Интеллектуальная психика это: Основные этапы развития психики

Автор: | 15.06.2021

Содержание

элементарная сенсорная и перцептивная психика, интеллект

А. Н. Леонтьев считал, что понять, есть или нет у определенного организма психика, необходимо провести анализ его анатомической структуры, определить его принадлежность к конкретному биологическому таксону или выявить способность организма решать задачи того или иного типа.

Замечание 1

Важно отметить, что зоологическая и психологическая таксономия не являются одинаковыми, поэтому у животных, которые относятся к одному роду при применении зоологической классификации, может быть психика разных ступеней развития.

В настоящее время трудно определить полную характеристику уровня психического развития абсолютно всех жителей фауны и флоры, так как нашу планету населяет огромное количество видов (так, существую данные, что на сегодня существует 7 миллионов видов живых существ), а их каталогизация весьма далека от завершения (сегодня описано всего 1,5 миллиона видов, каждый год биологи открывают около 15 000 новых). Помимо этого, синантропные животные (те, что живут вместе с людьми) имеют более высокий уровень развития в сравнении с дикими животными. Часто домашние животные преодолевают свой «видовой потолок». Исходя из этого, в данной статье мы рассмотрим только общую систему признаков ключевых этапов развития психики в филогенезе.

Переходные формы этапов психического развития

Переход непсихической формы в психическую форму – не одномоментное событие. Важно отметить, что существуют переходные формы между этими формами, а также внутри ступеней психического развития. Некоторые считают, что переходные формы относятся к предшествующему этапу развития, но важным моментом является, что в них содержатся предпосылки, которые служат реорганизацией все структуры новых оснований. А это в свою очередь служит подготовкой для перехода на следующую ступень развития.

Привыкание и сенсибилизация являются наиболее ранними феноменами в филогенезе прижизненной пластичности поведения.

Привыкание является прекращение реакции.

Определение 1

Сенсибилизация – рост реактивности по отношению к все время действующим биотическим раздражителям.

Иначе говоря, в эту переходную стадию непсихической в психическую форму отражения, активность организма проявляется в том, что после завершения обучения больше не реагирует на стимулы биотического содержания той интенсивности, которая не приводит к удовлетворению потребностей. Или, напротив, реакция на потенциально вредный раздражитель реакция усиливается. Эти примитивнее формы «протопсихики» бывают у мельчайших одноклеточных организмов, которые не имеют нервную систему. Л. С. Выготский говорил, что зачаточные формы психики имеют все организмы, в которых есть свойства меняться под воздействием внешнего влияния и реагировать на них. Н. А. Тушмалова отмечает, что даче ресничная инфузория после определенного времени регулярного воздействия переставала сокращаться на то, что колбу с жидкостью, где она находится, встряхивают. Важно отметить, что данный эффект не объясняется простым утомлением, потому как ресничная инфузория обычно реагировала на другие значимые биологические сигналы.

Определение 2

Одна из первичных, наиболее примитивных форм психики, которая соответствует критерию чувствительности, называется элементарная сенсорная психика.

Для данной стадии характерно реагирование животных на конкретные изолированные абиотические свойства объектов в тех случаях, когда у них есть значение сигналов биотических свойств (в данной ситуации появляется простейший условный рефлекс). В качестве субъективного содержания отражения на этапе элементарной сенсорной психики выступает переживание положительного или отрицательного состояния в виде ощущения. Особенностью данной стадии в том, что активность животного является целостно нерасчлененной, поведение предстает в однофазном акте, который протекает с момента возникновения ощущения до результата. К примеру, экспериментальное исследование Громыко и Тушмалова показало, что плоский червь планария способен создать условно оборонительную реакцию а воздействие светом, хотя во время естественных условий они никак не реагируют на фактор освещенности.

При 100 сочетаниях засвечивания отдела экспериментальной камеры и закапыванием соляного раствора, который является безусловным негативным биотическим раздражителем для данного вида, практически в 70% случаев планарии сжимались от изолированного светового воздействия.

Вывод 1

Из этого можно сделать вывод, что они стали связывать свет с неприятным воздействием поваренной соли, иначе говоря, реагировали как организмы, у которых есть психика.

К. Э. Фабри (1923 – 1990), известный зоопсихолог определил, что каждая ступень развития психики имеет низшие и высшие подуровни. Во время перехода на более высокий подуровень элементарной сенсорной психики отмечается развитие поисковой деятельности, а также усложнение поведения. Именно стадия возникновения более высокого уровня элементарной психики обладает «прорывом» при развитии нервной системы. В это время происходит ее дифференциация, появляются ее разные формы: сетчатая, радиальная, кольцевая, старт цефализации (процесс, обусловленный группировкой нервных элементов в передней части животного). Среди живых организмов, обладающих наиболее филогенетическими структурами головного мозга, выделяются рыбы, земноводные и рептилии.

Субъективность абиотического свойства у носителей элементарной сенсорной психики выступает в тесной целостности с биотическим свойством. Это подтверждено экспериментом, проведенном на американских сомиках.

Пример 1

Во время эксперимента аквариум разделили перегородкой, которая позволяет чувствовать запахи, свободный проход оставался у боковой стенки. Так рыба была с одной стороны перегородки, а с другой противоположной стороны помещали пищу. Первым делом рыба плыла к запаху пищи и натыкалась на перегородку. После чего она меняла траекторию движения и совершала попытки до тех пор, пока случайным образом не находила правильную дорогу. После перегородку убирали. Но поведение рыбы оставалось прежним. Она плыла к пище по окружному пути, хотя сейчас ничего не препятствовало прямому движению к пище. Интерпретировать полученные результаты можно так: дорога к пище для сомиков является частью пищи, ее устойчивым свойством, устоявшимся во время проведения опыта.

Рисунок 1. Траектория движения рыбы

Важно отметить, что на элементарном сенсорном этапе развития психики поведение животных состоит из ряда движений, которые ориентированы по отдельным сигнальным качествам среды. Иначе говоря, один объект – одно свойство. Разные свойства объекта, облегчающие ориентирование на более высоких этапах развития психики, только пугают животное. В качестве примера можно рассмотреть исследование поведения рыб. Проведя серию экспериментов, похожих на описанные выше, было заключено, что рыбы могут научиться реагировать на положение отверстия в прозрачной перегородке, служащим «дверью» в отдел с пищей. После многих попыток, когда рыбы понимали дорогу к пище, отверстие отмечалось черной рамкой. На первый взгляд, кажется, что такое действие должно было повысить эффективность в нахождении пищи, ведь теперь рыба не только помнила место нахождения пищи, но и видела метку. Но на деле все было по-другому. Время, которое уходило на достижение пищи, не только не сократилось, но и многократно возросло. Рыбе теперь нужно было установить совершенно новую связь «метка – пища», а не «положение отверстия – пища». И важно отметить, что обе реакции конфликтовали между собой.

Инстинктивное поведение: определение, особенности

Этому этапу развития психики свойственно появление феномена инстинктивного поведения, иными словами генетически закрепленных реакций на сигнальные стимулы среды.

Пример 2

Ярким примером является пищевое поведение паука, для которого вибрация паутины представляет инстинктивно значимое абиотическое свойство пищи. Все мы знаем, что обездвиженная муха, которая была помещена в паутину, не является привлекательной для паука. М. Холзапфел говорил, что голодный паук не заметит муху и погибнет от голода, хотя пища находится совсем рядом.

Жан Анри Фабра, французский натуралист выпустил ряд работ об особенностях инстинктивного поведения у носителей элементарной сенсорной психики. При исследовании поведения хищного насекомого осы сфекс, ученый выявил интересное противоречие, когда мудрость совмещается с большим невежеством. По мнению Фабра, нет ничего трудного для инстинкта, до момента, когда действие находится в кругу шаблонных поступков животного. Насекомое может удивить нас минуту назад своей проницательностью и поразить тут же своей глупостью, если окажется в условиях для него чуждых.

Пример 3

В качестве примера рассмотрим охоту осы сфекс на кузнечиков. В самом начале насекомое обездвиживает жертву при помощи трех точных уколов. После оттаскивает кузнечика в нору, держа его за длинные усики. Там оса использует жертву как консервы для своих личинок (личинки осы питаются обездвиженными, но живыми насекомыми, которые долго не портятся). Фабр же нарушил в этой идеальной отточенной цепочке действий только одно: он отрывал усики у кузнечика. Оса не могла без усов донести кузнечика до своей норы и бросала его. Но если подумать, то технически это было осуществимо – у кузнечика оставалось шесть ножек. Это говорит о том, что схватывание за усики являлось для осы необходимым элементом пищевого поведения, исключив который вся последовательность разрушалась.

Перцептивная психика

Если мы вернемся к описанной ранее дезориентации рыб, то можно сделать вывод, что многие млекопитающие в такой же ситуации повели бы себя по-другому. Они пошли бы к пище напрямую, не используя выработанную реакцию. И здесь появляется вопрос, в чем состоит суть изменений их психики, позволяющие им легко находить решение задачи, непосильной для многих рыб, рептилий и насекомых? Ответ состоит в том, что они дошли до более высокого этапа развития психики, который называется перцептивным.

Для перцептивной психики свойственно реагирование на целостные предметы, а не на изолированные качества объектов. Действительность воспринимается в виде образов вещей. Отмечено, что ряд летающих насекомых обладают зачатками предметного восприятия, распознаванием целостных форм. По этому поводу Фабри приводил данные Н. Тинбергена, суть которых заключалась в том, что осы учились ориентироваться на форму метки во время подлета к входу свей норы. Во время обучения вход в норку помечали круговой меткой. После того как оса улетала, метку передвигали в сторону, а вход выкладывали треугольной меткой. Когда оса возвращалась, она садилась в центр круга и не обращала внимания на вход в норку, расположенный теперь в центре треугольника. Из этого можно сделать вывод, что действия осы обусловлены ее видом и связаны с важной для адаптации данного вида потребностью в выборе нужных стимулов высоты.

Интересными доказательствами того, что масса животных образуют «протообобщения», являются эксперименты, в основе которых лежит метод отсроченных реакций.

Пример 4

Так, во время одного эксперимента перед кроликом помещали в ящик кочан капусты. Затем кочан капусты незаметно меняли на морковь. После чего кролику давали залезть в ящик и съесть то, что в нем находилось. Несмотря на то, что при обычной ситуации для кролика морковь – такой же привлекательный пищевой стимул, как и капуста, но кролик продемонстрировал удивление и продолжал искать капусту. Это говорит о том, что ожидания кролика были связаны с капустой, а не пищей в принципе. То есть он воспринимал пищу предметно.

Носители перцептивной психики воспринимают объект отдельно от условий, в которых он представлен для восприятия. Предмет интегрирует многочисленные свойства, поэтому одновременное восприятие ряда свойств предмета определяет его в большей степени представленным в психике животного. А. Н. Леонтьев отмечал, что для собаки завывание волка, запах волчьих следов и силуэт зверя вдалеке имеет одинаковый смысл. Новая структурная единица обособляется в активности животных. И это операция.

Определение 3

Операция – это акт, содержание которого отвечает условиям, в которых находится предмет, а не непосредственно самому предмету потребности.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Один из критериев формирования операций – вероятность эффективного переноса метода действия из одной ситуации в другую. Исследования Фирсова и Чиженкова показали, что собаки могут отлично справляться с задачами переноса метода оперирования со стимулами одной категории на стимулы другой. На первом этапе эксперимента у собак вырабатывали реакцию предпочтения большей фигуры на примере треугольников, после чего им предлагали пары других фигур разного размера. Хоть собаки в отличие от обезьян не смогли осилить задачу выбора с первого раза, но они достаточно быстро доходили до 90% правильных ответов.

Перцептивному этапу развития свойственно появление различных новых видов активности животных. Речь идет о навыках и играх.

Определение 4

Навык является закрепленной, стабилизированной операцией.

Большинство животных устойчиво пользуются сформированными навыками. Любой человек, которые держит дома собаку или кошку, знает, что как только животное начинает открывать одну из дверей лапой, то в скором времени он начнет применять данный навык и на других дверях в доме.

На иллюстрации изображен пример стабилизированной операции. Собака с легкостью достает предмет задней лапой, так как не может сделать это передней лапой.

Рисунок 2. Стабилизированная операция – навык у млекопитающих

Для игры свойственно отделение операции от деятельности и многократное воспроизведение вне контекста прямого удовлетворения потребности. Когда молодое животное играет, то происходит отработка операций, которые могут пригодиться ему в будущем.

Характерная особенность поведения животных с перцептивной психикой – появление элементов подражания, иными словами, возможность абстрагировать операцию посредством наблюдения за другими представителями своего вида. Зенталь и Левин провели опыты, благодаря которым стало ясно, что крысы пасюки значительно быстрее вырабатывают реакцию нажатия на педаль, для того чтобы получить корм в случае, когда заранее уже велось наблюдение за обученными ранее крысами, которые выполняли данную операцию.

Ключевая особенность перцептивной психики заключается в инстинктивных действиях, которые являются основой для всех форм поведения.

Определение 5

Под инстинктивными действиями понимаются элементы поведения, которые наследовались генетически.

Важно отметить, что инстинкты нельзя рассматривать как «машинообразное» явление или навсегда закрепленную реакцию. Научение играет значимую роль в осуществлении инстинктов. Отмечается, что певчая птица не будет петь, если не слышит пение своих старших собратьев; домашние животные, которые выросли среди людей, в большинстве случаев имеют нарушенное половое поведение. К. Э. Фабри считал, что во время этапа перцептивной психики все поведенческие акты формируются в онтогенезе посредством осуществления генетически фиксированных компонентов видового опыта во время индивидуального научения.

Но инстинктивный аспект психической деятельности животных ограничивает доступную для них область обучения. Формирование условных рефлексов возможно исключительно в рамках видоспецифических реакций, которые были выработаны в процессе эволюции вида.

Пример 5

К примеру, всем известное дружеское отношение пингвинов к человеку связывается с отсутствием наземных врагов в экологи данного вида. Так, не принимая во внимание очевидность опасности, которая исходит от человека, пингвины не смогут выработать реакцию оборонительного характера на приближение человека. Или замечено, что часто происходят случаи, когда ежи гибнут под колесами автомобилей на проселочных дорогах. Это связано с тем, что еж реагирует на автомобиль свойственным своему виду образом – сворачивается в клубок. Данное действие является адаптивным во время встречи с хищником. Но при рассматриваемых условиях совершенно бесполезно. Используя дрессировку, преодолеть сложившуюся реакцию, невозможно.

Во время перцептивной стадии развития происходит бурное развитие головного мозга, увеличение и дифференциация коры больших полушарий. Для большинства позвоночных животных характерен различный уровень перцептивного этапа развития психики.

Интеллектуальная стадия развития психики

Человекообразные приматы, которые являются высокоорганизованными млекопитающими, дельфины и врановые птицы способны достигнуть самого высокого этапа развития психики в животном мире. Речь идет о интеллектуальной стадии развития психики. В этой стадии мышление включается в процессы отражения действительности.

Определение 6

Для интеллектуальной стадии развития психики свойственно отражение мира в виде целостных ситуаций, которые состоят из ряда компонентов.

Иными слова, животное может создать значимые связи между предметами и в дальнейшем абстрагировать их от определенной ситуации. Интеллектуальная стадия отличается качественно новыми возможностями:

  1. Животные, которые обладают интеллектуальной психикой, могут очень быстро учиться и имеют возможность переносить однажды найденный метод решения на большой класс аналогичных задач. Для обучения животных этого вида свойственен устойчивый характер, поэтому эффективный метод решения зачастую остается в поведении после единственной удачной попытки.
  2. Измена в стратегии во время поиска решения задач. Стратегия «проб и ошибок», для которой свойственно находить ответ при помощи случайного перечисления ряда доступных актов, сменяется появлением инсайта, который внешне схож с процессом обдумывания решения человека, которое завершается сиюминутным осуществлением решения в плане действия
  3. При использовании вспомогательных предметов орудий наблюдается снижение активности животных.
  4. Появляется возможность решения двухфазных задач. Иными словами, возможность объединить в поле одной задачи несколько операций, которые уже сформированы. К примеру, кладут банан вне клетки, в которой находится обезьяна, а немного ближе размещают длинную палку. В области досягаемости обезьяны располагают еще одну, более короткую палку. Для того чтобы обезьяне достать банан, ему надо для начала при помощи короткой палки пододвинуть длинную к себе, затем взять ее и при помощи ее достать банан. Как правило, для обезьяны не представляет большого труда выполнить подобное задание. Важно отметить, что важной предпосылкой формирования сознания выступает досягаемость двухфазных задач, так как животное не видит прямого биологического смысла в первой подготовительной фазе решения.
  5. Проявление интеллекта животных происходит в экстраполяции, иными словами, в действиях, в основе которых лежит предвосхищающая динамика развития ситуации. К примеру, если перед врановой птицей поместить в непрозрачную трубу еще живой и который двигается пищевой объект, то она начнет искать его на выходе, но не посмотрит на вход трубки. Также и крыса-пасюк с первых проб с максимально высокой вероятность. Решает схожую задачу.

Н. Н. Ладыгина-Котс, отечественная исследовательница, в начале XX века осуществила первый проект, который был направлен на изучение потенциальной возможности человекообразных обезьян к совершению логических операций абстракции. Ученый воспитывала самца шимпанзе, которого звали Иони. Для последних десятилетий свойственно получение многочисленных данных, которые свидетельствуют о том, что при специально организованных условия для взаимодействия с человеком ряд человекообразных обезьян и представителей целого ряда других таксонов показывают зачатки деятельности символического характера. Иными словами, они добиваются некоторых знаков во время использования знаков, которые устанавливают связь между категорией объектов и нейтральным конвенциональным стимулом.

Если рассматривать животных с интеллектуальной психикой в сравнении с животными с перцептивной психикой, имеющих «протообобщение» в исключительно наглядном характере, то животные с интеллектуальной психикой могут иногда сформировать «довербальное» обобщение. И тут можно рассмотреть обзор работ, которые провели Зорина и Смирнова. В основе их исследования лежала возможность создания у врановой птицы обобщение признака «большее число элементов». И так, во время эксперимента вороны отлично справлялись с задачей «клюнь карточку, имеющую больше элементов», при этом абстрагируясь от несоответствий по форме, расположении целевых элементов или цвету, все время выдавали 80% верных ответов во время конфликта признаков «количество элементов» и «суммарная площадь». Иначе говоря, если одна карточка имела пять выдающихся окружностей, а другая – восемь небольших точек, птица все равно выбирала вторую карточку. Аи, самка шимпанзе Т. Матцузавы, японского зоопсихолога смогла научиться определять арабскими цифрами 1 -9 соответствующие множества по цвету, форме и размеру объектов. Кроме этого, ей удалось упорядочить непосредственно сами множества цифр, которые их обозначают, по возрастанию и убыванию.

Переход от дословесного общения к речи

Вероятность перехода высших животных от дословесного общения к речи остается предметом больших обсуждений. 

Все мы знаем, что многие животные издают звуки. Для стадных животных свойственно использовать звук для коммуникации. Но данные звуки имеют эмоциональное заряжение. К примеру, если зебра почует запах хищника, он издает ржание конкретного вида, которое напугает всех членов группы и сделает так, чтобы они спасались бегством. Ни одно животное, которое находится на перцептивном этапе развития психики, не может образовать связь между определенной фонемой и предметами внешнего мира. Иначе говоря, под ржанием зебры понимается страх, но никак не предмет (лев или охотник), который может вызывать данный страх.

Одни из первых опытов, основной задачей которых было развитие голосовой речи у обезьян, не увенчались заметным успехом. Среди причин неудач выделяют то, что в звуковом репертуаре обезьяны имеет место порядка 13 звуков. Эти звуки заметно отличаются от фонем, которые лежат в основе человеческой речи. Но обезьяны стали способны к созданию простых предметов сообщений при помощи специально построенных «языков-посредников», которые состояли из специально подобранных символов.

Пример 6

Шимпанзе удалось освоить 132 знака и комбинировать их них цепочки из двух – пяти слов. В будущем ученые, которые проводили данный эксперимент заявили, что полученный эффект не является результатом простой дрессировки. Обезьяна давала ответы на вопросы даже в тех случаях, когда ученые не могли знать сути задаваемого вопроса. Из этого следует, что они не могли подсказать верный ответ. Кроме этого, обезьяне удавалось самой придумывать новые слова, которые служили обозначением знакомых предметов. К примеру, когда она первый раз увидела лебедя, он сказала, что это «водяная птица», а арбуз – «сладкое питье». В основе необычных способностей обезьяны лежало умение обобщать определенные значения слов и переносить общие значения слов на аналогичные в определенном смысле предметы. К примеру, когда она изучила слово «цветок», используя примеры определенных растений, в будущем она обозначала «цветком» и запах табака, который был для нее приятен, и запах от вкусной еды.

Похожие результаты были получены и шимпанзе Сарой. Она использовала пластмассовые фигурки абстрактной формы и создавала из них предложения на магнитной доске. Сарой было выучено 120 символов, комбинировались из них разные сочетания при коммуникации с учеными.

Рисунок 3. Пример системы сигнализации для шимпанзе (по Д. Примаку, 1978)

Такие выдающиеся результаты так и не привели ни одного из самых интеллектуально развитых антропоидов, даже тех которых поместили в максимально приближенную к условиям человека среду, к состоянию, хоть немного похожему на человека. Основа расхождения линии развития детеныша обезьяны и человеческого ребенка была разработана еще в фундаментальной сравнительной работе Ладыгиной-Котс.

Вывод 2

Исходя из этого, можно сказать, что границы, позволяющие овладеть зачаточными формами символической деятельности, пластичны. Предпосылки появления языка, который является главным орудием исключительно человеческой психики, были подготовлены на высших этапах эволюции задолго до появления человека.

элементарная сенсорная и перцептивная психика, интеллект

А. Н. Леонтьев считал, что понять, есть или нет у определенного организма психика, необходимо провести анализ его анатомической структуры, определить его принадлежность к конкретному биологическому таксону или выявить способность организма решать задачи того или иного типа.

Замечание 1

Важно отметить, что зоологическая и психологическая таксономия не являются одинаковыми, поэтому у животных, которые относятся к одному роду при применении зоологической классификации, может быть психика разных ступеней развития.

В настоящее время трудно определить полную характеристику уровня психического развития абсолютно всех жителей фауны и флоры, так как нашу планету населяет огромное количество видов (так, существую данные, что на сегодня существует 7 миллионов видов живых существ), а их каталогизация весьма далека от завершения (сегодня описано всего 1,5 миллиона видов, каждый год биологи открывают около 15 000 новых). Помимо этого, синантропные животные (те, что живут вместе с людьми) имеют более высокий уровень развития в сравнении с дикими животными. Часто домашние животные преодолевают свой «видовой потолок». Исходя из этого, в данной статье мы рассмотрим только общую систему признаков ключевых этапов развития психики в филогенезе.

Переходные формы этапов психического развития

Переход непсихической формы в психическую форму – не одномоментное событие. Важно отметить, что существуют переходные формы между этими формами, а также внутри ступеней психического развития. Некоторые считают, что переходные формы относятся к предшествующему этапу развития, но важным моментом является, что в них содержатся предпосылки, которые служат реорганизацией все структуры новых оснований. А это в свою очередь служит подготовкой для перехода на следующую ступень развития.

Привыкание и сенсибилизация являются наиболее ранними феноменами в филогенезе прижизненной пластичности поведения. Привыкание является прекращение реакции.

Определение 1

Сенсибилизация – рост реактивности по отношению к все время действующим биотическим раздражителям.

Иначе говоря, в эту переходную стадию непсихической в психическую форму отражения, активность организма проявляется в том, что после завершения обучения больше не реагирует на стимулы биотического содержания той интенсивности, которая не приводит к удовлетворению потребностей. Или, напротив, реакция на потенциально вредный раздражитель реакция усиливается. Эти примитивнее формы «протопсихики» бывают у мельчайших одноклеточных организмов, которые не имеют нервную систему. Л. С. Выготский говорил, что зачаточные формы психики имеют все организмы, в которых есть свойства меняться под воздействием внешнего влияния и реагировать на них. Н. А. Тушмалова отмечает, что даче ресничная инфузория после определенного времени регулярного воздействия переставала сокращаться на то, что колбу с жидкостью, где она находится, встряхивают. Важно отметить, что данный эффект не объясняется простым утомлением, потому как ресничная инфузория обычно реагировала на другие значимые биологические сигналы.

Определение 2

Одна из первичных, наиболее примитивных форм психики, которая соответствует критерию чувствительности, называется элементарная сенсорная психика.

Для данной стадии характерно реагирование животных на конкретные изолированные абиотические свойства объектов в тех случаях, когда у них есть значение сигналов биотических свойств (в данной ситуации появляется простейший условный рефлекс). В качестве субъективного содержания отражения на этапе элементарной сенсорной психики выступает переживание положительного или отрицательного состояния в виде ощущения. Особенностью данной стадии в том, что активность животного является целостно нерасчлененной, поведение предстает в однофазном акте, который протекает с момента возникновения ощущения до результата. К примеру, экспериментальное исследование Громыко и Тушмалова показало, что плоский червь планария способен создать условно оборонительную реакцию а воздействие светом, хотя во время естественных условий они никак не реагируют на фактор освещенности. При 100 сочетаниях засвечивания отдела экспериментальной камеры и закапыванием соляного раствора, который является безусловным негативным биотическим раздражителем для данного вида, практически в 70% случаев планарии сжимались от изолированного светового воздействия.

Вывод 1

Из этого можно сделать вывод, что они стали связывать свет с неприятным воздействием поваренной соли, иначе говоря, реагировали как организмы, у которых есть психика.

К. Э. Фабри (1923 – 1990), известный зоопсихолог определил, что каждая ступень развития психики имеет низшие и высшие подуровни. Во время перехода на более высокий подуровень элементарной сенсорной психики отмечается развитие поисковой деятельности, а также усложнение поведения. Именно стадия возникновения более высокого уровня элементарной психики обладает «прорывом» при развитии нервной системы. В это время происходит ее дифференциация, появляются ее разные формы: сетчатая, радиальная, кольцевая, старт цефализации (процесс, обусловленный группировкой нервных элементов в передней части животного). Среди живых организмов, обладающих наиболее филогенетическими структурами головного мозга, выделяются рыбы, земноводные и рептилии.

Субъективность абиотического свойства у носителей элементарной сенсорной психики выступает в тесной целостности с биотическим свойством. Это подтверждено экспериментом, проведенном на американских сомиках.

Пример 1

Во время эксперимента аквариум разделили перегородкой, которая позволяет чувствовать запахи, свободный проход оставался у боковой стенки. Так рыба была с одной стороны перегородки, а с другой противоположной стороны помещали пищу. Первым делом рыба плыла к запаху пищи и натыкалась на перегородку. После чего она меняла траекторию движения и совершала попытки до тех пор, пока случайным образом не находила правильную дорогу. После перегородку убирали. Но поведение рыбы оставалось прежним. Она плыла к пище по окружному пути, хотя сейчас ничего не препятствовало прямому движению к пище. Интерпретировать полученные результаты можно так: дорога к пище для сомиков является частью пищи, ее устойчивым свойством, устоявшимся во время проведения опыта.

Рисунок 1. Траектория движения рыбы

Важно отметить, что на элементарном сенсорном этапе развития психики поведение животных состоит из ряда движений, которые ориентированы по отдельным сигнальным качествам среды. Иначе говоря, один объект – одно свойство. Разные свойства объекта, облегчающие ориентирование на более высоких этапах развития психики, только пугают животное. В качестве примера можно рассмотреть исследование поведения рыб. Проведя серию экспериментов, похожих на описанные выше, было заключено, что рыбы могут научиться реагировать на положение отверстия в прозрачной перегородке, служащим «дверью» в отдел с пищей. После многих попыток, когда рыбы понимали дорогу к пище, отверстие отмечалось черной рамкой. На первый взгляд, кажется, что такое действие должно было повысить эффективность в нахождении пищи, ведь теперь рыба не только помнила место нахождения пищи, но и видела метку. Но на деле все было по-другому. Время, которое уходило на достижение пищи, не только не сократилось, но и многократно возросло. Рыбе теперь нужно было установить совершенно новую связь «метка – пища», а не «положение отверстия – пища». И важно отметить, что обе реакции конфликтовали между собой.

Инстинктивное поведение: определение, особенности

Этому этапу развития психики свойственно появление феномена инстинктивного поведения, иными словами генетически закрепленных реакций на сигнальные стимулы среды.

Пример 2

Ярким примером является пищевое поведение паука, для которого вибрация паутины представляет инстинктивно значимое абиотическое свойство пищи. Все мы знаем, что обездвиженная муха, которая была помещена в паутину, не является привлекательной для паука. М. Холзапфел говорил, что голодный паук не заметит муху и погибнет от голода, хотя пища находится совсем рядом.

Жан Анри Фабра, французский натуралист выпустил ряд работ об особенностях инстинктивного поведения у носителей элементарной сенсорной психики. При исследовании поведения хищного насекомого осы сфекс, ученый выявил интересное противоречие, когда мудрость совмещается с большим невежеством. По мнению Фабра, нет ничего трудного для инстинкта, до момента, когда действие находится в кругу шаблонных поступков животного. Насекомое может удивить нас минуту назад своей проницательностью и поразить тут же своей глупостью, если окажется в условиях для него чуждых.

Пример 3

В качестве примера рассмотрим охоту осы сфекс на кузнечиков. В самом начале насекомое обездвиживает жертву при помощи трех точных уколов. После оттаскивает кузнечика в нору, держа его за длинные усики. Там оса использует жертву как консервы для своих личинок (личинки осы питаются обездвиженными, но живыми насекомыми, которые долго не портятся). Фабр же нарушил в этой идеальной отточенной цепочке действий только одно: он отрывал усики у кузнечика. Оса не могла без усов донести кузнечика до своей норы и бросала его. Но если подумать, то технически это было осуществимо – у кузнечика оставалось шесть ножек. Это говорит о том, что схватывание за усики являлось для осы необходимым элементом пищевого поведения, исключив который вся последовательность разрушалась.

Перцептивная психика

Если мы вернемся к описанной ранее дезориентации рыб, то можно сделать вывод, что многие млекопитающие в такой же ситуации повели бы себя по-другому. Они пошли бы к пище напрямую, не используя выработанную реакцию. И здесь появляется вопрос, в чем состоит суть изменений их психики, позволяющие им легко находить решение задачи, непосильной для многих рыб, рептилий и насекомых? Ответ состоит в том, что они дошли до более высокого этапа развития психики, который называется перцептивным.

Для перцептивной психики свойственно реагирование на целостные предметы, а не на изолированные качества объектов. Действительность воспринимается в виде образов вещей. Отмечено, что ряд летающих насекомых обладают зачатками предметного восприятия, распознаванием целостных форм. По этому поводу Фабри приводил данные Н. Тинбергена, суть которых заключалась в том, что осы учились ориентироваться на форму метки во время подлета к входу свей норы. Во время обучения вход в норку помечали круговой меткой. После того как оса улетала, метку передвигали в сторону, а вход выкладывали треугольной меткой. Когда оса возвращалась, она садилась в центр круга и не обращала внимания на вход в норку, расположенный теперь в центре треугольника. Из этого можно сделать вывод, что действия осы обусловлены ее видом и связаны с важной для адаптации данного вида потребностью в выборе нужных стимулов высоты.

Интересными доказательствами того, что масса животных образуют «протообобщения», являются эксперименты, в основе которых лежит метод отсроченных реакций.

Пример 4

Так, во время одного эксперимента перед кроликом помещали в ящик кочан капусты. Затем кочан капусты незаметно меняли на морковь. После чего кролику давали залезть в ящик и съесть то, что в нем находилось. Несмотря на то, что при обычной ситуации для кролика морковь – такой же привлекательный пищевой стимул, как и капуста, но кролик продемонстрировал удивление и продолжал искать капусту. Это говорит о том, что ожидания кролика были связаны с капустой, а не пищей в принципе. То есть он воспринимал пищу предметно.

Носители перцептивной психики воспринимают объект отдельно от условий, в которых он представлен для восприятия. Предмет интегрирует многочисленные свойства, поэтому одновременное восприятие ряда свойств предмета определяет его в большей степени представленным в психике животного. А. Н. Леонтьев отмечал, что для собаки завывание волка, запах волчьих следов и силуэт зверя вдалеке имеет одинаковый смысл. Новая структурная единица обособляется в активности животных. И это операция.

Определение 3

Операция – это акт, содержание которого отвечает условиям, в которых находится предмет, а не непосредственно самому предмету потребности.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Один из критериев формирования операций – вероятность эффективного переноса метода действия из одной ситуации в другую. Исследования Фирсова и Чиженкова показали, что собаки могут отлично справляться с задачами переноса метода оперирования со стимулами одной категории на стимулы другой. На первом этапе эксперимента у собак вырабатывали реакцию предпочтения большей фигуры на примере треугольников, после чего им предлагали пары других фигур разного размера. Хоть собаки в отличие от обезьян не смогли осилить задачу выбора с первого раза, но они достаточно быстро доходили до 90% правильных ответов.

Перцептивному этапу развития свойственно появление различных новых видов активности животных. Речь идет о навыках и играх.

Определение 4

Навык является закрепленной, стабилизированной операцией.

Большинство животных устойчиво пользуются сформированными навыками. Любой человек, которые держит дома собаку или кошку, знает, что как только животное начинает открывать одну из дверей лапой, то в скором времени он начнет применять данный навык и на других дверях в доме.

На иллюстрации изображен пример стабилизированной операции. Собака с легкостью достает предмет задней лапой, так как не может сделать это передней лапой.

Рисунок 2. Стабилизированная операция – навык у млекопитающих

Для игры свойственно отделение операции от деятельности и многократное воспроизведение вне контекста прямого удовлетворения потребности. Когда молодое животное играет, то происходит отработка операций, которые могут пригодиться ему в будущем.

Характерная особенность поведения животных с перцептивной психикой – появление элементов подражания, иными словами, возможность абстрагировать операцию посредством наблюдения за другими представителями своего вида. Зенталь и Левин провели опыты, благодаря которым стало ясно, что крысы пасюки значительно быстрее вырабатывают реакцию нажатия на педаль, для того чтобы получить корм в случае, когда заранее уже велось наблюдение за обученными ранее крысами, которые выполняли данную операцию.

Ключевая особенность перцептивной психики заключается в инстинктивных действиях, которые являются основой для всех форм поведения.

Определение 5

Под инстинктивными действиями понимаются элементы поведения, которые наследовались генетически.

Важно отметить, что инстинкты нельзя рассматривать как «машинообразное» явление или навсегда закрепленную реакцию. Научение играет значимую роль в осуществлении инстинктов. Отмечается, что певчая птица не будет петь, если не слышит пение своих старших собратьев; домашние животные, которые выросли среди людей, в большинстве случаев имеют нарушенное половое поведение. К. Э. Фабри считал, что во время этапа перцептивной психики все поведенческие акты формируются в онтогенезе посредством осуществления генетически фиксированных компонентов видового опыта во время индивидуального научения.

Но инстинктивный аспект психической деятельности животных ограничивает доступную для них область обучения. Формирование условных рефлексов возможно исключительно в рамках видоспецифических реакций, которые были выработаны в процессе эволюции вида.

Пример 5

К примеру, всем известное дружеское отношение пингвинов к человеку связывается с отсутствием наземных врагов в экологи данного вида. Так, не принимая во внимание очевидность опасности, которая исходит от человека, пингвины не смогут выработать реакцию оборонительного характера на приближение человека. Или замечено, что часто происходят случаи, когда ежи гибнут под колесами автомобилей на проселочных дорогах. Это связано с тем, что еж реагирует на автомобиль свойственным своему виду образом – сворачивается в клубок. Данное действие является адаптивным во время встречи с хищником. Но при рассматриваемых условиях совершенно бесполезно. Используя дрессировку, преодолеть сложившуюся реакцию, невозможно.

Во время перцептивной стадии развития происходит бурное развитие головного мозга, увеличение и дифференциация коры больших полушарий. Для большинства позвоночных животных характерен различный уровень перцептивного этапа развития психики.

Интеллектуальная стадия развития психики

Человекообразные приматы, которые являются высокоорганизованными млекопитающими, дельфины и врановые птицы способны достигнуть самого высокого этапа развития психики в животном мире. Речь идет о интеллектуальной стадии развития психики. В этой стадии мышление включается в процессы отражения действительности.

Определение 6

Для интеллектуальной стадии развития психики свойственно отражение мира в виде целостных ситуаций, которые состоят из ряда компонентов.

Иными слова, животное может создать значимые связи между предметами и в дальнейшем абстрагировать их от определенной ситуации. Интеллектуальная стадия отличается качественно новыми возможностями:

  1. Животные, которые обладают интеллектуальной психикой, могут очень быстро учиться и имеют возможность переносить однажды найденный метод решения на большой класс аналогичных задач. Для обучения животных этого вида свойственен устойчивый характер, поэтому эффективный метод решения зачастую остается в поведении после единственной удачной попытки.
  2. Измена в стратегии во время поиска решения задач. Стратегия «проб и ошибок», для которой свойственно находить ответ при помощи случайного перечисления ряда доступных актов, сменяется появлением инсайта, который внешне схож с процессом обдумывания решения человека, которое завершается сиюминутным осуществлением решения в плане действия
  3. При использовании вспомогательных предметов орудий наблюдается снижение активности животных.
  4. Появляется возможность решения двухфазных задач. Иными словами, возможность объединить в поле одной задачи несколько операций, которые уже сформированы. К примеру, кладут банан вне клетки, в которой находится обезьяна, а немного ближе размещают длинную палку. В области досягаемости обезьяны располагают еще одну, более короткую палку. Для того чтобы обезьяне достать банан, ему надо для начала при помощи короткой палки пододвинуть длинную к себе, затем взять ее и при помощи ее достать банан. Как правило, для обезьяны не представляет большого труда выполнить подобное задание. Важно отметить, что важной предпосылкой формирования сознания выступает досягаемость двухфазных задач, так как животное не видит прямого биологического смысла в первой подготовительной фазе решения.
  5. Проявление интеллекта животных происходит в экстраполяции, иными словами, в действиях, в основе которых лежит предвосхищающая динамика развития ситуации. К примеру, если перед врановой птицей поместить в непрозрачную трубу еще живой и который двигается пищевой объект, то она начнет искать его на выходе, но не посмотрит на вход трубки. Также и крыса-пасюк с первых проб с максимально высокой вероятность. Решает схожую задачу.

Н. Н. Ладыгина-Котс, отечественная исследовательница, в начале XX века осуществила первый проект, который был направлен на изучение потенциальной возможности человекообразных обезьян к совершению логических операций абстракции. Ученый воспитывала самца шимпанзе, которого звали Иони. Для последних десятилетий свойственно получение многочисленных данных, которые свидетельствуют о том, что при специально организованных условия для взаимодействия с человеком ряд человекообразных обезьян и представителей целого ряда других таксонов показывают зачатки деятельности символического характера. Иными словами, они добиваются некоторых знаков во время использования знаков, которые устанавливают связь между категорией объектов и нейтральным конвенциональным стимулом.

Если рассматривать животных с интеллектуальной психикой в сравнении с животными с перцептивной психикой, имеющих «протообобщение» в исключительно наглядном характере, то животные с интеллектуальной психикой могут иногда сформировать «довербальное» обобщение. И тут можно рассмотреть обзор работ, которые провели Зорина и Смирнова. В основе их исследования лежала возможность создания у врановой птицы обобщение признака «большее число элементов». И так, во время эксперимента вороны отлично справлялись с задачей «клюнь карточку, имеющую больше элементов», при этом абстрагируясь от несоответствий по форме, расположении целевых элементов или цвету, все время выдавали 80% верных ответов во время конфликта признаков «количество элементов» и «суммарная площадь». Иначе говоря, если одна карточка имела пять выдающихся окружностей, а другая – восемь небольших точек, птица все равно выбирала вторую карточку. Аи, самка шимпанзе Т. Матцузавы, японского зоопсихолога смогла научиться определять арабскими цифрами 1 -9 соответствующие множества по цвету, форме и размеру объектов. Кроме этого, ей удалось упорядочить непосредственно сами множества цифр, которые их обозначают, по возрастанию и убыванию.

Переход от дословесного общения к речи

Вероятность перехода высших животных от дословесного общения к речи остается предметом больших обсуждений. 

Все мы знаем, что многие животные издают звуки. Для стадных животных свойственно использовать звук для коммуникации. Но данные звуки имеют эмоциональное заряжение. К примеру, если зебра почует запах хищника, он издает ржание конкретного вида, которое напугает всех членов группы и сделает так, чтобы они спасались бегством. Ни одно животное, которое находится на перцептивном этапе развития психики, не может образовать связь между определенной фонемой и предметами внешнего мира. Иначе говоря, под ржанием зебры понимается страх, но никак не предмет (лев или охотник), который может вызывать данный страх.

Одни из первых опытов, основной задачей которых было развитие голосовой речи у обезьян, не увенчались заметным успехом. Среди причин неудач выделяют то, что в звуковом репертуаре обезьяны имеет место порядка 13 звуков. Эти звуки заметно отличаются от фонем, которые лежат в основе человеческой речи. Но обезьяны стали способны к созданию простых предметов сообщений при помощи специально построенных «языков-посредников», которые состояли из специально подобранных символов.

Пример 6

Шимпанзе удалось освоить 132 знака и комбинировать их них цепочки из двух – пяти слов. В будущем ученые, которые проводили данный эксперимент заявили, что полученный эффект не является результатом простой дрессировки. Обезьяна давала ответы на вопросы даже в тех случаях, когда ученые не могли знать сути задаваемого вопроса. Из этого следует, что они не могли подсказать верный ответ. Кроме этого, обезьяне удавалось самой придумывать новые слова, которые служили обозначением знакомых предметов. К примеру, когда она первый раз увидела лебедя, он сказала, что это «водяная птица», а арбуз – «сладкое питье». В основе необычных способностей обезьяны лежало умение обобщать определенные значения слов и переносить общие значения слов на аналогичные в определенном смысле предметы. К примеру, когда она изучила слово «цветок», используя примеры определенных растений, в будущем она обозначала «цветком» и запах табака, который был для нее приятен, и запах от вкусной еды.

Похожие результаты были получены и шимпанзе Сарой. Она использовала пластмассовые фигурки абстрактной формы и создавала из них предложения на магнитной доске. Сарой было выучено 120 символов, комбинировались из них разные сочетания при коммуникации с учеными.

Рисунок 3. Пример системы сигнализации для шимпанзе (по Д. Примаку, 1978)

Такие выдающиеся результаты так и не привели ни одного из самых интеллектуально развитых антропоидов, даже тех которых поместили в максимально приближенную к условиям человека среду, к состоянию, хоть немного похожему на человека. Основа расхождения линии развития детеныша обезьяны и человеческого ребенка была разработана еще в фундаментальной сравнительной работе Ладыгиной-Котс.

Вывод 2

Исходя из этого, можно сказать, что границы, позволяющие овладеть зачаточными формами символической деятельности, пластичны. Предпосылки появления языка, который является главным орудием исключительно человеческой психики, были подготовлены на высших этапах эволюции задолго до появления человека.

элементарная сенсорная и перцептивная психика, интеллект

А. Н. Леонтьев считал, что понять, есть или нет у определенного организма психика, необходимо провести анализ его анатомической структуры, определить его принадлежность к конкретному биологическому таксону или выявить способность организма решать задачи того или иного типа.

Замечание 1

Важно отметить, что зоологическая и психологическая таксономия не являются одинаковыми, поэтому у животных, которые относятся к одному роду при применении зоологической классификации, может быть психика разных ступеней развития.

В настоящее время трудно определить полную характеристику уровня психического развития абсолютно всех жителей фауны и флоры, так как нашу планету населяет огромное количество видов (так, существую данные, что на сегодня существует 7 миллионов видов живых существ), а их каталогизация весьма далека от завершения (сегодня описано всего 1,5 миллиона видов, каждый год биологи открывают около 15 000 новых). Помимо этого, синантропные животные (те, что живут вместе с людьми) имеют более высокий уровень развития в сравнении с дикими животными. Часто домашние животные преодолевают свой «видовой потолок». Исходя из этого, в данной статье мы рассмотрим только общую систему признаков ключевых этапов развития психики в филогенезе.

Переходные формы этапов психического развития

Переход непсихической формы в психическую форму – не одномоментное событие. Важно отметить, что существуют переходные формы между этими формами, а также внутри ступеней психического развития. Некоторые считают, что переходные формы относятся к предшествующему этапу развития, но важным моментом является, что в них содержатся предпосылки, которые служат реорганизацией все структуры новых оснований. А это в свою очередь служит подготовкой для перехода на следующую ступень развития.

Привыкание и сенсибилизация являются наиболее ранними феноменами в филогенезе прижизненной пластичности поведения. Привыкание является прекращение реакции.

Определение 1

Сенсибилизация – рост реактивности по отношению к все время действующим биотическим раздражителям.

Иначе говоря, в эту переходную стадию непсихической в психическую форму отражения, активность организма проявляется в том, что после завершения обучения больше не реагирует на стимулы биотического содержания той интенсивности, которая не приводит к удовлетворению потребностей. Или, напротив, реакция на потенциально вредный раздражитель реакция усиливается. Эти примитивнее формы «протопсихики» бывают у мельчайших одноклеточных организмов, которые не имеют нервную систему. Л. С. Выготский говорил, что зачаточные формы психики имеют все организмы, в которых есть свойства меняться под воздействием внешнего влияния и реагировать на них. Н. А. Тушмалова отмечает, что даче ресничная инфузория после определенного времени регулярного воздействия переставала сокращаться на то, что колбу с жидкостью, где она находится, встряхивают. Важно отметить, что данный эффект не объясняется простым утомлением, потому как ресничная инфузория обычно реагировала на другие значимые биологические сигналы.

Определение 2

Одна из первичных, наиболее примитивных форм психики, которая соответствует критерию чувствительности, называется элементарная сенсорная психика.

Для данной стадии характерно реагирование животных на конкретные изолированные абиотические свойства объектов в тех случаях, когда у них есть значение сигналов биотических свойств (в данной ситуации появляется простейший условный рефлекс). В качестве субъективного содержания отражения на этапе элементарной сенсорной психики выступает переживание положительного или отрицательного состояния в виде ощущения. Особенностью данной стадии в том, что активность животного является целостно нерасчлененной, поведение предстает в однофазном акте, который протекает с момента возникновения ощущения до результата. К примеру, экспериментальное исследование Громыко и Тушмалова показало, что плоский червь планария способен создать условно оборонительную реакцию а воздействие светом, хотя во время естественных условий они никак не реагируют на фактор освещенности. При 100 сочетаниях засвечивания отдела экспериментальной камеры и закапыванием соляного раствора, который является безусловным негативным биотическим раздражителем для данного вида, практически в 70% случаев планарии сжимались от изолированного светового воздействия.

Вывод 1

Из этого можно сделать вывод, что они стали связывать свет с неприятным воздействием поваренной соли, иначе говоря, реагировали как организмы, у которых есть психика.

К. Э. Фабри (1923 – 1990), известный зоопсихолог определил, что каждая ступень развития психики имеет низшие и высшие подуровни. Во время перехода на более высокий подуровень элементарной сенсорной психики отмечается развитие поисковой деятельности, а также усложнение поведения. Именно стадия возникновения более высокого уровня элементарной психики обладает «прорывом» при развитии нервной системы. В это время происходит ее дифференциация, появляются ее разные формы: сетчатая, радиальная, кольцевая, старт цефализации (процесс, обусловленный группировкой нервных элементов в передней части животного). Среди живых организмов, обладающих наиболее филогенетическими структурами головного мозга, выделяются рыбы, земноводные и рептилии.

Субъективность абиотического свойства у носителей элементарной сенсорной психики выступает в тесной целостности с биотическим свойством. Это подтверждено экспериментом, проведенном на американских сомиках.

Пример 1

Во время эксперимента аквариум разделили перегородкой, которая позволяет чувствовать запахи, свободный проход оставался у боковой стенки. Так рыба была с одной стороны перегородки, а с другой противоположной стороны помещали пищу. Первым делом рыба плыла к запаху пищи и натыкалась на перегородку. После чего она меняла траекторию движения и совершала попытки до тех пор, пока случайным образом не находила правильную дорогу. После перегородку убирали. Но поведение рыбы оставалось прежним. Она плыла к пище по окружному пути, хотя сейчас ничего не препятствовало прямому движению к пище. Интерпретировать полученные результаты можно так: дорога к пище для сомиков является частью пищи, ее устойчивым свойством, устоявшимся во время проведения опыта.

Рисунок 1. Траектория движения рыбы

Важно отметить, что на элементарном сенсорном этапе развития психики поведение животных состоит из ряда движений, которые ориентированы по отдельным сигнальным качествам среды. Иначе говоря, один объект – одно свойство. Разные свойства объекта, облегчающие ориентирование на более высоких этапах развития психики, только пугают животное. В качестве примера можно рассмотреть исследование поведения рыб. Проведя серию экспериментов, похожих на описанные выше, было заключено, что рыбы могут научиться реагировать на положение отверстия в прозрачной перегородке, служащим «дверью» в отдел с пищей. После многих попыток, когда рыбы понимали дорогу к пище, отверстие отмечалось черной рамкой. На первый взгляд, кажется, что такое действие должно было повысить эффективность в нахождении пищи, ведь теперь рыба не только помнила место нахождения пищи, но и видела метку. Но на деле все было по-другому. Время, которое уходило на достижение пищи, не только не сократилось, но и многократно возросло. Рыбе теперь нужно было установить совершенно новую связь «метка – пища», а не «положение отверстия – пища». И важно отметить, что обе реакции конфликтовали между собой.

Инстинктивное поведение: определение, особенности

Этому этапу развития психики свойственно появление феномена инстинктивного поведения, иными словами генетически закрепленных реакций на сигнальные стимулы среды.

Пример 2

Ярким примером является пищевое поведение паука, для которого вибрация паутины представляет инстинктивно значимое абиотическое свойство пищи. Все мы знаем, что обездвиженная муха, которая была помещена в паутину, не является привлекательной для паука. М. Холзапфел говорил, что голодный паук не заметит муху и погибнет от голода, хотя пища находится совсем рядом.

Жан Анри Фабра, французский натуралист выпустил ряд работ об особенностях инстинктивного поведения у носителей элементарной сенсорной психики. При исследовании поведения хищного насекомого осы сфекс, ученый выявил интересное противоречие, когда мудрость совмещается с большим невежеством. По мнению Фабра, нет ничего трудного для инстинкта, до момента, когда действие находится в кругу шаблонных поступков животного. Насекомое может удивить нас минуту назад своей проницательностью и поразить тут же своей глупостью, если окажется в условиях для него чуждых.

Пример 3

В качестве примера рассмотрим охоту осы сфекс на кузнечиков. В самом начале насекомое обездвиживает жертву при помощи трех точных уколов. После оттаскивает кузнечика в нору, держа его за длинные усики. Там оса использует жертву как консервы для своих личинок (личинки осы питаются обездвиженными, но живыми насекомыми, которые долго не портятся). Фабр же нарушил в этой идеальной отточенной цепочке действий только одно: он отрывал усики у кузнечика. Оса не могла без усов донести кузнечика до своей норы и бросала его. Но если подумать, то технически это было осуществимо – у кузнечика оставалось шесть ножек. Это говорит о том, что схватывание за усики являлось для осы необходимым элементом пищевого поведения, исключив который вся последовательность разрушалась.

Перцептивная психика

Если мы вернемся к описанной ранее дезориентации рыб, то можно сделать вывод, что многие млекопитающие в такой же ситуации повели бы себя по-другому. Они пошли бы к пище напрямую, не используя выработанную реакцию. И здесь появляется вопрос, в чем состоит суть изменений их психики, позволяющие им легко находить решение задачи, непосильной для многих рыб, рептилий и насекомых? Ответ состоит в том, что они дошли до более высокого этапа развития психики, который называется перцептивным.

Для перцептивной психики свойственно реагирование на целостные предметы, а не на изолированные качества объектов. Действительность воспринимается в виде образов вещей. Отмечено, что ряд летающих насекомых обладают зачатками предметного восприятия, распознаванием целостных форм. По этому поводу Фабри приводил данные Н. Тинбергена, суть которых заключалась в том, что осы учились ориентироваться на форму метки во время подлета к входу свей норы. Во время обучения вход в норку помечали круговой меткой. После того как оса улетала, метку передвигали в сторону, а вход выкладывали треугольной меткой. Когда оса возвращалась, она садилась в центр круга и не обращала внимания на вход в норку, расположенный теперь в центре треугольника. Из этого можно сделать вывод, что действия осы обусловлены ее видом и связаны с важной для адаптации данного вида потребностью в выборе нужных стимулов высоты.

Интересными доказательствами того, что масса животных образуют «протообобщения», являются эксперименты, в основе которых лежит метод отсроченных реакций.

Пример 4

Так, во время одного эксперимента перед кроликом помещали в ящик кочан капусты. Затем кочан капусты незаметно меняли на морковь. После чего кролику давали залезть в ящик и съесть то, что в нем находилось. Несмотря на то, что при обычной ситуации для кролика морковь – такой же привлекательный пищевой стимул, как и капуста, но кролик продемонстрировал удивление и продолжал искать капусту. Это говорит о том, что ожидания кролика были связаны с капустой, а не пищей в принципе. То есть он воспринимал пищу предметно.

Носители перцептивной психики воспринимают объект отдельно от условий, в которых он представлен для восприятия. Предмет интегрирует многочисленные свойства, поэтому одновременное восприятие ряда свойств предмета определяет его в большей степени представленным в психике животного. А. Н. Леонтьев отмечал, что для собаки завывание волка, запах волчьих следов и силуэт зверя вдалеке имеет одинаковый смысл. Новая структурная единица обособляется в активности животных. И это операция.

Определение 3

Операция – это акт, содержание которого отвечает условиям, в которых находится предмет, а не непосредственно самому предмету потребности.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Один из критериев формирования операций – вероятность эффективного переноса метода действия из одной ситуации в другую. Исследования Фирсова и Чиженкова показали, что собаки могут отлично справляться с задачами переноса метода оперирования со стимулами одной категории на стимулы другой. На первом этапе эксперимента у собак вырабатывали реакцию предпочтения большей фигуры на примере треугольников, после чего им предлагали пары других фигур разного размера. Хоть собаки в отличие от обезьян не смогли осилить задачу выбора с первого раза, но они достаточно быстро доходили до 90% правильных ответов.

Перцептивному этапу развития свойственно появление различных новых видов активности животных. Речь идет о навыках и играх.

Определение 4

Навык является закрепленной, стабилизированной операцией.

Большинство животных устойчиво пользуются сформированными навыками. Любой человек, которые держит дома собаку или кошку, знает, что как только животное начинает открывать одну из дверей лапой, то в скором времени он начнет применять данный навык и на других дверях в доме.

На иллюстрации изображен пример стабилизированной операции. Собака с легкостью достает предмет задней лапой, так как не может сделать это передней лапой.

Рисунок 2. Стабилизированная операция – навык у млекопитающих

Для игры свойственно отделение операции от деятельности и многократное воспроизведение вне контекста прямого удовлетворения потребности. Когда молодое животное играет, то происходит отработка операций, которые могут пригодиться ему в будущем.

Характерная особенность поведения животных с перцептивной психикой – появление элементов подражания, иными словами, возможность абстрагировать операцию посредством наблюдения за другими представителями своего вида. Зенталь и Левин провели опыты, благодаря которым стало ясно, что крысы пасюки значительно быстрее вырабатывают реакцию нажатия на педаль, для того чтобы получить корм в случае, когда заранее уже велось наблюдение за обученными ранее крысами, которые выполняли данную операцию.

Ключевая особенность перцептивной психики заключается в инстинктивных действиях, которые являются основой для всех форм поведения.

Определение 5

Под инстинктивными действиями понимаются элементы поведения, которые наследовались генетически.

Важно отметить, что инстинкты нельзя рассматривать как «машинообразное» явление или навсегда закрепленную реакцию. Научение играет значимую роль в осуществлении инстинктов. Отмечается, что певчая птица не будет петь, если не слышит пение своих старших собратьев; домашние животные, которые выросли среди людей, в большинстве случаев имеют нарушенное половое поведение. К. Э. Фабри считал, что во время этапа перцептивной психики все поведенческие акты формируются в онтогенезе посредством осуществления генетически фиксированных компонентов видового опыта во время индивидуального научения.

Но инстинктивный аспект психической деятельности животных ограничивает доступную для них область обучения. Формирование условных рефлексов возможно исключительно в рамках видоспецифических реакций, которые были выработаны в процессе эволюции вида.

Пример 5

К примеру, всем известное дружеское отношение пингвинов к человеку связывается с отсутствием наземных врагов в экологи данного вида. Так, не принимая во внимание очевидность опасности, которая исходит от человека, пингвины не смогут выработать реакцию оборонительного характера на приближение человека. Или замечено, что часто происходят случаи, когда ежи гибнут под колесами автомобилей на проселочных дорогах. Это связано с тем, что еж реагирует на автомобиль свойственным своему виду образом – сворачивается в клубок. Данное действие является адаптивным во время встречи с хищником. Но при рассматриваемых условиях совершенно бесполезно. Используя дрессировку, преодолеть сложившуюся реакцию, невозможно.

Во время перцептивной стадии развития происходит бурное развитие головного мозга, увеличение и дифференциация коры больших полушарий. Для большинства позвоночных животных характерен различный уровень перцептивного этапа развития психики.

Интеллектуальная стадия развития психики

Человекообразные приматы, которые являются высокоорганизованными млекопитающими, дельфины и врановые птицы способны достигнуть самого высокого этапа развития психики в животном мире. Речь идет о интеллектуальной стадии развития психики. В этой стадии мышление включается в процессы отражения действительности.

Определение 6

Для интеллектуальной стадии развития психики свойственно отражение мира в виде целостных ситуаций, которые состоят из ряда компонентов.

Иными слова, животное может создать значимые связи между предметами и в дальнейшем абстрагировать их от определенной ситуации. Интеллектуальная стадия отличается качественно новыми возможностями:

  1. Животные, которые обладают интеллектуальной психикой, могут очень быстро учиться и имеют возможность переносить однажды найденный метод решения на большой класс аналогичных задач. Для обучения животных этого вида свойственен устойчивый характер, поэтому эффективный метод решения зачастую остается в поведении после единственной удачной попытки.
  2. Измена в стратегии во время поиска решения задач. Стратегия «проб и ошибок», для которой свойственно находить ответ при помощи случайного перечисления ряда доступных актов, сменяется появлением инсайта, который внешне схож с процессом обдумывания решения человека, которое завершается сиюминутным осуществлением решения в плане действия
  3. При использовании вспомогательных предметов орудий наблюдается снижение активности животных.
  4. Появляется возможность решения двухфазных задач. Иными словами, возможность объединить в поле одной задачи несколько операций, которые уже сформированы. К примеру, кладут банан вне клетки, в которой находится обезьяна, а немного ближе размещают длинную палку. В области досягаемости обезьяны располагают еще одну, более короткую палку. Для того чтобы обезьяне достать банан, ему надо для начала при помощи короткой палки пододвинуть длинную к себе, затем взять ее и при помощи ее достать банан. Как правило, для обезьяны не представляет большого труда выполнить подобное задание. Важно отметить, что важной предпосылкой формирования сознания выступает досягаемость двухфазных задач, так как животное не видит прямого биологического смысла в первой подготовительной фазе решения.
  5. Проявление интеллекта животных происходит в экстраполяции, иными словами, в действиях, в основе которых лежит предвосхищающая динамика развития ситуации. К примеру, если перед врановой птицей поместить в непрозрачную трубу еще живой и который двигается пищевой объект, то она начнет искать его на выходе, но не посмотрит на вход трубки. Также и крыса-пасюк с первых проб с максимально высокой вероятность. Решает схожую задачу.

Н. Н. Ладыгина-Котс, отечественная исследовательница, в начале XX века осуществила первый проект, который был направлен на изучение потенциальной возможности человекообразных обезьян к совершению логических операций абстракции. Ученый воспитывала самца шимпанзе, которого звали Иони. Для последних десятилетий свойственно получение многочисленных данных, которые свидетельствуют о том, что при специально организованных условия для взаимодействия с человеком ряд человекообразных обезьян и представителей целого ряда других таксонов показывают зачатки деятельности символического характера. Иными словами, они добиваются некоторых знаков во время использования знаков, которые устанавливают связь между категорией объектов и нейтральным конвенциональным стимулом.

Если рассматривать животных с интеллектуальной психикой в сравнении с животными с перцептивной психикой, имеющих «протообобщение» в исключительно наглядном характере, то животные с интеллектуальной психикой могут иногда сформировать «довербальное» обобщение. И тут можно рассмотреть обзор работ, которые провели Зорина и Смирнова. В основе их исследования лежала возможность создания у врановой птицы обобщение признака «большее число элементов». И так, во время эксперимента вороны отлично справлялись с задачей «клюнь карточку, имеющую больше элементов», при этом абстрагируясь от несоответствий по форме, расположении целевых элементов или цвету, все время выдавали 80% верных ответов во время конфликта признаков «количество элементов» и «суммарная площадь». Иначе говоря, если одна карточка имела пять выдающихся окружностей, а другая – восемь небольших точек, птица все равно выбирала вторую карточку. Аи, самка шимпанзе Т. Матцузавы, японского зоопсихолога смогла научиться определять арабскими цифрами 1 -9 соответствующие множества по цвету, форме и размеру объектов. Кроме этого, ей удалось упорядочить непосредственно сами множества цифр, которые их обозначают, по возрастанию и убыванию.

Переход от дословесного общения к речи

Вероятность перехода высших животных от дословесного общения к речи остается предметом больших обсуждений. 

Все мы знаем, что многие животные издают звуки. Для стадных животных свойственно использовать звук для коммуникации. Но данные звуки имеют эмоциональное заряжение. К примеру, если зебра почует запах хищника, он издает ржание конкретного вида, которое напугает всех членов группы и сделает так, чтобы они спасались бегством. Ни одно животное, которое находится на перцептивном этапе развития психики, не может образовать связь между определенной фонемой и предметами внешнего мира. Иначе говоря, под ржанием зебры понимается страх, но никак не предмет (лев или охотник), который может вызывать данный страх.

Одни из первых опытов, основной задачей которых было развитие голосовой речи у обезьян, не увенчались заметным успехом. Среди причин неудач выделяют то, что в звуковом репертуаре обезьяны имеет место порядка 13 звуков. Эти звуки заметно отличаются от фонем, которые лежат в основе человеческой речи. Но обезьяны стали способны к созданию простых предметов сообщений при помощи специально построенных «языков-посредников», которые состояли из специально подобранных символов.

Пример 6

Шимпанзе удалось освоить 132 знака и комбинировать их них цепочки из двух – пяти слов. В будущем ученые, которые проводили данный эксперимент заявили, что полученный эффект не является результатом простой дрессировки. Обезьяна давала ответы на вопросы даже в тех случаях, когда ученые не могли знать сути задаваемого вопроса. Из этого следует, что они не могли подсказать верный ответ. Кроме этого, обезьяне удавалось самой придумывать новые слова, которые служили обозначением знакомых предметов. К примеру, когда она первый раз увидела лебедя, он сказала, что это «водяная птица», а арбуз – «сладкое питье». В основе необычных способностей обезьяны лежало умение обобщать определенные значения слов и переносить общие значения слов на аналогичные в определенном смысле предметы. К примеру, когда она изучила слово «цветок», используя примеры определенных растений, в будущем она обозначала «цветком» и запах табака, который был для нее приятен, и запах от вкусной еды.

Похожие результаты были получены и шимпанзе Сарой. Она использовала пластмассовые фигурки абстрактной формы и создавала из них предложения на магнитной доске. Сарой было выучено 120 символов, комбинировались из них разные сочетания при коммуникации с учеными.

Рисунок 3. Пример системы сигнализации для шимпанзе (по Д. Примаку, 1978)

Такие выдающиеся результаты так и не привели ни одного из самых интеллектуально развитых антропоидов, даже тех которых поместили в максимально приближенную к условиям человека среду, к состоянию, хоть немного похожему на человека. Основа расхождения линии развития детеныша обезьяны и человеческого ребенка была разработана еще в фундаментальной сравнительной работе Ладыгиной-Котс.

Вывод 2

Исходя из этого, можно сказать, что границы, позволяющие овладеть зачаточными формами символической деятельности, пластичны. Предпосылки появления языка, который является главным орудием исключительно человеческой психики, были подготовлены на высших этапах эволюции задолго до появления человека.

Сравнительный анализ психики человека и животного

Общая психология, психология личности, история психологии | Мир педагогики и психологии №3 (3) Октябрь, 2016

УДК 159.92

Дата публикации 29.10.2016

Угликова Роза Анатольевна
Институт сервиса, туризма и дизайна, филиал Северо-Кавказского Федерального Университета, г. Пятигорск

Аннотация: В статье рассмотрено поведение человека и животных в различных ситуациях. Выявлены различия человеческого мозга от мозга животных. Проанализировано поведение животных в дикой среде.
Ключевые слова: мышление, инстинкт, человек, животные, психика, психология, эмоции, стресс, интеллект

Comparative analysis of the human psyche and the animal

Uglikova Rosa Anatolyevna
Institute of service, tourism and design, branch of the North Caucasian Federal University, Pyatigorsk

Abstract: The article considers the behavior of humans and animals in various situations. The differences of the human brain from the animal brain. Analyzed animal behavior in the wild.
Keywords: thinking, instinct, man, animals, psyche, psychology, emotions, stress, intelligence

Сравнивая психику человека и животного, можно найти множество различий. Но в данной статье будет выделены лишь самые значительные различия. Прежде всего, нужно дать определение понятию психики. Психика – это форма взаимодействия животного организма с окружающей средой, опосредствованная активным отражением признаков объективной реальности. Активность отражения проявляется, прежде всего, в поиске и опробовании будущих действий в плане идеальных образов. Высшая форма психики – это сознание, которое присуще только человеку. [1]

Психика – это понятие, которое объединяет  многие субъективные явления, изучаемые психологией как наукой. Существуют два различных философских понимания проявления психики: материалистическое и идеалистическое. Согласно первому: психика – явление вторичное, производное от материи, а материя – первичное. Первичность материи и вторичность психики доказывает то, что психика возникает на определенном этапе развития материи.Психика, согласно материалистическому учению, понимается как свойство организованной материи –мозга.Согласно второму: сущность психических явлений заключается в том, что психика рассматривается как нечто первичное, существующее самостоятельно, независимо от материи. Психика, по мнению идеалистов, – это проявление бесплотной, нематериальной основы – идеи. В зависимости от исторических условий идеализм менял свои формы, но сущность его остаётся той же.[2]

Согласно мнению ученых (Г. Уэллс, Г.В.Лейбниц), склонных  к идеалистической философии, психика не является свойством живой материи и не есть продукт ее развития. В эволюции идеального (психического) можно отметить свои элементарные и простейшие формы, определить  законы и движущие силы развития.

Научные и биологические исследования человеческого организма и животных показали, что человеческая и животная физиологии почти полностью совпадают. Но человек как природный вид  не повторим своим психическим устройством, который значительно отличается от психики животных. Человеческое сознание не проявляются ни у одного из видов животных, даже с наиболее развитым интеллектом.

Но в тоже время можно наблюдать некоторые сходства психики человека и животных. И человек и животные общаются с помощью  движений, поз, мимики, прикосновений. До середины XVII в. исследователи  считали, что между человеком и животными нет ничего общего, ни в поведении, ни в происхождении.

Из-за теории Ч. Дарвина в прошлом столетии начались быстрые исследования психики человека и животных. В начале настоящего столетия исследователей заинтересовали индивидуальные различия в темпераменте среди животных (И.П. Павлов), и, наконец, последние несколько десятилетий XX в. ученые (В.А. Вагнер, В. Штерн) стали искать связь в  групповых формах поведения человека и животных.[3]

Психология поведения человека и животного: передается по наследству, либо усваивается в процессе жизнедеятельности. У человека психология связана с обучением и воспитанием. Человек достигает большего, чем животное уровня развития. В результате обучение и воспитания, которым можно сознательно управлять.

Немного о психики животных. Психика животных – это внутренний мир животного, который охватывает: восприятие, память, мышление, намерения и сны. Сюда можно включить элементы психического опыта: ощущения, образы и эмоции.[4] Для животных характерно инстинктивное поведение, которое включает врожденные и наследственные компоненты поведения.

Под инстинктом понимают врожденную форму поведения,способность совершать целесообразные действия в ответ на определенный стимул или обстоятельства. Инстинктивное поведение животных связано с наследственными компонентами поведения. Инстинкт – врожденные поведенческие реакции, направленные на приспособление к условиям жизни, к самосохранению, удовлетворению биологических потребностей человека и животных. На разных этапах развития инстинкты у животных могут меняться подобные изменения можно характеризовать как навык. Навык подразумевает действие, которое доведено до автоматизма, путем повторений. Это не самостоятельной форма поведения,  а механическая форма, в основе которой находится инстинкт.[5] В дальнейшем идет переход от простейших форм поведения к более высоким.

Интеллект животных строится в рамках инстинктивного поведения, поэтому они связаны друг с другом. Под интеллектом понимают совокупность умственных способностей человека и некоторых высших животных. Поэтому с развитием интеллектуальной деятельности каждый поступок приобретает вариантность. Каждое действие должно быть целесообразно и адекватно, достигаться  не бессознательно, а в результате познавательному отношению действительности. В противоположность инстинкту с его слепотой и навыкам с его автоматизмом «разумное» поведение является частью интеллекта. Разумное действие связано  с объективными условиями действительности.

Способность животного видеть пространственные соотношение предметов является предпосылкой интеллекта. Развитие интеллекта связано с развитием двигательного аппарата, способностью к произвольному движению. Поэтому очень важно развитие руки и зрения и при этом наблюдать результаты  собственные воздействия на окружающий мир.

В результате появления интеллекта развитии руки и зрения, биологические предпосылки зарождаются у высших форм животных. Например, среди млекопитающих дельфины считаются более разумными так: есть много случаев, когда дельфины «спасали» тонущих людей, они быстро поднимали их наверх. Такой же случай был замечен с белыми касатками, которые спасли свою дрессировщицу, внезапно упавшую на дно. Довольно развитым интеллектом обладают слоны. Они также объединяются в группы, которыми руководят наиболее мудрые и опытная слонихи. В длительные засушливые сезоны, они  способны  вывести свое стадо к воде, за многие километры от их обитания. Поражает память, свойственная только мудрым  и опытным слонихам, спасающих свое стадо.

Интеллектуальное поведение животного связано с  восприятием сложных отношений между предметами внешнего мира, т.е. поведения, приспособленного к условиям внешней среды.[6] Сначала животное отражает отдельные предметы, которые использует в дальнейшем, затем начинает воспринимать целые образы предметов действительности и приспосабливается к ним. Также у животных существует форма отражения, которая отражает не отдельные предметы и ситуации, а сложные отношений между отдельными предметами. Любая форма приспособления животного к окружающим условиям среды это деятельность, протекающая по рефлексам. Животное имеет определенные потребности, и всегда приспосабливаются к окружающей среде. Но животное  не решает что-то в уме, а осуществляет  все процессе деятельности.

Сравнивая психику человека и животного, можно найти множество различий. Можно отметить, что  существует особенность, которая отличает сознательную деятельность человека от поведения животного, заключается в том, что большинство знаний и умений человека формируются в обществе. Они  не являются, результатом его собственного опыта, а приобретается в обществе, передается по наследству, поэтому отличает сознательную деятельность человека от поведения животного.

Отличие психики животных и человека состоит в чувствах. Животные также способны переживать положительные или отрицательные эмоции, но только человек может сочувствовать в горе или радости другому человеку, наслаждаться картинами природы, переживать интеллектуальные чувства.[7]

Мышление тесно связано с речью. Животные лишь подают сигналы своим родственникам по поводу собственных эмоциональных состояний, тогда как человек с помощью языка информирует других во времени и пространстве, передавая общественный опыт. Благодаря языку каждый человек пользуется опытом, который выработан человечеством в течение тысячелетий и которого он никогда не воспринимал непосредственно.

Деятельность животных, значительно отличается от деятельности человека, так  как она является биологической. Деятельность животного возможна в связи с биологической потребностью, всегда оставаясь в пределах их инстинктивных, биологических отношений к природе.

Возможности психического отражения животными окружающей их действительности также являются ограниченными, так как включают стороны и свойства предметов, связанные с удовлетворением их биологических потребностей. Поэтому у животных не существует устойчивого объективно предметного отражения действительности, как у человека. Животные способны использовать предметы в качестве орудия, но ни одно животное не может создать орудие труда. Наблюдая за действиями другого животного, они не будут помогать друг другу, так как они не выполняют коллективных действий. Но есть исключение, например стайное поведение волков, которые помогают друг другу в нападении на добычу, сюда же можно отнести стаи шакалов и гиен. Довольно реальную помощь в охоте на добычу оказывает соединение в прайды так: львы обеспечивают безопасность львят и их матерей, а сообщество львиц специализируется на ловли добычи. Происходит специализация внутри прайда. Интересно поведение сурикатов, мелких млекопитающих. Их организованные колонии успешно спасаются от нападения хищников: они выставляют дежурного, которого называют «часовый пустыни». При опасности он издает резкие крики, которые предупреждают об угрозе нападения. Удивительно, что крики предупреждают конкретно о том кто, нападает (птицы, змеи, оцелоты и т.д). Ученые специально наблюдали за этим, и пришли к мысли, что сурикаты довольно умные и организованные животные способные спасти свою колонию. Однако только человек может создавать орудие по продуманному плану, использует их по назначению и сохраняет на будущее. Он живет в мире постоянных вещей, пользуется орудиями совместно с другими людьми, перенимает опыт, передает его другим.

Также, память человека намного больше чем у животного. У животных она ограничена. Поэтому животные могут пользоваться только той информацией, которые приобретают в процессе жизнедеятельности. У человека память практически безгранична. Человек может хранить, воспроизводить, запоминать большее количество информации, все передает по наследству, будущему поколению.

Главным отличием считают символизацию. Символизация – это уникальный, присущий только человеку психический процесс замещения одних образов другими образованиями, характеризующимися лишь отдаленным сходством с первичными представлениями – сходством, основанным на случайных, вторичных деталях. Другими словами, символизация – это психологическая операция, с помощью которой значимый объект для личности может быть заменен другим, менее значимым, за счет наличия у них общих черт.

Таким образом, человек в своих психологических качествах и формах поведения представляется социально-природным существом, частично похожим и частично отличным от животных. В жизни его природное и социальное начала сочетаются друг с другом. А животным присущи формы поведения, которые, на первый взгляд, говорят об их способности к  интеллектуальному поведению. Однако, у них отсутствуют такие важные психологические процессы, как усвоение общественного, коллективного опыта. Весь опыт, который животное может освоить в течение своей жизни, базируется либо на самостоятельном изучении, либо на подражании. При сравнение психики человека и животного надо учитывать существенную разницу между ними. Не смотря на кажущееся в некоторых случаях общность между ними. Поэтому споры о психики животных и людей будут вечны.


Список литературы

1. Анцупов, А.Я., Шипилов А.И. Словарь конфликтолога, / А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов, – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Новое знание, 2015, – 450 с.
2. Блейхер, В.М., Крук. И.В. Толковый словарь психиатрических терминов, / В.М. Блейхер, И.В. Крук. – М.: 2015 г.
3. Борнесса Э. М., Бернарда Д. Ф., Психоаналитические термины и понятия / Э. М. Борнесса, Д. Ф. Бернарда, – М.: Новое знание, 2015, – 640с.
4. Головин, С.Ю. Словарь практического психолога, / С.Ю. Головин, Спб.:, 2013, – 440с.
5. Немов, Р. С. Психология: учебник / Р. С. Немов. – 3-е изд., перераб. и доп. ¬ М.: Юрайт, 2015, – 639 с.
6. Никифоров А. С. Неврология. Полный толковый словарь, / А.С. Никифоров, – 2-е изд., перераб. и доп.– М.: Новое знание, 2014, –510 с.
7. Электронная библиотека по психологии [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://psychology.academic.ru/.html – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 18.10.2016).

Следующая статья →Сравнительная характеристика методов профилактики конфликтов в высших учебных заведениях Федеративной Республики Германия и Российской Федерации Расскажите о нас своим друзьям:

Детальная

Интеллектуальная активность.

«Интеллектуальная активность — это, строго говоря, любая работа интеллектуальной функции с любыми интеллектуальными объектами (что бы это ни значило)».

»

Интеллектуальные объекты.

«Интеллектуальные объекты — есть нечто, что психика (или любой другой агент, работающий с информацией) определяет в качестве некой целостности (как целое), годящейся для того, чтобы с ней могла работать интеллектуальная функция».

»

Интеллектуальная функция.

«Интеллектуальная функция — это любые операции, которые психика (или любой другой агент, работающий с информацией) способна совершать с интеллектуальными объектами: производство, соотнесение, преобразование, использование в моделировании и т.д.».

»

«Тот, кто думает».

«„Тот, кто думает“ — вещь абсолютно неверифицируемая. Нам может казаться, что мы знаем, кто думает, но это никаким образом нельзя определить точно.

Думаю ли сейчас именно „я“, или просто какие-то интеллектуальные объекты, находящиеся в пространстве моей психики и достигшие определенного состояния (определенной „массы“, „силы“, „сложности“ и т.д.), сами собой складываются в нечто новое (в новый интеллектуальный объект)? Ответить на этот вопрос невозможно».

»

Рассказчик.

«Очевидно, что все, что я знаю о себе, — это какие-то истории (нарративы), пусть зачастую и содержащиеся во мне в свернутом виде.

Мне кажется, что я имплицитно присутствую во всех своих историях — ведь это истории обо мне. Но строятся соответствующие интерпретации положения вещей не от меня, а от того, что я знаю о мире вокруг меня, от того, как я его понимаю. То есть хоть мне и кажется, что все эти истории крутятся вокруг моего „я“, на самом деле они вовсе не крутятся вокруг чего-то, они это „что-то“ создают».

»

Прибавочная «масса».

«Во всяком интеллектуальном объекте всегда присутствует некая прибавочная „масса“ — то, что мы производим с исходным раздражителем, отправляя его „внутрь“ своего психического пространства (то, как мы его трансформируем, оцениваем, то, какое значение он приобретает для нас). Собственно эта прибавка и делает его информацией, а не просто неким состоянием материального мира.
То, что получается в результате этой интеллектуальной деятельности может стать интеллектуальными объектами, доступными мышлению, но само их производство — это еще и вовсе не мышление».

»

Два уровня «социального».

«Что мы, приступая к теме мышления, должны уяснить о природе „социального“? Проводя очень условное разделение, можно сказать, что в нас есть „первичная социальность“, обусловленная спецификой нашего стайного поведения как представителей своего биологического вида, и „вторичная социальность“, обусловленная нашим врастанием в процессе воспитания в культурно-историческую реальность [Л.С. Выготский]».

»

«Первичная социальность».

«„Первичная социальность“ не такая уж простая штука, и очевидно имеет мощную нейробиологическую основу. У приматов есть широкая сеть зеркальных нейронов (на обезьянах они и были открыты), более того, они способны строить — какую-никакую — модель другого („theory of mind“), по крайней мере в разрезе модели намерений другого».

»

«Вторичная социальность».

«„Вторичная социальность“, понятно, с одной стороны, развивается на нейрофизиологическом базисе первичной социальности, но с другой стороны, принципиально от нее отличается. Последнее замечательно показано в исследованиях Л.С. Выготского, и, по существу, вся его культурно-историческая психология, в своих ключевых аспектах, как раз этой вторичной социальности и посвящена».

»

Кризис трех лет.

«Переживая „кризис трех лет“, ребенок пытается, если так можно выразиться, нащупать самоощущение себя, выделить свое нарождающееся „я“ из массы прочих впечатлений, представлений и иных сил, бурлящих на просторах его внутреннего психического пространства.

Используя терминологию, принятую в методологии мышления, следует говорить, что на подходе к „кризису трех лет“ ребенок представляет собой некое „внутреннее психическое пространство“, в котором посредством интеллектуальной функции преобразуются и организуются многочисленные интеллектуальные объекты. Пока здесь нет ни слов, ни их значений в привычном для нас понимании».

»

«Косвенная рекурсия».

«Ребенок постепенно учится различать как бы два уровня происходящего: то, что с ним и в нем фактически происходит, с одной стороны, и то, что все это — в каком-то, теперь другом смысле — должно для него значить, с другой.

Образно говоря, ребенок как бы вынимает себя из себя самого, достраивает некий дополнительный уровень внутренней конструкции. Думаю, эту практику можно назвать „косвенной рекурсией“».

»

Плоскость мышления.

«Именно „косвенная рекурсия“ впервые задает некое первичное пространство нашего мышления. Но поскольку о „пространственности“ тут еще говорить сложно, оправдано обозначить этот этап онтогенеза мышления как появление „плоскости мышления“, где есть лишь некие мои состояния и некое мое их восприятие».

»

Освоение социальных правил.

«Сам того не понимая, ребенок долго и вопреки собственному желанию, повинуясь внешнему социальному давлению „другого“, заполняет плоскость своего мышления некими образованиями — массой инородных пока тел.

Он последовательно, год за годом, осваивает что-то вроде культурно-исторической метрики или даже логики — социальные правила, господствующие представления, объекты веры и т.д.».

»

Иллюзия понятности.

«Мы всегда можем так сложить имеющиеся в нас интеллектуальные объекты, что у нас возникнет полное ощущение понятности, даже при абсолютном непонимании реального существа дела.

Иными словами, любого наличного материала (любых интеллектуальных объектов, причем и в любом их количестве) оказывается достаточно, чтобы мы могли объяснить себе все что угодно. Мы, в каком-то смысле, не можем испытывать дефицит знаний, если те знания, которыми мы обладаем, считаются в нашей культурно-исторической среде исчерпывающими».

»

«Другой».

«Только „другой“ (с другой, отличной от моей культурно-исторической средой внутри себя) может вытолкнуть меня из этого состояния благодушного „понимания“ всего и вся».

»

Дополнительные планы.

«Мы исходим из того, что кажется нам некой „наличной ситуацией“ — из некой картины, некого представления, из того, как нам эта ситуация видится, представляется, — без учета указанных дополнительных „планов“.

Мы думаем, не понимая, что думаем, и мы взаимодействуем с другими, не отдавая себе отчета в том, что они тоже что-то думают, и это „что-то“ — не то, что, как нам кажется, они думают».

»

Внутри головы.

«Именно в этом „понимании“, что мир, с которым я взаимодействую, находится „снаружи“, и кроется ошибка: на самом деле и весь этот мир и другие люди, конечно, являются лишь представлениями, находящимся „внутри“ моей головы. И другой человек в ней сделан мною таким, каким я его себе представляю. И в ней, конечно, не он сам, но только это мое представление о нем, и общаюсь я именно с этим представлением.

Когда я говорю с другим человеком, я, как мне кажется, говорю с ним, но на самом деле я говорю с тем интеллектуальным объектом, который существует в моей голове. Именно по этой причине я могу долго и содержательно „общаться“ с человеком внутри моей головы, хотя он будет совершенно не в курсе этих — наших с „ним“ — столь бурных зачастую дискуссий».

»

Озадаченность.

«Нам следует отличать „непонятность“ от действительной „озадаченности“. „Непонятность“ — это, в каком-то смысле, констатация факта, нечто, что финализирует процесс, замыкает круг, закрывает гештальт — я хотел понять, но у меня не получилось, „видимо не мое“ (отрицательный результат, как говорится, тоже результат).

„Озадаченность“ — состояние иного рода, и она всегда зиждется на некоем странном противоречии, когда существует своего рода конфликт между разными „понятностями“. Это состояние может быть выражено лишь парадоксальным образом: „мне понятно, но мне непонятно“, „я вроде бы понимаю, но не понимаю“, „вроде бы все понятно, но почему-то не работает“».

»

Символическое.

«Весь этот взаимосвязанный процесс создания специфических интеллектуальных объектов («другие люди»), отношений внутри них и отношений их друг с другом («социальные отношения», «социальные игры»), включая при этом и усложнение специфического интеллектуального объекта, представляющего наше собственное личностное «я», сотканного из связей между отображениями этих («социальных») отношений на наше представление о себе, и есть та максимальная сложность нашей интеллектуальной функции, которую мы в принципе можем продемонстрировать на пространстве символического, о какой бы области знаний не шла речь».

»

МИФ — мир интеллектуальной функции.

«В процессе становления нашей „социальности“ в нас возникла матрица интеллектуальных объектов разного уровня сложности, а также специфическая интеллектуальная функция, полностью адекватная миру интеллектуальной функции нашего культурно-исторического пространства.

Сама же наша „личность“ была как бы перенесена в этот мир интеллектуальной функции, где слова и понятия зачастую значат больше, чем действительная реальность — то, что, казалось бы, происходит на самом деле».

»

Представления о реальности.

«Наши представления о реальности оказываются куда более весомым аргументом в рамках нашей мыслительной деятельности, нежели то, что происходит на самом деле. Нам начинает казаться, что они полно и точно описывают реальность, что они ее „объективно отражают“, и мы не видим, не можем осознать того факта, что реальна в этой реальности только логика наших социальных отношений, выработанная нами, нашим мозгом и использованная им для „понимания“ реальности как таковой».

»

Собственно мышление.

«„Информационное удвоение“ само по себе, конечно, очень сложная штука, но вряд ли оно может быть признано собственно мышлением. Производство информации, то есть ее производство во внутреннем пространстве соответствующего наблюдателя (а именно в этом в случае „информационное удвоение“ и происходит), есть производство интеллектуальных объектов и некая игра с ними, но не более того.

Когда же мы говорим о мышлении (о мышлении, которое следовало бы называть так), мы должны думать о нем в неразрывной связи с реальностью — с тем, что происходит на самом деле, хотя мы и не можем это „самое дело“ доподлинно знать».

»

Одна задача.

«Если наличное поведение — это действительно набор разных штук, решающих разные задачи, то в случае пространства моего мышления, я всегда решаю одну задачу — задачу, актуальную для моего личностного „я“.
Впрочем, то, что я решаю „одну задачу“, не значит, во-первых, что она не может быть комплексной, а во-вторых, что я решаю ее всем своим мышлением. Однако именно то, в каком стоянии находится мой мозг (учитывая все то поведение, которое он производит здесь и сейчас симультанной работой своих условных „элементов“), определяет и то, к какой области в пространстве моего мышления получает доступ, грубо говоря, мое личностное „я“ для решения данной конкретной задачи».

»

«Организация себя».

«Допустим, что знаки нашего языка усваиваются ребенком условно-рефлекторно. Этому фокусу, как известно, и обезьяну можно обучить. Но почему обезьяна дальше не обучается, а человек совершает этот фундаментальный скачок — от слов к мышлению? Что заставляет его интроецировать эти знаки, превратить их в специфические внутренние комплексы — интеллектуальные объекты с символической функции?

Думаю, при всем желании мы не найдем другого объяснения этой загадке, кроме как в сочетании специфического социального давления, заданного культурно-исторической матрицей, с одной стороны, и попыток ребенка как-то самому воздействовать на эту социальную матрицу, управляя (манипулируя) поведением взрослых (после того, как он в нее встроился), с другой.

Именно использование знаков, связанных с определенными внутренними состояниями, позволяют ребенку так организовывать себя, чтобы добиться желаемого поведения взрослых. Именно этой „организации себя“ взрослые требуют от ребенка, и именно эта „организация себя“ ребенком позволяет ему сделать то, что нужно взрослому, и получить за это ожидаемое „подкрепление“».

»

Состояние поиска.

«Само же состояние действительной озадаченности нам вроде как абсолютно не свойственно.

Однако же, мы достаточно регулярно в нем оказываемся, но удивительным образом совершенно не рефлексируем его как состояние „непонимания“. При этом это действительно состояние активного, целенаправленного и озадаченного поиска: мы в этот момент интенсивно думаем, перебираем варианты, пытаемся вникнуть в суть происходящего».

»

Методология мышления.

«Методологии мышления надлежит изучать способы развития интеллектуальной функции человека, благодаря которой в процессе пролонгированной озадаченности он получает возможность создавать наиболее эффективные с практической точки зрения реконструкции действительной реальности».

»

К вопросу об уточнении понятий «Интеллект», «Потенциальный интеллект», «Интеллектуальные способности» Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

Международный информационно-аналитический журнал «Crede Experto: транспорт, общество, образование, язык». № 3 (06). Сентябрь 2015 (http://ce.if-mstuca.ru)

УДК 159.95 ББК 88.6 Л875

А. А. Лучникова

Иркутск, Россия

К ВОПРОСУ ОБ УТОЧНЕНИИ ПОНЯТИЙ «ИНТЕЛЛЕКТ», «ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ», «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ»

В данной статье проводится анализ психолого-педагогической литературы. В нём осуществляется интерпретация понятий «интеллект», «потенциальный интеллект» и «интеллектуальные способности» через различные взгляды учёных. Осуществляется переход к выводу, что провести чёткую границу между отдельными психическими процессами невозможно, т. к. это деление весьма условно, и психика человека представляет собой целостность.

Ключевые слова: интеллект, потенциальный интеллект, кристаллический интеллект, интеллектуальные способности, познавательные процессы.

A.A. Luchnikova Irkutsk, Russia

ON THE QUESTION OF THE VERIFICATION OF THE CONCEPTS «INTELLECT», «POTENTIAL INTELLECT», «INTELLECTUAL ABILITIES»

This article is the analysis of psychological and pedagogical literature which deals with the interpretation of the terms «intellect», «potential intellect», «intellectual abilities» through various views of scientists. A transition is being made to the conclusion that it is impossible to draw a distinguished boundary between separate mental processes, since this division is very conditional and so the mentality of the person represents integrity.

© Лучникова A. A., 2015

Key words: intellect; potential intellect; crystal intellect; intellectual abilities; cognitive process.

Развитие общих способностей человека предполагает развитие его познавательных процессов: памяти, восприятия, мышления, воображения. Совокупность же познавательных процессов человека определяет его интеллект.

В.И. Векслер дает интеллекту следующее определение: «Интеллект — это глобальная способность действовать разумно, рационально мыслить и хорошо справляться с жизненными обстоятельствами», т. е. интеллект рассматривается, как способность человека адаптироваться к окружающей среде [Рубинштейн, 1989, с. 340].

Рассмотрим интеллект как общий фактор умственной энергии. В своих исследованиях Ч. Спирмен показал, что успех любой интеллектуальной деятельности зависит от некоего общего фактора, общей способности. Он выделил генеральный фактор интеллекта (фактор G) и фактор S, служащий показателем специфических способностей. С точки зрения Ч. Спирмена, каждый человек характеризуется определенным уровнем общего интеллекта, от которого зависит, как этот человек адаптируется к окружающей среде. Кроме того, у всех людей имеются в различной степени развитые специфические способности, проявляющиеся в решении конкретных задач. Впоследствии Г. Ю. Айзенк интерпретировал генеральный фактор как скорость переработки информации центральной нервной системой (умственный темп). Для оценки и диагностики генерального фактора интеллекта применяют скоростные интеллектуальные тесты Г. Ю. Айзенка, тест «Прогрессивные матрицы» Д. Равена, тест интеллекта Р. Б. Кеттела ДАнаньев, 1980, с. 8].

Так в 1938 г. Л. Л. Терстоунт с помощью статистических факторных методов исследовал различные стороны общего интеллекта, которые он назвал первичными умственными потенциями. Он выделил семь таких потенций:

1. Счетную способность, т.е. способность оперировать числами и выполнять арифметические действия.

2. Вербальную (словесную) гибкость, т.е. легкость, с которой человек может объясняться, используя наиболее подходящие слова.

3. Вербальное восприятие, т.е. способность понимать устную и письменную речь.

4. Пространственную ориентацию, или способность представлять себе различные предметы и формы в пространстве.

5. Память.

6. Способность к рассуждению.

7. Быстроту восприятия сходств или различий между предметами и изображениями [Холодная, 2002, с. 47].

Факторы интеллекта, или первичные умственные потенции, как показали дальнейшие исследования, коррелируют, они связаны друг с другом, что говорит о существовании единого генерального фактора [Тихомирова, 2000, с. 24].

По мнению Р. Б. Кеттела, высказанного им в 1967 г., у каждого из нас уже с рождения имеется потенциальный интеллект, который лежит в основе нашей способности к мышлению, абстрагированию и рассуждению. Примерно к двадцати годам этот интеллект достигает наибольшего расцвета. С другой стороны, формируется «кристаллический интеллект», состоящий из различных навыков и знаний. Их мы приобретаем по мере накопления жизненного опыта. «Кристаллический интеллект» образуется именно при решении задач адаптации к окружающей среде и требует развития одних способностей за счет других, а также приобретения конкретных навыков. Таким образом, «кристаллический интеллект» определяется мерой овладения культурой того общества, к которому принадлежит человек. Фактор потенциального, или свободного, интеллекта коррелирует с фактором «кристаллического, или связного, интеллекта», так как потенциальный интеллект определяет первичное накопление знаний. С точки зрения Р. Б. Кеттела, потенциальный, или свободный, интеллект независим от приобщенности к культуре. Его уровень определяется уровнем развития третичных зон коры больших полушарий головного мозга. Парциальные, или частные, факторы интеллекта (например, визуализация — манипулирование зри-

тельными образами) определяются уровнем развития отдельных сенсорных и моторных зон мозга [Романова, 2006, с. 241].

Обращаясь к Д. Хеббу, мы видим, что он рассматривает интеллект с несколько иных позиций (1974). Он выделяет интеллект А — это тот потенциал, который создается в момент зачатия и служит основой для развития интеллектуальных способностей личности. Что касается интеллекта В, то он формируется в результате взаимодействия этого потенциального интеллекта с окружающей средой. Оценить можно только этот «результирующий» интеллект, наблюдая, как человек совершает умственные операции. Поэтому мы никогда не сможем узнать, что представлял собой интеллект А [Холодная, 2002, с. 264].

В иерархических моделях интеллекта на вершине иерархии помещается генеральный фактор, по Ч. Спирмену, на следующем уровне находятся два основных групповых фактора: вербально-образовательные способности (вербаль-но-логическое мышление) и практико-технические способности (наглядно-действенное мышление). На третьем уровне находятся специальные способности: техническое мышление, арифметическая способность и т. д. и, наконец, в основании данного иерархического дерева помещаются более частные субфакторы. Интеллектуальные тесты В.И. Векслера, наиболее популярные и широко применяемые для диагностики интеллекта, созданы на основе указанной иерархической модели интеллекта. В.И. Векслер считал, что вербальный интеллект отражает приобретенные человеком способности, а невербальный интеллект -его природные психофизиологические возможности. Результаты исследований, проведенные на близнецах, показывают, что, напротив, оценки по вербальным заданиям теста В.И. Векслера обусловлены преимущественно наследственным фактором, а успешность выполнения невербальных тестов зависит от социального воздействия, опыта человека [Кроль, 2001, с. 181].

Очевидно, что развитие интеллекта зависит от врожденных факторов: генетические факторы наследственности, хромосомные аномалии [Тихомирова, 2000, с. 223]. Но, с каким бы потенциалом ни родился ребенок, очевидно, что необходимые ему для выживания формы интеллектуального поведения смогут

развиваться и совершенствоваться лишь при контакте с той средой, с которой он будет взаимодействовать всю жизнь. Эмоциональное общение новорождённого ребёнка с матерью, взрослыми людьми имеет решающее значение для интеллектуального развития ребенка. Существует тесная связь между интеллектуальным развитием ребенка и его возможностями общаться с взрослыми в течение достаточно длительного времени (чем меньше общения с взрослыми, тем медленнее происходит интеллектуальное развитие). Влияет и социальное положение семьи: обеспеченные семьи имеют более широкие возможности для создания благоприятных условий развития ребенка, развития его способностей, его обучения и,в конечном счете, для повышения интеллектуального развития ребенка. Влияют и методы обучения, применяемые для развития способностей ребенка [Столяренко, 2000, с. 544].

Как известно, интеллектуальные возможности личности — один из базовых психологических ресурсов, который лежит в основе самодостаточной, инициативной и продуктивной жизнедеятельности. Именно поэтому интеллектуальное воспитание обучающихся является важнейшей задачей антропоцентричной школы.

Множество теорий и разнообразие подходов в исследовании интеллекта показывают, что интеллект — это многогранная сложная система.

Интеллект, по определению психолога М. А. Холодной, — это форма организации индивидуального опыта умственной деятельности человека. Она называет его ментальным опытом. Накопленный умственный опыт даёт возможность человеку выполнять определённые интеллектуальные функции (выделять главную мысль, сравнивать объекты, контролировать потребности и т.д.). Интеллектуальные способности — это индивидуально-психологические свойства человека, являющиеся условием успешности выполнения различных видов интеллектуальной деятельности. От того, насколько богат умственный опыт человека, насколько разнообразны интеллектуальные функции, которые человек может выполнять, зависит уровень развития его интеллектуальных способностей [Холодная, 2002, с. 264].

Интеллектуальные способности — это возможность использовать весь ранее накопленный опыт своей интеллектуальной деятельности. Развитие интеллектуальных способностей осуществляется по мере обогащения умственного опыта, при увеличении количества и качества интеллектуальных функций, которые человек может выполнить. Увеличение качества интеллектуальных функций свидетельствует о развитии имеющихся интеллектуальных способностей, а увеличение количества интеллектуальных функций — о появлении новых. Отсюда следует, что целью обучения школьников должна стать не только передача опыта, накопленного поколениями, но и формирование у учащихся собственного опыта умственной деятельности. Причем необходимо стремиться к тому, чтобы личный опыт обучающихся был как можно богаче.

Интеллектуальные способности включают два компонента: продуктивный (способность выявлять связи и соотношения, приходить к выводам, непосредственно не представленным в заданной ситуации) и репродуктивный (способность использовать прошлый опыт и усвоенную информацию) [Бодалева, 1987, с. 135].

Проведя анализ научной литературы по данной теме, мы можем сделать вывод, что провести чёткую границу между отдельными психическими процессами невозможно. Это деление весьма условно, и психика человека представляет собой целостность. Однако следует отметить то, что каждый психический процесс имеет свои особенности, которые позволяют вычленить его в процессе познания. Из этого следует необходимость применения таких методов обучения, которые позволят развивать одновременно весь комплекс интеллектуальных способностей и следить за процессом развития его отдельных компонентов.

Библиографический список

1. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды: в 2 т. / под ред. А. А. Бодалева, Б. Ф. Ломова. М.: Педагогика, 1980. -Т. 2, 288 с.

2. Анастази А. Дифференциальная психология. Психология индивидуальных различий. М.: Высшая школа, 1982. 400 с.

3. Божович Л.И. Личность и её формирование в детском возрасте. М.: Рольф, 2010. 375 с.

4. Введение в психологию / под ред. А. В. Петровского. М.: «Академия», 1963. 456 с.

5. Выготский Л.С. Проблемы общей психологии:собрание сочинений в 6 т. М.: Педагогика, 1983. Т. 2, 368 с.

6. Гальперин П.Я. Развитие исследований по формированию умственных действий. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1959. 480 с.

7. Гилфорд Дж. Три стороны интеллекта. Психология мышления / под ред. А. М. Ма-тюшкина. М.: Прогресс, 1965. 118 с.

8. Кабанова-Меллер E.H. Формирование приемов умственной деятельности и умственного развития учащихся. М.: Просвещение, 1968. 288 с.

9. Кроль В.М. Психология и педагогика: учеб. пособие для техн. вузов. М.: Высшая школа, 2001. 319 с.

10. Общая психодиагностика / под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. 135 с.

11. РомановаЕ.С. Психодиагностика: учеб. пособие. СПб.: Питер, 2006. 400 с.

12. Рубинштейн Л.С. Лекции по психологии. М.: Высшая школа, 1989. 340 с.

13. Столяренко Л.Д. Педагогическая психология. Ростов н/Д: Феникс, 2000. 544 с.

14. Талызина Н.Ф. Формирование познавательной деятельности младших школьников: книга для учителя. М.: Просвещение, 1988. 247 с.

15. Тихомирова Л.Ф. Формирование и развитие интеллектуальных способностей ребенка. Дошкольники. М.: Рольф, 2000. 142 с.

16. Холодная М.А. Психология интеллекта. Парадоксы исследования. СПб.: Питер, 2002. 264 с.

Как веганская диета влияет на интеллект и развитие мозга

  • Зария Горветт
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Веганская диета содержит мало (а в некоторых случаях полностью лишена) важных для мозга питательных веществ. Влияет ли это на способность веганов мыслить?

Идея относительно того, что избегать мяса вредно для наших мозгов, интуитивно понятна. Да, антропологи на протяжении многих лет продолжают спорить, как именно питались наши далекие предки, но многие ученые считают, что для развития такого уникального органа, как наш мозг, потребовалось обсосать немало косточек.

Некоторые даже уверены, что именно мясо сделало нас людьми.

Одна из причин, на которых основываются их доводы — разум обходится нам дорого: мозг потребляет около 20% всех ежедневных калорий, хотя его вес — лишь 2% от веса нашего тела.

А где проще всего найти то невообразимое разнообразие жиров, аминокислот, витаминов и минералов, которые требуются этому привередливому органу? Конечно, в мясе животных, которые уже собрали весь этот набор для нас!

И хотя трудно себе представить, чтобы наши предки отказывались от мяса в пользу репы, сегодня картина совсем иная.

Согласно последней статистике, на планете сейчас около 375 млн вегетарианцев. На Западе веганизм избавился от стигмы хиппи и превратился в один из самых быстро развивающихся трендов нового тысячелетия (например, в США количество веганов выросло на 600% между 2014 и 2017 гг.).

А между тем в Индии питание без мяса — совершенно обычное дело еще с VI века до н.э.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Некоторые даже пытаются приучить домашних любимцев к вегетарианству. Оппоненты обвиняют их в жестоком обращении с животными

С одной стороны, недавнее беспокойство по поводу питательных пробелов в диетах, основанных на растительной пище, привело к появлению статей с пугающими заголовками — например, с предупреждением о том, что веганская диета может затормозить развитие мозга и стать причиной непоправимого ущерба нервной системе человека.

В 2016 году эксперты Немецкого общества питания категорически заявили: детям, беременным или кормящим женщинам и подросткам веганская диета не рекомендуется. Они ссылались на сделанный в 2018 году обзор исследований по этой теме.

В Бельгии за принуждение детей питаться по-вегански вы можете попасть в тюрьму.

Но, с другой стороны, если воздержание от потребления мяса реально воздействовало бы на мозг человека, мы бы, наверное, это уже заметили?

Так в действительности ли веганство наносит вред нашему интеллекту или мы просто боимся того, о чем мало знаем?

В идеальном случае, чтобы проверить воздействие веганской диеты на мозг, надо взять произвольно отобранную группу людей и попросить половину из них прекратить есть животные продукты. И посмотреть, что будет. Но ни одного такого исследования пока не проведено.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

100-процентная веганская еда — звучит гордо. Но все ли так хорошо с этой едой?

Единственное исследование, которое хотя бы отчасти похоже на идеальное, было проведено в Кении, где 555 школьников кормили по такой схеме: одной трети давали мясной суп, второй трети — молочный и еще одной трети — суп с растительным маслом или вообще никакого супа. И так на протяжении семи школьных лет.

Подопытных проверили до начала эксперимента и после него — чтобы сравнить интеллект представителей трех групп. Стоит отметить, что из-за экономических трудностей в стране большинство детей перед началом эксперимента были де-факто вегетарианцами.

К удивлению ученых, тесты показали, что дети, которым каждый день давали мясной суп, значительно превосходили сверстников в интеллекте к концу исследования. Кроме того, их арифметические способности были наилучшими среди трех групп, но сравнимыми с детьми, которым давали суп с растительным маслом.

Конечно, для того чтобы убедиться, что именно так все это и работает, нужны новые исследования. Кроме того, неизвестно, так ли это будет для детей из развитых стран.

Тем не менее это поднимает, мягко говоря, интригующие вопросы о том, может ли веганство сдерживать развитие детей.

На самом деле существует несколько важных для мозга питательных веществ, которых просто нет в растениях и грибах.

Креатин, карнозин, таурин, омега-3, гемовое железо и витамины B12 и D3 обычно содержатся в только в той пище, которая приготовлена из продуктов животного происхождения (хотя они и могут быть синтезированы в лаборатории или извлечены из таких не животных продуктов, как водоросли, бактерии или лишайник, и превращены в пищевые добавки).

Некоторые другие можно найти в веганской пище, но в мизерных количествах: например, чтобы получить минимально необходимое каждый день количество витамина B6 (1,3 мг) из одного из самых богатых им растительных источников, картофеля, вам нужно съесть его примерно 750 граммов.

Для любителей картошки это, возможно, и неплохо, но все равно не очень практично.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

При веганской диете вам необходимо съедать по 750 граммов картофеля в день, чтобы достичь минимально рекомендованной дозы витамина B6 — если вы не получаете его и из других источников

И хотя наш организм способен создавать некоторые из этих необходимых веществ из других ингредиентов нашей пищи, его способностей недостаточно, чтобы полностью обеспечить все потребности.

Выяснилось, что в организме вегетарианцев и веганов — пониженный уровень всех питательных веществ, перечисленных выше. И в некоторых случаях такой дефицит — не исключение, а норма.

В настоящее время для нас загадка, как этот дефицит влияет на жизнь веганов. Но некоторые последние исследования предлагают нам кое-какие ключи к разгадке.

«Я считаю, что есть ряд прямых последствий нынешней популярности диет на основе растительных продуктов», — говорит Тейлор Уоллис, диетолог и гендиректор фирмы Think Healthy Group, консультирующей по вопросам правильного питания.

«Дело не в том, что растительные продукты по своей сути вредны, это не так. Но мне кажется, мы недостаточно разъясняем людям, что некоторые питательные вещества в основном содержатся именно в продуктах животного происхождения».

Одна из наиболее известных проблем для веганов — получить достаточное количество витамина B12, который есть в только в животных продуктах — например, в яйцах и мясе.

Другие биологические виды добывают его из бактерий, которые живут в их пищеварительной системе или в экскрементах — они либо усваивают их напрямую, либо едят собственный кал, что, к сожалению (или к счастью — зависит от точки зрения), невозможно для человека.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

На первый взгляд кажется, что у веганов — разнообразная еда. Но мозг получает из нее далеко не все необходимое

Чтобы понять, насколько важен для мозга витамин B12, посмотрите, что бывает, когда мы его недополучаем. Для детей дефицит B12 может иметь серьезнейшие последствия.

«Было несколько трагических случаев, когда мозг ребенка не развивался как надо, потому что родителями были плохо информированные веганы», — говорит Бентон.

В одном случае ребенок не мог сидеть, не мог улыбаться. В другом случае дети просто впадали в кому.

В более взрослом возрасте количество B12 в крови человека напрямую связано с его IQ, коэффициентом интеллекта.

В пожилом возрасте, как обнаружилось в одном исследовании, мозг людей с пониженным уровнем B12 уменьшается с вероятностью в шесть раз большей, чем у тех, кто не испытывает его недостатка.

И тем не менее низкий уровень B12 — широко распространенная вещь среди веганов. В одном из британских исследований выяснилось, что половина обследованных веганов имеют его дефицит.

В некоторых регионах Индии эта проблема носит эндемический характер — возможно, из-за распространенности там вегетарианства.

Железо — еще один ингредиент, редкий в типичных веганских диетах. Помимо прочего, оно играет важную роль в умственном развитии и необходимо для поддержания здоровья мозга в течение жизни.

Например, в ходе одного исследования 2007 года обнаружилось, что у женщин прием биодобавок с железом вел к серьезному (в пять-семь раз) росту их интеллектуальных способностей.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Для веганов очень важно принимать биодобавки, компенсирующие нехватку в их организме питательных веществ из продуктов животного происхождения, считают эксперты

Скатиться к дефициту железа в организме на удивление легко. Считается, что до 2 млрд человек испытывают его, что делает такой дефицит самой распространенной нехваткой питательных веществ во всем мире.

Особенно подвержены ему веганы, поскольку гемовое железо, наиболее легко усвояемое организмом, можно найти только в животных белках.

В одном из немецких исследований выяснилось, что 40% обследованных учеными веганов потребляли меньше рекомендованной ежедневной нормы такого железа.

Веганы также нередко страдают от дефицит витамина D3, ненасыщенных жирных кислот омега-3, селена, йода и фолиевой кислоты.

Хотя наш организм вырабатывает витамин D3, когда мы попадаем под прямые лучи солнца, он не компенсирует веганам то количество, которого им не хватает.

В зимние месяцы в крови всеядных жителей Британии почти на 40% больше витамина D3, чем у веганов.

Конечно, некоторые из этих веществ можно получать в виде биодобавок. Однако другие настолько малоизвестны, что веганы вряд ли даже слышали о них, не говоря уже о том, чтобы понимать, чего именно не хватает их организму.

Например, таурин. Эта загадочная аминокислота — одна из наиболее представленных в нашем мозге, где, как считается, она лежит в основе нескольких важных процессов — например, регулирования числа нейронов.

Ее часто добавляют в кофейные напитки-энергетики из-за убежденности (вероятно, ложной) в том, что это дает мозгу немедленный когнитивный импульс.

И хотя небольшое количество таурина содержится в некоторых молочных продуктах, основной его источник — мясо и морепродукты.

«У некоторых биологических видов есть способность производить достаточное количество таурина в организме, — рассказывает Ян Ень Ву, биомедик из Флоридского Атлантического университета (США). — Но люди почти не способны это делать».

По этой причине в организме веганов обычно меньше таурина. Пока никто еще не изучал, как это отражается на их когнитивных способностях.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Веганская диета — это в определенном смысле эксперимент над собой

Но, исходя из того, что мы знаем о роли таурина в работе мозга, Ву рекомендует веганам принимать таурин в таблетках — ведь в овощах этого вещества просто нет.

На самом деле недостаток нашего знания о том, что именно требуется нашему мозгу для здоровья, может превратиться в большую проблему для веганов. Ведь трудно добавить в свою диету то, чего ученые еще не обнаружили.

«В этом так много неизвестного, — говорит Натан Кофнас, биолог из Оксфордского университета. — Когда вы отклоняетесь от типичной для своего биологического вида диеты и переходите на ту, которая еще не проверена на соответствие критериям здоровья для мозга, вы проводите эксперимент над самим собой и рискуете».

Возьмем холин: в мозге с его помощью вырабатывается ацетилхолин, который нужен для множества задач, в том числе для передачи информации между нервными клетками. Это самое важное вещество для нашей способности мыслить (он есть даже у насекомых в их крошечном мозге), и организм не может сам выработать достаточное его количество.

Но это очень плохо исследованное питательное вещество, говорит Уоллис. «Мы начали считать его важным (элементом, получаемым из пищи) только с конца 1990-х».

В некоторых веганских продуктах есть немного холина, но главные его источники — яйца, говядина и морепродукты.

Фактически даже придерживаясь нормальной диеты, 90% американцев не получают его достаточно. Согласно неопубликованному еще исследованию Уоллиса, вегетарианцы потребляют его в наименьшем количестве среди всех демографических групп, и это должно вызывать беспокойство, убежден ученый.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Веганы могут получать необходимое количество белка из таких альтернативных источников, как соя, но в сое нет холина или креатина

В других случаях мы знаем еще меньше. Вот, например, креатин — белая рыхлая субстанция, которую часто можно найти в фитнес-коктейлях. Его естественная функция в организме — снабжать наши клетки энергией, поэтому его уважают завсегдатаи фитнес-клубов.

Но он важен и для мозга. Исследования показывают, что увеличение его потребления имеет целый ряд преимуществ — например, снижение умственной усталости и улучшение памяти распознавания. Не так давно креатин стали использовать в качестве «таблетки для ума».

Ни овощи, ни грибы не содержат креатина — так что для веганов и вегетарианцев это проблема: известно, что их организму креатина не хватает.

Ученые задумались, а не приведет ли дефицит креатина к замедлению развития у людей. В ходе одного исследования они проверили, как интеллектуальные способности вегетарианцев и тех, кто ест все, изменились через пять дней после начала приема биодобавок.

«Мы обнаружили, что вегетарианцам это особенно пошло на пользу», — говорит Дэвид Бентон из Университета Суонси, руководивший исследованием.

А вот у всеядных мало что изменилось. И это может говорить о том, что у них в мозге и до этого было достаточно креатина.

Однако Кэролайн Рей, руководившая другим исследованием, говорит, что пока недостаточно доказательств, указывающих на необходимость принимать креатин. Это может привести к непредвиденным последствиям — например, к снижению способности мозга самому вырабатывать это вещество.

«Я давно выдвигала предположение, что прием креатина может быть полезен при подготовке к экзаменам, но было бы интересно выяснить, что происходит с людьми после того, как они прекращают его принимать — не тормозятся ли их интеллектуальные способности».

И наконец, мозг в основном сам создает себе запас креатина, так что неясно, действительно ли веганам требуется дополнительное его количество.

Креатин, поступающий из пищи, возможно, используется мозгом только в экстремальных случаях, например, при стрессе.

Тем не менее Кофнаса беспокоит потенциальный дефицит креатина в организме веганов.

«Это может существенно отразиться на вашей жизни», — говорит он, ссылаясь на интеллектуальные подвижки у веганов, принимавших креатин в форме биодобавок.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Креатин, карнозин, таурин, омега-3, гемовое железо и витамины B12 и D3 обычно содержатся только в продуктах животного происхождения

Каков же вердикт?

«Я думаю, необходимы новые исследования здоровья и питания веганов, — говорит Хезер Рассел, диетолог из Веганского общества, британской благотворительной организации. — Насколько мы сейчас можем судить, можно быть веганом и вести здоровый образ жизни — безусловно, есть люди, которым очень подходит веганская диета».

Здоровье мозга и сердечно-сосудистой системы неразрывно связаны между собой, и у веганов, как правило, более здоровое сердце.

«Я все время говорю людям: если вы хотите стать веганом или вегетарианцем — это нормально, — рассказывает Уоллис. — Безусловно, я ничего не имею против этого. Но существует около 40 важнейших питательных веществ. Так что веганам следует хорошо изучить эту тему, чтобы понимать, что нужно их мозгу».

Причем некоторые из питательных веществ, которых не хватает веганам (холин, креатин, таурин и карнозин), необходимо принимать в довольно большом объеме — тут одной таблеточкой не обойдешься.

Бентон с этим согласен. «Я уверен, что если вы обладаете знаниями, осторожны и привержены здоровому питанию, если особенности вашей личности соответствуют этому увлечению, то тогда вполне возможно быть веганом без вреда для здоровья, — говорит он. — Но совершенно ясно и то, что вы можете столкнуться с дефицитом питательных веществ».

У Кофнаса — более жесткий взгляд на это. Хотя веганы могут принимать биодобавки, нереалистично ожидать, что все они будут это делать, считает он.

Исходя из этого, он находит тревожащей современную тенденцию перехода на растительную пищу, хотя и с сочувствием относится к аргументам в пользу такой диеты.

Без сомнения, веганство может провоцировать дефицит железа и витамина B12, и без сомнения, этот дефицит влияет на ваши интеллектуальные способности», — подчеркивает он.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Махатма Ганди, потомственный вегетарианец, всего один раз в жизни попробовал мясо — и оно ему не понравилось

Послесловие

Рассказывают, что национальный герой Индии Махатма Ганди, потомственный вегетарианец, будучи подростком, под влиянием друзей решил попробовать мясо. Оно показалось ему жестким и невкусным, и больше он к нему не притрагивался.

Однако его эксперименты с питанием на этом не закончились. Он отказался и от соли, потом снова вернулся к ее потреблению, потом попробовал веганство.

Переболев дизентерией, он превратился в ходячий скелет, после чего решил, что все-таки для здоровья необходимо потреблять молочные продукты…

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Определение психики Мерриам-Вебстер

psy · che | \ ˈSī-kē \

1 заглавные : принцесса, любимая Купидоном

2 [Греческий Псих ] б : совокупность элементов, образующих разум (см. Запись разума 1 смысл 2) в частности, в психоаналитической теории Фрейда : Ид, эго и суперэго, включая как сознательные, так и бессознательные компоненты.

Mental Control (СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ) — iResearchNet

Mental Control Definition

Ментальный контроль означает способы, которыми люди управляют своими мыслями и эмоциями, чтобы оставаться в соответствии со своими целями.Люди участвуют в умственном контроле, когда они подавляют мысль, концентрируются на чувстве или ощущении, сдерживают эмоциональную реакцию или стремятся поддерживать настроение. Психологический контроль оказывается трудным для большинства людей, и изучение умственного контроля имеет значение для лечения широкого спектра психологических расстройств.

История психического контроля и общие сведения

Научное исследование умственного контроля относительно ново в психологии. До 1987 года термин «ментальный контроль» не появлялся ни в одной психологической литературе.Однако тенденция людей контролировать свои мысли и эмоции наблюдается в культуре уже более века. Возможно, самый известный пример умственного контроля произошел от русского писателя Льва Толстого, который описал время, когда он велел своему младшему брату сидеть в углу и не думать о белом медведе. После того, как ему предложили подавить мысли о белом медведе, Толстой-младший стоял в углу, сбитый с толку и разочарованный необходимостью подавлять нежелательные мысли о белом медведе.Самое раннее понятие психического контроля в психологической литературе пришло из работ Зигмунда Фрейда по изучению вытеснения, которое он описал как склонность людей непреднамеренно отбрасывать определенные мысли из сознания. Подавление происходит вне сознательного осознания, основано на мотивах, о которых человек не подозревает, и приводит к устранению как конкретного воспоминания, так и воспоминания, которое представляет собой событие подавления. Хотя фрейдистский взгляд на вытеснение занимал доминирующее место в психологии в начале 20-го века, исследования, посвященные этому взгляду, дали мало подтверждающих доказательств.В 1980-х годах исследователи начали рассматривать влияние сознательных усилий по подавлению нежелательных мыслей. Склонность людей к умственному контролю над нежелательными мыслями широко задокументирована как у нормальных людей, так и у людей с широким спектром психических расстройств, таких как депрессия, навязчивые идеи и компульсии, а также посттравматический стресс. Эти исследователи стремились изучить результаты попытки подавления последующих задач познания, эмоций и поведения.

Цикл психического контроля и подавления

Ранние исследователи умственного контроля стремились определить процесс, с помощью которого люди осуществляют умственный контроль.Даниэль Вегнер и его коллеги показали, что, когда люди осуществляют умственный контроль, они часто делают это циклически. Людей просят подавить мысль о белом медведе, например, начать подавление с фазы самовозвлечения, на которой они планируют отвлечь себя (например, «Я подумаю о другом»). Второй этап включает выбор отвлекающего фактора (например, «Я подумаю о книге»), что приводит к навязчивому возвращению нежелательной мысли (например, «Белый медведь снова здесь»).Когда нежелательная мысль возвращается, цикл повторяется с возвращением к плану, чтобы отвлечься (например, «Теперь я подумаю о чем-нибудь другом»).

Этот цикл подавления включает два основных когнитивных процесса — контролируемый поиск отвлекающих факторов и автоматический поиск цели. Контролируемый поиск отвлекающих факторов включает в себя сознательный поиск мыслей, которые не являются нежелательными мыслями, который осуществляется с целью замены нежелательной мысли. Автоматический поиск цели влечет за собой поиск любых признаков нежелательной мысли, и этот процесс определяет, удается ли управляемый поиск отвлекающих факторов заменить нежелательную мысль.Исследования показали, что наличие потенциальных отвлекающих факторов в окружающей среде влияет на отвлекающие факторы, которые люди используют при умственном контроле. Люди также полагаются на свое текущее психическое состояние как на отвлекающие факторы во время подавления. Например, было показано, что люди, страдающие депрессией, выбирают депрессивные отвлекающие факторы во время подавления. Другое исследование показало, что люди, у которых было положительное или отрицательное настроение, выбирали отвлекающие факторы, связанные с их настроением.Эти результаты предполагают, что ментальный контроль — это процесс, который включает в себя первоначальное подавление нежелательной мысли или эмоции и поиск материалов в окружающей среде, которые связаны или не связаны с подавляемой мыслью или эмоцией.

Последствия умственного контроля

Хотя во многих исследованиях изучается процесс, с помощью которого люди осуществляют умственный контроль в своей повседневной жизни, в других исследованиях изучались возможные последствия применения умственного контроля. Вегнер и его коллеги последовательно показали, что мысленный контроль над некоторым конкретным событием или объектом заставляет людей проявлять более высокий уровень навязчивой идеи или озабоченности подавляемым объектом, чем у людей, которые никогда не подавляли мысли или эмоции относительно конкретного события или объекта.Этот эффект отскока был впервые обнаружен в исследовании Вегнера и его коллег. Некоторым участникам этого исследования было дано указание подавить мысль о белом медведе, в то время как другие участники выполнили аналогичное задание, но их не попросили подавить мысль о белом медведе. После того, как участники выполнили это первоначальное задание (в котором они либо подавляли мысль о белом медведе, либо нет), участникам предлагалось думать о белом медведе и звонить в колокольчик каждый раз, когда на ум приходил белый медведь.Участники, подавившие мысль о белом медведе во время начального задания, звонили в колокольчик чаще, чем участники, которые не подавляли мысль о белом медведе во время начального задания. Таким образом, первоначальный акт подавления мысли о белом медведе привел к усилению активации концепции белого медведя в сознании этих участников.

Еще одно последствие умственного контроля — нарушение самоконтроля. Рой Баумейстер и его коллеги продемонстрировали, что участники, которые подавляли мысль при выполнении начальной задачи, демонстрировали снижение производительности при выполнении следующей задачи на самоконтроль по сравнению с участниками, которые ранее не подавляли мысль.Эти данные свидетельствуют о том, что ментальный контроль — это процесс, требующий усилий, который может вызвать нарушение способности человека успешно осуществлять самоконтроль.

Артикулы:

  1. Баумейстер, Р. Ф., Брацлавский, Э., Муравен, М., и Тайс, Д. М. (1998). Истощение эго: является ли активное «я» ограниченным ресурсом? Журнал личности и социальной психологии, 74, 1252-1265.
  2. Вегнер, Д. М., Шнайдер, Д. Дж., Картер, С., III, и Уайт, Л. (1987). Парадоксальные эффекты подавления мыслей.Журнал личности и социальной психологии, 53, 5-13.

Исторические предпосылки, аргументация и практическое значение

Абстрактные

В статье рассматриваются традиционные взгляды на взаимосвязь между умственной активностью и активностью мозга, а также развивается гипотеза о мозге как биологическом интерфейсе, предложенная автором в 2008 году. Обобщены подходы к исследованию психики в области физиологии, психологии, психотерапии и психиатрии, а также проанализировано их значение для терапии пациентов с психическими расстройствами.Предлагаются две модели психических расстройств, основанные на более четком разграничении органической (мозговой) патологии и психических расстройств как таковых, возникающих в результате информационного нематериального воздействия на психику как информационную систему, а не на мозг. Обозначено различие между нервным и психическим функционированием организма и личности; Психическая деятельность рассматривается как приобретенная запрограммированная функция, которая формируется в социальной информационной среде. Ставится вопрос о цели психофармакологического воздействия, а также ряд других вопросов, на которые нет однозначных ответов.Автор обосновывает теорию мозга как биологического интерфейса и очерчивает ее исторические предпосылки в литературе.

Ключевые слова

биологический интерфейс, информация, мозг, нервы, психика, психические расстройства, психосоматика, психофармакология, символизация, структуры мозга, психические структуры

Введение

Это открытие, казалось, было на поверхности, и меня удивляет, что никто не сделал ни шага вперед, чтобы интегрировать рассмотренные идеи наших предшественников, наш собственный клинический опыт, достижения современной академической науки в ее подходы к информационным, психологическим и психоаналитическим исследованиям у детей. развитие и наблюдения за одичавшими детьми, с одной стороны, и критика современного состояния психологии, физиологии, психотерапии и психиатрии, кризис которого в значительной степени вызван их устаревшими подходами к психике, с другой.

История проблемы

Проблема материи и разума, которая в более узком смысле является проблемой взаимоотношений между мозгом и психикой, была самой загадочной в течение двух тысяч лет и до сих пор не решена. В этой статье мы будем обращаться не к идеям выдающихся философов, а к практическим медико-психологическим аспектам проблемы.

Неопровержимая идея о том, что психических феноменов неразрывно связаны с активностью мозга , была сформулирована еще до Гиппократа, который модифицировал эту концепцию и постулировал идею, которая сохранялась на протяжении многих веков, мозг является хранилищем психических процессов .Будет показано, что разница между этими двумя формулировками, которой часто пренебрегают, имеет решающее значение. Несмотря на впечатляющий прогресс исследований в этой области, гипотеза Гиппократа доминировала в области физиологии, психиатрии и психологии — и даже в психотерапии — в течение двух тысяч лет. Единственное исключение — психоанализ, который рассматривает психику как эпифеномен благодаря прозрениям Зигмунда Фрейда.

Напомню, что после неудачных попыток разработать Проект научной психологии (1894-1895) для объяснения психических явлений на основе физиологических процессов и реакций, Фрейд отказался от этой идеи и возражал против публикации этой незаконченной работы.Более того, Фрейд заявил, что он не может найти физиологические основы психики [1,2], и заявил о своем намерении иметь дело только с психикой как таковой и рассматривать психику как эпифеномен.

Фрейд был не первым, кто пытался найти материальную основу психики, но единственным, кто сразу понял, что это тупик. В XVI веке идеи Гиппократа были развиты Рене Декартом (1596–1659), автором идеи рефлекса, который писал: «Сейчас я рассекаю головы разных животных, чтобы узнать, что такое воображение, память и т. д. »[3].

Опустим несколько менее известных имен и приблизимся к сегодняшнему дню. В 1863 году И.М.Сеченов написал статью « Попытка физиологического обоснования психических процессов » и хотел опубликовать ее в популярном журнале « Современник » под редакцией русского поэта Н. Некрасова. Однако цензура запретила публиковать эту статью в сборнике литературы (хотя это было уместно), мотивируя это тем, что она пропагандирует материализм и может оскорбить чувства верующих.В результате статья была опубликована в авторитетном журнале Medical Bulletin под другим названием Reflexes of the Brain [4]. Я думаю, что если бы материализм не был в то время таким модным, эта чисто умозрительная статья вообще не была бы опубликована. Приведу некоторые из так называемых аргументов, которые И. М. Сеченов использовал в поддержку своих идей: «Для нас, физиологов, достаточно сказать, что мозг — это орган души, то есть механизм, приведенный в движение некоторыми причинами. и приводит к ряду внешних явлений, характерных для психической деятельности »…« Таким образом, мозг, являющийся органом души, может совершать определенные движения при определенных условиях (согласно концепциям школы) определенным образом, что То есть, он действует как любая другая машина… »…« Читатель может понять, что все характеристики внешних проявлений активности мозга, без исключения… являются результатом некоторой степени сокращения группы мышц, что известно как чисто механический акт. »[4].После этого теоретического обобщения, подкрепленного только его экспериментами с химическим раздражением мозгового вещества лягушки кристаллической солью в качестве основы концепций «возбуждения» и «торможения» в центральной нервной системе, автор делает очень важное заявление: «Наконец, Должен признаться, что, формулируя эти гипотезы, я практически не имел знакомства с психологической литературой »[4].

Следующая историческая попытка развития физиологической психологии была предпринята У.Вундт, опубликовавший в 1874 г. три тома книги «Основы физиологической психологии ». В этой работе Вундт опирается на достижения в области физиологии чувств и предлагает стратегическую программу развития психологии с двумя основными направлениями: физиологическим (или экспериментальным) и социальным ( или культурно-историческая) психология [5]. К сожалению, академическая психология, претендующая на принадлежность к естественным наукам, развивалась в рамках экспериментального подхода. Культурно-историческое направление, которое Вундт описал как анализ продуктов человеческого духа , было реализовано только в психоанализе, тогда как социальная психология была сосредоточена на общих законах человеческого поведения, активности и взаимодействия, а также на различных проявлениях личности в них. взаимодействия.Понятие духа было введено в современную науку всего десять лет назад и появилось не в психологии, а в психотерапии.

Наш выдающийся соотечественник, первый российский лауреат Нобелевской премии И.П. Павлов прочитал Рефлексы мозга , когда учился в семинарии в Рязани, и эта книга, как он выразился, коренным образом изменила его жизнь. Влияние этой работы можно увидеть во всех физиологических исследованиях, проведенных И.П. Павлов, который был блестящим ученым и автором таких понятий, как условный рефлекс, высшая психическая активность и вторая сигнальная система [6].Без подробного анализа уникальных открытий И.П. Павольв, отметим, что его экспериментальное исследование высшей нервной деятельности (ВНА) ограничивалось изучением слюнных желез у собак. Вначале И. Павлов сопротивлялся любым попыткам психологической интерпретации своих физиологических экспериментов и наблюдений и запрещал своим помощникам говорить в таких терминах, как «собака поняла \ хотела \ желаемое и т. Д.» Однако позже идея рефлексов некритически применялась к психике, в основном учениками и последователями академика.Однако саму идею такого приложения поддержал И.П. Сам Павлов, считавший, что рефлекс объединяет («отождествляет») физиологическое и психическое, и считал ВНА эквивалентом психической деятельности [6,7]. Однако можно констатировать, что из почти 350 научных работ И.П. Павлов обращается в области психологии и психиатрии. В конце жизни И. Павлов скромно признался: «Я не клиницист, я всегда был физиологом, и мне уже слишком поздно становиться клиницистом», — и поэтому, продолжает он, «я не смею утверждать, что я достаточно компетентны, с точки зрения клиницистов, чтобы обсуждать соответствующий материал »[6].Еще одна цитата из И. Павлов: «… Хочу предостеречь от непонимания моих взглядов. Я не отрицаю психологию как понимание внутреннего мира человека »[6]. В общем, следует признать, что в рефлексе психики не больше, чем в лампочке, подключенной к датчику обнаружения движения, который мигает каждый раз, когда появляется движущийся объект.

Что случилось потом? Вспомним ключевые этапы развития современных научных идей. Согласно теориям И.М. Сеченова [4] и И.Павлова [6], на стыке психологии и физиологии возникли три новых области знаний: это физиология высшей нервной деятельности (ВНА), психофизиология и нейрофизиология. Важно, что все эти области после почти столетних попыток объяснить любую психическую активность реакциями возбуждения и торможения, рефлексивной активностью, электрической активностью мозга и биохимическими реакциями ограничили область своих интересов, за исключением очень немногих авторов. , с изучением определенных структур мозга как основы психической деятельности.Еще раз подчеркнем, что речь идет не о «психических структурах», как раньше, а, скорее, о мозговых структурах как основе психической деятельности.

Однако в психиатрии и психофармакологии и в некоторой степени в психотерапии все подходы к психопатологии основаны на установленной теории HNA, которая по-прежнему рассматривает психику и структуры и механизмы мозга как идентичные и непосредственно обращается к анатомической структуре нервной системы, локализации. функций коры головного мозга, путей передачи и биохимических реакций, связанных с обменом нейромедиаторов в синаптической щели.Для этого есть определенные исторические, методологические и идеологические причины.

Куда ведут поиски материальных структур психики

После середины XIX века и в соответствии с духом того времени и суперпопулярными идеями первобытного материализма И.М.Сеченов, И.П. Павлова и других выдающихся авторов объединило стремление найти материальную основу психической деятельности . В течение последних двух столетий эти специалисты искали психику в гироскопах, коре, желудочках мозга, подкорке мозга, электрической, волновой и квантовой активности мозга [4-12] и, наконец,: «Какое чудо! Его нашли в синаптической щели! » [13].

Следует отметить, что в любую эпоху доминирующие гипотезы психических структур влияли бы на терапию психических расстройств. Анатомический подход к «психическим структурам» породил идеи лоботомии и рассечения мозолистого тела; концепция электрической активности привела к тысячам экспериментов с электросудорожным лечением; исторически новые биохимические теории привели к развитию психофармакологии как новой области химической промышленности, основной целью которой является синаптическая щель.В настоящее время терапия психических расстройств основана преимущественно на психофармакологии, которая направлена ​​на регулирование обмена нейромедиаторов в синаптической щели и, таким образом, предположительно, в психике. Но вопрос о том, действительно ли эти современные методы терапии приводят к излечению пациентов, до сих пор не решен, поскольку даже авторы этих методов сообщают о 20-40% эффекта плацебо, в то время как побочные эффекты большинства психофармакологических препаратов включают в себя весь список психопатологий. интеллектуальная и эмоциональная тупость, а также ухудшение репродуктивной функции и нарушение работы печени, почек, гормональной системы и т. д.

Обоснование авторской гипотезы

В 2008 году автор разработал гипотезу о мозге как биологическом интерфейсе [3,14-17] как противовес этим традиционным взглядам. Эта гипотеза сравнивает мозг с компьютерным оборудованием, с одной стороны, и психику с программным обеспечением, с другой; Таким образом, процесс овладения языком, воспитания и обучения ребенка можно рассматривать как разновидность программирования. Следует подчеркнуть, что для программирования требуется определенный язык, как в технических системах.Напомню это. Жак Лакан высказал идею, что ребенок с первых дней жизни погружается в «языковую ванну» , что определяет его психическое развитие [18]. Таким образом, психическая деятельность рассматривается как своего рода информационный обмен, который развивается и поддерживается только в обществе, а физических и физиологических явлений — как телесные симптомы души , дающие косвенную информацию о мыслях, идеях и переживаниях, а также о психических состояниях. содержание в целом.Эти симптомы просто показывают, что с субъектом что-то происходит, но мы можем только догадываться, что именно. Это напоминает ситуацию, когда человек стоит возле высокого непроницаемого забора фабрики и пытается сделать вывод о том, что производится, на основе нечеткого шума, который он слышит.

Суть гипотезы, выдвинутой мною в 2008 г., заключалась в следующем: со временем особая роль мозга будет пересмотрена, и в новых рамках ему будет отведена более скромная, но, тем не менее, ключевая роль связующего звена между идеал и идеал, или, говоря современным языком, биологический интерфейс [3].

В этом отношении популярные ранее попытки исследовать человеческое мышление и психическую деятельность с помощью ЭЭГ можно сравнить с измерением напряжения и сопротивления телевизора, чтобы узнать содержание программ. Психическая деятельность в настоящее время познается только посредством самонаблюдения и рефлексии, методов, которые долгое время характеризовались как идеалистические, субъективные и ненаучные в развитии психологии; однако в последнее время отношение к этим методам самосознания начало меняться.

Академическая наука об информации

Дальнейшее развитие гипотезы было связано с очень важной идеей, которая долгое время игнорировалась психологами, физиологами и психиатрами и не учитывалась в их теоретических построениях. Академическая наука в настоящее время рассматривает информацию как нематериальный фактор , поэтому материальными являются только его носители (биологические, бумажные, электронные и т. Д.). Однако нематериальная информация приобретает ряд качественных и количественных характеристик, которыми изначально не обладал.Он может быть нейтральным, эмоционально значимым, пугающим, правильным или неправильным и т. Д., Но все эти характеристики проявляются только в пределах воспринимающего субъекта, поскольку разные субъекты будут по-разному реагировать на одну и ту же информацию (например, реакции на траур 11 сентября 2001 г. США и восторженные толпы в Ливии). Сама по себе информация о несущей не существует в отсутствие субъекта . Я неоднократно замечал, что мои коллеги смущены этой идеей. Я предложил им провести эксперимент: они могут скрыть свой компьютер и попытаться найти в нем какие-либо программы или любую информацию.Напомню определение, данное основоположником кибернетики Н. Виннером: информация — это не материя и не энергия, информация — это информация.

Только живые существа, особенно люди, могут быть объектами восприятия, а также производителями, носителями, хранителями и проверяющими любую информацию. В процессе эволюции homo sapience постепенно создавали все более надежные системы хранения и передачи растущего количества информации будущим поколениям: от примитивных форм общения, типичных для животных, до человеческой речи; от примитивного называния вещей или действий до абстрактных понятий и обобщений; от только устной передачи знания к письму; от мифов к научным знаниям; от глиняных табличек и папирусов до современных информационных систем.Здесь можно сослаться на гениальную идею И.П. Павлова о второй сигнальной системе, но следует отметить, что, в отличие от первой сигнальной системы, которая основана на рефлекторной активности и является общей для человека и животных (определяется генетически), вторая сигнальная система представляет собой искусственную конструкцию ( информационный характер) и формируется только в обществе. Принимая это во внимание, мы можем согласиться с тем, что современное понятие эволюции , возникшее в результате синтеза двух исключительно биологических подходов, классического дарвинизма и популяционной генетики, следует значительно расширить, включив в него информационно-психологические аспекты .

Заблуждения, искажающие научные истины

Распространенное представление о мозге как хранилище всех психических функций привело ко многим ошибочным представлениям, которые пронизывают наш повседневный язык; в науке они вызвали хорошо известный феномен «теоретической перегрузки», когда отвергается все, что выходит за рамки доминирующей теории. Есть такие известные фразы, как «это действует ему на нервы», хотя нервы — всего лишь передатчики; или «идея пришла мне в голову», хотя это скорее разум, чем голова и т. д.В общем, и восприятие непрофессионала, и научное знание отождествляют нервное с экстрасенсорным.

Точно так же современные гуманитарные науки полностью игнорируют важные различия между нервной системой и психикой. Таких различий немного, и самое важное из них следующее: здоровая психика отличает воображаемые стимулы от реальных, а нервная система реагирует на них почти одинаково . Это основа всех суггестивных и самовнушающих техник, когда, например, кто-то воображает, что его рука находится в горячей воде, и температура кожи его ладони повышается, или он представляет, что бежит на 100 метров, и его пульс увеличивается.Однако очень немногие специалисты, за исключением психотерапевтов, учитывают, что это верно и для развития психосоматической патологии, которая развивается в соответствии с индивидуальной системой символизации (в наших терминах «внутреннее психическое программирование»). То, что человек «принимает в сердце», может привести к кардиологическому заболеванию; нарушение, которое он не может «проглотить», может повлиять на реальное глотание и вызвать булимию или анорексию; одышка после шокирующих новостей может привести к приступам астмы; событие, которое «не выдержит», может привести к болям в суставах.В целом индивидуальная система символизации психических травм функционирует так же, как повторяющееся внушение (или, вернее, самовнушение). С этой идеей можно согласиться или не согласиться, но я полагаю, что даже люди, далекие от психотерапии и психологии, видели кого-то, кого буквально свалила непосильная психологическая (информационная) нагрузка.

Когда мы говорим о символизации, мы должны помнить Зигмунда Фрейда и его научное открытие, сделанное благодаря наблюдению Жана Шарко за экспериментами с параличом, вызванным внушением.Паралич, вызванный внушением, затронул не реальные зоны иннервации, как в случае настоящих параличей, а руку пациента в целом, поскольку она — человек без медицинского образования — могла это воспринимать. Фрейд сформулировал свой вывод довольно осторожно, но его можно сформулировать и более конкретно (вот наша формулировка): неверно, что нервная система контролирует психику, а скорее психика контролирует нервную систему, включая центральную нервную систему .

Мозг тоже сома

Идея влияния психики на соматические функции, сформулированная Дж.Хейнрот в 1818 году был революционером и противоречил идее «мозговых структур психики», поэтому долгое время (более 100 лет) она не принималась официальной наукой и существовала только на уровне обывателей. Когда врачи тщетно пытались определить этиологию заболевания, пациент или его родственники легко делали вывод, что он заболел «из-за горя» или «из-за безответной любви». Постепенное признание психосоматической патологии должно было опровергнуть доминировавшую в медицинской науке идею о том, что психические явления идентичны своим материальным носителям, таким как мозг и его физиологические и биохимические процессы; в психосоматическом подходе последние становятся вторичными по отношению к психике.Однако это открытие, похоже, осталось незамеченным психиатрией и медициной в целом.

Влияние психики на сому было окончательно признано в XX веке, но подходы к лечению психических расстройств, которые применялись в течение двух тысяч лет, не изменились и до сих пор используют химическое (психофармакологическое) воздействие на соматические структуры мозга, что означает, что Психика — это просто продукт мозга, как желчь — продукт печени. Идея о том, что мозг по отношению к психике — это просто сома, хотя и важная ее разновидность, я думаю, не скоро будет признана, несмотря на многочисленные клинические доказательства, подтверждающие ее.Добавим, без подробных пояснений, что идея «пластичности мозга» со временем трансформируется в идею пластичности психики, потому что ткань, какой бы высокоорганизованной она ни была, не может намеренно изменять сама себя; для этого требуется более высокий уровень регуляции тканевых процессов.

Предвидение Фрейда

Обратимся еще раз к З. Фрейду. В то время, когда Фрейд жил и создавал психоанализ, информация еще не была научной категорией.Понятие кибернетики было введено в 1948 году, когда Н. Виннер опубликовал свою книгу Кибернетика или управление и коммуникация у животных и машины , и только после этого сформировался качественно новый подход к информации. Итак, Фрейд не мог использовать эту концепцию, но сумел ее предвидеть. Вспомним лекцию, которую Фрейд прочитал в Венском медицинском обществе в 1895 году. Фрейд говорит об сильных эмоциях и говорит, что яркое впечатление, положительное или отрицательное, увеличивает «что-то» в психике, что он называет «суммой возбуждений» и это принадлежит психике, но не мозгу.Точно так же, как Винер выделяет информацию как отдельную категорию и подчеркивает, что это не материя и не энергия, Фрейд рассматривает психику как отдельную категорию, которая не является ни материей, ни энергией. Это можно увидеть, когда Фрейд экстраполирует (а не просто применяет) закон сохранения энергии к психике и формулирует закон сохранения психического содержимого (не в мозгу, не в нервных центрах, не в синапсах, а в разных психические структуры). Согласно этому закону, любое новое психическое содержимое (мы бы сейчас назвали его «информацией»), попав в психику, никогда не исчезнет, ​​но может трансформироваться в другое психическое содержимое, в том числе и патологическое.Во избежание недоразумений добавим, что энергетический компонент также включен в теорию Фрейда, но связан не с психическим содержанием, а, скорее, с либидо. Говоря о словах, Фрейд также упоминает, что они (вместе с невербальными проявлениями реакций) являются единственным наблюдаемым эквивалентом внутреннего опыта, и подчеркивает, что слова могут заменять действия. В этом отношении подход Фрейда ближе к И.П. Представления Павлова о вторых сигнальных системах, относящихся к знаку, носят информационный характер, хотя И.П. Павлов также не употреблял этот более поздний термин. В качестве отступления от основной темы статьи напомним, что блестящие работы нашего выдающегося соотечественника об условном рефлексе и принципах обратной афферентации (прототип и аналог принципа обратной связи) стали отправной точкой для развития кибернетики.

Хочу сделать еще одно замечание: в отличие от искусственного интеллекта, в котором заданы определенные программы и параметры, а результаты анализа и синтеза относительно точны и легко предсказуемы, человеческий интеллект способен к саморазвитию, непредсказуемому субъективен в восприятии информации и принимает нестандартные и вариативные решения.Другое отличие состоит в том, что информация, которая повреждает нормально функционирующую психику, может поступать извне, как компьютерный вирус, или генерироваться самой психикой в форме ложных идей, переживаний, подозрений и т. Д., Которые становятся факторами самотравматизма.

Сейчас нам нужно обратиться к наследию Зигмунда Фрейда. Он проводил параллели между психической и физической травмой и писал: «Психическая травма или воспоминание о ней действует как инородное тело, которое после попадания внутрь (психика — М.Р.) сохраняется как активный фактор достаточно длительное время »[1].

Дополнительные аргументы: одичавшие и брошенные дети

Приведем дополнительные аргументы, подтверждающие рассмотренную выше теорию. Исследования одичавших детей (также известных как дети Маугли) показали, что нормальная человеческая психика, а также двуногие ноги не могут развиваться без раннего погружения в социальную среду (или, как упоминалось ранее, без языкового программирования мозга ребенка социальной средой).Можно сделать вывод, что здоровый мозг является необходимой, но недостаточной предпосылкой развития и адекватного функционирования психики человека , и языковое программирование все еще требуется. В связи с тем, что у одичавших детей инстинкты и рефлексы функциональны, их следует понимать как генетически детерминированные, в отличие от сознательной деятельности, которая является приобретенной функцией и может развиваться только в социальной информационной среде. Позвольте мне добавить, что дикие дети перенимают свои поведенческие программы и язык как систему информационного обмена от сообщества животных, в котором они выжили, и это также поддерживает идеи, которые я здесь развиваю.

Известны случаи диких детей, изучаемые психологами: дети могли говорить только на языке волков, собак или птиц (как в случае ребенка, который жил не со своими обеспокоенными родителями, а в окружении попугаев). Это подтверждает гипотезу автора о том, что процесс воспитания и обучения является разновидностью программирования и импринтинга. Напомню, что импринтинг определяется как психофизиологический механизм, с помощью которого модели поведения воспринимаются органами чувств (зрительными, слуховыми, обонятельными и т. Д.)) после минимальной выдержки жестко фиксируются в памяти. Этот механизм характерен как для человека, так и для животных, но работает он только в раннем детстве.

Как отмечалось в литературе [7,19], если одичавшие дети длительное время оставались в сообществе животных, они воспроизводили поведение своих «приемных родителей», и это не могло быть изменено психологами и специалистами по реабилитации. с ними. Эти дети умело используют все четыре конечности для движения; они нюхают пищу перед тем, как съесть ее, и предпочитают сырое мясо, которое добывают, охотясь на цыплят и мелких грызунов; в случае жажды они облизывают губы и пьют воду вместо того, чтобы пить ее; они отталкиваются дневным светом; они не узнают себя в зеркале, как животные.Они убегают от других людей и от огня, а в ситуации опасности принимают угрожающие позы и начинают рычать; они мочатся и испражняются, как животные. Такое поведение вполне естественно. Следует упомянуть более специфическую характеристику, которую они не умеют смеяться, несмотря на нормальную иннервацию и мимические мышцы. Было проведено много исследований «социальной улыбки» у младенцев, и следует сделать еще один вывод: человек без общества не улыбается и не отвечает на улыбку; можем ли мы представить мир без улыбок? У такого человека активируются природные животные инстинкты, которые дремлют у всех и готовы подняться в любой момент, когда культурные рамки разваливаются.Эта идея пользуется широкой поддержкой. Например, это хорошо известная история о девочке, которая нормально развивалась, пока ее сильно обеспокоенные родители не заставили ее жить со своей собакой в ​​питомнике в возрасте от 3 до 8 лет; таким образом, ребенок, который уже приобрел двуногость и речь, начал использовать четыре конечности, чтобы двигаться, лаять, выть, пожирать пищу и поливать воду, как ее «приемная мать». Это можно понимать как глубокий регресс из-за отсутствия родительских фигур и отделения от культуры.

Учитывая тот факт, что так легко реактивировать подавленные культурой примитивные поведенческие паттерны, нынешнее толерантное отношение к различным проявлениям неформального и девиантного поведения, начиная с начала ХХ века, требует тщательного пересмотра.

Вторая группа дополнительных аргументов

Было бы довольно странно не упомянуть о произведениях А. Лурия, а именно Маленькая книга о большой памяти [20].В этой книге Лурия описывает мнемониста С.В. Шеречевский, за которым он наблюдал много лет, и доказывает, что психика функционирует как высокотехнологичный видеомагнитофон, который записывает все, что человек когда-либо видел или слышал. Отто Петцль, один из последователей Фрейда, показал в своих классических экспериментах по подсознательному восприятию [4], что наш глаз видит больше, а ухо слышит лучше, чем мы можем воспринимать сознательно, и, таким образом, подсознательные стимулы могут влиять на суждения, поведение и принятие решений. Еще одним фактором, поддерживающим информационную теорию психики, являются недавние исследования так называемых «зеркальных нейронов» [21-23], которые передают информацию и одновременно получают невербализованную информацию (мысли).Этот способ невербальной коммуникации может иметь решающее значение для стадных животных, позволяя тысячам из них одновременно реагировать на сигнал опасности, а также для хищников, охотящихся вместе (иначе невозможно объяснить, как волки или львы разделяют роли «загонщиков», преследующих животных. добыча и те, кто ее ждет в засаде). Ту же самую связь могут использовать муравьи, таким образом, тысячи насекомых прилагают совместные усилия, чтобы переместить свою жертву, которая в тысячу раз больше и тяжелее их, в определенном направлении.

Какие препятствия на пути к новым подходам?

По-прежнему существуют популярные теории, касающиеся психических структур, анатомических, физиологических, физических или физико-химических. Этому есть как минимум два объяснения. Во-первых, уверен, что многие мои коллеги после прочтения этого материала почувствуют своего рода когнитивный диссонанс. Эти идеи противоречат тому, чему нас учили, во что мы верили, на чем основывались наши научные обобщения, что мы применяли в наших терапевтических подходах и стратегиях.С таким диссонансом боролся и автор. Вторая причина — это коммерциализация медицины, например, многомиллиардные инвестиции в разработку и рекламу новых психофармакологических препаратов и теорий, популяризирующих биохимические концепции психики и возможность лечения психических расстройств с помощью психофармакологии. Тот факт, что ни один пациент с тяжелой психопатологией не был излечен этими средствами, не влияет на стратегическое направление лечения психических расстройств с помощью лекарств.Можно сделать вывод, что этот поиск химии мыслей и чувств будет продолжаться, несмотря на то, что зашла тупиковая ситуация. Этот поиск лучше всего можно охарактеризовать изречением, которое популярно в научном сообществе: «Сколько бы усилий вы ни приложили, чтобы скрыть радио, вы не найдете музыки внутри!».

По главному философскому вопросу

По отношению к обсуждаемой здесь теории главный философский вопрос формулируется в ее традиционной версии: материя первична, а субъект первичен, но сознание вторично, потому что сознание развивается только в обществе как информационное не- структура материала.Эта структура невозможна без субъектов, передающих и получающих информацию.

В заключение напомню, что понятие «главный философский вопрос» было предложено Ф. Энгельсом в его работе Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии в 1886 году. Некоторые мыслители прошлого и настоящего рассматривают этот вопрос неважный, искусственный и лишенный эпистемологического смысла. Однако следует признать, что в нашу информационную эпоху его значение значительно возросло.Более того, его формулировка и решение влияют на возможность получения адекватных знаний об окружающем мире. Многие выдающиеся мыслители, такие как Платон, Лейбниц, Гегель и др., Утверждали, что мир идей существует независимо от нашего сознания, а мир вещей является лишь его воплощением. Современные информационные технологии требуют качественно новых подходов к этим проблемам, поскольку наша действительность убедительно доказывает нам, что мир идей можно развивать искусственно, качественно изменяя существующие культурные коды.Таким образом, можно искусственно создавать определенные тенденции и векторы развития международного сообщества, направленные на возвышение культуры и научного прогресса или разжигание межнациональных конфликтов, терроризма, товарного фетишизма и сакрализации материального успеха.

Заключение: суть открытия и теория

Это было доказано здесь, в отличие от предыдущих объяснений психической деятельности материальными структурами (например,g., ткани мозга, электрическая, волновая или квантовая активность, химическая реакция или обмен нейротрансмиттерами в синаптической щели), что здоровый мозг является необходимым, но недостаточным предварительным условием для психического функционирования личности. Мозг и психика — две взаимосвязанные, но разные системы. Мозг — это материальная структура, на которой основана психика, а психика нематериальна, поскольку представляет собой специфический вариант информационных процессов в биологической системе.

Было показано, что мозг — это биологический интерфейс, своего рода экран для проецирования информации о внешнем мире и самом человеке, включая информацию о его внутренних психических процессах.С другой стороны, мозг — это еще и операционная система, и биологический сервер, накапливающий, хранящий и воспроизводящий информацию, которая может передаваться только через социальную среду на основе языкового программирования мозга.

Освоение нового языка помогает сформировать дополнительную информационную систему психики; это подтверждается клиническими наблюдениями в психиатрической практике, показывающими, что в острой фазе психического расстройства некоторые двуязычные пациенты теряют способность говорить на своем родном языке, но могут адекватно общаться со своим терапевтом на другом языке.Первый такой случай (Анна О.) был классно описан С. Фрейдом в его работе Исследования истерии (1895).

Список литературы

  1. Фрейд С (2005) Исследования истерии. — СПб: Восточно-Европейский психоаналитический институт, с .: 454.
  2. .
  3. Hubel DH, Wiesel TN (2005) Мозг и визуальное восприятие: история 25-летнего сотрудничества. Oxford University Press, США, стр: s106.
  4. Решетников М.М. (2008) Психические расстройства.- Санкт-Петербург: Восточно-Европейский психоаналитический институт, с: 272.
  5. .
  6. Сеченов И.М. (2015) Рефлексы головного мозга. — М .: АСТ, с: 352.
  7. .
  8. Wundt W (2007) Введение в психологию. ? КомКнига (2007), стр: 168.
  9. Павлов И.П. (1951) Психология в изучении высшей нервной деятельности животных. Полное издание. — Москва III: 323-340.
  10. Данилова Н.Н., Крылова А.Л. (2005) Физиология высшей нервной деятельности.- Ростов Н / Д: Феникс, с: 478.
  11. .
  12. Ануашвили А.Н. (2008) Объективная психология на основе волновой модели мозга. М. Экон-Информ, с: 292.
  13. Laborit H (1969) Нейрофизиология: метаболические и фармакологические аспекты — Париж.
  14. Никандров В.В. (2007) Психология. стр: 396-397.
  15. Николлс Д., Мартин П., Валлас Б., Фукс П. (2017) От нейрона к мозгу.URRC: Книга — Дом «Либерком», стр: 453-454.
  16. Петровский В.А. (1992) Психология неадаптивной деятельности. стр: 45.
  17. Лапин И. П., Оксенкраг Г. Ф. (1969) Усиление центральных серотонинергических процессов как возможный детерминант тимолептического эффекта. Ланцет 1: 132-136.
  18. Решетников М.М. (2011) Критический постматериализм в психологии и психиатрии. Неврологический бюллетень , XLIII: 66-69.
  19. Решетников М.М. (2012) Современные тенденции развития психологии и психиатрии. J Психотерапия 9: 7-15.
  20. Решетников М.М. (2017) Проблема соотношения мозга и разума в физиологии, медицине и психологии. Журнал психиатрии и психиатрических расстройств 1: 313-316.
  21. Решетников М.М. (2017) Что такое Психея? Что мы лечим? Journ Anthropology 6: 11-15.
  22. Лакан Дж. (1995) Функция и область языка в психоанализе. Доклад на Римском конгрессе, Институт психологии Римского университета, 26–27 сентября 1953 г. Москва.
  23. Годфруа Ж. (1996) Что такое психология, 2 тома, 2-е издание. Том 1: Перевод с французского. -? .: Мир, с: 496.
  24. Лурия А (1968) Маленькая книга о большой памяти. Маленькая книга о большой памяти.
  25. Rizzolatti G, Fadiga L, Gallese V, Fogassi L (1996) Премоторная кора и распознавание двигательных действий. Brain Res Cogn Brain Res 3: 131-141. [Crossref]
  26. Rizzolatti G, Fogassi L, Gallese V (2006) Зеркала в сознании. Scientific American Band 295, стр: 30-37.
  27. Победитель N (1968) Кибернетика или управление и коммуникация у животных и машин. ? Советское Радио. С. 325.

Психология бокса — тренируйте мозг

Спортивный психолог Д-р . Питер Олусога делится советами о том, как улучшить свою умственную деятельность.

  • Чтобы заложить основу успеха, вам нужно убедиться, что все четыре угла хорошо развиты.
  • Психическая сила важна для бокса, но кто ее тренирует?
  • Есть много способов тренировать свой мозг, чтобы получить преимущество над оппонентами

«Вы либо поняли, либо нет»

90%

психическое, 10% физическое

«Все в голове»

Эти фразы часто встречаются в боксе, когда речь идет о психологии единоборств.Понятно, что психологическая стойкость важна для боксерских выступлений, но кто из вас тренируется, чтобы улучшить свои спортивные психологические показатели?

Доктор Пит Олусога предлагает нам отличную статью о том, как спортивная психология может помочь улучшить боксерские выступления. Из этой статьи вы узнаете.

Четыре угла боксерского мастерства.

Ролевая спортивная психология в боксе — Три области, которые боксеры могут развивать с помощью краткосрочных и долгосрочных стратегий.

Создание основ успеха Допустим, вы строите дом. Хотели бы вы убедиться, что все четыре угла фундамента были максимально прочными, или просто позаботились бы о трех, надеясь, что этого будет достаточно, чтобы дом не упал?

Я почти уверен, что большинство людей потратят время и усилия, чтобы построить дом с максимально прочным фундаментом. Четыре крепких, твердых угла.

Спросите себя, что для этого нужно?

Когда я впервые сажусь со спортсменом, мне нравится начинать с того, чтобы заставить его задуматься о том, что нужно для того, чтобы стать элитным спортсменом в их конкретном виде спорта.

Что нужно, чтобы стать лучшим?

Если ваша цель — стать сильным боксером-любителем, что вам на самом деле нужно?

Если ваша цель стать чемпионом мира, что вам нужно?

На каком бы уровне вы ни занимались боксом или куда бы вы ни стремились добраться, мы обычно можем разбить «все, что нужно» на четыре основные области: тактическая осведомленность, технические способности, физические силы и умственные способности.

Тренируйте мозг

Можно с уверенностью сказать, что это спорт, не похожий ни на один из видов спорта, в которых я работал раньше.Это жестокий вид спорта, от него никуда не деться. Цель состоит в том, чтобы бить противника до тех пор, пока он / она не сможет больше дать вам ответный удар.

Однако это также вид спорта, который требует не только огромной физической силы и выносливости, но также дисциплины и контроля, а также способности мыслить тактически и стратегически, находясь под давлением. Так что в некотором смысле, я полагаю, в конце концов, он не так уж отличается от других видов спорта. Люди скажут вам, что бокс на 80% психологичен. … Или, может быть, 90% психического …. или 95% умственных….

Суть в том, что никто не станет сомневаться в том, что боксеры должны быть психологически стойкими…. но что такое психологическая стойкость и как спортивная психология может помочь боксерам развить ее? Насколько сильны ваши углы?

По моему опыту, это четыре краеугольных камня, которые нужны каждому спортсмену для достижения успеха. Но если бы я спросил вас, сколько времени вы посвятили работе над каждым из них, что бы вы ответили?

Я предполагаю, что вы проводите много времени и усилий в тренажерном зале или бегаете, работая над развитием силы и выносливости.Вероятно, вы проводите изрядное количество времени на ринге, развивая свою технику. И я предполагаю, что, может быть, вы изучаете своих противников или, по крайней мере, у вас есть какой-то тактический план, прежде чем вы выходите на ринг, чтобы сражаться? Так что у вас, вероятно, есть три очень сильных угла, на которых можно построить успех.

А как насчет четвертого угла? А как насчет ментальных аспектов бокса?

Сколько усилий вы вкладываете в развитие своих умственных способностей?

Вы можете узнать больше о спортивной психологии бокса в нашем членстве в Boxing Science…

+30 видео семинаров, библиотека упражнений, еженедельные тренировки..

ОТ 8.99 £ В МЕСЯЦ

Определение умственной стойкости: спортсмены, тренеры и спортивные психологи определили «умственную стойкость» как психологическое преимущество, которое позволяет вам: лучше, чем ваши оппоненты, справляться с многочисленными требованиями (соревнования, тренировки, образ жизни), которые спорт предъявляет к спортсмену.

Будьте последовательны и лучше своих оппонентов, оставаясь решительными, сосредоточенными, уверенными и контролирующими под давлением.

Как спортивная психология может помочь боксерам?

Итак, чтобы стать боксером и заниматься этим видом спорта, вы, скорее всего, уже обладаете некоторыми качествами типично «психологически стойкого» спортсмена.Если вы добьетесь успеха, весьма вероятно, что вы обладаете множеством этих качеств.

Одно из препятствий, с которыми я столкнулся как практик (и это выходит за рамки бокса), — это идея, что я собираюсь попытаться заставить спортсменов делать что-то радикально иное, что я возьму их головы или что они уже достаточно жесткие, так что, черт возьми, психолог может помочь.

Ну, психолог может работать со спортсменами, чтобы улучшить навыки / качества, которые у них уже есть, направить и дать спортсмену возможность вносить изменения там, где они считают нужным, и, возможно, вооружить их навыками и техниками, чтобы они могли это сделать. .Психическая стойкость включает в себя ряд различных качеств и атрибутов.

Я только что выбрал несколько способов, которыми спортивная психология может помочь боксерам развить психологическую стойкость …

1. Удовлетворение потребностей

Лучшие спортсмены мира нервничают перед соревнованиями. Нервы могут принимать разные формы, такие как физические ощущения «бабочек» в желудке или назойливые мысли и сомнения, которые могут возникнуть в любой момент; минуты, часы, недели до боя.

Это то, как спортсмены обрабатывают и интерпретируют те нервы, которые могут иметь значение, быть ли хорошим или отличным. Например, бабочки можно рассматривать как признак того, что вы действительно нервничаете, или как о знаке того, что ваше тело готово к соревнованиям.

Умение распознавать эти нервы (как полезные, так и бесполезные) и знать, что с ними делать, помогает сделать боксера психологически стойким.

Ключевые методы

Краткосрочное развитие: Расслабление, центрирование, противодействие негативному мышлению

Долгосрочное развитие: Прикладное расслабление, развитие «спокойного ума»

2.Концентрация / Фокус

Никто не «теряет» концентрацию. Это никуда не денется. Просто мы иногда концентрируемся на неправильных вещах в неподходящее время. Исследования показывают, что когда спортсмены физически устают (например, в перерывах между раундами), они с большей вероятностью сосредоточатся на том, чтобы вернуть себе дыхание, и поэтому могут упустить важные инструкции тренера. Профессор Энди Лейн предполагает, что боксерам также необходимо развить довольно уникальный образ мышления, позволяющий им прилагать максимальные усилия, но при этом сохранять способность мыслить спокойно и тактически.

Развитие навыков концентрации и способности «переключать» внимание с «здесь и сейчас» (необходимо во время раундов) на то, что будет дальше (необходимо в промежутках между раундами), поэтому является важным умственным навыком для боксеров².

Ключевые методы

Краткосрочное развитие: Стили концентрации, образы / мысленные репетиции, центрирование

Долгосрочное развитие: Тренировка концентрации, концентрация при утомлении

3.Дисциплина

Что заставляет одного спортсмена встать и начать пробежку, в то время как другой остается в постели еще на полчаса? Что заставляет одного спортсмена придерживаться своей диеты, а у другого есть только один выходной?

Что заставляет одного спортсмена работать на беговой дорожке лишнюю минуту, в то время как другой уходит?

Дисциплина, очевидно, важна как на ринге, так и за его пределами, и психологически стойкий спортсмен — это тот, кто может мотивировать себя делать все возможное, чтобы получить это жизненно важное преимущество над своим противником.

Ключевые методы

Краткосрочная разработка: Профилирование производительности, постановка целей

Долгосрочное развитие: Внимательность

Вовлеченность тренеров

Для большинства психологических навыков и приемов, описанных выше, тренер / инструктор может сыграть жизненно важную роль. С самого начала нужно привлекать тренеров.

Коммуникация между тренером и спортсменом может быть улучшена, если тренер участвует в профилировании и процессе постановки целей, и тренер также должен играть важную роль в усилении использования навыков расслабления, воображения и концентрации в спарринговой / тренировочной среде. .

Sport Psychology Edge Спортсмены постоянно ищут хоть малейшее преимущество перед своими противниками. Когда два спортсмена подобраны с точки зрения навыков и физических качеств, именно спортсмен становится более уверенным, может использовать давление в своих интересах, который дисциплинирован в своих тренировках и может сосредоточиться на правильных вещах в нужное время — атлет, у которого есть интеллектуальное преимущество, чаще всего выходит на первое место.

Практика ведет к совершенству

Готовы ли вы потратить время и силы на развитие этих навыков? Если вы не тренируетесь на силу или скорость, скорее всего, вы не станете быстрее и сильнее.То же самое и с тренировкой вашего мозга. Если вы не будете практиковать и не разовьете такие навыки, как расслабление, визуализация или сосредоточение, вы не станете лучше. Если вы хотите быть как можно лучше, вам нужно позаботиться обо всех четырех углах, если вы хотите, чтобы ваш дом оставался стоять. Так…. что делаете, чтобы найти свое умственное превосходство?

Посмотрите наше интервью с бывшим чемпионом мира по версии WBO в тяжелом весе Джонни Нельсоном о том, как контроль его умственных способностей помог его боксерской карьере.

WATCH: Мировоззрение чемпионов — Джонни Нельсон

Полное интервью и многое другое в нашем членстве в Boxing Science

Источники ¹Джонс, Г., Хантон, С., & Коннотон, Д. (2002). Что такое умственная стойкость? Расследование элитных спортсменов. Журнал прикладной спортивной психологии, 14, 205-218. ²

Лейн, А. (2009). Консультации на ринге: Психологическая поддержка профессионального боксера чемпиона мира.В Б. Хеммингс и Т. Холдер (ред.), Прикладная спортивная психология: индивидуальный подход. Чичестер: John Wiley & Sons Ltd.

Подкастов по психологии, терапии и психическому здоровью

Подкасты стали популярным средством обмена информацией в увлекательной, удобоваримой и оперативной форме. Подкасты по психологии, которые мы публикуем сегодня, легко транслировать и загружать в цифровом формате, они помогут вам глубже понять разум, эмоции и психическое здоровье как тему, представляющую интерес или карьеру.Многие из них приглашают ведущих и берут интервью у ведущих экспертов в области нейробиологии, терапии, психологии и психического здоровья.

Если вы являетесь опытным специалистом в области психического здоровья, начинаете как практикующий психиатр, ищете психотерапевта или интересуетесь всем психологическим, здесь для вас может быть подкаст. Эти подкасты по психологии охватывают широкий круг интересных тем, охватывая самые разные темы — от духовности и психического здоровья до того, как сахар влияет на мозг.

Мы собрали две группы подкастов по психологии. Один из них включает подкасты по психическому здоровью и психологии для тех, кто хочет больше узнать о новых открытиях в нейробиологии, или для людей, ищущих информацию о решении проблем психического здоровья. Вторая коллекция подкастов создана специально для того, чтобы вдохновлять, наставлять и объединять профессионалов в области психического здоровья.

Все подкасты, указанные ниже, можно транслировать бесплатно. GoodTherapy не поддерживает подкасты, представленные ниже.

Подкасты по психологии и психическому здоровью

Скрытый мозг
Шанкар Ведантам — научный корреспондент NPR и ведущий программы «Скрытый мозг», имя которой совпадает с названием его книги. Этот подкаст посвящен мелочам, которые часто упускаются из виду в нашей повседневной жизни. Hidden Brain раскрывает закономерности, влияющие на наше поведение, инстинкты, определяющие наш выбор, и элементы, влияющие на развитие наших отношений.

«Счастливый час» для психических заболеваний
«Счастливый час для психических заболеваний» — это подкаст, предназначенный для людей, интересующихся проблемами психического здоровья или испытывающих их.Комик из Лос-Анджелеса Пол Гилмартин ведет каждую серию с сочувствием, сочувствием и знанием своего собственного опыта клинической депрессии и алкоголизма. Среди гостей Пола — артисты и друзья, врачи и специалисты в области психического здоровья, слушатели и поклонники шоу. В интервью GoodTherapy.org Пол обсуждает процесс создания и размещения The Mental Illness Happy Hour .

PsychCrunch
PsychCrunch — официальный подкаст Исследовательского дайджеста Британского психологического общества.Он представлен доктором Кристианом Джарреттом, когнитивным нейробиологом, редактором Исследовательского дайджеста Британского психологического общества и автором готовящейся к выходу книги ПЕРСОНОЛОГИЯ, Использование науки об изменении личности в ваших интересах . PsychCrunch исследует практическое применение психологической науки, предлагая психологам сравнить результаты своих исследований с их опытом повседневной жизни.

All in the Mind
Описанный как «исследование всего ментального», Radio National’s All in the Mind объединяет личные истории с профессиональным пониманием.Эта программа с ведущей Линн Малкольм исследует наши умы и исследует, как мысли формируют человеческий опыт. Хотя многие аспекты человеческого мозга еще предстоит раскрыть, All in the Mind требуется время, чтобы выявить корреляции между нашим поведением и соответствующими психологическими функциями. В эпизоде ​​«Терапия вне коробки» Малкольм и гости обсуждают новое исследование внутренних закономерностей и процессов, которые могут влиять на психическое здоровье, и то, как трансдиагностический подход может вселить надежду.

Invisibilia
По-латыни Invisibilia — это программа NPR, посвященная невидимым влияниям, которые влияют на нашу жизнь каждый день. Исследуя мысли, чувства, убеждения и то, как они связаны с нашими действиями, Invisibilia использует уникальное сочетание психологической науки и рассказов о реальной жизни. Слушатели вдохновляются думать, жить и вести себя по-новому.

Shrink Rap Radio
Shrink Rap Radio организовано Dr.Дэвид Ван Найс, почетный профессор психологии в Государственном университете Сономы, предлагает интервью с экспертами в области психотерапии, психологии, духовности и не только. В серии 527 основатель и клинический директор Центра здорового секса Александра Катехакис, MFT, обсуждает сексуальную зависимость в контексте дисрегуляции аффекта. Для тех, кто новичок или пропустил серию, доктор Дэйв перечисляет расшифровки стенограмм предыдущих шоу на своем сайте.

Психологические файлы
Ведущий Майкл А.Бритт надеется, что The Psych Files привлечет слушателей с таким же энтузиазмом и увлечением психологией, как и он сам. Применяя неформальный подход к своим обсуждениям, Бритт берет интервью у авторов и исследователей в области психического здоровья и психологии. Вместе они охватывают текущие события и модели человеческого поведения, исследуя, как они связаны с элементами психологии.

The Psychology Podcast
Интеллектуальный, но увлекательный, The Psychology Podcast проливает свет на внутренний мир ума, мозга, поведения и творческих способностей.Ведущий доктор Скотт Барри Кауфман, в настоящее время профессор позитивной психологии в Пенсильванском университете, беседует с приглашенным гостем в каждой серии. Посредством The Psychology Podcast они стремятся улучшить наше самопонимание и осознание мира, стимулировать мысли и открыть нам глаза на возможности, присущие человечеству.

2 Guys On Your Head
Доктор Арт Маркман и доктор Боб Дьюк анализируют различные аспекты человеческого поведения и мозга в своем еженедельном подкасте «2 Guys On Your Head».Ведущая Ребекка Макинрой помогает двум психологам беседовать на самые разные темы.

Счастливее с Гретхен Рубин
Счастливее с Гретхен Рубин рассказывает о беседах между Рубин и ее сестрой Элизабет Крафт. Названные «Щелчок и щелчок подкастеров», эти двое обсуждают темы, которые сосредоточены на привычках к счастью и хорошему психическому здоровью, соответствующим образом, который часто примешивается к поп-культуре. Этот подкаст, включенный в список «Лучшие подкасты 2016 года» Академии подкастеров и постоянно попадающий в топ-чарты iTunes, напоминает нам, что жизнь — это постоянный эксперимент.

Подкаст Brain Science
Доктор Джинджер Кэмпбелл ведет подкаст Brain Science Podcast, который информирует широкую аудиторию о новых открытиях в нейробиологии. Подкаст Brain Science Podcast , посвященный раскрытию эффективности научного метода в решении загадок психологии, включает беседы со всемирно известными учеными. Понимая, как функционирует мозг, доктор Кэмпбелл пытается понять, что способствует нашему человечеству.

Psych Sessions
Автор и спикер Джимми Моррис, MA, LPC-S, NCC, является ведущим Psych Sessions.Один из самых популярных подкастов по психотерапии, Psych Sessions , призван помочь людям, которые хотят узнать больше о психическом здоровье и психиатрии. Шоу приглашает опытных терапевтов и клиницистов поделиться своими идеями с аудиторией, которая варьируется от любопытных до опытных. Что касается собственной практики, доктор Моррис говорит: «Мне нравится помогать людям смотреть на неопределенности, влияющие на их жизнь, и помогать им реагировать по-разному».

Кати Мортон, терапевт и друг
Ютубер и предприниматель, Кати Мортон, LMFT, известна своим видеоблогом о психическом здоровье.Каждый понедельник и четверг Кати Мортон, терапевт и друг с новыми видео обсуждают такие темы, как беспокойство, депрессия, жестокое обращение, проблемы с питанием и членовредительство. С помощью своей обширной коллекции видео Кати стремится поддержать и поддержать свою растущую аудиторию, уменьшить стигму, связанную с лечением психического здоровья, и послать сообщение всем, у кого есть проблемы с психическим здоровьем, о том, что они не одиноки.

С чего начать?
В своем подкасте «С чего нам начать» Эстер Перель, сертифицированный супервайзер по секс-терапии LMFT и AASECT, углубляется в темы, касающиеся здоровья в отношениях.Автор бестселлера Спаривание в неволе: открытие эротического интеллекта , Эстер говорит о здоровой сексуальности, связях, неверности и психическом здоровье пар в своем подкасте и делится историями других пар, чтобы просвещать и вдохновлять тех, кто может оказаться в аналогичных ситуациях. .

Подкасты для терапевтов

FYLMIT.com — рассказывание историй через видео
Эрнесто Сегисмундо-младший, LMFT, является создателем FYLMIT.com, веб-сайта, на котором снимаются видеоролики, чтобы помочь терапевтам продвигать свой бизнес.В своем подкасте FYLMIT.com — рассказывание историй через видео Эрнесто стремится рассказать истории профессионалов в области психического здоровья и людей, которые работают с ними, чтобы вдохновить других и продемонстрировать, как можно добиться успеха, применяя хорошие стратегии.

Love Your Practice
Подкаст Love Your Practice, представленный TherapyPartner и ведущий Джессики Долган, PsyD, является ключевым для специалистов в области психического здоровья, серьезно относящихся к своей частной практике. Этот подкаст, содержащий интервью с лидерами отрасли, советы по преодолению отраслевых препятствий и вдохновение для умственного, физического и финансового роста, предоставляет актуальную информацию в дозах, доступных для профессионалов, находящихся в пути.Охватываемые темы варьируются от советов по оптимизации вашей практики до ценности профилактического ухода.

The Private Practice Startup Podcast
Создатели подкаста Private Practice Startup, Кейт Кэмпбелл, доктор философии, LMFT, и Кэти Лемье, LMFT, — два терапевта с предпринимательским духом, которые помогают другим терапевтам продвигать себя и развивать практику своей мечты. Private Practice Startup проводит собеседования с экспертами в области бизнеса и психического здоровья и фокусируется на маркетинге и построении образа жизни.Эпизоды полны советов #NinjaTips, уловок и секретов успешной навигации в современном мире частной практики.

Продажа кушетки
Продажа кушетки дает специалистам в области психического здоровья, которые хотят оптимизировать свою частную практику, обширные знания. Ведущий Мелвин Варгезе, доктор философии, беседует с бизнес-тренерами, экспертами по маркетингу и опытными клиницистами, чтобы слушатели могли извлечь максимальную пользу из их лучших советов. От успешных повседневных привычек до советов и ошибок в социальных сетях, Selling the Couch предлагает практичный подход и большие ресурсы для создания аутентичности вашей практики.

Практика практики
Джо Санок, LLP, LPC, NCC, знает, что начало частной практики после аспирантуры и клинической подготовки может оказаться непосильным процессом, к которому многие не подготовлены. Вот почему он запустил подкаст «Практика практики», посвященный предоставлению терапевтам информации, инструментов и навыков, необходимых им для достижения успеха в деловой сфере ведения практики. Вместе со своим бизнес-консультантом Элисон Пиджон, LPC, Джо побуждает слушателей применять методы, которые могут помочь им с этической точки зрения зарабатывать больше денег, добавлять врачей в свою практику или начинать консультировать.В эпизоде ​​211 ниже Джо беседует с Крисом Дейли, вице-президентом по тестированию и оптимизации сайтов Disruptive Advertising, о психологии маркетинга.

Therapy Chat
Therapy Chat ведет один из наших тематических экспертов GoodTherapy.org и психотерапевт Лаура Рейган, LCSW-C. В своем подкасте она рассказывает гостям об альтернативных подходах к исцелению с помощью психотерапии и консультирования. Применяя внимательность и заботу о себе, чтобы избежать выгорания терапевта, Лаура привносит универсальную перспективу в практику терапии.Соматизация, травма, EMDR и арт-терапия — это лишь некоторые из множества тем, которые она обсуждает.

TherapyTech с Робом и Роем
Рой Хаггинс, LPC, NCC и Роб Рейнхардт, LPCS, MEd, NCC, дублируют свой подкаст, TherapyTech с Робом и Роем: «Самые веселые терапевты могут послушать подкаст о технологиях! ” Подкаст охватывает темы, которые помогают терапевтам ориентироваться в технологиях, которые используются в данной области, одновременно улучшая свой бизнес и следя за соблюдением требований HIPAA и этических норм.В настоящее время первый сезон можно бесплатно смотреть на их веб-сайте.

Подкаст социальной работы
Подкаст социальной работы, созданный и размещенный Джонатаном Сингером, доктором философии, LCSW, содержит огромное количество информации практически по любому предмету, связанному с социальной работой, включая образование, непосредственную практику и исследования. С гостевыми интервью и темами, которые охватывают все, от практики социальной работы за границей до подросткового мозга и нейробиологии, этот подкаст может заинтересовать тех, кто хочет больше узнать о социальной работе.Доктор Сингер также участвует в чате #SPSM (социальные сети по предотвращению самоубийств), где специалисты в области психического здоровья могут делиться и генерировать идеи и методы, позволяющие сделать самоубийство «событием, которое никогда не будет».

Серия подкастов ACA
Американская ассоциация консультантов (ACA) с 2008 года делится серией подкастов в стиле интервью. Направленные на то, чтобы помочь специалистам в области психического здоровья сэкономить время и деньги, серия подкастов ACA предлагает оперативные знания чтобы помочь вам расти как практикующий психиатр.Многие из серий даже предоставляют возможности для получения кредитов на непрерывное образование, что делает этот подкаст информативным и практичным.

Мы все носим по-разному
Мы называем себя «подкастом для психологов», мы все носим по-разному, в нем представлены беседы с признанными специалистами в области психического здоровья. Подкаст призван повысить уверенность новичков в карьере, а также мотивировать опытных практиков. Признавая, что для того, чтобы помогать другим, необходимо сохранять энтузиазм и увлеченность, We All Wear It Different позволяет профессионалам делиться своими историями о трудностях и победах в области психического здоровья.

Подкаст Therapist Experience
Therapist Experience Podcast, организованный Перри Розенблумом, основателем и генеральным директором Brighter Vision Web Solutions, включает интервью с опытными терапевтами о тонкостях развития частной практики. Обсуждения охватывают множество тем, важных для процветающей частной практики, включая маркетинг, развитие ниши и способы ориентироваться в предпринимательской сфере как владельцу бизнеса.

Как узнать, кому можно доверять

Самым важным признаком интеллектуальной надежности является то, что кто-то искренне заботится о вашем интеллектуальном благополучии.Они хотят помочь вам добраться до истины, получить знания, углубить ваше понимание и развить ваши навыки исследования. Они обладают основополагающей силой интеллектуальной доброжелательности .

В качестве добродетели интеллектуальная доброжелательность включает образцы эмоций и мыслей, а не только действия. Интеллектуально доброжелательный человек заботится, когда другие люди делают интеллектуальные достижения, и получает от этого удовольствие. У них также есть зрелые взгляды на относительную важность таких достижений. Они понимают, например, что лучше, чтобы человек развил навыки, которые могут помочь ему приобрести широкий спектр знаний по предмету, чем получить короткий список фактов.

Этими качествами был известен американский генетик Барбара МакКлинток. Примерно в 1930 году она определила путь к созданию хромосомной основы генетики, работая с семенами кукурузы. Вместо того, чтобы настаивать на проведении этого исследования в одиночку, она передала проект своему самому способному аспиранту, Харриет Крейтон, которая впоследствии получила всемирное признание благодаря своему открытию вместе с МакКлинтоком.

Есть много способов, по которым человек может потерять интеллектуальную доброжелательность.Самый очевидный и самый крайний — это интеллектуальная недоброжелательность. Такой человек мотивирован причинять интеллектуальный вред другим. Им нравится, когда люди делают ошибки или выглядят глупо, и любят вносить путаницу.

Более изощренная форма интеллектуальной ненадежности — это социальная бдительность. Социальные линчеватели — это люди, у которых есть сильная мотивация влиять на взгляды других. Они хотят побеждать в спорах и заставлять людей смотреть на вещи по-своему. Они думают, что все делают правильно, и верят, что те, кто все делает правильно, несут ответственность за то, чтобы другие тоже делали все правильно.

На первый взгляд может показаться, что есть что-то привлекательное в идее о том, что те, кто более обеспечен в интеллектуальном плане, должны помогать менее обеспеченным в интеллектуальном плане. И, по крайней мере, социальных дружинников волнует, как думают другие, что тоже кажется неплохим. Но проблема в том, что они заботятся неправильно. Их не волнует, что у других людей правильные взгляды; они заботятся о том, чтобы другие люди разделяли своих взглядов. Они не заботятся о том, чтобы другие люди делали открытия; они заботятся о том, чтобы они сами приводили других к своим выводам.

Исследования показывают, что социальная бдительность коррелирует с рядом проблемных черт и поведения — например, склонностью к более радикальным взглядам на вызывающие разногласие темы, такие как изменение климата. Социальные линчеватели энергично отстаивают свои крайние позиции и защищают тех, кто поступает так же. Таким образом, они поляризуют убеждения в своих сообществах, а не способствуют взаимопониманию и открытиям.

Не всегда легко отделить интеллектуально доброжелательного человека от социального линчевателя.Но один из способов сделать это — обратить внимание на то, что им нравится. Радуются ли они вашему интеллектуальному прогрессу в целом или только тогда, когда им удается повлиять на ваше мышление?

Вторым признаком интеллектуальной надежности является то, что человек склонен искренне делиться с вами своей точкой зрения, исходя из мотивации помочь вам прогрессировать. Они понимают, что иногда — хотя и не всегда — они могут усилить вашу точку зрения, поделившись своим собственным. И они умеют определять свою точку зрения, помогать вам понять ее и оценить ее.Они обладают силой интеллектуальной прозрачности .

Английский философ Дж. Э. Мур был описан своими учениками таким образом, чтобы предположить, что он был особенно прозрачен в своем обучении. На одной лекции он выдвигал позицию, которую он был склонен принять, только чтобы начать следующую лекцию, объясняя, почему его предыдущая точка зрения была неправильной. В некоторых случаях, если он не видел очевидного логического пути вперед, он объявлял, что собирается «совершить прыжок», и смотреть, может ли это привести к большему пониманию.

Есть несколько причин, по которым человек может не быть интеллектуально прозрачным. Один из них — интеллектуальное тщеславие. Тщеславный человек хочет, чтобы о нем хорошо думали. Они озабочены своей репутацией. Когда они делятся своими взглядами, они делают это с учетом этого беспокойства. В отличие от прозрачного человека тщеславные не делятся своей точкой зрения ради вашего интеллектуального благополучия. Вместо этого они делятся им выборочно, чтобы произвести наилучшее впечатление о себе. Часто тщеславные люди раздувают свое интеллектуальное положение, делая вид, что знают то, чего не знают, или имеют более веские доказательства, чем они есть, чтобы заслужить одобрение.

Еще один способ не быть прозрачным — это интеллектуальная робость. В отличие от тщеславных, робкие склонны отрицательно относиться к своим интеллектуальным качествам. Они плохо оценивают уровень своих знаний и боятся быть разоблаченными из-за своего невежества. Это заставляет их уклоняться от всеобщего внимания и воздерживаться от участия в групповых знаниях, даже когда им есть что сказать. Они предпочитают хранить молчание, чтобы не навредить своей самооценке, если они окажутся несведущими.Поэтому они могут воздерживаться от того, чтобы рассказывать вам то, что знают, даже если они могут вам помочь.

Как отличить прозрачного человека от тщеславного или робкого? Сосредоточьтесь на том, как они реагируют на мнения других об их идеях. Боязнь того, как их идеи будут восприняты, или чрезмерное рвение к их идеям, которые понравятся вам или другим, являются признаками того, что им может не хватать прозрачности.

Третьим признаком интеллектуальной надежности является то, что человек склонен устранять или устранять источники двусмысленности при общении с вами.Они понимают, что могут помочь вам, только если вы их понимаете, и эта двусмысленность мешает пониманию. Таким образом, этот человек устраняет или разрешает любую двусмысленность, чтобы вы поняли, что они означают. У них есть сила коммуникативной ясности .

Существует множество методов устранения неоднозначности. Ясные коммуникаторы подчеркивают свои основные моменты и отличают их от всего, что является случайным. Они определяют ключевые слова или фразы. Они объясняют, чем их взгляды контрастируют с другими, которые могут быть с ними спутаны.Их сообщения структурированы таким образом, чтобы их было легко понять, где функция каждой части очевидна для вас.

Один из способов не быть ясным коммуникатором — это быть восприимчивым к псевдо-глубине. Такие люди особенно открыты и восприимчивы к потенциально глубокому пониманию. Эта восприимчивость может привести к тому, что они ошибочно будут определять тарабарщину как содержащую глубокий смысл. В задачах, разработанных для оценки уровня восприимчивости людей к псевдо-глубине, участников просили оценить глубину случайно сгенерированных комбинаций абстрактных модных словечек, таких как «Скрытый смысл преображает беспрецедентную абстрактную красоту».Люди в целом оценили эти утверждения как несколько глубокие; те, кто оценивал свою глубину выше, были более восприимчивы к псевдоглубине.

В то время как ценить проницательность — это хорошо, склонность видеть сквозь цветные очки является помехой, когда дело доходит до того, чтобы быть интеллектуально надежным. Те, у кого есть псевдо-глубокая полоса, также, как правило, более восприимчивы к ошибочной идентификации фальшивых новостей как настоящих. Более того, эти люди могут быть заинтересованы в том, чтобы казаться глубокими, даже если им нечего сказать по существу.Они могут приукрасить свои пустые идеи соблазнительными атрибутами и даже получить значительных последователей, в то же время приводя своих последователей в замешательство.

К счастью, виртуозно чистый коммуникатор можно отделить от тех, кто подвержен псевдопониманию. Если кто-то сказал что-то, чего вы не могли понять, попросите его изложить это так, чтобы вы могли понять. Если они уклоняются от этого или настаивают на том, что проблема в вас, это указывает на недостаток коммуникативной добродетели.

Четвертым признаком интеллектуальной надежности является то, что люди с этим качеством ценят отличительные черты своей аудитории.Они обращают внимание на ваши конкретные взгляды, опыт, способности и склонности. Они приспосабливают свои коммуникации к вашему затруднительному положению, чтобы помочь вам продвигаться, и демонстрируют силу чувствительности аудитории .

Напротив, одна из форм нечувствительности к аудитории — это когда люди мало внимания уделяют своим слушателям, больше зацикливаясь на собственных особенностях — черта, которую психологи называют самосознанием. Такие люди склонны полностью соглашаться с такими утверждениями, как «Я всегда пытаюсь разобраться в себе».В результате у застенчивых людей нет времени определять свою аудиторию.

Люди тоже могут быть слишком разборчивыми в своем внимании. Например, осуждающие люди очень внимательно относятся к смущающим, плохим или проблемным чертам своих слушателей, в то время как их меньше интересуют сильные стороны своей аудитории. Или они могут быть внимательны к чертам своей аудитории, которые хорошо отражаются на них самих: они мотивированы видеть себя выше и поэтому обращают внимание на сравнительные слабости других.Это дает им искаженное представление о своих слушателях.

Чтобы определить, обладает ли человек, от которого вы зависите, добродетельной чувствительностью, вы можете спросить себя следующее. Демонстрируют ли они, что понимают вашу точку зрения, ваши интеллектуальные потребности, ваши способности? Они спрашивают вас об этих функциях, пытаясь узнать о вас? Общаются ли они с вами лично для вас? Если ответ отрицательный, они могут не стать надежным интеллектуальным проводником.

Наконец, интеллектуально заслуживающий доверия человек проявляет определенную неограниченную мудрость, поддерживая вас в ваших расследованиях.Они ценят множество решений, связанных с поиском знаний. Они понимают, что люди выбирают, когда собирать больше доказательств, где их искать и как их взвешивать, а также какие методы использовать и на кого положиться. Они умеют помогать вам ориентироваться в потенциальных рисках и преимуществах, которые возникают в вашем стремлении к обучению. Они обладают силой интеллектуального руководства .

Напротив, у некоторых людей есть психологическая потребность в закрытии.Такие люди очень заинтересованы в заполнении запросов, и их отталкивает двусмысленность. Им нужны быстрые однозначные ответы, и они хотят их придерживаться. Психологи называют двойные компоненты этой потребности «схватыванием» и «замораживанием». Те, у кого острая потребность в закрытии, быстро ухватываются за любую информацию, которая обещает разрешить их вопросы, и, выбрав ответ, они склонны игнорировать любую противоречивую информацию, зацикливаясь на ответе, к которому они пришли.

Сильная потребность в закрытии не всегда является проблемой.В конце концов, решительность — это очень ценные способности лидеров. Тем не менее, эта потребность может стать препятствием, когда дело доходит до тонких тем, требующих методичного и тщательного размышления, — именно тех тем, по которым вам так часто требуется помощь других. Такие неоднозначные вопросы требуют мышления, с которым не могут мириться те, кто нуждается в закрытии. Вместо этого они, скорее всего, предложат вам неразумный совет, который упрощает проблему.

Ключевой чертой интеллектуального гида является терпение.Тратит ли человек, от которого вы зависите, время, чтобы оценить всю сложность вашего затруднительного положения, или он слишком быстро вмешивается и пытается «исправить это»?

Независимо от того, является ли человек интеллектуально надежным или ненадежным, он будет проявлять себя в его эмоциях, мыслях и действиях. Чем лучше мы обращаем внимание на эти признаки, тем лучше мы можем функционировать в наших сетях и тем лучше мы можем понять, что думать о сложных проблемах, с которыми мы сталкиваемся.

психе «Интеллектуальная пустыня

Я посетил дом друга-психолога-поведенческого психолога в США.С. около года назад. Там мне позвонил кто-то из дома. Мы говорили по-английски, но, конечно, мой телефонный звонок был на японском. Он упомянул мне, что очень часто, когда человек, говорящий на нескольких языках, прочно связывает язык с определенной культурой, местом и социальной группой, этот человек фактически меняется, когда они переключают языки на большее, чем предложение. Он упомянул об этом, потому что внимательно наблюдал за мной, пока я разговаривал по телефону, и нашел интересным наблюдать за делом Джекила / Хайда из первых рук.

В то время эта идея казалась мне очень странной, но он настаивал на том, что внутри нас находится куча разных вкусов нашей собственной психики или несколько полуконфликтных психик, все вместе сожительствующих — и наша внешняя личность — это своего рода объединенное проявление. психологических комбинаций, которые мы считаем подходящими для данной ситуации. Или что-то вроде этого. Я не психолог, так что это, вероятно, ужасное искажение идеи, которую он довольно лаконично объяснил кому-то (мне), который не понимает этого в первую очередь.

Далее он объяснил, что (опять же, плохой пересказ) язык — это ворота ко многим мыслительным процессам, потому что на очень высоких уровнях сознания мы абстрагируем сложные идеи за словами, даже в наших собственных головах большую часть времени, и этот невысказанный контекст и значение также имеет большой вес — но поскольку мы не можем «слышать» этот контекст в монологах нашего разума, мы просто не уделяем ему особого внимания. Таким образом, переключение языков в некоторой степени также меняет контекст вашего мышления, а контекст — это то, как вы выбираете, какие вкусы вашей психики подходят для проявления в данный момент, и так далее.Таким образом, переключение языков также заставляет вас переключать программы в своей голове.

В любом случае, он эксперт, поэтому я принимаю это во внимание, вот и все. Замечательная идея, не правда ли?

Я только что понял сегодня кое-что интересное, когда друг (который не говорит по-японски) спросил меня «что такое такояки», и я понял, что, если объяснять на правильном английском, это звучит не очень хорошо. «Что-то вроде хуш-щенков или дырок от пончиков с маринованным имбирем в кляре и кусочками осьминога внутри» — довольно неудовлетворительное объяснение.Будет только хуже, если вы объясните, что такое 鰹 節 (か つ お ぶ し), и объясните, что нет, это , а не стружек, оставшихся от столярных работ (хотя они сделаны с помощью строгального станка…).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *