Идеалы человека примеры: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Автор: | 23.09.1974

Содержание

«Он жил на всю катушку» История британского офицера, который превратил заброшенную военную базу в независимую страну: Книги: Культура: Lenta.ru

Воды мирового океана неслучайно часто сравнивают с космическим пространством: огромная неисследованная территория, на которой найдется все — от затонувших кладов до работорговли. Книгу о тайной жизни океана написал британский журналист, Пулитцеровский лауреат Иэн Урбина. Она называется «Океан вне закона. Работорговля, пиратство и контрабанда в нейтральных водах». На русском языке на днях ее выпустило издательство «Альпина нон-фикшн». С разрешения издательства «Лента.ру» публикует фрагмент главы о том, как майор Британской армии объявил заброшенную морскую платформу противовоздушной обороны своей независимой территорией.

В канун Рождества 1966 года, когда вся страна сидела дома за семейным столом, майор Британской армии в отставке Пэдди Рой Бейтс находился в Северном море — в небольшой лодке с навесным мотором в 7 милях от берега Англии. Незадолго до того он незаметно выскользнул из дома посреди ночи, чтобы воплотить в жизнь одну бредовую идею. В результате, как он думал, у него должен был получиться идеальный подарок для его жены Джоан.

С помощью крюка и веревки он взобрался на заброшенную морскую платформу противовоздушной обороны и провозгласил ее независимой территорией. Позже он назвал ее «Силенд» и преподнес в дар супруге. Дар совсем не походил на дворец морского царя из романтических сказок. Это был один из пяти фортов, построенных для защиты Темзы в начале 1940-х.

Официально он назывался «Фортом Его Величества “Рафс-Тауэр”». К моменту описываемых событий от него остался продуваемый насквозь ветрами каркас без всяких признаков жизни. Рафс, как называли заброшенный форт местные жители, представлял собой широкую платформу размером с два теннисных корта, покоящуюся на двух полых бетонных колоннах на высоте 18 метров над поверхностью океана.

Роя не смущали суровые условия — он относился ко всей этой затее очень серьезно, как будто его форт был аванпостом вроде тех, из которых отправлялись в свои экспедиции Кортес и Васко да Гама.

В свои лучшие дни во время войны Рафс был оснащен двумя 40-миллиметровыми легкими зенитными автоматическими пушками «Бофорс» и двумя 94-миллиметровыми тяжелыми зенитными орудиями «Викерс» со стволами длиной 4,5 метра, позволявшими вести прицельный огонь по нацистским бомбардировщикам.

Гарнизон насчитывал более сотни моряков. Став ненужным Королевскому военно-морскому флоту сразу после поражения Германии, форт был заброшен. Невостребованный, покинутый людьми, он быстро обветшал, но продолжал одиноко выситься над водой как напоминание о бдительности британцев и готовности защищать свои рубежи. Рой знал о платформе задолго до захвата — у него был собственный флот грузовых и рыболовных судов, так что ему не раз доводилось проплывать мимо с грузом импортного мяса, резины или рыбы.

Британские власти, разумеется, отнеслись к затее неодобрительно, приказав покинуть платформу. Но чего-чего, а нахальства и упрямства Рою было не занимать — он был одним из тех парней, которым ничего не стоило послать власти куда подальше. Уроженец Лондона, в 15 он вступил в ряды интернациональной бригады и участвовал в гражданской войне в Испании, сражаясь на стороне республиканцев.

Вернувшись домой, поступил на армейскую службу и сделал стремительную карьеру, став самым молодым британским майором в то время. В годы Второй мировой воевал в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Италии. Был тяжело ранен, когда прямо перед ним взорвалась граната. После поломки двигателя самолета оказался в плену у греческих фашистов, но сумел бежать. Он жил на всю катушку.

Фото: Imperial War Museums

Поначалу Рой использовал Рафс как базу для пиратской радиостанции. К немалому разочарованию молодежной аудитории, Би-би-си, у которой тогда была монополия на радиовещание, передавала музыку Beatles, Kinks, Rolling Stones и прочих популярных групп только поздно ночью.

Предприимчивые бунтари вроде Роя восполняли этот пробел в официальном вещании, устроив на судах и платформах вблизи границ Британии радиостанции. Они круглосуточно крутили пластинки с современной музыкой, не утруждая себя получением каких-либо лицензий. Став хозяином платформы в 1966-м, Рой под завязку набил кладовые запасами тушенки, рисового пудинга, муки и виски, что позволяло ему проводить там сколько угодно времени — случалось, он по несколько месяцев не возвращался на сушу.

До этого он уже пытался обустроить пиратскую радиостанцию на другой морской платформе. Но тогда власти быстро принудили его свернуть деятельность, поскольку платформа находилась в территориальных водах Британии, которые в то время простирались на три морские мили от берега. Рафс же был для них недосягаем.

Как-то, через несколько дней после запуска новой радиостанции с платформы, которую он официально преподнес жене в качестве подарка на день рождения, Рой и Джоан сидели в баре с друзьями. «Теперь у тебя есть собственный остров», — сказал Рой жене. Как это часто с ним случалось, было трудно понять, шутил он или говорил серьезно. Джоан ответила: «Жаль, что там нет хотя бы пары пальм, чуточки солнечного света и своего флага». Кто-то из друзей решил развить тему и в шутку предложил превратить платформу в отдельную страну.

Все посмеялись, не придав этим словам особого значения, заказали еще по кружечке пива и перешли к другим темам. На самом деле смеялись не все — Роя слова друга заставили призадуматься. Несколько недель спустя он официально объявил о создании нового государства Силенд (Sealand). В качестве девиза для страны, правителем которой он стал, Рой выбрал латинское выражение “E Mare, Libertas”, в вольном переводе — «море, дарящее свободу».

Для кого-то океан — суровая среда, которая благоволит к хищникам, водный инкубатор для худших человеческих инстинктов, место ожесточенной эволюционной борьбы обитателей вод за место на этой планете. Но есть у него и другая сторона — это еще и место для бесконечных открытий, неисчерпаемый источник вдохновения и движущая сила обновления. Невероятная история создания самого маленького морского государства на планете стала символом не скованной границами эксцентричности и насмешкой над нормами международного права.

Рой Бейтс и его жена

Если копнуть поглубже, то можно увидеть в этой истории кое-что еще — богатое наследие авантюризма, который всегда процветал в открытом море, упрямое стремление показать, что ты чего-то стоишь, и экстравагантный способ заявить о желании ни от кого не зависеть.

У нового государства Силенд, ставшего по воле его основателя княжеством, был свой паспорт, герб и флаг — красно-черный с белой диагональной полосой посередине. Денежную единицу Рой назвал силендским долларом, поместив на банкноты портрет жены. Уже в наши дни у страны появилась страница в Facebook, аккаунт в Twitter и канал на YouTube.

Формально ни одна страна не признала Силенд , но это не означало, что у его создателя не было права на суверенитет. Британское правительство и разного рода злопыхатели не раз пытались, послав наемников, захватить платформу, но у них ничего не вышло. Почти все такие попытки заканчивались одинаково — члены семьи Бейтс сеяли в рядах нападавших страх и ужас, стреляя в их сторону из винтовок, бросая в них бутылки с зажигательной смесью, сбрасывая на их лодки шлакоблоки и отталкивая от платформы лестницы, по которым те пытались вскарабкаться. Британия, некогда правившая огромной империей, над которой никогда не заходило солнце, оказалась бессильна перед наглым микрогосударством — едва ли не меньше главного бального зала в Букингемском дворце.

Всему виной базовые принципы государственного суверенитета: область действия законов страны совпадает с ее границами. Силендцы напомнили британскому правительству об этом в мае 1968-го, когда сын Роя Майкл сделал несколько выстрелов из пистолета калибра 5,6 миллиметра в направлении рабочих, прибывших для ремонта находившегося неподалеку буя.

Майкл заявил, что выстрелы были предупредительными. По его словам, он просто хотел напомнить работягам о необходимости уважать территориальный суверенитет Силенда. Никто не пострадал, но происшествие имело далеко идущие последствия для британской юридической системы и геополитического статуса Силенда.

Некоторое время спустя британское правительство предъявило Майклу обвинения в незаконном хранении и использовании огнестрельного оружия. Однако в ходе судебного разбирательства было вынесено решение, в котором признавалось, что Майкл действовал за пределами британской территории, вне юрисдикции ее властей, а значит, он не мог быть привлечен к ответственности по законам Британии.

Рой, которого такое решение суда еще больше раззадорило, в разговоре с британским чиновником заявил, что, если пожелает, может в любой момент приказать кого-нибудь убить на территории своего княжества, поскольку он «отвечает за закон в Силенде». Даже в анналах морской истории, изобилующей примерами хулиганских выходок всех мастей, найдется немного таких аномалий.

Хотя кому-то может показаться, что история Силенда больше смахивает на юмористический скетч в духе «Монти Пайтон», меня она привлекла возможностью глубже разобраться в важной проблеме — а именно в зияющих прорехах, которые обнаруживаются, когда государственные органы пытаются контролировать океаны.

Особенно поражал тот факт, что, при всем нахальстве своей выходки, Рой, казалось, действовал в рамках закона ну или, по крайней мере, нашел способ воспользоваться лакунами в правовом регулировании.

За полвека существования Силенда лишь нескольким людям, гостям семьи Бейтс, удалось побывать на этом отдаленном форпосте. На месте зениток Второй мировой на платформе разместился ветряной электрогенератор, обеспечивающий нестабильным электричеством обогреватели в десяти пропитанных влагой и обдуваемых всеми ветрами помещениях, составляющих жилую площадь Силенда.

Раз в месяц к платформе пристает лодка с припасами — чаем, виски, шоколадом и старыми газетами — для обитателей форта. В последние годы число постоянных граждан Силенда сократилось до одного — смотрителя по имени Майкл Беррингтон. Несмотря на кажущуюся абсурдность и эфемерность идеи Силенда как независимого государства, британцы отнеслись к соседу вполне серьезно.

Рассекреченные не так давно документы конца 1960-х говорят, что Силенд вызывал крайнее раздражение у политиков того времени: они опасались, что прямо у них под носом появится еще одна Куба. Одно время даже вынашивались планы бомбардировки платформы, но все же на столь радикальные меры власти не решились.

В 1970-х немецкий бизнесмен Александр Готфрид Ахенбах нанял группу головорезов из Голландии, чтобы те организовали переворот в Силенде. Результатом операции стал захват заложников и ожесточенное дипломатическое противостояние между Германией и Англией. В начале 1980-х, во время Фолклендской войны, группа аргентинцев попыталась выкупить платформу и устроить на ней тренировочный лагерь. Уже в наше время сотрудники WikiLeaks рассматривали возможность перемещения туда своих серверов, а в «Панамском досье» Силенд фигурирует в качестве укрытия для организованной преступности.

С начала моей репортерской карьеры море представало предо мной в самых разных обличьях, но в случае Силенда я нашел совершенно новое проявление беззакония в океане. Поражала не только дерзость, с которой действовал основатель нового государства, но и наличие у всего этого предприятия четкой философской базы: Силенд стал воплощением либертарианских идеалов, неуклюже объединенных с вольными интерпретациями морского права и дипломатическими хитросплетениями.

Мне довелось побывать на платформе в октябре 2016-го. Меня сопровождали сын Роя Бейтса Майкл, которому тогда было 64 года, и его 29-летний сын Джеймс. Понадобилось несколько месяцев и полдесятка телефонных звонков, прежде чем семья дала мне разрешение на въезд в их владения. Я так до конца и не понял, почему они тянули с этим. Возможно, не хотели рисковать и ставить под удар легенды, окружающие Силенд.

Прибыв наконец в Англию, я с удивлением узнал, что мои спутники общались со мной вовсе не из Силенда, а из Эссекса. Именно оттуда они руководили своим бизнесом — флотом из нескольких судов, занимающихся промыслом моллюсков. Внешне Майкл походил на вышедшего на пенсию хоккеиста. Он был невысокого роста, плотного телосложения. Бритая налысо голова, отсутствующий передний зуб. Отрывистый хриплый смех отлично подходил его резкой манере общения.

Джеймс, напротив, оказался худощавым скромным малым. По нему сразу можно было сказать, что он закончил университет. Если Джеймс тщательно подбирал каждое слово, стараясь учесть все нюансы и ничего не упустить, то его отец словно бы бросал словесные гранаты. «Можешь писать про нас все, что только взбредет в твою чертову голову, — заявил Майкл сразу, как мы встретились. — Нам наплевать». Но что-то подсказывало, что на самом деле ему совсем не все равно.

Промозглым ветреным днем 2 октября 2016 года, когда уже почти начало смеркаться, отец и сын Бейтсы приплыли за мной на лодке в портовый город Харвич. Они сидели посредине, так что мне пришлось разместиться на корме. Я с трудом удерживал равновесие — приливные волны нещадно раскачивали утлое суденышко. Дул пронизывающий ветер; говорить было невозможно, так что я молчал.

Когда на море сильное волнение, а ты плывешь в трехметровой моторной лодке, кажется, что ты мчишься галопом на резвом скакуне. Вроде бы чувствуешь ритм, но, в отличие от галопа, темп то и дело меняется, да к тому же неожиданно.

После часовой вольтижировки по пути до Силенда у меня было чувство, будто я участвовал в родео. Мои внутренние органы как будто хорошо встряхнули в шейкере; ноги дрожали от изнеможения — удерживать равновесие на продолговатом сиденье было непросто. Лодка неслась наперерез приливу к точке на горизонте, которая становилась все больше и больше, пока не превратилась в испещренные пятнами бетонные опоры, махину платформы над ними и намалеванные яркой краской под вертолетной площадкой жирные буквы веб-адреса.

Ничего княжеского в пресловутом микрогосударстве не было — все выглядело очень неказисто. При приближении к платформе стало понятно, что неприступность ее объясняется высотой. Снизу она была практически неприступна — здесь не было ни свай, к которым можно было бы пришвартоваться, ни причала как такового, ни какой-нибудь, пусть самой захудалой, лестницы. Лодка остановилась у одной из усеянных морскими желудями колонн; из-за края платформы, на высоте шестого этажа, показалась стрела крана.

Беррингтон, который был одет в спецовку ярко-синего цвета, опустил трос с небольшим деревянным сиденьем, которое больше походило на сиденье качелей на заднем дворе. Это был седеющий человек лет 60, с круглым животиком и постоянной улыбкой на лице. Я забрался на сиденье; заработала лебедка, и я в ужасе от происходящего стал подниматься вверх под вой шквального ветра.

«Добро пожаловать!» — послышалось со стороны Беррингтона, который изо всех сил старался перекричать ветер. Повернув кран в противоположную от моря сторону, он спустил меня на платформу. Казалось, что я попал на свалку: повсюду виднелись валяющиеся в беспорядке железные бочки, горы пластиковых ящиков, мотки спутанных проводов, кучи ржавого хлама — и в центре всего этого хаоса трещала ветряная турбина, будто готовая в любую секунду оторваться.

Под ударами усиливающихся волн вся конструкция трещала по швам, как старый подвесной мост. Беррингтон поднял Джеймса, потом Майкла. Наконец, он поднял и саму лодку, оставив ее висеть в воздухе. «На всякий случай», — пояснил Беррингтон.

Переводчики Сергей Чернин и Андрей Гришин

Что значит быть мужчиной? — В фокусе

Что отличает «настоящего мужчину»? На этот вопрос журналу Гёте-Института ответили мужчины из России и Германии. Они также попытались определить, насколько сами соответствуют этому идеалу.
 

Гунтрам Гляйс, 35 лет, в поиске работы, Германия

© из личного архива В традиционном смысле, настоящий мужчина — это кто-то вроде Джеймса Бонда. Сильный, уверенный в себе, независимый. И, наверное, имеющий отношение к большим тяжелым машинам или к тяжелому ручному труду. Много лет назад, когда я был мальчиком, юношей и молодым человеком, для меня это был сам собой разумеющийся идеал, к которому стоило стремиться. Я любил есть мясо и отслужил в армии. Сегодня я бы не стал этого делать, более того, я переключился на вегетарианство. Когда мой друг пару лет назад посоветовал мне заниматься йогой, я подумал, что это точно не для меня, «я ведь не девочка». Но я попробовал и мне понравилось. Поэтому сейчас я считаю себя далеким от такого определения «настоящего мужчины». Моя девушка сейчас зарабатывает больше меня, и для меня такая ситуация в порядке вещей, хотя это и не соответствует общепринятому образу «кормильца». Скорее, это мешает не из-за различий «мужчина-женщина», а потому что было бы справедливее делить ответственность пополам. Для меня быть ответственным человеком важнее, чем быть настоящим мужчиной. Поэтому можно сказать, мои приоритеты с годами поменялись: с ментальностью Бада Спенсера, подразумевающей, что надо быть сильным и грубым, я попрощался. Когда становишься старше, на передний план выходят другие вещи. Становится понятно, что ты не Джеймс Бонд. И это прекрасно.

 
 
Игорь Кузнецов, 35 лет, руководитель IT продуктов, Россия

© из личного архива Для меня в понятии быть мужчиной самое важное — нести ответственность, быть самым сильным и надежным в своей семье или коллективе. У меня нет явных ортодоксальных убеждений, и я очень спокойно принимаю современный подход, размывающий различия между ролями мужчин и женщин. Но все же природа распорядилась так, что мы разные и созданы для разных задач. Никто не будет спорить, что у мужчин организм физически более сильный, а значит, для добывания ресурсов он приспособлен лучше. Мужчины более склонны рисковать, и их деятельность чаще направлена наружу. Женщины, в среднем, более интровертивны и консервативны. Они хорошо анализируют риски и заботятся о сохранении ценностей. А насчёт своего соответствия  понятию настоящий мужчина я не задумываюсь. Некогда копаться в себе.

 
Оливер Кунце, 52 года, инженер, Германия

© из личного архива Быть мужчиной для меня значит брать на себя ответственность, иметь ценности и принципы и соответствовать им. Иметь собственный стиль. Соответствую ли я этому определению? Думаю, что путь и есть цель. Хочу ли я соответствовать? Да, если речь идет о том идеале, которого я описал. А вот смысле других определений — вряд ли. Сидеть с голым торсом на лошади – зачем? У меня нет цели что-то кому-то доказывать.

 
Владимир Поляков, 36 лет, ведущий оператор роботизированных систем, Россия

© из личного архива В моём понимании, мужчина должен быть взрослым и отличаться от женщины. Взрослый не зависит от мнения родителей или окружающих. Он не стремится доказать что-то другим, а доказывает что-то только самому себе. Зрелый человек не полагается на авторитеты, он всегда анализирует информацию. Он не обижается, а делает выводы и получает опыт.
Утверждая, что мужчина должен отличаться от женщины, я имею в виду прежде всего эмоции. В одной и той же ситуации они буквально захлестывают женщину, а мужчина остается рациональным и логичным. Это не значит, что мужчины бесчувственные сухари, мы так же злимся, пугаемся, умиляемся и радуемся. Однако мы умеем отложить эмоции на потом. Сначала разобраться с задачей, принять решение, а уже затем дать волю чувствам. Именно поэтому мужчина подобен скале во время бури, он может укрыть и защитить тех, кто рядом с ним. Мужчина всегда знает, чего хочет и что ему для этого надо сделать.

Многие наивно полагают, что существуют некие материальные признаки мужественности, обладая которыми, ты становишься настоящим мужчиной. Например, большой пикап или потёртая кожаная куртка. На самом деле, для настоящего мужчины подобные атрибуты — лишь следствие его решений. Пикап ему нужен, чтобы доехать туда, куда легковые машины не доедут. А куртка когда-то была новая, но она принимала на себя ветки и камни в лесу, холодный асфальт во время внезапного ремонта авто, вот и остались на ней следы времени, практически история жизни владельца.
А ещё настоящий мужчина сильный — духом и волей. Он не унывает в трудную минуту, ставит высокие цели и добивается их.
Я считаю, что во многом соответствую этому определению на данный момент. Возможно, со временем я найду дополнительные критерии и изменю своё мнение, но сейчас я могу назвать себя настоящим мужчиной.
 
Лукас Б, 31 год, студент, Германия

© из личного архива Для меня нет определенного набора качеств, которым должен соответствовать настоящий мужчина. Я знаю очень многих мужчин, которые в моих глазах — «настоящие». Я считаю, что каждый должен выяснить это сам с собой и для себя. Однако для меня настоящий мужчина — это тот, кто обладает определенными качествами и соответствующим образом ведет себя: честный, прямой, не слишком тщеславный или чувствительный, щедрый, терпеливый, отзывчивый, готовый помочь и с определенной твердостью по отношению к себе. Мужчины не должны жаловаться, они должны принимать вызовы жизни со спокойствием и готовностью. Ставить интересы семьи всегда выше собственных интересов. Мужчины должны уметь правильно вести себя и уважать других, но при этом не давать себя в обиду. В общем, чтобы быть настоящим мужчиной, нужно помнить стихотворение Редьярда Киплинга «Если». Однако все эти качества не исключительно мужские. Женщины, обладающие ими, тоже становятся от этого только лучше. Быть мужчиной в духе моего определения нелегко, но я стараюсь. Это высокие идеалы, которые требуют усилий, в то время как внутренние порывы могут быть совсем другими. Нужно часто себе напоминать, кем ты хочешь быть, чтобы корректировать собственное поведение. Но мне кажется, что это стоит того.

 
Борис Кузин, 28 лет, врач-хирург уролог, Россия
© из личного архива

Быть мужчиной лично для меня означает нести ответственность за каждый свой поступок и слово. А за этим уже стоит совокупность множества качеств, которые мужчина должен воспитывать в себе сам или с помощью родителей, близких людей и опыта. Дело не в ориентации или внешнем виде. В женском организме каждый месяц происходит цикличные гормональные изменения, не говоря уже о беременности. Женщина может позволить себе сказать «сгоряча», может позволить себе импульсивный поступок. Мужчина — нет. Мужчина должен отдавать отчет себе и окружающим за каждое свое слово, сказанное им наедине или публично, особенно, если это громкие заявления. Четко осознавать, что и кому он говорит и на какие действия он готов пойти после сказанного. Выполненное обещание — тоже поступок. А хороший или плохой — характеризует человека, а не мужчину. Соответствую ли я этому определению? Не всегда. Постоянно сохранять самообладание невозможно. Я не робот, а живой человек. Конечно, иногда хочется вернуться в детство, но все чаще приходится принимать решения самому за окружающих тебя близких людей, говорить и делать не всегда то, что от тебя ждут. И это для меня — норма.

Назад к досье «Маскулинность»

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод

Европейская конвенция по правам человека

измененная и дополненная Протоколами № 11 и № 14, вступившими  в силу 1 июня 2010 г.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод

г. Рим, 4.ХI.1950 г. 

Правительства, подписавшие настоящую Конвенцию, являющиеся членами Совета Европы, принимая во внимание Всеобщую декларацию прав человека, провозглашенную Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 10 декабря 1948 года, учитывая, что эта Декларация имеет целью обеспечить всеобщее и эффективное признание и осуществление провозглашенных в ней прав, считая, что целью Совета Европы является достижение большего единства между его членами и что одним из средств достижения этой цели является защита и развитие прав человека и основных свобод, подтверждая свою глубокую приверженность основным свободам, которые являются основой справедливости и всеобщего мира и соблюдение которых наилучшим образом обеспечивается, с одной стороны, подлинно демократическим политическим режимом и, с другой стороны, всеобщим пониманием и соблюдением прав человека, которым они привержены, преисполненные решимости, как Правительства европейских Государств, движимые единым стремлением и имеющие общее наследие политических традиций, идеалов, свободы и верховенства права, сделать первые шаги на пути обеспечения коллективного осуществления некоторых из прав, изложенных во Всеобщей декларации, согласились о нижеследующем: 

Статья 1

Обязательство соблюдать права человека Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I настоящей Конвенции.

РАЗДЕЛ I ПРАВА И СВОБОДЫ

Статья 2 – Право на жизнь

  1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.
  2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(а) (а) для защиты любого лица от противоправного насилия; 

(b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;  

(с) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа.

Статья 3 – Запрещение пыток

Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Статья 4 – Запрещение рабства и принудительного труда

  1. Никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии.
  2. Никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду.
  3. Для целей настоящей статьи термин „принудительный или обязательный труд“ не включает в себя:

(а) всякую работу, которую обычно должно выполнять лицо, находящееся в заключении согласно положениям статьи 5 настоящей Конвенции или условно освобожденное от такого заключения;  

(b) всякую службу военного характера, а в тех странах, в которых правомерным признается отказ от военной службы на основании убеждений, службу, назначенную вместо обязательной военной службы;

(с) всякую службу, обязательную в случае чрезвычайного положения или бедствия, угрожающего жизни или благополучию населения;  

(d) всякую работу или службу, являющуюся частью обычных гражданских обязанностей.

Статья 5 – Право на свободу и личную неприкосновенность

  1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

(a) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

(b) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;

(с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

(d) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом; 

(e) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

(f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

2. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом „с“ пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию.

Статья 6 – Право на справедливое судебное разбирательство

  1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требую интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.
  2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.
  3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

(а) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

(b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;  

(с) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

(d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

(е) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке. 

Статья 7 – Наказание исключительно на основании закона

  1. Никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления.
  2. Настоящая статья не препятствует осуждению и наказанию любого лица за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое в момент его совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами.

Статья 8 – Право на уважение частной и семейной жизни

  1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.
  2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Статья 9 – Свобода мысли, совести и религии

  1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.
  2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Статья 10 – Свобода выражения мнения

  1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует Государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.
  2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Статья 11 – Свобода собраний и объединений

  1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.
  2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов Государства.

Статья 12 – Право на вступление в брак

Мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права.

Статья 13 – Право на эффективное средство правовой защиты

Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Статья 14 – Запрещение дискриминации

Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

Статья 15 – Отступление от соблюдения обязательств в чрезвычайных ситуациях

  1. В случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации, любая из Высоких Договаривающихся Сторон может принимать меры в отступление от ее обязательств по настоящей Конвенции только в той степени, в какой это обусловлено чрезвычайностью обстоятельств, при условии, что такие меры не противоречат другим ее обязательствам по международному праву.
  2. Это положение не может служить основанием для какого бы то ни было отступления от положений статьи 2, за исключением случаев гибели людей в результате правомерных военных действий, или от положений статьи 3, пункта 1 статьи 4 и статьи 7.
  3. Любая из Высоких Договаривающихся Сторон, использующая это право отступления, исчерпывающим образом информирует Генерального секретаря Совета Европы о введенных ею мерах и о причинах их принятия. Она также ставит в известность Генерального секретаря Совета Европы о дате прекращения действия таких мер и возобновлении осуществления положений Конвенции в полном объеме.

Статья 16 – Ограничение на политическую деятельность иностранцев

Ничто в статьях 10, 11 и 14 не может рассматриваться как препятствие для Высоких Договаривающихся Сторон вводить ограничения на политическую деятельность иностранцев.

Статья 17 – Запрещение злоупотреблений правами

Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо Государство, какая-либо группа лиц или какоелибо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.

Статья 18 – Пределы использования ограничений в отношении прав

Ограничения, допускаемые в настоящей Конвенции в отношении указанных прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены.

СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Статья 19 – Учреждение Суда

В целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней, учреждается Европейский суд по правам человека, далее именуемый «Суд». Он работает на постоянной основе. Статья 20 – Число судей Число судей, входящих в состав Суда, равно числу Высоких Договаривающихся Сторон.

Статья 21 – Предъявляемые к судьям требования

  1. Судьи должны обладать самыми высокими моральными качествами и удовлетворять требованиям, предъявляемым при назначении на высокие судебные должности, или быть правоведами с общепризнанным авторитетом.
  2. Судьи участвуют в работе Суда в личном качестве.
  3. На протяжении всего срока пребывания в должности судьи не должны осуществлять никакой деятельности, несовместимой с их независимостью, беспристрастностью или с требованиями, вытекающими из характера их работы в течение полного рабочего дня. Все вопросы, возникающие в связи с применением положений настоящего пункта, решаются Судом.

Статья 22 – Выборы судей

Судья от каждой из Высоких Договаривающихся Сторон избирается Парламентской ассамблеей большинством поданных за него голосов из списка, включающего трех кандидатов, представляемых этой Высокой Договаривающейся Стороной.

Статья 23 – Срок полномочий и освобождение от должности

  1. Судьи избираются сроком на девять лет. Они не могут быть переизбраны.
  2. Сроки полномочий судей истекают по достижении ими семидесятилетнего возраста.
  3. Судьи занимают свои посты вплоть до замены. Вместе с тем и после замены они продолжают рассматривать уже поступившие к ним дела.
  4. Судья может быть освобожден от должности только в случае, если остальные судьи большинством в две трети голосов принимают решение о том, что данный судья перестает соответствовать предъявляемым требованиям. 

Статья 24 – Секретариат и докладчики

  1. У Суда имеется Секретариат, права, обязанности и организация которого определяются Регламентом Суда.
  2. Когда Суд заседает в составе единоличного судьи, Суд пользуется услугами докладчиков, которые осуществляют свои функции под руководством Председателя Суда. Они образуют подразделение Секретариата Суда.

Статья 25 – Пленарные заседания Суда

На пленарных заседаниях Суд:

(а) избирает своего Председателя и одного или двух заместителей Председателя сроком на три года; они могут быть переизбраны;

(b) образует Палаты, создаваемые на определенный срок;  

(с) избирает Председателей Палат Суда; они могут быть переизбраны;

(d) принимает Регламент Суда;  

(e) избирает Секретаря-канцлера Суда и одного или нескольких его заместителей;

(f) представляет какое-либо ходатайство в соответствии с пунктом 2 статьи 26.

Статья 26 – Единоличные судьи, комитеты, Палаты и Большая Палата

  1. Для рассмотрения переданных ему дел Суд заседает в составе единоличного судьи, комитетов из трех судей, Палат из семи судей и Большой Палаты из семнадцати судей. Палаты Суда на определенный срок образуют комитеты.
  2. По ходатайству пленарного заседания Суда Комитет Министров вправе своим единогласным решением на определенный срок уменьшить число судей в составе Палат до пяти.
  3. Заседая по делу единолично, судья не вправе рассматривать никакую жалобу, поданную против Высокой Договаривающейся Стороны, от которой этот судья избран.
  4. Судья, избранный от Высокой Договаривающейся Стороны, выступающей стороной в споре, заседает по делу как ex officio член Палаты и Большой Палаты. В случае отсутствия такого судьи или если он не может участвовать в заседании, в качестве судьи по делу заседает лицо, назначенное Председателем Суда из списка, заблаговременно представленного этой Стороной.
  5. В состав Большой Палаты входят также Председатель Суда, заместители Председателя Суда, Председатели Палат и другие члены Суда, назначенные в соответствии с Регламентом Суда. В тех случаях, когда дело передается в Большую Палату в соответствии с положениями cтатьи 43, в ее заседаниях не вправе участвовать ни один из судей Палаты, вынесшей постановление, за исключением Председателя этой Палаты и судьи, избранного от Высокой Договаривающейся Стороны, выступающей стороной в споре.

Статья 27 – Компетенция единоличных судей

  1. Единоличный судья вправе объявить неприемлемой жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, или исключить ее из списка подлежащих рассмотрению Судом дел, если таковое решение может быть принято без дополнительного изучения жалобы.
  2. Это решение является окончательным.
  3. Если единоличный судья не объявляет неприемлемой жалобу или не исключает ее из списка подлежащих рассмотрению дел, то этот судья направляет ее в комитет или Палату для дополнительного изучения.

Статья 28 – Компетенция комитетов

1. В отношении жалобы, поданной в соответствии со статьей 34, комитет вправе единогласным решением:

(а) объявить ее неприемлемой или исключить ее из списка подлежащих рассмотрению дел, если таковое решение может быть принято без дополнительного изучения жалобы; или

(b) объявить ее приемлемой и одновременно вынести постановление по существу жалобы, если лежащий в основе дела вопрос, касающийся толкования или применения положений настоящей Конвенции либо Протоколов к ней, уже является предметом прочно утвердившегося прецедентного права Суда.

2. Решения и постановления, принимаемые в соответствии с пунктом 1, являются окончательными.

3. Если судья, избранный от Высокой Договаривающейся Стороны, выступающей стороной в споре, не является членом комитета, последний вправе на любой стадии производства по делу предложить этому судье заместить одного из членов комитета, учитывая при этом все имеющие отношение к делу факторы, включая вопрос, оспаривала ли эта Сторона применение процедуры, предусмотренной подпунктом «b» пункта 1.

Статья 29 – Решения Палат о приемлемости жалобы и по существу дела

  1. Если не было принято никакого решения в соответствии с положениями статей 27 или 28 или не было вынесено никакого постановления в соответствии с положениями статьи 28, Палата выносит решение о приемлемости и по существу индивидуальных жалоб, поданных в соответствии с положениями статьи 34. Решение о приемлемости жалобы может быть вынесено отдельно.
  2. Палата выносит решение о приемлемости жалобы Государства, поданной в соответствии со статьей 33, и по существу дела. Решение о приемлемости жалобы принимается отдельно, если только Суд, в исключительных случаях, не примет решение об обратном.

Статья 30 – Уступка юрисдикции в пользу Большой Палаты

Если дело, находящееся на рассмотрении Палаты, затрагивает серьезный вопрос, касающийся толкования положений Конвенции или Протоколов к ней, или если решение вопроса может войти в противоречие с ранее вынесенным Судом постановлением, Палата может до вынесения своего постановления уступить юрисдикцию в пользу Большой Палаты, если ни одна из сторон не возражает против этого.

Статья 31 – Полномочия Большой Палаты

Большая Палата:

(а) выносит решения по жалобам, поданным в соответствии со статьей 33 или статьей 34, когда какая- либо из Палат уступила юрисдикцию на основании положений статьи 30 или когда дело направлено ей в соответствии с положениями статьи 43;  

(b) принимает решения по вопросам, переданным на рассмотрение Суда Комитетом Министров в соответствии с пунктом 4 статьи 46; и

(с) рассматривает запросы о вынесении консультативных заключений, направленные в соответствии с положениями статьи 47.

Статья 32 – Компетенция Суда

  1. В ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть ему переданы в случаях, предусмотренных положениями статей 33, 34, 46 и 47.
  2. В случае спора относительно компетенции Суда по конкретному делу вопрос решает сам Суд.

Статья 33 – Межгосударственные дела

Любая Высокая Договаривающаяся Сторона может передать в Суд вопрос о любом предполагаемом нарушении положений Конвенции и Протоколов к ней другой Высокой Договаривающейся Стороной.

Статья 34 – Индивидуальные жалобы

Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права.

Статья 35 – Условия приемлемости

  1. Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.
  2. Суд не принимает к рассмотрению никакую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, если она:

(а) является анонимной; или  

(b) является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Судом, или уже является предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования, и если она не содержит новых относящихся к делу фактов.

3. Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии с положениями статьи 34, если он сочтет, что:

(a) эта жалоба является несовместимой с положениями настоящей Конвенции или Протоколов к ней, явно необоснованной или является злоупотреблением правом подачи индивидуальной жалобы; или  

(b) заявитель не понес значительный ущерб, если только принцип уважения прав человека, как они определены в настоящей Конвенции и Протоколах к ней, не требует рассмотрения жалобы по существу, а также при условии, что на этом основании не может быть отказано в рассмотрении дела, которое не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом.

4. Суд отклоняет любую переданную ему жалобу, которую сочтет неприемлемой в соответствии с настоящей статьей. Он может сделать это на любой стадии разбирательства. 

Статья 36 – Участие третьей стороны

  1. В отношении любого дела, находящегося на рассмотрении какой-либо из Палат или Большой Палаты, каждая Высокая Договаривающаяся сторона, гражданин которой является заявителем, вправе представлять письменные замечания и принимать участие в слушаниях
  2. В интересах надлежащего отправления правосудия Председатель Суда может пригласить любую Высокую Договаривающуюся Сторону, не являющуюся стороной в деле, или любое заинтересованное лицо, не являющееся заявителем, представить письменные замечания или принять участие в слушаниях.
  3. В отношении любого дела, находящегося на рассмотрении какой-либо из Палат или Большой Палаты, Комиссар Совета Европы по правам человека вправе представлять письменные замечания и принимать участие в слушаниях.

Статья 37 – Прекращение производства по делу

  1. Суд может на любой стадии разбирательства принять решение о прекращении производства по делу, если обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что:

(а) заявитель более не намерен добиваться рассмотрения своей жалобы; или

(b) спор был урегулирован; или

(с) по любой другой причине, установленной Судом, если дальнейшее рассмотрение жалобы является неоправданным. Тем не менее, Суд продолжает рассмотрение жалобы, если этого требует соблюдение прав человека, гарантированных настоящей Конвенцией и Протоколами к ней.

2. Суд может принять решение восстановить жалобу в списке подлежащих рассмотрению дел, если сочтет, что это оправдано обстоятельствами.

Статья 38 – Порядок рассмотрения дела

Суд рассматривает дело с участием представителей сторон и, если это необходимо, предпринимает расследование обстоятельств дела, для эффективного проведения которого участвующие в нем Высокие Договаривающиеся Стороны создают все необходимые условия.

Статья 39 – Мировые соглашения

  1. На любой стадии производства по делу Суд вправе предоставить себя в распоряжение заинтересованных сторон с целью заключения мирового соглашения по делу на основе уважения прав человека, как они определены в настоящей Конвенции и Протоколах к ней.
  2. Процедура, осуществляемая в соответствии с пунктом 1, носит конфиденциальный характер.
  3. В случае заключения мирового соглашения Суд исключает дело из своего списка посредством вынесения решения, в котором дается лишь краткое изложение фактов и достигнутого разрешения спора.
  4. Это решение направляется Комитету Министров, который осуществляет надзор за выполнением условий мирового соглашения, как они изложены в решении.

Статья 40 – Открытые судебные заседания и доступ к документам

  1. Если в силу исключительных обстоятельств Суд не примет иного решения, его заседания являются открытыми.
  2. Доступ к документам, переданным на хранение в Секретариат, открыт для публики, если Председатель Суда не примет иного решения.

Статья 41 – Справедливая компенсация

Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.

Статья 42 – Постановления Палат

Постановления Палат становятся окончательными в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44.

Статья 43 – Передача дела в Большую Палату

  1. В течение трех месяцев с даты вынесения Палатой постановления в исключительных случаях возможно обращение любой из сторон в деле о передаче его на рассмотрение Большой Палаты.
  2. Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты принимает обращение, если дело поднимает серьезный вопрос, касающийся толкования или применения положений настоящей Конвенции или Протоколов к ней, или другой серьезный вопрос общего характера.
  3. Если Коллегия принимает обращение, то Большая Палата выносит по делу свое постановление.

Статья 44 – Окончательные постановления

  1. Постановление Большой Палаты является окончательным.
  2. Постановление любой из Палат становится окончательным, если:

(а) стороны не заявляют, что они будут просить о передаче дела в Большую Палату; или 

(b) по истечении трех месяцев с даты вынесения постановления не поступило обращения о передаче дела в Большую Палату; или  

(с) Коллегия Большой Палаты отклоняет обращение о передаче дела согласно статье 43.

3. Окончательное постановление подлежит публикации.

Статья 45 – Мотивировка постановлений и решений

  1. Постановления, а также решения о приемлемости или неприемлемости жалоб должны быть мотивированными.
  2. Если постановление в целом или частично не выражает единогласного мнения судей, то любой судья вправе представить свое особое мнение.

Статья 46 – Обязательная сила и исполнение постановлений

  1. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по любому делу, в котором они выступают сторонами.
  2. Окончательное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением.
  3. Если Комитет Министров считает, что надзору за исполнением окончательного постановления препятствует проблема толкования этого постановления, он вправе передать данный вопрос на рассмотрение Суда для вынесения им постановления по вопросу толкования. Решение о передаче вопроса на рассмотрение Суда требует большинства голосов в две трети от числа представителей, управомоченных принимать участие в работе Комитета.
  4. Если Комитет Министров считает, что Высокая Договаривающаяся Сторона отказывается подчиниться окончательному постановлению по делу, в котором она выступает стороной, он вправе, после направления официального уведомления этой Стороне, и путем принятия решения большинством голосов в две трети от числа представителей, управомоченных принимать участие в работе Комитета, передать на рассмотрение Суда вопрос, не нарушила ли эта Сторона свое обязательство, установленное в соответствии с пунктом 1.
  5. Если Суд устанавливает факт нарушения пункта 1, он передает дело в Комитет Министров для рассмотрения мер, подлежащих принятию. Если Суд не устанавливает факт нарушения пункта 1, он передает дело в Комитет Министров, который закрывает рассмотрение дела.

Статья 47 – Консультативные заключения

  1. Суд может по просьбе Комитета министров выносить консультативные заключения по юридическим вопросам, касающимся толкования положений Конвенции и Протоколов к ней.
  2. Такие заключения не должны затрагивать ни вопросы, относящиеся к содержанию или объему прав или свобод, определенных в Разделе I Конвенции и Протоколах к ней, ни другие вопросы, которые Суду или Комитету министров, возможно, потребовалось бы затронуть при рассмотрении какого-либо обращения, предусмотренного Конвенцией.
  3. Решение Комитета министров запросить консультативное заключение Суда принимается большинством голосов представителей, имеющих право заседать в Комитете.

Статья 48 – Компетенция Суда в отношении консультативных заключений

Вопрос о том, относится ли направленный Комитетом министров запрос о вынесении консультативного заключения к компетенции Суда, как она определена в статье 47, решает Суд.

Статья 49 – Мотивировка консультативных заключений

  1. Консультативные заключения Суда должны быть мотивированными.
  2. Если консультативное заключение в целом или частично не выражает единогласного мнения судей, то любой судья вправе представить свое особое мнение.
  3. Консультативное заключение Суда направляется Комитету министров.

Статья 50 – Расходы на содержание Суда

Расходы, связанные с деятельностью Суда, несет Совет Европы.

Статья 51 – Привилегии и иммунитеты Судей

Судьи при исполнении своих функций пользуются привилегиями и иммунитетами, предусмотренными статьей 40 Устава Совета Европы и в соглашениях, заключенных на ее основе. 

РАЗДЕЛ III РАЗЛИЧНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 52 – Запросы Генерального секретаря

По получении просьбы от Генерального секретаря Совета Европы каждая Высокая Договаривающаяся Сторона представляет разъяснения относительно того, каким образом ее внутреннее право обеспечивает эффективное применение любого из положений настоящей Конвенции. 

Статья 53 – Гарантии в отношении признанных прав человека

Ничто в настоящей Конвенции не может быть истолковано как ограничение или умаление любого из прав человека и основных свобод, которые могут обеспечиваться законодательством любой Высокой Договаривающейся Стороны или любым иным соглашением, в котором она участвует.

Статья 54 – Полномочия Комитета министров

Ничто в настоящей Конвенции не умаляет полномочий Комитета министров, которыми он наделен в силу Устава Совета Европы.

Статья 55 – Отказ от иных средств урегулирования споров

Высокие Договаривающиеся Стороны согласны, если иное не установлено особым соглашением, не прибегать к действующим между ними договорам, конвенциям или декларациям при передаче на рассмотрение, путем направления заявления, спора по поводу толкования или применения положений настоящей Конвенции и не использовать иные средства урегулирования спора, чем предусмотренные настоящей Конвенцией.

Статья 56 – Территориальная сфера действия

  1. Любое Государство при ратификации или впоследствии может заявить путем уведомления Генерального секретаря Совета Европы о том, что настоящая Конвенция, с учетом пункта 4 настоящей статьи, распространяется на все территории или на любую из них, за внешние сношения которых оно несет ответственность.
  2. Действие Конвенции распространяется на территорию или территории, указанные в уведомлении, с тридцатого дня после получения Генеральным секретарем Совета Европы этого уведомления.
  3. Положения настоящей Конвенции применяются на упомянутых территориях с надлежащим учетом местных условий.
  4. Любое Государство, которое сделало заявление в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, может впоследствии в любое время заявить, применительно к одной или нескольким территориям, указанным в этом заявлении, о признании компетенции Суда принимать жалобы от физических лиц, неправительственных организаций или групп частных лиц, как это предусмотрено статьей 34 Конвенции.

Статья 57 – Оговорки

  1. Любое Государство при подписании настоящей Конвенции или при сдаче им на хранение его ратификационной грамоты может сделать оговорку к любому конкретному положению Конвенции в отношении того, что тот или иной закон, действующий в это время на его территории, не соответствует этому положению. В соответствии с настоящей статьей оговорки общего характера не допускаются. 
  2. Любая оговорка, сделанная в соответствии с настоящей статьей, должна содержать краткое изложение соответствующего закона.

Статья 58 – Денонсация

  1. Высокая Договаривающаяся Сторона может денонсировать настоящую Конвенцию только по истечении пяти лет с даты, когда она стала Стороной Конвенции, и по истечении шести месяцев после направления уведомления Генеральному секретарю Совета Европы, который информирует об этом другие Высокие Договаривающиеся Стороны.
  2. Денонсация не освобождает соответствующую Высокую Договаривающуюся Сторону от ее обязательств по настоящей Конвенции в отношении любого действия, которое могло явиться нарушением таких обязательств и могло быть совершено ею до даты вступления денонсации в силу.
  3. Любая Высокая Договаривающаяся Сторона, которая перестает быть членом Совета Европы, на тех же условиях перестает быть и Стороной настоящей Конвенции.
  4. Конвенция может быть денонсирована в соответствии с положениями предыдущих пунктов в отношении любой территории, на которую распространялось ее действие согласно положениям статьи 56.

Статья 59 – Подписание и ратификация

  1. Настоящая Конвенция открыта для подписания Государствами – членами Совета Европы. Она подлежит ратификации. Ратификационные грамоты сдаются на хранение Генеральному секретарю Совета Европы.
  2. Европейский Союз вправе присоединиться к настоящей Конвенции.
  3. Настоящая Конвенция вступает в силу после сдачи на хранение десяти ратификационных грамот.
  4. Для тех Государств, которые ратифицируют Конвенцию впоследствии, она вступает в силу с даты сдачи ими на хранение их ратификационных грамот.
  5. Генеральный секретарь Совета Европы уведомляет все Государства – члены Совета Европы о вступлении Конвенции в силу, о Высоких Договаривающихся Сторонах ратифицировавших ее, и о сдаче ратификационных грамот, которые могут быть получены впоследствии.

СОВЕРШЕНО В РИМЕ 4 НОЯБРЯ 1950 ГОДА на английском и французском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу, в единственном экземпляре, который хранится в архиве Совета Европы. Генеральный секретарь направляет заверенные копии всем подписавшим Конвенцию Государствам.  

Идеалы

Идеалы — Человеческое поведение имеет источник не только в сфере потребностей человека и его направленности (интересов, склонностей). Большое значение имеет и морально-нравственная сфера, которая целиком определяется идеалами человека — представлениями об образцово-показательном поведении.

Как заметил С. Л. Рубинштейн, мы делаем не только то, в чем испытываем непосредственную потребность, и занимаемся не только тем, что нас интересует. У нас есть моральные представления о долге, о лежащих на нас обязанностях, которые также регулируют наше поведение. Должное, с одной стороны, противостоит индивиду, потому что оно осознается как независимое от человека. Должное является всеобщезначимым, не подвластным субъективному произволу. Идеалы это то, что не подвластно случаю, настроению, сиюминутным мотивам и т.д.

С другой стороны, если мы переживаем нечто как должное, а не только отвлеченно знаем, что оно считается таковым, должное становится предметом наших личных устремлений, общественно значимое становится вместе с тем личностно значимым, собственным убеждением человека, идеей, овладевшей его чувствами и волей.

Идеалы можно рассматривать как некий обязательный балласт, ограничивающий человека в его действиях, сковывающий свободу и заставляющий поступать как надо, а не как хочется. Но в идеалах, передаваемых из поколения в поколение, заключается и передаваемый в культуре опыт выживания в обществе. Этот опыт может говорить, например, что нельзя поддаться сиюминутному искушению и украсть что-то — это может стоить очень дорого потом, нельзя поддаться сексуальному возбуждению и изнасиловать кого-то — сексуальное напряжение будет снять на пару дней, но вред от этого действия может быть колоссальным. Если в идеале сказано, что нужно всегда говорить правду, то это не только «потому, что потому», но и потому, что в следовании этому идеалу можно добиться безупречной репутации, что бывает иногда крайне полезно (например в науке).

Идеал может определять совокупность норм поведения. Идеал — это целостный образ, в этом образе воплощаются наиболее ценные и привлекательные человеческие черты. Этот образ служит образцом эталоном, и любое отклонение от этого образца-эталона трактуется как нежелательное. Сильные отклонения — как неприемлемые. К примеру, человек придерживается идеала честности. Он может позволить себе маленькую ложь, например соврать по телефону, что какого-то человека нет на месте. Это поведение он трактует как нежелательное, но если не видит иного способа ответить, то приходится лгать. В других случаях, когда ложь уже не будет казаться сиюминутной, может иметь далеко идущие последствия, он обязательно скажет правду, даже если это чревато для него сильными неприятностями. В крайнем случае он уклонится или откажется отвечать. Иными словами, имеет довольно большое значение не только и не столько факт отклонения от идеала, сколько степень этого отклонения. При этом, очевидно, разные люди весьма различно трактуют эту степень отклонения, имеют в этом отношении разные шкалы.

Если человек может иметь у себя на уме образцы наилучшего поведения, то он может иметь и образцы наихудшего поведения, то есть анти-идеалы. Анти-идеалы в целом обладают такими же особенностями, как и просто идеалы. Они тоже работают двояко: и для предварительной оценки планируемых действий, и для оценки пост-фактум.

Поведение человека зажато, таким образом, между двух полюсов: положительным и отрицательным. Человек естественным образом отталкивается от отрицательного и притягивается к положительному. Однако эта система совсем не является устойчивой во времени. Идеалы и анти-идеалы человека тоже подвержены изменениям. В основном это связано с изменением, детализацией картины мира. То, что раньше казалось, очевидным и бесспорным, теперь представляется в высшей степени сомнительным. Измененная картина мира влияет на формирование новых и исчезание старых идеалов.

Зачастую трансформация идеалов происходит настолько радикально и стремительно, что вызывает сильное удивление и глубокое непонимание окружающих. Идеал или идеалы человека как бы меняют полярность: то, что раньше считалось хорошим, теперь считается плохим, и наоборот. Такой поворот на 180 градусов обычно происходит в периоды глубокой фрустрации, кризисных переживаний. В таких состояниях человек может прийти к выводу, что причины его неудач или даже краха лежат в ценностной сфере. Он отказывается от своего идеала в пользу анти-идеала, потому что этот образ давно уже сформирован, нагляден, «готов к употреблению». Это и является причиной того, что человек бросается из крайности в крайность.

У людей с чрезвычайно неадекватной самооценкой и вообще личностными расстройствами может наблюдаться следующее. Низкая самооценка может привести к тому, что у человека самый главный его анти-идеал совпадает с собственным образом Я. То есть все то, что человек делает, является неправильным. Высокая самооценка приводит к обратному эффекту: идеал совпадает с собственной образом Я. Пусть это звучит афористично, но идеалы людей далеко не всегда идеальны.

Идеал представляет собой не то, чем человек на самом деле является, а то, чем он хотел бы быть, не то, каков он в действительности, а то, каким он желал бы быть. Нормальной является ситуация, когда образ Я человека находится где-то между двумя полюсами, между идеалом и анти-идеалом. Человек может даже ощущать, что он ближе к анти-идеалу, чем к идеалу. Для личностного благополучия важно не столько близость к тому или иному полюсу, сколько уверенное движение в сторону положительного полюса.

На формирование идеалов человека оказывает влияние ряд факторов. Разумеется, большое значение имеет государственное устройство, официальная идеология. Многие люди имели возможность пожить при двух разных строях общественного уклада: социализме и капитализме, сравнить идеалы людей разных эпох. При социализме, особенно в первые десятилетия СССР, в идеалах людей обретали идеи коллективизма, взаимопомощи, самоотверженности, исполнительности, рационализма и т.д. При капитализме — идеи индивидуализма, накопительства, гедонизма, предприимчивости, статусности и т.д.

Идеалы, как уже говорилось, формируются во многом под влиянием картины мира. У людей верующих одни идеалы, у людей с научной картиной мира — другие. У гуманитариев идеалы в большей степени направлены на межличностное общение, у технарей идеалы теснее связаны со способностями и опытом работы.

Во многом идеалы формируются под влиянием окружающих, близких людей. Идеалы при этом передаются и как есть, и трансформируются, и даже обращаются в анти-идеалы. В основном характер таких заимствований зависит от социального статуса другого человека. Если этот социальный статус высокий, то идеалы передаются как есть. Если же, например, социальный статус родителя очень низкий (не имеет хорошей работы, его не уважают, он ведет асоциальный образ жизни), то все его попытки передать свои идеалы ребенку вряд ли увенчаются успехом, с большой степенью вероятности они будут восприняты со знаком минус.

На формирование идеалов подрастающего поколения иногда оказывает решающее значение оказывают исторические деятели, а также вымышленные персонажи из книг и кинофильмов. При этом юноша или девушка могут в качестве идеала иметь отдельную личность или собирательный образ из разных книг и фильмов. Часто собирательный образ ряда вымышленных персонажей обладает большей силой, нежели личность реального человека из истории или настоящего.

Литература

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб., 1998.

Психолог рассказала о причинах профессионального и эмоционального выгорания | Новости | Известия

С наступлением сезона дождей учащаются случаи профессионального и эмоционального выгорания, потому что у многих людей усиливается субъективное ощущение тяжести, невыносимости, особого упадка сил. О том, как обнаружить у себя и окружающих признаки выгорания и как справиться с этим состоянием, «Известиям» рассказала психолог «МЕДСИ Premium» Екатерина Кулагина.

По словам эксперта, выгорание чаще всего наблюдается осенью, потому что люди осознают, что лето и сезон отпусков закончились, а впереди длинный период рутинной работы.

Профессиональное выгорание является частным случаем выгорания эмоционального, подчеркивает психолог.

«То есть, по сути, это эмоциональное выгорание, которое проявляется в сфере профессиональной реализации, и иногда даже может не затронуть другие сферы жизни человека. Запущенное эмоциональное выгорание постепенно распространяется на все значимые сферы жизни», — объяснила Кулагина.

«Выгоревший» сотрудник — головная боль для любой компании, потому что уровень его претензий повышается, а результаты его работы, как правило, не самые лучшие, добавила специалист.

Существует мнение, что выгоранию подвержены в основном руководители или сотрудники помогающих профессий. Однако на самом деле это не так, просто специфика их работы такова, что выгорание будет наиболее заметно окружающим.

«А вот «выгоревший» юрист или бухгалтер будет тихо «дымиться» один на один со своим компьютером, и его страдания могут вообще остаться незамеченными», — подчеркнула Кулагина.

Как разглядеть приближение выгорания у себя и окружающих?

Прежде всего «выгорающий» сотрудник ощущает себя очень усталым, как только начинает думать о необходимости взяться за работу. У него нет ни малейшей мотивации делать ее, и он не получает ни радости, ни удовлетворения от выполнения даже очень успешной ее части. Этим выгорание отличается от обычного переутомления — переработавший сотрудник устает быстро, но уже в процессе деятельности, и может искренне и с удовольствием рассказать об удачной сделке или включиться в обсуждение долгосрочных планов.

Отчего возникает профессиональное выгорание?

Первой причиной является эмоциональный дисбаланс, который может произойти из-за того, что вложения работника в рабочий процесс регулярно и значительно превышают отдачу, которую получает сотрудник, или этой отдачи недостаточно для удовлетворения актуальных потребностей.

«Например, человек старается от души, но получает за свою работу мало денег и не может спокойно и регулярно оплачивать аренду жилья или ипотеку. Или работа «съедает» всё его время и силы, и у него не остается возможности полноценно общаться с близкими. Тревога из-за неудовлетворенности значимых базовых потребностей быстро разрушит мотивацию к работе, потребует постоянных усилий воли, чтоб в эту работу вовлекаться, а значит, эмоциональная сфера скоро истощится, и человек сможет испытывать только тревогу и раздражение», — объяснила Кулагина.

Во-вторых, выгорание может произойти в результате расхождения личной системы ценностей работника с целями и принципами организации — когда сотрудник время от времени или регулярно вынужден делать то, что противоречит его ценностям. Например, если человек с гуманистическими идеалами и стремлением показать окружающим постоянно встает перед необходимостью отказывать людям; человек с высокой ценностью уважения к личности нередко подвергается унижению и давлению со стороны начальства.

Человек в таком случае встает перед выбором — оставаться верным себе, своим нормам и идеалам или смиряться, отказываться от себя ради сохранения работы.

Третьей причиной выгорания может стать регулярное расхождение базовых ожиданий работника с реальными результатами деятельности — когда человек постоянно вынужден делать не то, ради чего он пришел на эту работу, и не получает ожидаемых эффектов.

«Например, учитель видел свою миссию в том, чтоб давать знания и взращивать прекрасное в детях, а вынужден тратить массу времени на заполнение ненужных бумаг. Человек разочаровывается, теряет смысл своих усилий. Накапливается неудовлетворенность и раздражение», — рассказывает психолог.

Как избежать профессионального выгорания?

Для начала надо определить и ранжировать собственную систему ценностей, подчеркнула врач. Нужно вкладываться прежде всего в то, что значимо, а остальное по возможности делегировать или делать формально, добавила Кулагина.

Также важно определить «дефицитные» потребности: найти возможность увеличить их объем в выполняемой деятельности или в другой имеющейся сфере.

«Например, заняться волонтерством вместе с детьми и тем самым и удовлетворить потребность в заботе о людях, и получить увлекательный семейный досуг, а на работе привлекать единомышленников», — привела пример Кулагина.

Кроме того, нужно сформулировать свои ожидания.

Что делать, если выгорание уже случилось?

«Вспомните, почему вы выбрали когда-то именно эту работу, что привлекало вас тогда? Продолжает ли это быть важным для вас? Если да, то вдохните в этот мотиватор больше эмоций. Например, представляйте себе, как покупаете ребенку подарок с премии. Да, этого может быть маловато, но не стоит слишком уж обесценивать значимые факторы», — рекомендует психолог.

Эксперт также советует провести ревизию своих ценностей и поискать новые смыслы в имеющейся деятельности.

Кроме того, нужно поговорить с начальством или со значимыми партнерами.

«Опишите свое состояние, попросите поддержки, обсудите возможные изменения. Частенько то, над чем мы мучительно бьемся, со стороны видится простым и осуществимым. Расширяйте свои горизонты», — заключила Кулагина.

3 июля клинический психолог Татьяна Додонова рассказала, что к эмоциональному выгоранию приводят два типа факторов. Первый — биологический аспект, который часто связан с нарушением режима сна и бодрствования. Вторым фактором выгорания называется психологический аспект.

UWC Russian Federation — Что такое UWC?

Миссия

UWC (United World Colleges) – это глобальное движение, которое превращает образование в силу, способную объединять людей, нации и культуры во имя мирного и стабильного будущего.


В основе движения UWC лежит убеждение, что образование может объединить молодых представителей различных культур благодаря их общим взглядам и гуманизму, а также стремление добиться положительных социальных изменений через личный пример и самоотверженное лидерство. Представители движения разделяют следующие ценности:

  • Взаимопонимание между разными народами и культурами
  • Торжество разнообразия
  • Личная ответственность и порядочность каждого
  • Ответственность за окружающих и взаимоуважение
  • Сострадание и служба обществу
  • Забота об окружающей среде
  • Преданность идеалам
  • Стремление к большему
  • Действие и личный пример

Для реализации своей миссии в UWC ориентированы на молодых людей разных культур и социальных групп, которых объединяют гуманистические ценности, такие как права человека, толерантность, взаимопонимание и взаимопомощь. Ребятам, разделяющим ценности движения, открывается возможность вместе учиться в колледжах UWC, где и социальная среда, и образовательная программа Международного бакалавриата (IB) призваны помогать развиваться, становясь лидерами, которые меняют общество к лучшему с помощью положительного личного примера.

На сегодняшний день движение UWC представлено 18 колледжами, расположенными на четырех континентах, и представительствами более чем в 150 странах мира. Студенты отбираются в колледжи UWC официальными представительствами в своих странах – Национальными комитетами.

При рассмотрении заявок на поступление решающее значение имеют способности и потенциал каждого кандидата. В соответствии с ценностями UWC материальное положение кандидата не влияет на его шансы получить образование, и поэтому 70% обучающихся получают гранты, полностью или частично покрывающие стоимость обучения. UWC также проводит краткосрочные образовательные программы на базе кампусов своих 17 колледжей и не только, вовлекая все больше людей в инновационный образовательный процесс.

Ценности движения UWC, в том числе значимость социально полезной деятельности, остаются со студентами на всю жизнь. В международную сеть выпускников UWC входят более 60 000 человек, каждый из которых верит в важность своего личного вклада в решение локальных, национальных и глобальных проблем.

«Искусство не может изменить мир, но оно может изменить ваш взгляд на мир»

В Музее современного искусства «Гараж» показывают «Зеркало без памяти» немецкого художника Томаса Деманда. На выставке, сделанной Демандом вместе с главным куратором «Гаража» Екатериной Иноземцевой, преобладают его классические работы — большие фотографии пустых интерьеров, одновременно существующих и не существующих в реальности, ведь на снимках запечатлены выстроенные из бумаги и картона макеты мест, фотографии которых были найдены в различных медиа, от газет и журналов до соцсетей. Кроме того, на выставке представлены совместные работы художника с японским архитектурным бюро SANAA и немецким режиссером Александром Клуге, в которых получают развитие его концепции пространства, времени, памяти, реальности, способов ее восприятия и моделирования. Об этих материях Томас Деманд поговорил с Анной Толстовой


Томас Деманд

Фото: Brigitte Lacombe

Если попытаться описать ваши работы в рамках классической теории искусства, то невозможно обойтись без термина trompe l’oeil. Но мы знаем, что традиция обманок в большей степени связана с живописью, чем со скульптурой, и что эта традиция была убита фотографией. Вы как будто нарочно соединяете скульптуру и фотографию, чтобы получился trompe l’oeil.

Надо заметить, что trompe l’oeil все же встречается и в скульптуре, особенно — в барочной скульптуре. Но если описывать мои интенции, а это всегда проще делать после того, как работа закончена, потому что, приступая к работе, вы ведь не думаете: окей, я буду после Пикассо и слева от Брака,— так вот, моей интенцией всегда было соединить живопись и скульптуру в фотографии. Как вы знаете, я получил классическое образование в двух областях: в скульптуре, то есть в организации трехмерного пространства, и в живописи, в работе с плоскостью. В живописи вы можете держать под контролем каждый участок изобразительной плоскости — в отличие от фотографии, которая, конечно, изменилась благодаря фотошопу, но все равно в ней остается масса случайных элементов. Так вот, в фотографии я пытаюсь контролировать каждую часть картинки, как живописец. И потом, trompe l’oeil… Я не хочу обманывать зрителя, обманка — это мгновенный эффект, который тут же проходит. Я хочу обратиться к нарративу, о существовании которого зритель знает, и таким образом вовлечь зрителя в долгую беседу — о его памяти, моей памяти и о том, какую роль в ней играют эти образы. Это не трюк, это ловушка, в которую попадает зритель, обнаруживая, что видимое — не то, чем кажется. Я работаю с бумагой так, чтобы было видно, как это сделано: всегда остаются зазоры и лакуны, и если рассматривать фотографию внимательно, все станет понятно. Это никогда не становится полной иллюзией — иллюзия будет более подходящим термином.

Вернемся к улучшению фотографии средствами живописи. Ваши фотографии действительно очень живописны — в них так много от голландского натюрморта, от Вермеера. Но в то же время в них чувствуется связь с Дюссельдорфской школой фотографии. Насколько я понимаю, вас нельзя к ней отнести: перейдя из Мюнхенской академии в Дюссельдорфскую, вы ведь не пошли учиться фотографии у Бехеров.

Дюссельдорфская школа фотографии соревнуется с живописью — в музее они теперь на равных, и их успех в этом соревновании очевидно связан с размером. До Дюссельдорфской школы цветная фотография была весьма скромных размеров, а они увеличили ее до размеров исторической картины XIX века. Но я действительно не имею никакого отношения к фотографическому классу Дюссельдорфской академии — я не учился ни у одного из их профессоров. Один-единственный раз я спросил сугубо технического совета у Бернда Бехера, и он сказал, что ничем не может мне помочь. Поначалу я подумал, что он считает меня как фотографа совершенно безнадежным. Но позднее, общаясь с Хиллой Бехер, понял, что он и не мог мне ничем помочь: в их паре фотографом была она, а он таскал камеры и оборудование и занимался всей административной работой, получал разрешения на съемку. И потом, дюссельдорфский метод работы сериями — 15 снимков джунглей, 20 снимков башен, 16 снимков лиц — меня никогда не интересовал. У меня все фотографии единичны, в каждой есть отдельный нарратив, в каждой я пытаюсь найти новый подход к теме, отличный от предыдущих. Понятно, что все мои фотографии сделаны по одному методу, но я стараюсь выкручиваться, чтобы все они были разными: одна отсылает к газете, другая — к живописи. Но кое-чему я у дюссельдорфцев научился. Хорошая дюссельдорфская фотография, Андреаса Гурски, например, позволяет вам увидеть мир с определенной дистанции, другими глазами. Что я старался взять у дюссельдорфцев, так это их умение держать дистанцию по отношению к миру, отступать на шаг назад.

Теперь я понимаю, что связывает обе дюссельдорфские школы, пейзажную XIX века и фотографическую XX века,— этот общий дистанцированный взгляд.

Я думаю, это важно еще и с точки зрения политической вовлеченности искусства. Искусство не может изменить мир, но оно может изменить ваш взгляд на мир. Это важно — быть вовлеченным, но не как актор, а как наблюдатель. Этому нас тоже научила Дюссельдорфская школа.

Еще одно слово из лексикона истории искусства, без которого не обойтись в связи с вашим творчеством, это «модель». В искусстве и около искусства мы находим массу примеров работы с моделями, от кукольных домиков и рождественских вертепов до архитектурных и театральных макетов, и эта работа предполагает создание идеальных миров, которые в то же время оказываются фальшивыми. Вам в вашей работе важно это напряжение между идеалом и фальшью, которое встроено в саму идею модели?

Прежде всего надо сказать, что мои модели — не вполне модели, они всегда воссоздают интерьеры в натуральную величину. Если на фотографии вы видите стол, то этот стол из бумаги был такого же размера, как тот, за которым мы сейчас сидим. Когда мы говорим о моделях, мы всегда имеем в виду многократное уменьшение размера — есть маленькая модель и большой мир. Мои макеты соразмерны реальному миру. К тому же модель — это просто некая техника культуры, модели не обязательно должны быть физическими, есть, например, статистические модели — и ежедневный прогноз погоды, и общая идея изменения климата основываются на статистическом моделировании. Человек строит модели, чтобы понять мир, потому что мир слишком сложен. Но в то же время модель — это всегда какой-то фильтр. И я использую модели как фильтры: вы видите некое место не во всех мельчайших деталях, свидетельствующих о человеческом присутствии, но общую идею этого места. Это отфильтрованная реальность, и бумага служит фильтром. Работая с моделью, я избавляюсь от анекдотического и перехожу на аллегорический уровень: глядя на мою фотографию, вы уже не можете сказать — это было 15 сентября 2020 года, вы думаете, что это относится к началу 2020-х годов. Это то, как работает память: когда вы о чем-то вспоминаете, дата не важна, важно то, что вы там были.

А почему вы делаете модели в натуральную величину? Это проще технически?

Технически это гораздо сложнее. Это просто мой опыт, мой визуальный опыт. Вот посмотрите на это здание за окном: оно выглядит отвратительно, но вначале была архитектурная модель, и модель смотрелась отлично. Что происходит на пути от маленькой красивой модели к большому уродливому зданию? Теряются детали, теряется специфика, а это и есть то, что важно. Представьте эту чашку в уменьшенной модели — ободок на ней потерялся бы, не был бы виден. После Дюссельдорфа я поехал в Лондон — учиться в Голдсмитс, и там, просто в повседневном общении, понял, как важна разница между «a table» и «the table». Люди не говорят о столах вообще, они всегда говорят о конкретном столе — мир полон частностей и случайностей. Возьмите серию работ, посвященных Сноудену: это, конечно, не то конкретное помещение, в котором Эдвард Сноуден жил в Шереметьево, это обобщенный, родовой образ отеля, но в то же время это конкретное, специфическое пространство. Фотография требует конкретности и специфичности, она может создавать нарратив, только отталкиваясь от известной уникальности момента: насколько наполнен стакан водой, как лежит чайная ложка, и кофе в чашке становится конкретным кофе только потому, что он немного расплескался и на стенке чашки остался его след.

То есть вы живете в аристотелевском мире, не в платоновском?

Абсолютно точно.

Еще одна категория из арсенала теории искусства, без которой нам не обойтись, это пространство. Модернизм был одержим идеей чистоты пространственных ценностей — форм, объема, линии, цвета. Но пространства, которые вы воссоздаете, несмотря на эту видимую чистоту, всегда нагружены политически. Сообщая этим местам политические, исторические подтексты, вы соединяете пространство и время?

Тут есть три момента: чистота, время и политика. Далеко не все мои работы имеют политический смысл — человеческий опыт состоит из переживаний противоположных состояний, высокого и низкого, теплого и холодного, политически заряженного и политически нейтрального, банального. У меня есть целая серия «Daily», в которой я стараюсь увидеть самое банальное из того, что появляется в постах в социальных сетях, и это совершенно неполитические вещи — весь нарратив заключается в картинке. Что касается чистоты — я стремлюсь не к чистоте в смысле очищенности, я стремлюсь к чему-то более утопическому, это выглядит скорее как прототип, чем как очищенная версия мира. Я ловлю тот момент, когда кто-то только что вышел из комнаты, а не тот, когда эта комната убрана и продезинфицирована. И это приводит нас к концепции времени. В моих работах совмещаются три временных пласта. Первый — это то время, которое я показываю, какой-то момент в пространстве, нагруженном политическим или повседневным смыслом. Второй — это то время, которое я затрачиваю на создание работы, и когда вы смотрите на нее, вы понимаете, как долго это делалось. Вот вы стоите перед фотографией газона и думаете, сколько же времени он делал каждую из этих травинок и раскрашивал ее вручную. Наконец, третий пласт — это ощущение времени, которое как бы зависло, выпало из континуума вчера—сегодня—завтра, это некая безвременность как качество вещей. И все эти три времени не совпадают друг с другом и вступают друг с другом в странные взаимоотношения в тот момент, когда вы смотрите на работу, и это уже четвертое время. Вы смотрите на что-то, чего никогда не было, и в то же время знаете, что это было и что это было в мастерской художника, но при этом вы видите не то, что было в мастерской художника, а некое событие, которое едва можете вспомнить. И это уже, наверное, пятый временной пласт. Возьмем какую-нибудь аполитичную работу, например мастерскую Матисса: вам наверняка когда-то попадалась на глаза фотография из студии Матисса со всеми этими обрезками бумаги на полу, и вы знаете, что на фотографии запечатлен конкретный момент, вы также знаете, что я воссоздал эту мастерскую Матисса в своей мастерской в другой конкретный момент, вы смотрите на мою работу в определенный момент и вспоминаете, в какой же момент вашей жизни вы впервые увидели фотографию из мастерской Матисса, но при этом вы видите, что время здесь совершенно остановилось,— все эти уровни времени начинают взаимодействовать. Поэтому время так важно для моей работы. И есть еще один аспект времени, довольно банальный: я очень долго работаю над макетом, и это очень важно, потому что про фотографию обычно думают, будто бы она делается за долю секунды, но это не так, и фотограф на самом деле долго работает над своим моментальным снимком, в картине же всегда видно, как долго работал над ней живописец, и чем больше времени вы тратите на картину, тем лучше она становится.

То есть вы таким образом показываете работу времени фотографии на моментальном снимке?

Да.

Но я никогда не соглашусь, что образы мастерской Матисса или того сарая, где Поллок занимался дриппингом, которые вы воссоздаете, аполитичны. Особенно это видно здесь, где до перестройки Матисс был едва ли не самым авангардным западным художником из тех, что были допущены в советские музеи, а Поллок, напротив, стал пропагандистским символом антигуманистического, формалистического искусства капиталистического мира.

Да-да, я знаю, и в то же время Поллок был иконой для художников вашего андерграунда. Я имею в виду, что это не те образы, которые явились в этот мир, чтобы нести какое-то эксплицитно политическое содержание. Например, «Выход на посадку», через который прошли террористы, устроившие теракт 11 сентября 2001 года, целиком погружен в политическую историю, но у нас нет изображения этого конкретного пункта досмотра. То же самое относится к серии, посвященной Сноудену, скрывавшемуся в московском аэропорту: это гипотетические, воображаемые места, которые мы наделяем политическим смыслом.

Вы постоянно говорите о роли памяти в вашей работе. Мы привыкли рассуждать о том, что сегодня наша визуальная память перегружена, и даже самые эффектные, откровенно политические образы, скажем, кадры из аэропорта в Кабуле, мгновенно забываются, вытесняясь другими, то есть эта память, в сущности, пассивна. Вы же как будто пытаетесь превратить пассивную память в активную?

Да, наверное, это можно описать и таким образом, как превращение пассива в актив. Но у образа есть определенная сила, которая значительно превосходит эффект от горячей новости. Пассивная память заполнена самыми сильными образами ежедневных новостей, сегодняшние образы из новостной ленты замещают собой вчерашние. И вот когда я нахожу такой самый сильный образ из новостной ленты, я беру не его, а другой. Так, я не беру фотографию той «норы», в которой прятался Саддам Хусейн,— я беру фотографию кухни Саддама Хусейна, потому что этот образ кажется мне куда более интересным и имеет к нам гораздо больше отношения, ведь у него, главного злодея мира в глазах Америки, на кухне все то же самое, что и у каждого из нас. Самые известные образы далеко не всегда самые интересные. Для меня как для художника очень важно и ценно, что за последние двадцать лет наша коммуникация перешла на образы, на картинки,— еще двадцать лет назад главным инструментом коммуникации было слово, а не образ. Двадцать лет назад это были серые газетные полосы с незначительными вкраплениями картинок, а теперь кругом сплошные картинки с небольшими подписями. Для художника это здорово, потому что в его распоряжении теперь куда больше материала, но в то же время это означает, что аудитория художника гораздо более искушена, лучше обучена читать изображения. Язык образов усложнился: раньше «фотограф номер один», допустим, штатный фотограф The New York Times или «Коммерсанта», делал фотографию, и это был единственно верный взгляд на мир — сквозь его камеру, сегодня же мы имеем множественный взгляд на событие — профессиональных фотографов, случайных очевидцев, людей, фабрикующих фейки, и нам нужно понимать, откуда пришли эти образы и что они хотят нам сообщить. То есть произошли и количественные, и качественные изменения: с одной стороны, картинок становится больше, с другой — наша способность рассматривать и понимать их развивается. И есть еще один аспект, о котором я собираюсь говорить в своей лекции. Когда умерла леди Ди, вряд ли кто-то из нас был в том городе, но все мгновенно понимают, о чем идет речь. Или вот вы упомянули кабульский аэропорт. Вы бывали в Кабуле?

Никогда.

Вот и я никогда не бывал, но сразу понял, о чем вы говорите, не в том смысле, что Кабул — это город, и в нем, разумеется, есть аэропорт, но в том, что эти картинки лежат в моей памяти. Новостная повестка встроена в структуру нашей жизни. Я много раз бывал в Москве, но предположим, что я сейчас приехал впервые в жизни,— естественно, я сразу узнаю, что это — Кремль и Красная площадь. Картинки имеют отношение не только к коммуникации, но и к тому, как мы распознаем и воспринимаем мир. На самом деле мы видим мир, потому что узнаем его по картинкам. В 1992 году в интернете не было ни одной картинки, потому что загружать их было страшно долго, сейчас же мы обмениваемся сотнями картинок за какие-то мгновения. И для художника это просто замечательно.

Как вы выбираете картинку? Что первично: найденный образ сам по себе или история, нарратив, к которой вы ищете картинку?

По-разному. На протяжении многих лет я коллекционирую образы, и когда я ищу что-то специфическое, я как бы узнаю то, что я ищу: о, вот оно! Иногда я работаю над историями, у которых нет картинок, как, например, история Эдварда Сноудена: то, о чем он говорил, звучало так абстрактно, что вы просто могли сделать фотографию любого компьютера, и это была бы точная иллюстрация к рассказу. И эта бескартинность, безОбразность — прекрасная художественная задача: в этом и состоит дар художника — создать визуальный образ того, что скрыто и не имеет образа. Меня всегда завораживала бумага и то, как она используется в мире — к сожалению, сегодня бумаги в нашей жизни становится все меньше и меньше, весь бюрократический бумагооборот переходит в виртуальную сферу. Но если вы думаете об избирательной кампании Джорджа Буша-младшего или о Дональде Трампе, его бизнесе и налогах, то в этих сюжетах бумага сама по себе становится важной частью истории, и меня, конечно, привлекают такие нарративы, где бумага играет главную роль.

Почему из ваших фотографий всегда исключается образ человека — по техническим причинам или по философским?

Ну, я нахожу способ включить образ человека в свои работы — как тень, как силуэт. Но ответ на самом деле очень прост. Если я делаю работу с этим столом в кафе без людей, это будет работа об опустевшем столе, за которым еще недавно кто-то сидел, один или в компании, у нее будет множество способов интерпретации. Если я делаю работу с этим столом и включаю в изображение нас с вами, то это будет работа о том, как вы берете у меня интервью,— конец истории. Когда на фотографии присутствует человек, то фотография становится фотографией об этом человеке в определенной ситуации. Если вы хотите добиться более метафорического звучания фотографии, то люди вам в этом не слишком помогают.

Я всегда думала о ваших работах не столько как о метафорах, сколько как о современных аллегориях — простых визуальных образах сложных идей и понятий.

Да, в них всегда есть эта двойственность: с одной стороны, они должны быть очень просты, с другой — очень сложны. Если кому-то мои работы покажутся слишком простыми — я не буду возражать.

«Томас Деманд. Зеркало без памяти». Музей современного искусства «Гараж», до 30 января

Человеческий идеал — Философия свободы Сообщество

Мудрые на протяжении всей истории давали человечеству картину человеческого идеала, к которому мы должны стремиться. Нам приводятся примеры совершенного человека, такие как религиозные святые, или Иисус в Евангелиях, или героический индивидуалист Айн Рэнд.

Рудольф Штайнер представляет миру новый человеческий идеал — этический индивидуалист. Этический индивидуалист стоит на высшей точке человеческой эволюции как человек, действующий в соответствии со своими собственными высшими этическими идеалами.

«Таким образом, этический индивидуализм — это венец здания, которое Дарвин и Геккель возвели для естествознания. Это теория эволюции применительно к нравственной жизни ». TPOF Глава 12.8

Этический индивидуалист основан на реальности и действует исходя из знания как свободомыслящий. Он свободно выбирает этический принцип для применения к каждой жизненной ситуации, не обращая внимания на то, что сделали бы другие.


ЭТИЧЕСКИЙ ИНДИВИДУАЛ

представлен в
РУДОЛЬФ ШТЕЙНЕР
ФИЛОСОФИЯ СВОБОДЫ


ГЛАВА


БЕСПЛАТНО
МЫШЛЕНИЕ
Знающий


ЧЕЛОВЕК
СУЩЕСТВО

элементы познания


БЕСПЛАТНО
НРАВСТВЕННОСТЬ

Деятель


ГЛАВА

1.Осознанное действие человека


Я ЗНАЮ, ПОЧЕМУ
Я ДЕЙСТВУЮ

Готов


Я АКТ
ИНДИВИДУАЛЬНО

14. Индивид
и род

2. Почему стремление к знаниям
является фундаментальным


I DESIRE
ИСТИНА

Чувство


Я ЖЕЛАЮ
ХОРОШЕЕ

13.Ценность жизни

3. Мысль как инструмент познания


Я ДУМАЮ
УНИВЕРСАЛЬНО

Мышление


Я ДУМАЮ
ВООБЩЕ

12. Моральное воображение

4. Мир в восприятии


Я ПРИДАЮ ЗНАЧЕНИЕ
МИРУ

Восприятие


Я ДАЮ ЦЕЛЬ
ДЛЯ МОЕЙ ЖИЗНИ

11.Мировая цель и цель жизни

5. Наши знания о мире


Я ЗНАЮ МИР

Концепция


Я ДЕЙСТВУЮ
ЭТИЧНО

10. Монизм и философия свободы

6. Индивидуальность человека


МОИ ИДЕИ
ОСНОВАНЫ НА РЕАЛЬНОСТИ

Идея


МОИ ИДЕАЛЫ
РЕАЛИЗОВАНЫ В ДЕЙСТВИИ

9.Идея свободы

7. Есть ли пределы знания?


МИР
ВСЕГО

Познание


Я
А ВСЕ

8. Факторы жизни

Как мы можем поладить? ГАРМОНИЯ НАМЕРЕНИЙ Невозможно моральное недоразумение, столкновение целей между теми, кто свободен.

Человеческие идеалы оторвут нас от человечества

Идеалы привели нас сюда

Может ли стремление улучшить качество и эффективность нашего повседневного человеческого опыта также заставить нас отказаться от многого из того, что мы считаем «человеческим»?

Прежде чем сделать такое смелое предложение, давайте посмотрим на современное общество «первого мира» в сравнении с жизнью в Европе в 1200 году. Во многих отношениях нас, живущих в 21 веке, можно было бы считать «сверхчеловеческими» или даже «бесчеловечными». с точки зрения темных веков.Мы летаем по воздуху и общаемся по планете и через эфир. Мы коснулись самой Луны. Мы вылечили многие из самых страшных болезней в мире, предсказали погодные условия на Земле и использовали солнце для работы многих наших машин.

Под нашей кожей находятся кардиостимуляторы, искусственные бедра и кохлеарные имплантаты, а части некоторых человеческих сердец были заменены пластиковыми. В современном обществе эти дополнения не являются случайными посторонними дополнениями к нашей «человеческой» форме, а являются сторонниками и помощниками, продлевающими и усиливающими «человеческую» жизнь.

Прогрессивное стремление вперед привело нас к месту назначения, которое мы называем «сейчас». Наши собственные мечты и идеалы вывели нас за пределы наших прошлых условий в состояние, которое мыслители и деятели теперь считают лучше, счастливее, эффективнее и полнее.

  • «Я построю автомобиль для народа», — сказал Генри.
  • Томас воскликнул: «Мы сделаем электричество настолько дешевым, что только богатые будут зажигать свечи».
  • Александр стремился создать «метод и устройство для телеграфной передачи голоса или других звуков».”
  • «Если птицы могут парить в воздухе… почему я не могу?» — спросил Орвилл.

Я уверен, что вы легко назвали фамилии этих людей, потому что все наши жизни были затронуты этими мыслями, и наш образ жизни действительно сформирован ими. Поскольку они мечтали за гранью того, что было возможно в настоящее время, и превращали идеи в реальность, имена Форда, Эдисона, Белла и Райта не скоро будут забыты.

Чудо и любопытство движут нашим видением того, каким может быть другое, лучшее будущее.Машины заменили лошадей, аудиозапись позволяет повторять бесконечное количество выступлений, вакцины предотвращают эпидемии, сотовые телефоны соединяют самых отдаленных людей, а человеческий плод можно обследовать и лечить на всех стадиях его утробы.

Мой американский оксфордский словарь определяет «идеальный» как:

“(n) эталон совершенства; принцип, к которому нужно стремиться »и« нечто существующее только как идея ». Идеалы помогают перенести наши мысли от «того, что есть» к тому, «что могло бы быть».”

Идеалы субъективны и могут казаться возможными (IE: идеальный вид транспорта может подразумевать транспортное средство, которое не сжигает ископаемое топливо) или невозможным (IE: «загрузка» человеческого сознания в другой вычислительный субстрат, чтобы на неопределенное время хранить наш разум и опыт) . Эти идеи о «лучшем» предшествуют всем видениям — и действиям — по развитию культур и технологий.

Идеальные видения нашего прошлого побудили нас преодолеть проблемы прошлого — от здоровья до коммуникации, транспорта и не только.Никакой сапог нельзя было посадить на серую поверхность Луны, нельзя было пересадить орган от одного человека к другому, если бы кто-то не подумал об этом первым и не задал далеко идущий вопрос: «А что, если?» Столетия этих «а что, если», соответствующих представлений о возможностях и технологических разработок превратили нас из охотников и собирателей в хакеров и установщиков.

Сравните нашу жизнь с нашими средневековыми предками, и мы стали либо монстрами, либо богами.

Относительные технологии и относительные стандарты

Однако сегодня большинство из нас не чувствует себя ни монстрами, ни богами.Мы «родились» во многих используемых сегодня технологиях, или наш мир эволюционировал по мере их развития — это наши нормы, но мы не можем видеть , насколько диковинны наши нормы по сравнению с нормами наших предков. «Бог» и «монстр» появляются только в определенной перспективе, как радуга, которая невидима, если солнце не находится позади наблюдателя.

Именно контраст между средневековой перспективой и перспективой сегодняшнего дня выделяет последнюю как «богоподобную» или «бесчеловечную».”

«Нет ничего более великого или чудесного, чем со временем человечество не восхищалось бы им все меньше и меньше». — Лукреций, О природе вещей

Постепенное изменение, приводящее к инкрементным различиям, не вызывает такого же потрясения. Столкнувшись с большими изменениями в нашей современной технологии , , мы сопротивляемся разнице, так что мы похожи на лягушку, которая, когда ее держат выше кипящей воды, извивается, чтобы убежать, сопротивляясь резкому изменению температуры.Однако, помещенная в кастрюлю с комнатной температурой, лягушка не заметит постепенных изменений тепла, и поэтому будет сидеть неподвижно, приспосабливая температуру своего тела к воде вокруг себя по мере ее повышения — даже до такой степени, что ее свариют заживо.

С каждым поколением устанавливается новое «нормальное» значение. Нам, как и нашим предкам, кажется, что существует разумный предел, потолок для развития технологий. Однако некоторые мыслители способны распространить технологии и культуру на будущие приложения, которых предыдущие поколения боялись, игнорировали или считали кощунственными.Они доказывают, что «потолки» развития прошлого поколения являются иллюзией.

Исследования стволовых клеток, например, изначально считались неприемлемыми для огромной части населения Америки, а сегодня получили гораздо большее признание. Каждое поколение меняет уровень «приемлемости» технологии, культурной тенденции или образа жизни. В 1950 году «таблетка после завтрака» была бы довольно спорной фармацевтической технологией — а сегодня это не так. Сегодня можно сказать, что клонирование человека занимает «нейтральную зону» для приемлемых технологий, и некоторые из нас, вероятно, снова увидят воображаемый потолок.Тем не менее, культурные и технические силы продолжаются. По своей природе «идеал» — существовать за пределами нынешних условий и основываться на прошлых представлениях или полностью игнорировать их.

Посещение Марса — не говоря уже о его колонизации — тоже могло быть совершенно абсурдной идеей в 1950-х годах, а сегодня компании планируют отправить первых людей на Марс в течение десятилетия. Предыдущие поколения могли даже не вообразить загрузку человеческого разума в компьютеры, хотя многие исследователи полагают, что 30-40 лет может быть всем, что нужно, чтобы разместить сознание внутри машины.

С нашей точки зрения, прочно основанной на настоящем, нам трудно представить себе, сколько из тех «невозможных» обстоятельств, которые мы, как общество, догнали — и ушли в прошлое — всего за последние несколько десятилетий. В 1950 году основные инновации включали успешную вакцину доктора Джонаса Солка от полиомиелита и автоответчик Bell Laboratories. С точки зрения 1950-х годов, сколько из ныне приземленных достижений человечества было бы сочтено абсурдным, буквально невозможным или явно недопустимым с моральной точки зрения? От суррогатных матерей наемных до порнографии в Интернете и марсохода — представления о «невозможном» и «кощунственном» из прошлой эпохи более чем иногда заметны.

Мы буквально купаемся в них. И, как рыбы, мы даже не замечаем, что вода там.

Тем не менее, наше автоматическое предположение состоит в том, что НАШЕ будущее каким-то образом не будет таким революционным, и наши стандарты «кощунственных» или «невозможных» останутся неизменными. Мы можем подумать про себя:

«Может быть, протезы конечностей станут все более и более нормой, но наверняка никогда не будет полностью протезных частей человеческого мозга».

«Возможно, мы усовершенствуем искусственный интеллект в нашем мобильном телефоне до систем GPS, но, конечно же, никто не позволит искусственному интеллекту обрести разум и взять на себя какое-либо лидерство или правительственную роль выше людей… машины всегда будут только помощниками человека.”

«Может быть, глубокая стимуляция мозга будет использована, чтобы помочь действительно клинически депрессивным, но определенно электрическое изменение наших эмоциональных состояний никогда не станет популярным в качестве улучшения для« нормальных »людей, которые хотят просто чувствовать себя счастливее».

Насколько легче посмеяться над ограниченными представлениями прошлых поколений, чем представить себе, сколько наших собственных убеждений будут смехотворными в ближайшие десятилетия. В настоящее время все наши представления кажутся безопасными и рациональными, но у нас нет лучшего представления, чем у наших предков, относительно того, какие идеи останутся полезными, а какие будут идти путем поклонения богу солнца и френологии.

Мы думаем, что мы такие мудрые

Допустим, я рассказывал вам о научно-фантастическом фильме, в котором огромные слои общества решили навсегда «подключить» свой разум к устройству виртуальной реальности, вместо того чтобы продолжать существовать как люди в физической реальности. Вы можете счесть эту идею новой или нелепой, поскольку она подразумевает культурные и технологические сдвиги, к которым мы еще не приблизились.

Вы могли бы довольно быстро списать эту возможность, поскольку не существует разумного способа, чтобы такой сдвиг произошел в вашей жизни или, возможно, даже в жизни ваших внуков.

Взгляд в прошлое покажет, что предположения наших дедушек и бабушек были явно ошибочными, наивными или неосведомленными. Но, учитывая наш уровень технологического развития, у нас явно есть лучшие перспективы для вынесения обоснованных суждений о том, какие технологии появятся, а какие не появятся.

Как часто мы произносим такие слова уверенности в отношении технологий, что теперь принимаем как должное?

Скольким уважаемым мыслителям и совершенно разумным людям не терпится смелость утверждать «уверенность» в установлении ограничений для человеческих инноваций?

  • Гульельмо Маркони посчитали сумасшедшим, когда он предложил Министерству почты и телеграфов Италии возможность беспроводной связи.
  • Четырехминутная миля считалась невозможной даже некоторыми учеными 1940-х и 1950-х годов, пока Роджер Баннистер не побил рекорд в 1954 году.
  • В 1936 году New York Times писала: «Ракета никогда не сможет покинуть атмосферу Земли».
  • В 1895 году глава Королевского общества лорд Кельвин сказал, что «летательные аппараты тяжелее воздуха невозможны».
  • Сотрудники и инженеры Ford Motor Company сказали Генри Форду, что двигатель V-8 невозможно построить в одном блоке цилиндров.
  • Сэр Джон Эрик Эриксен, прозванный «экстраординарным хирургом» британской королевы Виктории, в 1873 году прямо заявил, что «брюшная полость, грудь и мозг навсегда останутся закрытыми от вторжения мудрого и гуманного хирурга».

Я сказал на сцене TEDx в 2015 году, что сейчас худшее время в истории, чтобы прятаться за камнем: «Этого еще не было, поэтому никогда не будет».

Итак, в чем мы уверены?

Неужели наши догадки намного лучше, чем у наших дедушек и бабушек?

Почему мы обычно блокируем эти мыслительные пути для исследования радикально иного будущего?

К сожалению, мы являемся жертвами той же ментальной эвристики, той же склонности к сомнениям, которая может сделать нас неподготовленными к решению практических и этических проблем, связанных со следующей волной революционных технологий, которые мы не можем предсказать в полной мере.

Культура защитит нас — пока она не исчезнет

Тем не менее, скорость технологического прогресса — не единственный фактор, который будет определять это потенциально радикальное будущее. Культура, политика и политика также играют определенную роль. Кто-то может возразить, что, хотя братья Райт действительно летали, это не привело бы к каким-либо изменениям в нашей повседневной жизни, если бы правительство не разрешило коммерческие или личные полеты или если бы общество не разрешило хотя бы в некотором роде считал полет полезным и приемлемым.Политика и культура могут быть теми силами, которые препятствуют развитию технологий «скользкой дорожки», которые, по всей вероятности, разрушат наши представления о современной человеческой жизни.

Вполне возможно, что общество просто не допустит замены частей мозга у людей — даже для лечения болезней — из-за предполагаемых рисков, связанных с технологиями такого рода. Даже с учетом всего компьютерного интеллекта в мире 2050 года многие правительства могут полностью помешать искусственному интеллекту иметь право голоса в вопросах политики или лидерства (будут ли эти правительства жить лучше или хуже, чем их соперники или соседи, дополненные искусственным интеллектом, еще предстоит выяснить. известный).

Вполне возможно, что общество примет законы против использования технологий, которые позволяют нам модулировать наши собственные эмоции нажатием кнопок, или против своего рода иммерсивной виртуальной реальности, которая соперничает с реальным опытом.

Кажется, что некоторые технологии неизбежно будут остановлены или замедлены общественными стандартами и нормами, и, конечно же, политикой и законодательством — как мы видели в исследованиях клонирования и стволовых клеток. Однако мы не должны позволить себе совершить ту же коварную ошибку «уверенности», которую мыслители и общества делали ранее с технологическим прогрессом — и в конечном итоге получить такое же яйцо на наших лицах.

Мы можем признать, что почти неизбежно, что расширяющие сознание церебральные имплантаты или интерфейсы мозг-машина, например, будут вынуждены подчиняться каким-то постановлениям государственных органов, и, похоже, существуют проблемы безопасности человека, которые оправдывают это. внимательное изучение. Культурные силы будут диктовать, что некоторые технологии или приложения неизбежно будут сочтены некоторыми «неприемлемыми», например химическое оружие или клонирование человека.

Некоторые технологии и приложения, однако, будут «неприемлемыми» точно так же, как межрасовые свидания, исследования стволовых клеток, глубокая стимуляция мозга и операции по смене пола могут считаться «неприемлемыми».”

Представьте, насколько неприемлемой была бы операция по смене пола в христианской средневековой Европе, не говоря уже о начале 1950-х годов, когда Америка впервые увидела смену пола с Кристин Йоргенсен. Хотя это трудно представить с нашей нынешней точки зрения, многие из наших представлений о «приемлемом» будут попраны временем, необходимостью и идеалами новых поколений. Например:

  • Когда программно сгенерированные «персонажи» в виртуальной реальности неотличимы от реальных людей — и могут быть полностью адаптированы к нашим собственным потребностям, предпочтениям и желаниям — некоторые люди предпочтут удовлетворять свои потребности полностью виртуальным способом.
  • Когда блаженный опыт можно поддерживать (подумайте о пике человеческого счастья и умножьте его на 400) в течение десятилетий подряд с помощью комбинации лекарств и нейронных интерфейсов (например, проводов), некоторые люди откажутся от знакомых, карьеры и детей. чтобы погрузиться в этот непреодолимый опыт.
  • Когда сознание будет лучше понято и мы сможем воспроизвести сознание в машинах, некоторые люди могут начать ценить сверхразумные и сверхсознательные машины больше, чем отдельные человеческие жизни, даже если сами машины не могут сформулировать этот аргумент.

Вокруг нас существует столько же примеров ранее «невозможных» культурных сдвигов , сколько «невозможных» технических сдвигов. Протезы конечностей и межрасовые пары во всех смыслах «приемлемы» в большей части современного мира. Точно так же даже операции по смене пола сегодня являются относительно обычным явлением и несут в себе ничтожную долю морального клейма, которое когда-то сопровождало эту процедуру. Исследование Мичиганского университета приводит некоторые интересные цифры о распространенности операций по смене пола в США.

Кроме того, осуждение или отвращение к технологии в одной стране не означает, что одно и то же развитие полностью потерпит неудачу. Мало того, что «времена меняются» (опять же, подумайте об операциях по смене пола в США), но и то, что не разрешено в нашей культуре, можно легко и быстро перенять где-то еще — и так процветать там, а не здесь.

Сколько на первый взгляд оскорбительных и невероятных действий совершается как обычная культурная практика во всем мире?

От калечащих операций на женских половых органах до забивания камнями и церемоний совершеннолетия — шведский стол мировых традиций демонстрирует широкий и широкий спектр «приемлемостей» за пределами тех, к которым мы привыкли.Это не просто приводит к культурным странностям, таким как забивание камнями — мы также видим, что в Шотландии разрешено клонирование, а в Корее процветают исследования стволовых клеток.

  • Если бы можно было «загружать» новую информацию — или даже новые ощущения — в наш мозг, разве не было бы разумным, чтобы некоторые страны приняли эту технологию довольно быстро?
  • Если увеличение человеческой памяти с помощью имплантатов станет незаконным в Соединенных Штатах, это может быть законным в Дании, или в Китае, или в Японии. Позволим ли мы остаться позади?
  • Начнется ли «гонка вооружений» по развитию человечества, как только станет ясно, что военные и экономические преимущества получат страны, которые их преследуют? (Я задал три вопроса выше в своей первой презентации на TEDx под названием «Работа с сознанием.”)

Наши обычаи и стандарты очень гибкие и всегда были такими.

«Есть народы, у которых, за исключением его жены и детей, никто не разговаривает с королем, кроме как через трубку. В одном и том же народе девы обнаруживают те стороны, которые скромность должна побудить их скрыть, а замужние женщины тщательно их прикрывают и скрывают. К чему этот обычай в другом месте имеет некоторое отношение, где целомудрие, но в браке, не имеет значения, поскольку незамужние женщины могут заниматься проституцией сколь угодно большему количеству людей, а будучи беременными, могут на законных основаниях принимать лекарства, на глазах у всех, чтобы уничтожить их плоды…

… Более того, разве не на заказ отдельно самими собой сделали республику женщин? Разве он не вложил в их руки оружие и не заставил их собирать армии и сражаться в битвах? И разве она не по своему собственному правилу наставляет самых невежественных вульгар и не делает их совершенными в вещах, которые никакая мировая философия никогда не смогла бы вбить в головы самых мудрых людей? Ибо мы знаем целые народы, где смерть не только презиралась, но и встречалась с величайшим триумфом; где семилетние дети терпели порку до смерти, не меняя лица; где к богатству относились с таким презрением, что самый подлый гражданин не соизволил бы наклониться, чтобы взять кошелек с коронами.»- Montaigne, Of Custom

Наша обязанность — бдительность

Не только кажется, что наш разум не склонен предвидеть революционные изменения, но и наша «уверенность» также помогает нам спать по ночам.

Вселенная кажется намного менее пугающей, если мы считаем, что эти самые тревожные изменения наших нынешних норм — всего лишь научная фантастика. Является ли естественным предрасположенность думать, что будущее будет похоже на настоящее (как, случается, полагают Питер Диамандис и другие), или стремление к упадку, направленное на сохранение нашего чувства комфорта, было бы более ответственным вместо этого ищите более правдивую точку зрения, с которой можно было бы вести себя в лоб.Это будущее, которое сегодня направляется и поддерживается нашим собственным стремлением к идеалу, той же самой дальновидной силой и первобытными желаниями, которые привели нашу человеческую расу туда, где она находится сегодня.

Именно человеческие поиски идеала превратили человека от лошади и повозки к автомобилю; это принесло нам сотовые телефоны, электронную почту, трансплантацию сердца, свободу вероисповедания, свободу выбора супруга и многие другие социальные и технологические сдвиги.

Куда нас приведет идеал?

Когда станут доступны технологии, буквально изменяющие человеческое сознание или создающие сверхчеловеческий интеллект из кремния, будем ли мы готовы к последствиям?

Наше стремление к идеалу ведет нас к возможно лучшим — и почти наверняка более эффективным — способам… всего.Более быстрое путешествие, мгновенное общение, устранение проблем с памятью, лечение депрессии, лечение смертельных болезней мира и даже предотвращение смерти в целом. В результате мы видим Hyperloop, Google Glass, заменяемые части мозга, лекарства для безопасного воздействия на эмоции и исследования по продлению жизни.

Каждая из этих идей — самолет, автомобиль или хлопкоочиститель своей эпохи. Что станет реальностью, как они проявятся в наших обществах и когда… — все это время, чтобы сказать, а наши новаторы и политики должны определить.Разница между автомобилями и сменными частями мозга или высадкой на Луну и искусственным интеллектом человеческого уровня может быть просто эпохой, в которой мы живем, и нашим уровнем технологического развития. Вполне возможно, что «автомобили» были более чудовищными для прошлых поколений, чем протезирование мозга будет для нас через пять лет.

Вполне возможно, что высадка на Луну была более божественным подвигом, чем наше возможное создание постчеловеческого разума.

Нет никакой уверенности в том, какие технологии будут развиваться в первую очередь и как — но должна быть уверенность в нашей ответственности за то, чтобы осторожно направлять их в реальность в направлении того, что мы считаем в совокупности выгодным будущим.Я утверждаю, что нет более важной задачи, чем именно это руководство, и поэтому я посвятил свою жизнь развитию глобального диалога, который мог бы сделать возможными такую ​​человеческую солидарность и построение будущего (читайте: Дело).

Гибкое определение понятия «человек»

«Чудовищные» и «бесчеловечные» переходы не препятствовали тому, чтобы идеал принял осязаемую форму в прошлом, и сейчас мы не должны рассчитывать на безопасность от подобных событий. Когда Бенджамин Уолт пошел под нож, чтобы вылечить тяжелую депрессию, имплантировав электроды в его череп, идеалом было почувствовать себя лучше.Тот факт, что глубокая стимуляция мозга является «экспериментальной» процедурой, очевидно, бледнеет по сравнению с потенциальными преимуществами более качественного осознанного опыта.

Когда у Кэти Хатчинсон случился инсульт, и она осталась умственно острой, но оказалась в ловушке тела, неспособного двигаться или говорить, она намеревалась сделать все возможное, чтобы снова взаимодействовать со своим миром и близкими. Она решила, что в ее моторную кору будет имплантировано устройство, позволяющее ей управлять инвалидной коляской, управлять компьютерной мышью на экране и даже подносить ко рту чашку, чтобы пить с помощью роботизированной руки — и все это, используя только силу своих мыслей. .*

Бенджамин и Кэти — люди с машинами, взаимодействующими с их мозгом, улучшая и / или восстанавливая их умственные и физические способности. Эти методы лечения тоже начинались как «а что, если» — сны, которые, по мнению некоторых, никогда не сбудутся. Кто мог сказать, что мы уже не бесчеловечные, чудовищные или богоподобные по сравнению с нашими предками?

Наше чувство идеала побуждает к действию и создает будущее из нашего воображения. Различные версии «идеала» могут придавать или не придавать высшее значение концепции «человека».”

Если Бенджамин считал, что более счастливая повседневная жизнь важнее, чем сохранение тела, не обремененного деталями машин, то выбор в пользу стимуляции мозга был очевиден. Я уверен, что Кэти имела какое-то представление о «человеке», которое противоречило образу дыры, просверленной в ее черепе, и компьютерному чипу, вставленному в ее мозг, с десятками крошечных металлических шипов. Однако побег ее неспособного тела взаимодействовать с окружающей средой был приоритетом, который вытеснил желание оставаться «человеком» или «обычным человеком».”

Легко понять, как Бенджамин или Кэти могли утверждать, что стремление к лучшей и более способной жизни было самым «человечным», что они могли сделать — и кто может с ними спорить?

Это подводит нас к потенциально тревожной точке зрения на наше состояние — точке зрения, которая также является требованием для нашего честного, бдительного и непредвзятого перехода к будущему:

«Человек» как понятие не является конкретным и столь же гибким, как и любое другое понятие.Это эфемерная идея, непостижимая концепция, которая уже изменилась на протяжении веков и может быть полностью изобретена заново с появлением технологий и идей завтрашнего дня.

Наши представления о коммуникации, путешествиях, скорости, «нормальности» радикально изменились с течением времени и технологическими и культурными изменениями. В нынешнем представлении о «человеке» нет безопасности — или даже святости, поэтому нельзя сказать, что может позволить будущее.

Единственная «уверенность», которую можно найти, может заключаться в том, что «человеческая» идея связана с той же судьбой изменения, что и все другие, и что все мы будем частью этого перехода. На самом деле мало кто обвиняет Бенджамина или Кэти в «бесчеловечности»… а что произойдет, если их процедуры станут обычным делом? Когда это же признание перейдет к «людям» с проводами или микросхемами, влияющими на их мозг, поведение или личность? Линии продолжают казаться серыми, склоны скользкими, понятие «человек» — податливым.

Даже если бы «человек» подразумевал неулучшенное биологическое человеческое тело, кажется, что у нас есть более чем достаточно доказательств, чтобы предположить, что — даже если оно будет оценено — это понятие не обязательно занимает первое место в наших представлениях о человеческом теле. идеальный, и мы можем вообще выйти за его рамки. Когда я говорю, что «Человеческие идеалы оторвут нас от человечества», я использую «человечность» для обозначения понятия «человек», которого мы придерживаемся сегодня. Наш импульс и технологии приводят нас не только к более изящным, компактным и более функциональным устройствам… мы движемся к совершенно новому человеческому состоянию в течение нашей жизни.Это обстоятельство, при котором наши умы и тела изменятся сами — когда мы оторвемся от человечества не только в отношении наших «инструментов», но и в отношении самих себя.

Люди сами являются распорядителями сознания и интеллекта

Актуальность нашего нынешнего состояния проистекает не только из серьезности ситуации в целом, но и из скорости ее приближения. Наше будущее не просто наступит «быстрее», чем у средневековья … оно будет сильнее.Мы должны предпринять шаги сейчас, чтобы понять разветвления и последствия технологий, которые будут формировать человечество, и руководить этим переходом с осторожностью и в сотрудничестве. Более вероятным, чем злонамеренное использование технологий завтрашнего дня, является риск того, что наша раса будет плохо подготовлена ​​к тому, насколько радикальным будет сдвиг. Возможно, мы не готовы руководствоваться нашими технологическими и этическими компасами, когда отправляемся в важные «порты» будущего.

Наша досадная тенденция состоит в том, чтобы игнорировать или отмахиваться от представлений, которые оказываются слишком отличными от нашего нынешнего состояния — но слепые глаза, обращенные к реальным возможностям этих основных тенденций и траекторий, — это слепые глаза, обращенные к человеческому будущему.У нас есть склонность к этому у наших дедушек и бабушек. Компания Kodak вышла из бизнеса из-за недооценки цифровой фотографии. Талидомид раздавали беременным женщинам, и никто не рассчитывал, что это ужасное воздействие на будущий плод.

Что нужно учитывать, когда трехмерные принтеры могут производить все, от оружия до человеческих органов?

Что нам нужно запланировать, рассматривая возможность увеличения памяти или интеллекта самого нашего мозга?

Наш собственный технологический взрыв не обязательно приведет к тому, что нас свариют заживо, как лягушку, если только у нас тоже не будет надлежащего понимания — и, следовательно, соответствующей реакции на наши условия, а также игнорирования постоянных, постепенных изменений, которые меняют наше затруднительное положение.Единственное, что хуже лягушки, сваренной заживо из-за плохого восприятия, — это страус, зарывший голову в песок, умышленно игнорирующий реальную озабоченность или действующий из трусости. Игнорирование того, что сейчас кажется слишком «далеким», означало бы быть ужасно плохо подготовленным к переходу, требующему всего внимания и подготовки, которые мы можем собрать как единая раса.

Наше будущее — это будущее наших идеалов.

Именно эти представления об идеале — что нужно улучшать и создавать для достижения лучшего — будут уводить нас все дальше и дальше не только от нашего человеческого состояния (как автомобили и электричество), но и от того, что является «человеческим» в мире. первое место.Я не предсказываю «крушение» нашего пресловутого корабля в будущем, а просто призываю нас объединиться в этом деле, держась за штурвал обеими руками и убедившись, что мы смотрим вперед.

Это задача не только для ученых, философов, бизнесменов или правительств, но и для всего общества. Хотя это не требует, чтобы мы придерживались одних и тех же убеждений или использовали одни и те же методы, это требует, чтобы мы разделяли одни и те же намерения и цели. Настало время объединить наши усилия — когда мы несем ответственность не только как поставщики для нашего следующего поколения, но и как хранители сознания и самого интеллекта.Таким образом, это сотрудничество направлено не только на открытие технологий, но и на поиск лучших способов их внедрения и реализации по мере того, как мы движемся вперед в новую революционную эру.

Неужели мы не сможем сказать, в каком направлении будет будущее нашей расы?

Будем ли мы игнорировать любые отклонения от наших собственных норм и упускать направление величайших изменений, которые когда-либо испытывали человечество?

Кажется очевидным, что через всю природу произошел своего рода неуклюжее движение вперед — серия случайностей, ведущих к серии новых комбинаций, — ведущих к новым формам и новым ситуациям:

«Никакая телесная вещь не родилась для нас.У природы такой цели не было, но то, что было рождено, создает пользу. До того, как глаза сформировались, не могло быть такой вещи, как зрение. Никакой речи до того, как был произнесен язык, но языки начинались задолго до того, как была произнесена речь…

… Сначала были конечности, чувства, потом их использование. Никогда не подумайте, что они могли быть созданы для того, чтобы их использовали ». — Лукреций, О природе вещей

Возможно, что, несмотря на наши усилия по наведению порядка (или хеджированию рисков) в этом постоянном потоке, мы, по сути, бессильны повлиять на него тем или иным образом.Все может быть напрасно.

Надеюсь, что нет.

Как мы можем сейчас подготовиться к дальнейшим отходам от того, что мы «знаем» как «человеческое», и как мы можем сотрудничать, чтобы обеспечить самый безопасный и лучший переход вперед?

Как мы можем стремиться направить большую траекторию интеллекта наиболее выгодным («хорошим») способом — и таким образом, чтобы избежать армагеддона и катастрофы?

Как мы определяем «катастрофу» с достаточно далекого временного горизонта — и как будет развиваться наше представление о самом «добре»?

Только с открытыми глазами и только с ресурсами, посвященными пониманию огромных рисков и неисчислимых возможностей изменения нашего состояния — процесса, который сейчас требует нашей совместной бдительности и лучших намерений.

Это почти наверняка будет связано с международным комитетом по управлению и прозрачности в области нейротехники и искусственного интеллекта (что вполне может оказаться невозможным и привести к массовому международному конфликту), но это эссе на другой день.

Эта статья последний раз обновлялась 17 июля 2019 г. Были добавлены контекстно-релевантные ссылки (выступление TEDx и другие), отредактирована некоторая грамматика и орфография.

Изображение предоставлено: Popular Mechanics

* Когда эта статья была первоначально написана в феврале 2014 года, не существовало таких понятий, как Neuralink или Kernel, и, по сути, все исследователи нейронных интерфейсов работали над улучшением таких состояний, как болезнь Альцгеймера, а не над улучшением способностей или благополучия.

Идеалы и этика

Автор: Salil Saroj

Обычно эти два предмета кажутся одинаковыми, но понимание разницы между ними определенно помогает в следовании моральным ценностям. Каждый человек живет определенными идеалами, даже если эти идеалы не заслуживают поведения для других. Идеалы — это правила, которые помогают нам в нашей жизни принимать решения, которые показывают, каким вещам следует уделять приоритетное внимание в нашей жизни. Например, один человек живет честно, со всеми невзгодами, с ценностями движения вперед, а другой живет с идеалами, согласно которым жизнь должна быть счастливой, даже если она должна быть достигнута неправильными способами, потому что другой человек считает, что жизнь найдена однажды, поэтому как-то жить счастливо.Первый человек не принадлежит идеалам второго человека, потому что он живет ценностями Ганди; он считает, что только достижимое не должно быть правильным, но также должны быть правильными средства достижения. Если деньги к получению должны быть заработаны, средства не должны быть незаконными или деньги не должны быть получены путем нарушения чьих-либо прав. Первый человек считает, что если что-то будет достигнуто неверным путем, то это приведет к неправильным результатам, поэтому невозможно жить с идеалами, которыми живет другой человек.
Самый эзотерический вопрос в том, при каких обстоятельствах человек создает или выбирает свои идеалы. Идеалы взрослых людей устанавливаются их совестью и разумом, в то время как ребенок учится, оглядываясь вокруг себя, своих родителей, своих соседей и свою школу. Идеалы ребенка заключаются в том, что он тоже должен получать все, что получает другой ребенок. Он не знает, стал ли ребенок богаче, инвалидом или вырос в каком-то другом воспитании. Поэтому ребенок выбирает идеалы, а не творит.Если взрослый хочет жить в жизни правдой или ложью, то это решение он принимает сам. Однако вполне возможно, что один человек находится под сильным влиянием идеалов другого человека и пытается жить, принимая свои собственные идеалы. Но тогда возникает вопрос, могут ли те, кто не может решить для себя, попасть в категорию людей. Если есть какая-то разница между людьми и животными, машиной, то это способность думать. Гаутама Будда сказал: «Я существую, потому что я могу думать».Великий ученый-социолог Фуко сказал, что мы продолжаем оставаться такими, какими мы думаем. Мы все рабы своего мышления. Следовательно, мы должны думать только в том случае, если это не для общества, это, по крайней мере, полезно для нас и не должно быть опасным. Если способность мышления человека будет нарушена, то он обязательно попадет в категорию животных. Когда осужденные Нирбхайи, забыв о своей совести, пришли к решению изнасиловать, а затем и совершить бесчеловечные действия, они определенно попали в категорию животных.Однако это другой вопрос, в каком обществе он жил, как он получил свои идеалы и что идеалы были побеждены кем-то другим или он выбирает это для себя. Социальное и психологическое изучение любого преступления очень важно, чтобы понять психическую природу насилия, этих преступников следует остановить до совершения преступления, а молодежная власть в стране может быть направлена ​​в правильное русло. То, при каких обстоятельствах формируются идеалы, вызывает большую озабоченность.Если женщина считает, что проституция — это правильно, то первый вопрос должен заключаться в том, почему она так считает. Какие факторы стоят за этим — бедность, общество, в котором доминируют мужчины, социальное насилие, пренебрежение и неудачная супружеская жизнь, любое другое давление или своеволие, и тогда будет легко решить, является ли проституция правильной или неправильной в каждом конкретном случае. Точно так же, если женщина родилась в элитной семье, имеет хорошее воспитание, хорошо образована, хорошо зарабатывает и имеет хорошую идентичность и репутацию в обществе, то общество никогда не ожидает, что эта женщина пойдет на проституцию, внебрачные связи. , полигиния или интергомосексуализм.Тем не менее, если женщина замешана во всех этих вещах, тогда преступление будет иначе объяснено в зеркале общества. Возможно, он был отвергнут, облачившись в свежесть современности или будучи мастером западничества, но обе женщины правы в своем месте идеалов или обе женщины справедливы и только ошибаются. Идеалы не рождаются в пустом сосуде. Идеалы рождаются в сосуде, который уже содержит компоненты многих обещаний, таких как правда, ложь, феминизм, мужественность, национализм, социализм.Следовательно, не только бессмысленно определять судьбу идеалов изолированно, но и является гнусным человеческим преступлением.
Этика — это мера структуры человеческих ценностей. Человеческие ценности — это сочувствие, доброта, прощение, привязанность, примирение и т. Д. Человеческой морали также иногда приходится проходить трудный путь. Чьи-то идеалы — говорить правду, а его мораль состоит в том, что вы будете жить мирной жизнью. Если идеалы — деревья, то мораль — их плод. Но действительно ли мораль правды приносит мир?Не было мира из-за того, что Кунти говорила и признавала правду о том, что Карна — ее сын, но из этого произошла только великая война, подобная Махабхарате. Правительства многих стран рухнули после того, как правда была раскрыта в Панамских документах. А потом говорят, что ложь, спасающая чью-то жизнь, больше правды. Тогда кажется, что разница между правдой и ложью заканчивается. Этика также предлагает сократить разрыв между тем, что есть, и тем, что должно быть. Если вам лгут и говорят правду, будет ли этот разрыв меньше, чем человек, говорящий правду, или человек, говорящий правду, или судья или полиция, говорящие правду, или это будет только в том случае, если женщины или женщины скажут правду. говоря правду теми, кого всегда подавляли.Мораль любого общества, чтобы можно было вообразить лучшее общество, будет реализована только коллективной моралью всего общества. Давайте разберемся в этом вопросе с другой позиции. Политика гласит, что учителя должны хорошо обучать детей в классе, чтобы ребенок мог сдать экзамены на хорошие отметки, но многие учителя не учат детей должным образом, поэтому дети вынуждены жульничать на экзаменах. И человек добровольно готов заставить таких детей обмануть, потому что он считает, что если дети проиграют не из-за своей слабости, а по какой-то другой причине, завтра у них будет дисгармония по отношению к нации и обществу, некоторые будут вовлечены в преступную деятельность и некоторые также будут совершать такие действия, как Нирбхайя, и это нанесет большой вред обществу.Сделать их пройденными, получив работу; этим детям можно помешать стать преступниками. Тогда вопрос также в том, что будет с детьми, которые по праву взяли на себя эту работу. Неужели завтра они не выйдут из себя и не станут преступниками? Глубокий вопрос заключается в том, вызывает ли сомнение мораль ребенка или мораль человека, совершившего преступление, заставившее детей обмануть на экзамене. Примечательно, что здесь мораль становится «условной». Мораль одного становится зависимым от другого.
Если предыдущая политика была правильной, то вторая политика была бы правильной сама по себе. Если вы посмотрите на это с другой стороны, вы поймете, насколько это опасно. Если ваша мораль зависит от другого человека, о котором вы ничего не знаете или можете сделать, тогда вы становитесь рабом других, и тоже без ненужного знания.
Так как же жить правильно или жить «практически»? Я помню здесь Талисман Махатмы Ганди. Прежде чем сделать какой-либо шаг, вспомните лицо человека, которого вы чувствовали наиболее эксплуатируемым в своей жизни, и тогда вы никогда не сделаете такой шаг, чтобы обидеть бедного человека.Идеалы показывают, кому придавать значение в нашей жизни; тогда как мораль показывает, насколько эти атрибуты правильны или неправильны. В моем понимании мы должны следовать Срединному Пути Будды. Вы должны по возможности следовать идеалам и морали. Не делайте ничего плохого для человека, которого никто не попросит, чтобы никто не увидел на протяжении всей его жизни, то есть человека, который живет в жалком состоянии, потому что только это возможно, и это также «практично». (Автор сообщения является исполнительным директором секретариата Лок Сабха, пристройка здания парламента, Нью-Дели)

Разница между этикой и ценностями

Последнее обновление: , автор: Surbhi S

Этика и ценности вместе закладывают основу для устойчивого развития.Хотя они иногда используются как синонимы, они разные, при этом этика , — это набор правил, регулирующих поведение человека, установленных группой или культурой. Значения относятся к убеждениям, которым человек постоянно отдает предпочтение.

Этика и ценности важны во всех аспектах жизни, когда мы должны сделать выбор между двумя вещами: этика определяет, что правильно, а ценности определяют, что важно.

В мире жесткой конкуренции каждое предприятие работает по определенным принципам и убеждениям, которые являются не чем иным, как ценностями.Аналогичным образом, этика внедрена в организации для обеспечения защиты интересов заинтересованных сторон, таких как клиенты, поставщики, сотрудники, общество и правительство. Прочтите следующую статью, чтобы узнать о важных различиях между этикой и ценностями.

Содержание: этика против ценностей

  1. Сравнительная таблица
  2. Определение
  3. Ключевые отличия
  4. Заключение

Сравнительная таблица

Основа для сравнения Этика Значения
Значение Этика относится к руководящим принципам поведения, которые касаются вопросов морали. Ценность определяется как принципы и идеалы, которые помогают им делать выводы о том, что является более важным.
Какие они? Система моральных принципов. Стимулы к мышлению.
Согласованность Униформа Различается от человека к человеку
Сообщает , что является морально правильным или неправильным в данной ситуации. Что мы хотим сделать или достичь.
Определяет Степень правильности или неправильности наших вариантов. Уровень важности.
Что он делает? Сдерживает Мотивирует

Определение этики

Под термином «этика» мы подразумеваем раздел моральной философии — чувство правильности или неправильности действий, мотивов и результатов этих действий. Короче говоря, это дисциплина, которая определяет добро или зло, справедливое или несправедливое, справедливое или несправедливое отношение к моральному долгу. Это хорошо обоснованные стандарты, которые должен соблюдать человек, в отношении прав, обязанностей, справедливости, пользы для общества и так далее.Стандарт устанавливает разумное обязательство пресекать такие преступления, как воровство, нападение, изнасилование, убийство, мошенничество и т. Д.

Система отвечает на вопросы человеческой морали, такие как Каким должен быть стандартный образ жизни людей? Или каковы правильные действия в данных ситуациях? Каким должно быть идеальное человеческое поведение? и т. д. В разделе «Этика» есть четыре важных предметных области:

.
  • Метаэтика : этическая философия, анализирующая значение и объем моральных ценностей.
  • Описательная этика : Раздел этики, занимающийся психологией, социологией, антропологией и т. Д.
  • Нормативная этика : Изучение нравственного образа действий практическими средствами.
  • Прикладная этика : Эта ветка рассказывает нам, как мы можем достичь моральных результатов в определенных обстоятельствах.

Определение значений

Ценности относятся к важным и устойчивым убеждениям или принципам, на основе которых человек выносит суждения в жизни.Это в центре нашей жизни, которые действуют как стандарт поведения. Они серьезно влияют на эмоциональное состояние человека. Это могут быть личные ценности, культурные ценности или корпоративные ценности.

Ценности — это силы, которые заставляют человека вести себя определенным образом. Он устанавливает наши жизненные приоритеты, то есть то, что мы считаем в первую очередь. Это причина того выбора, который мы делаем. Он отражает то, что для нас важнее. Итак, если мы верны нашим ценностям и делаем наш выбор соответственно, то то, как мы живем, выражает наши основные ценности.Более того, если вы понимаете ценности человека, вы можете легко определить, что для него важно.

Ключевые различия между этикой и ценностями

Основные различия между этикой и ценностями описаны в следующих пунктах:

  1. Этика относится к руководящим принципам поведения, которые касаются вопросов морали. Ценность определяется как принципы и идеалы, которые помогают им делать выводы о том, что является более важным.
  2. Этика — это система моральных принципов.В отличие от ценностей, которые являются стимулами нашего мышления.
  3. Ценности сильно влияют на эмоциональное состояние души. Следовательно, он действует как мотиватор. С другой стороны, этика заставляет следовать определенному образу действий.
  4. Этика последовательна, тогда как ценности у разных людей разные, то есть то, что важно для одного человека, может не иметь значения для другого.
  5. Ценности говорят нам, что мы хотим делать или чего добиваться в своей жизни, тогда как этика помогает нам решить, что является морально правильным или неправильным в данной ситуации.
  6. Этика определяет, насколько наши варианты верны или нет. В отличие от ценностей, которые определяют наши жизненные приоритеты.

Заключение

В то время как этика последовательно применялась в течение определенного периода и остается неизменной для всех людей. Ценности имеют индивидуалистический подход, то есть они варьируются от человека к человеку, но остаются стабильными, относительно неизменными, но они могут меняться со временем из-за значительного эмоционального события.

без файлов cookie | Herald Sun

Обратите внимание, что, заблокировав некоторые или все файлы cookie, вы можете лишиться доступа к определенным функциям, контенту или персонализации.Для получения дополнительной информации см. Нашу Политику использования файлов cookie.

Чтобы включить файлы cookie, следуйте инструкциям для вашего браузера ниже.

Приложение Facebook: открывать ссылки во внешнем браузере

Существует конкретная проблема с браузером в приложении Facebook, который периодически отправляет запросы к веб-сайтам без ранее установленных файлов cookie. Похоже, это дефект в браузере, который необходимо исправить в ближайшее время. Самый простой способ избежать этой проблемы — продолжать использовать приложение Facebook, но не использовать встроенный в приложение браузер.Это можно сделать, выполнив следующие действия:

1. Откройте меню настроек, щелкнув меню гамбургера в правом верхнем углу
2. Выберите «Настройки приложения» в меню
3. Включите параметр «Ссылки открываются извне» (при этом будет использоваться браузер устройства по умолчанию)

Включение файлов cookie в Internet Explorer 7, 8 и 9
1. Откройте Интернет-браузер
. 2. Щелкните Инструменты> Свойства обозревателя> Конфиденциальность> Дополнительно
. 3.Установите флажок Переопределить автоматическую обработку файлов cookie
4. Для основных и сторонних файлов cookie нажмите Принять
5. Нажмите ОК и ОК

Включение файлов cookie в Firefox
1. Откройте браузер Firefox
. 2. Щелкните Инструменты> Параметры> Конфиденциальность> Использовать пользовательские настройки для истории
. 3. Установите флажок Принимать файлы cookie с сайтов
. 4. Установите флажок Принимать сторонние файлы cookie
5. Выберите «Хранить до истечения срока действия
«. 6. Нажмите ОК

.

Включение файлов cookie в Google Chrome
1.Откройте браузер Google Chrome
2. Щелкните Инструменты> Параметры> Параметры конфиденциальности> Под капотом> Настройки содержимого
. 3. Установите флажок Разрешить установку локальных данных
4. Снимите флажок Блокировать установку сторонних файлов cookie
5. Снимите флажок Очистить файлы cookie
. 6. Закройте все

.

Включение файлов cookie в мобильном Safari (iPhone, iPad)
1. Перейдите на главный экран, нажав кнопку «Домой» или разблокировав свой телефон / iPad
. 2. Выберите значок «Настройки».
3. Выберите Safari в меню настроек.
4. Выберите «принять файлы cookie» в меню сафари.
5. Выберите «из посещенных» в меню принятия файлов cookie.
6. Нажмите кнопку «Домой», чтобы вернуться на главный экран iPhone.
7. Щелкните значок Safari, чтобы вернуться в Safari.
8. Прежде чем изменение настроек файлов cookie вступит в силу, необходимо перезапустить Safari. Чтобы перезапустить Safari, нажмите и удерживайте кнопку «Домой» (около пяти секунд), пока дисплей iPhone / iPad не погаснет и не появится главный экран.
9. Щелкните значок Safari, чтобы вернуться в Safari.

Изучение рассказа Уильяма Джеймса о значительной жизни в JSTOR

Абстрактный

В своем эссе «Что делает жизнь значимой» Джеймс утверждает, что значительная жизнь основана на сочетании двух компонентов: сознательно выбранных идеалов и смелой энергичной деятельности. Метафора Джеймса о «браке» богато указывает на связь между идеалами и мужественной деятельностью. Как и во многих его произведениях, метафоры Джеймса выполняют философские функции, помещая абстрактные концепции, такие как «значимая жизнь», в экспериментальные контексты, раскрывающие основные аспекты их значений.Я предлагаю свежую интерпретацию двух элементов значимой жизни, а затем объясняю, как они неразрывно связаны, или «женаты». Отчет Джеймса заслуживает еще одного рассмотрения, отчасти потому, что он уникальным образом исследует проблему осмысленной жизни, не предполагая единой концепции хорошей жизни. Он помогает нам понять, как решать важные проблемы характера в эпоху плюрализма.

Информация о журнале

Transactions — ведущий рецензируемый журнал, специализирующийся на истории американской философии с момента своего основания в 1965 году.Хотя он назван в честь основателя американского прагматизма, широко обсуждаются американские философы всех школ и периодов, от колониального до недавнего прошлого. В журнал регулярно публикуются эссе, и каждая значимая книга, опубликованная в данной области, обсуждается в обзорном эссе. Подписка включает членство в обществе Чарльза С. Пирса. Чтобы стать членом Общества Чарльза С. Пирса, нужно подписаться на журнал и выбрать «Присоединиться к обществу».

Информация об издателе

Издательство Indiana University Press было основано в 1950 году и сегодня признано во всем мире как ведущее академическое издательство, специализирующееся на гуманитарных и социальных науках.Наша задача как академической прессы — служить миру науки и культуры в качестве профессионального некоммерческого издателя. Мы издаем книги и журналы, которые будут иметь значение через 20 или даже сто лет, — названия, которые имеют значение сегодня и будут жить в будущем, отражаясь в сознании учителей и писателей. Основные предметные области IU Press включают исследования Африки, афроамериканцев, Азии, культуры, евреев и Холокоста, Ближнего Востока, России и Восточной Европы, а также исследования женщин и гендера; антропология, кино, история, биоэтика, музыка, палеонтология, филантропия, философия и религия.The Press также предлагает обширную региональную издательскую программу под своим издательством Quarry Books. Это одна из крупнейших типографий государственных университетов, если судить по названиям и уровню дохода.

Какие примеры идеалов?

Какие примеры идеалов?

Определение идеала — это человек или вещь, которые считаются идеальными для чего-то. Примером идеала является дом с тремя спальнями для размещения семьи с двумя родителями и двумя детьми.Идеал определяется как что-то или кто-то, кого считают идеальным примером чего-то.

Какие идеалы у людей?

Идеал — это принцип или ценность, которые организация активно преследует как цель и ставит их выше других проблем, которые считаются менее значимыми. Термины, относящиеся к общей вере в идеалы, включают этический идеализм, моральный идеализм и принципиальный идеализм.

Что такое моральные идеалы?

Обычно моральные идеалы представляют собой вещи, которые вы должны делать, чтобы быть моральными.Моральный идеал проектирует образ жизни или поведение как нечто, к чему вы должны стремиться. Обычно вы должны преследовать их ради добродетели, но есть и другие возможные причины.

Что такое высшие принципы?

high принципиальный в британском английском (ˌhaɪˈprɪnsɪpəld) прилагательное. обладать или демонстрировать очень высокие моральные или этические принципы.

Что такое универсальные идеалы?

Универсальная тема — это идея, которая применима ко всем, независимо от культурных различий или географического положения.Универсальные темы — это способы объединить идеи из всех дисциплин. Это центральная идея о состоянии человека. Это обобщение о жизни или человеческой природе; они имеют дело с основными человеческими проблемами.

Какова идеальная ситуация в исследованиях?

Часть A (Идеал): описывает желаемую цель или идеальную ситуацию; объясняет, как все должно быть. Часть B (Реальность): описывает состояние, которое препятствует достижению или реализации цели, состояния или ценности в Части A в это время; объясняет, почему текущая ситуация не соответствует цели или идеалу.

Как вы используете идеальную ситуацию в предложении?

Примеры предложений идеальная ситуация

  1. Ситуация казалась идеальной. Христианство сегодня (2000)
  2. Это не идеальная ситуация в сезоне чемпионата мира по футболу.
  3. Это идеальная ситуация для меня — такая, какая она соответствует моей жизни. Таймс, Санди Таймс (2007)

Что значит не идеал?

неидеальный

Что такое Nonidea?

Викисловарь. nonidea (Существительное) То, что не является идеей.

Что означает идеал в текстовых сообщениях?

Выявление, определение, исследование, действие, ретроспективный анализ

В чем разница между холостым и идолом?

Ожидание означает, что что-то не используется, пусто или ничего не делает. Существительное Это означает на объекте, который представляет собой божество. Также говорят, что вы чрезмерно восхищаетесь кем-то.

Что значит холостой ход?

1: не занято или занято: например. a: без работы: неактивные, неработающие работники. б: не обращено к нормальному или надлежащему использованию простаивающих сельхозугодий.c: соревнования не запланированы, команда завтра будет бездействовать. 2: отсутствие ценности или основы: пустая болтовня праздного удовольствия.

Холостой ход — идол?

Что-то или кто-то неактивный находится в режиме ожидания. Это слово также может означать «ленивый» («праздный богатый»). Безработные считаются простаивающими, уволенные — простаивающими.

Какие примеры идолопоклонства?

Мы думаем, что идолопоклонство сводится к поклону золотой статуе или молитве деревянной безделушке. Поскольку мы этим не занимаемся, мы предполагаем, что у нас нет кумиров…Поклонение идолу сегодня

  • Наша личность. Легко связать свою идентичность с чем-то или кем-то, кроме Бога.
  • Деньги / Потребительство.
  • 3. Развлечения.
  • Секс.
  • Комфорт.
  • Наши телефоны.

Что такое ложные идолы?

Идолопоклонство — это поклонение идолу или культовому изображению, являющемуся физическим изображением, например статуей, или человеком вместо Бога.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *