете получившего теперь общее признание факта, что большая часть человечества терпит неудачу в своей попытке удовлетворительного приспособления к обществу» [26, с. 7]. С этой точки зрения любые социальные проблемы интерпретировались как проблемы индивидуального приспособления, а их решение заключалось в установлении нового взаимодействия между матерями и психологами. У такого подхода находились и почитатели: газета «Нью-Йорк Таймс» писала, как теперь кажется, с преувеличенным энтузиазмом, что книга «Бихевиоризм» (1924) «открывает новую эру в интеллектуальном развитии человечества» [цит. по: 41, с. 6].

В концепции Уотсона существует интригующий подтекст личного характера. Он разрабатывал психологию, объясняющую человеческую жизнь как взаимодействие с физическим миром по схеме «стимул — реакция»: S — R. Более ранние утилитаристские теории описывали природу человека, обращаясь к понятию ассоциации между идеями, с одной стороны, и ощущениями удовольствия или боли, с другой. Бихевиоризм назвал идеи стимулами, а удовольствие и боль интерпретировал как три базовых физиологических процесса — страх, ненависть и любовь. Этот подход исключал ссылки на сознание и поддерживал веру в то, что ход жизни человека определяется причинами физического порядка. Этот подход, по мнению Майера, его коллеги по клинике Фиппса, имел последствия для личной жизни Уотсона. После нескольких лет несчастливого брака Уотсон завел роман со своей аспиранткой Райнер и из-за скандального развода с женой был вынужден уйти из университета. В переписке с Майером Уотсон объяснял, что неудачный брак привел к тому, что для него стало естественным выражать свои чувства на стороне. Майер, однако, находил, что отказ Уотсона рассматривать поведение как обладающее психологическим смыслом подтолкнул его к такому неэтичному (по мнению Майера) поступку. Развод и новая женитьба Уотсона были поступками человека, который рассматривал свою жизнь как последовательность стимулов и реакций. Напротив, консервативные люди, не принимавшие теории Уотсона, полагали, что психология должна учитывать моральные ценности, присущие рефлектирующему сознанию. Проще говоря, Уотсон сделал то, что сделал, критики же считали, что он не понимал нравственного смысла своих поступков, и это было следствием его научного мировоззрения.

Уотсон в дальнейшем не смог найти себе работу в академических институтах. В 1921 г. он получил место в компании Томпсона, которая занималась рекламой, и обнаружил, что «наблюдать кривую роста продаж нового продукта может быть столь же увлекательно, как наблюдать кривую научения животного или человека» [104, с. 280]. Он пытался сохранять академичность рассуждений, но практичный мир немедленных результатов привлекал его больше, чем научная педантичность. После смерти его второй жены в 1935 г. он уединился на маленькой ферме, которую построил сам в Коннектикуте, и больше времени проводил с животными, нежели с людьми. Бихевиоризм же за это время превратился в гораздо более формальное направление.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о