И п павлов создал: И.П. Павлов и его учение

Автор: | 01.10.1979

Содержание

Павлов Иван Петрович


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Иван Петрович Павлов

Михаил НЕСТЕРОВ (1862-1942). Портрет академика Павлова.
Репродукция с сайта http://lj.rossia.org/users/john_petrov/ 

Павлов Иван Петрович [14(26).9. 1849, Рязань,— 27.2.1936, Ленинград], русский физиолог, академик АН СССР (1907). Нобелевская премия (1904).

Учение Павлова о высшей нервной деятельности сложилось под влиянием материалистических традиций русской философии и развивало идеи И. М. Сеченова. Руководящим для Павлов являлось представление о рефлекторной саморегуляции работы организма, имеющей эволюционно-биологический (адаптивный) смысл. Центральную роль в саморегуляции выполняет нервная система (принцип нервизма). Начав с изучения кровообращения и пищеварения, Павлов перешёл к исследованию поведения целостного организма в единстве внешних и внутренних проявлений, во взаимоотношениях с окружающей средой. Органом, реализующим эти взаимоотношения, служат центры больших полушарий головного мозга — высшего интегратора всех процессов жизнедеятельности, включая психические; тем самым отвергался дуализм духовного и телесного.

В качестве основного акта поведения выступил условный рефлекс (термин введён Павловым), благодаря которому организм приспосабливается к изменчивым условиям существования, приобретая новые формы поведения, отличные от прирождённых безусловных рефлексов. Павлов и его ученики всесторонне исследовали динамику образования и изменения условных рефлексов (процессы возбуждения, торможения, иррадиации и др.), открыв детерминанты многих нервно-психических проявлений (в частности, неврозов как результата «сшибки» процессов возбуждения и торможения). Наряду с условными рефлексами на раздражители, подкрепляемые безусловными, Павлов выделил другие категории рефлексов (ориентировочный, рефлекс свободы, рефлекс цели), объясняющие биологическое своеобразие жизнедеятельности. Павлов преобразовал традиционное учение об органах чувств в учение об анализаторах как целостных «приборах», производящих высший анализ и синтез раздражителей внешней и внутренней среды. Принципиально новым в трактовке этих раздражителей являлся вывод Павлова об их сигнальной функции (идея, восходящая к Сеченову).
Благодаря принципу сигнальности предвосхищается течение будущих событий и поведение организуется соответственно возможным благоприятным или неблагоприятным для организма ситуациям. Выводы Павлова о закономерностях образования условных рефлексов и сигнальной модификации поведения стали одним из истоков кибернетики. Определяя качественное различие между высшей нервной деятельностью человека и животных, Павлов выдвинул учение о двух сигнальных системах. Первые (сенсорные) сигналы взаимодействуют со вторыми (речевыми). Благодаря слову как «сигналу сигналов» мозг отражает реальность в обобщённой форме, вследствие чего радикально изменяется характер регуляции поведения.

Павлов выдвинул также учение о типах высшей нервной деятельности, о «динамическом стереотипе» как, устойчивом комплексе реакций на раздражители и др. Создал международную научную школу. Работы Павлова произвели коренные преобразования в физиологии, медицине и психологии, утвердив детерминистский и объективный подход к исследованию поведения живых существ.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Сочинения: ПСС, т. 1—6, М.—Л., 1951— 522.

Литература: Анохин П. К., И. П. П. Жизнь, деятельность и науч. школа, М.— Л.,1949; Асратян Э. А., И. П. Павлов, Μ., 19812.


Вернуться на главную страницу И.П. Павлова

 

 

Что создал и п павлов. Иван Петрович Павлов: краткая биография

Павлов Иван Петрович стал известен нам прежде всего как физиолог, известный ученый, создавший науку о высшей нервной деятельности, которая имеет огромнейшую практическую ценность для многих наук. Это и медицина, и психология, и физиология, и педагогика, а не только собака Павлова, реагирующая на лампочку усиленным течением слюны. За свои заслуги ученый награжден Нобелевской премией и его именем были названы некоторые учебные заведения, научные институты.

Книги Павлова и в наше время издаются довольно крупными тиражами. Тем, кто еще не знаком с достижениями ученого и не знает кто такой Иван Петрович Павлов, краткая биография поможет исправить это упущение.

Родился будущий светила в Рязани, в семье священнослужителя, в 1849 году. Так как предки Павлова были «церковниками», мальчик был вынужден пойти в духовное училище и в семинарию. Об этом опыте он впоследствии высказывался с теплотой. Но случайно прочитав книгу Сеченова о рефлексах головного мозга, Иван Павлов оставил обучение в семинарии и стал студентом на физико-математическом факультете в Петербурге.

Окончив курс с отличием, он получил ученую степень кандидата естественных наук, и принял решение продолжать обучение в Медико-хирургической академии, с окончанием которой он получил диплом лекаря.

С 1879года Иван Петрович стал заведующим лабораторией при клинике Боткина. Именно там он начал свои исследования пищеварения, которые длились более двадцати лет. Вскорости молодой ученый защитил диссертацию и получил назначение приват-доцента в Академии.

Но предложение от Гейденгайна и Карла Людвига, достаточно известных физиологов, поработать в Лейпциге показалось ему более интересным. Вернувшись через два года в Россию, Павлов продолжил научную деятельность.

Уже к 1890 году его имя стало известным в научных кругах. Одновременно с руководством физиологическими исследованиями в Военно-медицинской академии, он также руководил отделом физиологии в Институте экспериментальной медицины. Научная работа ученого начиналась с изучения сердца и кровеносной системы, но позже ученый посвятил всего себя исследованию пищеварительной системы. Путем многих экспериментов белые пятна в строении пищеварительного тракта стали исчезать.

Основными подопытными ученого были собаки. Павлов хотел понять механизм работы поджелудочной железы, и сделать необходимые анализы ее сока. Для этого, путем проб и ошибок, он вывел наружу часть поджелудочной собаки, и создал так называемую фистулу. Через отверстие сок поджелудочной попадал наружу и был пригоден для исследования.

Следующим этапом стало исследование желудочного сока. Ученый смог сделать фистулу желудка, что раньше никто не мог. Теперь можно было исследовать выделение желудочного сока, его количество и качественные показатели, зависящие от характеристик пищи.

Павлов сделал доклад в Мадриде и там обозначил основные вехи своего учения. Через год, написав о своих исследованиях научный труд, ученый был награжден Нобелевской премией в 1904 году.

Следующим, что привлекло внимание ученого, стала реакция организма, и пищеварительной системы в том числе, на внешние раздражители. Это было первым шагом к изучению условных и безусловных связей – рефлексов. Это было новым словом в физиологии.

Система рефлексов есть у многих живых организмов. Так как человек имеет больший исторический опыт, — его рефлексы богаче и сложнее чем у тех же собак. Благодаря исследованиям Павлова стало возможным проследить процесс их формирования и понять основные принципы работы коры головного мозга.

Бытует мнение, что в послереволюционный период, в годы «разрухи» Павлов оказался за гранью бедности. Но тем не менее, оставаясь патриотом своей страны он отказался от очень выгодного предложения переехать в Швецию для дальнейшей научной деятельности со сто процентным финансированием.

Некоторые исследователи считают, что у ученого просто не было возможности выехать за границу, и он подавал прошения о разрешении ему эмиграции. Через некоторое время, в 1920 году, ученый наконец-то получил от государства давно обещанный институт, где и продолжил свои исследования.

За его исследованиями пристально наблюдала верхушка советской власти и благодаря этой протекции ученый смог осуществить свои давние мечты. При его институтах были открыты клиники, оснащенные новым оборудованием, штат сотрудников постоянно расширялся, финансирование было прекрасным. С того времени также началось регулярное издание трудов Павлова.

Но здоровье ученого в последние годы оставляло желать лучшего. Несколько раз переболев воспалением легких, он нездорово выглядел, сильно уставал и вообще не очень хорошо себя чувствовал. И в 1936 году, после простуды, перешедшей в очередное воспаление легких, Павлов умер.

Вполне может быть, что сегодняшние лекарственные средства и справились бы с болезнью, но тогда медицина еще была на низком уровне развития. Смерть ученого стала крупной потерей для всего научного мира.

Вклад Павлова в науку невозможно переоценить. Он свел в одну плоскость физиологию и психологию, его исследования высшей нервной деятельности дали толчок к развитию разных наук. Имя Ивана Петровича Павлова сейчас знакомо каждому образованному человеку. На этом изложение о жизни и работе ученого считаю возможным завершить, ведь краткая биография Павлова И.П. в достаточной мере освещена.

Ива́нПетро́вичПа́влов(1849- 1936) — один из авторитетнейших учёных России, физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности и представлений о процессах регуляции пищеварения; основатель крупнейшей российской физиологической школы. В 1904 году, Нобелевская премия за исследование функций главных пищеварительных желез была вручена И. П. Павлову, — он стал первым российским Нобелевским лауреатом.

Павлов, как последователь Сеченова, много занимался нервной регуляцией. Павлов более 10 лет посвятил тому, чтобы получить фистулу (отверстие) желудочно-кишечного тракта. Сделать такую операцию было чрезвычайно трудно, так как изливавшийся из кишечника сок переваривал кишечник и брюшную стенку. И. П. Павлов так сшивал кожу и слизистую, вставлял металлические трубки и закрывал их пробками, что никаких эрозий не было, и он мог получать чистый пищеварительный сок на протяжении всего желудочно-кишечного тракта — отслюнной железы до толстого кишечника, что и было сделано им на сотнях экспериментальных животных. Проводил опыты с мнимым кормлением (перерезание пищевода так, чтобы пища не попадала в желудок), таким образом сделав ряд открытий в области рефлексов выделения желудочного сока. За 10 лет Павлов, по существу, заново создал современную физиологию пищеварения.

Павлов ввел в практику хронический эксперимент, позволяющий изучать деятельность практически здорового организма. С помощью разработанного им метода условных рефлексов установил, что в основе психической деятельности лежат физиологические процессы, происходящие в коре головного мозга. Исследования Павловым физиологии высшей нервной деятельности (2-й сигнальной системы, типов нервной системы, локализации функций, системности работы больших полушарий и др.) оказали большое влияние на развитие физиологии, медицины, психологии и педагогики.

В 1921 г. вышло Постановление Совнаркома о создании особых условий для научной деятельности И.П. Павлова. Научная жизнь в его лабораториях стала оживляться. В 1925 г. в Академии наук был создан Институт физиологии, директором которого Павлов оставался до конца жизни. Размах физиологических исследований в нашей стране достиг невиданных размеров. И.П. Павлов стоял во главе всех этих работ. Всемирное уважение к этому человеку было настолько велико, что на XV Международном конгрессе физиологов в 1935 г. он был назван «первым физиологом мира» — такого «титула» не был удостоен ни один ученый. Более 120 Академий, университетов и научных обществ избрали И.П. Павлова своим действительным или почетным членом.

Вся жизнь Павлова была отдана науке. Редкие часы отдыха, которые он себе позволял, использовались для посещения театра, концертов и особенно художественных выставок. Павлов любил русских художников-передвижников, знал и понимал реалистическую живопись, был в близких отношениях с И.Е.Репиным, М.В.Нестеровым, Н.Н.Дубовским и др. В конце жизни он собрал значительную коллекцию картин русских художников.

И.П. Павлов обладал громадным педагогическим талантом. Веселый, доброжелательный, открытый людям, он привлекал их, умел вдохнуть энергию и интерес самым, казалось, апатичным натурам. Эти качества позволили ему создать крупнейшую научную школу в области физиологии.

Исследования Павлова явились эпохой в развитии физиологии; они выдвинули его в ряды классиков естествознания, сделали фигурой, равной Ньютону, Дарвину, Менделееву.

Созданное Павловым учение о нервной высшей деятельности — одно из величайших достижений современного естествознания. Павлов был многогранным ученым. Его выдающиеся исследования по физиологии сердечно — сосудистой системы и особенно его классические исследования в области физиологии пищеварения, снискавшие ему мировое признание и славу создателя этого важного раздела современной физиологии.

Академии наук и научные общества России, Англии, Франции, США, Германии и Италии и других стран мира избрали его своим членом. Научные заслуги Павлова и его высокие человеческие качества привлекали внимание ученых, писателей и других деятелей культуры. За эти годы Павловская условно-рефлекторная тематика стала занимать почетное место не только в программах международных конгрессов физиологов, но и в программах международных конгрессов психологов и психиатров. Во многих странах систематически издаются как монографические работы, так и тематические сборники, посвященные актуальным проблемам учения Павлова. Поистине Павлов стал символом эпохи и путеводной звездой в изучении функций мозга.

Работы Павлова привлекли внимание С. П.Боткина, выдающегося широко образованного клинициста, который был сторонником физиологического направления в клинике. С.П.Боткин стремился связать клиническую работу своих сотрудников- врачей с экспериментальными исследованиями в области физиологии и фармакологии. Поэтому он решил устроить при своей клинике специальную физиологическую лабораторию и организацию этого дела поручил молодому исследователю — Павлову, который и начал работать в этой лаборатории с 1878г. в должности лаборанта (фактически в качестве руководителя лаборатории).

Материал по физиологии пищеварения был обобщен Павловым в «Лекциях о работе главных пищеварительных желез».

За 20лет в лабораториях Павлова в Институте экспериментальной медицины и в Военно-медицинской академии было выполнено и опубликовано свыше 250 научных работ, в том числе около 90 диссертаций.

В эти же годы Павлов принимал активное участие в работе «Петербургского общества русских врачей. В 1892г. он был избран действительным членом, а в 1900г. — почетным членом этого общества. На протяжении 13 лет он был товарищем председателя этого общества и в течение 7 лет его председателем.

Начиная с 1900г. Павлов участвовал в международных конгрессах физиологов, а затем психологов и неврологов. Особенно следует отметить доклад «Экспериментальная психология и психопатологии на животных», здесь впервые Павлов заявил о возможности строго объективного, физиологического анализа явлений, которые до того времени объяснялись только с психологической точки зрения.

В 1901г. Павлов был избран членом-корреспондентом, а в 1907г. -действительным членом Российской академии наук. В 1912г. он получил почетное звание доктора старинного английского университета в Кембридже.

В начале 90-х годов Павлов приступил к изучению физиологии высших отделов центральной нервной системы — коры больших полушарий. Наблюдая, что при различных раздражениях, связанных с пищей, — при виде и запахе ее, звуках, напоминающих о ней, — у животного происходит выделение слюны, секреции желудочного сока и т. д. Физиолог говорил, что причиной секреции в этих случаях является желание пищи, воспоминание о ней, психические переживания животного.

Павлов на протяжении 35 лет изучал рефлекторную функцию головного мозга. Павлов создал свое учение о типах нервной системы. В основу Павловской классификации типов положено индивидуальное различие особенностей нервной системы: сила нервных процессов, их уравновешенность и подвижность. Соответственно этому Павлов признал наличие 4 основных типов нервной системы:

1. Тип сильный, но неуравновешенной нервной системы, которая характеризуется преобладанием возбуждения над торможением («безудержный тип»).

2. Тип сильной уравновешенной нервной системы с большой подвижностью нервных процессов («живой», подвижный тип).

3. Тип сильной уравновешенной нервной системы с малой подвижностью нервных процессов («спокойный», малоподвижный).

В последние годы жизни Павлова его деятельность протекала в трех учреждениях: в разросшемся физиологическом отделе Института экспериментальной медицины, в Физиологическом институте академии наук СССР и на биологической станции в селе Колтуши. Павловские лаборатории были снабжены превосходным оборудованием.Систематическое изложение всего учения об условных рефлексах Павлов дал в 1926г. в труде «Лекции о работе больших полушарий головного мозга».

И.П.Павлов дожил до 86 лет. Он умер от воспаления легких 27 февраля 1936 года. Павлов похоронен в Петербурге наВолковом кладбище рядом с могилой другого великого русского ученого — Д.И.Менделеева.

Во все времена земля русская славилась талантливыми людьми, которые были способны совершить как воинский подвиг, так и великое научное открытие. Каждый такой человек заслуживает самого пристального внимания со стороны общественности. Одним из таких учёных мужей является Иван Петрович Павлов, краткая биография которого и будет максимально подробно изучена в статье.

Рождение

Будущий гениальный деятель науки появился на свет 26 сентября 1849 года в городе Рязани. Прародители нашего героя как со стороны отца, так и со стороны матери всю свою жизнь посвятили служению Богу в Русской православной церкви. Папу Ивана звали Пётр Дмитриевич, в маму Варвара Ивановна.

Образование

В 1864 году Иван Петрович Павлов, биография которого интересна многочисленным читателям даже спустя много лет после его смерти, успешно окончил духовную семинарию. Однако учась на последнем курсе этого учебного заведения, он прочёл книгу о рефлексах головного мозга, полностью перевернувшую его сознание и мировоззрение.

В 1870 году Павлов становится студентом дневного отделения юридического факультета Петербургского университета. Во многом это объясняется тем, что бывшие семинаристы в те времена был очень ограничены в выборе своей дальнейшей судьбы. Но буквально через две недели перевелся на естественное отделение. Иван в качестве специализации выбрал изучение физиологии различных животных.

Научная деятельность

Будучи последователем Сеченова, Иван Петрович Павлов (биография его содержит много интересных фактов) на протяжении десяти лет стремился получить фистулу ЖКТ. Также учёный экспериментировал с перерезанием пищевода таким образом, чтобы еда не попадала в желудок. Благодаря этим опытам исследователь выяснил нюансы выделения желудочного сока.

В 1903 году Павлов выступил в роли докладчика на международной конференции в Мадриде. А уже на следующий год ученому была присвоена Нобелевская премия за глубокое изучение функциональных особенностей желез пищеварительной системы.

Громкое выступление

Весной 1918 года Иван Петрович Павлов, краткая биография которого может дать читателю понять о его внушительном вкладе в науку, прочитал курс животрепещущих лекций. В данных научных работах профессор поведал о человеческом уме в целом и о русском в частности. Стоит отметить, что в своих выступлениях учёный очень критично проанализировал тонкости и нюансы русской ментальности, особенно отметив отсутствие дисциплины интеллектуального характера.

Соблазн

Есть информация о том, что в период гражданского вооруженного противостояния и тотального коммунизма, не выделяющего никаких денег Павлову на исследования, ему поступило предложение от Шведской академии наук переехать в Стокгольм. В столице этого скандинавского государства Иван Петрович Павлов (биография и его заслуги вызывают уважение) мог получить максимально комфортные условия для своей научной работы. Однако данное предложение наш великий соотечественник категорически отверг, мотивируя это тем, что он очень любит свою родную землю и никуда переезжать не собирается.

Через некоторое время высшее советское руководство издало распоряжение построить институт неподалёку от Ленинграда. В этом заведении учёный и проработал до 1936 года.

Любопытный момент

Иван Петрович Павлов (биографию и интересные факты жизни этого академика нельзя обойти вниманием) был очень большим любителем гимнастики, да и вообще являлся ярым сторонником здорового образа жизни. Именно поэтому он создал общество, в котором собирались закоренелые поклонники выполнения физических упражнений и езды на велосипеде. В этом кружке ученый даже был председателем.

Смерть

Иван Петрович Павлов (краткая биография не позволяет описывать все его достоинства) умер 27 февраля 1936 года в Ленинграде. Причиной смерти по разным источникам считают пневмонию или действие яда. На основании завещания покойника, его отпели по православным канонам в церквушке в Колтушах. После этого тело усопшего перевезли в Таврический дворец, где провели официальную церемонию прощания с ним. Возле гроба был выставлен почетный караул из числа научных сотрудников различных учебных заведений и членов Академии наук. Предали земле ученого на кладбище под названием Литераторские Мостки.

Научный вклад

Иван Петрович Павлов, биография и научные достижения которого не остались незамеченными для его современников, даже после своей кончины оказывал существенное воздействие на медицину. Умерший профессор стал поистине символом советской науки, а его достижения в этой сфере многие рассматривали как настоящий идеологический подвиг. Под вывеской «защиты наследия Павлова» в 1950 году была проведена сессия Академии наук СССР, на которой серьёзным гонениям были подвержены многие светила физиологии, высказывавшие свое видение о некоторых принципиальных позициях исследований и опытов. Справедливости ради стоит сказать, что такая политика шла в разрез с теми принципами, которые исповедовал Павлов при жизни.

Заключение

Иван Петрович Павлов, краткая биография которого приведена выше, имел множество наград. Помимо Нобелевской премии, ученый был удостоен медали Котениуса, медали Копли и Круновской лекции.

В 1935 году мужчина был признан «старейшиной физиологии мира». Это звание он получил во время проведения 15-го Международного конгресса физиологов. Укажем, что ни до него, ни после ни один представитель биологии не смог получить такое же звание и не был так прославлен.

71 год назад умер великий рязанец, физиолог, создатель учения о высшей нервной деятельности — Иван Петрович Павлов

Имя академика Ивана Петровича Павлова, первого русского лауреата Нобелевской премии, навсегда вошло в золотой фонд мировой науки. Наиболее крупные научные открытия были сделаны им в области физиологии кровообращения, пищеварения.

Ему же принадлежит открытие естественнонаучного объективного метода изучения функции головного мозга — метод условных рефлексов, пользуясь которым он создал обессмертившее его имя учение о высшей нервной деятельности. Иван Павлов родился 26 сентября 1849 года в Рязани. После окончания духовного училища в 1864 году поступил в Духовную семинарию, но, не закончив ее, в 1870 году поступил в Санкт-Петербургский университет на юридический факультет, но вскоре перешел на естественное отделение физико-математического факультета. Учился в Медико-хирургической академии, после окончания которой занял место заведующего физиологической лабораторией при терапевтической клинике.

Павлов был основателем самой многочисленной и плодотворной научной школы физиологов (более 300 учеников и сотрудников), создателем Российского общества физиологов, Русского физиологического журнала (1917), Физиологического отдела Института экспериментальной медицины (1890), Физиологического института РАН (1925), Биостанции в Колтушах (1926), на протяжении двадцати лет (1893-1913) руководил Обществом русских врачей в Петербурге. Вся научно-профессорская деятельность Павлова была пронизана идеей о лидирующей роли физиологии как фундаментальной науки, научной основы медико-биологических дисциплин, психологии, педагогики и социологии, психиатрии и невропатологии. Исследования Павлова обогатили физиологию фундаментальными открытиями и идеями. Февральскую революцию Иван Павлов встретил настороженно, Октябрьскую революцию переживал крайне болезненно. Родственники и знакомые, ученые из США, Германии, Швеции, Чехословакии настойчиво звали его за границу, но советское правительство сделало все для того, чтобы удержать Павлова от эмиграции.

В 1918 году В.И.Ленин подписывает специальный декрет о создании условий, обеспечивающих работу первого русского лауреата Нобелевской премии, а в 1920-е годы, в период гражданской войны и интервенции, молодая республика создала Павлову необходимые условия для научной работы. Постановление Совнаркома «Об условиях, обеспечивающих научную работу академика И.П.Павлова и его сотрудников», подписанное Лениным 24 января 1921 года, — один из самых известных актов советского правительства. Это постановление стало своего рода охранной грамотой на многие годы. Иван Петрович Павлов прожил долгую и счастливую жизнь. Из 86 лет 62 года были отданы науке, высшему медицинскому образованию, организации исследований в области физиологических наук. Умер он 27 февраля 1936 года в Ленинграде, похоронен на Волковском кладбище. На его надгробии отчеканены слова: «Помните, что наука требует от человека всей его жизни. И если бы у вас было две жизни, то и их бы не хватило вам».

Иван Павлов краткая биография известного ученого, создателя науки о высшей нервной деятельности, физиологической школы, изложена в этой статье.

Иван Павлов биография кратко

Иван Петрович Павлов родился 26 сентября 1849 г. в семье священника. Обучение начал в рязанском духовном училище, которое окончил в 1864 году. Затем поступил в рязанскую духовную семинарию.

В 1870 г. будущий ученый решил поступить на юридический факультет Петербургского университета. Но через 17 дней после поступления перешёл на естественное отделение физико-математического факультета СПбГУ, специализировался по физиологииживотных у И. Ф. Циона и Ф. В. Овсянникова .

Затеи поступил сразу на третий курс Медико-хирургической академии, которую закончил в 1879 г. и стал работать в клинике Боткина. Здесь Иван Петрович возглавил лабораторию физиологии.

С 1884 по 1886 год стажируется в Германии и Франции, после чего возвращается к работе в клинике Боткина. Павлова в 1890 году решают сделать профессором фармакологии и направляют в Военно-медицинскую академию. Через 6 лет ученый уже возглавляет здесь кафедру физиологии. Он покинет ее лишь в 1926 году.

Одновременно с этой работой Иван Петрович изучает физиологию кровообращения, пищеварения, высшей нервной деятельности. Он проводит в 1890 г. свой знаменитый эксперимент с мнимым кормлением. Ученый устанавливает, что нервная система играет в процессах пищеварения большую роль. К примеру, процесс сокоотделения происходит в 2 фазы. Первая из них — нервно-рефлекторная, за которой следует гуморально-клиническая. После этого принялся тщательно исследовать высшую нервную деятельность

Он достиг значительных результатов в изучении рефлексов. В 1903 г., в возрасте 54 лет, выступил на проходившем в Мадриде Международном медицинском конгрессе со своим докладом.

Дом академика Павлова под Петербургом могли поджечь — Происшествия

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 15 мая. /ТАСС/. Пожар в доме первого российского нобелевского лауреата Ивана Павлова в Колтушах под Санкт-Петербургом мог возникнуть в результате поджога, расследование продолжается.

Об этом ТАСС сообщила директор Института физиологии им. И. П. Павлова Российской академии наук Людмила Филаретова.

Объект культурного наследия федерального значения, входящий также в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, Мемориальный дом Ивана Павлова, сгорел в ночь на 26 апреля. На момент пожара к дому не было подключено энергоснабжение, в нем не хранилось музейных экспонатов, здание на протяжении более чем 15 лет ожидало реставрации.

«На сегодняшний день наиболее вероятной причиной пожара остается умышленный поджог. В ночь пожара был очень сильный дождь со снегом, и если бы не вовремя приехавшая пожарная команда и слаженная МЧС, огонь мог перекинуться на другие здания», — сказала она, пояснив, что причина пожара в настоящий момент устанавливается органами дознания, проводится экспертиза МЧС. «Окончательное решение по факту пожара — за Следственным комитетом», — пояснила она.

По словам Филаретовой, комитет культуры Ленинградской области направил письмо в Минкультуры с просьбой рассмотреть возможность переработки уже подготовленного проекта ремонтно-реставрационных работ дома Павлова, который предусматривал демонтаж здания, на проект воссоздания памятника культуры федерального значения

«Столица рефлексов»

Дом академика в Колтушах находится на территории Института физиологии им. И. П. Павлова РАН, в котором академик в начале ХХ века проводил свои знаменитые опыты над собаками и обезьянами. Иван Павлов основал здесь биологическую станцию, которая уже в 1920-х годах стала известна всему миру как «столица условных рефлексов».

Институт, организованный в 1925 году, ведет свое начало от физиологической лаборатории, созданной в конце XIX века. В наши дни здесь располагается основанный Павловым научный городок, который включает современные лабораторные здания, мемориальный комплекс, виварий, антропоидник, крупнейшую научную библиотеку физиологического профиля, жилой массив и парк.

Сгоревший дом никогда не был местом жительства самого Павлова, но его семья жила здесь после смерти ученого.

«Первый физиолог мира»

Академик Иван Павлов (1849-1936) — великий русский ученый-физиолог, создатель самой многочисленной международной физиологической школы, он внес также огромный вклад в развитие не только физиологии, но и медицины, психологии, фармакологии, педагогики. В 1904 году он стал лауреатом первой в области теоретической медицины Нобелевской премии за развитие физиологии пищеварения.

Павлов проводил исследования физиологии кровообращения, пищеварения, высшей нервной деятельности. На основе открытого им феномена — условного рефлекса он создал новый раздел физиологической науки — физиологию высшей нервной деятельности. Павлов был избран почетным членом 125 академий, научных обществ, университетов, в том числе 63 зарубежных, включая академии Германии, Англии, США, Франции, Италии. В 1935 году на 15-м Международном физиологическом конгрессе он был признан «первым физиологом мира».

Счет «русским нобелям» открыл академик Павлов — Российская газета

Глядя на деликатес или ловя его запах, мы как само собой разумеющееся говорим: пошла слюна как у собаки Павлова. А кто-то, может, даже вспомнит про условный рефлекс. Редкое везение для ученого. Это значит, что его наука вошла в массы.

Впрочем, Нобелевскую премию Иван Павлов за свое учение об условных рефлексах не получил. Получил за другое. Его теория, говоря образно, проходит через желудок каждого жителя планеты, когда он берет в руку ложку. Павлов объяснил, как функционирует пищеварение. Как эта сложнейшая фабрика готовится к приему пищи, какие железы и когда включаются-выключаются, через какие стадии проходит пища, что собственно делают печень, желудок, поджелудочная железа и т.д. Это был революционный прорыв, который сразу же сделал российского ученого знаменитым.

Казалось, что созданный в 1901 году Нобелевский комитет безоговорочно присудит премию автору выдающейся научной работы. Действительно, учредители предложили российской Военно-медицинской академии выдвинуть кандидата по физиологии и медицине. Им, конечно, стал Иван Павлов.

И тем не менее российский ученый премию не получил ни в 1901, ни в 1902, ни в 1903 годах, хотя каждый раз был среди номинантов. Почему? Неужели чьи-то происки? Все проще. В начале XX века времена великих физиологов остались в прошлом. Наступила эпоха «охотников за микробами». Появилась целая плеяда выдающихся микробиологов: Л. Пастер, Р. Кох, Н. Гамалей, Э. Ру и еще десятки других, каждый из которых мог претендовать на премию. Достаточно сказать, что их доля среди кандидатов в 1901-1904 годах составляла около 55 процентов. А физиологов — всего 15!

В 1904 году Иван Павлов стал нобелевским лауреатом. После этого, говоря высоким слогом, учение о пищеварении триумфально зашагало по миру, а Петербург превратился в научную Мекку физиологов всего мира, сюда съезжались перенимать опыт ученые из США, Германии, Англии, Франции, Японии, Швеции, Голландии и т.д. На академика обрушился настоящий дождь почетных титулов, в частности, его выбирают в члены Парижской, Бельгийской, Нидерландской академий наук, Национальной академии наук США.

Имя Павлова стало фирменным знаком российской, а затем и советской науки. Надо сказать, что большевики использовали этот факт по полной программе, хотя им пришлось закрывать глаза на некоторые вольнодумные высказывания и поступки академика.

Говорят, что герой знаменитой булгаковской повести «Собачье сердце» профессор Преображенский имеет немало общего с Павловым. Например, оба экспериментировали с собаками. Не были в восторге от советской власти, что особо не скрывали. Рассказывают, что академик, который, кстати, был сыном священника и сам закончил духовное училище, прилюдно крестился и бил поклоны, проходя мимо соборов. И тем не менее, его, как и булгаковского персонажа, советская власть привечала. Так, Ленин издал специальный декрет о создании условий, обеспечивающих нормальную работу Ивана Павлова. Более того, требовал, чтобы в самые голодные годы ученому в виде исключения предоставили сверхнормативный паек. За городом ему построили особняк, выделили шикарный «линкольн», возвели новое здание института.

Нрав у академика был, мягко говоря, непростой. О нем ходило много историй, мифов, легенд. Впрочем, лучше всего Ивана Петровича характеризует знаменитый портрет работы Нестерова. На стуле присел маленький, жилистый старик, на столе — стиснутые кулаки. Весь — сжатая пружина. Кажется, секунда — и произойдет взрыв. Академик или выдаст поразительную идею, или обрушит свой гнев на головы чиновников, которые мешают работать.

И еще известна история, которая многое говорит об этом великом человеке. Однажды он прочитал в журнале статью начинающего ученого и тут же отправил в редакцию возмущенный отзыв, обвинив автора чуть ли не в безграмотности. Но прошло немного времени, и академик понял, что был не прав. Тогда нобелевский лауреат поместил в том же журнале новую статью, где признал свою ошибку и извинился перед молодым коллегой.

Интересно, что Павлов мог бы, в принципе, получить и вторую премию. Уже в 1902 году он резко изменил курс исследований, заявив своим ученикам: «Долой физиологию пищеварения. А вас всех переключу на изучение нервной системы». Дальнейшее известно: он создал знаменитое учение об условных рефлексах. Ученый выдвигался на Нобелевскую премию в 1925-м, а затем в 1927-1930 годах, однако лауреатом так и не стал. Почему? Как известно, за всю более чем 100-летнюю историю премии лишь четверо из 700 с лишним лауреатов получали ее два раза. А в области физиологии и медицины дважды «кавалера» не было ни одного.

В Рязани отмечают день рождения знаменитого ученого Ивана Павлова — Общество

Сегодня в залах музея-усадьбы академика Павлова, как и сто с лишним лет назад звучат скрипка и фортепиано, поют романсы и читают стихи. Сотрудники музея пытаются показать: нобелевский лауреат был не только ученым, Павлов высоко ценил роль искусства в становлении личности и отмечал ее благотворное влияние на физическое здоровье.

«Как физиолог, Павлов доказал влияние музыки на двигательную активность. Однажды он своим ученикам говорит, я обыграл в бильярд профессора Омилянского, который просто корифей в этой игре, и долго думал – почему, так я накануне слушал оперу «Евгений Онегин»», — рассказывает Наталья Загрина, директор музея-усадьбы академика И. П. Павлова.

На ставший уже традиционным фестиваль искусств «Павловская осень» в этом году приехали 250 детей — не только из областного центра, но и из многих районов области.

«Павловский фестиваль — это необыкновенный праздник. Это такое очень здоровое соревнование, потому что участники фестиваля смотрят друг на друга и учатся. И это очень хорошая школа и для преподавателей школ искусств. И с каждым годом чувствуется, как растет их мастерство, как расцветают таланты», — говорит Наталья Загрина, директор музея-усадьбы академика И. П. Павлова.

Юная скрипачка Лилия Юдинцева исполнила романс Натальи Баклановой. Признается, очень волновалась, ведь выступала на этом фестивале впервые.

На «Павловской неделе», приуроченной ко дню рождения ученого, кроме фестиваля искусств, проходят и традиционные «Павловские беседы». В Рязани соберется интеллектуальная элита страны — ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска.

Огромное наследие, которое оставил Иван Петрович, можно изучать бесконечно. Павлов не только создал современную науку физиологию, открыл новое направление экспериментальной терапии и боролся за объективные методы исследования в психологии. Своими работами он показал, что необходимо постоянно искать новые подходы к изучению явлений, и тогда знания смогут выйти на новую, высшую ступень.

И. П. Павлов — это… Что такое И. П. Павлов?

Иван Петрович Павлов (26 сентября 1849, Рязань — 27 февраля 1936, Ленинград) — один из авторитетнейших ученых России, физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности и представлений о процессах регуляции пищеварения; основатель крупнейшей российской физиологической школы; лауреат Нобелевской премии в области медицины и физиологии 1904 года «За работу по физиологии пищеварения».

Биография

Иван Петрович родился 14 (26) сентября 1849 года в городе Рязани. Предки Павлова по отцовской и материнской линиям были служителями церкви. Отец Пётр Дмитриевич Павлов (1823—-1899), мать — Варвара Ивановна (урождённая Успенская) (1826—-1890).

Окончив в 1864 рязанское духовное училище, Павлов поступает в рязанскую духовную семинарию, о которой впоследствии вспоминал с большой теплотой. На последнем курсе семинарии он прочитал небольшую книгу «Рефлексы головного мозга» профессора И. М. Сеченова, которая перевернула всю его жизнь. В 1870 поступил на юридический факультет (семинаристы были ограничены в выборе университетских специальностей), но через 17 дней после поступления перешёл на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета (специализировался по физиологии животных у И. Ф. Циона и Ф. В. Овсянникова). Павлов, как последователь Сеченова, много занимался нервной регуляцией. Сеченову из-за интриг пришлось переехать из Петербурга в Одессу, где он некоторое время работал в университете. Его кафедру в Медико-хирургической академии занял Илья Фаддеевич Цион, и Павлов перенял у Циона виртуозную оперативную технику. Павлов более 10 лет посвятил тому, чтобы получить фистулу (отверстие) желудочно-кишечного тракта. Сделать такую операцию было чрезвычайно трудно, так как изливавшийся из кишечника сок переваривал кишечник и брюшную стенку. И. П. Павлов так сшивал кожу и слизистую, вставлял металлические трубки и закрывал их пробками, что никаких эрозий не было, и он мог получать чистый пищеварительный сок на протяжении всего желудочно-кишечного тракта — от слюнной железы до толстого кишечника, что и было сделано им на сотнях экспериментальных животных. Проводил опыты с мнимым кормлением (перерезание пищевода так, чтобы пища не попадала в желудок) и мнимой дефекацией (закольцовка кишечника путём сшивания конца толстой кишки с началом двенадцатиперстной), таким образом сделав ряд открытий в области рефлексов выделения желудочного и кишечного соков. За 10 лет Павлов, по существу, заново создал современную физиологию пищеварения. В 1903 году 54-летний Павлов сделал доклад на XIV Международном Медицинском Конгрессе в Мадриде. И в следующем, 1904 году, Нобелевская премия за исследование функций главных пищеварительных желез была вручена И. П. Павлову, — он стал первым российским Нобелевским лауреатом.

Собака Павлова, Музей Павлова, 2005

В Мадридском докладе, сделанном на русском языке, И. П. Павлов впервые сформулировал принципы физиологии высшей нервной деятельности, которой он и посвятил последующие 35 лет своей жизни. Такие понятия как подкрепление (reinforcement), безусловный и условный рефлексы (не совсем удачно переведённые на английский язык как unconditioned and conditioned reflexes, вместо conditional) стали основными понятиями науки о поведении, см. также classical conditioning (англ.).

В 1919—1920 годах, в период разрухи, Павлов, терпя нищету, отсутствие финансирования научных исследований, отказался от приглашения Шведской Академии наук переехать в Швецию, где ему обещали создать самые благоприятные условия для жизни и научных исследований, причём в окрестностях Стокгольма планировалось построить по желанию Павлова такой институт, какой он захочет. Павлов ответил, что из России он никуда не уедет. Затем последовало соответствующее постановление Советского правительства, и Павлову построили великолепный институт в Колтушах, под Ленинградом, где он и проработал до 1936 года.

Воспитал целую плеяду выдающихся учёных: Б. П. Бабкин, А. И. Смирнов, В. Н. Болдырев и др.

«Идолизация»

После смерти Павлов был превращён в символ советской науки. Под лозунгом «защиты павловского наследия» была проведена в 1950 г. так называемая «Павловская сессия» АН и АМН СССР (организаторы — К. М. Быков, А. Г. Иванов-Смоленский), где подверглись гонениям ведущие физиологи страны. Такая политика, однако, находилась в резком противоречии с собственными взглядами Павлова (см., например, приведенные ниже его цитаты).

Этапы жизни

В 1875 Павлов поступает на 3-й курс Медико-хирургической академии (ныне Военно-медицинская академия), одновременно (1876—78) работает в физиологической лаборатории К. Н. Устимовича; по окончании ВМА (1879) был оставлен заведующим физиологической лабораторией при клинике С. П. Боткина.

  • 1883 — Павлов защитил докторскую диссертацию «О центробежных нервах сердца».
  • 1884—86 — был командирован для совершенствования знаний за границу в Бреслау и Лейпциг, где работал в лабораториях у Р. Гейденгайна и К. Людвига.

Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде — Ленинграде

  • 01.09.1870 — 13.04.1871 года — доходный дом баронессы Ралль — Средний проспект, 7;
  • 10.1872 года — дом Эбелинг — Миллионная улица, 26;
  • 11.1872 — 01.1873 года — 5-я линия, 40;
  • 01. — 09.1873 года — доходный дом А. И. Лихачевой — Средний проспект, 28;
  • 09.1873 — 01.1875 года — 4-я линия, 55
  • 1876—1886 — главное здание Санкт-Петербургского Императорского университета — Университетская набережная, 7;
  • 1886—1887 — дворовый флигель дома Кутузовых — Гагаринская набережная, 30;
  • 1887—1888 — квартира Н. П. Симановского в доходном доме Страхова — Фурштатская улица, 41;
  • 1888 — осень 1889 года — дом Кутузовых — Гагаринская набережная, 30;
  • осень 1889—1918 — доходный дом — Большая Пушкарская улица, 18, кв. 2;
  • 1918 — 27.02.1936 года — Николаевская набережная, 1, кв. 11.

Общественная позиция

Цитаты:

  • «Мы жили и живём под неослабевающим режимом террора и насилия <…>. Я всего более вижу сходства нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий <…>. Пощадите же родину и нас» (цит. по: Артамонов В. И. Психология от первого лица. 14 бесед с российскими учеными. М.: Академия, 2003, с. 24).
  • «Мы живём в обществе, где государство — всё, а человек — ничто, а такое общество не имеет будущего, несмотря ни на какие волховстрои и днепрогэсы» (выступление в 1-ом Медицинском институте в Ленинграде по случаю 100-летия со дня рождения И. М. Сеченова, цит. по: Артамонов В. И. Психология от первого лица. 14 бесед с российскими учёными. М.: Академия, 2003, с. 25)

Из книги Э. А. Асратяна «Иван Петрович Павлов».

Я помню высказывание Ивана Петровича о существовании Бога, сделанное им в узком кругу сотрудников зимой 1932 г. Он говорил: «Когда я был молодым, меня мучил один вопрос — существует ли Бог или не существует? Долго думал на эту тему, в конце концов пришёл к выводу, что Бога не существует. Я рассуждал таким образом. Допустим что Бог существует и что он является творцом вселенной. А кто же тогда является творцом Бога?» Несколько раз я слышал павловские слова: «Естествоиспытатель не может не быть атеистом, естествознание и религия несовместимы.»

Но Иван Петрович относился весьма отрицательно к грубой антирелигиозной пропаганде и политике. Не один раз в моём присутствии он возмущался некоторыми мероприятиями тех или иных организаций в этом направлении. Свою позицию в этом вопросе он однажды аргументировал примерно так: «На свете ещё очень много тёмных, необразованных людей, которые весьма плохо разбираются в явлениях природы и общественной жизни, которые лишены такой мощной моральной опоры как просвещение, образование. Моральная опора для их жизни — религия, вера в Бога. Из за нужды, дурного воспитания или по иным причинам, многие становятся на путь мелких и больших преступлений, обманывают, обворовывают, и т. п. Религия способна облегчить их страдания за эти дурные поступки. Я могу сказать по себе. Бывало, своруешь в детстве лишний кусок сахара у матери, и совесть замучает. А идёшь в церковь к священнику исповедоваться — и легче делается на душе. Вот каково значение этой моральной опоры для тёмного человека.

Хочешь отнять у него эту опору, так будь добр, замени её другой — просвещением, вернее, просвещай его, и религия, как опора, исчезнет сама собой. Необходимости в религии не будет лишь в будущем, когда все члены общества станут просвещёнными людьми. Да ещё вопрос: все ли члены такого общества обойдутся без религии? Может быть ограниченное число лиц со слабой нервной системой даже и тогда будет нуждаться в религии.»

Для характеристики отношения Павлова к религии весьма важное значение имеет один эпизод. За несколько месяцев до своей смерти Иван Петрович в узком кругу рассказал о том, что получил письменную просьбу от английской прогрессивной ассоциации (то ли естествоиспытателей, то ли журналистов) дать своё согласие на звание почётного члена организованного ими общества «рационалистов», которое, в числе других целей, ставит перед собой задачу вести борьбу против религии. Иван Петрович, по его словам, поблагодарил за оказанную ему честь и дал своё согласие стать почётным членом организованного ими общества, но при условии, что борьба с религией будет вестись не насильственным путём, а путём распространения просвещения (содержание его ответа я привожу по памяти).

Рассказ Александра Куприна об академике Павлове: «Чудесный доктор» http://www.lib.ru/LITRA/KUPRIN/doctor.txt[нет в источнике]

Память

Серебряная памятная монета Банка России, посвящённая 150-летию со дня рождения И. П. Павлова, 1999 г.

Именем Павлова был названы:

  • Санкт-Петербургский государственный медицинский университет,
  • Село Павлово во Всеволожском районе Ленинградской области,
  • Институт физиологии в Санкт-Петербурге,
  • Рязанский Государственный Медицинский Университет
  • Улица академика Павлова в Москве,
  • Станция метро и площадь в Праге (Чешская Республика).
  • Улицы в чешских городах Оломоуц, Карловы Вары, Зноймо, Крнов и Фридэк-Мистэк (Моравскосилезский край).
  • Улица Павлова в городе Рязань. Там же расположен дом-музей Павлова.
  • Памятник И. П. Павлову в Рязани (1949, архитектор А. А. Дзержкович) бронза, гранит, скульптор М. Г. Манизер
  • Памятник И. П. Павлову в Киеве на территории центрального военного госпиталя (историческое Госпитальное укрепление Киевской крепости)
  • Памятник Павлову в Абхазии, город Сухум, на территории обезьяньего питомника.
  • Станция метро в г. Харьков (Украина)

См. также

Литература

  1. Э. А. Асратян. Иван Петрович Павлов. Жизнь, творчество, современное состояние учения. — М.: Наука, 1981.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ И. П. ПАВЛОВА О ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ ОСНОВА МЕДИЦИНЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

Главная » История медицины » МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ И. П. ПАВЛОВА О ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ ОСНОВА МЕДИЦИНЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА 

В неразрывной связи с развитием профилактического направления находится физиологическое направление медицины в СССР, преемственно связанное с развитием передовых физиологических воззрений И. М. Се­ченова, С. П. Боткина, Н. Е. Введенского, получивших дальнейшее раз­витие в физиологическом учении И. П Павлова.Великий русский физиолог И. П. Павлов (1849—1936) создал ма­териалистическое учение о высшей нервной деятельности животных и че­ловека, являющееся естественнонаучной основой медицины социалистиче­ского общества. Он разработал новые принципы физиологического иссле­дования, обеспечивающего познание организма как единого целого, нахо­дящегося в единстве и постоянном взаимодействии с окружающей его средой.

В течение первого периода научной деятельности (с 1874 по 1882 г.) И. П. Павлов занимался преимущественно изучением физиологии сер­дечно-сосудистой системы. В диссертации «Центробежные нервы сердца» в 1883 г. он впервые показал на сердце теплокровного животного суще­ствование нервных волокон, усиливающих и ослабляющих деятельность сердца. И. П. Павлов предположил, что открытый им усиливающий нерв оказывает влияние на сердце путем изменения обмена веществ в сердеч­ной мышце. Развивая эти представления, он в дальнейшем создал учение о трофической функции нервной системы. В этот же период И. П. Павлов : исследовал нервные механизмы регуляции кровяного давления. Уже в этих работах проявилось высокое мастерство и новаторский подход его к проведению эксперимента. И. П. Павлов отказался от традиционных а(стрых опытов и, как указано выше (стр. 254), отметил недостатки острого вивисекционного физиологического опыта.Несколько лет И. П. Павлов посвятил созданию новых методов, но­вых приемов «физиологического мышления», разработал специальные опе­рации на органах пищеварительного тракта и ввел в практику метод хронического эксперимента, позволивший изучать деятельность пищевари­тельного аппарата на здоровом животном.

В 1897 г. И. П. Павлов подвел итоги работ по физиологии пищева­рения и опубликовал свой знаменитый труд «Лекции о работе главных пищеварительных желез», за который в 1904 г. ему была присуждена Нобелевская  премия.

Изучение связей организма с окружающей средой, осуществляемых при помощи нервной системы, изучение закономерностей, определяющих нормальное поведение организма в его естественных отношениях с окру­жающей средой, обусловили переход И. П. Павлова к исследованию функ­ций больших полушарий головного мозга. И. П. Павлов назвал безуслов­ным рефлексом постоянную связь внешнего агента с ответной на него деятельностью организма, а связь временную, образующуюся в течение индивидуальной жизни,— условным рефлексом. И. П. Павловым был от­крыт механизм связи нервной системы с факторами внешнего мира — механизм условных рефлексов. До метода условных рефлексоз И. П. Пав­лова кора больших полушарий головного мозга, орган сложнейших про­цессов мышления, оставалась областью, недоступной для физиологии.

Павловское определение роли головного мозга явилось дальнейшим развитием принципа нервизма, который ранее разрабатывали передовые представители отечественной медицины Е. О. Мухин, И. Е. Дядьковский, И. М. Сеченов и С. П. Боткин. Сам И. П. Павлов характеризовал прин­цип нервизма как «физиологическое направление, стремящееся распро­странить влияние нервной системы на возможно большее количество деятельностей организма» \

В течение многих лет И. П. Павлов с многочисленными сотрудни­ками разрабатывал учение о высшей нервной деятельности. Постепенно вскрывались тонкие механизмы деятельности коры головного мозга, вы­яснялись взаимоотношения между корой больших полушарий и нижеле­жащими отделами нервной системы, изучались процессы возбуждения и торможения в коре. И. П. Павлов установил, что эти процессы нахо­дятся в тесной и неразрывной связи друг с другом, способны концентрироваться и взаимно действовать друг на друга. На сложном взаимодействии этих двух процессов и основана, по И. П. Павлову, вся анализаторная и синтетическая деятельность коры больших полушарий. Открытием рефлекторных механизмов пищевари­тельной системы и механизмов высшей нервной деятельности И. П. Пав­лов совершил переворот во взглядах на физиологические явления и за­ложил основы материалистической физиологии, дающей возможность соз­нательно управлять как нормальными, так и патологическими явлениями в организме.

Наибольшего расцвета творчество И. П. Павлова достигло после Великой Октябрьской социалистической революции. Коммунистическая партия и Советское правительство оказывали И. П. Павлову поддержку, окружая его вниманием и заботой. В 1921 г. за подписью В. И. Ленина был издан специальный декрет Совета Народных Комиссаров о создании условий, обеспечивающих научную работу И. П. Павлова. Позднее для И. П. Павлова по его планам была организована биологическая станция в селе Колтуши (ныне поселок Павлово) под Ленинградом, ставшая, по выражению И. П. Павлова, «столицей условных рефлексов».

После Великой Октябрьской социалистической революции работы И. П. Павлова приобрели новые характерные черты. В своих книгах «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятель­ности (поведения) животных. Условные рефлексы», изданной впервые в 1923 г., и «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» (1927) И. П. Павлов подвел итоги многолетних исследований и дал полное систематическое изложение учения о высшей нервной деятельно­сти. С 1918 г. И. П. Павлов проявил большой интерес к вопросам пси­хиатрии, стремился подвести физиологические основы под сущность раз­личных психических нарушений.

Еще ранее он выделил четыре типа высшей нервной деятельности собак. Позднее он приступил к выяснению условий формирования типов, влияния закономерностей, наследования различных нервных типов в ин­дивидуальном развитии животных. Высказанная И. П. Павловым еще в 1913 г. мысль о наследовании условных рефлексов была эксперимен­тально проверена на различных животных на биологической станции в Колтушах. И. П. Павлов поставил задачу вскрыть закономерности эво­люции высшей нервной деятельности и показать ведущее значение факдителей в процессе взаимодействия их с условиями существования.

С помощью метода условных рефлексов он установил закономерности деятельности больших полушарий головного мозга (высшей нервной дея­тельности), складывающиеся из взаимодействия основных процессов возбуждения и торможения. Помимо этих закономерностей, общих у жи­вотных и человека, И. П. Павлов открыл специфические особенности высшей нервной деятельности человека. Эти свойственные только чело­веку особенности он объединил в понятие о второй сигнальной системе, или системе человеческой речи и человеческого отвлеченного, абстракт­ного мышления. Изучая качественные отличия высшей нервной деятель­ности человека по сравнению с животными, И. П. Павлов выдвинул уче­ние о двух сигнальных системах действительности: первой — общей у че­ловека и животных, и второй — свойственной только человеку. Вторая сигнальная система, находясь в неразрывной связи с первой, обеспечи­вает у человека образование слов «произносимых, слышимых и видимых». Слово является для человека сигналом сигналов и допускает отвлечение и образование понятий. При помощи второй сигнальной системы осуще­ствляется высшее человеческое отвлеченное мышление.

В последний период своей деятельности И. П. Павлов остро ставил общетеоретические проблемы, подчеркивал значение учения о высшей нервной деятельности как оружия борьбы против идеализма. И. П. Пав­лов верил в силу науки и страстно боролся против агностицизма, идеа­лизма и метафизики. На съездах, в докладах, статьях и выступлениях И. П. Павлова на его знаменитых средах получила отражение его непри­миримая и резкая критика высказываний многих ученых, отступавших от материализма.

Учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности явилось одним из величайших достижений современного естествознания и имеет большое теоретическое и практическое значение. Оно расширяет естественнонауч­ную основу диалектического материализма, подтверждает положения ле­нинской теории отражения и служит могучим оружием в идеологической борьбе с проявлениями идеализма. Созданное И. П. Павловым учение полностью подтверждает основные положения диалектического материа­лизма о том, что материя является источником ощущений, что сознание, мышление есть продукт материи, достигшей в своем развитии высокой степени совершенства, а именно продукт мозга. И. П. ‘Павлов ясно пока­зал, что все процессы жизнедеятельности животных и человека находятся в неразрывной связи и взаимозависимости, движении и развитии, что они подчинены строгим объективным законам. Он подчеркивал не­обходимость познания этих законов для того, чтобы научиться управ­лять ими.

Учение И. П. Павлова содействовало укреплению диалектико-материалистического мировоззрения пролетариата. В постановлении советского правительства от 24 января 1921 г. были отмечены «совершенно исклю­чительные научные заслуги академика И. П. Павлова, имеющие огромное значение для трудящихся всего мира». Учение И. П. Павлова имеет значе­ние для биологии, психологии, педагогики, физического воспитания и для разных разделов медицины, для теоретических, клинических и гигиени­ческих медицинских дисциплин. Оно теоретически подкрепляет профилак­тическое направление медицины. И. П. Павлов придавал большое значе­ние гигиене. «Общеизвестно,— говорил он в 1899 г.,— что этиология — самый слабый отдел медицины. И в самом деле, разве обыкновенно при­чины болезни не закладываются и не начинают действовать в организме раньше, чем больной делается объектом медицинского внимания? А зна­ние причин; конечно, существеннейшее дело медицины. Во-первых,— и это еще важнее — можно не допустить ее до действия, до вторжения в орга­низм. Только познав все причины болезней, настоящая медицина превра­щается в медицину будущего, т. е. гигиену в широком смысле слова».

Учение И. П. Павлова оказало определяющее влияние на медицину, клинику, практику. И. П. Павлов дал образцы приложения своего учения к решению вопросов патогенеза некоторых болезней и лечения их. Экскур­сия физиолога в область клиники началась с попыток его расшифровать механизм развития некоторых заболеваний. На знаменитых средах в пси­хиатрической и неврологической клиниках И. П. Павлов показал образцы глубокого теоретического анализа и физиологического толкования клини­ческих явлений.

В 1950 г. состоялась Объединенная научная сессия Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, посвященная проблемам физиологического учения И. П. Павлова. Сессия имела принципиальное значение для развития медицины в СССР не только с точки зрения критики теорий и взглядов, тормозивших ее развитие, но главным обра­зом с точки зрения признания физиологического учения И. П. Павлова как нового этапа в медицине. Сессия явилась новой важной вехой в раз­витии физиологии. В докладах и выступлениях на сессии было показано, что учение И. П. Павлова является широкой научно-практической базой Для творческого развития физиологии и медицины.

Учение И. П. Павлова служит одной из прочных естественнонаучных основ марксистско-ленинской теории познания и естественнонаучной осно­вой советской медицины. В резолюции Объединенной сессии записано: «Выдающиеся научные достижения И. П. Павлова, установившие об­условленность всех форм жизнедеятельности сложных организмов, в том числе и психической деятельности, условиями существования, выдвинули нашу отечественную физиологию на первое место в мире и открыли широ­кие горизонты для ее дальнейшего развития. Они создали твердый, есте­ственнонаучный фундамент для перМ грошей медицины и психологии на научных началах, дали много ценного для педагогики и физического вос­питания и могут дать много ценного для учения о языке.

Открытие И. П. Павлова в области высшей нервной деятельности как величайшее достижение современной науки о мозге, является могу­щественной естественнонаучной основой материалистического мировоззре­ния, грозным оружием нашей идеологической борьбы со всеми проявле­ниями идеализма и мракобесия».

Иван Павлов — Условный раздражитель, правое полушарие, условный раздражитель и раздражитель

1849-1936
Русский физиолог и лауреат Нобелевской премии, наиболее известный за разработку концепции условного рефлекса, или условной реакции.

Иван Павлов родился в бедной семье в сельском селе Рязань, Россия. Он получил государственную стипендию Петербургского университета и изучал медицину в Императорской медицинской академии, получив ученую степень в 1883 году.В 1890 году Павлов был назначен профессором Петербургской военной академии, а через несколько лет поступил на факультет Петербургского университета. В 1895 году он организовал Институт экспериментальной медицины, который должен был быть его исследовательской лабораторией в течение следующих 40 лет.

В 1890-х годах Павлов исследовал работу пищеварительной системы, уделяя особое внимание пищеварительной секреции, используя специальные хирургически созданные отверстия в пищеварительном тракте собак. На этот проект сильно повлияла работа более раннего физиолога Ивана Сеченова (1829-1905). .В результате этого исследования Павлов был удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1904 году. Во время своих исследований в этой области Павлов заметил, что у нормальных здоровых собак выделяется слюна, когда они видят своего хозяина, очевидно, в ожидании кормления. Это привело его в результате систематической серии экспериментов к формулированию принципов условной реакции , которые, по его мнению, можно было применить как к людям, так и к животным. Согласно системе Павлова, безусловный раздражитель , такой как предложение еды собаке, вызывал реакцию, или безусловный рефлекс , который не требовал тренировки (слюноотделение).Напротив, обычно нейтральный акт, такой как звонок в колокольчик, становится условным стимулом , когда он связан с предложением еды, и в конечном итоге также вызывает слюноотделение, но как условный рефлекс . Согласно Павлову, условный рефлекс был физиологическим явлением, вызванным созданием новых рефлексивных путей, созданных в коре головного мозга процессом кондиционирования . В дальнейших исследованиях коры головного мозга Павлов постулировал наличие двух важных процессов, сопровождающих обусловливание: возбуждение , , приводящее к приобретению условных ответов, и торможение , подавляющее их.В конце концов он пришел к выводу, что торможение коры головного мозга было важным фактором в процессе сна .

Павлов продолжал работать с условными рефлексами на протяжении первых десятилетий двадцатого века, создав несколько принципов сложения путем дальнейших экспериментов. Принцип тайминга диктовал, что нейтральный раздражитель должен предшествовать безусловному рефлексу, чтобы стать условным раздражителем. (Другими словами, зуммер должен был бы сработать до того, как собаке предложили еду, чтобы собака могла связать еду и зуммер друг с другом).Концепция угасания относилась к тому факту, что условный ответ мог быть «разучен», если нейтральный стимул (зуммер) многократно использовался без подкрепления (еда). Обобщение было названием, данным наблюдению, что стимул, похожий на условный, все равно будет вызывать реакцию, поскольку собака обобщает свой первоначальный опыт на аналогичный, но реакция будет менее выраженной пропорционально разнице между стимулы.Наконец, тестирование пределов способности собак различать стимулы неожиданно привело к экспериментальным

.

Иван Павлов (справа в центре) со своим посохом и одной из своих лабораторных собак. ( Архив Беттмана. Воспроизведено с разрешения.)

неврозы , похожие на психические сбои у людей, когда субъекты были вынуждены противостоять противоречивым или неоднозначным стимулам в течение любого периода времени. Наблюдение за различиями невротических симптомов у испытуемых привело Павлова между 1916 и 1936 годами к формулированию теории о четырех различных типах темперамента , связанных с физиологическими различиями, основанными на различиях в возбуждающей и тормозной активности.Пытаясь распространить эту теорию на психопатологию человека, Павлов помог установить продолжающуюся в Советском Союзе традицию органического психиатрического лечения.

Павлов, умерший от пневмонии в 1936 году, попытался применить свои идеи в психиатрии и был достаточно влиятельным, чтобы считаться одним из основателей русской психиатрии, и он остается доминирующей фигурой в русской психологии. Хотя он никогда не считал себя психологом, окончательная вера Павлова в обусловленность как фундаментальную единицу обучения людей и животных стала одним из краеугольных камней бихевиористской школы психологии в Соединенных Штатах.Парадоксально, но, несмотря на то, что Павлов был стойким критиком коммунизма, в конце 1920-х годов Иосиф Сталин (1879–1953) выбрал работу Павлова в качестве основы для новой советской психологии. Книги Павлова включают лекций о работе основных пищеварительных желез (1897), лекций об условных рефлексах (1928) и условных рефлексов и психиатрии (1941).

Иван Павлов искал великую теорию разума, а не пускал слюни собакам

Приучать собаку выделять слюну при звуке колокольчика Ивану Павлову показалось бы довольно глупым.Он стремился к гораздо большему.

Используя такие инструменты, как метрономы и фисгармонии, он продемонстрировал, что собака может делать удивительно тонкие различия — различать ритм из 96 и 104 ударов в минуту или восходящую и нисходящую музыкальную гамму. Но что он действительно хотел знать, так это то, о чем думают его животные. Его мечта была великой теорией разума.

Он не мог, как его коллега Фрейд, уложить своих испытуемых на кушетку и попросить их свободно общаться, поэтому он измерял их реакцию на различные стимулы, тщательно подсчитывая их «психические выделения», эти капельки слюни.

Он знал, что колет кожу чем-то более глубоким. «Было бы глупо, — сказал он, — отвергать субъективный мир».

Это не тот Павлов, о котором думает большинство людей. В прекрасной новой биографии «Иван Павлов: русская жизнь в науке» историк медицины Дэниел П. Тодес описывает человека, чья лаборатория в досоветской России была похожа на версию мозга Белого дома начала ХХ века. Инициатива, цель которой «революционизировать наше понимание человеческого разума.

Это также было целью Павлова: построить науку, которая «ярко осветила бы нашу загадочную природу» и «наше сознание и его муки». Он сказал эти слова 111 лет назад и всю жизнь преследовал свою цель. Тем не менее, когда мы слышим его имя, мы рефлекторно представляем себе собаку, пускающую слюни, и звон колокольчика. Наш мозг обусловлен мифом.

Читая книгу доктора Тодеса, я все время задавался вопросом, сколько мы действительно сделали со времен Павлова. Инициативе мозга в 1990-е годы предшествовало Десятилетие мозга, за которым последовало (как если бы более легкие проблемы были решены) Десятилетие разума.

Собравшись в прошлом месяце на ежегодное собрание Общества нейробиологов, исследователи сообщили о своих показаниях с микроэлектродов, ПЭТ-сканирований и оптогенетических датчиков — инструментов, которые по точности намного превосходят инструменты Павлова. Но, несмотря на все важные детали, которые появляются, мы все еще просто касаемся поверхности явления, которое больше всего нас восхищает: разума, питающего любопытство, которое рождает науку, искусство, литературу, музыку и высшие человеческие усилия.

«Правда в том, что мы все еще не можем объяснить, как мозг делает все, кроме самых элементарных», — написал в новом сборнике эссе Гэри Маркус, психолог из Нью-Йоркского университета, специализирующийся на языке и музыке. «Будущее мозга». «Мы просто не понимаем, как эти части сочетаются друг с другом».

Для Павлова части — атомы — были простейшими измеримыми ассоциациями. Стимул-ответ, стимул-ответ, стимул-ответ. Сплетая воедино сети этих связей, он надеялся уловить невыразимое.

«Движение растений к свету и поиск истины с помощью математического анализа — разве это не явления одного порядка?» — подумал он. «Не являются ли они последними звеньями в почти бесконечной цепочке приспособляемости, которая проявляется повсюду у живых существ?» Мы ожидаем такого грандиозного философского заявления больше от Уильяма Джеймса, чем от Ивана Павлова. Вот как плохо понимали этого человека.

Прочитав о деле Анны О.Прославленный Зигмундом Фрейдом, Павлов начал размышлять о неврозе у собаки. Фрейд считал, что состояние Анны — истерия, как ее тогда называли — возникло из-за стресса, связанного с уходом за ее умирающим отцом. Она была опустошена его ухудшающимся здоровьем, но решила подавить свое горе и сохранить веселое лицо. Результатом этих противостоящих психологических сил, по мнению Фрейда, стал нервный срыв.

Павлову показалось, что он распознал подобное явление у собаки по кличке Вампир. С помощью экспериментов по слюноотделению животное было обучено по-разному реагировать на два изображения: эллипс и круг.Одна форма будет усилена, другая подавлена. По мере того, как эллипсы становились все более округлыми и менее овальными, задача становилась все труднее, пока, наконец, Вампир не смог отличить две формы друг от друга.

И так огрызнулась бедная собака. Первоначально спокойный от природы, он начал тявкать и бегать кругами, обычно лая без видимой причины и обильно пуская слюни. Как и Анна О., он был пойман между двумя импульсами — возбуждением от круга и торможением от эллипса.

По мере развития его теорий Павлов предположил, что поведение собак и людей можно объяснить с помощью полдюжины таких процессов.Но вскоре его охватили осложнения. Он понял, что даже собаки имеют разные личности. Вначале он насчитал трех «нервных типов», число которых впоследствии выросло до более чем 25.

«Придет время — и это будет такой чудесный момент — когда все станет ясно», — написал он в мгновение ока. ожидание. И все же, как отмечает его биограф, «доказано обратное». По мере того, как его лаборатория расширялась, с большим количеством ученых, собак и экспериментов, Павлов был проклят быстрым увеличением переменных.«Сейчас перед нами намного больше вопросов, чем было раньше», — сказал он. «Мы окружены — нет, раздавлены — массой деталей, требующих объяснения».

Такое же чувство возникает на ежегодных собраниях нейробиологов. Все эти подробности и никакой линзы для их фокусировки. Brain Initiative обязательно увеличит объем непереваренных данных в миллион, миллиард раз — это зависит от того, как вы ведете счет. Но факты не собираются сами по себе.

«Мы не можем ожидать, что теории и концепции каким-то образом возникнут из Большой науки», — пишет философ Нед Блок в другом эссе «Будущее мозга.

Возвращаясь к истории жизни Павлова, я задавался вопросом, что его собаки по-собачьи думали об этом странном двуногом в лабораторном халате, который, замкнувшись в безумной круговороте, пытался понять природу понимания. Мы, наверное, умнее этих существ, над которыми мы экспериментируем, но не бесконечно. Я снова подумал о вампире, доведенном до безумия, в головокружительной погоне за собственным хвостом.

Происхождение и организация павловской обусловленности позвоночных

Вскоре после открытия феномена павловской обусловленности большая группа ученых сильно заинтересовалась в изучении процедур и поведенческих результатов обусловливания (Скиннер, 1950).Однако многие другие, в том числе сам Павлов (Павлов, 1932) и весьма известный Ежи Конорский (1948, 1967), утверждали, что Павловское и другие условные формы поведения были окном в механизмы поведения мозга.

Ассоциативная структура и ее диагностика

Исторически считалось, что ассоциативная обусловленность включает образование узлов (предположительно в головном мозге) между кондиционированные компоненты.Одна из основных теорий заключалась в том, что Павловская (и инструментальная) обусловленность включает формирование связь «стимул-ответ» (S – R). CS служит узлом S и с обучением становится способным напрямую активировать двигатель. программа (узел R), изначально созданная самими США (Hull 1943; Spence 1956). Этому способствовало открытие того, что CR часто идентичен исходному UR. Интересно, однако, что CR может отличаться от UR и, в некоторых случаях, может быть совершенно противоположным.Например, морфин вызывает УР анальгетика, но прогнозирует морфин. CS может действительно вызывать гипералгезию (Siegel 1975a), открытие, которое нелегко согласовать с помощью ассоциации S – R Павлова, потому что «узел» ответа на гипералгезию никогда не присутствует. во время кондиционирования. В дальнейшие разногласия с теорией S – R, Павловский CR все еще может развиться, если доступ в США заблокирован, предотвращая Казнь UR (Зенталл и Хоган, 1975). Также неблагоприятным для теории S – R является сенсорная предварительная подготовка.В этих экспериментах два нейтральных стимула сочетаются вместе. (S1 – S2) при отсутствии УЗИ. Позже S2 соединяется с US, а затем на третьей фазе представление только S1 вызывает CR (Брогден, 1939; Ризли и Рескорла, 1972; Рескорла, 1980). Теория S – R не может объяснить этот результат, потому что у S1 никогда не было возможности соединиться с CR.

Чтобы согласовать эти выводы, Боллес (1972) приводил доводы в пользу более когнитивной обусловленной ассоциации (он не был первым, кто предположил это, c.ф., Коффка 1935; Левин 1936; Kohler 1940; Толман 1949). Боллс предположил, что во время Павловского кондиционирования субъекты формируют стимул-результат, а не отношения S – R. (S – O) ассоциация (также называемая «стимул – стимул»; S – S *), в которой связь между ментальными узлами, представляющими CS (S) и конкретный США (т.е. результат [O]), с которым он связан (Bolles, 1972). Это мнение было поддержано многими другими теоретиками обучения того времени (например, Рескорла 1973a) и предполагало, что Павловские КЛ вызываются когнитивным ожиданием предсказанных УЗИ.В результате CR могут быть больше гибкий. В самом деле, этот отчет позволяет Павловскому CR принять форму, отличную от той, которая была непосредственно вызвана самими США, потому что он не полагается на условную ассоциацию с этой исходной реакцией. Сенсорная предварительная подготовка также хорошо объяснена по этой причине, предполагая, что нейтральный стимул (S1) вызывает представление стимула, с которым он был первоначально парный (S2), который, в свою очередь, генерирует ответ через мысленную связь между S2 и США.

Инфляция и девальвация

Существенное различие между теоретизированными ассоциативными структурами S – R и S – O состоит в том, что детали идентичности США закодировано во втором, но не в первом. Следовательно, решающим критерием между этими теориями является оценка CR после того, как конкретное изменение в США, например, изменение его стоимости (Rozeboom 1958; Pickens and Holland 2004).Посткондиционная девальвация США изменит CR, если такая реакция будет руководствоваться ассоциацией S – O, но не если она руководствуется ассоциацией S – R (Pickens and Holland 2004). Рескорла проверила это (Рескорла 1973b, 1974). В одном эксперименте легкий CS был соединен с громким шумом US. Затем США неоднократно представляли в одиночку, чтобы снизить свою ценность по привыканию. Хотя CS никогда не использовался в паре с обесценившимися США, его способность генерировать CR страха была снижена.Такое поведение могло возникнуть только в том случае, если бы CS пробудил в памяти США. В обратном эксперименте Рескорла (1974) соединил слуховой CS с легким шоковым US. Затем крыс подвергали серии более сильных ударов. Во время теста тон одно только вызвало более сильный страх CR, как если бы он был в паре с более сильными США, хотя это не так. И снова результат наиболее соответствует ассоциации S – O. Хотя в аверсивной павловской обусловленности, по-видимому, преобладают ассоциации S – O, обучение — это не только S – O.В том же эксперименте Рескорла показал, что ассоциации первого, но не второго порядка были изменены процедурой надувания (таблица 2). Непонятно, почему образуются ассоциации двух разных типов. Потенциально CS имеет тенденцию ассоциироваться с самый выдающийся аспект США. В кондиционировании первого порядка шок US, вероятно, будет наиболее заметной особенностью. Во втором порядке обусловливая, стимул, служащий «США», может быть менее заметным, чем эмоциональная реакция, которую он вызывает.

Таблица 2.

Дизайн инфляции и результаты кондиционирования первого и второго порядка

Еще более богатая ассоциативная сеть лежит в основе формирования аппетита. В типичном эксперименте по девальвации CS объединяется в пару при аппетите УЗИ, часто пищевое вещество.Обучение проявляется, когда испытуемые приближаются к территории США (еда порт) при предъявлении КС (но до доставки еды). В некоторых случаях, если CS является визуальным и локализуемым, объект будет приближаться к самой CS (т. е. отслеживание знаков). Далее, ценность США снижается либо за счет выборочного насыщения, либо за счет сочетание его потребления с тошнотой (вызванной инъекцией хлорида лития [LiCl]), чтобы сформировать отвращение к вкусу.Обе эти лечение приведет к полному отказу от пищи. Посткондиционирование девальвации пищевых продуктов США путем избирательного насыщения (Holland and Rescorla 1975) или из-за отвращения к вкусу (Holland and Straub 1979), как было показано, снижает CRs подхода к пищевому порту или CS (отслеживание знаков) в тесте с зондом. Это открытие, многократно повторенное как у людей (Готфрид и др., 2003; Брей и др., 2008), так и у грызунов (Голландия, 1981; Колвилл и Моцкин, 1994), предполагает, что субъекты мысленно вспоминают обесцененные США, когда им показывают CS (Таблица 3).Ревальвация США также может вызвать нежелательные отклики на кредитные рейтинги. Обычно CS прогнозирует внутриротовую инфузию неприятного вещества с высоким содержанием натрия. раствор хлорида вызовет CR побегающего типа, но если животное впадает в состояние солевого аппетита, аверсивный CR превратится аппетитный, то есть животное подпишет путь к CS (Робинсон и Берридж, 2013). В качестве дополнительной поддержки версии S – O, презентация аппетитной Павловской CS будет искажать выбор инструментального действия. к тем действиям, которые приносят точно такой же результат, как предсказано CS (Kruse et al.1983; Колвилл и Моцкин 1994). Поскольку в этих экспериментах CS никогда не было напрямую связано с инструментальным действием (нет возможности для S – R ассоциация), именно когнитивное ожидание результата, вызванного CS, объясняет эту избирательную павловскую инструментальную эффект передачи (PIT). Во всех этих случаях данные свидетельствуют о том, что личность США контролирует CR и, следовательно, закодирована. в ассоциативной структуре, руководящей павловской условной реакцией.

Таблица 3.

Схема и результаты девальвации

Приведенное выше свидетельство утверждает, что простая рефлексивная ассоциативная структура S – R не может полностью объяснить Павловскую условную реакцию. и что когнитивная ассоциативная структура S – O может контролировать такое поведение.Это, однако, не означает, что ассоциация S – O — это исключительная ассоциация, образовавшаяся во время Павловского кондиционирования. Действительно, было высказано предположение, что обе ассоциации развивают и что они соревнуются или, возможно, взаимодействуют, чтобы контролировать условную реакцию (Холланд и Рескорла, 1975). Хотя обесценивание чувства сытости и отвращения к вкусу приводит к полному отказу от пищи, оно не всегда полностью устраняет Павловские CR, предполагая, что некоторые аспекты этой реакции могут быть вызваны ассоциативной структурой S – R (или менее детальной Структура S – O; см. Dayan and Berridge 2014).Более того, есть случаи, когда CR нечувствительны к девальвации США. Например, если базолатеральная миндалина (BLA) был поврежден, крысы приобретут подход CR к пищевым портам, но этот ответ будет нечувствителен к девальвации США. (Hatfield et al. 1996), предполагая, что это контролируется ассоциативной структурой S – R (подробнее об этом позже). Какая ассоциативная структура доминирует поведенческий контроль зависит от множества факторов, включая форму CS, тип пары, форму CR и требования к подробный результат дискриминации.

Представление результатов

Давно признано, что раздражители, условные или иные, состоят из многих элементов. В рамках S – O Следовательно, CS может быть связана с одним или несколькими элементами US. Эта концепция была формализована Ежи Конорски (1948, 1967) и позже адаптирована Энтони Дикинсоном (Dickinson and Balleine 2002).Эти и другие исследователи (Wagner and Brandon 2001; Delamater 2012; Dayan and Berridge 2014) предположили, что степень, в которой CS становится связанным с некоторыми или всеми свойствами США, определяет его влияние. над поведением. Возьмем, к примеру, раствор сахарозы США со вкусом винограда. Этот стимул имеет очень специфические отличительные черты, например, его виноградный вкус, а также особенности, которые могут быть более общими (т. е. пересекающиеся с другими США), включая его жидкие и калорийные свойства и его общий аппетитный характер.Факты свидетельствуют о том, что чувствительность CR к девальвации опосредовано CS извлечением специфических для идентичности (например, специфических вкусов) особенностей США. Это было выведено умным эксперимент, в котором крысы были обучены тому, что один из двух стимулов предсказывал одну из двух кормовых гранул, идентичных во всех отношениях, кроме из-за их специфического вкуса (Зинер и МакКарди, 1939; Холланд и Рескорла, 1975). После тренировки одна из пищевых гранул обесценилась.Когда был представлен CS, предсказывающий обесцененные кормовые гранулы, крысы показали ослабленные CR подхода пищевого порта, но когда был представлен другой CS, крысы продолжали отвечать как обычно, даже если эта CS предсказывала вознаграждение, очень похожее на обесцененное. Вышеупомянутый избирательный эффект PIT также предоставляет доказательства кодирования более специфических особенностей США в ассоциации S – O (Таблица 4).Кроме того, животное, получившее кондиционирование моргания, отображает CR моргания только в том глазу, на который было применено УЗИ. (Betts et al. 1996) поддерживает кодирование конкретной информации о местоположении с помощью CS.

Таблица 4.

Павловский инструментальный трансфер (ПИТ) Дизайн и результаты

Существует достаточно свидетельств того, что во время Павловской обусловленности можно закодировать не только индивидуальную информацию.В PIT сначала тренируются отношения Павлова, а затем тренируются инструментальные действия. В критическом тест переноса, павловский стимул предъявляется, пока испытуемый выполняет предварительно обученное инструментальное действие и наблюдается влияние КС на инструментальное действие. Первым примером PIT был Эстес и Скиннер (1941), которые обнаружили, что тон, ранее сопряженный с шоком, может подавить рычаг крысы, нажимающий на еду.Когда инструментальная действия и Павловские отношения тренируются с разными полезными результатами, задача называется общей PIT потому что он предполагает, что это общие мотивационные свойства CS, которые передаются, позволяя CS активизировать неизбирательный диапазон стремления к вознаграждению (Balleine 1994; Corbit et al. 2007). Эти данные поддерживают формирование ассоциативной связи между CS и общими аппетитными свойствами США.Идея То, что Павловская CS обеспечивает мотивационное влияние на инструментальные действия, называется побудительной мотивацией (Боллес и Зейглер, 1967; Рескорла и Соломон, 1967).

Аналогичный вывод сделан при исследовании эффектов условного подкрепления, при которых аппетитная CS может служить подкреплением. новая инструментальная ассоциация в отсутствие каких-либо США (Рескорла и Соломон, 1967; Уильямс, 1994).И общий PIT, и феномен условного подкрепления предполагают, что CS взял на себя (или имеет доступ) общий мотивационная ценность США. Интересно, что ни общая ПИТ (Рескорла, 1994; Голландия, 2004), ни условное подкрепление (Паркинсон и др. 2005) не чувствительны к девальвации США, что позволяет предположить, что эти поведенческие реакции не опосредуются репрезентацией идентификационные данные США. Этот общий PIT (Balleine 1994) чувствителен к изменениям в мотивационных (например,g., голод / жажда), предполагает, что некоторые общие черты США важны для определения его текущего биологического значения (например, жидкостных или калорийных свойств) закодированы в Павловском ассоциативном структура, которая направляет эту форму CR (Balleine 1994).

Эти эксперименты доказывают, что многие различные особенности США могут быть закодированы в ассоциативной структуре S – O. руководящие Павловские условные рефлексы.Каждая из этих функций может иметь отдельный узел, который может быть активирован внешним представление самих США или CS (Delamater and Oakeshott 2007), или может существовать в едином иерархическом представлении США (Dayan and Berridge 2014). В любом случае уровень детализации, доступный для CS, определяется множеством обусловливающих факторов. В одном интересном Пример этого (Vandercar and Schneiderman 1967), кролики были обусловлены тем, что тон предсказывал глазной шок, и измерялись как частота сердечных сокращений, так и CR мерцания глаз.Если кролики закодированные детали шока US, они должны были показать очень специфическое моргание CR. Если они закодировали общее аверсивный характер УЗИ, тон должен вызывать учащение пульса (боязнь ЧР). Результаты показали, что тонус повысился. как частота сердечных сокращений, так и моргание глазом CR, но только в том случае, если он предсказал шок с короткой задержкой. Если тон предсказал шок с более длительным временем ожидания, только CR частоты сердечных сокращений был повышен, предполагая, что тон имел доступ только к довольно неопределенному Представительство США.Как упоминалось выше, общий PIT также полагается на относительно подробное представление США (т. Е. Нечувствительное к девальвации) (Balleine 1994), но тот же самый CS также вызовет CR подхода к пищевым портам, которые действительно требуют подробного представления США (т.е. к девальвации).

Этот многогранный условный ответ предполагает, что во время Павловской обусловленности могут происходить множественные формы обучения.Эти различные формы обучения могут быть задействованы по-разному в зависимости от характера прогнозирующей связи CS-US. Вагнер предложил вычислительную модель кондиционирования, основанную на идее, что как конкретная информация, так и общая мотивационные или эмоциональные аспекты США могут развить свои собственные ассоциативные связи с элементами CS, и что эти образуются два разных типа ассоциативных связей с разной временной динамикой (Wagner and Brandon 1989).Возможно, что еще более важно, это предполагает, что условные рефлексы Павлова могут использовать многогранные нейронные механизмы с разными типы павловских ассоциаций, требующие разных нейронных схем. Мы обсудим это ниже более подробно (см. аппетитное кондиционирование).

CR Осознанность

Хотя условная реакция по Павлову может включать когнитивное ожидание предсказанного положительного или отталкивающего стимула, эти действия не предназначаются для облегчения потребления или избегания США.Холланд обнаружил это, манипулируя непредвиденные обстоятельства CS – США. Он соединил свет с доставкой еды, приготовлением, в котором крысы быстро учатся приближаться к доставке еды. порт по предъявлении света. Однако в этом эксперименте показатели CR при свете (но до доставки еды) пропустил бы США. Крысы приобрели и поддерживали CR подхода во время освещения в той же степени, что и контрольная группа с коромыслом. для которых не было непредвиденных обстоятельств, даже если это привело к значительной потере доступной пищи (Holland 1979a).Этот и связанные с ним результаты обеспечивают критическое различие между павловским и инструментальным ответом, который является чувствительным. к таким непредвиденным изменениям.

17.5: Модель замещения стимулов классического обусловливания по Павлову

На протяжении большей части двадцатого века первоначально предложенная Павловым модель замещения стимулов классического обусловливания была широко распространена. Павлов рассматривал обусловливание как механистический (автоматический) результат сочетания нейтральных и биологически значимых событий во времени.Он считал, что установленный условный раздражитель заменяет исходный безусловный раздражитель. В основе этой модели замещения стимулов лежали четыре допущения:

  • Классическое кондиционирование требует биологически значимого стимула (например, США).
  • Смежность во времени между нейтральным стимулом и безусловным стимулом необходима для того, чтобы нейтральный стимул стал условным стимулом.
  • Примыкание во времени между нейтральным стимулом и безусловным стимулом достаточно для того, чтобы нейтральный стимул стал условным стимулом.
  • Условный ответ всегда будет напоминать, если не быть идентичным, безусловный ответ.

Требуется ли для классического кондиционирования биологически значимый стимул?

Кондиционирование более высокого порядка — это процедура или процесс, посредством которого ранее нейтральный стимул представляется в предсказательной взаимосвязи со вторым, ранее установленным предсказывающим стимулом. Обучение выводится из возникновения новой реакции в присутствии этого ранее нейтрального стимула.Например, после сочетания тона с едой можно установить тон в положение США, подавая свет непосредственно перед его появлением. Исследования показывают, что на свет будет возникать условный ответ (в данном случае слюноотделение), даже если он не был связан с биологически значимым раздражителем (пищей).


ВИДЕОКЛИП

Посмотрите это видео, чтобы продемонстрировать кондиционирование высшего порядка.


необходима ли временная смежность для кондиционирования?

Люди размышляли о процессе обучения, по крайней мере, со времен ранних греческих философов.Аристотель в четвертом веке до нашей эры предложил три закона ассоциации, которые, по его мнению, применимы к человеческому мышлению и памяти. Закон смежности гласил, что объекты или события, происходящие близко во времени (временная смежность) или пространстве (пространственная смежность), становятся связанными. Закон подобия гласит, что мы склонны ассоциировать объекты или события, имеющие общие черты, так что наблюдение одного события вызывает воспоминание о похожих событиях. Закон частоты гласил, что чем чаще мы воспринимаем предметы или события, тем больше вероятность, что мы их запомним.В некотором смысле Павлов создал методологию, позволяющую эмпирически проверить законы Аристотеля. Закон, который применяется в этом разделе, — это закон временной смежности . Временные эффекты, как и многие переменные, изучаемые с научной точки зрения, поддаются параметрическим исследованиям, в которых независимая переменная состоит из различных значений измерения. Было продемонстрировано, что кондиционирование век человека, при котором свет сопровождается потоком воздуха к глазу, является самым сильным, когда затяжка происходит примерно через 500 миллисекунд (1⁄2 секунды) после освещения.Сила кондиционирования через более короткие или длинные интервалы падает в пределах десятых долей секунды. Таким образом, временная смежность кажется критически важной для формирования человеческого века, что согласуется со вторым предположением Павлова.

Исключение: приобретенное отвращение к вкусу

Приобретенное отвращение к вкусу — единственное очевидное исключение из необходимости временной непрерывности в предиктивном обучении (классическое обусловливание). Это исключение можно понимать как эволюционную адаптацию для защиты животных от пищевого отравления.Представьте, что представители нукаков — коренного племени в Колумбии, которое, как говорят, находится под угрозой исчезновения, — заболели после того, как съели определенную пищу, и продолжили есть то же самое. Есть большая вероятность, что члены племени (и племя!) Не проживут долго. Было бы полезно избегать еды, которую человек ел до того, как заболел, даже если симптомы не проявляются в течение нескольких минут или даже часов. Феномен приобретенного отвращения к вкусам широко изучен. Используемые временные интервалы иногда отличаются на часы, а не на секунды или десятые доли секунды.Например, крысы заболели от облучения рентгеновскими лучами после питья сладкой воды (Smith & Roll, 1967). Крысы сильно предпочитают сладкую воду и пьют ее примерно в 80% случаев, когда им предоставляется выбор с обычной водопроводной водой. Если крыса заболела в течение 1⁄2 часа, пить пресную воду полностью исключали. С интервалами от 1 до 6 часов она снижалась с 80% до 10%. Было даже доказательство эффекта после 24-часовой задержки! У собак Павлова тон не ассоциируется с подачей еды через час, не говоря уже о 24 часах.Приобретенное отвращение к сладкой воде можно интерпретировать либо как исключение из закона временной непрерывности, либо как непрерывность следует рассматривать во временной шкале разного порядка (часы, а не секунды).

Достаточно ли временной непрерывности для кондиционирования?

Павлов полагал, что не только временная смежность между CS и US была необходима для возникновения обусловленности, но также и что это все , что необходимо (т. Е. Что этого было достаточно).Рескорла (1966, 1968, 1988) продемонстрировал, что корреляция между CS и US (то есть степень, в которой CS предсказывала США) была более важной, чем временная смежность. Например, если человек испытывает шок только в присутствии тона, то этот тон коррелирует с шоком (т. Е. Предсказывает шок). Если кто-то подвергается шоку одинаково, независимо от того, присутствует тон или нет, тон не коррелирует с шоком (т. Е. Не дает предсказательной информации). Рескорла продемонстрировал, что, несмотря на временную близость между тоном и шоком в обоих случаях, классическое обусловливание будет сильным в первом случае и не произойдет во втором.

Другой пример отсутствия предиктивного обучения, несмотря на временную близость между двумя событиями, представлен в исследовании Леона Камина (1969). Блокирующая группа получала звуковой сигнал (CS 1), за которым следовали шокирующие сигналы (US) в первой фазе, в то время как контрольную группу просто помещали в камеру. С тех пор группы были идентичны. Во время второй фазы за комбинированным раздражителем, состоящим из света и тона (CS 2), следовало шокирование. Во время фазы тестирования каждый компонент был представлен сам по себе, чтобы определить степень кондиционирования.

В группе блокировки кондиционирование происходило с тоном, а не со светом. Кондиционирование произошло с обоими элементами соединения в контрольной группе. Как будто предыдущий опыт с тоном привел к тому, что испытуемые из блокирующей группы не обращали внимания на свет во второй фазе. Свет был лишним. Дополнительная информация не предоставлена.

Новая и забавная демонстрация блокировки у студентов колледжа включала компьютеризированную видеоигру (Arcediano et al., 1997). Субъекты использовали лазерную пушку (пробел), чтобы защитить Землю от вторжения марсиан. К сожалению, предприимчивые марсиане разработали противолазерный щит. Если бы субъект выстрелил, когда щит был на месте, его лазерная пушка была бы неэффективной, позволяя группе марсиан приземлиться и причинить вред. Мигающий свет предшествовал установке лазерного экрана для субъектов в блокирующей группе. Контрольная группа не испытала прогностического стимула для лазерного экрана.Впоследствии обе группы испытали сложный раздражитель, состоящий из мигающего света и сложного тона. Контрольная группа связала тон с активацией лазерного экрана, тогда как из-за их предыдущей истории со светом, блокирующая группа этого не сделала. Для них тон был лишним.


ВИДЕОКЛИП

Посмотрите это видео, чтобы продемонстрировать блокировку.


Процедура блокировки демонстрирует, что временной смежности между событиями, даже в прогнозирующей взаимосвязи, недостаточно для того, чтобы обучение происходило.Во второй фазе процедуры блокировки сложный стимул предшествует США. По словам Павлова, поскольку оба компонента граничат с США, оба должны стать с ними связаны и в конечном итоге вызвать CR. Комбинация результатов Рескорла (1966) и Камина (1969) приводит к выводу, что обучение происходит, когда люди получают новых информации, позволяющей им предсказывать события, которые они не могли предсказать ранее. Камин предположил, что это происходит только тогда, когда мы удивляемся.То есть, пока события развиваются, как ожидалось, мы ничего не узнаем. Когда происходит что-то неожиданное, люди ищут соответствующую информацию. Многие из наших действий можно назвать «привычными» (Kirsch et al., 2004) или «автоматическими» (Aarts & Dijksterhuis, 2000). У всех нас был опыт езды на велосипеде или вождения, как если бы мы были на «автопилоте». Мы сознательно не участвуем в управлении, пока события идут нормально. Как только происходит что-то неожиданное, мы обращаем внимание на непосредственные обстоятельства окружающей среды.Это дает возможность получить новую информацию. Это гораздо более активное и адаптивное понимание предиктивного обучения, чем то, которое дает Павловская модель замещения стимулов (см. Рескорла, 1988).

Должен ли условный ответ напоминать безусловный ответ?

Теперь мы рассмотрим четвертое предположение модели Павлова, согласно которому условная реакция всегда похожа на безусловную. Мясной порошок рефлекторно вызывает слюноотделение, и Павлов наблюдал такую ​​же реакцию на условный раздражитель, предсказывающий употребление мясного порошка.Дыхание воздуха рефлекторно вызывает моргание глаз, а постукивание по колену вызывает подергивание коленями. Условные ответы аналогичны безусловным ответам в исследованиях, в которых в качестве безусловных раздражителей использовались вдохи воздуха и постукивание коленом. Понятно, что Павлов и другие так долго считали, что условный ответ должен напоминать, если не быть тождественным, безусловный ответ. Однако Зинер (1937, стр. 393) снял видео с собаками, подвергающимися кондиционированию слюны, и не согласился с этим выводом.Он заметил: «Несмотря на утверждения Павлова, собака, похоже, не ест воображаемую пищу. . . . Это другая реакция, антропоморфно описываемая как поиск, ожидание падения пищи с готовностью к поведению в еде, которое произойдет, когда еда упадет ».

Кимбл (1961, с. 54) предложил возможную интерпретацию, согласно которой «функция условного ответа состоит в том, чтобы подготовить организм к возникновению безусловного раздражителя». Исследования Шепарда Сигеля (1975, 1977, 1984, 2005) повернули маятник в сторону широкого признания этой интерпретации природы условной реакции.Исследование Сигеля включало введение лекарства в качестве безусловного раздражителя. Например, крысам вводили инсулин в присутствии нового стимула (Siegel, 1975). Инсулин — это препарат, снижающий уровень сахара в крови, и его часто используют для лечения диабетиков. В конце концов, на новый раздражитель (теперь CS) выработалась условная реакция. Однако вместо того, чтобы снизить уровень сахара в крови, уровень сахара в крови повысился на 90–160 к CS. Сигель описал это увеличение как компенсаторный ответ при подготовке к действию инсулина.Он утверждал, что это похоже на другие гомеостатические механизмы, предназначенные для поддержания оптимального уровня биологических процессов (например, температуры, количества лейкоцитов, уровня жидкости и т. Д.). Подобные компенсаторные реакции были продемонстрированы с морфином, лекарством, обладающим анальгетическими свойствами (Siegel, 1977), и с кофеином (Siegel, 2005). Сигел (2008) зашел так далеко, что предположил, что «обучающийся исследователь является исследователем гомеостаза».

Сигель разработал увлекательную и влиятельную модель толерантности к лекарствам и эффектов передозировки, основанную на своих открытиях, касающихся приобретения компенсаторных реакций (Siegel, 1983).Он предположил, что многие так называемые передозировки героина на самом деле являются результатом употребления одной и той же дозы по-разному или в другой среде. Такой эффект действительно был продемонстрирован экспериментально на крысах. В то время как 34% крыс, которым вводили более высокую, чем обычно, дозу героина в одной и той же клетке, погибли, 64% крыс, которым вводили ту же дозу в другой клетке, умерли (Siegel et al., 1982). Как эксперимент, это исследование имеет высокую внутреннюю валидность, но, очевидно, не может быть воспроизведено на людях.В исследовании с высокой внешней достоверностью Сигел (1984) опросил лиц, переживших подозрение на передозировку героина. Большинство настаивали на том, что они приняли обычное количество, но указали, что они использовали другую технику или употребляли наркотик в другой среде. Такое сочетание высокой внешней достоверности и высоких результатов внутренней достоверности является убедительным аргументом в пользу модели обучения Зигеля, касающейся толерантности к лекарствам и эффектов передозировки.

Компенсаторные реакции, вызванные лекарствами, согласуются с интерпретацией, согласно которой условный ответ представляет собой подготовку к безусловному раздражителю.Сочетание этой интерпретации с выводами, сделанными в отношении необходимости предсказуемости возникновения классической обусловленности, приводит к следующей альтернативе модели замещения стимулов Павлова: Классическая обусловленность — это адаптивный процесс, посредством которого люди приобретают способность предсказывать будущие события и готовиться к ним. за их возникновение.


УПРАЖНЕНИЯ
  1. Опишите основание для вывода о том, что вымирание является тормозящим процессом, а не процессом отучения.
  2. Определите и приведите примеры следующих классических феноменов обусловливания: приобретение, угасание, спонтанное восстановление, генерализация стимулов и различение стимулов.
  3. Объясните, как тот факт, что происходит спонтанное выздоровление, указывает на то, что связь между условным раздражителем и условной реакцией не нарушается во время процесса угасания.
  4. Сформулируйте предположения, лежащие в основе модели замещения стимулов классической обусловленности, предложенной Павловым.Опишите результаты исследования, касающиеся каждого из предположений. Покажите, как результаты исследования согласуются с описанием классической обусловленности как адаптивного процесса обучения.

ССЫЛКИ

Aarts, H., & Dijksterhuis, A. (2000). Привычки как структуры знаний: автоматизм в целенаправленном поведении. Журнал личности и социальной психологии, 78, 53–63. doi.org/10.1037/ 0022-3514.78.1.53

Арседиано, Ф., Матуте, Х., И Миллер Р. Р. (1997). Блокировка павловской обусловленности у человека. Обучение и мотивация, 28 (2), 188–199. https://doi.org/10.1006/lmot.1996.0957

Бутон М. Э. (2000). Теория обучения с точки зрения упущений, рецидивов и сохранения изменений в поведении. Психология здоровья, 19 (1, приложение), 57–63. https://doi.org/10.1037/0278-6133.19.Suppl1.57

Бутон М. Э. и Нельсон Дж. Б. (1998). Роль контекста в классическом обусловливании: некоторые значения для когнитивно-поведенческой терапии.В W. T. O’Donohue (Ed.), Обучение и поведенческая терапия, (стр. 59–84). Аллин и Бэкон.

Камин, Л. Дж. (1969). Предсказуемость, удивление, внимание и условность. В Б. А. Кэмпбелл и Р. М. Чёрч (ред.), Наказание и отвращение . Appleton-Century-Crofts.

Кимбл, Г. А. (1961). Кондиционирование и обучение Хилгарда и Маркиза (2-е изд.). Appleton-Century-Crofts.

Кирш И., Линн С. Дж., Вигорито М. и Миллер Р.Р. (2004). Роль познания в классической и оперантной обусловленности. Журнал клинической психологии, 60, 369–392. doi.org/10.1002/jclp.10251

Павлов И. П. (1927). Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга . Издательство Оксфордского университета.

Рескорла Р. А. (1966). Предсказуемость и количество пар в павловской обусловленности страхом. Psychonomic Science, 4, 383–384. doi. org / 10.3758 / BF03342350

Рескорла, Р.А. (1968). Вероятность шока при наличии и отсутствии CS в условном рефлексе страха. Журнал сравнительной и физиологической психологии, 66, 1–5. https://doi.org/10.1037/h0025984

Рескорла Р. А. (1988). Павловское кондиционирование: это не то, что вы думаете. Американский психолог, 43 (3), 151–160. doi.org/10.1037/ 0003-066X.43.3.151

Сигель, С. (1975). Кондиционирующие эффекты инсулина. Журнал сравнительной и физиологической психологии, 89 (3), 189–199.doi.org/10.1037/ h0076811

Сигель, С. (1977). Приобретение толерантности к морфину как ассоциативный процесс. Журнал экспериментальной психологии: процессы поведения животных, 3, 1–13. https://doi.org/10.1037/0097-7403.3.1.1

Сигель, С. (1983). Классическая обусловленность, переносимость лекарств и лекарственная зависимость. В R.G. Smart, F. B. Glaser, Y. Israel, H. Kalant, R.E. Popham, & W. Schmidt (Eds.), Исследования проблем алкоголя и наркотиков (том 7, стр.202–246). Пленум.

Сигель, С. (1984). Павловское кондиционирование и передозировка героина: сообщения жертв передозировки. Бюллетень Психономического общества, 22 (5), 428–430. https://doi.org/10.3758/BF03333867

Сигель, С. (2005). Толерантность к наркотикам, наркомания и ожидание наркотиков. Текущие направления в психологической науке, 14 (6), 296–300. https: // doi.org/10.1111/j.0963-7214.2005.00384.x

Сигель, С. (2008). Обучение и мудрость тела. Обучение и поведение, 36 (3), 242–252. https://doi.org/10.3758/LB.36.3.242

Сигел С., Хинсон Р. Э., Кранк М. Д. и Маккалли Дж. (1982). Смерть от «передозировки» героина: вклад окружающей среды, связанной с наркотиками

киев. Science, 216 (4544), 436–437. doi.org/10.1126/ science.7200260

Смит, Дж. К., & Ролл, Д. Л. (1967). Отследите кондиционирование с помощью рентгеновских лучей как отталкивающего стимула. Психономическая наука, 9 (1), 11–12.doi. org / 10.3758 / BF03330734

Зенер, К. (1937). Значение поведения, сопровождающего условную секрецию слюны, для теорий условной реакции. Американский журнал психологии, 50 (1/4), 384–403. doi.org/10.2307/ 1416644

Аргументы и собаки Павлова

Вы снова попадаете в тот же старый спор. Кажется, это никогда не закончится. После спора вы можете спросить себя: «Как это случилось? Почему это продолжается бесконечно? »

Найдите минутку и подумайте об обстановке, в которой имеет место этот аргумент.У некоторых пар ссоры возникают в спальне, поскольку ночь якобы приближается к спокойному сну; для других — за обеденным столом. У родителей и детей тоже есть свои «любимые» времена, часто после того, как ребенок возвращается домой со школьного дня. По сути, наши эпизоды конфликта становятся ритуализированными и включают в себя определенное время и место.

Это повторение имеет неприятный побочный эффект создания ассоциативного обучения, также известного как классическое обусловливание. Иван Павлов понял, что, соединив две вещи вместе, он может создать новое условие обучения.Сначала он подарил собаке мясной порошок, и у собаки пошла слюна. Затем он издал звук колокольчика незадолго до того, как подал мясной порошок. Что произошло дальше? Как вы уже догадались, у собаки потекла слюна. Сочетая звук колокольчика с мясным порошком, он мог вызвать у собаки слюноотделение, потому что собака узнала, что, когда прозвучит колокольчик, пища обязательно последует.

Какое отношение это имеет к спорам людей? Все. Когда у нас есть споры с одним и тем же человеком в одном и том же месте (и часто в одно и то же время), мы начинаем связывать этого человека и место с аргументом.Как и собаки в экспериментах Павлова, мы учимся реагировать.

Вот простой план из пяти шагов для создания эффективных решений. Во-первых, назначьте конкретное время и место для обсуждения, желательно на нейтральной почве, которая еще не содержит негативных ассоциаций — например, в ресторане, в котором ожидается гражданское поведение. Во-вторых, объявите определенное время и место «закрытыми» для тем, которые обязательно вызовут конфликт. Например, редко бывает разумным обсуждать родственников или финансовые проблемы, лежа в постели и пытаясь заснуть.Наши ассоциации с кроватью должны быть связаны только с несколькими возможностями: расслаблением, сном и сексом. В-третьих, установите короткие временные ограничения по темам, имеющим высокий потенциал спора; после нескольких минут обсуждения мы устаем, теряем часть нашей способности к рациональному мышлению и с большей вероятностью упадем в ту же дыру, в которую попадаем снова и снова. В-четвертых, позвольте себе и вашему партнеру избежать оговорки. Если уровень гнева и эмоций становится слишком высоким, позвольте любому партнеру изящно выйти из тайм-аута, чтобы разрядить ситуацию.Редко когда спор разрешается во время крика. В-пятых, сделайте что-нибудь другое! Встаньте на голову, наденьте на нос красный шарик из пенопласта … … не имеет значения, какая разница в стиле обсуждения, но главный акцент заключается в том, что, прерывая повторяющиеся шаблоны, мы можем допустить возможность появления новых и более полезных для здоровья. всплыть.

Некогда бесконечные споры действительно разрешимы — без слюноотделения.

Павлов в Америке: влияние Павлова на Лэшли и Хебба

Иван П.Павлов был удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине в декабре 1904 г. «в знак признания его работы по физиологии пищеварения». К этому времени Павлов начал изучать «условные рефлексы» и описал, как он пришел к изучению «психических рефлексов» в своей «Мадридской речи» (апрель 1903 г.). В 1906 году Павлов [по буквам Павлов] прочитал лекцию Хаксли под названием «Научное исследование психических способностей или процессов у высших животных», которая была опубликована в The Lancet (6 октября 1906 года).Одним из первых американских сторонников классической обусловленности был Джон Б. Уотсон, основатель «бихевиоризма». Уотсон проводил эксперименты с условными двигательными рефлексами, используя метод Бехтерева, и провел свой самый печально известный эксперимент «Обусловленные эмоциональные реакции» на «маленького Альберта» в 1920 году. Карл С. Лэшли провел раннюю работу по условным слюнным рефлексам у людей. Павлов посетил Америку в 1923 и 1929 годах, а его «Лекции об условных рефлексах» были опубликованы на английском языке в 1927 и 1928 годах.Павлов предоставил американским психологам объективный философский подход в отличие от субъективных методов, таких как интроспекция; и методический подход через использование условных рефлексов. Хотя они были восприняты американцами, теоретический подход к изучению высшей нервной деятельности через условные рефлексы был воспринят не так легко. Хотя методы определения условных рефлексов Павлова повлияли на теории Эдвина Гатри, Б.Ф. Скиннера, Кларка Халла и Кеннета Спенса, Гатри и Лэшли (1930) критиковали теорию Павлова о нейронных функциях.Павлов написал резкий ответ на эту критику (1932). Ученик Павлова, Борис Бабкин оказал влияние на Дональда Хебба на изучение условных рефлексов, и Хебб продолжил разработку нейрофизиологической теории, которая объединила идеи Павлова и Шеррингтона о рефлексах с теориями Лэшли, Колера и Толмена в целостную теорию, которая обеспечила нейронный механизм, который объяснил восприятие, внимание, обучение и память. Хебб разработал три идеи, чтобы представить «современный» взгляд на нейронные изменения, лежащие в основе когнитивных функций: (1) «синапс Хебба» или «правило обучения Хебба»; (2) сборка ячейки и (3) последовательность фаз.Сегодня условные рефлексы Павлова используются для изучения нейробиологии обучения и памяти на четырех уровнях: (1) поведенческий; (2) нейронные системы и схемы; (3) клеточные механизмы синаптической пластичности; и (4) молекулярные механизмы нейрональной пластичности, лежащие в основе обучения и памяти. Следует отметить работу Леду, Фанеслоу и других о нейронных цепях условного страха и работу Томпсона о роли мозжечка в условных двигательных реакциях. Павловское кондиционирование также используется для понимания ненормального поведения и разработки клинических методов поведенческой терапии.Таким образом, большая часть истории психологии и нейробиологии в Америке находилась под влиянием концепций классической обусловленности, разработанных Павловым, подвергшихся критике Лэшли и включенных в нейрофизиологическую теорию Хебба.

современных применений классического кондиционирования | Джаван Тернер | Поваренная книга интерактивного дизайнера

«Можно с полным правом сказать, что непреодолимый прогресс естествознания со времен Галилея сделал свою первую остановку перед изучением высших отделов мозга, органа наиболее сложных взаимоотношений животного и внешний мир.И кажется, и не без оснований, что сейчас действительно критический момент для естествознания; потому что мозг в своей высшей степени сложности — человеческий мозг — который создал и создает естественные науки, сам становится объектом этой науки ». — Иван Павлов

Иван Павлов

Иван Павлов, русский психолог, родился 27 февраля 1936 года.

Он был старшим из 11 детей. Его отец, Петр Дмитриевич Павлов, был православным священником в их деревне.

Павлов был настолько предан науке, что отказался от изучения религии. На него больше всего повлияли Иван Михайлович Сеченов — отец русской физиологии и Дмитрий Иванович Писарев, социальный критик.

Теория Павлова о «классической обусловленности» — это процесс обучения поведению. В случае нейтрального стимула, который не вызывает реакции. Но произвольный безусловный стимул вызовет безусловную реакцию. Повторение этого процесса в конечном итоге приведет к тому, что нейтральный стимул вызовет безусловную реакцию, и этот конечный процесс называется условной реакцией.Это объяснение обычно демонстрируется наблюдением за слюноотделением собаки.

Собака — типичный пример положительной обратной связи классической теории состояний. В этом примере собака является объектом, а пища, камертон или колокольчик — стимулом, используемым для получения реакции собаки.

Он резюмировал это так: есть нейтральный стимул (звонок), который сам по себе не вызывает реакции, такой как слюноотделение. Существует также ненейтральный или безусловный стимул (еда), который вызывает безусловный ответ (слюноотделение).Но если вы предъявите нейтральный стимул и безусловный стимул вместе, в конце концов собака научится связывать эти два стимула. Через некоторое время нейтральный стимул сам по себе вызовет ту же реакцию, что и безусловный, как у собак, пускающих слюни, когда они слышат звонок. Это называется условной реакцией . Думайте о безусловной реакции как о совершенно естественной, а об условной реакции как о чем-то, чему мы учимся.

Classical Conditioning (YouTube)

В серии Kingdom Heart существа, называемые Heartless, бывают разных форм, форм и размеров.Их также можно замаскировать под сундук (Chest Spider) или горшок (Pot Spider), и они, как правило, приходят с зельями и предметами.

Так при чем тут классическое кондиционирование Павлова? Вместо стимула слюноотделения, как у собаки, стимулом является возбуждение от получения предмета. Безусловный стимул — это обычный сундук или горшок, а безусловная реакция — возбуждение игрока.

Нейтральный стимул — это первая встреча сундука паука или горшечного паука, и безусловный ответ для игрока — не волнение.

После победы над Бессердечным вы понимаете, что если вы уроните тот же предмет, что и из обычного сундука или горшка, вы можете почувствовать возбуждение.

Поэтому, когда снова появляются Бессердечные (условный раздражитель), сразу возникает возбуждение. Вы были обусловлены. Гав.

Candy Crush — популярная игра, имеющая как положительные, так и отрицательные отзывы. Положительным моментом является то, что когда пользователь выходит из Candy Crush во время прохождения уровня, если он возвращается в любое время, он может вернуться на тот же уровень.Некоторые игры отключают вас от игры, в которую вы в данный момент играли, и тогда вам придется начинать заново, текущее недовольство пользователя. Теперь большинство игр спросят, хотите ли вы возобновить текущий уровень, на котором вы играли.

Сердца у вас заканчиваются, и у вас есть выбор вернуть эти сердца, чтобы продолжить игру. Вы можете попросить друга на Facebook увеличить количество жизней, использовать свои золотые слитки, чтобы получить больше жизней, или подождать определенное время, чтобы восстановить свои жизни.Большинство игроков дождутся восстановления своей жизни и выйдут из игры, чтобы поиграть в другое приложение. Но Candy Crush уведомит пользователя, когда он вернет себе всю свою жизнь.

Большинство людей теперь знакомы с теорией Павлова в классе, но не подозревают, что это так. Мои учителя называли «метод хлопания в ладоши» положительным подкреплением, заставляющим замолчать и управлять классом.

Этот метод обычно представляет первый день занятий с инструкциями учителя о том, что ученики должны делать, когда они слышат хлопки.Через какое-то время учителю нужно просто хлопать в ладоши, и ему не нужно объяснять, что означают эти хлопки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.