Функции мотива: 7.3. Функции мотива. Мотивация и мотивы – Функции мотива

Автор: | 08.08.2020

7.3. Функции мотива. Мотивация и мотивы

7.3. Функции мотива

Мотивам приписываются различные функции. Сначала выделили побуждающую и направляющую функции. Первая отражает энергетику мотива, вторая — направленность этой энергии на определенный объект, на определенную активность. Побуждающая функция мотива связана с возникновением потребностного состояния, которое вызывает мобилизацию энергии. Этот процесс мобилизации энергии в случае возникновения биологических потребностей хорошо показан В. М. и И. В. Ривиными (1978), которые, исходя из эндокринной природы биологических потребностей человека и животных и генетического характера программы функционирования каждого из эндокринных органов («органов потребностей»), связывают изменения, происходящие в организме при появлении потребности, с повышенной секрецией определенных гормонов; эти гормоны становятся стрессорами, активизирующими мозговые структуры, через которые в реакцию на раздражитель вовлекаются другие физиологические системы (вегетатика, сенсорика — повышение чувствительности и т. д.), т. е. происходит мобилизация энергетического потенциала. Возникающее возбуждение может носить и спонтанный характер, без направленности на определенный объект. Поэтому наличие в мотиве цели и позволяет ему осуществлять направляющую функцию.

Говоря о побуждающей функции мотива и ее связи с энергетикой, нельзя не выделить и другую функцию мотива — стимулирующую, которая связана с продолжением побудительности и при осуществлении намерения. Дело в том, что мобилизуемая при возникновении потребностного состояния энергетика не исчезает до тех пор, пока не будет удовлетворена потребность, а во многих случаях процесс удовлетворения потребности занимает определенное время; пока длится это удовлетворение (до момента насыщения), сохраняются и состояние напряжения (желания), и возбуждение вегетативных отделов центральной нервной системы, мобилизующих энергию. Спад напряжения и возбуждения происходит постепенно, в связи с чем в ряде случаев для окончания деятельности требуется дополнительная волевая стимуляция (проявление силы воли). Стимулирующая функция мотива, отражающая напряжение потребности, наряду со значимостью цели позволяет говорить о

силе мотива.

М. Ш. Магомед-Эминов и ряд других психологов считают, что побуждающей и направляющей функции мотива недостаточно для объяснения детерминации деятельности, ибо такой подход ограничивается рассмотрением лишь «пусковой» функции мотива (которую П. А. Рудик обозначает как директивную: делать или не делать, быть или не быть). При этом, замечает М. Ш. Магомед-Эминов, непонятно, как деятельность дальше детерминируется, разворачивается, управляется и как трансформируются указанные выше функции мотива. С его (и других психологов) точки зрения, за пределами внимания остается регулятивная функция, являющаяся центральной в процессах мотивации.

Если быть точными, то следовало бы ставить вопрос об управляющей функции мотива, поскольку в последнюю входит и планирование действия (результата и способа), в то время как регуляция является частью управления и направлена на стабилизацию функционирующей системы с помощью контроля. В связи с этим можно говорить об организующей функции мотива и мотивации (деятельность мысленно организуется, но внешне еще не проявляется; это еще замысел, а не его осуществление). Близко к этому пониманию организующей функции мотива и представление О. К. Тихомирова о структурирующей функции мотива: важность конечного результата (цели) приводит к более тщательному анализу ситуации, элементов задачи, к большей вербализации ходов (путей решения задачи) и критической их оценке и т. д.

К частному проявлению управляющей функции мотива следует отнести и контролирующую

его функцию, о которой говорил А. В. Запорожец. Правда, как полагает он, эта функция осуществляется не прямо, а через механизм «эмоциональной коррекции»: эмоции оценивают личностный смысл происходящих событий и в случае несоответствия этого смысла мотиву изменяют общую направленность деятельности личности. По своему содержанию эта функция близка смыслообразующей функции мотива, о которой писал А. Н. Леонтьев.

Функция мотивов, взятая со стороны сознания, писал он, состоит в том, что они как бы «оценивают» жизненное значение для субъекта объективных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах, придают им личностный смысл (советский разведчик Д. Быстролетов писал, что за всю зарубежную жизнь для себя он не сделал ни одного глотка алкоголя, не выкурил ни одной сигары и сигареты, не спустился ни разу в ночной кабак, но он научился делать это для них и делал хорошо, совершенно естественно). А. Н. Леонтьев подчеркивает, что личностный смысл прямо не совпадает с понимаемым

объективным его значением. Он отмечает, что при определенных условиях несовпадение смыслов и значений в индивидуальном сознании может приобретать характер настоящей чуждости между ними, даже их противопоставленности.

Надо сказать, что обоснование А. Н. Леонтьевым смыслообразующей функции мотива не безупречно, в связи с чем ее наличие рядом авторов отрицается. Так, В. И. Ковалев пишет: «Выделение смыслообразующей функции нам представляется нецелесообразным, малообоснованным, ибо «личностный смысл» относится к самой сущности мотива (в нашем понимании этого термина), а не к одной из его функций» (1988, с. 40). Заметим, что это не мешает, с нашей точки зрения, приписывать мотиву смыслообразующую функцию, так как, являясь основанием действия, поступка, он должен давать ответ на вопросы «для чего?», «ради чего?», «какой смысл?». Однако дальнейшая критика В. И. Ковалевым самого понятия «личностного смысла» (по А. Н. Леонтьеву) правомерна. Так, далее он пишет: «Личностный смысл рассматривается А. Н. Леонтьевым как отношение мотива к цели… Психологическое содержание этого отношения мотива (объекта потребности, или предмета потребности, или предмета деятельности по А. Н. Леонтьеву) к цели (предполагаемому результату деятельности) представить довольно трудно, особенно отношение мотива-цели к цели. Еще труднее выделить основание деления мотивов на смыслообразующие и стимулирующие. Кроме того, поскольку деятельность обычно связана с целой совокупностью мотивов, это должна быть и совокупность «личностных смыслов». Деятельность, следовательно, должна быть и «многосмысловой». Но у А. Н. Леонтьева этого не обнаруживается, а наоборот, все время предполагается строгая определенность (единственность) смысла той или иной деятельности» (там же, с. 40).

Можно сомневаться и в обоснованности разведения понятий «смысл» и «значение»; ведь говорят же о личном и общественном значении (смысле) для человека осуществляемой им деятельности.

Философы и криминалисты рассматривают еще отражательную функцию мотива. Это отражение в сознании человека потребностей и целей, средств их достижения и своих возможностей, последствий для себя и нравственного самочувствия. Именно через эту функцию формируются структура и содержание мотивационной сферы личности. Мотивация, с этой точки зрения, отражает все предшествовавшие влияния социальной среды, т. е. по сути — личность. Отсюда, зная структуру мотива, ведущие мотиваторы, можно судить и о степени социальной зрелости личности.

Н. Е. Ерошина (1973), Е. И. Головаха (1979) и другие выделяют объяснительную функцию мотива, под которой понимается сознательно формулируемый личностью источник ее поведения. Выделение этой функции указанными авторами справедливо, так как мотив является основанием (обоснованием) действия или поступка.

Наконец, К. Обуховский говорит о защитной функции мотива и о защитных мотивах, в которых истинная цель подменяется «официальной версией», необходимой для сохранения требуемого решения, для создания видимости рациональной деятельности. В связи с этим выделяют мотивационный феномен, который принято называть мотивировкой (см. раздел 7.6).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Функции мотива

Мотивам приписываются различные функции. Сначала выделили побуждающую и направляющую функции. Первая отражает энергетику мотива, вторая — направленность этой энергии на определенный объект, на определенную, активность. Побуждающая функция мотива связана с возникновением потребностного состояния, которое вызывает мобилизацию энергии. Этот процесс мобилизации энергии в случае возникновения биологических потребностей хорошо показан В. М. и И. В. Ривиными (1978), которые, исходя из эндокринной природы биологических потребностей человека и животных и генетического характера программы функционирования каждого из эндокринных органов («органов потребностей»), связывают изменения, происходящие в организме при появлении потребности, с повышенной секрецией определенных гормонов; эти гормоны становятся стрессорами, активизирующими мозговые структуры, через которые в реакцию на раздражитель вовлекаются другие физиологические системы (вегетатика, сенсорика — повышение чувствительности и т. д.), т. е. происходит мобилизация энергетического потенциала. Возникающее возбуждение может носить и спонтанный характер, без направленности на определенный объект. Поэтому наличие в мотиве цели и позволяет ему осуществлять направляющую функцию.

Говоря о побуждающей функции мотива и ее связи с энергетикой, нельзя не выделить и другую функцию мотива — стимулирующую, которая связана с продолжением побудительности и при осуществлении намерения. Дело в том, что мобилизуемая при возникновении потребностного состояния энергетика не исчезает до тех пор, пока не будет удовлетворена потребность, а во многих случаях процесс удовлетворения потребности занимает определенное время; пока длится это удовлетворение (до момента насыщения), сохраняются и состояние напряжения (желания), и возбуждение вегетативных отделов центральной нервной системы, мобилизующих энергию. Спад напряжения и возбуждения происходит постепенно, в связи с чем в ряде случаев для окончания деятельности требуется дополнительная волевая стимуляция (проявление силы воли). Стимулирующая функция мотива, отражающая напряжение потребности, наряду со значимостью цели позволяет говорить о силе мотива.

М. Ш. Магомед-Эминов и ряд других психологов считают, что побуждающей и направляющей функции мотива недостаточно для объяснения детерминации деятельности, ибо такой подход ограничивается рассмотрением лишь «пусковой» функции мотива (которую П. А. Рудик обозначает как

директивную: делать или не делать, быть или не быть). При этом, замечает М. Ш. Магомед-Эминов, непонятно, как деятельность дальше детерминируется, разворачивается, управляется и как трансформируются указанные выше функции мотива. С его (и других психологов) точки зрения, за пределами внимания остается регулятивная функция, являющаяся центральной в процессах мотивации.

Если быть точными, то следовало бы ставить вопрос об управляющей функции мотива, поскольку в последнюю входит и планирование действия (результата и способа), в то время как регуляция является частью управления и направлена на стабилизацию функционирующей системы с помощью контроля. В связи с этим можно говорить об организующей функции мотива и мотивации (деятельность мысленно организуется, но внешне еще не проявляется; это еще замысел, а не его осуществление). Близко к этому пониманию организующей функции мотива и представление О. К. Тихомирова о структурирующей функции мотива: важность конечного результата (цели) приводит к более тщательному анализу ситуации, элементов задачи, к большей вербализации ходов (путей решения задачи) и критической их оценке и т. д.

К частному проявлению управляющей функции мотива следует отнести и контролирующую его функцию, о которой говорил А. В. Запорожец. Правда, как полагает он, эта функция осуществляется не прямо, а через механизм «эмоциональной коррекции»: эмоции оценивают личностный смысл происходящих событий и в случае несоответствия этого смысла мотиву изменяют общую направленность деятельности личности. По своему содержанию эта функция близка смыслообразующей Функции мотива, о которой писал А. Н. Леонтьев.

Функция мотивов, взятая со стороны сознания, писал он, состоит в том, что они как бы «оценивают» жизненное значение для субъекта объективных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах, придают им личностный смысл (советский разведчик Д. Быстролетов писал, что за всю зарубежную жизнь для себя он не сделал ни одного глотка алкоголя, не выкурил ни одной сигары и сигареты, не спустился ни разу в ночной кабак, но он научился делать это для них и делал хорошо, совершенно естественно). А. Н. Леонтьев подчеркивает, что личностный смысл прямо не совпадает с понимаемым объективным его значением. Он отмечает, что при определенных условиях несовпадение смыслов и значений в индивидуальном сознании может приобретать характер настоящей чуждости между ними, даже их противопоставленности.  
            
Надо сказать, что обоснование А. Н. Леонтьевым смыслообразующей функции мотива не безупречно, в связи с чем ее наличие рядом авторов отрицается. Так, В. И. Ковалев пишет:

«Выделение смыслообразующей функции нам представляется нецелесообразным, малообоснованным, ибо «личностный смысл» относится к самой сущности мотива (в нашем понимании этого термина), а не к одной из его функций» (1988, с. 40).

Заметим, что это не мешает, с нашей точки зрения, приписывать мотиву смыслообразующую функцию, так как, являясь основанием действия, поступка, он должен давать ответ на вопросы «для чего,?», «ради чего?», «какой смысл?». Однако дальнейшая критика В. И. Ковалевым самого понятия «личностного смысла» (по А. Н. Леонтьеву) правомерна. Так, далее он пишет:

«Личностный смысл рассматривается А. Н. Леонтьевым как отношение мотива к цели… Психологическое содержание этого отношения мотива (объекта потребности, или предмета потребности, или предмета деятельности по А. Н. Леонтьеву) к цели (предполагаемому результату деятельности) представить довольно трудно, особенно отношение мотива-цели к цели. Еще труднее выделить основание деления мотивов на смыслообразующие и стимулирующие. Кроме того, поскольку деятельность обычно связана с целой совокупностью мотивов, это должна быть и совокупность «личностных смыслов». Деятельность, следовательно, должна быть и «многосмысловой». Но у А. Н. Леонтьева этого не обнаруживается, а наоборот, все время предполагается строгая определенность (единственность) смысла той или иной деятельности» (там же, с. 40).

Можно сомневаться и в обоснованности разведения понятий «смысл» и «значение»; ведь говорят же о личном и общественном значении (смысле) для человека осуществляемой им деятельности.

Философы и криминалисты рассматривают еще отражательную функцию мотива. Это отражение в сознании человека потребностей и целей, средств их достижения и своих возможностей, последствий для себя и нравственного самочувствия. Именно через эту функцию формируются структура и содержание мотивационной сферы личности. Мотивация, с этой точки зрения, отражает все предшествовавшие влияния социальной среды, т. е. по сути — личность. Отсюда, зная структуру мотива, ведущие мотиваторы, можно судить и о степени социальной зрелости личности.

Н. Е. Ерошина (1973), Е. И. Головаха (1979) и другие выделяют объяснительную функцию мотива, под которой понимается сознательно формулируемый личностью источник ее поведения. Выделение этой функции указанными авторами справедливо, так как мотив является основанием (обоснованием) действия или поступка.

Наконец, К. Обуховский говорит о защитной функции мотива и о защитных мотивах, в которых истинная цель подменяется «официальной версией», необходимой для сохранения требуемого решения, для создания видимости рациональной деятельности. В связи с этим выделяют мотивационный феномен, который принято называть мотивировкой.

Мотивы, их функции и виды

Мотив обычно определяется в психологии как то, что «движет» деятель­ность, то, ради чего эта деятельность осуществляется.

Мотив (в узком понимании Леонтьева) – как предмет потребности, т.е., чтобы охарактеризовать мотив, необходимо обратиться к ка­тегории «потребность».

Мотивы формируются из потребностей человека. Потребность – состояние нужды человека в определенных условиях жизни и деятельности или материальных благах.

А.Н. Леонтьев, Л.И. Божович, Б.Г. Асеев итд. Мотивы — это и осознаваемые, и неосознаваемые побужде­ния. По мнению Леонтьева, даже когда мотивы не осознаются субъектом, т.е. когда он не отдает себе отчета в том, что побуждает его осуществлять ту или иную деятельность, они выступают в своем косвенном выражении — в форме переживания, жела­ния, хотения (16).

Предметное содержание мотива

1. Диспозиционные мотивы, являются устойчивыми для личности, проявляются в различных ситуациях и видах деятельности. Это мотивы достижения, мотив «афериации», власти, помощи.

2. Функциональные мотивы, связаны с конкретными видами деятельности человека (учебные, профессиональные, политический деятельностью). Мотивы могут быть в большей или в меньшей мере осознанными или неосознаваемыми.

Направленность личности – это такое ее психическое свойство, в котором выражаются потребности, мотивы, мировоззрения, и цели, ее жизни и деятельности. Направленность – это то, что подталкивает человека.

  1. Влечение, — наиболее примитивная биологическая форма направленности.

  2. Желание – осознанная потребность и влечение к чему-либо вполне определенному.

  3. Стремление – возникает при включении в структуру желания волевого компонента.

  4. Интерес – познавательная форма направленности на предметы. При включении в интерес волевого компонента он становиться склонностью.

  5. Идеал – то, что влечет человека, — это конкретизируемая в образе или в представлении предметная цель склонности.

  6. Мировоззрение – это система философских, эстетических, этических, естественно научных и других взглядов на окружающий мир.

  7. Убеждение – это высшая форма направленности, это система мотивов личности, побуждающая поступать в соответствии со своими взглядами, принципами, мировоззрениями. (Чужой реферат)

Функции мотивов

Леонтьев выделяет главным образом две функции мотивов:

Смыслообразующие мотивы придают деятельности личностный смысл, другие, сопут­ствующие им мотивы выполняют роль побудительных факторов (положительных или отрицательных) — порой остро эмоцио­нальных, аффективных, лишенных смысла о бракующей функции. Это — мотивы-стимулы, В то же время различение обоих видов мотивов относительно. В одной иерархической структуре данный мотив может выполнять смыслообразующую функцию, а дру­гой — функцию дополнительной стимуляции. Слияние обеих функций мотива — побуждающей и смыслообразующей — при­дает деятельности человека характер сознательно регулируемой деятельности. Если ослабевает смыслообразующая функция мо­тива, то он может стать только понимаемым. И наоборот, если мотив «только понимаемый», то можно предполагать, что его смыслообразующая функция ослаблена (16).

По отношению к деятельности, мотивация выполняет три основные функции:

1. Побуждающая, — это двигательный импульс, эмоционально-волевое стремление личности к чему-либо.

2. Организующая функция, — возникновение мотивов способствует выделению и постановки цели.

3. Смыслообразующая функция, — придание деятельности, глубокого личностного смысла. Значимость деятельности для личности определяется мотивами, причем приоритетными в его мотивационной сфере.

X. Хекхаузен рассматривает функции мотива только в связи с этапами действия — началом, выполнением, завершением. На начальной стадии мотив инициирует действие, стимулирует, по­буждает его. Актуализация мотива на стадии выполнения обес­печивает постоянно высокий уровень активности действия. Поддержание мотивации на стадии завершения действия связа­но с оценкой результатов, с успехом, что способствует под­креплению мотивов (16).

Сложность выявления мотивов деятельности связана с тем, что всякая деятельность побуждается не одним мотивом, а несколькими, т.е. деятельность обычно полимотивирована. Сово­купность всех мотивов к данной деятельности называется моти­вацией деятельности данного индивида (16).

Виды мотивов в психологии

Определение 1

Мотивом называется явление, которое служит стимулом для совершения необходимого действия.

Мотив придает человеку вдохновение и яркие переживания, которые характеризуются либо позитивными чувствами, связанными с ожидаемыми событиями, либо с негативными чувствами из-за разочарования при неудачно сложившихся обстоятельствах.

Виды мотивов подразделяются на 2 уровня

  1. мотив сохранения, он встречается в жизни человека чаще всего. При этом сила эмоций оказывать влияние в короткий период времени, а основная активность устремлена на то, чтобы сохранить то, что имеется;
  2. мотив достижения, он направляет основные ресурсы человека, при его активной деятельности в процессе достижения желаемого.

Функции и виды мотивов человека

Теперь проанализируем подробно имеющиеся виды мотивов:

Внешний мотив. Обуславливается различными факторами внешнего мира или чужим мнением. Например, если кто-то из знакомых купил новую вещь, а вам она тоже понравилась, тогда появляется мотивация приобрести себе такую же.

Внутренний мотив. Возникает внутри человека, например, появляется внутреннее желание отправиться в путешествие или сделать перестановку в доме.

Отрицательный мотив.Служит поводом для того, чтобы уберечь человека от возможной ошибки. Например – если я не сделаю сейчас, то потом уже будет поздно.

Положительный мотив. Строится благодаря положительным примерам и мыслеформам. Примером может служить такая формулировка – если много заниматься, тогда я стану лучшим в своей группе.

Устойчивый мотив. Формируется на основе нужд человека и не нуждается в дополнительном подкреплении со стороны других.

Неустойчивый мотив. Постоянно требует подтверждения своих мыслей со стороны авторитетных людей.

Функции мотивов

Главные функции мотивов человека заключаются в следующем:

  • побуждать к действию. Поиск мотивов и стимулов, заставляющих человека предпринимать необходимые действия;

  • направлять деятельность. С помощью этой функции можно определить вектор и направленность действий для реализации своих замыслов;

  • контроль и поддержание. Осуществляется за счет поведения, которое нацелено на достижение желаемого. Уделяя внимание конечной цели, человек может корректировать свое движение, учитывая её достижения и промежуточный результат.

Мотивы деятельности в социуме

Замечание 1

Деятельность человека – это основная жизненная функция. Поэтому мотивы деятельности создаются на потребностях человека достигать своих жизненных целей. При этом поведение человека определяется в прямой зависимости от того, к какому конечному итогу он хочет прийти.

Так как в социальной среде главной деятельностью служит работа, поэтому и мотивы связаны с процессом осуществляемой работы:

  • материальное вознаграждение. Сюда относятся денежные поощрения и уверенность в стабильности своей работы, а также социальная защищенность;

  • свободное время. Этот мотив является существенным для творческих людей и для тех, у кого есть маленькие дети или тех, кто сочетает свою работу с учебой;

  • значимость работы. Этот мотив показывает социальный статус человека, учитывается престижность профессии.

Тем не менее, важнее всех мотивов, определяющих поведение человека, будет «самомотивация» человека. Это внутренние ощущения и побуждения, которые формируют собственные устремления человека. Только из самомотивации возникают остальные виды мотивов, которые ведут к достижению желаемого.

7.3. Функции мотива

Мотивам приписываются различные функции. Сначала выделили побуждающую и направляющую функции. Первая отражает энергетику мотива, вторая — направленность этой энергии на определенный объект, на определенную активность. Побуждающая функция мотива связана с возникновением потребностного состояния, которое вызывает мобилизацию энергии. Этот процесс мобилиза­ции энергии в случае возникновения биологических потребностей хорошо показан В. М. и И. В. Ривиными (1978), которые, исходя из эндокринной природы биологи­ческих потребностей человека и животных и генетического характера программы функционирования каждого из эндокринных органов («органов потребностей»), свя­зывают изменения, происходящие в организме при появлении потребности, с повы­шенной секрецией определенных гормонов; эти гормоны становятся стрессорами, активизирующими мозговые структуры, через которые в реакцию на раздражитель вовлекаются другие физиологические системы (вегетатика, сенсорика — повышение чувствительности и т. д.), т. е. происходит мобилизация энергетического потен­циала. Возникающее возбуждение может носить и спонтанный характер, без направ­ленности на определенный объект. Поэтому наличие в мотиве цели и позволяет ему осуществлять направляющую функцию.

Говоря о побуждающей функции мотива и ее связи с энергетикой, нельзя не вы­делить и другую функцию мотива — стимулирующую, которая связана с продол­жением побудительности и при осуществлении намерения. Дело в том, что мобили­зуемая при возникновении потребностного состояния энергетика не исчезает до тех пор, пока не будет удовлетворена потребность, а во многих случаях процесс удов­летворения потребности занимает определенное время; пока длится это удовлетво­рение (до момента насыщения), сохраняются и состояние напряжения (желания), и возбуждение вегетативных отделов центральной нервной системы, мобилизующих энергию. Спад напряжения и возбуждения происходит постепенно, в связи с чем в ряде случаев для окончания деятельности требуется дополнительная волевая сти­муляция (проявление силы воли). Стимулирующая функция мотива, отражающая напряжение потребности, наряду со значимостью цели позволяет говорить о силе мотива.

М. Ш. Магомед-Эминов и ряд других психологов считают, что побуждающей и направляющей функции мотива недостаточно для объяснения детерминации деятельностд, ибо такой подход ограничивается рассмотрением лишь «пусковой» фун­кции мотива (которую П. А. Рудик обозначает как директивную: делать или не де­лать, быть или не быть). При этом, замечает М. Ш. Магомед-Эминов, непонятно, как деятельность дальше детерминируется, разворачивается, управляется и как трансформируются указанные выше функции мотива. С его (и других психологов) точки зрения, за пределами внимания остается регулятивная функция, являющая­ся центральной в процессах мотивации.

Если быть точными, то следовало бы ставить вопрос об управляющей функции мотива, поскольку в последнюю входит и планирование действия (результата и спо­соба), в то время как регуляция является частью управления и направлена на стаби­лизацию функционирующей системы с помощью контроля. В связи с этим можно говорить об организующей функции мотива и мотивации (деятельность мысленно организуется, но внешне еще не проявляется; это еще замысел, а не его осуществ­ление). Близко к этому пониманию организующей функции мотива и представле­ние О. К. Тихомирова о структурирующей функции мотива: важность конечного результата (цели) приводит к более тщательному анализу ситуации, элементов за­дачи, к большей вербализации ходов (путей решения задачи) и критической их оцен­ке и т. д.

К частному проявлению управляющей функции мотива следует отнести и конт­ролирующую его функцию, о которой говорил А В. Запорожец. Правда, как полага­ет он, эта функция осуществляется не прямо, а через механизм «эмоциональной коррекции»: эмоции оценивают личностный смысл происходящих событий и в слу­чае несоответствия этого смысла мотиву изменяют общую направленность деятель­ности личности. По своему содержанию эта функция близка смыслообразующей функции мотива, о которой писал А. Н. Леонтьев.

Функция мотивов, взятая со стороны сознания, писал он, состоит в том, что они как бы «оценивают» жизненное значение для субъекта объективных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах, придают им личностный смысл (советский разведчик Д. Быстролетов писал, что за всю зарубежную жизнь для себя он не сде­лал ни одного глотка алкоголя, не выкурил ни одной сигары и сигареты, не спустил­ся ни разу в ночной кабак, но он научился делать это для них и делал хорошо, совер­шенно естественно). А. Н. Леонтьев подчеркивает, что личностный смысл прямо не совпадает с понимаемым объективным его значением. Он отмечает, что при опре­деленных условиях несовпадение смыслов и значений в индивидуальном сознании может приобретать характер настоящей чуждости между ними, даже их противопоставленности.

Надо сказать, что обоснование А. Н. Леонтьевым смыслообразующей функции мотива не безупречно, в связи с чем ее наличие рядом авторов отрицается. Так, В. И. Ковалев пишет: «Выделение смыслообразующей функции нам представляется нецелесообразным, малообоснованным, ибо «личностный смысл» относится к са­мой сущности мотива (в нашем понимании этого термина), а не к одной из его фун­кций» (1988, с. 40). Заметим, что это не мешает, с нашей точки зрения, приписы­вать мотиву смыслообразующую функцию, так как, являясь основанием действия, поступка, он должен давать ответ на вопросы «для чего?», «ради чего?», «какой смысл?». Однако дальнейшая критика В. И. Ковалевым самого понятия «личностно­го смысла» (по А. Н. Леонтьеву) правомерна. Так, далее он пишет: «Личностный смысл рассматривается А. Н. Леонтьевым как отношение мотива к цели… Психоло­гическое содержание этого отношения мотива (объекта потребности, или предмета потребности, или предмета деятельности по А. Н. Леонтьеву) к цели (предполагае­мому результату деятельности) представить довольно трудно, особенно отношение мотива-цели к цели. Еще труднее выделить основание деления мотивов на смыслообразующие и стимулирующие. Кроме того, поскольку деятельность обычно связа­на с целой совокупностью мотивов, это должна быть и совокупность «личностных смыслов». Деятельность, следовательно, должна быть и «многосмысловой». Но у А. Н. Леонтьева этого не обнаруживается, а наоборот, все время предполагается строгая определенность (единственность) смысла той или иной деятельности» (там же, с. 40).

Можно сомневаться и в обоснованности разведения понятий «смысл» и «значе­ние»; ведь говорят же о личном и общественном значении (смысле) для человека осуществляемой им деятельности.

Философы и криминалисты рассматривают еще отражательную функцию мо­тива. Это отражение в сознании человека потребностей и целей, средств их дости­жения и своих возможностей, последствий для себя и нравственного самочувствия. Именно через эту функцию формируются структура и содержание мотивационной сферы личности. Мотивация, с этой точки зрения, отражает все предшествовавшие влияния социальной среды, т. е. по сути — личность. Отсюда, зная структуру моти­ва, ведущие мотиваторы, можно судить и о степени социальной зрелости личности.

Н. Е. Ерошина (1973), Е. И. Головаха ( 1979) и другие выделяют объяснительную функцию мотива, под которой понимается сознательно формулируемый личностью источник ее поведения. Выделение этой функции указанными авторами справедли­во, так как мотив является основанием (обоснованием) действия или поступка.

Наконец, К. Обуховский говорит о защитной функции мотива и о защитных мо­тивах, в которых истинная цель подменяется «официальной версией», необходимой для сохранения требуемого решения, для создания видимости рациональной дея­тельности. В связи с этим выделяют мотивационный феномен, который принято на­зывать мотивировкой (см. раздел 7.6).

Функции мотива

Мотив соединяет два понятия, находится на стыке двух понятий. Это понятия потребности и деятельности.

У мотива две функции:

1. Побуждающая, мотив направляет деятельность. Связывает мотив с потребностью. Потребность побуждала действовать (даже неопредмеченная). Мотив делает то же самое. Ранее побуждала потребность, а теперь предмет, мотив берет на себя энергетику потребности (закон оптимальной мотивации Йеркса-Додсона).

2. Образование смысла. Связывает мотив с деятельностью (загонщик – участник труда – должен понимать смысл своего действия – понимание отношения мотива к цели). Направленная активность. Мотив как бы метит смыслы, любые условия достижения цели.

В любой такой характеристике есть три взаимосвязанных аспекта. В общем виде: познание, эмоции и воля. Это характеристика мотива только с одной стороны, познавательной, – связь с внешним миром.

Вундт: побуждает не сам мотив, а соответствующая ему субъективная сторона, эмоция. Вот второе понимание – мотивация и эмоции по функции тесно связаны между собой.

Мотив – это (определение не вполне соответствует Леонтьеву) аффективно закрепленный предмет потребности, который направляет деятельность

Хекхаузен. Мотив – это родовое понятие, которое иногда отражается в других понятиях – потребность, влечение, склонность, интерес и т.д. Его характеристики:

  1. Направленность действия на определенное целевое состояние (задаваемая каким-то предметным представлениям) — динамический момент;

  2. Ценность, эмоциональная привлекательность, чувственная окраска этого представления;

  3. Стремление его достичь (волевой момент – стремится достичь, какие бы пути к этому не вели. Пытается достичь различными путями и средствами).

Закон оптимальной мотивации Йеркса-Додсона.

С усилением общей активации повышается качество исполнения действий, но до определенного предела. Если мотивация слишком высока, исполнение ухудшится.

Йеркс, Додсон провели эксперимент на мышах, цыплятах, кошках и человеке. Задача: различение яркостей двух предметов. Один из ответов произвольно оценивался как неправильный. Первый эксперимент – на танцующих мышах. Животных научали различать цвета – черный и белый.

Первый фактор – легкость или трудность задачи. Задача научения построена так: перед животными два тоннеля. Один окрашен белой, другой – черной краской (или закрыт белой и черной дверкой). Приманка всегда находится там, где белое, белый цвет. Белое и черное меняются в случайном порядке от пробы к пробе. Нужно различать. Задача – легкая, контраст цветов велик. Средняя сложность – предъявляют два черных цвета, один – несколько светлее чем другой. Трудная задача — фактически один и тот же цвет – серый, но оттенки разные. В одном случае – несколько светлее, чем другой.

Второй переменный фактор — сила отрицательного подкрепления. Позитивное подкрепление – приманка – не меняется, а негативное – изменялось. В полу тоннеля проложена проволочная сетка и по этой сетке – ток, ток определенного напряжения. Напряжение тока – слабой, средней силы или сильный. Абсцисса – ток, ордината – число проб для достижения необходимого уровня. В каждом случае имеется оптимум мотивации, при котором научение наиболее быстрое. Однако, этот оптимум зависит от трудности задачи.

Исследовательский вопрос: сила задач и сила отрицательного подкрепления. Какая мотивация является оптимальной для легкой или трудной задачи? Между этими двумя факторами – обратная связь.

Закон: «С увеличением трудности задания интенсивность наказания, определяющая оптимальную скорость научения, должна приближаться к пороговой величине».

Это означает, что в случае трудной задачи оптимум достигается при слабой мотивации, тогда как при легкой задаче он соответствует сильной мотивации. Очевидно, что при легкой задаче избыточная мотивация не вызывает нарушений поведения (закон силы, у Торндайка). Но такая возможность возникает при трудных задачах.

4

Функции, оценочные характеристики и свойства мотивов и мотивационной сферы

Как каждый феномен, мотив имеет свои «паспортные» данные: функции, определяющие его роль в жизнедеятельности человека; характеристики, позволяющие дать ему качественную оценку; свойства, обеспечивающие практическую применимость.

Анализ того, что было изложено ранее, позволяет выделить несколько основных функций мотивов:
— побуждающую, состоящую в активизации индивида, в формировании и поддержании интереса, а также в реализации его намерений;
— направляющую, обеспечивающую выбор и осуществление определенной стратегии и тактики поведения и деятельности;
— управляющую, обеспечивающую отслеживание и коррекцию поведения и деятельности индивида через доминирующие мотиваторы, увязывая его активность с мысленным обдумыванием и критическим анализом получаемых результатов.

В литературе иногда упоминают смыслообразую-щую функцию мотивов (А. Леонтьев), отражающую пристрастность человеческого сознания, придающую поведению и деятельности личностный смысл, оценивающую жизненные ситуации с позиций собственной личности. Правда, имеются мнения, что эта функция дублирует сущность самого мотива, включающего в себя смысловой аспект активности индивида.

Мотивы оцениваются по показателям их силы и устойчивости. Сила мотива — это показатель интенсивности мотивационного возбуждения индивида, оцениваемого по глубине и степени осознания потребности в активации, в том или ином поведении или деятельности. Сила мотива зависит от предвосхищения результатов деятельности, ее значимости для: индивида, ответственности за последствия и эмоционального фона, на котором развивается активность.

Устойчивость мотива — это показатель его влияния на активность индивида в различных ситуациях, в том числе и сохраняющихся в течение продолжительного времени.

Сложно решается вопрос о таких свойствах мотивов, как осознаваемостъ и «знак». Что касается осознаваемости мотивов, то здесь одни (В. Ковалев) настаивают на полной их осознанности индивидом, другие (А. Леонтьев) допускают существование неосознанных мотивов, утверждая, что неосознаваемые и сознаваемые мотивы есть лишь разные формы психического отражения. И вновь в качестве причины: выступает различная трактовка как понятия «мотив», так и понятия «осознание». Поясняя это, Е. Ильин отмечает допустимость неосознаваемости мотива, если в роли последнего выступают, например, влечение, установка, склонность. Если же мотив отождествляется с целью или предметом, то он «обречен» быть всегда осознаваемым.

Далее, если под осознанием понимается ощущение или переживание потребностного состояния, то мотив может и не отражаться в сознании (человек иногда не понимает, чего он хочет и почему). Если же осознание воспринимается как понимание, то мотив осознается.

Требует пояснения и такая особенность мотива, как его «знак». Если понимать мотив только как побуждение к активности, то он может выступать исключительно в положительном значении. Негативное побуждение к активности эквивалентно его отсутствию и, следовательно, отсутствию самого мотива. Если не делать различия между мотивом и мотивацией (что само по себе неверно), то можно говорить о негативном и позитивном отношении индивида к предстоящей активности.

Для оценки мотивационной сферы в целом привлекаются оценки отдельных мотивов с учетом их положения в общей иерархии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *