Фото роджерс карл: Карл Рэнсом Роджерс — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, психолог — Общие дети, г. Воронеж

Автор: | 11.04.1976

Содержание

краткая биография, книги, вклад в психологию

Карл Рэнсом Роджерс – психолог, лидер гуманистического направления психологии. Уникальность его методов заключалась в универсальности и широком спектре использования. Наряду с Абрахамом Маслоу разрабатывал «Я-концепцию» – это в психологии означает формирование личности в процессе взаимодействия человека с социальной средой. Профессор активно работал над созданием и развитием личностно-ориентированной психотерапии. Признается одним из первых представителей гуманистической психологии.

Краткое описание метода работы

Особенность методологии, разработанной Роджерсом, в ее универсальности. Использовать ее можно как для групп, так и для индивидуальной работы, вне зависимости от таких факторов, как вид деятельности человека, религиозные взгляды. Помимо направленности воздействия, метод отличен тем, что может использоваться для урегулирования внутриличностных, межличностных и даже межгрупповых конфликтов. Третье направление уникальной терапии Роджерса – работа с широким спектром проблем клиентов. Это могут быть проблемы профессионального характера, сложности в любви и взаимоотношениях, иные психологические трудности. Особое внимание уделил Карл Роджерс браку и его альтернативам.

Особенная эффективность системы Роджерса проявилась во взаимодействии с детьми посредством игры. Успех имела также групповая терапия, суть которой заключается в помещении человека в искусственно созданную группу для наблюдения за его поведением.

Биография

Родился Роджерс 8 января 1902 года в штате Иллинойс, в чикагском предместье, которое носило название Оук-парк. Карл был средним ребенком, четвертым из шести. У него было четверо братьев и одна сестра. Семья Роджерсов жила в достатке, отец трудился инженером, смог достичь некоторых высот и финансово обеспечивал семью. В ранние годы Роджерс ни в чем не нуждался. Когда мальчику исполнилось 12 лет, он вместе с семьей отправился жить на западную чикагскую ферму, где и провел юность.

Карл Рэнсом Роджер всегда отмечал, что вырос в благополучной семье, где родители всегда любили детей и отличались особой чувствительностью. Однако единственной проблемой была бескомпромиссная религиозная позиция родителей. Несмотря на то что к маме и папе дети испытывали любовь и искренние эмоции, с возрастом догматичная приверженность фундаменталистским взглядам стала обрастать множеством вопросов и непониманием со стороны отпрысков.

Школьные годы

У Карла Роджера не было хороших друзей, только братья и сестра. Поэтому мальчик много времени уделял чтению, предпочитая оставаться наедине с какой-нибудь приключенческой книгой. Любовь к чтению и жажда знаний заставляли Роджерса хвататься за любую литературу, будь то словарь, энциклопедия или обычный справочник. Несмотря на скучную юность, биография Карла Роджерса достаточно яркая и насыщенная.

Карл отмечал, что никогда не участвовал в школьной деятельности вне уроков. За весь период обучения он сменил порядка трех школ, в каждой из которых не задерживался более двух лет. Из-за жизни на ферме путь в школу был не близким, поэтому времени на участие во внеклассной деятельности совсем не оставалось. В школьные годы мальчик жил в так называемой социальной изоляции. Но это не мешало ребенку учиться на отлично. Выдающиеся результаты Роджер демонстрировал в английском языке и естественных науках.

Свободное время

Время, проведенное на каникулах, также не было захватывающим и интересным: каждое лето мальчик работал на ферме до седьмого пота, поэтому об общении с друзьями и речи не шло. Если верить биографии Карла Роджерса, именно благодаря этому у него возник небывалый интерес к изучению природы.

Чтобы совместить приятное с полезным, он, занимаясь выполнением поручений родителей по хозяйству, записывал свои наблюдения о растениях и животных. Это превращало работу до изнеможения в своего рода игру. Мальчик коллекционировал и выращивал определенный вид ночных бабочек и изучал о них все, что только можно было найти в то время 14-летнему ребенку.

Университетские годы

После окончания школы Карл твердо был уверен, что свяжет свою жизнь с сельским хозяйством и станет фермером. В 1919 году Роджерс отправился на обучение в Висконсинский университет, пошел по стопам родителей. При определении с профилем выбор пал на научное земледелие.

Со второго курса Роджерс с головой ушел в религию, был завсегдатаем конференций, проходящих под девизом: «Наставляйте в христианской вере мир нашего поколения». В результате спустя некоторое время парень твердо решил готовиться к деятельности пастора.

Всемирная студенческая конференция

И только в 1922 году случилось то, что полностью изменило течение жизни Роджерса. В тот год в Пекине проходила конференция Всемирной студенческой христианской федерации. Роджерс вместе с девятью другими студентами был избран для поездки на данное мероприятие.

Практически полгода Карл провел за границей, где изучал не только религиозные, но и культурные отношения, которые фактически были противоположны устоявшимся традициям в его собственной семье. Длительное пребывание в восточной части земного шара перевернуло мир Роджерса с ног на голову. Его взгляды стали более лояльными и либеральными, а изученная информация поставила под сомнение божественность Иисуса. Можно сказать, что данная поездка освободила Карла от религиозных родительских «сетей».

Путешествие на Восток стало новым витком в жизни будущего психолога. Он возвратился в Висконсин и получил историческое образование в 1924 году. Роджерс прошел всего лишь один курс психологии (заочно).

Новая жизнь

Учеба подошла к концу, и Роджерс принял решение женится. Его невестой стала Хлен Элиот – однокурсница в Висконсине, которую Карл знал с самого детства. После обручения новоиспеченные муж и жена отправились в Нью-Йорк в либеральную объединенную теологическую семинарию. Жизнь в Нью-Йорке впечатлила Роджерса до глубины души, от отзывался о ней, как о возбуждающей и волнующей душу. Этот переезд был глотком свежего воздуха: Карл нашел новых друзей, проработал идеи и совершенно по-новому влюбился в жизнь, привычные вещи.

В семинарии он пришел к выводу, что у пастырей и психологов общая цель, которая заключается в помощи нуждающимся людям. Однако очарование религией постепенно растворялось, сменяясь разочарованием и скептицизмом. На последнем курсе Роджерс перевелся из теологической семинарии в Учительской колледж Колумбийского университета. Там он и получил образование в сфере психологии, как клинической, так и педагогической. Уже в 1928 году Роджерс стал магистром, а в 1931-м – доктором наук. Клиническая психология стала неотъемлемой частью его жизни.

Работа психологом

После получения степени доктора Карл приступил к работе психолога в Нью-Йорке, в обществе по предотвращению жестокости к детям. Фактически следующие 10 лет он занимался с неблагополучными детьми, разбираясь в их проблемах. Этот опыт серьезно повлиял на дальнейшее развитие биографии Карла Роджерса. Профессор стал директором Рочестерского центра помощи, но был на 100 % уверен, что эта должность должна принадлежать психиатру, а не психологу.

В 1939 году была выпущена в свет работа Роджера, которая носила название «Клиническое лечение проблемного ребенка». После публикации Карлу сразу же предложили перейти на работу в Университет Огайо профессором кафедры психологии.

Прошел всего год, и в 1940-м Роджерс отправился в Колумбийский университет, чтобы начать карьерный путь с нового листа. Это решение способствовало признанию заслуг ученого в области только развивающейся клинической психологии. Он успешно привлекал к работе талантливых сотрудников, публиковал работы, делился взглядами по поводу психотерапии. Уже в 1942 году Роджерс выпустил книгу «Консультирование и психотерапия», основанную на двухлетнем опыте работы. Помимо этого, разрабатывалась «я-концепция» (это в психологии система представлений индивида о самом себе, осознаваемая им часть личности, как указывалось выше). Разрабатывалась данная теория с широко известным в психологии человеком – А. Маслоу.

Профессорская деятельность

В 1945 году Роджерс вступил в должность профессора психологии и перешел в Чикагский университет, где по совместительству работал директором университетского центра консультаций. Высокое положение в университете предоставило шанс Роджерсу организовать консультативный центр для студентов последних курсов и аспирантов, где у них была возможность работать на равных с профессионалами.

К самому продуктивному периоду в жизни профессора можно причислить этап с 1945 по 1957 год. В то время он упорно трудился в Чикагском университете. Результаты проводимых исследований актуальны и по сей день. Логическим завершением бурного периода работы стал выпуск в 1951 году Карлом Роджерсом книги «Центрированная на клиенте терапия: ее современная практика, значение и теория».

Этот период был сложным для профессора. Работая с тяжелой пациенткой, Роджерс настолько углубился в ее проблемы, что был почти на грани срыва, поэтому отправился в трехмесячный отпуск, чтобы прийти в себя. По возвращении домой Карл обратился за терапией к своему бывшему студенту. Тогда он отметил, что работа консультативного центра была небесполезной, ведь ученый вырастил настоящих профессионалов своего дела, на которых мог положиться. На этом биография Карла Роджерса не заканчивается.

Возвращение к работе

1957 год ознаменовался тем, что Роджерс вернулся в Университет Висконсина для работы в отделениях психологии и психиатрии. В этот период профессор активно углубился в изучение и лечение больных шизофренией. Исследования и работа проводились в Государственном психиатрическом госпитале. Но признания эти исследования не получили, так как в процессе Роджерс столкнулся с рядом проблем. Часть коллектива была категорически против его подхода.

Уже в 1964 году Карлу Роджерсу пришлось уволиться из Висконсинского университета и отправиться в Западный институт бихевиоральных наук, который располагался на просторах Калифорнии. Это была благотворительная организация, целью которой были гуманистические исследования межличностных отношений. Через четыре года Роджерс перешел в Центр по изучению человека, где работал до самой смерти.

Умер профессор 4 февраля 1987 года в возрасте 85 лет от сердечного приступа во время операции на сломанном бедре. Внесенный Карлом Роджерсом вклад в психологию неоценим, а биография поистине впечатляющая.

Последние годы жизни

Перед смертью Роджерс активно ездил по миру с лекциями и семинарами, на которых наглядно демонстрировал принципы работы клиент-центрированной терапии. Профессор был удостоен множества наград, а его вклад в науку неоценим. Цитаты Карла Роджерса разлетелись по миру, но самым популярным стало следующее высказывание:

Я выразил идею, для которой пришло время, как будто камень был брошен в воду и поднял рябь.

К основным представителям гуманистической психологии следует также отнести Шарлотту Бюлер, К. Гольдштейна, Абрахама Маслоу, Гордона Олпорта.

Карл Роджерс — Брак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений читать онлайн

Брак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений

Вместо предисловия

Карл Роджерс и его гуманистическая психология

Карл Роджерс — один из основоположников гуманистической психологии, создатель «клиент центрированной» психотерапии, зачинатель движения «Группы встреч»[1]; его книги и статьи привлекли к нему многочисленных последователей и учеников.

Хотя в течение сорока лет его воззрения значительно менялись, они всегда оставались последовательно оптимистичными и гуманистическими. В 1969 году он писал: «У меня не вызывает симпатии распространенное представление, что человек по своей сути иррационален и что, следовательно, если не контролировать его импульсы, они приведут к разрушению себя и других. Поведение человека утонченно–рационально, человек тонко и вместе с тем достаточно определенно движется к тем целям, которых стремится достичь его организм. Трагедия большинства из нас состоит в том, что наши защиты не дают нам сознавать эту утонченную рациональность, так что сознательно мы движемся не в том направлении, которое естественно для нашего организма».

Теоретические воззрения Роджерса с годами эволюционировали. Он сам первым указывал, где изменилась точка зрения, где сместились акценты или изменился подход. Он побуждал других проверять его утверждения, препятствовал формированию «школы», бездумно копирующей его выводы. В своей книге «Свобода учиться» Роджерс пишет так: «Представляемая мною точка зрения, очевидно, предполагает, что фундаментальная природа человека, когда он действует свободно, конструктивно и заслуживает доверия». его влияние не ограничилось психологией. Оно было одним из факторов, изменявших представление об управлении в промышленности (и даже в армии), в практике социальной помощи, в воспитании детей, в религии… Оно сказалось даже на студентах факультетов теологии и философии. В тридцатые годы это был изменчивый, но, по–видимому, успешный способ работы с клиентами; в сороковые Роджерс, хотя и не совсем определенно, сформулировал это как свою точку зрения… «Техника» консультирования превратилась в практику психотерапии, что породило теорию терапии и личности; гипотезы этой теории открывали совершенно новое поле исследований, из которых вырос новый подход к межличностным отношениям. Теперь этот подход проникает в сферу образования как способ облегчить обучение на всех уровнях. Это способ создания интенсивного группового опыта, повлиявший на теорию групповой динамики.


Биографический очерк

Карл Роджерс родился 8 января 1902 года в Оук–Парке, Иллинойс, в состоятельной религиозной семье. Специфические установки родителей наложили тяжелый отпечаток на его детство: «В нашей большой семье к чужим относились примерно так: поведение людей сомнительно, нашей семье это не подобает. Многие люди играют в карты, ходят в кино, курят, танцуют, пьют, занимаются другими делами, которые неприлично даже называть. Нужно относиться к ним снисходительно, потому что они, наверное, не знают лучшего, но держаться от них подальше и жить своей жизнью в своем семействе».

Неудивительно, что в детские годы он был одинок: «У меня совершенно не было ничего, что я назвал бы близкими отношениями или общением». В школе Роджерс хорошо учился и очень интересовался науками: «Я считал себя одиночкой, не таким, как другие; у меня было мало надежды найти себе место в мире людей. Я был социально неполноценен, способен лишь на самые поверхностные контакты. Мои странные фантазии профессионал мог бы назвать шизоидными, но, к счастью, в этот период я не попал в руки психолога»[2].

Иной оказалась студенческая жизнь в Висконсинском университете: «Впервые в жизни я нашел вне семьи реальную близость и интимность». На втором курсе Роджерс начал готовиться в священники, а на следующий год поехал в Китай, на конференцию Всемирной студенческой христианской федерации в Пекине. За этим последовало лекционное турне по Западному Китаю. В результате этого путешествия его религиозность стала более либеральной. Роджерс почувствовал определенную психологическую независимость: «Со времени этой поездки я обрел собственные цели, ценности и представления о жизни, сильно отличавшиеся от воззрений моих родителей, которых я и сам до того придерживался».

Дипломный год он начал в качестве студента теологической семинарии, однако затем решил заниматься психологией в Учительском колледже Колумбийского университета. Этот переход до некоторой степени был вызван возникшими во время студенческого семинара сомнениями относительно религиозного призвания. Позже, будучи студентом–психологом, он был приятно удивлен тем, что человек может вне церкви заработать себе на жизнь работой с людьми, нуждающимися в помощи.

Роджерс начал свою работу в Рочестере (Нью–Йорк), в центре помощи детям, которых направляли к нему различные социальные службы: «Я не был связан с университетом, никто не заглядывал мне через плечо и не интересовался моей ориентацией… агентства не критиковали методы работы, а рассчитывали на реальную помощь». За двенадцать лет работы в Рочестере Роджерс перешел от формального, директивного подхода в консультировании к терапии, которую он позже назвал клиентцентрированной. Он писал об этом следующее: «Мне стало приходить в голову, что если только отказаться от потребности демонстрировать собственный ум и ученость, то в выборе направления для процесса лучше ориентироваться на клиента». Большое впечатление произвел на него двухдневный семинар Отто Ранка: «Я увидел в его терапии (но не в его теории) поддержку тому, чему я сам начал учиться».

В Рочестере Роджерс написал книгу «Клиническая работа с проблемным ребенком» (1939). Книга получила хороший отклик, и ему предложили должность профессора в университете Огайо. Роджерс говорил, что, начав академическую деятельность с вершины лестницы, он избежал давления и напряжений, которые на более низких ступеньках подавляют новаторство и творчество. Преподавание и отклик студентов вдохновили его на более формальное рассмотрение природы терапевтических отношений в книге «Консультирование и психотерапия» (1942).

В 1945 году Чикагский университет предоставил ему возможность создать основанный на его идеях консультационный центр, директором которого он оставался до 1957 года. Доверие к людям, будучи опорой его подхода, отразилось и в демократической политике центра. Если пациентам можно было доверять выбор направления терапии, то и персоналу можно доверять управление собственной рабочей средой.

Читать дальше

РОДЖЕРС Карл

Имя латиницей: Rogers Karl

Пол: мужской

Дата рождения:

08. 01.1902

Место рождения: Ок-Парк, штат Иллинойс, США

Дата смерти: 04.02.1987

Возраст (85)

Место смерти: Ла-Хое, штат Калифорния, США

Знак зодиака: Козерог

По восточному: Тигр

География: США.

Ключевые слова: автор, знание, медицина, наука, психолог.

Ключевой год: 1940

Карл РОДЖЕРС

американский психолог, один из лидеров «гуманистической психологии», основатель т. н. ненаправленной, или «центрированной на клиенте», психотерапии, при которой врач, вступающий в глубоко личностный контакт с пациентом, видит в нём не больного, а «клиента», берущего на себя ответственность за решение собственных проблем путем активизации творческого начала своего «Я». В 1940-1963 гг. – профессор университетов Огайо, Чикаго и Висконсина. С 1964 г. – директор Центра по изучению личности в Ла-Джолла (Калифорния). В своей теории личности различает две системы регуляции поведения: организм, стремящийся сохранить и усилить себя; «Я» личности как особая область в поле опыта индивида, которая складывается из системы восприятий и оценок личностью своих черт и отношений к миру. При жесткой структуре «Я» не согласующийся с ней опыт воспринимается как угроза личности и при своем осознании либо подвергается искажению, либо вовсе отрицается. Цель ненаправленной психотерапии – так перестроить структуру «Я» личности, чтобы она стала гибкой, открытой по отношению ко всему опыту. Представляемая им т. н. экзистенциальная, или «гуманистическая психология», сложившаяся под влиянием иррационалистической философии экзистенциализма, приобрела в 1950-60-х гг. широкую популярность в США и претендует на роль «третьей силы» (наряду с фрейдизмом и бихевиоризмом) в исследовании человеческого поведения.

Связи (1) Источники (1)
  • Большая советская энциклопедия. 3-е издание
Наверх

Карл Роджерс: Брак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений

Брак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений

Вместо предисловия

Карл Роджерс и его гуманистическая психология

Карл Роджерс — один из основоположников гуманистической психологии, создатель «клиент центрированной» психотерапии, зачинатель движения «Группы встреч»[1]; его книги и статьи привлекли к нему многочисленных последователей и учеников.

Хотя в течение сорока лет его воззрения значительно менялись, они всегда оставались последовательно оптимистичными и гуманистическими. В 1969 году он писал: «У меня не вызывает симпатии распространенное представление, что человек по своей сути иррационален и что, следовательно, если не контролировать его импульсы, они приведут к разрушению себя и других. Поведение человека утонченно–рационально, человек тонко и вместе с тем достаточно определенно движется к тем целям, которых стремится достичь его организм. Трагедия большинства из нас состоит в том, что наши защиты не дают нам сознавать эту утонченную рациональность, так что сознательно мы движемся не в том направлении, которое естественно для нашего организма».

Теоретические воззрения Роджерса с годами эволюционировали. Он сам первым указывал, где изменилась точка зрения, где сместились акценты или изменился подход. Он побуждал других проверять его утверждения, препятствовал формированию «школы», бездумно копирующей его выводы. В своей книге «Свобода учиться» Роджерс пишет так: «Представляемая мною точка зрения, очевидно, предполагает, что фундаментальная природа человека, когда он действует свободно, конструктивно и заслуживает доверия». его влияние не ограничилось психологией. Оно было одним из факторов, изменявших представление об управлении в промышленности (и даже в армии), в практике социальной помощи, в воспитании детей, в религии… Оно сказалось даже на студентах факультетов теологии и философии. В тридцатые годы это был изменчивый, но, по–видимому, успешный способ работы с клиентами; в сороковые Роджерс, хотя и не совсем определенно, сформулировал это как свою точку зрения… «Техника» консультирования превратилась в практику психотерапии, что породило теорию терапии и личности; гипотезы этой теории открывали совершенно новое поле исследований, из которых вырос новый подход к межличностным отношениям. Теперь этот подход проникает в сферу образования как способ облегчить обучение на всех уровнях. Это способ создания интенсивного группового опыта, повлиявший на теорию групповой динамики.


Биографический очерк

Карл Роджерс родился 8 января 1902 года в Оук–Парке, Иллинойс, в состоятельной религиозной семье. Специфические установки родителей наложили тяжелый отпечаток на его детство: «В нашей большой семье к чужим относились примерно так: поведение людей сомнительно, нашей семье это не подобает. Многие люди играют в карты, ходят в кино, курят, танцуют, пьют, занимаются другими делами, которые неприлично даже называть. Нужно относиться к ним снисходительно, потому что они, наверное, не знают лучшего, но держаться от них подальше и жить своей жизнью в своем семействе».

Неудивительно, что в детские годы он был одинок: «У меня совершенно не было ничего, что я назвал бы близкими отношениями или общением». В школе Роджерс хорошо учился и очень интересовался науками: «Я считал себя одиночкой, не таким, как другие; у меня было мало надежды найти себе место в мире людей. Я был социально неполноценен, способен лишь на самые поверхностные контакты. Мои странные фантазии профессионал мог бы назвать шизоидными, но, к счастью, в этот период я не попал в руки психолога»[2].

Иной оказалась студенческая жизнь в Висконсинском университете: «Впервые в жизни я нашел вне семьи реальную близость и интимность». На втором курсе Роджерс начал готовиться в священники, а на следующий год поехал в Китай, на конференцию Всемирной студенческой христианской федерации в Пекине. За этим последовало лекционное турне по Западному Китаю. В результате этого путешествия его религиозность стала более либеральной. Роджерс почувствовал определенную психологическую независимость: «Со времени этой поездки я обрел собственные цели, ценности и представления о жизни, сильно отличавшиеся от воззрений моих родителей, которых я и сам до того придерживался».

Читать дальше

Карл Роджерс: Человек — это текущий процесс

Карл Рэнсом Роджерс – выдающийся американский психотерапевт, который подарил миру гуманистическую психологию. Будучи одним из создателей этого направления, он внес значительный вклад не только в теорию психологии, разработав теорию «я-концепции», но также создав свой особый «роджерианский» психотерапевтический метод – личностно-ориентированную психотерапию.

ЗДЕСЬ ПРИВЕДЕНЫ НЕКОТОРЫЕ ЕГО ЦИТАТЫ.

«Многочисленные проблемы возникают, когда мы пытаемся оправдать ожидания других, вместо того, чтобы определить наши собственные.»

«Бытие самим собой не решает проблем. Оно просто открывает новый путь существования, в котором больше глубины и силы переживаний чувств, больше широты и разнообразия.»

«Слова и символы так же относятся к миру к реальности, как карта к территории, которую она представляет. Мы живём по воспринимаемой «карте», которая никогда не есть сама реальность.»

«Человек «знает» что он на верном пути, задолго до того, как он будет «знать» каково действительно решение»

«Человек — это текущий процесс, а не застывшая, статичная сущность; это текущая река изменений, а не кусок твёрдого металла; это постоянно изменяющееся соцветие возможностей, а не застывшая сумма характеристик.»

«Возникает любопытный парадокс – когда я принимаю себя таким, каков я есть, я изменяюсь. Я думаю, этому научил меня опыт множества клиентов, равно как и мой собственный, а именно: мы не изменяемся до тех пор, пока безоговорочно не принимаем себя такими, каковы мы есть на самом деле. А затем перемена происходит как бы незаметно.»

«В психотерапии экзаменует сама жизнь.»

«Если я говорю, что “принимаю” вас, но ничего о вас не знаю, то на самом деле это – поверхностное принятие, и вы понимаете, что оно может измениться, если я по-настоящему вас узнаю.»

«Если я хочу способствовать личностному росту других в отношениях со мной, то должен расти сам; и хотя зачастую это болезненно, но очень обогащает.»

«Когда мы достигаем развилки и не знаем, какое направление выбрать, чтобы попасть в нужное место, тут-то мы и начинаем анализировать ситуацию. Мышление начинается именно в этот момент.»

«Фермер не может заставить росток развиваться и прорастать из семени, он может лишь создать такие условия для его роста, которые позволят семени проявить свои собственные скрытые возможности. Так же обстоит дело и с творчеством.»

«Я думаю, в нашей культуре все подвержены следующему штампу: “Каждый человек должен чувствовать, думать и верить так же, как я”. »

«Иногда мне бывает трудно понять, кто больше нанес мне урона – мои “друзья” или мои враги.»

«Если ученый в какой-то степени пытается что-то доказать не себе, а кому-то еще (а я не раз допускал эту ошибку), значит, он использует науку для защиты от угрозы своей личности.»

«Когда человек живет с маской, не выражаемые им чувства копятся до тех пор, пока не достигнут какой-то критической точки; тогда они обычно вырываются наружу по какому-то весьма незначительному поводу.»

Источник psychologies.today

Мы в СССР глазами Карла Роджерса — РОС в действии — Педагогам школ и гимназий — Библиотека

      «Ты слишком давишь. Ты мне не нравишься!»
      «Моя жена и я часто ссоримся»
      «Ваш директор забрал у нас часть мест»
      «Вы лжете!»
      «Я думаю, что Вас (Карл) подкупили, чтобы Вы сказали это!»
      «Никто не посочувствует тому, насколько тяжело быть учителем»
      «Я почти полностью изолирован от своего сына от первого брака»
      «На самом деле я не знаю, кто я есть»
      «Мне нравится молчаливая жена, которая лишь подает мне еду. Конечно же, я шучу»
      «Вы просто завидуете им!»
      «Я думаю, что на самом деле ни один из нас не говорит, что он чувствует»

     
Эти высказывания отобраны из первых сессий двух интенсивных семинаров. Где же проводились эти группы — в Калифорнии, Бразилии, Италии? Нет, это были две группы профессионалов — психологов, педагогов, ученых, —
проведенные в Москве и Тбилиси, городе, расположенном в южной части Советского Союза.
      Как же все это произошло? Как часто бывает, всему предшествовала большая напряженная и продуманная
подготовительная работа. Рут Сэнфорд знала, что я хотел встретиться с группами в Советском Союзе. Она знала также, что говорящий по-русски и имевший много контактов в России Фрэнсис Мейси из Ассоциации Гуманистической Психологии занимался организацией американо-советских обменов. После бесплодных поисков Рут случайно встретила Френсиса в Москве, где она была в туристической поездке, и они незамедлительно начали строить планы нашей совместной поездки втроем в Советский Союз.
Затем последовал уже ряд усилий, предпринятых Мейси и увенчавшихся приглашением Министерства образования, приглашением, спонсированным д-ром Алексеем Матюшкиным, пригласившим Карла Роджерса, Рут Сэнфорд и Фрэнсиса Мейси провести семинары в Москве и Тбилиси с оплатой всех расходов в стране пребывания за счет советской стороны. Это приглашение было датировано 3 июня 1986 года, а рабочими днями были числа с 25 сентября по 15 октября 1986 года. К тому времени Руг и я уже отправили очень детальные описания того, что мы хотели делать, преимущественный акцент был сделан на интенсивных пяти- или шестидневных семинарах в каждом городе с участием не более 30 заранее отобранных человек, предполагалось провести также публичные встречи с приглашением всех
желающих. Темы семинаров были предложены и Институтом2 общей и педагогической психологии, директором которого является д-р Матюшкин, и нами. Акцент в этих темах был сделан на гуманистическом образовании, индивидуализированном обучении и методах стимулирования креативности.
Мы с трудом могли поверить, что эти две последние темы были интересны советским официальным лицам, но именно так обстояло дело.

ПУБЛИЧНЫЕ ВСТРЕЧИ

      Хотя для нас высшим приоритетом были эти интенсивные группы, некоторые публичные встречи заслуживают внимания. Первая из них была организована д-ром Матюшкиным в аудитории его института, вмещающей триста пятьдесят человек. Примерно сорок или пятьдесят человек, не вместившихся в эту аудиторию, находились в другой комнате. Рут и я говорили так, как мы привыкли, по очереди, передавая слово друг другу; все сказанное нами переводилось на русский язык Димой и Ириной, нашими преданными и добросовестными переводчиками.
      Мы объяснили, что существует возможность демонстрационного терапевтического интервью, чему собравшиеся были рады. Во время короткого перерыва Рут отобрала клиента из числа добровольцев, и я провел интервью. Оно не было простым. Говорившая по-английски клиентка и я сидели друг против друга на сцене, у каждого из нас был микрофон. За нами стояли переводчики, переводившие каждое предложение на русский язык. Все это казалось настолько искусственным, что трудно поверить, насколько интенсивным и глубоким было такое интервью. Женщина-клиент говорила о своих трудностях в отношениях с мужем и семнадцатилетним сыном и о своих отношениях с матерью. Несмотря на то, что она взрослая женщина, она все еще чувствует себя зависимой от своей матери, боится ее, опасается отстаивать себя в отношениях с ней. В своей жизни она по большей части вполне успешна, но приходя к себе домой, туда, где живет ее мать, она оказывается почти полностью зажатой и парализованной. Она боится, что рано или поздно взорвется. Я стремился быть ее понимающим спутником по мере того, как она исследовала свои отношения и свое Я. К концу интервью она стала, по крайней мере, более обстоятельной в открытом выражении своих чувств в связи с этими отношениями.
      По поводу этого интервью было о чем поговорить, и аудитория оказалась явно обрадована такой возможности. Вопросы задавались и мне, и клиентке, высказывались разного рода комментарии и интерпретации. Я должен был защитить клиентку от того, чтобы она не стала объектом чрезмерно усердных и «глубоких» интерпретаций.
      Утренняя сессия продолжалась с 10 до 13 часов, дневная — с 15 до 18 часов и состояла главным образом из ответов на весьма различные по своему содержанию вопросы.
      Позднее в Московском университете состоялась другая публичная встреча с аудиторией примерно в девятьсот человек — студентов и преподавателей. И вновь демонстрационное интервью дало присутствующим возможность почувствовать клиенто-центрированный (человекоцентрированный) подход к терапии — возможность косвенно
ощутить мощное влияние эмпатического понимающего слушания. На этот раз это было довольно трудное интервью с женщиной, настоятельно просившей совета. Она была опечалена тем, что больше не чувствует любви к своей восемнадцатилетней дочери, и хотела получить в этой связи рекомендацию.
Когда ее ожидания не оправдались, она была разочарована. И только в конце беседы, уже уходя со сцены, она сказала: «Думаю, что теперь я знаю, что во мне происходит».
      После перерыва аудитории была предоставлена возможность для диалога. Мы попросили задавать вопросы
только в устной форме, но публика настаивала на том, чтобы задавать их письменно, и скоро перед нами образовалась кипа из сотни таких вопросов, ни на один из которых нельзя было ответить в ходе этой встречи. Однако это было показателем напряженного интереса. Эти вопросы были позднее переведены и проанализированы. Они обнаруживали хорошую информированность, были серьезными, опробывающими теорию и ее ограничения, и варьировали от вопросов о безусловном позитивном принятии и отношении к личным потребностям терапевта до роли религии в
терапии.
      Таким образом, в Москве в ходе публичных встреч и семинара мы встретились почти с двумя тысячами человек, хотя определенное их число составляли те, кто посетил более одной из проведенных нами сессий.

ЧТО МЫ ОБНАРУЖИЛИ

      Я постараюсь резюмировать некоторые из тех установок и ситуаций, которые мы обнаружили как во время публичных встреч, так и в ходе проведения интенсивных групп.
  Мы обнаружили чрезвычайный интерес к гуманистической психологии и к клиенто-центрированному/человекоцентрированному подходу. Знание моей работы было весьма распространенным. Когда в университетской аудитории я спросил, кто прочитал хотя бы одну написанную мной статью или главу из книги, по крайней мере, 85 процентов присутствовавших подняли руки. Когда мы были в гостях у женщины-профессора, то выяснилось, что она преподает способом, центрированным на учащихся (с обычными для этого способа трудностями) и что ее муж-математик, будучи в восторге от моей статьи об эмпатии, перевел ее на русский язык, после чего эта статья
была включена в состав хрестоматии, содержащей публикации многих знаменитых психологов из разных стран.
      Мы обнаружили в составе своих аудиторий много опытных терапевтов и квалифицированных психологов. Оказалось, что педагогов было относительно мало, хотя и предполагалось, что именно на сфере образования должен был быть сделан акцент всего нашего визита. Да и те педагоги, которые были в аудитории, обнаруживали себя гораздо менее явственно, нежели это делали психологи.

      Мы обнаружили, что и в Москве и в Тбилиси отправленные нами за несколько месяцев материалы изучались и обсуждались на специально организованных для этого семинарах. Многие из этих материалов были переведены на русский и грузинский языки. Мы обнаружили, что в Институте д-ра Матюшкина весьма заинтересованы в публикации в русском переводе моей недавно опубликованной книги «Свобода учиться 80-е годы»3
      Мы обнаружили значительную личностную открытость людей как в больших, так и в малых аудиториях. Было желание открыто проговаривать как скептические и негативные установки по отношению к нам, так и установки в нашу поддержку. Почти все вопросы и комментарии были тщательно продуманными и основывались на хорошем знании предмета. Мы обнаружили массу личной человеческой теплоты и гостеприимства. Мы получили множество подарков, многие из них были с дарственными надписями, идущими явно от сердца.
      Мы обнаружили некоторые специфически советские привычки и манеры. Например, почти все в СССР — очень хлопотное дело. Приготовление еды, организация встречи, решение о том, какую машину взять, — все является предметом продолжительного и жаркого обсуждения. Другое открытие состояло в том, что расписания и планы, казавшиеся ясными и определенными, очень часто менялись в самый последний момент по причинам, представлявшимся довольно неясными. Еще одно открытие состояло в том, что на основании различных намеков и
косвенных заявлений мы поняли, что политика советской иерархически организованной бюрократии является еще более сложной, чем соответствующая политика в Соединенных Штатах.
      Вероятно, наиболее важное из того, что мы обнаружили, состоит в том, что профессионалы, с которыми мы контактировали, — а именно к ним мы приехали, чтобы их узнать, — были поразительно похожи на своих двойников из США своими проблемами и озабоченностями, своими надеждами, связанными с будущим, своими личными притязаниями.

ЧТО МЫ ПРИВЕЗЛИ

      Фрэн Мейси привез с собой знание разговорного русского языка, которое было неоценимо, блестящую способность устанавливать контакты, знание советской жизни и советских манер и способность обсуждать планы. Рут и я привезли много всего. Возможно, наиболее важным было то, что мы привезли последовательную теорию психотерапии и ее приложений к таким областям, как образование, менеджмент и разрешение конфликтов. Мы привезли большой опыт совместной работы как с большими, так и с малыми группами. В больших группах мы привыкли проводить совместные
презентации, отвечать на самые разные вопросы и комментарии. У нас был также опыт организации, проведения и обсуждения демонстрационных терапевтических интервью.
      Что касается малых групп, то мы привезли опыт фасилитаторов, восприимчивых как к негативным, так и к позитивным чувствам, адресованным как организациям и индивидам, так и к нам самим. Мы привыкли разрешать группе развиваться в ее собственном направлении и течении и постепенно усиливать себя. Мы привезли с собой готовность к тому, чтобы в наших взаимоотношениях друг с другом, в наших взаимоотношениях как с большими, так и с малыми группами, и в наших взаимоотношениях с индивидами из этих групп жить в соответствии с человекоцентрированным образом бытия. Мы привезли готовность быть отдельными людьми, способными отличаться друг от друга, дополнять и поддерживать друг друга. Мы привезли терпение. Иногда мне казалось, что оно было наиболее ценным предметом, которым мы владели: готовность ждать во время разговора, молчания, ругани, неопределенности, готовность ждать того, что процесс будет развиваться по своим собственным законам.
      Мы привезли с собой готовность выражать наши собственные устойчивые переживания как свои собственные чувства, а не как обвинения или комментарии в отношении других людей. В один из моментов я выразил свои переживания шока в отношении того, что участники группы делали друг с другом. Я опишу это позднее. Во время последней утренней сессии в одной из интенсивных групп, Рут не смогла сдержать в себе свои чувства. Она открыла сессию, сказав что со вчерашнего утра она все отчетливее и отчетливее осознавала, что в группе ее почти полностью игнорировали. Во время большой публичной встречи она чувствовала, что ее принимают как полноправного человека, и в этой группе многие участники подходили к ней в личном порядке. Она не просила утешения или проявлений симпатии, и ей не нужен был какой бы то ни было словесный ответ, но она хотела, чтобы люди знали, что у нее есть как интеллект, так и чувства, которые она уважает, и что она испытывает возмущение, когда их игнорируют. Является ли обращенность членов группы к мужчине как авторитетной фигуре, культурно обусловленным ожиданием?

     Ответом было продолжительное молчание, за которым последовало очень глубокое и время от времени очень горячее обсуждение отношений между мужчинами и женщинами, единственное обсуждение этой темы, которое было у нас в СССР.
      Наконец, мы привезли с собой готовность адаптироваться, насколько это было возможно, к проявленным нуждам и запросам принимавших нас институтов и их персонала. Однако у этой готовности был свой предел. Мы должны были
быть непреклонно настойчивыми, чтобы высвободить некоторое время для отдыха и расслабления. В противном случае наши хозяева наполнили бы каждую минуту нашего бодрствования запланированной работой или импровизированными мероприятиями.

ПРОЦЕСС В ИНТЕНСИВНЫХ ГРУППАХ

      Мы просили, чтобы в каждой из интенсивных групп было не более тридцати человек, поскольку, в соответствии с нашим опытом, в более многочисленной группе становится трудно развить ту глубину и интенсивность личного общения, которые возможны в интенсивной группе.
       Перед первой встречей московского интенсива д-р Матюшкин пришел к нам почти со слезами на глазах. Процесс отбора участников оказался ужасно трудным, и, в конце концов, ему пришлось довести их число до сорока, но он не видел никакой возможности еще более сократить это число. Мы, наконец, согласились на сорок участников, и во время публичной встречи он зачитал фамилии сорока людей, включенных в список. Мы видели радостные улыбки и слышали ропот несогласия.
      На следующий день, войдя в комнату для работы малой группы, мы обнаружили в ней, по крайней мере, сорок пять человек. Нас было пятеро (Фрэн, Рут, я и двое переводчиков), так что пятьдесят человек образовали в этой комнате настоящую толпу. Затем мы узнали, что некоторые из тех, чьи фамилии были в списке, «стоят за дверями» (эту фразу мы должны были выслушивать в этот день вновь и вновь), и что изрядное число тех, кто был в комнате, пробились туда буквально силой.
      Мы успокоились (как я полагал), и Рут и я открыли первую сессию короткими вводными замечаниями. Я особенно подчеркнул то обстоятельство, что хотя и мы, и Матюшкин, и другие люди много сделали для того, чтобы собрать эту
группу, она является теперь нашей группой, а не группой Карла и Рут. Я высказал надежду на то, что мы сможем объединить здесь когнитивное и эмоциональное, личное и профессиональное. Я выразил также надежду, что мы сможем сделать так, чтобы и сами участники группы почувствовали себя более сильными. В заключение я сказал, что группа найдет свое направление и пойдет в соответствии с ним.
      Нам было интересно, будет ли легко группе выражать чувства во время первой встречи. Об этом нам не следовало беспокоиться! Редко, если когда-либо вообще, мне доводилось слышать такие личные злобные выпады, такую ужасную жестокость, непосредственно направленную на присутствующих.
      Были обвинения в несправедливости. Было негодование тех, кто пробился в группу. Было чувство, что в отношении некоторых групп людей допущена дискриминация. Было сильное чувство, что некоторые должны быть
вышвырнуты вон, особенно один мужчина, который принес арбуз в качестве примиряющего подношения, показывающего, что он знал, что не был в списке, но хотел быть в нем. Было также сильное чувство, что ни один из
тех, чьи фамилии были зачитаны публично, не должен уйти. Были решения и контррешения, атаки и контратаки. Иногда все это достигало крещендо выкрикиваемых обвинений, предложений и вопросов.
      Д-р Матюшкин, отвечавший за официальный список, чувствовал, что его обязанности делают для него невозможным членство в группе, так что группе стало ясно, — надо установить свое собственное членство. Рут высказала сильное желание, чтобы группа была действительно малой группой. Я, в соответствии с моим мягкосердечием, чувствовал, что, возможно, мы сможем принять более сорока человек, на которых мы были согласны ранее. Хотя в то время об этом ничего не было сказано, впоследствии мы поняли, что для участников группы это разногласие, этот «антагонизм» между двумя фасилитаторами стал предметом озабоченности. Некоторые из них почувствовали, что мы, должно быть, запланировали его таким образом, чтобы спровоцировать дальнейший конфликт в группе.
     
      После нескольких часов пререканий один мужчина заявил, что уступает свое место в группе, чтобы дать возможность кому-либо еще быть в ней. Два члена группы, фамилии которых определенно были произнесены на
публичной встрече, были включены в группу. Две женщины покинули ее. Все это, однако, не устранило ту горечь, которая чувствовалась весь день. Спор был настолько желчным и громким, что и у Рут, и у меня редко появлялась возможность как-то прореагировать. Было мало возможностей для эмпатического понимания. Спокойствие, принятие и нежелание оценивать или принимать решения за группу — таким был наш начальный вклад. Я предложил провести несколько минут в тишине, прежде чем мы расстанемся до следующего дня. В конце этого дня один опытный профессионал сказал нам, что эти пререкания продолжались бы до тех пор, пока мы не дали бы какого-либо намека, чтобы остановить их, и, что было существенно, что мы бы подали некий сигнал, так что горечь смогла бы сойти на нет. Согласно моему собственному чувству, когда члены группы представили себе той ночью, что у них есть четыре дня, которые они должны быть вместе, и что они могут, если захотят, провести все эти четыре дня в пререканиях, у них возникло желание попытаться изменить ход занятий.
      Второй день начался с драматической перемены климата. Люди думали об этом всю ночь. Им не нравилось то, что они делали друг с другом. Им не хотелось потратить все свое время на решение вопроса о членстве в группе. В результате, хотя этот вопрос и возникал эпизодически и на короткое время, день прошел в гораздо более личном общении. Было положено начало попыткам действительно слушать друг друга, хотя этих попыток было немного. По большей же части, когда человек выражал некоторую личную проблему, была ли это семейная проблема или озабоченность в связи с самим собой или, как это было в одном случае, в связи с негативными чувствами по отношению к некоторым членам группы, реакции на все это следовали незамедлительно.
     
      Почти неизменно они были исследовательскими дознаниями, догматическими и оценочными интерпретациями, интеллектуальными анализированиями, критическими оценками или личностными нападками. В предыдущем разделе
статьи уже упоминалось, что я оказался настолько потрясен манерой, в которой эти люди — преимущественно терапевты — общались друг с другом с очевидным стремлением помочь, что, в конце концов, не смог сдержать свои чувства. Я сказал, что когда человек выражает нечто личное, он (или она) оказывается выставленным на всеобщее обозрение и ранимым, и что это весьма рискованный опыт. Я чувствовал, что в ситуациях такого рода люди гораздо более чувствительны к нападкам со стороны, нежели когда они наглухо застегнуты в свои обычные защиты. И, тем не менее, именно тогда, когда члены группы проявляли себя таким образом, группа оказывалась наиболее жестокой в своих интерпретациях, дознаниях и негативных суждениях. Я почувствовал ужас от происходящего и так и сказал. Моя вспышка была встречена продолжительным молчанием, но позднее стало ясно, что она оказала мощное влияние.
      Я убежден, что именно в ходе второго дня стало очевидно, что многие личные проблемы участников связаны с большой частотой разводов. В этой образованной и искушенной группе это обстоятельство было аналогично тому, что мы имеем в Соединенных Штатах. Одна из женщин говорила о том, как она и ее муж постепенно вырабатывали способ более позитивных и, по-видимому, более постоянных взаимоотношений. Она была явным исключением. Почти от каждого можно было услышать нечто следующее; «Когда я ушла от первого мужа…», «У меня проблема с ребенком от
второго брака»; «Если я уйду от моей второй жены…». Было обсуждение ненадежности и отстраненности детей от предыдущих браков; трудности поддержания отношений с детьми, когда они живут отдельно; вмешательства бывших жен, тещ и свекровей — всей гаммы отношений.
      Одна школьная учительница (в действительности она была и директором школы, и учительницей) из группы выразила желание участвовать со мной в демонстрационном интервью перед группой. Мы сели на стулья друг перед
другом, но так продолжалось только до тех пор, пока не началось само интервью. Она почти не смотрела на меня, но буквально взрывалась в направлении группы, говоря о том, как бесполезны были психологи, когда они пришли в ее школу. Учителям были нужны советы, но они их не получили, или же эти советы были бесполезны. Кроме того, психологи совсем не понимали, что значит быть учителем в школе. Она рассказала, как однажды в одном из классов школы перекрасили стены, а потом она вошла в этот класс и увидела, что на его стенах дети оставили на память
о себе отпечатки рук и ног. Она рассказала об одной экскурсии на природу с учащимися, во время которой двое из них незаметно ушли из группы с мальчиком, который жил в тех местах, и все это вызвало у нее настоящий ужас, поскольку она подумала, что школьники заблудились в лесу. Она изливала обвинение за обвинением, и, тем не менее, сквозь все эти обвинения совершенно явственно проявлялись и ее любовь к детям, и то что она не так уж расстроена всеми этими проблемами, и что она гордится тем фактом, что ее школа была названа кем-то из посетителей «психбольницей», потому что она допускала в ней столько свободы, и, короче говоря, она проявила себя как предельно склонный к инновациям и сензитивный педагог, стремящийся создать для детей атмосферу свободы.
И, тем не менее, в тех случаях, когда проговаривалось ее признание в этом качестве, она сразу же начинала отвергать его. Ситуация в целом была забавной, поскольку время от времени я пытался перекрыть течение этого стремительного потока, а мне это совершенно не удавалось. Она стремилась к тому, чтобы ее услышали, и ее услышали! Не было никакого сомнения в том, что люди в группе слушали ее и что они пришли к более ясному пониманию того, каково быть учителем одаренных, нестандартно мыслящих детей из интеллигентных семей (как выяснилось впоследствии,
она была директором экспериментальной школы при Институте общей и педагогической психологии, директором которого был Матюшкин).

ТРИАДЫ

      К утру третьего дня с некоторой долей уверенности можно было предположить, что группа могла быть готова к чему-то иному. Мы предложили опыт эмпатии и разъяснили, что имеем в виду. Группа была озадачена, но вместе с тем заинтересована. Мы предложили провести некую демонстрацию в центре группы. Женщина, первая вызвавшаяся быть
добровольцем, сказала, что хотела бы быть наблюдателем, затем появился доброволец-клиент, а еще один доброволец без особой охоты согласился быть терапевтом. Было предложено, что клиент не будет играть роль клиента, но расскажет о некоторой проблеме, которая его по-настоящему заботит. Клиент рассказал о действительно трагичном отчуждении, существующем между ним и его детьми. Помощь терапевта не была существенной, и, тем не менее, облегчение оказалось значительным. Когда произошла смена ролей, и наблюдатель стала клиентом, а клиент —
терапевтом, люди начали понимать идею и стали проявлять все большее внимание к происходящему. И здесь как раз наступило время обеденного перерыва.
      После обеда, когда были сформированы триады, шлюзовые затворы были открыты по-настоящему. (То же самое было и в тбилисской группе, из которой взяты отдельные примеры.) Один мужчина буквально утопил терапевта и наблюдателя, которыми были молодые женщины, в своем огорчении, возмущении и критицизме в отношении своей
дочери. Он относился к ним отчасти так, как если бы перед ним была его дочь. Они не могли остановить этот поток. И им, и ему казалось, что эти излияния, продолжавшиеся в течение долгого времени, невозможно завершить.
      Другой мужчина — один из наиболее теоретически ориентированных и рационально и логически мыслящих людей в группе — оказался совершенно личным в общении, когда рассказал о совершенно разных проблемах, которые были у него с двумя его дочерьми. Когда он говорил на личном уровне, он выглядел как совершенно другой человек.
     
     Одна из женщин излила свои чувства в связи с теми ограничениями, которые налагали на нее родители в раннем детстве. Она говорила в течение сорока минут, совершенно игнорируя пятнадцатиминутный лимит, установленный для смены позиций.
     Во многих случаях терапевты оказались довольно неопытными и в действительности совершенно незнакомыми со слушанием без оценивания. Их реакции были исполнены советов, собственного опыта, интерпретаций поведения — всего, кроме эмпатического слушания, которое они пытались практиковать. Было совершенно ясно, что быть по-настоящему услышанным, услышанным без оценки, — это событие, возможно, еще более редкое в Советском Союзе,
чем в Соединенных Штатах. Столь же ясным было то, что люди изголодались быть услышанными без осуждения и интерпретации, такими, какие они были.
      Опыт участия в триадах оказался очень ценным и отрезвляющим уроком для всех заинтересованных участников, свидетельством того, что, хотя они читали о слушании, рассуждали о нем, преподавали его, в действительности они его никогда не проделывали!
      По мере того как группа продвигалась вперед, на поверхность всплывало много серьезных и глубоких тем. Было обсуждение темы смерти и умирания и того, можно ли позволить человеку умереть, допустимо ли это вообще. Директор института в Тбилиси открыто обсуждал свою управленческую политику. Ему хотелось бы стать гуманным, однако он чувствовал, что почти ничего не знает о том, как это делать. Его коллеги и подчиненные были очень открыты в общении с ним. Подобное отношение представлялось весьма позитивным и развивающим. Затем уже по моей инициативе состоялось продолжительное обсуждение разрыва супружеских отношений, иногда сопровождавшееся чувствами сожаления о случившемся и озабоченности в связи с тем, что стало с детьми.

ИЗМЕНЯЮЩИЕСЯ ПАТТЕРНЫ

      Несколько коротких описаний отдельных участников могут обозначить те изменения, которые происходили с некоторыми из них.
      Марина — психолог, она провела большую часть своей профессиональной жизни в качестве преданного ассистента; с некоторой долей экзальтации она говорила о том, что произошло с ней в триаде и после нее. Она почувствовала, что впервые в своей жизни действительно и подлинно принимает себя как отдельного и уникального человека. В последний день работы группы, рассказывая об этом, она раскрыла объятия, встречая себя: «Привет, Марина!». Ее жест показал новую для нее способность лететь самостоятельно, решительно оставляя гнездо, в котором она жила
так много лет.
      Опыт Лены был одновременно и похожим, и иным. Процесс изменения Марины был приписан группе и особенно ее опыту в триаде, Лена определила источник своего изменения как способ бытия одного из фасилитаторов. Данное различие представляется важным, поскольку оно является тем аспектом создания климата в группе, который легко
ускользает от внимания. В последний день Лена сказала со слезами в глазах: «То, что было в группе, не было терапией. Эти четыре дня были бытием с вами. Теперь я знаю, что жизнь имеет смысл. Моя жизнь имеет смысл1′. В первый день именно она говорила: «Я чувствую безнадежность. Никто не может помочь мне, даже я сама».
      Ей чуть более тридцати, она профессионал, прекрасно работает и явно успешно строит свои отношения с коллегами и своей семьей. Однако она жила с ощущением внутреннего отчаяния, чувствуя, что жизнь должна иметь больше смысла, нежели каждодневная рутина и соответствие ожиданиям и нуждам других людей, но, как и большинство членов интенсивной группы (особенно женщин), она не могла найти способа реализации даже небольшой части того предназначения, к которому она страстно стремилась, — предназначения испытать радость и цель в жизни.
      Мужчина, переполненный горечью по поводу своей взрослой дочери, выговорился на одной из сессий. Днем ранее дочь попросила его кое-что купить, а он забыл об этом. «Но сегодня утром за завтраком я извинился перед ней за
свою забывчивость, и днем я пошел в магазин и принес ей покупки домой. Она поблагодарила и улыбнулась мне — впервые за многие годы11, Он чувствовал, что эта улыбка была добрым предзнаменованием в их взаимоотношениях.
      У Юлии жесткий отец, армейский офицер, посвятивший всю свою жизнь «общему Делу». Теперь он состарился и не
очень здоров, но лихорадочно пишет, чтобы обосновать это «Дело», хотя чувствует, что преуспел в этом недостаточно, совсем не так, как на то надеялся. Он полагает, что интерес Юлии к психологии — полнейшая бессмыслица, и зачастую ругает ее за эту глупость. Это всегда заканчивается большой ссорой. На этот раз она рассказала ему о семинаре, и он опять высмеял его как предельно глупую бессмыслицу. Она чувствовала себя более независимой и отстаивала свою позицию без того, чтобы скандалить. Она осознавала также, что он просто разочарованный старик, разочарованный, прежде всего, в самом себе из-за того, что не смог сделать большего для «Дела», и разочарованный в ней за то, что в
своей жизни она пошла в другом направлении. Вдруг она ощутила сочувствие к нему, и вместо того, чтобы, как вошло у нее в привычку, расстаться с ним, произнеся слова, полные горечи, она, прежде чем уйти из дома, обошла стол с другой стороны и поцеловала отца.
     
     Директор института рассказал, что на следующий день после окончания семинара он начал практиковать новую управленческую политику. Одной из ее особенностей было то, что он стал вырабатывать предложения для своих
сотрудников, а не отдавать им приказы.
      Мужчина, имеющий высокий социальный статус, привел на заключительный прием свою жену. Во время застолья он объявил, что хотел бы, чтобы его жена знала следующее: обсуждение отношений между мужчинами и женщинами произвело на него большое впечатление, он не относился к ней как к равному человеку, не побуждал ее карьерных устремлений, как того заслуживала она, и он собирается изменить все это в будущем.
      В последний час работы семинара одна из женщин поделилась своим эмоциональным опытом. Она сказала, что в первый день работы семинара была настроена очень1 скептически относительно того, что вообще что-либо может
произойти. Люди слишком хорошо знали друг друга. Чувствовалось недоверие. Она знала, что никогда не выскажется в группе. Во второй день ей было так скучно, что она решила, что, скорее всего, уйдет, но так или иначе она осталась. На третий день, когда состоялась демонстрационная триада, она к своему удивлению обнаружила, что оказалась полностью вовлечена в переживания клиента, по-настоящему слушала его, хотя сама и не была в этой триаде. Она была изумлена интенсивностью своего слушания: в этот момент для нее не существовало ничего, кроме внутреннего мира клиента. Однако, когда для всех пришло время участия в триадах, она сделала это с явной неохотой. (Я взял ее
за руку и помог найти двух других членов группы, с которыми она могла бы работать в триаде.) Затем, когда настал ее черед быть клиентом, она обнаружила, что изливает свои чувства о своем детстве, о том, как’ ее родители запрещали ей плакать и о многом, многом другом. В завершение она почувствовала, что вновь, впервые за многие годы, может плакать. «Это был самый прекрасный опыт в моей жизни», — сказала она о времени, проведенном в триаде. В четвертый день она почувствовала, что в каком-то смысле стала новым человеком и что может по-новому, своим собственным уникальным образом воспринимать мир.
      Таковы примеры небольших, непосредственных, но значимых и символических изменений в поведении и установках, наблюдавшиеся нами даже в последние дни двух семинаров…
      В каждом из семинаров было по одному «стойкому оловянному солдатику» (holdout). В Москве один из мужчин,
занимавший важное положение, ясно дал понять тем, что говорил, но особенно своей позой, что он был совершенно отстранен от процесса. До последней сессии у него была склонность сидеть со скрещенными руками, поглядывая на все свысока и одновременно отвергая происходившее в группе. Однако во время последней сессии он оказался по-настоящему включенным в группу, а на последней встрече с Ученым советом сделал одно из самых сильных заявлений, свидетельствующих об очевидной
читать далее на сайте ТРИАЛОГ

Рижский мир: как решали судьбу белорусского народа | История | DW

18 марта 1921 года в Риге Польская республика с одной стороны, а с другой — РСФСР и Украинская ССР подписали мирный договор, который ознаменовал окончание советско-польской войны. После Версальского мирного договора соглашение в Риге закрепило послевоенный международный порядок в Европе, в результате чего 18 лет не было войны. Поэтому историки говорят о Версальско-Рижской системе. Соглашение в Риге также сыграло важную роль в судьбе Беларуси. Этому была посвящена онлайн-дискуссия, организованная Германским обществом по изучению Восточной Европы (DGO) в преддверии исторического юбилея. О чем говорили историки?

Что предшествовало Рижскому договору

После Первой мировой войны между советской Россией и Польшей сложилась конфликтная геополитическая ситуация, в основе которой лежали территориальные претензии. Обе стороны преследовали очень разные интересы. После поражения Германии в 1918 году была провозглашена независимость Польши и встал вопрос о ее новых границах. Польские политики выступали за возврат в состав нового государства восточных территорий бывшей Речи Посполитой (в нее входили современные Беларусь, Литва, Польша и частично Украина. — Ред.)

Как объяснил профессор Гамбургского университета, специалист по восточноевропейской истории Франк Гольчевски (Frank Golczewski), у польской стороны было две разных концепции территориального размежевания: первой придерживались национал-демократы во главе с Романом Дмовским, второй — сторонники бывшего социалиста Юзефа Пилсудского. Дмовский преследовал этнические интересы. По его представлениям, в состав Польши прежде всего должны были быть включены бывшие городские центры польской культуры (прежде всего Вильно и Львов), а также земли, которые преимущественно населяли белорусы и украинцы, но которые были стратегически важными для защиты территории Польши на востоке. В восприятии Дмовского, белорусы и украинцы не были самостоятельными народами, поэтому предполагалась их полонизация.

Пилсудский руководствовался историческими интересами. Он стремился восстановить прежние границы Речи Посполитой до ее раздела в 1772 году и создать многонациональную федерацию, в которой поляки, литовцы, белорусы и украинцы лишь формально были бы независимыми, но фактически сохранялось бы доминирование польской культуры.

Гданьск, 1920 год

В свою очередь советское правительство хотело восстановить контроль над западными губерниями бывшей Российской империи, советизировать их, а позже и саму Польшу с целью осуществления мировой революции. Геополитические разногласия привели к советско-польской войне. Осенью 1918 года, когда Советская Россия объявила недействительным Брест-Литовский мирный договор в связи с капитуляцией Германии и начала наступление на восток по мере отступления германских войск. В военных операциях успех сопутствовал то одной, то другой стороне. Однако ни одна из них не смогла добиться решительного перелома в войне. Катастрофическое поражение Красной Армии под Варшавой в августе 1920 года вынудило руководителей РСФСР пойти на примирение с Польшей.

Как делили белорусские земли

Переговоры длились пять месяцев. Начались они в Минске, а позже были перенесены в Ригу. Как отметил другой участник дискуссии историк Анатолий Великий, именно на переговорах в Минске вопрос о том, что часть земель отойдет к польскому государству, был предрешен. В Риге прорабатывались уже детали.

Польская делегация на переговорах в Риге, 1921 год

Полякам было предложено Антантой провести границу по «линии Керзона», по этнографическому принципу, но это не отвечало интересам польской стороны. В целом, как отметила в рамках дискуссии DGO Ольга Боровская из Института истории Академии наук Беларуси, линия разграничения, которая в итоге была закреплена в Рижском договоре, диктовалась в первую очередь польской делегацией. И хотя советская сторона занимала твердую позицию в отношении западной границы, она была готова на определенные территориальные уступки. Связано было это со стремлением как можно скорее заключить мир, чтобы перекинуть силы на борьбу с Врангелем. Руководителю советской делегации Адольфу Иоффе на заключение перемирия отводился 10-дневный срок. И если она соглашалась на территориальные уступки, то только за уменьшение финансово-экономических требований со стороны Польши, которая выставила РСФСР существенную сумму для выплаты репараций.

В октябре 1920 года в результате внутреннего голосования польская делегация предложила свой вариант линии разграничения, которая и была закреплена в предварительном мирном договоре 12 октября 1920 года, а позже и в окончательном Рижском договоре. Она проходила намного восточнее «линии Керзона» — в 20-30 километрах от Минска и в таком виде просуществовала до 1939 года. И хотя Польша отказалась в итоге от амбициозных планов раздвинуть свои восточные пределы до границ Речи Посполитой перед первым разделом, к ней отошли обширные территории с преобладанием непольского населения: западная часть Волынской губернии, Гродненская губерния и часть территорий других губерний Российской империи.

Какую роль играли белорусы

Интересы БССР на мирных переговорах представляла делегация Советской России. Как предварительный, так и окончательный мирные договоры были подписаны без участия белорусов  — на них не было ни представителей советской Беларуси, ни делегации БНР. И хотя Польша и Советская Беларусь озвучивали право белорусского народа на самоопределение, его не было в основной повестке.

Историк Анатолий Великий объясняет это тем, что в тот период главным было историческое право, которое подкреплялось с помощью силы и оружия. Советская Россия считала своим историческим правом претендовать на территории восточнее «линии Керзона». А Польша использовала это право и претендовала на белорусскую территорию, относившуюся к Речи Посполитой до 1772 года. «В то же время Беларусь имела историческое право на свои земли и право на самоопределение нации. Но не имела силы, чтобы отстоять и то и другое», — подчеркнул историк.

Карикатура 1921 года

Кроме того белорусское движение было слабым. Попытки провозглашенной 25 марта 1918 года Белорусской народной республики (БНР) сохранить свою независимость были неудачными. Большевики препятствовали ее существованию, объявив о создании Социалистической Советской Республики Белоруссии (ССРБ) в январе 1919 года в Смоленске. Позже на ее основе была восстановлена БССР. Рада и правительство БНР не получили полноценного дипломатического признания и не могли влиять на ход переговоров. А позиции белорусского советского правительства не были самостоятельными. Белорусская компартия по статусу была областной партийной организацией РКП (б) и полностью подчинялась директивам из Москвы, отметил Анатолий Великий.

Тем не менее политики и БНР, и Советской Беларуси сформулировали свою позицию относительно границы с Польшей. И несмотря на политические расхождения, они определяли ее одинаково — в соответствии с этнографическим принципом. «Белорусы провели колоссальную работу. За время Первой мировой войны от призрачной идеи «а есть ли вообще белорусы?» они пришли к идеи независимой государственности. Пусть это были только элиты, но это было очень важно», — уверен Анатолий Великий. 

Но белорусская позиция при определении линии границы была проигнорирована. У белорусов не было сильной геополитической поддержки, подчеркивает историк Алесь Смоленчук. «Признать независимость Беларуси для Советской России было бы небезопасно в свете ее большевистских имперских амбиций. Польша воспринимала белорусские земли своим наследием. Европу эта ситуация мало интересовала и реальных механизмов повлиять на нее она на то время не имела», — объясняет он.

По мнению историка, хотя право наций на самоопределение не было на первом плане на переговорах в Минске и Риге, речь о Беларуси все же шла. «О ней говорили как советские дипломаты, так и польские, которые еще в Минске сказали, что воля белорусского народа не учитывается и что совесткая власть навязывает свое», — подчеркивает сотрудник Варшавского университета. Для становления независимости Беларуси Рижский мир был значимым событием. В Риге впервые одна из европейских стран, Польша, признала границы БССР. «Конечно, для белорусских политических элит это было катастрофой. Надежды на независимую и единую Беларусь были перечеркнуты», — говорит Алесь Смоленчук. Но Рижский договор был первым международным трактатом, где присутствовала Беларусь — пусть не как государство, а как определенный фактор международной жизни.

Смотрите также:

  • Первая мировая война на киноэкране

    Немой победитель

    На первой церемонии награждения лауреатов премии «Оскар » в 1929 году «лучшим фильмом» была признана снятая в 1927 году военная драма Уильяма Уэлмана «Крылья» («Wings») о двух американских летчиках времен Первой мировой войны, влюбленных в одну и ту же девушку. С эпизодической роли в этой немой картине началась голливудская карьера Гэри Купера. На фото — Чарльз Роджерс и Ричард Арлен.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Потерянное поколение

    В номинации «лучший фильм» на церемонии награждения лауреатов премии «Оскар» в 1930 году победила антивоенная драма Льюиса Майлстоуна «На западном фронте без перемен» («All Quiet on the Western Front»). Фильм считается лучшей экранизацией одноименного романа Эриха Марии Ремарка (Erich Maria Remarque) о «потерянном поколении».

  • Первая мировая война на киноэкране

    Настоящий герой

    «Сержант Йорк» (»Sergeant York») был снят Говардом Хоуксом на основе биографии Элвина Йорка, одного из самых прославленных солдат США времен Первой мировой войны. Гэри Купер сыграл провинциального паренька хулиганского поведения, который благодаря своему удальству и снайперским способностям становится национальным героем. Эта роль принесла Куперу главный актерский «Оскар» в 1942 году.

  • Первая мировая война на киноэкране

    До «Заводного апельсина»

    Шедевром считается драма Стэнли Кубрика «Тропы славы» («Paths of Glory»), в которой беспощадно показаны бессмысленность войны и беспринципное честолюбие военных. Фильм был снят в Мюнхене в 1957 году. Сцены в окопах считались эталоном кинореализма. Во Франции фильм не показывали до 1975 года, опасаясь, что его беспощадный пацифизм будет воспринят как покушение на честь французской армии.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Легендарная киноэпопея

    «Лоуренс Аравийский» («Lawrence of Arabia») считается лучшим британским фильмом всех времен. Эпопея Дэвида Лина повествует о событиях из жизни офицера британской разведки, работавшего в годы Первой мировой войны и Арабского восстания 1916-18 годов в Сирии в активном взаимодействии с арабскими кочевниками. Питера О’Тула и Омара Шарифа этот кинофильм сделал кинозвездами первой величины.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Австралийский вклад

    Австралийская драма 1981 года «Галлиполи» («Gallipoli»), снятая режиссером Питером Уиром, считается одним из лучших антивоенных фильмов. Лента рассказывает о двух друзьях и их службе в австралийской армии во время Первой мировой. Молодые люди сталкиваются с жестокостью войны, когда их отправляют в Турцию, где они участвуют в Галлиполийском сражении в августе 1915 года.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Война и любовь

    Разгромные рецензии собрал фильм Ричарда Аттенборо «В любви и войне» («In Love and War»), снятый по мотивам реальных событий 1918 года из жизни Эрнеста Хэмингуэя, которые тот изложил в романе «Прощай, оружие!». Критиков раздражало то, что этот фильм с Сандрой Буллок в главной роли оказался больше «про любовь», чем про все остальное, и был снят по образу и подобию «проходных» голливудских мелодрам.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Тихая ночь

    Фильм «Счастливого Рождества» (»Joyeux Noël») основан на реальных событиях времен Первой мировой войны: на одном из участков Западного фронта в 1914 году британские, французские и немецкие солдаты оставили ружья в окопах и вышли навстречу друг другу, чтобы поздравить с праздником. Номинированную на «Оскар» военную драму европейского производства 2005 года снял режиссер Кристиан Карион.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Предчувствие катастрофы

    В эпической драме «Дневники из Полла» («Poll») немецкий режиссер Крис Крауc (Chris Kraus) показывает Европу накануне войны. Предчувствие катастрофы достигло берегов Балтийского моря, где, словно у Чехова в «Вишневом саду», в ожидании трагического конца остзейские немцы наблюдают за приближением новой эпохи. Офицерам русской армии отведена роль статистов, не омраченных суровыми думами.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Красная угроза

    Легендарный немецкий летчик-истребитель Манфред фон Рихтгофен (Manfred von Richthofen) был непростой личностью, сочетавшей в себе черты героя, джентльмена и хладнокровного убийцы. Фильм немецкого режиссера Николая Мюллершёна (Nikolai Müllerschön) «Красный барон» (»Der Roter Baron») был снят на английском языке с прицелом на международный прокат. Получил преимущественно негативные отзывы.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Немецкие герои

    »Мужчины »Эмдена» (»Die Männer der Emden») — по-голливудски красивая, неожиданная по содержанию немецкая картина, снятая по мотивам реальных событий начала Первой мировой войны. Оставшиеся в живых после затопления немецкого крейсера «Эмден» моряки возвращаются в Берлин через Индонезию, Йемен, Саудовскую Аравию, Турцию и демонстрируют при этом смелость и великодушие.

  • Первая мировая война на киноэкране

    Детская книга

    «Боевой конь» (»War Horse») — военная драма в постановке Стивена Спилберга по одноименному роману Майкла Морпурго. Рассказывает она о дружбе мальчика Альберта и жеребца Джоуи. Невольно они совершают полное трагических событий путешествие, попадая из живописной деревушки в окопы на севере Франции, где был решен исход войны.

    Автор: Лори Хербер, Карла Бляйкер, Элла Володина


КАРЛ Р. РОДЖЕРС, 85, ЛИДЕР ПО ПСИХОТЕРАПИИ, УМЕР

Находясь в Рочестере, доктор Роджерс написал свою первую книгу «Клиническое лечение проблемного ребенка», в результате которой ему предложили должность профессора психологии. в Государственном университете Огайо. Он начал формулировать свой особый подход к терапии в своей следующей книге «Консультирование и психотерапия», написанной в штате Огайо. В этой книге доктор Роджерс предложил альтернативу психоаналитическому подходу к терапии, который доминировал в этой области.Основание консультационного центра

В 1945 году доктор Роджерс стал профессором Чикагского университета, где он основал консультационный центр. Именно в этом центре доктор Роджерс провел большую часть своих исследований того, что происходило на сеансах терапии, что было радикальной идеей в то время. Это исследование позволило доктору Роджерсу полностью сформулировать свой подход и оправдать его использование, которое он изложил в своей книге «Клиент-центрированная терапия» 1951 года, изложении методики, оказавшей наибольшее влияние на терапевтов.

В прошлом году д-р Роджерс сказал, что одна из вещей, которые он сделал в своей жизни, что ему больше всего понравилось, это «открытие терапевтических сеансов, которые были совершенно конфиденциальными, объективному глазу исследователей».

С 1957 года. до 1963 года доктор Роджерс был профессором психологии и психиатрии в Университете Вискониса. В 1961 году была опубликована его самая популярная книга «Как стать человеком», в которой он изложил свои размышления о природе психотерапии и личностного роста. Книга должна была стать библией движения гуманистической психологии.

В 1963 году доктор Роджерс оставил преподавание в университете, чтобы стать основателем Центра изучения личности в Ла-Хойя, Калифорния, и всю оставшуюся жизнь был там научным сотрудником и руководителем. Он и другие члены центра проводили по всему миру мастер-классы и семинары для руководителей предприятий, преподавателей, политических лидеров, психотерапевтов и других.

Доктор Роджерс недавно вернулся из турне по Советскому Союзу, где он продемонстрировал клиентоориентированную терапию и руководил группами встреч с англоговорящими русскими.В переполненных аудиториях доктор Роджерс продемонстрировал свою технику, работая на сцене с добровольцем над реальной проблемой, точно так же, как он делал бы это на частном терапевтическом сеансе — метод, который, как он чувствовал, может дать столько же, сколько и психотерапия. Демонстрационные интервью

«В последние годы я проводил все больше демонстрационных интервью перед большими группами, что является частью терапевтических отношений», — сказал он в прошлом году. » Некоторые из них были замечательными и оказали долгосрочное влияние на клиента.С большой аудиторией возникает поток энергии, который усиливает весь опыт: если что-то и произойдет, то это произойдет в течение получаса ».

Путь бытия Карла Р. Роджерса

Я украл это Книга от моего младшего брата, который посещал семинар по экзистенциальной и гуманистической психологии в последнем семестре колледжа. Удачная утка!

В любом случае, Карл Роджерс крутой. Этим летом я преподавал «Введение в психологию» в третий раз, и всякий раз, когда мы обсуждаем его личностно-ориентированный подход, я получаю сбитые с толку вопросы вроде: «Так он просто…слушал его клиентов? Неужели их слушали? И это сработало? »Ну, да. По сути, Карл Роджерс сформулировал идею о том, что то, что делает терапевта

, я украл эту книгу у моего младшего брата, который посещал семинар по экзистенциальной и гуманистической психологии во время своего последнего семестра в колледже. Удачная утка!

В любом случае, Карл Роджерс крутой. Этим летом я преподавал «Введение в психологию» в третий раз, и всякий раз, когда мы обсуждаем его личностно-ориентированный подход, я получаю сбитые с толку вопросы вроде: «Так он просто…слушал его клиентов? Неужели их слушали? И это сработало? »Что ж, да. По сути, Карл Роджерс сформулировал идею о том, что то, что делает терапевта полезным, — это не то, сколько у него степеней или сколько причудливых и совершенно не скупых теорий, которые они поддерживают, а насколько хорошо они связаны с своих клиентов, и если они действительно могут оказать безоговорочно положительное отношение — идею о том, что терапевту не обязательно нравиться или мириться с тем, что делают клиенты, но он должен принимать их как достойных людей, независимо от их обстоятельств или действий.Это не просто какая-то тёплая и расплывчатая идея; Спустя десятилетия после того, как Роджерс впервые начал писать, у нас теперь есть убедительные доказательства того, что тип терапии имеет гораздо меньшее значение, чем то, насколько вы любите и доверяете человеку, которому вы милостиво позволяете помочь вам.

Эта книга представляет собой смесь мемуаров, академических сочинений (особенно приятно слышать, как он становится супер-дерзким, обращаясь к своим скептикам в Американской психологической ассоциации после получения некоторой награды за замысловатую смехотворность), и философских трактатов, разъясняющих его точку зрения.Это действительно интересно. Не «легкое чтение», но я определенно рекомендую его, если вы специалист в области психического здоровья или если вы хотите прочитать что-то, что постоянно оптимистично в отношении потенциала роста, присутствующего у всех людей.

Две быстрые цитаты. Во-первых, Роджерс — это свобода, которую дает обретение и поддержание собственной целостности:

«Быть ​​человеком … это было бы болезненно, дорого, иногда даже ужасно. Но было бы очень драгоценных : быть человеком. сам стоит высокой цены.»

Во-вторых, Роджерс говорит терапевтам, что настоящая терапия требует храбрости со стороны клиента, но также и со стороны терапевта. Я надеюсь, что в конце концов я доберусь до того места, где это то, что я постоянно do:

«Мы очень полезны только тогда, когда мы общаемся как личности, когда мы рискуем собой как личности в отношениях, когда мы воспринимаем другого как личность в его собственном праве. Только тогда происходит встреча на глубине, которая растворяет боль одиночества как в клиенте, так и в терапевте.»

Карл Д. Брэдли | Мичиган в фотографиях

Пароход Carl D Bradley Rogers City Mich, фото UpNorth Memories / Дон Харрисон

Каждый год я возвращаюсь к истории Эдмунда Фицджеральда 10 ноября. Я делаю это, потому что я отчетливо помню свирепый ветер в день крушения из детства, потому что песня Мичигандра Лайтфута, вероятно, уже закодирована в моей ДНК, а также потому, что она очень популярна среди читателей. Тем не менее, особенность Должны ли музыканты решать известные нам кораблекрушения? Номер от IPR News Radio Питера Пайетта и Моргана Спрингера определенно вызвал отклик.Тысячи кораблей затонули в восьмом море мира, и так много семей почувствовали потерю, когда моряк не вернулся с одной из самых опасных профессий. Было бы хорошо, если бы мы вспомнили и о некоторых других!

В этот день в 1958 году состоялось мое голосование за самое разрушительное кораблекрушение в районе Великих озер современности. В результате крушения погибли 33 из 35 членов экипажа, 23 из которых были из городка Роджерс-Сити с населением менее 4000 человек.На веб-сайте исторического музея округа Преск-Айл для парохода Carl D. Bradley рассказывается история крушения корабля Bradley :

.

Пароход имел общую длину 638 футов, ширину 65 футов, глубину 33 фута и грузоподъемность 14 000 тонн щебня. Разгрузочная стрела была 160 футов в длину. Инженерно-силовая установка на Carl D. Bradley была аналогична таковой на T.W. Робинзон, построенный за два года до Карла Д. Брэдли.

… Карл Д.Брэдли, путешествуя налегке, вылетел из Баффингтона, штат Индиана, около 21:30 в понедельник, 17 ноября, и направился вверх по озеру Мичиган в сторону порта Кальцит. Роланд Брайан, моряк с четырнадцати лет, был хозяином. Эта поездка была последней в сезоне, и пароход возвращался домой. Брэдли так и не дожил. Менее чем через 24 часа «Карл Д. Брэдли» оказался на дне озера Мичиган, и 33 из 35 человек команды погибли или пропали без вести.

Когда судно вышло из Баффингтона, ветер дул с юга до 35 миль в час.Шторм, который собирался поглотить Брэдли, разрастался над равнинами, когда холодный фронт с севера встретился с теплым фронтом над равнинами. Температура в Чикаго в тот день упала примерно на 20 градусов. Прогноз предупреждал о штормовых ветрах. Экипаж подготовился к суровой погоде, закрепив разгрузочную стрелу и люки. Пароход проследовал по маршруту вдоль берега штата Висконсин к острову Кана, затем изменил курс и пересек озеро Мичиган в направлении отмели Лансинг. По мере увеличения скорости ветра экипаж заполнял балластные цистерны до максимального практического состояния.К 16:00 следующего дня, 18-го, скорость ветра достигла 65 миль в час. Несмотря на то, что озеро было неспокойным и дул сильный ветер, лодка плыла по бурному морю без малейшего намека на работу.

Капитан Брайан попросил поваров подать ранний обед. Он знал, что поворот от озера Мичиган к озеру Гурон вызовет тяжелые погодные условия по борту судна. Он хотел дать бригаде столовой возможность убраться и обезопасить себя перед поворотом. В столовой было полно членов экипажа, ожидающих возвращения домой.

Около 17:30 Первый помощник Элмер Флемминг по рации сообщил Calcite, что «Брэдли» прибудет в 2 часа ночи. Затем послышался «громкий глухой удар». В рулевой рубке капитан Брайан и Флемминг посмотрели на корму и увидели кормовую просаду. Флемминг немедленно послал сигнал бедствия по радио. «Первое мая! Первое мая! Это Карл Д. Брэдли. Наша позиция находится примерно в двенадцати милях к юго-западу от острова Гулл. У нас серьезные проблемы! Мы расстаемся! » Капитан Брайан подал общую тревогу, просигналил машинному отделению, чтобы остановить корабль, и дал свисток, чтобы покинуть корабль.Система питания вышла из строя, и свет в носовой части погас. «Брэдли» поднялся вверх у миделя и раскололся надвое. Передняя часть перевернулась и затонула. Кормовой конец погрузился на дно. Через несколько минут Карл Д. Брэдли ушел.

Читайте дальше, чтобы узнать больше, включая теории о том, как затонул корабль, и историю о том, как матрос Фрэнк Мейс и Элмер Флемминг выжили после крушения. На сайте вы также найдете несколько классных старых фотографий корабля, вырезки из газет и фотографии потерявшихся в море членов экипажа.Запись в Википедии о Карле Брэдли особенно хороша с гораздо большим количеством деталей!

Этот трейлер Ноябрьского Реквиема, DVD о Карле Ди Брэдли, влиянии на Роджерс-Сити и погружении в Брэдли:

Посмотрите фото Дона размером с Брэдли, посмотрите его открытки и фотографии с грузового корабля и подружитесь с ним на Facebook, чтобы найти еще много отличных старых фотографий Мичигана.

PS: Я добавил новую категорию, которой у меня почему-то еще не было: Michigan shipwrecks — наслаждайтесь!

PPS: Похоже, это такие же великие умы — посмотрите это на сегодняшнем общественном радио Interlochen!

Поделиться Michigan в картинках:

Нравится:

Нравится Загрузка…

167MT — Tim Rogers Photo

167MT был моим первым кузовом Contax. В то время я хотел вложить большую часть своего бюджета на систему Contax в объективы Carl Zeiss. Я также думал и до сих пор считаю, что 167MT — лучшая цена в Contax. линия. Эта камера воплощает в себе базовую философию дизайна Contax, которая заключается в предоставить оптимальную камеру для тех, кто хочет автоматический контроль экспозиции, но с упором на эффективное участие пользователей в определении воздействия. В Разница между 167MT и другими электронными корпусами Contax заключается в том, что стоимость производства корпуса 167МТ была снижена при сохранении прежнего высокие стандарты качества Contax.Таким образом, у него нет чрезмерной инженерии. на ощупь другие тела Contax, но он поддерживает большинство важных функциональность и чрезвычайно удобна.


167MT была первой камерой, предлагают автоматическое управление брекетингом («ABC»). С помощью этой системы вы можете легко увеличивают вероятность получения правильно экспонированной фотографии, особенно при съемке хрома или в критических ситуациях. Вы просто устанавливаете контроль циферблат, и камера сделает серию из трех экспозиций: общую, нормальную и недоэкспонировано.Величина автобрекетинга может быть установлена ​​на 0,5, 1,0 или 1,5 ступени. Регулируя привод двигателя, вы можете настроить камеру на съемку всех трех снимков в одиночная серия или выставляйте по одному кадру для каждого нажатия экспозиции выпускать.

У камеры также есть диск компенсации экспозиции в место, занимаемое диском выдержки на большинстве корпусов Nikon с ручной фокусировкой. Диск компенсации экспозиции чрезвычайно прост в использовании и почти поощряет фотограф, чтобы использовать его для точной настройки управления экспозицией.167MT также имеет очень удобная блокировка автоэкспозиции, встроенная в главный выключатель. Повернув главный выключатель, можно легко перейти от средневзвешенной экспозиции к точечной экспозиция и, наконец, точечная экспозиция с фиксацией автоэкспозиции. (Примечание: вы не можете использовать AE фиксатор с центральным замером на этой фотокамере.) В отличие от многих корпусов Nikon, нет необходимости держать палец на фиксаторе автоэкспозиции при съемке фотография.

Селектор режима движения позволяет выбрать однокадровый моторный привод, непрерывный моторный привод со скоростью 3 кадра в секунду или автоспуск с 10-секундным задерживать.

Система дозирования отличная. Конструктивно 167МТ не имеет какой-либо системы матричного замера (ожидается, что фотограф внесите необходимые коррективы в каждую ситуацию). Однако тело предлагает широкий нижний центрально-взвешенный рисунок, а также плотный точечный измеритель 5 мм (покрывая область в пределах области фокусировки микропризмы в видоискатель).

Диапазон выдержек 167MT в основном достаточный. Камеру можно установить в любое время от 16 секунд до 1/4000 секунды плюс лампочка.Одна небольшая слабость заключается в том, что максимальная скорость синхронизации вспышки составляет всего 1/125 секунды. Это может создать некоторые проблемы при использовании вспышки в условиях высокой температуры окружающей среды. в легких ситуациях, но она не намного ниже фактической максимальной скорости синхронизации 1/200 на большинстве корпусов Contax более высокого класса.

Режимы управления экспозицией: значение диафрагмы или диафрагма. приоритет («Av»), значение времени или приоритет выдержки («Tv»), высокоскоростная программа («HP»), программная («P»), низкоскоростная программа («LP») и ручная («M»). Все, кроме Av и M можно использовать только с новыми моделями Carl Zeiss серии MM. линзы.Три программных режима обеспечивают достаточную гибкость в работе программы. алгоритм, облегчая быструю настройку. M-режим работает нормально, но видоискатель не самый лучший. Вы видите знак плюса или минуса, пока оба не исчезнут. погаснет при правильной настройке экспозиции. Я почти всегда использую режимы Av или P. На самом деле нет необходимости использовать режим M, потому что отличная фиксация экспозиции переключатель позволяет установить диафрагму и выдержку, поворачивая только кольцо диафрагмы, зафиксируйте экспозицию, не удерживая палец на переключателе, и перекомпонуйте для фотографии.Вы даже можете переключиться на другую диафрагму / выдержку комбинации скорости с одинаковым значением EV, оставаясь заблокированным на смещении от центра выдержка предмета. Режим P иногда удобен для вспышки и других снимок фотографии. В видоискателе отображается диафрагма и выдержка. четко виден и изменяется с шагом 1/2 ступени. Счетчик экспозиции также видны в видоискателе в качестве дополнительного преимущества.

Экспозиция вспышки хорошо работает с 167MT, хотя она не обладает высокими характеристиками некоторых других корпусов Contax.В автоматическое управление вспышкой через объектив («TTL») определяет мощность вспышки автоматически с использованием относительно узкого центрально-взвешенного шаблона замера. Сбалансированной заполняющей вспышки можно легко добиться, выбрав режим M, установив подходящие значения диафрагмы и выдержки для окружающего освещения с помощью измерителя, и затем отрегулируйте вспышку вниз с помощью диска компенсации экспозиции на фотоаппарате. Фотограф может установить одну степень компенсации окружающего света и другая степень компенсации вспышки за счет дополнительной настройки диафрагмы и / или выдержку для желаемой внешней экспозиции вручную.

В левом верхнем углу экрана находится ЖК-дисплей. камера, которая показывает снаружи камеры немного больше информации, чем видны в видоискателе. Рычаг управления камерой, который используется для установка выдержки, среди прочего, поначалу может показаться странным, особенно для те, которые используются для шкалы выдержки в верхней части камеры. Однако быстро привыкает легко нажимать рычаг влево или вправо и ездить на велосипеде через доступные выдержки.В 167MT используются четыре щелочных элемента AAA. батареи. Из-за размещения батареек гнездо для штатива совсем немного не по центру в левом нижнем углу камеры. Я снял аккумулятор держатель и заменил его на немного большее дно камеры (названное Battery Держатель P-5), в который можно установить четыре батареи размера AA для увеличения срока службы (хотя другие пользователи сообщили об отличном времени автономной работы с элементами AAA), а также обеспечивает центральное гнездо для штатива и лучший захват. Камера принимает четыре типа фокусировочных экранов, два из которых включают вспомогательное средство для фокусировки с разделенным изображением который также обеспечивает точный точечный замер (функция, недоступная в большинстве моделей Nikon и другие тела с автофокусом).Камера принимает данные обратно, но я бы не стал хотите использовать его, потому что он печатает информацию о дате только в рамках сфотографируйте себя, а не в промежутке между кадрами. Еще одно полезное Аксессуар представляет собой батарейный отсек, который соединяется с камерой проводом и может быть держать в кармане, чтобы поддерживать работу от аккумулятора в исключительно холодную погоду среды (Power Pack P-6).

Взгляд на Contax 167MT по-новому о проекте, особенностях различных основных пленочных фотоаппаратов и о том, что я чувствую в каждый конкретный момент.Недавно я готовился к поездке, где я ожидал сфотографировать красивые пейзажи пустынных озер. Я с нетерпением ждал возможности снять несколько роликов Fuji Velvia с двумя объективами Carl Zeiss Contax с фиксированным фокусным расстоянием с большой диафрагмой: 85 мм f / 1,4 и 35 мм f / 1,4. Я также добавил 25 мм f / 2,8 на случай, если мне понадобится умеренный сверхширокий.

Для этой поездки я решил выбрать 167MT с прикрепленным держателем батареи P-5. Несмотря на то, что 167MT не была одной из последних моделей пленочных зеркальных фотокамер Contax, она была очень продвинутой, и производство продолжалось даже во время выпуска новых фотоаппаратов в качестве электронного корпуса Contax начального уровня.На самом деле, когда вы говорите «начальный уровень» в отношении Contax, это имеет другое значение по сравнению с другими брендами. Все корпуса Contax созданы для опытных фотографов, которые ценят качественное оборудование, знают, что делают, но хотят пользоваться современными функциями электронной камеры. Модель 167MT не исключение. Он предлагает почти такой же контроль, как и высокопроизводительный RTSIII, за небольшую часть стоимости и меньший вес. Эффективный пользовательский интерфейс камеры 167MT позволяет настраивать практически все функции, глядя в видоискатель.

Одним из критериев качества материалов и конструкции камеры является то, как камера продолжает работать спустя десятилетия после изготовления. Мой образец 167MT выглядит и работает практически так же, как и в день изготовления. Контрольные сколы, ударяющие по дереву, работают нормально, и внешняя отделка не ухудшается, в отличие от некоторых камер, где резиновое покрытие со временем превращается в липкую слизь. Внутри камеры и видоискателя нет пыли. Задняя часть камеры и все детали кажутся плотными и работают так же плавно, как и в день изготовления.

Видоискатель очень четкий и яркий, особенно с установленными фиксированными объективами Carl Zeiss f / 1.4. Хотя охват изображения в видоискателе составляет всего 95%, его коэффициент увеличения 0,82-кратный упрощает фокусировку. В то время как 167MT не имеет встроенной регулируемой диоптрийной диоптрии окуляра, такие диоптрийные линзы можно найти для использования в Интернете по низкой цене и отлично работают. Одна небольшая придирка заключается в том, что резиновый наглазник 167MT (как и S2 / b) прикреплен неплотно и может довольно легко упасть, если не проявить осторожность.ЖК-дисплей в видоискателе содержит достаточно информации и всегда легко читается. Дисплей напоминает дисплей Nikon F3, за исключением того, что 167MT показывает значение диафрагмы в электронном виде и добавляет некоторую дополнительную информацию об экспозиции. Как и в F3, здесь есть подсветка ЖК-дисплея, но она включается только до тех пор, пока кнопка спуска затвора нажата наполовину. Свет работает отлично и потребляет минимальную мощность, хотя люди, находящиеся перед камерой в темноте, могут видеть, как свет видоискателя освещается через окно светоприемника видоискателя.

Экспонометром 167MT обычно является Contax, предлагающий центрально-взвешенный и точечный замер, но без матричного / многоточечного замера (до Aria). С другой стороны, 167MT предлагает три программных режима (Lo, Normal и High), а также Av, Tv и M. Центрально-взвешенная система замера камеры действительно придает относительно больший вес центральной области, но также сводит к минимуму влияние яркое небо и падает к нижним краям кадра, обеспечивая широкий охват замера.Режим точечного замера также очень хорош, потому что его область чувствительности составляет относительно большую 5 мм, такую ​​же, как площадь пятна у Nikon F4, по сравнению с пятном меньшего размера 3 мм на Nikon F90X и несколькими пятнами 4 мм на Nikon F100. Конечно, любой точечный измеритель хорош, но я считаю, что большое пятно 5 мм, хотя и менее точное, чем меньшее, тем не менее позволяет мне работать быстрее, измеряя немного большую дискретную область сцены. Таким образом, система точечного замера в 167 работает, в частности, в сочетании с блокировкой экспонометра 167MT.В целом блокировка экспонометра Contax лучше, чем у других, таких как Nikon, потому что Contax фактически блокирует EV, позволяя фотографу по желанию переключаться на другие комбинации диафрагмы / выдержки с тем же EV.

Модель 167MT без дополнительного держателя батареи P-5 представляет собой компактную SLR среднего размера. С рекомендуемым дополнительным держателем батареи 167MT становится немного большой SLR среднего размера, но не такой большой или тяжелой, как полноразмерная SLR профессионального уровня. Таким образом, комбинация 167MT / аккумуляторная батарея похожа на более портативного кузена профессионального уровня RTSIII, с аналогичным весом и хорошим балансом с линзами Carl Zeiss с большой диафрагмой.Contax занимает особую нишу даже в 35-мм пленочных SLR. Ниша Contax — это высококачественные электронные камеры, которые оптимизированы для использования с фикс-объективами Contax с ручной фокусировкой опытными и внимательными фотографами. 167MT уникальна еще и тем, что в отличие от полупрофессиональных моделей некоторых других производителей, ее качество конструкции и долговечность выдержали испытание временем, и камеры по-прежнему служат пользователям. 167MT продолжает оставаться отличной и сложной платформой для путешествий для сегодняшних заядлых поклонников классических объективов Carl Zeiss с постоянным фокусным расстоянием.

Авторские права © 1997-2014 Тимоти А. Роджерс. Все права зарезервированный.

Мужской футбол надеется и дальше выигрывать — Огайо Стэйт Бакиес

19 июля 1999 г.

После 11 побед в 1997 году, Баккейз в прошлом году одержали восемь побед в программе, наивысшей за два года с 1986 по 1987 год. Чтобы продолжить свое успешное занятие, OSU придется объединить некоторые новые лица с некоторыми опытными вернувшимися в рамках одного из самых сложных графиков в школьной истории.Из-за смешения старших и младших классов цели на этот сезон были очень простыми.

«Прежде всего, я считаю, что мы добьемся успеха, если будем дисциплинированными, организованными и сильными», — сказал Блюм. «Результаты появятся, если мы сможем достичь этих целей».

В то время как штат Огайо проиграл шесть стартовавших из прошлогодней команды 8-9-3, ядро, которое отыграло немало минут за последние два года, возвращается. Объедините ядро ​​команды с одним из самых сильных рекрутинговых классов в истории программ, и эта команда должна оказаться самой глубокой в ​​эпоху Bluem.

И они должны быть. График этого года будет непростым. Матчи против Акрона, Индианы, Вирджинии, Клемсона, Батлера и Пенн Стейт усеивают список. Каждая из этих команд получила заявку на участие в турнире NCAA год назад.

И с учетом сложного графика, который предстоит играть Баккее, успех в этом году может принести большие плоды — например, первое рождение в чемпионате NCAA. Расширенное поле с 48 командами увеличивает шансы Баккейса совершить этот подвиг.

«Девять наших соперников участвовали в турнире NCAA год назад.Это половина нашего сезона, — сказал Блюм. «Мы стараемся играть как можно больше команд с высокими рейтингами. Нам нужно выбить пару из этих хороших команд и выиграть те игры, которые мы должны выиграть. Если мы это сделаем, то добьемся успеха ».

Множество восходящих звезд
Защитник Чад Кэмпбелл, член крупнейшей первой команды OSU, состоящей из всех классов Big Ten год назад, возвращается и должен сделать защиту OSU одной из лучших в Большой десятке. Высокий подметальщик, один из лучших защитников команды один на один, в этом году возьмет на себя роль капитана и, как ожидается, будет лидером на поле.

Еще одна первая команда, выбравшая все для большой десятки, которая возвращается в 1999 году, — это Брукс Хамфрис. Описанный Блюмом как «трудяга, который невероятно конкурентоспособен», Хамфрис вместе с Тони Монро из второй команды из Большой десятки всегда были опорой в полузащите OSU. Однако в этом году их могут попросить взять на себя более оборонительную роль.

«Брукс может быть отличным защитником, — сказал Блюм. «А Тони Монро может пометить кого угодно и исключить его из игры. Он невероятно атлетичен, быстр, быстр и умен.”

Bluem также подчеркивает возвращение защитника Трея Халбердье и вратаря Керри Томпсона как важнейшие элементы в состав команды этого года. Оба были травмированы в прошлом году и были в красной рубашке.

«Два года назад Трей и Керри были ключевыми фигурами в команде, — сказал Блюм. «Они должны сыграть большую роль в команде этого года, поэтому их возвращение можно только приветствовать».

По прошествии года, когда он лидировал в команде по голам (семь) и очкам (15), первокурсник года из большой десятки Джон Монебрейк, кажется, готов снова нанести ущерб противостоящей защите в этом году.Брайан Фельдхаус и Роджер Руш объединяются с Monebrake и должны набрать много минут на позиции полузащиты.

Впереди, старший Петерсон Джером возвращается и должен дать искру в нападении. После того, как в прошлом году Джером занял третье место в команде по результативности с 12 очками, он мог стать игроком, за которым стоит наблюдать в нападении в этом году.

«Peterson может стать для нас важным годом, — сказал Блюм. «Он очень скользкий игрок, который, как мы надеемся, будет создавать и забивать голы.”

Fresh Faces Add Depth
Талантливый состав первокурсников и переводчиков немедленно внесет свой вклад. Защитник-первокурсник Тодд Гроссникл и полузащитник-первокурсник Тони Эрп — два игрока, которые могут оказать влияние сразу же. Полузащитник Джон Томайно, нападающий Энди Крейнбринк и вратарь Райан Хэмилтон — трое других первокурсников, которые наделяют Блюм большим талантом.

Трансфер из Майами (О.) Энди Крейнбринк и трансфер из Кливленда. Энди Босселл вместе с первокурсниками Джейкобом Трегером и Кристианом Виллареалом составляют остальных новичков.Первокурсник Джастин Кук в этом году будет в красной рубашке из-за травмы.

«Вся эта новая группа сразу же готова играть и вносить свой вклад», — сказал Блюм. «Они все должны проводить много игрового времени».

Корректировка плана игры
Глубина в полузащите и на позициях защиты позволит штату Огайо отказаться от схемы 4-4-2, которая была традиционной для команд OSU последние пару лет. В прошлом сезоне баккейцы играли более оборонительно, реагируя на соперников.Но с глубиной и талантом команды этого года, Блюм может решить открыться.

«У нас большое количество игроков в защите и полузащите, поэтому мы можем позволить себе позволить, чтобы разные парни играли разные роли», — сказал Блюм. «Я думаю, что в этом году мы вернемся к схеме 3-5-2. Это своего рода гибкость — 3-5-2 может стать 3-4-3. По мере улучшения качества игроков, которые у нас есть, мы можем быть более гибкими в том, что мы делаем ».

Переход к защите Монро и Хамфриса должен продолжить тенденцию непреодолимой защиты Бакай.С тех пор, как Bluem пришел к власти в 1997 году, OSU забросил более двух голов только один раз, и его общее количество голов против среднего составляет минимальные 0,85.

Ситуация вратаря
В отличие от прошлого года, когда Баккейцы входили в сезон, зная, кто будет их вратарем, команда OSU 1999 года ждет, когда кто-нибудь выйдет из борьбы и объявит себя этим человеком.

Томпсон возвращается в строй после прошлогодней красной футболки из-за травмы. В 1997 году второкурсник в четырех стартах пошел со счетом 3: 1 и проиграл 0.42 ГАА.

Еще один возвращающийся — старший Крис Керн. После того, как в прошлом году Керн не видел ни разу, он хочет оставить свой след в этой команде Buckeye. Новое лицо вратаря — первокурсник Райан Гамильтон.

«Сейчас позиция вратарей широко открыта», — сказал Блюм. «Что ж, подождите и посмотрите, кто из игроков подойдет и хорошо проявит себя на тренировке. Но у нас есть три очень солидных игрока на выбор, каждый из которых может помочь команде ».

Источник гордости
В этом сезоне штат Огайо начнет игру в красивом Мемориальном комплексе Джесси Оуэнса.Ожидается, что строительство будет завершено до сезона 2000 года, и он станет одним из самых красивых в Большой десятке и в стране.

«Это вызовет у наших игроков невероятную гордость», — сказал Блюм. «Наша цель — сделать эту программу национально признанной. Одна вещь, которая поможет вам в этом, — это наличие первоклассного объекта. Мы создаем очень захватывающую атмосферу ».

И захватывающая атмосфера должна начаться немедленно. Штат Огайо принимает NIKE Classic сентябрь.3-5, в котором он возьмет на себя национальную мощь Клемсона. Среди других посетителей нового объекта — Батлер и большая десятка против штата Пенсильвания.

«Я думаю, что к осени 2000 года у нас будет самая лучшая ситуация в Большой десятке», — добавил Блюм. «Когда мы приглашаем игроков, мы можем показать им стадион и показать, на чем они будут играть».

-GO BUCKS! —

No. 4 Georgia Tech Baseball посещает Вирджинию на выходные дни — Georgia Tech Yellow Jackets

22 апреля 2005 г.

Полный выпуск в формате PDF
Загрузить бесплатную программу Acrobat Reader

CHARLOTTESVILLE, Va.- Технологический институт Джорджии, занявший четвертое место (30-7, 16-2 ACC), посетит Вирджинию (26-13, 6-10 ACC) для участия в серии конференций Atlantic Coast Conference из трех игр в эти выходные в Шарлоттсвилле. Время игры — 19:00. в пятницу и субботу и в 13:00. в воскресенье.

«Желтые куртки» начинают серию из восьми игр подряд вдали от стадиона «Расс Чендлер», а Tech не вернется в свой домашний парк до 6 мая. После этих выходных «Джекетс» встретятся с Джорджией на Тернер-Филд во вторник и отправятся в Афины в среду. , и посетите Клемсона для серии ACC с тремя играми в следующие выходные.

Tech быстро стартует в конференциях с зачистками в городах Дьюк, Уэйк Форест, штат Северная Каролина и штат Флорида, а также серии побед над Майами и Мэрилендом. 25 марта в Майами у Tech был рекорд ACC — 25 побед подряд в регулярном сезоне на конференциях, но «Yellow Jackets» выиграли 32 из своих последних 34 игр ACC и выиграли 13 серий выходных ACC подряд.

Главный тренер Yellow Jacket Дэнни Холл выиграл свой 505-й (в настоящее время 514: 218 за 12 лет) матч на Georgia Tech в марте.27 в Майами, что превосходит предыдущий школьный рекорд в 504 победы нынешнего главного тренера Майами Джима Морриса (рекорд 504–244–1 в Технологическом институте Джорджии с 1982–1993).

В течение года Tech лидирует в ACC со средним командным показателем 0,344, базовым процентом 0,448 и в среднем 10,8 пробежек за игру. «Желтые куртки» забили как минимум девять пробежек в 28 из 37 игр, достигнув двузначных результатов в 20 играх.

В линейку Tech входят кэтчеры Энди Хораник (.316AVG / .389OBP / .505SLG, 4HR, 24RBI) и Мэтт Уитерс (.421 / .552 / .661, 6, 42), первый игрок с низов Уит Роббинс (.257 / .425 / .386, 1, 26), второй игрок с низов Майк Трапани (.286 / .420 / .363, 1, 11) и Майкл Фишер (.319 / .385 / .553, 2, 16), шорт-стоп Тайлер Грин (.340 / .421 / .564, 7, 45), третий игрок с низов Уэс Ходжес (.417 / .494 / .682, 8, 33), левый полевой игрок Стивен Блэквуд (.374 / .442 / .568, 5, 52), центральный полевой игрок Дэнни Пейн (.333 / .455 / .465, 3, 28) и правые полевые игроки Джереми Слейден (. 370 / .472 / .623, 10, 46) и Джефф Киндел (.363 / .493 / .584, 3, 35).

 PITCHING MATCHUP (Технологический институт Джорджии vs.Джорджия): пятница: LHP Lee Hyde (5-1, 3,98) против RHP Мэтта Эйвери (4-3, 4,09) суббота: RHP Джейсон Нейборгалл (5-2, 5,55) против LHP Майка Балларда (5-3, 3,64). ) Воскресенье: RHP Блейк Вуд (7-0, 3,54) против RHP Джеффа Камрата (6-3, 2,45) 

ОХВАТ ИГРЫ: Текущая статистика в Интернете на сайте www.ramblinwreck.com. Радиопередачи на WREK (91,1 FM в Атланте) и в Интернете на сайте www.wrek.org.

GEORGIA TECH VS. ВИРДЖИНИЯ

Технологический институт Джорджии возглавляет штат Вирджиния, 56-30-1, в серии, которая датируется 1924 годом.«Йеллоу Джекетс» имеет преимущество 20–16 в играх, сыгранных в Шарлоттсвилле, включая пять побед из последних шести на домашнем поле «Кавальерс».

В прошлом году в Атланте «Кавальерс» провели серию из трех игр с победами со счетом 4–3, 2–1 и 8–5. Победа Вирджинии в серии была первой в Атланте.

Победа Вирджинии в серии в 2004 году была последним поражением Технологического института Джорджии в серии ACC. С тех пор «Желтые куртки» выиграли 13 серий уик-эндов ACC подряд.

Два года назад в Шарлоттсвилле «Желтые куртки» выиграли серию из трех игр со счетом 7-0, 5-2 и 1-0.

Тех — 23-11 против Вирджинии под руководством главного тренера Дэнни Холла.

TECH SETS ACC РЕКОРД С 25 ПОБЕДАМИ НА ПРЯМЫХ КОНФЕРЕНЦИЯХ

«Желтые куртки» выиграли 16 игр подряд ACC, завершив сезон 2004 года, новый школьный рекорд, после начала 2–5-го года в конференции. Сезон 2005 года Tech начал с девяти побед подряд в лигах, чтобы продлить свою серию побед в конференциях до 25 игр, рекордных для ACC.

Эта серия была зафиксирована 25 марта в Майами. Тем не менее, Tech выиграла 32 из своих последних 34 игр ACC.

УЧАСТИЕ В ACC

Технологический институт Джорджии добился беспрецедентного успеха на конференции Atlantic Coast Conference в течение последних двух сезонов, выиграв титул ACC в регулярном сезоне 2004 года с рекордом 18-5 в лиге и выйдя на первое место в чемпионате. турнирная таблица ACC в 2005 году с оценкой 16-2.

У

Tech 25 марта в Майами была зафиксирована рекордная для конференции серия побед ACC с 25 играми, но Yellow Jackets выиграли 32 из своих последних 34 игр ACC.

«Желтые куртки» выиграли 13 серий подряд ACC в целом и выиграли 19 из последних 20 домашних игр ACC.Tech выиграл семь серий ACC подряд на выезде и показал 18-2 в последних 20 выездных играх ACC.

Технологический институт Джорджии побил рекорд 9: 0 в игре ACC, чтобы начать сезон 2005 года, обыграв герцог, Уэйк Форест и штат Северная Каролина. Рекорд Tech 9-0 — второй лучший старт конференции с момента присоединения к ACC в 1980 году.

SB | Четыре хоум-рана продвигают Gaels над штатом Айова

Сюжетные ссылки

МОРАГА, Калифорния.- Софтбольная команда Сент-Мэри вывела биты на игру в субботу, сокрушив четыре хоумрана сезона против штата Айова. Сеньор Мишель Маунтс ударил два длинных мяча, чтобы помочь Гэлам победить Циклоны 9-4.

Mounts привели Gaels против штата Айова, идя 3-к-4 с двумя хоум-ранами, двойным и четырьмя RBI. Ребекка Сабатини завершила день 2-к-4 с хоум-раном, двумя забитыми рейками и двумя забитыми ранами, в то время как Кристин Торрис пошла 2-в-2 с забитым забегом. Николь Арсе завершила день 1 из 3, сделав четвертый хоумран в сезоне.

Gaels выскочили и быстро повели 2: 0 в конце первого тайма. Бриттани Сабатини шла, чтобы открыть тайм, прежде чем Маунтс подошел и перебил мяч через забор левого поля.

Циклоны ответили в верхней части третьей с тремя пробегами, но у Сент-Мэри был ответ в конце подачи с еще одним взрывом с двумя пробегами. После того, как Мэнди Камузо попала в поле, Р. Сабатини перебросил мяч через забор левого поля, чтобы вернуть Гаэля 4-3.

Первокурсница Сара Лира начала игру на насыпи для гэлов и сделала три твердых подач, прежде чем ее заменила Джессика Леммон.За три возможности Лира отказалась от пяти ударов при трех заработанных пробежках и прогулке.

Сент-Мэри увеличила лидерство с большим пятым иннингом с пятью проходами. Камузо открыл тайм, получив удар на второй подаче игры, и снова Маунтс подошел к тарелке и разгромил еще один хоум-ран через забор левого поля. После того, как Gaels забили пробежку из-за ошибки второго игрока с низов Cyclones, Arce затем продолжил поражать четвертый взрыв с двумя пробегами Saint Mary в игре, чтобы поставить Gaels 9-3.

Айова Стэйт показала результат, заняв седьмое место, но не смогла преодолеть лидерство Gaels.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.