Ф е василюк книги: Автор: Василюк Федор Ефимович | новинки 2021

Автор: | 07.09.1975

Содержание

(PDF) Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. М.: МГППУ; Смысл, 2003.

230 Методологический анализ в психологии

к отношению так же, как деятельность к общению, так что все

четыре категории образовывали своеобразный логический квадрат:

устано ка деятельность в

отношение общение

Каков общий смысл этого объединения категорий, мне было

пока не понятно, но сам факт, что они вдруг соединились в сим-

метричную, ур ю систему, создавал чувство интеллек-

туального ин айт и обещал открыть новые теоретические горизонты.

Читателю, пришедшему впрофессиональную психологию вконце

1980-х годов или

авновешенну

с а

позже, нелегко почувствовать силу заряда, содер-

жащ

о

тя

ование несколькими ходячими

цита к

о

егося в этой схеме: подумаешь, удачно сошелся логический

пасьянс из четырех понятий! Но тот, кто знал отечественную пси-

хологию раньше и участвовал в научной жизни, понимает: это были

не просто понятия, но символы, больше — знамена, под которы-

ми и выступали на парадах, и сражались между собой ведущие пси-

хологические школы страны. За категорией деятельности вставала

фигура А.Н. Леонтьева и факультет психологии МГУ, за категорией

установки — Д.Н. Узнадзе и Институт психологии Грузинской ака-

демии наук, за категорией отношения — В.Н. Мясищев и Ленинг-

радский научно-исследовательский психоневр логический институт

им. В.М. Бехтерева, а категорию общения стремился связать со сво-

им именем тогдашний директор Института психологии АН СССР

Б.Ф. Ломов. Доказать, что все они логически связаны между собой и

представляют равноранговые и незаместимые части одной целост-

ной теоретической конструкции, словом, расставить их всех по сво-

им местам, было чрезвычайно заманчиво, потому что каждая из

школ и соответствующих теорий горделиво считала себя самодос-

таточной, зачастую без особого уважения относилась к другим и не

прочь была, представься случай, теоретически ассимилировать (чи-

тай — поглотить) их и организационно-идеологически подчинить.

Кроме того, все эти школы, не переставая твердить заклинание о

«единстве советской психологии», ни в какое подлинно содержа-

тельное еоретическое единство не верили, подразумева под един-

ством дежурные признания в верности марксистско-ленинской

идеологии и привычное манипулир

тами из лассиков.

И вот вдруг оказывается, что они, сами тог не ведая, действи-

тельно теоретически едины и даже больше, чем им, вероятно,

хотелось бы. Это было удивительно, и, рассказывая на кухне сво-

Федор Василюк ★ Переживание и молитва читать книгу онлайн бесплатно

московский городской психолого-педагогический университет психологический институт рао институт синергийной антропологии

Ф.Е. Василюк

ПЕРЕЖИВАНИЕ ИМОЛИТВА

ОПЫТ

ОБЩЕПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

2005

МОСКВА

УДК 159.9 ББК 88 В 194

Вглядываясь в пеструю ленту истории современной психотерапии, за драматическими перипетиями, борьбой идей и людей, калейдоскопической сменой мод, можно заметить и медленные, глубинные тектонические сдвиги. Они знаменуются сменой психотерапевтических «упований»: в психоанализе главная надежда возлагалась на «осознание», и все хитросплетения метода должны были, в конечном счете, подвести к процессу осознания, который-то, как верилось, и обеспечивает психотерапевтический эффект; затем на сцену психотерапии восходят, чтобы сыграть главную роль, совсем другие процессы — спонтанность, научение, коммуникация, и, наконец, переживание.

Вновь появляющиеся «упования» вовсе не отменяют старых, а включают их в свою орбиту, вступают с ними в продуктивные отношения и дают им возможность раскрыть еще не исчерпанный теоретический и практический потенциал.

В синергийной психотерапии [1], ради создания которой предпринято настоящее общепсихологическое исследование, таким упованием, центром кристаллизации всей психотерапевтической теории и практики должна стать молитва (см.: Василюк, 1997; 2003, с. 21–55).

Христианский подход в психологическом консультировании и психотерапии на Западе уже достаточно давно и основательно утвердился, издаются десятки специальных журналов, действуют специализированные центры и т.  д. У нас же в стране христианская психотерапия делает лишь первые шаги и только начинает себя опознавать [2]. Процесс этого узнавания себя непростой, ибо должен вестись одновременно в нескольких контекстах, которые к тому же взаимоотражают друг друга: такова попытка рассмотреть себя сразу в нескольких зеркалах. Что это за контексты? Во-первых, православная традиция, включающая в себя и литургическую жизнь, и аскетический опыт, и догматику, и богословскую мысль, и практику социального служения и миссионерства, и опыт пастырского душепопечения (что особенно важно для психотерапии). Во-вторых, традиция современной психотерапии. В-третьих, научная психологическая традиция. В-четвертых, чрезвычайно эклектичная культура психической деятельности современного человека.

Сердце синергийной психотерапии и ее корни — в православной традиции, но формируется она на пересечении духовных, интеллектуальных и организационных влияний всех этих сильнодействующих контекстов, и в своем категориальном строе и методическом арсенале обязана стремиться к обеспечению их конфигурирования. Необходимость такого теоретического и практического конфигурирования определяет и задачу данной работы. Она состоит в том, чтобы попытаться сопоставить между собой два психотерапевтических «упования» — молитву и переживание, но сделать это не на территории религиозной традиции и не на территории профессиональной психотерапии, а на «нейтральной полосе» общей психологии.

Итак, сопоставительный общепсихологический анализ переживания и молитвы — главная цель настоящей работы. Но сначала для полноты теоретической картины придется вовлечь в анализ еще одну важнейшую общепсихологическую категорию — деятельности.

Переживание — молитва — деятельность: сопоставление категорий

Есть глубинная связь между страданием и познанием. Не только друг познается в беде; в трудную годину человек узнаёт правду и о себе самом — порой открывается жалкое и годы жжет стыдом, но иногда неожиданно для себя самого выпрямляется он в полный рост, и другой жар — жар свободы, достоинства, духа, мужества загорается в душе и преображает всего человека. Благополучие желанно и благодатно, но по-своему опасно и обманчиво. Страдание не менее опасно — оно может сломать и измельчить душу, но менее обманчиво, ибо очищает от наносного, поверхностного, обнажает сердцевину человеческого существа, в нем выговаривается глубокая и простая правда жизни. Страдание испытывает человека. (Не зря слово «испытание» чувствует себя «на месте» как в жизненно-экзистенциальном контексте («испытание судьбы»), так и в контексте научно-познавательном («естествоиспытатель», «испытуемый»), а сам глагол «пытать» в славянских языках означает «спрашивать».) И потому сквозь призму страдания ясно видна бывает и отдельная личность и «человеческая ситуация» вообще.

Читать дальше

Федор Василюк — Переживание и молитва читать онлайн

московский городской психолого-педагогический университет психологический институт рао институт синергийной антропологии

Ф.Е. Василюк

ПЕРЕЖИВАНИЕ ИМОЛИТВА

ОПЫТ

ОБЩЕПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

2005

МОСКВА

УДК 159. 9 ББК 88 В 194

Вглядываясь в пеструю ленту истории современной психотерапии, за драматическими перипетиями, борьбой идей и людей, калейдоскопической сменой мод, можно заметить и медленные, глубинные тектонические сдвиги. Они знаменуются сменой психотерапевтических «упований»: в психоанализе главная надежда возлагалась на «осознание», и все хитросплетения метода должны были, в конечном счете, подвести к процессу осознания, который-то, как верилось, и обеспечивает психотерапевтический эффект; затем на сцену психотерапии восходят, чтобы сыграть главную роль, совсем другие процессы — спонтанность, научение, коммуникация, и, наконец, переживание.

Вновь появляющиеся «упования» вовсе не отменяют старых, а включают их в свою орбиту, вступают с ними в продуктивные отношения и дают им возможность раскрыть еще не исчерпанный теоретический и практический потенциал.

В синергийной психотерапии [1], ради создания которой предпринято настоящее общепсихологическое исследование, таким упованием, центром кристаллизации всей психотерапевтической теории и практики должна стать молитва (см. : Василюк, 1997; 2003, с. 21–55).

Христианский подход в психологическом консультировании и психотерапии на Западе уже достаточно давно и основательно утвердился, издаются десятки специальных журналов, действуют специализированные центры и т. д. У нас же в стране христианская психотерапия делает лишь первые шаги и только начинает себя опознавать [2]. Процесс этого узнавания себя непростой, ибо должен вестись одновременно в нескольких контекстах, которые к тому же взаимоотражают друг друга: такова попытка рассмотреть себя сразу в нескольких зеркалах. Что это за контексты? Во-первых, православная традиция, включающая в себя и литургическую жизнь, и аскетический опыт, и догматику, и богословскую мысль, и практику социального служения и миссионерства, и опыт пастырского душепопечения (что особенно важно для психотерапии). Во-вторых, традиция современной психотерапии. В-третьих, научная психологическая традиция. В-четвертых, чрезвычайно эклектичная культура психической деятельности современного человека.

Сердце синергийной психотерапии и ее корни — в православной традиции, но формируется она на пересечении духовных, интеллектуальных и организационных влияний всех этих сильнодействующих контекстов, и в своем категориальном строе и методическом арсенале обязана стремиться к обеспечению их конфигурирования. Необходимость такого теоретического и практического конфигурирования определяет и задачу данной работы. Она состоит в том, чтобы попытаться сопоставить между собой два психотерапевтических «упования» — молитву и переживание, но сделать это не на территории религиозной традиции и не на территории профессиональной психотерапии, а на «нейтральной полосе» общей психологии.

Итак, сопоставительный общепсихологический анализ переживания и молитвы — главная цель настоящей работы. Но сначала для полноты теоретической картины придется вовлечь в анализ еще одну важнейшую общепсихологическую категорию — деятельности.

Переживание — молитва — деятельность: сопоставление категорий

Есть глубинная связь между страданием и познанием. Не только друг познается в беде; в трудную годину человек узнаёт правду и о себе самом — порой открывается жалкое и годы жжет стыдом, но иногда неожиданно для себя самого выпрямляется он в полный рост, и другой жар — жар свободы, достоинства, духа, мужества загорается в душе и преображает всего человека. Благополучие желанно и благодатно, но по-своему опасно и обманчиво. Страдание не менее опасно — оно может сломать и измельчить душу, но менее обманчиво, ибо очищает от наносного, поверхностного, обнажает сердцевину человеческого существа, в нем выговаривается глубокая и простая правда жизни. Страдание испытывает человека. (Не зря слово «испытание» чувствует себя «на месте» как в жизненно-экзистенциальном контексте («испытание судьбы»), так и в контексте научно-познавательном («естествоиспытатель», «испытуемый»), а сам глагол «пытать» в славянских языках означает «спрашивать».) И потому сквозь призму страдания ясно видна бывает и отдельная личность и «человеческая ситуация» вообще.

На человека обрушилась беда. Что у него в душе?.. «Нужно обязательно что-то предпринять, что-то придумать, исправить, этого не должно быть, что-то нужно делать…» — не уставая твердит один голос, побуждая человека к действию. Другой, напротив, призывает принять неизбежное: «Ничего не поделаешь, старого не вернешь, придется смириться, пережить». Но вот, бывает, и сделать ничего нельзя, и примириться невозможно — и вырывается из самых глубин души: «Господи, помоги! Спаси!» «Не верю, — твердит рассудок, — это малодушие, ядолжен сам найти выход, нужно что-то придумать». Но сквозь рассудок, мимо него из глубины души в глубину неизвестности несется молитва, и тогда, пусть на мгновение, во тьме отчаянья вспыхивает искра надежды.

Таковы ответы человека на ситуацию беды: действие — переживание — молитва. В попытках совладать с бедой эти формы активности могут сменять друг друга, дополнять, конкурировать или взаимодействовать, но каковы бы ни были их взаимоотношения, они не сводимы друг к другу без остатка и в совокупности покрывают собой весь круг возможных типов реагирования на беду.

Так — в ситуации несчастья. Однако, похоже, эта ситуация лишь концентрированно выявляет общую истину: деятельность, переживание, молитва — три самобытных, незаместимых, не сводимых друг к другу типа активности, исчерпывающих собою весь экзистенциальный горизонт человеческой жизни.

Если эти три категории образуют единую смысловую целостность, то, прежде чем приступить к решению непосредственной задачи данной работы — рассмотрению различных форм соотношения переживания и молитвы, необходимо попытаться дать хотя бы предварительный анализ всей этой категориальной триады в целом.

Феноменологическая основа

Нам уже приходилось писать, что феноменологической предпосылкой переживания является ситуация невозможности (Василюк, 1984). В противоположность этому феноменологическая основа всякой деятельности — чувство возможности желаемых изменений. Мы не могли бы действовать без этой феноменологической основы. Мы не стали бы переживать, не будь в жизни невозможности, живи мы в мире абсолютных возможностей. И «невозможность», и «возможность» — простые феноменологические формы, которые непосредственно знакомы сознанию. Эта простота не отменяется ни разнообразием вариантов и типов этих феноменов [3], ни сложностью психологических процессов, которые создают у человека безотчетное чувство возможности жить и действовать или, напротив, явное ощущение утраченной надежды («невозможно!»), лопнувшей струны терпения («больше не могу, невозможно»).

Читать дальше

Москва | Как переплавить душевное в духовное

Федор Ефимович Василюк. Фото: Wikipedia

Москва, 26 февраля, Благовест-инфо. Презентация книги «Переживание и молитва» известного российского психолога, специалиста в области христианской психологии Ф.Е. Василюка (1953-2017) состоялась 24 февраля в Культурном центре «Покровские ворота» в рамках цикла встреч, посвященных памяти автора.

Книга, вышедшая в издательстве «Смысл», представляет собой переиздание одноименной монографии 2005 года, дополненное рядом статей, развивающих идеи христианской (синергийной) психотерапии. Новая книга дает представление об изучении процесса переживания человека в ситуации кризиса и влияния на него духовного опыта, о практике психотерапевтической помощи и ее философском осмыслении, об исследовании молитвы как психологического феномена и работе над оригинальным проектом синергийной психотерапии.

Новое издание представила его инициатор – супруга автора Ольга Филипповская и его ученики . Мария Гросицкая, один из авторов предисловия, кратко очертила основные контуры мировоззрения своего учителя. По ее словам, он рассматривает человека «в перспективе христианской духовности», и этот взгляд, определенный его собственным духовным опытом, задает «особую оптику» – ориентирует терапевта на «помогающее отношение» к клиенту. Ф.Е. Василюк «остро чувствует, какая тесная связь устанавливается между терапевтом и пациентом, осознает свою ответственность как участника помогающих отношений, он постоянно занят рефлексией своего метода и пытается найти эту синергию: как быть помогающим, быть христианином и одновременно продолжать быть ответственным в плане научного мировоззрения».

Такой подход неизбежно приводит к необходимости проекта синергийной психотерапии, «которая мыслит человека в объеме христианской антропологии, в его развернутости к Богу и принципиальной энергетической соединенности с Богом и соработничестве с Ним», пояснила Гросицкая.

В тексте «Правда и милость в психотерапии», который вошел в книгу, наиболее полно проявился подход автора, который он сам называет «духовно-участливое утешение», продолжила она. Психотерапевт старается видеть подлинного человека, во всей его «непричесанности», в реальности его переживания боли, одиночества, утраты смысла и т.д. («милость»). И в то же время он имеет в виду духовное измерение, отношения этого человека с Богом, его духовную ответственность («правда»). «Там, где происходит встреча духовного и экспериментального, возникает точка экзистенциальной заостренности, в которой человек имеет шанс проявиться, стать самим собой. <…> Федор Ефимович призывает христианского психолога совмещать эти полюса – правды и милости в психотерапии», – сказала Гросицкая.

По ее словам, автор книги убедительно показывает, что «духовное не порабощает, наоборот – оно дает пространство, шанс исцелиться». Это происходит через преображение переживания в молитве: переживание «получает поле свободы», из «хаотичной стихии» оно превращается «в авторское произведение, у него появляется новый язык – и меняется личность переживающего», «человек со всей полнотой его чувств получает право быть самим собой». Ф. Василюк пишет об этом как о «переплавлении душевного в духовное, причем без ухода в спиритуальное, с просветлением самой ткани душевного процесса».

Как меняется в этом случае человек? По мысли автора, изложенной М. Гросицкой, такой человек «выходит за свои пределы – не только к Богу, но и к другим людям – в опыте богослужения или молясь словами святых; он становится субъектом по отношению к своему опыту; … он ставит вопрос о смысле – и в этой точке происходит какой-то загадочный переворот, как в книге Иова, который задает Богу вопрос о смысле страдания, а в результате получает не ответ, а новый вопрос как приглашение к новым отношениям, к изменению». И это дает человеку шанс созреть, преобразиться в «субъект покаяния, который готов дать отчет в своих упованиях, мотивах, ценностях, ограничениях, где он понимает свою малость, недостаточность, делает шаг в никуда, отдавая себя в руки Бога». При этом Василюк подчеркивает, что «покаяние не сводимо к нормативному контролю над своими мотивациями, оно предполагает свободу воли и сознания, и оно высшей целью ставит Встречу и обретение правды. В покаянии человек занят не поиском грехов, как корректор, вылавливающий опечатки, а поиском исправления, поиском себя реального, скрытого грехом от себя самого, от людей и от Бога». Таким образом, смысл синергийной психологии состоит в том, чтобы помочь человеку проделывать этот «путь перемены, путь к смыслу как источнику жизни», заключила ученица автора.

Федор Шаньков – последний аспирант Ф.Е. Василюка, как он представился. В своем выступлении он сделал обзор академического контекста, в котором появилась книга «Переживание и молитва». По его словам, автору в своей книге удалось пригласить к диалогу и представителей научной психологии, недооценивающих проблемы духовности, и тех специалистов, которые с 90-х гг. были подвержены крену в «полное отрицание научной психологии и говорения от лица авторитета старцев и духовных книг». Василюк предлагает «путь тонкой психологической дифференцировки опыта», утверждая, что проблемы развития человека нельзя рассматривать отдельно от духовности. И это получается убедительно, потому что книга написана «из глубокого молитвенного опыта и с глубоким методологическим подходом – она сама как молитва, в том числе и за психологов», отметил Ф. Шаньков. Он считает, что автор в этой книге как бы ведет «диалог в вечности» со своими учителями – Л.С. Выготским, К. Рождерсом, архимандритом Виктором (Мамонтовым), митрополитом Сурожским Антонием, о. Павлом Флоренским.

«Федор Ефимович был настоящим ученым, практиком светской психотерапии и глубоким христианином с настоящей молитвенной жизнью – это редкое сочетание», – продолжил психолог Дмитрий Дроздов. По его словам, это ясно выражено в книге, где «выверенный научный язык и глубокий молитвенный опыт» соединяются в синергии.

Зачем верующему человеку психотерапия? Разве он не получает всю необходимую поддержку в церкви? На эти вопросы часто приходится отвечать христианским психологам. Дроздов напомнил, как относился к подобным вопросам его учитель: он считал, что синергийная психотерапия – это способ «обновить, оживить устоявшееся поле духовной практики», когда, например, молитва, участие в таинствах становятся привычными, отчасти формальными. «С этим можно бороться в том числе и во взаимодействии с психотерапевтом: ты заново ставишь вопросы, заново начинаешь молиться, тупики духовной жизни могут преодолеваться за счет психотерапевтической беседы – светского инструмента. Федор Ефимович совершал это – помогал этому инструменту войти в духовную жизнь человека, вскопать, удобрить эту землю, чтобы ростки молитвы дышали и росли дальше», – сказал психолог. Он подчеркнул, что светский терапевт не всегда может понять верующего клиента, когда тот говорит о духовных проблемах. Но и для христианского терапевта нет «специальной христианской методики»; в первую очередь, важна сама личность терапевта, его собственный опыт, который готов отозваться на переживания клиента. И пример такого глубокого взаимодействия показал Ф.Е. Василюк, что не может не ощущаться при чтении книги, которая способствует «процессу огранки души», как сказала одна из читательниц.

Завершая презентацию, О. Филипповская подробно рассказала о том, как ее муж работал над книгой в течение 15 лет, со времени воцерковления в 1989 г., как весь его жизненный опыт, впечатления, работа с научной литературой, знакомство с опытом зарубежных психологов – все это попадало «в топку размышлений над книгой». Супруга автора выразила благодарность издательству «Смысл» и отдельно – художнику, работавшему над обложкой книги.

Справка:

Федор Ефимович Василюк  (28 сентября 1953 – 17 сентября 2017) – профессор, доктор психологических наук, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии, старший научный сотрудник, председатель Ученого совета факультета «Консультативная и клиническая психология» МГППУ, главный научный сотрудник лаборатории научных основ психотерапии ПИ РАО, главный редактор журнала «Консультативная психология и психотерапия», автор ряда публикаций, в том числе «Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций», «Методологический анализ в психологии», «Переживание и молитва».

Юлия Зайцева

Василюк Ф.Е. «Основы психологического консультирования»

Доброго времени суток, дорогой друг!

Сегодня я представляю Вашему вниманию книгу, которую написал Федор Ефимович Василюк – российский психолог.

При Московском городском психолого-педагогическом университете декан факультета Психологического консультирования.

Работает заведующим кафедрой групповой и индивидуальной психотерапии, профессор кафедры групповой и индивидуальной психотерапии факультета Психологического консультирования МГППУ, кандидат психологических наук.

Друзья, если вам нужны доски для маркера, то оформить свой заказ вы сможете на интернет-ресурсе https://www.osvito.com/. Уверен, вы останетесь довольны соотношением цена-качество и быстротой доставки!

Основы психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии. Курс лекций

Предлагаемый учебный курс по предмету «Основы психокоррекции, психологического консультирования и психотерапии» — это основной курс, который обеспечивает подготовку к изучению психотерапевтических специальных дисциплин, школ, направлений и методик психотерапии.

Цель этого курса систематический обзор консультирования и психотерапии как особой практической и научной отрасли. Курс призван дать систему понятий, представлений и категорий, с помощью которых студенты могут ориентироваться в мире профессиональной психотерапии.

Это представление о месте психотерапии в современной культуре, о соотношении психологии и психотерапии; первичное понятие о методологической специфике психотерапевтического мышления; классификация моделей, видов и психотерапевтических методик, характеристика структурных элементов психотерапевтической ситуации.

Скачать книгу Василюка Ф.Е. «Основы психологического консультирования» Вы сможете ЗДЕСЬ.

Поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях:

 

Комментарии
Вконтакте
FaceBook
Запись имеет метки: Основы психологического консультирования, Василюк Ф. Е.
В этой же рубрике:

Прогнозирование факторов депрессии и тревоги у медсестер, занимающихся психическим здоровьем: количественное перекрестное исследование

Med Arch. 2018 Фев; 72 (1): 62–67.

Константинос Царас

1 Кафедра сестринского дела, Технологический образовательный институт Фессалии, Лариса, Греция

Иоанна В. Папатанасиу

1 Кафедра сестринского дела, Технологический образовательный институт Фессалии

, Виктория

, Греция

2 Кафедра психологии, Межрегиональная академия управления персоналом, Украина, Киев, Украина

Антигони Панагиотопулу

3 Детский сад, больница «Эджинишн», Первая психиатрическая клиника, Афинский университет, Афины, Греция.

Мария Александра Кацу

4 Заболевания верхнего отдела живота, Больница Каролинского университета, Стокгольм, Швеция

Марта Келеси

5 Кафедра сестринского дела, Технологический образовательный институт Афин, Афины, Греция

Эвангелос C.

Fradelos

6 Психиатрическое отделение, Афинская больница болезней грудной клетки «Сотирия», Отделение сестринского дела, Университет Пелопоннеса, Спарта, Греция

1 Отделение медсестер, Технологический образовательный институт Фессалии, Лариса, Греция

2 Кафедра психологии Межрегиональной академии управления персоналом, Украина, Киев, Украина

3 Детский сад, больница «Эгинишн», Первая психиатрическая клиника, Афинский университет, Афины, Греция.

4 Заболевания верхнего отдела живота, Больница Каролинского университета, Стокгольм, Швеция

5 Кафедра сестринского дела, Технологический образовательный институт Афин, Афины, Греция

6 Психиатрическое отделение, Афинская больница общей грудной клетки «Сотирия», факультет сестринского дела, Университет Пелопоннеса, Спарта, Греция

Автор для переписки: Евангелос К. Фраделос, Евдоксу 12-14, Афины, Греция, Телефон: +306946228458, ORCID ID: http: // www. orcid.org/: 0000-0003-0244-9760, электронная почта: [email protected]

Получено 10 декабря 2017 г .; Принято 25 января 2018 г. Коммерческая лицензия (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), которая разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Реферат

Введение

Профессия медсестры считается одной из самых стрессовых и эмоционально сводящих с ума профессий. Широко признано, что многие медсестры испытывают тревогу и депрессию из-за своей профессии.

Цель

Целью этого исследования была оценка распространенности и связанных с ними факторов депрессии и тревоги среди медсестер психиатрических больниц, работающих в государственных психиатрических больницах, с целью выявления независимых предикторов риска психических расстройств.

Материалы и методы

Было проведено описательное перекрестное исследование, в котором приняли участие 110 медсестер, работающих в государственных психиатрических больницах Греции. Опросник по состоянию здоровья пациента-2 (PHQ-2) и опросник по генерализованному тревожному расстройству-2 (GAD-2) вместе с листом с основными демографическими, социальными и рабочими характеристиками, включая пол, возраст, семейное положение, уровень образования, работу опыт работы медсестрой, рабочее место и смены использовались в качестве инструмента для сбора данных.

Результаты

Средний возраст медсестер составлял 42,64 года (стандартное отклонение = 5,87 года), а стаж работы по уходу — 15,73 года (стандартное отклонение = 5,64 года). Большинство участников составляли 64,5% женщин, 59,1% замужних и 53,6% медсестер, 48,2% из них имели высшее образование. Было обнаружено, что очень большой процент людей классифицируется как депрессивный (52,7%) и тревожный (48,2%), а факторами, которые, как выяснилось, были связаны, были возраст, семейное положение и уровень образования (для депрессии и тревожности) и опыт работы (только для депрессии).

Выводы

Медсестры, занимающиеся психическим здоровьем, подвергаются высокому риску развития психических расстройств, таких как депрессия и тревога. Одинокий, разведенный или вдовец, пожилой, многолетний опыт работы и высшее образование может быть предиктором факторов, связанных с депрессией и тревогой у медсестер по психическому здоровью.

Ключевые слова: Депрессия, Беспокойство, Психическое здоровье, Медперсонал, Психиатрическая больница

1. ВВЕДЕНИЕ

Депрессия и тревога считаются наиболее частыми психическими расстройствами в жизни человека (1, 2).По данным ВОЗ, депрессия и тревожные расстройства имеют тенденцию к увеличению в разных странах мира. В современных условиях человеческого развития они связаны с тяжелыми последствиями и, следовательно, влияют не только на качество жизни и социальное функционирование человека, но даже способствуют росту социальных проблем и экономических потерь (3, 4).

Среди широкого круга проблем, связанных с этой проблемой, особого исследования требует вопрос определения факторов, прогнозирующих депрессию и тревогу (5).Многоаспектный характер проявлений депрессивных и тревожных расстройств в современных условиях развития общества приводит к тому, что до сих пор нет единого мнения относительно определения факторов прогнозирования.

Большинство ученых связывают личностные факторы психического здоровья с гармонией, душевным равновесием, творчеством, интеграцией личности и смысловой регуляцией жизни, духовностью, нравственными и социальными принципами, способностью к самоактуализации, которая ориентирована на смысл жизни. (6-12).Психо-образовательная когнитивно-поведенческая терапия с использованием Интернета для профилактических вмешательств, поэтапные вмешательства являются наиболее часто используемыми профилактическими вмешательствами при депрессии, и они были реализованы во многих странах (13, 14).

В то же время анализ научной литературы показал, что система развития, сохранения и поддержания психического здоровья сотрудников психиатрических учреждений в процессе профессиональной деятельности недостаточно развита (15, 16).Взаимосвязь специфики профессионального, социо-аксиогенеза как условия полноценного развития личности медсестры требует особого внимания. Понятие «психическое здоровье» определяется как интегративная характеристика социального, психофизиологического, личностного и духовного уровней развития человека, которая открывает путь к полной реализации его / ее внутреннего и социального потенциала в направлении социального и морального выбора ( 16). Изучение особенностей развития психического здоровья медицинских сестер в психиатрических учреждениях также требует изучения их возрастных, гендерных, социально-психологических и индивидуально-личностных характеристик в условиях определенной мезо- и микросоциальной среды.Выявление связанных факторов, которые могут предсказать депрессию и беспокойство медсестер в психиатрических учреждениях, будет способствовать лучшему пониманию механизмов их психического здоровья. В то же время он будет полезен для определения индивидуального подхода к оценке, анализу, прогнозированию и созданию благоприятных условий психического здоровья не только для медсестер, но даже и для их пациентов (17, 18). Поэтому мы хотим подчеркнуть актуальность обозначенной проблемы в сегодняшних условиях (поэтому актуальность обозначенной проблемы в сегодняшних условиях становится наиболее актуальной).Цель этого исследования заключалась в оценке распространенности и связанных с ними факторов депрессии и тревоги среди медсестер психиатрических больниц, работающих в государственных психиатрических больницах, с целью выявления независимых предикторов риска психических расстройств.

2. МЕТОДЫ

2.1. ПЛАН ИССЛЕДОВАНИЯ И ВЫБОРКА

В этом исследовании использовался описательный, перекрестный план исследования. Исходным населением были все медсестры психиатрического профиля, работавшие в государственных психиатрических больницах Греции.Выборка состояла из 110 медсестер по психическому здоровью, которые были случайным образом отобраны из двух государственных психиатрических больниц в Афинах, столице Греции. При наборе выборки использовалась процедура стратифицированной случайной выборки для каждой больницы. Размер выборки составляет примерно 10% медсестер исходного населения. Процент ответивших составил 73,3% (110 анкет из 150). Медсестры были выбраны по следующим критериям: (1) быть медсестрой или помощником медсестры, непосредственно работающей с пациентами, (2) иметь опыт работы медсестрой не менее 1 года, (3) иметь адекватное знание греческого языка и удовлетворительный уровень общение и (4) согласие на участие в исследовании.Сбор данных для исследования проводился с 1 апреля по 31 мая 2017 г. Местные комитеты по этике одобрили протокол исследования.

2.2. ПРИБОРЫ ДЛЯ ОЦЕНКИ

Анкета здоровья пациента-2 (PHQ-2) и анкета по генерализованному тревожному расстройству-2 (GAD-2) были выпущены в качестве сверхкоротких инструментов скрининга депрессии и тревоги, пригодных для использования в эпидемиологических исследованиях. PHQ-2 включает два вопроса, и было обнаружено, что он обладает хорошей чувствительностью и специфичностью для выявления депрессивных расстройств (19).Аналогичным образом, анкета GAD-2, состоящая из двух вопросов, по-видимому, имеет приемлемую точность для выявления генерализованной тревоги, паники, социальной тревожности и посттравматического стрессового расстройства (20). В обеих анкетах каждый вопрос требует, чтобы респонденты оценили по четырехбалльной шкале от «0 = совсем нет» до «3 = почти каждый день». Общие баллы PHQ-2 и GAD-2 рассчитываются путем сложения баллов за два вопроса, в результате чего получается диапазон от 0 до 6 для каждого вопросника, причем более высокий балл указывает на более серьезное психическое расстройство. Согласно анализу кривой рабочих характеристик приемника, оптимальная точка отсечки ≥ 3 как по шкале PHQ-2, так и по шкале GAD-2 (11, 21). В учреждениях первичной и вторичной медико-санитарной помощи ультракороткие инструменты могут использоваться в качестве метода начального скрининга.

Были собраны основные демографические, социальные и рабочие характеристики, включая пол, возраст, семейное положение, уровень образования, опыт работы медсестрой, рабочее место и смену.

2.3. СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Для демонстрации характеристик медсестер (независимые переменные) представлены средние значения и стандартные отклонения для непрерывных данных, а также частоты и проценты для категориальных данных.Случаи депрессии и тревоги использовались в качестве результатов (зависимых переменных) исследуемых корреляций. Отношение шансов с 95% доверительным интервалом использовалось в качестве меры ассоциации. Связи между потенциальными прогностическими детерминантами и исходами были изучены с использованием одномерного логистического регрессионного анализа. Предикторы, однозначно связанные с исходом (p-значение <0,10), были включены в модель многомерной логистической регрессии. Подгонка многомерной модели оценивалась с помощью критерия согласия Хосмера-Лемешоу.Все указанные значения p были двусторонними, а значение p менее 0,05 считалось статистически значимым. Статистические данные эмпирических данных исследования обрабатывались с помощью IBM SPSS for Windows (версия 21.0, SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США).

3. РЕЗУЛЬТАТЫ

3.1. ХАРАКТЕРИСТИКИ ВЫБОРКИ

Средний возраст медсестер составлял 42,64 года (стандартное отклонение = 5,87 года), а стаж работы по уходу — 15,73 года (стандартное отклонение = 5,64 года). Большинство участников составляли 64,5% женщин, 59,1% замужних и 53 помощника медсестры.6%, 48,2% из них имеют высшее образование. показывает демографические, социальные и рабочие данные респондентов.

Таблица 1.

Характеристики медсестер по психическому здоровью (n = 110).

9015% Женский (64. 5%)
Характеристики n (%)
Пол
Мужской 39
Возраст (лет), среднее ± ст. разработчик 42,64 ± 5,87
Семейное положение
В браке 65 (59,1%)
Холост ced 15 (13,6%)
Уровень образования
Средняя школа 57 (51.8%)
Университет / Технический университет 35 (31,8%)
Аспирантура 18 (16,4%)
Опыт работы в сестринском деле (лет), среднее ± ст. . разработчик 15,73 ± 5,64
Рабочее положение
Помощник медсестры 59 (53,6%)
Медсестра 41 9015.3%)
Начальник отдела 10 (9,1%)
Сдвиг
Повернутый 95 (13,6%)

3,2. ДЕПРЕССИЯ И ТРЕВОГА В МЕДСЕСТРАХ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Общие баллы по учебным шкалам представлены в. Средний общий балл PHQ-2 и GAD-2 составил 2,57 (SD = 1,82) и 2.66 (SD = 1,90) соответственно. Согласно пороговым значениям депрессии (оценка PHQ-2 ≥ 3) и тревоги (оценка GAD-2 ≥ 3), высокий процент медсестер по психическому здоровью подвергался риску психического расстройства. Метод скрининга показал распространенность депрессии 52,7% (58/110) и тревожности 48,2% (53/110).

Таблица 2.

Шкалы PHQ-2 и GAD-2 у медсестер по охране психического здоровья (n = 110).

5 PHQ40 = Опросник здоровья пациента GAD = Генерализованное тревожное расстройство
Весы n (%)
PHQ-2 (общий балл), среднее ± ст.разработчик 2,57 ± 1,82
≥3 (наличие депрессии) 58 (52,7%)
<3 (отсутствие депрессии) 52 (47,3%)
GAD140 -2 (общий балл), среднее ± ст. разработчик 2,66 ± 1,90
≥3 (наличие тревоги) 53 (48,2%)
<3 (отсутствие тревоги) 57 (51,8%)

3.3. ФАКТОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ДЕПРЕССИЕЙ

Одномерный анализ показал, что факторами, связанными с усилением симптомов депрессии у медсестер по психическому здоровью, являются возраст, семейное положение, уровень образования, опыт работы медсестрой и место работы. Примерные отношения шансов представлены в.

Таблица 3.

Связь между характеристиками и депрессией у психиатрических медсестер (n = 110).

лет) 9015 50 (52,6%) * p <0,10 ** p <0,05 COR = грубое отношение шансов AOR = скорректированное отношение шансов
Характеристики Депрессия (PHQ-2 ≥ 3) COR (95% ДИ) AOR (95% ДИ)
Да (n = 58) Нет (n = 52 )
Пол
Мужской (контрольная группа) 21 (53. 8%) 18 (46,2%) 1
Женский 37 (52,1%) 34 (47,9%) 0,93 (0,43, 2,04)
44,69 ± 6,04 40,35 ± 4,77 1,15 (1,07, 1,24) ** 1,13 (1,00, 1,26) **
Семейное положение
Женат (контрольная группа) 25 (38.5%) 40 (61,5%) 1 1
Одиночный 20 (66,7%) 10 (33,3%) 3,20 (1,29, 7,94) ** 30152 10 (2,83, 37,46) **
В разводе / вдове 13 (66,7%) 2 (13,3%) 10,40 (2,16, 50,01) ** 10,21 (1,74, 59,80) **
Уровень образования
Средняя школа (контрольная группа) 23 (40. 4%) 34 (59,6%) 1
Университет / технический университет 23 (65,7%) 12 (34,3%) 2,83 (1,18, 6,80) **
Аспирантура 12 (66,7%) 6 (33,3%) 2,96 (0,97, 9,01) *
Опыт работы в сестринском деле (лет) 17,7152 13,52 ± 5,39 1.17 (1,07, 1,26) ** 1,16 (1,02, 1,32) **
Рабочее положение
Помощник медсестры (справочная группа) 9015 40,7%) 35 (59,3%) 1 1
Медсестра 28 (68,3%) 13 (31,7%) 3,14 (1,36, 7,26) ** (1. 03, 8.34) **
Начальник отдела 6 (60.0%) 4 (40,0%) 2,19 (0,56, 8,59) 0,68 (0,11, 4,29)
Сдвиг
45 (47,4%) 1
Утро 8 (53,3%) 7 (46,7%) 1,03 (0,35, 3,06)
Данные показаны в виде n (%) для категориальных переменных или среднего ± st. разработчик для непрерывных переменных.
Тест Хосмера-Лемешоу: p = 0,829 Скорректированный Nagelkerke R 2 = 46,5% Общая прогностическая способность = 78,2%

Для прогнозирования возможности была проведена пошаговая логистическая регрессия (обратный метод, основанный на максимальной вероятности). депрессии с использованием значимых факторов из одномерного анализа. После двух этапов окончательная модель включала следующие четыре значимых предиктора риска депрессии: возраст, семейное положение, опыт работы медсестрой и рабочее место.Скорректированные отношения шансов представлены в. В частности, риск развития депрессии увеличивался на 13% за каждый год взросления и на 16% за каждый год продолжительного стажа работы медсестрой. Кроме того, у одиноких и разведенных / овдовевших медсестер, занимающихся психическим здоровьем, вероятность развития депрессивного расстройства в 10,30 и 10,21 раза выше, чем у замужних медсестер. Кроме того, медсестры в 2,93 раза чаще, чем помощники медсестер, подвергались риску депрессии, но не было обнаружено значительных различий с руководителями отделений.Многопараметрическая модель в целом объяснила 46,5% дисперсии риска депрессии и правильно классифицировала 78,2% случаев. Согласно тесту Хосмера-Лемешоу, данные идеально соответствуют модели (p = 0,829).

3.4. ФАКТОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ТРЕВОЖНОСТЬЮ

Был проведен простой и множественный логистический регрессионный анализ для изучения взаимосвязи между тревожностью и характеристиками психиатрических медсестер. представлены как грубые, так и скорректированные отношения шансов. Результаты одномерного анализа показали, что возраст, семейное положение, уровень образования, опыт работы медсестрой и должность значительно коррелировали с риском тревожности.После трех этапов многофакторного анализа (пошаговый с обратным методом) возраст, семейное положение и уровень образования, но не опыт работы медсестрой и рабочее место, стали значимыми предикторами повышенных симптомов тревожности. Возраст медсестер был положительным предиктором тревожного расстройства. В частности, риск развития тревожности увеличивался на 11% на каждый год роста. Кроме того, у одиноких медсестер по психическому здоровью в 4,63 раза выше риск развития тревожного расстройства по сравнению с замужними медсестрами, но не было обнаружено значительной разницы с разведенными или овдовевшими медсестрами.Кроме того, интересным открытием является то, что медсестры с высшим образованием и медсестры с последипломным образованием с большей вероятностью (в 3,44 раза и 4,24 раза соответственно) имели повышенные симптомы тревоги по сравнению с медсестрами среднего образования. Эта модель, по-видимому, объясняет 26,9% вариабельности тревожного расстройства и может правильно классифицировать 70,0% исследуемых случаев. Наконец, многомерная модель соответствовала идеально (p = 0,854).

Таблица 4.

Связь между характеристиками и тревогой у медсестер по охране психического здоровья (n = 110).

6 (40,0%) %) Повернутый (контрольная группа) <0,10 ** p <0,05 COR = общее отношение шансов AOR = скорректированное отношение шансов
Характеристики Тревога (GAD-2 ≥ 3) COR (95% CI) AOR (95% CI)
Да (n = 53) Нет (n = 57 )
Пол
Мужской (контрольная группа) 17 (43,6%) 22 (56,4%) 36 (50,7%) 35 (49.3%) 1,33 (0,61, 2,92)
Возраст (лет) 44,15 ± 6,22 41,23 ± 5,18 1,09 (1,02, 1,17) ** 1,11 (1,03, 1,23, 1,2 ) **
Семейное положение
Женат (контрольная группа) 25 (38,5%) 40 (61,514%) 1
Одиночный 19 (63. 3%) 11 (36,7%) 2,76 (1,13, 6,76) ** 4,63 (1,57, 13,65) **
В разводе / вдове 9 (60,015%) 2,40 (0,76, 7,56) 1,81 (0,53, 6,23)
Уровень образования
Старшая школа (контрольная группа) 19 (контрольная группа) 38 (66,7%) 1 1
Университет / Технический университет 21 (60.0%) 14 (40,0%) 3,00 (1,25, 7,18) ** 3,44 (1,31, 9,04) **
Аспирантура 13 (72,2%) 5 (27,8%) 5,20 (1,62, 16,74) ** 4,24 (1,20, 15,03) **
Стаж работы в сестринском деле (лет) 17,08 ± 4,96 14,47 ± 5,99 1,09 (1,02, 1,17) **
Рабочее положение
Помощник медсестры (контрольная группа) 20 (33. 9%) 39 (66,1%) 1
Медсестра 26 (63,4%) 15 (36,6%) 3,38 (1,47, 7,78) **
Начальник отдела 7 (70,0%) 3 (30,0%) 4,55 (1,06, 19,51) **
Сдвиг 44 (46.3%) 51 (53,7%) 1
Утро 9 (60,0%) 6 (40,0%) 1,74 (0,57, 5,27)
Данные представлены в виде n (%) для категориальных переменных или среднего ± st. разработчик для непрерывных переменных.
Тест Хосмера-Лемешоу: p = 0,854 Скорректированный Nagelkerke R 2 = 26,9% Общая прогностическая способность = 70.0%

4. ОБСУЖДЕНИЕ

Целью этого исследования было изучить распространенность депрессии и тревожности среди медсестер, занимающихся психическим здоровьем, и важность связанных факторов, таких как возраст, уровень образования, опыт работы, для развития такие расстройства. В целом, очень большой процент людей был классифицирован как депрессивный (52,7%) и тревожный (48,2%), а факторы, которые оказались связаны, включали возраст, семейное положение и уровень образования (для депрессии и тревожности) и опыт работы (только для депрессии). ).Сфера здравоохранения характеризуется как одна из самых напряженных и эмоционально требовательных сфер работы (22), и особенно медсестры, которые постоянно подвергаются различным стрессовым ситуациям, таким как боль, смерть, горе и конфликты. Это может привести к возникновению беспокойства, негативных эмоций и депрессивных симптомов (23, 24). Кроме того, уровень и распространенность тревожности и депрессии в Греции растет с годами, особенно после 2009 года, когда начался финансовый кризис. Более того, сокращение количества новорожденных и нехватка медперсонала, возникшие в результате этого кризиса, могли усилить факторы стресса в медицинских учреждениях.Это может частично объяснить высокий уровень депрессии и тревоги среди наших участников (25, 26). Психиатрические отделения считаются очень стрессовым отделением, а условия работы могут быть очень безумными, что заставляет медперсонал, работающий там, испытывать высокий уровень рабочего стресса, депрессивные и тревожные симптомы, а также высокий уровень выгорания (17, 27-29) . В то время как другие исследования показали, что продолжительный стресс в таких отделениях часто может привести медсестру к попыткам самоубийства (30). По нашим результатам почти 50% участников испытывают симптомы тревоги и депрессии. В предыдущем исследовании было обнаружено, что существует сильная связь между депрессией и тревогой, и медсестры, которые сообщали о повышенном уровне тревожности, также сообщали о депрессии, факт, подтверждающий сосуществование этих двух расстройств (31).

В недавнем исследовании, проведенном на Тайване, в котором участвовали 156 психиатрических медсестер, уровень депрессии, который считается умеренным для всей выборки, а 15,6% психиатрических медсестер имели отчетливо подавленное настроение (32). 15,6% может быть ниже по сравнению с нашим выводом, да, это примечательно.Аналогичные результаты были получены в Греции в исследовании, проведенном Папатанасиу (24), в котором приняли участие 240 медицинских работников, большинство из которых были медсестрами (n = 183). Более конкретно, процент тех, кто считает себя подавленным и тревожным, составил 14,20% и 17,60% соответственно (24). Разнообразие классификации депрессивных уровней можно объяснить с помощью различных психометрических инструментов, которые используются для оценки депрессии. Предыдущие исследования медперсонала показали, что медсестры демонстрируют более высокий уровень тревожности, соматизации и социальной дисфункции среди других психиатрических проблем, а тревога и депрессия являются наиболее распространенными среди них (33).Высокая распространенность депрессии и тревожности подтверждает результаты предыдущих исследований, проведенных в разных отделениях и в разных культурах, которые выявили универсальность фактора стресса, трудностей и эмоциональных требований, с которыми сталкиваются медсестры (34). По данным Firth-Cozens et al. (35), по крайней мере, 1/3 среднего медперсонала испытывает высокий уровень профессионального стресса с самого начала своей карьеры и подвержена психическим расстройствам. Кроме того, у психиатров и медсестер самые высокие показатели самоубийств среди различных профессий.Эти результаты могут быть подтверждены нашими результатами, а также недавним исследованием, проведенным медсестрами в Гонконге, из которых 35,8% и 37,3% испытывали депрессию и тревогу соответственно (36).

Что касается факторов, связанных с тревогой и депрессией у медсестер, занимающихся психическим здоровьем, мы обнаружили, что такие расстройства могут развиваться как возраст, образовательный статус, опыт работы. Этот вывод согласуется с предыдущими национальными и международными исследованиями, проведенными среди медсестер (23, 37-38).Таким образом, подкрепляются предположения о том, что различные демографические факторы, образовательный статус и предполагаемая поддержка медсестер могут быть связаны с состоянием психического здоровья (22). Кроме того, мы заметили, что депрессия и тревога усиливаются с возрастом. В предыдущем исследовании, проведенном в Греции, в ходе которого изучался уровень тревожности медсестер, работающих в NHS, было обнаружено, что тревожность и возраст действительно имеют положительную корреляцию (38). Эти результаты построены на существующей литературе. Результаты нескольких международных исследований, в которых утверждается, что возраст является защитным фактором, а молодые медсестры, по-видимому, более склонны к депрессии и тревоге (36, 39-40), могут быть связаны с тем, что медсестры более старшего возраста более опытны, поэтому они меньше испытывают стресса, связанного с работой. , они могут получать возрастающую социальную поддержку со стороны супруга или детей, что может быть фактором защиты от психосоциальных проблем (22, 37).

Кроме того, что касается образовательного статуса, наши данные показывают, что выпускники университетов и те, кто имеет ученую степень, с большей вероятностью страдают депрессией и тревогой на уровне 3,44 и 4,24 соответственно. В исследовании, проведенном в Китае в 2012 году, в котором приняли участие 1437 медсестер, было обнаружено, что действительно высшее образование может быть фактором, связанным с депрессией и тревогой среди медсестер (37). В целом такие результаты согласуются с существующей международной литературой (41) и могут быть объяснены ответственностью, которая может быть источником стресса, и она возрастает вместе с уровнем образования.Более того, медсестры с высшим образованием обычно имеют большие надежды на свою профессию и могут испытывать разочарование, когда испытывают недостаток прогресса или улучшений в клинической практике (42). Таким образом, могут возникнуть симптомы депрессии и тревоги.

С другой стороны, смены пола и смены пола не были связаны с депрессией и тревогой. Предыдущие исследования подтверждали, что пол может быть важным фактором развития депрессии и тревоги. В исследовании, проведенном в 2011 году Uwaoma et al (43), медсестры, работающие в различных отделениях, обнаружили, что женщины испытывают больше беспокойства, чем мужчины.К таким же выводам пришли и Kourakos et al. (38) и Караникола и др. (44), в исследованиях, проведенных в Греции среди медсестер NHS. Что касается чередующихся смен, наш вывод подкрепляет выводы очень большого исследования, в котором участвовали 1437 медсестер, и они не обнаружили никакой связи между ночной сменой и депрессией и тревогой (37). Согласно имеющейся литературе, медсестры, работающие в смену или в ночную смену, нуждаются в особом внимании и частом медицинском осмотре, поскольку они считаются подверженными высокому риску воздействия на здоровье (45).Среди прочего, ночные смены медсестер были связаны с плохим психологическим благополучием и качеством жизни, меньшим удовлетворением от работы и повышенным уровнем выгорания, повышенным уровнем депрессии, беспокойства и стресса, снижением устойчивости и негативным копингом (46–49).

Ограничения исследования: Исследование имеет некоторые ограничения. Во-первых, выборка невысокая. Однако это исследование проводилось на определенной популяции медсестер, работающих в психиатрических больницах Греции.Наконец, перекрестное исследование не дает статистической информации о вариациях, которые может иметь это расстройство во времени. Кроме того, самоуправляемые психометрические инструменты не могут заменить клиническое интервью, проводимое специализированным психиатром.

Сильные стороны исследования: Как уже указывалось, существует не так много литературы, в которой оценивается распространенность депрессии и тревоги среди медсестер, занимающихся психическим здоровьем, а также связанные с ними факторы. Таким образом, менеджеры по сестринскому делу, а также медперсонал могут знать и распознавать факторы, связанные с депрессией и тревогой, и то, как они связаны.

5. ВЫВОДЫ

Подводя итог, можно сказать, что у значительного числа медсестер по психическому здоровью, участвовавших в исследовании, были повышенные уровни депрессии и тревоги. Депрессия и тревога были хорошо изучены и хорошо задокументированы на протяжении многих лет как на национальном, так и на международном уровне среди населения в целом, а также среди медсестер. Настоящее исследование проводится на особой популяции медсестер, работающих в двух из трех оставшихся психиатрических больниц греческого NSH. Социально-демографические и профессиональные переменные, за исключением возраста, уровня образования и опыта работы, похоже, не влияют на распространенность депрессии и тревожности.Почти 50% респондентов имеют активную симптоматику депрессии и тревоги, а во многих случаях и то и другое, статистику, которую следует улучшить, чтобы избежать дополнительных проблем со здоровьем, которые могут привести к отсутствию на работе и низкому качеству оказываемой помощи пациентам.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить всех медсестер, принявших участие в исследовании.

Вклад авторов

KT, IP, MK и EF разработали исследование и написали первоначальный проект рукописи. VV, AP, MAK и MK внесли свой вклад в анализ и интерпретацию данных и помогли в подготовке рукописи. KT, IP, MK, VV, AP, MAK и EF рассмотрели и одобрили окончательную версию рукописи.

Конфликт интересов

не заявлено.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Василюк Ф.Е. Влияние молитвы на смысловую работу переживания у Василюк Ф.Е. Консультативная психология и психотерапия. 2005; 3: 51–74. [Google Scholar]

3. Бех ID. Воспитание личности: Восхождение к духовности: науки.2006. издание / И.Д. Бех.К.Лыбидь.

4. Кроенке К., Спитцер Р.Л., Уильямс Дж. Б.. Опросник здоровья пациента-2: валидность теста на депрессию, состоящего из двух пунктов. Med Care. 2003. 41 (11): 1284–92. [PubMed] [Google Scholar]

6. Боришевский М.Ю. Дорога к себе: от основ субъективности к вершинам духовности: Монография: МИ. Боришевский К. Academic 2010.

7. Видигер Т.А., Кларк Л.А. К DSM — V и классификации психопатологии. Psychol Bull. 2000. 126 (6): 946–63. [PubMed] [Google Scholar] 8.Братус Б. , Дэвис Х. Орландо: Пол М. Дойч Пресс; 1990. Аномалии личности. [Google Scholar] 9. Cuijpers P, Smit EFE, Beekman ATF. Профилактика депрессии. Psychologie en Gezondheid. 2010. 38 (1): 28–35. [Google Scholar] 10. Хаммен С., Уоткинс Э. 2. Лондон: Психология Пресс / Тейлор и Фрэнсис; 2008. Депрессия. [Google Scholar] 11. Кроенке К., Спитце Р.Л., Уильямс Дж. Б., Лёве Б. Шкалы соматических, тревожных и депрессивных симптомов в вопроснике о состоянии здоровья пациента: систематический обзор. Gen Hosp Psychiatry.2010. 32 (4): 345–34. [PubMed] [Google Scholar] 12. Вудс П. Подходы к оценке рисков и управлению психиатрическими учреждениями. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2013. 20 (9): 807–13. [PubMed] [Google Scholar]

14. Франкл В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. М. Прогресс. 1990.

15. Mckenna SP. Шкала качества жизни при депрессии (QLDS): адаптация и оценка психометрических свойств норвежской версии. Северный журнал психиатрии. 2004. 58 (6): 439–46. [PubMed] [Google Scholar] 17.Папатанасиу IV, Царас К. , Клейсиарис К.Ф., Фраделос Э.К., Цалоглиду А., Дамигос Д. Тревога и депрессия у персонала психических единиц: роль выгорания. Adv Exp Med Biol. 2017; 987: 185–97. [PubMed] [Google Scholar] 19. Kroenke K, Spitzer RL, Williams JB. Опросник здоровья пациента-2: валидность теста на депрессию, состоящего из двух пунктов. Med Care. 2003. 41 (11): 1284–92. [PubMed] [Google Scholar] 20. Kroenke K, Spitzer RL, Williams JB, Monahan PO, Löwe B. Тревожные расстройства в первичной медико-санитарной помощи: распространенность, нарушения, сопутствующие заболевания и выявление.Ann Intern Med. 2007. 146 (5): 317–25. [PubMed] [Google Scholar] 21. Löwe B, Wahl I, Rose M, Spitzer C, Glaesmer H, Wingenfeld K, Schneider A, Brähler E. 4-х позиционная мера депрессии и тревоги: валидация и стандартизация Опросника здоровья пациента-4 (PHQ-4) в население в целом. J влияют на Disord. 2010. 122 (1-2): 86–95. [PubMed] [Google Scholar] 22. Фраделос Э., Мпелегринос С., Мпаро С., Вассилопулу С., Аргиру П., Цирони М., Теофилу П. Синдром выгорания влияет на качество жизни медсестер: вклад воспринимаемой социальной поддержки.Прогресс в науках о здоровье. 2014; 4 (1): 102. [Google Scholar] 23. Органопулу М., Цирони М., Маллиару М., Аликари В., Зига С. Исследование тревожности и эмоционального истощения у медицинского и медперсонала государственных больниц Пелопоннеса. Международный журнал заботливых наук. 2014. 7 (3): 799–808. [Google Scholar] 24. Папатанасиу IV. Психические последствия, связанные с работой: последствия выгорания для состояния психического здоровья среди медицинских работников. Acta Inform Med. 2015; 23 (1): 22–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25.Simou E, Koutsogeorgou E. Влияние экономического кризиса на здоровье и здравоохранение в Греции в литературе с 2009 по 2013 год: систематический обзор. Политика здравоохранения. 2014; 115 (2-3): 111–9. [PubMed] [Google Scholar] 26. Эконому М., Мадианос М., Пеппу Л. Э., Пателакис А., Стефанис С. Н.. Большая депрессия в эпоху экономического кризиса: повторение межсекторального исследования по Греции. J влияют на Disord. 2013; 145 (3): 308–14. [PubMed] [Google Scholar] 27. Ханниган Б., Эдвардс Д., Койл Д., Фотергилл А., Бернард П.Выгорание у медсестер по охране психического здоровья в общине: результаты исследования стресса во всем Уэльсе. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2000. 7 (2): 127–34. [PubMed] [Google Scholar] 28. Килфеддер CJ, Power KG, Wells TJ. Выгорание в психиатрической больнице. J Adv Nurs. 2001. 34 (3): 383–96. [PubMed] [Google Scholar] 29. Ли Дж. Стресс на работе, преодоление трудностей и восприятие состояния здоровья медсестрами первичной медико-санитарной помощи Гонконга. Int J Nurs Pract. 2003. 9 (2): 86–91. [PubMed] [Google Scholar] 30. Помпили М., Ринальди Дж., Лестер Д., Жирарди П., Руберто А., Татарелли Р.Безнадежность и риск суицида возникают у психиатрических медсестер, страдающих выгоранием и использующих определенные защитные механизмы. Arch Psychiatr Nurs. 2006. 20 (3): 135–43. [PubMed] [Google Scholar] 31. Ван С.М., Лай Ц.Ю., Чанг Ю.Й., Хуанг Ц.Й., Заушневский Я. А., Ю. Ц. Взаимосвязь рабочего стресса, находчивости и уровня депрессии у психиатрических медсестер. Архивы медсестры. 2015; 29 (1): 64–70. [PubMed] [Google Scholar] 32. Gesouli-Voltyraki E, Marneras C, Charisi E, Kostopoulou S, Alverti V, Chatzitheodorou S, Mantzorou M.Оценка психического здоровья старших медсестер. Межнаучное здравоохранение. 2012; 4 (3): 121–7. [Google Scholar] 33. Шмидт С.Г., Дихтер М., Палм Р., Хассельхорн Х.М. Дистресс, испытываемый медсестрами в ответ на непростое поведение жителей, — данные немецких домов престарелых. Журнал клинического сестринского дела. 2012; 21 (21-22): 3134–42. [PubMed] [Google Scholar] 34. Беннетт П., Лоу Р., Мэтьюз В., Дурали М., Таттерсолл А. Стресс у медсестер: преодоление трудностей, управленческая поддержка и потребность в работе. Стресс и здоровье. 2001. 17 (1): 55–63.[Google Scholar] 35. Ферт-Козенс Дж., Пейн Р.Л. Чичестер: John Wiley and Sons Ltd; 1999. Стресс у медицинских работников: психологические и организационные причины и вмешательства. [Google Scholar] 36. Cheung T, Yip PSF. Депрессия, тревога и симптомы стресса среди медсестер Гонконга: перекрестное исследование. Int J Environ Res Public Health. 2015; 12 (9): 11072–11100. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Гао YQ, Пан BC, Sun W, Wu H, Wang JN, Wang L. Симптомы тревоги среди китайских медсестер и связанные с ними факторы: перекрестное исследование.BMC Psychiatry. 2012; 12 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Куракос Дж. М., Кафкия В., Танаса П. Г., Килудис Г. П., Статхару К. А., Реклити Д. М., Сариди Дж. М.. Греческая национальная система здравоохранения (NHS): исследование ощущаемого стресса у медперсонала. Трибуна Асклепия. 2012. 11 (4): 563–76. [Google Scholar] 39. Васконселос Э.М., Де Мартино MMF. Предикторы депрессивных симптомов у медсестер отделения интенсивной терапии. Escola Анна Нери. 2017; 21 (3): e20170031. [Google Scholar] 40. Юн С.Л., Ким Дж. Х. Связанный с работой стресс, эмоциональный труд и симптомы депрессии у корейских медсестер.J Nurs Scholarsh. 2013. 45 (2): 169–76. [PubMed] [Google Scholar] 41. Нурози Тебризи К., Кавари Ш. Исследование распространенности депрессии среди медсестер и ее эффективных факторов в больнице шираз намази. Европейская психиатрия. 2011; 26: 640–2011. [Google Scholar] 42. Алилу Л., Заманзаде В., Вализаде Л., Хабибзаде Х., Гиллеспи М. Исследование обоснованной теории намерения медсестер оставить профессию. Преподобный Лат Ам Энфермагем. 2017; 25: e2894. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Уваома, Северная Каролина, Оби-Нвосу, Х., Агуоча, HCP.Влияние пола и отделения больницы на беспокойство медсестер. Азиатский журнал деловых и управленческих наук. 2011; 1 (4): 48–53. [Google Scholar] 44. Караникола М.Н., Папатанассоглу Э.Д., Калафати М., Статопулу Х. Изучение связи между профессиональным взаимодействием и эмоциональным дистрессом медперсонала отделения интенсивной терапии. Dimension Crit Care Nurs. 2012; 31 (1): 37–45. [PubMed] [Google Scholar] 45. Ферри П., Гуади М., Марчеселли Л., Балдуцци С., Маньяни Д., Ди Лоренцо Р. Влияние сменной работы на психологическое и физическое здоровье медсестер в больнице общего профиля: сравнение смены ночной смены и дневной смены.Политика управления рисками Healthc. 2016; 9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 46. Тахгиги М., Рис С.С., Браун Дж. А., Брин Л. Дж., Хегни Д. Какое влияние оказывает посменная работа на психологическое функционирование и устойчивость медсестер? Интегративный обзор. Журнал Advanced Nursing. 2017; 73 (9): 2065–83. [PubMed] [Google Scholar] 47. Гун И, Хань Т., Инь Х, Ян Г, Чжуан Р., Чен Й, Лу З. Распространенность депрессивных симптомов и связанных с работой факторов риска среди медсестер в государственных больницах на юге Китая: перекрестное исследование.Sci Rep. 2014; 4 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 48. Де Лео Д., Магни Дж., Валлерини А. Тревога и депрессия в общем и психиатрические медсестры: сравнение. Международный журнал сестринских исследований. 1982. 19 (3): 173–5. [PubMed] [Google Scholar]

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ЕГО ОПЫТ ЛИЧНОСТИ: ОСОБЕННОСТИ И ДИНАМИКА СТРУКТУРЫ ЦЕННОСТЕЙ И ЗНАЧЕНИЯ

АГАДЖАНОВА Э.Р. (2019). Девиантное поведение подростков: причины, формы, профилактика. Симбирский научный журнал Вестник, 4 (38), с.7-11.
АМБРУМОВА А.Г., БОРОДИН С.В. (1981). Самоубийства в СССР: состояние и проблемы. Актуальные проблемы суицидологии, 92, стр. 6-26.
АМБРУМОВА, А.Г. (1978). Психалгия в суицидологической практике. Труды Моск. Лондон: Исследовательский институт психиатрии.
БЕРДЯЕВ, Н.А. (1992). О самоубийстве. Москва: Издательство МГУ.
КАПЛАН, Г. (1964). Принципы превентивной психиатрии. Нью-Йорк, Лондон: Базисные книги.
ЕФИМОВА О.И., ГОРБОКОНЕНКО Н.В., КОЗИЦИНА Е.В. (2002). Социально-психологические аспекты гетеро и аутоагрессии: новые грани исследования. Вестник Российского гуманитарного научного фонда, 4, с. 141-150.
ЕФИМОВА О.И., САЛАХОВА В.Б., ОЩЕПКОВ А.А., Худякова Т.Л., ДЕБЕРДЕЕВА Н.А. Антисуицидный потенциал человека: теория и эмпирические исследования. Современный журнал методов преподавания языков, 8 (5), стр. 510-517.
Фарбер, Л. (1976). Ложь, отчаяние, ревность, зависть, секс, самоубийство, наркотики и хорошая жизнь. Нью-Йорк: Основные книги.
Франкл, В. (2015). Желание иметь смысл. Основы и применение логотерапии. Москва: Институт общегуманитарных исследований.
ГОЛОШУМОВА Г.С., ЕРШОВА О.В., САЛАХОВА В.Б., КИДИНОВ А.В.; НАЛИЧАЕВА С.А., ЯНЫШЕВА В.А. (2019). Информационно-образовательная среда вуза как фактор формирования копинг-стратегий в структуре личности студентов (эколого-психологический аспект). Евразийский журнал бионаук, 13 (2), стр. 1867-1874.
КАЛИНИНА Н.В., ЗАРЕЦКИЙ В.В., САЛАХОВА В.Б., АРТАМОНОВА Е.Г., ЕФИМОВА О.И., ЛЕКАРЕВА Е.Е. (2018). Психолого-педагогические ресурсы обеспечения безопасности и предотвращения интернет-рисков и угроз жизни детей и подростков в образовательной среде. Современный журнал методов преподавания языков, 8 (8), стр.118-129.
КАЮМОВА Л.Р., ВЛАСОВА В.К. (2017). Риски в образовательной среде: проблема идентификации. IFTE 2017 — 3-й Международный форум по педагогическому образованию (Материалы), 29, стр.919-923.
ЛАТЫШЕВА В.В., БУЛГАКОВА В.О., СИДОРЕНКО Г.Г., КОРЕНКО Ю.М., ХАЙРУЛЛИНА Е.Р., ШАЙДУЛЛИНА А.Р., БАЯНОВА А.Р. (2018). Особенности субъективного экологического отношения сотрудников к природе особо охраняемых территорий. Эколоджи, 27 (106), с. 1801-1808.
ЛЕОНТЬЕВ, Д.А. (2003). Психология смысла. Москва: Смысл.
МИТИНА, И. (2018). Специфика определения и формирования приоритетных направлений региональной культурной политики в рамках социологии культуры. Симбирский научный журнал Вестник, 3 (33), с.72-77.
ОРЕХ, W.L. (1984). Перспектива будущего времени и мотивация. Хиллдейл: издательство Левенского университета, Эрлбаум.
ПОСТОВАЛОВА, Л. (1981). Социально-психологические аспекты семейной диагностики суицидов. Актуальные проблемы суицидологии, 1, стр. 103-124.

ПОСТОВАЛОВА Л.И. (1983). Социально-психологические аспекты суицидального поведения. Научные и организационные проблемы суицидологии. Москва: Академия.
Рокич, М. (2015). Изучение ценностных ориентаций. PSYCHOJOURNAL.RU — научно-популярный психологический портал.URL: https://psychojournal.ru/tests/479-issledovanie-cennostnyh-orientaciy-m-rokicha.html (дата обращения 30 апреля 2020 г.).
САБИРОВА Е.Г., ЗАКИРОВА В.Г., КАЮМОВА Л.Р. (2017). Педагогические возможности информационно-образовательной среды в исследовательской деятельности младших школьников. Современный журнал методов преподавания языков, 7 (4), стр. 98-105.
САЛАХОВА В.Б., СИДЯЧЕВА Н.В., ЗОТОВА Л.Е., КЛЕПАЧ Ю.В., РУСЯЕВА Т.А., БЕЛОВА Т.А., БУЕВИЧ С.Ю. (2018a). Особенности нормативных идеалов и индивидуальных приоритетов девиантной личности.Современный журнал методов преподавания языков, 8 (5), стр. 232-242.
САЛАХОВА В.Б., СОКОЛОВСКАЯ И.Е., УЛЬЯНОВА И.В., КАРИНА О.В., ТЕРЕХОВА А.И. (2019). Факторы формирования девиантного поведения студентов: агрессивное поведение и интернет-риски. Práxis Educacional, 15 (34), стр. 683-694.
САЛАХОВА В.Б., ЗАРЕЦКИЙ В.В., КАЛИНИНА Н.В., АРТАМОНОВА Е.Г., ЕФИМОВА О.И., ЛЕКАРЕВА Е.Е. (2018b). Экзистенциальная психокоррекция ценностно-смысловой сферы личности подростков с девиантным поведением.Современный журнал методов преподавания языков, 8 (6), стр. 294-302.
ЩЕРБАКОВА, О. (2017). Конфликт ценностей современной молодежи. В кн .: Материалы VII Международной социологической Грушинской конференции «Навстречу будущему. Прогнозирование в социологических исследованиях» Ответственный редактор А.В. Кулешов, с. 328-343.
СЛУЦКИЙ А.С., ЗАНАДВОРОВ М.С. (1992). Некоторые психологические и клинические аспекты суицидального поведения. Психологический журнал, 13 (1), стр. 77–85.
USAK, М., МАСАЛИМОВА А.Р., ЧЕРДЫМОВА Е.И., ШАЙДУЛЛИНА А. (2020). Новый плеймейкер в естественно-научном образовании: Covid-19. Журнал балтийского научного образования, 19 (2), стр. 180-185.
ВАСИЛЮК Ф.Э. (1983). Психология переживаний (анализ преодоления критических ситуаций). Москва: Московское издательство университета.
ВАСЯКИН Б.С., ЩЕРБАКОВА О.И., ПОЖАРСКАЯ Е.Л. (2016). Изучение ценностных ориентаций личности и структурных особенностей межличностных отношений в студенческой группе.Инициативы 21 века, 3, стр. 75-79.
ВИХРЯН А.П., ГОРОХОВА В.В., ГОРОХОВА И.В., ЕРОФЕЕВА М.А., НАРБУТ Н.П., ПУЗАНОВА З.В., ЮНУСОВ А. (2015). Методика, направленная на предотвращение проявлений терроризма и экстремизма среди детей и молодежи в образовательной среде. Москва: РУДН.
ЗАКИРОВА В.Г., КАЮМОВА Л.Р., САБИРОВА Е.Г. (2017). Приемы организации проблемного диалога на уроках литературы в начальной школе. Современный журнал методов преподавания языков, 7 (4), стр.46-56.

Способы развития стрессоустойчивости у элитных биатлонистов

P.N. Касаткин , психолог женской сборной России по биатлону, Клиника спортивной медицины ФМБА.
Д.В. Малов , заведующий медико-психологическим отделением Клиники спортивной медицины ФМБА России.
Т.В. Балыкина-Милушкина , канд. Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма, Москва

Ключевые слова: спорт высших достижений, стресс, дистресс, эустресс, биатлон, факторы физиологического стресса, факторы психологического стресса.

Актуальность исследования. В последнее время, когда мировые рекорды становятся все выше, элитный спорт становится очень напряженным и даже более экстремальным. Требования к профессиональным качествам спортсменов растут, и теперь успех спортсмена во многом зависит от его способности противостоять многочисленным стрессовым факторам, то есть стрессоустойчивости, помимо общей физической и специальной подготовленности. В биатлоне это умение особенно заметно в качестве стрельбы на огневом рубеже во время соревнований, что свидетельствует о большом значении фактора развития стрессоустойчивости у биатлониста.

Английское слово «стресс» означает давление, толчок, усилие и внешнее воздействие, обусловливающие это состояние [7]. Этот термин впервые ввел канадский физиолог Ханс Селье, известный как основоположник концепции стресса. Он показал механизмы и процесс адаптации организма с учетом характера воздействия и экстремальности. Воздействующие факторы (стрессоры) могут сильно различаться, но независимо от их характеристик они приписывают гомотипные изменения тела, обеспечивающие адаптацию или болезнь.Стресс, провоцирующий отрицательные эмоции, называют дистрессом, а положительные — эустрессом [8].

Понятие «стресс» имеет как минимум три общих значения в современной исследовательской литературе [1,2,3,5 и др.]. Во-первых, понятие стресса можно определить как любые внешние раздражители или ситуации, вызывающие у человека напряжение или возбуждение. Сегодня в этом смысле слова чаще используются «стрессор», «фактор стресса». Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом смысле определяет внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения.В-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на заявленное или вредное воздействие. Кроме того, авторы выделили компоненты стресса и выделили физиологические и психологические стрессоры (факторы). Физиологические стрессоры напрямую влияют на ткани организма. Это болезненные воздействия, холод, высокая температура, физические перегрузки и т. Д. Психологические стрессоры — это стимулы, указывающие на биологическую ценность ситуаций. Это сигналы угрозы и опасности, личные переживания после конфликтов с родственниками, различных оскорблений и т. Д.[10, 11 и др.].

Проблема стресса также является предметом исследования таких спортивных психологов, как Ю.Л. Ханин, Г.Д.Горбунов, В.А. Плахтиенко и др. Особенно интересны исследования, посвященные действиям спортсменов в экстремально напряженных ситуациях. Л. Леви (1967) обнаружил корреляцию между интенсивностью эмоционального возбуждения и выбросом адреналина и норадреналина. F. Elmadian et al. (1957) получили аналогичные результаты при сравнении выброса катехоламинов во время стрессовых ситуаций среди хоккеистов и боксеров.В современных исследованиях, оценивающих повреждающее воздействие различных неблагоприятных факторов, возникающих в экстремальных ситуациях на психическую деятельность, выделяются психоэмоциональные реакции и патологические состояния [4, 6, 7, 9]. Однако в них отсутствует единая теоретическая концепция, направленная на практическую эффективность. Работ по стрессовым факторам и способам тренировки стрессоустойчивости в спорте высших достижений, особенно в некоторых видах спорта, очень мало, и биатлон не исключение.

Целью настоящего исследования было изучение причин и факторов стресса и формирование путей развития стрессоустойчивости биатлонистов в спорте высших достижений.

Материалы и методы. Теоретические методы исследования включали анализ и обобщение данных теоретической и методической литературы, проектирование и моделирование способов формирования стрессоустойчивости; эмпирические методы представлены наблюдением, беседой, методом обзорной статьи, тестом эмоциональной сферы спортсмена (методика WAM, тест Люшера).

Исследование проводилось на трех тренировочных сборах в Сочи, Уфе и Рупольдинге (Германия) с 01.01.С 09.2012 по 25.10.2012 перед чемпионатом мира под руководством главного тренера Вольфганга Пихлера. Обследованы 10 спортсменок, заслуженные мастера спорта, спортсменки мирового класса и мастера спорта из сборной России по биатлону.

Изучено влияние физиологических стрессорных факторов на состояние биатлонистов в неблагоприятных климатических условиях (холод) и перегрузках на сборах. Стрессовый фактор — значение конкурса, в частности чемпионата мира, был выбран для выделения воздействия психологических стрессоров.Критерием оценки состояния спортсменов служил уровень тревожности, определенный в пробе Люшера. Исходя из наших исследований, любой профессиональный биатлонист обычно готов противостоять физиологическим стрессорам, но не столько психологическим, данные приведены в таблице 1.

Таблица 1. Средний групповой уровень тревожности по Люшеру до и после столкновения со стрессовыми факторами (в баллах).

Условия

Беспокойство перед

Беспокойство после

1

Физиологический стресс (холод, нагрузки, движения и т. Д.).)

2

3

2

Психологический стресс (индивидуальный для каждого спортсмена)

3

6

Физиологические стрессоры очевидны, непредсказуемы по своему действию и довольно легко воспроизводятся, но психологические не всегда заметны с первого взгляда. Такие стрессоры действуют более индивидуально, можно даже сказать, что эти стрессоры всегда уникальны и могут влиять на одного человека, но не влияют на другого.Например, как мы отмечали в наших ежедневных наблюдениях за самочувствием и настроением (метод WAM) и в беседах с биатлонистами, повседневная информация о результатах химического анализа крови может быть психологическим фактором, который может спровоцировать состояние стрессового напряжения у некоторых спортсменов. Кажется, что все биатлонисты хорошо знают результаты анализов на лактат или химический состав крови, но индивидуальное восприятие этой информации и ее влияние на спортсменов очень субъективно, обычно это связано с историей личной жизни каждого спортсмена, когда его эмоциональные и личностные характеристики был сформирован.

Изучение их описательных данных (выступления на этапах Кубка мира) и беседы со спортсменами выявили индивидуальные психологические факторы, провоцирующие стресс у биатлонистов. Эти данные представлены в таблице 2. Из соображений конфиденциальности личных историй спортсменов мы назвали их «спортсмен 1» и т. Д.

Таблица 2. Индивидуальные факторы психологического стресса, влияющие на результативность биатлонистов.

Имя

Факторы, вызывающие психологическое напряжение и отрицательные эмоции, влияющие на качество соревновательных выступлений.

1

Спортсмен 1

постоянный переезд, новые условия, новые соседи по комнате, новый обслуживающий персонал и т. Д.

2

Спортсмен 2

удаленность от дома и родственников

3

Спортсмен 3

ограниченное общение во время длительных тренировочных сборов

4

Спортсмен 4

однообразие и единообразие кондиционирования и спецподготовки

5

Спортсмен 5

командные конфликты, оскорбления

6

Спортсмен 6

приоритет сильного противника, стреляющего рядом с

7

Спортсмен 7

большая активная аудитория, скандирующая разные лозунги

8

Спортсмен 8

гиперответственность спортсменов после разговоров с властями и администрацией Федерации.

Зная причины стресса биатлонистов, можно смоделировать пути развития стрессоустойчивости. Для развития устойчивости к физическим нагрузкам необходимы тренировки в различных климатических условиях, различающихся температурой, атмосферным давлением и концентрацией кислорода в воздухе. Большое значение имеют также различные упражнения для формирования болевой устойчивости при больших физических нагрузках и эффективного управления дыханием при переходе от бега к стрельбе.

Для развития психологической стрессоустойчивости спортивный психолог должен выявить причины стресса и разработать программу психологической тренировки, направленную на развитие стрессоустойчивости.Психологические тренировки обычно не являются лечением, как часто думают спортсмены и тренеры. Психологическая подготовка требует от спортсмена работы и дисциплины, как в спортивной тренировке. Действие факторов психологического стресса можно уменьшить, но только при комплексном и индивидуальном подходе. Обычно спортсмены снимают стресс с помощью массажа, сауны, бассейна, сна, и обычно считается, что этого достаточно. Однако мы считаем, что помимо этого необходимо эффективно использовать различные психотехнологии.Для развития стрессоустойчивости биатлонистов необходимы программы психологической подготовки, включающие методы коррекции психических процессов и механизмов, а также курсы релаксации, медитации, идеомоторной тренировки и аутогипноза для спортсменов. Эти занятия будут способствовать более сбалансированной нервной системе спортсмена и уменьшат тревожные реакции на стрессовые факторы.

Выводы :

  1. Профессиональный биатлонист более способен противостоять физиологическим стрессам, нежели психологическим.Поэтому тренеру необходимо знать физические и индивидуально-психологические причины и факторы, вызывающие стресс у биатлониста, и учитывать их в тренировочном процессе.
  2. Выделение индивидуальных факторов психологического стресса и разработка средств и методов изоляции и нейтрализации этих факторов в сотрудничестве с психологами позволяет повысить уровень адаптации организма к этим факторам.
  3. Спортсмену необходимо регулярно развивать стрессоустойчивость на сборах в сотрудничестве с психологом по индивидуальной программе с использованием различных психотехнологий.

Список литературы

  1. Аболин, Л.М. Психические механизмы аффективной толерантности человека / Л.М. Аболин. — Казань: опубл. ВШ КазГУ, 1987.
  2. Варданян, Б.Х. Механизмы саморегуляции аффективной толерантности / Б.Х. Варданян // Категории, принципы и методы психологии. Психологические процессы. — Москва, 1983.
  3. Василюк, Ф.Е. Психология эмоциональных переживаний / Ф.Е. Василюк. — Москва, 1984.
  4. .
  5. Gissen, L.D. Время стресса. Изучение и практические результаты психопрофилактической работы в спортивных командах / Л.Д. Гиссен. — М .: Физкультура и спорт, 1990.
  6. .
  7. Лазарь, Р. Теория стресса и психофизиологические исследования / Р.С. Лазарь // Эмоциональный стресс / Под ред. Л. Леви. — Ленинград: Медицина, 1970.
  8. .
  9. Лутошкин, А. Динамические особенности эмоциональных состояний в контактных группах / А.Н. Лутошкин. — В кн .: Социально-психологические аспекты социальной активности школьников и студентов. — Ярославль: ГПИ имени К.Д. Ушинского, Вып. 42, 1975.
  10. Мильман, В. Стрессовые и личностные факторы регуляции деятельности / В.Е. Милан // Стресс и тревога в спорте. — М .: Физкультура и спорт, 1983.
  11. .
  12. Рутман, Э.М. Следует ли нам избегать стресса? / Э.М. Рутман. — М .: Физкультура и спорт, 1990.
  13. .
  14. Селье, Х. Об общем уровне тела / Х. Селье. — М .: Наука, 1972.
  15. .
  16. Стресс и тревога в спорте / Международная антология научных трудов под ред. Ю.Л. Ханин. — М .: Физкультура и спорт, 1983.
  17. .
  18. Стресс и тревога в спорте / Кн.84 междунар. научные труды / Сост. А.А. Лалаян. — Ереван, 1977.
  19. Судаков К.В. Системные механизмы эмоционального стресса / К.В. Судаков. — Москва, 1981. (На русском языке)
  20. Тарасов, Э.А. Как справиться со стрессом / Э.А. Тарасов. — М .: Айрис-пресс, 2002.
  21. .
  22. Ханин, Ю.Л. О немедленной диагностике состояния личности в группе / Ю.Л. Ханин // Теория и практика физической культуры. — 1977. — № 8.

Контакты автора: [email protected]

Предсказание явления человеческого фактора и коррекция его негативного влияния | Статьи

А.Николаев Б., директор, [email protected] АНО Институт Поведения, Москва, Россия

Аннотация:

Человеческий фактор — одна из основных причин современных техногенных катастроф и катастроф. В статье предлагается системный подход к изучению проявления человеческого фактора и его влияния на профессиональную деятельность на основе закономерностей физиологии с точки зрения теории функциональных систем, разработанной П.К. Анохин, К. Судаков. Автор рассматривал роль личностно-усвоенной характеристики сотрудника — мотивации избегания и сопутствующего психоэмоционального стресса как одну из фундаментальных причин проявления негативного влияния человеческого фактора.
Описаны специфические методы диагностики и реорганизации психоэмоционального стресса. С помощью анкеты «Самодиагностика эффективности жизнеобеспечивающей деятельности» проведена оценка и статистический анализ величины и структуры психоэмоционального напряжения до и после коррекции.Реабилитация проводилась на основе методических рекомендаций «Методика достижения психоэмоциональной устойчивости через реорганизацию психоэмоционального напряжения для работников атомной, нефтегазовой промышленности, работающих в особых условиях и в условиях повышенной личной ответственности». После коррекции произошло высокодостоверное снижение величины психоэмоционального напряжения более чем в 2,5 раза. Приобретенная психоэмоциональная устойчивость приводит к снижению вероятности проявления человеческого фактора.Полученные положительные результаты позволяют внести предложение о пересмотре отношения к человеческому фактору и переводе его в разряд основных причин опасного события с возможностью его устранения.

Использованная литература:

1. Либерман А.Н. Техногенная безопасность: человеческий фактор. Санкт-Петербург: Центр информатики «Гамма-7», 2006.101 с.
2. Машин В.А. Формирование и развитие культуры безопасности на атомных станциях. Электрические станции. 2016. № 8. С. 2–9.
3. Основные принципы учета человеческого фактора в руководстве по техническому обслуживанию воздушных судов. Монреаль: Международная ассоциация гражданской авиации, 2010. 230 с.
4. Машин В.А. О нарушениях в эксплуатации АЭС, вызванных человеческим фактором.Электрические станции = Электростанции. 2012. № 3. С. 9–15.
5. Коул К.С., Стивенс-Адамс С.М., Веннер К.А. Литературный обзор культуры безопасности. Сандийские национальные лаборатории. 2013. Доступно по адресу: http://prod.sandia.gov/techlib/access-control.cgi/2013/132754.pdf (дата обращения: 10 августа 2017 г.).
6. Анохин П.К. Основные вопросы общей теории функциональных систем. М .: Наука, 1973. 61 с.
7.Судаков К.В. Доминирующая мотивация (Dominate Motivation). М .: Изд-во РАМН, 2004. 236 с.
8. Судаков К.В. Избранные труды. В 3 т. Т. 3. Эмоции и эмоциональный стресс. (Selectas. В 3-х кн. Б. 3. Эмоции и эмоциональный стресс). Москва: ГУ НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина РАМН, 2012. 534 с.
9. Василюк Ф. Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций).М .: Изд-во МГУ, 1984. 200 с.
10. Котов А.В., Новикова А.П. Особенности доминирующей мотивации как центрального компонента учебной деятельности. Физиология и психофизиология мотиваций: межрегиональный сб. науч. Работа (Физиология и психофизиология мотиваций: Межрегиональный сборник научных трудов). Воронеж: ИПЦ ВГУ, 2007. Вып. 8. С. 15–21.
11. Воробьева Е.В. Интеллект и мотивация достижения: психофизиологические и психогенетические предикторы.М .: КРЕДО, 2006. 288 с.
12. Николаев А.Б., Клименко Т.В., Судаков С.К. Самодиагностика эффективности полезного действия «КПД» жизнеобеспечения. М .: Европейские полиграфические системы, 2013. 48 с.
13. Судаков К.В., Кузичев И.А., Николаев А.Б. Эволюция терминологии и схемы функциональных систем в научной школе П.К. Анохина (Эволюция терминологии и схем функциональных систем в Институте им. П.Академическая школа им. К. Анохина). М .: Европейские полиграфические системы, 2010. 240 с.
14. Самодиагностика организма. Доступно на: http://www.darvin-da.ru (дата обращения: 10 августа 2017 г.).
15. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. М .: МедиаСфера, 2000. 312 с.
16. Ухтомский А.А. Доминанта (Доминирование). Ленинград: Наука, 1966. 272 ​​с.
17. Дорошенко В.А., Жартаев Е.М., Секачева А.А. «Культура безопасности» как техносфера и социокультурная парадигма. Шестая ежедневная конф. кафедры истории науки и техники «История науки и техники в современной системе знаний». Екатеринбург: УМЦ УПИ, 2016. С. 43–48.
18.Глоссарий МАГАТЭ по вопросам безопасности. Терминология, используемая в области ядерной безопасности и радиационной защиты. Вена: МАГАТЭ, 2007. 295 с.
19. Бланч П.М. Культура безопасности невозможна без соблюдения нормативных требований. 2013. Доступно по адресу: http://allthingsnuclear.org/wp-content/uploads/2013/09/20130900-blanch-regulatory-compliance-report-.pdf (дата обращения: 10 августа 2017 г.).

Особенности защиты и совладания учителями, переживающими кризис профессиональной идентичности | О. Садовникова

[1] Анисимов, О.С. (2014). Современное образование: от рациональности к разумности. Журнал «Образование и наука», 3, 107–123. DOI: 10.17853 / 1994-5639-2014-3-107-123.

[2] Бойко А.Д. (2015). Возможности диагностики диспозиций защитного и совладающего поведения в образовательной среде.Журнал «Образование и наука», 8, 65–81. DOI: 10.17853 / 1994-5639-2015-8-65-80.

[3] Каплан Г. (1964). Принципы превентивной психиатрии. Нью-Йорк; Лондон: Basis Books, 304 стр.

[4] Lazarus, R.S., & Folkman, S. (1984). Стресс, оценка и преодоление трудностей. Нью-Йорк: Издательство Springer, 253 стр.

[5] Линдеманн Э. (1944). Симптоматология и лечение острого горя. Американский журнал психиатрии, 101, 141–148. Получено с http://www.nyu.edu/classes/gmoran/LINDEMANN.pdf.

[6] Moss, R.H., & Schaefer, J.A. (1986). Жизненные переходы и кризисы: концептуальный обзор. Р. Х. Моос (ред.). Преодоление жизненных кризисов: комплексный подход. Нью-Йорк: Пленум.

[7] Садовникова Н.О., Сергеева Т.Б., Сураева М.О., Кузьмина О.Ю. (2016). Феноменологический анализ опыта кризисов профессиональной идентичности учителями. Международный журнал экологического и научного образования, 11 (14), 6898–6912.

[8] Сергеева Д.Н. (2016). Развитие креативности педагогов в процессе разрешения конфликтов.Журнал «Образование и наука», 5, 107–122. DOI: 10.17853 / 1994-5639-2016-5-107-122.

[9] Ulich, D., Haußer, K., Mayring, Ph., Strehmel, P., Kandler, M., & Degenhardt, B. (1985). Psychologie der Krisenbewaeltigung. Eine Laengsschnittuntersuchung mit arbeitslosen Lehrern (Психология преодоления кризиса. Лонгитюдное исследование среди безработных учителей). Weinheim: Beltz, 244 с.

[10] Анцыферова Л.И. (1994). Личность в тяжелых жизненных условиях: переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита.Психологический журнал, 1 (15), 3–18.

[11] Бодров В.А. (2006). Психологический стресс: развитие и преодоление. Москва: Per Se, 528 с.

[12] Василюк Ф.Е. (1984). Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. М .: МГУ, Изд-во МГУ, 200 с.

[13] Грановская Р.М., Никольская И.М. (2001).Психологическая защита у детей. Санкт-Петербург: Речь, 342 с.

[14] Гроф С. и Галифакс Дж. (1996). Встреча человека со смертью. М .: Трансперсональный институт, 246 с. [На русском].

[15] Гунзунова, Б.А. (2011). Стилевые особенности саморегуляции в профессиональной деятельности педагогов. Ученые записки Забайкальского государственного университета, 5 (40), 195–198.

[16] Дикая, Л.Г. (2003). Психическая саморегуляция функционального состояния человека: системно-действенный подход. М .: Институт психологии РАН, 2003.318 с.

[17] Зеер Э.Ф., Сыманюк Э.Е. (2005). Профориентология личности. Екатеринбург: Российский государственный профессионально-педагогический университет, Изд-во Российского государственного профессионально-педагогического университета, 186 с.

Композитные мембраны, содержащие наночастицы неорганических ионообменников для электродиалитического обессоливания глицерина | Письма о наноразмерных исследованиях

Агрегация наночастиц внутри полимерной матрицы

Расположение неорганических частиц внутри полимерных ионообменников определяется пористой структурой этих материалов в набухшем состоянии.Известно, что структура включает гелеобразные области, на которых расположены наноразмерные кластеры (до 20 нм [36, 43, 44, 46, 49,50,51]) и более узкие каналы между ними (кластерно-канальная структура полимерного иона -обменные материалы подробно описаны в [49,50,51]). Кластеры и каналы, содержащие функциональные группы, считаются транспортными порами. Гидрофобные поля углеводородных цепей помещены в пустоты между полями гелей. Поры микронного размера связаны с дефектами структуры и пустотами между ионообменником и связующим (для гетерогенных мембран).

Визуализация неагрегированных неорганических наночастиц возможна только для смол: их зерна относительно легко измельчаются до размера, что позволяет получать изображения ПЭМ. Фотографии органо-неорганического катионита первой серии до и после обработки глицерином (т.е. после стадий v и vi модификации) представлены на рис. 2. Неагрегированные глобулярные наночастицы ZHP (4–20 нм) могут быть Как видно, агрегаты практически отсутствуют. Неагрегированные наночастицы HZD также были обнаружены в анионообменнике.Очевидно, что наночастицы размещены внутри кластеров и каналов и стабилизируются их стенками.

Рис.2

ПЭМ-изображения ZHP ( a , b ) и HZD c наночастиц в катионном ( a , b ) и анионном ( c ) обменниках серии 1 до ( a , c ) и после ( b ) обработки глицерином. Видны неагрегированные наночастицы ( a , c ) и их агрегаты ( b )

После обработки органическим растворителем одиночных наночастиц не обнаружено.Они образуют агрегаты (≈100 нм), которые, очевидно, находятся вне транспортных пор. Агрегация, вероятно, связана с перестройкой кластера, вызванной адсорбцией органического растворителя [42]. Кроме того, реорганизация может быть вызвана более низкой диэлектрической проницаемостью глицерина по сравнению с водой. Это усиливает отталкивание противоионов функциональных групп. В результате реорганизации наночастицы покидают транспортные поры и образуют агрегаты вне их.

Неагрегированные наночастицы ZHP (2–10 нм), осажденные из раствора глицерина, видны в образце второй серии (рис.3). Более крупные частицы (до 300 нм) также видны на изображении с меньшим разрешением. Эти частицы, очевидно, относятся к агрегатам, которые, очевидно, находятся в пустотах между областями геля.

Рис. 3

ПЭМ-изображения катионита второй серии. Видны наночастицы ZHP ( a ) и более крупные частицы размером 100–300 нм ( b )

Подобные закономерности образования наночастиц, очевидно, характерны для мембран.Как установлено, массовое содержание ZHP и HZD в мембранах составляло 4,5 и 3,9% соответственно. После обработки глицерином внутри ионообменной составляющей мембран были обнаружены небольшие агрегаты (до 300 нм) (рис. 4). Эти агрегаты, по-видимому, находятся в пустотах между областями геля. Крупных частиц, размер которых сопоставим с порами между ионообменным полимером и связующим, не обнаружено (рис. 4).

Рис. 4

СЭМ-изображения поперечного сечения композитной катионообменной мембраны.Видны небольшие агрегаты наночастиц ZHP ( a ), в больших порах частицы не видны ( b )

Электропроводность и селективность заряда мембран

Логарифм удельной электропроводности мембран \ (\ left (\ log \ overline {\ kappa} \ right) \) показан на рис. 5 в зависимости от проводимости водного раствора NaCl ( κ ). Как видно, уменьшение концентрации раствора вызывает уменьшение значений \ (\ overline {\ kappa} \) из-за уменьшения содержания дополнительно сорбированного электролита (как противоионов, так и коионов).Электролит заполняет поры, не содержащие функциональных групп. Величина \ (\ overline {\ kappa} \) связана с переносом ионов через кластеры и каналы. Когда диффузионные части двойных электрических слоев не перекрываются, этот перенос происходит за счет поверхностной проводимости и проводимости жидкости. {//} \ right).$$

(1)

Здесь F — постоянная Фарадея, z — зарядовое число, ū — подвижность и \ (\ overline {C} \) — концентрация, индексы «+» и «-» соответствуют катионам. и анионы, соответственно, надстрочный индекс «/» относится к противоионам в кластерах и каналах, индекс « // » относится к противоионам и коионам в порах, которые свободны от функциональных групп.{.//}}{C} \) как функция концентрации внешнего раствора

Экстраполяция кривой, отражающей зависимость \ (\ lg \ overline {\ kappa} \) от κ , κ = 0 дает довольно низкую величину. Это значение соответствует переносу ионов только по кластерам и каналам (табл. 1). Эти значения \ (\ overline {\ kappa} \) ниже для модифицированных мембран, что согласуется с данными, полученными для ионообменных смол (таблица 2).Линейные участки кривых связаны с диапазоном концентраций, где проводимость мембран определяется в основном дополнительно сорбированным электролитом. Это справедливо для этого интервала концентраций:

Таблица 1 Параметры для характеристики электропроводности и зарядовой селективности мембран Таблица 2 Электропроводность форм H– (OH) смол, измеренная в деионизированной воде

$$ \ lg \ overline {\ kappa} = {b} _1 + {b} _2 \ kappa, $$

(2)

где b 1 и b 2 — эмпирические коэффициенты.Они отражают экранирующий эффект полимерной матрицы (чистые мембраны) или матрицы и агрегатов (модифицированные мембраны).

Более низкие значения коэффициентов для модифицированных мембран показывают, что агрегаты выполняют функцию барьера против дополнительно сорбированного электролита. Поскольку органические вещества могут адсорбироваться на гидрофобных частях полимерных цепей, предполагается, что агрегаты защищают мембраны от загрязнения.

Число переноса противоионов через мембрану (\ (\ overline {t} \)) было определено из измерений мембранного потенциала ( E кв.м ) с последующими вычислениями по формуле [47]:

$$ {E} _m = \ left (2 \ overline {t} -1 \ right) \ frac {RT} {zF} \ ln \ frac {a_2} {a_1}, $$

(3)

, где а 1 и а 2 — активность все более концентрированных растворов, R — газовая постоянная, T — температура.

Вольтамперометрические кривые, полученные для водных растворов NaCl по четырехэлектродной схеме, представлены на рис. 7. Как видно, значения предельной плотности тока ( i lim ) практически одинаковы как для исходных, так и для модифицированных катионообменных мембран. Модифицированный анионообменный сепаратор показывает немного более низкую плотность тока, чем первоначальная мембрана, что указывает на ухудшение селективности заряда.

Рис.7

Вольтамперометрические кривые для катионообменной a и анионообменной b мембран.Измерения проводились в водном растворе, содержащем 40 моль / м −3 NaCl, приведенная скорость потока составляла 1,04 × 10 −3 м с −1

В районе i <0,75 i lim , линейности вольтамперометрических зависимостей для исходных мембран не наблюдается. Нелинейность указывает на концентрационную поляризацию, которая возникает в самых больших порах между ионообменным полимером и связующим.Это явление характерно для гетерогенных мембран [50]. Однако вольтамперометрическая зависимость для модифицированных мембран линейна при i <0,75 i лим . Это свидетельствует об исключении транспорта ионов через наиболее крупные поры композитных мембран, очевидно, за счет уменьшения количества дополнительно сорбируемого электролита.

Опреснение отработанного глицерина

Электродиализ проводили при постоянном напряжении, которое обеспечивало i = 0.75 и lim , где i и i lim — плотность тока и предельный ток соответственно. Это было необходимо, чтобы избежать осаждения органических добавок внутри мембранной системы. Сила тока постепенно уменьшалась по мере уменьшения концентрации NaCl в отсеках опреснения. Конфигурация мембранной системы обеспечивала стабильность pH (около 6) как концентрата, так и очищаемого раствора.

Когда модифицированные мембраны разделяли отсеки для опреснения и концентрирования, содержание соли в растворе глицерина постепенно уменьшалось. Это отражает зависимость электропроводности раствора через опреснительную камеру от времени, построенную в полулогарифмических координатах (рис. 8).

Рис. 8

Электропроводность сырого глицерина во времени электродиализа

Линейная зависимость в этих координатах обусловлена ​​диффузионными ограничениями.В отсеке для опреснения не было обнаружено органических примесей, которые присутствовали в сыром глицерине. КПД по току достигал 95–98%. Процесс останавливали, когда остаточная концентрация соли была в 1000 раз ниже, чем в исходном растворе. После завершения процесса мембраны были удалены, промыты деионизированной водой и их проводимость была измерена с использованием водного раствора NaCl (40 моль-дм -3 ), как описано в разделе «Исследование переноса ионов». Уменьшение проводимости катионообменной мембраны составило около 2% по сравнению со значением, полученным до процесса.Что касается анионообменного сепаратора, то после электродиализа проводимость была даже немного выше (около 5%). Однако эти отклонения практически находятся в пределах экспериментальной ошибки, свидетельствующей об устойчивости модифицированных мембран к засорению.

В случае нетронутых мембран скорость опреснения намного ниже, очевидно, из-за их блокирования органическими веществами. Напряжение на ячейке резко возросло. Кроме того, раствор, проходящий через отсек для обессоливания, подкислялся, что указывает на предпочтительное блокирование анионообменной мембраны.Ведь после очистки его проводимость была в 15 раз ниже. В случае катионообменной мембраны снижение проводимости составило около 50%. Это показывает образование осадка внутри пор безупречных мембран.

Именной указатель

[Страница 333]
  • Abernathy, W.J., 39
  • Adler, N.J., 268
  • Adler, P.S., 204
  • Alvesson, M., 105, 161, 163, 170, 314, 320
  • Antal, A.Б., 272, 277, 278
  • Энтони, П., 105, 166, 312, 323
  • Аргирис, К., 46, 66, 89, 250, 295, 296, 299, 302, 308
  • Эштон, D., 49
  • Athos, AG, 269
  • Bacharach, SB, 58
  • Baddeley, S., 191
  • Bain, N., 111, 119
  • Bales, РФ 94
  • Bammer, A., 274
  • Bandler, R., 3, 119
  • Barham, K., 265
  • Barker, D., 3
  • Barley, S.R., 151, 162
  • Barnes, L.B., 48
  • Baron, JN, 56
  • Barth, F., 271
  • Bateson, G., 114, 123, 229, 234
  • Beard, PRJ, 118, 119
  • Beck, JE, 251
  • Beckhard, R., 89
  • Beeby, JM, 92
  • Belbin, RM, 3
  • Belcher, J., 66
  • Bendix, R., 162
  • Bennett, B., 110, 122
  • Bennis , WG, 89, 111
  • Berg, DN, 48
  • Berger, PL, 56
  • Bergson, H., 71ff.
  • Берман, М., 229, 234
  • Bernstein, B., 318
  • Berry, A., 41, 42
  • Best, A., 44
  • Bhaba, HK, 272
  • Binstead, DS, 8, 191
  • Bion, WR, 89, 97
  • Bird, FB, 184
  • Blake, RR, 48, 89
  • Blantern, C., 66, 253, 255, 259
  • Bligh, D., 45
  • Boddy, D., 44
  • Boje, DM, 184, 194
  • Boot, RL, 91, 92, 98, 103, 137
  • Boud, D., 291, 302, 308
  • Bowles, D., 121
  • Boyacigiller, NA, 268
  • Boyatzis, RE, 43
  • Boyd, RD, 302, 308
  • Boydell, T., 67, 245, 304
  • Braddick, W., 258, 259
  • Brah , A., 315, 322
  • Braidon, E., 49
  • Braidotti, R., 128
  • Bramley, W., 118
  • Brech, EFL, 129
  • Bridger, H., 97
  • Brittan, A., 325
  • Brookfield, S., 221, 325
  • Broverman, DM, 130
  • Broverman, I.K., 130
  • Brown, JS, 34
  • Bullock, A., 60
  • Burgoyne, JG, 7, 8, 10, 11, 14, 24, 28, 30, 35, 54, 66, 67, 117 , 174, 245, 295, 304, 308
  • Burrell, G., 18, 60, 111, 179
  • Calas, M., 128, 265ff.
  • Каллахан, Д., 191
  • Калори, Р., 275
  • Кэнди, П., 301
  • Капра, Ф., 86
  • Кейси, Д., 122, 258, 259
  • Кавано, Дж. М., 106
  • Charnpy, J., 165
  • Chandler, D., 219
  • Checkland, P., 205
  • Chene, A., 302
  • Cheung, FM, 266
  • Child, J., 5, 163
  • Clarkson, FE, 130
  • Cockburn, C., 138 , 139
  • Cockerill, A., 44
  • [Страница 334]
  • Cohen, D., 134
  • Colby, A., 190
  • Constable, J., 41, 45
  • Cooper, CL, 121
  • Cooper , R., 72, 78, 79, 80
  • Coopey, J., 245
  • Cova, B., 265
  • Cox, T., 276, 278
  • Cunningham, C., 110, 122
  • Cunningham, I., 110ff., 179
  • Cyert, RM, 58
  • Dalton, H., 58
  • Dalton, M., 173
  • Daly, M., 128
  • Davies, J., 35, 47, 49
  • Dawes, G., 110ff.
  • Deal, TE, 270
  • Deal, TF, 55, 56
  • Dechant, K., 305
  • De George, RT, 182, 184, 185, 186
  • DeLamarter, RL, 121
  • Denny, M ., 305
  • Denzin, N., 238
  • Derry, R., 184
  • Dewey, J., 217, 295, 296
  • De Woot, P., 275
  • DiBella, AJ, 299
  • Dickson, WJ, 89, 130
  • DiMaggio, PJ, 55, 57, 58
  • Dobbin, FR, 56
  • Dodds, I., 278
  • Donnison, P., 49
  • Drath, WH, 257, 261
  • Drucker, PF, 164, 212
  • Duguid, P., 34
  • Истерби-Смит, MPV, 8 , 35, 41, 42, 47, 49, 50, 245
  • Эдвардс, Р., 319
  • Эльфенбейн, Д., 191
  • Элиас, Н., 21, 26, 27, 277
  • Ezzamel, M., 166
  • Fairclough, N., 144, 145, 148
  • Falchikov, N., 291
  • Fales, AW, 302
  • Fay, B., 174
  • Ferguson, A., 272
  • Ferrell, OC, 187, 190, 192
  • Fineman, S., 171
  • Firestone, S., 128
  • Fisher, D., 236
  • Fleishman, EA, 121, 122
  • Fletcher, C., 165
  • Fogel, A., 205
  • Foglia, WD, 187
  • Foucault, M., 62, 67
  • Fox, S., 10, 23, 25, 32, 35, 50, 72, 183
  • Fraedrich, J., 187, 190, 192
  • Freedman, RD, 49
  • Freire, P ., 217, 220, 287
  • Fry, R., 114
  • Fukuyama, F., 113
  • Garrison, R., 312, 324
  • Gergen, K., 250, 255, 258
  • Gerver, E ., 223
  • Gibbs, G., 117
  • Gibbs, J., 190
  • Gibson, MD, 117
  • Gibson, R., 106, 316, 324
  • Gill, J., 57
  • Gilligan, C., 190, 257
  • Gimson, A., 111
  • Giroux, H., 132, 217, 221, 287, 312ff.
  • Goodwill, S., 243
  • Goodwill, B., 85
  • Gordon, C., 24, 25
  • Gordon, F., 192
  • Gordon, RA, 39
  • Gore, J., 106, 319ff.
  • Gould, JM, 299
  • Gow, I., 242
  • Green, C., 166
  • Green, S., 187, 191
  • Greiner, LE, 48
  • Greshem, LG, 187
  • Gray , С., 23, 46, 169, 173
  • Griffiths, B., 40
  • Grinder, J., 3, 119
  • Grosz, E., 128
  • Gruneberg, M., 117
  • Guba, EG, 228
  • Gustafon, DJ, 266
  • Habermas, J., 67, 105, 313
  • Hall, K., 270
  • Hall, N., 22
  • Halliburton, C., 275
  • Halliday, M., 147
  • Hamblin, A., 7
  • Hamilton, D., 318
  • Hammer, M., 165
  • Hampden-Turner, C., 270
  • Handy, C.B., 18, 24, 25, 41
  • Harasim, L., 282
  • Hardy, V., 46, 223, 289
  • Haroway, DJ, 219
  • Harrison, R., 18, 261
  • Hartsock , L., 129, 132
  • Hawkins, P., 232
  • [Страница 335]
  • Hayes, RH, 39
  • Hearn, J., 95, 323
  • Heinman, M., 305
  • Heller, F. , 268
  • Herndon, NC, 186, 187
  • Heron, J., 230, 231, 232, 237
  • Hersh, RH, 190
  • Hesseling, P., 7
  • Higgin, G., 97
  • Higgins, A., 192, 193
  • Hiltz, SR, 292
  • Hindmarsh, JH, 313, 314
  • Hodgson, VE, 8, 25, 28, 30, 35, 46, 223, 285, 289, 295, 308, 318
  • Hofstede, G., 111, 112, 113, 194, 195, 270
  • Hollway, W., 90, 147, 178
  • Holman, D., 43
  • Honey, P ., 49, 304
  • крючков, b., 231
  • Hopfl, H., 208
  • Houston, JE, 192
  • Howell, JE, 39
  • Hoy, J., 315, 322
  • Hubbard, R., 272
  • Huczynski, AA, 22, 57
  • Hudson, A., 95, 103
  • Hyland, T., 319
  • Iles, P., 115
  • Inglis , S., 250
  • Израэли, DN, 272, 277, 278
  • Jackall, R., 185, 192
  • Jackson, BG, 57
  • Jackson, T., 265
  • James, K., 191
  • Янсон, Л., 273
  • Жак, Р., 162
  • Джарвис, П., 300
  • Дженкинс, А., 117
  • Дженнингс, П.D., 56
  • Jermier, JM, 321
  • Jordan, B., 27
  • Jordan, M., 77, 78
  • Kakabadse, A., 64, 121
  • Kanter, RM, 128
  • Kassis, J., 265
  • Kaye, AR, 282
  • Keddy, N., 322
  • Kelly, GA, 260
  • Kemmis, S., 106, 313, 314
  • Kennedy, AA, 270
  • Keogh, R ., 302, 308
  • Kimmel, M., 136
  • Kjonstad, B., 190
  • Klein, M., 97
  • Knights, D., 169
  • Knowles, M., 12, 95, 313
  • Kohlberg, L., 189, 190, 191
  • Kolb, DA, 18, 49, 90, 92, 94, 114, 296, 305
  • Kotter , JP, 39, 164, 243
  • Kramarae, C., 223
  • Kress, G., 150
  • Krouwel, B., 243
  • Kunda, G., 151, 162
  • Lanoux, V., 265
  • Laurillard, D., 216, 220
  • Larsen, S., 218
  • Lash, S., 87
  • Lather, P., 319, 322
  • Latour, B., 184, 274
  • Laurent, A., 265, 270
  • Lave, J., 10, 21, 27–30, 33, 35
  • Lawler, E.J., 58
  • Lee, M.M., 205ff.
  • Legge, K., 139
  • Lessem, R., 255
  • Lewin, K., 97
  • Lewis, R., 285
  • Lieberman, M., 190
  • Lilley, S., 166
  • Lincoln, SY, 229, 238, 239
  • Livingstone, JS, 39
  • Lock, A., 41, 42
  • Locke, RR, 40, 42
  • Loden, M., 136
  • Lombardo, M., 308
  • Luckmann, T., 56
  • Luke, C., 106, 325, 326
  • Lyotard, JF, 217, 218, 220, 223
  • Mabey, C., 115
  • McCabe, D., 193
  • McCall, M., 308
  • McCarrey, M., 130
  • McConnell, D., 46, 221, 223, 282ff.
  • McCormick, DW, 312
  • McCormick, R., 41, 45
  • McDonald, DM, 184
  • McDonald, GM, 194
  • MacDonald, S., 44
  • McIntyre, AC, 187
  • McIntyre Дж.M., 49, 92
  • McKibbin, LE, 39, 275
  • MacLagan, P., 8, 186, 191, 192
  • McLaren, P., 319, 321, 324
  • McLaughin, H., 169, 172, 251
  • McLeay, S., 50
  • McNay, L., 128
  • [стр. 336]
  • Manham, I., 50
  • Mann, SJ, 8
  • March, JG, 58, 164
  • Marshall , J., 130, 137, 212, 227ff.
  • Марсик В.Дж., 5, 10, 30, 47, 49, 295, 305 и далее.
  • Мартон, Ф., 187, 318
  • Мейсон, Р., 282
  • Massey, D., 274
  • Mathison, DL, 192
  • Maynard, M., 325
  • Memmi, A., 129
  • Meyer, JW, 55, 56, 57
  • Mezirow, J. , 95, 302
  • Mintzberg, H., 26, 39, 243
  • Mirvis, PH, 48
  • Mitev, N., 22, 46, 173
  • Mocker, DW, 301
  • Moloney, M., 51
  • Monahan, SC, 56
  • Morgan, G., 18, 58, 59, 60, 111, 178, 179, 250
  • Morrison, A., 308
  • Morrison, A.M., 136
  • Mouton, JS, 48, 89
  • Mullender, R., 117
  • Muller, HJ, 173
  • Mumford, P., 30, 49, 296, 304
  • Murray, H., 40
  • Myers, JG, 308
  • Nelson, KA, 182
  • Nevis, EC, 299
  • Newbould, DV, 253
  • Nonaka, I., 33, 35
  • Nord, WR, 321
  • O’Brien , MJ, 305
  • Ogilvy, J., 229
  • Olshan, MA, 56
  • Ones, DS, 276
  • Orlikowski, W.J., 151
  • Orr, J., 31, 35
  • Ouchi, WG, 269
  • Palus, CJ, 257, 261
  • Paolitto, DP, 190
  • Parker, C., 64
  • Parlett, M ., 318
  • Partridge, SE, 45
  • Pascale, RT, 250, 269
  • Paton, R., 44
  • Pedler, M., 67, 92, 193, 245, 248ff., 284, 304, 324
  • Penn, WY, 190, 191
  • Peters, TJ, 39, 165, 270
  • Petrick, JE, 192
  • Pettigrew, A., 164
  • Pfeffer, J., 65, 164
  • Pinchot, E., 111
  • Pinchot, G., 111
  • Pirsig, RM, 116
  • Polanyi, M., 288
  • Popkewitz, TS, 319
  • Porter, JL, 173
  • Porter, LW, 39, 43, 275
  • Postman, N., 300
  • Powell, GN, 136, 138
  • Powell, WW, 55, 57, 58
  • Powers, EA, 43
  • Prasad, A ., 56, 106
  • Prasad, P., 56
  • Quinn, JB, 21
  • Rabinow, P., 85
  • Raelin, J.A., 46
  • Raimond, P., 275
  • Ralston, DA, 266
  • Ramirez, R., 250
  • Randall, M., 272
  • Randlesome, C., 242
  • Rathborn, S., 92
  • Ratiu, I., 112
  • Raven, J., 118
  • Reason, P., 49, 117, 227ff.
  • Reed, M., 105, 161, 208, 312, 323
  • Rehder, RR, 173
  • Reimer, J., 190
  • Reinharz, S., 235
  • Reischmann, J., 300
  • Reiss , AD, 276
  • Реми, Дж., 134
  • Rescher, N., 76
  • Revans, RW, 118, 169, 192, 248ff., 306
  • Reynolds, M., 3, 8, 22, 48, 91, 92, 98, 318, 319
  • Rice, AK, 94
  • Robinson, MJ, 75
  • Rodden, T., 282, 283
  • Roddick, A., 185
  • Roethlisberger, FJ, 89, 130
  • Roff, A., 256
  • Rogers, CR, 89, 95, 204, 308
  • Romanelli, E., 205
  • Rosch, E., 299
  • Rosener, JB, 136
  • Rosenkrantz, P.S., 130
  • Rowan, B., 55, 56
  • Rowan, J., 49, 117, 227, 228, 230
  • Rubin, IM, 49, 92
  • Russell, G., 218, 219
  • Ryncarz, RA, 189, 190
  • [Страница 337]
  • Said, E., 272
  • Salancik, G., 65
  • Saljo, R., 187, 318
  • Schein, EH, 89
  • Schlegelmilch, BB , 192
  • Schoenfelt, LF, 184
  • Schön, D., 18, 66, 250, 295, 296, 299, 302, 308
  • Schwartz, H., 192
  • Schwartz, P., 229
  • Scotson, JL, 277
  • Scott, WR, 55, 56, 57
  • Scully, D., 45
  • Seidler, VJ, 139
  • Selznick, P., 56
  • Senge, PM, 122 , 205, 245, 261
  • Sherif, M., 97
  • Shook, L., 305
  • Shotter, J., 47
  • Silver, M., 50
  • Silverman, D., 61
  • Simon, HA, 164
  • Simons, HW, 325
  • Sinclair, A., 133
  • Singh, JB, 184
  • Sjögren, A., 273
  • Skeggs, B., 128
  • Skolimowski, H., 229
  • Smircich, L., 128
  • Smith, PB, 244
  • Snell, RS, 8, 190, 191, 192, 194, 284
  • Snyder, B., 318
  • Soyland, AJ, 205
  • Spear, GE, 301
  • Spivak, GC, 272
  • Stallybrass, O., 60
  • Star, SL, 272
  • Stewart, R. , 212, 243
  • Стюарт, Р., 8, 10, 54
  • Штумпф, С.А., 49
  • Старрок, Дж., 141
  • Сучман, Л.А., 31, 35
  • Сучман, М.С., 64, 65
  • Тантон, М., 42
  • Тейлор, HJ, 223
  • Тейлор, Дж., 41
  • Тейлор, Дж. М., 257
  • Терпестра, Р. , 266
  • Thomas, AB, 24
  • Thompson, E., 299
  • Thorpe, DM, 190, 192, 251
  • Thorpe, R., 43, 44, 169, 172, 251
  • Toffler, BL, 184
  • Tomko, J., 184
  • Topham, P., 222
  • Torbert, WR, 234, 236
  • Tough, A., 301, 304
  • Townley, B., 62, 67
  • Treseder, J., 239
  • Trevino, LK, 182, 192, 193
  • Trompenaars, F., 112, 270
  • Tuckman, BW, 90 , 94
  • Tushman, ML, 205
  • Urry, J., 87
  • Urwick, LK, 129
  • Usher, RS, 319, 325
  • Van Velsor, V., 136
  • Varela, FJ, 299
  • Василюк, Ф., 204
  • Винс, Р., 170
  • Винтен, Г., 191
  • Фогель, Р., 130
  • Вагли, Р.A., 192
  • Walker, D., 302, 308
  • Ward, JV, 257
  • Waterman, RH, 39, 165, 270
  • Waters, JA, 26, 184
  • Watkins, KE, 5, 10 , 30, 47, 49, 300f.
  • Watson, T., 166–9, 171, 173
  • Weaver, GR, 185
  • Weber, J., 187, 191
  • Weber, M., 60
  • Weil, S., 49
  • Weingarter , L., 300
  • Weinstein, K., 250
  • Weisbord, MR, 261
  • Weldon, K., 305
  • Welton, M.Р., 321, 325
  • Венгер, Э., 10, 21, 27–30, 33, 35
  • Вертч, СП, 27
  • Уайт, А., 136
  • Уайт, Р.П., 136
  • Уайтхед, АН, 71ff.
  • Whittle, S., 57
  • Wildermeersch, D., 325
  • Willmott, H., 23, 46, 65, 105, 151, 161ff., 190, 251, 312ff.
  • Wills, S., 265
  • Wilson, A.L., 315, 316
  • Wiswell, B., 300
  • Yates, J., 151
  • Young, M.F.D., 287
  • Youngblood, S.A., 184
  • Yuval-Davies, N., 223
  • Zaheer, S., 273
  • Zeichner, K.M., 322
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *