Индивидуация это: индивидуация — это… Что такое индивидуация?

Автор: | 06.03.1970

Содержание

Индивидуация — Психологос

В теории К.Г. Юнга, индивидуация — спонтанный, естественный процесс движения человека к собственной Самости, процесс человеческого развития на основе интеграции сознательного и бессознательного опыта. Индивидуация потенциально она свойственна любому человеку, хотя большинство из нас ее не осознает.

В отсутствие торможений, препятствий или искажений, обусловленных тем или иным расстройством психики, индивидуация — это процесс созревания или развертывания, психический эквивалент физического процесса роста и взросления. При определенных условиях — например, в практической психотерапии — процесс этот может тем или иным образом стимулироваться, интенсифицироваться, осознаваться, переживаться и развиваться; таким образом индивиду оказывается помощь в смысле «завершения», «закругления» его «Я». Для успешного хода процесса требуется значительное аналитическое усилие, сознательная и абсолютно искренняя сосредоточенность на интрапсихическом. Благодаря активизации сферы бессознательного такое усилие частично снимает напряжение между парами противоположностей и делает возможным познание их динамической структуры. Продвигаясь по извилистым путям выведенной из состояния равновесия психической субстанции, преодолевая все новые и новые слои, процесс в конечном счете проникает в тот самый центр, который представляет собой исток и основу нашего психического бытия — в Самость.

А это — индивидуация?

В своих самых общих чертах процесс индивидуации врожден человеку и развивается по единой модели. Он делится на две взаимно независимые, контрастные и дополняющие друг друга части, которые совпадают с первой и второй половинами жизни. Задача первой половины — «инициация, посвящение во внешнюю действительность». На этом этапе процесса индивидуации, благодаря укреплению «Я», выделению основной функции и доминирующей установки и развитию соответствующей «маски» достигается адаптация индивида к требованиям окружающей среды.

Что же касается второй половины жизни, то ее задача состоит в «посвящении во внутреннюю действительность», то есть в углубленном самопознании и познании человеческой природы, в рефлексии над теми чертами собственной природы, которые прежде оставались неосознанными или в какой-то момент сделались таковыми. Делая их достоянием сознания, индивид устанавливает внутреннюю и внешнюю связь с миром и космическим порядком.

В качестве средств, способствующих индивидуации в аналитической психологии используются синтетико–герменевтическая терапия, а также формообразующая терапия, опирающиеся на активное фантазирование и толкование сновидений. На первой стадии индивидуации происходит осознание индивидом своей тени, как архетипического образа, символизирующего все негативное, принадлежащее индивидуальному бессознательному, но до определенной поры неотделенное от Я и выступающее как те или иные угрожающие побуждения. Дальше процесс индивидуации затрагивает такие архетипические образы, принадлежащие уже коллективному бессознательному, как анима и анимус (женское и мужское начало).

Эти образы являются в сущности врожденными и прорываются в сознание лишь в пограничных ситуациях. Последняя стадия индивидуации — „самость“ — характеризуется интеграцией всего сознательного и бессознательного психологического опыта. На данной стадии индивид достигает целостности и автономии. Эта стадия символизируется изображением мандалы.

Лекция №1 «Быть самим собой. Теория индивидуации Карла Густава Юнга»

Пожалуй самый выдающийся ученик Фрейда Карл Густав Юнг в свое время отошел от позиций своего учителя и создал собственную оригинальную теорию, описывающую человека в более глубоких и сущностных измерениях. Concepture публикует небольшую лекцию, посвященную теории индивидуации Юнга.  

Карл Густав Юнг, создатель аналитической (глубинной) психологии, считал, что в течение всей жизни человек осуществляет процесс, который он назвал «индивидуация». Смысл индивидуации невозможно понять вне контекста теории архетипов, разработанной Юнгом. Понятие «архетип» он заимствует у религиозного мыслителя Филона Александрийского и обозначает им специфический комплекс явлений, само признание существования которых кладет начало реактулизации сакрального знания в парадигме позитивистской науки (Вслед за Юнгом эту линию продолжит Мирча Элиаде). Если аутентичное содержание понятия обладало теологическим смыслом и означало «прообразы сотворенных вещей, находящихся в Божественном Разуме», то у Юнга оно приобретает совершенно иное значение, а именно –  врожденных универсальных психических форм,  которые предрасполагают людей переживать и реагировать на происходящие события определенным образом. Архетипы, по Юнгу, это первичные модели, обуславливающие способ восприятия мира. Юнг выделяет 5 базовых архетипов, осознание и раскрытие которых составляет собственно процесс индивидуации: Персона, Тень, Анима, Анимус, Самость.

 

Персона – это совокупность социальных масок, которые человек использует для представления себя другим людям.

Персона необходима для сокрытия истинной сущности человека с целью его приятия со стороны общества. Реализация этого архетипа первична в процессе индивидуации, поскольку человек по своей природе животное социальное. Персона играет ключевую роль в адаптации человека внутри социума, являясь способом регулирования отношений с другими людьми в повседневной жизни. Тем не менее застревание на этом архетипе, чрезмерное преувеличение его значимости может привести к тому, что человек на всю жизнь останется исключительно поверхностным существом, не имеющим никакого внутреннего измерения.

Тень является архетипом противоположным Персоне. Она включает в себя социально неприемлемые стороны личности, ее низменные негативные аспекты, импульсы и побуждения недопустимые с точки зрения морали. Реализация этого архетипа стоит на втором месте, так как для достижения гармонического целого, человеку необходимо интегрировать все части своей личности, в том числе отрицательные.

Если пара Персона/Тень характеризуют Культурное/Природное начала в человеке, то Анима/Анимус обозначают его психическую двуполость. Эти архетипы отражают половую целостность личности (андрогинность). Анима – это женственность, как энергетическое начало, в структуре психики мужчины. Анимус – это мужественность в структуре психики женщины. Наличие реализованной Анимы превращает самца в мужчину, в то время как наличие реализованного Анимуса превращает самку в женщину. Как и во всех остальных случаях раскрытия архетипов – здесь важна мера. Ее нарушение чревато появлением женоподобных мужчин и мужеподобных женщин.

Самость представляет собой вершину индивидуации личности, конечный результат всех находящихся в оппозиции архетипов. В самости их противостояние снимается и образует гармоничное единство. Поэтому Самость – это архетип целостности. Образно говоря – центр личности, вокруг которого организуются все остальные ее аспекты. Самость – это подлинное Я человека, его истинная сущность. Достижение Самости – конечная цель индивидуации и соответственно смысл человеческой жизни по Юнгу. Понятно, что прохождение всех ступеней реализации архетипов на практике – дело куда более сложное, чем теоретическое описание. Гармонизация всех составляющих личности – это не однократный акт наподобие добегания до финишной черты. Это длящаяся во времени стабильная балансировка, удерживание собранных аспектов души в состоянии целостности. Поэтому реалист Юнг считал, что подлинного равновесия достичь почти невозможно. А если возможно – то не раньше среднего возраста, поскольку интеграция архетипов требует большого жизненного опыта.

Итак, согласно Юнгу, на протяжении всей своей жизни человек проходит индивидуацию. Индивидуация в теории Юнга – это процесс развития человека как существа отличного от остальных набором своих неповторимых личностных качеств, то есть, как индивидуальности. И поскольку норма индивидуальности, как правило, идет вразрез с нормами коллектива, процесс индивидуации предполагает известную долю отчуждения человека, вставшего на путь саморазвития. В то же время, индивидуация вовсе не означает изоляции. Это переход на качественно иной уровень бытия, где человеческая жизнедеятельность осуществляется по другим законам.

В конечном счете, индивидуация – это сформулированное на языке аналитической психологии понятие, которое выражает традиционные для классических духовных практик представления о человеке не как данности, а как за-данности, чистой потенции быть тем, кем в наличный момент человек не является, но кем он при желании и должном усердии может стать.

Философ Мераб Мамардашвили говорил: «Человек есть не то, кто он есть. Человек есть то, кем он может быть». Заслуга Юнга состоит в том, что он подробно исследовал и определил конкретные этапы, механизмы и символы становления человека. 

Индивидуация и ее этапы. Процесс индивидуации.

Разумеется, Гессе не был слепым последователем ни Фрейда, ни Юнга или еще кого-нибудь другого, разумеется, он не пытался механически перенести психоаналитические построения в художественное творчество, да и странной выглядела бы литература, которая и впрямь решила бы проиллюстрировать те или иные положения научной мысли.

Лучше всего это знал сам Гессе, который еще на заре своего увлечения “глубинной психологией” в статье “Художник и психоанализ” предостерегал от бездумного следования тезисам психоанализа [8,Х, 47(-52]. Однако, не следует забывать и того, что писатель в “аналитической психологии” видел не только удачную и интересную концепцию, но и сильное терапевтическое средство, которое он применял на протяжении многих лет. Таким образом, психоанализ для Гессе не был лишь плодом интеллектуальных усилий, он не являлся чем-то внешним и по отношению к творческому процессу, а входил в непосредственный жизненный и духовный опыт писателя, вплоть до того, что и свое художественное творчество он рассматривал, вполне в духе “аналитической психологии”, как непрерывный процесс осознания таинственных бездн собственного бессознательного.

В “Дневнике 1920/21 годов” есть такая запись: “Если поэзию воспринимать как исповедь – а только так могу я ее воспринять сегодня – тогда искусство проявляет себя как длинный, многообразный, извилистый путь, целью которого было бы такое совершенное, такое разветвленное, такое доходящее до последних извилин самовыражение личности, Я художника, что в итоге это Я перебросилось бы и выгорело до конца, размоталось бы и исчерпалось бы окончательно. И только после этого могло бы последовать нечто более возвышенное, нечто сверхличное и вневременное, искусство было бы преодолено и художник созрел бы для того, чтобы стать святым. Функция искусства, насколько оно имеет отношение к личности художника, было бы в таком случае тем же самым, что и функция исповеди или же психоанализа” [7, 130]. Таким образом, художественные произведения Гессе, являясь “отражениями” отдельных этапов сложного пути самопознания и самовыражения, как бы документируют многолетние усилия на пути индивидуации самого автора. При этом любопытно отметить, что Гессе приблизительно так же осмысливает проблему индивидуации, как и Юнг, акцентируя момент перелома и постепенное продвижение к целостной личности, интегрирующей сознательную и бессознательную психею.

Процесс индивидуации, как он описан в психологической литературе, состоит из двух основных этапов. Первый из них заключается в “инициации во внешний мир” и завершается формированием Я, или, говоря иначе, “Маски”, т. е. того проявления личности, “которая человек, по сути дела, не есть, но за которую он сам и другие люди принимают его” [3, 155]. Вторая же ступень заключается в “инициации во внутренний мир” и является процессом дифференциации и отмежевывания от коллективной психологии. Причем сам Юнг, говоря об индивидуации, в большинстве случаев подразумевает лишь только вторую ступень внутреннего становления, именуемую им также и “восамлением” (Selbstwerdung).

Собственная психографическая схема внутреннего формирования личности, описанная Гессе в программной статье “Немного теологии”, в основных чертах повторяет главные этапы процесса индивидуации [см. 8, X, 74-87]. Причем особое внимание писатель уделяет феномену “отчаяния”, который завершает разумную ступень в развитии индивида и предваряет “магическую” стадию. “Отчаяние” свидетельствует о том, что индивид “созрел” для сложного процесса “вочеловечивания” и может приступить к индивидуации, или точнее, ко второму ее этапу, который, согласно Гессе и Юнгу, есть наиболее ценный отрывок внутренней биографии человека.

Индивидуация в понимании Юнга заключается в ступенчатом приближении к содержаниям и функциям психической целости и в признании воздействия ее сознательны” и бессознательных содержаний на сознательное Я. Она начинается отмежевыванием от псевдоличностности “Маски” и продолжается углублением в бессознательные сферы, которые надлежит поднять в сознание. Таким образом, индивидуация подразумевает расширение сферы сознательной жизни индивида и неукоснительно должна привести к познанию самого себя тем, чем человек является от природы, в противоположность тому образу, за который хочется ему себя выдавать. Внеличные бездны, которые для успешного протекания индивидуации следует осознать, репрезентируют “фигуры” бессознательного, рассматриваемые Юнгом буквально как персонажи некой внутренней драмы: “Тень”, “Анима” (“Анимус”), “Самость”. Мы не станем тут характеризовать эти образы, многократно описанные в психологической литературе, а лишь отметим, что лики бессознательного обладают такими характеристиками, которые позволяют рассматривать их как автономные личности. Именно это обстоятельство использует Гессе, превративший общую схему внутридушевной драмы в важный поэтологический принцип, a различные аспекты собственного бессознательного, выступающие в образе символических “фигур”, в действующих лиц своих произведений. Таким образом, персонажи в повестях и романах позднего Гессе являются не отдельными и независимыми личностями, не суверенными литературными образами, а знаками-символами, репрезентирующими те или иные стороны души автора. И находятся эти персонажи между собой, коль скоро “действие” в романах Гессе разворачивается не в реальной действительности, а в неком воображаемом душевном пространстве, в тех же отношениях, что и “фигуры” бессознательного.

 

 

Гессе – предыдущая | следующая – “Степной волк”

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым

Что такое индивидуация?

Индивидуация — это развитие личности, постепенно ведущее к большему познанию и ощущению всего существа. Эту концепцию прославил покойный Карл Густав Юнг, которому приписывают создание совершенно другого психологического метода просмотра психики, чем Зигмунд Фрейд. У Юнга был совершенно иной взгляд на то, как люди продвигались по жизни и как они могли бы достичь лучшего удовлетворения самим собой посредством внутреннего изучения психики. В основе этого был процесс индивидуации, когда люди выявили скрытые аспекты себя и интегрировали эти аспекты в личность.

Идея индивидуации сложна, и ее часто лучше всего увидеть в связи с юнгианской интерпретацией литературы. Когда герой проходит путешествие, он сталкивается с определенными архетипами, которые он должен изучить и интегрировать. Однако, в отличие от произведений мифов и вымысла, индивидуация в человеке редко бывает такой линейной. Люди могут снова и снова бороться с одними и теми же проблемами до тех пор, пока они «не получат» или не осознают и не используют все свое «я».

Есть несколько концепций, которые помогают прояснить индивидуацию. Первым из них является личное бессознательное или все те неинтегрированные аспекты человека, которые труднодоступны и могут быть нелегкими. Внутри этого бессознательного лежат архетипические фигуры, такие как тень или наиболее подавленные аспекты себя, и анима / анимация или мужская / женская сторона человека, в зависимости от того, что противоположно фактическому полу.

Согласно Юнгу, у людей также есть личность, и это внешнее лицо, которое они носят миру и / или своему социальному лицу. Внешним центром себя является эго, но у неиндивидуализированной личности эго может не сильно отличаться от личности и является правителем неизвестной земли (тени, анима и т. Д.) Или управляется ею.

С терапевтической точки зрения терапевт помог бы анализируемому или пациенту начать понимать личность, а затем копать глубже, чтобы начать встречаться с тенью и анимами или анимусом. Это может быть обширной работой, и может потребоваться много лет, чтобы обнажить бессознательное, и еще много, чтобы фактически использовать найденную бессознательную материю. Индивидуация — это не только обнаружение того, что скрыто, но и включение этого в личность. Есть много способов достичь такого рода работы, и они могут включать в себя разговор, гипноз, работу сновидения, художественную или музыкальную терапию, выражения сэндрей и другие вещи.

В художественном произведении герои или героини часто достигают индивидуации в пределах длины текста. Для не вымышленного человека эта работа может быть ужасающей, волнующей, и попеременно медленной и быстрой. Люди сталкиваются и переживают некоторые из своих худших страхов, а также те вещи о себе, которые они меньше всего желают показать персоне. Поскольку работа продолжается, и это может занять всю жизнь, когда даже тогда полная индивидуация может никогда не быть достигнута, люди могут оказаться в более полной связи с подлинной и цельной самостью. В юнгианской теории истинное «я» может быть самой скрытой вещью из всех, раскрываемой только тогда, когда теневая работа и анима или анимус были рассмотрены и интегрированы.

ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

Самость и индивидуация. Толковый словарь по аналитической психологии

Читайте также

Глава 8 ИНДИВИДУАЦИЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Глава 8 ИНДИВИДУАЦИЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА 17 мая 2000 года Президент США Билл Клинтон сказал в своей речи в Нью-Лондоне, штат Коннектикут: «Основная реальность наших дней в том, что наступление глобализации и революция в информационных технологиях увеличили как

Индивидуация и столкновение с реальностью

Индивидуация и столкновение с реальностью Итак, мы возвращаемся к тому очаровательному эпизоду повествования, когда сестры Психеи приходят к горному утесу, на котором она была оставлена, и начинают оплакивать ее. Здесь сестры представляют «зов» реальности, обращенный к

Индивидуация после смерти

Индивидуация после смерти Юнг интерпретирует это сновидение как относящееся к процессу психологического воспитания души его друга. Отметим, что, по мнению Юнга, именно его умершему другу потребовалось «постичь реальность своего психического существования» – нечто

2.4. Индивидуация и пайдейя38

2.4. Индивидуация и пайдейя38 В данной статье делается попытка обнаружить важный исторический прецедент концепции индивидуации в идее «пайдейи», которую сегодня часто ошибочно принимают просто за форму образования, практиковавшуюся в Древней Греции. Однако, «пайдейя» не

ЧАСТЬ II Индивидуация как путь жизни

ЧАСТЬ II Индивидуация как путь жизни . ..Все виды человеческой деятельности… на­правлены на восстановление в каждом из нас с помощью каждого из нас первоначаль­ного центра, в котором единственным и неповторимым образом мироздание от­ражается.ПЬЕР ТЕЙЯР ДЕ

III. Адаптация, индивидуация, коллективность[193]

III. Адаптация, индивидуация, коллективность[193] 1. Адаптация A. Психологическая адаптация состоит из двух процессов:1. Адаптация к внешним условиям.2. Адаптация к внутренним условиям.Под внешними условиями имеются в виду не только условия окружающего мира, но также и мои

2. Индивидуация и коллективность

2. Индивидуация и коллективность Индивидуация и коллективность являются парой противоположностей, двумя различными судьбами[194]. Друг с другом они связаны виной. Коллективные требования понуждают индивида выстраивать свою индивидуацию за счет эквивалентной работы в

Ранк: тревога и индивидуация

Ранк: тревога и индивидуация Представления Отто Ранка о тревоге согласуются с его мнением о том, что центральной проблемой развития человека является индивидуация. По его убеждению, вся жизнь человека — это непрерывная череда отделений, напоминающих отделение от

Индивидуация

Индивидуация Юнг считал, что, поскольку коллективное бессознательное представляет источник психического роста, рабочие отношения между сознательными и бессознательными уровнями существования очень важны для психического здоровья и душевного благополучия. В этом

Психологический рост: индивидуация

Психологический рост: индивидуация Согласно Юнгу, у каждого человека есть тенденция к индивидуации или саморазвитию. Юнг считал, что психика имеет врожденное стремление к целостности. Эта идея подобна понятию самореализации Маслоу, но базируется на более сложной теории

Призвание, индивидуация и СЧЛ

Призвание, индивидуация и СЧЛ Итак, что можно сказать о вашей конкретной профессии? В соответствии с рассуждениями Карла Юнга я воспринимаю каждую жизнь как процесс индивидуации, поисков ответа на конкретный вопрос, ради которых мы появляемся на земле. Возможно, этот

Индивидуация как модель развития

Индивидуация как модель развития Третий важный вклад Юнга в психотерапию – это идея индивидуации как последовательной интеграции в индивидуальное сознание бессознательных комплексов, продолжающейся в течение всей жизни. Эта идея также согласуется с феминистской

3.

 САМОСТЬ

3. САМОСТЬ По уровням и линиям движется самость.[9] Хотя скоро я несколько усложню эту простую схему, упомянутые три элемента — базовые волны, потоки развития и самость, которая движется по волнам и потокам — судя по всему, составляют основу интегральной модели. Мы уже

Индивидуация сегодня и всегда

Loading…

Индивидуация сегодня и всегда

Холобесова А.В.

«Эдип» Филосовский, психоаналитический и педагогический журнал, №2, 2007

 

Если есть стадо — есть пастух,

Если есть тело — должен быть дух,

Если есть шаг — должен быть след,

Если есть тьма — должен быть свет.

Хочешь ли ты изменить этот мир,

Сможешь ли ты принять, как есть,

Встать и выйти из ряда вон,

Сесть на электрический стул или трон?

 

В. Цой «Песня без слов»

Ко многим понятиям и положениям аналитической психологии К. Г. Юнга гораздо проще подобрать образ или мифологический сюжет, иллюстрацию в виде цитаты поэта или полотна художника, чем объяснить их, не потеряв ни смысла, ни глубины, ни красоты.

Это правомерно и в отношении центральной идеи теории Юнга — идеи индивидуации. Она парадоксальна, как парадоксален сам человек. С одной стороны, у всех живущих на Земле есть общие свойства и качества. Невозможно создать теорию, не опираясь на обобщенное представление о сущности человека. Любая теоретическая конструкция, как трафарет, прикладывается к каждому конкретному индивиду, делая его безликим представителем рода человеческого. Все, что не предусмотрено теорией, остается за скобками, теряется, обесценивается. И вот уже на страницах ученых трудов появляется абстрактная, лишенная жизни и плоти, механическая конструкция. Юнг говорит о двух диаметрально противоположных подходах к человеку: о знании и понимании. У теоретического знания масса достоинств, умалять которые не имеет смысла, но знание исключает возможность понимания. Возможность виденья другого как уникального и неповторимого создания, реального существующего и обладающего неоспоримой индивидуальной ценностью, даже если этот другой — собственное отражение в зеркале.

Про индивидуацию говорить модно. Модно искать путь к себе, обретать целостность и становиться личностью. Между тем, результаты становления мало напоминают то, что имел в виду К. Г. Юнг, когда писал свои работы.

Что в представлении живущих сегодня людей есть личность? Со страниц глянцевых журналов, с телевизионного экрана на нас смотрят стильно одетые мужчины и женщины, соответствующие общепринятым стандартам красоты, имеющие солидный счет в банке, путешествующие по миру, сексуально свободные и лишенные комплексов. Наверное, это и есть идеал? Успешная карьера, престижное образование, дорогая машина являются свидетельств: к того, что жизнь удалась. В противном случае вы — неудачник, вы на обочине, вы — ничто. Но горю можно — помочь: вы не безнадежны. Нужно совсем немного: сходить на психологический тренинг, где за пару часов вас превратят в личность. Или на худой конец купить одну из тех брошюр, которыми пестрят полки магазинов, там в доступной форме изложен рецепт человеческого счастья. Поразительно, как мы умудряемся верить в бредовость и пустоту подобных идеалов и рецептов? Ни одно учебное заведение — . пусть самое престижное, не выдает дипломов, где в графе «специальность» значится: «личность». Даже если представить такое нововведение (чего в мире не бывает?), что гарантирует слово, написанное на клочке бумаги?

Термин «личность» употребляется в различная значениях. «Личность» может обозначать то же, что «индивид», то есть отдельно взятый человек. Иногда под личностью понимается часть внутреннего мира или особенности психической структуры. Это и совокупность общественных отношений, и недостижимый идеал, и нечто, данное от рождения. Каждое с направление психологии, философии, социологии стремится дать свое определение. Но если мы говорим о личностном росте, то предполагаем, что личность нуждается в развитии и становлении. Юнг определял личность как «способную к сопротивлению и обладающую силой душевную целостность». Это кажется странным и трудно воспринимаемым, но человек по своей природе противоречив, разнонаправлен. У него есть душа и тело, сознание и бессознательное, он отдельное существо, но при этом включен в систему социальных отношений, наконец, он рождается мужчиной или женщиной. И именно поэтому стремление к целостности оказываете: извечным устремленем, вектором движения, волей к невозможному. Вот в метро по эскалатору спускаются люди. Какие они? Чем живут? Что выбрали для себя в качестве смысла жизни? Кто-то ограничил свое существование телесными потребностями и инстинктами, кто-то убил свое тело, сделав его тележкой для перевозки мозга или ушел в сферу духа, живет исключительно ради себя самого или растворился в социальной роли чиновника, матери, проводника какой-нибудь идеи. Можно, оказывается, жить, оставаясь фрагментарным, одномерным. Простое перечисление свойств и качеств не дает представления о целостности. Последняя не является ни набором, ни комплексом. Целостность — сцепление противоположностей, которые, будучи частями, не могут существовать отдельно, но создают не просто сумму, а дополняют друг друга до чего-то принципиально иного, большего.

Психика человека не исчерпывается сознанием, оно — лишь малая, видимая часть айсберга под названием душа. Есть нечто большее, глубинное, непознаваемое и иррациональное, чем наше Эго, это «нечто» — бессознательное. Оно живет по своим законам, не подвластным разумному пониманию, оно автономно и не подчиняется контролю сознания, не принимает в расчет рождение и смерть, не знает временных рамок. Оно «думает и живет в масштабе тысячелетий». Оно просто есть.

А то, что мы привыкли называть «Я», «Эго», на деле всего лишь центр сознания, стремящийся игнорировать и подавлять бессознательную сторону души, пытающийся уверить нас, будто сознательное Я и есть центральный элемент всей психики. Такое стремление понятно, поскольку сознание человека молодо, хрупко, оно вынуждено противостоять напору бессознательного. И если последнее просто есть, то сознанию приходится вечно доказывать свое право на существование. Неудивительно, что иногда Эго в этом стремлении уподобляется юноше, который объявил бойкот авторитету и ценностям собственных родителей.

Душа представляет собой единство двух неравнозначных частей: сознания и бессознательного, образующих в своей совокупности нечто целое. Обе части являются необходимыми и естественными аспектами жизни души, и невозможно говорить о целостности, если одна из этих частей подавляет или игнорирует другую. Процесс, входе которого образуется «нераздельное обособленное единство», и является, по Юнгу, процессом индивидуации. Результат его — формирование сознательной и свободной личности. Не будет лишним отметить, что Юнг не призывает развивать личность только потому, что это правильно, хорошо или полезно. «Природе на благие советы, откровенно говоря, наплевать», — пишет он. Индивидуация — естественный процесс движения человека к самому себе, к раскрытию заложенных в нем уникальных, индивидуальных качеств. И дело не в том, что путь самопознания ведет к успешности или счастью. Это единственный путь, не обрекающий человека на самоотказ, единственный способ избежать болезненного состояния и стагнации, как на уровне личности, так и на уровне социума.

Индуистская традиция называет истинное человеческое Я «Атманом». Это индивидуальная, субстанциональная и вечная душа. Атман нельзя познать и описать обычными способами: он непознаваем. Его можно определить только отрицательно — «не то, не то». Ни наши мысли, ни чувства, ни тело не тождественны Атману. Нечто похожее происходит и с понятием индивидуации. Легче говорить о том, чем она не являются. Так, например, индивидуация не есть индивидуализм. Это не горделивое выпячивание собственного своеобразия, не отмена уважения и обязательств по отношению к коллективу. Как раз наоборот: у зрелой, целостной личности, осознающей свои качества и способности, гораздо больше шансов быть полезной обществу. Своеобразие человека выражается не в том, что необычны какие-то компоненты, его составляющие. У всех нас одинаковое строение тела, психика подчиняется законам, общим для всех без исключения. Индивидуальность раскрывается в уникальном соотношении черт, свойств, способностей и функций, присущих каждому. В наше время часто говорят: «Незаменимых нет». Тот, кто хоть раз терял близких, знает, что это неправда. Истина заключается в том, что нет заменимых. Мы смотрим на других, как на вещи: ищем в них положительные и отрицательные качества. Если «минусов» слишком много, пускаемся на поиски «другого варианта», но идеального так и не находим, нередко жалея о своих решениях.

Процесс индивидуации длится всю жизнь. Это не приятная, увеселительная прогулка. Это опасное, но увлекательное приключение человеческого духа. Здесь никто и ничего не может гарантировать, здесь нет определенности, уверенности в конечном результате. Нет правил. Да и какие могут быть общие правила для движения по пути осознания собственной инаковости? Кто может сказать, что ждет за поворотом? Порой мы уверены, что знаем, куда и зачем движемся, и только в самом конце понимаем, к чему пришли. Представить, чем закончится становление личности невозможно, ибо кто скажет, какие возможности в ней сокрыты. Юнгом и его последователями описаны стадии индивидуации. Но и они не являются готовым рецептом. Можно вызубрить их наизусть, но тому, что не дано в опыте, что не прожито, научить нельзя. Попробуйте объяснить жителю Африки, что такое снег. Попробуйте рассказать о любви тому, кто еще не любил. В результате рассказа у другого появится некое представление, если не предубеждение, о сущности предмета. И есть опасность начать искать подтверждение собственным ожиданиям, что не позволит быть открытым и непредвзятым.

Наша психика состоит из комплексов, т. е. эмоционально заряженных совокупностей идей и образов. Комплексы обладают автономией, они живут своей собственной жизнью, словно это другие личности внутри нас. Один из таких комплексов Юнг назвал «Тенью». Не все реакции и качества, проявляемые ребенком, одобряются взрослыми, поэтому они подвергаются вытеснению: так формируется Тень. Неприемлемые импульсы, постыдные желания, «неполноценности» формируют эту сторону личности. Одна из стадий индвидуации требует с ней познакомиться. Даже если не имеешь иллюзий относительно сущности человеческой природы, сложно осознать и принять тот факт, что ты сам не исключение. Что ты можешь желать смерти близким, быть мелочным, завистливым и мстительным, ненавидеть других людей. Только осознание внутри себя подобных тенденций нейтрализует их. Будучи бессознательными, они переносятся, проецируются на окружающих. Другие начинают казаться исчадиями ада, с ними надо обязательно бороться, ведь они виноваты во всем. Нередко подобная ситуация разыгрывается в масштабе этносов, когда целые страны объявляются козлами отпущения, осью зла, которую надо непременно уничтожить во благо всех живущих.

Коллективное бессознательное исторически старше, чем сознание. Образы и идеи, издревле содержащиеся в нем, имеют над теми, кто погружен во тьму неведенья, огромную власть. Общество подвержено ментальным эпидемиям. Словно древние боги, они подчиняют себе человека, делают его игрушкой в своих руках. Происходит словно массовое помрачение рассудка: во имя великих, внешне порой исключительно гуманных целей, оправдывается тотальный геноцид. Ради достижения прекрасной утопии все средства хороши. И только отдельная сознательная личность имеет иммунитет против подобных инфекций, остальных увлекает за собой поток коллективной бессознательности. Пусть это лишь крохотный лучик света, но он, как свет маяка, рождает надежду. Нельзя сбросить со счетов огромную роль, которую играет в истории великая личность.

В основе развития лежит не сознательное намеренье развиваться, не желание и не социальный заказ. Основой может быть только необходимость. События внешней или внутренней, психической, реальности ставят человека в такие условия, что остается не так уж много выборов. И будь индивидуация и целостность легким делом, население нашей планеты сплошь состояло бы из зрелых, ответственных и сознательных личностей. Возможности бессознательного кажутся безграничными. Мы воспринимаем происходящее в нашей жизни как удачу или как злой рок, хотя порой случай оказывается тем, что выводит нас из тупика. Внешние события выстраиваются согласно логике желаний бессознательного, направленных на достижение равновесия в психике, на компенсацию односторонности. Тот, кто вечно занят взаимодействием с другими, сосредоточен на внешней стороне жизни в ущерб своему внутреннему миру, однажды может сломать ногу, получив возможность на некоторое время остаться наедине с собой. Другой, пережив несчастную любовь, вынужден будет вопреки желанию вылезти из собственной скорлупы и заняться чем-нибудь, чтобы отвлечься от тягостных переживаний и дум.

Восточные религиозные традиции считают страстное желание просветления препятствием на пути к духовному пробуждению. Невозможно сделать индивидуацию целью жизни. Она есть результат осуществления индивидуальной судьбы, верности собственному предназначению. Человек вступает на свой путь, видя в нем единственно лучший выход. И это гораздо проще сказать, чем осуществить. Препятствием становится коллективная потребность, те ценности и направления движения, которые навязываются индивиду семьей, обществом, государством. Часто мнение родителей, друзей, знакомых настолько жестко определяет выбор человека, что он не может помыслить, что хочет чего-то другого. Престижно быть, например, юристом. А профессия педагога хоть и заслуживает уважения, но это лишь на словах, потому что сегодня эквивалентом общественного признания оказывается размер заработной платы. И только депрессии и неврозы, развивающиеся у внешне успешных, состоявшихся людей, неумолимо говорят о расплате, которая следует за отречением от своей судьбы. У кого-то хватает сил кардинально изменить свою жизнь: странным образом предприниматели бросают бизнес и уезжают в глухие деревни, востребованные актеры отказываются сниматься, вдруг уйдя в религию и подвижничество. А кто-то продолжает существовать, потеряв вкус к жизни, возвращаясь в нелюбимый дом с опостылевшей работы.

 

Есть такой анекдот:

Покупатель обращается к продавцу:

-Почему шарики такие дешевые? Выцветают?

— Нет.

-Сдуваются быстро?

-Нет.

-Так в чем же дело?

-Не радуют…

 

На этой, подчас смутно ощущаемой неудовлетворенности, пышным цветом расцветают секты, малопонятные организации духовного толка, обещающие осчастливить любого. Правда, бесплатным счастье не бывает: тяжким грузом висит на шее новоявленного послушника частная собственность, от которой надо непременно отказаться в пользу coмнительного гуру. В большинстве случаев человек старается примкнуть к организации, партии, общественному движению, конвенции. Формула успеха, отражающая умонастроения обывателя, звучит так: «Хочу квартиру, машину, дачу и Жанну Фриске». Да, главное — не выделяться. Распространенное слово «формат» используется для оценки творчества музыкантов и поэтов. В эфир пропускается только то, что соответствует этому мифическому стандарту. Все остальное, что не слушает и не смотрит большинство, что не обеспечивает рейтинг, будь оно хоть трижды талантливым, не нужно и обречено на безвестное существование. Мы носим то, что модно, покупаем то, что престижно, читаем то, что читают все. Разве выбор в этом случаем определятся нашими истинными, индивидуальными желаниями и потребностями? Подобное поведение удовлетворяет на самом деле только одну потребность — быть в стаде. Принадлежность к какой-либо группе, массовому движению, организации дает ощущение безопасности, комфорта, нечто похожее испытывает ребенок, засыпающий в материнских объятиях. Слияние с общественными ценностями, по сути, равнозначно слиянию с коллективной психикой, отказом от ответственности а значит, отказом от свободы. Здесь уже нет никакого сознательного выбора, что, конечно, дает свои преимущества: за него не надо отвечать, ведь так живут все. Будто бы это «все» может служить оправданием.

И, тем не менее, испокон века находились люди, бросающие вызов бессознательной установке общества. Их по праву считают лучшими представителями рода человеческого, их знают и помнят, спустя столетия. В истории и культуре эти имена связаны с образом героя, наделенного божественными или демоническими чертами, что нашло отражение в мифах и сказках. В глазах заурядного человека тот, кто отринул традицию и проторенный путь, выглядит либо помешанным, либо одержимым. Он — сверхъестественное явление. Он странен, непонятен. Иногда это называют блажью, иногда судьбой. Словно что-то, носящее характер закона и принуждения, заставляет человека искать иного, выбрать необыкновенное. Одним из самых ярких примеров состоявшейся личности Юнг считает жизнь Христа. Предназначение определило Его судьбу, от которой Он не уклонился, даже испытывая страх перед страданием и смертью. Как известно, Сократ выпил чашу с ядом, но не отказался от верности своим убеждениям, хотя и мог выбрать жизнь. Если взять в качестве критерия оценки современные представления об успешности, то Христос всего лишь лузер, как теперь говорят, то есть попросту неудачник. Мог бы быть цезарем, если бы выбрал царствие земное. На самом деле очень и очень многие, люди из плоти и крови, «могли бы», но почему-то отказались. От сытости, от простого человеческого счастья, от уверенности в завтрашнем дне. Отказались потому, что услышали внутренний голос, идущий из самых глубин человеческого естества. И с этого момента общественное перестало быть значимым, потому как сместился центр, на который мы ориентируемся, делая выбор.

Этот истинный центр человеческой души Юнг назвал «Самостью». Сознание и бессознательное не только противоположны друг другу, они дополняют целое, которое можно характеризовать как компенсацию за конфликт между внутренним и внешним. Это целое непостижимо для разума, его невозможно спутать с Я. Самость является стержнем, скрепляющим психику человека. А Эго словно «вращается» вокруг Самости, как Земля вокруг Солнца. Оно не подчиняется Самости и не противопоставлено ей, но находится в гармонии с этим непостижимым центром души. Если Эго сможет вступить в контакт с Самостью, услышать внутренний голос, являющий закон, принуждение и необходимость, этот момент станет для Эго поистине галилеевским переворотом, одновременно исцелением и поражением. Поражением — потому что Эго осознает свое отнюдь не центральное место в психике. Исцелением—потому что претензии Эго на главенство ведут к слиянию с Самостью, растворению личности в слишком большом объеме, инфляции и болезни. Сама идея Самости ставит человека перед проблемой существования внутри него самого непознаваемого ядра. Чего-то, что нельзя полностью назвать свом. Сущности, с наличием которой можно только смириться. Нечто в психике человека является трансцендентным ей. Парадоксальным образом это нечто содержит в себе и начала и цели душевной жизни. Откуда оно пришло? Куда уйдет? Юнг писал, что Самость можно назвать «богом в нас», встреча с нею переживается как божественное откровение. Теоретически, в этот момент цель индивидуации будет достигнута. Наделе раскрытие Самости скорее идеал, направление движения, а не конечная цель.

Голос Самости может услышать каждый. Для этого не нужно быть гениальным. Наличие таланта не является залогом состоявшейся личности. В каждом, живущем на нашей планете, есть потенциал индивидуальности. Сокровище, которое надо найти, материк, который надо открыть. Совсем как в сказке: «Пойди туда, не знаю, куда. Найди то, не знаю что». Беда в том, что мы не всегда имеем мужество и готовность, чтобы позволить Самости достучаться до сознания. Проще отмахнуться, подавить смутный укор совести, шевелящуюся порой неудовлетворенность собой, странную тревогу. Страшно потерять иллюзию безопасности, которую дает принадлежность к коллективу. Страшно принять собственное глубинное одиночество, от которого мы спасаемся, создавая семью или идентифицируя себя с группой. То, что диктует голос Самости, может переживаться как зло, как опасное и соблазняющее, сбивающее с истинного пути. Человеку не дано перепрыгнуть через самого себя и видеть будущее. Может статься, что ощущаемое сегодня как разрушительное, дает начало чему-то новому и совершенно иному.

Вряд ли пламенные речи и призывы могут чем- то помочь: осуществляют данную каждому возможность лишь единицы. Хоть плюсы индиввдуации очевидны, не представляется возможным сделать ее массовой идеологией. Это не получится преподавать в школах. Вместо узкой горной тропы она превратится в торную дорогу, подвергнется профанации и выхолащиванию. Не зря древние мистики свято хранили тайну добытых ими знаний, а разглашение ее каралось смертью. Будучи поднятой на стяги и знамена, индивидуация может принести не меньше зла, чем любая идея прогресса. А именно этот род идей и является наиболее опасным.

Все вышесказанное на первый взгляд малоутешительно. Но оно и не обязано быть таковым. Индивидуация — рискованное мероприятие. Как и все в этом мире, личность рождается в муках. Может быть, заложенная в человеке индивидуальная судьба совпадет с запросами общества, способности окажутся востребованными, а тогда нельзя исключать возможность карьерного роста, признания, успеха. А если нет? Здесь-то и начинается сознательный выбор. Что важнее: становление собственной самости или коллективные идеалы? Включенность в группу или свой собственный путь? Каждый решает сам. Для того, чтобы стать личностью, не нужно априори жить в бедности. Но и обратного никто не гарантирует. Индивидуация не отрицает счастья, но это счастье не умещается в мещанские представления об устроенном быте. Невозможно понимать жизнь как бесконечный позитив, она трагична, а опыт страдания необходим. Избежать его не удастся. Впрочем, для того, кому суждено идти дорогой индиввдуации, все это уже не является исключительно важным. Главным становится внутренний закон, естественное долженствование перед самим собой. Исполнение долга становится необходимым условием самоосществления и никаких наград не предполагает, кроме, пожалуй, чувства верности, истинности собственных действий. Так жизнь обретает смысл, который никому не надо доказывать.

 

Литература:

1 Психологический словарь / Под общей науч. ред. П. С. Гуревича. — М., 2007.

2 Гуревич П. С. Философия: Учебник для психологов. — М., 2004.

3 Зеленский В. В. Базовый курс аналитической психологии, или Юнгианский бревиарий. — М„ 2004.

4 Юнг К. Г Психика: структура и динамика. —М., 2005.

5 Юнг К. Г. Очерки по аналитической психологии. — Минск., 2003.

 

Роль индивидуации в процессе личностного совершенствования в концепции К. Г. Юнга Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

ФИЛОСОФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ

УДК 111.0(091)Юнг К.Г.

РОЛЬ ИНДИВИДУАЦИИ В ПРОЦЕССЕ ЛИЧНОСТНОГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ В КОНЦЕПЦИИ К.Г. ЮНГА

© О.А. Бойко

В статье раскрывается концепция индивидуации швейцарского психолога и мыслителя Карла Густава Юнга. Автор статьи проводит взаимосвязь между процессом индивидуации и проблемой свободы личности в философии К.Г. Юнга.

Ключевые слова: архетип; коллективное бессознательное; индивидуация; самость.

Большой вклад в развитие философской антропологии внесли идеи швейцарского психолога и мыслителя Карла Густава Юнга, который разработал оригинальные представления о сущности человеческой личности. Согласно Юнгу, личность не ограничивается индивидуальными рамками своего существования. В полной мере она раскрывается только через соприкосновение с тем материалом, который швейцарский мыслитель определил как архетипы коллективного бессознательного. Целью данной статьи является раскрытие и анализ в процессе становления и развития ее взаимосвязи с архетипиче-ским содержанием коллективной психики. В этом анализе особое место занимает гипотеза о процессе индивидуации, и это исследование одновременно позволяет понять, как в философии К.Г. Юнга решается проблема свободы личности.

В социально-философской традиции приято выделять два процесса становления личности: социализацию и инкультурацию. Под социализацией понимается процесс вхождения индивида в общество, освоение стандартов социального бытия людей. Ин-культурация — процесс вхождения индивида в культуру. Можно сказать, что два названных процесса означают преимущественно приспособление индивида к внешним условиям социокультурного бытия. Специфическое отличие юнговского понятия индивидуации от двух названных процессов заключается в том, что оно означает не приспособление к внешнему миру, но внутреннее ду-

ховное развитие личности. При этом характерно, что процесс индивидуации в теории Юнга вовсе не предполагает отказ от социализации и инкультурации. Напротив, по мнению швейцарского философа, процесс индивидуации осуществляется каждой конкретной личностью только после осуществления социализации и первичной инкультурации. Эвристический смысл теории об индивидуации состоит в том, что она раскрывает новый срез рассмотрения динамики и са-мостановления личности помимо общепринятого представления о социализации и инкультурации.

Приступая к юнговскому определению индивидуации, следует отметить, что «индивидуация» — это специальный термин, используемый в рамках аналитической психологии Юнга, характеризующий процесс духовного развития личности, интеграции различных компонентов психики человека, обретения личностью смысла жизни и душевной гармонии. Именно понятие индивидуации сам Юнг считал центральным понятием своей теории. Юнг определяет индивидуа-цию как «самостановление» или «самоосу-ществление» [1]. Идея Юнга об индивидуации позволяет нам видеть важный пласт в саморазвитии личности. Можно сказать, что зрелость личности наступает в процессе индивидуации, поскольку индивидуация приводит к внутреннему самоуглублению личности, ее самостановлению и самоосуществ-лению. Индивидуация — это своего рода

внутреннее зеркало личности, которое позволяет человеку видеть свое внутреннее «я».

Характерно в представлении Юнга об индивидуации то, что это развитие не линейное и не поступательное, но представляет собой некое движение личности в свой собственный глубинный внутренний мир [2]. Здесь Юнг приоткрывает завесу во внутренний мир саморазвития личности. Если человек достигает стадии индивидуации, то он достигает внутренней зрелости. Он способен к самокритике, адекватному восприятию себя таким, какой он есть. Согласно Юнгу, индивидуация — это процесс, цель которого состоит в том, чтобы «стать собственной самостью» [1].

Заметим, что, как и большинство терминов аналитической психологии, понятие «самость» отличается сложностью и многовариантностью значений. Поскольку это не входит в цели исследования данной статьи, мы не будем вдаваться в сложность концептуального осмысления понятия самости. Применительно к нашему исследованию важно определение самости как координирующего центра и идеального результата индивидуации. Юнг пишет: «Самость — центр тотальной, беспредельной и не поддающейся описанию психической личности» [3]. В этом смысле самость, согласно Юнгу, представляет собой подлинную сущность личности: она есть не то, что представляет о себе сам индивид, и не то, каким он кажется окружающим, но то, каким он действительно является во всем своем внутреннем многообразии. Самость включает в себя все, чем является индивид, все его содержания, а т. к. эти содержания противоречивы — она включает в себя противоположности (сознательное и бессознательное). Более того, самость не просто включает в себя противоречивые элементы человеческой психики, но и соединяет их в единую целостную личность. Иными словами, можно сказать, что достижение самости означает интеграцию противоречий внутри психики. Юнг считает, что достижение самости невозможно в рамках индивидуальной жизни. Но внутри психики каждого человека заложена центрирующая сила, выражающаяся в постоянном стремлении к достижению самости. Эта сила и проявляет себя в процессе индивидуации.

Представляя собой важнейшую внутреннюю силу в душе человечества, самость находит архетипическое воплощение в образе идеальной, совершенной гармоничной личности, к которому человек, не осознавая того, изначально стремится. В данном случае речь идет о символах самости, которые испо-кон веков воплощались в представлениях об идеальной личности. Самыми яркими символами самости являются возникающие в психике человека образы Божества.

Определив сущность индивидуации, перейдем к осмыслению того эвристического потенциала, который она в себе несет. На наш взгляд, важнейшим моментом осмысления индивидуации является сопоставление этого процесса с проблемой свободы личности. В историко-философской традиции существуют представления о свободе личности как проявлении активности вовне или познанной необходимости. В теории Юнга заложено иное представление о свободе личности, которое хоть и не было концептуализировано в его трудах, на наш взгляд, вытекает из осмысления его идей. Интерпретируя юн-говское представление об индивидуации, можно усмотреть, что в нем заложено иное представление о свободе личности, которое можно определить как свободу в возможностях для внутреннего роста.

Приступая к рассмотрению проблемы свободы в философско-антропологической теории К.Г. Юнга, выделим положения, которые, казалось бы, напротив, ставят под сомнение наличие свободы личности в концепции швейцарского мыслителя. К числу таких моментов может быть отнесено учение об архетипах коллективного бессознательного. В работах Юнга коллективное бессознательное представляется некоей «мудрой», вышестоящей по отношению к конкретному человеку субстанцией. Из такого представления вытекает предположение о том, что развитие личности полностью предопределено коллективным бессознательным. И здесь мы считаем вполне справедливым вопрос о том, откуда собственно берется эта мудрость в психике животных предков человека? Мы не можем найти ответ на этот вопрос в работах Юнга, который освободил себя от подобных вопросов, заранее объявив, что он только эмпирик и феноменолог, а значит, не претендует на решение метафизических проблем.

Также поводом осмысления воззрений Юнга как фаталистических могут служить некоторые его упоминания о самости как «Дао», «внутреннем законе», «судьбе», «цели жизни» [1, с. 273], с которыми каждый человек в конечном итоге должен смириться. Достигший индивидуации человек приходит к пониманию своего предназначения. Он, выражаясь юнговским языком, становится способен прислушиваться к велениям собственного «внутреннего закона» или «внутреннего голоса».

Казалось бы, что в этих положениях мы подходим к фатализму в воззрениях Юнга. Может быть, Юнг сам не заметил, что находясь под влиянием религиозно-философских традиций Востока, он не оставил в своей теории места для свободы личности? Этот вопрос является для нас очень важным. Если личность полностью подчинена неким бессознательным процессам, конституционным факторам, архетипам, природе, року, судьбе, то на каком основании мы вообще можем называть ее личностью в полном смысле слова? Ведь в таком случае она подобна всего лишь безвольной песчинке в пучинах коллективного бессознательного.

Именно в этом свете на юнговскую теорию обрушивается критика английского ав-тора-фрейдиста Э. Гловера. Последний считает концепцию Юнга более жестко детерминированной, чем психоаналитическая теория Фрейда. И, казалось бы, для этого есть немалые основания. По Фрейду, душевное развитие личности предопределено детским сексуальным развитием, но основатель психоанализа считал возможным с помощью разработанного им метода освободить психику от невротических наслоений детства. Провозглашенный Фрейдом принцип: «Там, где Оно должно стать Я» в конечном итоге означает, что в принципе личность человека способна вырваться из оков бессознательного и проявить свою свободу, что, разумеется, довольно сложно. По Юнгу же получается, как это интерпретирует Э. Гловер, что человеческая жизнь предопределена архетипами коллективного бессознательного, за пределы которых невозможно вырваться. Да это и не нужно, т. к. человеческое сознание слишком слабо, чтобы иметь право и возможность заменить собой архаические формы человеческой души. Юнговское понятие либидо как

жизненной энергии, которая, в конечном итоге неподвластна человеческой воле, также добавляет Гловеру оснований для укрепления представлений о жестком давлении над волей человека неких автоматических процессов внутри психики.

Интерпретируя юнговскую концепцию индивидуации, Гловер понимает ее как путь развития вне общества и путь для избранных: «… Истинная индивидуация, по Юнгу, не только предполагает, что индивидуум по своим качествам подобен Богу или Христу, но и ставит своего субъекта выше закона. Далее следует вспомнить, что спонтанная индивидуация, согласно Юнгу, встречается лишь у немногих избранных. Как правило, это «легендарные герои человечества» [4] и т. д. Гловер обращает внимание на провозглашаемую Юнгом способность этих особых личностей к восприятию своей судьбы или внутреннего голоса, в связи с чем он задается интересным вопросом: «. Если судьба — это Самость, то зачем беспокоиться о предначертанной судьбе?» [4, с. 143].

Обращаясь к юнговской теории, попытаемся проанализировать справедливость критики Гловера, потому что, на наш взгляд, без адекватного ответа на описанные выше вопросы и замечания, сформулированные этим автором, понимание юнговской концепции личности будет искаженным. Ответить на эти вопросы означает решить поставленную проблему свободы личности в философии К.Г. Юнга.

Основная суть нашего возражения Э. Гловеру заключается в констатации не учтенного английским автором факта, который можно назвать важнейшим принципом теории Юнга. Мы имеем в виду юнговское понятие трансцендентальной функции, суть которой заключается в стремлении психики к гармонизации противоположностей, в т. ч. и противоположностей сознательного и бессознательного.

Можно сказать, что понятие трансцендентальной функции содержит в себе парадокс, который решается Юнгом в рамках концептуализации этого же понятия. Парадокс заключается в том, что сознанию, провозглашаемому автором аналитической психологии как самое молодое и слабое образование человеческой психики, в конечном итоге придается очень важная роль в форми-

ровании личности. Оговоримся, что трансцендентальная функция предполагает, что сознание не могло бы играть такой роли без включения в поле трансцендентальной функции. Названная функция предполагает постоянный обмен сознательных и бессознательных компонентов внутри психики, в результате чего происходит их взаимообога-щение и расширение [5]. В результате бессознательное (личное и коллективное) включает в себя новую информацию, полученную сознанием, а сознание, в свою очередь, находит в бессознательном мощную подпитку посредством обращения к всечеловеческому опыту. Трансцендентальная функция предполагает, что сознание и бессознательное человека в нормальном состоянии функционируют вместе, а не дифференцированно. Если вследствие какой-то причины сознательное и бессознательное не могут выступать как единый агент внутри психики человека, происходит психический дисбаланс, который ведет к тягостным невротическим последствиям. Таким образом, парадокс в этой установке можно усмотреть только если, не учитывая трансцендентальной функции, рассматривать сознание и бессознательное как дифференцированные субстанции.

Продолжая анализ роли сознания и бессознательного в психике человека, следует сказать, что именно благодаря сознанию в конечном итоге человек в концепции Юнга обретает возможность символической деятельности. Роль коллективного бессознательного в этом процессе заключается в том, что оно несет в себе наследуемые формы всечеловеческого опыта — архетипы. Подчеркнем, что архетипы, по Юнгу, именно формальны, и только сознание конкретной эпохи и конкретной личности наделяет их смыслом, дает им жизнь. Именно посредством символа как синтеза работы сознательного и бессознательного, по Юнгу, осуществляется процесс индивидуации. В этой связи можно сказать, что Юнг стоит на тех же позициях, что и Э. Кассирер, который усматривал сущность человека в способности к созданию символов.

Получается, что человек, хоть он и является представителем конкретного биологического вида и общества, в конечном итоге сам наполняет свою жизнь основными смыслами. Именно тему смысла жизни французский

автор Кристиан Гайар справедливо считает ключевой проблемой творчества Юнга. Так, в работе К. Гайара читаем: «Миф Юнга звучит так: человек не может существовать вне творчества, вне смысла и сознания, поэтому он. изменяется. Этот процесс бесконечен» [6]. Продолжая эту линию размышлений, можно уподобить концепцию личности Юнга философии Н.А. Бердяева, который также считал свободу и творчество сущностными характеристиками человека.

Обретение человеком смысла жизни, са-моосуществления, по Юнгу, невозможно без осознания процессов, происходящих в его душе. В этой связи Юнг выделяет этапы ин-дивидуации, которые невозможно пройти без участия сознания: встреча с персоной, тенью, анимой или анимусом, архетипом смысла. Особенно сложным этапом для человека является встреча с архетипом Тени, т. е. обращение к темной, злой, негативной стороне, которая присутствует в личности каждого человека, и которую он обычно предпочитает не замечать, проецируя ее на события внешнего мира (природного и социального). Архетип Тени позволяет человеку обвинять в своих несчастиях кого угодно, только не себя. Обращение к своей Тени невозможно без максимальной концентрации сознания, серьезного волевого усилия. Именно в этом смысле Юнг и пишет об индивидуации как пути немногих. Мало людей способно к ин-дивидуации, но их уникальность в этой способности продиктована не конституционными особенностями, которые несет в себе коллективное бессознательное, не роком, Богом или судьбой, а именно сознательным устремлением к духовному совершенствованию. Поскольку таких людей не так много в современном мире, можно говорить о них как об особенных. Именно они сами делают себя «избранными», выбирая путь постижения своей души. В этом, на наш взгляд, и заключен глубокий смысл индивидуации.

Что касается определения конечной цели духовного развития — самости как «судьбы», «внутреннего закона» или «предназначения», нужно сказать, эти понятия в свете рассмотрения общего контекста работ Юнга не являются терминами фатальности. Это очевидно, когда Юнг пишет о судьбе как о простом следовании своей душе, жизни в согласии с собой, готовности посмотреть в лицо собст-

венным недостаткам, к принятию полной ответственности за свою душу и свою жизнь. Понятие судьбы в фатальном смысле приме -нимо только к человеку, который не готов обратиться к собственному внутреннему миру. В этом случае получается, что индивид проецирует свой внутренний мир вовне и находит в нем главный источник своих проблем, и тогда спроецированные вовне части души действительно приобретают для человека фаталистический смысл.

Таким образом, мы видим, что юнгов-ский процесс индивидуации не предполагает эгоизма и вседозволенности «избранных». Не означает он и жизни вне социальности, как это интерпретирует Э. Гловер. Юнг не случайно отмечает, что процесс индивидуа-ции в жизни человека происходит уже после окончания процесса социализации и адаптации к внешнему миру. Более того, можно сказать, что индивидуация делает человека еще более включенным в общество, что осуществляется благодаря тому, что у прошедшего индивидуацию человека формируется более адекватное представление о своем внутреннем мире. Можно сказать, что диалектика процесса индивидуации, по Юнгу, заключается в том, что представляя собой внутреннее духовное самоосуществление, она позволяет на новом витке личностного развития формировать отношения с общест-

вом. При этом человек включается в общество не как представитель «безмолвного большинства», а как Личность, которая лучше понимает себя и окружающих, осознает свою ответственность за события, происходящие в мире.

1. Юнг К.Г. Отношения между «Я» и бессознательным // Юнг К.Г. Очерки по аналитической психологии. Мн., 2003. С. 200.

2. Юнг К.Г. Воспоминания, сновидения, размышления. Москва; Львов, 1998. С. 86.

3. Юнг К.Г. Психология и религия // Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 1991. С. 157.

4. Гловер Э. Фрейд или Юнг. СПб., 1999. С. 153-154.

5. Юнг К. Г. Сознание, бессознательное и инди-видуация // Юнг К.Г. Психика: структура и динамика. Москва; Минск, 2005. С. 201.

6. Гайар К. Карл Густав Юнг. М., 2004. С. 127.

Поступила в редакцию 19.01.2010 г.

Boiko O.A. The role of individuation in personal perfection according to C.G. Jung’s concept.

The article reveals the concept of individuation by Swiss psychologist and thinker Carl Gustav Jung. The author of the article establishes correlation between process of individuation and the problem of a personal freedom in accordance with C.G. Jung’s philosophy.

Key words: archetype; collective unconscious; individuation; selfhood.

УДК 301:343.352

ПРОБЛЕМА КОРРУПЦИИ В ИССЛЕДОВАНИЯХ РОССИЙСКИХ УЧЕНЫХ

© Ю.А. Селезнев

Анализируются российские исследования проблем коррупции и обосновывается вывод об описательном характере большинства российских научных исследований, который препятствует развитию методологии и проведению компаративных исследований. В статье говорится об отсутствии фундаментального научного осмысления социальных механизмов эффективной антикоррупционной деятельности органов власти и управления. Утверждается, что выявление научно обоснованных факторов и условий эффективности антикоррупционной политики, разработка и внедрение в практику критериев эффективности антикоррупционной политики позволит создать эффективную систему профилактики и борьбы с коррупцией в России.

Ключевые слова: коррупция; антикоррупционная политика; методология исследования коррупции.

Целью настоящей статьи является анализ известные и глубокие исследования корруп-

некоторых российских научных исследова- ции появились в России в конце XIX в.

ний проблемы коррупции с точки зрения их (А. Градовский, В. Евреинов, К. Кавелин,

научно-практического применения. Наиболее В. Ключевский, Н. Коркунов, Б. Чичерин,

Индивидуация в терапии

Индивидуация относится к процессу, посредством которого человек достигает чувства индивидуальности, отдельной от идентичности других, и начинает сознательно существовать как человек в мире. Когда возникают трудности в процессе развития и понимания своего истинного «я», терапевт или другой специалист в области психического здоровья может предложить руководство, поддержку и поддержку.

Что такое индивидуация?

Уникальная самоидентификация человека, отличная от личности любого другого человека, развивается в процессе индивидуализации.Индивидуация продолжается и может рассматриваться как цель и процесс на всю жизнь.

Карл Юнг считал индивидуацию важной жизненной целью. В юнгианской психологии индивидуация описывает процесс самореализации — например, открытие своей жизненной цели или того, что человек считает смыслом жизни. Согласно юнгианской психологии, когда люди теряют связь с определенными аспектами себя, они могут реинтегрировать эти аспекты своей природы через индивидуацию.Поскольку индивидуация способствует дифференциации и формированию индивидуальной психики, тем, кто не испытывает трудностей с продолжающимся процессом индивидуации, может быть легче поддерживать психическое и эмоциональное благополучие.

Хотя Юнг рассматривал индивидуацию как процесс, который в основном происходит во второй половине жизни, психиатр Майкл Фордхэм продвинул понимание этого процесса как процесса, который начинается в младенчестве — после рождения, после ранних стадий разделения. Маргарет Малер также помогла развить эту теорию процесса индивидуации.Согласно Малеру, человек начинает жизнь в симбиотических отношениях с основным опекуном (обычно матерью) до того, как осознает себя как отдельное существо и формирует независимую идентичность.

Ранние стадии индивидуации

Согласно Малеру, младенец начинает жизнь в состоянии слияния. В этом состоянии младенец и мать (или другой опекун) по существу существуют как одно целое. Процесс разделения-индивидуации начинается примерно на четвертом или пятом месяце жизни с фазы дифференциации, в которой младенец начинает осознавать, что мать — это отдельное существо.Фаза практики начинается примерно на восьмом месяце. В этот период ребенок обычно приобретает подвижность и начинает проводить время вдали от матери. Сближение, которое обычно начинается примерно в 15 месяцев, вовлекает ребенка в осознание возрастающей степени изолированности от матери. Заключительный этап этого процесса, согласно модели Малера, начинается примерно в возрасте 2 лет. На этой стадии ребенок, как правило, распознает чувство личной идентичности и сохраняет устойчивое мысленное представление о матери или другом попечителе, даже когда матери или другого опекуна нет.

Когда процесс разделения-индивидуации проходит успешно, ребенок обычно способен обрести чувство здоровой автономии и твердое чувство индивидуальной идентичности. Когда родители позволяют больше независимости, ребенок обычно может развить чувство уверенности в себе. Если родители проявляют чрезмерную заботу или беспокойство, ребенок может испытывать чувство неполноценности и / или неуверенности в себе. Кроме того, принятие родителями чувств ребенка считается важным для процесса индивидуации.

Индивидуация в подростковом и молодом возрасте

Процесс индивидуализации от родителей приобретает большое значение в подростковом возрасте. В идеале семья должна позволять детской комнате расти и исследовать аспекты идентичности, личности и себя (в пределах разумного), чтобы открывать и развиваться (даже если это противоречит тому, что семья могла бы пожелать ребенку). Когда родители не принимают чувства, выбор или идентичность своих детей, это может отрицательно повлиять на процесс индивидуации.Кроме того, детям, которым не разрешено испытывать сложные эмоции, такие как грусть, беспокойство или гнев, может быть трудно научиться знать свои собственные чувства или доверять им, и, следовательно, они могут не в достаточной мере развивать чувство доверия к себе.

Подростки продолжают отделяться от родителей по мере того, как они вступают в молодую взрослую жизнь. Они выбирают свою школу, друзей, хобби, карьеру и направления путешествий и делают ряд других жизненных решений, которые могут противоречить выбору их семей и / или тому, что их семьи хотят для них.Те, кто успешно индивидуализировался, вероятно, смогут сделать этот выбор без особого беспокойства. Однако процесс индивидуации может быть трудным для некоторых по ряду причин, и выбор, который отклоняется от семейных идеалов и ценностей, может оказаться трудным. Неспособность к индивидуализации, подавление или отрицание истинного «я» может как вызвать страдание, так и отрицательно повлиять на развитие определенного чувства идентичности.

Почему важна индивидуация?

Процесс индивидуации считается важным для развития здоровой идентичности и формирования здоровых отношений с другими.Человек, который не может адекватно индивидуализироваться, может не иметь четкого представления о себе и чувствовать себя неловко, преследуя цели, когда эти цели отличаются от желаний семьи или значимых других. Может возникнуть чувство депрессии и беспокойства. Трудности с индивидуализацией также могут привести к усилению зависимости от других, проблемам в романтических или профессиональных отношениях, плохим навыкам принятия решений и общему чувству незнания, кто вы и чего хотите от жизни.

Проблемная или вредная семейная динамика часто способствует, по крайней мере частично, застопорившемуся или неудачному процессу индивидуации.Отношения как с родителями, так и с братьями и сестрами могут повлиять на индивидуализацию, и семена более поздних проблем могут быть посеяны на любой стадии процесса развития.

Лица, чьи родители, братья и сестры предлагают поддержку и поощрение на протяжении всего процесса индивидуации, вероятно, будут иметь развитую личность и чувство собственного достоинства и могут быть лучше способны делать выбор и преследовать цели с небольшим беспокойством или неуверенностью в себе.

Индивидуация в терапии

Индивидуация необходима для самоанализа и открытия.Если процесс затягивается, это может привести к проблемам с психическим здоровьем и трудностям в личной жизни. Семейная динамика, необработанные проблемы психического здоровья и факторы окружающей среды могут отрицательно повлиять на процесс индивидуации. Терапия может помочь людям, которые пытаются успешно индивидуализироваться, помогая им справиться с этими и другими проблемами, позволяя при этом выражать те аспекты личности, которые могут быть не признаны в других условиях.

Неудачная индивидуация не обязательно указывает на наличие психического состояния, но может быть фактором, способствующим развитию депрессии, беспокойства, стресса или неуверенности в себе.Характеристики созависимости могут также развиться, когда процесс индивидуации подвергается сомнению. Неудачная индивидуация может также появиться в истории многих людей, которые справляются с пограничной личностью.

Люди, ищущие помощи в индивидуализации, часто считают терапию безопасным местом, чтобы делиться мыслями и чувствами и выражать желания, не беспокоясь о суждениях или общественном признании. Специалисты в области психического здоровья также могут помочь людям изучить потенциальные причины нарушения процесса индивидуализации и решить любые проблемы с психическим здоровьем, если они есть.Кроме того, терапевт может оказать поддержку, поскольку люди работают над тем, чтобы лучше определять здоровые границы, уверенно общаться и развивать другие навыки, которые позволяют выражать личную идентичность.

Пример

  • Изучение причин проблем в романтических отношениях: Дарья, 26 лет, начинает терапию, сообщая о трудностях в ее длительных отношениях. Ее парень несколько раз предлагал переехать вместе, и Дарья очень хочет взять на себя такое обязательство.Она думает, что любит Стивена, но выражает беспокойство по поводу своей склонности соглашаться с мнением своего парня и способами ведения дел. Дарья объясняет дальше, говоря терапевту, что она не чувствует, что ее парень игнорирует или контролирует ее, а просто ей легче позволить ему принимать решения, потому что у нее часто нет мнения о том, что они едят, какой фильм они смотрят, куда они ходят на выходных. , и так далее. Она признает, что эта неуверенность в своих мыслях и желаниях вызывает некоторое беспокойство.Она боится, что попадет в ловушку отношений, в которых она не сможет быть собой, если переедет к своему парню, и она также признается терапевту, что действительно не уверена, кто такая «она». Терапия помогает выявить образец взаимозависимости в предыдущих отношениях Дарьи, и она начинает исследовать свои трудности с обретением голоса, отстаиванием своего мнения и удовлетворением собственных потребностей и желаний. Дарья начинает видеть связь между проблемами, с которыми она сталкивается на работе, с родителями и в других важных отношениях.Она продолжает терапию, чтобы развить лучшее ощущение себя как человека, который связан с другими, но сохраняет отдельную идентичность от других в своей жизни.

Каталожные номера:

  1. Амзель Б. (2009). Процесс разделения / индивидуации: борьба за то, чтобы стать взрослым. Получено с http://www.beverlyamselphd.com/separation-transition-to-adult
  2. .
  3. Джонс, К.А., Крамер, Т.Л., Армитаж, Т., и Уильямс, К. (2003). Влияние отсутствия отца на разлуку-индивидуацию подростков.Монографии по генетической, социальной и общей психологии, 129 (1), 73-95.
  4. Лансер, Д. (2014). Преодоление стыда и созависимости: 8 шагов к освобождению истинного себя. Центр города, Миннесота: Hazelden Publishing.
  5. Sarche, S. (20 октября 2010 г.). Спросите эксперта: проблемы с психическим здоровьем, с которыми сегодня сталкиваются подростки. Получено с http://co.chalkbeat.org/2010/10/20/ask-an-expert-mental-health-issues-facing-teens-today/#.VtYlvvkrKM9
  6. .
  7. Шмидт, М. (2005). Индивидуация: поиск себя в анализе — риск и жертвы.Журнал аналитической психологии, 50, 595-616.

Индивидуация и Я | Общество аналитической психологии

Мартин Шмидт

Загрузить этот документ в формате PDF

Размышления Юнга о Самости и его динамике индивидуации отделяют юнгианскую аналитическую психологию от других психоаналитических школ. Он использует концепцию Самости, чтобы описать свое понимание того, кем мы являемся, и концепцию индивидуации, чтобы описать процесс, с помощью которого мы можем реализовать свой потенциал, чтобы стать всем, чем мы можем быть.

Я

Во фрейдистско-кляйнианской психоаналитической традиции «я» описывается как побочный продукт развития эго. Напротив, для Юнга «я» присутствует перед эго; он первичен, и из него развивается эго. Самость сохраняет свою тайну. Мы никогда не сможем полностью узнать или принять это, потому что мы зависим от относительно низшего эго в его восприятии. Возможно, эта борьба с опасениями привела к совершенно разному пониманию качеств себя.

Юнгианская аналитическая психология рассматривает «я» как множество вещей, включая психическую структуру, процесс развития, трансцендентальный постулат, аффективный опыт и архетип. Его изображали как совокупность тела и разума, образа Бога, переживания непреодолимых чувств, союза противоположностей и динамической силы, которая направляет человека в его жизненном путешествии. Эта последняя идея является типично юнгианской, поскольку, несмотря на то, что другие психоаналитики говорили о себе подобным образом, фрейдистский психоанализ все еще в значительной степени рассматривает личность как структуру внутри разума, подобную репрезентации объекта, а не как телеологическое средство.

Индивидуация

Индивидуация описывает, как работает это агентство. Юнг видел в этом процесс самореализации, открытия и переживания смысла и цели жизни; средства, с помощью которых человек находит себя и становится тем, кем он является на самом деле. Это зависит от взаимодействия и синтеза противоположностей, например. сознательное и бессознательное, личное и коллективное, психика и сома, божественное и человеческое, жизнь и смерть. Анализ можно рассматривать как процесс индивидуации. Это не только способствует индивидуации, но и ускоряет ее, а также создает условия в отношениях между пациентом и аналитиком, которые открывают возможность для редких переживаний и трансформации себя, которые в противном случае не могли бы произойти.Это потому, что аналитическая ситуация позволяет обоим участникам присоединиться к поиску истины; выражать и переживать себя способами, которые часто запрещаются компромиссами, сделанными ради социального принятия в неаналитических отношениях.

Концепция индивидуации — краеугольный камень психологии Юнга. Вот некоторые характерные черты его взглядов на эту тему и некоторые из возникающих вопросов.

Коллективно-личный

Юнг (1935) подчеркивал, что индивидуация требует интеграции как коллективных, так и личных элементов.Невротическое состояние — это состояние, в котором отрицается коллектив, психотическое состояние, когда отрицается личное, и архетипическая инфляция может подавить эго.

Если кто-то слишком озабочен своими личными делами и статусом, он рискует слишком сильно отождествиться со своей личностью, например. школьный учитель, который занимается дидактикой дома, или аналитик, который никогда не перестает анализировать. Такая ограниченная жизнь, сосредоточенная на близоруких и эгоцентрических целях, отрицает ценность коллектива.Это может привести к невротическому нарциссическому отчуждению от более глубокого ощущения себя и своего места в обществе. При психозе наблюдается поглощенность коллективом, когда увлечение внутренним миром и его процессами может привести к потере интереса к внешнему личному миру отношений и работы.
Как выразился Юнг (1935):

«Цель индивидуации — не что иное, как избавление себя от ложных оболочек личности, с одной стороны, и внушающей силы изначальных образов, с другой.»(Пункт 269)

Две половины жизни

Фордхэм (1985) описал, как индивидуация начинается в младенчестве, но Юнг рассматривал ее преимущественно как развитие во второй половине жизни. В первой половине каждый занимается расширением эго и «адаптацией к коллективным нормам», например, построением личного социального статуса. Вторая половина жизни связана с примирением со смертью, обретением смысла жизни и уникальной роли, которую каждый из нас играет в этом мире. Именно в превратностях процесса индивидуализации Юнг видел основные причины неврозов.В молодом возрасте невроз возникает из-за страха заниматься жизнью; в старом это происходит из-за цепляния за устаревшие юношеские взгляды и уклонения от смерти.

Отношения

Самость релятивна. Индивидуация зависит от отношений с другими. Юнг зашел так далеко, что сказал:

«Я — это взаимосвязь … Я существует только постольку, поскольку вы появляетесь. Не то, что вы есть, а то, что вы делаете себя. Я проявляется в ваших поступках, а дела всегда означают отношения.»(Юнг 1935-39, стр. 73)

Однако в своей автобиографии (1961) Юнг представляет нам загадку, когда он также заявляет, что целью индивидуации является отделение от эмоциональных отношений. Эмоциональные отношения он определяет как привязанные, потому что это отношения желания с ожиданиями других. Он рекомендует, чтобы для достижения объективности и самости нужно отказаться от проекций, присущих эмоциональным связям с другими. В этом свете анализ можно рассматривать как разыгрывание эмоциональных отношений между аналитиком и пациентом с целью облегчения повторной интроекции проекций при разрешении переноса / контрпереноса.Юнг подразумевает это, когда описывает феномен переноса как, без сомнения, один из самых важных синдромов в процессе индивидуации.

Состояние или процесс?

Другая область путаницы заключается в том, считал ли Юнг индивидуацию состоянием, которое можно достичь, или продолжающимся процессом. В «Воспоминаниях, сновидениях, размышлениях» (там же, стр. 188) он заявил, что обретение мандалы как выражения своего «я» было для него достижением высшего.
Юнг (1961, стр.276) также загадочно относится к «завершению» собственной индивидуации. Объективность, которую он испытал во сне о своей жене после ее смерти, он описал как часть «завершенной индивидуации».

Однако Юнг (1939, параграф 520) воспринимал самореализацию как отличную от восточных мистических идей достижения Нирваны или Самадхи (состояния совершенства, достигаемого йогами). «Универсальное сознание», которое описывают такие мистики, он понимал как эквивалент бессознательного, где бессознательное поглотило эго-сознание.Он заявляет, что «универсальное сознание» представляет собой противоречие в терминах, поскольку исключение и дискриминация лежат в основе всего, что претендует на название «сознание». Юнг признает, что йоги могут достичь замечательного состояния расширения сознания, когда субъект и объект почти полностью идентичны.

Однако он также утверждает, что индивидуация — это активный непрерывный процесс, а не статическое состояние, когда он заявляет:

«Сознание должно защищать свой разум и защищать себя, и хаотической жизни бессознательного следует дать шанс добиться своего — столько, сколько мы можем выдержать.Это означает сразу открытый конфликт и открытое сотрудничество. »(Там же, пункт 288)

Индивидуацию можно рассматривать как процесс, который никогда не завершается полностью, но может порождать переживания, которые на мгновение кажутся достигнутыми.

Распространенность индивидуации

Насколько распространена индивидуация? Универсальный и банальный или аристократический — призвание для избранных? Конечно, это зависит от того, что мы под этим подразумеваем. Юнг называет индивидуацию бессознательным естественным спонтанным процессом, но также относительно редким, что-то:

«испытывают только те, кто прошел через утомительную, но необходимую работу по примирению с бессознательными компонентами личности.”
(1954, п. 430)

Он также заявил, что это пограничное явление, которое требует особых условий, чтобы стать сознательным (1935, пункт 431). Этот тип индивидуации отличается от описанного Фордхэмом.

Майкл Фордхэм, возможно, больше, чем любой другой постъюнгианский человек, внес вклад в наше понимание индивидуации как процесса, который начинается в младенчестве, а не только во второй половине жизни. Полевая теория самости Фордхэма, которая описывает, как личность как первичная интеграция развивается в процессе деинтеграции и реинтеграции на протяжении всей жизни, очень полезна для нашего понимания нормального процесса созревания.Он утверждает, что этот основной процесс индивидуации идентичен в детстве, юности и зрелости (Fordham, 1985).

Однако Юнг также говорил о чем-то другом, помимо обычного повседневного развития эго и себя. Он подводит итог:

«Нет линейной эволюции; есть только обход «я». Единообразное развитие существует, самое большее, только в начале; позже все указывает в сторону центра ». (Юнг 1961, с. 188)

Это важное различие.Индивидуация требует развития эго, но не синонимична ему. Хотя процесс деинтеграции и реинтеграции происходит на протяжении всей жизни, Юнг утверждал, что существует функциональное различие в лежащем в основе процессе индивидуации в дальнейшей жизни по сравнению с детством. Он пытался подчеркнуть разницу между ранним развитием, которое в основном связано с установлением эго, и более поздней индивидуацией, которая предполагает отказ от власти эго. Юнг жаловался, что понимание людьми процесса индивидуации часто путает приход эго в сознание с последующей идентификацией эго с Самостью:

«Индивидуация — это не что иное, как эгоцентризм и аутоэротизм.»(Юнг 1954, параграф 432)

Индивидуация требует, чтобы эго занялось служением Самости, чтобы облегчить его выражение и реализацию.

Юнга критиковали за чрезмерно оптимистичный взгляд на себя и индивидуацию. Некоторые возражали, что точка зрения Юнга слишком здорова и положительна, поскольку они не признают собственных недостатков.

Анти-индивидуация

Наша клиническая работа напоминает нам, что Самость не всегда воспринимается как доброжелательная и позитивная.Он может быть саморегулирующимся, и все же переживание этого также может быть очень разрушительным. Эго должно быть достаточно сильным, чтобы противостоять осознанию аспектов бессознательного, которое составляет большую часть личности. Сила эго зависит от того, насколько успешными были мать и ребенок в создании благоприятной среды для управления тревогами, отказа от всемогущих фантазий, формирования символов, установления, оплакивания и восстановления объектных отношений.

Мы можем найти себя с теми, чье эго не смогло успешно справиться с этим проявлением себя.В этих случаях индивидуация искажается или застревает. Если есть экологический или конституциональный дефицит, первичное «я» может чувствовать себя атакованным извне и изнутри. Могут быть мобилизованы защиты себя, что может привести к нарциссической ложной самоорганизации. Здесь мы сталкиваемся с силами антииндивидуализации. Вместо формирования и поддержания отношений, источника жизненной силы индивидуации, мы видим психическое отступление к инфантильному всемогуществу. Затем необходимо, чтобы аналитическая работа была сосредоточена на создании условий, при которых эго может быть поддержано и облегчено в его развитии.

Я и эго

В клинической практике может быть полезно думать о работе как о символе борьбы между Самостью и эго и рассматривать задачу как участие в этой битве противоположностей индивидуации / антииндивидуации. Эго как аналитика, так и пациента действует так, как будто оно хочет оставаться под контролем, расширяться и продвигаться за счет других аспектов личности. Он имеет качество, которое кажется искусственным или искусственным. Самость, напротив, ощущается как сила природы, кажется, что у нее более широкий взгляд, перспектива, которую эго не может понять, и она служит высшей истине.

Самость в своем стремлении к сознанию требует отказа от инфляции эго — нарциссического заблуждения о том, что эго — это я. Несмотря на свою целенаправленность, Самость может восприниматься как насильственная и разрушительная, если эго не способно способствовать ее выражению. Это может привести к кризису индивидуации как для аналитика, так и для пациента.

Я и Бог

Юнг (1942a) видел, как эго служит Самости — своему представителю на Земле. Самость, которую он назвал Великой Личностью, в конечном счете непознаваемой, связанной с универсальным чувством космического единства — неудивительно, что он относился к ней как к образу Бога внутри нас.Он пошел дальше и описал самореализацию, рассматриваемую в религиозных или метафизических терминах, как воплощение Бога. Юнг рассматривал Бога в психологическом плане как архетип в том, что в психике должно быть что-то, что резонирует с разнообразными образами Бога на протяжении всей истории. Однако он квалифицирует себя, говоря:

«Психология… не в состоянии делать метафизические утверждения. Он может только установить, что символика психической целостности совпадает с образом Бога, но никогда не может доказать, что образ Бога является самим Богом или что личность занимает место Бога.»
(Юнг, 1951: пункт 308)

Юнг (1931) утверждает, что мы часто ошибочно принимаем эго за Самость из-за того предубеждения, которое заставляет всех нас жить за счет эго, предубеждения, которое происходит из-за переоценки сознательного разума. Эго должно страдать, чтобы позволить Самости выразить себя. Юнг видит, что миф о герое работает почти во всех процессах индивидуации. Он признает, что:

«Индивидуация — это героическая и часто трагическая задача, самая трудная из всех, она включает в себя страдание, страсть эго: обычный эмпирический человек, которым мы когда-то были, обременен судьбой потерять себя в большем измерении и быть лишенным его воображаемая свобода воли.Он, так сказать, страдает от насилия, совершенного по отношению к нему самим собой ».
(1942a, пункт 233)

Он добавляет:

«Человеческая природа непреодолимо боится стать более осознающей себя. Тем не менее, к этому нас ведет «я», которое требует жертв, принося себя в жертву нам ».
(Jung 1942, пункт 400)

Таким образом, индивидуацию можно понять как стремление Самости к сознанию.

—————————-

Список литературы

Фордхэм, М.(1985). Исследования в себе. Библиотека аналитической психологии,
Том 7, Лондон: Academic Press
Jung, C.G. (1931). Цели психотерапии. CW 16
——- (1935 г.). Отношения между Эго и Бессознательным. В: Два очерка по аналитической психологии
. CW 7
——- (1939). Сознательное, бессознательное и индивидуализация. CW 9i
——- (1942 г.). Трансформационный символизм в массе. CW 11
——- (1942a). Психологический подход к троице. CW11
——- (1946/1954).Психология переноса. CW16
——- (1951). Айон. CW 9ii
——- (1954). О природе психики. CW 8
——- (1935–39). Заратустра Ницше: Заметки о семинаре, проведенном в 1934-1939 гг.
Эд Дж. Л. Джарретт. Princeton University Press 1988
——- (1961). Воспоминания, мечты, размышления. Лондон: Fontana Press
Schmidt, M.A. (2005). «Индивидуация: обнаружение себя в анализе, принятии риска и принесении жертвы», Журнал аналитической психологии, том 50, 595-616.

Что такое индивидуация?

Что такое индивидуация?

При обсуждении человеческого развития индивидуация относится к процессу формирования стабильной личности.По мере того, как человек индивидуализируется, он обретает более четкое ощущение себя, которое отделено от своих родителей и других людей вокруг них. Карл Юнг широко использовал термин «индивидуация» в своей работе по развитию личности.

Этот процесс развития отдельной личности — важная цель подросткового возраста, но это то, что продолжается на протяжении всей жизни человека.

В работе Карла Юнга он предположил, что это был процесс самореализации. На протяжении всей жизни люди склонны терять связь с некоторыми аспектами своей истинной сущности.Благодаря индивидуализации они могут интегрировать эти аспекты себя со всем своим новым обучением и опытом, который они получают на протяжении всей жизни.

Признаки индивидуации

Индивидуация происходит на протяжении всей жизни, но это важная часть подросткового, подросткового и молодого возраста. Когда происходит индивидуация:

  • Люди могут стремиться к уединению : В подростковом возрасте подростки и подростки могут хотеть большего уединения.В это время родители должны привыкнуть к мысли, что их дети хотят проводить время в одиночестве в своей спальне.Они могут больше не так открыто рассказывать о том, что происходит в течение школьного дня или в их дружеских отношениях. У них могут быть романтические отношения или влюбленность, которые они держат при себе.
  • Они могут сосредотачиваться на себе больше, чем на других : Подростковый эгоцентризм может возникнуть из-за процесса индивидуации Подростки часто сосредоточены на своих собственных проблемах и могут с трудом смотреть на вещи с точки зрения других.
  • Люди могут восстать против семейных или культурных норм : Молодые люди, проходящие процесс индивидуации, могут также, казалось бы, восстать против своих родителей.Например, если их родители — консервативные христиане, ребенок может начать проявлять интерес к буддизму или заявить о своем интересе к атеизму. Ребенок может отказаться от консерватизма и принять либеральную политику.
  • Они могут изменять свой внешний вид : Дети в это время могут одеваться, укладывать волосы или слушать музыку, против которой возражают их родители. Родители не должны принимать эти стилевые решения лично.

В зрелом возрасте люди могут проходить периоды изменения того, как они представляют себя миру.Как и в подростковом возрасте, они могут пробовать новые стили или даже вносить большие изменения, например менять работу или переезжать на новое место.

Влияние индивидуации

Процесс индивидуации может быть трудным и иногда приводить к беспорядкам и конфликтам для некоторых людей. Однако подавление или отрицание подлинного «я» может привести к стрессу и проблемам с самоидентификацией.

Плохая индивидуализация может привести к ряду проблем. Некоторые из них включают:

Дети, у которых не развивается здоровое самоощущение, могут впадать в депрессию во взрослом возрасте или испытывать экзистенциальный кризис.Они могут задаться вопросом, почему они выбрали карьеру, которую они сделали, или супруга, который у них есть, и задаться вопросом, действительно ли они должны были вести определенный образ жизни. Делали ли они этот выбор сознательно или просто слушали то, что им говорили делать другие (а именно их родители)?

Индивидуация важна не только для развития здоровой личности, но и для развития здоровых отношений. Если люди не уверены, чего хотят, они могут искать отношений, в которых отсутствуют соответствующие границы и поддержка.Они могут чувствовать себя неспособными преследовать свои интересы и цели и вместо этого просто соглашаются с тем, что от них хотят делать другие.

Как справиться

Имеете ли вы дело с непослушным подростком или изо всех сил пытаетесь восстановить связь со своим истинным «я», есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы с ним легче было справиться.

Важно, чтобы родители позволяли детям пройти процесс индивидуализации. Хотя родители могут желать, чтобы дети жили так же, как они, или придерживались тех же ценностей, что и они, они должны признать и уважать тот факт, что их дети — уникальные личности со своими собственными жизненными путями.

Если вы верите в свои родительские навыки и в то, что вы дали своему ребенку хорошую моральную основу, то будьте уверены, что у вашего ребенка все будет хорошо, даже если его жизнь никоим образом не похожа на вашу.

Создайте безопасное пространство для исследований

Что касается родителей, дайте своим детям безопасность, пространство и поддержку, чтобы они могли пробовать что-то новое. Взрослым, которые хотят подтвердить или реинтегрировать части своей идентичности, постарайтесь пробовать что-то новое, прежде чем кардинально изменить свою жизнь.Например, поиск новых друзей, поиск новых хобби или изучение новых мест могут быть способом проверить изменения, которые вы, возможно, захотите внести в свою жизнь.

Рассмотреть терапию

Психотерапия может быть полезным способом решения проблем с индивидуацией, поскольку она включает в себя анализ и открытие вещей о себе и своих отношениях с другими. Работая со своим терапевтом, вы сможете лучше понять, как семейная динамика, личностные характеристики и другие факторы могли сыграть роль в индивидуации.

Во время терапии вы сможете:

  • Научитесь выражать свои чувства
  • Выявление негативных мыслей
  • Практикуйтесь в выражении своих желаний и потребностей
  • Развивайте навыки, которые помогут вам выразить свою индивидуальность
  • Лечить основные проблемы, связанные со стрессом, тревогой, депрессией или другими проблемами психического здоровья

Признать, что это нормально

Когда вмешиваться

Бывают случаи, когда родителям может потребоваться вмешательство в процесс индивидуации, если подростки и подростки проявляют опасное или деструктивное поведение.Подростки, как известно, рискуют, становясь независимыми людьми. Хотя для родителей важно уважать различия между своими детьми и ними, не обязательно давать ребенку слишком много свободы в это время.

Дайте им понять, что вы уважаете тот факт, что они становятся взрослыми, но это безрассудство в их возрасте имеет реальные последствия, которые могут повлиять на них на всю оставшуюся жизнь.

Если ваш ребенок показывает признаки экспериментов с наркотиками или алкоголем, не списывайте это на индивидуальность.Пора вмешаться.

Установите границы для детей, даже когда они проходят процесс индивидуализации. Дети могут обрести самоощущение, не прибегая к наркотикам, алкоголю, распущенным половым связям или другим формам поведения, которые подвергают их риску.

Став взрослым, бывают случаи, когда вам следует обратиться за помощью, если индивидуация способствует рискованному поведению. Если вы испытываете симптомы психического заболевания, такие как депрессия или беспокойство, важно поговорить с врачом. Такие условия могут со временем ухудшиться, поэтому своевременное их устранение может помочь вам справиться и вернуться на правильный путь.

Если вы используете нездоровые механизмы выживания для решения проблем с идентичностью, включая злоупотребление алкоголем или психоактивными веществами, обратитесь за помощью к специалисту по психическому здоровью. Они могут помочь вам понять причины, по которым вы можете испытывать трудности, и научиться новым способам справиться с ситуацией, когда вы чувствуете себя несчастным.

Слово от Verywell

Индивидуализация — критический процесс во время развития, особенно в подростковом возрасте, когда подростки и молодые люди начинают утверждать свою независимую идентичность и формировать целостное ощущение себя.Однако это не означает, что процесс заканчивается, когда человек достигает совершеннолетия. Индивидуализация — это процесс, продолжающийся всю жизнь, и ваше самоощущение может продолжать адаптироваться и расти по мере того, как у вас появляется новый опыт.

Юнг и его процесс индивидуации

Слова, которые следует рассмотреть, когда мы готовимся ближе познакомиться с уникальным взглядом Карла Юнга на условия человеческого существования, выраженным в Процессе индивидуации Юнга . Подобные начинания были и в умах Фрейда, Роджерса, Адлера и других отцов современной психологии.Каждая из этих теорий предлагает уникальный взгляд на человеческую личность.

Представленный здесь обзор мышления того, что мы сегодня называем , классических школ психологии . Все эти философские школы или психологические теории были разработаны в первой половине 20- -х годов века. У большинства этих теорий была общая парадигма, которая представляет собой многоуровневый взгляд на человеческий разум.

Эта парадигма включает давнее принятие сознательного / подсознательного мира, действующего внутри нас.В дополнение к общей парадигме методология, используемая этими психологами, включает в той или иной степени как научные исследования, так и практический опыт. Результаты объединения их теорий являются скорее аддитивными, чем изменением парадигмы.

На этом фоне мы вступаем в мир швейцарского психиатра / психотерапевта Карла Юнга. Он наиболее известен своей работой в области аналитической психологии. Мы увидим, что концепция Индивидуация занимает центральное место в аналитической психологии Юнга.Согласно Юнгу, именно индивидуация является центральным процессом человеческого развития.

Индивидуация — определение

С лингвистической точки зрения определение терминов и значений открывает потенциал для понимания. Хотя индивидуация стала достоянием мира психологии, стоит отметить, что Юнг хотел, чтобы она была чем-то большим. Для него это охватывает философские, мистические и духовные области человеческого существа.

Само слово имеет корни, восходящие к 1600-м годам, когда оно использовалось для идентификации человека как индивидуума или индивидуации .И здесь Юнг применил еще один элемент классической парадигмы психологии; свобода переименовывать и переопределять в ограниченном объеме те термины, которые относятся к рассматриваемой работе.

В самом широком смысле индивидуация может быть определена как достижение самоактуализации посредством процесса интеграции сознательного и бессознательного . Еще раз, любое точное понимание Юнга должно исходить от него.

Юнг и Фрейд

По мере того, как мы продвигаемся вперед, между Юнгом и Фрейдом обнаруживается интересная связь.В дополнение к очевидному, их непосредственной близости в то время, когда оба работали над своими проектами, Юнг и Фрейд сотрудничали в своей работе примерно с 1906 года, пока они не разорвали свои связи, включая дружбу в 1911 году. Влияние Фрейда можно отметить в некоторых работах Юнга.

Понимание Юнга

Если когда-либо был пример незавершенной работы, Юнг предоставил его. По мере развития своего творчества он обнаруживал все новые и новые тонкости, нуждающиеся в доработке. Это выходит далеко за рамки данной статьи, но любой, кто хочет узнать больше, может найти это в работах Юнга и в Интернете.Вот лишь некоторые из его ключевых идей:

Аналитическая психология или юнгианская психология : подчеркивает первостепенную важность индивидуальной психики и личного стремления к целостности.

Юнгианские архетипы : Одна из областей юнгианской психологии, которая может стать немного подавляющей, — это использование им модели архетипов. Заимствованные из многих идей Платона архетипы Юнга принадлежат индивидам, и именно их уникальный опыт и подкрепляется коллективным бессознательным, определяющим их архетипы.

Лучшее понимание архетипов, используемых Юнгом, можно найти в этом определении: «Архетип — это исходная модель человека, идеальный пример или прототип, на котором копируются, моделируются или подражаются другие; символ, общепризнанный всеми. В психологии архетип — это модель человека, личности или поведения ».

Для Юнга архетипы состоят из универсальных мифических персонажей, находящихся в коллективном бессознательном людей во всем мире.Архетипы представляют фундаментальные человеческие мотивы нашего опыта по мере нашего развития; следовательно, они вызывают глубокие эмоции .

Диапазон архетипов очень широк. Имея множество различных архетипов, Юнг полагался только на часть общего числа. Затем он разделил их на три набора, которые символизируют основные человеческие мотивации. Каждый тип имеет свой набор ценностей, значений и личностных качеств: Эго, Душа и Я . Типы в каждом наборе имеют общий источник движущих сил, например, типы в наборе Эго движутся к выполнению программ, определенных эго.

У большинства людей, если не у всех, есть несколько архетипов, влияющих на конструкцию их личности. Юнг предположил, что каждый человек несет доминирующие архетипы в пределах . Именно через процесс психоанализа Юнга он поощряет самоанализ для их выявления. Так происходит самоактуализация.

Хотя Юнг был и остается загадкой, его влияние на психологию огромно. Если рассматривать его вне контекста, многие из описаний его архетипов могут вызвать улыбку на лице.Возьмите этот один из его многочисленных отчетов. Речь идет о наличии бессознательной двойственности внутри каждого из нас, называемых Анима и Анимус , нашими истинными «я». Роджерс практиковал беседы с этими фигурами, утверждая, что каждая из них представляет определенные гендерные черты, которые помогают нам направлять нас.

Юнгианский процесс

Далее следует краткий обзор юнговского процесса достижения индивидуации. Это происходит благодаря аналитической психологии развития Юнга. Этот процесс выглядит так:

Следующим шагом в процессе является интеграция эго (сознания) с личным и коллективным я.

  1. Эго
  2. Личное бессознательное
  3. Коллективное бессознательное

Это приводит к идентификации архетипов, которые формируют и определяют человеческий опыт. Вот несколько:

Я : Объединение индивидуального эго, личного и коллективного бессознательного

Тень : Основа сексуальных и жизненных инстинктов.

Анима и Анимус : Идентификационные данные мужчины / женщины.

Персона : Самостоятельная презентация.

Отец : Официальный представитель; корма; мощный.

Мать : Воспитание; утешительный.

Ребенок : Тоска по невинности; возрождение; спасение.

Мудрый старик : Руководство; знание; мудрость.

Герой : Чемпион; защитник; спасатель.

Девушка : Невинность; желание; чистота.

Обманщик : Обманщик; лжец; нарушитель спокойствия.

Предлагая уникальный подход к практике классической психологии, Карл Юнг оставил нам комплексный междисциплинарный подход к психологии человеческой личности.

Кредит изображения: flickr.com/photos/h-k-d/6984394425/

Что такое процесс индивидуализации?

Получите БЕСПЛАТНОЕ членское видео ! Подписывайтесь на нашу новостную рассылку.

Посмотреть искусство в видео

Ниже приводится стенограмма этого видео.

Слишком многие из нас не замечают опасности, которую некоторые из наших поведенческих моделей представляют для нашего долгосрочного благополучия. Вместо того, чтобы решать свои проблемы, мы либо пытаемся убедить себя, что наши проблемы тривиальны и поэтому их можно игнорировать, либо делаем вид, что проблем не существует вовсе. Мы можем только обманывать себя до тех пор, пока в конце концов то, что когда-то было управляемыми проблемами, превратилось в проблемы неуправляемых масштабов.По этой причине Карл Юнг утверждал, что первый решающий шаг к самосовершенствованию — это просто лучше осознавать реальность своей ситуации.

Юнг, однако, не уникален в этом отношении, поскольку многие философы и психологи, как прошлые, так и настоящие, разделяют эту точку зрения. В чем он более уникален, так это в его убеждении, что мы не только должны преодолеть свое невежество в отношении реальности нашей внешней ситуации, но, что не менее важно, нам нужно больше осознавать то, что он называл реальностью нашей психики.

«То, что большинство людей упускает из виду или кажется неспособным понять, — это тот факт, что я считаю психику реальной». (Карл Юнг, ответ на задание)

Психика, с точки зрения Юнга, не просто побочный продукт определенной конфигурации материи. Скорее, психика — это непреложный, априорный факт природы, который следует рассматривать так же реально, как и физический мир, и который так же влияет на наше общее благополучие. Однако большинство людей мало знают об этом внутреннем мире.

Одной из причин этого недостатка знаний может быть наше христианское наследие и связанная с ним вера во всеведущего бога, который не только знал, совершаем ли мы плохие дела, но и думаем ли мы кощунственные.Хотя вера в такого бога уменьшилась, остается тенденция подавлять элементы нашей личности, которые противоречат моральной системе наших дней, и, таким образом, стремиться к типу морального перфекционизма.

Юнг не был сторонником этого идеала. Стремление к совершенству похоже на погоню за ветром, и оно не только не делает нас лучше, но и сильно тормозит наше развитие. Чем больше мы стремимся к совершенству, тем больше подпитываем нашу темную сторону и теряем контроль над тем, как она проявляется в наших повседневных действиях.Вдобавок, если мы постоянно подавляем мысли, которые противоречат доминирующей моральной системе нашего общества, мы никогда не достигнем более глубоких слоев психики, осознание которых часто может существенно улучшить нашу жизнь.

«Никогда не следует думать, что человек может достичь совершенства, — писал Юнг, — он может стремиться только к завершению — не к совершенству, а к завершенности. Это было бы необходимостью и непременным условием, если бы вообще стоял вопрос о совершенстве. Ибо как можно усовершенствовать вещь, если она не завершена?

Сначала сделайте его завершенным, а потом посмотрите, что это такое.Но довести его до конца — это уже сложная задача, и к тому времени, когда вы достигнете абсолютного завершения, вы обнаружите, что уже мертвы, поэтому вы никогда не достигнете этого предварительного условия для совершенствования себя ». (Карл Юнг, Видения: Записи семинара, проведенного в 1930-1934 гг.)

Задача стремления к полноте или тому, что также называют «целостностью личности», имела такое большое значение, что большую часть карьеры Юнг был посвящен исследованию этого процесса, процесса, который он в конечном итоге назвал индивидуацией.

Юнг не использовал термин индивидуация до 1921 года, однако семена этой идеи восходят к его докторской диссертации. В этой диссертации, озаглавленной «О психологии и патологии так называемых оккультных явлений», Юнг попытался объяснить свои наблюдения за медиумом, который утверждал, что взаимодействует с духами во время сеансов. Чтобы объяснить это, Юнг предположил, что проявление этих духов было результатом «отколовшихся личностей», которые бездействовали в бессознательном уме медиума, но каким-то образом были доведены до ее сознательного осознания во время сеанса.Вместо того чтобы признать, что эти «отколовшиеся личности» возникли изнутри, из реальности ее психики, медиум полагал, что они были духами, проявляющими себя из царства, независимого от нее.

По мере продвижения Юнга в изучении психики он пришел к выводу, что опыт этого медиума был лишь одним из примеров более общего явления. У всех нас есть бессознательные компоненты, которые бездействуют в нашей психике, и, как объясняет Иоланда Якоби в своей книге «Путь индивидуации:

».

“.. . оставалось неутомимым научным и психотерапевтическим усилием Юнга разработать методологическую процедуру для доведения этих компонентов до сознания и связывания их с эго, чтобы осознать «высшую личность», которая потенциально присутствует в каждом человеке ». (Иоланда Якоби, Путь индивидуации)

Важно отметить, что процесс индивидуации, согласно Юнгу, происходит естественным образом и не требует какой-либо инициации со стороны индивида.По мере того как мы стареем, глубина и сложность нашего сознания возрастают, независимо от того, намеренно ли мы стремимся к такому результату или нет. Однако естественный процесс индивидуации не продвигается гладко и непрерывно. Скорее, это часто останавливается или развивается так, что не способствует психическому здоровью. Когда это происходит, для нашего благополучия крайне важно, чтобы мы возобновили процесс и вернули его к здоровому ходу развития — а это, содействие или продвижение естественного процесса индивидуации, является основной целью юнгианской психотерапии.

Хороший способ понять естественный процесс индивидуации, который просто происходит, и более осознанный способ индивидуации, который продвигает юнгианская психотерапия, — это рассмотреть аналогию с человеческим телом. Наши физические тела растут и развиваются сами по себе, не требуя нашего сознательного осознания. Однако мы можем занять более активную, сознательную позицию в отношении своего физического развития, занимаясь физическими упражнениями и правильно питаясь. Таким же образом мы можем быть более активными с точки зрения развития нашей психики, принимая определенные меры, которые помогают ускорить естественный процесс индивидуации:

«Разница между« естественным »процессом индивидуации, — писал Юнг, — который протекает бессознательно, и тем, который реализуется сознательно, огромна.В первом случае сознание никуда не вмешивается; конец остается таким же темным, как и начало. Во втором случае выявляется столько тьмы, что личность пронизана светом, и сознание обязательно приобретает объем и проницательность ». (Карл Юнг, ответ на задание)

Лучший способ ускорить индивидуализацию — это записывать и анализировать наши сны в течение длительного периода времени. На Юнга большое влияние оказала работа Зигмунда Фрейда о сновидениях, но его взгляды эволюционировали и в конечном итоге существенно отличались от взглядов Фрейда.И Юнг, и Фрейд согласились, что сны были продуктом бессознательного. Однако в чем они должны были отличаться, так это в их концепции того, что бессознательное выражало через наши сны.

«Для Фрейда, — писал Роберт Хоптке, — сновидение было психологическим механизмом, который функционировал, чтобы сохранить сон, выражая и тем самым исполняя неприемлемые, бессознательные желания в замаскированной форме». (Роберт Хоптке, Экскурсия по собранию сочинений К.Г. Юнга)

Фрейд утверждал, что сны — это замаскированное выражение бессознательного, которое Юнг считал несостоятельным.Согласно Юнгу, сны ничего не скрывают, скорее они являются неприкрытыми и спонтанными символическими репрезентациями бессознательного, или, как он писал:

«Наши сны подобны окнам, которые позволяют нам смотреть или прислушиваться к тому психологическому процессу, который постоянно происходит в нашем бессознательном». (Заратустра Ницше: Записки семинара, проведенного в 1934–1939 гг.)

Причина, по которой многие люди не могут понять смысл своих снов, заключается в том, что они не понимают язык бессознательного, который является чисто символическим.Пытаясь расшифровать этот символический язык, Юнг заметил удивительное сходство между символами, выраженными в снах многих его пациентов, и символами, встречающимися в мифологиях культур прошлого и настоящего. Чтобы объяснить такое сходство, Юнг предположил, что бессознательный разум содержит надличностные или универсальные элементы, которые наследуются и являются продуктом биологии человека, а не его личного опыта. Общность символов, встречающихся в снах разных людей и в мифах культур прошлого и настоящего, может быть объяснена тем фактом, что они являются проявлениями этих «идентичных психических структур, общих для всех», которые Юнг назвал бы архетипами.Слово архетип по-гречески означает «главный импринтер», и, как объяснила коллега Юнга, Аниела Яффе:

«В отношении рукописей [слово архетип] обозначает оригинал, основную форму для более поздних копий. В психологии архетипы представляют закономерности человеческой жизни, специфику человека ». (Аниела Яффе, Миф о значении)

Индивидуация, таким образом, представляет собой процесс, посредством которого человек все больше осознает символические проявления архетипов, таким образом обретая знание о вневременных «образцах человеческой жизни».Это знание имеет огромную ценность, поскольку дает нам осознание того, что многие из наших проблем не уникальны для нас, а являются общими для всего человечества. Простое знание того, что мы не одиноки в своих страданиях, часто может иметь терапевтический эффект, поскольку дает нам новую перспективу:

«То, что на нижнем уровне приводило к самым диким конфликтам и паническим всплескам эмоций, теперь выглядит как шторм в долине, видимый с вершины горы. Это не означает, что буря лишена реальности, но вместо того, чтобы быть в ней, человек находится над ней.»(Карл Юнг, Алхимические исследования)

Для тех, кто хочет начать сознательный путь индивидуации, первый шаг всегда один и тот же, мы должны, как выразился Юнг, «избавиться от ложных оболочек личности» («Отношения между эго и бессознательным»). Персона — это социальная маска, которую мы носим, ​​чтобы вписаться в общество. Его формирование начинается в раннем возрасте, поскольку тяга к соответствию заставляет нас сильнее всего отождествлять себя с элементами нашей личности, которые находятся в гармонии с социальными ценностями наших дней, и отвергать те, которые противоречат социальным нормам.Проблема, однако, в том, что многие люди достигают точки, когда они считают себя социальной маской, которую они носят, и тем самым отрезают себя от более глубоких сфер психики. Следовательно, каждому, кто желает встать на сознательный путь индивидуации, необходимо признать, что их социальная маска представляет собой лишь частичку их личности в целом, поскольку, как объясняет Юнг:

«[Он] не может индивидуализироваться, пока он играет роль для самого себя; убеждения, которые у человека есть о себе, являются наиболее тонкой формой личности и самым тонким препятствием на пути любой истинной индивидуации.Можно допустить практически все, но где-то сохраняется идея, что он все-таки такой-то, и это всегда своего рода последний аргумент, который, по-видимому, считается плюсом; тем не менее, он действует как влияние против истинной индивидуации.

Срывать эту пелену — очень болезненная процедура, но каждый шаг вперед в психологическом развитии означает именно это, срывание новой пелены. Мы подобны луку с множеством шкур, и нам приходится чистить себя снова и снова, чтобы добраться до настоящей сердцевины.(Карл Юнг, Видения: Записи семинара, проведенного в 1930-1934 гг.)

Дополнительная литература

Искусство, использованное в этом видео

Связанные

Компоненты индивидуации 1: Что такое индивидуация?

Компоненты индивидуации:

Часть I — Что такое индивидуация?

«Индивидуация» — термин, часто связанный с Юнгом и его психологией.В этом эссе из четырех частей мы собираемся дать определение «индивидуации» и обсудить некоторые преимущества, элементы и требования для достижения индивидуации (Часть I). Затем мы исследуем несколько его компонентов, в частности, локус контроля (Часть II), локус власти (Часть III) и локус безопасности (Часть IV).

Что такое «индивидуация»?

Наше английское слово происходит от латинского индивидуальный , что означает «неразделенный» или «индивидуальный». Словарь определяет «индивидуацию» как «процесс, ведущий к индивидуальному существованию, в отличие от существования вида.Это определение применяется как к животным, так и к людям. Использование Юнга было сосредоточено на людях, и эта концепция стала центральной в его подходе к психологии.

Юнг признал важность, которую он придавал индивидуации в своем определении этого термина в 1921 году:

Концепция индивидуации играет большую роль в нашей психологии. В общем, это процесс, посредством которого индивидуальные существа формируются и дифференцируются; в частности, это развитие психологического индивида… как существа, отличного от общей коллективной психологии.Следовательно, индивидуация — это процесс дифференциации … имеющий своей целью развитие индивидуальной личности.

В более поздние годы Юнг расширил свое определение в серии эссе, описав «индивидуацию» как

.

… процесс, посредством которого человек становится психологическим «индивидуумом», то есть отдельным, неделимым единством или «целым».

… лучшее и более полное исполнение коллективных качеств человека,…

… практически то же самое, что и развитие сознания из исходного состояния идентичности ….Таким образом, это расширение сферы сознания, обогащение сознательной психологической жизни.

… становление «индивидуальностью», и поскольку «индивидуальность» охватывает нашу самую сокровенную, последнюю и несравненную уникальность, это также подразумевает становление самим собой. Поэтому мы могли перевести индивидуацию как «приход к самости» или «самореализация».

Юнг чувствовал, что этот процесс «самореализации» был «естественной трансформацией», чем-то, что «подсознание имело в виду», чем-то предназначенным для развития нашей индивидуальной личности.

Юнг также рассматривал «индивидуацию» как решение одной из основных проблем, стоящих перед современными людьми: как связать сознание с бессознательным; как привести наше эго-разум (сознание) в рабочие отношения с нашим внутренним terra incognita , нашим неизвестным внутренним ландшафтом. Обеспокоенность этой проблемой была характерна не только для Юнга: тысячи лет назад даосские и буддийские практики также осознали ее значение. Юнг признал это, когда заметил, что «… процесс индивидуации… составляет один из главных интересов даосизма и дзен-буддизма.«Исходя из христианского происхождения, как сын протестантского священника, Юнг также признал христианское отношение к этой концепции, когда он описал индивидуацию как«… примитивную христианскую идею Царства Небесного, которое «находится внутри вас» ».

Зная, что западная культура превозносит индивидуализм, Юнг старался подчеркнуть разницу между «индивидуализмом» и «индивидуацией». Первая концепция обусловлена ​​эгоизмом и способствует эгоизму и отсутствию заботы о других.(Вспомните наклейку на бампере с надписью «В поисках №1!»). Индивидуация прямо противоположна: за годы внутренней работы, которую требует процесс, человек переживает повторяющиеся распятия эго, когда эго противостоит и ассимилирует содержимое бессознательного. Это долгосрочный процесс

… рождает сознание человеческого сообщества именно потому, что дает нам осознать бессознательное, которое объединяет и является общим для всего человечества. Индивидуация — это единение с самим собой и в то же время с человечеством, поскольку сам — часть человечества.

Итак, не будучи эгоистичным, индивидуализированный человек чувствует более глубокую ответственность за поддержку и служение другим, а также за укрепление мира, целостности и целостности в мире.

Некоторые требования к процессу индивидуации

Упоминание о распятии эго поднимает вопрос о том, что влечет за собой индивидуация. Это сложно, задача для героев, а не для слабонервных или тех, кто не может противостоять толпе и отличаться от других. Divisio (отделен не только от других, но и внутри себя) , separatio (отделен не только от семьи, друзей и коллективного общества, но и от человека, которым вы были раньше) , solutio (наблюдение за структурами вашей жизни растворяются) , дискриминация, самопознание, «положительные пытки» — это лишь некоторые из трудностей, с которыми, вероятно, придется столкнуться в этой работе.Юнг честно сказал о задаче, когда предупредил: «… как всегда, каждый шаг вперед на пути индивидуации достигается только ценой страданий».

Почему такие трудности? Юнг приводит несколько причин. Во-первых, мы вырастаем под влиянием родителей и общества, стремясь стать тем, чего от нас ждут, и результатом является то, что Юнг назвал развитием «личности» или маски. Во многих случаях персонаж не является нашим истинным «я». Нам приходилось идти на компромисс, адаптироваться и даже в крайних случаях предавать нашу подлинную природу.Процесс индивидуации требует осмысления этой маски, то есть мы должны признать тот факт, что годами (если не десятилетиями) мы жили во лжи. А затем мы должны отказаться от этой лжи, сбросить маску и начать изменять нашу жизнь, чтобы жить в соответствии с нашим подлинным существом. Такое изменение почти неизбежно вызывает замечания (возможно, даже протесты) со стороны тех, кто знает нас лучше всего, тех, кто больше всего инвестирует в то, как мы были раньше, тех, на кого больше всего влияет изменение параметров повседневной жизни, т.е. наша семья и самые близкие друзья.

Во-вторых, индивидуализация требует героизма, потому что трудно отличиться, выйти за пределы общепринятой реальности и перейти к собственному барабанщику. Работа — это не стадное явление. Вы не найдете так много людей, которые этим занимаются. По этой причине экстравертам, которые склонны находить отклик в коллективе и ценить групповую деятельность, этот процесс сложнее, чем интровертам.

Третья трудность связана с самопознанием, которое является частью процесса.«Самопознание» означает осознание бессознательного: столкновение с нашей тенью и осознание реальности нашего «внутреннего партнера», анимуса (для женщин) или анимы (для мужчин). Работа индивидуации проводит нас через «болота души» в фазе nigredo , упомянутой в более раннем эссе. Хотя Юнг был ясен, что бессознательное принимает к нам то же отношение, что и мы, большинству людей требуется время (если это вообще когда-либо происходит!), Чтобы развить веселое отношение к бессознательному.

К этому моменту вы вполне можете спросить: «Зачем беспокоиться?» Да, Юнг уделял большое внимание достижению индивидуализации, но если это так сложно, зачем прилагать усилия? Юнг предлагает несколько преимуществ.

Преимущества достижения индивидуализации

Сначала о личных преимуществах. Юнг недвусмысленно заявил, что работа по индивидуации — это

.

… абсолютно незаменим, потому что из-за заражения другими [человек] попадает в ситуации и совершает действия, которые приводят его в дисгармонию с самим собой….рождается принуждение быть и действовать вопреки собственной природе. Соответственно, мужчина … чувствует себя в унизительном, несвободном, неэтичном состоянии … избавление от этого состояния придет только тогда, когда он сможет действовать так, как ему кажется, сообразно своему истинному «я».

Достижение индивидуализации позволяет нам быть и действовать в соответствии с нашим истинным «я».

Есть и другие личные преимущества. Если мы остаемся на пути, продолжаем работать, мы получаем удовольствие от расширенного круга сознания.Наше чувство обособленности исчезает, и мы приобретаем более широкие и интенсивные отношения с другими людьми.

Мы также переживаем апокатастаз , упомянутый в предыдущем эссе в блоге — это «восстановление» или воссоздание нашего существа, из-за которого муки апокалипсиса кажутся вполне достойными страданий. Жизнь работает лучше. Глубоко в наших костях мы чувствуем, что то, что мы делаем, как мы живем, с кем мы живем (наш новый круг друзей), — это то, что наша душа желает для нас. Качество людей, которых мы привлекаем в свою жизнь, лучше («подобное находит подобное»).Мы знаем, что работа, которую мы берем, купила нам душу. Наши ценности совпадают с нашим образом жизни, а наши действия говорят о цели нашей души.

Мы чувствуем себя освобожденными от бессознательного состояния родителей, что позволяет нам чувствовать «… подлинное чувство… истинной индивидуальности». В то же время, когда мы испытываем большее чувство свободы от нашего прошлого, мы также переживаем «… абсолютное, обязательное и неразрывное общение с миром в целом».

Это подводит нас к социальным преимуществам индивидуации.Юнг снова и снова подчеркивал в своей работе, что люди имеют значение (см. Эссе «Безвременье Юнга» в архиве этого блога). Любой из нас может быть «довесом, который склоняет чашу весов», и поэтому, взяв на себя задачу индивидуализации, каждый из нас предпринимает «… исцеление с универсальным воздействием» и «… откладывает бесконечно малый грамм в весы души человечества ». Учитывая критический характер нашего времени (как описано в предыдущих эссе), Юнг не считал бы никакую индивидуальную деятельность более значимой и полезной, чем становление индивидуализированным.

Во второй части этого эссе мы исследуем один из самых основных компонентов — предварительное условие — индивидуации: интернализацию локуса контроля.

Библиография

Холлис, Джеймс (1996), Болота души . Торонто: Книги Внутреннего города.

Юнг, Карл Густав (1971), «Психологические типы», CW 6. Princeton: Princeton University Press.

________ (1966), «Два очерка по аналитической психологии», CW 7.Принстон: Издательство Принстонского университета.

________ (1959), «Архетипы и коллективное бессознательное», CW 9i. Принстон: Издательство Принстонского университета.

________ (1970), «Цивилизация переходного периода», CW 10. Princeton: Princeton University Press.

________ (1969), «Психология и религия: Запад и Восток», CW 11. Princeton: Princeton University Press.

________ (1954), «Практика психотерапии», CW 16.Принстон: Издательство Принстонского университета.

Шарп, Дэрил (1991), Лексикон Юнга: Введение в термины и концепции . Торонто: Книга Внутреннего Города

Индивидуация, идеал целостности и создание ценности

Индивидуация — Процесс психологической дифференциации , имеющий своей целью развитие индивидуума личности.

В общем, это процесс, посредством которого индивидуальные существа формируются и дифференцируются; в частности, это развитие психологического индивида как существа, отличного от общей коллективной психологии.[«Определения», CW 6, пар. 757.]

Целью индивидуации является не что иное, как избавление себя от ложных оболочек персоны , с одной стороны, и суггестивной силы изначальных образов, с другой. [«Функция бессознательного», CW 7, пар. 269.]

Индивидуация и идеал целостности

Индивидуация — это процесс, основанный на архетипическом идеале целостности, который, в свою очередь, зависит от жизненно важных отношений между эго и бессознательным.Цель состоит не в том, чтобы преодолеть личную психологию, чтобы стать совершенным, а в том, чтобы познакомиться с ней. Таким образом, индивидуация включает в себя растущее осознание своей уникальной психологической реальности, включая личные сильные стороны и ограничения, и в то же время более глубокое понимание человечества в целом.

Поскольку индивид — это не просто отдельное, отдельное существо, но само свое существование предполагает коллективные отношения, отсюда следует, что процесс индивидуации должен вести к более интенсивным и более широким коллективным отношениям, а не к изоляции.[«Определения», CW 6, пар. 758.]

Индивидуация не закрывает человека от мира, но собирает мир к себе. [«О природе психики», CW 8, пар. 432.]

Фото © R Rollfink 2011

Индивидуация имеет два основных аспекта: во-первых, это внутренний и субъективный процесс интеграции, а во-вторых, это столь же необходимый процесс объективных отношений. Ни одно не может существовать без другого, хотя иногда одно, а иногда и преобладает.[«Психология переноса», CW 16, пар. 448.]

Индивидуация и создание ценностей

Индивидуация и жизнь, в которой живут коллективные ценности, — это, тем не менее, две разные судьбы. По мнению Юнга, они связаны друг с другом чувством вины. Тот, кто вступает на личный путь, в некоторой степени отчуждается от коллективных ценностей, но при этом не теряет те аспекты психики, которые по своей сути являются коллективными. Чтобы искупить это «дезертирство», индивид обязан создать что-то стоящее на благо общества.

Индивидуация отделяет человека от личного соответствия и, следовательно, от коллективности. Это вина, которую индивидуант оставляет после себя для мира, это вина, которые он должен попытаться искупить. Он должен предложить выкуп вместо себя, то есть он должен принести ценности, которые являются эквивалентной заменой его отсутствия в коллективной личной сфере. Без этого производства ценностей окончательная индивидуация аморальна и, более того, самоубийственна. …

Физическое лицо не имеет априори претензий на какое-либо уважение.Он должен довольствоваться тем уважением, которое приходит к нему извне благодаря ценностям, которые он создает. Общество не только имеет право, но и обязано осуждать индивидуума, если он не может создать эквивалентные ценности. [«Адаптация, индивидуация, коллективность», CW 18, пар. 1095f.]

Отличия индивидуализма

Индивидуация отличается от индивидуализма тем, что первая отклоняется от коллективных норм, но сохраняет к ним уважение, а вторая полностью их избегает.

Настоящий конфликт с коллективной нормой возникает только тогда, когда индивидуальный путь доводится до нормы, что и является реальной целью крайнего индивидуализма.Естественно, эта цель патологична и враждебна жизни. Соответственно, он не имеет ничего общего с индивидуацией, которая, хотя и может возникать по индивидуальному пути, именно по этой причине нуждается в норме для своей ориентации в обществе и для жизненно необходимых отношений индивида с обществом. Таким образом, индивидуация приводит к естественному уважению к коллективной норме. [«Определения», CW 6, пар. 761.]

Осознанный процесс индивидуации ведет к осознанию себя как психической реальности, большей, чем эго.Таким образом, индивидуация существенно отличается от процесса простого становления сознательным .

Цель процесса индивидуации — синтез себя. [«Психология детского архетипа», CW 9i, пар. 278.]

Снова и снова я замечаю, что процесс индивидуации путают с приходом эго в сознание и что в результате эго отождествляется с самостью, что, естественно, порождает безнадежную концептуальную путаницу.Таким образом, индивидуация — это не что иное, как эгоцентризм и аутоэротизм. Но «я» бесконечно больше, чем просто эго, как издавна показывал символизм. Это такое же «я» и все остальные «я», как и эго. [«О природе психики», CW 8, пар. 432.]

Продолжающееся путешествие индивидуации

С точки зрения Юнга, никто не может быть полностью индивидуализирован. Хотя цель — целостность и здоровые рабочие отношения с самим собой, истинная ценность индивидуации заключается в том, что происходит на этом пути.

Цель важна только как идея; главное — это произведение, ведущее к цели: это цель всей жизни. [«Психология переноса», CW 16, пар. 400.]

© из книги Дэрила Шарпа Jung Lexicon , воспроизведено с любезного разрешения автора.

Картина Джеффа Уильямса любезно предоставлена ​​художником. Больше работ Джеффа можно увидеть здесь и здесь.

Идем глубже

Если эта тема дала вам пищу для размышлений, один из способов продолжения — это участие в процессе юнгианского анализа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *