Эмоции какие бывают положительные: Положительные, отрицательные и нейтральные эмоции — Общие дети, г. Воронеж

Автор: | 13.01.1983

Содержание

Короткий путь к сердцу человека через положительные эмоции

Автор: Oлeг Игоревич Ждaнoв, доктор психологических наук, доктор медицинских наук, профессор Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

 

Первым элементом в построении отношений между людьми является осознание простого факта, что каждый человек несет в себе определенное значение для других. Вопрос звучит так: «Что вы хотите значить для окружающих?» Вы, скорее всего, желали бы ассоциироваться для окружающих с чем-то положительным.

Тогда вам стоит проверить, как люди реагируют на вас. Обратите внимание на реакцию другого человека в тот момент, когда вы, например, входите в комнату, чтобы поздороваться с ним, особенно в том случае, если ваш визит оказался для него полной неожиданностью. Как этот человек реагирует на ваше появление? Загорается ли в его глазах радость и энтузиазм? Что вы видите: улыбку или нахмуренные брови, а может быть, страх и замешательство? Результаты наблюдения являются хорошей проверкой того, что вы значите для этого человека еще до того, как вы начнете разговор.

Люди всегда чувствуют, как вы настроены по отношению к ним. Вы и ваши знания им будут неинтересны до тех пор, пока они не почувствуют, что вы интересуетесь ими. На уровне подсознания вы действуете как передатчик, который сообщает окружающим, какое у вас настроение: радостное или печальное, ощущаете ли вы себя победителем или ваше чувство самооценки опустилось ниже нулевого уровня! Преуспевающий человек должен излучать силу, уверенность и оптимизм.

Вряд ли вы сможете передать свой энтузиазм другим людям, если сами находитесь в скверном настроении. Сформулируем важнейшее правило: при любом общении необходимо соответствие между тем, что вы говорите и тем, что вы чувствуете:

  • Если ваше сообщение должно быть интересным, должны быть интересны вы.
  • Если ваше сообщение должно быть динамичным, должны быть динамичны вы.

 

Как передающий сообщение вы должны быть здоровым, энергичным, обладать личным обаянием. Все холодное или неприветливое в вас будет восприниматься как что-то неприветливое в вашем сообщении.

Людям нравится чувствовать себя хорошо, и они хотят быть в окружении таких же людей. Наверняка вы встречались с людьми, которые очаровывали вас. О тех, кто умеет производить благоприятное впечатление, говорят, что они привлекательны.

Что такое привлекательная личность? Это личность, которая влечет, притягивает к себе, то есть обладает личным магнетизмом. Это особого рода шарм, которым владеет человек и который он может передавать непосредственно на свое окружение.

Хорошо известно, что если на колокольне ударить в колокол и заставить его звучать, то и другие колокола зазвучат в той же тональности. Вы можете пробудить в других только то, что находится внутри вас. Ключ к окружающим вас людям лежит в вас самих.

Это особенно важно, когда вы имеете дело с людьми, бесконечно уставшими от ежедневного удовлетворения часто пустячных потребностей, склонных закрывать двери своего разума перед разумными аргументами, даже перед тем, что совершенно очевидно. Но двери подсознательного восприятия, инстинктов и эмоций не так-то легко закрыть.

Вы хотите, чтобы ваш разумный аргумент был воспринят разумно. Вы хотите, чтобы ваши слушатели были довольны, что они могут разумно рассмотреть и принять то, что вы хотите до них донести.

Но это может быть разумно принято только тогда, когда вас действительно слушают и слышат, на вас смотрят и вас видят.

Как вы можете гарантировать, что вас услышат и увидят?

Только взывая своими эмоциями, чувствами, подсознанием, вместе со своим рациональным разумом и физическим присутствием — как человек в целом — к своему слушателю как к человеку в целом: разумом к разуму, чувствами к чувствам, физическим присутствием к физическому присутствию.

Начнем с того, как вы звучите. Ваш голос и ваша речь совершенно уникальны для вашей индивидуальности. Именно ваше звучание, манера произносить слова и производит особое впечатление на других. Ваш голос выразительнее музыкального инструмента. Он возникает внутри вашего организма и не существует изолированно от него.

Голос и организм функционируют совместно и поддерживают друг друга. Ваш голос — это рельсы, по которым ваши мысли добираются до сознания и подсознания окружающих. Слова живут в колебаниях звуков. Таким образом, пробуждается их значение, и мы говорим о воодушевляющей силе слов.

Тут же заметим, что умение слушать — не менее сильный инструмент воздействия, нежели умение говорить. У каждого из нас только один рот, но два уха. И тем не менее многие люди значительно больше говорят, чем слушают. Есть один способ, с помощью которого вы сможете так научиться слушать, что станете притягивать к себе людей: проявляйте искренний интерес к своему собеседнику. Когда вы слушаете человека по-настоящему, вы дарите ему такую ценную вещь, как уважение.

Что скрывают уста, выдают руки. Ваши руки — тончайшие инструменты энергетического воздействия. Даже то, как вы пожимаете руку партнеру, составляет важную часть вашей личности и сильно влияет на производимое вами впечатление. Как мы настораживаемся при вялом рукопожатии!

Точно так же, как индивидуален голос человека, индивидуальны движения его рук. Они могут быть мягкими, крепкими, жесткими, решительными, безразличными или полными чувств. Искусство рукопожатия можно культивировать. Когда вы здороваетесь с человеком, вложите в свое рукопожатие что-нибудь такое, чтобы человек почувствовал, что вы ему искренне рады.

Теперь поговорим о взгляде. Ваши глаза являются окнами внутрь и наружу. Все тело человека может излучать спокойствие и беспокойство, но особенно интенсивно это излучение происходит через глаза.

Глаза называют зеркалом души потому, что они прямо и немедленно отражают энергетические процессы тела. Когда человек энергетически заряжен, его глаза сияют, и это хороший признак здорового состояния. Любое подавление энергетического уровня человека затуманивает блеск в глазах.

По глазам можно определить интенсивность экспрессии и ее качество. Чьи-то глаза оживленно блестят, а чьи-то тусклы и часто бывают пустыми. Конечно, выражение глаз меняется, но мы говорим о типичной экспрессии. Глаза бывают скучными и злыми, холодными и тяжелыми, а бывают мягкими и привлекательными.

Пустой взгляд дает впечатление, что «никого здесь нет». Глядя в такие глаза, человек получает впечатление внутренней пустоты.

Контакт глазами является одной из самых сильных и наиболее интимной формой отношений между двумя людьми. Он включает передачу чувств на более глубоком уровне, чем словесный, потому что контакт глазами — это форма прикосновения. По этой причине он может быть очень волнующим. Многие люди избегают контакта глазами, потому что боятся того, что могут сказать их глаза.

Мы склонны доверять тому, кто не избегает нашего взгляда. Но недостаточно просто смотреть в глаза собеседнику, надо делать это с интересом. Каждый имеет печальный опыт общения с теми, кто зачастую только притворяется, что слушает.

Человек может сидеть прямо напротив вас, понимающе кивая головой, но его взгляд направлен мимо вас к двери или еще куда-нибудь. Несмотря на жесты и словесные заверения, его глаза говорят: «Мне это неинтересно», и тогда мы теряем желание продолжать разговор.

Поэтому, если вы хотите заинтересовать кого-нибудь, смотрите ему или ей прямо в глаза и старайтесь не потерять этот контакт, чтобы сохранить интерес собеседника.

 

***

Когда работают знаменитые дирижеры, они сначала настраивают весь оркестр. Только когда достигнута чистота звучания основных аккордов, они начинают концерт. Так же и вы должны постоянно настраивать самих себя.

Тот, кто теряет свое собственное позитивное излучение, тот теряет и силу воздействия на других. Осознав же значение этого воздействия в повседневной жизни и уделяя ему необходимое внимание, вы сумеете превратить несчастье в счастье, случайность в шанс.

Таким образом, стратегия привлечения и вызывания добрых чувств в людях весьма проста:

  1. Определите, с каким эмоциональным состоянием и чувствами вы хотите ассоциироваться.
  2. Затем станьте примером такого состояния и ведите себя так, чтобы пробудить такое же состояние у других.

 

Разговаривая с другим человеком, постоянно мысленно просматривайте наиболее привлекательные, убедительные и полезные моменты, которые вы хотели бы донести до внимания людей. В своем воображении «увидьте» их такими, как вам хотелось бы, чтобы их увидели люди.

Пусть вас не беспокоит, если то, что вы сейчас «видите», покажется вам слишком преувеличенным или значительным. Вам необходимо работать со своей эмоциональной природой, чтобы достичь эмоциональной природы других людей, а это совсем не то же самое, что работа с рациональным разумом.

Обычно люди хотят работать и общаться с теми, кто уверен в себе. Чем больше вы верите в себя, тем больше другие верят в вас. Тогда вы будете искренни в своих высказываниях, и это будет работать, ибо чем искреннее вы верите в себя, тем больше люди доверяют вам.

Искренность в общении необходима, т. к. если вы в чем-то неискренни, ваше подсознание в форме телесного поведения просигнализирует об этом. Результаты многих исследований показывают, насколько важным является совпадение словесного и телесного.

Даже маленький ребенок может научиться обманывать, используя для этого слова. Но ему значительно труднее контролировать телесное поведение; правда почти всегда выходит наружу. Именно поэтому большинство из нас больше склонно доверять телесной информации, нежели словесной, если они не совпадают.

Если вы, передавая информацию, хотите достичь желаемого результата, пусть ваша словесная информация находит выражение в мимике вашего лица и в тоне голоса. А поэтому будьте всегда искренни, тогда в вашем поведении не возникнет никаких несоответствий и ваша информация будет воспринята с полным доверием.

Ваш личный магнетизм получает свое выражение главным образом через голос, глаза, руки и выражение лица — основные средства общения с другими. То, как вы используете их, определяет свойственную только вам манеру поведения.

Так как ни одному человеку не дано увидеть, что у вас в голове, люди воспринимают вас через ваше поведение. Вы можете организовать и направить его таким образом, чтобы оно помогло вам достичь любой желаемой цели.

 

Освоить десятки других приемов самоменеджмента, мотивации, личной и профессиональной эффективности вы можете выбрав обучение по индивидуальному плану.

Как управлять своими эмоциями и научиться контролировать их

Современное общество приветствует контроль эмоций, что очень правильно в контексте ритма жизни, количества поглощаемой нами информации и мобильности. Поэтому берем на заметку, чтобы становиться лучше.  

Чтобы научиться управлять своими эмоциями, нужно обращаться к специалисту. Мы решили следовать советам Джилл Хессон, тренера по личному развитию, автора популярных книг по саморазвитию. 

Как понимать эмоции

Любая эмоция состоит из трех аспектов: мысли, физического ощущения и поведения. Мы часто думаем, что эмоции бывают положительными или отрицательными. Но убеждение, что нам следует настраиваться на то, чтобы иметь только “положительные” эмоции, такие как счастье, надежда или сочувствие, вряд ли полезно, ведь так мы предполагаем, что лучше избегать или подавлять “отрицательные” эмоции:

  • обиду
  • нетерпение
  • ревность

На самом деле все эмоции имеют положительную цель, хотя эмоции типа страха, гнева, печали или раскаяния могут и не ощущаться как приятные. Считается, что существует шесть базовых эмоций:

  • радость
  • удивление
  • страх
  • отвращение
  • гнев
  • печаль

Все другие происходят от них. Согласно исследованию профессора Альберта Мейерабиана, выражение эмоций и чувств состоит на 7% из сказанного словами, на 38% – голосом и на 33% – на языке тела. Это означает, что 93% того, что человек на самом деле чувствует, передается невербально. А еще каждый из нас имеет эмоциональные триггеры – специфические ситуации, которые провоцируют реакции. На эмоциональных триггерах часто основываются худшие примеры нашего поведения. Если вы не распознаете свои эмоциональные триггеры, эти негативные поступки вам могут казаться автоматическими и неподконтрольными. Научиться узнавать, управлять, контролировать и распознавать личные триггеры ситуаций – это первый шаг к изменению своих подсознательных, автоматических реакций.  

Как контролировать свои эмоции

Освойте  язык тела

Во-первых, иметь уверенный язык тела. Потому что невербальная коммуникация часто говорит о наших эмоциях больше, чем слова. Наше выражение лица, жестикуляция, то, как мы стоим или сидим, насколько быстро и громко разговариваем или насколько близко стоим к другим – это все посылает сильные сигналы о том, что и как мы чувствуем. Сознательно или нет, люди делают выводы относительно нашего поведения и эмоций. И даже если мы молчим, коммуникация с нашей стороны не прекращается, через нашу осанку и выражение лица. Поэтому программа контроля и управления своими эмоциями должна начаться с анализа языка ваших жестов и тренировок по его сдерживанию. Фейсбилдинг поможет узнать себя. 

Научитесь правильно дышать

Во-вторых, знать, как действовать, когда включаются триггеры. Например, если вы сильно разозлились, научитесь правильно дышать. Задержите дыхание на пять секунд (чтобы “перезагрузить” свое дыхание). Медленно вдохните – через три секунды, а затем выдохните еще медленнее – через пять секунд. Учитывайте то, что именно выдох замедляет дыхание. Продолжайте в таком ритме, сосредоточившись на медленном вдыхании на счет три и выдохе на счет пять в течение минуты.

Еще один вариант – выпустите все наружу. Пойте под громкую музыку. Покричите или поверещите там, где вас никто не услышит.

Развивайте эмоциональный интеллект

Позитивное мышление – ключевой элемент эмоционального интеллекта. Потому что эмоциональный интеллект предполагает управление эмоциями и ситуациями в положительном, оптимистичном, полезном ключе, признавая положительную цель эмоций. Как практиковать позитивное мышление? Вот несколько простых, но эффективных упражнений. Пробуйте найти позитивное даже в ситуациях, которые вас бесят, чтобы не застрять на негативе. Скажем, вы поймали себя на мысли: “Как меня уже достала эта холодная, дождливая погода. Будет ли у нас нормальная весна?” Действительно, есть на что пожаловаться. Какую пользу можно извлечь из этой ситуации? Например, спонтанно организовать путешествие в теплые края, а это значит, что в недалеком будущем вас будет ожидать что-то хорошее. Добавляйте слово “но”. Каждый раз, когда поймаете себя на том, что произносите отрицательное предложение, добавляйте слово “но”. Это заставит вас продолжать уже сказанное положительным предложением: “…но у нас еще остается пара летних месяцев,  будет время и для прекрасной летней погоды”. Не теряйте интереса к саморазвитию. Любопытство тоже развивает эмоциональный интеллект, потому что заставляет вас получать новые знания и опыт. 

Критикуйте правильно

То, что людям не нравится, когда их критикуют, еще не означает, что вы должны воздерживаться от критики. Она бывает оправданна, если другой человек не в состоянии что-то сделать или выполняет это неточно или ошибочно. Критика может нести полезную информацию – реакцию от вас, которая приведет к изменению или улучшению в действиях другого человека. Можно ли критиковать других, не обижая их? Критиканство, возможно, не лучший подход. Вместо того чтобы искать чьи-то недостатки, обращайте внимание на то, что было сделано как следует, предложите конкретные, положительные подсказки. Воздерживайтесь от обвинений, контролируйте речь. Не говорите человеку: «Делай так и так». Наоборот, используйте так называемые “я-фразы”. Например, вместо “Ты должен…” говорите: “Я хотела бы, чтобы ты…” Не бойтесь высказываться прямо: “Я была расстроена/смущена/разъярена, потому что…” Но постарайтесь говорить это тоном, лишенным сарказма, враждебности или превосходства. Говорите спокойно, нейтральным тоном. Даже если чувствуете, что человек заслужил ваш гнев или сарказм, вы ничего не добьетесь, критикуя его таким образом. Ведь, если будете ругать его, благодарности за конструктивную критику придется ждать очень долго!

Развивайте уверенность в себе

Уверенность – это отнюдь не о том, что вы можете или чего не можете сделать. Уверенность касается того, что вы считаете и представляете себе как возможное или невозможное. Уверенность в себе – это вера в то, что вы на что-то способны. Когда вы ее чувствуете, то положительно воспринимаете и себя, и свои способности, верите в то, что события и обстоятельства, вероятнее всего, обернутся вам на пользу. И наоборот, без уверенности в себе вы будете думать о том, что впереди только проблемы. Возможно, даже чувствовать, что не стоит и пробовать достичь желаемого.

Если вы не верите в себя и свои способности, то рискуете в самых разнообразных ситуациях усомниться в себе и в том, что вы на что-то способны, то есть сформировать низкую самооценку. Как развить такое необходимое чувство? Делать как можно больше того, что приносит радость. Написать список своих сильных сторон и подумать, как можете их развить и использовать на практике. Каждый день преодолевать страх и неуверенность в себе, с чем бы он ни был связан: от владения иностранным языком до вождения автомобиля. 

 

Полный перечень советов Джилл Хессон вы найдете в книге: Джил Хессон “Кишенькова книжка емоційного інтелекту”, видавництво “Фабула”. 

Читайте также: Стоицизм: 5 принципов для сохранения спокойствия

Читайте также: Как бороться с депрессией

Для счастья нужны правильные эмоции

Счастливые люди – не те, кто не вообще никогда не злятся, а те, которые злятся по нужному поводу.

Мы делим чувства и эмоции на плохие и хорошие, приятные и неприятные, отрицательные и положительные. Приятные, положительные и хорошие – это радость, удовольствие, любовь и т. д.; неприятные, отрицательные, плохие – это гнев, злость, зависть и пр.

Может показаться, что для того, чтобы быть счастливым, нужно стремиться к хорошим эмоциям и избегать плохих. Однако, как говорится в статье в Journal of Experimental Psychology: General, для счастья нужны не столько хорошие эмоции, сколько правильные.

Авторы работ опросили более двух тысяч трехсот студентов из университетов США, Бразилии, Китая, Германии, Сингапура и других стран на предмет того, какие эмоции они чувствуют чаще всего, какие – реже всего, и каких эмоций в жизни им хотелось бы побольше; кроме того, их психическое состояние анализировали на предмет признаков депрессии и неудовлетворенности жизнью.

В целом оказалось, что наиболее счастливы и менее депрессивны те молодые люди, которые чувствуют то, что хотят чувствовать. Что это значит? Это значит, что даже положительные, хорошие, радостные эмоции порой оказываются не к месту, и что одно и то же чувство в зависимости от контекста, в зависимости от ситуации может быть как хорошим, так и плохим. Так, среди опрошенных 11% хотели бы меньше чувствовать любовь и эмпатию, а 10% хотели бы в себе больше ненависти и гнева (первые 11% пересекались со вторыми 10%, но ненамного).

Такие желания кажутся парадоксальными, но представим себе ситуацию, в которой человек хочет уйти от своего супруга или партнера, потому что партнер ведет себя совершенно ужасным образом – но уйти не может из-за большой любви к этому скверному человеку.

Если отвлечься от рассуждений о «нерушимой святости брачного союза», то не будет ли тот, кто хочет уйти, более счастлив, решившись на такой шаг? И не очевидно ли, что решиться на такой шаг ему было бы легче, чувствуй он или она поменьше любви к тому, с кем ему или ей так не повезло? И, если уж говорить про брачные союзы, то не появится ли шанс у такого человека создать более гармоничную и счастливую семью?

Или представим другой пример: допустим, мы сталкиваемся с насилием над ребенком, когда правильной эмоцией будет гнев – тогда человек, который вдруг осознает, что не испытывает никаких сильных эмоций по этому поводу, может почувствовать себя в некоторой депрессии.

Очевидно, конечно, что эмоции в большой степени привязаны к культурным особенностям, их правильность и неправильность часто определяются общественными нормами: в такой-то ситуации правильно чувствовать то-то, а в другой – то-то. Но, так или иначе, все опрошенные, несмотря на культурные различия, хотели бы для себя больше правильных эмоций, вне зависимости от их окраски. Иными словами, даже гнев, презрение, враждебность и прочее в таком духе могут давать нам чувство удовольствия от жизни.

Правда, сами авторы работы отмечают, что именно о причинно-следственной связи между правильными эмоциями и счастьем стоит пока говорить с осторожностью – возможно, что и то, и другое просто сопутствуют друг другу.

Также можно представить, что представления о правильности и неправильности эмоций могут быть обусловлены самоощущением человека, тем, насколько он удовлетворен или неудовлетворен своей жизнью.

Кроме того, исследователи не рассматривали все возможные разновидности отрицательных эмоций – за бортом остались страх, вина, грусть и стыд, и в перспективе психологи хотят проверить, есть ли связь между личным счастьем и правильным страхом или же нужным стыдом.

По материалам American Psychological Association.

Здоровье через положительные эмоции » HOREV Medical Center

Положительные эмоции — путь к здоровью

Автор — Ольга Компаниец

Кажется, так легко заболеть, но так сложно вылечиться. Ведь во многих случаях врачи не могут не то что определить первопричину болезни, но даже поставить точный диагноз. Поэтому начинают подбирать разнообразные методы лечения, назначая все новое лекарство. Тем временем врачи-психосоматики утверждают: понять, почему запустился механизм болезни в вашем теле, а, следовательно, и исцелиться, можно, заглянув в свою душу и проанализировав, какие чувства вы переживаете каждый день, так как наши большие эмоции — страх, гнев, обиды — оставляют глубокий след не только в душе, но и в теле. Причем та или иная отрицательная эмоция выборочно поражает важнейшие органы. Это еще в древности заметили философы и медики, утверждавшие: «Сердце свое мы разрушаем страхом, желудок и кишечник — тоской и печалью, печень — гневом.

Поэтому, каким бы справедливым ни был ваш гнев, он направлен прежде всего против вас и укорачивает вашу жизнь». Сегодня современные медики все чаще становятся сторонниками этой теории и рекомендуют больным побольше бывать на свежем воздухе, отдыхать и не подвергаться стрессам. Как же стрессы влияют на наше здоровье, почему мы болеем и как освободиться от негатива, а, следовательно, избавиться от многих недугов и жить радостно и счастливо, мы попросили прокомментировать врача-психосоматика Ольгу КОМПАНИЕЦ.

Травма возникает после тяжелых мыслей

— Насколько часто, из Вашей медицинской практики, именно психоэмоциональные состояния, пережитые стрессы провоцируют появление серьезных заболеваний? Можно ли утверждать, что все болезни имеют эмоциональную составляющую? — Именно так. Свыше 10 лет я работаю в практической медицине и могу уверенно сказать, что 100% болезней имеют психосоматический характер. И даже если это не болезни, а травмы или еще какие-то неприятные события, то если проанализировать, как человек перед этим жил, увидим, что этой травме предшествовали какие-то отрицательные эмоции, стрессы, переживания или тяжелые мысли. Т.е.: скажи мне, что ты думаешь и о чем беспокоишься, и я скажу, чем ты можешь заболеть. Счастье человека в гармонии и в осознании того, как нужно вести себя, т.е., должно быть спокойное восприятие мира, должно быть уважение к себе и другим, и вообще главная эмоция — это любовь. Все в этом мире создано любовью, если все воспринимать через любовь и покой, то половина проблем отпадает сразу.

Гнев и ненависть – самые вредные эмоции

— Какие же эмоции нам вредят? — Вредна эмоция гнева, непринятия, вредно сплетничать, осуждать кого-то, кричать на детей и тех, кто слабее. Например, если женщина много ругает детей или мужа, то у нее возможен узловой зоб, если же ревнует или не может выйти из проблем интимно-личностного плана — у нее будут проблемы с гинекологией. Мужчины больше всего страдают, если они безответственны, так как мужчину мужчиной прежде всего делает ответственность за свою жизнь, жизнь семьи, а может, даже и страны. Если человек безответственный, только наслаждается жизнью и ни о чем не думает, ведет себя как паразит, то будут простатиты, аденомы — это типичные болезни у тех представителей сильного пола, которые боятся быть мужчинами.

Очень вредит категоричность, упрямство. У людей, которых переполняют такие эмоции, может возникнуть гипертоническая болезнь. И, конечно же, самые страшные эмоции — это гнев и ненависть: они разрушают все. Сначала печень, желчный пузырь, а потом и нервную систему. Сейчас резко распространяются онкологические заболевания, на психоэмоциональном уровне есть две причины возникновения этого недуга. Первая — это такая душевная боль, с которой человек не может справиться и из-за этого не желает жить. Но есть и другая причина. Вот проанализируем, как ведет себя раковая клетка: она все берет, ест, бесконтрольно делится, растет и никому ничего не дает, она не работает на человеческий организм. Поэтому, если человек так себя ведет в жизни: только берет и ему все мало и мало, у него начнутся онкологические болезни. Кстати, есть примеры и из моей врачебной практики: ко мне пришел мужчина, у которого смысл жизни состоял в зарабатывании все большего и большего количества денег, как следствие, у него начались проблемы с кровью. Но в этом случае мужчина взялся за ум, изменился, и сейчас у него стойкая ремиссия.

Не будьте жертвой

— А объясните, пожалуйста, какой механизм трансформации в нашем теле эмоций в болезни. — У каждого индивидуально — это зависит и от того, насколько человек открыт к жизни. Человек — это не просто тело, человек — это и физическое, и эмоциональное, и ментальное тело. Наши эмоции никуда не исчезают, если с собой не работать, если себя не изменять, они накапливаются сначала вокруг определенного органа, а со временем проникают в его клетки. Разные органы отвечают за ту или иную эмоцию, все в человеке взаимосвязано, и это уже научно доказано. И если, например, человек очень агрессивен и выплескивает свой гнев, то его ждет желчнокаменная болезнь и медики часто вырезают желчный пузырь из-за такого диагноза. Но если первоначальная эмоция остается неизменной, то в сопредельных органах возникают полипы или камни. Тело очень умное, имеет свою логику и мудрость, в нем заложен большой ресурс, и если мы им грамотно распоряжаемся, то живем долго и счастливо, если же нет — эмоции начинают нас мучить и человек болеет.  

— Утверждают, что причиной того, что наши психологические проблемы переходят в физические, есть то, что мы свои эмоции сдерживаем, подавляем. Соответственно они находят выход в болезни. Так что, любое проявление радости или гнева надо выливать на окружающих? Как найти золотую середину? — Действительно, нужно, чтобы была золотая середина. Не следует сдерживать или выливать отрицательные эмоции на кого-то. Это не прибавит ни вам, ни близким здоровья и радости.

Сегодня доказано, что болеют только жертвы, которые считают, что все плохие — муж, жена, дети, правительство, а я весь такой хороший, но весь такой больной — это позиция жертвы. Человек может изменить свое отношение за минуту. Стоит только захотеть и решить, что теперь я не буду идти на поводу эмоций, а сам ими буду руководить, я хозяин своей жизни и я несу ответственность за все, что со мной происходит. Особенно это полезно осознать мужчинам, которые по своей природе должны быть именно такими. И не следует обижаться на разные жизненные ситуации, помните: мы притягиваем к себе людей, которые отражают нас, мы всегда притягиваем к себе такие события, которые помогают нам разобраться в себе. Поэтому всему, что случается, надо быть благодарным — это чему-то нас учит.

Новые привычки формируются за 40 дней

— Если человека давно и безуспешно лечат — возможно, это знак, что ему нужно комплексно пересмотреть свою жизнь. О чем сигнализирует болезнь и как к ней следует относиться? — Любая болезнь — это не наказание, а приглашение к изменениям, и тело нам дает сигнал: остановись и изменись. Вообще, что такое психосоматика? Психо — это душа. Наши предки были очень мудрыми, они знали, что есть душа и она живет в теле, если ей там неудобно, она начинает болеть. Чтобы это предотвратить, нужно поддерживать так называемый срединный путь, быть гармоничным человеком и не учитывать разные отрицательные события. Это необходимо делать минимум 40 дней подряд. Так как за 40 дней происходит изменение нашего мышления и наших эмоций. Вспомните: все просветленные люди ходили в пустыню на 40 дней. Я не говорю, что нужно идти в пустыню, но 40 дней можно заниматься какой-то практикой, и за это время выработается положительная привычка ее выполнять и придерживаться избранного пути к изменениям.

Смех, пение и рисование – «лекарство» от болезней

— Из Вашего опыта, является ли улыбка лекарством от многих недугов? — Смех, как и многие положительные эмоции, — это панацея от многих болезней, так как способствует повышению иммунитета, улучшению чувства юмора. Главное — это настроение сохранить в себе в течение дня, а не то что посмеялся, а потом перевел внимание на что-то другое и снова упал в негатив. Я считаю, что злиться и переживать отрицательные эмоции — это плохая привычка. Поэтому каждому, кто имеет эту привычку, советую изменить ее на хорошую и с улыбкой идти по жизни. 

— Правда ли, что, занявшись каким-то творческим делом — для кого-то это рисование, для кого-то музыка или пение, можно таким образом излить свою проблему, а, следовательно, исцелиться? — Это очень помогает, так как рисование и пение, как и любое творчество, раскрывает энергетические каналы, чакры, т.е. энергетические узлы в человеке, и таким образом раскрываются новые возможности.

Свою проблему можно изображенной увидеть в рисунке и осознать, так как для того, чтобы увидеть проблему, нужно выйти из нее. Почему люди ходят к психологу, и он им показывает, что же с ними происходит? Так как человек, когда находится в середине ситуации, этого не осознает, а рисунок позволяет увидеть проблему со стороны.

Об энергиях благости и страсти

— Часто причиной многих болезней является стресс, мы не умеем расслабиться и живем в усиленном темпоритме. Как лучше всего снять стресс, какие техники в этом помогут? — Здесь важно найти время для себя, так как, на самом деле, тот темп, в котором живет современное человечество, он не физиологический. Постоянно нервная система работает в так называемом бета-ритме — это режим борьбы и добывания денег, разных благ, и нервная система просто не выдерживает. Поэтому, когда нам надо ложиться спать и переходить на альфа-уровень, у нас нет сил, чтобы расслабиться. Таким людям рекомендую каждый день прогуливаться по парку, заниматься детьми, семьей. Надо исключить все компьютерные игры-стрелялки, фильмы-боевики на ночь. Это абсолютно не нормально, когда человек весь день сидит в офисе за компьютером, потом приехал на машине и дома снова смотрит телевизор. Конечно, у него будут проблемы со сном, так как все биоритмы перепутаны, и никакая техника здесь не поможет, здесь просто нужно принять за правило жить нормально. 

— Какие психосоматические практики Вы предложили бы? Какую работу должен ежедневно проводить человек, который хочет гармонизировать свои эмоции и физическое состояние? С какими мыслями просыпаться и ложиться спать? — Просыпайтесь утром, на рассвете, где-то в пять тридцать, все начинается именно с этого — кто рано встает, тому Бог дает. Утром с 4 до 8 часов на Землю идут энергии благости, а с 8 до 16-ти — энергии страсти. Поэтому предлагаю с завтрашнего дня встать на рассвете и поздравить солнце, землю, себя, пожелать всем счастья — это древняя ведическая практика. А еще хорошо поделать дыхательные упражнения. Вот одно из них, которое действует лучше всех лекарств, вместе взятых.

Станьте и настройтесь на то, что ваши ступни прорастают корнями в землю. Дальше ощутите свою среднюю белую линию, которая проходит по позвоночнику и через голову выходит далеко в космос, а снизу через копчик к середине земли. Правую руку положите на сердце, левую — на солнечное сплетение, можно глаза закрыть, и сделайте полное йоговское, а вообще правильное человеческое дыхание: глубоко вдыхаем, сначала живот, потом грудь наполняем воздухом. Дальше на несколько секунд задержите дыхание, и выдох: первым спустите живот и остатки воздуха выпустите из груди. Так сделайте 7-8 раз, и вы ощутите, как вместе с выдохом выходят все эмоции, все напряжение и вы наполняетесь чистым белым светом, наполняетесь энергией дня и благословляете жизнь своей семьи, свою и вообще всех людей на хороший день.

В течение дня обязательно останавливайте себя, как только начинаете злиться. Для этого нужно вдохнуть глубоко, а, чтобы отпустить эмоцию, с выдохом выбросьте ее из сердца, из солнечного сплетения или из живота, оттуда, где у вас неприятные ощущения. А еще хорошо сосчитать до десяти, если хотите кому-то сказать что-то плохое, если не уняли эмоции, считайте до ста. Этой паузы должно хватить, чтобы остыть. 

— И напоследок дайте совет людям, которые близко к сердцу принимают обиды. Некоторые из них даже говорят: умом могу простить, а сердцем нет. Как научиться чистосердечно прощать? — Главное — понять, что мы притягиваем в жизнь события, отображающие наш внутренний мир, никогда так не бывает, что неизвестно откуда пришли наши обидчики и начали нас обижать. Вообще никто никого не хочет обижать, люди просто отображают и становятся проекциями друг друга. Чтобы лучше это осознать, советую почитать хорошие книжки: «Радикальное прощение» Типпинга Колена, книги Луизы Хей. Есть многие люди, которые занимаются психосоматикой профессионально и могут помочь вам разобраться с собой и своими эмоциями. Но первый шаг, чтобы отпустить обиду, — это понять, что такое обида: это когда кто-то делает не так, как я хочу. А почему он должен делать именно так? Надо осознать, что нам никто ничем не обязан и мы сами являемся творцами нашей жизни.

Источник

Положительные, отрицательные и нейтральные эмоции | Биология. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Нужно сказать, что для всех эмоций характерна полярность: каждая эмоция при различных обстоя­тельствах имеет свою противоположность: «любовь-ненависть», «радость-го­ре», «удовольствие-неудовольствие» и др.

Положительные эмоции чаще всего возникают тогда, когда результаты действия совпадают или даже превышают ожидаемые (рис. 218). Напротив, несоответствие результата действий ожидае­мому вызывает отрицательные эмоции, которые мобилизируют организм на осуществление новых целенаправленных действий.

Положительные эмоции — это такие, что создают приподнятое настроение: радость, увлечение, удовольствие и др.

Положительные эмоции (рис. 219) очень важны как жизненный стимул, что регулиру­ет поведение и деятельность человека, способствует сохранению здоровья, высокой работоспособности, творчеству. Обычно положительные эмоции возни­кают при достижении человеком своей цели, мечты. Они сохраняют и даже улучшают здоровье человека. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Рис. 218. Позитивная эмоция возникла как ре­зультат достижения цели
Рис. 219. Смех продлевает жизнь

Отрицательные эмоции — страх, отвращение, страдание, ужас, стыд, гнев — также могут стать ис­точником энергичной деятельности человека, при­нуждая его, преодолевая трудности, достигать пос­тавленные цели и впоследствии получать по­ложительные результаты и эмоции. Важно только, чтобы человек умел правильно реагировать на них. Если неприятная ситуация в его жизни и отри­цательные эмоции, которые при этом возникают, длятся долго, это может привести к нарушениям нервной деятельности и другим расстройствам здо­ровья. Во избежание подобного, важно уметь руководить своими желаниями, целями, инс­тинктами, чтобы избегать ситуаций, вызывающих отрицательные эмоции.

Нейтральные эмоции — удивление, лю­бопытство не влияют на настроение и здоровье, но также побуждают к дей­ствиям, удовлетворяющим стремление к знаниям, новым научным открытиям.

На этой странице материал по темам:
  • Какое биологическое значение имеют негативные эмоции

  • Положительные и отрицательные систематика по биологии

  • Какое биологисемкое значение имеют негативные эмоции

  • Отрицательные положительные и нейтральные эмоции

  • Нейтральные эмоции это

Вопросы по этому материалу:
  • Определите биологическое значение позитивных эмоций.

  • Какое биологическое значение имеют негативные эмоции?

Урок «Эмоции человека. Распознание положительных и отрицательных эмоций.»

                     Основы здоровья

                                  2 класс

Тема: Эмоции человека. Распознание положительных и отрицательных эмоций.

Цель: ознакомить учащихся с миром положительных и отрицательных эмоций; учить детей управлять своими эмоциями с целью укрепления своего здоровья.

Развивать умение распознавать свои чувства во время общения с другими людьми.

Воспитывать желание иметь и умножать положительные эмоции.

Оборудование: презентация «Здоровье и эмоции», иллюстрации сказочных героев, задания для групп, листики чёрного и белого цветов, аудиозапись песен «Чунга – чанга», «Колыбельная», «Песенка Чебурашки»; «Ромашка» с заданиями, карточки с указанными эмоциями.

І. Организация класса. Слайд 1

— Сегодня у нас очередной урок здоровья. Я очень рада видеть вас, ребята.

— С каким настроением вы сегодня пришли на урок?

— Я надеюсь, что после сегодняшнего урока настроение у вас будет ещё лучше, потому что мы сделаем ещё один шаг в направлении к здоровому образу жизни.

ДЕВИЗОМ нашего урока будут слова: Слайд 2

Я умею думать,

Я умею рассуждать.

Что полезно для здоровья,

То и буду выбирать.

ІІ. Сообщение темы урока.

— Сегодня мы будем говорить о чувствах и эмоциях человека, научимся их распознавать у себя и у других людей, попытаемся найти способы управления и контроля над нежелательными эмоциями.

ІІІ. Работа над новым материалом

  1. Знакомство с понятием эмоции ( Слайды 3,4,5,6)
  • Обратите внимание на это лицо. Когда у человека бывает такое выражение лица? ( Когда  ему весело; когда он в гневе; когда человеку страшно)    Радость, грусть, злость, страх.
  • Что мы можем сказать о чувствах, которые испытывает этот человек? ( Ему приятно, радостно; он недоволен, злится; ему страшно )

Слайд 7

  • Ребята, вы назвали такие понятия как радость, злость, гнев, страх. Именно так человек может выражать свои чувства к тому, что происходит вокруг него или внутри него.
  • А как по-другому мы называем эти чувства? ( Эмоции )
  • Что такое эмоции?
  • Какими бывают эмоции?
  1. Работа с учеником с.39
  • Давайте прочитаем об этом в учебнике.
  • Какими же бывают чувства и эмоции? (Положительными и отрицательными )
  • Какие из них помагают сохранить здоровье?
  • Какие эмоции, чувства вызывают плохое настроение, разрушают здоровье? (Грусть, волнение, стресс, горе)
  1. Физкультминутка

Мы здоровыми растём,

Вместе с солнышком встаём!

Для  здоровья, настроенья
Выполняем упражненья:

Руки вверх, на пояс, вниз.

Потянись!

Улыбнись!

То присели, то нагнулись,

И опять же улыбнулись!

  1. Распознавание эмоций
  • При общении очень важно уметь определять, какие эмоции испытывает человек в даный момент. На что же обращают внимание люди, глядя на лица людей? (На глаза, брови, губы )
  • Сейчас мы научимся определять эмоциональное состояние человека, наблюдая за его выражением лица. Обратите внимание на :

Рот – открыт или закрыт

Губы – опущены или приподняты уголки

Глаза – раскрыты или сужены

Брови – сдвинуты или приподняты

  • Сейчас мы узнаем, умеете ли вы определять эмоции человека глядя на его лицо. А для этого заглянем в волшебный теремок, в котором живут герои разных сказок.

( Демонстрация героев разных сказок: Чебурашка, Баба-Яга и т.д. ).

  • Молодцы, вы правильно умеете определять эмоциональное состояние других людей.
  1. Работа в группах
  • Давайте теперь попробуем нарисовать у себя на листочках в круге эмоции:
  1. Группа – радость,
  2. Группа – грусть,
  3. Группа – гнев,
  4. Группа – страх,
  5.  Группа – удивление.
  • А сейчас проверим, правильно ли вы справились с заданием.
  • Какие из этих эмоций могут нанести вред человеку? (Злость, гнев, обида, зависть, ярость, печаль, презрение, отвращение).
  • Какие эмоции можно назвать нашими друзями? (Радость, восторг, спокойствие)
  • Каких эмоций больше, отрицательных или положительных?

Конечно отрицательных и с ними нужно бороться. И здесь не обойтись без знания специальных способов избавления от плохих эмоций.

  1. Работа в парах

Способы избавления от нежелательных эмоций

    А) Перед вами два листочка: белого и черного цветов. Напишите     на чёрном листе те эмоции, которые вам мешают общаться, а на белом те, которые помогают общаться.

  • Назовите плохие эмоции; хорошие.
  • А теперь разорвите чёрные листы с плохими эмоциями и это поможет вам избавиться от них.
  • Как ещё можно «побороть врагов настроения»? (Прогуляться, почитать весёлую книгу, порисовать)

Б) Теперь представим, что нас чем-то разозлили, да так, что «кулаки чешутся». Представили?

—  Но мы знаем, что любой спор или конфликт можно решить мирным путём. Поэтому нужно себя успокоить.

—  Как это сделать?

Сожмём кулачки со всей силы и посчитаем про себя до 20. Стало легче?

В) Побороть отрицательные эмоции может помочь и музыка. И сейчас мы послушаем несколько композиций, постараемся понаблюдать, какие чувства вызывает даная музыка. («Чунга-чанга», «Песенка Чебурашки», «Колыбельная»).

—  Какие чувства вы испытывали?

—  Можно ли сказать, что музыка влияет на наше настроение, на  наши эмоции?

Г) Обратили ли вы внимание, как менялось ваше дыхание?

     Когда человек злится, его дыхание учащается, а когда грустит –   успокаивается.

  • Давайте представим, что мы опаздываем на поезд и пытаемся его догнать, мы в ярости , быстро дышим. Нам нужно успокоиться.
  • Как это сделать? Наберём сначала много воздуха через нос, как бы надуем воздушный шар. А тепер представьте, что в шаре образовалась маленькая дырочка и он потихоньку начал спускаться.( Выдыхаем воздух через рот.)
  • Вы чувствуете, как мы потихеньку успокаиваемся?

Вот такая дыхательная гимнастика может помочь нам в борьбе с нашими отрицательными эмоциями.

ІV. Закрепление

  1. Дидактическая игра «Ромашка» (Дети отрывают лепесток ромашки, знакомятся с описанной ситуацией и находят выход).

Ситуации:

⌂Друг не пригласил тебя на свой день рождения;

⌂Ребята не берут тебя в игру;

⌂Ты получил плохую оценку;

⌂Ты потерял деньги;

⌂Ты поссорился с другом.

  1. Дидактическая игра «Зеркало» (Улыбнуться и настроение улучшится)
  2. Дидактическая игра «Угадай эмоцию по интонации» (На карточках написаны названия эмоций. Дети произносят вслух фразу «Скоро каникулы» с разной эмоциональной окраской. Остальные дети угадывают эмоцию.)
  3. Дидактическая игра «Собери пословицу»

Работа в тетради с.57

  • Почему так говорят: «Злой плачет от зависти, а добрый – от радости».

V. Итог

— Какие эмоции мы выберем для своего здоровья?

— Посмотрите на доску и вспомните наш девиз …

Я умею думать,

Я умею рассуждать.

Что полезно для здоровья,

То и буду выбирать.

— Что нужно делать, чтобы положительных эмоций было больше?

 

 

Положительных эмоций много не бывает.

28 января 2020 г.

Оздоровительная кампания. Все школьники, независимо от возраста, с нетерпением ждут, когда наступят каникулы. Кто-то мечтает выспаться, другие – вдоволь нагуляться, третьи – просто расслабиться, пройти все уровни любимой компьютерной игры или полежать на диване с пультом от телевизора в руках.

Но есть и те, которые предпочитают более активный отдых, поэтому отправляются во время каникул в оздоровительные лагеря. Для определённой категории детей такую возможность предоставляет Центр социальной защиты населения.

Я работаю в Центре уже давно, и в мои должностные обязанности входит оформление и сопровождение ребят к месту отдыха и обратно. Когда мы едем в лагерь, кто-то сразу засыпает (как правило, это раннее утро), кто-то играет на смартфоне, кто-то вполголоса беседует с соседом, но все они с нетерпением ждут прибытия на место, чтобы побыстрее увидеть, как там — в лагере. А я узнаю о том, как там, во время дороги назад, потому что дети делятся впечатлениями и бурно обсуждают интересные моменты.

В этом году в новогодние каникулы лев-толстовские ребятишки бесплатно отдохнули в оздоровительно-реабилитационных комплексах «Клён» Задонского района и «Лесная сказка» Грязинского района. В день возвращения был сильный снегопад, я стояла на месте сбора в областном центре и ждала транспорт с детьми, сильно нервничая, — дорога всё ухудшалась, а путь до дома был неблизкий. Вот подъехали автобусы, и площадь сразу наполнилась голосами и людьми — детьми, воспитателями, вожатыми, встречающими, сопровождающими. И если в день заезда ребята «кучковались» только со своими, с интересом поглядывая на приехавших из других районов детей, то в день расставания они уже прощается, как старые знакомые, обнимаются, плачут, обмениваются адресами и телефонами. А потом всю дорогу мои подопечные с восторгом обсуждают дни в лагере, которые пролетели так быстро. По их рассказам, свободной минутки у них совершенно не было. Опытные педагоги — настоящие профессионалы своего дела — провели с ними огромное количество интересных спортивных и культурно-развлекательных мероприятий. Работало много кружков по интересам. Дети совершали прогулки по лесу и вообще много времени проводили на свежем воздухе. Старших возили на экскурсию в Задонск.

В лагере каждому ребёнку предоставляется возможность попробовать силы в чём-то новом. Например, Даниил Полянский занял первое место в турнире по шашкам, а до этого практически в них не играл. Алина Першина с удовольствием посещала кружок «Меткий стрелок» и получила грамоту, как самая меткая девочка смены. Много восхищённых слов было от самой младшей из группы отдыхавших Вероники Холодковой. В лагере она побывала впервые и увлечённо рассказывала, как весело они проводили время, как участвовали в рождественских колядках, как вкусно их кормили и насколько замечательными были их вожатые и воспитатели. Ребятам постарше очень понравились дискотеки, которые проходили в лагере ежедневно.

Дорога обратно обычно проходит весело: дети поют песни, читают речёвки, кричалки, считалки, разученные в лагере. Перебивая друг друга, рассказывают, чем занимались, как им было весело и интересно. А кто-то смотрит в окно, грустит о том, что быстро пролетело время, и мечтает о следующей поездке в оздоровительно-реабилитационный комплекс.

Кстати, по путёвкам, предоставленным Центром социальной защиты населения, в 2019 году отдохнули 137 юных жителей Лев- Толстовского района.

Татьяна Синичкина, специалист по социальной работе.

Поделиться в соцсетях:

Актуальные новости

Роль позитивных эмоций в позитивной психологии

Am Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2011 24 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3122271

NIHMSID: NIHMS305177

Теория Broaden-and-Build положительных эмоций

University of Michigan

. Барбара Л. Фредриксон, Департамент психологии и Исследовательский центр групповой динамики Института социальных исследований Мичиганского университета.

Переписку по этой статье следует направлять Барбаре Л. Фредриксон, Департамент психологии, Мичиганский университет, 525 East University Avenue, Ann Arbor, MI 48109-1109. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Am Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

В этой статье автор описывает новый теоретический взгляд на положительные эмоции и помещает эту новую точку зрения в развивающуюся область положительной психологии.Теория расширения и развития утверждает, что переживания положительных эмоций расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, что, в свою очередь, служит для наращивания их устойчивых личных ресурсов, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов до социальных и психологических ресурсов. Предварительные эмпирические данные, подтверждающие теорию расширения и строительства, рассматриваются, и выявляются открытые эмпирические вопросы, которые еще предстоит проверить. Теория и результаты предполагают, что способность испытывать положительные эмоции может быть фундаментальной силой человека, занимающей центральное место в изучении человеческого процветания.

Задача позитивной психологии — понять и способствовать развитию факторов, которые позволяют людям, сообществам и обществам процветать (Seligman & Csikszentmihalyi, 2000). Какую роль в этой миссии играют положительные эмоции? На первый взгляд ответ кажется простым: положительные эмоции служат маркерами процветания или оптимального благополучия. Определенно моменты в жизни людей, характеризующиеся переживанием положительных эмоций, таких как радость, интерес, удовлетворенность, любовь и тому подобное, — это моменты, когда они не страдают от отрицательных эмоций, таких как тревога, печаль, гнев и отчаяние.В соответствии с этой интуицией было показано, что общий баланс положительных и отрицательных эмоций людей предсказывает их суждения о субъективном благополучии (Diener, Sandvik, & Pavot, 1991). Основываясь на этом открытии, Канеман (1999) предположил, что «объективное счастье» лучше всего можно измерить, отслеживая (а затем обобщая) моментальные переживания людей хорошими и плохими чувствами (но см. Fredrickson, 2000c). Согласно этим взглядам, положительные эмоции сигнализируют о расцвете. Но это еще не все: положительные эмоции также приносят процветание.Причем делают это не только в настоящий, приятный момент, но и в долгосрочной перспективе. Основная идея состоит в том, что положительные эмоции стоит культивировать не только как конечные состояния сами по себе, но и как средство для достижения психологического роста и улучшения самочувствия с течением времени.

Обзор текущих взглядов на эмоции, аффекты и их соответствующие функции обеспечивает важный фон. Далее следует выборочный обзор.

Перспективы эмоций и аффекта

Рабочие определения эмоций и аффекта несколько различаются у разных исследователей.Тем не менее, несмотря на продолжающиеся дискуссии (например, Diener, 1999; Ekman & Davidson, 1994), все больше приходит к выводу, что эмоции являются лишь подмножеством более широкого класса аффективных феноменов. Согласно этой точке зрения, эмоции лучше всего представить как тенденции многокомпонентных реакций, которые проявляются в течение относительно коротких промежутков времени. Обычно эмоция начинается с оценки человеком личного значения некоторого предшествующего события. Этот процесс оценки может быть сознательным или бессознательным, и он запускает каскад тенденций реакции, проявляющихся в слабосвязанных компонентных системах, таких как субъективный опыт, выражение лица, когнитивная обработка и физиологические изменения.

Аффект, более общее понятие, относится к сознательно доступным чувствам. Хотя аффект присутствует в эмоциях (как компонент субъективного опыта), он также присутствует во многих других аффективных явлениях, включая физические ощущения, отношения, настроения и даже аффективные черты. Таким образом, эмоции отличаются от аффекта во многих отношениях. Во-первых, эмоции обычно связаны с некоторыми лично значимыми обстоятельствами (то есть у них есть объект), тогда как аффекты часто бывают свободно плавающими или лишенными объекта (Oatley & Jenkins, 1996; Russell & Feldman Barrett, 1999; Ryff & Singer, в печати).Кроме того, эмоции обычно кратковременны и связаны с многокомпонентными системами, описанными выше, тогда как аффекты часто более продолжительны и могут проявляться только на уровне субъективного опыта (Ekman, 1994; Rosenberg, 1998; Russell & Feldman Barrett, 1999). ). Наконец, эмоции часто концептуализируются как относящиеся к дискретным категориям семей эмоций, таким как страх, гнев, радость и интерес. Аффект, напротив, часто концептуализируется как изменяющийся по двум измерениям: приятность и активация (Russell & Feldman Barrett, 1999) или позитивная и негативная эмоциональная активация (Teilegen, Walson, & Clark, 1999).

Перспективы функций аффекта и эмоций

Положительный аффект, согласно многочисленным теоретикам, способствует поведению приближения (Cacioppo, Gardner, & Berntson, 1999; Davidson, 1993; Watson, Wiese, Vaidya, & Teilegen, 1999) или продолжение действие (Carver & Scheier, 1990; Clore, 1994). С этой точки зрения опыт положительного аффекта побуждает людей взаимодействовать со своим окружением и принимать участие в деятельности, многие из которых адаптируются для человека, его вида или того и другого.Эта связь между положительным аффектом и вовлеченностью в деятельность объясняет часто задокументированное смещение позитивности, или склонность людей часто испытывать умеренный позитивный аффект, даже в нейтральном контексте (Diener & Diener, 1996; Ito & Cacioppo, 1999). Без такого возмещения у людей чаще всего не было бы мотивации взаимодействовать со своим окружением. Тем не менее, при таком противодействии люди проявляют адаптивную предвзятость, чтобы подходить к новым объектам, людям или ситуациям и исследовать их.(См. Соответствующее объяснение суточных паттернов положительной эмоциональной активации в Watson et al., 1999.)

Поскольку положительные эмоции включают в себя компонент положительного аффекта, они также действуют как внутренние сигналы для приближения или продолжения. Тем не менее, положительные эмоции разделяют эту функцию с рядом других положительных аффективных состояний. Сенсорное удовольствие, например, побуждает людей приближаться и продолжать потреблять любой стимул, биологически полезный для них в данный момент (Cabanac, 1971).Точно так же свободно плавающие позитивные настроения мотивируют людей продолжать следовать любой линии мышления или действия, которые они инициировали (Clore, 1994). Таким образом, функциональные описания положительных эмоций, которые подчеркивают тенденции к приближению или продолжению, могут отражать только самый низкий общий знаменатель для всех аффективных состояний, которые разделяют приятное субъективное ощущение, оставляя неизученными дополнительные функции, уникальные для конкретных положительных эмоций.

Теоретики дискретных эмоций часто связывают функцию конкретных эмоций с концепцией конкретных тенденций действия (Frijda, 1986; Frijda, Kuipers, & Schure, 1989; Lazarus, 1991; Levenson, 1994; Oatley & Jenkins, 1996; Tooby). И Космидес, 1990).Например, страх связан с желанием убежать, гнев — с побуждением к атаке, отвращение — с побуждением изгнать и так далее. Дело не в том, что люди неизменно отыгрывают эти побуждения, испытывая определенные эмоции. Скорее, представления людей о возможных вариантах действий сводятся к определенному набору вариантов поведения. Ключевая идея с этой точки зрения состоит в том, что конкретная склонность к действию — это то, что делает эмоцию эволюционно адаптивной: это одни из тех действий, которые предположительно лучше всего работали, помогая предкам человека выжить в жизненных ситуациях (Tooby & Cosmides, 1990).Другая ключевая идея с точки зрения конкретных эмоций заключается в том, что определенные тенденции к действию и физиологические изменения идут рука об руку. Так, например, когда кто-то испытывает желание убежать из-за страха, тело этого человека реагирует мобилизацией соответствующей автономной поддержки на возможность бега (Levenson, 1994).

Хотя для описания функции определенных положительных эмоций были задействованы определенные тенденции к действию, тенденции к действию, идентифицированные для положительных эмоций, заметно расплывчаты и недоопределены (Fredrickson & Levenson, 1998).Например, радость связана с бесцельной активизацией, интерес — с присутствием, а удовлетворение — с бездействием (Frijda, 1986). Эти тенденции слишком общие, чтобы их можно было назвать конкретными (Fredrickson, 1998). Они напоминают общие побуждения сделать что-либо или сделать не что иное, как побуждения сделать что-то вполне конкретное, например, бежать, атаковать или плюнуть. Это неприятно: если тенденции к действию, вызванные положительными эмоциями, расплывчаты, их влияние на выживание может быть несущественным. Таким образом, как и точка зрения, сосредоточенная на общих тенденциях подхода, точка зрения, сосредоточенная на конкретных тенденциях действия, дает неполный анализ функции положительных эмоций.

Теория развития и расширения положительных эмоций

Чтобы углубить понимание в этой области, я сформулировал новую теоретическую модель, которая лучше отражает уникальные эффекты положительных эмоций. Я называю это теорией расширения и построения положительных эмоций (Fredrickson, 1998). Эта теория утверждает, что определенные дискретные положительные эмоции — включая радость, интерес, удовлетворенность, гордость и любовь — хотя феноменологически различны, все они обладают способностью расширять сиюминутный репертуар мыслей и действий людей и наращивать их устойчивые личные ресурсы, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов. к социальным и психологическим ресурсам.

Я противопоставляю эту новую теорию (o традиционные модели, основанные на определенных тенденциях действия. Определенные тенденции действия хорошо работают для описания функции отрицательных эмоций, и их следует сохранить для моделей этого подмножества эмоций. Без потери теоретических нюансов, конкретное действие Тенденцию можно переопределить как результат психологического процесса, который сужает сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, вызывая в памяти побуждение действовать определенным образом (например, убежать, атаковать, изгнать).В опасной для жизни ситуации суженный репертуар мысли и действия способствует быстрым и решительным действиям, которые приносят прямую и немедленную пользу. Конкретные тенденции к действию, вызываемые отрицательными эмоциями, представляют собой действия, которые, вероятно, лучше всего помогали спасать жизни и конечности предков человека в аналогичных ситуациях.

Хотя положительные эмоции могут возникать при неблагоприятных обстоятельствах, типичный контекст положительных эмоций не является опасной для жизни ситуацией. Таким образом, психологический процесс, который сужает репертуар мгновенных мыслей и действий человека, чтобы способствовать быстрым и решительным действиям, может не понадобиться.Вместо этого положительные эмоции радости, интереса, удовлетворенности, гордости и любви, по-видимому, имеют дополнительный эффект: они расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, расширяя спектр мыслей и действий, которые приходят в голову (Fredrickson, 1998; Fredrickson И Браниган, 2001). Это утверждение подтверждается концептуальным анализом ряда положительных эмоций. Например, радость расширяется за счет побуждения к игре, расширению границ и творчеству. Эти побуждения проявляются не только в социальном и физическом поведении, но также в интеллектуальном и артистическом поведении (Ellsworth & Smith, 1988; Frijda, 1986).Интерес, феноменологически отличная положительная эмоция, расширяется за счет побуждения исследовать, воспринимать новую информацию и опыт и расширять себя в процессе (Csikszentmihalyi, 1990; Izard, 1977; Ryan & Deci, 2000; Tomkins, 1962). Удовлетворенность, третья особая положительная эмоция, расширяется за счет побуждения смаковать текущие жизненные обстоятельства и интегрировать эти обстоятельства в новые взгляды на себя и на мир (Изард, 1977). Гордость, четвертая особая положительная эмоция, которая следует за личными достижениями, расширяется за счет побуждения делиться новостями о своих достижениях с другими и предвидеть еще большие достижения в будущем (Lewis, 1993).Любовь, концептуализированная как смесь различных положительных эмоций (например, радости, интереса, удовлетворенности), переживаемых в контексте безопасных, близких отношений (Izard, 1977), расширяется за счет создания повторяющихся циклов побуждений поиграть, исследовать и смаковать переживания. любимые. Эти различные склонности мысли и действия — играть, исследовать, наслаждаться и интегрировать или предвидеть будущие достижения — каждая представляет способы, которыми положительные эмоции расширяют привычные способы мышления или действия (Fredrickson, 1998,2000a; Fredrickson & Branigan, 2001) .

В отличие от отрицательных эмоций, которые несут прямые и немедленные адаптивные преимущества в ситуациях, угрожающих выживанию, расширенный репертуар мысли и действия, вызванный положительными эмоциями, имеет другие преимущества. В частности, такое расширенное мышление несет косвенные и долгосрочные адаптивные преимущества, поскольку расширение создает устойчивые личные ресурсы, которые функционируют как резервы, которые будут использоваться позже для управления будущими угрозами.

Возьмем, к примеру, игру — влечение, связанное с радостью.Исследования на животных показали, что специфические формы игры в погоню, очевидные у молодых особей вида, такие как натиск на гибкий саженец или ветвь и катапультирование в неожиданном направлении, наблюдаются у взрослых особей этого вида исключительно во время избегания хищников (Dolhinow, 1987). Такие соответствия предполагают, что детские игры создают устойчивые физические ресурсы (Boulton & Smith, 1992; Caro, 1988). Игра также создает устойчивые социальные ресурсы: социальная игра с ее общим весельем, азартом и улыбками создает прочные социальные связи и привязанности (Aron, Norman, Aron, McKenna, & Heyman, 2000; Lee, 1983; Simons, McCluskey-Fawcett, & Papini, 1986), которые могут стать локусом последующей социальной поддержки.Детские игры также создают устойчивые интеллектуальные ресурсы за счет повышения уровня творчества (Sherrod & Singer, 1989), создания теории разума (Leslie, 1987) и поддержки развития мозга (Panksepp, 1998). Другие положительные эмоции, такие как интерес, удовлетворенность, гордость и любовь, аналогичным образом увеличивают личные ресурсы человека, начиная от физических и социальных ресурсов до интеллектуальных и психологических ресурсов. (Более подробные описания теории расширения и наращивания доступны в Fredrickson, 1998, 2000a, в печати; Fredrickson & Branigan, 2001.)

Важно отметить, что личные ресурсы, накопленные во время состояний положительных эмоций, концептуализируются как долговечные. Они переживают преходящие эмоциональные состояния, которые привели к их приобретению. Следовательно, зачастую побочным эффектом переживания положительных эмоций является увеличение личных ресурсов. Эти ресурсы действуют как резервы, которые можно использовать в последующие моменты и в различных эмоциональных состояниях.

Короче говоря, теория «расширяй и развивай» описывает форму положительных эмоций в терминах расширенного репертуара мысли и действия и описывает их функцию с точки зрения создания устойчивых личных ресурсов.Таким образом, теория предлагает новый взгляд на эволюционировавшее адаптивное значение положительных эмоций. Человеческие предки, поддавшиеся побуждению, вызванному положительными эмоциями, играть, исследовать и т. Д., Как следствие, накопили больше личных ресурсов. Когда эти же предки позже столкнулись с неизбежными угрозами для жизни и здоровья, их большие личные ресурсы повлекли бы за собой большие шансы на выживание и, в свою очередь, большие шансы прожить достаточно долго, чтобы размножаться. Таким образом, в той мере, в какой способность испытывать положительные эмоции закодирована генетически, эта способность посредством процесса естественного отбора стала бы частью универсальной человеческой природы.

Доказательства теории расширения и построения

Эмпирическое подтверждение нескольких ключевых положений теории расширения и развития может быть получено из множества дисциплин психологии, начиная от познания и внутренней мотивации до стилей привязанности и поведения животных (обзор см. в Fredrickson, 1998). Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции расширяют сферу внимания, познания и действия и создают физические, интеллектуальные и социальные ресурсы.Тем не менее, большая часть этих свидетельств, поскольку они предшествовали теории расширения и строительства, лишь косвенно подтверждают эту модель. С тех пор мы с моими сотрудниками начали прямые проверки гипотез, взятых из теории расширения и строительства. Хотя еще предстоит проделать большую работу, я кратко опишу здесь наши предварительные выводы. Я надеюсь, что это первоначальное свидетельство вызовет интерес у читателей к проведению дальнейших исследований положительных эмоций, которые могут служить для проверки и уточнения теории расширения и развития (Fredrickson, 2000b).

Положительные эмоции расширяют репертуар мыслей и действий

Основополагающие доказательства утверждения о том, что положительные эмоции расширяют репертуары мгновенных мыслей и действий людей, получены в результате двух десятилетий экспериментов, проведенных Айзеном и его коллегами (обзор см. В Isen, 2000). Они документально подтвердили, что люди, испытывающие положительный аффект, демонстрируют модели мышления, которые являются особенно необычными (Isen, Johnson, Mertz, & Robinson, 1985), гибкими (Isen & Daubman, 1984), творческими (Isen, Daubman, & Nowicki, 1987), интегративный (Isen, Rosenzweig, & Young, 1991), открытый для информации (Estrada, Isen, & Young, 1997) и эффективный (Isen & Means, 1983; Isen et al., 1991). Они также показали, что те, кто испытывает положительный аффект, проявляют повышенное предпочтение разнообразию и принимают более широкий спектр вариантов поведения (Kahn & Isen, 1993). В общих чертах, Айзен предположил, что положительный аффект производит «широкую, гибкую когнитивную организацию и способность интегрировать разнообразный материал» (Isen, 1990, стр. 89), эффекты, недавно связанные с повышением уровня дофамина в мозге (Ashby, Isen, & Туркен, 1999). Таким образом, хотя работа Айзена не нацелена на конкретные положительные эмоции или мыслительные тенденции как таковые, она предоставляет убедительные доказательства того, что положительный аффект расширяет познание.В то время как давно известно, что отрицательные эмоции сужают внимание людей, заставляя их скучать по лесу за деревьями (или по стилю одежды подозреваемого для оружия), недавние исследования показывают, что положительные эмоции могут расширять внимание (Derryberry & Tucker, 1994). Доказательства поступают из исследований, в которых используются глобально-локальные парадигмы обработки изображений для оценки искажений в фокусе внимания. Отрицательные состояния, такие как тревога, депрессия и неудача, предсказывают локальные предубеждения, согласующиеся с ограниченным вниманием, тогда как положительные состояния, такие как субъективное благополучие, оптимизм и успех, предсказывают глобальные предубеждения, согласующиеся с расширенным вниманием (Basso, Schefft, Ris, & Dember , 1996; Деррибери и Такер, 1994).

Эти данные обеспечивают начальную эмпирическую основу для гипотезы, взятой из теории расширения и развития, о том, что различные типы положительных эмоций служат для расширения репертуаров мгновенных мыслей и действий людей, в то время как отдельные типы отрицательных эмоций служат для сужения этих же репертуаров. . Вместе с Кристин Браниган я проверила эту расширяющую гипотезу, показав участникам исследования короткие эмоционально вызывающие воспоминания видеоклипы, вызывающие определенные эмоции радости, удовлетворенности, страха и гнева.Мы также использовали неэмоциональный клип в качестве нейтрального условия контроля. Сразу после каждого видеоклипа мы измеряли широту репертуара мыслей и действий участников. Мы попросили их отойти от специфики фильма и представить себе ситуацию, в которой могут возникнуть похожие чувства. Затем мы попросили их перечислить, что они хотели бы сделать прямо сейчас, учитывая это чувство. Участники записывали свои ответы на 20 пустых строках, которые начинались с фразы «Я бы хотел».

Подсчитав то, что перечислил каждый участник, мы с Браниганом обнаружили поддержку гипотезы расширения.Участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) определили больше вещей, которые они хотели бы делать правильно, чем те, которые находятся в двух состояниях отрицательных эмоций (страх и гнев), и, что более важно, относительно тех, которые находятся в состоянии нейтрального контроля. . Те, кто находился в условиях двух отрицательных эмоций, также называли меньше вещей, чем те, кто находился в состоянии нейтрального контроля (Fredrickson & Branigan, 2000).

Эти данные предоставляют предварительные доказательства того, что два различных типа положительных эмоций — состояние высокой активации радости и состояние низкой активации удовлетворенности — каждый из них создает более широкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние.Точно так же два различных типа отрицательных эмоций — страх и гнев — производят более узкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние. Такой набор результатов подтверждает основное положение теории «расширяй и развивай»: отчетливые положительные эмоции расширяют круг мыслей и действий, которые приходят в голову. Напротив, отчетливые отрицательные эмоции, как следует из моделей, основанных на определенных тенденциях к действию, сужают этот же массив.

Несмотря на эти обнадеживающие первоначальные данные, возникает много вопросов: Есть ли у других положительные и отрицательные эмоции (например,g., интерес, гордость, любовь и печаль, отвращение) соответствуют этим эффектам? Распространяются ли эффекты на другие показатели расширенного познания? Если да, то какие основные когнитивные процессы лежат в основе этого явления? Расширяют ли отчетливые положительные эмоции (а отчетливые отрицательные сужают) объем внимания или объем рабочей памяти? Каковы неврологические основы? Опосредуются ли эти эффекты изменением уровней циркулирующего в мозге дофамина, как предположили Эшби и его коллеги (1999)? Какие мозговые структуры, цепи и процессы задействованы? Наконец, как расширенный репертуар мысли и действия преобразуется в решения и действия? Эти и другие вопросы дают направление для будущей работы.

Положительные эмоции отменяют затяжные отрицательные эмоции

Свидетельства расширяющейся гипотезы имеют четкое значение для стратегий, которые люди используют для регулирования своего переживания отрицательных эмоций. Если отрицательные эмоции сужают репертуар мгновенных мыслей и действий, а положительные эмоции расширяют тот же репертуар, тогда положительные эмоции должны действовать как эффективное противоядие от затяжных эффектов отрицательных эмоций. Другими словами, положительные эмоции могут исправить или нейтрализовать последствия отрицательных эмоций; мои коллеги и я называем это отменяющей гипотезой (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson, Mancuso, Branigan, & Tugade, в печати).Базовое наблюдение о том, что положительные эмоции (или их ключевые компоненты) каким-то образом несовместимы с отрицательными эмоциями, не ново и было продемонстрировано в более ранних работах по тревожным расстройствам (например, систематическая десенсибилизация; Wolpe, 1958), мотивации (например, оппонент-процесс теория; Соломон и Корбит, 1974) и агрессия (например, принцип несовместимых ответов; Барон, 1976). Даже в этом случае точный механизм, в конечном итоге ответственный за эту несовместимость, не был должным образом идентифицирован.Может сыграть роль расширяющая функция положительных эмоций. Расширяя сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, положительная эмоция может ослабить влияние отрицательной эмоции на его разум и тело, разрушив или отменив подготовку к определенному действию.

Одним из маркеров специфических тенденций действий, связанных с отрицательными эмоциями, является повышенная сердечно-сосудистая активность, которая перераспределяет кровоток к соответствующим скелетным мышцам. Таким образом, в контексте отрицательных эмоций положительные эмоции должны ускорять восстановление или устранять эту сердечно-сосудистую реактивность, возвращая тело к более средним уровням активации.Ускоряя восстановление сердечно-сосудистой системы, положительные эмоции создают телесный контекст, подходящий для реализации более широкого спектра вызываемых мыслей и действий.

Мои сотрудники и я проверили эту отменяющую гипотезу, сначала вызвав у всех участников высокоактивную негативную эмоцию (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., В печати). В одном исследовании (Fredrickson et al., В печати) мы использовали ограниченное по времени задание на подготовку речи. Всего за одну минуту участники подготовили речь на тему «Почему вы хороший друг», полагая, что их выступление будет записано на видео и оценено их сверстниками.Это речевое задание вызывало субъективное переживание беспокойства вместе с увеличением частоты сердечных сокращений, периферической вазоконстрикции, а также систолического и диастолического артериального давления. В этом контексте симпатического возбуждения, связанного с тревогой, мы случайным образом назначили участников для просмотра одного из четырех фильмов. Два фильма вызвали умеренные положительные эмоции (радость и удовлетворение), а третий служил нейтральным контрольным условием. Примечательно, что эти три фильма при просмотре после исходного состояния покоя практически не вызывают сердечно-сосудистой реактивности (Fredrickson et al., в прессе). Таким образом, два фильма с положительными эмоциями, использованные в этом исследовании, неотличимы от нейтральных в отношении сердечно-сосудистых изменений. Наш четвертый фильм вызвал печаль. Мы выбрали печаль в качестве дополнительного сравнения, потому что среди отрицательных эмоций она не была окончательно связана с тенденцией к высокоэнергетическим действиям и, таким образом, могла быть претендентом на ускорение восстановления сердечно-сосудистой системы.

Гипотеза отмены предсказывает, что те, кто испытывает положительные эмоции вслед за высокоактивной отрицательной эмоцией, быстрее выздоровеют от сердечно-сосудистой системы.Мы с коллегами проверили это, измерив время, прошедшее с начала произвольно назначенного фильма до тех пор, пока сердечно-сосудистые реакции, вызванные отрицательной эмоцией, не вернулись к исходному уровню. В трех независимых выборках участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) продемонстрировали более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы, чем участники в нейтральном контрольном состоянии. Участники в состоянии печали выздоравливали дольше всех (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., в прессе).

Хотя два фильма с положительными эмоциями и нейтральный фильм не различались по тому, что они делают с сердечно-сосудистой системой, эти данные предполагают, что они действительно различаются в том, что они могут отменить в рамках этой системы. Два различных типа положительных эмоций — легкая радость и удовлетворенность — обладают общей способностью нейтрализовать сохраняющиеся сердечно-сосудистые последствия отрицательных эмоций. Хотя точные когнитивные и физиологические механизмы разрушающего эффекта остаются неизвестными, теория расширения и наращивания предполагает, что расширение на когнитивном уровне опосредует уничтожение на уровне сердечно-сосудистой системы.Феноменологически положительные эмоции могут помочь людям рассматривать события своей жизни в более широком контексте, уменьшая резонанс любого конкретного отрицательного события. Возможно, указывая на физиологические маркеры эффектов расширения, некоторые предположили, что парасимпатический контроль сердца (измеряемый как вариабельность сердечного ритма или респираторная синусовая аритмия) лежит в основе положительных эмоций, а также способности регулировать отрицательные эмоции (Fox, 1989; McCraty, Atkinson, Tiller, Rein, & Watkins, 1995; Porges, 1995).Проверка этих предложений и распространение работы на другие эмоции и другие контексты обеспечивают дорожную карту для будущих исследований.

Положительные эмоции подпитывают психологическую устойчивость

Свидетельства о разрушающем эффекте положительных эмоций предполагают, что люди могут улучшить свое психологическое благополучие, а, возможно, и свое физическое здоровье, культивируя опыт положительных эмоций в подходящие моменты, чтобы справиться с отрицательными эмоциями ( Фредриксон, 2000а). Фолкман и его коллеги сделали аналогичные заявления о том, что переживания положительного аффекта во время хронического стресса помогают людям справиться с ситуацией (Folkman, 1997; Folkman & Moskowitz, 2000; Lazarus, Kanner & Folkman, 1980).Доказательства, подтверждающие это утверждение, могут быть получены из экспериментов, показывающих, что положительный аффект способствует вниманию к отрицательной, релевантной информации (Reed & Aspinwall, 1998; Trope & Neter, 1994; Trope & Pomerantz, 1998; обзор см. В Aspinwall, 1998). . Экстраполируя эти результаты, Аспинуолл (2001) описал, как положительный аффект и положительные убеждения служат ресурсами для людей, справляющихся с невзгодами (см. Также Aspinwall & Taylor, 1997; Taylor, Kemeny, Reed, Bower, & Gruenewald, 2000).

Кажется правдоподобным, что некоторые люди в большей степени, чем другие, могут интуитивно понимать и использовать преимущества положительных эмоций в своих интересах. Одно из индивидуальных отличий кандидата — психологическая стойкость. Считается, что устойчивые люди быстро и эффективно восстанавливаются после стрессовых переживаний, так же как упругие металлы сгибаются, но не ломаются (Carver, 1998; Lazarus, 1993). Это теоретическое определение устойчивости предполагает, что, по сравнению с их менее устойчивыми сверстниками, у устойчивых людей будет более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы после высокоактивной негативной эмоции.Кроме того, теория расширения и наращивания предполагает, что эта способность возвращаться к исходному уровню сердечно-сосудистой системы может подпитываться переживанием положительных эмоций.

С Мишель Тугаде я проверил эти две гипотезы об устойчивых людях, используя одно и то же задание на подготовку речи с ограниченным временем действия (описанное ранее), чтобы вызвать высокоактивную негативную эмоцию. Мы измерили психологическую устойчивость с помощью шкалы самоотчетов Блока и Кремена (1996). Интересно отметить, что устойчивость не предсказывала уровни тревожности, о которых участники сообщали во время речевой задачи, или величину их сердечно-сосудистых реакций на стрессовую задачу, и то и другое было значительным.Однако устойчивость предсказывала сообщения участников о положительных эмоциях. Еще до того, как была введена речевая задача, более устойчивые люди сообщали о более высоких уровнях ранее существовавшего положительного влияния на начальную оценку настроения. Когда позже их спросили, как они себя чувствовали на этапе подготовки к сжатой речи, более устойчивые люди ответили, что наряду с высоким уровнем тревожности они также испытали более высокий уровень счастья и интереса.

Как и предсказывалось теоретическим определением психологической устойчивости, более устойчивые участники демонстрировали значительно более быстрое возвращение к исходным уровням сердечно-сосудистой активации после речевого задания.Более того, как предсказывает теория расширения и наращивания, эта разница во времени, необходимом для восстановления сердечно-сосудистой системы, была опосредована различиями в положительных эмоциях (Tugade & Fredrickson, 2000).

Эти данные показывают, что положительные эмоции могут способствовать психологической устойчивости. Таким образом, по сути, стойкие люди могут быть — сознательно или невольно — опытными пользователями разрушительного эффекта положительных эмоций. Опять же, из этого первоначального исследования возникают вопросы: намеренно ли устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы справиться с ними? Если да, то как они это делают? Фолкман и Московиц (2000) определили три типа совладания, которые могут вызвать положительный аффект во время стрессовых обстоятельств: позитивная переоценка, проблемно-ориентированное копинг и наполнение обычных событий позитивным смыслом.Используют ли устойчивые люди одну или все эти стратегии? Если да, можно ли обучить этим стратегиям менее устойчивых людей? Наконец, думают ли устойчивые люди шире, как предполагает теория расширения и развития? Если да, то позволяет ли расширенное мышление людям находить позитивный смысл в невзгодах? Опять же, эти оставшиеся вопросы дают направление для будущей работы.

Положительные эмоции повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали к улучшению эмоционального благополучия

Предварительные данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции могут подпитывать индивидуальные различия в устойчивости.Отмечая, что психологическая устойчивость является постоянным личным ресурсом, теория расширения и развития делает более смелое предположение о том, что опыт положительных эмоций может также со временем повысить психологическую устойчивость, а не просто отразить ее. То есть в той мере, в какой положительные эмоции расширяют сферу внимания и познания, обеспечивая гибкое и творческое мышление, они также должны увеличивать устойчивые ресурсы людей (Aspinwall, 1998, 2001; Isen, 1990). В свою очередь, создавая этот психологический ресурс, положительные эмоции должны улучшать последующее эмоциональное благополучие людей.В соответствии с этой точкой зрения, исследования показали, что люди, испытывающие положительные эмоции во время тяжелой утраты, с большей вероятностью будут развивать долгосрочные планы и цели. Наряду с положительными эмоциями планы и цели предсказывают большее психологическое благополучие через 12 месяцев после родов (Stein, Folkman, Trabasso, & Richards, 1997; соответствующие работы см. Bonanno & Keltner, 1997; Keltner & Bonanno, 1997). Один из способов пережить положительные эмоции перед лицом невзгод — это найти положительный смысл в обычных событиях и в самих невзгодах (Affleck & Tennen, 1996; Folkman & Moskowitz, 2000; Fredrickson, 2000a).Важно отметить, что связь между положительным смыслом и положительными эмоциями считается взаимной: не только нахождение положительного значения вызывает положительные эмоции, но и положительные эмоции, поскольку они расширяют мышление, должны увеличивать вероятность нахождения положительного значения в последующих событиях ( Фредриксон, 2000а).

Эти предполагаемые взаимные отношения между положительными эмоциями, расширенным мышлением и положительным смыслом предполагают, что со временем эффекты положительных эмоций должны накапливаться и усугубляться.Расширенное внимание и познание, вызванное более ранним переживанием положительных эмоций, должно способствовать преодолению трудностей, и это улучшенное копирование должно предсказывать будущие переживания положительных эмоций. По мере продолжения этого цикла люди укрепляют свою психологическую устойчивость и улучшают свое эмоциональное благополучие.

В когнитивной литературе по депрессии уже задокументирована нисходящая спираль, в которой депрессивное настроение и порождаемое им суженное пессимистическое мышление взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к постоянно ухудшающимся настроениям и даже клиническим уровням депрессии (Peterson & Seligman, 1984 ).Теория расширения и развития предсказывает сопоставимую восходящую спираль, в которой положительные эмоции и порождаемое ими расширенное мышление также взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к заметному повышению эмоционального благополучия. Положительные эмоции могут запускать эти восходящие спирали, отчасти за счет повышения устойчивости и влияния на то, как люди справляются с невзгодами. (Дополнительное обсуждение восходящих спиралей см. В Aspinwall, 1998, 2001.)

Вместе с Томасом Джойнером я провел предварительную перспективную проверку гипотезы о том, что посредством расширения когнитивных функций положительные эмоции вызывают восходящую спираль к повышению эмоционального благополучия.Мы оценили положительные и отрицательные эмоции, а также концепцию, которую мы назвали широким кругозором , в двух временных точках с разницей в пять недель. Широкий кругозор выявлялся с помощью таких пунктов, как «подумайте о различных способах решения проблемы» и «постарайтесь отойти от ситуации и быть более объективным».

Наши данные показали явное свидетельство восходящей спирали. Люди, которые испытывали больше положительных эмоций, чем другие, со временем становились более устойчивыми к невзгодам, о чем свидетельствует повышение их способности справляться с трудностями.В свою очередь, эти улучшенные навыки совладания предсказывали рост положительных эмоций с течением времени (Fredrickson & Joiner, 2000).

Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции и широкий кругозор взаимно дополняют друг друга. Положительные эмоции не только заставляют людей чувствовать себя хорошо в настоящем, но также благодаря своему влиянию на расширенное мышление положительные эмоции повышают вероятность того, что люди будут чувствовать себя хорошо в будущем. Поскольку широкий кругозор является формой психологической устойчивости, эти данные согласуются с предсказанием, сделанным на основе теории расширения и развития, о том, что мгновенные переживания положительных эмоций могут создавать устойчивые психологические ресурсы и запускать восходящие спирали в направлении улучшения эмоционального благополучия. существование.

Опять же, из этих данных возникает много вопросов. Сохраняется ли этот эффект восходящей спирали в течение более длительных интервалов времени и в отношении других показателей благополучия и расширения? Каковы механизмы эффекта? Порождают ли положительные эмоции положительные эмоции в будущем, потому что расширенное мышление, связанное с предыдущими положительными эмоциями, помогает людям решить их первоначальные проблемы, или потому, что это расширенное мышление позволяет людям находить положительный смысл в других жизненных обстоятельствах и, таким образом, испытывать дополнительные положительные эмоции? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимы дальнейшие исследования, в том числе экспериментальные планы.

Заключительные замечания

Какую роль положительные эмоции играют в позитивной психологии? Традиционные взгляды предполагают, что переживания положительных эмоций сигнализируют о благополучии и, возможно, определяют поведение в данный момент. Не умаляя важности этих функций, теория расширения и развития играет гораздо более важную роль в позитивных эмоциях. Теория предполагает, что положительные эмоции, хотя и мимолетные, имеют более долгосрочные последствия. С точки зрения теории «расширяй и развивай», положительные эмоции являются средством индивидуального роста и социальных связей: создавая личные и социальные ресурсы людей, положительные эмоции преобразуют людей к лучшему, давая им лучшую жизнь в будущем.

Более конкретно, теория расширения и развития предполагает, что множественные дискретные положительные эмоции являются важными элементами оптимального функционирования. Таким образом, способность испытывать радость, интерес, удовлетворенность и любовь может быть истолкована как фундаментальные человеческие сильные стороны, приносящие множественные взаимосвязанные выгоды (Fredrickson, 2000e). Мое собственное исследование описывает небольшую часть этих преимуществ. В частности, я показал, что положительные эмоции (а) расширяют репертуар мыслей и действий людей (Fredrickson & Branigan, 2000), (b) устраняют затяжные отрицательные эмоции (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., в печати), (c) подпитывают психологическую устойчивость (Tugade & Fredrickson, 2000), и (d) повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали в сторону повышения эмоционального благополучия (Fredrickson & Joiner, 2000). В дополнение к этой работе, две новые точки зрения подчеркивают длительные личные и социальные преимущества положительных эмоций благодарности (McCullough, Kil-patrick, Emmons, & Larson, 2001; см. Также Fredrickson, 2000d) и возвышения (Haidt, 2000). Я надеюсь, что эти первоначальные открытия вдохновят на дальнейшие исследования положительных эмоций, которые необходимы для проверки, уточнения, поддержки или отказа от теории расширения и построения, что, в свою очередь, будет способствовать развитию позитивной психологии.

Одной из тем, особенно нуждающихся в изучении, является давняя, но мало поддерживаемая гипотеза о том, что положительные эмоции способствуют физическому здоровью (обзоры см. В Ryff & Singer, 1998; Salovey, Rothman, Detweiler, & Steward, 2000). Например, отрицательные эмоции с их повышенной и часто продолжительной активацией сердечно-сосудистой системы вовлечены в этиологию ишемической болезни сердца (Blascovich & Katkin, 1993; Fredrickson et al., 2000; Williams, Barefoot, & Shekelle, 1985).Если положительные эмоции сокращают продолжительность отрицательного эмоционального возбуждения, возможно, они также могут замедлить постепенное прогрессирование болезни (Fredrickson & Levenson, 1998). Известно, что методы релаксации снижают артериальное давление у взрослых гипертоников (Blumenthal, 1985; Schneider et al., 1995), и они могут делать это именно потому, что они извлекают выгоду из расширяющих и отменяющих эффектов удовлетворенности (Fredrickson, 2000a). Кроме того, Рифф и Сингер (1998) предположили, что физическое здоровье зависит от наличия качественных связей с другими и ведения целеустремленной жизни.Недавние данные, кажется, подтверждают это утверждение. Например, люди, которые постоянно испытывали положительные эмоции со своими родителями в детстве, а затем со своими супругами, став взрослыми, были менее чем вдвое ниже, чем другие, демонстрировали высокий уровень совокупного износа тела (Ryff, Singer, Wing и Любовь, в печати). Аналогичным образом, в продольном исследовании 2282 пожилых американцев мексиканского происхождения те, кто сообщил о высоком положительном аффекте, по сравнению с лицами с менее положительным аффектом, в два раза реже стали инвалидом или умерли в течение двухлетнего периода наблюдения (Ostir, Маркидес, Блэк и Гудвин, 2000).Эти новые результаты, хотя и несколько изолированные, подчеркивают идею о том, что положительные эмоции могут иметь важное значение для оптимизации как психологического, так и физического функционирования (Fredrickson, 2000a).

И все же преимущества положительных эмоций, выявленные до сих пор, вероятно, являются лишь верхушкой пресловутого айсберга. Поскольку движение за позитивную психологию вдохновляет на дополнительные исследования положительных эмоций, может быть обнаружено еще больше причин для развития положительных эмоций.

Благодарности

Мое исследование положительных эмоций поддержано грантами MH53971 и MH59615 Национального института психического здоровья, грантом и стипендией факультета Рэкхема Мичиганского университета, а также фондами Фонда Джона Темплтона.

Биография

Барбара Л. Фредриксон

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  • Аффлек Дж., Теннен Х. Создание выгод от невзгод: адаптивная значимость и диспозиционные основы. Журнал личности. 1996; 64: 899–922. [PubMed] [Google Scholar]
  • Арон А., Норман К. С., Арон Е. Н., МакКенна С., Хейман Р. Э. Совместное участие пары в романтических и возбуждающих действиях и испытанное качество отношений. Журнал личности и социальной психологии.2000; 78: 273–284. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ashby FG, Isen AM, Turken AU. Нейропсихологическая теория положительного аффекта и его влияние на познание. Психологическое обозрение. 1999; 106: 529–550. [PubMed] [Google Scholar]
  • Aspinwall LG. Переосмысление роли положительного аффекта в саморегуляции. Мотивация и эмоции. 1998; 22: 1–32. [Google Scholar]
  • Aspinwall LG. Работа с невзгодами: саморегуляция, преодоление трудностей, адаптация и здоровье. В: Тессер А., Шварц Н., редакторы.Справочник Блэквелла по социальной психологии: Том 1. Внутриличностные процессы. Блэквелл; Maiden, MA: 2001. С. 159–614. [Google Scholar]
  • Aspinwall LG, Taylor SE. Стежок во времени: саморегуляция и проактивное копирование. Психологический бюллетень. 1997; 121: 417–436. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барон Р.А. Снижение человеческой агрессии: полевое исследование влияния несовместимых реакций. Журнал прикладной социальной психологии. 1976; 6: 260–274. [Google Scholar]
  • Basso MR, Schefft BK, Ris MD, Dember WN.Настроение и глобально-локальная визуальная обработка. Журнал Международного нейропсихологического общества. 1996; 2: 249–255. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бласкович Дж, Каткин Э. Сердечно-сосудистая реактивность на психологический стресс и болезнь. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1993. [Google Scholar]
  • Block J, Kremen AM. IQ и эго-устойчивость: концептуальные и эмпирические связи и обособленность. Журнал личности и социальной психологии. 1996; 70: 349–361. [PubMed] [Google Scholar]
  • Blumenthal JA.Расслабляющая терапия, биологическая обратная связь и поведенческая медицина. Психотерапия: исследования, практика, обучение. 1985; 22: 516–530. [Google Scholar]
  • Бонанно Г.А., Келтнер Д. Выражение эмоций на лице и течение супружеской утраты. Журнал аномальной психологии. 1997. 106: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boulton MJ, Smith PK. Социальная природа игрового боя и игрового преследования: механизмы и стратегии, лежащие в основе сотрудничества и компромисса. В: Барков Дж., Космидес Л., Туби Дж., Редакторы.Адаптированный разум: эволюционная психология и формирование культуры. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1992. С. 429–444. [Google Scholar]
  • Кабанак М. Физиологическая роль удовольствия. Наука. 1971, 17 сентября, 173: 1103–1107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cacioppo JT, Gardner WL, Berntson GG. Система аффектов имеет компоненты параллельной и комплексной обработки: Форма следует за функцией. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 839–855. [Google Scholar]
  • Caro TM.Адаптивное значение игры: мы приближаемся? Дерево. 1988; 3: 50–54. [PubMed] [Google Scholar]
  • Carver CS. Устойчивость и процветание: проблемы, модели и связи. Журнал социальных проблем. 1998. 54: 245–266. [Google Scholar]
  • Carver CS, Scheier MF. Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Психологическое обозрение. 1990; 97: 19–35. [Google Scholar]
  • Clore GL. Почему ощущаются эмоции. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы.Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 103–111. [Google Scholar]
  • Чиксентмихайи М. Флоу: Психология оптимального опыта. HarperPerennial; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Davidson RJ. Нейропсихология эмоций и аффективного стиля. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 143–154. [Google Scholar]
  • Derryberry D, Tucker DM. Мотивируем фокус внимания. В: Neidenthal PM, Chinaama S, редакторы.Глаз сердца: эмоциональные влияния на восприятие и внимание. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1994. С. 167–196. [Google Scholar]
  • Динер Э. Введение в специальный раздел о структуре эмоций. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 803–804. [PubMed] [Google Scholar]
  • Динер Э., Динер К. Большинство людей счастливы. Психологическая наука. 1996; 7: 181–185. [Google Scholar]
  • Динер Э., Сандвик Э., Павот У. Счастье — это частота, а не интенсивность положительного и отрицательного аффекта.В: Strack F, редактор. Субъективное благополучие: междисциплинарная перспектива. Pergamon Press; Оксфорд, Англия: 1991. С. 119–139. [Google Scholar]
  • Dolhinow PJ. В игре на полях. В: Topoff H, редактор. Читатель естествознания в поведении животных. Издательство Колумбийского университета; Нью-Йорк: 1987. С. 229–237. [Google Scholar]
  • Экман П. Настроения, эмоции и качества. В: Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994.С. 56–58. [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. [Google Scholar]
  • Ellsworth PC, Smith CA. Оттенки радости: модели оценки приятных эмоций. Познание и эмоции. 1988; 2: 301–331. [Google Scholar]
  • Estrada CA, Isen AM, Young MJ. Положительный аффект облегчает интеграцию информации и снижает привязанность к рассуждениям врачей. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми.1997. 72: 117–135. [Google Scholar]
  • Фолкман С. Положительные психологические состояния и преодоление тяжелого стресса. Социальная медицина. 1997. 45: 1207–1221. [PubMed] [Google Scholar]
  • Folkman S, Moskowitz JT. Позитивный аффект и обратная сторона совладания. Американский психолог. 2000. 55: 647–654. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fox NA. Психологические корреляты эмоциональной реактивности первого года жизни. Психология развития. 1989; 25: 364–372. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL.Что хорошего в положительных эмоциях? Обзор общей психологии. 1998. 2: 300–319. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Выращивание положительных эмоций для улучшения здоровья и благополучия. Prevention and Treatment, 3. 2000a Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http://www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030001a.html.
  • Фредриксон БЛ. Проведение исследований положительных эмоций. Prevention and Treatment, 3. 2000b Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030007r.html.
  • Фредриксон БЛ. Извлечение значения из прошлого эмоционального опыта: важность пиков, концов и конкретных эмоций. Познание и эмоции. 2000c; 14: 577–606. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Благодарность и другие положительные эмоции расширяются и укрепляются. В кн .: Председатель Эммонс Р.А., редактор. Разжигая науку благодарности. Симпозиум, спонсируемый Фондом Джона Темплтона; Даллас, Техас: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL.Положительные эмоции как сильные стороны: значение для таксономии VIA. В: Vaillant GA Председатель, редактор. К таксономии сильных сторон и достоинств VIA. Симпозиум, спонсируемый Институтом ценностей в действии и Сетью позитивной психологии; Фогельсвилл, Пенсильвания: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Позитивные эмоции. В: Снайдер CR, Лопес SJ, редакторы. Справочник по позитивной психологии. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Браниган, Калифорния.Положительные эмоции расширяют побуждения к действиям и увеличивают объем внимания. 2000. Рукопись готовится. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Браниган К. Положительные эмоции. В: Mayne TJ, Bonnano GA, редакторы. Эмоции: текущие проблемы и направления на будущее. Guilford Press; Нью-Йорк: 2001. С. 123–151. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Джойнер Т. Положительные эмоции запускают восходящие спирали к эмоциональному благополучию. 2000. Рукопись отправлена ​​в печать. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Левенсон Р.В.Положительные эмоции ускоряют восстановление после сердечно-сосудистых последствий отрицательных эмоций. Познание и эмоции. 1998; 12: 191–220. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Манкузо Р.А., Браниган К., Тугаде М. Мотивация и эмоции. Разрушающий эффект положительных эмоций. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fredrickson BL, Maynard KE, Helms MJ, Haney TL, Seigler IC, Barefoot JC. Враждебность определяет величину и продолжительность реакции артериального давления на гнев.Журнал поведенческой медицины. 2000; 23: 229–243. [PubMed] [Google Scholar]
  • Frijda NH. Эмоции. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Англия: 1986. [Google Scholar]
  • Фриджда Н.Х., Койперс П., Шуре Э. Отношения между эмоциями, оценкой и эмоциональной готовностью к действию. Журнал личности и социальной психологии. 1989; 57: 212–228. [Google Scholar]
  • Хайдт Дж. Положительная эмоция возвышения. Prevention and Treatment, 3. 2000 Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume 3 / preOO3OO03c.html.
  • Исен AM. Влияние положительного и отрицательного воздействия на когнитивную организацию: некоторые последствия для развития. В: Штейн Н., Левенталь Б., Трабассо Т., редакторы. Психологические и биологические подходы к эмоциям. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1990. С. 75–94. [Google Scholar]
  • Исен AM. Положительный эффект и принятие решений. В: Льюис М., Хэвиленд-Джонс Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. 2-е изд. Guilford Press; Нью-Йорк: 2000.С. 417–435. [Google Scholar]
  • Исен А.М., Даубман К.А. Влияние аффекта на категоризацию. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 47: 1206–1217. [Google Scholar]
  • Исен А.М., Даубман К.А., Новицкий Г.П. Положительное влияние способствует творческому решению проблем. Журнал личности и социальной психологии. 1987; 52: 1122–1131. [PubMed] [Google Scholar]
  • Айзен AM, Johnson MMS, Mertz E, Robinson GF. Влияние положительно сказывается на необычности словесных ассоциаций.Журнал личности и социальной психологии. 1985; 48: 1413–1426. [PubMed] [Google Scholar]
  • Исен А.М., Минс Б. Влияние положительного воздействия на стратегию принятия решений. Социальное познание. 1983; 2: 18–31. [Google Scholar]
  • Isen AM, Rosenzweig AS, Young MJ. Влияние положительного эффекта на решение клинических проблем. Принятие медицинских решений. 1991; II: 221–227. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ито Т.А., Cacioppo JT. Психофизиология оценок полезности. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы.Благополучие: основы гедонической психологии. Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 470–488. [Google Scholar]
  • Изард CE. Человеческие эмоции. Пленум; Нью-Йорк: 1977. [Google Scholar]
  • Kahn BE, Isen AM. Влияние положительно влияет на поиск разнообразия среди безопасных, приятных продуктов. Журнал потребительских исследований. 1993; 20: 257–270. [Google Scholar]
  • Канеман Д. Объективное счастье. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы. Благополучие: основы гедонической психологии.Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 3–25. [Google Scholar]
  • Keltner D, Bonanno GA. Исследование смеха и диссоциации: отчетливые корреляты смеха и улыбки во время утраты. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 687–702. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lazarus RS. Эмоция и адаптация. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1991. [Google Scholar]
  • Lazarus RS. От психологического стресса к эмоциям: история изменения взглядов.Ежегодный обзор психологии. 1993; 44: 1–22. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лазарус Р.С., Каннер А.Д., Фолкман С. Эмоции: когнитивно-феноменологический анализ. В: Плутчик Р., Келлерман Х., ред. Теории эмоций. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1980. С. 189–217. [Google Scholar]
  • Lee PC. Игра как средство развития отношений. В: Хинде Р.А., редактор. Социальные отношения примаса. Блэквелл; Оксфорд, Англия: 1983. С. 82–89. [Google Scholar]
  • Leslie AM. Притворство и репрезентация: истоки «теории разума».’. Психологическое обозрение. 1987. 94: 412–426. [Google Scholar]
  • Льюис М. Сдержанные эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 563–573. [Google Scholar]
  • Levenson RW. Человеческие эмоции: функциональный взгляд. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 123–126. [Google Scholar]
  • McCraty R, Atkinson M, Tiller W, Rein G, Watkins AD.Влияние эмоций на краткосрочный анализ спектра мощности вариабельности сердечного ритма. Американский журнал кардиологии. 1995; 76: 1089–1093. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маккалоу М.Э., Килпатрик С.Д., Эммонс Р.А., Ларсон Д.Б. Является ли благодарность моральным аффектом? Психологический бюллетень. 2001; 127: 249–266. [PubMed] [Google Scholar]
  • Оатли К., Дженкинс Дж. М.. Понимание эмоций. Блэквелл; Кембридж, Массачусетс: 1996. [Google Scholar]
  • Ostir GV, Markides KS, Black SA, Goodwin JS. Эмоциональное благополучие предсказывает последующую функциональную независимость и выживание.Журнал Американского гериатрического общества. 2000; 48: 473–478. [PubMed] [Google Scholar]
  • Панксепп Дж. Дефицит внимания, гиперактивность, психостимуляторы и непереносимость детской игривости: трагедия в процессе? Современные направления психологической науки. 1998. 7: 91–98. [Google Scholar]
  • Петерсон С., Селигман, депутат Европарламента. Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Психологическое обозрение. 1984; 91: 347–314. [PubMed] [Google Scholar]
  • Porges SW.Ориентация в защитном мире: модификации млекопитающих нашего эволюционного наследия: поливагальная теория. Психофизиология. 1995; 32: 301–318. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рид МБ, Aspinwall LG. Самоутверждение снижает предвзятую обработку информации о риске для здоровья. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 99–132. [Google Scholar]
  • Rosenberg EL. Уровни анализа и организации аффекта. Обзор общей психологии. 1998; 2: 247–270. [Google Scholar]
  • Рассел Дж., Фельдман Барретт Л.Основной аффект, прототипные эмоциональные эпизоды и другие вещи, называемые эмоциями: вскрытие слона. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 805–819. [PubMed] [Google Scholar]
  • Райан Р.Л., Деси Э.Л. Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог. 2000; 55: 68–78. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH. Контуры положительного здоровья человека. Психологическое расследование. 1998. 9: 1–28. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH.Роль эмоций на пути к положительному здоровью. В: Дэвидсон Р. Дж., Голдсмит Х. Х., Шерер К., редакторы. Справочник аффективной науки. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH, Wing E, Love GD. Избирательная близость и непрошенные страдания: отображение эмоций, связанных с близкими, на здоровье. В: Ryff CD, Singer BH, редакторы. Эмоции, социальные отношения и здоровье: Третий ежегодный симпозиум по эмоциям в Висконсине. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати.[Google Scholar]
  • Salovey P, Rothman AJ, Detweiler JB, Steward W.T. Эмоциональные состояния и физическое здоровье. Американский психолог. 2000. 55: 110–121. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдер Р. Х., Стаггерс Ф., Александр К. Н., Шеппард В., Рэйнфорт М., Кондвани К., Смит С., Кинг К. Дж. Рандомизированное контролируемое исследование снижения стресса при гипертонии у пожилых афроамериканцев. Гипертония. 1995; 26: 820–827. [PubMed] [Google Scholar]
  • Селигман, депутат Европарламента, Чиксентмихайи М. Позитивная психология: введение.Американский психолог. 2000; 55: 5–14. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шеррод Л. Р., Зингер Дж. Л. Развитие притворства. В: Гольдштейн Дж, редактор. Спорт, игры и игра. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1989. стр. 1–38. [Google Scholar]
  • Саймонс С.Р., Маккласки-Фосетт К.А., Папини Д.Р. Теоретический и функциональный взгляд на развитие юмора в младенчестве, детстве и юности. В: Nahemow L, McCluskey-Fawcett KA, McGhee PE, редакторы. Юмор и старение. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1986.С. 53–77. [Google Scholar]
  • Solomon RL, Corbit JD. Теория мотивации оппонент-процесса: I. Временная динамика аффекта. Психологическое обозрение. 1974. 81: 119–145. [PubMed] [Google Scholar]
  • Штейн Н.Л., Фолкман С., Трабассо Т., Ричардс Т.А. Процессы оценки и цели как предикторы психологического благополучия лиц, ухаживающих за близкими. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 72: 872–884. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор С.Е., Кемени М.Э., Рид Г.М., Бауэр Д.Е., Грюневальд Т.Л.Психологические ресурсы, позитивные иллюзии и здоровье. Американский психолог. 2000; 55: 99–109. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tellegen A, Watson D, Clark LA. О размерной и иерархической структуре аффекта. Психологическая наука. 1999; 10: 297–303. [Google Scholar]
  • Tomkins SS. Аффект, образность, сознание: Том 1 Аффект положительный. Springer; Нью-Йорк: 1962. [Google Scholar]
  • Туби Дж., Космидес Л. Прошлое объясняет настоящее: эмоциональные адаптации и структура среды предков.Этология и социобиология. 1990; 11: 375–424. [Google Scholar]
  • Trope Y, Neter E. Согласование конкурирующих мотивов в самооценке: роль самоконтроля в поиске обратной связи. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 646–657. [PubMed] [Google Scholar]
  • Trope Y, Pomerantz EM. Разрешение конфликтов между мотивами самооценки: положительный опыт как ресурс для преодоления защитной реакции. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 53–72. [Google Scholar]
  • Tugade M, Fredrickson BL.Устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы оправиться от отрицательного эмоционального возбуждения. 2000. Рукопись готовится. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. Две общие системы активации аффекта: структурные открытия, эволюционные соображения и психобиологические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 820–838. [Google Scholar]
  • Williams RB, Barefoot JC, Shekelle RB. Последствия враждебности для здоровья.В: Чесней М.А., Розенман Р.Х., ред. Гнев и враждебность при сердечно-сосудистых и поведенческих расстройствах. Полушарие; Вашингтон, округ Колумбия: 1985. С. 173–185. [Google Scholar]
  • Вольпе Дж. Психотерапия путем реципрокного торможения. Stanford University Press; Стэнфорд, Калифорния: 1958. [Google Scholar]

Роль позитивных эмоций в позитивной психологии

Am Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2011 24 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3122271

NIHMSID: NIHMS305177

Теория Broaden-and-Build положительных эмоций

University of Michigan

. Барбара Л. Фредриксон, Департамент психологии и Исследовательский центр групповой динамики Института социальных исследований Мичиганского университета.

Переписку по этой статье следует направлять Барбаре Л. Фредриксон, Департамент психологии, Мичиганский университет, 525 East University Avenue, Ann Arbor, MI 48109-1109. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Am Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

В этой статье автор описывает новый теоретический взгляд на положительные эмоции и помещает эту новую точку зрения в развивающуюся область положительной психологии. Теория расширения и развития утверждает, что переживания положительных эмоций расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, что, в свою очередь, служит для наращивания их устойчивых личных ресурсов, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов до социальных и психологических ресурсов. Предварительные эмпирические данные, подтверждающие теорию расширения и строительства, рассматриваются, и выявляются открытые эмпирические вопросы, которые еще предстоит проверить.Теория и результаты предполагают, что способность испытывать положительные эмоции может быть фундаментальной силой человека, занимающей центральное место в изучении человеческого процветания.

Задача позитивной психологии — понять и способствовать развитию факторов, которые позволяют людям, сообществам и обществам процветать (Seligman & Csikszentmihalyi, 2000). Какую роль в этой миссии играют положительные эмоции? На первый взгляд ответ кажется простым: положительные эмоции служат маркерами процветания или оптимального благополучия.Определенно моменты в жизни людей, характеризующиеся переживанием положительных эмоций, таких как радость, интерес, удовлетворенность, любовь и тому подобное, — это моменты, когда они не страдают от отрицательных эмоций, таких как тревога, печаль, гнев и отчаяние. В соответствии с этой интуицией было показано, что общий баланс положительных и отрицательных эмоций людей предсказывает их суждения о субъективном благополучии (Diener, Sandvik, & Pavot, 1991). Основываясь на этом открытии, Канеман (1999) предположил, что «объективное счастье» лучше всего можно измерить, отслеживая (а затем обобщая) моментальные переживания людей хорошими и плохими чувствами (но см. Fredrickson, 2000c).Согласно этим взглядам, положительные эмоции сигнализируют о расцвете. Но это еще не все: положительные эмоции также приносят процветание. Причем делают это не только в настоящий, приятный момент, но и в долгосрочной перспективе. Основная идея состоит в том, что положительные эмоции стоит культивировать не только как конечные состояния сами по себе, но и как средство для достижения психологического роста и улучшения самочувствия с течением времени.

Обзор текущих взглядов на эмоции, аффекты и их соответствующие функции обеспечивает важный фон.Далее следует выборочный обзор.

Перспективы эмоций и аффекта

Рабочие определения эмоций и аффекта несколько различаются у разных исследователей. Тем не менее, несмотря на продолжающиеся дискуссии (например, Diener, 1999; Ekman & Davidson, 1994), все больше приходит к выводу, что эмоции являются лишь подмножеством более широкого класса аффективных феноменов. Согласно этой точке зрения, эмоции лучше всего представить как тенденции многокомпонентных реакций, которые проявляются в течение относительно коротких промежутков времени. Обычно эмоция начинается с оценки человеком личного значения некоторого предшествующего события.Этот процесс оценки может быть сознательным или бессознательным, и он запускает каскад тенденций реакции, проявляющихся в слабосвязанных компонентных системах, таких как субъективный опыт, выражение лица, когнитивная обработка и физиологические изменения.

Аффект, более общее понятие, относится к сознательно доступным чувствам. Хотя аффект присутствует в эмоциях (как компонент субъективного опыта), он также присутствует во многих других аффективных явлениях, включая физические ощущения, отношения, настроения и даже аффективные черты.Таким образом, эмоции отличаются от аффекта во многих отношениях. Во-первых, эмоции обычно связаны с некоторыми лично значимыми обстоятельствами (то есть у них есть объект), тогда как аффекты часто бывают свободно плавающими или лишенными объекта (Oatley & Jenkins, 1996; Russell & Feldman Barrett, 1999; Ryff & Singer, в печати). Кроме того, эмоции обычно кратковременны и связаны с многокомпонентными системами, описанными выше, тогда как аффекты часто более продолжительны и могут проявляться только на уровне субъективного опыта (Ekman, 1994; Rosenberg, 1998; Russell & Feldman Barrett, 1999). ).Наконец, эмоции часто концептуализируются как относящиеся к дискретным категориям семей эмоций, таким как страх, гнев, радость и интерес. Аффект, напротив, часто концептуализируется как изменяющийся по двум измерениям: приятность и активация (Russell & Feldman Barrett, 1999) или позитивная и негативная эмоциональная активация (Teilegen, Walson, & Clark, 1999).

Перспективы функций аффекта и эмоций

Положительный аффект, согласно многочисленным теоретикам, способствует поведению приближения (Cacioppo, Gardner, & Berntson, 1999; Davidson, 1993; Watson, Wiese, Vaidya, & Teilegen, 1999) или продолжение действие (Carver & Scheier, 1990; Clore, 1994).С этой точки зрения опыт положительного аффекта побуждает людей взаимодействовать со своим окружением и принимать участие в деятельности, многие из которых адаптируются для человека, его вида или того и другого. Эта связь между положительным аффектом и вовлеченностью в деятельность объясняет часто задокументированное смещение позитивности, или склонность людей часто испытывать умеренный позитивный аффект, даже в нейтральном контексте (Diener & Diener, 1996; Ito & Cacioppo, 1999). Без такого возмещения у людей чаще всего не было бы мотивации взаимодействовать со своим окружением.Тем не менее, при таком противодействии люди проявляют адаптивную предвзятость, чтобы подходить к новым объектам, людям или ситуациям и исследовать их. (См. Соответствующее объяснение суточных паттернов положительной эмоциональной активации в Watson et al., 1999.)

Поскольку положительные эмоции включают в себя компонент положительного аффекта, они также действуют как внутренние сигналы для приближения или продолжения. Тем не менее, положительные эмоции разделяют эту функцию с рядом других положительных аффективных состояний. Сенсорное удовольствие, например, побуждает людей приближаться и продолжать потреблять любой стимул, биологически полезный для них в данный момент (Cabanac, 1971).Точно так же свободно плавающие позитивные настроения мотивируют людей продолжать следовать любой линии мышления или действия, которые они инициировали (Clore, 1994). Таким образом, функциональные описания положительных эмоций, которые подчеркивают тенденции к приближению или продолжению, могут отражать только самый низкий общий знаменатель для всех аффективных состояний, которые разделяют приятное субъективное ощущение, оставляя неизученными дополнительные функции, уникальные для конкретных положительных эмоций.

Теоретики дискретных эмоций часто связывают функцию конкретных эмоций с концепцией конкретных тенденций действия (Frijda, 1986; Frijda, Kuipers, & Schure, 1989; Lazarus, 1991; Levenson, 1994; Oatley & Jenkins, 1996; Tooby). И Космидес, 1990).Например, страх связан с желанием убежать, гнев — с побуждением к атаке, отвращение — с побуждением изгнать и так далее. Дело не в том, что люди неизменно отыгрывают эти побуждения, испытывая определенные эмоции. Скорее, представления людей о возможных вариантах действий сводятся к определенному набору вариантов поведения. Ключевая идея с этой точки зрения состоит в том, что конкретная склонность к действию — это то, что делает эмоцию эволюционно адаптивной: это одни из тех действий, которые предположительно лучше всего работали, помогая предкам человека выжить в жизненных ситуациях (Tooby & Cosmides, 1990).Другая ключевая идея с точки зрения конкретных эмоций заключается в том, что определенные тенденции к действию и физиологические изменения идут рука об руку. Так, например, когда кто-то испытывает желание убежать из-за страха, тело этого человека реагирует мобилизацией соответствующей автономной поддержки на возможность бега (Levenson, 1994).

Хотя для описания функции определенных положительных эмоций были задействованы определенные тенденции к действию, тенденции к действию, идентифицированные для положительных эмоций, заметно расплывчаты и недоопределены (Fredrickson & Levenson, 1998).Например, радость связана с бесцельной активизацией, интерес — с присутствием, а удовлетворение — с бездействием (Frijda, 1986). Эти тенденции слишком общие, чтобы их можно было назвать конкретными (Fredrickson, 1998). Они напоминают общие побуждения сделать что-либо или сделать не что иное, как побуждения сделать что-то вполне конкретное, например, бежать, атаковать или плюнуть. Это неприятно: если тенденции к действию, вызванные положительными эмоциями, расплывчаты, их влияние на выживание может быть несущественным. Таким образом, как и точка зрения, сосредоточенная на общих тенденциях подхода, точка зрения, сосредоточенная на конкретных тенденциях действия, дает неполный анализ функции положительных эмоций.

Теория развития и расширения положительных эмоций

Чтобы углубить понимание в этой области, я сформулировал новую теоретическую модель, которая лучше отражает уникальные эффекты положительных эмоций. Я называю это теорией расширения и построения положительных эмоций (Fredrickson, 1998). Эта теория утверждает, что определенные дискретные положительные эмоции — включая радость, интерес, удовлетворенность, гордость и любовь — хотя феноменологически различны, все они обладают способностью расширять сиюминутный репертуар мыслей и действий людей и наращивать их устойчивые личные ресурсы, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов. к социальным и психологическим ресурсам.

Я противопоставляю эту новую теорию (o традиционные модели, основанные на определенных тенденциях действия. Определенные тенденции действия хорошо работают для описания функции отрицательных эмоций, и их следует сохранить для моделей этого подмножества эмоций. Без потери теоретических нюансов, конкретное действие Тенденцию можно переопределить как результат психологического процесса, который сужает сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, вызывая в памяти побуждение действовать определенным образом (например, убежать, атаковать, изгнать).В опасной для жизни ситуации суженный репертуар мысли и действия способствует быстрым и решительным действиям, которые приносят прямую и немедленную пользу. Конкретные тенденции к действию, вызываемые отрицательными эмоциями, представляют собой действия, которые, вероятно, лучше всего помогали спасать жизни и конечности предков человека в аналогичных ситуациях.

Хотя положительные эмоции могут возникать при неблагоприятных обстоятельствах, типичный контекст положительных эмоций не является опасной для жизни ситуацией. Таким образом, психологический процесс, который сужает репертуар мгновенных мыслей и действий человека, чтобы способствовать быстрым и решительным действиям, может не понадобиться.Вместо этого положительные эмоции радости, интереса, удовлетворенности, гордости и любви, по-видимому, имеют дополнительный эффект: они расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, расширяя спектр мыслей и действий, которые приходят в голову (Fredrickson, 1998; Fredrickson И Браниган, 2001). Это утверждение подтверждается концептуальным анализом ряда положительных эмоций. Например, радость расширяется за счет побуждения к игре, расширению границ и творчеству. Эти побуждения проявляются не только в социальном и физическом поведении, но также в интеллектуальном и артистическом поведении (Ellsworth & Smith, 1988; Frijda, 1986).Интерес, феноменологически отличная положительная эмоция, расширяется за счет побуждения исследовать, воспринимать новую информацию и опыт и расширять себя в процессе (Csikszentmihalyi, 1990; Izard, 1977; Ryan & Deci, 2000; Tomkins, 1962). Удовлетворенность, третья особая положительная эмоция, расширяется за счет побуждения смаковать текущие жизненные обстоятельства и интегрировать эти обстоятельства в новые взгляды на себя и на мир (Изард, 1977). Гордость, четвертая особая положительная эмоция, которая следует за личными достижениями, расширяется за счет побуждения делиться новостями о своих достижениях с другими и предвидеть еще большие достижения в будущем (Lewis, 1993).Любовь, концептуализированная как смесь различных положительных эмоций (например, радости, интереса, удовлетворенности), переживаемых в контексте безопасных, близких отношений (Izard, 1977), расширяется за счет создания повторяющихся циклов побуждений поиграть, исследовать и смаковать переживания. любимые. Эти различные склонности мысли и действия — играть, исследовать, наслаждаться и интегрировать или предвидеть будущие достижения — каждая представляет способы, которыми положительные эмоции расширяют привычные способы мышления или действия (Fredrickson, 1998,2000a; Fredrickson & Branigan, 2001) .

В отличие от отрицательных эмоций, которые несут прямые и немедленные адаптивные преимущества в ситуациях, угрожающих выживанию, расширенный репертуар мысли и действия, вызванный положительными эмоциями, имеет другие преимущества. В частности, такое расширенное мышление несет косвенные и долгосрочные адаптивные преимущества, поскольку расширение создает устойчивые личные ресурсы, которые функционируют как резервы, которые будут использоваться позже для управления будущими угрозами.

Возьмем, к примеру, игру — влечение, связанное с радостью.Исследования на животных показали, что специфические формы игры в погоню, очевидные у молодых особей вида, такие как натиск на гибкий саженец или ветвь и катапультирование в неожиданном направлении, наблюдаются у взрослых особей этого вида исключительно во время избегания хищников (Dolhinow, 1987). Такие соответствия предполагают, что детские игры создают устойчивые физические ресурсы (Boulton & Smith, 1992; Caro, 1988). Игра также создает устойчивые социальные ресурсы: социальная игра с ее общим весельем, азартом и улыбками создает прочные социальные связи и привязанности (Aron, Norman, Aron, McKenna, & Heyman, 2000; Lee, 1983; Simons, McCluskey-Fawcett, & Papini, 1986), которые могут стать локусом последующей социальной поддержки.Детские игры также создают устойчивые интеллектуальные ресурсы за счет повышения уровня творчества (Sherrod & Singer, 1989), создания теории разума (Leslie, 1987) и поддержки развития мозга (Panksepp, 1998). Другие положительные эмоции, такие как интерес, удовлетворенность, гордость и любовь, аналогичным образом увеличивают личные ресурсы человека, начиная от физических и социальных ресурсов до интеллектуальных и психологических ресурсов. (Более подробные описания теории расширения и наращивания доступны в Fredrickson, 1998, 2000a, в печати; Fredrickson & Branigan, 2001.)

Важно отметить, что личные ресурсы, накопленные во время состояний положительных эмоций, концептуализируются как долговечные. Они переживают преходящие эмоциональные состояния, которые привели к их приобретению. Следовательно, зачастую побочным эффектом переживания положительных эмоций является увеличение личных ресурсов. Эти ресурсы действуют как резервы, которые можно использовать в последующие моменты и в различных эмоциональных состояниях.

Короче говоря, теория «расширяй и развивай» описывает форму положительных эмоций в терминах расширенного репертуара мысли и действия и описывает их функцию с точки зрения создания устойчивых личных ресурсов.Таким образом, теория предлагает новый взгляд на эволюционировавшее адаптивное значение положительных эмоций. Человеческие предки, поддавшиеся побуждению, вызванному положительными эмоциями, играть, исследовать и т. Д., Как следствие, накопили больше личных ресурсов. Когда эти же предки позже столкнулись с неизбежными угрозами для жизни и здоровья, их большие личные ресурсы повлекли бы за собой большие шансы на выживание и, в свою очередь, большие шансы прожить достаточно долго, чтобы размножаться. Таким образом, в той мере, в какой способность испытывать положительные эмоции закодирована генетически, эта способность посредством процесса естественного отбора стала бы частью универсальной человеческой природы.

Доказательства теории расширения и построения

Эмпирическое подтверждение нескольких ключевых положений теории расширения и развития может быть получено из множества дисциплин психологии, начиная от познания и внутренней мотивации до стилей привязанности и поведения животных (обзор см. в Fredrickson, 1998). Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции расширяют сферу внимания, познания и действия и создают физические, интеллектуальные и социальные ресурсы.Тем не менее, большая часть этих свидетельств, поскольку они предшествовали теории расширения и строительства, лишь косвенно подтверждают эту модель. С тех пор мы с моими сотрудниками начали прямые проверки гипотез, взятых из теории расширения и строительства. Хотя еще предстоит проделать большую работу, я кратко опишу здесь наши предварительные выводы. Я надеюсь, что это первоначальное свидетельство вызовет интерес у читателей к проведению дальнейших исследований положительных эмоций, которые могут служить для проверки и уточнения теории расширения и развития (Fredrickson, 2000b).

Положительные эмоции расширяют репертуар мыслей и действий

Основополагающие доказательства утверждения о том, что положительные эмоции расширяют репертуары мгновенных мыслей и действий людей, получены в результате двух десятилетий экспериментов, проведенных Айзеном и его коллегами (обзор см. В Isen, 2000). Они документально подтвердили, что люди, испытывающие положительный аффект, демонстрируют модели мышления, которые являются особенно необычными (Isen, Johnson, Mertz, & Robinson, 1985), гибкими (Isen & Daubman, 1984), творческими (Isen, Daubman, & Nowicki, 1987), интегративный (Isen, Rosenzweig, & Young, 1991), открытый для информации (Estrada, Isen, & Young, 1997) и эффективный (Isen & Means, 1983; Isen et al., 1991). Они также показали, что те, кто испытывает положительный аффект, проявляют повышенное предпочтение разнообразию и принимают более широкий спектр вариантов поведения (Kahn & Isen, 1993). В общих чертах, Айзен предположил, что положительный аффект производит «широкую, гибкую когнитивную организацию и способность интегрировать разнообразный материал» (Isen, 1990, стр. 89), эффекты, недавно связанные с повышением уровня дофамина в мозге (Ashby, Isen, & Туркен, 1999). Таким образом, хотя работа Айзена не нацелена на конкретные положительные эмоции или мыслительные тенденции как таковые, она предоставляет убедительные доказательства того, что положительный аффект расширяет познание.В то время как давно известно, что отрицательные эмоции сужают внимание людей, заставляя их скучать по лесу за деревьями (или по стилю одежды подозреваемого для оружия), недавние исследования показывают, что положительные эмоции могут расширять внимание (Derryberry & Tucker, 1994). Доказательства поступают из исследований, в которых используются глобально-локальные парадигмы обработки изображений для оценки искажений в фокусе внимания. Отрицательные состояния, такие как тревога, депрессия и неудача, предсказывают локальные предубеждения, согласующиеся с ограниченным вниманием, тогда как положительные состояния, такие как субъективное благополучие, оптимизм и успех, предсказывают глобальные предубеждения, согласующиеся с расширенным вниманием (Basso, Schefft, Ris, & Dember , 1996; Деррибери и Такер, 1994).

Эти данные обеспечивают начальную эмпирическую основу для гипотезы, взятой из теории расширения и развития, о том, что различные типы положительных эмоций служат для расширения репертуаров мгновенных мыслей и действий людей, в то время как отдельные типы отрицательных эмоций служат для сужения этих же репертуаров. . Вместе с Кристин Браниган я проверила эту расширяющую гипотезу, показав участникам исследования короткие эмоционально вызывающие воспоминания видеоклипы, вызывающие определенные эмоции радости, удовлетворенности, страха и гнева.Мы также использовали неэмоциональный клип в качестве нейтрального условия контроля. Сразу после каждого видеоклипа мы измеряли широту репертуара мыслей и действий участников. Мы попросили их отойти от специфики фильма и представить себе ситуацию, в которой могут возникнуть похожие чувства. Затем мы попросили их перечислить, что они хотели бы сделать прямо сейчас, учитывая это чувство. Участники записывали свои ответы на 20 пустых строках, которые начинались с фразы «Я бы хотел».

Подсчитав то, что перечислил каждый участник, мы с Браниганом обнаружили поддержку гипотезы расширения.Участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) определили больше вещей, которые они хотели бы делать правильно, чем те, которые находятся в двух состояниях отрицательных эмоций (страх и гнев), и, что более важно, относительно тех, которые находятся в состоянии нейтрального контроля. . Те, кто находился в условиях двух отрицательных эмоций, также называли меньше вещей, чем те, кто находился в состоянии нейтрального контроля (Fredrickson & Branigan, 2000).

Эти данные предоставляют предварительные доказательства того, что два различных типа положительных эмоций — состояние высокой активации радости и состояние низкой активации удовлетворенности — каждый из них создает более широкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние.Точно так же два различных типа отрицательных эмоций — страх и гнев — производят более узкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние. Такой набор результатов подтверждает основное положение теории «расширяй и развивай»: отчетливые положительные эмоции расширяют круг мыслей и действий, которые приходят в голову. Напротив, отчетливые отрицательные эмоции, как следует из моделей, основанных на определенных тенденциях к действию, сужают этот же массив.

Несмотря на эти обнадеживающие первоначальные данные, возникает много вопросов: Есть ли у других положительные и отрицательные эмоции (например,g., интерес, гордость, любовь и печаль, отвращение) соответствуют этим эффектам? Распространяются ли эффекты на другие показатели расширенного познания? Если да, то какие основные когнитивные процессы лежат в основе этого явления? Расширяют ли отчетливые положительные эмоции (а отчетливые отрицательные сужают) объем внимания или объем рабочей памяти? Каковы неврологические основы? Опосредуются ли эти эффекты изменением уровней циркулирующего в мозге дофамина, как предположили Эшби и его коллеги (1999)? Какие мозговые структуры, цепи и процессы задействованы? Наконец, как расширенный репертуар мысли и действия преобразуется в решения и действия? Эти и другие вопросы дают направление для будущей работы.

Положительные эмоции отменяют затяжные отрицательные эмоции

Свидетельства расширяющейся гипотезы имеют четкое значение для стратегий, которые люди используют для регулирования своего переживания отрицательных эмоций. Если отрицательные эмоции сужают репертуар мгновенных мыслей и действий, а положительные эмоции расширяют тот же репертуар, тогда положительные эмоции должны действовать как эффективное противоядие от затяжных эффектов отрицательных эмоций. Другими словами, положительные эмоции могут исправить или нейтрализовать последствия отрицательных эмоций; мои коллеги и я называем это отменяющей гипотезой (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson, Mancuso, Branigan, & Tugade, в печати).Базовое наблюдение о том, что положительные эмоции (или их ключевые компоненты) каким-то образом несовместимы с отрицательными эмоциями, не ново и было продемонстрировано в более ранних работах по тревожным расстройствам (например, систематическая десенсибилизация; Wolpe, 1958), мотивации (например, оппонент-процесс теория; Соломон и Корбит, 1974) и агрессия (например, принцип несовместимых ответов; Барон, 1976). Даже в этом случае точный механизм, в конечном итоге ответственный за эту несовместимость, не был должным образом идентифицирован.Может сыграть роль расширяющая функция положительных эмоций. Расширяя сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, положительная эмоция может ослабить влияние отрицательной эмоции на его разум и тело, разрушив или отменив подготовку к определенному действию.

Одним из маркеров специфических тенденций действий, связанных с отрицательными эмоциями, является повышенная сердечно-сосудистая активность, которая перераспределяет кровоток к соответствующим скелетным мышцам. Таким образом, в контексте отрицательных эмоций положительные эмоции должны ускорять восстановление или устранять эту сердечно-сосудистую реактивность, возвращая тело к более средним уровням активации.Ускоряя восстановление сердечно-сосудистой системы, положительные эмоции создают телесный контекст, подходящий для реализации более широкого спектра вызываемых мыслей и действий.

Мои сотрудники и я проверили эту отменяющую гипотезу, сначала вызвав у всех участников высокоактивную негативную эмоцию (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., В печати). В одном исследовании (Fredrickson et al., В печати) мы использовали ограниченное по времени задание на подготовку речи. Всего за одну минуту участники подготовили речь на тему «Почему вы хороший друг», полагая, что их выступление будет записано на видео и оценено их сверстниками.Это речевое задание вызывало субъективное переживание беспокойства вместе с увеличением частоты сердечных сокращений, периферической вазоконстрикции, а также систолического и диастолического артериального давления. В этом контексте симпатического возбуждения, связанного с тревогой, мы случайным образом назначили участников для просмотра одного из четырех фильмов. Два фильма вызвали умеренные положительные эмоции (радость и удовлетворение), а третий служил нейтральным контрольным условием. Примечательно, что эти три фильма при просмотре после исходного состояния покоя практически не вызывают сердечно-сосудистой реактивности (Fredrickson et al., в прессе). Таким образом, два фильма с положительными эмоциями, использованные в этом исследовании, неотличимы от нейтральных в отношении сердечно-сосудистых изменений. Наш четвертый фильм вызвал печаль. Мы выбрали печаль в качестве дополнительного сравнения, потому что среди отрицательных эмоций она не была окончательно связана с тенденцией к высокоэнергетическим действиям и, таким образом, могла быть претендентом на ускорение восстановления сердечно-сосудистой системы.

Гипотеза отмены предсказывает, что те, кто испытывает положительные эмоции вслед за высокоактивной отрицательной эмоцией, быстрее выздоровеют от сердечно-сосудистой системы.Мы с коллегами проверили это, измерив время, прошедшее с начала произвольно назначенного фильма до тех пор, пока сердечно-сосудистые реакции, вызванные отрицательной эмоцией, не вернулись к исходному уровню. В трех независимых выборках участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) продемонстрировали более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы, чем участники в нейтральном контрольном состоянии. Участники в состоянии печали выздоравливали дольше всех (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., в прессе).

Хотя два фильма с положительными эмоциями и нейтральный фильм не различались по тому, что они делают с сердечно-сосудистой системой, эти данные предполагают, что они действительно различаются в том, что они могут отменить в рамках этой системы. Два различных типа положительных эмоций — легкая радость и удовлетворенность — обладают общей способностью нейтрализовать сохраняющиеся сердечно-сосудистые последствия отрицательных эмоций. Хотя точные когнитивные и физиологические механизмы разрушающего эффекта остаются неизвестными, теория расширения и наращивания предполагает, что расширение на когнитивном уровне опосредует уничтожение на уровне сердечно-сосудистой системы.Феноменологически положительные эмоции могут помочь людям рассматривать события своей жизни в более широком контексте, уменьшая резонанс любого конкретного отрицательного события. Возможно, указывая на физиологические маркеры эффектов расширения, некоторые предположили, что парасимпатический контроль сердца (измеряемый как вариабельность сердечного ритма или респираторная синусовая аритмия) лежит в основе положительных эмоций, а также способности регулировать отрицательные эмоции (Fox, 1989; McCraty, Atkinson, Tiller, Rein, & Watkins, 1995; Porges, 1995).Проверка этих предложений и распространение работы на другие эмоции и другие контексты обеспечивают дорожную карту для будущих исследований.

Положительные эмоции подпитывают психологическую устойчивость

Свидетельства о разрушающем эффекте положительных эмоций предполагают, что люди могут улучшить свое психологическое благополучие, а, возможно, и свое физическое здоровье, культивируя опыт положительных эмоций в подходящие моменты, чтобы справиться с отрицательными эмоциями ( Фредриксон, 2000а). Фолкман и его коллеги сделали аналогичные заявления о том, что переживания положительного аффекта во время хронического стресса помогают людям справиться с ситуацией (Folkman, 1997; Folkman & Moskowitz, 2000; Lazarus, Kanner & Folkman, 1980).Доказательства, подтверждающие это утверждение, могут быть получены из экспериментов, показывающих, что положительный аффект способствует вниманию к отрицательной, релевантной информации (Reed & Aspinwall, 1998; Trope & Neter, 1994; Trope & Pomerantz, 1998; обзор см. В Aspinwall, 1998). . Экстраполируя эти результаты, Аспинуолл (2001) описал, как положительный аффект и положительные убеждения служат ресурсами для людей, справляющихся с невзгодами (см. Также Aspinwall & Taylor, 1997; Taylor, Kemeny, Reed, Bower, & Gruenewald, 2000).

Кажется правдоподобным, что некоторые люди в большей степени, чем другие, могут интуитивно понимать и использовать преимущества положительных эмоций в своих интересах. Одно из индивидуальных отличий кандидата — психологическая стойкость. Считается, что устойчивые люди быстро и эффективно восстанавливаются после стрессовых переживаний, так же как упругие металлы сгибаются, но не ломаются (Carver, 1998; Lazarus, 1993). Это теоретическое определение устойчивости предполагает, что, по сравнению с их менее устойчивыми сверстниками, у устойчивых людей будет более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы после высокоактивной негативной эмоции.Кроме того, теория расширения и наращивания предполагает, что эта способность возвращаться к исходному уровню сердечно-сосудистой системы может подпитываться переживанием положительных эмоций.

С Мишель Тугаде я проверил эти две гипотезы об устойчивых людях, используя одно и то же задание на подготовку речи с ограниченным временем действия (описанное ранее), чтобы вызвать высокоактивную негативную эмоцию. Мы измерили психологическую устойчивость с помощью шкалы самоотчетов Блока и Кремена (1996). Интересно отметить, что устойчивость не предсказывала уровни тревожности, о которых участники сообщали во время речевой задачи, или величину их сердечно-сосудистых реакций на стрессовую задачу, и то и другое было значительным.Однако устойчивость предсказывала сообщения участников о положительных эмоциях. Еще до того, как была введена речевая задача, более устойчивые люди сообщали о более высоких уровнях ранее существовавшего положительного влияния на начальную оценку настроения. Когда позже их спросили, как они себя чувствовали на этапе подготовки к сжатой речи, более устойчивые люди ответили, что наряду с высоким уровнем тревожности они также испытали более высокий уровень счастья и интереса.

Как и предсказывалось теоретическим определением психологической устойчивости, более устойчивые участники демонстрировали значительно более быстрое возвращение к исходным уровням сердечно-сосудистой активации после речевого задания.Более того, как предсказывает теория расширения и наращивания, эта разница во времени, необходимом для восстановления сердечно-сосудистой системы, была опосредована различиями в положительных эмоциях (Tugade & Fredrickson, 2000).

Эти данные показывают, что положительные эмоции могут способствовать психологической устойчивости. Таким образом, по сути, стойкие люди могут быть — сознательно или невольно — опытными пользователями разрушительного эффекта положительных эмоций. Опять же, из этого первоначального исследования возникают вопросы: намеренно ли устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы справиться с ними? Если да, то как они это делают? Фолкман и Московиц (2000) определили три типа совладания, которые могут вызвать положительный аффект во время стрессовых обстоятельств: позитивная переоценка, проблемно-ориентированное копинг и наполнение обычных событий позитивным смыслом.Используют ли устойчивые люди одну или все эти стратегии? Если да, можно ли обучить этим стратегиям менее устойчивых людей? Наконец, думают ли устойчивые люди шире, как предполагает теория расширения и развития? Если да, то позволяет ли расширенное мышление людям находить позитивный смысл в невзгодах? Опять же, эти оставшиеся вопросы дают направление для будущей работы.

Положительные эмоции повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали к улучшению эмоционального благополучия

Предварительные данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции могут подпитывать индивидуальные различия в устойчивости.Отмечая, что психологическая устойчивость является постоянным личным ресурсом, теория расширения и развития делает более смелое предположение о том, что опыт положительных эмоций может также со временем повысить психологическую устойчивость, а не просто отразить ее. То есть в той мере, в какой положительные эмоции расширяют сферу внимания и познания, обеспечивая гибкое и творческое мышление, они также должны увеличивать устойчивые ресурсы людей (Aspinwall, 1998, 2001; Isen, 1990). В свою очередь, создавая этот психологический ресурс, положительные эмоции должны улучшать последующее эмоциональное благополучие людей.В соответствии с этой точкой зрения, исследования показали, что люди, испытывающие положительные эмоции во время тяжелой утраты, с большей вероятностью будут развивать долгосрочные планы и цели. Наряду с положительными эмоциями планы и цели предсказывают большее психологическое благополучие через 12 месяцев после родов (Stein, Folkman, Trabasso, & Richards, 1997; соответствующие работы см. Bonanno & Keltner, 1997; Keltner & Bonanno, 1997). Один из способов пережить положительные эмоции перед лицом невзгод — это найти положительный смысл в обычных событиях и в самих невзгодах (Affleck & Tennen, 1996; Folkman & Moskowitz, 2000; Fredrickson, 2000a).Важно отметить, что связь между положительным смыслом и положительными эмоциями считается взаимной: не только нахождение положительного значения вызывает положительные эмоции, но и положительные эмоции, поскольку они расширяют мышление, должны увеличивать вероятность нахождения положительного значения в последующих событиях ( Фредриксон, 2000а).

Эти предполагаемые взаимные отношения между положительными эмоциями, расширенным мышлением и положительным смыслом предполагают, что со временем эффекты положительных эмоций должны накапливаться и усугубляться.Расширенное внимание и познание, вызванное более ранним переживанием положительных эмоций, должно способствовать преодолению трудностей, и это улучшенное копирование должно предсказывать будущие переживания положительных эмоций. По мере продолжения этого цикла люди укрепляют свою психологическую устойчивость и улучшают свое эмоциональное благополучие.

В когнитивной литературе по депрессии уже задокументирована нисходящая спираль, в которой депрессивное настроение и порождаемое им суженное пессимистическое мышление взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к постоянно ухудшающимся настроениям и даже клиническим уровням депрессии (Peterson & Seligman, 1984 ).Теория расширения и развития предсказывает сопоставимую восходящую спираль, в которой положительные эмоции и порождаемое ими расширенное мышление также взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к заметному повышению эмоционального благополучия. Положительные эмоции могут запускать эти восходящие спирали, отчасти за счет повышения устойчивости и влияния на то, как люди справляются с невзгодами. (Дополнительное обсуждение восходящих спиралей см. В Aspinwall, 1998, 2001.)

Вместе с Томасом Джойнером я провел предварительную перспективную проверку гипотезы о том, что посредством расширения когнитивных функций положительные эмоции вызывают восходящую спираль к повышению эмоционального благополучия.Мы оценили положительные и отрицательные эмоции, а также концепцию, которую мы назвали широким кругозором , в двух временных точках с разницей в пять недель. Широкий кругозор выявлялся с помощью таких пунктов, как «подумайте о различных способах решения проблемы» и «постарайтесь отойти от ситуации и быть более объективным».

Наши данные показали явное свидетельство восходящей спирали. Люди, которые испытывали больше положительных эмоций, чем другие, со временем становились более устойчивыми к невзгодам, о чем свидетельствует повышение их способности справляться с трудностями.В свою очередь, эти улучшенные навыки совладания предсказывали рост положительных эмоций с течением времени (Fredrickson & Joiner, 2000).

Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции и широкий кругозор взаимно дополняют друг друга. Положительные эмоции не только заставляют людей чувствовать себя хорошо в настоящем, но также благодаря своему влиянию на расширенное мышление положительные эмоции повышают вероятность того, что люди будут чувствовать себя хорошо в будущем. Поскольку широкий кругозор является формой психологической устойчивости, эти данные согласуются с предсказанием, сделанным на основе теории расширения и развития, о том, что мгновенные переживания положительных эмоций могут создавать устойчивые психологические ресурсы и запускать восходящие спирали в направлении улучшения эмоционального благополучия. существование.

Опять же, из этих данных возникает много вопросов. Сохраняется ли этот эффект восходящей спирали в течение более длительных интервалов времени и в отношении других показателей благополучия и расширения? Каковы механизмы эффекта? Порождают ли положительные эмоции положительные эмоции в будущем, потому что расширенное мышление, связанное с предыдущими положительными эмоциями, помогает людям решить их первоначальные проблемы, или потому, что это расширенное мышление позволяет людям находить положительный смысл в других жизненных обстоятельствах и, таким образом, испытывать дополнительные положительные эмоции? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимы дальнейшие исследования, в том числе экспериментальные планы.

Заключительные замечания

Какую роль положительные эмоции играют в позитивной психологии? Традиционные взгляды предполагают, что переживания положительных эмоций сигнализируют о благополучии и, возможно, определяют поведение в данный момент. Не умаляя важности этих функций, теория расширения и развития играет гораздо более важную роль в позитивных эмоциях. Теория предполагает, что положительные эмоции, хотя и мимолетные, имеют более долгосрочные последствия. С точки зрения теории «расширяй и развивай», положительные эмоции являются средством индивидуального роста и социальных связей: создавая личные и социальные ресурсы людей, положительные эмоции преобразуют людей к лучшему, давая им лучшую жизнь в будущем.

Более конкретно, теория расширения и развития предполагает, что множественные дискретные положительные эмоции являются важными элементами оптимального функционирования. Таким образом, способность испытывать радость, интерес, удовлетворенность и любовь может быть истолкована как фундаментальные человеческие сильные стороны, приносящие множественные взаимосвязанные выгоды (Fredrickson, 2000e). Мое собственное исследование описывает небольшую часть этих преимуществ. В частности, я показал, что положительные эмоции (а) расширяют репертуар мыслей и действий людей (Fredrickson & Branigan, 2000), (b) устраняют затяжные отрицательные эмоции (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., в печати), (c) подпитывают психологическую устойчивость (Tugade & Fredrickson, 2000), и (d) повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали в сторону повышения эмоционального благополучия (Fredrickson & Joiner, 2000). В дополнение к этой работе, две новые точки зрения подчеркивают длительные личные и социальные преимущества положительных эмоций благодарности (McCullough, Kil-patrick, Emmons, & Larson, 2001; см. Также Fredrickson, 2000d) и возвышения (Haidt, 2000). Я надеюсь, что эти первоначальные открытия вдохновят на дальнейшие исследования положительных эмоций, которые необходимы для проверки, уточнения, поддержки или отказа от теории расширения и построения, что, в свою очередь, будет способствовать развитию позитивной психологии.

Одной из тем, особенно нуждающихся в изучении, является давняя, но мало поддерживаемая гипотеза о том, что положительные эмоции способствуют физическому здоровью (обзоры см. В Ryff & Singer, 1998; Salovey, Rothman, Detweiler, & Steward, 2000). Например, отрицательные эмоции с их повышенной и часто продолжительной активацией сердечно-сосудистой системы вовлечены в этиологию ишемической болезни сердца (Blascovich & Katkin, 1993; Fredrickson et al., 2000; Williams, Barefoot, & Shekelle, 1985).Если положительные эмоции сокращают продолжительность отрицательного эмоционального возбуждения, возможно, они также могут замедлить постепенное прогрессирование болезни (Fredrickson & Levenson, 1998). Известно, что методы релаксации снижают артериальное давление у взрослых гипертоников (Blumenthal, 1985; Schneider et al., 1995), и они могут делать это именно потому, что они извлекают выгоду из расширяющих и отменяющих эффектов удовлетворенности (Fredrickson, 2000a). Кроме того, Рифф и Сингер (1998) предположили, что физическое здоровье зависит от наличия качественных связей с другими и ведения целеустремленной жизни.Недавние данные, кажется, подтверждают это утверждение. Например, люди, которые постоянно испытывали положительные эмоции со своими родителями в детстве, а затем со своими супругами, став взрослыми, были менее чем вдвое ниже, чем другие, демонстрировали высокий уровень совокупного износа тела (Ryff, Singer, Wing и Любовь, в печати). Аналогичным образом, в продольном исследовании 2282 пожилых американцев мексиканского происхождения те, кто сообщил о высоком положительном аффекте, по сравнению с лицами с менее положительным аффектом, в два раза реже стали инвалидом или умерли в течение двухлетнего периода наблюдения (Ostir, Маркидес, Блэк и Гудвин, 2000).Эти новые результаты, хотя и несколько изолированные, подчеркивают идею о том, что положительные эмоции могут иметь важное значение для оптимизации как психологического, так и физического функционирования (Fredrickson, 2000a).

И все же преимущества положительных эмоций, выявленные до сих пор, вероятно, являются лишь верхушкой пресловутого айсберга. Поскольку движение за позитивную психологию вдохновляет на дополнительные исследования положительных эмоций, может быть обнаружено еще больше причин для развития положительных эмоций.

Благодарности

Мое исследование положительных эмоций поддержано грантами MH53971 и MH59615 Национального института психического здоровья, грантом и стипендией факультета Рэкхема Мичиганского университета, а также фондами Фонда Джона Темплтона.

Биография

Барбара Л. Фредриксон

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  • Аффлек Дж., Теннен Х. Создание выгод от невзгод: адаптивная значимость и диспозиционные основы. Журнал личности. 1996; 64: 899–922. [PubMed] [Google Scholar]
  • Арон А., Норман К. С., Арон Е. Н., МакКенна С., Хейман Р. Э. Совместное участие пары в романтических и возбуждающих действиях и испытанное качество отношений. Журнал личности и социальной психологии.2000; 78: 273–284. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ashby FG, Isen AM, Turken AU. Нейропсихологическая теория положительного аффекта и его влияние на познание. Психологическое обозрение. 1999; 106: 529–550. [PubMed] [Google Scholar]
  • Aspinwall LG. Переосмысление роли положительного аффекта в саморегуляции. Мотивация и эмоции. 1998; 22: 1–32. [Google Scholar]
  • Aspinwall LG. Работа с невзгодами: саморегуляция, преодоление трудностей, адаптация и здоровье. В: Тессер А., Шварц Н., редакторы.Справочник Блэквелла по социальной психологии: Том 1. Внутриличностные процессы. Блэквелл; Maiden, MA: 2001. С. 159–614. [Google Scholar]
  • Aspinwall LG, Taylor SE. Стежок во времени: саморегуляция и проактивное копирование. Психологический бюллетень. 1997; 121: 417–436. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барон Р.А. Снижение человеческой агрессии: полевое исследование влияния несовместимых реакций. Журнал прикладной социальной психологии. 1976; 6: 260–274. [Google Scholar]
  • Basso MR, Schefft BK, Ris MD, Dember WN.Настроение и глобально-локальная визуальная обработка. Журнал Международного нейропсихологического общества. 1996; 2: 249–255. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бласкович Дж, Каткин Э. Сердечно-сосудистая реактивность на психологический стресс и болезнь. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1993. [Google Scholar]
  • Block J, Kremen AM. IQ и эго-устойчивость: концептуальные и эмпирические связи и обособленность. Журнал личности и социальной психологии. 1996; 70: 349–361. [PubMed] [Google Scholar]
  • Blumenthal JA.Расслабляющая терапия, биологическая обратная связь и поведенческая медицина. Психотерапия: исследования, практика, обучение. 1985; 22: 516–530. [Google Scholar]
  • Бонанно Г.А., Келтнер Д. Выражение эмоций на лице и течение супружеской утраты. Журнал аномальной психологии. 1997. 106: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boulton MJ, Smith PK. Социальная природа игрового боя и игрового преследования: механизмы и стратегии, лежащие в основе сотрудничества и компромисса. В: Барков Дж., Космидес Л., Туби Дж., Редакторы.Адаптированный разум: эволюционная психология и формирование культуры. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1992. С. 429–444. [Google Scholar]
  • Кабанак М. Физиологическая роль удовольствия. Наука. 1971, 17 сентября, 173: 1103–1107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cacioppo JT, Gardner WL, Berntson GG. Система аффектов имеет компоненты параллельной и комплексной обработки: Форма следует за функцией. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 839–855. [Google Scholar]
  • Caro TM.Адаптивное значение игры: мы приближаемся? Дерево. 1988; 3: 50–54. [PubMed] [Google Scholar]
  • Carver CS. Устойчивость и процветание: проблемы, модели и связи. Журнал социальных проблем. 1998. 54: 245–266. [Google Scholar]
  • Carver CS, Scheier MF. Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Психологическое обозрение. 1990; 97: 19–35. [Google Scholar]
  • Clore GL. Почему ощущаются эмоции. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы.Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 103–111. [Google Scholar]
  • Чиксентмихайи М. Флоу: Психология оптимального опыта. HarperPerennial; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Davidson RJ. Нейропсихология эмоций и аффективного стиля. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 143–154. [Google Scholar]
  • Derryberry D, Tucker DM. Мотивируем фокус внимания. В: Neidenthal PM, Chinaama S, редакторы.Глаз сердца: эмоциональные влияния на восприятие и внимание. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1994. С. 167–196. [Google Scholar]
  • Динер Э. Введение в специальный раздел о структуре эмоций. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 803–804. [PubMed] [Google Scholar]
  • Динер Э., Динер К. Большинство людей счастливы. Психологическая наука. 1996; 7: 181–185. [Google Scholar]
  • Динер Э., Сандвик Э., Павот У. Счастье — это частота, а не интенсивность положительного и отрицательного аффекта.В: Strack F, редактор. Субъективное благополучие: междисциплинарная перспектива. Pergamon Press; Оксфорд, Англия: 1991. С. 119–139. [Google Scholar]
  • Dolhinow PJ. В игре на полях. В: Topoff H, редактор. Читатель естествознания в поведении животных. Издательство Колумбийского университета; Нью-Йорк: 1987. С. 229–237. [Google Scholar]
  • Экман П. Настроения, эмоции и качества. В: Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994.С. 56–58. [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. [Google Scholar]
  • Ellsworth PC, Smith CA. Оттенки радости: модели оценки приятных эмоций. Познание и эмоции. 1988; 2: 301–331. [Google Scholar]
  • Estrada CA, Isen AM, Young MJ. Положительный аффект облегчает интеграцию информации и снижает привязанность к рассуждениям врачей. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми.1997. 72: 117–135. [Google Scholar]
  • Фолкман С. Положительные психологические состояния и преодоление тяжелого стресса. Социальная медицина. 1997. 45: 1207–1221. [PubMed] [Google Scholar]
  • Folkman S, Moskowitz JT. Позитивный аффект и обратная сторона совладания. Американский психолог. 2000. 55: 647–654. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fox NA. Психологические корреляты эмоциональной реактивности первого года жизни. Психология развития. 1989; 25: 364–372. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL.Что хорошего в положительных эмоциях? Обзор общей психологии. 1998. 2: 300–319. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Выращивание положительных эмоций для улучшения здоровья и благополучия. Prevention and Treatment, 3. 2000a Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http://www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030001a.html.
  • Фредриксон БЛ. Проведение исследований положительных эмоций. Prevention and Treatment, 3. 2000b Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030007r.html.
  • Фредриксон БЛ. Извлечение значения из прошлого эмоционального опыта: важность пиков, концов и конкретных эмоций. Познание и эмоции. 2000c; 14: 577–606. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Благодарность и другие положительные эмоции расширяются и укрепляются. В кн .: Председатель Эммонс Р.А., редактор. Разжигая науку благодарности. Симпозиум, спонсируемый Фондом Джона Темплтона; Даллас, Техас: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL.Положительные эмоции как сильные стороны: значение для таксономии VIA. В: Vaillant GA Председатель, редактор. К таксономии сильных сторон и достоинств VIA. Симпозиум, спонсируемый Институтом ценностей в действии и Сетью позитивной психологии; Фогельсвилл, Пенсильвания: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Позитивные эмоции. В: Снайдер CR, Лопес SJ, редакторы. Справочник по позитивной психологии. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Браниган, Калифорния.Положительные эмоции расширяют побуждения к действиям и увеличивают объем внимания. 2000. Рукопись готовится. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Браниган К. Положительные эмоции. В: Mayne TJ, Bonnano GA, редакторы. Эмоции: текущие проблемы и направления на будущее. Guilford Press; Нью-Йорк: 2001. С. 123–151. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Джойнер Т. Положительные эмоции запускают восходящие спирали к эмоциональному благополучию. 2000. Рукопись отправлена ​​в печать. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Левенсон Р.В.Положительные эмоции ускоряют восстановление после сердечно-сосудистых последствий отрицательных эмоций. Познание и эмоции. 1998; 12: 191–220. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Манкузо Р.А., Браниган К., Тугаде М. Мотивация и эмоции. Разрушающий эффект положительных эмоций. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fredrickson BL, Maynard KE, Helms MJ, Haney TL, Seigler IC, Barefoot JC. Враждебность определяет величину и продолжительность реакции артериального давления на гнев.Журнал поведенческой медицины. 2000; 23: 229–243. [PubMed] [Google Scholar]
  • Frijda NH. Эмоции. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Англия: 1986. [Google Scholar]
  • Фриджда Н.Х., Койперс П., Шуре Э. Отношения между эмоциями, оценкой и эмоциональной готовностью к действию. Журнал личности и социальной психологии. 1989; 57: 212–228. [Google Scholar]
  • Хайдт Дж. Положительная эмоция возвышения. Prevention and Treatment, 3. 2000 Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume 3 / preOO3OO03c.html.
  • Исен AM. Влияние положительного и отрицательного воздействия на когнитивную организацию: некоторые последствия для развития. В: Штейн Н., Левенталь Б., Трабассо Т., редакторы. Психологические и биологические подходы к эмоциям. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1990. С. 75–94. [Google Scholar]
  • Исен AM. Положительный эффект и принятие решений. В: Льюис М., Хэвиленд-Джонс Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. 2-е изд. Guilford Press; Нью-Йорк: 2000.С. 417–435. [Google Scholar]
  • Исен А.М., Даубман К.А. Влияние аффекта на категоризацию. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 47: 1206–1217. [Google Scholar]
  • Исен А.М., Даубман К.А., Новицкий Г.П. Положительное влияние способствует творческому решению проблем. Журнал личности и социальной психологии. 1987; 52: 1122–1131. [PubMed] [Google Scholar]
  • Айзен AM, Johnson MMS, Mertz E, Robinson GF. Влияние положительно сказывается на необычности словесных ассоциаций.Журнал личности и социальной психологии. 1985; 48: 1413–1426. [PubMed] [Google Scholar]
  • Исен А.М., Минс Б. Влияние положительного воздействия на стратегию принятия решений. Социальное познание. 1983; 2: 18–31. [Google Scholar]
  • Isen AM, Rosenzweig AS, Young MJ. Влияние положительного эффекта на решение клинических проблем. Принятие медицинских решений. 1991; II: 221–227. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ито Т.А., Cacioppo JT. Психофизиология оценок полезности. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы.Благополучие: основы гедонической психологии. Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 470–488. [Google Scholar]
  • Изард CE. Человеческие эмоции. Пленум; Нью-Йорк: 1977. [Google Scholar]
  • Kahn BE, Isen AM. Влияние положительно влияет на поиск разнообразия среди безопасных, приятных продуктов. Журнал потребительских исследований. 1993; 20: 257–270. [Google Scholar]
  • Канеман Д. Объективное счастье. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы. Благополучие: основы гедонической психологии.Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 3–25. [Google Scholar]
  • Keltner D, Bonanno GA. Исследование смеха и диссоциации: отчетливые корреляты смеха и улыбки во время утраты. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 687–702. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lazarus RS. Эмоция и адаптация. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1991. [Google Scholar]
  • Lazarus RS. От психологического стресса к эмоциям: история изменения взглядов.Ежегодный обзор психологии. 1993; 44: 1–22. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лазарус Р.С., Каннер А.Д., Фолкман С. Эмоции: когнитивно-феноменологический анализ. В: Плутчик Р., Келлерман Х., ред. Теории эмоций. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1980. С. 189–217. [Google Scholar]
  • Lee PC. Игра как средство развития отношений. В: Хинде Р.А., редактор. Социальные отношения примаса. Блэквелл; Оксфорд, Англия: 1983. С. 82–89. [Google Scholar]
  • Leslie AM. Притворство и репрезентация: истоки «теории разума».’. Психологическое обозрение. 1987. 94: 412–426. [Google Scholar]
  • Льюис М. Сдержанные эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 563–573. [Google Scholar]
  • Levenson RW. Человеческие эмоции: функциональный взгляд. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 123–126. [Google Scholar]
  • McCraty R, Atkinson M, Tiller W, Rein G, Watkins AD.Влияние эмоций на краткосрочный анализ спектра мощности вариабельности сердечного ритма. Американский журнал кардиологии. 1995; 76: 1089–1093. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маккалоу М.Э., Килпатрик С.Д., Эммонс Р.А., Ларсон Д.Б. Является ли благодарность моральным аффектом? Психологический бюллетень. 2001; 127: 249–266. [PubMed] [Google Scholar]
  • Оатли К., Дженкинс Дж. М.. Понимание эмоций. Блэквелл; Кембридж, Массачусетс: 1996. [Google Scholar]
  • Ostir GV, Markides KS, Black SA, Goodwin JS. Эмоциональное благополучие предсказывает последующую функциональную независимость и выживание.Журнал Американского гериатрического общества. 2000; 48: 473–478. [PubMed] [Google Scholar]
  • Панксепп Дж. Дефицит внимания, гиперактивность, психостимуляторы и непереносимость детской игривости: трагедия в процессе? Современные направления психологической науки. 1998. 7: 91–98. [Google Scholar]
  • Петерсон С., Селигман, депутат Европарламента. Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Психологическое обозрение. 1984; 91: 347–314. [PubMed] [Google Scholar]
  • Porges SW.Ориентация в защитном мире: модификации млекопитающих нашего эволюционного наследия: поливагальная теория. Психофизиология. 1995; 32: 301–318. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рид МБ, Aspinwall LG. Самоутверждение снижает предвзятую обработку информации о риске для здоровья. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 99–132. [Google Scholar]
  • Rosenberg EL. Уровни анализа и организации аффекта. Обзор общей психологии. 1998; 2: 247–270. [Google Scholar]
  • Рассел Дж., Фельдман Барретт Л.Основной аффект, прототипные эмоциональные эпизоды и другие вещи, называемые эмоциями: вскрытие слона. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 805–819. [PubMed] [Google Scholar]
  • Райан Р.Л., Деси Э.Л. Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог. 2000; 55: 68–78. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH. Контуры положительного здоровья человека. Психологическое расследование. 1998. 9: 1–28. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH.Роль эмоций на пути к положительному здоровью. В: Дэвидсон Р. Дж., Голдсмит Х. Х., Шерер К., редакторы. Справочник аффективной науки. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH, Wing E, Love GD. Избирательная близость и непрошенные страдания: отображение эмоций, связанных с близкими, на здоровье. В: Ryff CD, Singer BH, редакторы. Эмоции, социальные отношения и здоровье: Третий ежегодный симпозиум по эмоциям в Висконсине. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати.[Google Scholar]
  • Salovey P, Rothman AJ, Detweiler JB, Steward W.T. Эмоциональные состояния и физическое здоровье. Американский психолог. 2000. 55: 110–121. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдер Р. Х., Стаггерс Ф., Александр К. Н., Шеппард В., Рэйнфорт М., Кондвани К., Смит С., Кинг К. Дж. Рандомизированное контролируемое исследование снижения стресса при гипертонии у пожилых афроамериканцев. Гипертония. 1995; 26: 820–827. [PubMed] [Google Scholar]
  • Селигман, депутат Европарламента, Чиксентмихайи М. Позитивная психология: введение.Американский психолог. 2000; 55: 5–14. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шеррод Л. Р., Зингер Дж. Л. Развитие притворства. В: Гольдштейн Дж, редактор. Спорт, игры и игра. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1989. стр. 1–38. [Google Scholar]
  • Саймонс С.Р., Маккласки-Фосетт К.А., Папини Д.Р. Теоретический и функциональный взгляд на развитие юмора в младенчестве, детстве и юности. В: Nahemow L, McCluskey-Fawcett KA, McGhee PE, редакторы. Юмор и старение. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1986.С. 53–77. [Google Scholar]
  • Solomon RL, Corbit JD. Теория мотивации оппонент-процесса: I. Временная динамика аффекта. Психологическое обозрение. 1974. 81: 119–145. [PubMed] [Google Scholar]
  • Штейн Н.Л., Фолкман С., Трабассо Т., Ричардс Т.А. Процессы оценки и цели как предикторы психологического благополучия лиц, ухаживающих за близкими. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 72: 872–884. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор С.Е., Кемени М.Э., Рид Г.М., Бауэр Д.Е., Грюневальд Т.Л.Психологические ресурсы, позитивные иллюзии и здоровье. Американский психолог. 2000; 55: 99–109. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tellegen A, Watson D, Clark LA. О размерной и иерархической структуре аффекта. Психологическая наука. 1999; 10: 297–303. [Google Scholar]
  • Tomkins SS. Аффект, образность, сознание: Том 1 Аффект положительный. Springer; Нью-Йорк: 1962. [Google Scholar]
  • Туби Дж., Космидес Л. Прошлое объясняет настоящее: эмоциональные адаптации и структура среды предков.Этология и социобиология. 1990; 11: 375–424. [Google Scholar]
  • Trope Y, Neter E. Согласование конкурирующих мотивов в самооценке: роль самоконтроля в поиске обратной связи. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 646–657. [PubMed] [Google Scholar]
  • Trope Y, Pomerantz EM. Разрешение конфликтов между мотивами самооценки: положительный опыт как ресурс для преодоления защитной реакции. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 53–72. [Google Scholar]
  • Tugade M, Fredrickson BL.Устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы оправиться от отрицательного эмоционального возбуждения. 2000. Рукопись готовится. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. Две общие системы активации аффекта: структурные открытия, эволюционные соображения и психобиологические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 820–838. [Google Scholar]
  • Williams RB, Barefoot JC, Shekelle RB. Последствия враждебности для здоровья.В: Чесней М.А., Розенман Р.Х., ред. Гнев и враждебность при сердечно-сосудистых и поведенческих расстройствах. Полушарие; Вашингтон, округ Колумбия: 1985. С. 173–185. [Google Scholar]
  • Вольпе Дж. Психотерапия путем реципрокного торможения. Stanford University Press; Стэнфорд, Калифорния: 1958. [Google Scholar]

Роль позитивных эмоций в позитивной психологии

Am Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2011 24 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3122271

NIHMSID: NIHMS305177

Теория Broaden-and-Build положительных эмоций

University of Michigan

. Барбара Л. Фредриксон, Департамент психологии и Исследовательский центр групповой динамики Института социальных исследований Мичиганского университета.

Переписку по этой статье следует направлять Барбаре Л. Фредриксон, Департамент психологии, Мичиганский университет, 525 East University Avenue, Ann Arbor, MI 48109-1109. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Am Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

В этой статье автор описывает новый теоретический взгляд на положительные эмоции и помещает эту новую точку зрения в развивающуюся область положительной психологии. Теория расширения и развития утверждает, что переживания положительных эмоций расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, что, в свою очередь, служит для наращивания их устойчивых личных ресурсов, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов до социальных и психологических ресурсов. Предварительные эмпирические данные, подтверждающие теорию расширения и строительства, рассматриваются, и выявляются открытые эмпирические вопросы, которые еще предстоит проверить.Теория и результаты предполагают, что способность испытывать положительные эмоции может быть фундаментальной силой человека, занимающей центральное место в изучении человеческого процветания.

Задача позитивной психологии — понять и способствовать развитию факторов, которые позволяют людям, сообществам и обществам процветать (Seligman & Csikszentmihalyi, 2000). Какую роль в этой миссии играют положительные эмоции? На первый взгляд ответ кажется простым: положительные эмоции служат маркерами процветания или оптимального благополучия.Определенно моменты в жизни людей, характеризующиеся переживанием положительных эмоций, таких как радость, интерес, удовлетворенность, любовь и тому подобное, — это моменты, когда они не страдают от отрицательных эмоций, таких как тревога, печаль, гнев и отчаяние. В соответствии с этой интуицией было показано, что общий баланс положительных и отрицательных эмоций людей предсказывает их суждения о субъективном благополучии (Diener, Sandvik, & Pavot, 1991). Основываясь на этом открытии, Канеман (1999) предположил, что «объективное счастье» лучше всего можно измерить, отслеживая (а затем обобщая) моментальные переживания людей хорошими и плохими чувствами (но см. Fredrickson, 2000c).Согласно этим взглядам, положительные эмоции сигнализируют о расцвете. Но это еще не все: положительные эмоции также приносят процветание. Причем делают это не только в настоящий, приятный момент, но и в долгосрочной перспективе. Основная идея состоит в том, что положительные эмоции стоит культивировать не только как конечные состояния сами по себе, но и как средство для достижения психологического роста и улучшения самочувствия с течением времени.

Обзор текущих взглядов на эмоции, аффекты и их соответствующие функции обеспечивает важный фон.Далее следует выборочный обзор.

Перспективы эмоций и аффекта

Рабочие определения эмоций и аффекта несколько различаются у разных исследователей. Тем не менее, несмотря на продолжающиеся дискуссии (например, Diener, 1999; Ekman & Davidson, 1994), все больше приходит к выводу, что эмоции являются лишь подмножеством более широкого класса аффективных феноменов. Согласно этой точке зрения, эмоции лучше всего представить как тенденции многокомпонентных реакций, которые проявляются в течение относительно коротких промежутков времени. Обычно эмоция начинается с оценки человеком личного значения некоторого предшествующего события.Этот процесс оценки может быть сознательным или бессознательным, и он запускает каскад тенденций реакции, проявляющихся в слабосвязанных компонентных системах, таких как субъективный опыт, выражение лица, когнитивная обработка и физиологические изменения.

Аффект, более общее понятие, относится к сознательно доступным чувствам. Хотя аффект присутствует в эмоциях (как компонент субъективного опыта), он также присутствует во многих других аффективных явлениях, включая физические ощущения, отношения, настроения и даже аффективные черты.Таким образом, эмоции отличаются от аффекта во многих отношениях. Во-первых, эмоции обычно связаны с некоторыми лично значимыми обстоятельствами (то есть у них есть объект), тогда как аффекты часто бывают свободно плавающими или лишенными объекта (Oatley & Jenkins, 1996; Russell & Feldman Barrett, 1999; Ryff & Singer, в печати). Кроме того, эмоции обычно кратковременны и связаны с многокомпонентными системами, описанными выше, тогда как аффекты часто более продолжительны и могут проявляться только на уровне субъективного опыта (Ekman, 1994; Rosenberg, 1998; Russell & Feldman Barrett, 1999). ).Наконец, эмоции часто концептуализируются как относящиеся к дискретным категориям семей эмоций, таким как страх, гнев, радость и интерес. Аффект, напротив, часто концептуализируется как изменяющийся по двум измерениям: приятность и активация (Russell & Feldman Barrett, 1999) или позитивная и негативная эмоциональная активация (Teilegen, Walson, & Clark, 1999).

Перспективы функций аффекта и эмоций

Положительный аффект, согласно многочисленным теоретикам, способствует поведению приближения (Cacioppo, Gardner, & Berntson, 1999; Davidson, 1993; Watson, Wiese, Vaidya, & Teilegen, 1999) или продолжение действие (Carver & Scheier, 1990; Clore, 1994).С этой точки зрения опыт положительного аффекта побуждает людей взаимодействовать со своим окружением и принимать участие в деятельности, многие из которых адаптируются для человека, его вида или того и другого. Эта связь между положительным аффектом и вовлеченностью в деятельность объясняет часто задокументированное смещение позитивности, или склонность людей часто испытывать умеренный позитивный аффект, даже в нейтральном контексте (Diener & Diener, 1996; Ito & Cacioppo, 1999). Без такого возмещения у людей чаще всего не было бы мотивации взаимодействовать со своим окружением.Тем не менее, при таком противодействии люди проявляют адаптивную предвзятость, чтобы подходить к новым объектам, людям или ситуациям и исследовать их. (См. Соответствующее объяснение суточных паттернов положительной эмоциональной активации в Watson et al., 1999.)

Поскольку положительные эмоции включают в себя компонент положительного аффекта, они также действуют как внутренние сигналы для приближения или продолжения. Тем не менее, положительные эмоции разделяют эту функцию с рядом других положительных аффективных состояний. Сенсорное удовольствие, например, побуждает людей приближаться и продолжать потреблять любой стимул, биологически полезный для них в данный момент (Cabanac, 1971).Точно так же свободно плавающие позитивные настроения мотивируют людей продолжать следовать любой линии мышления или действия, которые они инициировали (Clore, 1994). Таким образом, функциональные описания положительных эмоций, которые подчеркивают тенденции к приближению или продолжению, могут отражать только самый низкий общий знаменатель для всех аффективных состояний, которые разделяют приятное субъективное ощущение, оставляя неизученными дополнительные функции, уникальные для конкретных положительных эмоций.

Теоретики дискретных эмоций часто связывают функцию конкретных эмоций с концепцией конкретных тенденций действия (Frijda, 1986; Frijda, Kuipers, & Schure, 1989; Lazarus, 1991; Levenson, 1994; Oatley & Jenkins, 1996; Tooby). И Космидес, 1990).Например, страх связан с желанием убежать, гнев — с побуждением к атаке, отвращение — с побуждением изгнать и так далее. Дело не в том, что люди неизменно отыгрывают эти побуждения, испытывая определенные эмоции. Скорее, представления людей о возможных вариантах действий сводятся к определенному набору вариантов поведения. Ключевая идея с этой точки зрения состоит в том, что конкретная склонность к действию — это то, что делает эмоцию эволюционно адаптивной: это одни из тех действий, которые предположительно лучше всего работали, помогая предкам человека выжить в жизненных ситуациях (Tooby & Cosmides, 1990).Другая ключевая идея с точки зрения конкретных эмоций заключается в том, что определенные тенденции к действию и физиологические изменения идут рука об руку. Так, например, когда кто-то испытывает желание убежать из-за страха, тело этого человека реагирует мобилизацией соответствующей автономной поддержки на возможность бега (Levenson, 1994).

Хотя для описания функции определенных положительных эмоций были задействованы определенные тенденции к действию, тенденции к действию, идентифицированные для положительных эмоций, заметно расплывчаты и недоопределены (Fredrickson & Levenson, 1998).Например, радость связана с бесцельной активизацией, интерес — с присутствием, а удовлетворение — с бездействием (Frijda, 1986). Эти тенденции слишком общие, чтобы их можно было назвать конкретными (Fredrickson, 1998). Они напоминают общие побуждения сделать что-либо или сделать не что иное, как побуждения сделать что-то вполне конкретное, например, бежать, атаковать или плюнуть. Это неприятно: если тенденции к действию, вызванные положительными эмоциями, расплывчаты, их влияние на выживание может быть несущественным. Таким образом, как и точка зрения, сосредоточенная на общих тенденциях подхода, точка зрения, сосредоточенная на конкретных тенденциях действия, дает неполный анализ функции положительных эмоций.

Теория развития и расширения положительных эмоций

Чтобы углубить понимание в этой области, я сформулировал новую теоретическую модель, которая лучше отражает уникальные эффекты положительных эмоций. Я называю это теорией расширения и построения положительных эмоций (Fredrickson, 1998). Эта теория утверждает, что определенные дискретные положительные эмоции — включая радость, интерес, удовлетворенность, гордость и любовь — хотя феноменологически различны, все они обладают способностью расширять сиюминутный репертуар мыслей и действий людей и наращивать их устойчивые личные ресурсы, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов. к социальным и психологическим ресурсам.

Я противопоставляю эту новую теорию (o традиционные модели, основанные на определенных тенденциях действия. Определенные тенденции действия хорошо работают для описания функции отрицательных эмоций, и их следует сохранить для моделей этого подмножества эмоций. Без потери теоретических нюансов, конкретное действие Тенденцию можно переопределить как результат психологического процесса, который сужает сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, вызывая в памяти побуждение действовать определенным образом (например, убежать, атаковать, изгнать).В опасной для жизни ситуации суженный репертуар мысли и действия способствует быстрым и решительным действиям, которые приносят прямую и немедленную пользу. Конкретные тенденции к действию, вызываемые отрицательными эмоциями, представляют собой действия, которые, вероятно, лучше всего помогали спасать жизни и конечности предков человека в аналогичных ситуациях.

Хотя положительные эмоции могут возникать при неблагоприятных обстоятельствах, типичный контекст положительных эмоций не является опасной для жизни ситуацией. Таким образом, психологический процесс, который сужает репертуар мгновенных мыслей и действий человека, чтобы способствовать быстрым и решительным действиям, может не понадобиться.Вместо этого положительные эмоции радости, интереса, удовлетворенности, гордости и любви, по-видимому, имеют дополнительный эффект: они расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, расширяя спектр мыслей и действий, которые приходят в голову (Fredrickson, 1998; Fredrickson И Браниган, 2001). Это утверждение подтверждается концептуальным анализом ряда положительных эмоций. Например, радость расширяется за счет побуждения к игре, расширению границ и творчеству. Эти побуждения проявляются не только в социальном и физическом поведении, но также в интеллектуальном и артистическом поведении (Ellsworth & Smith, 1988; Frijda, 1986).Интерес, феноменологически отличная положительная эмоция, расширяется за счет побуждения исследовать, воспринимать новую информацию и опыт и расширять себя в процессе (Csikszentmihalyi, 1990; Izard, 1977; Ryan & Deci, 2000; Tomkins, 1962). Удовлетворенность, третья особая положительная эмоция, расширяется за счет побуждения смаковать текущие жизненные обстоятельства и интегрировать эти обстоятельства в новые взгляды на себя и на мир (Изард, 1977). Гордость, четвертая особая положительная эмоция, которая следует за личными достижениями, расширяется за счет побуждения делиться новостями о своих достижениях с другими и предвидеть еще большие достижения в будущем (Lewis, 1993).Любовь, концептуализированная как смесь различных положительных эмоций (например, радости, интереса, удовлетворенности), переживаемых в контексте безопасных, близких отношений (Izard, 1977), расширяется за счет создания повторяющихся циклов побуждений поиграть, исследовать и смаковать переживания. любимые. Эти различные склонности мысли и действия — играть, исследовать, наслаждаться и интегрировать или предвидеть будущие достижения — каждая представляет способы, которыми положительные эмоции расширяют привычные способы мышления или действия (Fredrickson, 1998,2000a; Fredrickson & Branigan, 2001) .

В отличие от отрицательных эмоций, которые несут прямые и немедленные адаптивные преимущества в ситуациях, угрожающих выживанию, расширенный репертуар мысли и действия, вызванный положительными эмоциями, имеет другие преимущества. В частности, такое расширенное мышление несет косвенные и долгосрочные адаптивные преимущества, поскольку расширение создает устойчивые личные ресурсы, которые функционируют как резервы, которые будут использоваться позже для управления будущими угрозами.

Возьмем, к примеру, игру — влечение, связанное с радостью.Исследования на животных показали, что специфические формы игры в погоню, очевидные у молодых особей вида, такие как натиск на гибкий саженец или ветвь и катапультирование в неожиданном направлении, наблюдаются у взрослых особей этого вида исключительно во время избегания хищников (Dolhinow, 1987). Такие соответствия предполагают, что детские игры создают устойчивые физические ресурсы (Boulton & Smith, 1992; Caro, 1988). Игра также создает устойчивые социальные ресурсы: социальная игра с ее общим весельем, азартом и улыбками создает прочные социальные связи и привязанности (Aron, Norman, Aron, McKenna, & Heyman, 2000; Lee, 1983; Simons, McCluskey-Fawcett, & Papini, 1986), которые могут стать локусом последующей социальной поддержки.Детские игры также создают устойчивые интеллектуальные ресурсы за счет повышения уровня творчества (Sherrod & Singer, 1989), создания теории разума (Leslie, 1987) и поддержки развития мозга (Panksepp, 1998). Другие положительные эмоции, такие как интерес, удовлетворенность, гордость и любовь, аналогичным образом увеличивают личные ресурсы человека, начиная от физических и социальных ресурсов до интеллектуальных и психологических ресурсов. (Более подробные описания теории расширения и наращивания доступны в Fredrickson, 1998, 2000a, в печати; Fredrickson & Branigan, 2001.)

Важно отметить, что личные ресурсы, накопленные во время состояний положительных эмоций, концептуализируются как долговечные. Они переживают преходящие эмоциональные состояния, которые привели к их приобретению. Следовательно, зачастую побочным эффектом переживания положительных эмоций является увеличение личных ресурсов. Эти ресурсы действуют как резервы, которые можно использовать в последующие моменты и в различных эмоциональных состояниях.

Короче говоря, теория «расширяй и развивай» описывает форму положительных эмоций в терминах расширенного репертуара мысли и действия и описывает их функцию с точки зрения создания устойчивых личных ресурсов.Таким образом, теория предлагает новый взгляд на эволюционировавшее адаптивное значение положительных эмоций. Человеческие предки, поддавшиеся побуждению, вызванному положительными эмоциями, играть, исследовать и т. Д., Как следствие, накопили больше личных ресурсов. Когда эти же предки позже столкнулись с неизбежными угрозами для жизни и здоровья, их большие личные ресурсы повлекли бы за собой большие шансы на выживание и, в свою очередь, большие шансы прожить достаточно долго, чтобы размножаться. Таким образом, в той мере, в какой способность испытывать положительные эмоции закодирована генетически, эта способность посредством процесса естественного отбора стала бы частью универсальной человеческой природы.

Доказательства теории расширения и построения

Эмпирическое подтверждение нескольких ключевых положений теории расширения и развития может быть получено из множества дисциплин психологии, начиная от познания и внутренней мотивации до стилей привязанности и поведения животных (обзор см. в Fredrickson, 1998). Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции расширяют сферу внимания, познания и действия и создают физические, интеллектуальные и социальные ресурсы.Тем не менее, большая часть этих свидетельств, поскольку они предшествовали теории расширения и строительства, лишь косвенно подтверждают эту модель. С тех пор мы с моими сотрудниками начали прямые проверки гипотез, взятых из теории расширения и строительства. Хотя еще предстоит проделать большую работу, я кратко опишу здесь наши предварительные выводы. Я надеюсь, что это первоначальное свидетельство вызовет интерес у читателей к проведению дальнейших исследований положительных эмоций, которые могут служить для проверки и уточнения теории расширения и развития (Fredrickson, 2000b).

Положительные эмоции расширяют репертуар мыслей и действий

Основополагающие доказательства утверждения о том, что положительные эмоции расширяют репертуары мгновенных мыслей и действий людей, получены в результате двух десятилетий экспериментов, проведенных Айзеном и его коллегами (обзор см. В Isen, 2000). Они документально подтвердили, что люди, испытывающие положительный аффект, демонстрируют модели мышления, которые являются особенно необычными (Isen, Johnson, Mertz, & Robinson, 1985), гибкими (Isen & Daubman, 1984), творческими (Isen, Daubman, & Nowicki, 1987), интегративный (Isen, Rosenzweig, & Young, 1991), открытый для информации (Estrada, Isen, & Young, 1997) и эффективный (Isen & Means, 1983; Isen et al., 1991). Они также показали, что те, кто испытывает положительный аффект, проявляют повышенное предпочтение разнообразию и принимают более широкий спектр вариантов поведения (Kahn & Isen, 1993). В общих чертах, Айзен предположил, что положительный аффект производит «широкую, гибкую когнитивную организацию и способность интегрировать разнообразный материал» (Isen, 1990, стр. 89), эффекты, недавно связанные с повышением уровня дофамина в мозге (Ashby, Isen, & Туркен, 1999). Таким образом, хотя работа Айзена не нацелена на конкретные положительные эмоции или мыслительные тенденции как таковые, она предоставляет убедительные доказательства того, что положительный аффект расширяет познание.В то время как давно известно, что отрицательные эмоции сужают внимание людей, заставляя их скучать по лесу за деревьями (или по стилю одежды подозреваемого для оружия), недавние исследования показывают, что положительные эмоции могут расширять внимание (Derryberry & Tucker, 1994). Доказательства поступают из исследований, в которых используются глобально-локальные парадигмы обработки изображений для оценки искажений в фокусе внимания. Отрицательные состояния, такие как тревога, депрессия и неудача, предсказывают локальные предубеждения, согласующиеся с ограниченным вниманием, тогда как положительные состояния, такие как субъективное благополучие, оптимизм и успех, предсказывают глобальные предубеждения, согласующиеся с расширенным вниманием (Basso, Schefft, Ris, & Dember , 1996; Деррибери и Такер, 1994).

Эти данные обеспечивают начальную эмпирическую основу для гипотезы, взятой из теории расширения и развития, о том, что различные типы положительных эмоций служат для расширения репертуаров мгновенных мыслей и действий людей, в то время как отдельные типы отрицательных эмоций служат для сужения этих же репертуаров. . Вместе с Кристин Браниган я проверила эту расширяющую гипотезу, показав участникам исследования короткие эмоционально вызывающие воспоминания видеоклипы, вызывающие определенные эмоции радости, удовлетворенности, страха и гнева.Мы также использовали неэмоциональный клип в качестве нейтрального условия контроля. Сразу после каждого видеоклипа мы измеряли широту репертуара мыслей и действий участников. Мы попросили их отойти от специфики фильма и представить себе ситуацию, в которой могут возникнуть похожие чувства. Затем мы попросили их перечислить, что они хотели бы сделать прямо сейчас, учитывая это чувство. Участники записывали свои ответы на 20 пустых строках, которые начинались с фразы «Я бы хотел».

Подсчитав то, что перечислил каждый участник, мы с Браниганом обнаружили поддержку гипотезы расширения.Участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) определили больше вещей, которые они хотели бы делать правильно, чем те, которые находятся в двух состояниях отрицательных эмоций (страх и гнев), и, что более важно, относительно тех, которые находятся в состоянии нейтрального контроля. . Те, кто находился в условиях двух отрицательных эмоций, также называли меньше вещей, чем те, кто находился в состоянии нейтрального контроля (Fredrickson & Branigan, 2000).

Эти данные предоставляют предварительные доказательства того, что два различных типа положительных эмоций — состояние высокой активации радости и состояние низкой активации удовлетворенности — каждый из них создает более широкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние.Точно так же два различных типа отрицательных эмоций — страх и гнев — производят более узкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние. Такой набор результатов подтверждает основное положение теории «расширяй и развивай»: отчетливые положительные эмоции расширяют круг мыслей и действий, которые приходят в голову. Напротив, отчетливые отрицательные эмоции, как следует из моделей, основанных на определенных тенденциях к действию, сужают этот же массив.

Несмотря на эти обнадеживающие первоначальные данные, возникает много вопросов: Есть ли у других положительные и отрицательные эмоции (например,g., интерес, гордость, любовь и печаль, отвращение) соответствуют этим эффектам? Распространяются ли эффекты на другие показатели расширенного познания? Если да, то какие основные когнитивные процессы лежат в основе этого явления? Расширяют ли отчетливые положительные эмоции (а отчетливые отрицательные сужают) объем внимания или объем рабочей памяти? Каковы неврологические основы? Опосредуются ли эти эффекты изменением уровней циркулирующего в мозге дофамина, как предположили Эшби и его коллеги (1999)? Какие мозговые структуры, цепи и процессы задействованы? Наконец, как расширенный репертуар мысли и действия преобразуется в решения и действия? Эти и другие вопросы дают направление для будущей работы.

Положительные эмоции отменяют затяжные отрицательные эмоции

Свидетельства расширяющейся гипотезы имеют четкое значение для стратегий, которые люди используют для регулирования своего переживания отрицательных эмоций. Если отрицательные эмоции сужают репертуар мгновенных мыслей и действий, а положительные эмоции расширяют тот же репертуар, тогда положительные эмоции должны действовать как эффективное противоядие от затяжных эффектов отрицательных эмоций. Другими словами, положительные эмоции могут исправить или нейтрализовать последствия отрицательных эмоций; мои коллеги и я называем это отменяющей гипотезой (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson, Mancuso, Branigan, & Tugade, в печати).Базовое наблюдение о том, что положительные эмоции (или их ключевые компоненты) каким-то образом несовместимы с отрицательными эмоциями, не ново и было продемонстрировано в более ранних работах по тревожным расстройствам (например, систематическая десенсибилизация; Wolpe, 1958), мотивации (например, оппонент-процесс теория; Соломон и Корбит, 1974) и агрессия (например, принцип несовместимых ответов; Барон, 1976). Даже в этом случае точный механизм, в конечном итоге ответственный за эту несовместимость, не был должным образом идентифицирован.Может сыграть роль расширяющая функция положительных эмоций. Расширяя сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, положительная эмоция может ослабить влияние отрицательной эмоции на его разум и тело, разрушив или отменив подготовку к определенному действию.

Одним из маркеров специфических тенденций действий, связанных с отрицательными эмоциями, является повышенная сердечно-сосудистая активность, которая перераспределяет кровоток к соответствующим скелетным мышцам. Таким образом, в контексте отрицательных эмоций положительные эмоции должны ускорять восстановление или устранять эту сердечно-сосудистую реактивность, возвращая тело к более средним уровням активации.Ускоряя восстановление сердечно-сосудистой системы, положительные эмоции создают телесный контекст, подходящий для реализации более широкого спектра вызываемых мыслей и действий.

Мои сотрудники и я проверили эту отменяющую гипотезу, сначала вызвав у всех участников высокоактивную негативную эмоцию (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., В печати). В одном исследовании (Fredrickson et al., В печати) мы использовали ограниченное по времени задание на подготовку речи. Всего за одну минуту участники подготовили речь на тему «Почему вы хороший друг», полагая, что их выступление будет записано на видео и оценено их сверстниками.Это речевое задание вызывало субъективное переживание беспокойства вместе с увеличением частоты сердечных сокращений, периферической вазоконстрикции, а также систолического и диастолического артериального давления. В этом контексте симпатического возбуждения, связанного с тревогой, мы случайным образом назначили участников для просмотра одного из четырех фильмов. Два фильма вызвали умеренные положительные эмоции (радость и удовлетворение), а третий служил нейтральным контрольным условием. Примечательно, что эти три фильма при просмотре после исходного состояния покоя практически не вызывают сердечно-сосудистой реактивности (Fredrickson et al., в прессе). Таким образом, два фильма с положительными эмоциями, использованные в этом исследовании, неотличимы от нейтральных в отношении сердечно-сосудистых изменений. Наш четвертый фильм вызвал печаль. Мы выбрали печаль в качестве дополнительного сравнения, потому что среди отрицательных эмоций она не была окончательно связана с тенденцией к высокоэнергетическим действиям и, таким образом, могла быть претендентом на ускорение восстановления сердечно-сосудистой системы.

Гипотеза отмены предсказывает, что те, кто испытывает положительные эмоции вслед за высокоактивной отрицательной эмоцией, быстрее выздоровеют от сердечно-сосудистой системы.Мы с коллегами проверили это, измерив время, прошедшее с начала произвольно назначенного фильма до тех пор, пока сердечно-сосудистые реакции, вызванные отрицательной эмоцией, не вернулись к исходному уровню. В трех независимых выборках участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) продемонстрировали более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы, чем участники в нейтральном контрольном состоянии. Участники в состоянии печали выздоравливали дольше всех (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., в прессе).

Хотя два фильма с положительными эмоциями и нейтральный фильм не различались по тому, что они делают с сердечно-сосудистой системой, эти данные предполагают, что они действительно различаются в том, что они могут отменить в рамках этой системы. Два различных типа положительных эмоций — легкая радость и удовлетворенность — обладают общей способностью нейтрализовать сохраняющиеся сердечно-сосудистые последствия отрицательных эмоций. Хотя точные когнитивные и физиологические механизмы разрушающего эффекта остаются неизвестными, теория расширения и наращивания предполагает, что расширение на когнитивном уровне опосредует уничтожение на уровне сердечно-сосудистой системы.Феноменологически положительные эмоции могут помочь людям рассматривать события своей жизни в более широком контексте, уменьшая резонанс любого конкретного отрицательного события. Возможно, указывая на физиологические маркеры эффектов расширения, некоторые предположили, что парасимпатический контроль сердца (измеряемый как вариабельность сердечного ритма или респираторная синусовая аритмия) лежит в основе положительных эмоций, а также способности регулировать отрицательные эмоции (Fox, 1989; McCraty, Atkinson, Tiller, Rein, & Watkins, 1995; Porges, 1995).Проверка этих предложений и распространение работы на другие эмоции и другие контексты обеспечивают дорожную карту для будущих исследований.

Положительные эмоции подпитывают психологическую устойчивость

Свидетельства о разрушающем эффекте положительных эмоций предполагают, что люди могут улучшить свое психологическое благополучие, а, возможно, и свое физическое здоровье, культивируя опыт положительных эмоций в подходящие моменты, чтобы справиться с отрицательными эмоциями ( Фредриксон, 2000а). Фолкман и его коллеги сделали аналогичные заявления о том, что переживания положительного аффекта во время хронического стресса помогают людям справиться с ситуацией (Folkman, 1997; Folkman & Moskowitz, 2000; Lazarus, Kanner & Folkman, 1980).Доказательства, подтверждающие это утверждение, могут быть получены из экспериментов, показывающих, что положительный аффект способствует вниманию к отрицательной, релевантной информации (Reed & Aspinwall, 1998; Trope & Neter, 1994; Trope & Pomerantz, 1998; обзор см. В Aspinwall, 1998). . Экстраполируя эти результаты, Аспинуолл (2001) описал, как положительный аффект и положительные убеждения служат ресурсами для людей, справляющихся с невзгодами (см. Также Aspinwall & Taylor, 1997; Taylor, Kemeny, Reed, Bower, & Gruenewald, 2000).

Кажется правдоподобным, что некоторые люди в большей степени, чем другие, могут интуитивно понимать и использовать преимущества положительных эмоций в своих интересах. Одно из индивидуальных отличий кандидата — психологическая стойкость. Считается, что устойчивые люди быстро и эффективно восстанавливаются после стрессовых переживаний, так же как упругие металлы сгибаются, но не ломаются (Carver, 1998; Lazarus, 1993). Это теоретическое определение устойчивости предполагает, что, по сравнению с их менее устойчивыми сверстниками, у устойчивых людей будет более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы после высокоактивной негативной эмоции.Кроме того, теория расширения и наращивания предполагает, что эта способность возвращаться к исходному уровню сердечно-сосудистой системы может подпитываться переживанием положительных эмоций.

С Мишель Тугаде я проверил эти две гипотезы об устойчивых людях, используя одно и то же задание на подготовку речи с ограниченным временем действия (описанное ранее), чтобы вызвать высокоактивную негативную эмоцию. Мы измерили психологическую устойчивость с помощью шкалы самоотчетов Блока и Кремена (1996). Интересно отметить, что устойчивость не предсказывала уровни тревожности, о которых участники сообщали во время речевой задачи, или величину их сердечно-сосудистых реакций на стрессовую задачу, и то и другое было значительным.Однако устойчивость предсказывала сообщения участников о положительных эмоциях. Еще до того, как была введена речевая задача, более устойчивые люди сообщали о более высоких уровнях ранее существовавшего положительного влияния на начальную оценку настроения. Когда позже их спросили, как они себя чувствовали на этапе подготовки к сжатой речи, более устойчивые люди ответили, что наряду с высоким уровнем тревожности они также испытали более высокий уровень счастья и интереса.

Как и предсказывалось теоретическим определением психологической устойчивости, более устойчивые участники демонстрировали значительно более быстрое возвращение к исходным уровням сердечно-сосудистой активации после речевого задания.Более того, как предсказывает теория расширения и наращивания, эта разница во времени, необходимом для восстановления сердечно-сосудистой системы, была опосредована различиями в положительных эмоциях (Tugade & Fredrickson, 2000).

Эти данные показывают, что положительные эмоции могут способствовать психологической устойчивости. Таким образом, по сути, стойкие люди могут быть — сознательно или невольно — опытными пользователями разрушительного эффекта положительных эмоций. Опять же, из этого первоначального исследования возникают вопросы: намеренно ли устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы справиться с ними? Если да, то как они это делают? Фолкман и Московиц (2000) определили три типа совладания, которые могут вызвать положительный аффект во время стрессовых обстоятельств: позитивная переоценка, проблемно-ориентированное копинг и наполнение обычных событий позитивным смыслом.Используют ли устойчивые люди одну или все эти стратегии? Если да, можно ли обучить этим стратегиям менее устойчивых людей? Наконец, думают ли устойчивые люди шире, как предполагает теория расширения и развития? Если да, то позволяет ли расширенное мышление людям находить позитивный смысл в невзгодах? Опять же, эти оставшиеся вопросы дают направление для будущей работы.

Положительные эмоции повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали к улучшению эмоционального благополучия

Предварительные данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции могут подпитывать индивидуальные различия в устойчивости.Отмечая, что психологическая устойчивость является постоянным личным ресурсом, теория расширения и развития делает более смелое предположение о том, что опыт положительных эмоций может также со временем повысить психологическую устойчивость, а не просто отразить ее. То есть в той мере, в какой положительные эмоции расширяют сферу внимания и познания, обеспечивая гибкое и творческое мышление, они также должны увеличивать устойчивые ресурсы людей (Aspinwall, 1998, 2001; Isen, 1990). В свою очередь, создавая этот психологический ресурс, положительные эмоции должны улучшать последующее эмоциональное благополучие людей.В соответствии с этой точкой зрения, исследования показали, что люди, испытывающие положительные эмоции во время тяжелой утраты, с большей вероятностью будут развивать долгосрочные планы и цели. Наряду с положительными эмоциями планы и цели предсказывают большее психологическое благополучие через 12 месяцев после родов (Stein, Folkman, Trabasso, & Richards, 1997; соответствующие работы см. Bonanno & Keltner, 1997; Keltner & Bonanno, 1997). Один из способов пережить положительные эмоции перед лицом невзгод — это найти положительный смысл в обычных событиях и в самих невзгодах (Affleck & Tennen, 1996; Folkman & Moskowitz, 2000; Fredrickson, 2000a).Важно отметить, что связь между положительным смыслом и положительными эмоциями считается взаимной: не только нахождение положительного значения вызывает положительные эмоции, но и положительные эмоции, поскольку они расширяют мышление, должны увеличивать вероятность нахождения положительного значения в последующих событиях ( Фредриксон, 2000а).

Эти предполагаемые взаимные отношения между положительными эмоциями, расширенным мышлением и положительным смыслом предполагают, что со временем эффекты положительных эмоций должны накапливаться и усугубляться.Расширенное внимание и познание, вызванное более ранним переживанием положительных эмоций, должно способствовать преодолению трудностей, и это улучшенное копирование должно предсказывать будущие переживания положительных эмоций. По мере продолжения этого цикла люди укрепляют свою психологическую устойчивость и улучшают свое эмоциональное благополучие.

В когнитивной литературе по депрессии уже задокументирована нисходящая спираль, в которой депрессивное настроение и порождаемое им суженное пессимистическое мышление взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к постоянно ухудшающимся настроениям и даже клиническим уровням депрессии (Peterson & Seligman, 1984 ).Теория расширения и развития предсказывает сопоставимую восходящую спираль, в которой положительные эмоции и порождаемое ими расширенное мышление также взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к заметному повышению эмоционального благополучия. Положительные эмоции могут запускать эти восходящие спирали, отчасти за счет повышения устойчивости и влияния на то, как люди справляются с невзгодами. (Дополнительное обсуждение восходящих спиралей см. В Aspinwall, 1998, 2001.)

Вместе с Томасом Джойнером я провел предварительную перспективную проверку гипотезы о том, что посредством расширения когнитивных функций положительные эмоции вызывают восходящую спираль к повышению эмоционального благополучия.Мы оценили положительные и отрицательные эмоции, а также концепцию, которую мы назвали широким кругозором , в двух временных точках с разницей в пять недель. Широкий кругозор выявлялся с помощью таких пунктов, как «подумайте о различных способах решения проблемы» и «постарайтесь отойти от ситуации и быть более объективным».

Наши данные показали явное свидетельство восходящей спирали. Люди, которые испытывали больше положительных эмоций, чем другие, со временем становились более устойчивыми к невзгодам, о чем свидетельствует повышение их способности справляться с трудностями.В свою очередь, эти улучшенные навыки совладания предсказывали рост положительных эмоций с течением времени (Fredrickson & Joiner, 2000).

Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции и широкий кругозор взаимно дополняют друг друга. Положительные эмоции не только заставляют людей чувствовать себя хорошо в настоящем, но также благодаря своему влиянию на расширенное мышление положительные эмоции повышают вероятность того, что люди будут чувствовать себя хорошо в будущем. Поскольку широкий кругозор является формой психологической устойчивости, эти данные согласуются с предсказанием, сделанным на основе теории расширения и развития, о том, что мгновенные переживания положительных эмоций могут создавать устойчивые психологические ресурсы и запускать восходящие спирали в направлении улучшения эмоционального благополучия. существование.

Опять же, из этих данных возникает много вопросов. Сохраняется ли этот эффект восходящей спирали в течение более длительных интервалов времени и в отношении других показателей благополучия и расширения? Каковы механизмы эффекта? Порождают ли положительные эмоции положительные эмоции в будущем, потому что расширенное мышление, связанное с предыдущими положительными эмоциями, помогает людям решить их первоначальные проблемы, или потому, что это расширенное мышление позволяет людям находить положительный смысл в других жизненных обстоятельствах и, таким образом, испытывать дополнительные положительные эмоции? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимы дальнейшие исследования, в том числе экспериментальные планы.

Заключительные замечания

Какую роль положительные эмоции играют в позитивной психологии? Традиционные взгляды предполагают, что переживания положительных эмоций сигнализируют о благополучии и, возможно, определяют поведение в данный момент. Не умаляя важности этих функций, теория расширения и развития играет гораздо более важную роль в позитивных эмоциях. Теория предполагает, что положительные эмоции, хотя и мимолетные, имеют более долгосрочные последствия. С точки зрения теории «расширяй и развивай», положительные эмоции являются средством индивидуального роста и социальных связей: создавая личные и социальные ресурсы людей, положительные эмоции преобразуют людей к лучшему, давая им лучшую жизнь в будущем.

Более конкретно, теория расширения и развития предполагает, что множественные дискретные положительные эмоции являются важными элементами оптимального функционирования. Таким образом, способность испытывать радость, интерес, удовлетворенность и любовь может быть истолкована как фундаментальные человеческие сильные стороны, приносящие множественные взаимосвязанные выгоды (Fredrickson, 2000e). Мое собственное исследование описывает небольшую часть этих преимуществ. В частности, я показал, что положительные эмоции (а) расширяют репертуар мыслей и действий людей (Fredrickson & Branigan, 2000), (b) устраняют затяжные отрицательные эмоции (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., в печати), (c) подпитывают психологическую устойчивость (Tugade & Fredrickson, 2000), и (d) повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали в сторону повышения эмоционального благополучия (Fredrickson & Joiner, 2000). В дополнение к этой работе, две новые точки зрения подчеркивают длительные личные и социальные преимущества положительных эмоций благодарности (McCullough, Kil-patrick, Emmons, & Larson, 2001; см. Также Fredrickson, 2000d) и возвышения (Haidt, 2000). Я надеюсь, что эти первоначальные открытия вдохновят на дальнейшие исследования положительных эмоций, которые необходимы для проверки, уточнения, поддержки или отказа от теории расширения и построения, что, в свою очередь, будет способствовать развитию позитивной психологии.

Одной из тем, особенно нуждающихся в изучении, является давняя, но мало поддерживаемая гипотеза о том, что положительные эмоции способствуют физическому здоровью (обзоры см. В Ryff & Singer, 1998; Salovey, Rothman, Detweiler, & Steward, 2000). Например, отрицательные эмоции с их повышенной и часто продолжительной активацией сердечно-сосудистой системы вовлечены в этиологию ишемической болезни сердца (Blascovich & Katkin, 1993; Fredrickson et al., 2000; Williams, Barefoot, & Shekelle, 1985).Если положительные эмоции сокращают продолжительность отрицательного эмоционального возбуждения, возможно, они также могут замедлить постепенное прогрессирование болезни (Fredrickson & Levenson, 1998). Известно, что методы релаксации снижают артериальное давление у взрослых гипертоников (Blumenthal, 1985; Schneider et al., 1995), и они могут делать это именно потому, что они извлекают выгоду из расширяющих и отменяющих эффектов удовлетворенности (Fredrickson, 2000a). Кроме того, Рифф и Сингер (1998) предположили, что физическое здоровье зависит от наличия качественных связей с другими и ведения целеустремленной жизни.Недавние данные, кажется, подтверждают это утверждение. Например, люди, которые постоянно испытывали положительные эмоции со своими родителями в детстве, а затем со своими супругами, став взрослыми, были менее чем вдвое ниже, чем другие, демонстрировали высокий уровень совокупного износа тела (Ryff, Singer, Wing и Любовь, в печати). Аналогичным образом, в продольном исследовании 2282 пожилых американцев мексиканского происхождения те, кто сообщил о высоком положительном аффекте, по сравнению с лицами с менее положительным аффектом, в два раза реже стали инвалидом или умерли в течение двухлетнего периода наблюдения (Ostir, Маркидес, Блэк и Гудвин, 2000).Эти новые результаты, хотя и несколько изолированные, подчеркивают идею о том, что положительные эмоции могут иметь важное значение для оптимизации как психологического, так и физического функционирования (Fredrickson, 2000a).

И все же преимущества положительных эмоций, выявленные до сих пор, вероятно, являются лишь верхушкой пресловутого айсберга. Поскольку движение за позитивную психологию вдохновляет на дополнительные исследования положительных эмоций, может быть обнаружено еще больше причин для развития положительных эмоций.

Благодарности

Мое исследование положительных эмоций поддержано грантами MH53971 и MH59615 Национального института психического здоровья, грантом и стипендией факультета Рэкхема Мичиганского университета, а также фондами Фонда Джона Темплтона.

Биография

Барбара Л. Фредриксон

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  • Аффлек Дж., Теннен Х. Создание выгод от невзгод: адаптивная значимость и диспозиционные основы. Журнал личности. 1996; 64: 899–922. [PubMed] [Google Scholar]
  • Арон А., Норман К. С., Арон Е. Н., МакКенна С., Хейман Р. Э. Совместное участие пары в романтических и возбуждающих действиях и испытанное качество отношений. Журнал личности и социальной психологии.2000; 78: 273–284. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ashby FG, Isen AM, Turken AU. Нейропсихологическая теория положительного аффекта и его влияние на познание. Психологическое обозрение. 1999; 106: 529–550. [PubMed] [Google Scholar]
  • Aspinwall LG. Переосмысление роли положительного аффекта в саморегуляции. Мотивация и эмоции. 1998; 22: 1–32. [Google Scholar]
  • Aspinwall LG. Работа с невзгодами: саморегуляция, преодоление трудностей, адаптация и здоровье. В: Тессер А., Шварц Н., редакторы.Справочник Блэквелла по социальной психологии: Том 1. Внутриличностные процессы. Блэквелл; Maiden, MA: 2001. С. 159–614. [Google Scholar]
  • Aspinwall LG, Taylor SE. Стежок во времени: саморегуляция и проактивное копирование. Психологический бюллетень. 1997; 121: 417–436. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барон Р.А. Снижение человеческой агрессии: полевое исследование влияния несовместимых реакций. Журнал прикладной социальной психологии. 1976; 6: 260–274. [Google Scholar]
  • Basso MR, Schefft BK, Ris MD, Dember WN.Настроение и глобально-локальная визуальная обработка. Журнал Международного нейропсихологического общества. 1996; 2: 249–255. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бласкович Дж, Каткин Э. Сердечно-сосудистая реактивность на психологический стресс и болезнь. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1993. [Google Scholar]
  • Block J, Kremen AM. IQ и эго-устойчивость: концептуальные и эмпирические связи и обособленность. Журнал личности и социальной психологии. 1996; 70: 349–361. [PubMed] [Google Scholar]
  • Blumenthal JA.Расслабляющая терапия, биологическая обратная связь и поведенческая медицина. Психотерапия: исследования, практика, обучение. 1985; 22: 516–530. [Google Scholar]
  • Бонанно Г.А., Келтнер Д. Выражение эмоций на лице и течение супружеской утраты. Журнал аномальной психологии. 1997. 106: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boulton MJ, Smith PK. Социальная природа игрового боя и игрового преследования: механизмы и стратегии, лежащие в основе сотрудничества и компромисса. В: Барков Дж., Космидес Л., Туби Дж., Редакторы.Адаптированный разум: эволюционная психология и формирование культуры. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1992. С. 429–444. [Google Scholar]
  • Кабанак М. Физиологическая роль удовольствия. Наука. 1971, 17 сентября, 173: 1103–1107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cacioppo JT, Gardner WL, Berntson GG. Система аффектов имеет компоненты параллельной и комплексной обработки: Форма следует за функцией. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 839–855. [Google Scholar]
  • Caro TM.Адаптивное значение игры: мы приближаемся? Дерево. 1988; 3: 50–54. [PubMed] [Google Scholar]
  • Carver CS. Устойчивость и процветание: проблемы, модели и связи. Журнал социальных проблем. 1998. 54: 245–266. [Google Scholar]
  • Carver CS, Scheier MF. Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Психологическое обозрение. 1990; 97: 19–35. [Google Scholar]
  • Clore GL. Почему ощущаются эмоции. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы.Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 103–111. [Google Scholar]
  • Чиксентмихайи М. Флоу: Психология оптимального опыта. HarperPerennial; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Davidson RJ. Нейропсихология эмоций и аффективного стиля. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 143–154. [Google Scholar]
  • Derryberry D, Tucker DM. Мотивируем фокус внимания. В: Neidenthal PM, Chinaama S, редакторы.Глаз сердца: эмоциональные влияния на восприятие и внимание. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1994. С. 167–196. [Google Scholar]
  • Динер Э. Введение в специальный раздел о структуре эмоций. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 803–804. [PubMed] [Google Scholar]
  • Динер Э., Динер К. Большинство людей счастливы. Психологическая наука. 1996; 7: 181–185. [Google Scholar]
  • Динер Э., Сандвик Э., Павот У. Счастье — это частота, а не интенсивность положительного и отрицательного аффекта.В: Strack F, редактор. Субъективное благополучие: междисциплинарная перспектива. Pergamon Press; Оксфорд, Англия: 1991. С. 119–139. [Google Scholar]
  • Dolhinow PJ. В игре на полях. В: Topoff H, редактор. Читатель естествознания в поведении животных. Издательство Колумбийского университета; Нью-Йорк: 1987. С. 229–237. [Google Scholar]
  • Экман П. Настроения, эмоции и качества. В: Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994.С. 56–58. [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. [Google Scholar]
  • Ellsworth PC, Smith CA. Оттенки радости: модели оценки приятных эмоций. Познание и эмоции. 1988; 2: 301–331. [Google Scholar]
  • Estrada CA, Isen AM, Young MJ. Положительный аффект облегчает интеграцию информации и снижает привязанность к рассуждениям врачей. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми.1997. 72: 117–135. [Google Scholar]
  • Фолкман С. Положительные психологические состояния и преодоление тяжелого стресса. Социальная медицина. 1997. 45: 1207–1221. [PubMed] [Google Scholar]
  • Folkman S, Moskowitz JT. Позитивный аффект и обратная сторона совладания. Американский психолог. 2000. 55: 647–654. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fox NA. Психологические корреляты эмоциональной реактивности первого года жизни. Психология развития. 1989; 25: 364–372. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL.Что хорошего в положительных эмоциях? Обзор общей психологии. 1998. 2: 300–319. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Выращивание положительных эмоций для улучшения здоровья и благополучия. Prevention and Treatment, 3. 2000a Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http://www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030001a.html.
  • Фредриксон БЛ. Проведение исследований положительных эмоций. Prevention and Treatment, 3. 2000b Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030007r.html.
  • Фредриксон БЛ. Извлечение значения из прошлого эмоционального опыта: важность пиков, концов и конкретных эмоций. Познание и эмоции. 2000c; 14: 577–606. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Благодарность и другие положительные эмоции расширяются и укрепляются. В кн .: Председатель Эммонс Р.А., редактор. Разжигая науку благодарности. Симпозиум, спонсируемый Фондом Джона Темплтона; Даллас, Техас: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL.Положительные эмоции как сильные стороны: значение для таксономии VIA. В: Vaillant GA Председатель, редактор. К таксономии сильных сторон и достоинств VIA. Симпозиум, спонсируемый Институтом ценностей в действии и Сетью позитивной психологии; Фогельсвилл, Пенсильвания: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Позитивные эмоции. В: Снайдер CR, Лопес SJ, редакторы. Справочник по позитивной психологии. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Браниган, Калифорния.Положительные эмоции расширяют побуждения к действиям и увеличивают объем внимания. 2000. Рукопись готовится. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Браниган К. Положительные эмоции. В: Mayne TJ, Bonnano GA, редакторы. Эмоции: текущие проблемы и направления на будущее. Guilford Press; Нью-Йорк: 2001. С. 123–151. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Джойнер Т. Положительные эмоции запускают восходящие спирали к эмоциональному благополучию. 2000. Рукопись отправлена ​​в печать. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Левенсон Р.В.Положительные эмоции ускоряют восстановление после сердечно-сосудистых последствий отрицательных эмоций. Познание и эмоции. 1998; 12: 191–220. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Манкузо Р.А., Браниган К., Тугаде М. Мотивация и эмоции. Разрушающий эффект положительных эмоций. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fredrickson BL, Maynard KE, Helms MJ, Haney TL, Seigler IC, Barefoot JC. Враждебность определяет величину и продолжительность реакции артериального давления на гнев.Журнал поведенческой медицины. 2000; 23: 229–243. [PubMed] [Google Scholar]
  • Frijda NH. Эмоции. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Англия: 1986. [Google Scholar]
  • Фриджда Н.Х., Койперс П., Шуре Э. Отношения между эмоциями, оценкой и эмоциональной готовностью к действию. Журнал личности и социальной психологии. 1989; 57: 212–228. [Google Scholar]
  • Хайдт Дж. Положительная эмоция возвышения. Prevention and Treatment, 3. 2000 Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume 3 / preOO3OO03c.html.
  • Исен AM. Влияние положительного и отрицательного воздействия на когнитивную организацию: некоторые последствия для развития. В: Штейн Н., Левенталь Б., Трабассо Т., редакторы. Психологические и биологические подходы к эмоциям. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1990. С. 75–94. [Google Scholar]
  • Исен AM. Положительный эффект и принятие решений. В: Льюис М., Хэвиленд-Джонс Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. 2-е изд. Guilford Press; Нью-Йорк: 2000.С. 417–435. [Google Scholar]
  • Исен А.М., Даубман К.А. Влияние аффекта на категоризацию. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 47: 1206–1217. [Google Scholar]
  • Исен А.М., Даубман К.А., Новицкий Г.П. Положительное влияние способствует творческому решению проблем. Журнал личности и социальной психологии. 1987; 52: 1122–1131. [PubMed] [Google Scholar]
  • Айзен AM, Johnson MMS, Mertz E, Robinson GF. Влияние положительно сказывается на необычности словесных ассоциаций.Журнал личности и социальной психологии. 1985; 48: 1413–1426. [PubMed] [Google Scholar]
  • Исен А.М., Минс Б. Влияние положительного воздействия на стратегию принятия решений. Социальное познание. 1983; 2: 18–31. [Google Scholar]
  • Isen AM, Rosenzweig AS, Young MJ. Влияние положительного эффекта на решение клинических проблем. Принятие медицинских решений. 1991; II: 221–227. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ито Т.А., Cacioppo JT. Психофизиология оценок полезности. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы.Благополучие: основы гедонической психологии. Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 470–488. [Google Scholar]
  • Изард CE. Человеческие эмоции. Пленум; Нью-Йорк: 1977. [Google Scholar]
  • Kahn BE, Isen AM. Влияние положительно влияет на поиск разнообразия среди безопасных, приятных продуктов. Журнал потребительских исследований. 1993; 20: 257–270. [Google Scholar]
  • Канеман Д. Объективное счастье. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы. Благополучие: основы гедонической психологии.Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 3–25. [Google Scholar]
  • Keltner D, Bonanno GA. Исследование смеха и диссоциации: отчетливые корреляты смеха и улыбки во время утраты. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 687–702. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lazarus RS. Эмоция и адаптация. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1991. [Google Scholar]
  • Lazarus RS. От психологического стресса к эмоциям: история изменения взглядов.Ежегодный обзор психологии. 1993; 44: 1–22. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лазарус Р.С., Каннер А.Д., Фолкман С. Эмоции: когнитивно-феноменологический анализ. В: Плутчик Р., Келлерман Х., ред. Теории эмоций. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1980. С. 189–217. [Google Scholar]
  • Lee PC. Игра как средство развития отношений. В: Хинде Р.А., редактор. Социальные отношения примаса. Блэквелл; Оксфорд, Англия: 1983. С. 82–89. [Google Scholar]
  • Leslie AM. Притворство и репрезентация: истоки «теории разума».’. Психологическое обозрение. 1987. 94: 412–426. [Google Scholar]
  • Льюис М. Сдержанные эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 563–573. [Google Scholar]
  • Levenson RW. Человеческие эмоции: функциональный взгляд. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 123–126. [Google Scholar]
  • McCraty R, Atkinson M, Tiller W, Rein G, Watkins AD.Влияние эмоций на краткосрочный анализ спектра мощности вариабельности сердечного ритма. Американский журнал кардиологии. 1995; 76: 1089–1093. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маккалоу М.Э., Килпатрик С.Д., Эммонс Р.А., Ларсон Д.Б. Является ли благодарность моральным аффектом? Психологический бюллетень. 2001; 127: 249–266. [PubMed] [Google Scholar]
  • Оатли К., Дженкинс Дж. М.. Понимание эмоций. Блэквелл; Кембридж, Массачусетс: 1996. [Google Scholar]
  • Ostir GV, Markides KS, Black SA, Goodwin JS. Эмоциональное благополучие предсказывает последующую функциональную независимость и выживание.Журнал Американского гериатрического общества. 2000; 48: 473–478. [PubMed] [Google Scholar]
  • Панксепп Дж. Дефицит внимания, гиперактивность, психостимуляторы и непереносимость детской игривости: трагедия в процессе? Современные направления психологической науки. 1998. 7: 91–98. [Google Scholar]
  • Петерсон С., Селигман, депутат Европарламента. Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Психологическое обозрение. 1984; 91: 347–314. [PubMed] [Google Scholar]
  • Porges SW.Ориентация в защитном мире: модификации млекопитающих нашего эволюционного наследия: поливагальная теория. Психофизиология. 1995; 32: 301–318. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рид МБ, Aspinwall LG. Самоутверждение снижает предвзятую обработку информации о риске для здоровья. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 99–132. [Google Scholar]
  • Rosenberg EL. Уровни анализа и организации аффекта. Обзор общей психологии. 1998; 2: 247–270. [Google Scholar]
  • Рассел Дж., Фельдман Барретт Л.Основной аффект, прототипные эмоциональные эпизоды и другие вещи, называемые эмоциями: вскрытие слона. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 805–819. [PubMed] [Google Scholar]
  • Райан Р.Л., Деси Э.Л. Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог. 2000; 55: 68–78. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH. Контуры положительного здоровья человека. Психологическое расследование. 1998. 9: 1–28. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH.Роль эмоций на пути к положительному здоровью. В: Дэвидсон Р. Дж., Голдсмит Х. Х., Шерер К., редакторы. Справочник аффективной науки. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH, Wing E, Love GD. Избирательная близость и непрошенные страдания: отображение эмоций, связанных с близкими, на здоровье. В: Ryff CD, Singer BH, редакторы. Эмоции, социальные отношения и здоровье: Третий ежегодный симпозиум по эмоциям в Висконсине. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати.[Google Scholar]
  • Salovey P, Rothman AJ, Detweiler JB, Steward W.T. Эмоциональные состояния и физическое здоровье. Американский психолог. 2000. 55: 110–121. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдер Р. Х., Стаггерс Ф., Александр К. Н., Шеппард В., Рэйнфорт М., Кондвани К., Смит С., Кинг К. Дж. Рандомизированное контролируемое исследование снижения стресса при гипертонии у пожилых афроамериканцев. Гипертония. 1995; 26: 820–827. [PubMed] [Google Scholar]
  • Селигман, депутат Европарламента, Чиксентмихайи М. Позитивная психология: введение.Американский психолог. 2000; 55: 5–14. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шеррод Л. Р., Зингер Дж. Л. Развитие притворства. В: Гольдштейн Дж, редактор. Спорт, игры и игра. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1989. стр. 1–38. [Google Scholar]
  • Саймонс С.Р., Маккласки-Фосетт К.А., Папини Д.Р. Теоретический и функциональный взгляд на развитие юмора в младенчестве, детстве и юности. В: Nahemow L, McCluskey-Fawcett KA, McGhee PE, редакторы. Юмор и старение. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1986.С. 53–77. [Google Scholar]
  • Solomon RL, Corbit JD. Теория мотивации оппонент-процесса: I. Временная динамика аффекта. Психологическое обозрение. 1974. 81: 119–145. [PubMed] [Google Scholar]
  • Штейн Н.Л., Фолкман С., Трабассо Т., Ричардс Т.А. Процессы оценки и цели как предикторы психологического благополучия лиц, ухаживающих за близкими. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 72: 872–884. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор С.Е., Кемени М.Э., Рид Г.М., Бауэр Д.Е., Грюневальд Т.Л.Психологические ресурсы, позитивные иллюзии и здоровье. Американский психолог. 2000; 55: 99–109. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tellegen A, Watson D, Clark LA. О размерной и иерархической структуре аффекта. Психологическая наука. 1999; 10: 297–303. [Google Scholar]
  • Tomkins SS. Аффект, образность, сознание: Том 1 Аффект положительный. Springer; Нью-Йорк: 1962. [Google Scholar]
  • Туби Дж., Космидес Л. Прошлое объясняет настоящее: эмоциональные адаптации и структура среды предков.Этология и социобиология. 1990; 11: 375–424. [Google Scholar]
  • Trope Y, Neter E. Согласование конкурирующих мотивов в самооценке: роль самоконтроля в поиске обратной связи. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 646–657. [PubMed] [Google Scholar]
  • Trope Y, Pomerantz EM. Разрешение конфликтов между мотивами самооценки: положительный опыт как ресурс для преодоления защитной реакции. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 53–72. [Google Scholar]
  • Tugade M, Fredrickson BL.Устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы оправиться от отрицательного эмоционального возбуждения. 2000. Рукопись готовится. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. Две общие системы активации аффекта: структурные открытия, эволюционные соображения и психобиологические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 820–838. [Google Scholar]
  • Williams RB, Barefoot JC, Shekelle RB. Последствия враждебности для здоровья.В: Чесней М.А., Розенман Р.Х., ред. Гнев и враждебность при сердечно-сосудистых и поведенческих расстройствах. Полушарие; Вашингтон, округ Колумбия: 1985. С. 173–185. [Google Scholar]
  • Вольпе Дж. Психотерапия путем реципрокного торможения. Stanford University Press; Стэнфорд, Калифорния: 1958. [Google Scholar]

10 позитивных эмоций, повышающих вовлеченность сотрудников

Барбара Л. Фредриксон, доктор философии. является ведущим ученым в области социальной психологии, аффективной науки и позитивной психологии, изучает и развивает науку о положительных эмоциях более 20 лет.Среди своих многочисленных достижений и наград Барбара Фредриксон получила наибольшее признание за свою теорию позитивных эмоций, основанную на расширении и развитии.

Ее исследование и основа ее книги «Позитивность: Первоклассное исследование показывает соотношение 3 к 1, которое изменит вашу жизнь» объясняет, что для того, чтобы мы процветали в жизни, что определяет Кембриджский словарь по мере роста с по , развития или успеха , у нас должно быть три положительных эмоциональных переживания на каждое отрицательное эмоциональное переживание.

Помимо простого «хорошего самочувствия», среди множества психологических преимуществ переживание положительных эмоций расширяет наш кругозор, повышает творческие способности и делает нас более находчивыми и более устойчивыми к таким вещам, как стресс, что, в свою очередь, положительно влияет на все области. нашей жизни, включая удовлетворение от работы, наши социальные связи, производительность труда и многое другое. Только подумайте, как положительные эмоции могут способствовать нашей вовлеченности на работе.

Доктор Фредриксон выделил следующие десять самых распространенных положительных эмоций: радость, благодарность, безмятежность, интерес, надежда, гордость, веселье, вдохновение, трепет, любовь.

Ниже мы приводим примеры того, как эти положительные эмоции можно испытать на рабочем месте и как они могут улучшить благополучие на рабочем месте:

Радость

Хотя чувство радости кратковременно и обычно является прямым результатом опыта, устойчивое счастье можно увеличить, взращивая больше моментов радости. Например, один из способов испытать радость на рабочем месте — это собрать команду, чтобы отмечать каждый раз, когда совершается продажа или сделка. Другой пример — признание, а затем публичное признание усилий ваших сотрудников.В качестве альтернативы, радость можно испытать через рабочие социальные возможности, такие как спортивные команды и мероприятия после работы.

Благодарность

Благодарность — это благодарность за то, что у вас есть, а не сосредоточение внимания на том, чего у вас нет. Благодарность на рабочем месте может выражаться в благодарности коллеге за то, что он помогает вам с задачей, благодарности за то, что вы используете свои навыки на работе, или просто благодарности за то, что у вас есть работа, которая позволяет вам жить комфортно.

Безмятежность

Безмятежность — это, пожалуй, высшее состояние вовлеченности, когда человек испытывает чувство потока.Безмятежность — это также состояние умиротворения и довольства тем, что у вас есть. На работе безмятежность заключается в том, чтобы оставаться спокойным под давлением и полностью присутствовать при выполнении задачи, вместо того, чтобы думать обо всем остальном, что находится в вашем списке дел.

Проценты

В нашем блоге Как любопытство создает счастье на рабочем месте , мы объясняем, как любопытство может привести нас к открытию новых навыков, новых идей и новых интересов, а также улучшить нашу память и нашу связь с коллегами.Это может означать, что вы заинтересованы и вовлечены в идею, концепцию или проект, который затем открывает нам новые стратегии, решения и идеи.

Надежда

Несмотря на неудачи, когда дела идут не так, как планировалось, надежда — это вера в то, что все пойдет к лучшему и что все станет лучше. Надежда — это, пожалуй, величайшая форма оптимизма — ключевая характеристика благополучия сотрудников. Надежда продолжает подталкивать нас вперед, несмотря на неудачи и критику, мы верим, что ситуация улучшится и мы добьемся успеха в том, чего намеревались достичь.

Гордость

Важно отмечать свои достижения, особенно когда вам удается сделать то, что, по вашему мнению, было недостижимо, или если вы добились чего-то, для чего потребовалось много времени и усилий.

Гордость на работе может заключаться в признании того, что вы хорошо руководили своей командой, признании собственной ценности и вклада и похлопывании себя по плечу за хорошо выполненную работу.

Развлечение

Совет не относиться к жизни слишком серьезно, можно применить и на рабочем месте.Когда дело доходит до благополучия на рабочем месте, очень важно чувствовать связь с нашими коллегами. И что может быть лучше, чем посмеяться и увидеть в вещах юмор? Не менее важно, чтобы мы также могли смеяться над собой, в том числе над любыми ошибками, которые мы могли совершить.

Вдохновение

Будь то яркая речь, искусство, музыка, природа, фильмы или спорт, вдохновение можно найти во всем, в любом месте и в любое время. Вдохновение в результате наблюдения за чем-то, что пробуждает ваш интерес, глубоко волнует или заставляет ваше сердце петь, может привести к инновациям, усилению внимания, большей мотивации и даже состоянию потока.

Среди бесчисленных преимуществ вдохновение на рабочем месте может помочь создать и мотивировать команды, повысить вовлеченность сотрудников, сформулировать новые стратегии или концептуализировать новые идеи.

Трепет

В то время как вдохновение может побудить человека к действию, трепет — это чувство изумления, восхищения и глубокой признательности. На работе, например, можно сделать шаг назад и посмотреть, чего достигла ваша команда.

Благоговение, в свою очередь, может привести к вдохновению.Например, трепет перед способностями или характеристиками коллеги может вдохновить вас на то же самое, подтолкнув вас к тому, что вы считали способным.

Любовь

Что касается положительных эмоций, нет ничего сильнее любви. Когда мы испытываем любовь, мы чувствуем себя связанными и воодушевленными.

Одна из трех основных ценностей Benify — Show Love. Расскажите коллегам, насколько вы их цените. Проявляйте уважение, проявляйте заботу, проявляйте любовь. Проявление любви — лучший способ создать на рабочем месте культуру заботы, доверия и единства.Позвольте себе быть увиденным и позвольте другим быть увиденным.

Какие из этих положительных эмоций вы недавно испытали на рабочем месте?

Чтобы узнать больше о вовлеченности сотрудников, загрузите нашу бесплатную электронную книгу Вовлеченность сотрудников: раскрытие потенциала ваших сотрудников .

«Ложные положительные» эмоции, ответственность и моральный облик

https://doi.org/10.1016/j.cognition.2021.104770 Получение прав и содержание

Аннотация

Люди часто испытывают чувство вины за несчастные случаи — негативные события, которые они совершили не намереваются и не контролируют.Почему это могло быть так? Есть ли в этом выгода для репутации? В шести исследованиях мы находим поддержку гипотезы о том, что наблюдатели ожидают от агентов «ложноположительных» эмоций во время морального столкновения — эмоций, которые нормативно не соответствуют ситуации, но все же запускаются в ответ на эту ситуацию. Например, если человек случайно пролил на кого-то кофе, согласно большинству нормативных требований к виноватому, этот человек не виноват, поскольку разлив был случайным.Таким образом, самообвинение (и сопутствующее ему чувство вины) было бы неуместной реакцией. Однако в исследованиях 1–2 мы обнаруживаем, что наблюдатели оценивают агента, который чувствует вину, по сравнению с агентом, который не чувствует вины, как лучшего человека, как менее виновного в аварии и как менее склонного к совершению моральных проступков. Эти приписывания моральных качеств распространяются на другие моральные эмоции, такие как благодарность, но не на неморальные эмоции, такие как страх, и не обусловлены воспринимаемыми различиями в общей эмоциональности (Исследование 3).В исследовании 4 мы демонстрируем, что агенты, которые чувствуют чрезвычайно высокий уровень неуместной (ложноположительной) вины (например, агенты, которые испытывают чувство вины, но совершенно не связаны с аварией), не воспринимаются как имеющие более высокие моральные качества, что позволяет предположить, что простого чувства вины недостаточно для повышения суждений о характере. В исследовании 5, используя дизайн игры на доверие, мы обнаружили, что наблюдатели более склонны доверять другим, испытывающим ложноположительное чувство вины, по сравнению с теми, кто этого не делает.В исследовании 6 мы обнаруживаем, что ложноположительные переживания вины на самом деле могут быть надежным предиктором лежащих в основе моральных качеств: предполагаемое чувство вины в ответ на несчастные случаи отрицательно коррелирует с более высокими баллами по шкале психопатии.

Ключевые слова

Моральное суждение

Моральный характер

Вина

Эмоции

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2021 Elsevier B.V. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Сила положительных эмоций

Главная »Сила положительных эмоций

Позитивные эмоции — это больше, чем просто «приятное чувство.Наука демонстрирует, что положительные эмоции имеют скрытую ценность, которая напрямую влияет (и улучшает) ваше благополучие на повседневной основе.

Чтобы узнать больше, БеВелл поговорил с Барбарой Фредриксон, доктором философии, которая получила докторскую степень в Стэнфорде, в настоящее время является почетным профессором Кенана в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл, имеет должности в области психологии и Школы бизнеса Кенана-Флаглера. Она также руководит лабораторией позитивных эмоций и психофизиологии (PEP) этого университета и является автором нескольких книг, в том числе Love 2.0: Обретение счастья и здоровья в моменты соединения и Позитивность.

Большая часть вашей работы связана с изучением положительных эмоций. Не могли бы вы рассказать нам немного об этом и о том, почему положительные эмоции так полезны и важны?

Мы узнаем, что положительные эмоции действуют как питательные вещества. Хотя переживания радости, благодарности или безмятежности могут показаться мимолетными и несущественными, наука показывает, что эти переживания влияют на работу нашего мозга, открывая наше мышление, чтобы оно стало более всеобъемлющим и гибким.Чем больше мы переживаем такие моменты расширения осведомленности, тем больше мы укрепляем нашу стойкость и находчивость. Я назвал это «теорией положительных эмоций, расширяй и развивай», которая объясняет скрытую ценность положительных эмоций и то, как даже небольшие моменты, которые поднимают нас, складываются, чтобы помочь нам стать лучшими версиями самих себя.

Что побудило вас заинтересоваться изучением положительных эмоций?

Еще в конце 1980-х — начале 1990-х, когда я был аспирантом в Стэнфорде, а позже работал доктором в Калифорнийском университете в Беркли, наука психология просто «заново открывала» эмоции.В течение десятилетий до этого они считались слишком скользкими и несущественными, чтобы стать объектами серьезных исследований. Хотя это начало меняться, я заметил, что почти все внимание науки было направлено на исследования отрицательных эмоций: гнева, страха, печали и даже отвращения. Мое влечение к неизведанным местам побуждало меня ломать голову над положительными эмоциями. Я хотел понять, почему они тоже были частью нашего универсального человеческого опыта.

Что означает любовь и что делает ее положительной эмоцией?

Любовь так много значит! Как ученый, изучающий ценность положительных эмоций, я определяю любовь как микромомент положительной связи — тот отрезок времени, когда вы и другой человек улыбаетесь или смеетесь и движетесь в один и тот же скрытый ритм.Любовь, конечно, имеет множество форм, но эмоцией является то, что мы переживаем ее волнами, например, когда наше сердце тронуто чьим-то переживанием. Эмоции — это преходящие переживания, которые пронизывают и разум, и тело. Хотя мы чаще всего используем слово «любовь», чтобы описать сильные узы, которые у нас есть с нашим внутренним кругом, я думаю, что также полезно рассматривать любовь как эти временные микромоменты позитивной связи с другим. Наличие большего количества этих микромоментов — вот что строит и укрепляет наши связи.Просто знание того, что это может быть полезно. Он проливает свет на тайну того, как укрепить наши самые заветные отношения.

Какой самый интересный или удивительный вывод о позитиве вы сделали в ходе вашего исследования?

Что меня больше всего удивляет, так это то, что ежедневный опыт положительных эмоций в сумме делает наше физическое сердце более здоровым и устойчивым. Часто, когда мы думаем о любви и позитиве, на ум приходят изображения мультяшных сердечек. Тем не менее, когда мы смеемся или улыбаемся друг другу, каждый из нас может в миниатюре настраивать нашу сердечно-сосудистую систему.В более широком смысле, помимо этих преимуществ для физического здоровья, микромоменты общего позитива способствуют чувству безопасности в наших сообществах. Постепенно эти моменты помогают укрепить доверие и лояльность.

Как мы можем использовать позитив для улучшения нашего психологического благополучия и социальных отношений?

Один из способов — просто развить привычку размышлять о связи. Каждый вечер думайте о людях, с которыми вы проводили время в тот день. Чувствовали ли вы их близость, гармонию с ними? Моя команда и я обнаружили, что простое размышление о связях таким образом повышает эмоциональное благополучие людей и способствует здоровью сердечно-сосудистой системы.Другой способ — практиковать древние формы медитации, которые сосредоточены на взращивании доброты и сострадания. Веб-сайт моей книги «Любовь 2.0» предлагает несколько бесплатных медитаций с инструктором, которые люди могут использовать для изучения этой простой, но действенной практики: www.PositivityResonance.com.

Как мы можем извлечь максимальную пользу из положительных эмоций?

Простое осознание того, что каждый день дает бесчисленные возможности для положительных эмоций и положительных связей, может иметь значение.Важно то, что вы рассматриваете эти микромоменты позитива как пищу для вашего собственного — и даже для других — здоровья и благополучия. Если вы не цените эти возможности, вы, скорее всего, упустите их. Имеет значение, когда мы уделяем приоритетное внимание позитиву в повседневной жизни.

Доктор Фредриксон дважды подряд выступал в Стэнфорде 12 мая 2016 г. на саммите VI Стэнфордской сети укрепления здоровья: создание своей культуры.

Статьи по теме:
Процветание и устойчивость
Связь для хорошего самочувствия
Забота о своем эмоциональном здоровье

Четыре самых важных положительных эмоции и их действие

Источник: Лидия Нада / Unsplash

Положительные эмоции — одна из самых приятных частей жизни.Но что такое положительные эмоции? Как они влияют на нашу жизнь? И как мы можем испытать их больше? В этом посте мы погрузимся в позитивные эмоции, чтобы узнать больше о том, как они улучшают самочувствие.

Что такое положительные эмоции?

Положительные эмоции можно определить как приятные многокомпонентные реакции. Они многокомпонентны, потому что затрагивают не только наши внутренние чувства; они также включают изменения в нашей нервной системе, гормонах, мимике, мыслях и многом другом (Fredrickson & Cohn, 2008).Положительные эмоции отличаются от чувственного удовольствия, которое больше связано с сексуальным удовольствием, утолением голода и жажды или устранением боли. Положительные эмоции также отличаются от положительного настроения (хотя они частично совпадают). По сравнению с настроением, положительные эмоции обычно возникают в результате некоторого опыта, они недолговечны и находятся на переднем крае нашего сознания (Fredrickson & Cohn, 2008).

Положительные эмоции существуют в континууме, где отрицательные эмоции с одной стороны, а положительные — с другой (Fredrickson & Cohn, 2008).Однако слова, которые мы используем для описания положительных эмоций, обычно заставляют нас думать, что положительные эмоции — это отдельные сущности, отдельные от отрицательных эмоций. Например, «счастливый» и «грустный» могут быть на двух концах одного континуума, но мы думаем о них как о разных вещах. Положительные эмоции также могут быть высокоэнергетичными (например, волнение, радость) или низкоэнергетическими (например, спокойствие, удовлетворенность).

Преимущества положительных эмоций

Исследования показали, что положительные эмоции способствуют всевозможным положительным результатам, включая долголетие, улучшение иммунной функции, уменьшение боли и, конечно же, улучшение самочувствия (Fredrickson & Cohn, 2008).Положительные эмоции можно даже считать синонимом счастья (но счастье также может включать в себя такие вещи, как смысл или цель).

Способность распознавать различные эмоции — также известная как эмоциональная гранулярность — также может быть полезна для нашего благополучия. Итак, вот несколько примеров положительных эмоций в соответствии с теорией описания эмоций (Russell, 1980).

  • Волнение: Чувство большого энтузиазма и рвения.
  • Восторг: Получать от чего-то огромное эмоциональное удовольствие.
  • Удивление: Чувство великого удивления и удивления.
  • Счастье: Чувство или проявление удовольствия или удовлетворения.
  • Доволен: Чувство гордости или удовлетворения.
  • Содержание: Состояние счастья и удовлетворения.
  • Расслаблен: Состояние покоя или расслабленности.
  • Спокойствие: Не возбуждено и не расстроено.

Подробнее о положительных эмоциях

До недавнего времени исследования в области психологии были в основном сосредоточены на отрицательных эмоциях.Это сделало наше понимание положительных эмоций поверхностным или неполным. Например, мы считаем отрицательные эмоции дискретными: грусть отличается от гнева, а гнев отличается от беспокойства. Но когда дело доходит до положительных эмоций, мы как бы смешиваем их все вместе — радость, удовлетворенность и счастье в нашем сознании — это одно и то же. Однако недавно исследователи психологии помогли лучше понять разницу между положительными эмоциями.

Барбара Фредриксон, руководитель психологических исследований положительных эмоций, предлагает нам некоторое представление о различиях между ключевыми положительными эмоциями радости, интереса, удовлетворенности и любви (Fredrickson, 1998).

Радость (~ счастье, веселье, восторг)

Радость возникает в безопасных, знакомых и не требующих больших усилий ситуациях. Считается, что переживание радости приводит к состоянию, называемому «свободная активация» — или, по сути, к готовности участвовать во всем, что приходит, — и это ведет к желанию играть. Во взрослом возрасте игра может означать чтение, использование воображения или другие творческие занятия. Веселая игра также может помочь нам развить наши социальные и эмоциональные навыки (Fredrickson, 1998).

Интерес (~ любопытство, волнение, удивление, поток)

Интерес возникает в ситуациях, предлагающих новизну, перемены и чувство возможности.Интерес также включает в себя ощущение того, что что-то важно, и что мы должны уделять внимание и прилагать усилия. Считается, что интерес ведет к исследованию и развитию знаний и личностному росту (Fredrickson, 1998).

Удовлетворенность (~ спокойствие, безмятежность, облегчение)

Удовлетворенность возникает в безопасных ситуациях с высокой степенью уверенности и малым усилием. Некоторые люди предполагают, что удовлетворенность заставляет нас смаковать обстоятельства и испытывать чувство «единства» с миром.Другими словами, это приводит к осознанному расширению самооценки и мировоззрения человека (Fredrickson, 1998).

Любовь (~ романтическая любовь, товарищеская любовь, любовь опекуна)

Барбара Фредриксон (1998) утверждает, что любовь объединяет радость, интерес и удовлетворенность. В частности, наши близкие стимулируют переживания, которые приводят к другим положительным эмоциям. Это означает, что любовь может привести нас к игре, личному росту и расширению нашего мировоззрения.

На основе Dr.Понимая Фредриксон радость, интерес, удовлетворенность и любовь, она затем предположила, что положительные эмоции имеют нечто общее: они расширяют наши мысли и действия и создают личные, социальные и интеллектуальные ресурсы. Со временем это может привести к нарастающей спирали положительных эмоций. Эта теория теперь известна как теория позитивных эмоций «расширять и строить» (Fredrickson, 1998).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.