Эмоциональный повышенный фон: Расстройства эмоций (В.И. Крылов) — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

Автор: | 05.04.1980

Содержание

Повышенная эмоциональность: как сохранить эмоциональный комфорт

Когда нас обуревают эмоции, сложно сохранять объективность. Попробуем разобраться в своих переживаниях с помощью психолога Сьюзан Дэвид, автора книги об “эмоциональной сноровке”.

Тем вечером Сьюзан Дэвид полагалось чувствовать себя свободной и счастливой: она устроилась в шикарном гостиничном номере, перед ней — длинный список ТВ-каналов и сервисов обслуживания, а значит, перспектива отличного отдыха за счет компании. Но психолог Гарвардского университета не ощущала радости; наоборот, ее терзала вина за то, что сегодня она не может быть рядом с мужем и детьми.

К счастью, исследование эмоций научило Сьюзан обращать чувство вины себе на пользу. Вместо того, чтобы углубиться в сожаления и использовать их как повод пренебречь работой, профессор Дэвид взялась за анализ своих переживаний. Она признала, что тревога и вина — лишь доказательство ценности семьи в ее жизни.

“То, что я чувствую вину перед близкими, дает мне полезную пищу для размышлений о моих приоритетах, но совершенно точно не означает, что я плохая мать и что мне следует отказаться от своей работы”, — говорит Дэвид. Как соучредителю Института коучинга при больнице Маклина в Бельмонте и как генеральному директору компании Evidence Based Psychology ей часто приходится бывать в командировках, но Сьюзан остается счастливым человеком, потому что при самом напряженном графике научилась сохранять эмоциональный комфорт.

Эмоциональность — это не так уж плохо


Хотя характеристика “слишком эмоциональный” зачастую заставляет насторожиться, эксперты утверждают, что эмоциональность служит многим благим целям. Она помогает нам лучше понимать окружающих, учит быть хорошими собеседниками, направляет в принятии решений: какую работу выбрать или кого пригласить на свидание. В конце концов, именно эмоции делают нас людьми.

“Когда человек называет себя слишком эмоциональным, он обычно имеет в виду, что ему тягостно переносить связанный с эмоциями стресс и он хотел бы этого избежать, — объясняет Дэвид, чья книга “Эмоциональная сноровка: отпустите себя, откройтесь изменениям и процветайте в работе и жизни” недавно вышла в печать. — Но это то, что я называю “мертвыми целями”. Не стоит жить по принципам, которые больше подойдут мертвому человеку”.

Кроме того, нездоровая работа с собственными эмоциями — вроде их подавления или, наоборот, постоянного пережевывания — может сослужить плохую службу. Оба этих способа скорее способствуют разрушению нашего благополучия и нашего здоровья, и к тому же негативно влияют на принятие решений, уверена Дэвид.

“Особенно суровое подавление эмоций может привести к тяжелым физическим нарушением, вплоть до судорог”, — считает профессор психологии Николь Робертс из Государственного университета Аризоны. Николь много лет изучает, как биология и культурное окружение влияют на наше эмоциональное поведение. Все ее исследования подтверждают, что выражение эмоций и их переживание идет людям только на пользу.

Но есть и обратная сторона


Однако переживание и тем более выражение сильных эмоций уместны не в любых обстоятельствах. Более того, особо интенсивное и длительное переживание эмоции влияет на нас скорее деструктивно, чем продуктивно, считает Майя Тамир, профессор психологии Еврейского университета в Израиле, где она изучает регулирование эмоций.

“Когда эмоция становится слишком интенсивной, она овладевает нами полностью, а это значит, что для всего остального почти не остается места”, — объясняет Майя.

Итак, как же узнать, не слишком ли вы эмоциональны?

Прислушаемся к советам экспертов.

1. “Слишком эмоциональный” — понятие относительное

Когда Николь Робертс жила в Калифорнии, она казалась сдержаннее многих в ее окружении. Позже, в Висконсине, она, наоборот, выделялась большей экспрессивностью: “Эмоциональность — это совокупность не только наших генов, но также влияния ближайшего окружения и культуры”, — объясняет она.

Немало различий и в том, как разные люди переживают разные эмоции. “Некоторые люди более расположены к головным болям, некоторые — к смеху, другие — к слезам, — говорит Робертс, — Все эти склонности — варианты нормы. Исследователи даже выделили свойство восприятия, отвечающее за вдумчивость — оно характерно для 20% населения, и они более рефлексивно и глубоко обрабатывают информацию”.

“У каждого из нас — свой уникальный эмоциональный мир, и он помогает нам понять, что приемлемо и правильно именно для нас”, — утверждает Майя Тамир.

2. Будьте терпимее к себе

Другая проблема, связанная с избыточной эмоциональностью — это контекст осуждения. “Когда мы называем себя чересчур эмоциональными, мы подразумеваем, что с нами что-то не так, — объясняет Майя, — и от этого мы чувствуем себя в два раза хуже”.

Вместо самобичевания отнеситесь к себе с сочувствием и поддержите себя, как поддержали бы ребенка, который пришел бы к вам с такой же эмоциональной проблемой. “В сознании многих людей саможаление подразумевает самоуничижение: мы называем себя неудачниками и слабаками. Стоит занять противоположную позицию и относиться к биению чувств внутри с сопереживанием и принятием — именно это поможет найти чувствам здоровый выход”, — считает Сьюзан Дэвид.

3. Дайте эмоциям имя

Есть огромная разница между гневом, печалью и разочарованием, но если вы склонны для любых эмоций использовать одни и те же слова, например, стресс и беспокойство, то вас ждет очень долгий путь по пониманию и принятию себя.

“Только тогда, когда мы начинаем разбираться в нюансах наших переживаний, мы имеем шанс работать с чувствами эффективно,” — говорит Дэвид.

Попробуйте, определившись с главной эмоцией, найти название еще двум чувствам, которые тянутся за ней. Например, за разочарованием о проваленном собеседовании на работу следует стыд за то, что вы не справились с заданием, и страх о том, что вам придется начинать путь поиска подходящей должности заново.

Разделив эмоциональный поток на несколько ручейков и определив свойство каждого, вы гораздо быстрее сможете преодолеть половодье чувств и выстроить мост к внутренней гармонии.

4. Попробуйте отстраниться

Ежедневно человек озвучивает около 1600 мыслей, и гораздо больше мыслей, часто непроизвольных, проносится внутри нашего сознания. “Лучшее, что вы можете сделать — это просто позволить им быть, — советует Дэвид. — Помните, что они не являются частью реальности. И они не делают вас плохим или хорошим человеком. Это просто мысли и эмоции”.

Если сложно дистанцироваться от переживаний, попробуйте такой способ: добавляйте к осмыслению каждой эмоции фразу “я замечаю”. Вместо мысли “Мне больно!” используйте “Я замечаю, что это меня ранило”. Это изменение может показаться несущественным, но оно работает: то, каким образом мы думаем о ситуации, действительно влияет на наше самочувствие.

“Просто посмотрев на ситуацию с другой точки зрения, вы измените свои эмоции и быстрее найдете решение”, — разъясняет Тамир.

5. Не бойтесь обращаться за поддержкой

Прежде чем терзаться, адекватна ли сила вашей эмоциональной реакции на то или иное событие, подумайте, не являются ли бурные эмоции просьбой вашего тела о помощи. Чувства, которые вы испытываете, могут быть сигналом важных перемен в вашей жизни, могут означать, что вы нуждаетесь в поддержке близких, качественном сне или физической активности. Нехватка таких вещей очень сильно может повлиять на наш эмоциональный фон, уверена Робертс.

Cьюзан Дэвид, психолог Гарвардского университета


Повышенный эмоциональный фон, отложите важные разговоры: лунный гороскоп на 1 сентября — последние новости Воронежа и области на сегодня — главные и свежие события в городе за неделю на официальном сайте СМИ

Профессиональный астролог Наталья Анисимова (аккаунт в Instagram @astrovenere) рассказала о главных астрологических тенденциях на 1 сентября.

1 сентября – Луна в Раке

Сегодня и ближайшие 2 дня пройдут под эгидой неспешной стабильности, когда идеально подходит хорошо продуманная и слаженная деятельность. Из-за повышенной эмоциональной чувствительности это не лучшее время для любого общения, в том числе с начальством. И отложите длительные поездки по работе.

На неделю: с 30 августа по 5 сентября

В этот период нужно все внимание переключить на реализацию своих целей, заняться планированием важных дел на ближайший месяц. На этой неделе постарайтесь решить вопросы, связанные со здоровьем, и более внимательно относитесь к своему образу жизни. Есть риск отравления алкогольными продуктами, но не занимайтесь самолечением, обратитесь за помощью к врачам.

Бизнес. Начало сентября прекрасное время для проявления себя в руководящей сфере. Появляется готовность и возможность экспериментировать, поэтому можно вводить новаторские идеи в бизнес процессы – это пойдет на пользу общему делу.

К концу недели акцент стоит сделать на перспективу, поэтому займитесь планированием на ближайший месяц.

Отношения. В начале недели все спокойно, но со среды может возникнуть напряжение, которое затем может перерасти в конфликт. Особенно ярко это проявится в отношениях, которые застоялись без движения. Очевидно, пора принимать какое-то решение: сохранять или разрывать связи? А может быть усилить их поможет вынужденная разлука и нужно всего лишь взять паузу?

Дорогие читатели! У вас есть интересное сообщение для редакции? Хотите поделиться новостью? Задать нам вопрос? Пишите нам по электронной почте: [email protected], присылайте сообщения в WhatsApp, Viber или Telegram на номер 8 (952) 543-17-02.

И не забудьте подписаться на нас в соцсетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Facebook, Instagram. Также наше сообщество есть в Telegram.

Перепады настроения

ВАЖНО!
Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Настроением принято называть устойчивое эмоциональное состояние человека, определяющее его восприятие действительности.

Стабильный позитивный настрой служит основой для здоровья, а частые перепады настроения нарушают не только психическую, но и физиологическую деятельность человека.

Эмоции человека разнообразны, а их возникновение регулирует несколько гормонов:
  • серотонин, или гормон удовольствия, отвечает за хорошее настроение, повышает оптимизм и возрождает надежду;
  • дофамин, или гормон мотивации и радости, способствует ощущению удовольствия;
  • адреналин, гормон стресса, вызывает ярость, гнев, напряжение и страх; 
  • эндорфины – гормоны радости и эйфории;
  • за влюбленность и романтические переживания отвечает фенилэтиламин;
  • за уверенность в победе – тестостерон;
  • окситоцин, гормон доверия и нежности, играющий важную роль при беременности, родах и вскармливании ребенка, вызывает в сердце человека нежную привязанность к родным людям.
Выработка и метаболизм гормонов влекут за собой цепь сложных последовательных реакций, которые дают человеку возможность принимать определенные решения. Ряд гормонов оказывает серьезное влияние на функционирование головного мозга.

Любой сбой в цепи «гормон-мозг» может приводить к неконтролируемой смене настроения и вызывать немотивированное поведение.

Возможные причины

Резкие и беспричинные перепады настроения могут быть вызваны физиологическими и патологическими факторами.

Физиологические причины. Если в качестве причин перепадов настроения рассматривать гормональные колебания, то человек подвергается их воздействию в течение всей жизни: в период роста, созревания, в репродуктивном и пострепродуктивном периодах. Это физиологические циклы развития, и организм самостоятельно справляется с гормональной перестройкой.

Первым периодом мощной гормональной перестройки становится подростковый возраст. В этот момент резко увеличивается выработка половых гормонов, которые могут вызывать у мальчиков неоправданную агрессию, желание лидировать и доказывать право на собственное мнение. У девочек выработка эстрогенов, влияющих на резкую смену настроения, происходит циклично и может быть связана с нерегулярностью менструаций в пубертатном периоде. Психологические факторы, влияющие на настроение подростков, связаны со сложностями адекватно воспринимать свое тело: изменившаяся фигура может вызывать раздражение, уныние, стыд. Такая реакция типична для девочек. Изменение уровня тестостерона у подростков обоего пола способствует развитию немотивированного чувства протеста, повышению требовательности к окружающим, эмоциональному перевозбуждению и снижению критики к собственным действиям.

Очень важно в этот период не пропустить признаков скрытой депрессии, которая трудна для диагностики из-за многообразия ее форм и симптомов.

При диагностике депрессивных состояний на первый план выступают соматические симптомы, то есть жалобы на расстройство самочувствия, проблемы со стороны желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, а также резкая смена настроения. Иногда перепады настроения выходят из-под контроля и вызывают избыточную эмоциональную реакцию.

После установления регулярного менструального цикла ежемесячные колебания гормонального фона могут вызывать предменструальный синдром, проявляющийся ухудшением самочувствия и резкой сменой настроения.

Резко выраженный предменструальный синдром негативно отражается на повседневной активности женщины, вызывает физические и эмоциональные проблемы, снижает качество жизни.

Основные проявления предменструального синдрома включают задержку жидкости в организме и отечность вследствие повышения уровня пролактина, перепады настроения, раздражительность, плаксивость, утомляемость, возникающую из-за нарушения метаболизма серотонина. Повышенная выработка простагландинов приводит к головной боли, набуханию и отеку молочных желез.

Во время беременности, особенно в первом триместре, настроение и здоровье женщины напрямую зависят от гормонального баланса. В этот период основными жалобами являются раздражительность, обидчивость, резкие перепады настроения. После четвертого месяца беременности эмоциональный фон женщины стабилизируется.

Большие неприятности приносит послеродовая депрессия, которая может сопровождаться не только подавленным эмоциональным состоянием, но и суицидальными приступами.

Если перепады настроения тревожили женщину в первый триместр беременности, вероятность послеродовой депрессии значительно возрастает.

Климактерический синдром – это еще один эмоциональный период в жизни женщины, когда настроение может определяться изменением гормонального фона. Вегетососудистые проявления (приливы жара, потливость, скачки артериального давления) могут быть связаны с эндокринными заболеваниями (метаболический синдром, заболевания щитовидной железы) и эмоционально-психическими расстройствами (резкие перепады настроения, плаксивость, раздражительность, усталость).

У мужчин возрастные гормональные перестройки также могут сопровождаться эмоциональной неустойчивостью: они становятся более раздражительными и агрессивными. Колебания настроения у мужчин, как правило, менее выражены.

Патологические причины. Нарушение гормонального фона, которое вызывает резкие перепады настроения, может возникать при болезнях щитовидной железы, чаще всего при тиреотоксикозе. В этом случае к сбоям в работе организма приводит избыток гормонов тироксина и трийодтиронина (T4 и T3). К заболеваниям, которые вызывают повышенную выработку тиреоидных гормонов, относят диффузный токсический зоб, многоузловой токсический зоб и др. Неустойчивость эмоционального фона при патологиях щитовидной железы сопровождается симптомами сердечно-сосудистых заболеваний (аритмии, повышение артериального давления), патологиями опорно-двигательного аппарата (мышечная атрофия, остеопороз), нарушением функционирования нервной системы.

Одновременно с повышенной возбудимостью и беспокойством пациенты с гиперфункцией щитовидной железы жалуются на эмоциональную нестабильность, быструю смену настроения, раздражительность и плаксивость.

Нарушения сна могут быть как причиной, так и следствием резкой смены настроения и психологической неустойчивости.

Психические расстройства часто сопровождаются эмоциональной нестабильностью. Ярким примером служит биполярное аффективное расстройство.

Биполярное расстройство характеризуется резкой сменой настроения – от сильного возбуждения до депрессивного состояния.

Причины этого заболевания до конца не выяснены, но специалисты отдают предпочтение генетической теории. С возрастом расстройство психики усугубляется, длительность периодов депрессии увеличивается.

Немотивированная смена настроения может наблюдаться у лиц, страдающих психопатией (чаще всего истерической), и у людей с пограничным расстройством личности. В этих случаях резкая смена настроения сопровождается другими признаками измененного поведения (театральностью, склонностью ко лжи, преувеличению).

Лекарственная зависимость от принимаемых гормонов и психоактивных веществ служит еще одной причиной резких колебаний настроения.

При регулярном употреблении алкоголя и наркотических веществ радость и возбуждение после их употребления внезапно сменяются подавленностью или злостью.

Немотивированная смена настроения может наблюдаться при гормональной терапии онкологических заболеваний.

К каким врачам обращаться

Перепады настроения, обусловленные физиологическими причинами, не требуют вмешательства врача. Если депрессивное состояние затягивается или сопровождается другими симптомами, необходимо в первую очередь проконсультироваться у терапевта, который определит план диагностического поиска.

Если причина эмоциональной нестабильности связана с гормональной перестройкой женского организма, рекомендуется консультация гинеколога-эндокринолога, а если эти симптомы испытывает мужчина – уролога-андролога. При подозрении на заболевание щитовидной железы следует посетить эндокринолога. Если гормональный фон пациента не нарушен, необходима консультация невролога или психоневролога.

Диагностика и обследование

Выявить причину резких колебаний настроения довольно сложно. При цикличности повторений эпизодов эмоциональной нестабильности и совпадении их с началом менструаций или климактерического периода диагноз можно поставить на основании результатов анализов на половые гормоны: эстрадиол, прогестерон, лютеинизирующий гормон, фолликулостимулирующий гормон, антимюллеров гормон.

Реактивное расстройство привязанности: причины, симптомы и лечение

Обзор

Что такое реактивное расстройство привязанности (РАР)?

Реактивное расстройство привязанности (RAD) — это состояние, при котором младенец или ребенок раннего возраста не формирует надежную, здоровую эмоциональную связь со своими основными опекунами (фигурами родителей).

Дети с РАД часто не справляются со своими эмоциями. Им сложно установить значимые связи с другими людьми. Дети с РАП редко ищут утешения или выказывают ему признаки комфорта и могут казаться почти опасающимися своих опекунов, даже в ситуациях, когда нынешние родители кажутся весьма любящими и заботливыми. Эти дети часто раздражительны или грустны и могут сообщать, что чувствуют себя небезопасно и / или одинокими.

Кто, вероятно, страдает реактивным расстройством привязанности (РРП)?

Реактивное расстройство привязанности наиболее часто встречается у детей в возрасте от 9 месяцев до 5 лет, которые испытали физическое или эмоциональное пренебрежение или насилие. Хотя это не так часто, у детей старшего возраста также может быть РРП, поскольку иногда РРП можно ошибочно принять за другие поведенческие или эмоциональные трудности. У детей может быть больше шансов заболеть РРП, если они:

  • Были у многих разных воспитателей или провели время в приюте
  • Отняты у опекунов после образования здоровой связи
  • Перенесли множественные травмы в раннем возрасте

Симптомы и причины

Что вызывает реактивное расстройство привязанности (РАП)?

Хотя точной причины нет, исследователи полагают, что отсутствие должного уровня заботливого и последовательного ухода способствует развитию RAD. Неадекватный уход может заставить ребенка чувствовать себя брошенным, одиноким и лишенным заботы — все это может помешать этому ребенку развить здоровую и надежную эмоциональную связь с его или ее основными опекунами.

Маленькие дети формируют здоровые отношения, когда их основные потребности постоянно учитываются — это создает чувство доверия между маленьким ребенком и опекунами. Примеры ненадлежащих ситуаций постоянного ухода, которые подвергают ребенка большему риску развития РРП, включают:

  • Ребенок, у которого пеленки грязные и не меняются много часов.
  • Младенец, который голоден и не ест много часов.
  • Младенец, который плачет, и ему не уделяют внимания, и которого не утешают, когда он в беде.
  • Ребенок, которого не держат, не трогают, не разговаривают или не взаимодействуют в течение многих часов.
  • Младенец, потребности которого удовлетворяются только часть времени (уход непостоянен).
  • Маленький ребенок, который привлекает внимание опекунов только своим поведением / нарушением порядка.
  • Младенец или ребенок раннего возраста, за которым ухаживали несколько человек (особенно, если уход был непостоянным и / или был предоставлен незнакомыми людьми).
  • Любая ситуация, в которой ребенок подвергся физическому или эмоциональному пренебрежению или жестокому обращению со стороны опекунов или других взрослых.

Каковы симптомы реактивного расстройства привязанности (РАП)?

Симптомы реактивного расстройства привязанности варьируются от ребенка к ребенку. Младенцы и маленькие дети, у которых может быть РРП, имеют общие признаки, такие как:

  • Неспособность показать ожидаемый диапазон эмоций при общении с другими людьми; неспособность показать «эмоции совести», такие как раскаяние, вина или сожаление
  • Избегайте зрительного контакта и физического прикосновения, особенно с лицами, осуществляющими уход
  • Выражение гнева; истерики; быть раздражительным, несчастным и грустным; непослушание и споры (сверх того, что было бы «обычным» для возраста и ситуации ребенка)
  • Проявление неуместной привязанности к незнакомым людям при демонстрации отсутствия привязанности и / или страха перед своими основными опекунами.

Когда дети с РРП становятся старше, их симптомы обычно распадаются на одну из двух общих закономерностей:

  • Симптомы угнетения РАП. Дети осознают, что происходит вокруг них, но обычно не реагируют на внешние раздражители. Дети с симптомами заторможенной РАП замкнуты и эмоционально нечувствительны. Они могут не проявлять или искать привязанности к опекунам или другим людям, держась в основном при себе.
  • Симптомы подавления РАП. Дети могут быть излишне дружелюбны к незнакомцам. Дети с симптомами расторможенной РАП не предпочитают своих опекунов другим людям. В большинстве случаев эти дети действуют моложе своего возраста и могут небезопасно искать любви у других.

Диагностика и тесты

Как диагностируется реактивное расстройство привязанности (РАР)?

Врач вашего ребенка может оценить реактивное расстройство привязанности, спросив вас о моделях поведения, предполагающих отказ от основных опекунов. Личная история вашего ребенка, в том числе история отсутствия заботы или жестокого обращения, важна для постановки точного диагноза. Дети должны быть в возрасте от 9 месяцев до 5 лет (или, по крайней мере, у них развились определенные модели поведения, связанные с этим расстройством в этом возрастном диапазоне), чтобы им был официально поставлен диагноз RAD. Однако нередко диагноз сначала ставится у ребенка, который несколько старше, хотя он никогда не был установлен.

Прежде чем диагностировать у ребенка РАП, врачи должны исключить другие причины атипичного функционирования ребенка, включая расстройство аутистического спектра (РАС).Расстройство аутистического спектра — это состояние развития, которое влияет на поведение и общение и может, на первый взгляд, иметь некоторые черты, схожие с РРП. Несмотря на то, что они проявляются в раннем детстве, жестокое обращение или пренебрежение не вызывают расстройства аутистического спектра.

Ведение и лечение

Как лечится реактивное расстройство привязанности (РАП)?

Лечение реактивного расстройства привязанности направлено на восстановление и / или создание эмоционально здоровых семейных связей. Он направлен на укрепление отношений между детьми и их опекунами таким образом, чтобы впоследствии помочь ребенку установить другие здоровые отношения

И детям, и родителям подходят индивидуальные планы лечения. Лечение может включать:

  • Психотерапия / консультирование. Психиатр работает с ребенком и родителями различными способами, иногда один на один с ребенком, иногда с просто опекунами, а иногда вместе, чтобы развить навыки и уменьшить проблемные модели поведения.
  • Семейная терапия. Эта терапия включает в себя совместную работу с лицами, осуществляющими первичный уход, и ребенком, чтобы выработать способы здорового взаимодействия.
  • Вмешательство в социальные навыки. Эта терапия учит ребенка, как лучше взаимодействовать с другими детьми того же возраста в типичных социальных условиях. Родители обычно также участвуют, чтобы помочь ребенку использовать полученные навыки.
  • Специальное образование. Если ребенок соответствует требованиям, это школьные программы, которые помогают детям приобретать навыки для достижения успеха как в учебе, так и в обществе.
  • Уроки воспитания детей. На этих занятиях родители могут узнать более эффективные способы решения проблем своего ребенка. Это может быть особенно полезно, поскольку управлять дисциплиной у детей с РРП может быть сложнее.

Какие осложнения связаны с реактивным расстройством привязанности (РРП)?

Физическое, эмоциональное и социальное пренебрежение и жестокое обращение подвергают детей с РРП более высокому риску осложнений в более позднем детстве и подростковом возрасте.Эти осложнения могут включать:

  • Задержка этапов развития
  • Задержка физического роста (которая может быть связана с трудностями в приеме пищи)
  • Эмоциональные проблемы, такие как депрессия, беспокойство и проблемы с управлением гневом
  • Расстройства пищевого поведения
  • Злоупотребление наркотиками и алкоголем и зависимость
  • Проблемы в школе (учебные и / или поведенческие)
  • Проблемы в отношениях (со сверстниками или взрослыми и, возможно, позже с партнерами)

Профилактика

Можно ли предотвратить реактивное расстройство привязанности (RAD)?

Лучший способ предотвратить реактивное расстройство привязанности — это обеспечить, чтобы дети формировали здоровые связи со своими родителями и / или другими опекунами. Здоровые связи образуются при опеке:

  • Способствовать укреплению семейных связей посредством надежных и постоянных отношений
  • Помогите детям почувствовать себя защищенными и любимыми
  • Поддерживать детей на этапах их развития

Конкретные действия, которые могут привести к развитию здоровых связей, включают:

  • Пределы настройки. Поскольку детям с РРП необходимо иметь контроль и извлекать выгоду из среды, в которой существует постоянная закономерность, на которую можно рассчитывать, очень важно устанавливать ограничения.Установив последовательные и разумные ограничения, дети будут знать, чего от них ждут и что произойдет, если правила будут нарушены.
  • Сохраняйте хладнокровие, даже когда ваш ребенок капризничает. В периоды, когда ваш ребенок ведет себя ненадлежащим образом, сохраняйте спокойствие; не отвечайте, если вы находитесь в «эмоционально возбужденном» состоянии. Дисциплинируйте ребенка в соответствии с правилами, которые вы установили и сообщили ему. Как только ребенок остепенится и будет готов к позитивному общению, проявите любовь и заботу.Это поможет ребенку понять, что вы все равно будете рядом с ним даже в трудные времена.
  • Проявляя постоянную любовь и внимание. Проведите с ребенком один на один. Поговорите или пойте с ними. Играть с ними. Покачивайте, держите их или показывайте другие признаки любви и привязанности воспитателя, признавая, что некоторые дети более открыты для этого типа привязанности, чем другие. Удержание любви и привязанности никогда не должно использоваться как наказание.

Перспективы / Прогноз

Каков прогноз (перспективы) для людей с реактивным расстройством привязанности (РРП)?

Многие дети, получающие лечение от реактивного расстройства привязанности, образуют стабильные, здоровые связи с опекунами и другими людьми, создавая модели для более поздних важных отношений.

Дети, не получающие лечения, могут столкнуться с риском возникновения постоянных эмоциональных проблем. К счастью, никогда не поздно обратиться за лечением от нарушений развития и психического здоровья, включая РАП.

Ключевые моменты, о которых следует помнить

  • Многие дети, попавшие в приемные семьи или детские дома, вырастают очень здоровыми и уравновешенными; Не у всех такой молодежный опыт РАД. Дети могут быть удивительно выносливыми!
  • Дети, перенесшие серьезные травмы в прошлом, также могут иметь другие факторы риска для психического здоровья и поведенческих проблем, такие как воздействие наркотиков или алкоголя во время внутриутробного развития или семейный анамнез эмоциональных расстройств, которые могут способствовать развитию РАП и другим трудностям.

Жить с

Когда мне следует позвонить своему врачу?

Если вы заметили какие-либо симптомы реактивного расстройства привязанности у своего ребенка, обратитесь к врачу вашего ребенка для оценки или направления. Ранняя диагностика и лечение приводят к более успешным результатам для детей с этим заболеванием.

Мизофония связана с изменением мозговой активности в слуховой коре и сети значимости

Участники

В исследовании приняли участие двадцать пять пациентов с мизофонией и двадцать пять здоровых людей контрольной группы, соответствующих полу, возрасту и уровню образования.Все пациенты с мизофонией были опрошены тремя психиатрами, имеющими опыт диагностики мизофонии. Здоровые люди из контрольной группы прошли скрининг по телефону и были опрошены психиатром (A.S.) для выявления любых симптомов мизофонии, психиатрических диагнозов, текущих и предыдущих проблем со здоровьем, приема лекарств, а также алкоголя или психоактивных веществ. Критерии исключения для всех участников включали большую депрессию, тревожное расстройство, биполярное расстройство, психотическое расстройство, расстройство аутистического спектра, расстройство, связанное с психоактивными веществами, потерю слуха, противопоказания к МРТ, эпилепсию или любое структурное расстройство центральной нервной системы или инсульт в течение последнего года. В исследование были включены пациенты с мизофонией, которые испытали мизофоническую реакцию на звуки еды и, по крайней мере, на два из четырех звуков, используемых в качестве стимулов для провокации симптомов. У двух пациентов была сопутствующая патология AD (H) D, у одного в прошлом было диагностировано пограничное расстройство личности. Метилфенидат (30 мг в день) принимал один пациент. Четыре пациента и два контроля были исключены из окончательного анализа по разным причинам (см. Таблицу 1). Исследование было одобрено Испытательным комитетом по медицинской этике (METC) Академического медицинского центра (AMC) Амстердама, и от всех участников было получено письменное информированное согласие.Все методы были выполнены в соответствии с соответствующими инструкциями и правилами.

Таблица 1 Клинико-демографические характеристики.

Анкеты

Во время скрининга тяжесть симптомов мизофонии у пациентов с мизофонией оценивалась с помощью Амстердамской шкалы мизофонии (A-MISO-S) 1 . Общая психическая и физическая дисфункция измерялась с помощью голландской версии Контрольного списка симптомов (SCL-90) 15,16 . Общий балл является показателем психоневротизма.Симптомы тревоги и депрессии оценивались с помощью шкалы оценки тревожности Гамильтона (HAM-A) и шкалы оценки депрессии Гамильтона (HAM-D) соответственно 17,18 . Агрессивный стиль личности оценивался с помощью голландской версии опросника агрессии Бусса-Перри (BPAQ) 19,20 . Он состоит из четырех категорий — физическая агрессия (PA), вербальная агрессия (VA), гнев (A) и враждебность (H) — и общий балл, который считается общим показателем характерной агрессии. После сканирования оценки по визуально-аналоговой шкале (ВАШ) использовались для определения того, сколько гнева, беспокойства, счастья, печали и отвращения каждый клип вызывал лично для участника.Из-за проблем с регистрацией оценки по ВАШ были доступны для 39 субъектов (18 пациентов, 21 контрольная группа). Краткая форма (32 пункта) голландской версии Профиля состояний настроения (POMS-SF) 21,22 использовалась для оценки настроения и уровня возбуждения как до, так и после сканирования. 32 пункта были разделены на пять категорий: четыре состояния отрицательного настроения («депрессивное», «злое», «утомленное», «напряженное») и одно положительное («энергичное»), с дополнительной оценкой «гнев» в качестве ключевой эмоции, представляющей интерес. . Общий балл расстройства настроения был рассчитан путем сложения четырех баллов отрицательного настроения и вычитания положительного.

Физиологические измерения

ЭКГ была записана во время сканирования для отслеживания базовой частоты сердечных сокращений и изменений частоты сердечных сокращений во время провокации симптомов. Интервалы между биениями (IBI) были рассчитаны для каждого клипа. Сегменты с артефактами были исключены, а клипы с отсутствующими точками данных IBI более чем на 10% были удалены. Действительные записи ЭКГ были доступны для 14 пациентов (215 из 224 видеоклипов) и 19 контрольных (290 из 304 видеоклипов).

парадигма фМРТ

В парадигме провокации симптомов участникам были показаны нейтральные, мизофонические и аверсивные аудиовизуальные стимулы, находящиеся внутри сканера МРТ. Мы включили в целом аверсивное состояние, чтобы оценить, будут ли разные реакции пациентов распространяться на специфические сигналы, не связанные с мизофонией, и в качестве подтверждения того, что активность также может быть вызвана в контрольной группе. Клипы были изготовлены и протестированы в предыдущем пилотном исследовании в нашей лаборатории с двумя пациентами и шестью контрольными пациентами, которые не участвовали в текущем исследовании. Нейтральные клипы воспринимались как нейтральные как пациентами, так и контрольной группой. Отталкивающие клипы вызвали отвращение в обеих группах, тогда как мизофонические клипы воспринимались как вызывающие отвращение только пациенты.

Нейтральные ролики изображали актера-мужчину, выполняющего беззвучные действия, включая медитацию, чтение книги, письмо в блокноте и работу с планшетным компьютером. В мизофонических клипах был показан другой актер-мужчина, издающий типичные мизофонические триггерные звуки, то есть поедание моркови, грейпфрута, набора текста и тяжелого дыхания. В клипах, вызывающих отвращение, были показаны фрагменты очень жестоких или отвратительных сцен из нескольких коммерческих фильмов (см. Приложение 1). Уровни слуха видеоклипов не контролировались.

Стимулы представлены в блокированном виде. Каждый из трех условий и блока фиксации длился 25 секунд с интервалом между стимулами 2 секунды. Порядок условий был зафиксирован в псевдослучайном порядке, а порядок видеоклипов в каждом условии был рандомизирован. Парадигма провокации симптомов состояла из четырех блоков на каждое состояние.

Получение и предварительная обработка изображений

Анатомические и функциональные изображения были получены с помощью Philips Ingenia 3.0 T МРТ (Philips Medical Systems, Best, Нидерланды) с головной катушкой SENSE 32 элемента. Анатомическое T1-взвешенное изображение (3D MP-RAGE) было получено для целей нормализации [размер вокселя = 1 мм 3 , TR / TE = 7000 / 3,2 мс, матрица = 256 × 256, поле зрения (FOV) = 256 × 240 мм, 180 сагиттальных срезов]. Функциональные изображения были получены с использованием T2 * -взвешенной эхо-планарной визуализации (EPI) [TR / TE = 2000/27 мс, матрица = 80 × 80, разрешение в плоскости = 3 × 3 мм, толщина среза = 3 мм, промежуток между срезами = 0.3 мм, 37 осевых срезов].

Данные визуализации были проанализированы с помощью SPM8 (Wellcome Trust Center for Neuroimaging, Лондон). Во время предварительной обработки изображения были перестроены для исправления артефактов, связанных с движением, а временная коррекция среза была применена для различий во времени сбора данных. Затем изображения были сопоставлены с анатомическим изображением (MP-RAGE) и нормализованы по пространственному шаблону Монреальского неврологического института (MNI) с использованием сегментации анатомического сканирования. Данные были повторно обработаны с разрешением 2 × 2 × 2 мм и пространственно сглажены с полной шириной 8 мм при половине максимального ядра Гаусса.

Анализ данных

Анкеты

Статистический анализ проводился с помощью SPSS версии 20 (IBM, 2011) с использованием непараметрических тестов Манна-Уитни U с поправками Бонферрони для множественных сравнений. Показатели SCL90, HAM-A, HAM-D и BPAQ сравнивались между группами. Для анализа по ВАШ был рассчитан средний балл по ВАШ для каждой эмоции для каждого состояния. Эти оценки эмоций сравнивались между группами для каждого состояния. Чтобы изучить изменения настроения из-за парадигмы, мы рассчитали баллы изменений по субшкалам POMS-SF и общий балл.Были исследованы возможные различия в оценках изменений между группами.

Физиология

Среднее значение IBI для каждого зажима было вычислено и впоследствии усреднено для всех зажимов для каждого состояния. Взаимодействие условий группы x и групповые эффекты оценивались с использованием общей линейной модели (GLM). Тесты на парных выборках t были проведены для определения средних значений IBI между условиями в группах (поправка Бонферрони p <0,05 / 3).

Визуализация

Для оценки модели первого уровня три состояния (мизофонический, аверсивный и нейтральный) были смоделированы как стандартные регрессоры и свернуты с канонической функцией гемодинамического ответа (HRF). Параметры перестройки были приняты в качестве дополнительных регрессоров для контроля отклонений из-за движений головы. Фильтр высоких частот (128 секунд) был применен для удаления медленных дрейфов сигнала. Временная автокорреляция моделировалась с использованием авторегрессионного процесса AR (1). Карты контраста для всех трех условий были получены для каждого участника и введены в анализ второго уровня. Чтобы проверить групповые различия в ответах на мизофонические условия, в одном анализе взаимодействия сравнивали ответы между мизофоническими и нейтральными условиями между группами.Чтобы проверить, различались ли группы также в ответах на в целом отталкивающие стимулы, в другом анализе взаимодействия сравнивали ответы между отвращающими и нейтральными условиями между группами. Чтобы проверить, были ли потенциальные различия специфичными для мизофонических стимулов, дополнительный анализ взаимодействия сравнил ответы между мизофоническими и аверсивными состояниями между группами. Статистические тесты вокселей были скорректированы на частоту семейных ошибок (FWE) для множественных сравнений (p <0,05) по всему мозгу на уровне кластера с использованием порога формирования кластера p <0. 001, или на пиковом уровне для предварительно выбранных четырех областей интереса (ROI) анализа с использованием поправки на небольшой объем (p <0,05). Области интереса для островка, ACC, миндалевидного тела и верхней височной коры были определены с помощью набора инструментов Anatomical Automatic Labeling (AAL) 23 . ROI были двусторонними. Статистическая корректировка была сделана по рентабельности инвестиций.

Чтобы выполнить дополнительный корреляционный анализ между нейровизуализацией, поведенческими и физиологическими данными, мы извлекли оценки активности из пикового воксела ROI, которые показали различия между состояниями пациентов.Мы сопоставили эти значения с клиническими показателями (степень тяжести мизофонии, агрессивный стиль личности, оценки по ВАШ и оценки изменения гнева POMS-SF) и с физиологическими данными (исходная частота сердечных сокращений и увеличение частоты сердечных сокращений во время мизофонии).

Причины — Агорафобия — NHS

Паническое расстройство

Как и во многих случаях психического здоровья, точная причина панического расстройства до конца не изучена.

Однако большинство экспертов считают, что здесь может быть сочетание биологических и психологических факторов.

Биологические факторы

Существует ряд теорий о типе биологических факторов, которые могут быть связаны с паническими расстройствами. Они описаны ниже.

Рефлекс «бей или беги»

Согласно одной из теорий, паническое расстройство тесно связано с естественным рефлексом «бей или беги» вашего тела — способом защиты от стрессовых и опасных ситуаций.

Тревога и страх заставляют ваше тело выделять гормоны, такие как адреналин, а также учащается ваше дыхание и частота сердечных сокращений.Это естественный способ вашего организма подготовиться к опасной или стрессовой ситуации.

Считается, что у людей с паническим расстройством рефлекс борьбы или бегства может быть вызван неправильно, что приводит к панической атаке.

Нейротрансмиттеры

Другая теория гласит, что дисбаланс уровней нейротрансмиттеров в мозге может влиять на настроение и поведение. В определенных ситуациях это может привести к усиленной реакции на стресс, вызывая чувство паники.

Сеть страха

Теория «сети страха» предполагает, что мозг людей с паническими расстройствами может быть устроен иначе, чем у большинства людей.

Может иметь место сбой в работе частей мозга, которые, как известно, порождают как эмоцию страха, так и соответствующий физический эффект, который страх может вызвать. Они могут вызывать сильные эмоции страха, которые вызывают паническую атаку.

Пространственная осведомленность

Были обнаружены связи между паническими расстройствами и пространственной осведомленностью. Пространственная осведомленность — это способность определять, где вы находитесь по отношению к другим объектам и людям.

У некоторых людей с паническим расстройством ослаблена система равновесия и осознание пространства.Это может вызвать у них чувство подавленности и дезориентации в людных местах, что спровоцирует приступ паники.

Психологические факторы

Психологические факторы, повышающие риск развития агорафобии, включают:

Агорафобия без панического расстройства

Иногда у человека могут развиваться симптомы агорафобии, даже если у него в анамнезе не было панического расстройства или панических атак.

Этот тип агорафобии может быть вызван рядом различных иррациональных страхов (фобий), таких как страх:

  • стать жертвой насильственного преступления или террористической атаки, если вы покинете свой дом
  • заразиться серьезное заболевание, если вы посещаете места массового скопления людей
  • случайно делаете что-то, что приведет к смущению или унижению себя перед другими

Эмоциональное истощение может привести к чувствительности к шуму — Центр депрессии

Сегодняшние женщины истощены и находятся в состоянии стресса! Из-за работы, детей, домашних дел и социальных обязательств женщины сегодня более заняты и устают больше, чем когда-либо.Одним из недавно обнаруженных последствий этого истощения является гиперчувствительность к звуку, когда уровень шума при обычном разговоре может казаться слишком громким.

Теперь вы знаете, почему определенная музыка может вызывать у вас стресс, почему громкие разговоры могут вас расстраивать и почему шум транспорта может заставить вас почувствовать себя немного раздраженным.

Ученые Каролинского института и Института стресса Стокгольмского университета в Швеции изучали, насколько женщины чувствительны к звукам сразу после нескольких минут искусственно вызванного стресса.Исследование основано на прошлых исследованиях, показывающих связь между стрессом, эмоциональным истощением и проблемами слуха, такими как шум в ушах и постоянный звон в ушах.

«Мы знаем, что стресс и слух связаны, и что люди с расстройствами, связанными со стрессом, часто проявляют неадаптивные реакции на острый стресс», — объясняет Дэн Хассон, доктор философии, доцент кафедры физиологии и фармакологии Каролинского института, который также аффилирован с Институтом исследования стресса. Хэссон и его коллеги-исследователи решили копнуть глубже, исследуя влияние острого стресса на гиперчувствительность к звуку у людей с различным уровнем хронического эмоционального истощения.Их главный вопрос: будут ли люди с хроническим эмоциональным истощением более чувствительны к звуку после кратковременного стресса?

Наблюдение экспериментально индуцированного стресса: Чтобы найти ответ, исследователи подвергли 208 женщин и 140 мужчин в возрасте от 23 до 71 года, с низким, средним или высоким уровнем эмоционального истощения, пяти минутам экспериментально вызванного стресса. Этот стресс принимал три формы: физический (прижимание руки к льду), умственный (выполнение компьютерного теста) и социальный (наблюдение).

Результаты. Женщины с высоким уровнем эмоционального истощения были более чувствительны к звуку после искусственно вызванного стресса, чем те, кто не был истощен. Некоторые женщины слышали звук с уровнем 60 децибел (уровень нормального разговора) как настолько громкий, что им было неудобно. Мужчины в исследовании испытали аналогичную реакцию, но она не была статистически значимой.

Связь между стрессом и слухом: Итак, что означают эти результаты? С широкой точки зрения, существует четкая связь между проблемами слуха и стрессом.Хэссон говорит, что, когда женщина представляет своему врачу проблему со слухом, необходимо также оценить потенциальные факторы стресса в ее жизни.

Есть также некоторые последствия с точки зрения физиологии: Специалисты здравоохранения могут использовать уровни гормона стресса для определения риска проблем со слухом у эмоционально истощенных женщин.

«Было интересно увидеть индивидуальные различия между испытуемыми с точки зрения их чувствительности к стрессу», — говорит Йонас Бергквист, доктор философии, профессор химии Упсальского университета в Швеции и соавтор исследования.«В исследовании представлены новые интересные данные, свидетельствующие о том, что объективные биохимические маркеры, такие как гормоны стресса, можно анализировать с течением времени».

Исследование также указывает на необходимость распознавания потенциальных последствий чрезмерной чувствительности к звуку. Гиперчувствительность к звуку может отключать некоторых людей, заставляя их изолироваться и избегать стрессовых ситуаций.

«Также важно отметить, что до стресса не было разницы в чувствительности к звукам между группами эмоционального истощения», — говорит Хэссон.У эмоционально истощенных женщин повышенная чувствительность к звуку развивалась только после воздействия на них одного из острых стрессоров. «Это важно с клинической точки зрения, потому что у этих пациентов может возникнуть необходимость в некоторой форме стресса, чтобы провести надлежащую оценку слуха и лечение», — объясняет он.

Что это значит для обычного человека: Все это может иметь значение для обычного человека. Если вы эмоционально истощены работой, заботой о детях и семье, недостатком сна или любой комбинацией этих обстоятельств, обратите внимание на изменения в вашем слухе, особенно после того, как вы подверглись краткосрочному воздействию стрессор.Если вы заметили такие симптомы, как звон в ушах или внезапный громкий шум, обратитесь к врачу.

Также постарайтесь бороться с источниками эмоционального истощения. «Не пытайтесь делать все сразу. Вместо этого расставьте приоритеты», — советует Лесли Бет Уиш, доктор философии, психолог и социальный работник из Сарасоты, штат Флорида. Если вы начинаете чувствовать стресс и подавленность, сделайте перерыв и не расстраивайтесь. — боится делегировать часть своих обязанностей партнеру или детям, — говорит она.

На неявную обработку визуальных эмоций влияют аффективные состояния, вызванные звуком, и индивидуальные аффективные черты

Abstract

На способность распознавать эмоции, содержащиеся в выражениях лица, влияют как аффективные черты, так и состояния, и у разных людей они сильно различаются. В то время как аффективные черты стабильны во времени, аффективные состояния можно регулировать быстрее с помощью внешних стимулов, таких как музыка, которые косвенно модулируют состояние мозга. Здесь мы проверили, влияет ли расслабляющая или раздражающая звуковая среда на неявную обработку мимики. Более того, мы исследовали, взаимодействуют ли с этим процессом индивидуальные черты тревожности и эмоционального контроля и как именно. 32 здоровых испытуемых выполнили задачу обработки неявных эмоций (представленную испытуемым как задачу дискриминации по признаку пола), в то время как звуковая среда определялась либо а) терапевтической музыкальной последовательностью (MusiCure), б) последовательностью шума или в) тишиной.Индивидуальные изменения настроения были проанализированы до и после задания с помощью компьютеризированной анкеты. Кроме того, эмоциональный контроль и личная тревожность оценивались в отдельном сеансе с помощью бумажных и карандашных вопросников. Результаты показали лучшее настроение после условия MusiCure по сравнению с другими экспериментальными условиями и более быструю реакцию на счастливые лица во время MusiCure по сравнению с сердитыми лицами во время Noise. Более того, люди с более высокой тревожностью быстрее выполняли задачу обработки неявных эмоций во время MusiCure по сравнению с Silence.Эти результаты показывают, что аффективные состояния, вызванные звуком, связаны с различными реакциями на сердитые и счастливые эмоциональные лица на неявной стадии обработки, и что расслабляющая звуковая среда способствует неявной эмоциональной обработке у тревожных людей.

Образец цитирования: Quarto T, Blasi G, Pallesen KJ, Bertolino A, Brattico E (2014) На имплицитную обработку визуальных эмоций влияют аффективные состояния, вызванные звуком, и индивидуальные аффективные черты.PLoS ONE 9 (7): e103278. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0103278

Редактор: Хисао Нисидзё, Университет Тояма, Япония

Поступила: 18 февраля 2014 г .; Одобрена: 29 июня 2014 г .; Опубликован: 29 июля 2014 г.

Авторские права: © 2014 Quarto et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: Настоящее исследование финансировалось трехлетним грантом Хельсинкского университета (номер проекта 4; URL: http://www.helsinki.fi/university/) и Академией Финляндии. (номер проекта: 133673; URL: http://www.aka.fi/eng). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы ознакомились с политикой журнала и заявляют о следующих конфликтах: Dr.Бертолино является штатным сотрудником Hoffman-La Roche, Ltd. Все остальные авторы не сообщают о потенциальных конфликтах интересов. Нет никаких патентов, продуктов в разработке или продаваемых продуктов, которые можно было бы декларировать. Это не влияет на соблюдение авторами всех политик PLOS ONE в отношении обмена данными и материалами, как подробно описано в руководстве для авторов.

Введение

Восприятие и интерпретация выражений лица [1] являются жизненно важными невербальными источниками информации [2]. Способность распознавать и маркировать эмоции, содержащиеся в выражениях лица, модулируется текущими аффективными состояниями [3].Bouhuys, Bloem, & Groothuis [4] вызывали временные изменения в настроении испытуемых грустной или счастливой музыкой, что приводило к модификации маркировки эмоционально неоднозначных лиц. В частности, участники отмечали лица как более счастливые, когда они были в приподнятом настроении, и как более печальные, когда они были вызваны негативным настроением. Точно так же индуцированное вспоминание эмоциональных автобиографических воспоминаний значительно повлияло на количество эмоциональных лиц, обнаруживаемых испытуемыми, увеличивая обнаружение хмурых лиц после индукции грустного настроения и счастливых лиц после индукции положительного настроения [5]. Вместе с другими аналогичными результатами [6] [7] [5], эти исследования показывают, что люди в отрицательном аффективном состоянии распознают больше отрицательных стимулов по сравнению с положительными или нейтральными стимулами, тогда как люди в положительном аффективном состоянии, как правило, более точны в распознавании положительные цели.

Стабильные индивидуальные эмоциональные диспозиции, то есть аффективные черты, также играют фундаментальную роль в распознавании эмоциональных стимулов. Например, люди с более высокой тревожностью склонны ошибочно классифицировать нейтральные выражения как гневные и более чувствительны к угрожающим лицам [8], [9].Взаимосвязь между аффективными чертами и аффективными состояниями до конца не изучена. Утверждалось, что некоторые аффективные черты могут представлять собой долгосрочные последствия аффективных состояний [10], [11]. С другой стороны, некоторые аффективные состояния чаще достигаются людьми с определенными аффективными чертами [12], [13]. Например, есть данные о том, что экстраверты и невротики могут быть по-разному чувствительны к стимулам, вызывающим положительный и отрицательный аффекты, соответственно [14].Невротики демонстрируют повышенную эмоциональную реактивность на индукцию отрицательного настроения, тогда как экстраверты по сравнению с интровертами более эмоционально реагируют на индукцию положительного настроения [12]. Точно так же люди с более высокой тревожностью, по-видимому, с большей вероятностью примут угрожающую интерпретацию неоднозначной информации в негативном окружении [15]. Эти исследования позволяют нам предположить, что аффективные черты могут быть связаны не только с различным эмоциональным распознаванием, но и с различной эмоциональной реакцией на методы индукции аффективного состояния.Возможно, что аффективные состояния и аффективные черты взаимодействуют и интегрируются, создавая сложные поведенческие паттерны предсказуемым образом. Знания в этой области потенциально могут быть использованы для облегчения адаптивного поведения, например путем представления подходящих сигналов окружающей среды для модуляции выражения дисфункциональных аффективных состояний [16], [17].

Аффективные состояния или настроение можно успешно регулировать с помощью лекарств, которые действуют непосредственно на различные нейротрансмиттеры в головном мозге, а также с помощью стимулов в окружающей среде, которые влияют на наши чувства и, хотя и менее прямым образом, вызывают пластические изменения в цепях мозга.С этой точки зрения музыка представляет собой технику индукции аффективного состояния [18], которая не навязчива и проста в применении. Действительно, музыка используется большинством людей для саморегуляции эмоций в повседневной жизни [19], [20], и ее способность снижать напряжение, регулировать настроение и повышать уровень энергии широко документирована [19], [21], [22]. Музыка используется для модуляции аффективных состояний при большом количестве неврологических и психических расстройств [23], а также травмах головного мозга [24] — [26]. Естественно, влияние музыки на слушателей опосредуется музыкальной культурой и индивидуальными предпочтениями, которые, в свою очередь, коррелируют с возрастом, полом, личностью, биографией слушания и когнитивным стилем [27], [28].

Глубокое влияние музыки на преходящие аффективные состояния задокументировано в связи с явной эмоциональной обработкой лицевых стимулов, которая была смещена в сторону эмоциональной валентности музыкальных стимулов. В частности, активность в областях коры головного мозга, участвующих в слуховой и эмоциональной обработке, увеличивалась во время распознавания лица с положительной валентностью, когда музыка с положительной валентностью была представлена ​​либо одновременно, либо как простая [29] — [31]. Однако эти исследования сосредоточены только на сознательном обозначении выражений лица.Более того, в предыдущих исследованиях использовалась только музыка, имеющая грустный или счастливый / приятный оттенок, не допускающая обобщения на другие звуковые среды, которые могут иметь отношение к патологическим состояниям в спектре тревожных расстройств (например, шум или расслабляющие естественные звуки). Следовательно, очень мало известно о том, как расслабляющая или раздражающая звуковая среда может повлиять на неявную эмоциональную обработку лиц у здоровых субъектов, то есть возникающую, когда лица представлены субъектам без какого-либо явного эмоционального распознавания или задания ярлыков [1], [32] — [36]. Еще меньше известно о том, одинаково ли влияют аффективные свойства расслабляющей или раздражающей звуковой среды на всех людей или одни люди с определенными личностными и аффективными чертами больше других подвержены влиянию одного типа среды над другим.

В настоящем исследовании мы проверили гипотезу о том, что расслабляющая и раздражающая звуковая среда и производные аффективные состояния влияют на эмоциональные реакции во время неявной обработки выражений лица. В частности, мы предположили, что время реакции в задаче, включающей неявную обработку лицевых эмоций, будет уменьшаться или увеличиваться в зависимости от звуковой стимуляции, сопровождающей задачу, индексируя задействование нейронных ресурсов для неявной эмоциональной обработки стимулов лиц [34], [34], [ 37].

Более того, мы предположили, что тревожность и эмоциональный контроль будут взаимодействовать с эффектами звукового фона. В частности, мы ожидали, что субъекты с большим эмоциональным контролем и тревогой будут по-разному чувствительны к эффектам расслабляющей и раздражающей звуковой стимуляции, отражая, таким образом, различную чувствительность к технике индукции аффективного состояния, использованной в этом исследовании.

Методы

Заявление о соблюдении этических норм

Настоящее исследование было одобрено Комитато Этико Индипенденте Локали при Azienda Ospedaliera «Ospedale Policlinico Consorziale» в Бари.Информированное письменное согласие было получено от всех участников до участия после того, как им были полностью объяснены процедуры.

Субъектов

В исследовании приняли участие 32 здоровых человека (11 мужчин; средний возраст: 26,8 ± 3,7). Критериями включения были отсутствие психических расстройств, отсутствие фармакологического лечения или злоупотребления наркотиками в последний год, а также отсутствие каких-либо серьезных заболеваний, включая нарушения слуха. Субъекты, у которых музыкальное образование длилось более 10 лет, были исключены из исследования, поскольку они считались музыкантами, и музыкальный опыт мог представлять собой смешивающий фактор в анализе.Этот порог был основан на ранее опубликованных статьях, посвященных исследованию поведенческих и нервных различий между музыкантами и не музыкантами [38] — [40]. Также измерялись ручная работа (Эдинбургская инвентаризация: 0,76 ± 0,24) и социально-экономический статус (четырехфакторный индекс Холлингсхеда: 31,87 ± 13,31) (см. Таблицу 1). Для сравнения демографических данных между группами, разделенными по аффективным характеристикам, исследованным в исследовании, использовались t-тесты для независимой выборки и критерий χ 2 . ANOVA с повторными измерениями использовались для сравнения точности в задаче распознавания пола между группами аффективных черт и во всех экспериментальных условиях.

Звуковые раздражители и выделение акустических признаков

Аффективное состояние участников было положительно модулировано 5-минутным репрезентативным поперечным сечением современной музыкальной пьесы под названием «MusiCure», составленной Нильсом Эже [41], предназначенной для терапевтических и релаксационных целей. MusiCure включает в себя не только классические инструменты, играющие четкую мелодическую линию и гармонический аккомпанемент, но также естественные звуки и звуки окружающей среды, такие как вокализации животных, звуки погоды и других природных элементов (Sound S1). С 1999 года MusiCure тестировался в операционных, отделениях после анестезиологической помощи, неонатальных и психиатрических палатах с документально подтвержденным влиянием на самочувствие пациентов [42], [43]. И наоборот, чтобы вызвать негативное аффективное состояние, мы создали последовательность шумовых стимулов, которая сохранила основные акустические характеристики и структуру MusiCure. Используя MIRToolbox (свободно доступный набор инструментов Matlab, реализованный в Университете Ювяскюля, Финляндия [44]), мы извлекли амплитудный спектр MusiCure и применили его к сигналу белого шума, который был усилен в среднем частотном диапазоне MusiCure.Результирующий шумовой стимул был сбалансирован с MusiCure по амплитудному содержанию, а также частично по содержанию высоты звука (Sound S2).

Основные тембральные (яркость, среднеквадратичная энергия и шероховатость), ритмические (четкость импульса) и тональные (четкость ключа) функции были извлечены с помощью MIRToolbox из звуковых последовательностей и использовались для определения влияния этих функций на настроение и эмоциональную обработку. Выбор характеристик был сделан на основе опубликованных результатов о взаимосвязи между акустическими характеристиками (также извлеченными с помощью MIRToolbox) и поведенческими показателями во время прослушивания музыки [45] — [51].Этот анализ показал, что стимулы MusiCure и Noise имели сопоставимую громкость, но MusiCure оказался менее ярким, грубым и содержал более четкие тональные центры и пульс, как показали средние параметры яркости, среднеквадратичного значения, ключевой четкости и четкости импульса соответственно (см. Рисунок 1).

Рисунок 1. Акустические характеристики.

График, показывающий значения тембральных (яркость, среднеквадратичное значение энергии и шероховатости), ритмических (четкость импульса) и тональных (четкость ключа) характеристик MusiCure и шума, извлеченных с помощью MIRToolbox.В результате MusiCure имел сопоставимую громкость, чем шумовой стимул, но был менее ярким, грубым и содержал более четкие тональные центры и пульс, как показывают средние параметры яркости, среднеквадратичного значения, четкости клавиш и четкости импульса, соответственно.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0103278.g001

Звуковые стимулы были предварительно протестированы неофициально сотрудниками лаборатории: четыре человека из пяти сочли MusiCure очень расслабляющим, а шум — очень раздражающим. Участники исследования оценили две звуковые среды в соответствии с аффективными прилагательными (счастливый, грустный, возбуждающий, приятный, отвратительный и раздражающий).Изменения настроения после двух звуковых сеансов оценивались в нашей выборке с использованием итальянской версии опросника профиля состояния настроения (POMS) [52], [53]. Подробные сведения об оценке настроения и звуковых эмоциональных рейтингах описаны ниже в разделе «Процедуры».

Процедуры

Перед экспериментом все испытуемые заполнили анкету «большой пятерки» (BFQ) [54] и индекс тревожности по признаку состояния (STAI X2) [55]. BFQ измеряет личностные черты в соответствии с моделью больших пяти факторов [56] и включает пять измерений (энергия, дружелюбие, сознательность, эмоциональная стабильность и открытость), каждый из которых разделен на два аспекта (энергия: динамизм и доминирование; дружелюбие: сотрудничество. и вежливость; добросовестность: скрупулезность и настойчивость; эмоциональная стабильность: контроль эмоций и импульсов; открытость: открытость культуре и открытость опыту).Параметр «эмоциональная стабильность» относится к аспектам «негативной аффективности» [54]. В рамках этого измерения аспект «эмоциональный контроль» определяется как способность адекватно справляться со своей тревогой и эмоциональностью. STAI X2 измеряет индекс тревожности как личностную черту.

Основной задачей исследования была управляемая компьютером задача по обработке неявных эмоций (рис. 2), в которой были представлены блоки смешанных злых, счастливых и нейтральных выражений лица из проверенного набора изображений лиц (NimStim, http: / / www.macbrain.org/resources.htm) [57]. Испытуемых просили определить пол каждого лица нажатием кнопки со стрелками влево или вправо на клавиатуре. Длительность стимула составляла 500 мс, а интервал между стимулами случайным образом колебался от 2 до 8 с. Время реакции на нажатие кнопки составляло 2 с. Продолжительность каждого блока составляла 5 мин 8 с. Общее количество стимулов составило 105: 30 злых, 37 счастливых и 38 нейтральных лиц. Каждое лицо было представлено от 1 до 3 раз в каждом блоке. Однако одно и то же лицо с одинаковым выражением лица было представлено только один раз в каждом блоке.Порядок стимулов был рандомизирован в рамках экспериментальных условий и между ними. Во время межстимульного интервала предъявляли перекрестие фиксации.

Рисунок 2. Нейропсихологическое задание.

Рисунок, показывающий задачу неявной обработки эмоций. В этом задании испытуемых просили определить пол сердитых, счастливых или нейтральных выражений лица во время прослушивания расслабляющей звуковой дорожки (MusiCure) или во время прослушивания модулированного по амплитуде шума или во время беззвучного фона.Примечание: изображения были взяты из набора NimStim Face Stimulus Set (http://www.macbrain.org/resources.htm) с разрешения авторов.

https://doi.org/10. 1371/journal.pone.0103278.g002

Звуковой фон определял три различных экспериментальных условия. В частности, испытуемые выполняли задачу обработки неявных эмоций во время прослушивания MusiCure (условие «MusiCure»), последовательности «Шум» (состояние «Шум») или без звукового фона (условие «Тишина»).Представление трех условий было уравновешено по предметам. Перед началом каждого условия воспроизводились 50 секунд звуковой стимуляции или тишины с фиксирующим перекрестием, стоящим на экране, чтобы вызвать потенциальные эффекты настроения. Во время эксперимента испытуемые носили наушники с закрытыми наушниками, обеспечивающими высокое ослабление окружающего шума и изоляцию сигнала, с уровнем громкости 80 дБ.

Чтобы измерить изменения настроения, испытуемые отвечали на итальянскую версию вопросника POMS [52], [53], который отображался на экране перед заданием и после каждого условия.Анкета POMS включала 58 пунктов, относящихся к шести параметрам состояния настроения: напряженность, депрессия, гнев, бодрость, утомляемость и замешательство.

Наконец, в условиях MusiCure и Noise также были получены эмоциональные оценки звука. В частности, испытуемых просили оценить по 5-балльной шкале Лайкерта, если звуковой фон казался счастливым, грустным, возбуждающим, приятным или отвратительным. Что касается анкеты POMS и звуковых аффективных оценок, испытуемые отвечали, нажимая цифры от 1 до 5 в верхней части клавиатуры.

Анализ данных

ANCOVA с повторными измерениями были выполнены для исследования связи звуковых условий с состоянием настроения, измеренного с помощью опросника POMS в начале задания и после каждого экспериментального блока. Для этих ANCOVA мы использовали «Состояние звука» (до задания, после MusiCure, после шума, после тишины) в качестве фактора повторных измерений и баллов по каждой подшкале POMS, а также оценку общего расстройства настроения (TMD) в качестве зависимой переменной.Согласно руководству по оценке POMS, оценка ВНЧС была рассчитана путем суммирования оценок по пяти шкалам отрицательного настроения (Напряжение, Депрессия, Гнев, Усталость и Замешательство) и вычитания шкалы Бодрости. Более высокие баллы ВНЧС соответствуют худшему настроению и более негативному аффективному состоянию. Данные POMS не были доступны для 5 субъектов по техническим причинам. Для этих людей значения POMS были предсказаны с помощью алгоритма максимизации ожидания (EM) [58] — [60].

Индекс эффективности звукового фона использовался в качестве ковариаты, не представляющей интереса в каждом дисперсионном анализе, проведенном в этом исследовании.Эта процедура была сделана для того, чтобы избежать того, чтобы эффект звукового фона просто соответствовал мере их воспринимаемой приятности, которая сильно варьируется среди людей и не является предметом внимания данного исследования. Индекс аффективности был рассчитан по сумме звуковых аффективных оценок (оценки симпатии, раздражения и отвращения), которые, как было обнаружено, значительно различались между MusiCure и Noise (p <0,05), что привело к значимой положительной корреляции с поведенческими реакциями. в условиях задачи (r> 0.6, р <0,03). В частности, эмоциональные оценки звука показали, что MusiCure понравился больше, чем Noise, тогда как Noise был оценен как более раздражающий и отвратительный, чем MusiCure (см. Рисунок 3).

Рисунок 3. Аффективные шкалы звукового фона.

График, показывающий рейтинги эмоциональных шкал MusiCure и фона шума. Звездочки показывают статистическую значимость при p <0,05. Шкалы, у которых была статистически значимая разница между MusiCure и Noise, также имели значительную положительную корреляцию с RT к неявной эмоциональной задаче (r = 0.6; р = 0,03).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0103278.g003

Для изучения связи аффективных состояний, вызванных звуком, и индивидуальных аффективных черт со скоростью обработки неявных эмоций мимики, мы использовали производный индекс RT к задаче обработки неявных эмоций в качестве зависимой переменной. В частности, поскольку обработка музыки связана с более сложной акустической обработкой по сравнению с шумом, мы рассчитали индекс RT, вычитая RT для нейтральных лиц из RT для эмоциональных лиц (счастливые и сердитые лица). Эта процедура позволит нам контролировать влияние различных когнитивных нагрузок, вызванных двумя звуковыми условиями. В частности, чтобы исследовать взаимодействие между звуковыми условиями и эмоциями, мы провели анализ ковариации с повторными измерениями 3 × 2 (ANCOVA) с условиями звука (MusiCure, шум, тишина) и эмоциями на лице (счастье, злость) в качестве факторов повторных измерений.

Для изучения взаимодействия между характерной тревожностью, звуковыми состояниями и эмоциями на лице в производном индексе RTs во время выполнения задания испытуемые были разделены на две группы: испытуемые с высоким и низким уровнем тревожности на основе среднего z-показателя, полученного с помощью STAI X2, в соответствии с другие исследования, которые ранее изучали эту черту личности [61].Таким образом, был использован многофакторный анализ ANCOVA, в котором в качестве факторов использовались звуковые условия (музыка, шум и тишина), эмоции на лице (счастье, злость) и тревожность.

Аналогичным образом, средний z-показатель был использован для разделения субъектов на людей с низким и высоким эмоциональным контролем (EC) в соответствии с BFQ. Эта процедура позволила нам исследовать взаимодействие между оценками эмоционального контроля в BFQ, состоянием звука и эмоциями в RT во время выполнения задания. Кроме того, был проведен апостериорный анализ Фишера для оценки дальнейших различий между группами.

Чтобы исследовать вклад основных акустических характеристик в связь между звуковыми фоновыми эффектами и эмоциональными реакциями, а также реакциями настроения, мы выполнили многократные измерения ANCOVA со звуковыми условиями в качестве независимого фактора (MusiCure, шум) и новые производные индексы RT и POMS. оценки как зависимые переменные. Эти индексы оценок RT и POMS были получены добавлением средних тембральных (спектральная энтропия, яркость, среднеквадратичная энергия и шероховатость), ритмических (четкость импульса) и тональных (четкость ключа) характеристик MusiCure и шума в качестве констант к поведенческим показателям всех индивидуумов. .Мы рассмотрели уменьшение статистического влияния звуковых условий на скорректированные оценки RT и POMS как меру вклада конкретной акустической характеристики в этот эффект.

Результаты

Влияние состояния звука на настроение

Повторные измерения ANCOVA указали на основное влияние звукового состояния на баллы POMS (F 3,93 = 16,41, p <0,001). Апостериорные тесты Фишера показали более низкие баллы TMD после условия MusiCure по сравнению с исходными баллами TMD, измеренными в начале экспериментальной сессии и с результатами, полученными после условий шума и тишины (все p <0.05). Статистически значимой разницы между оценками TMD на исходном уровне и после приема шума не было (p = 0,9). Тем не менее, баллы TMD были значительно выше после состояния шума по сравнению с баллами после состояния безмолвия (p = 0,007) (рис. 4). Анализ субшкал POMS показал, что эффект MusiCure был более выражен по шкале усталости, тогда как эффект шума был более выражен по шкалам замешательства и напряжения. Значимого влияния Звукового состояния по шкале Vigor не наблюдалось (p> 0.1).

Рисунок 4. Профиль состояния настроения (POMS).

График (среднее значение ± 0,95 доверительного интервала), показывающий основное влияние звукового состояния на балл TMD по опроснику POMS. Субъекты показали более низкие баллы TMD после условия MusiCure по сравнению со всеми другими экспериментальными условиями и более высокие баллы TMD после состояния шума по сравнению с таковыми после состояния Silence. Звездочки показывают статистическую значимость при p <0,05. См. Текст для статистики.

https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0103278.g004

Влияние звукового состояния и эмоций на поведение

Повторные измерения ANCOVA по данным времени реакции не показали основного эффекта звукового состояния или лицевой эмоции и значительного взаимодействия между звуковым состоянием и лицевой эмоцией (F 2,60 = 3,83, p <0,001). Постфактум анализ показал, что это взаимодействие является результатом более быстрой реакции на счастливые лица во время условия MusiCure по сравнению с сердитыми лицами во время состояния шума (p = 0. 01). Апостериорный анализ не выявил какой-либо другой статистически значимой разницы между звуком и состоянием лица (p> 0,1) (рис. 5). Статистически значимых эффектов на данные о точности не было (все p> 0,1).

Рис. 5. Состояние звука по эмоциям лица.

График (средний ± 0,95 доверительный интервал), показывающий состояние звука при взаимодействии эмоций лица с производным индексом RT во время неявной обработки стимулов лиц. Постфактум-анализ показал, что это взаимодействие является результатом более быстрой реакции на счастливые лица в состоянии MusiCure по сравнению с сердитыми лицами во время состояния шума.Звездочка показывает статистическую значимость при p <0,05. См. Текст для статистики.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0103278.g005

Вклад акустических характеристик в звуковые эффекты, влияющие на настроение и поведение

Повторные измерения ANCOVA, выполненные с использованием основных акустических характеристик в качестве констант, показали, что не было никакого эффекта MusiCure и Noise, если значения Pulse Clarity для каждого звукового условия были добавлены к баллам POMS испытуемых (p = 0. 8). Аналогичным образом, повторное измерение 2 на 3 ANCOVA показало, что не было никакого взаимодействия между звуковым состоянием и лицевой эмоцией, когда значения Pulse Clarity MusiCure и Noise были добавлены к RT при эмоциональной задаче (p = 0,2). Все остальные акустические характеристики, использованные в качестве констант, не меняли статистической значимости звуковых эффектов на настроение и поведение.

Взаимодействие между звуковым состоянием, эмоциями и аффективными чертами

Две группы, которые различались по показателям STAI X2 или EC, были хорошо сопоставимы с точки зрения возраста, пола, рукопожатия и индекса Холлингсхеда (все p> 0.2).

Многофакторный анализ ANCOVA, выполненный на RT с использованием STAI X2 в качестве независимого категориального фактора, и звуковое состояние, а также эмоции лица в качестве внутригрупповых переменных, указали на значительную взаимосвязь между чертой тревожности и звуковым состоянием (F 2,58 = 4,62 , p = 0,01). Постфактум-анализ показал, что у людей с большей тревожностью была более быстрая ЛТ во время MusiCure по сравнению с состоянием молчания (p = 0,02). С другой стороны, субъекты с низким уровнем тревожности имели более медленную RT во время шума по сравнению с состоянием молчания (p = 0.03). Никаких других статистически значимых различий при ретроспективном анализе обнаружено не было (p> 0,1) (рис. 6). Более того, не было никаких других основных эффектов или взаимодействий (все p> 0,1). Статистически значимых эффектов на данные о точности не было (все p> 0,1).

Рис. 6. Звуковое состояние по признаку тревожности.

График (средний ± 0,95 доверительный интервал), показывающий взаимодействие звукового состояния и тревожности с производным индексом RT во время неявной обработки стимулов лиц.Во время музыки только у людей с большей тревожностью наблюдалось значительное увеличение RT при ответе на лица по сравнению с состоянием молчания. Во время шума только у субъектов с низким уровнем тревожности наблюдалось значительное снижение RT по сравнению с состоянием молчания. Звездочки показывают статистическую значимость при p <0,05. См. Текст для статистики.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0103278.g006

Многофакторный анализ ANCOVA, выполненный на RT с использованием ЭК в качестве категориального фактора, а также звукового состояния и эмоций лица в качестве переменных внутри группы показал только статистическая тенденция взаимодействия между ЕС и звуковыми условиями (F 2,58 = 2.95, р = 0,056). Исследовательский апостериорный анализ показал, что у субъектов с низким EC была большая RT во время MusiCure по сравнению с состоянием Silence (p = 0,05). Кроме того, у людей с высоким EC было больше RT во время шума по сравнению с состоянием молчания (p = 0,09). Апостериорный анализ не выявил других статистических тенденций (p> 0,2) (рис. 7). Более того, не было никаких других основных эффектов или взаимодействий (все p> 0,1). Статистически значимых эффектов на данные о точности не было (все p> 0.1).

Рис. 7. Звуковое состояние посредством эмоционального контроля.

График (средний ± 0,95 доверительный интервал), показывающий взаимодействие звукового состояния при эмоциональном контроле с производным индексом RT во время неявной обработки стимулов лиц. Во время музыки только у субъектов с низким EC наблюдалось значительное увеличение RT при ответе на лица по сравнению с состоянием молчания. Во время шума только люди с высоким EC имели более высокие значения RT по сравнению с состоянием молчания (* p <0,05; ** p <0.1). См. Текст для статистики.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0103278.g007

Обсуждение

В соответствии с хорошо известным влиянием музыки на повседневную аффективную регуляцию [22], мы обнаружили, что 5-минутный отрывок MusiCure, расслабляющего музыкального произведения, включающего естественные звуки и звуки окружающей среды, специально разработанный для терапевтических целей, оказался успешным. в улучшении аффективного состояния здоровых испытуемых в лаборатории, что определяется оценкой TMD в анкете POMS после воздействия MusiCure по сравнению с оценкой TMD до и после каждой экспериментальной сессии. Более того, неблагоприятный звуковой стимул, использованный в этом исследовании (шум), отрицательно изменил аффективные состояния по сравнению с условиями Silence и MusiCure. Этот результат согласуется с предыдущими эмпирическими выводами о негативном влиянии шума на состояние настроения, в основном провоцируя раздражение и гнев [62] — [65]. Отсутствие значительной разницы между оценками ВНЧС после состояния шума и до выполнения задания может зависеть от ненейтральной среды, в которой испытуемые находились непосредственно перед входом в экспериментальную комнату, которая находится в психиатрической больнице.Однако в подшкале «Напряжение-тревога» анкеты POMS баллы после шума значительно выше, чем до задания и после MusiCure и Silence.

Наши результаты указывают на взаимодействие между звуковым фоном и неявной обработкой мимики. У испытуемых было более быстрое время реакции во время обработки счастливых лиц в состоянии MusiCure по сравнению с обработкой сердитых лиц в состоянии раздражающего шума. Предыдущие исследования [4] — [7] показали, что временное изменение аффективного состояния может изменить явное сознательное обозначение эмоциональных лиц.В частности, эти исследования показывают, что люди в индуцированном негативном аффективном состоянии маркируют больше стимулов как негативных по сравнению с позитивными или нейтральными стимулами, тогда как люди в позитивном аффективном состоянии, как правило, более точно распознают позитивные цели. Расширяя это свидетельство, результаты нашего исследования показали, что изменения других видов аффективных состояний, вызванные звуковой средой, такие как расслабленные и напряженные, могут влиять на эмоциональные реакции также во время неявной обработки лицевых эмоций.Таким образом, в то время как позитивно-ориентированное аффективное состояние, вызванное MusiCure, кажется, облегчает неявную эмоциональную обработку позитивных, счастливых выражений лица, негативно ориентированное аффективное состояние, вызванное шумом, действует противоположным образом во время неявной обработки сердитых лиц. Значительные данные предыдущих исследований неявной обработки эмоций предполагают, что люди склонны выбирать отрицательные стимулы быстрее, чем положительные [66] — [68]. В задаче визуального поиска Хансен и Хансен [69] обнаружили, что участники выбирали одинокое сердитое лицо из сетки счастливых лиц быстрее, чем они выбирали счастливое лицо из сетки сердитых лиц, предполагая, что внимание испытуемых к негативные стимулы быстро и автоматически улавливаются.Однако люди, кажется, имеют более длительные ОТ в ответ на отрицательные стимулы, чем на положительные или нейтральные, когда их просят различать неэмоциональные характеристики эмоциональных стимулов [70], [71]. Например, в поведенческом исследовании с использованием эмоциональной задачи Струпа по присвоению цветов [71] латентность в названии цветов была больше для слов с нежелательными чертами, чем для слов с желательными чертами. Таким образом, автоматическая бдительность может действовать через преимущественное включение [69] и отсроченное отключение внимания [70]. То есть отрицательные стимулы могут привлекать больше внимания (предпочтительное участие) и удерживать внимание дольше (отсроченное отстранение), чем нейтральные или положительные стимулы [6]. Существование этого двойного механизма обработки негативных стимулов связано с их актуальностью в окружающем мире. Однако актуальность негативной информации может зависеть от нескольких факторов, таких как настроение людей [72]. Таким образом, когда угрожающие стимулы (сердитые лица) в этом исследовании предъявлялись на фоне аверсивного шума, негативная эмоциональная предвзятость значительно влияет на RT во время гендерной дискриминации сердитых лиц.Другими словами, здесь негативное настроение, вызванное шумом (о чем свидетельствует открытие POMS), модулировало неявную обработку негативных гневных эмоций. Такая модуляция, возможно, действует путем перенаправления и удержания ресурсов внимания на угрожающей эмоциональной информации, что более актуально в контексте негативного настроения.

С другой стороны, расслабляющий саундтрек MusiCure сократил RT до счастливых лиц. Положительные эмоциональные лица сами по себе не нуждаются в большей эмоциональной нагрузке для обработки [73].Следовательно, наши результаты показывают, что когда счастливые лица появляются в контексте позитивного настроения, они задействуют еще меньше эмоциональных ресурсов. Однако в нашем исследовании не исследуются напрямую эмоциональные ресурсы, задействованные участниками, но они косвенно извлекаются из их поведенческих RT. Таким образом, поскольку длина RT может лежать в основе нескольких и разных нейронных процессов, нельзя исключать альтернативные интерпретации наших данных.

В этом исследовании мы дополнительно исследовали, как индивидуальные аффективные предрасположенности, такие как личная тревожность и ЭК, связаны с поведенческими реакциями на неявную эмоциональную задачу, выполняемую во время экспериментальной индукции аффективных состояний.Предыдущие исследования показывают, что некоторые аффективные состояния чаще достигаются людьми с определенными аффективными чертами [12], [15]. В частности, Грей [14] предположил, что экстраверты и невротики по-разному чувствительны к стимулам, вызывающим положительный и отрицательный аффекты, соответственно. В поддержку этой модели Ларсен и Кетелаар [12] продемонстрировали, что невротики по сравнению с неневротиками обладают повышенной эмоциональной реактивностью на индукцию отрицательного настроения, тогда как экстраверты по сравнению с интровертами демонстрируют повышенную эмоциональную реактивность на индукцию положительного настроения.В соответствии с этой литературой мы обнаружили, что люди с большей тревожностью (по оценке STAI X2) быстрее неявно обрабатывали лицевые эмоции во время MusiCure, чем во время Silence. Напротив, субъекты с более низким уровнем тревожности медленнее обрабатывали эмоции во время шума, чем во время тишины. Эти результаты предполагают, что субъекты с высоким уровнем тревожности более чувствительны к регулирующим эмоции эффектам расслабляющего саундтрека, чем люди с более низким уровнем тревожности. Напротив, субъекты с более низким уровнем тревожности больше подвержены индуцированному шумом негативному воздействию на RT во время неявной обработки лицевых эмоций, по сравнению с субъектами с высоким уровнем тревожности.Аналогичные результаты были представлены при анализе оценок эмоционального контроля. Даже если только на уровне тенденции, субъекты с более низким контролем над своими эмоциями (по оценке с помощью подшкалы EC BFQ) имели более низкие средние RT при неявной обработке эмоций лица во время MusiCure, чем во время тишины, тогда как субъекты с более высоким эмоциональным контролем имели более высокие значения. означают RT при неявной обработке эмоций во время шума.

В текущем исследовании использовались две разные звуковые стимуляции, чтобы вызвать противоположные изменения в аффективных состояниях субъектов и в их эмоциональных реакциях на лица.Эти звуковые стимуляции были сопоставлены по амплитуде и частично по высоте звука, их влияние на аффективные состояния сравнивалось с двумя типами базовых условий (до задания и после состояния тишины), и их влияние на RT на эмоциональные лица было отфильтровано от предвзятости через использование эмоциональной основы (нейтральные лица), помимо использования условия тишины. Кроме того, все анализы были согласованы для аффективных оценок звуковых стимулов, чтобы избежать того, чтобы их влияние просто соответствовало мере их воспринимаемой приятности, которая сильно варьируется среди людей и не является предметом внимания данного исследования. .Однако, поскольку MusiCure и Noise отличаются друг от друга во многих акустических аспектах, мы также извлекли основные тембральные, ритмические и тональные акустические особенности, чтобы понять, какая из них более ответственна за звуковые эффекты, обнаруженные в этом исследовании. Результаты этого анализа показали, что влияние звука на аффективные состояния и эмоциональные реакции на лица значительно влияет на ритмический компонент (Pulse Clarity), который в MusiCure был выше, чем в Noise. Более конкретно, если значения Pulse Clarity добавлены к анализу, значительная разница между MusiCure и условиями шума исчезнет.Четкость пульса рассматривается как музыкальное измерение высокого уровня, которое передает, насколько легко в данном музыкальном произведении или в конкретный момент во время этого произведения слушатели могут воспринимать лежащую в основе ритмическую или метрическую пульсацию [74]. Одно недавнее исследование, в котором использовался тот же метод акустической экстракции, обнаружило значительную отрицательную корреляцию между четкостью пульса и областями мозга, связанными с эмоциями (например, миндалевидное тело и островок) [46]. По мнению авторов, низкий уровень воспринимаемого пульса может привести к более высокому напряжению и, как следствие, более высокой активации лимбических областей мозга.Однако в упомянутом исследовании авторы не измеряли напрямую уровни напряжения у своих испытуемых, и эта корреляция может иметь иную интерпретацию. Тем не менее, наши результаты, помимо предположения, какой из акустических компонентов отвечает за звуковые эффекты на настроение и эмоциональные реакции на лица, могут отражать поведенческий эффект ритмического компонента, ранее связанного с изменениями в нейронной активности.

В заключение, эти данные показывают, что: 1. 5-минутная звуковая среда может изменить аффективное состояние испытуемых положительно или отрицательно; 2. вызванные звуком позитивные и негативные настроения могут изменить поведенческие реакции на сердитые и счастливые лица во время неявной обработки; 3. Звуковые эффекты на аффективные состояния и эмоциональные реакции на лица в основном связаны с ритмическим компонентом звуковых стимулов. 4. Индивидуальная тревога частично объясняет вариативность в обработке эмоций, а также различие в том, как расслабляющая или отталкивающая звуковая среда влияет на этот процесс. Результаты свидетельствуют о благотворном влиянии расслабляющей звуковой дорожки на эмоциональную жизнь более тревожных субъектов и на их восприимчивость к неблагоприятным воздействиям стрессовой звуковой среды.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить доктора Вину Аллури за анализ акустических характеристик стимуляции, доктора Бриджит Богерт за помощь в проверке языка, а также доктора Лео Фацио и доктора Паоло Таурисано за помощь с экспериментальной последовательностью. Мы также хотели бы выразить нашу благодарность всем волонтерам за участие в исследовании.

Вклад авторов

Задумал и спроектировал эксперименты: TQ GB KJP AB EB. Провел эксперименты: TQ GB.Проанализировал данные: TQ. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: AB. Написал бумагу: TQ. Отредактированные черновики рукописи: EB KJP GB AB.

Ссылки

  1. 1. Фузар-Поли П., Плацентино А., Карлетти Ф., Ланди П., Аллен П. и др. (2009) Функциональный атлас обработки эмоциональных лиц: метаанализ на основе вокселей 105 исследований функциональной магнитно-резонансной томографии. J. Psychiatry Neurosci 34: 418–432.
  2. 2. Филлипс М.Л., Янг А.В., Сеньор С., Браммер М., Эндрю С. и др.(1997) Специфический нейронный субстрат для восприятия выражений отвращения на лице. Природа 389: 495–498.
  3. 3. Деменеску Л. Р., Кортекаас Р., ден Бур Дж. А., Алеман А. (2010) Нарушение приписывания эмоций выражениям лица при тревоге и большой депрессии. PLoS One 5: e15058.
  4. 4. Bouhuys AL, Bloem GM, Groothuis TG (1995) Вызвание депрессивного и приподнятого настроения музыкой влияет на восприятие эмоциональных выражений лица у здоровых субъектов. J Affect Disord 33: 215–226.
  5. 5. Фитцджеральд Д.А., Арнольд Дж. Ф., Беккер Е. С., Спекенс А. Э., Ринк М. и др. (2011) Как настроение влияет на формирование эмоциональной памяти: исследование фМРТ. Нейроизображение 56: 1783–1790.
  6. 6. Фокс Э., Руссо Р., Боулз Р., Даттон К. (2001) Привлекают ли или удерживают ли угрожающие стимулы визуальное внимание при субклинической тревоге? J Exp Psychol Gen 130: 681–700.
  7. 7. Костер Э. Х., Де Рэдт Р., Гулевен Э., Франк Э., Кромбез Г. (2005) Конгруэнтное смещение внимания при дисфории: поддержание внимания и нарушение отстранения от негативной информации.Эмоция 5: 446–455.
  8. 8. Kessler H, Roth J, von Wietersheim J, Deighton RM, Traue HC (2007) Модели распознавания эмоций у пациентов с паническим расстройством. Подавить тревогу 24: 223–226.
  9. 9. Фридман Р.С., Форстер Дж. (2010) Неявные аффективные сигналы и настройка внимания: интегративный обзор. Psychol Bull 136: 875–893.
  10. 10. Чиен А.Дж., Даннер Д.Л. (1996) Трехмерный опросник личности в депрессии: проблемы между состоянием и характеристиками.J Psychiatr Res 30: 21–27.
  11. 11. Акискал Х.С., Хиршфельд Р.М., Ереванян Б.И. (1983) Отношение личности к аффективным расстройствам. Arch Gen Psychiatry 40: 801–810.
  12. 12. Ларсен Р.Дж., Кетелаар Т. (1991) Личность и восприимчивость к положительным и отрицательным эмоциональным состояниям. J Pers Soc Psychol 61: 132–140.
  13. 13. Мэтьюз А., МакЛауд С. (1985) Избирательная обработка сигналов угрозы в состояниях тревоги. Behav Res Ther 23: 563–569.
  14. 14.Gray MW, Spencer DF (1981) Является ли митохондриальная 5S рибосомная РНК пшеницы прокариотической по своей природе? Nucleic Acids Res 9: 3523–3529.
  15. 15. MacLeod C, Mathews A (1991) Предвзятые когнитивные операции при тревоге: доступность информации или назначение приоритетов обработки? Behav Res Ther 29: 599–610.
  16. 16. Экман П. (1993) Выражение лица и эмоции. Am Psychol 48: 384–392.
  17. 17. Ochsner KN, Gross JJ (2005) Когнитивный контроль эмоций.Тенденции Cogn Sci 9: 242–249.
  18. 18. Västfjäll D, Larsson P, Kleiner M (2002) Эмоциональная и слуховая виртуальная среда: эмоциональные суждения о музыке, воспроизводимые с виртуальным временем реверберации. Cyberpsychol Behav 5: 19–32.
  19. 19. Thayer RE, Newman JR, McClain TM (1994) Саморегуляция настроения: стратегии для изменения плохого настроения, повышения энергии и снижения напряжения. J Pers Soc Psychol 67: 910–925.
  20. 20. Saarikallio S, Erkkilä J (2007) Роль музыки в регулировании настроения подростков.Психологическая музыка 35: 88–109.
  21. 21. Чанда М.Л., Левитин Д.Д. (2013) Нейрохимия музыки. Тенденции Cogn Sci 17: 179–193.
  22. 22. Лесюк Т. (2010) Влияние предпочитаемой музыки на настроение и производительность в профессии с высоким когнитивным спросом. J Music Ther 47: 137–154.
  23. 23. Maratos AS, Gold C, Wang X, Crawford MJ (2008) Музыкальная терапия депрессии. Кокрановская база данных Syst Rev: CD004517.
  24. 24. Guetin S, Soua B, Voiriot G, Picot MC, Herisson C (2009) Влияние музыкальной терапии на настроение и тревожно-депрессивное состояние: обсервационное исследование у госпитализированных пациентов с черепно-мозговой травмой.Энн Физ Ребил Мед 52: 30–40.
  25. 25. Саркамо Т., Терваниеми М., Лайтинен С., Форсблом А., Соинила С. и др. (2008) Прослушивание музыки улучшает когнитивное восстановление и улучшает настроение после инсульта средней мозговой артерии. Мозг 131: 866–876.
  26. 26. Эрккиля Дж., Пунканен М., Фахнер Дж., Ала-Руона Э., Понтио I и др. (2011) Индивидуальная музыкальная терапия депрессии: рандомизированное контролируемое исследование. Br J Psychiatry 199: 132–139.
  27. 27. Кройц Г., Отт Ю., Тейхманн Д., Осава П., Вайтл Д. (2008) Использование музыки для возбуждения эмоций: влияние музыкальных предпочтений и восприятия. Психология музыки 36: 101–126.
  28. 28. North AC (2010) Индивидуальные различия в музыкальном вкусе. Am J Psychol 123: 199–208.
  29. 29. de Gelder B, Pourtois G, Vroomen J, Bachoud-Levi AC (2000) Скрытая обработка лиц при прозопагнозии ограничивается мимикой: свидетельство перекрестной модальной предвзятости. Brain Cogn 44: 425–444.
  30. 30. Шпрекельмейер К.Н., Кутас М., Урбах Т.П., Альтенмюллер Э., Мунте Т.Ф. (2006) Комбинированное восприятие эмоций в картинках и музыкальных звуках.Brain Res 1070: 160–170.
  31. 31. Логесваран Н., Бхаттачарья Дж. (2009) Кроссмодальная передача эмоций музыкой. Neurosci Lett 455: 129–133.
  32. 32. Кричли Х., Дейли Э., Филлипс М., Браммер М., Буллмор Э. и др. (2000) Явные и неявные нейронные механизмы обработки социальной информации по выражениям лица: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. Hum Brain Mapp 9: 93–105.
  33. 33. Haxby JV, Hoffman EA, Gobbini MI (2000) Распределенная нейронная система человека для восприятия лица. Тенденции Cogn Sci 4: 223–233.
  34. 34. Hariri AR, Tessitore A, Mattay VS, Fera F, Weinberger DR (2002) Реакция миндалины на эмоциональные стимулы: сравнение лиц и сцен. Нейроизображение 17: 317–323.
  35. 35. Колдер А.Дж., Янг А.В. (2005) Понимание распознавания личности и выражения лица. Nat Rev Neurosci 6: 641–651.
  36. 36. Blasi G, Hariri AR, Alce G, Taurisano P, Sambataro F и др. (2009) Предпочтительная реактивность миндалины на негативную оценку нейтральных лиц.Биол Психиатрия 66: 847–853.
  37. 37. Блази Г., Ло Бьянко Л., Таурисано П., Гелао Б., Романо Р. и др. (2009) Функциональные вариации гена рецептора дофамина D2 связаны с эмоциональным контролем, а также с активностью мозга и связью во время обработки эмоций у людей. J Neurosci 29: 14812–14819.
  38. 38. Браттико Э., Паллесен К.Дж., Варягина О., Бейли С., Анурова И. и др. (2009) Нейронная дискриминация непрототипных аккордов у музыкальных экспертов и непрофессионалов: исследование MEG. J Cogn Neurosci 21: 2230–2244.
  39. 39. Паллесен К.Дж., Браттико Э., Бейли С.Дж., Корвеноя А., Койвисто Дж. И др. (2010) У музыкантов усилен когнитивный контроль слуховой рабочей памяти. PLoS One 5: e11120.
  40. 40. Vuust P, Brattico E, Seppanen M, Naatanen R, Tervaniemi M (2012) Звук музыки: дифференциация музыкантов с использованием быстрой музыкальной парадигмы негатива о несоответствии с множеством функций. Neuropsychologia 50: 1432–1443.
  41. 41. Нильссон У. (2009) Влияние музыкального вмешательства на стрессовую реакцию при кардиохирургии в рандомизированном клиническом исследовании.Сердце легкое 38: 201–207.
  42. 42. Thorgaard P, Ertmann E, Hansen V, Noerregaard A, Spanggaard L (2005) Созданная звуковая и музыкальная среда в отделениях постанестезии — многоцентровое исследование пациентов и персонала. Медсестры интенсивной терапии критических состояний 21: 220–225.
  43. 43. Fredriksson AC, Hellstrom L, Nilsson U (2009) Восприятие музыки пациентами по сравнению с обычным звуком в отделении постанестезии: рандомизированное перекрестное исследование. Медсестры интенсивной терапии критических состояний 25: 208–213.
  44. 44.Лартиллот О., Тойвиайнен П. (2007) Стратегии соответствия мотивации для автоматического извлечения паттернов. Музыкальные науки: 281–314.
  45. 45. Schaefer RS, Desain P, Farquhar J (2013) Совместная обработка восприятия и образов музыки в разложенной ЭЭГ. Neuroimage 70: 317–326.
  46. 46. Аллури В., Тойвиайнен П., Яаскелайнен И.П., Глерян Э., Самс М. и др. (2012) Крупномасштабные мозговые сети возникают в результате динамической обработки музыкального тембра, тональности и ритма. Нейроизображение 59: 3677–3689.
  47. 47. Аллури В., Тойвиайнен П. (2012) Влияние инкультурации на семантические и акустические корреляты полифонического тембра. Восприятие музыки 29: 297–310.
  48. 48. Аллури В., Тойвиайнен П. (2010) Исследование перцептивных и акустических коррелятов полифонического тембра. Восприятие музыки 27: 223–241.
  49. 49. Тойвиайнен П. (2007) Восприятие подобия при прослушивании музыки. Музыкальные науки: 3–6.
  50. 50. Тойвиайнен П., Келлер П.Е. (2010) Специальный выпуск: Пространственно-временное музыкальное познание.Восприятие музыки 28: 1-2.
  51. 51. Тойвиайнен П., Крумхансл К.Л. (2003) Измерение и моделирование реакции на музыку в реальном времени: динамика индукции тональности. Восприятие 32: 741–766.
  52. 52. Фарне М., Себеллико А., Гругноли Д., Коралло А. (1989) Тревога черты характера: различные аспекты. Bollettino della Società Italiana di Biologia Sperimentale 6: 571–573.
  53. 53. McNair DM, Heuchert JWP (2005) Профиль технического обновления состояний настроения. Нью-Йорк: Мульти-системы здравоохранения.
  54. 54. Caprara G, Barbaranelli C, Consiglio C, Laura P, Zimbardo PG (2003) Личности политиков и избирателей: уникальные и синергетические отношения. J Pers Soc Psychol 84: 849–856.
  55. 55. Спилбергер CD, Gorssuch RL, Lushene PR, Vagg PR, Jacobs GA (1983). Пособие по инвентаризации состояния-черты тревожности. Консультации Психологов Пресс, Inc.
  56. 56. McCrae RR, Costa PT Jr (1987) Подтверждение пятифакторной модели личности с помощью инструментов и наблюдателей.J Pers Soc Psychol 52: 81–90.
  57. 57. Tottenham N, Tanaka JW, Leon AC, McCarry T, Nurse M и др. (2009) Набор выражений лица NimStim: суждения неподготовленных участников исследования. Психиатрия Res 168: 242–249.
  58. 58. Табачник Б.Г.Ф., Фиделл Л.С. (2001) Использование многомерного анализа. Бостон: Аллин и Бэкон.
  59. 59. McLachlan GJ, Krishnan T (1997) EM-алгоритм и расширения. Ряд Уайли в вероятностях и статистике. Нью-Йорк.
  60. 60. Schafer JL, Olsen MK (1998) Множественное вменение для многомерных проблем с отсутствующими данными: взгляд аналитика данных. Мультиварное поведение Res 33: 545–571.
  61. 61. Карч С., Ягер Л., Карамацкос Э., Грац С., Штаммель А. и др. (2008) Влияние личностной тревожности на тормозной контроль у пациентов с алкогольной зависимостью: одновременное получение ERP и BOLD-ответов. J Psychiatr Res 42: 734–745.
  62. 62. Kujala T, Brattico E (2009) Вредное влияние шума на речевые функции мозга.Биологическая психология 81: 135–143.
  63. 63. Браттико Э., Куяла Т., Терваниеми М., Алку П., Амбрози Л. и др. (2005) Длительное воздействие профессионального шума изменяет корковую организацию обработки звука. Клиническая нейрофизиология: официальный журнал Международной федерации клинической нейрофизиологии 116: 190–203.
  64. 64. Miedema HM, Oudshoorn CG (2001) Раздражение от транспортного шума: взаимосвязь с показателями воздействия DNL и DENL и их доверительные интервалы.Перспективы гигиены окружающей среды 109: 409–416.
  65. 65. Stansfeld SA, Matheson MP (2003) Шумовое загрязнение: не слуховое воздействие на здоровье. Британский медицинский бюллетень 68: 243–257.
  66. 66. Feldmann-Wustefeld T, Schmidt-Daffy M, Schubo A (2011) Нейронные свидетельства преимущества обнаружения угроз: дифференцированное распределение внимания на сердитых и счастливых лицах. Психофизиология 48: 697–707.
  67. 67. Холмс А., Брэдли Б. П., Краг Нильсен М., Могг К. (2009) Селективность внимания для эмоциональных лиц: данные электрофизиологии человека.Психофизиология 46: 62–68.
  68. 68. Хуанг YX, Luo YJ (2007) Сопротивление недостатку внимания негативным стимулам в неявной эмоциональной задаче. Neurosci Lett 412: 134–138.
  69. 69. Hansen CH, Hansen RD (1988) Нахождение лица в толпе: эффект превосходства гнева. J Pers Soc Psychol 54: 917–924.
  70. 70. Estes Z, Verges M, Barsalou LW (2008) Голова вверх, нога вниз: объектные слова ориентируют внимание на типичное расположение объектов. Psychol Sci 19: 93–97.
  71. 71. Пратто Ф, Джон О. П. (1991) Автоматическая бдительность: сила негативной социальной информации привлекает внимание. J Pers Soc Psychol 61: 380–391.
  72. 72. Cavanagh K, Davey GC (2001) Влияние настроения и возбуждения на предвзятость ожидания UCS. J Behav Ther Exp Psychiatry 32: 29–49.
  73. 73. Hodsoll S, Viding E, Lavie N (2011) Захват внимания нерелевантными эмоциональными отвлекающими лицами. Эмоция 11: 346–353.
  74. 74. Лартиллот О., Эерола Т., Тойвиайнен П., Форнари Дж. (2008) Многофункциональное моделирование четкости импульса: проектирование, проверка и оптимизация.Материалы 11-й Международной конференции по цифровым звуковым эффектам (DAFx-08), Эспоо, Финляндия, 1–4 сентября 2008 г.

Социальное тревожное расстройство (социофобия) — Симптомы и причины

Обзор

Нервничать в некоторых социальных ситуациях — это нормально. Например, поход на свидание или презентация может вызвать ощущение бабочек в животе. Но при социальном тревожном расстройстве, также называемом социальной фобией, повседневные взаимодействия вызывают значительную тревогу, неловкость и смущение, потому что вы боитесь, что вас будут внимательно изучать или оценивать негативно со стороны других.

При социальном тревожном расстройстве страх и тревога приводят к избеганию, которое может разрушить вашу жизнь. Сильный стресс может повлиять на ваши отношения, распорядок дня, работу, учебу или другие виды деятельности.

Социальное тревожное расстройство может быть хроническим психическим заболеванием, но изучение навыков совладания с психотерапией и прием лекарств может помочь вам обрести уверенность и улучшить вашу способность взаимодействовать с другими людьми.

Уход за социальным тревожным расстройством в клинике Mayo

Продукты и услуги

Показать другие продукты Mayo Clinic

Симптомы

Чувство застенчивости или дискомфорта в определенных ситуациях не обязательно является признаком социального тревожного расстройства, особенно у детей.Уровни комфорта в социальных ситуациях различаются в зависимости от личностных качеств и жизненного опыта. Некоторые люди от природы сдержанны, а другие более общительны.

В отличие от повседневной нервозности, социальное тревожное расстройство включает страх, тревогу и избегание, которые мешают отношениям, распорядку дня, работе, учебе или другой деятельности. Социальное тревожное расстройство обычно начинается в раннем и среднем подростковом возрасте, хотя иногда оно может начаться у детей младшего возраста или у взрослых.

Эмоциональные и поведенческие симптомы

Признаки и симптомы социального тревожного расстройства могут включать постоянные:

  • Боязнь ситуаций, в которых вас могут судить отрицательно
  • Бойтесь позорить или унизить себя
  • Сильный страх общения или разговора с незнакомыми людьми
  • Боязнь, что другие заметят, что ты выглядишь встревоженным
  • Боязнь физических симптомов, которые могут вызвать смущение, таких как покраснение, потливость, дрожь или дрожащий голос
  • Избегание делать что-либо или разговаривать с людьми из-за боязни смущения
  • Избегание ситуаций, в которых вы могли бы оказаться в центре внимания
  • Тревога в ожидании опасного действия или события
  • Сильный страх или беспокойство во время социальных ситуаций
  • Анализ вашей работы и выявление недостатков в вашем взаимодействии после социальной ситуации
  • Ожидание наихудших последствий негативного опыта в социальной ситуации

У детей тревога по поводу взаимодействия со взрослыми или сверстниками может проявляться в слезах, приступах гнева, цеплянии за родителей или отказе говорить в социальных ситуациях.

Социальное тревожное расстройство производительного типа — это когда вы испытываете сильный страх и тревогу во время выступления или выступления на публике, но не в других типах более общих социальных ситуаций.

Физические симптомы

Физические признаки и симптомы иногда могут сопровождать социальное тревожное расстройство и могут включать:

  • Покраснение
  • Учащенное сердцебиение
  • Дрожь
  • Потение
  • Расстройство желудка или тошнота
  • Проблемы с дыханием
  • Головокружение или дурноту
  • Чувство, что ваш разум потерял сознание
  • Напряжение мышц
Избегать обычных социальных ситуаций

При социальном тревожном расстройстве может быть трудно вынести обычные повседневные переживания, в том числе:

  • Взаимодействие с незнакомыми или незнакомыми людьми
  • Посещение вечеринок или общественных мероприятий
  • Собираюсь на работу или в школу
  • Начало разговора
  • Зрительный контакт
  • Знакомства
  • Вход в комнату, в которой уже сидят люди
  • Возврат товара в магазин
  • Еда на глазах у других
  • Использование общественного туалета

Симптомы социального тревожного расстройства могут со временем меняться.Они могут вспыхнуть, если вы столкнетесь с большим количеством изменений, стрессов или требований в своей жизни. Хотя избегание ситуаций, вызывающих тревогу, может улучшить ваше самочувствие в краткосрочной перспективе, ваше беспокойство, вероятно, будет продолжаться в долгосрочной перспективе, если вы не получите лечения.

Когда обращаться к врачу

Обратитесь к врачу или специалисту в области психического здоровья, если вы боитесь обычных социальных ситуаций и избегаете их, потому что они вызывают смущение, беспокойство или панику.

Причины

Как и многие другие состояния психического здоровья, социальное тревожное расстройство, вероятно, возникает в результате сложного взаимодействия биологических факторов и факторов окружающей среды.Возможные причины включают:

  • Унаследованные признаки. Тревожные расстройства, как правило, передаются по наследству. Однако не совсем ясно, какая часть этого может быть связана с генетикой, а какая с усвоенным поведением.
  • Строение мозга. Структура мозга, называемая миндалевидным телом (амигдала), может играть роль в контроле реакции страха. Люди с гиперактивной миндалевидным телом могут иметь повышенную реакцию страха, вызывая повышенную тревогу в социальных ситуациях.
  • Окружающая среда. Социальное тревожное расстройство может быть обусловлено приобретенным поведением — у некоторых людей может развиться серьезная тревога после неприятной или неловкой социальной ситуации. Кроме того, может быть связь между социальным тревожным расстройством и родителями, которые либо моделируют тревожное поведение в социальных ситуациях, либо в большей степени контролируют или чрезмерно опекают своих детей.

Факторы риска

Несколько факторов могут повысить риск развития социального тревожного расстройства, в том числе:

  • Семейная история. У вас с большей вероятностью разовьется социальное тревожное расстройство, если это заболевание есть у ваших биологических родителей или братьев и сестер.
  • Отрицательные впечатления. Дети, которые подвергаются поддразниванию, издевательствам, отторжению, насмешкам или унижениям, могут быть более склонны к социальному тревожному расстройству. Кроме того, с этим расстройством могут быть связаны другие негативные события в жизни, такие как семейный конфликт, травма или жестокое обращение.
  • Темперамент. Дети, которые застенчивы, застенчивы, замкнуты или сдержанны, когда сталкиваются с новыми ситуациями или людьми, могут подвергаться большему риску.
  • Новые социальные или рабочие требования. Симптомы социального тревожного расстройства обычно проявляются в подростковом возрасте, но знакомство с новыми людьми, публичное выступление или важная рабочая презентация могут вызвать симптомы впервые.
  • Внешний вид или состояние, привлекающие внимание. Например, уродство лица, заикание или тремор из-за болезни Паркинсона могут усилить чувство неловкости и могут вызвать у некоторых людей социальное тревожное расстройство.

Осложнения

При отсутствии лечения социальное тревожное расстройство может контролировать вашу жизнь. Беспокойство может мешать работе, учебе, отношениям или удовольствиям от жизни. Это нарушение может вызывать:

  • Низкая самооценка
  • Проблемы с напористостью
  • Отрицательный разговор с самим собой
  • Повышенная чувствительность к критике
  • Плохие социальные навыки
  • Изоляция и сложные социальные отношения
  • Низкая успеваемость и успеваемость
  • Злоупотребление психоактивными веществами, например чрезмерное употребление алкоголя
  • Самоубийство или попытки самоубийства

Другие тревожные расстройства и некоторые другие расстройства психического здоровья, особенно большое депрессивное расстройство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, часто возникают вместе с социальным тревожным расстройством.

Профилактика

Невозможно предсказать, что приведет к развитию тревожного расстройства, но вы можете предпринять шаги, чтобы уменьшить влияние симптомов, если вы беспокоитесь:

  • Обратитесь за помощью пораньше. Беспокойство, как и многие другие психические расстройства, может быть труднее вылечить, если вы подождете.
  • Вести дневник. Отслеживание вашей личной жизни может помочь вам и вашему специалисту в области психического здоровья определить, что вызывает у вас стресс, а что помогает вам чувствовать себя лучше.
  • Расставляйте приоритеты в своей жизни. Вы можете уменьшить беспокойство, тщательно управляя своим временем и энергией. Убедитесь, что вы проводите время, делая то, что вам нравится.
  • Избегайте употребления вредных для здоровья веществ. Употребление алкоголя, наркотиков и даже кофеина или никотина может вызвать или усугубить беспокойство. Если вы пристрастились к любому из этих веществ, отказ от курения может вызвать у вас беспокойство. Если вы не можете бросить курить самостоятельно, обратитесь к своему врачу или найдите программу лечения или группу поддержки, которые помогут вам.

6 способов, которыми свет может повлиять на ваши эмоции

Большинство из нас не задумывается о том, как свет может влиять на наше настроение. Но если вы улыбаетесь в солнечные дни или чувствуете себя более творчески при приглушенном свете, это не случайно. Различные виды света, которым мы подвергаемся, могут реально повлиять на наше эмоциональное здоровье и благополучие.Вот шесть способов, которыми свет может повлиять на ваши эмоции.

1. ЯРКИЙ СВЕТ МОЖЕТ УСИЛИТЬ ЭМОЦИИ.

При ярком свете мы можем сильнее переживать как положительные, так и отрицательные эмоции. В исследовании 2014 года исследователи попросили добровольцев оценить агрессивность вымышленного человека, привлекательность трех женщин и привлекательность различных острых соусов для куриных крылышек. Они также попросили добровольцев рассказать, как они относятся к ряду положительных, отрицательных и нейтральных слов.В целом, добровольцы, сидевшие в ярко освещенной комнате, оценили персонажа как более агрессивного, а женщин как более привлекательного, чем те, кто находится в слабо освещенной комнате. Они также отдали предпочтение более острым соусам из куриных крылышек и сильнее относились к положительным и отрицательным словам. Что касается как отрицательных, так и положительных эмоций, реакция добровольцев была более интенсивной при ярком свете.

2. СИНИЙ СВЕТ МОЖЕТ БЫТЬ БОЛЕЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ…

Воздействие синего света в течение дня может дать нам дополнительную энергию и повысить бдительность.Недавнее исследование показало, что участники, подвергшиеся воздействию коротковолнового синего света с высокой энергией, были более продуктивными: они могли выполнять когнитивные задачи быстрее и точнее, чем контрольная группа. Синий свет повысил их бдительность не только во время воздействия, но и на полчаса после его окончания.

3.… НО МОЖЕТ СТАТЬ ПРОБЛЕМОЙ ВО ВРЕМЯ НОЧНОЙ.

Хотя синий свет может дать нам столь необходимый заряд энергии в течение дня, он также может затруднить сон ночью.Воздействие синего света от смартфонов и ноутбуков в часы перед сном подавляет выработку нашим телом вызывающего сон гормона мелатонина, что может затруднить засыпание. Как вы, наверное, заметили, если вам когда-либо приходилось засыпать ночью, недосыпание имеет целый ряд эмоциональных и физиологических побочных эффектов, от нарушения рассудительности и повышенного стресса до повышения артериального давления. Таким образом, хотя синий свет может помочь вам взбодриться утром, вы можете выключить ноутбук за несколько часов до сна.

4. ПРИРОДНЫЙ СВЕТ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ВАС СЧАСТЛИВЫМ…

Несколько солнечных лучей в течение дня могут иметь огромное значение. Одно исследование 2014 года показало, что люди, у которых в офисе были окна, больше тренировались, больше спали (в среднем на 46 минут больше за ночь!) И имели большее чувство общего благополучия, чем те, у кого в офисах не было окон. Исследователи полагают, что воздействие естественного света помогает нашему телу придерживаться своих естественных циркадных ритмов, чтобы они знали, когда нужно чувствовать бодрость и бодрость, а когда — спать.

5.… И МОЖЕТ ПОМОЧЬ УМЕНЬШИТЬ СИМПТОМЫ ДЕПРЕССИИ.

Естественный свет может даже помочь уменьшить симптомы депрессии. В одном исследовании 2013 года исследователи обнаружили, что для людей, страдающих как дефицитом витамина D, так и депрессией, семь недель повышенного воздействия солнечного света (в виде увеличения времени на открытом воздухе) помогли облегчить симптомы депрессии. Другое исследование 2015 года подтвердило эти выводы. Вместо того, чтобы проводить больше времени на открытом воздухе, добровольцы в исследовании 2015 года участвовали в светотерапии — процессе, который включает регулярное продолжительное воздействие ламп, имитирующих естественный уличный свет.Исследователи обнаружили, что комбинация световой терапии и антидепрессантов была значительно более эффективной в лечении депрессии, чем одни антидепрессанты. Конечно, только свет не может вылечить депрессию, но исследователи считают, что естественный свет может быть полезным инструментом для облегчения ее симптомов.

6. СВЕТ МОЖЕТ ДАЖЕ ВЛИЯТЬ НА ВАШ АППЕТИТ.

Исследования показали, что свет влияет на то, сколько мы едим, как быстро мы едим, к какой еде мы настроены и даже на наше восприятие вкуса.Как правило, мы едим медленнее и потребляем меньше еды в ресторанах с более мягким и тусклым освещением. Однако мы также можем с большей вероятностью заказывать нездоровую еду в темных ресторанах. Исследователи считают, что это связано с тем, что более мягкое освещение может сделать нас менее внимательными и более расслабленными, а это означает, что мы с меньшей вероятностью будем обдумывать свой выбор продуктов (и оценивать, насколько они калорийны), но с большей вероятностью будем есть в неторопливом темпе, вместо того, чтобы отказываться от еды. наша еда вниз.

Но свет влияет не только на то, что мы едим, но и на вкус.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.