Экономика кейнсианство: Кейнсианство — все самое интересное на ПостНауке

Автор: | 28.09.1974

Содержание

«ОБЩАЯ ТЕОРИЯ» ДЖ. М. КЕЙНСА: ВЗГЛЯД 80 ЛЕТ СПУСТЯ | Холопов

1. Акерлоф Дж., Шиллер Р. Spiritus Animalis, или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма. М.: ООО «Юнайтед Пресс», 2010. 273 с.

2. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Дело Лтд., 1994. 687 с.

3. Джевонс У.С. Краткое сообщение об общей математической теории политической экономии // Теория потребительского поведения и спроса. СПб.: 1993. с.70-77.

4. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег / Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. М.: Эксмо, 2007. С. 37-340.

5.

Кейнс Дж. М. Общая теория занятости. / Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. М.: Эксмо, 2007. — С. 356-367.

6. Кейнс Дж. М. Комментарий // Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. — М.: Эксмо, 2007. — C. 459-460.

7. Кейнс Дж. М. Метод профессор Тинбергена // Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. М.: Эксмо, 2007. С. 433- 443.

8. Keynes J.M. A Tract on Monetary Reform. New York, Prometheus Books, 2000. 220 p.

9. Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М.: Прогресс, 1968. 600 с.

10. Скидельски Р. Кейнс. Возвращение мастера. М.: ООО «Юнайтед Пресс», 2011. 253 с.

11. Хайлбронер Р. Философы от мира сего. М.: КоЛибри, 2008. 432 c.

12. Шумпетер Й. Десять великих экономистов от Маркса до Кейнса. Изд. Института Гайдара, 2011. 416 с.

13. Шумпетер Й. История экономического анализа: в 3-х т. СПб.: Экономическая школа, 2001. Т. 3. 1664 с.

Кейнсианство как основа этатистской модели экономики Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Баженова Т.Л.

Оренбургский государственный университет E-mail: [email protected]

КЕЙНСИАНСТВО КАК ОСНОВА ЭТАТИСТСКОЙ МОДЕЛИ ЭКОНОМИКИ

В статье автором рассматривается этатистская модель экономики, в основе которой лежит кейнсианское учение, положившее начало современной макроэкономике, оперирующей агрегатными показателями потребления, сбережения, инвестиций и т. д. Распространение этого подхода на проблемы долгосрочной экономической динамики лежало в основе современной теории экономического роста.

Ключевые слова: кейнсианство, модель, экономика, макроэкономика, развитие, этатизм.

Развитие — это многомерный процесс, включающий глубокие изменения в технической, экономической, социальной и политической сферах. Экономическая теория исследует модели рыночной экономики, формирующиеся на разных этапах развития экономики.

В экономической теории с давних пор наблюдалась борьба между различными школами и направлениями. «Богатство народов» Смита было вызовом меркантилизму, немецкая историческая школа возникла как протест против английской классической политической экономии; оппозиционным течением по отношению к основной школе экономической теории и к господствующему общественному строю был марксизм.

С конца XIX в. главным направлением в мировой экономической мысли становится мар-жиналистская (неоклассическая) теория, основанная на модели рационального человека в равновесном мире. Американский институционализм, в свою очередь, отрицал человеческую рациональность, кейнсианство — равновесное устройство мира. Однако неоклассическая теория оказалась более способной к адаптации. Модифицируя исходные предпосылки, она включила в себя анализ рисковых ситуаций (с помощью теории ожидаемой полезности), нерыночного поведения (экономический империализм), общественных и политических институтов (новый институционализм).

После второй мировой войны произошла консолидация экономической теории вокруг так называемого «великого неоклассического синтеза», в котором кейнсианская макроэкономика применялась в специальном случае макроэкономического неравновесия, а в общем равновесном случае действовала неоклассическая теория.

Современная экономическая теория отличается от других общественных наук (социологии, психологии) значительно большей однородностью, единством подхода. В ней господствует «основное течение» (mainstream), ядром которого является неоклассический подход. Границы его постоянно изменяются, включая новые достижения экономического анализа: игровые модели, теорию поиска, гипотезу рациональных ожиданий и др. При этом сохраняются общие методологические принципы, характеризующие неоклассический подход. Теоретические направления, использующие иные модели мира или человека (например, кейнсианская макроэкономика), имеют тенденцию со временем выпадать из основного течения и на их место приходят новейшие приложения неоклассической теории (новая классическая макроэкономика Р. Лукаса и пр.).

Одной из причин господства неоклассического подхода является его универсализм, готовность единообразно, с помощью модели рационального поведения, объяснить не только явления, которые традиционно было принято относить к экономическим, но и процессы, протекающие далеко за пределами хозяйственной жизни.

Вторым преимуществом неоклассических моделей является то, что они позволяют варьировать степень сложности или детализации обсуждаемых проблем.

Более конкретные уровни анализа остаются сферой интересов альтернативных основному течению подходов: институционального, поведенческого, эволюционного, в меньшей степени посткейнсианского и неоавстрийского.

Влияние альтернативных направлений значительно возросло в результате кризиса неоклассического синтеза в 70-е годы ХХ века, вызванного, в свою очередь, структурным кризи-

сом западной экономики, в ходе которого традиционные кейнсианские меры экономической политики перестали действовать.

Среди альтернативных направлений с основным течением смыкается новый институционализм. Несколько в стороне находится новая австрийская школа с ее акцентом на эволюционный подход, анализ рыночного процесса во времени, проблемы истинной неопределенности и несовершенства информации.

С идеологической и политической точек зрения эти альтернативные направления экономической теории находятся, пожалуй, несколько правее центра, т. е. основного течения.

Напротив, остальные альтернативные течения представляют левый фланг экономической мысли. Это посткейнсианство, институционализм в традициях Д. Гэлбрейта, Хайлбро-нера и др., поведенческая и эволюционная экономика, радикальная (марксистская) экономическая теория. Некоторые исследователи выделяют как самостоятельные направления также наследников классической теории (последователей Пьеро Сраффы), экспериментальную экономику и др.

Великая депрессия поставила под сомнение правомерность рассмотрения рыночной экономики как гармоничной саморегулирующейся системы, уравнивающей величины спроса и предложения на всех возможных рынках. Стало очевидным, что, если даже индивидуальные экономические агенты ведут себя рационально, совокупный результат вовсе не обязательно получается оптимальным: у макросистемы свои законы, не описываемые теорией общего равновесия. Создателем новой макроэкономической теории, объяснившей реально существовавшие депрессию и безработицу и предполагавшей необходимость активного государственного вмешательства для борьбы с ними, по праву считается Д.М. Кейнс, положивший начало современной макроэкономике, оперирующей агрегатными показателями потребления, сбережения, инвестиций и т. д. Распространение этого подхода на проблемы долгосрочной экономической динамики лежало в основе современной теории экономического роста.

Основные идеи Кейнса состояли в том, что силы, управлявшие экономической жизнью XIX в. — принцип 1а1ззе faire и золотой стандарт — исчерпали себя; а потому необходимо

вмешательство государства в процесс денежного обращения, механизм уравнивания инвестиций и сбережений и т. д.

«Кейнсианская революция» не исчерпывается обоснованием активности государства в экономике. Кейнс полагал, что он предложил общую теорию по сравнению с частной неоклассической теорией, так как включил в предметную область анализа депрессивную экономику. Он описывал реальность, которая демонстрировала не столько проблему выбора наилучшего варианта использования ограниченных ресурсов, сколько проблему переизбытка ресурсов в виде массовой безработицы, недогрузки производственных мощностей, неиспользованных товаров и т. д. и особенно остро ставила вопрос, как от неполной занятости перейти к полной. Поставив задачу определить те «силы, которые оказывают влияние на объем производства и занятости в их совокупности», Кейнс опирался в своем анализе на агрегатные величины национального дохода, занятости, предложения, спроса, сбережения, инвестирования, показав, что «совокупности» имеют свои качественные особенности, не объясняемые в рамках маржиналистской микроэкономики.

Главные рекомендации Кейнса относительно экономической политики заключались в следующем:

1) денежно-кредитная политика, направленная на обеспечение большего количества денег в обращении в целях предельного понижения процентной ставки, требовала категорического отказа от золотого стандарта;

2) политика увеличения прямых государственных инвестиций, создает дополнительный спрос и в соответствии с эффектом мультипликатора улучшает экономическую конъюнктуру;

3) активная бюджетная (фискальная) политика способствует перераспределению доходов в пользу классов с наименьшей склонностью к сбережению (рабочих, служащих и предприни-мателей-инвесторов). Кейнс выступал против рантье и за более равномерное распределение национального дохода, которое способствовало бы росту склонности к потреблению и, следовательно, увеличению эффективного спроса;

4) возврат к протекционизму. При решении проблемы полной занятости политика свободы торговли утрачивает свою состоятельность. Страна с большой безработицей выигрывает от

того, что таможенными пошлинами закрывает свои границы для иностранных товаров, так как тем самым открывает возможность дополнительного спроса на рабочую силу на вновь создаваемых предприятиях.

Идеи Кейнса получили развитие во второй половине ХХ века.

Неокейнсианство укоренилось, прежде всего, в англоязычных странах. На родине Кейнса тон задал Джон Ричард Хикс, разработавший ставшую знаменитой графическую модель 1Б -LM. Кривая 1Б (инвестиции/сбережения) показывает взаимную связь между нормой процента и национальным доходом при равновесии на товарных рынках; тогда как кривая LM (ликвидно-сть\деньги) — взаимную связь между нормой процента и национальным доходом при равновесии на рынках денег. Кривые пересекаются в единственной точке, в которой в равновесном состоянии находятся и рынок товаров, и рынок денег.

Разработав формальный аппарат для анализа инвестиционных стимулов и предпочтения ликвидности в их взаимосвязи, Дж.Р. Хикс предложил понятие «неоклассический синтез» для включения теории Кейнса в неоклассическую систему общего равновесия, представив кейнсианство как объяснение частного случая равновесия — «равновесия в условиях неполной занятости». «Неоклассический синтез», таким образом «переворачивал» предметное соотношение неоклассической теории с кейнсианством, трактуя последнее не как «общую теорию», а как описание особого состояния экономики, возникающего вследствие несовершенства рынка труда (негибкость зарплаты) и попадания в ситуацию, названную Хиксом ловушкой ликвидности. Ловушка ликвидности — такое состояние на рынке денег, при котором рост их предложения перестает влиять на норму процента и, следовательно, на инвестиции, — нарушается автоматизм восстановления экономического равновесия посредством денежно-ценового механизма. Вернуться к этому механизму, предусмотренному неоклассическими принципами, можно с помощью кейнсианской бюджетной политики.

Модель Хикса определила направление господствующей интерпретации неокейнсианства — кейнсианской теории после Кейнса. Центром неокейнсианства стали США.

О. Хансен изучал с помощью статистических методов экономические циклы. Он искал источ-

ник циклических колебаний капиталистического производства прежде всего в динамике инвестиций. Хансен выделил как главные компоненты инвестиционных ресурсов средства производства, накопленные запасы сырья и материалов, продукцию строительных отраслей и свободную рабочую силу, и впервые предпринял попытку рассмотреть циклические колебания отдельно по факторам производства, уделив много внимания строительному циклу, изменению производственных запасов как индикатору промышленного цикла и возможностям вовлечения в производство дополнительной рабочей силы.

Выясняя механизм связи экономического роста с инвестиционной политикой, Хансен пришел к выводу, что темп хозяйственного развития сбивают чрезмерные повышения предельной склонности к сбережению и размеров налогообложения. Хансен утверждал, что экономика США не может более развиваться сама по себе и выживет только при активном государственном вмешательстве, как государственно-частная экономика.

В работах Хансена теория Кейнса была представлена в виде тщательно разработанной модели, в рамках которой можно оперировать данными народнохозяйственной статистики и которую можно использовать для государственного воздействия на макроэкономические параметры — потребление, сбережение, инвестиции, уровень национального дохода в целом.

П. Самуэльсон стал главным теоретиком неоклассического синтеза, который он определил так: «с помощью соответствующей кредитно-денежной и фискальной политики наша система смешанного предпринимательства может избежать эксцессов бума и резкого спада, может рассчитывать на здоровый прогрессивный рост. Поскольку это фундаментальное положение понято, парадоксы, которые лишали старые классические принципы, имевшие дело с мелким масштабом микроэкономики, значительной степени их применимости, — эти парадоксы теряют теперь свою остроту». Иначе говоря, неоклассический синтез — это объединение неоклассической микроэкономики как теории формирования цен и доходов в условиях рыночной конкуренции с кейнсианской макроэкономикой как теорией государственного вмешательства в экономику с целью максимизации общего благосостояния.

Неокейнсианская модель равновесного (устойчивого) роста в длительной перспективе была разработана Р. Харродом и Е. Домаром. Они выяснили условия поддержания стабильных и высоких темпов экономического роста, обеспечивающих в долгосрочной перспективе полную загрузку производственных мощностей и полную занятость, и обосновали политику экономического роста.

Позднее Е. Домар выдвинул тезис о производительности инвестиций. Инвестиции являются не только фактором создания спроса, но и создают производственные мощности. Для поддержания равновесного роста при полной занятости необходимо, чтобы рост доходов (спрос) соответствовал росту производственных мощностей.

Идеи большего государственного вмешательства в экономику в ряде стран (Германия, Италия, Япония в 30-40-х годах, СССР) привели к формированию этатисткой модели экономики, позволившей добиваться серьезных экономических успехов в условиях закрытой экономики.

К ее характерным чертам относятся:

— главной целью является реализация задач, поставленных государством; чаще всего в ущерб эффективности производства;

— способность добиваться успехов лишь на относительно узких направлениях. В советской экономике это выразилось в высокой степени монополизации: к концу 80-х годов ХХ в. около 80% наименований продукции производились на од-ном-двух предприятиях, доля заводов и фабрик с численностью занятых, превышающей 1 тыс. человек, составляла 73,3% (против 26 — в США). Еще одним проявлением была крайне отсталая структура экспорта, в котором удельный вес топлива и электроэнергии превышал 52%;

— успехи достигались, как правило, в количественном, а не в качественном отношении, а главным инструментом их конкурентоспособности становились искусственно заниженные издержки. В СССР они обеспечивались государственными дотациями и крайне низкой оплатой труда в условиях неконвертируемости рубля, странах ЮВА — крайне дешевой рабочей силой;

— потребность в гигантских инвестициях для своего развития и неспособность обеспечить высокую эффективность производства;

— невосприимчивость к технологическому прогрессу. Этатистские корпорации не становятся источниками инноваций и не оценивают дол-

жным образом интеллектуальный потенциал своих работников. Как в государственных и военных структурах, так и в подобных компаниях выше всего ценится лояльность персонала.

Однако доминирование в экономике корпораций этатистского типа не означает, что она постоянно находится в застое. Каждая из упомянутых стран на определенном этапе достигала значительных хозяйственных успехов, а СССР и Япония (в разное время) в течение продолжительного периода занимали место второй по масштабам экономики мира.

Но какими бы удачными ни казались отдельные периоды их развития, этатистские структуры могли успешно соперничать с классическими корпорациями только до тех пор, пока конкуренция шла в производстве массовых индустриальных благ и роль интеллектуального капитала не стала определяющей. Не случайно упадок таких систем (банкротство советской модели, десятилетняя стагнация в Японии, азиатский кризис) пришелся на период расцвета в западном мире высокотехнологичного производства, основанного не на применении труда для превращения сырья в промышленную продукцию, а на использовании интеллекта для превращения информации в знания.

Этатистская модель развития, к которой в равной степени относились и капиталистическая, и социалистическая экономики, оказалась довольно действенной в условиях экстенсивного роста, когда у различных стран еще были в наличии не вовлеченные в производство естественные и человеческие ресурсы. Огосударствление способствовало быстрой индустриализации, милитаризму экономики, послевоенному восстановлению народного хозяйства. И кейнсианская экономика спроса в капиталистических странах, и административно-командная система социализма благополучно просуществовали вплоть до конца 1970-х гг. Наступление же 1980-х гг. символизировало приход новой эпохи, переход к интенсивному развитию, и государственное регулирование экономики, разросшееся до критического уровня, начинало давать ощутимые сбои.

Этатизация экономики привела к тому, что налоговая система с высокими ставками обложения доходов компаний и частных лиц дести-мулировала предпринимательскую активность. Социальная политика с гарантиями пособий по безработице породила иждивенчество в обще-

теории вновь появились идеи о возврате к старым добрым принципам либерализма, уже на новом витке развития.

По нашему мнению, лучшее знание экономической истории позволило бы избежать многих сегодняшних проблем в мировой экономике. Именно наличие нерешенных проблем заставляет обращаться к историческому опыту важнейших экономических модернизаций. Исследование характера современных моделей экономики обуславливает необходимость анализа рыночных преобразований, происходивших в мировом хозяйстве. Достигнутому уровню развития производительных сил, техническому прогрессу передовые страны мира обязаны рыночному механизму. Развитие рынка привело к необходимости теоретического осмысления произошедших изменений.

21.11.2012 Список литературы:

1. Блауг, М. Экономическая мысль в ретроспективе. — М., 1994.

2. Нуреев, Р. Теории развития: дискуссия о внешних факторах становления рыночной экономики (неоклассические модели и их леворадикальная критика) // Вопросы экономики. — 2000. — № 7. — С. 141-151.

3. Нуреев, Р. Теории развития: кейнсианские модели становления рыночной экономики // Вопросы экономики. — 2000. -№ 4.

4. Нуреев, Р. Теории развития: неоклассические модели становления рыночной экономики // Вопросы экономики. — 2000. — № 5. — С. 144-151.

5. Стиглиц, Д. Альтернативные подходы к макроэкономике: методологические проблемы и неокейнсианство // МЭиМО. -1997. — № 5-7.

6. Всемирная история экономической мысли: в 6 томах. -М., 1997. — Т. 6, Ч. 2.

Сведения об авторе:

Баженова Татьяна Львовна, доцент кафедры мировой экономики Оренбургского государственного университета, кандидат экономических наук 460018, г. the problems of the long-term economic dynamics was the basis of the modern theory of economic growth.

Key words: Keynsianism, model, economy, macroeconomic, development, etatism.

Bibliography:

1. Blaug, M. Economic thought in a retrospective. — M., 1994.

2. Nureev, R. Development theories: discussion about external factors of the formation of a market economy (neoclassical models and their left-hand radical criticism) // Economic questions. — 2000. — № 7. — Р 141-151.

3. Nureev, R. Development theories: Keynesian models of the formation of a market economy // Economic questions. — 2000. -№ 4.

4. Nureev, R. Development theories: neoclassical models of the formation of a market economy // Economic questions. -2000. — № 5. — Р 144-151.

5. Stiglitz, D. Alternative approaches to macroeconomic: methodological problems and Neokeynsianism // WE and IR. -1997. — № 5-7.

6. A world history of an economic thought: in 6 volumes. — M., 1997. — V. 6, P. 2.

стве. Экономический рост замедлился, а все большая часть бизнеса стала уходить в тень, скрываясь от конфискационного налогообложения. Экономические кризисы конца 1970-х -начала 1980-х гг. (особенно нефтяные шоки) усугубили ситуацию, вызвав топливный голод в ведущих странах мира. Гигантомания промышленного развития привела к настоящей экологической катастрофе. Очевидными стали две задачи: пересмотр роли государства в экономике и переход на интенсивный путь развития на базе новых экономящих природные ресурсы технологий.

Кризис экстенсивной модели этатистского толка привел к тому, что в условиях нового постиндустриального общества отпала необходимость в полномасштабной предпринимательской деятельности государства. В экономической

суть и идеи — Тюлягин

Что такое кейнсианская экономика (Кейнсианство)?

Кейнсианство — это макроэкономическая экономическая теория общих расходов в экономике и их влияния на объем производства, занятость и инфляцию. Кейнсианская экономика была разработана британским экономистом Джоном Мейнардом Кейнсом в 1930-х годах в попытке понять Великую депрессию. Кейнсианская экономика считается «спрос-ориентированной» теорией , которая фокусируется на краткосрочных изменениях в экономике. Теория Кейнса была первой, кто четко отделил изучение экономического поведения и рынков, основанных на индивидуальных стимулах, от изучения общих переменных и конструкций национальной экономики.

Основываясь на своей теории, Кейнс выступал за увеличение государственных расходов и снижение налогов, чтобы стимулировать спрос и вывести мировую экономику из депрессии. Впоследствии Кейнсианство использовалось для обозначения концепции, согласно которой оптимальные экономические показатели могут быть достигнуты — и экономические спады могут быть предотвращены — путем воздействия на совокупный спрос через активную стабилизацию и политику экономического вмешательства со стороны государства.

Содержание статьи:

Суть кейнсианства

Кейнсианство представляет собой новый взгляд на расходы, объем производства и инфляцию. Ранее то, что Кейнс назвал классическим экономическим мышлением, утверждало, что циклические колебания занятости и экономического производства создают возможности для получения прибыли, которые у отдельных лиц и предпринимателей будут стимулы для использования и, таким образом, исправления дисбалансов в экономике. Согласно построению Кейнсом этой так называемой классической теории, если совокупный спрос в экономике упадет, вызванная этим слабость производства и рабочих мест ускорит падение цен и заработной платы. Более низкий уровень инфляции и заработной платы побудит работодателей делать капитальные вложения и нанимать больше людей, стимулируя занятость и восстанавливая экономический рост.

В своей книге «Общая теория занятости, процента и денег» и других работах Кейнс выступил против своего построения классической теории, согласно которой во время спада деловой пессимизм и определенные характеристики рыночной экономики усугубят экономическую слабость и вызовут дальнейшее падение совокупного спроса.

Например, Кейнсианство оспаривает мнение некоторых экономистов о том, что более низкая заработная плата может восстановить полную занятость, потому что кривые спроса на рабочую силу имеют наклон вниз, как и любая другая нормальная кривая спроса. Вместо этого он утверждал, что работодатели не будут нанимать сотрудников для производства товаров, которые нельзя продать, потому что спрос на их продукцию слаб. Точно так же плохие условия ведения бизнеса могут привести к тому, что компании будут сокращать капитальные вложения, вместо того, чтобы использовать преимущества более низких цен для инвестирования в новые заводы и оборудование. Это также приведет к сокращению общих расходов и занятости.

Кейнсианство и Великая депрессия

Кейнсианство иногда называют «экономикой депрессии», поскольку Общая теория Кейнса была написана во время глубокой депрессии не только на его родине в Англии, но и во всем мире. Знаменитая книга 1936 года была основана на понимании Кейнсом событий, произошедших во время Великой депрессии, которые, по мнению Кейнса, нельзя объяснить классической экономической теорией, которую он изобразил в своей книге.

Другие экономисты утверждали, что после любого повсеместного спада в экономике предприятия и инвесторы, пользующиеся более низкими ценами на производственные ресурсы в преследовании своих собственных интересов, вернут объем выпуска и цены в состояние равновесия, если в этом не будет других препятствий. Кейнс считал, что Великая депрессия опровергает эту теорию. В это время объем производства был низким, а безработица оставалась высокой. Великая депрессия вдохновила Кейнса по-другому взглянуть на природу экономики. На основе этих теорий он создал реальные приложения, которые могут иметь значение для общества, переживающего экономический кризис.

Кейнс отверг идею о том, что экономика вернется к естественному состоянию равновесия. Вместо этого он утверждал, что как только по какой-либо причине наступит экономический спад, страх и уныние, которые он порождает среди предприятий и инвесторов, будут иметь тенденцию к самореализации и могут привести к длительному периоду депрессии экономической активности и безработицы. В ответ на это Кейнс выступал за антициклическую (стабилизационную) фискальную политику, при которой в периоды экономических трудностей правительство должно брать на себя дефицитные расходы, чтобы компенсировать сокращение инвестиций и увеличивать потребительские расходы для стабилизации совокупного спроса.

В то время Кейнс резко критиковал британское правительство. Правительство значительно увеличило расходы на социальное обеспечение и подняло налоги, чтобы сбалансировать национальные бухгалтерские книги. Кейнс сказал, что это не побудит людей тратить свои деньги, в результате чего экономика останется нестимулированной и не сможет восстановиться и вернуться к успешному состоянию. Вместо этого он предложил правительству потратить больше денег и снизить налоги, чтобы преодолеть дефицит бюджета, что повысит потребительский спрос в экономике. Это, в свою очередь, приведет к увеличению общей экономической активности и снижению безработицы.

Кейнс также критиковал идею чрезмерных сбережений, если только они не предназначались для конкретной цели, такой как выход на пенсию или образование. Он считал это опасным для экономики, потому что чем больше денег остается в стагнации, тем меньше денег в экономике стимулирует рост. Это была еще одна теория Кейнса, направленная на предотвращение глубоких экономических депрессий.

Многие экономисты критиковали подход Кейнса. Они утверждают, что предприятия, реагирующие на экономические стимулы, будут стремиться вернуть экономику в состояние равновесия, если госудрство не препятствует им в этом, вмешиваясь в цены и заработную плату, создавая впечатление, что рынок саморегулируется. С другой стороны, Кейнс, писавший, когда мир находился в периоде глубокой экономической депрессии, не был столь оптимистичен в отношении естественного равновесия рынка. Он считал, что государство находится в лучшем положении, чем рыночные силы, когда дело доходит до создания устойчивой экономики.

Кейнсианство и фискальная политика

Эффект мультипликатора, разработанный учеником Кейнса Ричаром Каном, является одним из главных компонентов кейнсианской стабилизационной фискальной политики. Согласно теории бюджетного стимулирования Кейнса, вливание государственных расходов в конечном итоге приводит к увеличению деловой активности и даже к увеличению расходов. Эта теория предполагает, что расходы увеличивают совокупный объем производства и приносят больший доход. Если работники готовы тратить свой дополнительный доход, результирующий рост валового внутреннего продукта (ВВП) может быть даже больше, чем сумма первоначального стимула.

Величина кейнсианского множителя напрямую связана с предельной склонностью к потреблению. Его концепция проста. Расходы одного потребителя становятся доходом для бизнеса, который затем тратится на оборудование, заработную плату рабочих, энергию, материалы, приобретенные услуги, налоги и доходы инвесторов. Затем доход этого работника может быть потрачен, и цикл продолжается. Кейнс и его последователи считали, что люди должны меньше сберегать и больше тратить, повышая свою предельную склонность к потреблению, чтобы обеспечить полную занятость и экономический рост.

Согласно этой теории, один рубль, потраченный на бюджетные стимулы, в конечном итоге приводит к росту более чем на один рубль. Это казалось удачным ходом для правительственных экономистов, которые могли оправдать политически популярные проекты расходов в национальном масштабе.

Эта теория была доминирующей парадигмой в академической экономике на протяжении десятилетий. В конце концов, другие экономисты, такие как Милтон Фридман и Мюррей Ротбард, показали, что кейнсианская модель искажает взаимосвязь между сбережениями, инвестициями и экономическим ростом. Многие экономисты по-прежнему полагаются на модели, рассчитанные на основе мультипликаторов, хотя большинство признают, что бюджетные стимулы гораздо менее эффективны, чем предполагает исходная модель мультипликаторов.

Фискальный мультипликатор, обычно связанный с кейнсианской теорией, является одним из двух широких мультипликаторов в экономике. Другой множитель известен как денежный множитель. Этот множитель относится к процессу создания денег, который является результатом банковской системы с частичным резервированием. Денежный мультипликатор менее спорен, чем его кейнсианский фискальный аналог.

Кейнсианство и денежно-кредитная политика

Кейнсианство фокусируется на решениях со стороны спроса в периоды рецессии. Вмешательство государства в экономические процессы — важная часть кейнсианского арсенала в борьбе с безработицей, неполной занятостью и низким экономическим спросом. Акцент на прямом вмешательстве государства в экономику часто ставит кейнсианских теоретиков в противоречие с теми, кто выступает за ограниченное участие государства в рынках.

Кейнсианские теоретики утверждают, что экономика не стабилизируется очень быстро и требует активного вмешательства, которое повышает краткосрочный спрос в экономике. Они утверждают, что заработная плата и занятость медленнее реагируют на потребности рынка и требуют государственного вмешательства, чтобы не сбиться с пути. Кроме того, они утверждают, что цены также не реагируют быстро и изменяются только постепенно, когда проводятся интервенции денежно-кредитной политики, что дает начало разделу кейнсианской экономики, известному как монетаризм.

Если цены меняются медленно, это позволяет использовать денежную массу в качестве инструмента и изменять процентные ставки для поощрения заимствований и кредитования. Снижение процентных ставок — это один из способов, с помощью которого государства могут серьезно вмешиваться в экономические системы, тем самым поощряя потребление и инвестиционные расходы. Краткосрочный рост спроса, вызванный снижением процентных ставок, оживляет экономическую систему и восстанавливает занятость и спрос на услуги. Таким образом, новая экономическая активность способствует продолжающемуся росту и занятости.

Кейнсианские теоретики считают, что без вмешательства этот цикл будет нарушен, и рост рынка станет более нестабильным и подверженным чрезмерным колебаниям. Сохранение низких процентных ставок — это попытка стимулировать экономический цикл, побуждая предприятия и частных лиц занимать больше денег. Затем они тратят взятые взаймы деньги. Эти новые расходы стимулируют экономику. Однако снижение процентных ставок не всегда ведет непосредственно к улучшению экономики.

Экономисты-монетаристы сосредотачиваются на управлении денежной массой и снижении процентных ставок как решении экономических проблем, но обычно они стараются избежать проблемы нулевой границы. Когда процентные ставки приближаются к нулю, стимулирование экономики за счет снижения процентных ставок становится менее эффективным, потому что это снижает стимул к инвестированию, а не просто держать деньги в наличных деньгах или близких аналогах, таких как краткосрочные казначейские обязательства. Манипуляции с процентными ставками больше может быть недостаточно для создания новой экономической активности, если они не могут стимулировать инвестиции, а попытки восстановления экономики могут полностью застопориться. Это своего рода ловушка ликвидности.

Кейнсианские экономисты утверждают, что когда снижение процентных ставок не приносит результатов, необходимо использовать другие стратегии, в первую очередь фискальную политику. Другая интервенционистская политика включает прямой контроль предложения рабочей силы, изменение налоговых ставок для косвенного увеличения или уменьшения денежной массы, изменение денежно-кредитной политики или установление контроля над предложением товаров и услуг до восстановления занятости и спроса.

Резюме

  • Кейнсианство фокусируется на использовании активной государственной политики для управления совокупным спросом с целью преодоления или предотвращения экономических спадов.
  • Кейнс разработал свои теории в ответ на Великую депрессию и очень критически относился к предыдущим экономическим теориям, которые он называл «классической экономикой».
  • Активная фискальная и денежно-кредитная политика — основные инструменты, рекомендованные кейнсианскими экономистами для управления экономикой и борьбы с безработицей.

А на этом сегодня все про кейнсианскую экономику и теорию. Надеюсь статья была для вас полезной и интересной. Делитесь статьей в социальных сетях и мессенджерах и добавляйте сайт в закладки. Успехов и до новых встреч на страницах проекта Тюлягин!

Кейнс об инфляционных процессах | PhD в России

Реклама от Google

 

Исследования кейнсианства в российских диссертациях

Содержание

(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)

 

Выбор темы диссертации про кейнсианство

В российских диссертационных советах диссертации про «кейнсиаанство и неокейнсианство» защищаются по следующим специальностям: ʻʻ08.00.01 Экономическая теорияʼʼ (экономические), ʻʻ08.00.14 Мировая экономикаʼʼ (экономические).

По тематике «кейнсианство» были защищены следующие диссертации:

• Аганаева, Надежда Юрьевна. Кейнсианские теории экономической динамики: историко-экономический анализ: диссертация … кандидата экономических наук: 08.00.01 / Аганаева Надежда Юрьевна; [Место защиты: Вост.-Сиб. гос. ун-т технологий и упр.].- Улан-Удэ, 2013.- 171 с.: ил. РГБ ОД, 61 13-8/801
• Аронова Светлана Анатольевна. Институционализация взаимосвязи уровня занятости, доходов населения и научно-технических изменений: диссертация … доктора экономических наук: 08.00.01; [Место защиты: ГОУВПО «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов»]. — Санкт-Петербург, 2008. — 349 с. : 107 ил.
• Афанасьев Владилен Сергеевич. Лженаучные теории кейнсианцев — орудие поджигателей войны. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидат экономических наук: [Место защиты — Московский государственный экономический институт]. М., 1954. 55-8/169
• Афанасьев Сергей Викторович. Экономическое учение Дж. М. Кейнса: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.02: [Место защиты — Российская государственная экономическая академия им. Г.В, Плеханова]. Москва, 2000. 135 c. РГБ ОД, 61:01-8/224-5
• Бажан Анатолий Иванович. Денежно-кредитная политика в послевоенной Западной Европе и современной России: Дис. … д-ра экон. наук: 08.00.14. Москва, 2005 316 с. РГБ ОД, 71:06-8/94
• Бродская Инна Александровна. Роль государства в социально-экономическом развитии: эволюция концепций. Либеральный и либерально-реформистский подходы (1930-1990-е гг.): эволюция концепций. Либеральный и либерально-реформистский подходы (1930-1990-е гг.): диссертация … кандидата экономических наук: 08.00.01. Москва, 2007 134 с., Библиогр.: с. 132-134 РГБ ОД, 61:07-8/4907
• Дондоков Зорикто Бато-Дугарович. Мультипликационные эффекты в экономике (Методология и методика): Дис. … д-ра экон. наук: 08.00.01. Иркутск, 2000 234 c. РГБ ОД, 71:01-8/269-4
• Ткачева Елена Владимировна. Эффективный спрос в системе макрорыночных приоритетов транзитивной экономической политики (Методология и теория анализа): Дис. … д-ра экон. наук: 08.00.01. Ростов н/Д, 2001 260 c. РГБ ОД, 71:02-8/302-2
• Черновол Светлана Николаевна. Эволюция кейнсианства как развитие научно-исследовательской программы: диссертация … кандидата Экономических наук: 08.00.01 / Черновол Светлана Николаевна;[Место защиты: ФГБОУ ВО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова»], 2019
• Хованский Николай Константинович. Теория и практика денежной политики после первой мировой войны: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.02. СПб., 1998 214 c. РГБ ОД, 61:98-8/671-8

Реклама от Google

 

Некоторые понятия кейнсианской теории

Джон Мейнард Кейнс в труде «Общая теория занятости, процента и денег» полагал, что представленная самой себе экономическая система подвергается стагнации и резким колебаниям. Это порождает как чрезмерные сбережения, так и нехватку капиталов. Он отказался от идеи «совершенной конкуренции», согласно которой функционирование экономики зависит от деятельности мелких фирм, не обладающих «рыночной властью» и не способных позволить себе исследования, необходимые для обеспечения 3%-ных среднегодовых темпов роста. Результатом «совершенной конкуренции» между мелкими фирмами были бы стагнация и хроническая безработица.

Кейнс полагал, что рост представляет собой функциональную необходимость для экономической стабильности, и не достигается автоматически. Он выступал за концепцию смешанной экономики с регулирующей ролью государства и политику социальных услуг. По его мнению, государство должно проводить активную политику регулирования цен, налогов, инвестиций, государственных заказов, долгосрочного планирования, прогнозирования рыночных колебаний. Он также обосновывал необходимость политики полной занятости, корпоративных форм правления, увеличения уровня государственной поддержки соцстрахования, введения пособий по безработице и инвалидности.

В результате «Великой депрессии» платежи и расчеты оказались нарушенными, что способствовало значительному спаду темпов производства. В области денежно-кредитной политики Кейнс рекомендовал следующие меры:
— восстановление банковской системы с учетом условий, которые способствовали бы привлечению банков к кредитованию реального сектора, решение проблемы рекапитализации банков, в наибольшей степени пострадавших от кризиса;
— создание доходных ликвидных инструментов для вложения капиталов, восстановление финансовых рынков;
— восстановление доверия к банковской системе клиентов, и, прежде всего, населения путем совершенствования нормативно-правовой базы, создание гарантийных резервных фондов, а также доходных ликвидных инструментов для вложения капиталов.

На основе идей Кейнса в США в 1933 г. были созданы Национальная администрация по оздоровлению экономики (НИРА) и Администрация по регулированию сельскохозяйственного производства (ААА). Управление совокупным экономическим спросом благодаря использованию определенных экономических механизмов позволило обеспечить низкий уровень безработицы и контроль за циклическим развитием экономики, казавшиеся невозможными в довоенный период. В условиях послевоенной Европы на основе кейнсианского компромисса удалось добиться «примирения» капитализма, демократии и рыночного хозяйства.

Влияние учения Кейнса на современную экономическую мысль

Кейнсианцы инкорпорировали «модель аккуратного равновесия», рассматривая её как отдельный аспект экономики и, считая при этом, что другие аспекты экономических отношений могут быть олигополистическими. Они использовали довод об индивидуальном рациональном выборе при конструировании своих моделей и заимствовали неоклассическую «теорию жизненного цикла». По мнению неоклассиков, отдельные индивиды принимают решения относительно произвольных индивидуальных решений. С точки зрения кейнсианцев, сами решения относительно сбережений является интегральной частью нестабильной экономики. Кейнсианцы утверждали, что комплекс индивидуальных решений относительно сбережений отражается учетными ставками, которые и определяют темпы экономического роста.

Левые кейнсианцы считают, что оптимальное развитие экономики зависит от неуклонно растущего уровня инвестирования, которое, в свою очередь, стимулируется перспективами нормальных или больших прибылей. Прибыли зависят от объема продаж, а последние — от покупательной способности населения. Левые кейнсианцы, следуя за Михаилом Калецки, считают, что потребительский спрос определяется не объемом ВНП в целом, а уровнем заработной платы, поскольку получатели заработной платы составляют подавляющее большинство потребителей. Часть ВНП, переходящая к богатым капиталистам, идет на сбережения, а не потребление. Адекватный экономический рост зависит от сохранения и увеличения доходов наемных работников. Покупательная способность должна постоянно расти, чтобы обеспечить стимул для неуклонного роста инвестиций. Без увеличения спроса прямое стимулирование инвестиций может быть лишь временным средством против стагнации.

Правые кейнсианцы озабоченны главным образом оптимальным функционированием и роста всей экономики, нейтрально относятся к различным формам фискальной и монетарной политики и выступают за поиск наиболее оптимального экономического курса для каждого конкретного периода. Их интересует не распределение доходов в рамках экономики, а оптимальный рост ВНП. Правые кейнсианцы считают, что эффективное размещение ресурсов достигается с помощью рыночной системы. Хотя правительство и ответственно за перераспределение доходов для достижения большего равенства, главная его обязанность состоит в сохранении стабильности и роста экономики.

Постепенно идейное кредо либерализма трансформировалось в сторону кейнсианства. В 1970-е гг. произошло сближение кейнсианства и неоклассической школы. Монетаристы приняли кейнсианскую терминологию («функция потребления»), а также кейнсианские концепции об «иллюзии денег» и «корреляции спроса в денежном капитале и учетных ставках» ― то есть отделили их от индивидуальных преференций и рациональных решений. Кейнсианцы инкорпорировали «модель аккуратного равновесия», рассматривая её как отдельный аспект экономики и, считая при этом, что другие аспекты экономики могут быть олигополистическими. Они использовали довод об индивидуальном рациональном выборе при конструировании своих моделей и заимствовали неоклассическую «теорию жизненного цикла».

После Кейнса развитие событий привело к скрытому обобществлению производства, в меру которого частные фирмы и предприниматели взяли на себя коллективные обязательства за безопасность потребителя, охрану труда и охрану природы. Возникла новая, смешанная экономика, основанная на частной и общественной собственности. Причем, в различных странах государство управляет экономическим развитием по-разному: в США оно стремится влиять на нее больше через бюджет, поощряя государственные инвестиции в приоритетные отрасли; во Франции воздействие на экономику достигалось посредством индикативного планирования и также регулирования цен и конкуренции.

Анализ особенностей инфляции в кейнсианской и монетаристской теориях

 

Уже в самой трактовке термина «инфляция» существуют принципиальные расхождения между разными научными школами. Разработка теории и эффективной политики преодоления инфляции в переходных экономиках предполагает продуманное использование имеющихся теоретических заделов мировой экономической мысли, лежащих в основании разных экономических стратегий. И здесь нужно обратиться к анализу сущности расхождений в трактовках природы инфляции, которые представлены в таких школах, как кейнсианство и монетаризм. Этот вопрос имеет особо важное значение с точки зрения выявления большей предпочтительности предлагаемых ими рецептов для теоретического осмысления и для практики финансового оздоровления переходной экономики.

Дж.М. Кейнс не разделял подхода классической школы к проблеме макроэкономического равновесия. Он понимал ее расширительно, не сводя к финансовым потокам, обслуживающим некое идеальное рыночное хозяйство, которому присуща жесткая пропорциональность денежной массы, уровня цен, бюджетных расходов, обменных курсов. Отсюда закономерно, что в качестве конечной цели анализа им выставлялась проблема занятости, которую он считал приоритетной.

Отвергая идею достижения автоматического равновесия спроса и предложения, идущую еще от Ж.Б. Сэя, Кейнс делал главный акцент на допущении возможности этого равновесия в условиях безработицы, а значит, оценивал стандартные рыночные рекомендации борьбы с ней как малоэффективные.

Соответственно Кейнсом с существенными коррективами оценивалась роль основополагающей формулы обмена, лежащей в основе количественной теории денег. Трактовка Кейнсом нейтральности денежной массы в отношении цен ставит вопрос о том, насколько ситуация существовавшая в России позволяла проводить политику активного стимулирования спроса. Дело в том, что радикализация рыночных отношений в ней началась при фактически полной занятости и исчерпанности других производственных резервов. Последующее развитие экономической ситуации привело к появлению резерва производственных мощностей, учитывая 40-50%-ное падение промышленного производства, но при этом уровень безработицы остается существенно ниже величины спада. Поэтому видеть в теории и политике кейнсианства прямую альтернативу монетарному варианту подавления инфляции и достижению макроэкономического равновесия вряд ли оправданно без соответствующих корректив.

Кейнсианский подход в принципе определяет два возможных варианта проведения антикризисной политики: за счет стимулирования массового потребления и через стимулирование дополнительной инвестиционной деятельности. Сам Кейнс отдавал предпочтение второму варианту. Отсюда и такая его рекомендация: «Если практически невозможно увеличить инвестиции, то, очевидно, нет других способов обеспечить более высокий уровень занятости, кроме увеличения потребления». Значит, возросший объем продукции, произведенный сверх потребления, должен использоваться на приобретение дополнительных средств производства, а увеличенные сбережения должны превратиться в производственные инвестиции. Отсюда предпосылкой экономического роста в естественных его масштабах становится равенство сбережений и инвестиций. В свою очередь, если сбережения превышают инвестиции, то наступает спад. Когда инвестиции больше сбережений, то экономика попадает в состояние «перегрева» с реальной опасностью инфляционного скачка.

Если инвестиционная активность, по Кейнсу, выступает более предпочтительным способом вывода экономики из спада, то в таком случае важно определиться с тем, как запустить ее в реальной экономике, особенно в кризисной фазе развития. Для этого также имеются два способа решения рассматриваемой проблемы, которые в известном смысле являются альтернативными. Во-первых, это можно сделать на основании проведения соответствующих манипуляций в процентной политике. Понижение процента, последовательно осуществляемое в долгосрочной перспективе и тем самым ведущее к увеличению предложения денег, дает возможность рассчитывать на увеличение предельной эффективности капитала, которое в результате должно привести к расширению инвестиционной активности частных инвесторов. Дело в том, что уменьшение процентной ставки не столь однозначно и прямолинейно влияет на поведение капитала и если такое воздействие сказывается, то в долгосрочной перспективе. Что касается краткосрочного периода, то для частных инвесторов более значимыми на деле оказываются не динамика процента, а их конъюнктурные ожидания, которые определяются степенью доверия к политике правительства, политической ситуацией в стране, возможностями вложения капитала в другие национальные экономики и т.д. Долгая раскачка частных инвесторов, сопровождаемая множеством других ограничителей, ведет либо к хроническому кризису с опасностью закрепления макроэкономического равновесия на более низком уровне, либо требует иных решений. По сути дела в целях придания экономике первоначального инвестиционного импульса вынужденным становится подключение государства, которое через свою бюджетную политику (государственные расходы) в состоянии обеспечить расширение эффективного совокупного спроса. В ее проведении допускается и даже в какой-то степени поощряется возникновение дефицита государственного бюджета с покрытием его выпуском займов, что становится платой за активизацию участия государства в хозяйственной жизни.

Проблема достижения устойчивой экономической динамики специально не исследовалось Кейнсом, который главное внимание обращал на кризисные (неравновесные) процессы, но такая теоретическая работа была проведена его последователями (Р. Харродом, Э. Хансеном, Е. Домаром и др.). В их трудах, в частности, была разработана концепция акселератора, который базируется не на эффекте дохода, а на производственном. Его запуск происходит как результат действия автономных инвестиций, приводящих к расширению величины эффективного спроса. В свою очередь это заставляет производственных агентов осуществлять индуцированные инвестиции, стимулированные возросшим совокупным спросом. Объем же таких дополнительных инвестиций будет зависеть от коэффициента приростной капиталоемкости (т. е. акселератора). Величина акселератора (А) характеризуется количеством единиц дополнительного капитала, необходимого для производства дополнительной единицы продукции. Вложенные в соответствии со сложившимся коэффициентом приростной капиталоемкости (акселератором) инвестиции ведут к последующему расширению совокупного спроса, в котором также содержится мультипликационный эффект, вновь формирующий потребность в индуцированных инвестициях.

С момента своего возникновения теория Кейнса встретила суровую критику, которая велась по всем ее содержательным элементам. Особую весомость она приобрела с конца 60-х гг., когда экономика развитых капиталистических стран стала испытывать сильные кризисы, попытки выхода из которых на основе стандартных методов кейнсианского регулирования потерпели неудачу. Стремление расширить совокупный спрос как лекарство против хозяйственной депрессии обернулось еще большим ростом бюджетного дефицита с последующим значительным для развитых стран скачком инфляции, колеблясь в развитых рыночных странах в 1972-1980 гг. от 5 до 21% в среднем за год. Причем используемые методы макроэкономического регулирования не помогли национальным хозяйствам преодолеть кризис, более того, способствовали их попаданию в середине 70-х гг. в еще худшую ситуацию стагфляции – одновременного роста инфляции с продолжающимся кризисом производства и высокой безработицей.

При этом надо иметь в виду те крупные сдвиги, которые в ней произошли и сопутствовали их провалу. Речь идет о том, что в это время рухнула бреттон-вудская система международных платежей, которая базировалась на использовании в качестве резервной валюты доллара, привязанного к золотой базе, и на согласованной политике государств по поддержанию фиксированных курсов национальных валют. Отказ в США в 1968 г. от золотого покрытия банкнот и резервов депозитов во внутреннем обращении, а в 1971 г. прекращение обмена доллара на золото в международных расчетах и переход к плавающим курсам валют – все эти события не случайно совпали с крахом действующей в то время системы обеспечения макроэкономической стабильности в пределах отдельных государств. Огромные денежные потоки, не контролируемые национальными правительствами и какими-либо общепризнанными международными организациями, создали автономную финансово-денежную сферу со своими участниками, механизмами и правилами. Эти денежные потоки, перемещаясь под влиянием спекулятивных мотивов из одной страны в другую, фактически подорвали отлаженный механизм внутреннего стимулирования национальных экономик за счет расширения совокупного спроса. В таких трансформировавшихся мирохозяйственных и макроэкономических отношениях ортодоксальные кейнсианские приемы восстановления равновесия перестали работать. Требовалась существенная их коррекция применительно к возникшей новой ситуации.

Главные возражения по поводу самой теоретической конструкции антикризисной модели регулирования Кейнса, которая получила оппонентов практически сразу же с ее созданием, наиболее полно представлены в трудах современных представителей монетарного течения в мировой экономической мысли (М. Фридмена, Ф. Хайека и др.), продолжающих традиции неоклассической школы.

Основные возражения касаются наиболее важного пункта несовпадения позиций – о роли денежного фактора. Если у Кейнса, изменение денежной массы нейтрально к ценам в условиях имеющихся неиспользованных ресурсов, а сами деньги связаны с инвестиционным спросом, то позиция Фридмена противоположная. Любое превышение роста денег в сопоставлении с увеличением объема производства однозначно оборачивается инфляцией. Это означает, что уровень цен (темпы инфляции) прямо пропорционален приросту денежной массы и скорости денежного обращения, но обратно пропорционален произведенному продукту.

Эмпирическая проверка выводов монетарной теории, имеющая ключевое значение для их обоснованности, встречает противоречивые оценки. Далеко не все экономисты согласны с используемыми методами расчета зависимостей и делаемыми на их основании заключениями. Среди самих экономистов монетарной школы нет единства по вопросу о том, какой денежный агрегат использовать в качестве расчета зависимостей, а в дальнейшем – как объект контроля.

В теории и хозяйственной практике монетаристы особое внимание уделяют разработке модели проведения эффективной денежной политики. Исходя из определения экономической природы денег и их решающей (по существу единственной) роли в возникновении инфляции в качестве ведущей в стратегии хозяйственного развития выдвигается цель обеспечения ценовой стабилизации за счет сохранения устойчивости денежной единицы, которое достигается регулированием денежной массы (денежное правило). Тем самым определение параметров денежной массы приобретает ключевое теоретическое и практическое значение.

Что же касается проведения чисто монетарной стратегии, то возникает немало сугубо теоретических возражений по поводу обоснованности сведения всего комплекса проблем восстановления хозяйственной стабильности и вообще успешного экономического развития только к действию денежного фактора. В этой связи отметим несколько наиболее уязвимых звеньев в данной концепции, фактически ставящих под сомнение всю монетарную конструкцию. Во-вторых, представление о жесткой заданности цен изменениями в денежной массе фактически развивает бесспорное и элементарное их определение как денежного выражения стоимости (или полезности) произведенных товаров. С этой стороны цена товара всегда получает свое денежное воплощение. Однако в монетаристских взглядах указанное определение доводится по существу до того, что цена товаров сводится только к сумме денег, оторванной от их «естественного уровня», который в одном случае можно понимать как стоимость товара, а значит, и издержек на их производство, в другом – как предельную полезность блага или полезность последней единицы запаса.

Таким образом, представители монетаризма не просто претендуют на доказательство важности финансово-кредитной дисциплины в экономике (в чем они преуспели, а их аргументы нельзя не принимать во внимание): свою главную миссию они видят в обосновании наивысшей эффективности свободно-рыночных, капиталистических методов хозяйствования, полностью отвергая целесообразность государственного регулирования экономики (за исключением денежной сферы) и не уставая обличать вредность социализации экономики.

Выводы

В экономической теории подход к инфляции не оставался неизменным. В 30-60-е гг. она перестала трактоваться как абсолютное зло, отношение к ней определялось возможностью ее использования в хозяйственной жизни при недопущении неконтролируемого и чрезмерного уровня, когда она из дополнительного стимулятора превращается в деструктивную силу. Такое отношение к инфляции особенно характерное для кейнсианской школы мировой экономической мысли, отвергается представителями монетарной научной школы.

Как одни, так и другие методы предполагают наличие определенной совокупности исходных параметров, характерных для сложившегося и зрелого типа капиталистического рыночного хозяйства, которыми на данном этапе наше хозяйство не обладает. Этим не исключается возможность выделения предпочтительного варианта проведения антикризисной политики, который с соответствующими модификациями, адаптированными к реальным условиям хозяйствования, может быть поставлен в качестве определенной теоретической и стратегической основы. Как представляется, при их сопоставлении предпочтение следует все же отдать кейнсианским рецептам. До тех пор пока неиспользованные производственные мощности до конца не разрушены, а рабочая сила полностью не маргинализирована, экономика находится в ситуации, близкой к стандартно описываемой с помощью инструментария кейнсианского анализа.

Что же касается проведения чисто монетарной стратегии, то возникает немало сугубо теоретических возражений по поводу обоснованности сведения всего комплекса проблем восстановления хозяйственной стабильности и вообще успешного экономического развития только к действию денежного фактора. В этой связи следует отметить несколько наиболее уязвимых звеньев в данной концепции, фактически ставящих под сомнение всю монетарную конструкцию.

Во-первых, при всей безусловной важности в рыночной экономике денег и объема их эмиссии надо обязательно учитывать обратное влияние потребности в них. Ведь функции денег многообразны и в принципе они должны эмитироваться в таком объеме, чтобы с их помощью обслужить всю произведенную массу товаров и услуг. Сжатие же денежной массы как самоцель, а это главная забота российских монетаристов, действительно способно на какое-то время сбить инфляцию, но одновременно лишает хозяйство необходимых денег для обслуживания обменных сделок с соответствующими последствиями.

Возможность контролировать с помощью денег уровень цен в хозяйственной практике оказывается значительно преувеличенной по сравнению с теоретическими схемами, поскольку всегда экономические субъекты располагают разными способами использования альтернативных денежно-финансовых инструментов (в частности, разного рода денежных суррогатов). Еще раз надо подчеркнуть, что далеко не случайно возникновение феномена устойчивой инфляции совпало с завершением формирования монополистической (олигополистической) структуры рыночной экономики. Сколь значима роль последнего фактора в экономике России, не требует особых доказательств. Такие же возражения можно высказать и по поводу гипотезы о стабильности скорости денежного обращения, так как она в условиях переходных (неустойчивых) хозяйственных процессов подвержена существенным колебаниям.

Во-вторых, с теоретической и особенно практической позиции не может по-настоящему привлекать однофакторность и однолинейность разрабатываемых монетаристами хозяйственных моделей. Она может работать и более или менее обеспечивать экономическую стабильность в идеальной рыночной ситуации совершенной конкуренции, которой никогда не было и которая вряд ли когда-нибудь возникнет. В реальной экономике преобладает значительно более сложный и многогранный комплекс проблем, а для его разрешения более выигрышны многофакторные модели. При этом, оставаясь на теоретических позициях, близких к кейнсианству, не следует отрицать важность проведения продуманного использования денежного фактора в экономике, а при определенных условиях (исчерпанности резервов производства) – и достаточно ее жесткого варианта.

В качестве еще одной причины, по которой не следует искать в монетаризме теоретическую опору, полезную для разрешения хозяйственных трудностей переходной экономики России, выступает та общая идеология, которую он выражает и защищает. Ведь его представители не просто претендуют на доказательство важности финансово-кредитной дисциплины в экономике (в чем они преуспели, а их аргументы нельзя не принимать во внимание): свою главную миссию они видят в обосновании наивысшей эффективности свободно-рыночных, капиталистических методов хозяйствования, полностью отвергая целесообразность государственного регулирования экономики (за исключением денежной сферы) и не уставая обличать вредность социализации экономики. За этим кроется очередная попытка возрождения новой апологетики идеальной модели капитализма, которая и в исторически прошедших периодах мало соответствовала истинным потребностям экономического развития, но еще более далека она от современных реальностей. Характерно, что в их теоретических и практических схемах не найти даже упоминания о таких острых проблемах настоящего времени, как экологический кризис, социальное неравенство и бедность, и т.п.

© Hulio

Вместе с этим читают:
• Социально-политические воззрения Ф. Фукуямы
• Экономический либерализм А. Смита
• Институционализм Гэлбрейта

Реклама от Google

 

просмотров: 274

Во что кейнсианцы верят, а во что нет / Блог Пола Кругмана / Независимая газета

ФОТО JEFF HALLER/THE NEW YORK TIMES Фюзеляж пассажирского лайнера Airbus A320 перевозят к недавно открытому сборочному заводу в городе Мобайл, штат Алабама.

Нападки на кейнсианство в целом и на меня в частности осуществляются преимущественно с помощью заявлений о том, что люди вроде меня предсказали или предположили, даже если эти заявления не имеют ничего общего с тем, что мы говорили на самом деле. Но, возможно, мы (или по крайней мере я) поленились дать простое объяснение, в чем заключаются взгляды кейнсианцев. Я не имею в виду модели, я говорю о сути предлагаемой политики.

Так что я попытаюсь быстро изложить в четырех пунктах кейнсианскую позицию, а затем приведу примеры типичных приписываемых нам ложных утверждений:

1. Иногда экономики производят гораздо меньше, чем могли бы (и используют труд куда меньшего числа работников, чем следует), потому что просто-напросто расходы недостаточно велики. Подобное может случиться по разным причинам, вопрос в том, как на это реагировать.

2. В большинстве случаев существуют силы, которые подталкивают экономику назад, к полной занятости. Но эти силы работают медленно. Политика невмешательства государства в условиях экономической депрессии означает длительный период ненужных страданий.

3. Часто можно значительно сократить этот период страданий и здорово уменьшить человеческие и финансовые потери за счет «печатания денег» – использования права центрального банка создавать деньги для снижения процентных ставок.

4. Тем не менее иногда монетарная политика теряет свою эффективность, особенно когда ставки близки к нулю. В этом случае временное увеличение государственных расходов и появление бюджетного дефицита может принести пользу экономике. А экономия и урезание бюджета в условиях экономической депрессии, напротив, приведут к большим потерям.

Разве это сложная, запутанная доктрина? Мне так совсем не кажется. Это значит, что после 2008 года мы должны были проводить следующую политику: агрессивная монетарная экспансия вкупе с фискальным стимулированием, пока низкие ставки не перестанут ограничивать эффективность монетарной политики.


Однако в умах критиков происходят странные вещи. Вновь и вновь мы сталкиваемся с выдумками относительно кейнсианских убеждений:

1. Любое восстановление экономики, каким бы медленным и запоздалым оно ни было, доказывает, что кейнсианцы ошибаются. Смотрите пункт 2 в предыдущем списке, чтобы понять, почему это не так.

2. Кейнсианцы считают, что печатание денег решит все проблемы. Смотрите пункт 3 в предыдущем списке: печатание денег может решить конкретную проблему экономики, которая не задействует все свои возможности. Никто не говорил, что печатание денег может магическим образом повысить производительность или вылечить от простуды.

3. Кейнсианцы ратуют за дефицит бюджета в любой ситуации. Смотрите пункт 4: есть четкие показатели для фискального стимулирования – экономическая депрессия и неэффективность монетарной политики, что как раз происходит в мире, в котором мы в последнее время живем.

У меня нет иллюзий, что мои традиционные оппоненты теперь перестанут придумывать новые фальсификации.

Но, возможно, это поможет другим людям отвечать более убедительно, когда они столкнутся с подобными махинациями.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ С САЙТА NYTIMES.COM

Испорченный свободный рынок

Консерваторы считают рыночную систему естественной, священной и неприкосновенной. По их мнению, свободный рынок, если его оставить в покое, обеспечит для большинства людей наилучшие экономические условия. Любая форма государственного вмешательства нарушает работу рынка и резко снижает отдачу. Проблема, конечно же, заключается в том, что идея свободного рынка – это фантазия. Верить в подобную концепцию – все равно что верить в Санта Клауса.

– Ron Cohen, Массачусетс

Стоит разобраться, что легло в основу враждебного отношения консерваторов к кейнсианству и особенно к Джону Мейнарду Кейнсу. Этот экономист был выходцем из верхней части британского среднего класса и учился в Итоне и Кембридже. Он выступал с резкой критикой политиков, подписавших Версальский договор после Первой мировой войны. Кроме того, он был геем. Это не способствовало его популярности среди американских политиков-пуритан. Масла в огонь подливало то, что его идеи были восприняты американскими интеллектуалами с восточного побережья. После того как они из поколения в поколение поносили кейнсианскую экономику и десятилетиями пытались опровергнуть ее экономические модели, доказавшие свою состоятельность, многие консерваторы просто не способны принять кейнсианство, так же как не способны принять биологическую эволюцию, геологическую историю или изменение климата. Не имеет значения, что доказано и что доказуемо. Важно, кого люди боятся, кого ненавидят и готовы ли политические шарлатаны  эксплуатировать это невежество.

– Joe, Нью-Йорк

Хотя оригинальные идеи Кейнса появились еще до Второй мировой войны, его последователи продолжали работать с его сследованиями. Как показали статистические данные за последние 7 лет, его базовые теории работают и в условиях экономики XXI века.

– Stephen Berwind, 

Великобритания

Консервативная альтернатива кейнсианству проще и ее легче запомнить (и республиканцы чувствуют, что должны включать ее в каждое свое предложение): снижение налогов.

– Tom Beeler, Нью-Гемпшир

Г-н Кругман, вы привели нам гипотетические примеры. В реальности люди знают, что программы стимулирования никогда не бывают долгими.

Программа стимулирования Обамы завершилась, программа Рузвельта после Великой депрессии – тоже. Вы скажете, что обе эти программы завершились слишком быстро, поэтому экономика восстанавливалась дольше, чем следовало. Но стремление политиков сократить дефицит всегда пересиливает желание продолжать тратить.

– Stephen Baines, Нью-Йорк

Комментарии для элемента не найдены.

Великая депрессия: кейнсианские методы сработали

К концу двадцатых Кейнс уже был экономистом с мировым именем, принимавшим участие в послевоенном устройстве цивилизации. Кейнс один из немногих, кто выступал против непомерных контрибуций и репараций с Германии, видя в них лишь способ загнать эту страну в угол, что приведёт к новой мировой войне.

Свой основополагающий труд «Общая теория занятости, процента и денег» Кейнс опубликовал в 1936 году, но ещё в середине двадцатых изложил основы своей теории в многочисленных статьях в ведущих экономических журналах, которые читало всё мировое сообщество. Работа над книгой началась в 1931 году. Так, выбор Рузвельтом Кейнса в качестве экономического советника был не случаен.

Экономист и исследователь Блауг писал: «Если в теории Кейнса и содержится что-либо поистине новое, так это именно продуманная критика этой веры во внутренние восстановительные силы рыночного механизма. Прочитав Кейнса, можно отрицать каждый элемент его аргументации, можно подвергать сомнению даже логическую состоятельность всей кейнсианской схемы, но невозможно сохранить веру в способность свободной рыночной экономики автоматически поддерживать полную занятость… В любом случае кейнсианская революция означала подлинный конец доктрины laissez faire. Кейнс был уверен, что правительству необходимо увеличивать расходы, чтобы стимулировать эффективный совокупный спрос, что, в свою очередь, способствует развитию производства и созданию новых рабочих мест. Важно, считал Кейнс, чтобы все накопления превращались в инвестиции, что работает как мультипликатор. Когда растут инвестиции, общий доход увеличивается не только в данной конкретной отрасли экономики, но и в смежных. В частности, это происходит за счёт роста платёжеспособного спроса.

Разрушения институтов можно избежать, расширяя регулирующие функции государства, что не является угрозой частной инициативе как основе рыночной экономики. Необходим баланс между частной инициативой и госвмешательством, которое стимулирует предпринимателей.

Ещё в 1925 году в статье «Экономические последствия валютной политики мистера Черчилля» Кейнс написал, что политика дорогих денег способствует росту безработицы. Соответственно, дешёвые деньги способствуют росту занятости. Акцент, сделанный Кейнсом на значении нормы процента для динамики уровня безработицы, отличал его отношение к денежно-кредитной политике от ортодоксального подхода, основанного на количественной теории денег, указывает Е.М. Найдёнова, кандидат экономических наук, доцент Финансового университета при Правительстве РФ.

Кейнс видел задачу госрегулирования не в борьбе с монополиями (корпорациями), а в двух способах стимулирования, имеющими решающее значение: увеличение инвестиций и увеличение потребления. Кейнс отнюдь не был сторонником расширения во времени и пространстве государственного участия: нужно было лишь придать уверенность бизнес-сообществу, создав соответствующие макроэкономические условия. Восстановивший позиции частный капитал завершит выход из кризиса и поспособствует росту экономики. 

Кейнсианская революция в экономической науке и создание современной макроэкономики

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. («Великая депрессия»), охвативший как развитые, так и неразвитые в промышленном отношении страны – самый глубокий и продолжительный в истории. Он положил конец тому типу экономического роста, который был характерен для XIX века.

Неоклассическая теория, господствующая на рубеже XIX и XX вв., базировалась на микроэкономическом анализе, но в условиях совершенно нового типа кризиса, сопровождающегося массовой безработицей. Потребовался иной, макроэкономический анализ, к которому обратился один из величайших экономистов XX в. англичанин Джон Мейнард Кейнс (1883-1946г.).

С этого периода наблюдается борьба экономистов вокруг вопросов государственного вмешательства в экономику и свободы хозяйственной деятельности. Возникшие в связи с этим новые проблемы научных исследований не теряют своей актуальности и до наших дней, т.к. их основное содержание государственное регулирование экономики в рыночном хозяйстве.

В западной макроэкономической теории сформировались две альтернативные концепции государственного регулирования экономики: кейнсианская и монетаристская.

Своеобразное осмысление последствий «Великой депрессии» отразилось в совершенно неординарных для того времени положениях книги Джона Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» (1936г.). Эта работа послужила теоретической базой программ стабилизации экономики на уровне правительств в США («Новый курс» президента Ф.Рузвельта) и ряде Европейских государств. Идеи книги означали разрыв с неоклассической традицией: концепция о невмешательстве государства в экономику была отвергнута и в теории, и на практике. Неоклассическая теория была не в состоянии ответить на жизненно важные вопросы того времени – причины кризиса и пути выхода из него. Убеждение классической и неоклассической школ о всесилии «невидимой руки» рынка (принцип экономического либерализма) ушли в прошлое.

По оценкам многих экономистов «Общая теория занятости, процента и денег» стала поворотным пунктом в экономической науке XX в. и во многом определяла и определяет экономическую политику ряда стран. Главная идея книги состоит в том, что рыночная экономика XX в. уже не является саморегулирующейся системой, а максимально возможную занятость и экономический рост может обеспечить только активное вмешательство государства в экономику.

Новаторство экономического учения Дж. Кейнса в методологическом плане проявилось, прежде всего, в предпочтении макроэкономического анализа микроэкономическому, что сделало его основоположником макроэкономики как самостоятельного раздела экономической теории, а так же – в обосновании (исходя из «психологического закона») концепции «эффективного спроса», т.е. потенциально возможного и регулируемого государственного спроса.

Но заслуга Кейнса не ограничивается осознанием собственной концепции: монетаризм, противостоящий кейнсианству в вопросах экономической политики, широко пользовался его категориальным и математическим аппаратом.

В основе кейнсианского анализа – исследование таких агрегатных (совокупных) макроэкономических показателей как национальный доход (NI), агрегатный спрос (АД), агрегатное предложение (АS) , занятость (N), сбережения ( S ), потребление (С), инвестиции (I ), государственные расходы (G ). Экстремальные условия, рассматриваемые Кейнсом – кризис перепроизводства – ситуация отставания агрегатного спроса от агрегатного предложения (АД<AS), следовательно, необходимо анализировать факторы, тормозящие агрегатный спрос (АД). «Эффективный спрос» Кейнс рассматривает в качестве основного фактора, обеспечивающего развитие экономики. В процессе анализа он отказывается от ряда аксиом неоклассической школы:

  1. об автоматическом установлении равновесия между рыночным спросом и предложением через внутренние регуляторы рынка: в условиях кризиса перепроизводства центральным вопросом экономической науки должно быть исследование причин отставания агрегатного спроса от агрегатного предложения;
  2. о представлении национального дохода как постоянной величины: исходным пунктом анализа при данном экономическом потенциале страны Кейнс считал выявление причин, определяющих уровень национального дохода;
  3. о «нейтральности» денег по отношению к экономическим процессам: Кейнс доказывал, что денежные (монетарные) факторы влияют на уровень национального дохода, на степень деловой активности и в конечном итоге на занятость.

Главная цель экономического анализа – определение факторов, от которых зависит национальный доход (NI), т.к. именно он обуславливает уровень занятости (N). Следовательно, занятость есть функция национального дохода N=f(NI). (Напомним, что в неоклассической теории труд рассматривается как любой другой товар и его равновесное количество (занятость) определяется его ценой – заработной платой, а излишек труда (безработица) объясняется слишком высокой ценой труда).

Уровень национального дохода, в конечном счете, определяется соответствием агрегатного спроса агрегатному предложению, т.е. проблема безработицы выводится с микро- на макроуровень и утверждается, что в ряде случаев ее решение не может быть достигнуто в результате автоматического действия рыночных механизмов.

Весь агрегатный спрос (АД) рассматривается как сумма потребительского спроса (С), инвестиционного спроса (I) и государственных расходов (G). Совокупный спрос представляет собой национальный доход по расходам

Напомним, что по Кейнсу занятость (N) есть функция национального дохода.

Относительное сокращение потребительного спроса (С) выясняется через важнейший экономический показатель – предельную склонность к потреблению МРС. Это коэффициент, показывающий распределение каждой дополнительной (предельной) денежной единицы на текущее потребление и сбережение. (Так, если МРС=0,7, это означает, что 70 ед. из каждых дополнительных 100ед. дохода пойдут на текущее потребление, а 30 – на сбережение). Кейнсом формулируется «основной психологический закон»: с ростом дохода предельная склонность к потреблению снижается, а предельная склонность к сбережению растет. Он делает вывод о том, что не всегда сбережение является благом: преобладание сбережений над потреблением в доходах населения сокращает совокупный спрос (С), не позволяет реализовать всю массу произведенного товара, это сокращает производство, снижает темпы роста национального дохода и как следствие – занятость.

В качестве причин: снижающих инвестиционный спрос (I) Кейнс выделяет следующие основные факторы:

  • снижение предельной эффективности (прибыльности) капитала – это связывается с сокращением предельной склонности к потреблению: замедление темпов расхода на потребление уменьшает прибыль производителей, вызывает сомнение в целесообразности дальнейших вложений,
  • чрезмерное предпочтение ликвидности – это завышенная оценка денег как наличности, которая ведет к росту их цены, т.е. процентной ставки. Если проценты на кредит начинают превышать ожидаемую предпринимателем норму прибыли, инвестиции замораживаются, становится более выгодным вкладывать деньги в банк, чем в предпринимательскую деятельность.

Схематично взаимосвязь факторов, ведущих к недостатку «эффективного спроса» по сравнению с совокупным предложением и к сокращению национального дохода и занятости можно представить следующим образом.

Среди важнейших механизмом противодействия сокращению объема национального дохода и занятости Кейнс выделяет механизм «мультипликатора». Прежде, чем перейти к его сущности, следует отметить, что идея «мультипликатора» появилась на свет еще в 1931 г., когда профессор Р. Кан ввел понятие «мультипликатора занятости».

Суть его заключалась в следующем: всякие производственные затраты рождают «первичную» занятости и вызывают добавочную покупательскую способность рабочих и предпринимателей, а это – источник дополнительного спроса и «вторичной» занятости. «Вторичные» производственные затраты будут составлять лишь часть добавочных доходов, поэтому «вторичная» занятость будет меньше «первичной» и т.д. по принципу убывающей прогрессии. «Мультипликатор занятости» (М) – это коэффициент, показывающий зависимость занятости от суммы первоначальных инвестиций и он зависит от доли дохода, расходуемого на каждом этапе (К).

Кейнсианская идея «мультипликатора накопления» базируется на независимой переменной – предельной склонности к потреблению (МРС) и представляет собой коэффициент, показывающий, во сколько раз увеличится прирост национального дохода (МNJ ) в результате первоначальных инвестиций (J).

Основные меры, предлагаемые Кейнсом по выводу экономики из состояния депрессии, связаны со стимулированием «эффективного спроса», поэтому его политику часто называют «концепцией управления спросом». Среди этих можно выделить следующее:

  • Так как частному капиталу в условиях депрессии инвестировать невыгодно, необходим рост государственных капитальных вложений, которые сыграют роль «ключа зажигания» для запуска механизма мультипликатора накопления.
  • Государство должно проводить так называемую политику «дешевых денег», т.е. обеспечить такое количество денег в обращении, которое бы позволило снизить процентную ставку. Этим фактически допускается инфляция, которую в те времена считали меньшим злом, чем безработица.
  • Рекомендуется политика перераспределения дохода в пользу лиц с наибольшей склонностью к потреблению (лица наёмного труда) и к инвестированию (предприниматели).
  • В области внешнеэкономической политики, не отрицая положительных сторон свободной торговли, Кейнс считал целесообразным закрывать границы пусть даже для более дешевых иностранных товаров, чтобы увеличить национальную занятость.

Отношение современников к книге «Общая теория занятости, процента и денег», выход которой означал революцию в экономической науке, был неоднозначен. В качестве основного недостатка выделялась статичность теории, анализ краткосрочного аспекта функционирования экономической системы. Кроме этого, кейнсианская экономическая политика способствовала усилению инфляционных процессов: государственные инвестиции, поддержание низкой ставки банковского процента требуют значительных бюджетных расходов, приводят к усилению дефицита государственного бюджета, а это – одна из основных причин инфляции.

Итак, основными чертами кейнсианской модели государственного регулирования являются: высокая доля национального дохода, перераспределяемого через государственный бюджет, создание обширного государственного сектора, широкое использование бюджетно-финансовых и кредитно-финансовых регуляторов для стабилизации экономической конъюнктуры, поддержания высоких темпов роста и высокого уровня занятости. Эта модель вписывалась в тенденции развития послевоенной экономики и она позволила ослабить циклические колебания в течении почти трех послевоенных десятилетий.

В середине 70-х годов условия воспроизводства резко ухудшились: циклические кризисы перепроизводства переплились со структурными (энергетический, сырьевой, экологический) и отраслевыми кризисами. Новым явлением были стагфляционные процессы: сочетание падения темпов экономического роста и инфляции.

Экономическая действительность рубежа 70-х–80-х г.г. отвергла аксиому кейнсианства – закон Филлипса – согласно которому, между безработицей и инфляцией существует обратная зависимость и они не могут расти одновременно. На практике инфляция стала сопровождаться стагнацией производства и снижением занятости. Рецептов решения этих новых проблем кейнсианская концепция государственного регулирования не давала. В этих условиях произошла кардинальная перестройка системы государственного регулирования экономики и сложилась новая, монетарная модель.

Что Кейнс сделал бы в экономике Covid-19?

Новый коронавирус — и катастрофически неумелая реакция Америки — остановили экономику, оставив фабрики тихими, предприятия закрытыми, а рабочих неспособными выполнять свою работу. Чтобы выбраться из этой дыры, потребуются экономические усилия, не похожие ни на что в новейшей истории. Нам не просто нужно немного стимула. Нам понадобится ремобилизация. Но с какой целью?

Это первый эпизод из четырех частей серии «Шоу Эзры Кляйна », в которой изучается, как восстановить экономику после COVID-19.В следующих сериях будут рассмотрены «Новый зеленый курс», экономика, ориентированная на детей, и всеобщий базовый доход. Но я хотел начать с самого начала. Что может сделать правительство? Для чего нужна экономика? Почему мы должны доверять политикам, а не рынкам, в распределении ресурсов в таком масштабе?

Зак Картер — старший репортер HuffPost и автор новой книги Цена мира: деньги, демократия и жизнь Джона Мейнарда Кейнса . Книга, получившая широкое признание как одна из лучших за год, представляет собой замечательную биографию, вдохновленную вопросом, который многие из нас забыли, заданный Кейнсом: какими ценностями следует руководствоваться в экономике? Каким высшим целям должна служить экономическая политика?

Далее следует отредактированная стенограмма нашего разговора.Полную беседу можно услышать по телефону The Ezra Klein Show .

Эта история является частью The Great Rebuild , проекта, ставшего возможным благодаря поддержке со стороны Omidyar Network , предприятия социального воздействия, которое работает над переосмыслением важнейших систем и идей, которые ими управляют, а также над созданием более инклюзивные и справедливые общества. Все репортажи о Great Rebuild редакционно независимы и производятся нашими журналистами.

Подпишитесь на The Ezra Klein Show на Apple Podcasts , Spotify , Stitcher или в любом другом месте, где вы получаете свои подкасты.


Эзра Кляйн

В чем цель экономики?

Зак Картер

Если вы спросите Джона Мейнарда Кейнса, он сказал бы, что экономика — это инструмент, с помощью которого мы достигаем социальной справедливости и гармоничного общества. Я думаю, если вы спросите сегодня большинство экономистов, они ответят, что это способ предотвратить кончину денег у правительств или способ предотвратить финансовые кризисы.

Кейнс был прежде всего философом, поэтому он исследовал эти экономические вопросы как часть более широкого философского проекта. Он действительно последний из экономистов, занимающихся подобными проектами. После Кейнса экономика становится очень технической и оторванной от этих моральных вопросов. Престиж он получает от идеи, что вы можете решать экономические вопросы независимо от социальных и моральных вопросов.

Для Кейнса это вызвало бы недоумение — он просто не так смотрел на мир.Кейнс думал, что экономика пытается решить войну и неравенство.

Эзра Кляйн

Противники Кейнса очень эффективно заявили, что вы не хотите доверять правительству, которое определит вам хорошую жизнь. Лучше, если правительство будет пытаться удерживать безработицу на низком уровне, а затем мы вернем вам ваши деньги в виде снижения налогов. А если вы хотите купить телевизор и посмотреть Celebrity Apprentice , то вперед.

Для меня это все еще основная проблема, которую ставит перед собой Кейнс.Дело не только в том, сколько вам следует потратить на дефицит.

Зак Картер

Это фундаментальный вопрос политической современности. По мнению Кейнса, всегда есть что-то помимо потребительских предпочтений, с чем им нужно согласовываться. Всегда есть хорошая жизнь и хорошее общество, к которому мы стремимся вести общество. Он считает, что в мире есть объективно хорошие вещи, что не все относительно, что не все предпочтения одинаковы. Как вы заметили, это патерналистский подход.

То, как его преемники, серьезно относящиеся к нему как к философу, пытаются решить эту проблему — и я думаю, что [Джон Кеннет] Гэлбрейт является наиболее успешным в этом, — это то, что демократия существует для этого. Мы не хотим, чтобы большой, плохой, ужасный монарх говорил нам, что нам делать. Но в условиях демократии люди могут выражать свои предпочтения политически. А использование рынка как альтернативы демократической политике ведет к особенно плохой жизни.

Я думаю, все сводится к тому, является ли экономика чем-то, что предполагается использовать демократиями для достижения целей демократических народов, или же экономика сама по себе является выражением демократической воли.Милтон Фридман просто говорит, что рынок является выражением демократической воли, поэтому чем меньше у вас правительства на рынке, тем лучше. Я думаю, что многие люди сегодня в целом довольны Фридманом по этому основному вопросу и очень не согласны с последствиями точки Кейнса.

Самому Кейнсу не нравились последствия этого. Он так и не смог определиться, где находится в вопросе о социализме, но к концу жизни ему стало совершенно ясно, что большие секторы экономики должны быть социализированы, если мы собираемся осознать тип общества. хорошая жизнь, которую он хотел осуществить.В Штатах мы думаем о нем как о человеке, который узаконивает дефицитные расходы. В Великобритании у него совсем другое наследие: его самое значительное политическое достижение в Великобритании — это социализация британской медицины. Он финансовый архитектор Национальной службы здравоохранения.

Эзра Кляйн

Я хочу перенести нас в настоящий момент. Сейчас мы находимся в положении, когда у нас очень высокий уровень безработицы. У нас есть экономика, в которой людям небезопасно делать многое из того, что они делали раньше.И к тому времени, когда это перестанет быть правдой в Америке, многие предприятия обанкротятся.

Итак, даже когда мы будем готовы открыть экономику, у вас будет много людей, которые не смогут вернуться к работе, потому что бизнес, частью которого они являются, исчезнет. И требуется много времени, чтобы открыть новый бизнес, восстановить клиентуру и все такое.

Как вы думаете, что Кейнс, глядя на ситуацию, может сказать следующему президенту? Какой у него будет рецепт?

Зак Картер

Прежде всего, вы не вернете свою экономику, пока не справитесь с кризисом общественного здравоохранения.Мы прошли через этот странный период, когда люди говорили о возобновлении экономики, потому что мы хотели предотвратить все случаи смерти от отчаяния, которые случаются из-за высокого уровня безработицы. Об этом важно помнить, когда говоришь об экономической политике. Но идея о том, что между экономикой и общественным здравоохранением существует явный компромисс, была просто глупой. Сейчас мы видим, что, если проблема общественного здравоохранения не находится под контролем, экономика не восстановится. Итак, вам нужно в первую очередь заняться проблемой общественного здравоохранения, и вы должны восстановить веру людей в способность правительства справиться с этой проблемой общественного здравоохранения.

Но после этого у нас есть все эти другие социальные проблемы в Соединенных Штатах. Кейнса глубоко беспокоило неравенство, потому что он чувствовал, что оно мешает обществам держаться вместе. И я думаю, он бы посмотрел на Соединенные Штаты и сказал бы, что это страна, которая, похоже, сейчас не очень хорошо сочетается друг с другом.

Какой-то парень написал эту книгу под названием Почему мы поляризованы о том, как мы поляризованы по всем этим различным метрикам — что почти как бы вы ни смотрели на американское общество, мы разбиваемся на два или три разных общества, которые не действительно кажется, что они заняты одним и тем же социальным проектом.Итак, вам нужно найти способ создать ощущение национальной цели. Это идея, которая, как мне кажется, очень неудобна для либералов в Соединенных Штатах. Это то, что мы ассоциируем с консервативным ура-патриотом, военной машиной и вторжением в Ирак.

Прямо сейчас страна разделена на фундаментальные различия, которые, на мой взгляд, очень опасны. И Кейнс сказал бы, что мы можем атаковать это первое с помощью экономической политики, ликвидировав огромную разницу в уровне благосостояния между супербогатыми и бедными.Речь идет не только о повышении уровня жизни людей, но и о том, чтобы они участвовали в одном и том же политическом проекте. Думаю, именно об этом и говорил Кейнс.

Эзра Кляйн

Я хочу остановиться на двух течениях в этом, а затем сформулировать то, что мне кажется здесь очень действенным выбором.

Я думаю, что Кейнс вносит свой вклад в это обсуждение, так это то, что если ваша экономика не работает на полную мощность — если у вас есть люди, если у вас есть машины, фабрики, здания, которые можно использовать, но которые не используются, — правительство играет реальную роль. где он может вмешаться, особенно в условиях огромной неопределенности.

Но именно здесь вы попадаете в нечто действительно сложное, которое восходит к обсуждению наших потребительских предпочтений в сравнении с обсуждением социальных целей. В целом есть два способа отреагировать на это: один — сказать, что мы собираемся предлагать больше проверок стимулов, которые будут проводиться каждые три месяца, если уровень безработицы превышает 6,5 процента. Это просто перевод денег в руки людей. И здесь идут споры о том, сколько денег отдать, но нет реальных споров о том, что вы делаете с деньгами.

Во-вторых, у нас все эти люди сидели дома. У нас есть все эти люди, у которых была работа, а у нас их больше нет. И у нас есть эта невероятно острая необходимость декарбонизации нашей экономики. Итак, давайте объединим эти вещи и объявим о масштабном инвестиционном плане Green New Deal.

С одной стороны, это имеет значение для создания чего-то на эти деньги — вы выбрали социальную цель и используете правительство для мобилизации ресурсов для его достижения.С другой стороны, помимо споров по поводу проверок стимулов, вы ведете борьбу за цель. Глобальное потепление — это вещь? Похож ли «Новый зеленый курс» на заговор с целью установления социализма в Америке? И это верно для всего. Если бы мы сказали, что у нас недостаточно доступного жилья в этой стране, поэтому давайте проведем массовую мобилизацию на строительство жилья, вы бы устроили все эти споры по этому поводу как цель.

Я понимаю Кейнса, что это невероятно благоприятное время для мобилизации национальных экономических ресурсов, связанных с общественными целями.Но поляризация также усложняет процесс согласования общественной цели. Так что в некоторых отношениях намного проще отказаться от простой раздачи денег людям, потому что это вызывает меньше ссор.

Мне любопытно, как, по вашему мнению, Кейнс проанализирует это различие.

Зак Картер

Я, конечно, согласен с вами в том, что [Кейнс] будет смотреть на климатический кризис как на абсолютную чрезвычайную ситуацию — так же, как он смотрел на немецкие репарации как на абсолютную чрезвычайную ситуацию после Первой мировой войны.Я думаю, что он также воспринял бы распад этих международных организаций как чрезвычайную ситуацию. Я думаю, что утрата доверия к ВТО во время пандемии будет его беспокоить. Я думаю, что распад Европейского Союза будет для него очень неприятным. Я думаю, что ухудшение отношений между США и Китаем его бы сильно обеспокоило. И я не думаю, что он поверит, что можно решить эти проблемы снижением налогов.

Я думаю, он был бы сторонником того, чтобы класть деньги в карманы людей, чтобы они чувствовали себя так, будто о них позаботились.Но я не думаю, что он поверил бы, что это способ разрешить кризис, с которым мы столкнулись. И, честно говоря, я не думаю, что размещение людей, вкладывающих деньги в карманы людей, является способом решения социального кризиса, с которым мы сталкиваемся в Соединенных Штатах из-за таких вещей, как расовая принадлежность. Складывание денег в карманы не прекращает сегрегацию.

Итак, раздача денег — важная часть укрепления доверия к более широкому проекту, но одно это не поможет. Затем вы должны потратить этот авторитет, этот политический капитал на более широкий социальный проект.

Вы можете вырезать чеки так долго, а чеки могут только так много сделать. И я думаю, что мы уже видели все это во время пандемии. Люди получили чеки от пандемии, но они разозлены. Они действительно злы. Вы знаете, они не только на улицах из-за убийства Джорджа Флойда. Подобные убийства происходят постоянно в американском обществе. В результате мы не видим, чтобы восстания объединялись во всех американских городах.

Люди не чувствуют, что с ними обращаются как с полноправными гражданами.Им кажется, что с некоторыми людьми обращаются на самом деле более равным образом, чем с другими. Это не только вопрос денег. Деньги нужны, но их недостаточно. Клей, который скрепляет общество, немного сложнее.


Станете ли вы нашим 20-тысячным сторонником? Когда весной в экономике произошел спад, и мы начали просить читателей о финансовых взносах, мы не знали, как все пойдет. Сегодня мы с чувством скромности можем сказать, что вмешались почти 20 000 человек.Причина одновременно прекрасна и удивительна: читатели сказали нам, что они вносят свой вклад как потому, что они ценят объяснение, так и потому, что они ценят то, что другие люди тоже могут получить к нему доступ . Мы всегда считали, что объяснительная журналистика жизненно важна для функционирующей демократии. Это никогда не было так важно, как сегодня, во время кризиса общественного здравоохранения, протестов против расовой справедливости, рецессии и президентских выборов. Но наша отличительная объяснительная журналистика стоит дорого, и сама по себе реклама не позволит нам продолжать создавать ее в том качестве и в том объеме, которого требует данный момент.Ваш финансовый вклад не будет считаться пожертвованием, но он поможет сделать Vox бесплатным для всех. Сделайте взнос всего от 3 долларов .


У нас есть заявка

В такие моменты, когда люди пытаются понять варианты и вакцины, а дети возвращаются в школу, многие торговые точки снижают свой платный доступ. Контент Vox всегда бесплатный, отчасти благодаря финансовой поддержке наших читателей. Мы освещаем пандемию Covid-19 более полутора лет.С самого начала нашей целью было внести ясность в хаос. Чтобы предоставить людям информацию, необходимую для обеспечения безопасности. И мы не останавливаемся.

К нашему удовольствию, вы, наши читатели, помогли нам достичь нашей цели — добавить 2500 финансовых взносов в сентябре всего за 9 дней. Итак, мы ставим новую цель: добавить 4500 взносов к концу месяца. Поддержка читателей помогает обеспечить бесплатное покрытие и является важной частью нашей ресурсоемкой работы. Поможете ли вы нам достичь нашей цели, сделав взнос в Vox всего за 3 доллара?

Кейнсианская экономика — Справка по экономике

Джон М. Кейнс

Существенным элементом кейнсианской экономики является идея о том, что макроэкономика может находиться в неравновесном состоянии (рецессии) в течение значительного времени.Чтобы помочь восстановиться после рецессии, кейнсианская экономика выступает за увеличение государственных расходов (финансируемых за счет государственных займов), чтобы запустить экономику в спад.

Кейнсианская экономика включает
  • Нарушение равновесия в макроэкономике (недостаточный спрос)
  • Несовершенные рынки труда (например, жесткая заработная плата)
  • Парадокс бережливости (во время рецессии люди откладывают больше, но это усугубляет экономический спад
  • Ловушка ликвидности. Когда низкие процентные ставки не могут стимулировать спрос.
  • Важность доверия для экономического цикла.
  • Дефицитные расходы. Во время рецессии Кейнс выступал за государственные займы, чтобы обеспечить вливание спроса в экономику.

Чем не является кейнсианская экономика

  • Кейнс не был сторонником социалистического государства, в котором средства производства контролируются государством
  • Кейнс не поддерживал допущение более высокой инфляции. Кейнс утверждал, что в периоды роста инфляцию следует держать под контролем.
  • Государство всеобщего благосостояния. Кейнс не обязательно выступал за увеличение государственных расходов в процентах от ВВП. Он утверждал, что расходы должны увеличиваться только во время экономического спада.

Теория кейнсианской экономики

1. Если сбережения превышают инвестиции, мы получаем спад

Классическая теория предполагала, что любое падение инвестиций приведет к снижению процентных ставок; это падение процентных ставок сократит сбережения, увеличит инвестиции и заставит экономику вернуться к новому равновесию полной занятости.Однако анализ Кейнса предполагает, что это маловероятно из-за ряда факторов, таких как ловушка ликвидности и общий избыток сбережений.

Почему Кейнс считал, что рецессия может длиться долго

  • Ловушка ликвидности. Ловушка ликвидности — это когда низкие процентные ставки не могут стимулировать спрос. Например, если доверие очень низкое, люди не будут брать взаймы, даже если это дешево. Кроме того, очень низкие процентные ставки могут сделать банки убыточными, поэтому они сокращают кредитование.
  • Общее перенасыщение.Если сбережения высоки, а потребительские расходы низки, у фирм будет много непроданных товаров. В этом климате они сократят инвестиции.
  • Духи животных. Если вначале инвестиции упадут, у бизнесменов может возникнуть отрицательная уверенность. Их «звериный дух» боится рецессии и снижения прибылей, поэтому они сокращают инвестиции. Потребительское доверие может пострадать, и они тоже тратят меньше. Таким образом, Кейнс подчеркивал важность ожиданий и уверенности.
  • Эффект отрицательного множителя.Кейнс популяризировал идею мультипликативного эффекта. Идея о том, что сокращение инъекций в экономику имеет обратный эффект, и окончательный эффект может быть больше, чем первоначальный. Если фирма сокращает инвестиции, люди теряют работу, а эта более высокая безработица ведет к снижению расходов и затрагивает всех участников экономики.
Примечание: резкое увеличение нормы сбережений в начале рецессии 2008 года.
  • Парадокс бережливости. Во время рецессии люди используют рациональный подход, чтобы избегать рисков — опасаясь возможной рецессии, они увеличивают сбережения и тратят меньше.Когда эти более низкие расходы объединяются, это приводит к снижению общего спроса в экономике.
  • Более низкие процентные ставки могут не очень сильно увеличить потребление, потому что — эффект дохода от более низких процентных ставок означает, что люди имеют меньший доход.

2. Липкая заработная плата

Согласно классической экономической теории, рынки труда должны очиститься. В этой модели любая безработица происходит из-за того, что заработная плата искусственно удерживается выше равновесия с помощью минимальной заработной платы и т. Д.(реальная безработица по заработной плате) Согласно классической теории, решение проблемы безработицы состоит в том, чтобы снизить заработную плату и позволить заработной плате уменьшиться. Однако Кейнс утверждал, что это неудовлетворительно.

  • Во-первых, даже при отсутствии профсоюзов и минимальной заработной платы рабочие будут сопротивляться сокращению номинальной заработной платы.
  • Во-вторых, снижение заработной платы не обязательно устранит неравновесие. Более низкая заработная плата приведет к дальнейшему снижению доходов и расходов, что приведет к снижению совокупного спроса и, следовательно, снижению спроса на рабочую силу.

Вклад Кейнса заключался в том, чтобы показать взаимодействие между рынками труда и национальной экономикой, а не рассматривать рынок труда изолированно (например, с точки зрения микро). Именно эта макроэкономическая перспектива сбережений и рынков труда привела к созданию макроэкономики.

Теория Кейнса о влиянии падения заработной платы была в значительной степени поддержана Ирвингом Фишером в его Теории великих депрессий и дефляции долга (1933)

3. Важность совокупного спроса (AD)

Важным классическим предположением того времени был закон Сэя.В нем говорилось, что предложение порождает спрос. Однако Кейнс считал обратное. Кейнс утверждал, что спрос определяет уровень национального производства.

Политические последствия кейнсианства

1. Правительства должны обеспечивать антициклическое управление спросом.

Кейнс критически относился к бюджету Великобритании на 1931 год, в котором урезали заработную плату больничным работникам и урезали расходы на дороги и новые дома. Он утверждал, что это еще больше снизит спрос и усугубит рецессию.Вместо этого он выступал за увеличение государственных расходов, финансируемых за счет увеличения заимствований.

В « Трактат о деньгах» (1930) Кейнс писал:

«Двигатель, который движет предприятием, — это не бережливость, а прибыль».

Политические рекомендации Кейнса противоречили классической ортодоксальности. Классическая ортодоксия утверждала, что более высокие государственные расходы вытеснят инвестиции частного сектора. Увеличение государственных заимствований приведет к увеличению процентных ставок по облигациям и уменьшению объема инвестиций частного сектора.Казначейство считало, что нужно попытаться сбалансировать бюджет, но Кейнс критиковал политику сокращения расходов, а повышение налогов только привело к сокращению общего совокупного спроса.

Безработица в США в 1930-е годы свидетельствует о продолжительном спаде в экономике.

Причины, по которым может потребоваться кейнсианское управление спросом

  1. Эффект ускорителя. Это говорит о высокой волатильности инвестиций. Если темпы роста ВВП падают, инвестиции частного сектора падают. Однако, если государственные расходы увеличат темпы роста — это побудит частный сектор также инвестировать.Таким образом, государственные инвестиции могут дополнять инвестиции частного сектора, а не вытеснять их.
  2. Эффект умножения. Государственные расходы могут иметь большее окончательное влияние на реальный ВВП. Мультипликатор, скорее всего, будет выше в период рецессии из-за наличия неиспользуемых ресурсов.
  3. Конец перенасыщения. Самый сильный аргумент Кейнса состоит в том, что во время рецессии сбережения частного сектора резко возрастают, что приводит к неиспользованным сбережениям. Следовательно, государственные расходы просто используют безработные ресурсы. Доходность облигаций по государственным займам не вырастет, потому что частный сектор хочет покупать государственные облигации.
Во время большой рецессии (2008-15) Более высокий долг в Великобритании привел к снижению доходности облигаций

2. Политика противодействия инфляции

В исследованиях кейнсианства часто игнорируется тот факт, что он также приводил доводы в пользу государственного вмешательства, если экономика перегревалась и испытывала инфляционный рост. Кейнс сам по себе не выступал за увеличение государственных расходов. Он выступал за антициклическое управление спросом. Например, в 1940 году Кейнс выступал за повышение обязательных сбережений, чтобы избежать инфляции Первой мировой войны.(Из интереса Кейнс поддержал государство всеобщего благосостояния Беверидж, хотя и призвал Беверидж отложить увеличение пенсионных расходов до тех пор, пока не будут собраны взносы)

Обоснование государственных заимствований и увеличения расходов возникает только в определенные периоды рецессии и свидетельствует о ловушке ликвидности. Кейнс согласился бы, что при нормальном росте более высокие заимствования действительно вызывают вытеснение.

3. Кривая Филлипса. Кейнс не уточнил кривую Филлипса, но позже она была присоединена к кейнсианству.Кривая Филлипса предполагает, что правительство стоит перед выбором между безработицей и инфляцией — кейнсианцы обычно придают большее значение сокращению безработицы.

4. Модель IS / LM — еще одно развитие кейнсианской теории. Моделирование национального производства с учетом денег, государственного бюджета и ожиданий бизнеса.

Общая теория денег (1936)

Великая работа Кейнса «Общая теория денег», написанная на фоне Великой депрессии.Он ввел новые экономические концепции, такие как ловушка ликвидности, дефицит спроса, эффект мультипликатора и принцип платежеспособного спроса. Это краеугольный камень макроэкономики.

«Если бы Казначейству было , чтобы заполнить старые бутылки банкнотами , закопать их на подходящей глубине в заброшенных угольных шахтах, которые затем засыпаются на поверхность городским мусором, и оставить это частное предприятие на проверенных принципах laissez- faire , чтобы снова выкопать банкноты (право на это, разумеется, было получено путем проведения торгов на аренду территории, где хранятся банкноты), больше не будет безработицы и, с помощью последствий, реального дохода сообщества, а также его капитальное богатство, вероятно, станет намного больше, чем оно есть на самом деле.”Книга 3, глава 10, раздел 6, с. 129

Эта цитата демонстрирует способность Кейнса создавать примеры, заставляющие задуматься. Это показывает, как Кейнс считал проблему недостаточным спросом и безработицей. Здесь вмешательство может стимулировать экономический рост и за счет мультипликативного эффекта повысить уровень жизни.

Критика кейнсианства

  • Кейнс утверждал, что денежно-кредитная политика относительно неэффективна в влиянии на спрос. Многие экономисты теперь видят, что денежно-кредитная политика может сыграть свою роль.Меньше споров о фискальной и денежно-кредитной политике.
  • Фискальная корректировка очень сложна. Критика кейнсианства состоит в том, что трудно внести незначительные изменения в фискальную политику, чтобы повлиять на спрос в достаточной степени, чтобы обеспечить стабильный рост.
  • Политические издержки. Основная критика кейнсианства состоит в том, что оно неизменно ведет к росту государства и увеличению неэффективных коррумпированных расходов. Чтобы «накачать» экономику, правительство в конечном итоге тратит деньги на проекты, которые создают заинтересованные стороны, и после рецессии оказывается невозможным их урезать.Следовательно, кейнсианство имеет тенденцию увеличивать размер государства, что некоторые считают серьезным недостатком.
  • Рациональные ожидания. Некоторые экономисты утверждают, что люди смотрят в будущее и рассматривают снижение налогов как временное явление и поэтому не тратят деньги. Вместо этого они откладывают снижение налогов в ожидании повышения налогов в будущем. (см .: Рикардианская эквивалентность) (Гипотеза постоянного жизненного цикла) Это означает, что экспансионистская фискальная политика неэффективна
  • Падение кривой Филлипса в 1970 году. В 1970-х годах кейнсианство вышло из моды, поскольку стагфляция показала рост безработицы и инфляции.Вместо этого новое направление экономистов указывало на важность экономики предложения.

Кейнсианство и Великая рецессия

Сторонники Кейнса сказали бы, что 1970-е не отрицали его работу. Просто в 1970-е годы был другой набор проблем — не было большой безработицы, вызванной дефицитом спроса, а была другая проблема — инфляция издержек. Кроме того, в послевоенный золотой период у нас никогда не было большой рецессии, поэтому основная опора кейнсианской теории никогда не была действительно нужна.Нет никаких доказательств, Кейнс увлекался мелкой доработкой.

Однако во время Великой рецессии 2008-2013 гг. Интерес к кейнсианству возродился, поскольку было много общего с великой депрессией 1930-х годов.

  1. Произошло резкое падение ВВП.
  2. Рецессия длилась долго
  3. Доходность облигаций оставалась низкой, несмотря на увеличение государственных заимствований. В США и Великобритании государственные заимствования быстро росли, но доходность облигаций упала, что говорит о том, что государственные займы не были вытеснены.Этот график общего долга США показывает, как государственные займы выросли в ответ на рост сбережений и сокращение частного долга. Возможно, государственные заимствования должны были вырасти еще больше, чтобы обеспечить более сильное восстановление.

В некоторой степени экономики, которые преследовали фискальную экспансию, продемонстрировали восстановление экономики. Великобритания восстанавливалась в 2010 году — до тех пор, пока возвращение к режиму жесткой экономии в 2010 году не привело к двойной рецессии. Несомненно, Кейнс выступил бы за более длительную и глубокую фискальную экспансию Великобритании.

Эффект множителя. Отчет МВФ показал, что существует значительный мультипликативный эффект. Страны, сократившие расходы, вызвали большое падение реального ВВП.

Есть некоторые ограничения кейнсианской теории. Например, было бы интересно узнать, какую роль Кейнс придает количественному смягчению и денежной массе наряду с фискальной политикой.

Заключение

Я бы сказал, что кейнсианская экономика не ошибочна. «Неисправный» предполагает наличие фундаментальных проблем.Во времена затяжной рецессии теория относительно хорошо работает. Несомненно, существует опасность его неправильного использования (например, увеличение заимствований во время экономического роста). Однако он предлагает относительно надежное объяснение того, почему дефицит спроса может вызвать длительную рецессию. Например, трудно защитить конкурирующие теории, такие как реальный деловой цикл, — что великая рецессия была вызвана техническими изменениями. В нормальных условиях существуют практические трудности с измерением разрыва выпуска, но в условиях спада такого масштаба становится очевидным, в чем проблема.

Связанные

Пандемия covid-19 заставляет переосмыслить макроэкономику

Примечание редактора: некоторые из наших репортажей о covid-19 бесплатны для читателей The Economist Today , нашего ежедневного информационного бюллетеня. Больше историй и наш трекер пандемии можно найти в нашем центре

I В ФОРМЕ , как известно сегодня, макроэкономика началась в 1936 году с публикации книги Джона Мейнарда Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег».Последующую его историю можно разделить на три эпохи. Эпоха политики, основанной на идеях Кейнса, началась в 1940-х годах. К 1970-м годам он столкнулся с проблемами, которые не мог решить, и поэтому в 1980-х годах началась монетаристская эра, которая чаще всего ассоциировалась с работами Милтона Фридмана. В 1990-х и 2000-х годах экономисты объединили идеи обоих подходов. Но теперь, на обломках, оставленных пандемией коронавируса, начинается новая эра. Что он держит?

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

Центральная идея экономики Кейнса — управление бизнес-циклом — как бороться с рецессиями и гарантировать, что как можно больше людей, которые хотят работать, смогут ее получить. В более широком смысле эта ключевая идея стала конечной целью экономической политики. В отличие от других форм экономической теории начала 20 века, кейнсианство предусматривало большую роль государства в достижении этой цели. Опыт Великой депрессии убедил протокейнсианцев в том, что экономика не является естественным корректирующим организмом.Правительства должны были иметь большой дефицит (т. Е. Тратить больше, чем они брали в виде налогов) во время спадов, чтобы поддержать экономику, с ожиданием, что они выплатят накопленный долг в хорошие времена.

Кейнсианская парадигма рухнула в 1970-е годы. Постоянно высокая инфляция и высокий уровень безработицы того десятилетия («стагфляция») сбивали с толку основных экономистов, считавших, что две переменные почти всегда движутся в противоположных направлениях. Это, в свою очередь, убедило политиков в том, что больше невозможно «выбраться из рецессии», как признал в 1976 году Джеймс Каллаган, тогдашний премьер-министр Великобритании.Центральная идея критики кейнсианства Фридманом заключалась в том, что, если бы политики попытались стимулировать, не устраняя лежащие в основе структурные недостатки, они подняли бы инфляцию, не снижая безработицу. И тогда высокая инфляция может сохраниться только потому, что люди этого ожидают.

Политики искали что-то новое. Монетаристские идеи 1980-х вдохновили Пола Волкера, тогдашнего председателя Федеральной резервной системы, на подавление инфляции путем ограничения денежной массы, хотя это также привело к рецессии, которая привела к резкому росту безработицы.Тот факт, что Волкер знал, что это, вероятно, произойдет, показал, что изменилось кое-что еще. Многие монетаристы утверждали, что разработчики политики до них слишком много внимания уделяли равенству доходов и богатства в ущерб экономической эффективности. Вместо этого им нужно было сосредоточиться на основах, таких как низкая и стабильная инфляция, которые в долгосрочной перспективе создадут условия, в которых уровень жизни повысится.

Звучит как шепот

В 1990-е и 2000-е годы возник синтез кейнсианства и фридманизма.В конечном итоге он рекомендовал политический режим, широко известный как «гибкое таргетирование инфляции». Основная цель политики заключалась в достижении низкой и стабильной инфляции, хотя во время спадов оставалось некоторое пространство для того, чтобы поставить занятость на первое место, даже если инфляция была неудобно высокой. Основным инструментом экономического управления было повышение и понижение краткосрочных процентных ставок, которые, как оказалось, были более надежными детерминантами потребления и инвестиций, чем денежная масса. Независимость центральных банков от правительств гарантировала, что они не попадут в инфляционные ловушки, о которых предупреждал Фридман.Фискальная политика как способ управления деловым циклом была отодвинута на второй план, отчасти потому, что считалось, что она слишком подвержена политическому влиянию. Задача налогово-бюджетной политики заключалась в том, чтобы удерживать государственный долг на низком уровне и перераспределять доходы в той степени и так, как политики считали нужным.

Сейчас кажется, что эта доминирующая экономическая парадигма достигла своего предела. Впервые он начал колебаться после глобального финансового кризиса 2007-2009 годов, когда политики столкнулись с двумя большими проблемами. Во-первых, уровень спроса в экономике — в целом, совокупное желание тратить по отношению к совокупному желанию сберегать — казалось, необратимо снизился в результате кризиса.Чтобы бороться с спадом, центральные банки снизили процентные ставки и запустили количественное смягчение ( QE , или печатание денег для покупки облигаций). Но даже при экстраординарной денежно-кредитной политике выход из кризиса был медленным и долгим. ВВП рост был слабым. В конце концов, рынки труда выросли, но инфляция оставалась низкой (см. Диаграмму 1). Конец 2010-х годов был одновременно и новыми 1970-ми, и анти-1970-ми: инфляция и безработица снова вели себя не так, как ожидалось, хотя на этот раз они были на удивление низкими.

Это поставило под сомнение общепринятое мнение о том, как управлять экономикой. Центробанки столкнулись с ситуацией, когда процентная ставка, необходимая для создания достаточного спроса, была ниже нуля. Это был момент, которого им было нелегко достичь, поскольку, если бы банки попытались взимать отрицательную процентную ставку, их клиенты могли бы просто снять свои наличные и засунуть их под матрац. QE был альтернативным инструментом политики, но его эффективность обсуждалась. Такие споры заставили переосмыслить.Согласно рабочему документу, опубликованному в июле Майклом Вудфордом и Иньси Се из Колумбийского университета, «события периода после финансового кризиса 2008 года потребовали значительной переоценки прежнего общепринятого мнения, согласно которому одна только политика процентных ставок … .достаточно для поддержания макроэкономической стабильности ».

Вторая посткризисная проблема, связанная с дистрибуцией. Хотя опасения по поводу стоимости глобализации и автоматизации способствовали развитию популистской политики, экономисты спросили, в чьих интересах капитализм в последнее время работал.Очевидный всплеск неравенства в Америке после 1980 года стал центральным для многих экономических исследований. Некоторые опасались, что крупные фирмы стали слишком могущественными; другие — что глобализированное общество слишком остроумно или что социальная мобильность снижается.

Некоторые утверждали, что структурно слабый экономический рост и неравномерное распределение доходов от экономической деятельности связаны. У богатых выше склонность к сбережению, а не к расходам, поэтому, если их доля в доходах увеличивается, общие сбережения возрастают. Между тем в прессе центральные банки столкнулись с обвинениями в том, что низкие процентные ставки и QE увеличивают неравенство за счет повышения цен на жилье и акции.

Тем не менее, также становилось ясно, насколько экономические стимулы могут принести пользу бедным, если они приведут к значительному снижению безработицы для повышения заработной платы людей с низкими доходами. Незадолго до пандемии растущая доля ВВП в богатых странах приходилась на долю рабочих в виде заработной платы. Пособия были наибольшими для низкооплачиваемых рабочих. «Мы громко и ясно слышим, что это долгое восстановление сейчас приносит пользу сообществам с низким и умеренным доходом в большей степени, чем ощущалось на протяжении десятилетий», — сказал Джером Пауэлл, председатель ФРС, в июле 2019 года.Растущая вера в перераспределительную силу быстро развивающейся экономики усилила важность поиска новых инструментов для замены процентных ставок для управления циклом деловой активности.

Таблицы начинают разворачиваться

Затем ударил коронавирус. Были нарушены цепочки поставок и производство, что при прочих равных должно было вызвать рост цен, поскольку сырье и готовую продукцию было труднее достать. Но большее влияние пандемия оказала на спрос, что привело к еще большему падению ожиданий в отношении будущей инфляции и процентных ставок.Желание инвестировать резко упало, в то время как люди во всем богатом мире теперь откладывают большую часть своего дохода.

Пандемия также выявила и обострила неравенство в экономической системе. «Белые воротнички» могут работать из дома, но «важные» работники — водители-доставщики, уборщики мусора — должны продолжать работать и, следовательно, подвергаются большему риску заразиться коронавирусом из-за низкой заработной платы. Те, кто работает в таких отраслях, как гостиничный бизнес (непропорционально молодые, женщины, с черной или смуглой кожей), несут на себе основную тяжесть потери работы.

Еще до covid-19 политики снова начали обращать внимание на большее влияние спада и бума делового цикла на бедных. Но поскольку экономика пострадала от кризиса, который сильнее всего ударил по беднейшим слоям населения, возникло новое чувство безотлагательности. Это стоит за сдвигом в макроэкономике. Разработка новых способов вернуться к полной занятости снова становится главным приоритетом для экономистов.

Но как это сделать? Некоторые утверждают, что covid-19 доказал ошибочность опасений, что политики не могут бороться с экономическими спадами.Пока что в этом году богатые страны объявили о фискальном стимулировании в размере около 4,2 трлн долларов, что достаточно, чтобы довести их дефицит до почти 17% от ВВП , в то время как балансы центральных банков выросли на 10% от ВВП . Этот мощный стимул успокоил рынки, остановил крах предприятий и защитил доходы домохозяйств. Недавние меры политики «представляют собой упрек в учебнике идеи о том, что у политиков могут закончиться боеприпасы», — утверждает Эрик Нильсен из банка Unicredit.

Тем не менее, хотя никто не сомневается в том, что политики нашли множество рычагов, остаются разногласия по поводу того, какие рычаги следует использовать, кто должен это делать и каковы будут последствия.Экономистов и политиков можно разделить на три школы мысли, от наименее до наиболее радикальных: одна требует лишь большей смелости; тот, который смотрит на фискальную политику; и тот, который говорит, что решение — отрицательные процентные ставки.

Возьмем первую школу. Его сторонники говорят, что до тех пор, пока центральные банки могут печатать деньги для покупки активов, они смогут стимулировать экономический рост и инфляцию. Некоторые экономисты утверждают, что центральные банки должны делать это в той мере, в какой это необходимо для восстановления роста и достижения своих целевых показателей инфляции.Если они терпят поражение, то не потому, что у них закончились боеприпасы, а потому, что они недостаточно стараются.

Не так давно руководители центральных банков следовали этому убеждению, настаивая на том, что у них все еще есть инструменты для выполнения своей работы. В 2013 году Япония, у которой больше опыта, чем у любой другой страны с условиями низких темпов роста и сверхнизкой инфляции, назначила руководителя Центрального банка Куроду Харухико (Kuroda Haruhiko) руководителем Банка Японии ( B o). J ). Ему удалось разжечь бум рабочих мест, но инфляция увеличилась меньше, чем было обещано.Прямо перед пандемией Бен Бернанке, бывший председатель ФРС, в своем выступлении перед Американской экономической ассоциацией заявил, что возможность покупки активов означает, что одной только денежно-кредитной политики, вероятно, будет достаточно для борьбы с рецессией.

Но в последние годы большинство руководителей центральных банков склонялось к тому, чтобы призывать правительства использовать свои бюджеты для ускорения роста. Кристин Лагард начала свое пребывание на посту президента Европейского центрального банка с призыва к финансовым стимулам. Г-н Пауэлл недавно предостерег Конгресс от преждевременной отмены финансового ответа на пандемию.В мае Филип Лоу, управляющий Резервного банка Австралии ( RBA ), заявил австралийскому парламенту, что «налогово-бюджетная политика должна будет играть более значительную роль в управлении экономическим циклом, чем в прошлом».

Стоять на линии благосостояния

Это ставит большинство руководителей центральных банков во вторую школу мысли, которая полагается на фискальную политику. Приверженцы сомневаются, что покупка активов центральным банком может дать неограниченный стимул, или считают такие покупки опасными или несправедливыми — возможно, например, потому что покупка корпоративного долга сохраняет жизнь компаниям, которым следует позволить разориться.Правительству лучше увеличить расходы или снизить налоги, когда бюджетный дефицит поглотит избыток сбережений, созданных частным сектором. Это может означать наличие большого дефицита в течение длительного периода, что предложил Ларри Саммерс из Гарвардского университета.

Эта точка зрения не исключает роли центральных банков, но понижает их роль. Они становятся инструментами бюджетного стимулирования, основная задача которых состоит в том, чтобы даже долгосрочные государственные займы оставались дешевыми по мере роста бюджетного дефицита. Они могут сделать это либо путем прямой покупки облигаций, либо путем привязки долгосрочных процентных ставок к нулю, как сейчас делают B o J и RBA .В результате covid-19 «тонкая грань между денежно-кредитной политикой и управлением государственным долгом стала размытой», согласно отчету Банка международных расчетов ( BIS ), клуба центральных банков.

Не всем это нравится. В июне Пол Такер, бывший заместитель управляющего Банка Англии, сказал, что в ответ на массовые закупки банком государственных облигаций вопрос заключался в том, «вернулся ли теперь банк к роли операционного подразделения Казначейства».Но те, кто находится под влиянием кейнсианской школы, например Адэр Тернер, бывший британский финансовый регулятор, хотят, чтобы денежное финансирование фискальных стимулов стало официальной политикой — идея, известная как «вертолетные деньги».

Огромные программы фискального стимулирования означают, что отношение государственного долга к ВВП составляет (см. Диаграмму 2). Однако экономистов они больше не тревожат. Это потому, что сегодняшние низкие процентные ставки позволяют правительствам обслуживать гораздо более высокие государственные долги (см. Диаграмму 3). Если процентные ставки остаются ниже номинального экономического роста, то есть до корректировки с учетом инфляции, тогда экономика может выйти из долга без необходимости иметь профицит бюджета, что подчеркивает Оливье Бланшар из Института международной экономики Петерсона. аналитический центр.Другой способ аргументировать это — сказать, что центральные банки могут продолжать финансировать правительства, пока инфляция остается низкой, потому что в конечном итоге именно перспектива инфляции вынуждает политиков повышать ставки до уровней, которые делают долг дорого.

Некоторым идея задействовать фискальный кран на полную мощность и привлечь для этого центральный банк напоминает «современную монетарную теорию» ( MMT ). Это неортодоксальная экономика, которая призывает страны, которые могут печатать свою собственную валюту (например, Америка и Великобритания), игнорировать соотношение долга к ВВП , полагаться на центральный банк для поддержки государственного долга и продолжать проводить расходы по дефициту, если только и до тех пор, пока безработица и инфляция не вернутся к норме.

И действительно есть сходство между этой школой мысли и MMT . Когда процентные ставки равны нулю, нет различия между выпуском долга, который в противном случае повлек бы за собой процентные расходы, и печатанием денег, что, как предполагают учебники, не влечет за собой процентных расходов. При нулевой процентной ставке «не имеет значения, финансируете ли вы за счет денег или за счет долга», — сказал г-н Бланшар на недавнем вебинаре.

Но на этом сравнение заканчивается. В то время как сторонники MMT хотят, чтобы центральный банк постоянно удерживал процентные ставки на нулевом уровне, другие основные экономисты выступают за экспансионистскую фискальную политику именно потому, что они хотят повышения процентных ставок.Это, в свою очередь, позволяет возобновить движение денежно-кредитной политики.

Третья школа мысли, которая фокусируется на отрицательных процентных ставках, является наиболее радикальной. Его беспокоит, насколько процентные ставки останутся ниже темпов экономического роста, как заявил г-н Бланшар. Его сторонники относятся к налогово-бюджетным стимулам, финансируемым за счет долга или за счет создания денег центральным банком, с некоторым подозрением, поскольку оба оставляют счета на будущее.

Побочным эффектом QE является то, что он оставляет центральный банк неспособным повышать процентные ставки, не выплачивая проценты за огромное количество электронных денег, хранящихся у банков.Чем больше денег он напечатает для покупки государственных облигаций, тем больше денег будет размещено на нем. Если краткосрочные ставки вырастут, повысится и законопроект центрального банка о «процентах по резервам». Другими словами, центральный банк, создающий деньги для финансирования стимулов, с экономической точки зрения делает нечто удивительно похожее на правительство, выпускающее долговые обязательства с плавающей ставкой. А центральные банки, в конечном счете, являются частью правительства.

Значит, бесплатных обедов нет. «Чем выше непогашенный QE как доля в общем государственном долге, тем больше правительство подвержено колебаниям краткосрочных процентных ставок», — пояснил в недавнем выступлении Гертян Влиге из Банка Англии.Еще одна проблема заключается в том, что в ближайшие десятилетия правительства столкнутся с еще большим давлением на свои бюджеты со стороны пенсионных расходов и расходов на здравоохранение, связанных со старением населения, инвестициями в борьбу с изменением климата и любыми дальнейшими катастрофами в форме COVID-19. Поэтому лучший способ стимулировать экономику на постоянной основе — это не создавать бесконечные счета, которые нужно будет оплачивать, когда ставки снова поднимутся. Это отрицательная процентная ставка.

Ожидание продвижения

Некоторые процентные ставки уже незначительно отрицательны.Базовая ставка Швейцарского национального банка составляет -0,75%, в то время как некоторые ставки в зоне евро, Японии и Швеции также находятся в минусе. Но такие, как Кеннет Рогофф из Гарвардского университета и Виллем Буйтер, бывший главный экономист банка Citigroup, предполагают, что процентные ставки будут на уровне -3% или ниже — гораздо более радикальное предложение. Чтобы стимулировать расходы и заимствования, эти ставки должны были бы распространиться на всю экономику: на финансовые рынки, на проценты по банковским кредитам, а также на депозиты в банках, которые со временем должны будут сокращаться.Это будет препятствовать сбережению — в конце концов, в депрессивной экономике слишком много сбережений является фундаментальной проблемой, — хотя легко представить себе отрицательные процентные ставки, вызывающие ответную реакцию популистов.

Многие люди также захотят забрать свои деньги из банков и засунуть их под матрац. Следовательно, для того, чтобы эти предложения стали эффективными, потребуется радикальная реформа. Существуют различные идеи, как это сделать, но метод грубой силы состоит в том, чтобы отменить, по крайней мере, банкноты высокого достоинства, что делает хранение больших количеств наличных денег дорогостоящим и непрактичным.Г-н Рогофф предполагает, что в конечном итоге наличные могут существовать только в виде «увесистых монет».

Отрицательные ставки также создают проблемы для банков и финансовой системы. В статье, опубликованной в 2018 году, Маркус Бруннермайер и Янн Коби из Принстонского университета утверждают, что существует «обратная процентная ставка», ниже которой снижение процентных ставок фактически сдерживает банковское кредитование, нанося вред экономике, а не стимулируя ее. Ниже определенной процентной ставки, которая, как показывает опыт, должна быть отрицательной, банки могут не захотеть передавать снижение процентных ставок своим вкладчикам, опасаясь побудить раздраженных клиентов перевести свои депозиты в конкурирующий банк.Сильно отрицательные процентные ставки могут свести на нет прибыли банков даже в безналичной экономике.

Возьмите то, что принадлежит им

Однако несколько факторов могут сделать экономику более благоприятной для отрицательных ставок. Денежные средства сокращаются — еще одна тенденция — ускорение пандемии. Банки становятся менее важными для финансирования, поскольку на рынках капитала происходит все больше посредничества (см. Статью). На рынки капитала, отмечает г-н Буйтер, аргумент о «скорости разворота» не влияет. Между тем центральные банкиры раздумывают над идеей создания своих собственных цифровых валют, которые могли бы действовать как депозитные счета для населения, позволяя центральному банку выплачивать или взимать проценты по депозитам напрямую, а не через банковскую систему.Кампания Джо Байдена за Белый дом включает аналогичные идеи, которые позволят ФРС напрямую обслуживать тех, у кого нет частного банковского счета.

Директивным органам теперь необходимо взвесить риски, чтобы сделать выбор в постковидном мире: широко распространенное вмешательство центрального банка в рынки активов, продолжающийся рост государственного долга или встряска финансовой системы. Однако все большее число экономистов опасаются, что даже этих радикальных изменений недостаточно. Они утверждают, что существуют более глубокие проблемы, которые могут быть решены только структурной реформой.

Новая статья Атифа Миана из Принстонского университета, Людвига Штрауба из Гарвардского университета и Амира Суфи из Чикагского университета развивает идею о том, что неравенство снижает спрос в экономике. Они утверждают, что точно так же, как неравенство создает потребность в стимулах, стимул в конечном итоге создает еще большее неравенство. Это связано с тем, что это приводит к увеличению задолженности экономики либо потому, что низкие процентные ставки побуждают домохозяйства или фирмы брать ссуды, либо потому, что у правительства наблюдается дефицит. Как государственная, так и частная задолженность передает доход богатым инвесторам, владеющим долгом, тем самым еще больше снижая спрос и процентные ставки.

Световые тенденции последних десятилетий, заключающиеся в усилении неравенства, более высоком соотношении долга к ВВП и более низких процентных ставках, таким образом, усиливают друг друга. Авторы утверждают, что выход из ловушки «требует рассмотрения менее стандартной макроэкономической политики, например политики, ориентированной на перераспределение, или политики, сокращающей структурные источники высокого неравенства». Одним из этих «структурных источников высокого неравенства» может быть отсутствие конкурентоспособности. Крупному бизнесу с зависимыми рынками не нужно инвестировать столько, сколько им пришлось бы, если бы они столкнулись с усилением конкуренции.

Новый рабочий документ Анны Стэнсбери, также из Гарвардского университета, и г-на Саммерса отвергает эту точку зрения и вместо этого обвиняет рабочих в снижении переговорных позиций на рынке труда. По мнению авторов, этим можно объяснить всевозможные тенденции американской экономики: снижение (до середины 2010-х годов) доли доходов работников, сокращение безработицы и инфляции, а также высокую прибыльность корпораций. По их мнению, владельцы бизнеса могут иметь больше шансов сберечь, чем работники, поэтому по мере роста корпоративных доходов совокупные сбережения увеличиваются.

Г-жа Стэнсбери и г-н Саммерс отдают предпочтение такой политике, как укрепление профсоюзов или продвижение «механизмов корпоративного управления, которые увеличивают власть работников». Они утверждают, что такую ​​политику «необходимо тщательно рассмотреть в свете возможных рисков роста безработицы». Более многообещающими могут быть идеи по увеличению власти работников как отдельных лиц. Один из них — укрепить систему безопасности, которая повысит переговорные позиции рабочих и их способность избегать непривлекательных условий труда.

В недавней книге Мартин Сандбу, обозреватель Financial Times , предлагает заменить не облагаемые налогом надбавки к заработной плате небольшими универсальными базовыми доходами. Другая идея — усилить правоприменение существующего трудового законодательства, которое в настоящее время является слабым во многих богатых странах. Также поможет более жесткое регулирование слияний и поглощений для предотвращения образования новых монополий.

Все эти новые идеи теперь будут конкурировать за место в политической среде, в которой изменения внезапно кажутся гораздо более возможными.Кто бы мог предположить всего шесть месяцев назад, что заработная плата десятков миллионов рабочих по всей Европе будет выплачиваться за счет государственных отпусков или что семь из десяти американских людей, потерявших работу во время рецессии, будут зарабатывать больше за счет страхования по безработице. оплаты, чем они сделали на работе? Благодаря массовой финансовой помощи, «роль государства в экономике, вероятно, будет значительно выше», — говорится в сообщении BIS .

Говоря о революции

Многие экономисты хотят именно такого государственного вмешательства, но оно чревато явными рисками.Правительства, которые уже несут большие долги, могут решить, что беспокойство по поводу дефицита — это удел слабаков и что независимость центрального банка не имеет значения. Это могло, наконец, спровоцировать высокую инфляцию и стать болезненным напоминанием о преимуществах старого режима. Реформы финансового сектора могут иметь неприятные последствия. Более широкое перераспределение может вывести экономику из состояния паники, как это описывают г-н Суфи, г-жа Стэнсбери и их коллеги, — но высокие налоги могут в равной степени препятствовать занятости, предпринимательству и инновациям.

Переосмысление экономики — это возможность. В настоящее время растет консенсус в отношении того, что жесткие рынки труда могут дать рабочим больше возможностей на переговорах без необходимости значительного расширения перераспределения. Уравновешенная переоценка государственного долга может привести к зеленым государственным инвестициям, необходимым для борьбы с изменением климата. И правительства могут начать новую эру финансов, предполагающую больше инноваций, более дешевое финансовое посредничество и, возможно, денежно-кредитную политику, которая не ограничивается наличием физических денег.Ясно одно: старая экономическая парадигма выглядит утомленной. Так или иначе, грядут перемены. ■

Примечание редактора: некоторые из наших репортажей о covid-19 бесплатны для читателей The Economist Today , нашего ежедневного информационного бюллетеня. Чтобы узнать больше и узнать о нашем трекере пандемии, посетите наш хаб

Эта статья появилась в разделе «Брифинг» печатного издания под заголовком «Начнем заново»

Пять положительных результатов кейнсианской экономики | Малый бизнес

Автор Chron Contributor Обновлено 15 сентября 2020 г.

Британский экономист Джон Мейнард Кейнс (1883-1946) написал свой основополагающий труд «Общая теория занятости, процента и денег» в 1935 году.Эта книга на протяжении десятилетий была краеугольным камнем экономической практики многих стран, в том числе США. Это потому, что, следуя модели Кейнса, нация получает множество экономических выгод. К ним относятся рост занятости, стабильная банковская отрасль и инструменты для мониторинга экономического результата страны.

Однако кейнсианская экономика не является идеальной экономической моделью. На самом деле, у кейнсианской экономики есть множество плюсов и минусов. Кейнс считал, что правительство должно управлять потребительским спросом с помощью политики и налогообложения, тем самым избегая инфляции и безработицы — результатов слишком большого и слишком малого спроса соответственно.Согласно Investopedia, кейнсианская экономика отличается от экономики предложения, экономической системы, которая возлагает на инвесторов и предпринимателей бремя роста экономики.

Более высокий уровень занятости

Среди многочисленных плюсов и минусов кейнсианской экономики одним из наиболее заметных преимуществ является более высокий уровень занятости, поддерживаемый экономической моделью. В периоды рецессии занятость сокращается, а уровень безработицы стремительно растет, поскольку предприятия сокращают размер своей рабочей силы.Затем отсутствие работы снижает потребительский спрос на продукты и услуги, поскольку семьи затягивают пояса. Таким образом создается опасная нисходящая спираль.

Когда правительство вмешивается, чтобы финансово стимулировать бизнес, эти компании снова начинают нанимать сотрудников. Когда правительство инвестирует в проекты общественных работ, они напрямую увеличивают занятость. Оба метода останавливают нисходящую спираль.

Стабилизация банковской отрасли

Как явствует из рецессии 2008–2009 годов, нестабильность в американской экономике привела к тому, что банки и другие кредитные учреждения ужесточили условия кредитования.Без доступа к финансированию запуск и рост малого бизнеса остановились, а отрасль недвижимости пострадала из-за трудностей с получением ипотеки. Когда правительство вмешивается, чтобы гарантировать ссуды, кредиторы более уверены в предоставлении капитала, необходимого как на деловом, так и на потребительском рынках.

Аргумент против кейнсианской экономики, как обсуждалось в «В поисках альфы», состоит в том, что правительство может выпустить слишком много стимулирующих денег и что это чрезмерное количество рычагов может иметь разрушительные последствия.

Ужесточение контроля над государственными расходами

Хотя кейнсианская теория допускает увеличение государственных расходов во время рецессии, она также требует от правительства сдержанности в быстрорастущей экономике. Это предотвращает рост спроса, который подстегивает инфляцию. Это также заставляет правительство сокращать дефицит и откладывать на следующий цикл спада в экономике.

Инструменты для мониторинга экономического производства

Одна из целей Кейнса заключалась в том, чтобы иметь возможность отслеживать общий объем экономического производства страны, действие, которое в то время еще не проводилось в Америке или Англии.Кейнс разработал предшественник валового национального продукта, в котором состояние экономики можно измерить по ее производству по сравнению с ее производственными мощностями. Понимая и измеряя эти индикаторы, правительство может лучше прогнозировать рецессионные и инфляционные циклы и, таким образом, лучше подготовлено для своевременного вмешательства в негативные ситуации.

Умеренность процентных ставок

В условиях чрезмерно стимулированного экономического цикла спрос на ссуды для увеличения потребления и инвестиций превышает возможности кредиторов по их предоставлению.Это вызывает повышение процентных ставок, разжигая инфляцию. Согласно кейнсианской теории, государственные расходы на таком рынке сокращаются, что снижает общий спрос на ссуды и снижает процентные ставки и, в конечном итоге, инфляцию.

Энциклопедия кейнсианской экономики, второе издание

Дополнительная информация

Это тщательно отредактированное и обновленное второе издание получившего высокую оценку авторитетного справочника знакомит с основными концепциями в области кейнсианской экономики.

В обширной энциклопедии представлены доступные, информативные и провокационные статьи ведущих международных ученых, работающих в традициях Кейнса. Он объединяет широко разрозненные, но теоретически совпадающие идеи, представляет краткие биографии экономистов, которые внесли свой вклад в дебаты о Кейнсе и кейнсианской революции, а также обрисовывает в общих чертах основные принципы, модели и инструменты, используемые для обсуждения экономических последствий Общей теории. В более длинных статьях по конкретным темам, связанным с Кейнсом и кейнсианской революцией, более подробно анализируются основные факторы, которые способствовали созданию «Общей теории», экономики Кейнса, а также подъема и очевидного упадка кейнсианской экономики.

Второе издание гарантирует, что Энциклопедия кейнсианской экономики останется лучшим единым справочным источником по кейнсианской экономике и будет по-прежнему приветствоваться академиками, студентами и преподавателями экономики, а также учеными в смежных областях социальных наук и лицами, определяющими политику правительства.

Признание критиков

Признание за первое издание:

«Этот легкий для чтения сборник. . . рассказывает всю историю. Энциклопедия, наполненная короткими, хорошо написанными статьями, охватывает имена и идеи, которые предшествовали Кейнсу, которые сделали его работу центром профессии и в конечном итоге вытеснили его там.. . Есть отличные и неожиданные статьи об австрийской школе, лозаннской школе и эффекте Рикардо. Есть хорошо выполненные работы по всем основным теоретическим моделям, лежащим в основе кейнсианства. . . [этот] том был составлен хорошо. Редакторы заслуживают особой похвалы за то, что позволили каждому участнику рассказать свою историю. Те, кто противостоит идеям Кейнса, представлены так же хорошо, как и те, кто несет за него факел. Эта беспристрастность помогает гарантировать, что объем действительно репрезентативен и позволит пользователям получить полное представление о жизни и временах кейнсианской экономики.«
— Брэдли В. Бейтман, Гриннелл-колледж, США

». Книга также представляет определенный интерес для серьезных ученых, отчасти потому, что она включает биографии многих экономистов, слишком молодых, чтобы быть включенными в New Palgrave, таких как Дорнбуш, Фишер, Гершель Гроссман, Крегель, Лукас и Роберт Таунсенд. Она также включает в себя несколько очень интересных длинных эссе ».
— Питер Ховитт, The Economic Journal

« Эта книга представляет собой прекрасное изложение многих направлений «кейнсианской» мысли как до, так и после 1936 года.Его хорошо продуманные статьи стараются сделать явными предположения и фундаментальные различия между теориями, которые слишком часто скрываются родителями и сторонниками конкретных теорий в своем рвении по продвижению универсальности идей. Едва ли найдется статья, которая страдала бы многословием и повторением; не злоупотребляют ограниченным временем читателя ».
— Элизабет Вебстер, Economic Record

« Этот рецензент нашел использование этого источника воодушевляющим и наделенным дополнительным интересом в свете дискуссии 1997 года о включении или невключении кейнсианской экономики во вводные учебники по экономике.Следует аплодировать редакторам за помощь в сохранении части интеллектуального наследия ».
— Богдан Мечковски, American Reference Books

« Это лучший единый справочный источник по кейнсианской экономике, который будет приветствоваться студентами и преподавателями экономики, а также ученые в смежных социальных науках и лица, определяющие государственную политику. ‘
— Educational Book Review

Авторы

Авторы: Дж. Адамс, M.S. Агирре, К. Амслер, Д.А. Андерсон, Дж. Ашхейм, Х.Азари-Рад, Дж. Барбур, Б. Бехтольд, С.Е. Бек, Д. Бесоми, Р.А. Блэк, C.E. Bohanon, B.W. Больч, М.Д. Бордо, Б.М. Браун, В. Брейт, Т.А. Burczak, N.J. Burnett, D.A. Кэмпбелл, Т. Капорале, К. Кэри, Т. Кейт, С. Чаппл, Г. Р. Кристенсен, Н. Черчман, Г. Э. Clayton, D. Colander, J. Cornwall, W. Darity Jr., J.B. Davis, R.W. Dimand, S. Dow, A.K. Датт, Б. Элмсли, Д. Финдли, Дж. Флек, Дж. Л. Форд, К.С. Фрейли, Э. Гамбер, Р.У. Гаррисон, М. Гисбрехт, Г. Гилберт, М.Дж. Гётцайт, Ф. Го, П. Греневеген, Ф.Го, Л.Дж. Хабер, Д.Л. Хэммс, Г. Харкорт, Р.Л. Хетцель, Д.Дж. Хоаас, Б. Хоббс, Р. Холт, Л.М. Хукс, Дж.Б. Горовиц, Ю.С. Хуанг, Т. Хамфри, W.K. Хатчинсон, Дж.П. Якобсен, С.А.Якобсен, Д.В. Янсен, M.C.W. Янссен, А. Джон, Л. Джонсон, Л. Джонунг, В. Капурия-Форман, С. Кейтс, А. Клайн, В. Кумар, W.E. Laird, D. Landreth, H. Landreth, R. Leeson, R.D. Ley, A. Maneschi, J.N. Маршалл, П. Мэтьюз, М.Дж. МакКрикард, Р. Маккалох, Э.Дж. McKenna, A. Millmow, P. Mizen, D.E. Моггридж, М.Монтгомери, Г. Мур, Дж. Морган, А. Моштаг, Л. Мосс, Н. Ноубл, Л. Нойд, Р.И. Обар, Т. Паливос, Д. Пападимитриу, J.E. Payne, T.P. Potiowsky, J.R. Presley, M. Rahnama-Moghadam, L. Ramrattan, S. Rashid, R.J. Ротейм, Х. Самавати, В.Дж. Самуэльс, П.А. Самуэльсон, Р.Дж. Sandilands, F. Schneider, L. Servén, Y. Shionoya, S. Simkins, N.T. Скаггс, Р. Скидельски, Р. Солоу, Л. Спектор, Ф. Steindl, Q. Su, L.P. Syll, M. Szenberg, G.S. Tavlas, H.-M. Траутвайн, Х. Удзава, Х.Р. Ване, К.И. Вон, А.И. Верамаллай, Д.А. Уокер, К. Уоллер, Л.С. Уилсон, Дж. Вуд, Л. Рэй, W.P. Йохе, Дж. Янг, округ Колумбия Заннони,

Содержание

Содержание:

Введение во второе издание

Гипотеза абсолютного дохода
Принцип акселератора
Экли, Хью Гарднер
Механизмы корректировки базовой классической и кейнсианской моделей
Модель совокупного спроса – совокупного предложения и диаграмма
Arrow, Austrian School of
, Austrian School of 9022 Экономика
Автоматические стабилизаторы

Платежный баланс: кейнсианский и монетаристский подходы
Баумоль, Уильям Дж.
Bloomsbury Group
Boulding, Kenneth E.
Bretton Woods
Brown, Arthur J.
Brunner, Karl
Burns, Arthur F.
Business Cycle Theory (I)
Business Cycle Theory (II)

Cagan, Phillip D.
Cambridge Circus
Cassel, Gustav
Champernowne, David G.
Chicago School of Economics
Clark, Colin
Classical Economics
Clower, Robert W.
Потребление и функция потребления
Неудачи координации и кейнсианская экономика
Crowding Out
Currie

Дэвидсон, Пол
Дефицит: циклический и структурный
Управление спросом
Великая депрессия
Диллард, Дадли
Домар, Эвси Д.
Дорнбуш, Рудигер
Гипотеза двойного решения
Динамические стохастические модели общего равновесия

Эконометрические модели, макроэкономика
Экономическая теория Кейнса и его революции, Ключевые элементы экономики
, Искусство
Эджворт, Фрэнсис Ю. Закон о занятости 1946 года
Ожидания, теории

Феллнер, Уильям Дж.
Фискальная политика
Фишер, Стэнли
Фридман, Милтон
Фриш, Рагнар
Бюджет полной занятости
Функциональные финансы

Гэлбрейт, Джон К.
Gesell, Silvio
Государственные инвестиционные программы (Социализация инвестиций)
Grossman, Herschel I.

Haavelmo, Trygve
Hahn, Frank H.
Hansen, Alvin H.
Harcourt, Geoff C.
Harrod, Sir Roy
Hawtrey , Сэр Ральф
Хайек, Фридрих А. фон
Хекман, Джеймс Дж.
Хеллер, Уолтер В.
Хендерсон, сэр Хьюберт Д.
Хикс, сэр Джон Р.

Политика доходов
Инфляция
Процент, теории
международного клиринга Модель и схема Union
IS / LM

Johnson, Harry Gordon
Jorgenson, Dale W.

Кан, лорд Ричард Ф.
Калдор, лорд Николас
Калецки, Михал
Кейнс, Джон Мейнард
Кейнс, Джон Н.
Кейнс и вероятность
Кейнс, Влияние Берка и Мура на
Кейнса ?, Что осталось от
? Кейнсианская экономика, деятельность по учету национального дохода и
Кейнсианский крест
Кейнсианская экономика, финансовый дефицит в
Кейнсианских показателях
Кейнсианская революция
Кейнсианство в Америке
Клейн, Лоуренс Р.
Крегель, Ян А.
Кузнец, Саймон

Лозанна, Школа
Лейонхуфвуд, Аксель
Последний кредитор
Леонтьев, Василий В.
Лернер, Абба П.
Гипотеза жизненного цикла
Липси Ликвидность, Ричард Г.
Ловушка
Лукас-младший, Роберт Э.
Лукас Критик
Лундберг, Эрик

Махлуп, Фриц
Малинво, Эдмонд
Марковиц, Гарри М.
Маршалл, Альфред
Маршалл и Кейнс
Макфадден, Дэниэл Э. Мидден
Мельцер, Аллан Х.
Мертон, Роберт С. и Майрон С. Скоулз
Мецлер, Ллойд А.
Микроэкономические основы макроэкономики
Мински, Хайман П.
Модильяни, Франко
Денежно-кредитная политика
Монетизация (федерального) долга
Деньги
Эффект мультипликатора
Манделл, Роберт А.
Модель Манделла – Флеминга
Myrdal, Gunnar

Неоклассический синтез (ублюдочный кейнсианство)
Новая классическая школа экономики
Новая кейнсианская макроэкономика
Нимейер, сэр Отто Э.

Ohlin, Bertil
Okun, Arthur M.
Закон Окуна

Гипотеза постоянного дохода
Phillips, A.W.H.
Кривая Филлипса
Пигу, Артур К.
Пост-кейнсианская школа экономики
Пост-вальрасовская экономика
Теория перспектив

Количественная теория денег

Эффект реального баланса
Гипотеза относительного дохода
Эффект Роберто-Рикардо 6, Лорд Рикардо
, Сэр Деннис Х.
Робинсон, Джоан
Ротшильд, Курт В.

Samuelson, Paul A.
Say’s Law
Schumpeter, Joseph A.
Schwartz, Anna J.
Shackle, G.L.S.
Шарп, Уильям Ф.
Солоу, Роберт М.
Сраффа, Пьеро
Стейн, Герберт
Стокгольмская школа экономики
Стоун, сэр Джон Ричард Н.
Структурированные финансовые продукты
Свон, Тревор В.

Таршис, Лори
Тобин , Джеймс
Таунсенд, Роберт
Treasury View

Viner, Jacob

Weintraub, Sidney
White, Harry D.
Wicksell, Knut

Кейнсианская экономика — Энциклопедия Нового Света

В экономике Кейнсианская экономика , также Кейнсианство и Кейнсианская теория , основана на идеях британского экономиста двадцатого века Джона Мейнарда Кейнса. Согласно кейнсианской экономике, государственный сектор или государство могут стимулировать экономический рост и повышать стабильность в частном секторе — например, посредством процентных ставок, налогообложения и государственных проектов.

Теории, лежащие в основе кейнсианской экономики, были впервые представлены в публикации The General Theory of Employment, Interest and Money , опубликованной в 1936 году. Это было его объяснение причины Великой депрессии, за которую он был заслуженно наиболее известен. . Хотя кейнсианские теории больше не придерживаются многих пунктов оригинальной или даже более поздней работы Кейнса, именно благодаря их постоянным изменениям и развитию они продолжают господствовать сегодня.

Обзор

Согласно теории Джона Мейнарда Кейнса, некоторые действия отдельных лиц и фирм на микроуровне — если их предпринимать коллективно — могут привести к совокупным макроэкономическим результатам, при которых экономика функционирует ниже своего потенциального объема производства и роста.Такая ситуация ранее называлась экономистами-классиками всеобщим перенасыщением. Следуя закону Сэя, предложение создает собственный спрос, экономисты-классики полагали, что «всеобщее перенасыщение», следовательно, невозможно. Кейнс утверждал, что общее перенасыщение произойдет, когда совокупный спрос на товары окажется недостаточным, что приведет к экономическому спаду. Это приведет к неоправданно высокому уровню безработицы и потере потенциального объема производства.

Кейнс утверждал, что безработицу можно легко вылечить за счет государственных дефицитных расходов и что инфляцию можно сдержать с помощью профицита государственных налогов (Rothbard 2008).Другими словами, он утверждал, что государственная политика может быть использована для увеличения совокупного спроса, тем самым увеличивая экономическую активность и сокращая высокий уровень безработицы и дефляции.

Основным понятием, используемым в его теории, является совокупный национальный доход, который определяется как денежная стоимость национального производства товаров и услуг в течение определенного периода времени. Он также равен совокупному доходу, полученному физическими лицами в течение периода (включая нераспределенную прибыль корпораций).Макроэкономические теории Кейнса были разработаны в контексте массовой безработицы в Великобритании 1920-х годов и в Америке 1930-х годов.

Кейнсианская модель

Основное уравнение кейнсианской системы:

совокупный доход = совокупные расходы

Это означает, что единственный способ получить доход в денежной форме для любого другого человека — это потратить его равную сумму. И наоборот, каждое расходование одного человека приводит к эквивалентному денежному доходу для кого-то другого.В любом случае расходы и только расходы могут создавать денежный доход.

Совокупные расходы подразделяются на два основных типа:

  • Окончательные затраты на товары и услуги, которые были произведены в течение периода, что равняется потреблению.
  • Затраты на средства производства этих товаров, равные инвестициям.

Таким образом, денежный доход создается решениями о расходах, состоящими из решений о потреблении и инвестиционных решений.

Эта взаимосвязь между совокупным доходом и потреблением считается стабильной и фиксируется привычками потребителей. В математике кейнсианской теории совокупное потребление (и, следовательно, совокупные сбережения) является стабильной пассивной функцией дохода. Это называется функцией потребления.

Например, согласно функции потребления, мы можем сказать, что потребление составляет 90 процентов дохода. Таким образом, сбережения будут равны 10 процентам дохода.

Потребительские расходы, таким образом, пассивно определяются уровнем национального дохода.Однако инвестиционные расходы, согласно Кейнсу, составляют , независимо от национального дохода (Rothbard 2008).

Таким образом:

доход = независимые расходы (частные инвестиции + государственный дефицит) + расходы на пассивное потребление.

Используя нашу иллюстративную функцию потребления, доход = независимые расходы + 90 процентов дохода, тогда доход равен десятикратным независимым расходам.

Точно так же уменьшение самостоятельных расходов приведет к десятикратному падению доходов.

Этот эффект «мультипликатора» на доход достигается за счет любого типа независимых расходов — будь то частные инвестиции или государственный дефицит (например, проблемы внешней торговли). Следовательно, государственный дефицит и частные инвестиции имеют одинаковый экономический эффект.

Предполагается, что функция потребления (и, следовательно, функция сбережений) постоянна на всем протяжении, в то время как уровень инвестиций постоянен, по крайней мере, до тех пор, пока не будет достигнуто равновесие. Это предположение подразумевает, что:

Существующее состояние всех технологий, существующая эффективность, количество и распределение всего труда, существующее количество и качество всего оборудования, существующее распределение национального дохода, существующая структура относительных цен, существующие ставки денежной заработной платы, и существующая структура потребительских вкусов, природных ресурсов, экономических и политических институтов тоже неизменна (Rothbard 2008).

Из этого следует, что каждому уровню национального дохода соответствует уникальный, определенный объем занятости. Чем выше национальный доход, тем больше будет объем занятости, пока не будет достигнуто состояние «полной занятости». После достижения уровня полной занятости более высокий денежный доход будет означать только рост цен без увеличения физического объема производства (реального дохода) и занятости.

Кроме того, доход ниже этого уровня «полной занятости» будет означать крупномасштабную безработицу; доход выше будет означать высокую инфляцию цен.

Нет никаких оснований предполагать, что этот равновесный уровень дохода, определенный на свободном рынке, будет совпадать с уровнем дохода «полной занятости». Может быть более или менее. Таким образом, должно быть задействовано правительство. Если в системе он ниже уровня «полной занятости», государство может проводить дефицитные расходы до тех пор, пока не будет достигнут желаемый уровень дохода.

Кейнс утверждал, что выходом из депрессии было стимулирование экономики («побуждение к инвестированию») посредством некоторой комбинации двух подходов:

  • Снижение процентных ставок.
  • Государственные инвестиции в инфраструктуру.

Вливание дохода приводит к увеличению расходов в экономике в целом, что, в свою очередь, стимулирует рост производства и инвестиций, включая еще больший доход, расходы и т. Д. Первоначальное стимулирование запускает каскад событий, общий рост экономической активности которых кратен первоначальным инвестициям (Blinde 2002).

Кейнс и классическая экономика

Заработная плата и расходы

Во время Великой депрессии классическая теория определяла экономический коллапс как просто потерянный стимул к производству.Причиной массовой безработицы была только высокая и жесткая реальная заработная плата.

Кейнсианская связь между доходом и занятостью зависит от предположения о том, что методы (или технологии), количество и качество оборудования, а также эффективность и ставка заработной платы фиксированы на длительные периоды времени.

Другими словами, «допущение постоянных ставок денежной заработной платы означает, что в кейнсианской модели увеличение расходов может увеличить занятость только в том случае, если ставки денежной заработной платы не повышаются, а занятость может увеличиваться только в том случае, если ставки реальной заработной платы (т.е. ставки заработной платы по отношению к ценам и прибыли) падают »(Rothbard 2008). В этом его теория согласуется с классическими экономистами. С другой стороны, и кейнсианцы, и либеральные экономисты признали, что денежные ставки заработной платы, особенно с приходом Нового курса , больше не могут свободно падать из-за монополистического государственного и профсоюзного контроля над рынком труда.

По мнению Кейнса, сокращение номинальной заработной платы будет трудно осуществить из-за законов и договоров о заработной плате. Даже экономисты-классики признавали, что они существуют; но, в отличие от Кейнса, они выступали за отмену минимальной заработной платы, союзов и долгосрочных контрактов, что повысило гибкость рынка труда.Кейнс, однако, утверждал, что люди будут сопротивляться снижению номинальной заработной платы, даже без профсоюзов, до тех пор, пока не увидят падение других заработных плат и общее падение цен.

Кейнс также утверждал, что для увеличения занятости номинальная заработная плата должна упасть на больше, чем на цен. Однако это снизит потребительский спрос, так что совокупный спрос на товары упадет. Это, в свою очередь, снизит выручку от продаж и ожидаемую прибыль. Инвестиции в новые заводы и оборудование — возможно, уже обескураженные предыдущими эксцессами — тогда станут более рискованными и менее вероятными.Сокращение заработной платы может не только повысить ожидания бизнеса, но и усугубить ситуацию (Keynes, 1936).

Далее, если бы заработная плата и цены падали, люди начали бы ожидать, что они упадут. Это может вызвать спад экономики, поскольку те, у кого есть деньги, будут просто ждать, пока падающие цены сделают их более ценными, а не тратят. Как утверждал Ирвинг Фишер в 1933 году в своей теории дефляции долга Великой депрессии , дефляция (падение цен) может сделать депрессию более глубокой, поскольку падение цен и заработной платы сделало существующие номинальные долги более ценными в реальном выражении.

Чрезмерные сбережения и процентные ставки

На инвестиции влияют уровень дохода, ожидаемая динамика будущих доходов, ожидаемое потребление и поток сбережений. Например, сокращение сбережений будет означать сокращение средств, доступных для инвестиций, тем самым ограничивая инвестиции.

Классика по сбережениям и инвестициям.

Классические экономисты утверждали, что процентные ставки упадут из-за избыточного предложения «ссудных средств». Это тоже была изначальная кейнсианская позиция, в которой он следовал как за Мальтусом, так и за Джоном А.Гобсоном (1889 г.). Первая диаграмма, адаптированная из единственного графика в The General Theory , показывает этот процесс (Einbond 1995). Предположим, что инвестиции в основной капитал в капитальные товары падают с « старый I » до « новый I » (этап a ). Во-вторых (этап b ), возникающий избыток сбережений вызывает снижение процентной ставки, устраняя избыток предложения: так что снова у нас есть сбережения ( S ), равные инвестициям. Падение процентных ставок предотвращает падение производства и занятости.

Однако позже чрезмерные сбережения стали заботой Кейнса; он считал, что чрезмерные сбережения были основной проблемой Великобритании и США в конце 1920-х годов, способствуя рецессии или даже депрессии, так что только толчок со стороны спроса мог повторно стимулировать экономику (Hutchinson 2005).

График ниже суммирует его аргументы, снова предполагая, что инвестиции в основной капитал падают (этап A ). Первый , сбережения не сильно падают при падении процентных ставок, поскольку эффекты дохода и замещения при падении ставок идут в противоположных направлениях. Второй , поскольку планируемые инвестиции в основной капитал в основном основаны на долгосрочных ожиданиях будущей прибыльности, эти расходы не сильно увеличиваются при снижении процентных ставок. Таким образом, S и I показаны на графике крутыми (неэластичными). Учитывая неэластичность как спроса, так и предложения, необходимо большое снижение процентной ставки на , чтобы закрыть разрыв между сбережениями и инвестициями. Как показано, для этого требуется отрицательная процентная ставка при равновесии (где новая линия I пересекает линию старой S ).

Кейнс о сбережениях и инвестициях.

Кейнс, как следует из графика, считал, что особенно во время депрессии снижение процентной ставки мало повлияет на сбережения. Если люди предпочитают ликвидность, сбережения не сократятся, независимо от того, каков был процент (Keynes 1936). Поскольку рецессия подрывает стимулы бизнеса к инвестициям в основной капитал. При падении доходов и спроса на продукцию желаемый спрос на фабрики и оборудование (не говоря уже о жилье) упадет.Этот эффект ускорителя снова сместил бы линию I влево, изменение не показано на диаграмме выше. Это воссоздает проблему чрезмерных сбережений и способствует продолжению рецессии. Однако некоторые кейнсианцы теперь, кажется, признают важность сбережений, даже чрезмерных сбережений, поскольку они всегда возвращаются к инвестициям (даже в следующий период времени) для экономического роста (Mankiw 1997, Bernanke 2002).

Активная фискальная политика

Особое значение в первые годы Кейнса имела фискальная политика.Теория Кейнса предполагала, что активная государственная политика может быть эффективной в управлении экономикой. Вместо того, чтобы считать несбалансированные государственные бюджеты неправильными, Кейнс выступал за то, что было названо антициклической фискальной политикой. То есть политика, которая действовала против течения делового цикла — дефицитные расходы, когда экономика страны страдает от рецессии, или когда восстановление затягивается, а безработица постоянно высока, а также подавление инфляции во время бума либо повышением налогов, либо сокращение государственных расходов.

Кейнс утверждал, что правительства должны решать проблемы в краткосрочной перспективе, а не ждать, пока рыночные силы сделают это в долгосрочной перспективе, потому что «… в долгосрочной перспективе мы все мертвы …» (Keynes 1935).

Майкл Поланьи (1945) пришел к выводу, что политические выводы из общей теории просто сводятся к утверждению, что денежная экспансия за счет снижения процентных ставок будет достаточной для увеличения производства и занятости. Однако многие из первых кейнсианцев (включая самого Кейнса) возражали против утверждения о том, что денежно-кредитная политика сама по себе достаточна для обеспечения полной занятости.В течение 1930-х годов процентные ставки значительно упали, но не было похоже, что частные инвестиции были спровоцированы на действия. Это было понятно: при таком большом количестве избыточных мощностей стимулов для создания еще большего количества мощностей было бы очень мало, даже если финансирование было бы очень дешевым.

В результате многие кейнсианцы рекомендовали, чтобы налогово-бюджетная политика, увеличивающая государственные расходы или снижая налоги, использовалась и заполняла этот пробел. Элвин Х. Хансен (1941) взял эту идею и развил свой знаменитый тезис о застое.«Грубо говоря, Хансен утверждал, что 1930-е годы представляли собой« закрытие американской границы »и что отныне будет гораздо меньше инвестиционных возможностей, чем раньше. При постоянном сокращении количества прибыльных инвестиционных проектов, — заключил Хансен, — экономика могла бы больше не полагаться на частные инвестиции для увеличения занятости, производства и роста. Правительство, как отметил Хансен, не требовало «прибыльности» для начала строительных проектов. Следовательно, фискальная политика правительства отныне будет (и должна) нести ответственность за неизменно большую долю экономической деятельности.

«Эффект мультипликатора»

Кейнс (1936) сосредоточил внимание на потребительских расходах как на главном детерминанте роста доходов, утверждая, что потребление высвобождает покупательную способность производителей и тем самым подтверждает их инвестиционные планы. По рассуждению Кейнса, сбережения не играют положительной роли в обеспечении средств для инвестиций:

Инвестиционный рынок может быть перегружен из-за нехватки наличных денег. Он никогда не может стать перегруженным из-за нехватки сбережений (Keynes 1937, 669)

Сбережение не имеет особой эффективности по сравнению с потреблением в высвобождении наличных денег и восстановлении ликвидности (Keynes 1938, 321).

Расходы на потребление, таким образом, являются средством, с помощью которого первоначальная сумма расходов создает эффект мультипликатора. В упрощенной модели

  • [ДЕЛЬТА] Y = k [ДЕЛЬТА] Z = (1 / с) [ДЕЛЬТА] Z,

где Y — номинальный доход (ВВП), k — множитель, s — предельная склонность к сбережениям, а Z некоторые «автономные» расходы, такие как инвестиции или государственные расходы, не зависящие от внутренних сбережений. Кейнс (1933, 1936), развивая предыдущий аргумент Ричарда Кана (1931), таким образом возвышает потребительские расходы до магического значения в макроэкономическом анализе, вопреки классическому упору на производство и сбережения для инвестиций, чтобы способствовать росту производства. и занятость.Такие популярные утверждения, как «текущий экономический рост США обусловлен потребительскими расходами», также отражают кейнсианский взгляд на мультипликатор (Akhiaphor, 2001).

последователей Кейнса

Кейнсианцы Кембриджа, также известные как Кембриджский цирк, относятся к группе британских экономистов, вдохновленных общей теорией Джона Мейнарда Кейнса. Пятеро членов Кембриджа — Джоан Робинсон, Ричард Кан, Пьеро Сраффа, Остин Робинсон и посетивший его Джеймс Эдвард Мид — начали встречаться, чтобы обсудить «Трактат о деньгах » Кейнса, когда он был опубликован в 1930 году.Они продолжали встречаться и обсуждать последовательные черновики его общей теории , прежде чем она была опубликована. Фактически, именно их вопросы, споры и общее оспаривание ортодоксальных экономических предположений привели к «революции» в экономическом мышлении, характерной для «Общей теории » Кейнса, когда она была опубликована в 1936 году (Pasinetti 2007).

Географически более удаленными, но не менее важными для дальнейшего развития кейнсианской экономики были современные молодые экономисты из других университетов Англии в то время.Среди них были Рой Ф. Харрод из Оксфорда, Николас Калдор и Джон Хикс из Лондонской школы экономики (LSE). Они были первыми, кто расширил работу Кейнса и сделал ее известной за пределами Кембриджа.

Джоан Робинсон

Джоан Робинсон (1903–1983) олицетворяла «Кембриджскую школу» в большинстве ее выпусков двадцатого века: как передовой маршаллианец до и после 1936 года; как один из первых и наиболее ярых кейнсианцев и, наконец, как один из лидеров неорикардианской и посткейнсианской школ.Ранние работы Робинсона, как правило, были фундаментальными расширениями неоклассической теории, такими как ее разъяснительная статья о неоклассической теории распределения предельной производительности (1934). Тем не менее, она быстро изменила положение, чему способствовала «Общая теория » Кейнса. Как участник «Цирка» Кейнса в Кембридже во время написания этого трактата, Робинсон произвел раннее правдивое изложение теории Кейнса (1936, 1937). Хотя и не совсем очарованный трудовой теорией стоимости, Робинсон 1942 г. «Очерк марксистской экономики » был одним из первых исследований, в которых Карл Маркс всерьез принимался как экономист.

Остин Робинсон

Остин Робинсон (1897–1993) был мужем Джоан Робинсон, а также экономистом в Кембридже. Близкий соратник Кейнса, Робинсон работал помощником редактора в период Кейнса в качестве редактора Economic Journal ; после выхода Кейнса на пенсию в 1944 году Робинсон стал редактором журнала вместе с Роем Харродом.

Ричард Кан

Ричард Кан (1905–1989) был учеником Кейнса, который затем преподавал в Кембридже.Он был вовлечен в генезис работы Джоан Робинсон о несовершенной конкуренции. Возможно, наиболее заметным вкладом Кана в экономику был его принцип мультипликатора — отношения между увеличением совокупных расходов и увеличением чистого национального продукта (выпуска). Эффект мультипликатора относится к идее о том, что первоначальный рост расходов может привести к еще большему увеличению национального дохода. Другими словами, первоначальное изменение совокупного спроса может вызвать дальнейшее изменение совокупного выпуска экономики.Увеличение совокупных расходов (например, государственных расходов) вызывает увеличение выпуска (или доходов). Этот множительный эффект стал центральным элементом общей теории Кейнса . Кан был «фундаменталистом» кейнсианца и категорически отвергал попытки объединить неоклассическую и кейнсианскую экономику, которые расходились с исходным посланием Общей теории .

Пьеро Сраффа

Пьеро Сраффа (1898–1983) был доставлен Кейнсом в Кембридж в 1920-х годах.Сраффа иногда считался «тайным марксистом». Он был частью легендарной «кафетерийской группы», которая исследовала «Трактат о вероятности » Кейнса 1921 года. Сраффа присоединился к Кейнсу против Фридриха Хайека в дебатах о экономическом цикле. Сраффа Производство товаров с помощью товаров (1960) возглавил неорикардианскую школу в Кембридже и других местах в 1960-х и 1970-х годах.

Николас Калдор

Работа Джоан Робинсон о росте идет параллельно и дополняет работу Николаса Калдора (1908–1986).Вместе они разработали так называемую «Кембриджскую теорию роста». После того, как в 1936 г. появилась «Общая теория » Кейнса , Калдор отказался от своих корней в LSE и присоединился к кейнсианской революции. Его основополагающий вклад в кейнсианскую теорию включает концепцию «собственной процентной ставки» и динамические эффекты спекуляции (Kaldor 1939). Результатом его интенсивных дебатов с Фридрихом Хайеком стало построение им «кембриджского» подхода к теории роста (Kaldor 1961, 1962), который задействовал несколько рикардианских концепций и стал центральным в неорикардианской и посткейнсианской теории.

Рой Харрод

Рой Харрод (1900–1978), экономист из Оксфорда, также входил в круг корреспондентов Кейнса. Его призыв к «динамическому», а не «статическому» подходу к экономическим вопросам был вкладом Оксфорда, принятым лишь позже кембриджскими экономистами. В его карьере произошли самые странные повороты. Двухлетняя задержка (с 1928 по 1930 год) в публикации Кейнсом (тогда редактором журнала Economic Journal ) оригинальной «кривой предельного дохода» Харрода отрицала первенство оксфордских экономистов в этой области.Другое независимое открытие Харрода (1931), по сути, долгосрочный конверт кривых краткосрочных средних затрат, также осталось незамеченным — заслуга была присуждена Джейкобу Винеру. В той же статье он изложил аналитические основы теории несовершенной конкуренции, за что взяла должное Джоан Робинсон. Наконец, лавры его замечательной модели мультипликатора-ускорителя, разработанной в его Trade Cycle (1936), в котором уравнения модели IS-LM были записаны Харродом, были отданы математически выраженным версиям Самуэльсона и Хикса. на основе рисунка диаграммы Хикса (позднее).Хотя он провел в Кембридже лишь короткое время, его карьера была в Оксфорде, он оставался в тесном контакте до конца жизни Кейнса, выступая в качестве его официального биографа. Он опубликовал биографию Кейнса в 1951 году.

Михал Калецки

Майкл Калецки (1899-1970), хотя и не был официальным членом «Цирка», утверждал, что предвосхитил многие принципы, изложенные в «Общей теории » Кейнса . С 1929 по 1936 год он работал в Институте изучения экономических условий и цен (Instytut Bada_ Koniunktur Gospodarczych i Cen) в Варшаве, в течение которого он написал некоторые из своих самых известных работ.К сожалению, поскольку он опубликовал их на польском или французском, а не на английском языке, его вклад оставался непризнанным намного позже. Заявление Калецки о приоритете перед Кейнсом в статье 1936 года также было предано забвению, поскольку статья не была переведена на английский язык. В 1936 году он переехал в Англию, где сначала работал в Лондонской школе экономики, а затем в Кембридже, напрямую сотрудничая с Кейнсом над экономическим планом нормирования в условиях военного времени. Его более поздние работы включали в себя несколько классических и марксистских концепций, в значительной степени полагаясь на «классовый конфликт», распределение доходов и несовершенную конкуренцию — элементы, которые вдохновили кейнсианцев Кембриджа, особенно Джоан Робинсон, Николаса Калдора и Ричарда М.Гудвин, а также современная американская посткейнсианская экономика.

Критика

Как было показано выше, для того, чтобы кейнсианская модель была действительной, два основных детерминанта дохода, а именно функция потребления и независимые инвестиции, должны оставаться постоянными достаточно долго для достижения и поддержания равновесия дохода. По крайней мере, эти две переменные должны иметь возможность оставаться постоянными, даже если они, как правило, не являются постоянными в действительности. Однако суть основного заблуждения кейнсианской модели заключается в том, что эти переменные не могут оставаться постоянными в течение необходимого периода времени (Rothbard 2008).

Когда доход = 100, потребление = 90, сбережения = 10 и инвестиции = 10, предполагается, что система находится в равновесии, поскольку совокупные ожидания коммерческих фирм и общественности выполняются. В совокупности обе группы просто удовлетворены ситуацией, так что тенденции к изменению уровня доходов якобы нет. Но агрегаты имеют смысл только в мире арифметики, а не в реальном мире (Rothbard 2008).

Деловые фирмы могут получить в совокупности именно то, что они ожидали; но это не означает, что любая отдельная фирма обязательно находится в положении равновесия.Отдельные фирмы не получают совокупной прибыли. Некоторые могут получать сверхприбыли, в то время как другие, технологически и управленчески отстающие фирмы, могут нести убытки. Несмотря на то, что в совокупности эти прибыли и убытки могут нейтрализовать друг друга (что в реальном мире постоянно растущей производительности маловероятно для начала), каждой фирме придется внести свои коррективы в свой собственный опыт.

Эти корректировки (улучшения производственных процессов, новые технологии, новые продукты, которые соответствовали бы меняющимся вкусам потребителей) широко варьируются от фирмы к фирме и от отрасли к отрасли.Фактически, эти изменения в конечном итоге повлияют на всю отрасль, поскольку технологически отстающие фирмы будут преследовать предшественников.

В этой ситуации уровень инвестиций не может оставаться на уровне 10, а функция потребления не останется фиксированной, поэтому уровень дохода должен измениться. Однако ничто в кейнсианской системе не может сказать нам, как далеко или в каком направлении будет двигаться любая из этих переменных.

Точно так же в кейнсианской теории процесса адаптации к уровню равновесия, если совокупные инвестиции превышают совокупные сбережения, экономика должна расширяться до уровня дохода, при котором совокупные сбережения равны совокупным инвестициям.Однако в самом процессе расширения и технологических инноваций функция потребления (и сбережений) не может оставаться постоянной. Непредвиденная прибыль будет распределяться неравномерно (и неизвестным образом) между многочисленными коммерческими фирмами, что приведет к различным типам корректировок. Эти корректировки могут привести к неизвестному увеличению объема инвестиций. Кроме того, под влиянием расширения в экономическую систему войдут новые фирмы, что приведет к изменению уровня инвестиций.

Кроме того, по мере увеличения дохода обязательно изменяется его распределение между отдельными лицами в экономической системе.Это важный факт, который обычно упускается из виду, что кейнсианское предположение о жесткой функции потребления предполагает заданное распределение дохода. Следовательно, изменение распределения дохода вызовет изменение неизвестного направления и величины функции потребления. Кроме того, несомненное появление прироста капитала изменит функцию потребления.

Поскольку сбережения зависят от инвестиций, большая их часть, особенно экономия бизнеса, делается в ожидании будущих инвестиций.Следовательно, изменение перспектив прибыльных инвестиций будет иметь большое влияние на функцию сбережений, а значит, и на функцию потребления.

Таким образом, поскольку основные кейнсианские детерминанты дохода — (1) функция потребления и (2) уровень инвестиций — не могут оставаться постоянными, они не могут определять какой-либо равновесный уровень дохода, даже приблизительно. Этот провал кейнсианской модели является прямым результатом вводящих в заблуждение агрегативных концепций:

  • Потребление — это не только функция дохода; он сложным образом зависит от уровня прошлых доходов, ожидаемых будущих доходов, фазы делового цикла, продолжительности обсуждаемого периода времени, цен на товары, от прироста или убытков капитала, а также от потребителей «остатки денежных средств и, прежде всего, изменения предпочтений, вкусов и ожиданий потребителей.
  • Точно так же на инвестиции влияет уровень дохода, ожидаемая динамика будущих доходов, ожидаемое потребление и поток сбережений. Например, сокращение сбережений будет означать сокращение средств, доступных для инвестиций, тем самым ограничивая инвестиции.

Однако наиболее проблемной частью кейнсианской модели является предполагаемая уникальная связь между доходом и занятостью. Это соотношение предполагает, что методы, технологии, количество и качество оборудования, а также эффективность и размер оплаты труда фиксированы.Это предположение не учитывает факторы, имеющие фундаментальное значение в экономической жизни, и может быть верным только в течение очень короткого периода времени. Кейнсианцы, однако, пытаются использовать это соотношение в течение длительных периодов времени в качестве основы для прогнозирования объема занятости. Одним из прямых результатов стало кейнсианское фиаско с предсказанием 8 миллионов безработных после окончания войны (Rothbard 2008).

События после Кейнса

Послевоенное кейнсианство

В послевоенные годы политические идеи Кейнса получили широкое признание при значительной помощи его последователей.Впервые правительства на постоянной основе готовили экономическую статистику хорошего качества и располагали теорией, которая подсказывала им, что им делать. В эту эпоху нового либерализма и социал-демократии в большинстве западных капиталистических стран был низкий стабильный уровень безработицы и умеренная инфляция.

Пол Самуэльсон использовал термин «неоклассический синтез» для обозначения интеграции кейнсианской экономики с неоклассической экономикой. Идея заключалась в том, что правительство и центральный банк будут поддерживать примерно полную занятость, чтобы применимы неоклассические концепции, основанные на аксиоме универсальности дефицита.

Именно с Джоном Хиксом кейнсианская экономика создала четкую модель, которую политики могут использовать, чтобы попытаться понять и контролировать экономическую активность. Эта модель, модель IS-LM, почти так же влиятельна, как и оригинальный анализ Кейнса, при определении фактического политического и экономического образования. Он связывает совокупный спрос и занятость с тремя внешними величинами, а именно с количеством денег в обращении, государственным бюджетом и состоянием ожиданий бизнеса. Эта модель была очень популярна среди экономистов после Второй мировой войны, потому что ее можно было понять с точки зрения теории общего равновесия.Это способствовало более статичному видению макроэкономики, чем описанное выше.

Второй основной частью теоретического аппарата кейнсианских политиков была кривая Филлипса. Эта кривая, которая была скорее эмпирическим наблюдением, чем теорией, показывала, что увеличение занятости и снижение безработицы подразумевали рост инфляции. Кейнс только предсказал, что падение безработицы вызовет более высокую цену, а не более высокий уровень инфляции. Таким образом, экономист может использовать модель IS LM для прогнозирования, например, того, что увеличение денежной массы приведет к увеличению выпуска и занятости, а затем использовать кривую Филлипса для прогнозирования роста инфляции.

Затем, после нефтяного шока 1973 года и экономических проблем 1970-х годов, современная либеральная экономика начала терять популярность. В это время во многих странах наблюдалась высокая и растущая безработица в сочетании с высокой и растущей инфляцией, что противоречило прогнозу кривой Филлипса. Эта стагфляция означала, что одновременное применение экспансионистской (антикризисной) и сдерживающей (антиинфляционной) политики оказалось необходимым, а это явная невозможность.

Эта дилемма привела к окончанию кейнсианского почти консенсуса 1960-х и появлению на протяжении 1970-х годов идей, основанных на более классическом анализе.

Новый кейнсианство

«Новое кейнсианство», связанное с Грегори Мэнкью и другими, является ответом Роберту Лукасу и новой классической школе. Эта школа критиковала непоследовательность кейнсианства в свете концепции «рациональных ожиданий». Новые классики сочетали в себе уникальное равновесие по расчистке рынка (при полной занятости) с рациональными ожиданиями. Новокейнсианцы используют «микрооснования», чтобы продемонстрировать, что устойчивость цен мешает рынкам очищаться.Таким образом, критика, основанная на рациональных ожиданиях, неприменима.

Новокейнсианцы предположили, что заработная плата и цены не могут быть скорректированы мгновенно, что означает, что экономика может не достичь полной занятости. Из-за этого сбоя рыночного механизма и других недостатков рынка, учитываемых в их моделях, экономисты-новокейнсианцы утверждают, что управление спросом со стороны правительства или его центрального банка может привести к более эффективным макроэкономическим результатам, чем политика laissez faire. Однако новая кейнсианская экономика несколько более скептически относится к преимуществам политики активистов, чем традиционная кейнсианская экономика.Экономисты-новокейнсианцы полностью согласны с экономистами-новоклассиками в том, что в долгосрочной перспективе изменения денежной массы нейтральны. Однако, поскольку цены в новой кейнсианской модели устойчивы, увеличение денежной массы (или, что эквивалентно, снижение процентной ставки) действительно увеличивает выпуск и снижает безработицу в краткосрочной перспективе.

Наследие

Кейнс оставил свой след в истории, как и Маркс. Но в то время как Маркс хотел разрушить капитализм, Кейнс хотел просто реформировать его.Оба хотели задействовать и по-настоящему высвободить власть государства, хотя там, где Маркс говорил о «ликвидации капиталистов», Кейнс говорил о «ликвидации рантье» (Peterson 1959). Маркс хотел тотального социализма, фактически коммунизма, или, как он сам называл это, «научного социализма». Кейнс хотел некоторой «социализации спроса» и «некоторой всесторонней социализации инвестиций». Ясно, что Кейнс не был сторонником капитализма laissez faire:

Декадентский международный, но индивидуалистический капитализм, в руках которого мы оказались после войны, не является успехом.Это неразумно, не красиво, не справедливо, не добродетельно — и не доставляет благ. Короче говоря, нам это не нравится, и мы начинаем это презирать. Но когда мы задаемся вопросом, что поставить на его место, мы крайне недоумеваем (Keynes 1933).

В конце концов, Кейнс представил совершенно новый набор идей в его General Theory (Keynes 1936). Там он утверждал, что капитализм имеет тенденцию поддерживать равновесие «между рабочими и экономикой при неполной занятости.«Недопотребление, — сказал он, — в значительной степени проистекает из неправильного распределения доходов. Сбережения и инвестиции не связаны между собой, а сбережения равносильны накоплению и, по сути, антисоциальны.

Три вопроса в его работе, которые остаются спорными, заслуживают комментария: инфляция, макроэкономика и кейнсианский подход к государству.

Инфляция

Кейнс утверждал, что депрессия, а точнее безработица, была порождением несостоятельности потребительского спроса и падения инвестиционного спроса.Следовательно, экономическая причина заключалась в недостаточном потреблении (или недостаточном расходе). Следовательно, лозунгами Кейнса стали «давайте потратимся на процветание» и «избежите соблазна сэкономить». Аргумент состоял в том, что если слишком маленькие частные расходы вызывают безработицу, то увеличение государственных «компенсационных» расходов создаст рабочие места. Однако расходы по долгу или дефициту почти всегда связаны с инфляцией; это знал каждый экономист своего времени.

Макроэкономика

Макроэкономический метод Кейнса был методом агрегированного мышления.Например, использование ВНП как статистической суммы завышенных валют на основе предполагаемых цен продавцов. Кроме того, он сделал предположения о константах в экономической деятельности, когда есть только переменные. Предположение, что отдельные люди — это числа без независимой собственной воли, не создавало места для каких-либо серьезных прогнозов какой-либо экономической деятельности.

Государство

Кейнсианское наследие «нового облика» государства можно вывести из его General Theory :

Я ожидаю, что государство, которое в состоянии рассчитать предельную эффективность капитальных благ на основе длительного обзора и на основе общего социального преимущества, возьмет на себя еще большую ответственность за непосредственную организацию инвестиций (Keynes 1936).

Очевидно, что правительство может «компенсировать» частные расходы и, следовательно, в конечном итоге должно компенсировать чрезмерную компенсацию. Опять же, правительство может инвестировать, но, по сути, не может отказываться от инвестиций. Другими словами, власть не растворяется, не может и не будет растворяться. Власть, если не отмечена, может двигаться, но в одном направлении, в направлении большей власти (Peterson 1959).

Хотя многие из его идей не выдержали проверки временем, из-за их популярности и революционности Кейнс до сих пор считается одним из основоположников современной теоретической макроэкономики.Хотя кейнсианская экономика, как ее представлял Кейнс, больше не имеет власти, многие продолжают развивать его идеи, и поэтому кейнсианская экономика продолжает влиять на мир.

Список литературы

  • Ахиакпор, Джеймс К. У. 2001. О мифологии кейнсианского множителя: разоблачение мифа и несостоятельности некоторых предшествующих критических замечаний — Сосредоточение внимания на экономической теории — Джон Мейнард Кейнс. Американский журнал экономики и социологии 60 (4): 745-773. Проверено 10 февраля 2009 года.
  • Бернанке, Бен С. 2002. Дефляция: убедиться, что «этого» здесь не происходит , перед Национальным клубом экономистов, Вашингтон, округ Колумбия Совет Федеральной резервной системы. Проверено 10 февраля, 2009.
  • Блиндер, Алан. Кейнсианская экономика. Краткая экономическая энциклопедия . Проверено 10 февраля, 2009.
  • Einbond, A. 1995. В какой степени общая теория Кейнса была революционной и в какой степени она основывалась на прошлых экономических теориях. Конкорд Ревью .
  • Фишер, Ирвинг. 1933. Теория долговой дефляции великих депрессий. Econometrica 1: 337-57.
  • Хансен, Элвин Х. 1941. Фискальная политика и деловые циклы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.
  • Харрод, Рой Ф. 1951. Жизнь Джона Мейнарда Кейнса . Лондон: Макмиллан.
  • Харрод, Рой Ф. 1965. Торговый цикл . Пабы Огастуса М. Келли. ISBN 0678001146
  • Хобсон, Джон А. и А.Ф. Маммери. [1889] 2008 .. Физиология промышленности .BiblioBazaar. ISBN 0554462958
  • Хатчинсон, Мартин О. 2005. Великие консерваторы . Academica Press. ISBN 1930

    0

  • Калдор, Николас. 1939. Спекуляция и экономическая стабильность. Обзор экономических исследований .
  • Калдор, Николас. 1961. Накопление капитала и экономический рост. В Lutz, F. A. и D. C. Hague (ред.), The Theory of Capital . Пэлгрейв Макмиллан. ISBN 0333406362
  • Калдор, Николас и Дж. А. Миррлис.1962. Новая модель экономического роста. Обзор экономических исследований .
  • Калецки, Михал. 1935. Essai d’une theorie du mouvement cyclique des affaires. Политическое обозрение .
  • Кан, Ричард Ф. 1931. Связь домашних инвестиций с безработицей. Экономический журнал .
  • Кейнс, Джон Мейнард. [1919] 2004 г. Экономические последствия мира . Проверено 10 февраля 2009 г. Нью-Брансуик, штат Нью-Джерси: Transaction Publishers.ISBN 0765805294
  • Кейнс, Джон Мейнард. 1933. Открытое письмо президенту Рузвельту. Нью-Йорк Таймс . 31 декабря 1933 г. Проверено 9 декабря 2008 г.
  • Кейнс, Джон Мейнард. [1930] 1976. Трактат о деньгах . AMS Press. ISBN 0404150004
  • Кейнс, Джон Мейнард. 1930. Национальная самодостаточность. The Yale Review 22 (4): 755-769. Проверено 10 февраля, 2009.
  • Кейнс, Джон Мейнард. 1935. День памяти Т. Р. Мальтуса. Экономический журнал .
  • Кейнс, Джон Мейнард. [1936] 2007. Общая теория занятости, процента и денег . Пэлгрейв Макмиллан. ISBN 9780230004764
  • Кейнс, Джон Мейнард. 1937. Общая теория занятости. Ежеквартальный экономический журнал .
  • Кейнс, Джон Мейнард. 1938. Функция потребления мистера Кейнса: ответ. Ежеквартальный журнал экономики — ответ Холдену.
  • Мэнкью, Н. Грегори. 1997. Принципы макроэкономики .Паб Harcourt College. ISBN 0030231094
  • Мэнкью, Н. Грегори. 2001. Неумолимый и загадочный компромисс между инфляцией и безработицей. Экономический журнал .
  • Пазинетти, Луиджи Л. 2007. Кейнс и кейнсианцы Кембриджа: «Революция в экономике», которую необходимо совершить . Издательство Кембриджского университета. ISBN 978-0521872270
  • Петерсон, Х. Уильям. 1959. Речь лорда Кейнса «Наследие» перед Британским обществом за свободу личности. Freedom First 14 сентября 1959 г.
  • Поланьи Майкл. 1945. Полная занятость и свободная торговля . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  • Рикардо, Дэвид. 1951. Работы и переписка Давида Рикардо . Пьеро Сраффа и М. Х. Добб (ред.). 11 томов. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
  • Робинсон, Джоан. 1934. Что такое совершенная конкуренция? Ежеквартальный экономический журнал . 49 (1): 104-120.
  • Робинсон, Джоан.1936. Долгосрочная теория занятости. Экономический журнал . 7 (1): 74-93.
  • Робинсон, Джоан. 1937. Очерки теории занятости . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан.
  • Робинсон, Джоан. 1941. Рост цен предложения. Экономика . 8: 1–8.
  • Робинсон, Джоан. [1942] 1967. Очерк марксистской экономики . Макмиллан. ISBN 0333058003
  • Ротбард, Мюррей, Н., [1947] 2008 г. Взгляд на кейнсианскую экономику. Институт Людвига фон Мизеса.Проверено 10 февраля, 2009.
  • Сраффа, Пьеро. [1960] 1975. Производство товаров с помощью товаров . Издательство Кембриджского университета. ISBN 0521099692

Внешние ссылки

Все ссылки получены 16 апреля 2018 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света Писатели и редакторы переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 Лицензия (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедию Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

ФРС — Некоторые международные свидетельства кейнсианской экономики без кривой Филлипса

Май 2019

Некоторые международные доказательства кейнсианской экономики без кривой Филлипса

Роджер Э.А. Фермер и Джованни Николо

Abstract:

Фармер и Николо (2018) показывают, что денежно-кредитная (FM) -модель фермера превосходит новокейнсианскую (НК) -модель с тремя уравнениями в послевоенном U.С. данные. В этой статье мы сравниваем предельную плотность данных FM-модели с предельной плотностью данных для детерминированной и неопределенной версий NK-модели для трех отдельных выборок с использованием данных из США, Великобритании и Канады. Мы оцениваем версии обеих моделей, которые ограничивают параметры уравнений частного сектора, одинаковыми для всех трех стран. Наша предпочтительная спецификация — это ограниченная версия FM-модели, которая имеет предельную плотность данных, которая более чем на 30 точек выше, чем у альтернативы NK.Наши результаты также показывают, что макроэкономические различия между странами хорошо объясняются различными шоками, которые поражают каждую экономику, и различиями в способах реакции национальных центральных банков на эти шоки.

Доступные материалы (.zip)

Ключевые слова: Байесовские методы, общее равновесие, неопределенность, международные деловые циклы, Кейнс, денежно-кредитная политика, кривая Филлипса

DOI : https: // doi.org / 10.17016 / FEDS.2019.032

PDF: Полная статья

Back to Top

Последнее обновление: 9 января 2020 г.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.