Функции психика: Функции и строение психики: свежий взгляд(Мотков О.И.)

Автор: | 15.03.1980

Содержание

Врач рассказал о влиянии коронавируса на психику: Общество: Россия: Lenta.ru

Последствия перенесенного коронавируса в течение одного-двух месяцев способны отрицательно влиять на когнитивные функции, вызывать расстройства сна, памяти, концентрации внимания, интеллектуальные нарушения, сообщил заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ имени Пирогова, доктор медицинских наук Андрей Шмилович. Его слова приводят «Известия».

Специалист отметил, что серьезные психические проблемы в результате затяжной пандемии, такие как реактивные депрессии, генерализованные тревожные расстройства и другие, могут затянуться на год и более.

Шмилович заявил, что коронавирусная инфекция способна вызывать органические расстройства психики. По его словам, многим пришлось столкнуться с такими неврологическими симптомами, как аносмия и паросмия — это утрата и извращение обоняния, ощущение запахов, которых нет в реальности. При этом врач отметил, что так называемых органических депрессий или психозов COVID-19 не вызывает.

Материалы по теме

00:01 — 6 апреля

00:01 — 9 января

В собственном соку

В борьбе с пандемией мир проглядел эпидемию одиночества. Какова цена изоляции?

«Велико количество обращений, связанных с длительным отсутствием контактов с близкими, в частности, с родителями, особенно если те находятся в почтенном возрасте», — сказал Шмилович. Он добавил, что пожилые люди начали много времени проводить дома, избегать контактов, из-за чего у них упало настроение. Он отметил, что часто в этой ситуации у них пропадает аппетит, появляется бессонница, обостряются их соматические заболевания.

Психиатр также сообщил, что увеличилось число пациентов с тревожно-фобическими расстройствами, ипохондрией, а также людей с тяжелыми вариантами расстройств пищевого поведения.

Ранее стало известно, что за период пандемии число обратившихся за психологической или психиатрической помощью россиян увеличилось от 10 до 30 процентов. В департаменте труда и социальной защиты Москвы подчеркнули, что с 1 марта по 31 декабря 2020 года года на телефон неотложной психологической помощи поступило на 28 процентов звонков больше, чем год назад.

Кроме того, увеличился спрос на услуги психологов.

Истории без цензуры и запретов — в «Ленте дна» в Telegram

Психика — что это такое

Обновлено 18 сентября 2021 Просмотров: 24 913 Автор: Дмитрий Петров
  1. Трудность изучения и немного истории
  2. Что первично: тело и психика?
  3. Что известно про психику в современном мире?
  4. Функции психики
  5. Чем характеризуется нормальная психика?
  6. Как сохранить здоровую психику?

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru.

На данный момент выпустили большое количество фильмов, сериалов, где главный фокус внимания сосредоточен на психике человека.

Также достаточно популярны книги, где тонко описывается психологическая составляющая персонажей.

Людей давно интересует этот аспект, но насколько мы осведомлены о том, что такое психика? Давайте разбираться.

Трудность изучения и немного истории

Термин «психика» происходит от древнегреческого слова «ψῡχικός» и обозначает «душевный». Его используют не только в психологии, но и в медицине, философии. Поэтому трактовка может меняться.

Советские учёные Анохин, Сеченов, Бехтерев определяли структуру психики как эмоции, чувственные восприятия, переживания, ощущения, желания, сновидения, трансы, интуиция и образы.

Все эти составляющие кажутся аморфными и неизмеримыми. И не только людям без медико-психологического образования. Профессор Ясенецкий-Войно как-то сказал: «Я много раз делал трепанацию черепа, но никогда не видел там ума».

Несмотря на это, учёные не сдавались и продолжали изучать психику. Уже существовали такие методы, как наблюдение, эксперимент, тесты, опросник и беседы. Сейчас набирают обороты такие методы, как МРТ и 3D-сканирование головного мозга.

Из этих исследований получают информацию о нейронах и связях между ними. Но это данные о материальной основе. Никто до сих пор не знает точно, как, например, формируется мысль в голове.

Что первично: тело и психика?

Человек устроен значительно сложнее, чем животное. Кажется, будто всё работает настолько слажено, как механизм швейцарских часов. Сложно отделить физический процесс от психического.

Чтобы лучше понимать это, можно провести над собой небольшой эксперимент:

  1. Сядьте поудобней. Откиньте голову назад, разведите руки в сторону. Сделайте глубокий вдох-выдох.
  2. Попробуйте вспомнить грустную ситуацию из жизни.
  3. Вы либо не сможете долго продержать эту печальную эмоцию, и она станет уходить сама. Либо мышцы напрягутся и вам захочется сжаться, напрячься.

Суть в том, что грусть задерживается на физическом уровне. В расслабленном состоянии практически невозможно чувствовать негативные эмоции.

Психические процессы сопровождаются изменениями в теле. Хотя не всегда мы можем это подметить.

Перемены могут быть на уровне эндокринной системы, частоты дыхания, кровообращения и мышц. Иногда это может переходить в патологию – психосоматику. Сильное защемление в шее может означать большую психологическую нагрузку в виде постоянных стрессов.

Что известно про психику в современном мире?

Психика – это свойство организма, позволяющее воспринимать окружающий мир и строить его субъективную картину. А также она принимает участие в регуляции поведения и деятельности. Закладывается психика генетически и формируется на протяжении всей жизни.

Стадии развития психики Леонтьева:

  1. Элементарная сенсорная психика – наши органы чувств (например, зрительный) воспринимают объект и отображают его в голове.
  2. Перцептивная – не только отражает предмет, но и его свойства.
  3. Интеллектуальное поведение – формирование связи между предметами в ситуациях.

Основные свойства психики – целостность и системность.

Они трудятся над тем, чтобы:

  1. обеспечивать взаимодействие человека с внешним миром;
  2. управлять поведением в рамках социальных норм;
  3. заниматься рефлексией – анализом жизненных ситуаций;
  4. строить отношения с другими;
  5. удовлетворять свои потребности;
  6. пропускать происходящее через призму эмоций и чувств.

Функции психики

Если более детально разобраться в структуре и функциях психики, то её можно поделить на несколько блоков.

Ощущение – это действие раздражителя на анализатор, после которого происходит трансформация внешней физической энергии в физиологическую. С помощью чувств мы распознаём свойства предметов и явлений, такие как цвет, размер, температура, масса.

Восприятие – целостное отображение тех явлений или предметов во внешнем мире, которые непосредственно действуют на наши органы. То есть, это отображение предметов и явлений в совокупности с их свойствами.

Представление – не чёткая обобщённая копия предварительного восприятия образов, предметов и явлений, которые всплывают в сознании, без влияния в данный момент на органы чувств.

Мышление – обобщённое отображение предметов и явлений в их закономерной связи и отношениях. Основной элемент мышления — понятие. Оно является отображением наиболее общих и существенных качеств предмета и явлений (в отличии от чувств, восприятия и представления, которые отображают только конкретные свойства объекта).

Речь – наиболее совершенная форма общения людей с помощью слова. Выступает как способ общения, выражения мыслей и чувств. В процессе коммуникации происходит взаимное влияние людей друг на друга. Вербальное общение также исполняет социальную функцию.

Внешняя речь бывает в двух формах: устная и письменная. Внутренняя рассчитана на самого себя. Заключается в обдумывании вопросов и ситуаций.

Память – сложная психическая функция, с помощью которой мы используем прошлый жизненный опыт. Именно память обеспечивает целостность и последовательность сложных психических процессов.

Внимание – познавательный процесс, который обусловлен направленностью и концентрированностью психической деятельности на конкретном объекте или виде деятельности. Внимание характеризуют также, как процесс осознанного и неосознанного выбора информации, что приходит через конкретный орган чувств (например, когда мы слушаем лекцию) при игнорировании других (птицы в окне).

Интеллект – это ум, мышление человека, способность к эффективной переработке информации, к выполнению разнообразных операций логического мышления.

Эмоции – субъективный фон психических переживаний, что сопровождает все процессы. Именно с их помощью отображается отношение человека к тому, что он воспринимает, его отношение к себе самому, другим людям, ситуациям, к собственным потребностям и их удовлетворению.

Воля – психическая активность, сознательно направленная на достижение конкретной цели, преодоление препятствий. Также руководит поведением человека и присуща только ему. Достижение цели реализуется с помощью волевых усилий, при которых собираются физиологические, интеллектуальные и моральные ресурсы человека.

Чем характеризуется нормальная психика?

В психиатрии есть чёткие параметры, по которым врачи определяют, здоровая ли психика у пациента.

Чтобы не углубляться в сложную терминологию, есть более простые вещи, по которым можно это проверить:

  1. Автономия. Человек с нормальной психикой умеет самостоятельно делать выбор и брать за это ответственность. При этом делает то, что хочет, в рамках социально принятых норм.
  2. Лабильность. Перед человеком предстают разные жизненные ситуации. Чтобы с ними справляться, нужно иметь гибкую психику. Также правильно применять механизмы защиты, чтобы её не разрушить.
  3. Желание и способность работать. Это не только полезная деятельность для общества и вклад в развитие общества, но – и в самого человека. Можно реализовать творческий потенциал и добиться поставленных целей.
  4. Эмоциональная стабильность. Возможность вынести сильное давление и не позволять себе поддаваться влиянию разрушительных эмоций.
  5. Умение строит отношения с другими людьми. Речь идёт о доверительных и доброжелательных отношениях. Важный критерий – это умение воспринимать человека таким, каким он есть.
  6. Понимание этических норм. Осознание смысла и необходимости следовать правилам.
  7. Адекватная самооценка. Реалистичное восприятие себя как отдельного человека, так и в социуме. Отношение к себе с любовью и теплом.
  8. Рефлексия. Умение анализировать ситуацию, свои мысли и действия других людей. А также сделать из этого собственные выводы.
  9. Осознанность. Способность различать свои чувства, идеи, мировоззрение от тех, которые навязывают знакомые и общество. Не поддаваться их влиянию.
  10. Способность «играть». Это обширное понятие, которое включает в себя занятие спортом, творчеством, танцами, пением, использование в своей речи метафор, чувство юмора.

Как сохранить здоровую психику?

Как писалось ранее, психика тесно связана с физической оболочкой. Поэтому для её тонуса нужно не забывать про упражнения и правильное питание.

Важно принимать свои чувства и уметь правильно выпускать их наружу. Возможно, творчество станет хорошим способом для трансформации грусти и меланхолии. А спорт – для агрессии. Параллельно стоит учиться быстро себя успокаивать и возобновлять внутреннюю гармонию.

Зная свои слабые стороны, можно вовремя их защищать от удара и заниматься их проработкой. Преодоление зависимостей также сделает вас сильнее. Учитесь чаще улыбаться, поскольку через внешнее проявление приходит радость на сердце.

Ищите свои таланты, развивайте их, удовлетворяйте свои интересы. Не бойтесь менять мышление и своё устойчивое мировоззрение, поскольку мир вокруг меняется, и вы должны шагать вместе с ним.

По возможности оградите себя от негативной информации, на которую никак не можете повлиять. Прекратите критиковать всё вокруг и не сравнивайте себя с остальными. Всё это сбережёт такую одновременно сильную, и в то же время хрупкую психику.

Автор статьи: Марина Домасенко

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

влияние гиповитаминоза на когнитивные функции у детей и взрослых

Рецепторы к витамину D обнаружены во многих структурах нервной системы: нейронах, глиальных клетках гиппокампа, орбитофронтальной коре, поясной извилине и таламусе. Витамин D может достигать головного мозга, проникая через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ), где он связывается с рецептором витамина D и оказывает влияние на различные процессы1.

Нейропротекторное, противовоспалительное и антиоксидантное действие витамина D на нейроны способствует поддержанию здоровья нервной системы. Витамин D способствует выработке нейротрофических (нейропитательных) факторов, таких как фактор роста нервов (NGF). Витамин D также участвует в регуляции обмена различных нейромедиаторов, таких как ацетилхолин, дофамин серотонин и гамма-масляная кислота1.

Потенциал влияния витамина D на когнитивные функции показан как для детей, так и для взрослых2,3.

Дефицит витамина D у детей: последствия

Дефицит витамина D в детском возрасте чреват снижением способности ребенка к обучению, снижению памяти, может привести к увеличению риска деменции в зрелом и пожилом возрасте

2. Кроме того, с дефицитом витамина D в детском возрасте связывают с некоторыми неврологическими изменениями (головными болями, обморочными состояниями и др.)

Дефицит витамина D у взрослых: последствия

Дефицит витамина D у взрослых может быть ассоциирован с риском развития деменции, включая болезнь Альцгеймера. Более высокие уровни сывороточного витамина D связаны с более низким риском развития деменции и болезни Альцгеймера3.

Эти данные актуализируют своевременное выявление дефицита витамина D, его профилактику и лечение у людей различного возраста.

Профилактика и лечение гиповитаминоза D включает в себя адекватный режим инсоляции, адекватное поступление витамина D с пищей, а также поступление витамина D с различными пищевыми добавками и витаминно-минеральными комплексами2.

Препаратом для профилактики и лечения витамин D-дефицитных состояний может стать препарат витамина D3 – ДэТриФерол4.

  1. Sultan S, Taimuri U, Basnan SA, Ai-Orabi WK, Awadallah A, Almowald F, Hazazi A. Low Vitamin D and Its Association with Cognitive Impairment and Dementia. J Aging Res. 2020 Apr 30;2020:6097820. doi: 10.1155/2020/6097820. PMID: 32399297; PMCID: PMC7210535.
  2. Национальная программа «Недостаточность витамина D у детей и подростков Российской Федерации: современные подходы к коррекции», 2018
  3. Jayedi A, Rashidy-Pour A, Shab-Bidar S. Vitamin D status and risk of dementia and Alzheimer’s disease: A meta-analysis of dose-response †. Nutr Neurosci. 2019 Nov;22(11):750-759. doi: 10.1080/1028415X.2018.1436639. Epub 2018 Feb 15. PMID: 29447107.
  4. Согласно инструкции по медицинскому применению препарата ДэТриФерол.

Функция — Юнгианские психологические функции

Функция

Форма психической активности или проявления либидо , которая остается неизменной в различных условиях. (См. Также дифференциация , подчиненных, первичных и вспомогательных функций , и типология ).

Модель типологии Юнга различает четыре психологические функции: мышление, чувство, ощущение и интуиция.

Ощущение устанавливает то, что на самом деле присутствует, мышление позволяет нам распознать его значение, чувство говорит нам его ценность, а интуиция указывает на возможности относительно того, откуда оно пришло и куда. собирается в данной ситуации.[«Психологическая теория типов», CW 6, пар. 958.]

Хотя все функции существуют в каждой психике, одна функция неизменно более сознательно развивается, чем другие, что приводит к односторонности, которая часто приводит к неврозу.

Чем больше [мужчина] отождествляет себя с одной функцией, тем больше он вкладывает в нее либидо и тем больше он отвлекает либидо от других функций. Они могут терпеть лишение либидо даже на довольно длительные периоды времени, но в конце концов отреагируют.Истощенные либидо, они постепенно опускаются ниже порога сознания, теряют с ним ассоциативную связь и, наконец, впадают в бессознательное. Это регрессивное развитие, возврат к инфантильному и, наконец, к архаическому уровню… [который] вызывает диссоциацию личности. [«Типовая проблема в эстетике», там же, пп. 502f.]

Дифференциация

Отделение частей от целого, необходимое для сознательного доступа к психологическим функциям .

До тех пор, пока функция все еще настолько слита с одной или несколькими другими функциями — мышлением с чувством, чувством с ощущением и т. Д. — что она не может действовать сама по себе, она находится в архаическом состоянии , т. е. не дифференцирован, не отделен от целого как особая часть и не существует сам по себе. Недифференцированное мышление неспособно мыслить отдельно от других функций; оно постоянно смешивается с ощущениями, чувствами, интуицией, так же как недифференцированное чувство смешивается с ощущениями и фантазиями.[«Определения», CW 6, пар. 705.]

Недифференцированная функция характеризуется амбивалентностью (каждая позиция влечет за собой свой собственный негатив), что приводит к характерным запретам в ее использовании.

Дифференциация заключается в отделении функции от других функций и в отделении ее отдельных частей друг от друга. Без дифференциации направление невозможно, поскольку направление функции к цели зависит от устранения чего-либо несущественного. Слияние с несущественным исключает направление; Только дифференцированная функция может быть направлена ​​. [Там же, пар. 705.]

© из книги Дэрила Шарпа Jung Lexicon , воспроизведено с любезного разрешения автора.

Карл Юнг Четыре основных функции психологии

Четыре основных функции психики или личности Карла Юнга. Какой у вас тип личности? Каковы ваши главные и подчиненные функции?

Эта наклейка с цитатой Карла Юнга — продуманный подарок для заядлых читателей Карла Юнга и сертифицированных аналитиков Jungian.

Юнг предложил четыре основные функции личности: Чувство, Мышление, Ощущение и Интуиция.

В то время как MBTI основан на этих четырех функциях, MBTI является грубым искажением и неправильным пониманием идей Юнга о личности. Пожалуйста, не погружайтесь слишком далеко в MBTI, поскольку это расплывчатый, упрощенный взгляд на замечательную личностную работу Юнга! Интроверт и экстраверт — реальные, но не конкретные типы, существующие отдельно друг от друга. Это больше спектр, и некоторые люди более интроверты, другие — более экстраверты.И, конечно же, это очень контекстно! Да, вы можете громко разговаривать с людьми, которых знаете, и молчать с незнакомцами — это не значит, что вы «амбиверт» или какой-то единорог личности. Это нереально, и этот термин является результатом неправильного понимания корней типологии Юнга.

Эти наклейки напечатаны на прочном клейком виниле с высокой степенью непрозрачности, что делает их идеальными для регулярного использования, а также для покрытия других наклеек или краски. Качественный винил гарантирует отсутствие пузырей при нанесении наклеек.

• Пленка с высокой непрозрачностью, которую невозможно увидеть сквозь

• Быстрое и простое нанесение без пузырьков
• Прочный винил, идеально подходит для использования внутри помещений
• Плотность 95µ

Не забудьте очистить поверхность перед нанесением наклейки.

ПРИМЕЧАНИЕ ПО РАЗМЕРАМ: Размеры могут быть неточными из-за того, что дизайн и печать немного отличаются для каждой формы дизайна. Мы делаем все возможное, чтобы они были максимально точными, но не можем этого гарантировать. Если у вас возникнут проблемы по прибытии, напишите нам на Etsy с объяснением и фотографиями.

Олицетворение психики | Персональное кафе

Вначале я просто хочу сказать, что, хотя этот пост специально относится к романам, это не обязательно. Я стремлюсь представить теорию о том, как можно персонифицировать когнитивные функции человека, не только для письма, но и в любом месте, где это может быть использовано.

* * *


Как INFJ, я довольно методично отношусь к символике, которую создаю в историях, которые мне нравится рассказывать. Я не могу писать просто ради того, чтобы писать — мне нравится иметь смысл в том, что я говорю.Один из способов, которым я люблю конструировать смысл, — это символы. Я склонен рассказывать истории, которые образно вращаются вокруг одного « человека », но история этого мета-человека рассказывается (обычно) через несколько персонажей (один из которых обычно является проявлением мета-личности), истории из которых символически связаны с всеобъемлющей идеей. По сути, история сводится к тому, что происходит в голове мета-человека, а персонажи становятся его репрезентациями.

Если вы читали что-нибудь о том, как Джон Биби разработал свою модель из восьми функций, то вы знаете, что он считает, что лучше всего рассматривать функции не как безличный абстрактный процесс, а как людей, участвующих в когнитивном процессе.Этим проявлениям он приписывает юнгианские архетипы: «Герой» соответствует доминирующей функции, «Отец / Мать» — вспомогательной, «Puella / Puer Aeternus» — третичной и так далее. Это заставило меня задуматься — если я собираюсь написать историю об одном человеке, рассказанную через призму многих персонажей, как я могу более целенаправленно олицетворять аспекты личности мета-персонажа? Обдумывая это, я думаю, что пришел к ответу.

В своей книге Ленор Томсон вкратце упоминает о том, что в человеческой психике действует «правило четырех», когда группа людей использует разные из четырех функций (ощущение, интуиция, мышление и Чувство) есть какая-то гармония с психикой человека.Она связывает (по крайней мере частично) успех Beatles с этим феноменом: Пол был Чувствующим, Джон — Мыслителем, Ринго — Сенсором, а Джордж — Интуитивом. Очевидно, маловероятно, что Beatles каким-либо образом преднамеренно действовали в этом отношении (и на самом деле нет единого мнения о доминирующей функции Джона Леннона), но в целом кажется, что каждый из Beatles представляет личность ISFP, INxP, ESxP и INFJ. типы. Хотя это, по-видимому, работает, мне было интересно, может ли быть более высокий уровень взаимосвязи между типами.Как писатель, я вправе придумывать людей, которых хочу, поэтому я придумал следующую формулу.

Начните с типа метасимвола INFJ в качестве примера (потому что кто еще мог бы писать такие истории?)

Поменяйте местами первые три буквы, теперь у нас есть INFJ и ESTJ.

Выровняйте функции (исходный тип слева и производный тип справа) и сложите их вместе.

  • Ni + Te = INTJ
  • Fe + Si = ESFJ
  • Ti + Ne = INTP
  • Se + Fi = ESFP

Мне кажется, что эти четыре личности были бы идеальной основой для олицетворения INFJ и того, как они себя видят.

INTJ — Герой
Сначала может показаться странным, что я выбрал личность INTJ вместо INFJ, чтобы представить функцию Ni в INFJ. Однако в моем безумии есть своя методика. Поскольку я конструирую метафору, которая вращается вокруг самовосприятия INFJ, это явно внутреннее усилие. Таким образом, в соответствии с метафорой, внешнее выражение персонажа в истории будет эквивалентно собственному опыту INFJ. Поскольку INFJ интровертируют свое мышление, имеет смысл, что, рассказывая историю, персонаж-Герой будет экстравертировать свое Мышление, потому что то, как они действуют, на некотором уровне зависит от того, как INFJ воспринимают активность своего Ti в уме, то есть если мы символизируем отношение INFJ к их внутреннему миру, воплощая его в истории, тогда целеустремленный и дальновидный INTJ кажется идеальным кандидатом для представления Ni; у них одинаковое систематическое качество мышления, но все оно направлено вовне, а это означает, что они взаимодействуют с внешним миром с той же строгостью, с какой, например, я конструирую свой символизм.В этот момент вам может быть интересно, почему я просто не переворачиваю внешние буквы (INFJ превращается в ENFP), если я собираюсь экстернализовать самопознание INFJ. Я полагаю, это могло бы сработать, но я не работаю по двум причинам. 1) Я хочу представить все функций INFJ, и 2) я чувствую, что на каком-то уровне выполнение таких действий было бы недостоверным для опыта Ni, и что, даже если ENFP может быть Теоретически это лучшее представление, это могло бы запутать сообщение читателям, если бы Герой не был доминирующим.Проще говоря, Ne — это не Ni. Я допускаю переход с Ti на Te, потому что ни одна из функций не является доминирующей. Когда я имею дело с доминирующей точкой зрения человека (в данном случае Ni), мне кажется, что их опыт этой функции не противоречит тому, как действует функция в противоположном направлении (Ne).

ESFJ — Отец / Мать
В соответствии с правилом группирования интровертных и экстравертных функций, я утверждаю, что ESFJ были бы лучшим представлением Fe INFJ.Во-первых, когда INFJ задействуют свое Fe, они всегда будут задействовать свое Se на каком-то уровне. Они должны; используя Fe, они больше фокусируются вовне, и поэтому Se используется для их внешнего восприятия. ESFJ усугубляют это. Хотя ощущение становится интровертированным, приземленность предпочтительного ощущения все еще присутствует, а это означает, что ESFJ олицетворяют повышение практичности, которое мы, INFJ, замечаем в себе по мере того, как мы погружаемся глубже в нашу Fe. ESFJ в данном случае являются образцом экстравертных чувствующих, что соответствует идее архетипа Отец / Мать — человека, уравновешивающего свои собственные сильные и слабые стороны (в случае метаперсонажа, уравновешивает интуицию с ощущением) и показывает Герою, где он может расти; как INTJ могут и должны расти с точки зрения эмоций и практических навыков.

INTP — Puer / Puella Aeternus
Ваша первая мысль, вероятно, будет такой: «Я думал, вы только что сказали, что интуиция должна оставаться интровертированной! Что дает?» Сначала может показаться, что я противоречил самому себе, но, опять же, позвольте мне объяснить. Я сказал, что Ни должен оставаться Ни для архетипа Героя. Я не верю, что это так в случае Вечного Ребенка. Во-первых, мы подчеркиваем новую функцию (третичную), но также потому, что я думаю, что это изменение в достаточной степени отражает идею ребенка.Сначала поговорим о Ti. INTP в этом случае представляет, как INFJ воспринимают свою третичную функцию. Это та же динамика, что и в первом, N и T, но в данном случае мы подчеркиваем Мышление. Таким образом, интуиция меняется. Если INFJ задумываются о том, как они используют свой Ti, я полагаю, что это несколько похоже на то, как действует INTP: тихо, точно и вмешивается только тогда, когда это необходимо. Хотя любой из них может относиться и к ISTP, именно та тонкая интуиция, которую привносят INTP, действительно движет INFJ ощущением дома Ti — они способны совершать интуитивные прыжки, которые каким-то образом имеют смысл, когда они их совершают.Другая причина, по которой интуиция становится экстравертной, восходит к архетипу Ребенка. В некотором смысле INTP представляет, кем когда-то был метасимвол. Таким образом, их интуиция (доминирующая функция мета-персонажа) экстравертна, чтобы представить беспрепятственную и ненаправленную природу молодой интуиции — той, которая полна жизни и стремится исследовать мир (в данном случае психику). Я думаю, что легкая игривость Ne, присущая INTP, хорошо отражает более молодое «я» INFJ; сдержанный, но энергичный.

ESFP — Анимус / Анима
Как и INTP, мы сохраняем ту же динамику F-S, что и раньше, но на этот раз акцент делается на Ощущение, а Чувство становится интровертированным. Поскольку Se является подчиненной функцией INFJ, мне немного сложно объяснить это, но я сделаю все, что в моих силах. Многие мои рассуждения здесь восходят к архетипу Анимуса / Анимы — положительному примеру противоположного типа / пола. ESFP превосходны во всем, с чем плохо справляются INTJ (герой) и INFJ (метасимвол).INTJ по понятным причинам. Это правило справедливо для INFJ, но по-разному. Судя по опыту с моими собственными ESFP (сестра и лучший друг), самая большая разница между нами — это Fe-Ti и Fi-Te. Из-за того, что Fe является стандартизирующей функцией Je, ESFP Animus / Anima представляет полную противоположность — вместо стандартизации этики, Fi ESFP показывает нам совершенно другой способ восприятия смысла: тот, который является внутренним и зависит от человека. Он показывает нам, как позволить себе быть собственными людьми, а не просто соответствовать какому-либо существующему стандарту (стандарту Te или Fe).Независимо от того, действует ли ESFP как Анимус / Анима INFJ или INTJ, отношения остаются неизменными, они представляют стороны нас самих, которые необходимо развивать, но вместо того, чтобы показывать нам единый пример того же типа ( как и в случае с ESFJ Отец / Мать), этот тип только показывает нам, как выглядит развитый человек противоположного типа. Это оставляет место для проявления неразвитой стороны низшей функции, и рост ESFP до зрелости будет представлять развитие мета-персонажа их низшей функции.

Последний пункт — последнее, о чем я хочу поговорить. Как отметил Биби, я хочу персонифицировать функции не только по конкретному типу, но и потому, что у каждой из них своя роль. Я разработал эту формулу как, возможно, «лучший» или самый идеальный способ их символизировать — не только для INFJ, но (надеюсь) для всех. Мне не удалось проверить это на ком-либо еще, поэтому я, честно говоря, не могу сказать, но подозреваю, что где-то в этом есть доля правды. Я скажу, что эта модель очень явно предвзята к интровертам (что в целом означает, что «персонажи являются выражением внутреннего опыта»), но я полагаю, что она может быть адаптирована и для экстравертов.Основная причина, по которой я разместил это, заключалась в том, что я хотел услышать отзывы сообщества об этом, будь то специально для повествования или просто в целом. И тем из вас, кто дошел до этого момента, спасибо за чтение.

Границы | «Проект пространственно-временной нейробиологии» — мозг и психика разделяют топографию и динамику

«Каждая попытка обнаружить локализацию психических процессов… полностью провалилась. Та же участь ожидает любую теорию, которая попытается признать анатомическое положение системы (сознания) как находящуюся в коре головного мозга и локализовать бессознательные процессы в подкорковых частях мозга.Существует перерыв, который в настоящее время невозможно заполнить, и восполнить его не является одной из задач психологии. Наша психическая топография в настоящее время не имеет ничего общего с анатомией ». ~ Фрейд, 1915.

Введение

Как связать психоанализ с нейробиологией? Сам Фрейд пытался соединить психоанализ и нейробиологию в своем раннем сочинении «Проект научной психологии» (1895). Однако в дальнейшем он отказался от такого проекта, сосредоточившись в основном на развитии психоанализа.Эти усилия снова вспыхивают в наше время, включая различные кластеры недавних нейробиологических исследований (Boeker, 2018). Одним из кластеров является «гипотеза воплощенного мозга » , согласно которой когнитивные и аффективные функции мозга тесно связаны с телом и его интероцептивными функциями. Это привело к таким концепциям, как « воплощенное воспоминание », « воплощенное бессознательное », « воплощенное воспоминание », « воплощенное чувство » и « воплощенное свидетельство » (Edelman, 1987, 1989, 1992; Northoff, 2011, 2012a; Leuzinger-Bohleber, 2018; Mucci, 2019).

Еще один блок нейробиологических исследований — динамическая нейропсихология от AR. Лурия, который, благодаря клинико-анатомической локализации психодинамических характеристик Сольмса, обеспечивает одно звено между мозгом и психикой. Более того, помимо когнитивной нейробиологии, разработка аффективной нейронауки, в частности Яака Панксеппа (1998), представляет собой еще один кластер, в котором первичные и вторичные эмоции связаны с первичными и вторичными процессами (Panksepp and Biven, 2012; Solms, 2015).Наконец, еще один более поздний кластер был разработан Марком Солмсом, когда он стремится связать подход Карла Фристона к психоанализу, основанный на свободной энергии и прогнозирующем кодировании: он рассматривает биологически и физически определенные концепции свободной энергии и прогнозирующего кодирования, чтобы отразить то, о чем говорил Фрейд. как ментальная или психическая энергия (Solms, Friston, 2018; Solms, 2020, 2021). Это, по мнению Солмса, обеспечивает ключевую связь мозга и психики как ключевую особенность «Нового проекта научной психологии» (Solms, 2020, 2021).

Несмотря на весь прогресс, нейробиологические подходы придерживаются научной психологии, которая в традиционном понимании основана на определенных функциях и перспективе от третьего лица. Точно так же, как психика в психологии, мозг понимается в терминах определенных функций, показывающих внешнее содержание, аффективное, когнитивное или социальное: они локализованы в определенных областях мозга, остаются неизменными с течением времени и исследуются путем исследования задачи мозга. -связанная деятельность. Как и в случае с психикой в ​​психологии, это в значительной степени сводится к неэнергетическому, в основном статическому, основанному на содержании взгляду на мозг от третьего лица.

Психоанализ, как в его первоначальном зарождении, так и в нынешних проявлениях, отстаивает такой взгляд на психику, который предполагается в психологии. Вместо этого психика воспринимается как высокоэнергетическая (как катексис), а не неэнергетическая, она непрерывно изменяется, и, таким образом, динамическая, а не статическая, демонстрирует структуру или организацию, которая формирует ее содержание и нацелена на первое или второе. чем взгляд на психику от третьего лица (например, Northoff et al., 2007; Schilbach, 2010; Przyrembel et al., 2012; Лонго, Цакирис, 2013). Это оставляет пробел, «пробел непредвиденных обстоятельств» ( см. Ниже ) по сравнению с нынешним взглядом на мозг в неврологии. Энергетические, динамические, структурно-организационные и личностные особенности психики в психоанализе связаны с неэнергетическим, статическим, основанным на содержании и от третьего лица мозгом. Такое несоответствие между моделями психики (в психоанализе) и мозга (в аффективной, когнитивной и социальной нейробиологии) делает невозможным учесть их интимную связь, то есть то, как нейронная активность трансформируется в психическую.Следовательно, наш взгляд на мозг и психику блокируется разрывом с их связью, остающейся условной (а не обязательной a posteriori ; Northoff, 2018) — поэтому мы будем говорить позже о «промежутке случайности». (см. пунктирные и черные линии на рисунке 1 и черную стрелку на рисунке 2, как показано ниже).

Рисунок 1 . Различные модели психики в психоанализе (вверху) и мозга в современной нейробиологии (внизу) с красными пунктирными линиями, указывающими на недостаточную контингентную связь, то есть «разрыв контингентности».”

Рисунок 2 . Взгляды на психику и мозг в психологии, психоанализе и различных формах нейробиологии. Стрелки указывают на сочетание моделей психики в психологии и психоанализе с моделью мозга в когнитивной / аффективной нейробиологии (зеленая стрелка, черная стрелка), а также психоанализа с пространственно-временной нейробиологией (или оранжевая стрелка). Красные линии (на черной стрелке) указывают на несоответствие между моделями психики (в психоанализе) и мозга (в когинитивной / аффективной нейронауке).

Как мы можем преодолеть «непредвиденный разрыв» между мозгом и психикой? Один из способов — рассмотреть мозг в терминах, аналогичных психоаналитической модели психики. В частности, можно представить себе мозг с точки зрения его энергии, динамики, структуры / топографии и перспективы от первого лица. В таком случае мозг и психику можно рассматривать в аналогичных терминах с окончательной надеждой на то, что эти свойства являются общими для мозга и психики как их «общей валюты» (Northoff et al., 2020а). Важно отметить, что это должно закрыть нынешний «разрыв непредвиденных обстоятельств» между мозгом и психикой, позволяющий установить их более тесную связь (т.е. необходимо a posteriori ; Northoff, 2018), как это искали Фрейд и Солмс в своих соответствующих проектах научной психологии. .

Целью нашей статьи является развитие неврологии, которая необходима для тесной связи мозга и психики, чтобы завершить «Проект научной психологии» Фрейда (1895).Вместо того, чтобы полагаться на характеристику мозга, как в современной когнитивной, аффективной и социальной нейробиологии, мы предлагаем принять альтернативную точку зрения, которая фокусируется на энергии, динамике, структуре мозга и представляет ее в перспективе от первого / второго лица. В частности, мы стремимся разработать более полную и целостную модель мозга с точки зрения его внутренней временной динамической и пространственной топографии — для этого требуется «Пространственно-временная неврология» (Northoff et al., 2020a, b; , первая часть ).Этот подход будет проиллюстрирован эмпирически на примере Я, представленного его топографией ( вторая часть ) и динамикой ( третья часть ) в мозгу и психике.

Пространственно-временная нейробиология имеет большое теоретическое значение для «Проекта научной психологии» Фрейда (1895) и Солмса (2020). Кроме того, это имеет большое практическое значение, поскольку закладывает основу для новой формы нейробиологически обоснованной психотерапии, а именно «Пространственно-временной психотерапии» (, четвертая часть ).Мы пришли к выводу, что «Пространственно-временная нейробиология» является сильным кандидатом для дополнения незаконченного «Проекта научной психологии» Фрейда (1895 г.), включая его последнюю версию «(Нового) проекта научной психологии» Марка Солмса (2020, 2021 г.) . Поэтому мы говорим о «Проекте пространственно-временной нейробиологии».

Часть I: Психоанализ и нейробиология — Взгляды на психику и мозг

Психика в психоанализе — динамическая, топографическая и пространственно-временная

Одно из ключевых наблюдений Фрейда заключалось в том, что психика динамична, то есть со временем изменяется вместе с изменениями, которые следуют определенному паттерну, который устанавливает определенную структуру или организацию.Акцент на динамике психики хорошо отражен в его концепции ментальной или психической энергии, то есть катексиса, питающего влечения, либидо, инстинкт и динамическое бессознательное, где катексис остается без ограничений. Эта умственная энергия играет ключевую роль в динамическом структурировании и организации психики. Это отражено в его первой топографической модели бессознательного-сознательного, а также в его второй топографической модели тройственного отношения Id , Ego и Super-ego .

Фрейд стремился расшифровать более глубокий и фундаментальный слой психики, лежащий в основе его функций и содержания, фокусируясь на его динамике и топографии. Но как мы можем описать динамику и топографию психики независимо от их функций и содержания и их приоритетности? Сам Фрейд подчеркивает пространственные и временные особенности психики — нам может потребоваться пространственно-временной подход, дополняющий аффективный и / или когнитивный подход к психике. Это хорошо отражено в следующей цитате самого Фрейда.

«Соответственно, мы изобразим психический аппарат как составной инструмент, компоненты которого мы дадим название« агентствам »или (для большей ясности)« системам ». В следующем месте следует ожидать, что эти системы, возможно, могут находиться в обычном пространственном отношении друг к другу, точно так же, как различные системы линз в телескопе расположены друг за другом. Строго говоря, нет необходимости в гипотезе о том, что психические системы на самом деле расположены в пространственном порядке.Было бы достаточно, если бы фиксированный порядок был установлен тем фактом, что в данном психическом процессе возбуждение проходит через системы в определенной временной последовательности . В других процессах последовательность может быть иной; это возможность, которую мы оставим открытой. Для краткости в будущем мы будем называть компоненты этого аппарата «ψ-системами» (Фрейд 1900, стр. 535; выделено нами жирным шрифтом ).

Психика в психологии — статическая, модульная и внепространственно-временная

Концепция психики в психоанализе на основе динамических, топографических и пространственно-временных характеристик контрастирует со статическим взглядом на психику.Психика часто рассматривается как совокупность функций в терминах модулей, которые просто складываются вместе, стоящие бок о бок параллельно. Например, разные системы памяти (такие как рабочая память, семантическая и эпизодическая память) и отдельные эмоции или формы внимания отличаются друг от друга, действуя более или менее независимо или по модульному принципу. Соответственно, нет никаких предположений об общей психической структуре, то есть топографии, охватывающей все функции в организованном целом.

Более того, различные психологические функции считаются стабильными и неизменными, поэтому они статичны — поэтому динамикой, лежащей в основе функций, часто пренебрегают. Вместе это составляет взгляд на психику в психологии с точки зрения функций и их содержания, в то время как лежащие в основе их пространственные и временные особенности игнорируются. Это контрастирует с взглядом на психику в психоанализе, где предполагается, что пространственные и временные особенности формируют и составляют психику ( см. Выше ).

Наконец, существует также методологическая разница между психоанализом и психологией в отношении точки зрения от первого / второго и от третьего лица. Психоанализ требует отчетов от первого / второго лица с субъективным опытом для понимания динамических проявлений психической энергии, а также структуры сознательно-бессознательного и Id – Ego – Super-Ego , то есть их топографии. Это контрастирует с психологией. Здесь основное внимание уделяется объективному наблюдению в перспективе от третьего лица, чтобы затмить и исключить любые следы субъективной первой / второй точки зрения.Более того, опыт от первого / второго лица часто критикуется как ненаучный в традиционной психологии, которая фокусируется строго на точке зрения от третьего лица для сбора данных. Следовательно, динамический и статический подходы к психике противоположны и являются исключительными с методологической точки зрения. Это делает насущным более согласованный и целостный подход.

Взгляд на мозг в когнитивной, аффективной и социальной нейробиологии — статический, региональный модульный и внепространственно-временной

Нейронаука и ее различные отрасли, такие как когнитивная, аффективная, социальная и культурная (и это лишь некоторые из них), развиваются в основном как продолжение соответствующих разделов психологии.Это означает, что статический, модульный, непространственный и вневременной взгляд на психику от третьего лица более или менее передается в сам мозг.

Конкретные когнитивные или аффективные функции связаны с конкретными областями мозга, нервная активность которых в отношении этих функций считается неизменной, то есть статической и модульной, то есть локализованной в определенных областях мозга (например, локализация первичных и вторичные эмоции в различных подкорковых и корковых областях; Панксепп, 1998).Следовательно, сам мозг и его нейронная активность рассматриваются как статические, модульные, внепространственно-временные и основанные на третьем лице. Этот взгляд на мозг, хотя и необходим для открытия функций и содержимого, связанных с мозгом, преобладает в современной когнитивной и аффективной нейробиологии (и связанных областях, таких как социальная и культурная нейронауки) и не имеет более целостного и всеобъемлющего подхода.

Приоритет функций и содержания сопровождается акцентом на связанной с заданием деятельности, которая измеряет влияние первых на нейронную активность мозга.Аналогично самим функциям, связанная с задачей деятельность также рассматривается в статическом и региональном модульном виде, независимо от потенциально лежащих в основе пространственных и временных характеристик. Взятые вместе, когнитивная и аффективная нейронауки (и их различные братья и сестры) рассматривают мозг и связанную с ним деятельность в более или менее тех же терминах, что и психика в психологии.

Учитывая такую ​​аналогию в их характеристиках, предполагается, что мозг и его связанная с задачами деятельность учитывают психику, преодолевая разрыв между нейробиологией и психологией (см. Зеленую стрелку на рисунке 2).Напротив, такой взгляд на мозг не преодолевает разрыв со взглядом на психику в психоанализе, поскольку он является динамическим, топографическим и пространственно-временным, а не статическим, модульным и внепространственно-временным (см. Черную стрелку с красными полосами на рис. ).

«Общая валюта» — временная динамика и пространственная топография разделяются мозгом и психикой

Как когнитивная, социальная и аффективная нейробиология может объяснить психодинамический взгляд на психику? Различные группы их связи, указанные во введении, не могут не страдать от фундаментального несоответствия между мозгом и психикой.Все они нацелены на соединение статического, регионально-модульного и внепространственно-временного мозга, характеризующегося его внешней деятельностью, связанной с задачами, с динамической, топографической и пространственно-временной психикой, характеризующейся внутренней спонтанностью. Единственный способ исправить это несоответствие — взглянуть на мозг аналогично психике в психоанализе. Таким образом, мозг и его нейронная активность, возможно, необходимо рассматривать как динамические, топографические и пространственно-временные — это цель того, что недавно было представлено как «Пространственно-временная нейронаука» (Northoff et al., 2020а, б).

Одной из ключевых особенностей мозга является его спонтанная активность, которая относится к отсутствию определенных задач или стимулов, поскольку ее можно измерить в состоянии покоя (Logothetis et al., 2009; Raichle, 2009, 2010; Northoff, 2012b, 2014a, б, 2018). Спонтанная активность может быть топографически охарактеризована различными взаимодействующими сетями, такими как сеть режима по умолчанию, сеть значимости и центральная исполнительная сеть, отношения которых, по-видимому, модулируются глобальной активностью мозга, то есть топографией глобального сигнала (Tanabe et al., 2020; Чжан и др., 2020; Scalabrini et al., 2020a). В то время как на височной стороне спонтанная активность мозга характеризуется колебаниями или колебаниями в различных частотных диапазонах (, подробности см. Ниже ), которые вместе обеспечивают определенную временную динамическую структуру (Buzsaki, 2006; He, 2014; Scalabrini et al. ., 2017; Northoff, 2018; Scalabrini et al., 2019).

Сама спонтанная активность недавно была связана с различными внутренне ориентированными когнитивными функциями, такими как блуждание разума (Smallwood and Schooler, 2015; Christoff et al., 2016; Northoff, 2018), мысленное путешествие во времени или эпизодическое моделирование (Schacter et al., 2012; Northoff, 2017), автобиографическая память и самореференциальная обработка (Northoff et al., 2006; Northoff, 2016). Следовательно, пространственная топография спонтанной активности сама может быть связана с различными формами познания (Smallwood et al., 2021; Yeshurun ​​et al., 2021). Это оставляет открытым вопрос о том, как спонтанная деятельность опосредует такие когнитивные (а также аффективные и социальные) функции как в состоянии покоя, так и во время связанной с заданием активности.Ответ на этот вопрос является ключевым в обеспечении тесной связи мозга и познания / эмоций, то есть нервной и психологической активности и, следовательно, мозга и психики.

Мы постулируем, что для обеспечения такой интимной связи мозг и психика должны иметь общие черты, «общую валюту» (Northoff et al., 2020a, b). Топография и динамика психики по Фрейду влекут за собой пространственный и временной взгляд на психику: временная и пространственная организация и структура психики формируют ее содержание и функции.Опираясь на Фрейда и нашу пространственно-временную характеристику спонтанной активности мозга, мы теперь предполагаем, что пространственная топография и временная динамика являются общими для нервной и психической активности. То, что Фрейд называл ментальной топографией и динамикой психики, более или менее аналогичным образом характеризует нейронную активность мозга, включая как спонтанную, так и связанную с заданием активность. Таким образом, пространственная топография и временная динамика являются «общей валютой» мозга и психики (Northoff et al., 2020а, б).

Вид мозга в пространственно-временной нейробиологии — динамический, топографический и пространственно-временной

Теперь мы готовы определить то, что мы недавно представили как «пространственно-временную нейробиологию» (Northoff et al., 2020a, b). Как объяснено выше, когнитивная, аффективная, социальная и культурная нейронауки в основном рассматривают мозг как статический, регионально-модульный и внепространственно-временной. Это контрастирует с пространственно-временной нейробиологией, которая рассматривает нейронную активность мозга (включая как спонтанную, так и связанную с задачей активность) в основном в динамических, топографических и пространственно-временных терминах.

Вместо нейронной активности аффективных, когнитивных и т. Д. Функций и содержания, основное внимание в пространственно-временной нейробиологии уделяется пространственной топографии и временной динамике их нейронной активности во время как внутренне, так и внешне ориентированного познания. Таким образом, пространственно-временная нейробиология рассматривает как нейронную активность мозга, так и психическую деятельность в первую очередь в терминах пространственной топографии и временной динамики: она фокусируется на пространственных и временных характеристиках мозга, которые составляют его динамику и топографию, и на том, как они, в свою очередь, формируют когнитивные, аффективные , и функции социального мозга, включая их соответствующее содержание.Это проясняет, что пространственно-временная нейронаука не противоречит аффективной, когнитивной и социальной нейробиологии и не исключает их. Вместо этого первый интегрирует и встраивает букву в более широкий, более всеобъемлющий пространственный и временной контекст, то есть топографический и динамический (см. Рисунок 3).

Рисунок 3 . Пространственно-временная неврология — от динамики и топографии мозга до функций мозга.

То же самое относится к кодированию с предсказанием и свободной энергии.Пространственно-временная нейробиология обеспечивает пространственный топографический и временной динамический контекст, в котором работают предсказательное кодирование и свободная энергия; они обеспечивают так называемую «глубокую временную модель» (Kiebel et al., 2008; Friston et al., 2017) или «временную толщину» (Seth, 2015). Пространственно-временная нейронаука фокусируется в первую очередь на динамических и топографических особенностях, которые, например, характеризуют свободную энергию (Friston et al., 2015), которая действительно продемонстрировала свою безмасштабность и функционирует во множестве вложенных пространственных и временных масштабов.То же самое касается ссылки от первого и третьего лица. Пространственно-временная нейробиология учитывает переживания психических особенностей от первого лица и связывает их с наблюдениями за мозгом от третьего лица — эта связь становится возможной благодаря пространственно-временным характеристикам, которые используются как первым, так и третьим лицом в качестве их «общей валюты». Теперь это будет продемонстрировано на примере «я», топография которого ( вторая часть ) и динамика ( третья ) в его психике и мозге обсуждаются в следующих двух частях.

Часть II: Пространственная топография — вложенность как «общая валюта» «я» и мозга

Топография мозга — пространственные слои и вложенная иерархия

Топография относится к определенной пространственной организации или структуре мозга и психики. Одна из ключевых особенностей их топографии — иерархия. Иерархии постулируются как в нейробиологии, так и в психоанализе. Таким образом, они могут предложить понимание интимной связи, например, между мозгом и собой. Английский невролог Хьюлинг Джексон рано предложил трехуровневую иерархию мозга с нижними, средними и высшими центрами, которые, как предполагалось, были связаны с различными регионами и психологическими функциями (см. Обзор Wiest, 2012).Совсем недавно Маклин (1990) и Панксепп (1998, 2012) представили подкорково-корковую организацию мозга в терминах радиально-концентрического паттерна и связали его разные слои с разными уровнями эмоций (такими как первичные, вторичные и третичные эмоции). Панксепп (1998) и Дамасио (2010) связали такую ​​иерархию мозга с различными концепциями «я», такими как телесное «я», автобиографическое «я» и расширенное «я». Более радиально-концентрический подход к мозгу — трехслойная анатомическая модель мозга, предложенная Файнбергом и Нортоффом (Northoff et al., 2011). Мы увидим, что вместе с последними данными это поддерживает идею пространственно вложенной иерархии «я», основанной на радиально-концентрической организации мозга.

Явно иерархическая организация «я» (которую мы здесь используем в более широком смысле), которая включает и содержит концепцию эго, также была предложена в психоанализе Фрейдом. Стрейчи (1961) и Кернберг (1984) отметили, как Фрейд сохранил немецкое Ich — Ego как ментальную структуру и психическое средство, а также как субъективное эмпирическое Я во всех своих работах.В синтезе Стрейчи и Кернберг предполагают, что Фрейд никогда не отделял Ich — Ego от переживающего себя. Более того, Фрейд предположил, что Id является самым низким уровнем топографии психики, который остается по существу бессознательным, но, тем не менее, сильно влияет на верхние уровни Эго и Супер-Эго .

В совокупности это составляет вложенную иерархию «я», где нижний слой несколько переходит на поверхность внутри следующего верхнего уровня и так далее (см. Также Wiest, 2012).В то время как жесткое трехуровневое разделение Фрейда позже подверглось критике со стороны других, многогранность личности с ее чувством субъективности, пронизывающим телесный, аффективный и когнитивный уровни, остается ключевой чертой как в нейробиологии, так и в психоанализе. Мы продемонстрируем, что модель вложенной иерархии «я» прочно поддерживается недавней нейробиологией как в ее пространственном, так и во временном аспектах, поэтому мы характеризуем нейронную (и психологическую) иерархию «я» пространственной и временной вложенностью.

От топографии мозга к себе — три входных слоя (интероцептивный, экстеро-проприоцептивный, ментальный)

Недавний крупномасштабный метаанализ здоровых людей, проведенный Qin et al. (2020) исследовали и проанализировали различные визуализационные исследования, в которых основное внимание уделялось различным аспектам личности, внутреннему телу (интероцептивному), внешнему телу (экстеро-проприоцептивному) и собственным когнитивным или психическим состояниям. Они наблюдали, что разные области связаны с каждым из трех слоев; в то же время имело место региональное перекрытие, поскольку области нижнего слоя были включены в следующий верхний слой (, подробности см. ниже ).Вместе это составляет пространственную многоуровневую вложенную иерархическую модель «я» (Qin et al., 2020), включающую (1) интероцептивное «я» (2) экстеро-проприоцептивное «я» и (3) ментальное «я» (рис. 4).

Рисунок 4 . Вложенная иерархия Я в мозгу с различными региональными слоями мозговой активности (черные прямоугольники слева и вверху в середине), вложенными в свои области друг в друга (коричневые, зеленые и синие прямоугольники справа), что приводит к соответствующей вложенности разных слоев. себя (коричневый, зеленый и синий круги в центре).

Интероцептивное Я, то есть то, как мозг обрабатывает и воспринимает внутренние органы тела и их вход, было исследовано с помощью задач МРТ, которые измеряли интероцептивную осведомленность о собственном теле, включая кардиореспираторную осведомленность, мочеполовую и желудочно-кишечную осведомленность. Это было дополнено внешне-проприоцептивными ЯМРТ-исследованиями, сфокусированными на внешних телесных входах, таких как лицевые или проприоцептивные входы, связанные с самим собой. Наконец, они также включили «типичные» более когнитивные исследования ментального ЯМРТ с использованием характерных прилагательных или других стимулов, когда испытуемые должны осознавать свое собственное «я» в отличие от других.

Основываясь на интероцептивных исследованиях, существует самый базовый или нижний слой Я, интероцептивное Я, которое связано с областями, которые в основном обрабатывают интероцептивные стимулы от собственного тела, то есть двусторонней островковой долей, дорсальной передней поясной корой, таламусом и парагиппокамп, таким образом, включает в себя в основном регионы сети значимости (Menon, 2011; Qin et al., 2020). Тот факт, что эти области были общими для разных типов интероцептивного осознавания, то есть кардиореспираторного, урогенитального и желудочно-кишечного трактов, предполагает, что эти области являются ключевыми для интеграции различных интероцептивных входов различных органов внутреннего тела (Craig, 2003, 2010). ).Таким образом, можно говорить о «интероцептивном или вегетативном я», (Babo-Rebelo et al., 2016, 2019), « телесном я, » (Tsakiris, 2017), « прото-я, » (Damasio, 2010 ) или « СЕБЯ » (Панксепп, 1998) как самый основной и фундаментальный уровень «я». Следуя, в частности, Панксеппу (1998), SELF обеспечивает сложную сетевую инфраструктуру, в которой все основные эмоциональные операционные системы сходятся в примитивных областях мозга, таких как таламус и периакведуктальный серый (PAG).Эта сеть подобна для всех видов млекопитающих и представляет собой интероцептивную и, следовательно, аффективную основу СЕБЯ и необходимую для построения более высоких уровней самости (Northoff and Panksepp, 2008). Это соответствует интероцептивному уровню самообработки, предложенному Qin et al. (2020), который считается нижним уровнем иерархии.

Следующий или средний уровень «я» включает в себя то, что Qin et al. (2020) описывают себя как проприоцептивное или экстероцептивное; Исследования фМРТ, посвященные внешним входам, связанным с телом, таким как лицевые или проприоцептивные входы, выявили такие области, как двусторонний островок, внутренняя лобная извилина, премоторная кора, височно-теменное соединение (TPJ) и медиальная префронтальная кора.Поскольку эти области обрабатывают входные данные от различных сенсорных модальностей, они могут быть ключевыми не только в интеграции экстеро- и проприоцептивных модальностей, но также и в различных экстероцептивных сенсорных модальностях, то есть кросс-модальной интеграции. Несмотря на их различия, эти области разделяют обработку проприоцептивных входов, относящихся к собственному телу — таким образом, можно говорить о « проприо- или экстероцептивном Я, или воплощенном Я» (Панксепп, 1998; Галлахер, 2005; Дамасио, 2010; Цакирис, 2017).

Наконец, самый верхний уровень самости (Qin et al., 2020) основан на исследованиях фМРТ, которые выявили типичные области средней линии DMN, такие как медиальная префронтальная кора и задняя поясная кора, а также области, входящие во второй уровень, в первую очередь двусторонний. TPJ и первый уровень, двусторонняя островковая часть и таламус. Эти области кажутся задействованными, когда потребности представляют собственное «я» в ментальных состояниях — поэтому можно также говорить о «ментальном или когнитивном я» (Qin et al., 2020) или « расширенное« я »» (Дамасио, 2010).

В совокупности эти результаты позволяют предположить, что Qin et al. (2020) описывают как «вложенную иерархию себя»: регионы более низкого уровня были включены в следующий более высокий уровень, где они были дополнены дополнительными регионами и так далее. Например, двусторонний островок присутствовал на самом базовом уровне, то есть интероцептивном Я, и снова всплывал (в полностью независимых исследованиях визуализации) как на втором, то есть проприо-экстероцептивном, так и на третьем, то есть ментальном уровне Я .То же самое верно и для двустороннего TPJ, который сначала проявился в промежуточном слое проприоцептивного «я» и вновь появился на третьем уровне ментального «я». Соответственно, каждый из иерархических уровней самости рекрутирует как перекрывающиеся, так и отдельные регионы по сравнению с другими уровнями, что составляет пространственную вложенность с пространственно вложенной иерархией «я» (рис. 4).

Пространственная топография Я-Трехсторонней структуры Эго против. Различные входные уровни собственной личности

Построение мозгом вложенной иерархии «я» обеспечивает тесную связь с психоанализом.Здесь мы воздерживаемся от связывания пространственно-топографических данных мозга с трехсторонней психодинамической топографией, предложенной Фрейдом (поскольку она может быть слишком умозрительной и неточной; см. Рисунок 5). Вместо этого мы идем по другому, более эмпирическому пути, где эмпирические данные объединяются с более реляционной моделью «я».

Рисунок 5 . Модель «я», которая включает и содержит топографическую модель Ид-Эго-Суперэго, концептуализированную Фрейдом.

Мы видели, что все три уровня самости, интероцептивный, проприо-экстероцептивный и когнитивно-ментальный, основаны на соответствующих входных сигналах от внутреннего тела, внешнего тела и когнитивных (и, в конечном счете, нейронных) входных данных из самого мозга. .Я, операционализированное как единое субъективное переживание на разных вложенных уровнях и отличное от эго, описанного Фрейдом, здесь операционализируется в терминах обработки входных данных, то есть того, как оно обрабатывает и соотносится с отдельными типами входных данных, т. Е. интероцептивная, проприо-экстероцептивная и когнитивно-ментальная.

Важно отметить, что здесь «я» больше не рассматривается как изолированная сущность, которая «пребывает» во внутренних областях и структурах мозга, тела и разума.Вместо этого самость состоит из процессов, которые выходят за пределы мозга, тела и разума во внешний мир, принимая различные степени расширения, то есть саморасширения (Northoff, 2016; Scalabrini et al., 2018). .

Во-первых, «я» формируется путем интеграции различных интероцептивных входов изнутри внутреннего тела — интероцептивного «я». Во-вторых, эти процессы выходят за пределы внутреннего тела, достигая внешнего тела, проприо- или экстероцептивного «я».В-третьих, эти процессы распространяются за пределы внешнего тела на мозг и его когнитивные данные — это ментальное или когнитивное «я». Нацеленные на отдельные входы, эти процессы формируют ощущение себя, которое выходит за пределы границ мозга, тела и окружающей среды: они, как мы изложим ниже, составляют виртуальную трехмерную пространственную структуру, которая объединяет мозг, тело и окружающую среду. вложением их друг в друга, то есть пространственной вложенностью.

Топография мозга и психики — пространственная вложенность как «общая валюта» мозга и себя

Мы рассматриваем «я» как парадигматический пример взаимоотношений мозга и психики.В частности, мы демонстрируем, как топография мозга представляет собой определенную пространственную структуру или организацию во всех его регионах / сетях. Это говорит о важности пространственной топографии для мозга на более глубоком и более фундаментальном уровне, который мы рассматриваем как более глубокий организационный и структурирующий принцип, выходящий за рамки его отдельных регионов / сетей с их соответствующими когнитивными, аффективными и социальными функциями.

Что еще более актуально, мы могли бы продемонстрировать, как топографическая организация пространственной вложенности мозга связана с соответственно вложенными слоями «я».Это подтверждает, хотя и ориентировочно, предположение о том, что пространственная топография, то есть пространственная вложенность, является «общей валютой» как для мозга, так и для себя и, в более общем плане, для мозга и психики.

Фрейд и психоанализ нацелены на более глубокие слои ума. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на сознании на поверхности, они отваживаются проникнуть в бессознательную глубину нашей психики. Взгляд на мозг с точки зрения топографии (и динамики) теперь позволяет учитывать соответствующий глубинный слой внутри самого мозга.Вместо конкретных функций с их аффективным, когнитивным или социальным содержанием (сознательным или бессознательным), здесь основное внимание уделяется топографии (и динамике), чему-то, что ускользает даже от нашего бессознательного, не говоря уже о нашем сознании — это бессознательный мозг. это дает нашу бессознательную психику.

Здесь мы видим, что такой самый фундаментальный или глубинный слой мозга является ключевым в обеспечении структуры или организации основных слоев психики, таких как пространственная вложенность, составляющая иерархию «я».Следовательно, мы говорим об «базовой модели самоспецифичности» (BMSS), которая, в двух словах, утверждает, что самоспецифичность пронизывает все уровни обработки входных данных, включая интероцептивную, экстероцептивную, проприоцептивную и когнитивную / ментальную (Northoff, 2016).

Цинь и др. (2020) исследование показывает, что такое базовое или фундаментальное ощущение себя с (Scalabrini et al., 2021) его различными слоями характеризуется определенной топографической организацией, то есть пространственной вложенностью, разделяемой мозгом и собой как их «общей валютой». »(Northoff et al., 2020b). Такой более базовый и фундаментальный взгляд на роль себя более или менее хорошо согласуется с различными психодинамическими концепциями, отходящими от интрапсихической точки зрения (например, Фрейд) и переходящими дальше к более интерпсихической или относительной точке зрения на себя, как предлагается Кохут, Винникотт, Стерн, Бромберг, Фонаги, Солмс, Панксепп и Бивен (и многие другие; см. Northoff, 2011; Scalabrini et al., 2018; а также Spagnolo и Northoff, 2021 для подробностей).

Часть III: Временная динамика — свобода от масштабов как «общая валюта» мозга и себя

«Мозг может быть трансформаторной станцией, в которой относительно бесконечное напряжение или интенсивность собственно психики преобразуется в воспринимаемые частоты или« расширения ». ~ Карл Юнг, Letters Vol. II, страницы 43–47.

Динамика мозга — работа в разных временных масштабах без масштабирования

Спонтанная нервная активность мозга может характеризоваться разными частотами в диапазоне от сверхмедленных (0,01–0,1 Гц), сверхмедленных (0,1–1 Гц), быстрых (1–40 Гц) до сверхбыстрых (40–180 Гц; Buzsaki, 2006). Мощность наиболее высока в сверхмедленном диапазоне и уменьшается в медленном, быстром и сверхбыстром диапазонах в соответствии с распределением по степенному закону (He et al., 2010; Он, 2014; Хуанг и др., 2016). Вместе разные частоты и их различные степени мощности составляют сложную временную структуру в спонтанной активности мозга, которая, в значительной степени, может быть представлена ​​балансом между сверхмедленными, медленными и более высокими частотами.

Связь между этими частотами поддерживается в разных временных масштабах и поэтому может быть охарактеризована как «безмасштабная динамика» (Linkenkaer-Hansen et al., 2001; He et al., 2010; Он, 2014). Грубо говоря, безмасштабная активность описывает фрактальную (то есть самоподобную) организацию и, следовательно, временную вложенность во взаимосвязи между мощностью и различными частотными диапазонами: более длинные и более мощные, более медленные частоты вкладываются и содержат более короткие и менее мощные более быстрые частоты — это составляет длинную временную корреляцию (LRTC), которая действует в разных временных масштабах или частотах (Linkenkaer-Hansen et al., 2001; He et al., 2010; He, 2014; Northoff and Huang, 2017; см. рисунки 6A, Б).

Рисунок 6 . (A) Височный мозг — Временная вложенность с безмасштабной активностью в мозгу (слева и вверху справа), как матрешки с их пространственной вложенностью (нижняя часть). (B) Временное Я — От безмасштабной активности мозга с его временной вложенностью к Я в сверхмедленных частотах фМРТ (вверху справа / Huang et al., 2016) и более высоких частотах ЭЭГ (внизу справа, Wolff et al. др., 2019).

LRTC позволяет оценить степень, в которой прошлые нейронные паттерны оказывают свое влияние на будущую динамику, тем самым учитывая LRTC (Linkenkaer-Hansen et al., 2001; Northoff и Huang, 2017). Это составляет форму памяти, которая здесь определяется не конкретным содержимым, которое кодируется, сохраняется, вызывается или извлекается. Напротив, память здесь относится к структуре, временной структуре нейронной активности в разные моменты времени. Таким образом, можно говорить о временной памяти или динамической памяти, то есть памяти, основанной на процессах и структурах, в отличие от когнитивной памяти, более основанной на содержании в традиционном смысле (Hasson et al., 2015; Northoff, 2017).Соответственно, LRTC и отныне безмасштабная деятельность обеспечивают не только временную стабильность за счет их корреляции в разных временных масштабах, то есть временную непрерывность, но также и временную память, то есть временную стабильность, через соединение прошлых, будущих и настоящих моментов времени (рис. 6A). ).

Самость без масштабов — LRTC мозга формирует самость

Связано ли «Я» с LRTC нейронной активности мозга? Недавние исследования показали, что безмасштабная активность мозга, измеренная с помощью степенного закона экспоненты (PLE) или анализа колебаний без тренда, связана с психическими особенностями, такими как личность (Huang et al., 2016; Scalabrini et al., 2017, 2019; Wolff et al., 2019). В совокупности эти исследования показывают, что степень состояния покоя PLE напрямую предсказывает: (1) степень самосознания (Huang et al., 2016; Wolff et al., 2019) (2) связанную с заданием активность во время самореализации. стимулы (Scalabrini et al., 2019) и (3) степень временной интеграции на психологическом уровне самоспецифичности (Kolvoort et al., 2020).

Опишем полученные данные более подробно. Хуанг и др. (2016) и Wolff et al.(2019) зафиксировали активность в состоянии покоя в фМРТ и ЭЭГ головного мозга, то есть состояние без выполнения задач без каких-либо внешних требований. Они рассчитали степень PLE мозга как на фМРТ, так и на ЭЭГ. Те же испытуемые также прошли психологическое исследование себя по шкале самосознания. Оба исследования обнаружили одинаковую взаимосвязь между PLE мозга и самосознанием: чем выше PLE, т. Е. Чем сильнее смещается баланс мощности медленное-быстрое в сторону медленного полюса, тем выше степень личного самосознания субъекта (см. Рисунок 6B).

Важно отметить, что эти результаты справедливы только для PLE как индекса медленного-быстрого баланса, но не только для медленных или быстрых частот. Наконец, следует упомянуть, что это касается широкого диапазона частот: от очень медленных (0,01 до 0,1 Гц), охватываемых фМРТ (Huang et al., 2016), до более быстрых, измеренных на ЭЭГ (1-80 Гц). ) (Wolff et al., 2019). Это означает, что именно степень медленной-быстрой интеграции, то есть их степень свободы от масштаба, связана с чувством себя.Таким образом, личность по своей сути не имеет масштабирования, поскольку она соединяет и связывает различные временные шкалы: короткий / быстрый и длинный / медленный. Такое кросс-масштабное Я проявляет как временную непрерывность, так и прерывность и вкладывает их друг в друга безмасштабным способом: временная непрерывность, опосредованная более мощными более медленными частотами, вкладывается и содержит временную прерывность по отношению к менее мощным более быстрым частотам. .

Динамика мозга и психики — свобода от масштабов как «общая валюта» мозга и себя

Переносится ли такая самоспецифичность внутренней активности состояния покоя мозга на требования внешних задач во время самоспецифических задач? Это было изучено с помощью фМРТ Scalabrini et al.(2017, 2019). Он измерял и отдых, и задачу во время активного прикосновения к одушевленным (другой человек) и неживым (рука манекена) целям. Они заметили, что степень PLE в состоянии покоя предсказывала степень, в которой субъекты могли различать в своей связанной с заданием деятельности одушевленные и неживые цели. Учитывая, что состояния покоя и задачи возникают и измеряются в определенные моменты времени, это настоятельно предполагает эффект памяти: временная или динамическая память состояния покоя переносится в состояние задачи, поскольку в противном случае последнее не могло бы модулироваться первым. .Учитывая, что такой эффект временной памяти с точки зрения модуляции отдыха и задачи был связан с самодифференцировкой, можно было бы серьезно предположить, что он является самоспецифичным.

Как такая самоспецифическая временная память состояния покоя влияет на состояния задач? Этот вопрос был рассмотрен Kolvoort et al. (2020) в исследовании ЭЭГ на себе. Они измерили состояние покоя на ЭЭГ и выполнили психологическое самостоятельное задание, в котором испытуемые должны были связать собственные и несамоспецифические стимулы с разными временными задержками (от 200 мс до 1400 мс).Они демонстрируют, что самоспецифические эффекты с точки зрения точности сохранялись во всех временных задержках с межпредметными вариациями. Это, в свою очередь, было связано с PLE в состоянии покоя: чем выше PLE в состоянии покоя, то есть чем сильнее медленные частоты по сравнению с более быстрыми, тем сильнее сохранялся самоспецифический эффект при различных временных задержках на психологический уровень. Это говорит о том, что временная интеграция различных временных шкал, индексируемых временной памятью, может быть ключом в опосредовании совместной временной стабильности и гибкости личности.

В совокупности эти открытия предполагают, что личность по своей сути динамична в том смысле, что она интегрирует и сочетает временную непрерывность и прерывность в разных временных масштабах, то есть безмасштабным способом. Данные показывают, что степень свободы мозга от масштабирования является ключевой в опосредовании самости, что психологически проявляется в связи временной непрерывности и прерывности. Поскольку временная прерывность и непрерывность относятся к разным временным шкалам, то есть быстрым и медленным, можно также говорить о масштабной свободе на психологическом уровне «я» (что, тем не менее, еще предстоит продемонстрировать эмпирически).

В более общем смысле, свободу от масштабирования могут разделять и мозг, и я как их «общая валюта». Это указывает на важность (1) понимания мозга с точки зрения динамики, то есть свободы от масштабов нейронной активности, и (2) учета соответствующего проявления динамики в организации психики во времени, т. Е. беззаветность себя. Соответственно, пример «я» настоятельно поощряет полезность и обоснованность пространственно-временной нейробиологии для обеспечения интимной (и необходимой) связи мозга и психики через топографию и динамику.

Часть IV: «Проект пространственно-временной нейробиологии» — расширение Фрейда и Солмса

«Проект пространственно-временной неврологии» — дополняет и расширяет Фрейда

После того, как мы предоставили эмпирическую поддержку пространственно-временной нейробиологии, мы теперь готовы дать ответ на первоначальные поиски Фрейда интимной связи психики и мозга, разработанные в его «Проекте научной психологии». Следуя взглядам Фрейда на психику, пространственно-временная неврология рассматривает нейронную активность мозга как топографическую, динамическую и, по сути, пространственно-временную.Следовательно, пространственно-топографические и временные динамические характеристики обеспечивают функции, которые являются общими для нейронной активности мозга и психодинамических характеристик, их «общей валюты» (рис. 7).

Рисунок 7 . Общие черты, такие как «общая валюта» (в центре) мозга и (нижний) и психики (верхний).

Вкратце: пространственно-временная неврология предоставляет недостающее звено мозга и психики, которое Фрейд в свое время оставался неуловимым. Поэтому мы говорим о необходимости «Проекта пространственно-временной нейробиологии».Что мы подразумеваем под «Проектом пространственно-временной нейробиологии» и как он соотносится с оригинальным «Проектом научной психологии» Фрейда?

«Проект пространственно-временной нейробиологии» направлен на развитие такой нейробиологии, которая путем установления временного динамического и пространственного топографического представления мозга и его различных функций позволяет установить их тесную связь с психодинамическими особенностями психики (см. Оранжевую стрелку на рисунке). Фигура 2). Это дополняет и расширяет оригинальный проект Фрейда, который из-за отсутствия нейробиологических исследований в то время не мог представить динамику и топографию мозга.Соответственно, «Проект пространственно-временной нейробиологии» предоставляет Фрейду такой вид нейробиологии, который позволяет ему тесно связать свой взгляд на психику с мозгом и, таким образом, дополнить его первоначальный проект.

«Проект пространственно-временной нейронауки» II — Эмпирическая конвергенция с «(новым) проектом Сольмса по научной психологии»

Как наш «Проект пространственно-временной нейробиологии» соотносится с недавно предложенным «(Новым) проектом научной психологии» Марка Солмса (Solms, 2020)? Марк Солмс недавно предложил «Новую научную психологию» (Solms, 2020, 2021), в которой он излагает оригинальную «научную психологию» Фрейда в терминах свободной энергии и предсказательного кодирования.Он использует физико-биологическую основу аффективной нейробиологии (AF, Panksepp, 1998), принцип свободной энергии (FEP) и прогнозирующее кодирование (PC) для учета психодинамических понятий, таких как память, первичные и вторичные процессы, катексис, сны и эго. как основная структура или организация. Следуя «Научной психологии» Фрейда, он использует исходный текст в качестве шаблона для его переформулирования в терминах ФЭП Фристона в сочетании с «Аффективной нейробиологией» Панксеппа, особенно полагаясь на то, что Панксепп называл первичным «Я», где роль PAG и мозга стержень является центральным как для «конечной точки каждого аффективного контура, так и для возникновения каждого вновь ощущаемого аффекта» (Solms, 2020, стр.10).

Каким образом проект Солмса «Новая научная психология» соотносится с предлагаемым здесь «Проектом пространственно-временной нейронауки»? Прежде всего, оба они не исключительны, но совместимы. Существует много совпадений между AN Панксеппа, Friston FEP в сочетании с ПК, с одной стороны, и пространственно-временным подходом к мозгу с точки зрения пространственно-временной нейробиологии. Таким образом, его «(Новый) проект научной психологии» совпадает с нашим «Проектом пространственно-временной нейробиологии.”

Предсказание и свободная энергия управляются более глубоким слоем временной динамики мозга, то есть глубокими временными моделями (Kiebel et al., 2008; Friston et al., 2017). Более глубокий уровень здесь понимается не в терминах масштабов времени и пространства, а в терминах более глубокого организационного и структурирующего принципа, который действует во всех других последующих уровнях, а также во всех масштабах времени и пространства. Таким образом, пространственно-временная нейробиология может обеспечить временные (и пространственно-топографические) основы, управляющие ПК, как мы видим в случае с самостью.То же самое справедливо и в случае FEP, который, как было продемонстрировано, является безмасштабным и работает в нескольких и вложенных пространственных масштабах и временных масштабах (Friston et al., 2015): они представляют собой внутренние временные динамические и пространственно-топографические особенности FEP. . Другими словами, пространственно-временные, то есть динамические и топографические конфигурации в соответствии с мозгом и окружающей средой, являются ключевыми в обеспечении степени свободной энергии, то есть FEP. Соответственно, и FEP, и ПК могут управляться на целостном и более фундаментальном уровне динамикой и топографией.Таким образом, пространственно-временная нейробиология обеспечивает более глубокий, целостный и всеобъемлющий эмпирический слой мозга, который может интегрироваться и помочь нам лучше понять, как мозг может обеспечивать ПК и ФЭП. В этом контексте мы попытались объяснить более глубокий уровень в FEP и ПК, который управляет и организует и то, и другое, но сам по себе еще не объяснен как таковой. Похожую связь можно найти между пространственно-временной нейробиологией и AN Панксеппа. Также в этом случае пространственно-временная неврология обеспечивает динамику и топографию, которые организуют и структурируют генерацию аффектов и чувств.Опять же, наш подход не исключительный, а скорее целостный и всеобъемлющий по своей собственной цели — предоставить топографическую и динамическую основу, на которой генерируются различные функции и проявления мозга и психики. Таким образом, наш «Проект пространственно-временной нейробиологии» эмпирически сходится с «(Новым) проектом научной психологии» Солмса и дополняет его.

«Проект пространственно-временной нейронауки» III — Концептуальное расширение «(нового) проекта Сольмса по научной психологии»

Нужны ли нам как FEP / PC, так и пространственно-временная неврология? Или одного достаточно, чтобы объяснить психику? FEP / PC блестяще объясняют и математически формулируют физико-биологические особенности мозга, поскольку и FEP, и PC сильно заимствуют из физики и биологии.Однако как в FEP / PC, так и в Solms остается открытым вопрос о том, как состояния мозга связаны с психическими или ментальными состояниями и, в конечном итоге, могут трансформироваться в них. Выделим этот момент.

Мы сталкиваемся с теоретическими и эмпирическими вопросами, стремясь тесно связать мозг и психику: что обеспечивает необходимое условие или внутреннюю особенность перехода и связи от мозга к психике? Почему и как нейронная активность мозга трансформируется в психическую с ее различными функциями (аффективными, социальными, когнитивными и т. Д.)) сформированный PC / FEP? Необходимая связь (как теоретическая концепция) и трансформация (как эмпирическая концепция) здесь означают, что если нейронное состояние проявляется определенным образом, оно не может избежать ассоциации или влечет за собой присутствие определенного психического или ментального состояния. Таким образом, мы сталкиваемся с «разрывом случайности» между мозгом и психикой, что в конкретном случае сознания также описывается как «трудная проблема» в философии (Chalmers, 1996).

Как мы можем преодолеть «непредвиденный разрыв» между мозгом и психикой? Это момент, когда вступает в действие пространственно-временная неврология вместе с предположением об «общей валюте».Мозг и психика имеют общие пространственно-топографические и временные динамические характеристики в качестве их «общей валюты», которая лежит в основе и формирует ПК и ФЭП, а впоследствии и соответствующие аффективные и когнитивные функции. Это, как подробно описано в Northoff (2018), обеспечивает внутреннюю или необходимую a posteriori связь мозга и психики. Следовательно, «пробел непредвиденных обстоятельств» может быть закрыт и, что еще сильнее, разрешен пространственно-временной нейробиологией посредством ее допущения о пространственной топографии и временной динамике, обеспечивающих «общую валюту» мозга и психики.

Это имеет большое значение для связи нашего «Проекта пространственно-временной нейробиологии» с «(Новым) проектом научной психологии» Солмса. Предоставляя аналогичные взгляды на мозг и психику с точки зрения топографии, динамики и пространственно-временной области, «Проект пространственно-временной нейробиологии» устраняет «разрыв между непредвиденными обстоятельствами» мозга и психики. Поскольку «пробел на случай непредвиденных обстоятельств» все еще присутствует в концепциях Фристона FEP и PC, «(Новый) проект научной психологии» Солмса также не может избежать этого пробела (рис. 8).

Рисунок 8 . «Проект научной психологии» Фрейда и «(Новый) проект научной психологии» Солмса оставляют открытым «разрыв случайности» (красные пунктирные линии, указывающие на недостаточную, то есть условную связь) из-за несовпадения моделей мозга и психики.

Это момент, когда «(Новый) проект научной психологии» может захотеть обратиться к нашему «Проекту пространственно-временной нейробиологии»: последний фокусируется на топографии и динамике мозга, обеспечивая общую черту или «общую валюту» с психика может закрыть «пробел в непредвиденных обстоятельствах» в «(Новом) проекте Сольмса по научной психологии».В этом смысле «Проект пространственно-временной нейробиологии» концептуально расширяет «(Новый) проект научной психологии», обеспечивая более интимную, то есть необходимую a posteriori (Northoff, 2018) связь мозга и психика (рисунок 9).

Рисунок 9 . Общие черты, такие как «общая валюта» (в центре) мозга и (нижний) и психики (верхний).

Устранение «непредвиденных обстоятельств» мозга и психики имеет не только теоретико-концептуальное значение, но и в очень практическом смысле.«Проект пространственно-временной нейробиологии» позволяет нам разработать новую форму психодинамической психотерапии, а именно, пространственно-временную психотерапию. Хотя это еще предстоит полностью объяснить, мы, по крайней мере, хотим дать некоторые начальные намеки на такую ​​временную и пространственную психотерапию.

Пространственно-временная психотерапия I — Пространственная и временная интеграция личности через терапевта

Какова цель психотерапии? С нашей нейробиологически обоснованной точки зрения, цель психотерапии — (1) обратить вспять дезадаптивную топографо-динамическую реорганизацию мозга и (2) установить более адаптивную и стабильную пространственно-временную вложенность мозга и себя, тем самым восстанавливая надлежащую вложенную иерархию. себя.Этот процесс, в соответствии с современным психоанализом, может служить для восстановления субъективного ощущения целостности, согласованности и непрерывности личности во времени и пространстве, подобно тому, что было описано Филипом Бромбергом: «Здоровье — это способность стоять в одиночестве. промежутки между реальностями, не теряя ни одной из них — способность чувствовать себя одним «я», будучи множеством »(Bromberg, 1996, p. 166).

С психотерапевтической точки зрения это означает, что нам может потребоваться действовать на уровне восприятия (или опыта) времени субъектами, т.е.д., динамика и пространство, то есть топография как строительные блоки самосостояния индивидов (и, в конечном итоге, временная динамическая и пространственная топографическая структура их мозга) для исправления и исцеления их несоответствий, разрывов, нарушений самосознания. В этом контексте мы явно ссылаемся на современный психоанализ самости и взаимосвязи (то есть объектных отношений), выходящий за рамки классической концепции психоанализа, такой как влечения, конфликты и защитные механизмы. Наша цель здесь — сосредоточиться на самоощущении и его внутренних качествах.Наша цель — нейробиологическое наполнение психотерапии и расширение наших знаний о себе и его внутренних особенностях на нейропсиходинамическом уровне. На данном этапе наша модель здесь не нацелена на изменение или предоставление новых терапевтических методов; тем не менее, пространственно-временная психотерапия обеспечивает более всеобъемлющую и нейробиологическую основу, которая может быть полезна терапевтам.

Например, терапевту может потребоваться оперировать строительными блоками сознания и бессознательной обработки с помощью пространственно-топографических и временных динамических средств: терапевту необходимо связать (виртуально или символически) свои более крупные (пространственно-топографические и временные динамические) масштабы своего / его собственное экстероцептивное и / или ментальное «я» более ограниченному интероцептивному «я» его клиента.Прагматически это означает, что, работая в поле двойных отношений, терапевт должен действовать в матрице переноса-контрансференции, используя «общую валюту» времени и пространства в качестве кардинальных точек, которые следует отметить, и работать через моменты разрыва чувства. о себе и присущих ему особенностях.

Этот аналитический танец в переходном пространстве и времени между реальными и виртуальными отношениями между двумя субъектами, созданными непрерывными «разрывами и ремонтами», дает клиенту возможность интегрировать и вложить его / его собственные более ограниченные пространственно-временные масштабы своего / его интероцептивное «я» виртуальным, то есть межличностным образом, в более крупные личности ее / его терапевта.Это, в свою очередь, позволит клиенту обрабатывать травмирующие входные отношения безопасным и неразрушающим образом для себя, не становясь фрагментированным и не теряя доступа к своему интероцептивному «я». Травматические входные отношения, связанные с собственным интероцептивным «я», теперь интегрированы и вложены виртуально (или символически) в более крупные пространственно-временные шкалы терапевта (экстероцептивного и ментального «я» терапевта).

Соответственно, терапевтическая цель здесь состоит в том, чтобы пространственно и временно реинтегрировать различные слои «я»: это служит цели соединить различные слои «я» таким образом, чтобы они могли стать сознательными вместе, а не отделяться и изолироваться в динамическом бессознательном. (как в диссоциации).Диссоциация здесь работает с точки зрения отсутствия интеграции между различными слоями личности и, по-видимому, опосредована отсутствием связи (таким образом, интегративной функции) в правой передней островке с остальной частью мозга в различных пространственно-временных масштабах (Scalabrini et al. ., 2020b) с потерей перспективы от первого лица. Следовательно, исцеление «я» означает восстановление чувства непрерывности за пределами диссоциации его травмы. Это возможно путем восстановления и / или реорганизации топографии и динамики вложенной иерархии как «я», так и его мозга с помощью пространственных и временных средств — это составляет то, что мы здесь описываем как «пространственно-временную психотерапию».”

Пространственно-временная психотерапия II — Время, пространственность, динамичность и общее время-пространство

Что такое пространственно-временная психотерапия? Пространственно-временная психотерапия заключается в модуляции субъективно воспринимаемой (сознательно и бессознательно) шкалы времени и шкалы пространства как на нервном, так и на психологическом уровне. Этот процесс учитывает роль терапевта, который здесь работает на грани различных аффективных состояний и состояний самости, характеризующихся соответствующими временными и пространственными масштабами.Основная цель терапевта — достичь и интегрировать диссоциированные пространственно-временные слои личности своих клиентов с их соответствующими аффектами и мыслями (это согласуется с работой над различными травматическими уровнями, которые клинически описаны Mucci, 2013, 2018; Mucci and Скалабрини, 2021).

Таким образом, основные средства такой пространственно-временной психотерапии являются пространственными и временными как во внутриличностном опыте / восприятии, так и в межличностном переносе. Это нацелено на самые основные и фундаментальные уровни существования (Scalabrini et al., 2020c), пространственно-временные координаты, которые связывают вместе разных людей, таких как терапевт и клиент, и в то же время наиболее уязвимы для травмирующих событий и влияний. Важно отметить, что основное терапевтическое направление взаимодействия клиент-терапевт — от их общего межличностного пространства и времени к внутриличностным переживаниям / восприятию клиента (и терапевта).

Как работает пространственно-временная психотерапия? Например, терапевт может обеспечить более стабильное, регулярное и непрерывное сочетание медленных и быстрых временных масштабов, пытаясь «в достаточной степени» согласоваться с пациентом в аналитическом танце.Этот процесс направлен на упорядочение, стабилизацию и повышение непрерывности временного динамического потока нервной и психической активности клиента. В то же время это позволит интегрировать временную прерывность и изменения, связанные с травмами. Это, как мы предполагаем, должно дополнять и отражать самосостояние клиента, повышая уровень возбуждения этих субъектов, модулируя их аффекты и эмоции, а также динамику их мышления (Rostami et al., 2021). Следовательно, время, пространственность и временная динамика во взаимодействии клиента и терапевта будут ключевыми в таком подходе к психотерапевтическому регулированию.

Психотерапия, настроенная на межличностное взаимодействие во времени и выровненная в пространстве, может обеспечить более всеобъемлющее, базовое и обширное операционное поле, которое также включает в себя аффективные, социальные и когнитивные функции в более широком и всеобъемлющем контексте. Здесь мы предлагаем терапевтам работать, используя эти пространственно-временные координаты, выходящие за рамки содержания и рассказов пациентов. Совместное время и пространство между терапевтом и клиентом можно здесь рассматривать как действующее совместно разделяемое межличностное пространственно-временное поле, которое делает возможной реорганизацию и трансформацию внутриличностной вложенной иерархии личности клиента через ее пространственно-временное проявление в ее / его мозгу. (См. Spagnolo and Northoff, 2021).

В случае очень тяжелых психиатрических пациентов такую ​​временно-пространственную психотерапию можно также дополнить вмешательством на головном мозге, действующим на основе пространственно-временных характеристик мозга. Например, транскраниальная магнитная стимуляция может, если она стимулируется на «правильной» частоте, может способствовать и облегчить медленную быструю временную интеграцию на нейронном уровне, например, сети стандартного режима (DMN), чтобы помочь клиенту избавиться от диссоциации своего собственного ментального «я» и расширить его пространственные и временные масштабы за пределы тех, которые связаны с его «травматическим сокращением».Это, в свою очередь, создает основу для более виртуальной или символической работы с терапевтом по изменению порядка, реинтеграции и повторному вложению ментального «я» клиента в его / его собственное интеро- и экстероцептивное «я» (рис. 10). .

Рисунок 10 . Визуальное представление пространственно-временной психотерапии.

Заключение — «Проект пространственно-временной неврологии»

Несоответствие мозга и психики — адаптация модели мозга

Фрейд искал научную основу психики в мозге.Однако он счел свой «Проект научной психологии» неудачным, поскольку не мог точно сопоставить топографию, динамику и пространственно-временные особенности психики с соответствующими функциями мозга. Имея более глубокое понимание в наше время, текущий нейропсихоанализ стремится проследить топографию, динамику и пространственно-временную топографию психики до аффективных и когнитивных (а также социальных и культурных) функций мозга, включая их предсказательное кодирование и свободную энергию. Однако мы утверждаем, что, несмотря на весь прогресс, такой подход еще не полностью завершает поиски Фрейда: он не обеспечивает такого рода интимной, то есть необходимой связи мозга и психики, которая позволяет закрыть их «промежуток случайности», который Фрейд считал необходимым завершить свой проект.

В частности, нынешний нейропсихоаналитический подход страдает несоответствием предполагаемых моделей мозга и психики. Согласно Фрейду и другим, психика характеризуется динамичностью, топографией и пространственно-временной структурой. Это связано с моделью мозга в когнитивной, социальной и аффективной нейробиологии, где мозг понимается как статический (а не динамический), модульный (а не топографический) и внепространственно-временной (а не пространственно-временной). Однако это составляет несоответствие между моделями психики и мозга.Это, в свою очередь, мешает нам принять во внимание интимную или необходимую связь мозга и психики, которая требуется для правильного завершения «Проекта научной психологии» Фрейда.

Как мы можем адаптировать нашу модель мозга к модели психики, которую Фрейд и другие представляли в психоанализе? Для этого мы должны принять во внимание внутреннюю пространственную топографию и временную динамику мозга. Это приводит нас к пространственно-временной нейробиологии (Northoff et al., 2020a, b). В отличие от своих когнитивных, аффективных и социальных собратьев, пространственно-временная нейробиология рассматривает нейронную активность мозга в первую очередь в терминах топографии, динамики и пространственно-временной зависимости, которые, в свою очередь, структурируют и организуют различные функции, включая их предсказательное кодирование и свободную энергию.Соответственно, понимая мозг и психику аналогичными способами, пространственно-временная нейробиология позволяет принимать во внимание их интимную или необходимую связь через общие черты («общую валюту»), то есть топографию, динамику и пространственно-временную привязку.

«Проект пространственно-временной нейробиологии» — дополняет Фрейда и Солмса

Внедрение пространственно-временной нейробиологии такой пространственно-временной модели мозга имеет большое значение для нейропсихоанализа. Фрейд характеризовал психику как динамику, топографию и пространственно-временную привязку, но не имел соответствующей модели мозга — его «Проект научной психологии», таким образом, был обречен на провал.В более поздней смелой попытке Марк Солмс стремится предоставить недостающие части, предлагая «(Новый) проект научной психологии» (Solms, 2020, 2021). Возвращаясь к предиктивному кодированию и свободной энергии, он обеспечивает некоторые из недостающих частей головоломки, но, тем не менее, оставляет открытой интимную или необходимую связь мозга и психики, поскольку он все еще в значительной степени полагается на (модель мозга, предоставленную) Аффективным, когнитивным , и социальная неврология.

Это момент, когда вступает в действие наш предложенный «Проект пространственно-временной нейробиологии».Пространственно-временная неврология предоставляет модель мозга, более или менее аналогичную взглядам Фрейда на психику. Это, в свою очередь, позволяет принимать во внимание топографию, динамику и пространственно-временную привязку как общие черты мозга и психики, их «общую валюту» (Northoff et al., 2020a, b). Это закрывает теоретический, концептуальный и эмпирический разрыв между мозгом и психикой, «разрыв случайностей», который не удалось преодолеть ни Фрейду, ни Зольмсу.

В заключение, «Проект пространственно-временной нейробиологии» дополняет «Проект научной психологии» Фрейда на теоретической основе.В то же время он эмпирически сходится и концептуально выходит за рамки «(Нового) проекта научной психологии» Солмса. На практике же «Проект пространственно-временной нейробиологии» закладывает основу для новой формы нейробиологической информированной психотерапии, а именно пространственно-временной психотерапии.

Авторские взносы

GN и AS написали статью вместе. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Этот проект / исследование было поддержано канадским научным руководителем Фонда Майкла Смита, грантом Министерства науки и технологий Китая, Национальной ключевой программой RandD Китая (2016YFC1306700) и Рамочной программой Европейского Союза Horizon 2020 для исследований и Инновации в рамках Соглашения о конкретном гранте №785907 (Human Brain Project SGA2), грант ERANET, грант NFRF и грант команды от uOMBRI для GN и от «Search for Excellence — UdA» (Университет Г. д’Аннунцио в Кьети-Пескара) для AS для проекта SYNC (The Я и его психологические и нейрональные корреляты — значение для понимания и лечения депрессии как расстройства Я).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все претензии, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно отражают претензии их дочерних организаций или издателей, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или заявление, которое может быть сделано его производителем, не подлежат гарантии или одобрению со стороны издателя.

Список литературы

Бабо-Ребело, М., Буот, А., и Таллон-Бодри, К. (2019). Нейронные реакции на сердцебиение отличают себя от других во время воображения. NeuroImage 191, 10–20. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2019.02.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бабо-Ребело, М., Вольперт, Н., Адам, К., Хасбоун, Д., и Таллон-Бодри, К. (2016). Связана ли функция сердечного мониторинга с самим собой как в сети по умолчанию, так и в правом переднем островке? Philos. Пер. R. Soc. Лондон. Сер. B Biol. Sci. 371: 20160004. DOI: 10.1098 / rstb.2016.0004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бёкер, Х.(2018). «Психоанализ и нейробиология: развитие нейропсихоанализа», в Neuropsychodynamic Psychiatry. ред. Х. Бокер, П. Хартвич и Г. Нортофф (Cham: Springer), 19–48.

Google Scholar

Бромберг, П. М. (1996). Стоять в пространстве: множественность «я» и психоаналитические отношения. Продолж. психоанальный. 32, 509–535. DOI: 10.1080 / 00107530.1996.10746334

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бузаки, Г.(2006). Ритмы мозга. Соединенное Королевство: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Чалмерс, Д. Дж. (1996). Сознательный разум: в поисках фундаментальной теории. Соединенное Королевство: Оксфордские книги в мягкой обложке.

Google Scholar

Кристофф К., Ирвинг З. К., Фокс К. К., Спренг Р. Н. и Эндрюс-Ханна Дж. Р. (2016). Блуждание ума как спонтанная мысль: динамический каркас. Nat. Rev. Neurosci. 17, 718–731. DOI: 10.1038 / номер 2016.113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дамасио, А. (2010). «Я приходит в голову»: конструирование сознательного мозга. Соединенные Штаты: Книги Пантеона

Google Scholar

Эдельман, Г. М. (1987). Нейронный дарвинизм: теория отбора нейронных групп. США: Базовые книги.

Google Scholar

Эдельман, Г. М. (1989). Запоминающееся настоящее: биологическая теория сознания. Соединенные Штаты: Основные книги.

Google Scholar

Эдельман, Г. М. (1992). Яркий воздух, сияющий огонь: о материи разума. США: Базовые книги

Google Scholar

Фрейд, С. (1895). Проект научной психологии. Лондон: Hogarth Press.

Google Scholar

Фрейд, С. (1900). Толкование снов. S. E., 4 & 5. Лондон: Хогарт.

Google Scholar

Фрейд, С.(1915). Бессознательное. С. Е. , 14, 166–204. Лондон: Хогарт.

Google Scholar

Фристон К., Левин М., Сенгупта Б. и Пеццуло Г. (2015). Зная свое место: подход к регулированию паттернов, основанный на свободной энергии. J. R. Soc. Интерфейс 12: 20141383. DOI: 10.1098 / rsif.2014.1383

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлахер, С. (2005). Динамические модели схематических процессов тела. Adv. Сознательный. Res. 62, 233–250. DOI: 10.1075 / aicr.62.15gal

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хассон, У., Чен, Дж., И Хани, К. Дж. (2015). Иерархическая процессная память: память как неотъемлемый компонент обработки информации. Trends Cogn. Sci. 19, 304–313. DOI: 10.1016 / j.tics.2015.04.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хе, Б. Дж., Земпель, Дж. М., Снайдер, А. З. и Райхл, М. Е. (2010). Временные структуры и функциональное значение безмасштабной мозговой деятельности. Нейрон 66, 353–369. DOI: 10.1016 / j.neuron.2010.04.020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг, З., Обара, Н., Дэвис, Х. Х. 4-й, Покорный, Дж., И Нортофф, Г. (2016). Временная структура мозговой активности в состоянии покоя в медиальной префронтальной коре предсказывает самосознание. Neuropsychologia , 82, 161–170. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2016.01.025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернберг, О.Ф. (1984). Тяжелые расстройства личности: психотерапевтические стратегии. Нью-Хейвен, Коннектикут: Йельский университет.

Google Scholar

Колвоорт, И. Р., Вайнио-Теберж, С., Вольф, А., и Нортофф, Г. (2020). Временная интеграция как «общая валюта» мозга и немасштабируемая активность в ЭЭГ в состоянии покоя коррелируют с эффектами временной задержки на самооценку. Гум. Brain Mapp. 41, 4355–4374. DOI: 10.1002 / HBM.25129

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лойзингер-Болебер, М.(2018). Обретение тела в сознании: воплощенные воспоминания, травмы и депрессия. Соединенное Королевство: Рутледж.

Google Scholar

Линкенкаер-Хансен, К., Никулин, В. В., Палва, Дж. М., и Илмониеми, Р. Дж. (2001). Долгосрочные временные корреляции и масштабное поведение в колебаниях человеческого мозга. J. Neurosci. 21, 1370–1377. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.21-04-01370.2001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Логотетис, Н.К., Мураяма Ю., Аугат М., Штеффен Т., Вернер Дж. И Эльтерманн А. (2009). Как не изучать спонтанную активность. NeuroImage 45, 1080–1089. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2009.01.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маклин, П. Д. (1990). Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях. Германия: Springer Science and Business Media.

Google Scholar

Муччи, К. (2013). За пределами индивидуальной и коллективной травмы: передача из поколения в поколение, психоаналитическое лечение и динамика прощения. Соединенное Королевство: Рутледж.

Google Scholar

Муччи, К. (2018). Пограничные органы: терапия регуляции влияния при расстройствах личности (серия Нортона по межличностной нейробиологии). США: WW Norton and Company.

Google Scholar

Муччи, К. (2019). Травматизация Через человеческую волю: «воплощенное свидетельство» имеет важное значение в лечении выживших. Am. J. Psychoanal. 79, 540–554. DOI: 10.1057 / s11231-019-09225-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Муччи, К., и Скалабрини А. (2021). Травматические эффекты, выходящие за рамки диагноза: влияние диссоциации на систему разум-тело-мозг. Психоанал. Psychol. doi: 10.1037 / pap0000332 [Epub перед печатью]

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, Г. (2011). Нейропсихоанализ на практике: мозг, себя и объекты. Соединенное Королевство: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Northoff, Г. (2012a). Психоанализ и мозг — почему фрейд отказался от нейробиологии? Фронт.Psychol. 3:71. DOI: 10.3389 / fpsyg.2012.00071

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G. (2012b). Разум Иммануила Канта и состояние покоя мозга. Trends Cogn. Sci. 16, 356–359. DOI: 10.1016 / j.tics.2012.06.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, Г. (2014a). Разблокировка мозга. Кодирование. Vol. 1. United Kingdom: Oxford University Press.

Google Scholar

Northoff, G.(2014b). Разблокировка мозга. Сознание. Vol. 2. Соединенное Королевство: Oxford University Press

Google Scholar

Northoff, Г. (2016). Является ли самость высшей или фундаментальной функцией мозга? «Базовая модель самоспецифичности» и ее кодирование спонтанной активностью мозга. Cogn. Neurosci. 7, 203–222. DOI: 10.1080 / 17588928.2015.1111868

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G.(2017). Личностная идентичность и структура средней линии коры головного мозга (CMS): трансформируются ли временные особенности нейронной активности CMS в «непрерывность»? Psychol. Inq. 28, 122–131. DOI: 10.1080 / 1047840X.2017.1337396

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, Г. (2018). Спонтанный мозг: от разума-тела к проблеме мирового мозга. США: MIT Press.

Google Scholar

Northoff, G., и Panksepp, J. (2008). Межвидовая концепция «я» и подкорково-кортикальная срединная система. Trends Cogn. Sci. 12, 259–264. DOI: 10.1016 / j.tics.2008.04.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Bermpohl, F., Schoeneich, F., and Boeker, H. (2007). Как наш мозг представляет собой защитные механизмы? Нейробиология и психоанализ от первого лица. Psychother. Психосом. 76, 141–153. DOI: 10.1159 / 000099841

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Heinzel, A., Де Грек, М., Бермпол, Ф., Добровольный, Х., и Панксепп, Дж. (2006). Самореферентная обработка в нашем мозгу — метаанализ визуализационных исследований самого себя. NeuroImage 31, 440–457. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.12.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., и Huang, Z. (2017). Как время и пространство мозга опосредуют сознание и его различные измерения? Темпоро-пространственная теория сознания (ТТК). Neurosci.Biobehav. Ред. 80, 630–645. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2017.07.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Qin, P., and Feinberg, T. E. (2011). Мозговая визуализация самооценки — концептуальные, анатомические и методологические вопросы. Сознательное. Cogn. 20, 52–63. DOI: 10.1016 / j.concog.2010.09.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Wainio-Theberge, S., and Evers, K. (2020a).Является ли временно-пространственная динамика «общей валютой» мозга и разума? В поисках «пространственно-временной неврологии». Phys Life Ред. 33, 34–54. DOI: 10.1016 / j.plrev.2019.05.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Wainio-Theberge, S., and Evers, K. (2020b). Пространственно-временная нейробиология — что это и зачем она нам нужна. Phys Life Ред. 33, 78–87. DOI: 10.1016 / j.plrev.2020.06.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Панксепп, Ю.(1998). Подсознательные субстраты сознания: аффективные состояния и эволюционные истоки личности. J. Сознание. Stud. 5, 566–582.

Google Scholar

Панксепп Дж. (2012). Что такое эмоциональное чувство? Уроки об аффективном происхождении из межвидовой нейробиологии. Motiv. Эмот. 36, 4–15. DOI: 10.1007 / s11031-011-9232-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Панксепп Дж., Бивен Л. (2012). Археология разума: нейроэволюционное происхождение человеческих эмоций (серия Нортона по межличностной нейробиологии). США: WW Norton and Company.

Google Scholar

Прзирембель, М., Смоллвуд, Дж., Пауэн, М., и Сингер, Т. (2012). Освещение темной материи социальной нейробиологии: рассмотрение проблемы социального взаимодействия с философской, психологической и нейробиологической точек зрения. Фронт. Гм. Neurosci. 6: 190. DOI: 10.3389 / fnhum.2012.00190

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цинь П., Ван М. и Нортофф Г.(2020). Связывание состояний тела, окружающей среды и психики в трехуровневой модели «Я» на основе метаанализа. Neurosci. Biobehav. Ред. 115, 77–95. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2020.05.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ростами С., Боржали А., Эскандари Х., Ростами Р. и Нортофф Г. (2021 г.). Новый подход к блужданию ума у ​​пациентов с большим депрессивным расстройством и биполярным расстройством: имеет ли значение направление мыслей? Внутр.J. Behav. Sci. 15, 66–72. DOI: 10.30491 / ijbs.2021.250747.1383

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скалабрини А., Эбиш С. Дж. Х., Хуанг З., Ди Плинио С., Перруччи М. Г., Романи, Г. Л. и др. (2019). Спонтанная активность мозга позволяет прогнозировать активность, вызванную заданием. Сравнение одушевленных и неодушевленных прикосновений. Cereb. Cortex 29, 4628–4645. DOI: 10.1093 / cercor / bhy340

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скалабрини, А., Huang, Z., Mucci, C., Perrucci, M.G., Ferretti, A., Fossati, A., et al. (2017). Как спонтанная активность мозга и нарциссические особенности формируют социальное взаимодействие. Sci. Отчет 7: 9986. DOI: 10.1038 / s41598-017-10389-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скалабрини А., Муччи К., Анджелетти Л. Л. и Нортофф Г. (2020c). Самость и ее мир: нейроэкологический и временно-пространственный анализ экзистенциального страха. Clin. Нейропсихиатрия 17, 46–58.DOI: 10.36131 / Clinicalnpsych30200203

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скалабрини А., Муччи К., Эспозито Р., Дамиани С. и Нортофф Г. (2020b). Диссоциация как расстройство интеграции — По следам Пьера Жане. Prog. Neuro-Psychopharmacol. Биол. Психиатрия 101: 109928. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2020.109928

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скалабрини А., Муччи К. и Нортофф Г. (2018). Связано ли наше «я» с личностью? Нейропсиходинамическая модель. Фронт. Гм. Neurosci. 12: 346. DOI: 10.3389 / fnhum.2018.00346

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скалабрини А., Вай Б., Полетти С., Дамиани С., Муччи К., Коломбо К. и др. (2020a). Все дороги ведут к сети режима по умолчанию — глобальному источнику отклонений DMN при большом депрессивном расстройстве. Нейропсихофармакология 45, 2058–2069. DOI: 10.1038 / s41386-020-0785-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скалабрини, А., Сюй Дж. И Нортофф Г. (2021 г.). Что COVID ‐ 19 говорит нам о себе: глубокие интерсубъективные и культурные слои нашего мозга. Psychiatry Clin. Neurosci. 75, 37–45. DOI: 10.1111 / pcn.13185

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шактер Д. Л., Аддис Д. Р., Хассабис Д., Мартин В. К., Спренг Р. Н. и Шпунар К. К. (2012). Будущее памяти: запоминание, воображение и мозг. Нейрон 76, 677–694. DOI: 10.1016 / j.neuron.2012.11.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смоллвуд, Дж., Бернхардт, Б.С., Лич, Р., Бздок, Д., Джеффрис, Э., и Маргулис, Д.С. (2021). Сеть режима по умолчанию в познании: топографическая перспектива. Nat. Rev. Neurosci. , 22, 503–513. DOI: 10.1038 / s41583-021-00474-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смоллвуд Дж. И Скулер Дж. У. (2015). Наука блуждания разума: эмпирическое управление потоком сознания. Annu. Rev. Psychol. 66, 487–518. DOI: 10.1146 / annurev-psycho-010814-015331

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Солмс, М.(2020). Новый проект по научной психологии: общая схема. Нейропсихоанализ 22, 5–35. DOI: 10.1080 / 15294145.2020.1833361

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Солмс, М. (2021). Скрытый источник: путешествие к источнику сознания. США: WW Norton and Company.

Google Scholar

Солмс, М., Фристон, К. (2018). Как и почему возникает сознание: некоторые соображения из физики и физиологии. J. Сознание. Stud. 25, 202–238.

Google Scholar

Спаньоло Р. и Нортофф Г. (2021 г.). Динамическое Я в Психоанализе. Нейробиологические основы и клинические случаи. New YorkRoutledge. DOI: 10.4324 / 9781003221876

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стрейчи, Дж. (1961). Введение редактора. Германия: Springer, 3–11.

Google Scholar

Танабэ, С., Хуанг, З., Чжан, Дж., Чен, Ю., Fogel, S., Doyon, J., et al. (2020). Измененный глобальный сигнал мозга во время физиологических, фармакологических и патологических состояний бессознательного состояния у людей и крыс. Анестезиология 132, 1392–1406. DOI: 10.1097 / ALN.0000000000003197

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цакирис, М. (2017). Мультисенсорная основа самости: от тела к идентичности и другим. Q. J. Exp. Psychol. 70, 597–609. DOI: 10.1080 / 17470218.2016.1181768

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вольф, А., Ди Джованни, Д. А., Гомес-Пилар, Дж., Накао, Т., Хуанг, З., Лонгтин, А. и др. (2019). Временная подпись себя: временные измерения ЭЭГ в состоянии покоя предсказывают самосознание. Гум. Brain Mapp. 40, 789–803. DOI: 10.1002 / HBM.24412

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йешурун, Ю., Нгуен, М., и Хассон, У. (2021 г.). Сеть режима по умолчанию: где своеобразное «я» встречается с общим социальным миром. Nat. Rev. Neurosci. 22, 181–192.DOI: 10.1038 / s41583-020-00420-w

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан Дж., Хуанг З., Тумати С. и Нортофф Г. (2020). Задача отдыха модуляция топографии глобального сигнала, полученного с помощью фМРТ, опосредуется временными паттернами коактивации. PLoS Biol. 18: e3000733. DOI: 10.1371 / journal.pbio.3000733

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

PsycheSpot -Что означает «Психея»?

Понимание того, как работает разум, может дать нам представление о том, как управлять своими мыслями или эмоциями.Однако попытка определить значение The Psyche может оказаться непростой задачей. В конце концов, как вы можете объяснить то, чего на самом деле не видите?

Американская психологическая ассоциация определяет для психики разум в целом . Но что именно означает «разум в целом»? Означает ли это, что разум разделен на разные части, которые, если сложить их, составляют единое целое?

Давайте пройдемся по переулку истории, , чтобы увидеть, как разные философы и психологи определяли психику.

Психика Значение

Изучение того, как работает разум, обсуждалось еще во времена Платона (400 лет до Рождества Христова) . Он определил психику как сущность человека. Точно так же другие философы, такие как Гиппократ и Декарт, рассматривали мозг как «вместилище души». В любом случае, Психея широко определяется как «разум, дух или душа» , и каждое слово использовалось взаимозаменяемо для определения одного и того же понятия.

Именно благодаря Вильхему Вундту, основоположнику психологии, структура психики стала изучаться научным образом . Он считал, что психику можно научно изучить с помощью интроспекции, которую можно проводить, наблюдая за собственным сознанием или осознанием. Финансирование его экспериментальной лаборатории в 1879 заложило основу для будущих эмпирических исследований психики.

Теперь можно ответить на вопросы о психике, используя научные данные.Так развивалась наука психология. По мере того, как начали появляться разные области психологии, появились и разные взгляды на то, что означает психика.

Психика Значение (психоанлитическая перспектива)

Зигмунд Фрейд

В конце 1800-х годов Зигмунд Фрейд начал свои исследования психики. Его открытие бессознательного произвело революцию в психологии.

Согласно Фрейду, в психике есть три состояния сознания:

Бессознательное

Бессознательное → Таинственная и секретная «сторона» разума, хранящая контент, который может или не может быть вредным для нашей сознательной «стороны».Примером могут служить травматические переживания из раннего детства, такие как жестокое обращение с детьми или пренебрежение ими.

Содержимое бессознательного может никогда не осознать, хотя цель психоаналитической терапии — добиться этого. Подавляя Предсознательное посредством аналитической работы, это содержание может стать сознательным. Когда это происходит, это содержание сначала проходит через предсознание.

Если вы хотите получить доступ к своей бессознательности , щелкните по этой ссылке.

Подсознание Эмоции разные! Они могут переходить прямо из бессознательного в сознательное или наоборот!

Подсознание → Как мост в сознание. В этом состоянии ума можно осознать идеи, приложив определенные усилия. Например, вы пытаетесь вспомнить номер телефона друга или обдумываете ответы на экзамен.

Сознание

Сознание → Каждая мысль, чувство или ощущение, которые мы четко осознаем и к которым имеем прямой доступ.Фрейд считает эту часть мозга просто «верхушкой айсберга», поскольку она составляет лишь очень минимальную часть умственной деятельности в психике.

Бессознательные силы

В бессознательном мы можем найти скрытые «силы» или структуры, которые своим динамическим взаимодействием составляют каждую из наших уникальных личностей. Эти структуры играют наиболее важные и определяющие роли в психике, поскольку они сильно влияют на наши мысли и действия.

Фрейд назвал эти структуры: Ид, Эго и Суперэго.

Идентификатор

Первая структура, , идентификатор — это чистая психическая энергия. В этом состоянии ума оживают все человеческие импульсы и основные человеческие импульсы. Это полностью и совершенно бессознательно. Фактически, это первичная структура, потому что она единственная существующая, когда мы рождаемся. Младенцами движут только потребности и импульсы.

Фрейд особо подчеркивает, что эти потребности и импульсы, такие как секс, агрессия и удовольствие, оказывают сильное влияние на каждую уникальную личность.

Эго

Фрейд затем описывает Эго как явление, которое материализуется, как только мы начинаем взаимодействовать с внешним миром. Это внешнее влияние конструирует Эго или, другими словами, личность. В отличие от Ид, оно является сознательным, однако наиболее значимая и определяющая деятельность, происходящая в Эго, является бессознательной. Эти бессознательные силы внутри Эго контролируют Оно и решают, что станет сознательным, а что останется бессознательным.

Насколько сильно эго, будет зависеть от взаимодействия человека с его родительскими фигурами во время взросления. Если родители позволяют детям саморегулировать свои эмоции с самого раннего возраста, они приобретают внутреннюю силу. Если ребенок не может вернуть себе независимость или, другими словами, отличить себя от одного из родителей, он вырастет в зависимости от внешних факторов, которые заставят его чувствовать себя «завершенным». Это еще одно определение созависимости.

Суперэго

Третье явление, Суперэго , исходит из Эго. Это требует высокой умственной активности, как сознательной, так и бессознательной. Другим словом для Суперэго может быть «самокритика», и оно порождает внутреннее чувство вины, которое иногда может мешать психическому благополучию. (Это может вызвать депрессию и / или заниженную самооценку). Насколько сильным будет голос самокритики, будет зависеть от того, насколько жесткими или обидными были авторитетные фигуры с вами в период взросления.

Взаимодействие сил

Эго функционирует как баланс между Идентификатором и Супер-Эго. Ид требует немедленного удовлетворения ради удовольствия, в то время как Суперэго пытается следовать моральному принципу, контролируя или подавляя Ид. Не зная, чьей стороне подчиняться, Эго переживает внутренний конфликт , что приводит к тревоге.

Чтобы защитить себя от тревоги, Эго конструирует защитные механизмы, такие как вытеснение (удаление тревожных мыслей из сознания) и сублимация (преобразование неуместных импульсов в социально приемлемые).Примером подавления может быть потеря памяти о травмирующем опыте. Примером сублимации может быть направление гнева на упражнения или любую другую общественно приемлемую практику.

Карл Юнг

В своей публикации Структура и динамика психики, Карл Юнг, как и Зигмунд Фрейд, внесли вклад, который помог сформировать то, как структура человеческого разума рассматривается сегодня. Его статьи о бессознательном могут показаться противоречащими идеям Фрейда.Тем не менее, они считаются дополнительными по отношению к некоторым.

Как и Фрейд, Юнг считал, что сознание — это часть разума, в которой хранится все, что мы осознаем. По его словам, этим руководит Эго. Он также считал, что Эго контролирует то, что остается бессознательным, в том, что он назвал личным бессознательным.

То, что существенно отличает теории Юнга от теорий Фрейда, основано на коллективном бессознательном, которое он считает истинной основой индивидуальной психики .По его словам, коллективное бессознательное хранит инстинктивные шаблоны или архетипы, которые были переданы как наследие предков. Они коллективны, потому что их разделяют все люди.

Затем Юнг утверждает, что бессознательное выражается мифическим образом. Это означает, что наше бессознательное говорит символически и использует визуальные представления, известные в мифологии. Эти визуальные паттерны не приобретены, а унаследованы «из сумрак прошлого».

Бессознательное, как совокупность всех архетипов, является хранилищем всего человеческого опыта вплоть до самых отдаленных его истоков.

Карл Юнг

Бессознательное также является источником инстинктивного поведения человека. Хотя архетипы являются общими для всех людей, каждый человек выражает их по-разному. Его взаимодействие с индивидуальным опытом приводит к формированию уникальных наборов личностей.

Психоаналитический подход к психологии

Правдивость психоаналитического подхода к психологии подвергалась сомнению с момента появления первых теорий в конце 1800-х годов.

Во-первых, теории Фрейда и Юнга основаны на субъективных наблюдениях за своими пациентами. Они разрабатывают несколько гипотез, но не имеют конкретных научных доказательств, подтверждающих их гипотезы.

С другой стороны, психоанализ описывает «как», но не «когда» человеческого поведения или эмоции. С помощью этих теорий вы можете выяснить, почему кто-то расстроен или зол, но не предсказать, когда эти чувства могут возникнуть.

Кроме того, акцент Фрейда на том, как секс и агрессия влияют на личность человека, широко критиковался другими учеными в этой области.Также ставится под сомнение, является ли влияние родителей в раннем детстве определяющим фактором в формировании личности. Несмотря на то, что это может иметь решающее значение, это не единственный определяющий фактор.

Итак, психоаналитические основы не могут быть основаны на поддающихся проверке наблюдениях. То, как он описывает психику , может не иметь сильного эмпирического основания. Однако его применение при психических расстройствах может быть очень эффективным.

Почему психоанализ действительно помогает

Согласно психоанализу, некоторые эмоции или идеи иногда прячутся в бессознательном из-за эмоциональной боли, которую они могут вызвать, если бы находились в сознании.Бессознательные силы в психике изо всех сил стараются скрыть эти эмоции или мысли. Однако они должны как-то выйти! И они действительно проявляются в виде физической боли, недугов или эмоциональных расстройств. Фактически, боль и другие сильные эмоции могут даже сформировать личность человека. Сколько багажа у человека, легко определяет уровень его токсичности.

Чтобы решить эту проблему, эти скрытые эмоции должны ожить. Один из первых шагов к достижению психического благополучия — это выпустить наружу неизведанное.Фрейд был твердо убежден в том, что разговор действительно лечит . В то же время Юнг считал, что для достижения психического благополучия важно интегрировать бессознательное и сознательное царства человеческого разума. Этот процесс называется индивидуацией и также известен как путь самопознания или поиск целостности . Неспособность достичь индивидуализации уступает место фрагментированной личности и может вызвать психологические расстройства.

Знание своей тьмы — лучший способ справиться с тьмой других людей.Просветление достигается не путем воображения светящихся фигур, а путем осознания тьмы. Самое страшное — полностью принять себя. Ваши видения станут ясными только тогда, когда вы сможете заглянуть в собственное сердце. Кто смотрит наружу, мечтает; кто заглядывает внутрь, просыпается .

Карл Юнг

Психика Значение ( Поведенческая перспектива)

Бихевиоризм резко вырос в начале 1900-х годов как ответ на психоаналитические теории.Это легко можно рассматривать как «обратную сторону медали». Бихевиористы считали разум слишком абстрактным и сложным, чтобы даже беспокоиться о его изучении. Они думали, что нет средств для объективного анализа ума. Они также критикуют неспособность психоанализа предсказывать поведение.

По мнению бихевиористов, действия человека контролируются средой, а не разумом. Вот почему они сосредоточили свои исследования на наблюдении за поведением человека. Они рассматривали разум как «черный ящик» (O).Это сущность, которую невозможно объяснить, и которая служит единственной цели преобразования стимула (S) в реакцию (R)

Стимул (S) в окружающей среде заставляет организм (O) производить ответ (R).

Его применение в современной психологии включает использование подкреплений для усиления поведения и наказаний для уменьшения частоты поведения. Он широко используется для изменения поведения детей, а также как инструмент, способствующий обучению детей.

Психика Значение ( Когнитивная Перспектива)

Бихевиоризм вскоре столкнулся с подъемом когнитивной психологии в 1960-х годах. Взгляд когнитивных психологов на то, как работает психика, сильно отличается от взглядов бихевиористов и психоаналитиков. Их точка зрения гораздо больше сосредоточена на изучении обработки информации. Они сравнивают разум с компьютером и подчеркивают умственные процессы для объяснения восприятия, памяти и внимания, а также овладения языком.

Развитие когнитивной психологии имело решающее значение в современной психологии из-за ее огромного вклада в обучение. Понимание психических процессов, таких как память и внимание, а также того, как эмоциональное благополучие влияет на получение знаний, было необходимо для улучшения преподавания и обучения в целом.

Когнитивная психология также смогла дополнительно изучить, как работает разум, объединив свои силы с нейробиологией. В рамках Neuropsychology можно изучить мозг и то, как он влияет на познание и поведение человека, с помощью передовых технологий, таких как ПЭТ, компьютерная томография и МРТ.Эти снимки мозга могут дать точную картину происходящих психических процессов.

В заключение…

Значение для психики было определено в любой форме и с разных точек зрения и под разными углами зрения. Это очень сложная и абстрактная концепция, однако представление о том, как функционирует разум, дает нам некоторый контроль над нашими мыслями, эмоциями и обучением.

Сказав это, мы можем сделать вывод, что первый шаг к психическому благополучию — это определение того, как он работает.Понимая основные эмоции, их происхождение и наши уникальные умственные процессы, мы можем определить, что нас запускает, а также то, что полезно для нас. Заглянув в наш внутренний мир и наблюдая, как он реагирует на внешние факторы, мы можем регулировать свои эмоции и обрабатывать свои мысли здоровым образом.

Если вы хотите заглянуть в свое бессознательное и лучше понять свою психику, загрузите нашу БЕСПЛАТНУЮ рабочую книгу по самосознанию!

Загрузите эту статью в формате PDF.


Как сделать ссылку на эту статью

Pelaez.S (2020). Что означает Психея? PsycheSpot https://www.psychespot.com/mental-awareness/what-does-the-psyche-mean?/


Стиль APPA Каталожные номера

Association, A. P. (10 de 06 de 2020). Американская психологическая ассоциация . Американская психологическая ассоциация: https://dictionary.apa.org/psyche

Джонс, Д., Вирт, Дж.М. и Шварц М. (ред.). (2009). Дар логоса: Очерки континентальной философии . Издательство Кембриджских ученых.

Friedenberg, J., & Silverman, G. (2011). Когнитивная наука: введение в изучение психики . Мудрец.

Юнг, К.Г. (2014). Структура и динамика психики . Рутледж.

Фрейд, С. (1915). Бессознательное . SE, 14: 159-204 .

Фрейд, С.(1923). Эго и Ид. Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда, том XIX (1923-1925): Эго и ид и другие работы, 1-66

Изображение hainguyenrp с сайта Pixabay

Психея. Определение. Функции разума

Экстрасенс — это функция мозга, которая заключается в выражении через определенные образы объективной реальности. На основе этих изображений осуществляется регулирование жизнедеятельности организма.Психология, в свою очередь, занимается изучением свойства мозга, заключающегося в мысленном отражении действительности, результатом которого является формирование образов. Они необходимы для регуляции взаимодействия организма и окружающей его среды.

Формы мысленного отражения в виде образов составляют содержание психики. Образы формируются у разных людей по-разному. Во многом то или иное проявление зависит от знаний, опыта, интересов, потребностей и так далее.Проще говоря, психика — это субъективное отражение существующего объективного мира. В этом случае субъективный характер выражения неверен. Объективное отражение действительности обеспечивается проверкой личной и социально-исторической практики.

Психика есть и у животного, и у человека. Однако в последнем он также обозначается понятием «сознание». При этом само понятие «психика» шире, чем «сознание», поскольку включает в себя сферу сверхсознания и подсознания.В связи с этим структура субъективного выражения включает несколько компонентов. Итак, в качестве компонентов составляют процессы, качества, состояния и свойства психики.

К последним относятся устойчивые проявления, имеющие генетическую природу. Они передаются по наследству и практически не меняются в течение жизни. К свойствам психики относятся характеристики нервной системы: сила, устойчивость клеток к длительному возбуждению или раздражению, скорость перехода из одного состояния в другое (от торможения к возбуждению, например), равновесие.Подвижность определенных нервных процессов, относительная степень сбалансированности феномена торможения возбуждения, лабильность (гибкость изменений под действием разных раздражителей), резистентность (степень устойчивости к воздействию раздражителей неблагоприятного характера). также следует отнести к этой категории.

Психические процессы — это устойчивые образования, возникающие и развивающиеся под воздействием внешних факторов. В эту категорию входят такие процессы, как восприятие, ощущение, мышление, представление, воображение, воля, эмоции, внимание.

К умственным качествам относят образование, отличающееся относительной устойчивостью и возникающее под влиянием воспитательно-воспитательных мероприятий и жизнедеятельности. Наиболее ярко эти качества представлены в человеческом характере.

Кроме всего прочего, есть еще и функции психики. Специалисты выделяют три основные задачи.

  1. Осознание человеком своего положения в окружающем мире.
  2. Отражает влияние условий окружающей среды.
  3. Регулирование деятельности и поведения.

Следует отметить, что для второй функции психики характерны постоянные изменения. Другими словами, выражение отношения человека к действительности — процесс довольно сложный, а не однонаправленный и непротиворечивый. Кроме того, для этой функции психики существует определенное преломление в процессе выражения индивидом своего отношения к реальности. Как правило, человек передает информацию через сознание, при этом задействуются ранее разработанные условия и особенности.В связи с этим одно и то же внешнее воздействие, благодаря этой функции психики, может выражаться по-разному разными людьми, а в некоторых случаях по-разному и одним человеком, в зависимости от условий, в которых оно находится в одно время. или другой .

Мозг Фрейда | Психология сегодня

Источник: «Brain Illustration» Дениз Вавжиняк, лицензия CC BY-NC 4.0

Как известно, Фрейд разделил человеческую психику на три функциональные части: ид, эго и суперэго.Ид — это «темный», «недоступный» (бессознательный), нерациональный компонент психики, ищущий удовольствия. Супер-эго, с другой стороны, — это моральная совесть, возникающая из внутреннего родительского авторитета. Его требования абсолютистичны и непреклонны. , и, следовательно, вступает в конфликт с капризным ид. Соответственно, функция эго заключается в разрешении этого внутреннего конфликта таким образом, чтобы оно могло удовлетворять свои влечения социально / морально приемлемым образом. Для выполнения последней функции эго поддерживает понимание на реальности (внешнем мире), перемещаясь по истокам реальности, чтобы выполнить свою функцию.

Примечательно, что Фрейд начал свою карьеру невролога с большим интересом к обоснованию своего психодинамического подхода на работе человеческого мозга. К сожалению, Фрейд так и не достиг этой цели, потратив львиную долю своего времени на клинические исследования в развитие своей психоаналитической теории. Однако с быстро развивающейся областью нейропсихологии, поддерживаемой такими технологиями, как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), функциональный анализ человеческой психики с точки зрения человеческого мозга становится все более осуществимым.

Соответственно, цель этого блога — предложить возможные мозговые субстраты для трехчастного деления человеческой психики Фрейдом путем согласования конкретных функций определенных областей мозга с функциями ид, эго и суперэго на основе соответствующих фМРТ, повреждений и транскраниальных магнитных полей. исследования стимуляции (ТМС).

Миндалевидное тело как Id

В своем эссе «За пределами принципа удовольствия» Фрейд утверждает:

В психоаналитической теории разума мы считаем само собой разумеющимся, что ход психических процессов автоматически регулируется принципом удовольствия: то есть мы полагаем, что любой данный процесс возникает из неприятного состояния напряжения, и вследствие этого определяет для себя такой путь, что его окончательная проблема совпадает с ослаблением этого напряжения, т.е.е. с избеганием боли или с получением удовольствия.

Приведенное выше описание Фрейдом «принципа удовольствия» кратко совпадает с функцией подкорковой (и, следовательно, нерациональной) области человеческого мозга, называемой миндалевидным телом. Эта область мозга традиционно ассоциируется со страхом в ответ на опасность окружающей среды. Этот ответ включает передачу сообщений в ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники, увеличивая сердечно-респираторную активность и активность периферической («симпатической») нервной системы, подготавливая тело к «борьбе или бегству».«Здесь такая автоматическая, бессознательная реакция на опасность отслеживает функцию Фрейдовского ид, заключающуюся в избегании боли.

Более того, более поздние исследования показывают, что функция миндалины «… выходит за рамки кодирования отталкивающих стимулов, но также кодирует аппетит, требуя оценки того, что миндалевидное тело опосредует как аппетитное, так и пугающее поведение посредством различных психологических процессов».

Согласно Фрейду, «все инстинкты имеют своей целью восстановление прежнего состояния.«В случае удовольствия стремление к повторению опытов, порождающих удовольствие. Соответственно, миндалевидное тело, похоже, удовлетворяет этому фрейдистскому представлению. Была выдвинута гипотеза, что «миндалевидное тело функционирует как запоминающее устройство, связывая нейтральные стимулы с« мотивационно релевантными »стимулами, такими как еда, секс или опасность», тем самым создавая связи «стимул-ответ», основанные на вознаграждении и наказании. не только согласуется с трактовкой Фрейдом принципа удовольствия, присущего функции Ид, но и воплощает саму его природу.

Вентромедиальная префронтальная кора как Суперэго

Несколько исследований последовательно связывают моральные суждения с корковой областью мозга, известной как вентромедиальная префронтальная кора (VMPFC). Эта область мозга имеет реципрокные нейронные связи с миндалевидным телом и тесно связана с контролем над эмоциями. Следовательно, он готов служить источником «конфликта» с «ид» миндалевидного тела. Клинические исследования также указывают на большое участие VMPFC в «связанной с чувством вины аффективной обработке», тем самым дополнительно выделяя эту область мозга как вероятный субстрат для суперэго.

Согласно одному исследованию, другие области мозга, связанные с абстрактными рассуждениями и когнитивной переоценкой, участвуют в принятии моральных решений в случае сложных моральных дилемм, связанных с личным самопожертвованием. Одной из таких областей мозга является дорсолатеральная префронтальная кора (DLPFC).

В ходе исследования испытуемым был представлен сценарий войны, в котором плачущий ребенок подвергал опасности жизни многих горожан, которые прятались от врага. Во время наблюдения с помощью фМРТ испытуемых просили определить, будет ли в этой ситуации морально приемлемым душить собственного ребенка.

Субъекты, которые считали такой ответ подходящим, имели большую активность в своем DLPFC, чем субъекты, которые считали такой ответ неуместным, независимо от затрат. Последнее отражает абсолютистские идеи морали, сродни тому, что идентифицировано во фрейдистском суперэго. В самом деле, тот факт, что у субъектов, которые сочли эту меру подходящей, была повышенная активность DLPFC, предполагает корректировку или переоценку безусловного осуждения такого действия, совершаемого активностью Супер-Эго, происходящей в VMPFC.Это поддерживает врожденную тенденцию последнего региона поддерживать абсолютистский взгляд на мораль, подобный взглядам фрейдистского суперэго, если только его не сдерживает эго DLPFC.

Основные статьи по фрейдистской психологии

Дальнейшее подтверждение этой гипотезы получено в другом исследовании, в котором использовался тот же сценарий «плачущего ребенка» с нарушением правильного DLPFC у субъектов. В этом случае нарушение посредством повторяющейся TMS, как правило, вызывало у испытуемых обреченную на провал «неутилитарную» реакцию; то есть решение позволить всем умереть, включая ребенка.

Еще одно подтверждение приходит из других исследований, которые демонстрируют роль DLPFC в принятии более гибких моральных решений. В одном исследовании испытуемые оценили 40 моральных и 20 неморальных (контрольных) сценариев, чтобы определить, было ли рассматриваемое действие морально правильным или неправильным, и будут ли они, учитывая затраты и выгоды каждого, продолжать действовать в реальной жизни даже если они думали, что это неправильно. Во время занятия испытуемым делали снимки МРТ.

Результаты показали повышенную активность DLPFC и другой области коры, височно-теменного перехода, у субъектов, которые были более гибкими в своих ответах.Это исследование, наряду с другими, процитированными здесь, предполагает естественную тенденцию VMPFC, когда она не модулируется DLPFC во взаимодействии с другими ассоциированными областями, к жесткости и, таким образом, сродни фрейдистскому суперэго.

DLPFC как Ego

Вышеупомянутая переоценка DLPFC сродни функции фрейдистского эго. DLPFC также ассоциируется с индуктивными рассуждениями, которые включают в себя логические выводы о внешнем мире.Он играет роль в формировании правил, основанных на опыте («Все лимоны кислые») и в применении этих правил (избегая сосания лимона). Следовательно, его профиль делает его жизнеспособным кандидатом на функцию эго.

Он обладает способностью к мета-познанию, размышлениям о собственном мышлении и перцептивной деятельности, что необходимо для признания собственного существования как «я».

Также было показано, что он активен, когда субъекты пытаются осуществлять «самоконтроль» над употреблением нездоровой пищи.В случае людей с хорошим самоконтролем, когда активность в DLPFC увеличивается, активность в VMPFC снижается, подтверждая роль первого в самоконтроле.

Это не умаляет роли других областей мозга в ограничении VMPFC в принятии моральных решений. Например, некоторые исследования показали, что передняя поясная извилина коры (АКК) также может играть роль в обнаружении или контроле морального конфликта. Таким образом, было бы чрезмерным упрощением утверждать, что DLPFC включает в себя эго или себя, независимо от многофункционального, интегрированного набора нейронных сетей в различных других корковых областях мозга.Тем не менее, похоже, что DLPFC играет важную роль в модуляции DLPFC в принятии моральных решений в сторону большей гибкости. Во фрейдистском контексте это можно интерпретировать как модуляцию суперэго в его отношении к ид во взаимодействии с внешней реальностью.

Заключение

По мере поступления дополнительных данных представленный здесь анализ может быть подтвержден или нет. Однако, основываясь на представленных здесь исследованиях, аргументы в пользу фрейдистского мозга убедительны.Хотя последствия этого предварительного анализа еще предстоит изучить, психодинамическая роль, которую играет теория Фрейда о человеческой психике в психоанализе и других психотерапевтических модальностях, существенна, и поэтому не следует недооценивать значение лечения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.