Интериоризировать это: Интериоризация — это… Что такое Интериоризация?

Автор: | 16.01.1983

Содержание

Интериоризация — это… Что такое Интериоризация?

Интериориза́ция (от фр. intériorisation — переход извне внутрь и лат. interior — внутренний) — формирование внутренних структур человеческой психики посредством усвоения внешней социальной деятельности[1], присвоения жизненного опыта, становления психических функций и развития в целом. Любое сложное действие, прежде чем стать достоянием разума, должно быть реализовано вовне. Благодаря интериоризации мы можем говорить про себя, и собственно думать, не мешая окружающим.

Благодаря интериоризации психика человека приобретает способность оперировать образами предметов, которые в данный момент отсутствуют в его поле зрения. Человек выходит за рамки данного мгновения, свободно «в уме» перемещается в прошлое и в будущее, во времени и в пространстве.

Животные такой способностью не обладают, они не могут произвольно выходить за рамки наличной ситуации. Важным орудием интериоризации служит слово, а средством произвольного перехода от одной ситуации к другой — речевое действие.

Слово выделяет и закрепляет в себе существенные свойства вещей и способы оперирования информацией, выработанные практикой человечества. Действие человека перестаёт быть зависимым от данной извне ситуации, которая определяет все поведение животного. Отсюда понятно, что овладение правильным употреблением слов есть одновременно усвоение существенных свойств вещей и способов оперирования информацией. Человек через слово усваивает опыт всего человечества, т. е. десятков и сотен предшествующих поколений, а также людей и коллективов, отдаленных от него на сотни и тысячи километров.

Впервые данный термин был использован в работах французских социологов (Дюркгейм и др.), где интериоризация рассматривалась в качестве одного из элементов социализации, означая заимствование основных категорий индивидуального сознания из сферы общественного опыта и общественных представлений. В психологию понятие интериоризации было введено представителями французской психологической школы (Ж. Пиаже, П. Жане, А.

Валлон и др.) и советским психологом Л. С. Выготским.

По мнению Л. С. Выготского, всякая функция человеческой психики первоначально складывается как внешняя, социальная форма общения между людьми, как трудовая или иная деятельность, и лишь затем, в результате интериоризации, становится компонентом психики человека.

В последующем интериоризация была изучена П. Я. Гальпериным как процесс и легла в основу планомерно-поэтапного формирования.

Понятие интериоризации является одним из ключевых в современной образовательной психологии США.

У Ф. Ницше было своеобразное понимание интериоризации. В своей работе Генеалогия морали (1887), он писал, что «Все инстинкты, которым не позволяется выходить наружу, проявляются внутри. Это именно то, что я называю интериоризацией».[2]

См. также

Ссылки

  1. Словарь.ру
  2. Цит. по: Мэй Р. Открытие Бытия. — М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2004. — С.
    91.

примеры механизма, этапы, применение — Блог Викиум

Интериоризацией называется переход от внешнего к внутреннему. Экстериоризация является противоположным действием. С помощью интериоризации происходит обучение человека, когда взрослые сразу рассказывают и показывают, а затем дети это повторяют, делая перенос необходимого вовнутрь.


Что такое интериоризация?

Впервые об этом понятии стало известно от французского ученого, однако, российский ученый Выготский работал над вопросом более подробно. Определение «интериоризация» является процессом, когда благодаря жизненному опыту человека формируются его психические структуры. В педагогике интериоризацией называют обучение ребенка, направленное на умение общаться с символами.

Механизм интериоризации

Ученый П. Я. Гальперин считает, что механизм интериоризации характеризуется шестью этапами:

  1. Для первого этапа характерной является мотивация или призыв со стороны взрослого.
  2. На втором этапе происходит ориентировочный момент, когда ребенок наблюдает за действием взрослого и анализирует его.
  3. Третий этап — материальный, когда малыш сам повторяет действия.
  4. На четвертом этапе ребенок уже проговаривает действия вслух.
  5. На пятом этапе происходит внутренняя речь, когда ребенок проговаривает действия про себя.
  6. Этап умственного действия отмечается уже шестым, когда весь мыслительный процесс у ребенка происходит с высокой скоростью

Наиболее часто интериоризовать приходится в процессе обучения, когда педагогу необходимо донести до ребенка новый материал и научить его выполнять различные действия в уме. Не обошел интериоризированный процесс и воспитательный момент, когда у ребенка в уме формируется понятие о нормах поведения. Во взрослом возрасте данный процесс может использоваться в отношениях начальника и подчиненного, а также стажера и его наставника.

Методы изучения

Интериоризировать можно с помощью различных методов в психологии и социологии:

  • с помощью наблюдения;
  • естественного эксперимента;
  • тестирования;
  • беседы.

К основным проблемам данного процесса относятся какие-либо отклонения в психическом и физиологическом плане и поиск объективных исследовательских методик в области психологии.

Пример интериоризации в области психологии

Очень четко отражение интериоризации можно прослеживать на примере игры ребенка с сортером. Сразу взрослый проговаривает малышу, что квадратик необходимо разместить в квадратном отверстии, а затем малыш уже начинает сам проговаривать этап игры. В дальнейшем он начинает делать это осмысленно, а в конце уже успешно подбирает фигурки, соответствующие размеру, без каких-либо раздумий.

Процесс интериоризации имеет особую ценность, так как позволяет ребенку научиться анализировать свои действия, сравнивать, а также считать. Умственные действия положительно влияют на развитие и способствуют повышению скорости действий.

В процессе интериоризации большую роль играет эмоциональное состояние обучающего. Он должен уметь управлять своими эмоциями. Научиться этому можно с помощью курса Викиум «Эмоциональный интеллект».

Читайте нас в Telegram — wikium

Интериоризация в психологии и педагогике

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ (от лат. interior — внутренний) — формирование внутренних структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности. Понятие И. было введено французскими психологами (П. Жане, Ж. Пиаже, А. Валлон и др.). В аналогичном смысле И. понимали и представители символического интеракционизма. Понятия, сходные с И., используются в психоанализе при объяснении того, каким образом в онтогенезе и филогенезе под влиянием структуры межиндивидуальных отношений, переходящей «внутрь» психики, формируется структура бессознательного (индивидуального или коллективного), в свою очередь определяющая структуру сознания.

В советской психологии И. трактуется в контексте марксистского понимания психики как преобразование структуры предметной деятельности в структуру внутреннего плана сознания. И. следует отличать от любых форм получения «извне», переработки и хранения «внутри» психики знаковой информации (восприятие и память).

  1. Краткий психологический словарь/Сост. Л. А. Карпенко; Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского.- М.: Политиздат, 1985.- 431 с.

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ и ЭКСТЕРИОРИЗАЦИЯ

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ и ЭКСТЕРИОРИЗАЦИЯ

понятия, указывающие на переход, движение действия. Интериоризация (франц. interiorisation, от лат. interior — внутренний) — переход извне вовнутрь, поэтапное свертывание и овнутривание внешнего действия. Впервые это понятие сложилось во французской социологической школе (Э. Дюркгейм) и означало процесс социализации, прививания элементов идеологии к сознанию индивидов. Иное содержание это понятие обрело в трудах Ж. Пиаже, Л. С. Выготского, Дж. Брунера и ряда других современных психологов.

Задавшись вопросом, каким путем действие с внешним предметом обращается в думание об этом предмете, Л. С. Выготский открывает центральное звено процесса И. — замещение вещей их знаками и символами. Согласно его культурно-исторической теории, наша душевная жизнь рождается из внешне-социальной формы общения между людьми, а общая структура мышления и внутреннего диалога в целом повторяет структуру обычной предметно-чувственной деятельности с вещами и людьми. Благодаря «культурному знаку» предчеловеческие формы поведения ребенка переключаются на специфически социальные, мысль индивидуума совершается в слове, внешнее действие субъекта с объектом овнутривается до умственной операции со знаком как заместителем объекта. К «культурному знаку» Л. С. Выготский относил языковые формулы, алгебраическую символику, произведения искусства, карты и т. п.

И. сопряжена со своей противоположностью — с экстериоризацией (франц. exteriorisation — проявление, от лат. exterior — наружный, внешний), т. е. с процессом перехода внутренних умственных действий в развернутые внешние предметно-чувственные действия. «Чтобы построить у ребенка новое умственное действие, например, то же действие сложения, его надо предварительно дать ребенку как действие внешнее, т. е. экстериоризовать его. В этой экстериоризованной форме, в форме развернутого внешнего действия, оно первоначально и формируется. Лишь затем, в результате процесса постепенного его преобразования — обобщения, специфического сокращения его звеньев и изменения уровня, на котором оно выполняется, происходит его интериоризация, т. е. превращение его во внутреннее действие, теперь уже полностью протекающее в уме ребенка», — писал акад. А. Н. Леонтьев (Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. М., 1972, с. 386).

Более детально процесс И. описывается созданной П. Я. Гальпериным теорией поэтапного формирования умственных действий. Развитие психических функций всегда начинается с формирования соответствующих внешних действий, и если впоследствии окажется, что какая-нибудь функция не сформировалась достаточным образом или сформировалась неправильно, то выправление ее должно начинаться с возвращения к ее исходной внешней форме и далее методично проходить все надлежащие этапы. Пока индивид не выработает специфическую и адекватную сути предмета операцию, он, по мнению П. Я. Гальперина, не способен думать о соответствующем предмете, производить его умственные преобразования (см. Гальперин П. Я. Введение в психологию. М., 1976). Американский психолог Дж. Брунер обосновал утверждение, что способность личности генерировать в себе психические образы мира вещей есть процесс повышения мастерства в добывании и использовании новых схем действия.

Первоначально концепция И. основывалась на материалах исследования становления логического мышления у Детей. К настоящему времени полученные выводы экстраполированы на всю психосферу человека любого возраста. Чувственные образы также были описаны как продукты И. особых перцептивных действий. Впервые понятие перцептивного действия было введено А. В. Запорожцем, а затем оно было развито в исследованиях В. П. Зинченко, Д. Гйбсона, Р. Л. Грегори, И. Б. Ительсона и др. Теория И. натолкнула ряд философов на вывод, что носителем информации от объекта к субъекту служит адаптированная к объекту схема действия, операция (Э. В. Ильенков, С. Тулмин, В. П. Бранский, Д. В. Пивоваров и др.). Объект и образ объекта тем более определенны, чем лучше мы научаемся действовать с объектом, изобретая новые операции, новую технологию.

Интериоризация

Найдено 5 определений термина

Интериоризация
Интериоризация

формирование духовного мира личности, внутренних структур психики посредством отражения внешних социальных отношений и адаптации к изменчивости общественного бытия.

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

от лат. interior внутренний) — формирование внутренней структуры психики человека посредством усвоения структур внешней социальной деятельности. Понятие введено франц. психологами Пьером Жане, Жаном Пиаже, Анри Валлоном, используется в психоанализе при объяснении перехода структуры межиндивидуальных отношений внутрь психики и формирования бессознательного (индивидуального или коллективного), которое в свою очередь определяет внутренний план сознания. По Выготскому, интериоризация — становление подлинно человеческой формы психики благодаря освоению индивидом человеческих ценностей.

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

(от лат. interior — внутренний) — процесс построения внутр. структур психики, обусловливаемый усвоением структур и символов внешн. соц. деятельности. В отеч. психологии И. понимается как преобразование структуры предметной деятельности в структуру внутр. плана сознания, иначе — как превращение интерпсихол. (межличностных) отношений в интрапсихол. (внутриличностные, отношения с самим собой). И. отлична от любых форм получения «извне», переработки и хранения «внутри» психики знаковой информации (восприятия и памяти). В онтогенезе различают след. стадии И.: 1) взрослый словом воздействует на ребенка, побуждая его что-то сделать; 2) ребенок перенимает способ обращения и начинает воздействовать словом на взрослого; 3) ребенок воздействует на самого себя. Н.Д.Наумов

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

франц. iiiteriorisalion, от лат. interior — внутренний), переход извне внутрь. В психологию понятые И. вошло после работ представителей франц. социологич. школы (Дюркгейм и др. ), где оно связывалось с понятием социализации, означая заимствование осн. категорий индивидуального сознания из сферы обществ. представлений. Принципиальное значение получило в культурно-историч. теории Выготского; одно из осн. положений этой теории состояло в том, что всякая подлинно человеч. форма психики первоначально складывается как внеш., социальная форма общения между людьми и только затем, в результате И., становится психич. процессом отд. индивида. Стадии И. подробно прослежены в работах, посвященных умственным действиям, где показано, что И. есть не простой переход к действию в плане представлений (Пиаже), а формирование внутр. плана сознания.

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

франц. interiorisation, от лат. interior — внутренний) — переход извне внутрь. В психологию понятие интериоризации вошло после работ представителей французской социологической школы (Дюркгейм и др.), где оно связывалось с понятием социализации, означая заимствование основных категорий индивидуального сознания из сферы общественных представлений. Принципиальное значение получило в культурно-исторической теории Л. С. Выготского; одно из основных положений этой теории состояло в том, что всякая подлинно человеческая форма психики первоначально складывается как внешняя, социальная форма общения между людьми и только затем, в результате интериоризации, становится психическим процессом отдельного индивида. Стадии интериоризации подробно прослежены в работах, посвященных умственным действиям, где показано, что интериоризация есть не простой переход к действию в плане представлений Ж. Пиаже, а формирование внутреннего плана сознания.

Лит.: Дюркгейм Э. Социология и теория познания.— В сб.: Новые идеи в социологии, сб. 2. СПб., 1914; Выготский Л. С. Избр. психологич. исследования. М., 1956; Он же. Развитие высших психич. функций. М., 1960.

Найдено схем по теме

Интериоризация — 0

Найдено научныех статей по теме

Интериоризация — 0

Найдено книг по теме

Интериоризация — 0

Найдено презентаций по теме

Интериоризация — 0

Найдено рефератов по теме

Интериоризация — 0

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!

Интериоризация в психологии и педагогике

Человек рождается личностью или становится ею по мере своего взросления? Нет однозначного ответа, который бы указывал на то, что человек развивается по одному сценарию. Интериоризация, используемая в психологии и педагогике, говорит о том, что сначала человек должен получить знания и опыт во внешнем мире, чтобы преобразовать его в свой внутренний компонент.

Всем людям с детства говорят о том, чтобы они учились на чужих ошибках. Однако уже много веков прошло, а люди продолжают ошибаться так же, как это делали их предки. Почему человек не может учиться на чужих ошибках? Почему опыт других людей в большинстве своем остается ему неинтересен?

На чужих ошибках тяжело учиться, поскольку у человека всегда есть маленькая надежда на то, что вот он-то точно не совершит подобных ошибок. Все люди мнят себя лучше других. Это ни хорошо и ни плохо. Просто следует понимать, что все люди подвержены автоматизму – когда не они руководят своими поступками, а их эмоции и подсознание управляют ими.

На чужих ошибках тяжело учиться, потому что человек думает, что он так точно не поступит. Есть люди, которые действительно не совершают одних ошибок. Но ведь есть другие ошибки, которые они все-таки совершают! Таким образом, человек, пока сам не попробовав и не пережив страдания, не научится, потому что будет думать, что «он не такой», «он другой».

Почему именно на своих ошибках человек приобретает опыт? Не обязательно на ошибках приобретается опыт. Просто, когда человек начинает что-то делать, он может ошибиться или все сделать правильно. В любом случае это будет опытом. Ничего не делать – тоже опыт, но с получением нулевых результатов. А когда человек начинает что-то новое познавать и делать, тогда он периодически совершает ошибки от незнания и неопытности.

Не только на ошибках люди получают опыт. Не только чужие истории показывают, что нужно и чего не нужно делать. Когда человек начинает действовать, к чему-то стремиться, тогда он получает самый ценный опыт, основанный на его пробах, ошибках, разочарованиях и радостях.

Что такое интериоризация?

В процессе жизни люди постоянно совершают ошибочные действия. Каждому родителю хочется, чтобы его ребенок точно не прошел через те страдания, который испытал он сам. Обучение, назидание, советы – все это способы передачи взрослыми людьми своего опыта другим (зачастую детям), чтобы те смогли направлять свои силы на более интересные действия. Однако процесс интериоризации всегда подразумевает под собой сначала испытание определенных эмоций, а потом уже их понимание.

Что такое интериоризация? Сайт психологической помощи psymedcare.ru определяет его как переход внешнего во внутреннее. Это получение жизненного опыта, который становится частью психики человека. Поскольку данный термин встречается редко, многие люди не знают его значения.

Интериоризация происходит различными способами. Самым первым из них является воспитание, когда родители начинают передавать своим детям ценности, знания, умозаключения и прочие выводы на счет того мира, в котором они живут.

Под социальной интериоризацией понимается получение знаний, которые приобрело общество, и преобразование их в свои индивидуальные. Так, человек становится способным представлять то, чего не видит в данный момент, мысленно перемещаться в прошлое или будущее, воображать картины, с которыми никогда не сталкивался. Все эти познания он получил от других людей, после чего сделал своими личными.

Процесс интериоризации присущ только людям. Животные не могут выйти за пределы той ситуации, которая происходит с ними на данный момент. Люди же посредством слова передают свой опыт друг другу, позволяя познавать то, чего они сами не видели или не испытывали.

У каждого человека есть свои взгляды на то, как устроен мир, в котором он живет. Все живут на одной планете, но вот как он функционирует, как люди взаимодействуют между собой, что такое хорошо и что такое плохо, у каждого человека свое мнение на этот счет. Люди сходятся в некоторых взглядах. Но нет двух людей, чьи мнения абсолютно по любому вопросу совпадают. Это связано с тем, чему учило окружение того или иного человека и какой опыт у него есть лично.

С самого детства каждому ребенку его собственные родители говорят, что такое хорошо и что такое плохо. Как нельзя и как нужно, что в себе развивать и что лучше не делать, к чему стремиться и о чем мечтать, а что не достойно вашего внимания – обо всем этом вам рассказывают ваши собственные родители. Пока вы являетесь маленьким ребенком, вы полностью доверяете опыту своих родителей, к которым подключаются ваши родственники, воспитатели и учителя. Вам говорят, что родителей нужно слушаться, учителя дают полезные знания, а бабушки и дедушки правы. И вы, поскольку не имеете своего личного опыта, перенимаете опыт взрослых.

Но по мере своего взросления вы сталкиваетесь с трудностями и болезненными для себя ситуациями. Вам хочется совершить поступок, но внутренний голос вашего родителя говорит: «Это – плохо». Почему вы хотите совершить плохой поступок? Ваши друзья вам не запрещают его совершать, а, наоборот, даже подталкивают попробовать свои силы. И вы делаете.

В разных ситуациях вы получаете разные результаты. Бывает, что вы приходите к выводу о том, что ваши родители говорили правду. «Не нужно было этого делать, родители мне говорили об этом». Но бывает так, что вы пробуете совершить «запрещенный прием» и получаете желаемый для себя результат. «Родители были неправы? Возможно» — и вы понимаете, что другие люди, какими взрослыми и долго живущими ни были, тоже могут ошибаться. С каждым годом вы понимаете, что лучше набираться своего опыта, который основан на ваших конкретных жизненных ситуациях, а не собирать опыт других людей, которые априори живут не так, как вы, и ведут себя иначе.

Есть люди, которые стараются руководствоваться чужим опытом. Таким людям гораздо болезненнее воспринимать ситуации, когда чужой опыт не дает им успеха по жизни. Они совершают вроде бы правильные поступки, но успех не достигается. Почему? Потому что они пользуются чужим опытом, который основан на чужих взглядах, поступках, реакциях, выводах и даже комплексах.

Но есть люди, которые понимают, что чужой опыт – это хорошо, но свой опыт более правильный и объективный. Они сами пробуют свои силы, сами набивают шишки, сами тестируют и экспериментируют. Потому что никто, кроме самого человека, не может сказать, что для него будет хорошим и что — плохим.

Многие психологи дают свои определения понятию интериоризация. Выготский понимал его как преобразование внешней деятельности во внутренний стержень. Другими словами, человек сначала действует, сталкивается, переживает, а потом формируются определенные умозаключения, выводы, мировоззрение и даже качества характера.

Интериоризация в психологии

В психологии под интериоризацией понимается формирование психики человека под влиянием окружающей среды. Зачастую здесь речь идет о межличностных отношениях, когда человек начинает относиться к себе так, как к нему относятся другие люди.

В процессе формирования психики личности активно участвуют эмоции. Человеческое общение и отношения складываются на эмоциях, чувственности. Вот почему так сложно становится избавиться от зависимости, которая проявляется в постоянном подчинении мнений других людей.

Зависимость от мнения окружающих – это признак незрелой личности. Следует понимать разницу между зависеть от мнения окружающих и прислушиваться к мнению других людей.

Зависимость от точки зрения окружающих проявляется в том, что у вас резко меняется настроение от слов людей, вы меняете свои цели и желания в зависимости от сказанного ими, готовы отказаться от желаемого лишь бы только нравиться другим. Так, к примеру, мужчина любит женщину, но друзья уговаривают его, чтобы он с ней разошелся. В итоге мужчина расходится с любимой женщиной. Или, например, женщина чувствует себя красивой и сексуальной, но вдруг ей кто-то говорит, что она непривлекательна. Ее настроение падает, и она плачет.

Прислушиваться к мнению окружающих проявляется в том, что вы слушаете точку зрения других людей, но окончательное решение принимаете сами. Вы готовы услышать чье-то мнение, послушать совет, узнать полезную информацию, но потом сопоставляете полученные знания с тем, что думаете сами по поводу своего вопроса. И в итоге вы приходите к тому выводу, который считаете наиболее лучшим и подходящим. Вы готовы как согласиться с мнением окружающих, так и полностью его не учитывать, если понимаете, что другие люди ошибаются по поводу вас.

Люди, которые зависят от мнения окружающих, то есть готовы чуть ли не поменять свою жизнь из-за слов других людей, являются незрелыми. Эти люди остались детьми, которые не ощущают себя сильными, ответственными и готовыми самим решать свои проблемы. Эти люди готовы идти на поводу капризов других и делать многое, что те хотят. Это значительно отличается от спокойного поведения зрелой личности, которая имеет свое мнение, но готова послушать и мнение окружающих. Однако точка зрения окружающих является дополнительной информацией, над которой можно подумать. Но окончательное решение принимает сам человек в зависимости от того, что он считает правильным для самого себя.

Процесс интериоризации происходит за счет постоянного контакта человека с другими людьми, подчинения их мнению, делая его своим, или игнорирования, что также становится полезным опытом.

[2]

Интериоризация в педагогике

В педагогическом процессе интериоризация осуществляется посредством общения и деятельности взрослого с ребенка.

Здесь выделяют такие этапы:

  1. Воздействие на ребенка посредством слова.
  2. Усвоение ребенком способов обращения к нему и попытки влиять с помощью слов.
  3. Воздействие ребенка на самого себя.

Простыми словами данный процесс можно описать как постоянное повторение родителями, что ребенку необходимо делать, а затем самоконтроль ребенка в соответствии с теми убеждениями, которые были навязаны ему родителями. Так, многие люди не могут совершить какие-то действия, поскольку помнят, как их родители говорили, что так нельзя поступать. У некоторых даже может произноситься голос родителя в голове, который запрещает или разрешает что-либо делать.

Под интериоризацией называется влияние окружающей среды на человека с целью формирования у него определенных качеств, навыков и настроения. Многое зависит от того, насколько сильно человек поддается данному влиянию. Итогом становится создание человека таким, каким его хочет видеть окружение, если только он не контролирует процесс своих изменений и трансформаций.

Следует отметить, что интериоризация происходит под влиянием и окружающих обстоятельств. Попадая в определенные ситуации, человек чувствует, действует, думает, что влияет на то, какой личностью он выйдет после ее разрешения.

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

Содержание:

Найдено 15 определений термина

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ
ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ
Интериоризация
Интериоризация
ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

Нем.: Verinnerlichung. — Франц.: int?riorisation. -Англ.: internalization. — Исп.: interiorisaci?n. — Итал.: interiorizzazione. — Португ.: interioriza??o.

o А) Термин, обычно используемый как синоним интроекции*.

Б) В более узком смысле слова -процесс, посредством которого межличностные отношения преобразуются во внутриличностные (интериоризация конфликта, запрета и пр. ).

o Это понятие часто используется в психоанализе. Обычно (ср. у последователей М. Кляйн) оно осмысляется в духе понятия интроекции, т. е. фантазматического перехода от объекта — «хорошего» или «плохого», цельного или частичного — внутрь субъекта.

В более узком смысле говорят об интериоризации применительно к отношениям: когда, например, властные отношения между отцом и ребенком трактуются как интериоризация отношений Сверх-Я к Я. Этот процесс предполагает структурное расчленение психики, позволяющее переживать эти отношения и конфликты на внутрипсихическом уровне. Интериоризация, таким образом, соотносима с фрейдовскими топиками, особенно со второй теорией психического аппарата.

С целью терминологической точности мы различаем в нашем определении смысл А и смысл Б. На самом же деле они тесно связаны: можно, например, сказать, что.в период угасания Эдипова комплекса субъект интроецирует отцовское имаго и интерио-ризирует конфликт с отцом, связанный с борьбой за власть.

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

1) взрослый словом действует на ребенка, побуждая что-то сделать;

2) ребенок перенимает способ обращения и начинает воздействовать словом на взрослого;

3) ребенок начинает воздействовать словом на самого себя. Эти стадии прослеживаются в частности при наблюдении за детской речью эгоцентрической. Позднее понятие интериоризации было распространено П. Я. Гальпериным на формирование умственных действий. Она составила основу понимания природы внутренней деятельности как производной от внешней, практической деятельности с сохранением того же строения, выразилась в понимании личности как структуры, образующейся путем интериоризации социальных отношений. В теории деятельности интериоризация — это перенос соответственных действий, относящихся к деятельности внешней, в умственный, внутренний План. При интериоризации деятельность внешняя, не меняя принципиального строения, сильно трансформируется — это особенно это относится к ее операциональной части. Понятия, сходные с интериоризацией, применяются в психоанализе при объяснении того, как в онтогенезе и филогенезе под влиянием структуры межиндивидуальных отношений, переходящей «внутрь» психики, формируется структура бессознательного (индивидуального или коллективного), коя в свою очередь определяет структуру сознания.

Интериоризация в педагогике и психологии

Интериоризация – глубинное развитие личности при взаимодействии с другими. Человек способен оценивать сам себя, выбирать деятельность и контролировать ее ход, усваивать ценности общества.Теория интериоризации нашла свое применение в таких смежных науках как: философия, психология, педагогика и социология.

Что такое интериоризация?

Интериоризация — это формирование устойчивых внутренних психических структур через внешнюю социальную деятельность. При интериоризации происходит процессы:

  • развитие мышления;
  • созревание и становление функций психики в целом;
  • формирование жизненного опыта;
  • социализация человека.
Что такое интериоризация в психологии?

Вся внешняя деятельность человека регулируется внутренней психической деятельностью. Интериоризация в психологии — это изучение процессов переработки информации поступающей извне внутрь. Человек оперирует различными сложными действиями, так формируется опыт, который позволяет осуществлять предметную деятельность уже в уме – умственные операции без участия самих предметов. Образование устойчивых структурных единиц сознания помогает личности «перемещаться» умственно в разные времена.

Изучением интериоризации занимались психологи Ж. Пиаже, Л. Выготский по мнению которых, любая психическая функция изначально складывается как внешняя, затем в процессе интериоризации укореняется в самой психике человека. Становление речи происходит в процессе интериоризации и формируется в три стадии:

  1. Взрослые своей речью воздействуют на ребенка, побуждая его к действиям.
  2. Ребенок перенимает способы общения и уже сам начинает воздействовать на взрослого.
  3. В дальнейшем, ребенок воздействует словом сам на себя.

Что такое интериоризация в педагогике?

Интериоризация в педагогике — это важный процесс развития сознания личности учащегося и ему отводится важное место и результат процесса преследует не только приобретение новых знаний учащимися, но и преобразование структуры личности. Успешная интериоризация школьников зависит от личности самих педагогов. Считается, что первостепенными аспектами в педагогике является воспитательный процесс и интериоризация человеческих ценностей, которые способствуют:

  • развитию гармоничной личности учащегося;
  • формированию устойчивой мотивационной сферы;
  • усвоению моральных и этических ценностей и норм общества.
Интериоризация в философии

Видео удалено.

Видео (кликните для воспроизведения).

Понятие интериоризации взяли на вооружение и философы. Практическая деятельность – это способ познания мира и бытия. Раздел философии – гносеология видит в практической деятельности критерий истины, но сама практика при этом является лишь средством формирования эмпирического знания. Д.В. Пивоваров сделал вывод: опыт человека формируется из практической деятельности путем сопоставления с имеющейся теоретической составляющей о предмете. Принцип интериоризации в философии указывает на то, что познавательная деятельность человека – это способ осмыслить бытие.

Интериоризация в социологии

Социальная интериоризация процесс формирования единства и значимости человека как социальной единицы через усвоение личностью ценностей, норм и культурного наследия. Общество постоянно развивается и личность должна адаптироваться под меняющиеся условия социума. Социологи считают, что развитие индивидуальности происходит в результате совместной практической деятельности. Механизм интериоризации человека состоит из трех граней:

  1. Индивидуализация. Теория Л. Выготского о ближайшей зоне развития ребенка показывает насколько важно совместное интерпсихическое выполнение пока еще незнакомых действий для ребенка – это формирует в последующем интрапсихическую (индивидуальную) деятельность.
  2. Интимизация. «Мы» становится «Я». Дети до 2-х лет, говорят о себе в 3-м лице – называют себя по имени, как их зовут взрослые. Переход к «Я» — происходит осознание себя и превалирования смысла над значением.
  3. Производство внутреннего плана сознания или кристаллизация личности. На этом этапе происходит экстериоризация — процесс отдачи наружу переработанного знания, информации, опыта. Присвоение и овладение устойчивыми паттернами поведения.

Интериоризация

Психологический термин интериоризация был введен французскими учеными. Понятие означало прививание идеологии индивидууму. То есть, перенос общественного сознания в индивидуальное. В современных англоязычных словарях психологических терминов интериоризация заменена интернализацией. Для психоаналитиков это психический процесс, который обозначает взаимоотношение с реальным или воображаемым объектом, преобразование внешнего фактора во внутренний. Проблема интериоризации в психоанализе остается дискуссионной. До сегодняшнего дня не выяснено, являются ли процессы поглощения, идентификации, интроекции идентичными, либо они осуществляются параллельно друг другу.

В отечественной психологии значение слову интериоризация было дано Выготским, как понятие «вращивания» – преобразование внешней деятельности во внутренний план сознания. Развитие человеческой психики, по теории Выготского, первоначально складывается извне, в зависимости от внешних социальных факторов, принятых в обществе. Внешние коллективные формы деятельности путем интериоризации встраиваются в сознание человека и становятся индивидуальными.

Процесс интериоризации

Высшие психические функции развиваются поначалу как внешние формы деятельности, и только в процессе интериоризации они превращаются в психические процессы индивида. Исследования в школе Выготского позволили сформулировать основные фундаментальные положения:

  • Построение психических функций раскрывается только в процессе генеза, когда они сложатся, строение становится неразличимым, уходит вглубь;
  • Становление психических процессов раскрывает сущность явления, которой изначально не существовало, но в результате интериоризации она зародилась;
  • Появившаяся сущность явления не может быть объяснена обычными физиологическими процессами и логическими схемами, но представляет собой процесс, который не останавливается даже после прекращения действия того или иного явления.

Путем интериоризации происходит превращение внешних признаков во внутреннюю мысленную деятельность. Такой процесс не может проходить самостоятельно. Правильное психическое развитие ребенка возможно только в условиях общения с окружающими людьми.

С помощью интериоризации человек обучается строить мысленные планы, разрабатывать варианты. Иными словами, получает способность мыслить абстрактными категориями.

Интериоризация деятельности

Любое понятие является продуктом деятельности, поэтому научить ему невозможно. Однако можно так организовать процесс обучения, что интериоризация деятельности будет происходить поэтапно и поступательно. Мыслительная функция в первоначально материальном действии, подвергаясь интериоризации, становится частью психического процесса. Умственный план – это не какой-то пустой сосуд, который можно чем-то заполнить. Внутренний план – это непрерывный процесс, находящийся в состоянии формирования. Каждое новое умственное действие опирается на опыт, который приобретается благодаря интериоризации деятельности, а переход «извне вовнутрь», по мнению Гальперина, является основным механизмом формирования умственного плана. Гальперин вывел основные параметры преобразования действия:

  • Уровень исполнения;
  • Мера обобщения;
  • Полнота выполняемых операций;
  • Мера освоения навыка.

Уровни исполнения могут различаться сложностью, в зависимости от поставленных задач. Выполнение того или иного задания может происходить на трех подуровнях. Это следующие действия:

  • С материальными объектами;
  • При помощи речи, как устной, так и письменной;
  • В уме.

Высший уровень интериоризации деятельности заключается в умении совершать те или иные действия «в уме», не пользуясь дополнительными инструментами: книгой, калькулятором и так далее.

Этапы развития умственной деятельности

Формирование умственных действий, согласно концепции Гальперина, проходит следующие этапы:

  • Построение схемы будущего действия. Ознакомление с материалами и требованиями к конечному результату;
  • Практическое освоение при использовании материальных предметов;
  • Освоение заданного действия без опоры на материальные предметы, то есть, процесс интериоризации, в результате чего происходит перенос наглядного действия во внутренний план. На этом этапе внешняя речь заменяет конкретные предметы;
  • Полный перенос внешнего речевого действия в умственную деятельность. Человек выполняет задание, думая «про себя»;
  • Завершающий этап интериоризации означает деятельность «только в уме».

Ребенок проходит последовательно все эти этапы, развивая мышление.

Социальная интериоризация

В отечественной психологии интериоризация означает процесс преобразования межличностных отношений в отношения с самим собой. Принятие, переработка и хранение знаковой информации «внутри» психики, основанная на памяти, к явлению социальной интериоризации не относятся. В развитии высшей нервной деятельности человека различают следующие стадии:
  • Взрослый человек воздействует на ребенка словом, побуждая к той или иной деятельности;
  • Ребенок учится новому для него виду обращения и начинает воздействовать словом на взрослого;
  • Ребенок воздействует словом на самого себя.

Стадии социальной интериоризации проходят все люди, без исключения. Ребенок приучается к мыслительной деятельности без использования конкретных предметов.

В теории деятельности интериоризация представляет собой перенос определенных внешних действий во внутренний, умственный план. Внешняя деятельность в результате интериоризации претерпевает некоторые изменения, особенно в операционной части.

В психоанализе объясняются процессы влияния межиндивидуальных отношений, формирование структуры бессознательного: индивидуального и коллективного, что и определяет структуру сознания.

Интериоризация в психологии и педагогике

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ (франц. interiorisation, от лат. interior – внутренний) – переход извне внутрь. В психологию понятие интериоризации вошло после работ представителей французской социологической школы (Дюркгейм и др.), где оно связывалось с понятием социализации, означая заимствование основных категорий индивидуального сознания из сферы общественных представлений. Принципиальное значение получило в культурно-исторической теории Л. С.Выготского; одно из основных положений этой теории состояло в том, что всякая подлинно человеческая форма психики первоначально складывается как внешняя, социальная форма общения между людьми и только затем, в результате интериоризации, становится психическим процессом отдельного индивида. Стадии интериоризации подробно прослежены в работах, посвященных умственным действиям, где показано, что интериоризация есть не простой переход к действию в плане представлений Ж.Пиаже, а формирование внутреннего плана сознания.

1. Дюркгейм Э. Социология и теория познания. – В сб.: Новые идеи в социологии, сб. 2. СПб., 1914;

2. Выготский Л.С. Избр. психологич. исследования. М., 1956;

3. Он же. Развитие высших психич. функций. М., 1960.

Интериоризация в психологии и педагогике

Целью исследования являлось изучение проблем интериоризации знаний в психолого-педагогической науке.

[1]

Материал, методы и результаты исследования

Развитие проблемы интериоризации знаний связано с традиционным вопросом психолого-педагогической науки — вопросом внешней и внутренней детерминации. В построении теоретических основ для решения данной задачи, как показало осмысление современных подходов, сложившихся в психолого-педагогической литературе, значительными преимуществами обладают концепции развития личности как особой целостности, которое осуществляется только при единстве двух процессов: внешнего — социального и внутреннего — личностного.

В педагогике интериоризация (фр. intériorisation — переход извне внутрь, от лат. interior — внутренний) рассматривается как формирование внутренних структур человеческой психики посредством усвоения внешней социальной деятельности, присвоения жизненного опыта, становления психических функций и развития в целом [15, с.108].

Интериоризация состоит не простом перемещении внешней деятельности во внутренний план сознания, а в формировании самого этого сознания. Благодаря интериоризации психика человека приобретает способность оперировать образами предметов, которые в данный момент отсутствуют в его поле зрения.

А. В. Петровский, М.Г. Ярошевский дают понятие интериоризации через формирование внутренних структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности [16, с.127]. Аналогичные определения понятия «интериоризация» как формирование структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности мы находим и в других психологических словарях [18].

[3]

Термин «интериоризация» используется представителями разных направлений и школ в психологии — в соответствии с их пониманием механизмов развития психики.

Понятие «интериоризация» было введено в научный оборот представителями французской социологической школы (Э.Дюркгейм и др.). У Э.Дюркгейма интериоризация была представлена как процесс, когда ребенок заимствует из общественного сознания понятия, представления, категории, которые затем образуют структуру его личных взглядов.

Первым психологом, который рассматривал интериоризацию как психологический принцип, был Пьер Жане. Понятие «интериоризация» означало прививание элементов идеологии к изначально биологическому сознанию индивида: идеология, общественное сознание переносилось «в» индивидуальное сознание; менялось местонахождение, но не природа явления; оно как было, так и оставалось идеальным [17, с.111].

Ж.Пиаже в своей операциональной теории развития интеллекта подчеркивал роль интериоризации в образовании операций, сочетании обобщенных и сокращенных, взаимообратных действий. Для Ж.Пиаже интериоризация — явление вторичное от логического развития мышления и означает создание плана идеальных, собственно логических конструкций. Вопрос о переходе от непсихического к психическому при этом не затрагивался [5]. В аналогичном смысле интериоризацию понимали и представители символического интеракционизма [16].

Понятие интериоризации занимает важное место в системе понятий ряда советских психологических теорий, поскольку выступает в них одним из основных средств решения таких ключевых теоретических проблем, как:

  • проблема объективного метода психологического исследования,
  • проблема социальной детерминации психики человека,
  • психофизическая проблема (в современной трактовке — проблема природы и происхождения психического), которые актуальны в современной психологии.

Именно поэтому мы обратились к изучению понятия интериоризации — уточнению его содержания и разграничения различных значений термина, сопоставлению теоретических положений и эмпирических данных, выявления связей данного понятия с другими понятиями, перспектив его применения для решения современных теоретических проблем психологии.

В отечественной психологии процесс интериоризации понимается как преобразование структуры предметной деятельности в структуру внутреннего плана сознания. Большая группа советских психологов (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин и их сотрудники) отвечала словом «интериоризация» на вопрос: каким образом в ходе онтогенетического развития формируются социальные механизмы психики человека? Содержательно сам процесс интериоризации эти ученые понимали во многом по-разному. Позиции данных ученых по проблемам интериоризации критически оценивали другие советские психологи — С.Л. Рубинштейн, Б.Ф. Ломов, А.В. Брушлинский.

Принципиальное значение понятие «интериоризация» получило в культурно-исторической теории Л.С. Выготского, где оно рассматривается как преобразование внешней предметной деятельности в структуру внутреннего плана сознания. При этом Л.С. Выготский преимущественно пользовался термином «вращивание» (синоним интериоризации), под которым понимал превращение внешних средств и способов деятельности во внутренние, развитие внутренне опосредованных действий из действий внешне опосредованных. По его мнению, всякая человеческая форма психики первоначально складывается как внешняя социальная форма общения между людьми, как трудовая или иная деятельность, и лишь затем, в результате интериоризации становится компонентом психики отдельного индивида [4, с.58].

Данные теоретические построения А.Н. Леонтьева получили конкретно-психологическое отражение в понимании процессов обучения и воспитания. По мнению А.Н.Леонтьева, для построения у ребенка мыслительного действия первоначально его содержание следует дать во внешней предметной (или экстериоризованной) форме, а затем путем ее преобразования, обобщения и сокращения с помощью речи (т.е. путем интериоризации) превратить это действие в собственно умственное.

П.Я. Гальперин выделяет в действии две основные части: ориентировочную и исполнительную. Производной от них выступает контрольно-корректировочная часть. В теории П.Я. Гальперина ориентировочная часть действия, или ориентировочная основа действия, занимает ведущее место. Ученый подчеркивает: «Именно ориентировочная часть, а вовсе не все действие представляет предмет психологии» [6, с.446].

С.Л. Рубинштейн критиковал позицию А.Н. Леонтьева по вопросу о предпосылках интериоризации. Исходя из принципа марксистской философии — внешние причины действуют через внутренние условия, С.Л. Рубинштейн считал безусловно необходимым признание внутренних (филогенетически и во внутриутробный период сформировавшихся) предпосылок процесса усвоения; усвоение не может идти «в пустоту». Вопрос стоит так: как содержательно охарактеризовать эти предпосылки (а не только констатировать их существование)? Последняя проблема упирается, в конце концов, в знаменитую проблему «первоначала» и далека от решения в психологии и сегодня. Вместе с тем какое-то, пусть промежуточное, решение проблемы предпосылок необходимо: ведь если констатировать наличие предпосылок, но не указать, чем предпосылки отличаются от результатов интериоризации, то тогда само понятие интериоризации оказывается просто бессодержательным [17, с.113].

Таким образом, осваивая и выполняя профессиональные роли человек сначала интериоризирует (переводит внешнее во внутренний мир) существующие в обществе социальные ценности, то есть как бы их «присваивает» себе, а затем в процессе собственной созидательной деятельности их приумножает.

Психологический механизм интериоризации позволяет понять динамику духовных потребностей личности. Деятельность, осуществляемая личностью при определенных условиях, создает новые объекты, которые вызывают новую потребность. Личность, внутренне сопоставляя свои действия и поступки с будущей деятельностью, прогнозирует ее в соответствии с социальными требованиями и трансформирует их во внутренние состояния. Отобранный объект переходит в потребность, т.е. срабатывает механизм интериоризации.

Интериоризация личностью общечеловеческих ценностей в процессе осуществления учащимся оценочной деятельности помогает ему спроектировать новую деятельность в соответствии с общественными эталонами и теми задачами, которые возникают перед ним в процессе самообразования и самовоспитания, и реализовать ее на практике [22, с.61].

Эмоциональная природа процесса интериоризации подтверждается многочисленными исследованиями. В них показано, что социальные ценности воспринимаются не только сознанием, рациональным мышлением, но прежде всего чувствами.

А.Н. Мушкирова считает, что формирование ценностных ориентаций протекает посредством интериоризации, идентификации и интернализации. [14].

Интериоризация общественно значимых ценностей, по мнению И.Ф. Клименко, происходит через усвоение социальных нормативов как в вербальном, так и в поведенческом плане [10, с.11].

Интериоризация и социальная адаптация, по мнению К.В. Рубчевского, являются основными формами социализации личности. Интериоризацию следует понимать как процесс заимствования из внешней среды определенных сведений и их усвоение в качестве знаний, умений, норм, образцов поведения, ценностей [12].

Р.М. Нуреев предложил исследовать интериоризацию индивида по трем измерениям. Измерение степени рациональности индивида: от рутинного к разнообразному и от ориентации на среднее мнение к ориентации на удовлетворительный результат. Измерения степени преследования личных интересов: от индивидуализма к принципам коллективисткой этики, а также степени ориентированности деятельности на рыночные отношения: от «рыночности» к «антирыночности» поведения [13].

В исследовании проблем интериоризации практик B.C. Любченко на первый план выходят практические знания и навыки. В основе интериоризации отношений, по мнению автора, выступают не теоретические знания индивида, а практическое знание [7].

П. Бергер развивал интегральный подход к процессу интериоризации социального мира, исследовал механизмы реализации различных форм социального контроля и их взаимосвязь с формированием самоидентичности личности при смене социального контекста [3, с.11].

В.П. Беляниным исследованы процессы интериоризации значений слов в общении и деятельности, как основы конструирования смысловой матрицы социума индивидом [2].

Б.Г. Ананьевым было проведено сравнение двух подходов к интериоризации социальных ролей, а через них установок и мотивов: социологического и психологического [1].

Джон Шоттер, в исследовании о возможности места конкретного высказывания в цепи речевого общения, в определенной социальной группе, целиком солидарен с Л.С. Выготским и М. М. Бахтиным, «мы формируем свою внутреннюю жизнь через возможности, предоставляемые нам «другими» вокруг нас, равно как и «аудиторией», интериоризованной нами, благодаря функционированию в различных сферах общения или речевых жанрах» [19, с.107].

Как отмечает В. П. Левкович, «нормы — это внешние по отношению к личности требования общества или группы, предъявляемые к ее поведению в той или иной ситуации». Интернализованные нормы не ощущаются индивидом как принудительные, они сливаются воедино с его правилами и нормами. В этом случае они представляют собой внутренний регулятор поведения, то есть такой императив, который принят личностью, образует се установку [12, с.96].

А.Н. Леонтьев определяет интериоризацию действий как постепенное преобразование внешних действий в действия внутренние, умственные. Он подчеркивает, что этот процесс необходимо совершается в онтогенетическом развитии человека [8].

По Гончарову В.С для интериоризации понятия учеником действие должно быть предварительно экстериоризованно учителем. Иначе говоря, педагог должен спроектировать процесс его усвоения в соответствии, с системой планомерно-поэтапного формирования [8].

Н.Ф.Талызина [18, с.99] также выделяет три составляющие процесса интериоризации: переходы «внешнее-внутреннее», «социальное-индивидуальное», «материальное-идеальное».

Таким образом, анализ различных научных подходов к определению термина «интериоризация», показал, что результатом данного процесса является не просто приобретение новых знаний, а преобразование структуры личности.

Таким образом, мы определяем интериоризацию профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе как процесс и результат усвоения и преобразования знаний в профессионально-ориентированные, характеризующийся специфической трансформацией познавательных объектов во внутренне-присвоенные, личностно-значимые, позволяющие решать профессиональные задачи будущей деятельности, приобретения социального опыта, которые не только обобщаются, формируются, но и в дальнейшем используются в процессе профессиональной деятельности, при этом образовательная среда вуза и современные требования к профессиональной подготовке определяют содержание профессионально-ориентированных знаний, а их присвоение обеспечивает профессиональное развитие социальных педагогов.

Интериоризация профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе детерминирована изменяющимися социальными, экономическими и культурными условиями развития российского общества, значимыми для системы высшего педагогического образования, а также принципами, отражающими специфику профессиональной деятельности социальных педагогов

В процессе профессиональной подготовки студент, внутренне сопоставляя свои действия и поступки с будущей профессиональной деятельностью, прогнозирует ее в соответствии с социальными требованиями и трансформирует их во внутренние состояния. Отобранный объект переходит в потребность, т.е. срабатывает механизм интериоризации. Ценность приобретает побудительную силу мотива деятельности тогда, когда она интериоризирована личностью, представляет необходимый момент внутреннего существования, когда человек может четко формулировать цели своей деятельности, видеть ее гуманистический смысл, находить эффективные средства их реализации, правильного своевременного контроля, оценки и корректировки своих действий.

Интериоризация профессиональных знаний в процессе осуществления учебной деятельности осуществляется поэтапно: формирование ценностного знания; постижение и принятие социального опыта в процессе рефлексии и интерпретации; смысловое постижение социального опыта, и как результат присвоение социального опыта как личного.

Рецензенты:

Жог В.И., д.филос.н., профессор, зав. кафедрой социальной педагогики и психологии ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет», г. Москва;

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Леванова Е.А., д.п.н., профессор кафедры социальной педагогики и психологии ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет», г. Москва.

Источники


  1. Макеев, В. А. Психология делового общения / В.А. Макеев. — М.: Либроком, 2016. — 272 c.

  2. Людмилина, Юлия Как выйти замуж через Интернет / Юлия Людмилина. — М.: Попурри, 2005. — 946 c.

  3. Воскресение лица, или Обыкновенное чудо. Десять секретов Любви. Косметическая акупунктура (комплект из 3 книг + колода из 40 карт). — М.: ИГ «Весь», 2015. — 524 c.

Интериоризация в психологии и педагогике

Оценка 5 проголосовавших: 1

Приветствую Вас на нашем ресурсе. Я Ирина Самойлова. Вот уже более 6 лет занимаюсь психологией. В настоящее время являюсь специалистом и хочу подсказать всем посетителям сайта как решать их проблемы.
Все материалы для сайта тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте — всегда необходима обязательная консультация у специалистов.

Могенсон Грег — МААП

Интериоризация психологии в саму себя: движение от Канта к Гегелю в Гигерихском проекте психологии
Могенсон Грег

Интериоризация психологии в саму себя:
движение от Канта к Гегелю в Гигерихском проекте психологии

 

Опубликовано в Giegerich, W., Miller, D., Mogenson, G., «Dialectics & Analytical Psychology», New Orleans: Spring, 2005

 

Об авторе: канадский юнгианский аналитик с практикой в Онтарио, автор книг «Бог как травма», «Ангелы: образы горя», «Голубь в кабинете аналитика»

 

Вольфганг Гигерих – немецкий юнгианский аналитик, ведущий конференций Эраноса, основатель немецкого журнала архетипической психологииGORGO, автор семи книг, среди них «Невроз психологии», «Логическая жизнь души»)

 
Глава 4

Отталкивание

 

Начнем с краткого обзора вчерашней лекции. В своих темах «Конфликт/разрешение, Оппозиция/творческий союз – диалектика» и «Взбираясь на скользкую гору» Гигерих объясняет диалектическое мышление. Главной мыслью этой лекции было показать, что диалектика начинается не с двух противоположных или конфликтующих фигур, которые затем примиряются, а «с единственной идеи, понятия или явления, внутренняя противоречивость которых потом выявляется». Во второй лекции «Различные моменты истины» Гигерих продолжает описывать свой подход к интерпретации, ссылаясь на кантовское различение аналитических и синтетических суждений [1]:

Поскольку я считаю миф психологическим и определяю психологию как изучающую внутреннее, мои взгляды в отношении мифа будут аналитическими в кантианском смысле. Они не синтетические, поскольку если бы они были синтетическими, они были бы о чем-то, что находится буквально вне самого себя,- о  Другом. И тогда фактически  это мышление в терминах внешних отношений между двумя или более объектами или людьми. Но для психологии нет Другого. Или Другой в психологии – это собственный Другой души, внутренний другой, то есть душа – сама себе Другой.

 

Следуя своему краткому описанию интерпретативного стиля, Гигерих проводит глубокий анализ диалектического движения, присущего некоторым мифам. Даже без этого замечательного применения теории на практике, цитированный отрывок говорит нам многое о его проекте психологии. Я отмечу, что Гигерих уже  не обращается к кантовским суждениям, он уходит от них к гегелевскому стилю, который он представил нам в первой лекции. Можно сказать, что Гигерих повторяет движение, проделанное в истории философии – когда Гегель стал диалектически продолжать идеи Канта. Но Гигерих делает этот шаг сегодня не в поле философии, а в поле психологии. И в результате не Кант, а Юнг получает диалектическое развитие [2].

Выполнив роль психолога будущего и философа прошлого [3], Юнг  часто провозглашал свою приверженность Канту и выражал антипатию к Гегелю [4]. Огорчаясь по поводу «победы Гегеля над Кантом», Юнг считал это движение «тяжелейшим ударом по разуму и дальнейшему развитию немецкого и, следовательно, всего европейского мышления…» [5]. Это было тем более «опасным, потому что Гегель в своей психологии проецировал великие истины субъективной сферы на космос, который он сам создал» [6]. Продолжая свою обличительную речь, Юнг несколькими параграфами ниже добавляет:

Философия, по Гегелю, является самораскрытием психической первоосновы, и с философской точки зрения это  звучит самонадеянно. С психологической же точки зрения это приводит к вторжению в бессознательное. Особый высокий слог Гегеля подкрепляет эту точку зрения: он напоминает мегаломаническую речь шизофреников, использующих необычайно очаровательные слова для редукции трансцендентного до субъективного, для придания банальностям шарма новизны, или чтобы выдать избитые истины за поиск мудрости. Напыщенность терминологии является симптомом слабости, неумелости и недостатка содержания. Но это не остановило более позднюю немецкую философию от использования тех же ненормальных фраз и рекламирования их как самой универсальной психологии [7].

 

Я уже цитировал утверждение Гигериха, что «для психологии нет Другого». Возможно, отвержение Юнгом Гегеля можно понимать в свете этого принципа. Он отвергал ее, потому что как философия она имела форму внешнего Другого. Сразу после утверждения про несуществование Другого в психологии Гигерих добавляет важное предостережение: «Кроме собственного Другого души, внутреннего Другого, т.е. самой души в качестве Другого». Юнг не был против понятия внутренних Других; вся его работа вытекала из того, что можно назвать столкновением с целой серией внутренних противоречивых Других – будь то фигуры снов и фантазий или личности из социального мира, приобретавшие такое значение вследствие проекции [8]. Мы могли бы ожидать, что Юнг, как изобретатель концепции тени [9], признал бы в Гегеле внутреннего Другого своей собственной психологии. Конечно, его ссылки на гегелевскую философию как на «самую универсальную психологию» указывают в этом направлении. Но как демонстрирует Юнговский насмешливый тон, Гегель был для него той теневой фигурой, которую он не смог интегрировать. Ирония у Юнга носит характер навязчивости. Но в свете самого же юнговского подхода, которому мы следуем, нам надо признать в Гегеле, которого Юнг решительно отвергал, самую важную фигуру для развития.

  

Мутить воду

 

Нашей задачей было ухватить суть движения от Канта к Гегелю, играющую роль в психологической интерпретации, представленной Гигерихом. Я сказал «ухватить», потому что истинный смысл того, что поставлено на карту, может быть обретен только через борьбу и усилия. Недостаточно простого цитирования привлеченных идей, мы должны погрузиться в них, последовать за логикой их поворотов и переворачиваний. Вызов такой затеи нужно принять с тщательной концентрацией. Впоследствии понадобится и некоторая расконцентрированность, чтобы уловить общее движение мысли, которая в начале могла казаться совсем неясной.

Говоря о себе, я не избежал трудностей в подготовке этого семинара, особенно при первом прочтении лекций Гигериха, когда мне показалось, что эти размышления «мутят воду». Практикуя анализ, я провожу большую часть времени, слушая пациентов. Мифам в формальном смысле я могу посвятить лишь свободное время. И также философии. Поэтому мои познания в этой сфере – в лучшем случае грубая мешанина. Юнговская фраза про архетипы – что они не изолированные монады, а «существуют в состоянии взаимного проникновения и слияния» [10] – хорошо относится к моему знанию мифов и философии. Эдип мог бы оказаться обладателем Киркегоровского «порыва веры» в волшебных сандалиях Гермеса, Один управлял бы крылатым Пегасом! Все зависит от того, что пациент пробуждает во мне по мифологической или философской оси того, что, по Биону, можно назвать моей юнгианской системой координат [11]. И это все, что я могу предложить серьезным студентам, изучающим мифы.

Но я откликнулся на тему интерпретации, которая является центральной для мифа и для психологических явлений. Этот принцип, описанный в ремарке Юнга по поводу активного воображения, часто цитируется Гигерихом как центральный для его подхода: «Прежде всего, не позволяйте чему-то внешнему,  не относящемуся к теме, проникать в фантазийный образ, поскольку у него есть все, в чем он нуждается» [12]. Применяя этот принцип к моему фантазийному образу мутной воды, который я отношу к своей озабоченности фрагментарностью моего знания, я могу отнестись к нему диалектически «отражая его в самого себя», как говорит Гигерих. Возможно, оставаясь в границах практикующего аналитика, внутри тревоги по поводу «мутной воды», стоит найти все необходимое прямо в этом образе. К своему принципу интерпретации Юнг мог бы отнести алхимическую пословицу: «Эта зловонная вода содержит все, что нужно» [13]. Если это справедливо в отношении зловонной воды, то, вероятно, справедливо и в отношении «мутной воды»?

  

Кантовские суждения

 

Гигерих начинает лекцию «Различные моменты истины» с ссылки на кантовское различение аналитических и синтетических суждений. Для более полного понимания этих выражений, о которых я не думал много лет, я обратился к школьных учебникам по философии. Рискуя добавить мути, поделюсь тем, что нашел. Потом я буду обсуждать четыре ключевых момента Гигерихской диалектической интерпретации.

  

Аналитическое и синтетическое, априори и апостериори

 

Согласно Канту, каждое суждение, которое мы делаем, может быть аналитическим или синтетическим. По словам философа:

  Во всех суждениях, где видятся отношения субъекта к предикату… эти отношения возможны двумя путями. Или предикат В принадлежит субъекту А, как нечто скрыто содержащееся в концепции А; или В находится вне концепции А, хотя обязательно связан с А. В первом случае я называю суждения аналитическими, а во втором синтетическими. [14]

 

Разбирая кантовские определения, Гигерих объясняет, что в аналитических суждениях «предикат говорит вам, что уже находится в субъекте». Утверждения такого рода проясняют значение своих терминов, но не дают дальнейшей информации. Они являются концептуальными и тавтологическими. В качестве примера он приводит фразу «все тела простираются». То, что тела простираются, важно для определения тел. Более того, не требуется искать исключения из правил, чтобы доказать верность суждения. Идея тела, у которого нет протяженности, логически противоречит самой идее тела. Она просто не имеет смысла. Синтетические суждения, с другой стороны, совсем другие. В них предикат дает нам дополнительную информацию, как в утверждении, что «некоторые тела светлые». Суждения этого типа эмпирические. Некоторые получены путем абстрагирования чувственных впечатлений; другие предваряют чувственный опыт, они несут апперцептивные пресуппозиции, через которые данные чувств соединятся, чтобы дать нам феноменальную картину мира. Утверждение «каждое изменение имеет причину» является примером второго типа — «трансцендентального» или устанавливающего смысл эмпирического суждения. Добавление, которое оно привносит в качестве предиката – ссылка на «причину» — происходит не из мира, каков он есть сам по себе (согласно Канту, мы не можем знать мир как таковой), а со стороны субъекта. Здесь позвольте напомнить, что именно в ответ на скептические выводы Юма, что каузальность не объясняется рационально, Кант утверждал объективную реальность концепции причины как относящуюся к объектам опыта, демонстрируя в то же время ее корни в чистом понимании, без предварительного экспериментального или эмпирического включения.

Здесь, в кантовской терминологии, разница, которую я описываю в связи с двумя типами синтетических суждений, имеет отношение к тому, что он называет апостериорным и априорным характером суждений в целом. Аналитические или синтетические суждения имеют априорный характер, когда они одновременно необходимые и универсальные. В отношении этого критерия Кант пишет: «Если у нас утверждение, имеющее необходимость [в том смысле, что его отрицание вносило бы противоречия] то это суждение априорное… Если суждение строго универсальное, то оно не выводится из опыта, но априори верное» [15]. В отличие от них апостериорные суждения описывают отдельные переживания или чувственные впечатления. Утверждение «все тела, лишенные опоры, падают» [16] относится к этому типу.

Соотнесение двух типов терминов продвигает дальше определение суждений. По Канту, они распадаются на три типа – аналитические априорные, синтетические апостериорные и синтетические априорные. Именно последний тип был самым важным для философии Канта – через них категории нашего ума придают форму сырым элементам чувственного восприятия. Позже это назвали Кантовским вариантом коперниковской революции. Нет сомнений, что Юнг имел в виду утверждения именно такого типа, когда определял свои архетипы как имагинальные эквиваленты кантовских логических категорий [17]. Подобно априорным суждениям, юнговские архетипы также сочетают опыт и нечто категорийное, которое предшествует опыту в смысле формы.

Но не упущено ли здесь нечто? В сочетании аналитического и синтетического с априорным и апостериорным, не потеряна ли четвертая возможность? Что насчет аналитических апостериорных суждений? Можно понять точку зрения Канта о невозможности таких суждений. Аналитические суждения, занимаясь значениями, ограниченными только своими собственными границами, не могут формулироваться в сочетании с апостериорными суждениями, основанными не на логике, а на опыте [18]. Соединение двух непозволительно и невозможно. Переформулировав это юнговскими терминами, можно сказать: что-либо апостериорного типа, т.е. любые  наблюдения или эмпирические детали несовместимы с аналитическими суждениями, поскольку такие наблюдения и детали означали бы существование чего-то вне наших само-отсылающих аналитических суждений, что не принадлежит им, что могло бы в них войти. Увидеть значит поверить, как говорит старая поговорка, но знание в смысле кантовских априорных суждений не является функцией визуального наблюдения. Подобно «зловонной воде» алхимиков, такие суждения, аналитические или синтетические, имеют все, что нужно для выявления их истины внутри самих себя. Они самодостаточны.

  

От синтетических суждений к аналитической реторте

 

Повторение, сделанное мною про «зловонную воду» возвращает меня к проблеме «мутной воды». Как к нам относится эта дискуссия про кантовские суждения?

Как и многие жизненные феномены, моя тревога принимает форму синтетических суждений. Качество мутности относится к предикату утверждения «вода мутная» — это что-то добавочное к простому элементарному значению воды. Не являясь необходимым или универсальным, оно определяет границы, квалифицирует и эмпирически наблюдает особый характер воды, о которой ведется речь. Эти синтетические апостериорные наблюдения относятся к тем, что интересуют химиков или биологов. В этой форме широкий спектр эмпирических данных представлен в научных исследованиях – или же так естественные науки в своем поиске объективности используют наивные верования. Но, как показал Кант, эмпирический наблюдающей ум – не просто пассивный регистратор получаемой извне информации. Он активно формирует информацию, сообщаемую через органы чувств в конгитивно приемлемых формах посредством таких трансцендентальных категорий, как качество, количество, отношение, модальность и различных других подкатегорий.

Здесь кантовское признание вклада ума в категоризацию нашей воспринимаемой картины мира делает его самым важным предшественником современной психологии в целом и глубинной психологии в особенности. Это относится и к юнговской аналитической психологии. Привнеся кантовскую философию в основание для интерпретации мифа, Юнг пишет: «Это не бури, гром и молнии, не дождь и облака остаются в виде образов в психике, а фантазии, вызванные стимулированными ими аффектами… Человеческие проклятья против разрушительных бурь, страх перед неуправляемой стихией – эти аффекты антропоморфизируют природные страсти, и чисто физические элементы становятся гневными богами» [19]. Подобно мифам, к которым часто обращается глубинная психология, она укоренена не в образах, возникших репродуктивно или апостериори из мира – бури, гром и молнии, упомянутые Юнгом – а априори (Юнг сказал бы, архетипически) и продуктивно. Продолжая объяснения дальше в своем письме, Юнг говорит, что «…образы, конечно, отвечают на внешние факты и условия, но они являются ответами психики и, следовательно, дают точную картину психического факта. Если сравнить солярный миф с реальным чувственным опытом, будет видна разница. Сознательный ум видит солнце как круглое светящееся тело, но бессознательный ум производит миф, который в своих образах имеет только слабое отношение к реальному чувственному опыту» [20].

Несомненно, Юнг здесь делает вклад в движение за пределы упрощенной психологии своего времени, признающей ум только в качестве воспроизводящего реальность. Но с нашей нынешней продвинутой точки зрения такое движение кажется недостаточным. Отталкиваясь от Юнга, Гигерих преодолевает юнговское различение между «психикой», с одной стороны, и «внешними фактами и условиями» — с другой, размышляя о последних как о не более чем уже интериоризированном материале «самопредставления души» [21]. Юнг в цитированном тексте определяет свою психологию в терминах позитивного внешнего, являющегося фоном для равного позитивного внутреннего. Определяя себя как эмпирика психики, он пытается повернуть эмпирическую линзу так, чтобы показать вклад психики в восприятие. В терминах кантовских суждений можно сказать, что он смотрит на аналитическое и априорное с позиции синтетической и апостериорной. Он смотрит как бы снаружи, как будто психические категории являются объектами, выставленными перед ним.

Критикуя юнговский подход (который одновременно показателен и несовместим с собственным юнговским признанием нехватки у психологии архимедовской позиции снаружи психики, из которой тот на нее смотрел), Гигерих ведет нас другим путем, вступая в исследуемые феномены таким образом, что априорная интенсивность мысли может проникнуть в логику этого явления изнутри. Применяя это к моей тревоге по поводу «мутной воды», проблема заключается в диалектическом отражении синтетического утверждения «вода мутная» в самое себя в качестве аналитического суждения, рассматриваемого рефлексивно, герменевтично и психологично.

Но как это сделать? Согласно Канту, единственный способ продемонстрировать психологический аспект этого утверждения –  показать, что даваемое предикатом определяется умом. Однако проделать это в реальности невозможно. Хотя есть много юнгианцев, которые говорили бы про юнговский вариант кантианства в виде «архетипа мутности», мы понимаем, что «мутность» не может быть найдена в кантовской системе бок о бок с трансцендентальными концепциями и интуициями, посредством которых ум конструирует наш опыт каузальности и наше восприятие пространства и времени. Это в строгом смысле не априорная категория синтетического априорного суждения, не говоря уже об аналитическом. Напротив, в отношении воды, для которой мутность относится к составу – это предикат синтетического апостериорного суждения.

Или не так? Рассмотрим данное аналитическое прочтение того, что видится простым эмпирическим утверждением. В абсолютном смысле можно сказать, что вода не может не быть мутной. Иначе говоря, сущность воды быть контекстом для загрязнения, и грязь делает это реальным. Теперь ясно, что мысль, требуемая для существования необходимости мутной воды, очень отличается от кантовского мышления, строго разделяющего субъект и предикат и отделяющего субъективно обусловленную феноменальную картину мира от реальности как таковой, которую нам не дано познать никогда.

  

Дисциплина внутреннего

 

Прежде чем продолжать логический анализ моей мутной воды, несколько слов о психологии. По определению Гигериха, психология – это дисциплина внутреннего. Используя эту аналитическую априорную позицию в качестве герменевтической интериоризации или понятийного зеркала, можно принять любое утверждение и рефлексивно конституировать сознание внутри или через него таким образом, что в случае синтетических суждений предикатированные явления уже  не являются внешними, выставленными перед сознанием, а скорее, приходят к себе домой в качестве сознания, формы, изнутри которой знание рождается само. Другими словами, психология утверждает себя, отражая явления более глубоко в самих себя в терминах упомянутого понятийного зеркала. То есть психология в качестве «дисциплины внутреннего» аналитически интериоризирует синтетические утверждения (оба априорные и апостериорные) в самих себя, как если бы существовал имманентно внедренный предикат или внутренний Другой аналитического априорного суждения, о котором психология может говорить самой себе.

 Но не мучу ли я здесь философскую воду? Не носил ли Кант, о котором я здесь пишу, гегелевского монокля, подобно Эдипу, облаченному в сандалии Гермеса? Как бы я тут не наделал глупостей, ибо опасно недоучить философию. Я хочу просто подчеркнуть, что, принимая синтетические суждения, как если бы они были аналитическими, мы покидаем кантовский анализ суждений ради гегелевской аксиомы внутренних отношений. Согласно этой аксиоме, каждый субъект встречает самого себя, своего внутреннего Другого в любой и каждой вещи, в любом предикате, ибо в самом конкретном проявлении каждый субъект (предположение, утверждение, суждение) «логически контекстуализирован» основанием или контекстом для чего-то еще, субъекта или объекта. Здесь кантовские ограничения знания не применимы. Когда диалектически развернутая закупоренная реторта аналитического априорного размышления имеет трансгрессивную проникающую направленность, которая, в отличие от кантовской точки зрения, получает реальное знание во всей  гегелевской полноте, она отменяет сделанное Кантом различение феноменальной и ноуменальной реальностей. В «песочнице» мира все может быть познано изнутри, то есть субъективно и через самосознание в процессе отношения к себе. Различение субъекта и объекта отменяется и преодолевается.

  

Ясно как муть

 

И вернемся снова к моему беспокойству по поводу мутной воды. Как проработать это сопротивление и интериоризировать тревогу в себя?

В первую очередь, эмпирик и буквалист во мне должен признать, что это утверждение является не синтетическим апостериорным суждением, а метафорой. Хотя, конечно, есть сходство с  синтетическими апостериорными суждениями, можно легко понять, что это утверждение не отсылает в стиле кантовского эмпиризма к внешним отношениям воды и грязи. Напротив, ее (воды) предикат, не принося добавочной информации, является собственной субъектной репрезентацией самому себе как кому-то еще, и здесь нет внешнего. То есть (снова следуя Гегелю) внутреннее присуще, и самым конкретным образом субъект этого утверждения является внутренним союзом самого себя и того, чье внешнее отражение считалось бы дополнительным или внешним по отношению к себе. Здесь надо добавить: разница между субъектом и его предикатом во всей широте его видения, в сущности, является только разницей между имплицитностью и эксплицитностью.

Здесь нечто проясняется. Без своего Другого субъект не может проявлять себя в полноте своей ограничиваемой безграничности. Или, говоря то же в отношении моей тревоги, без некоторой мути «вода» будет не более чем дрожащей капелькой на периодической таблице Платоновских небес – нереальной, непредставимой и абстрактной.

Я говорил в начале об интерпретативном принципе, который Гигерих взял от Юнга (а Юнг от алхимиков), что у фантазийного образа есть все необходимое, чтобы стать собой более полно. Применяя диалектику, вводимую этим принципом, теперь можно понять, что «вода» в моем примере используется в смысле «чистая». Это репрезентация идеи «чистоты». И вместе с этим приходит понимание, что Другой чистоты это нечистота, непрозрачность, мутность воды. Юнга был прав в том, что сознание не может существовать, «не устанавливая различий» [22]. Поэтому чистоту нельзя понять без предполагаемых возможностей ее измерения.  Ясность или чистота сама по себе была бы слепой и ослепляющей, в дурном смысле –  абстрактной бесконечной ясностью. Но чистота должна стать чистой, проясняя нечто мутное или нечистое. У нас нет чистоты – только видимость. Наивная чистота откатилась бы назад – как братья, карабкающиеся по скользкой горе в сказке, обсуждаемой Гигерихом, — если должна быть достигнута реальная ясность (чистота), а не просто нарциссически-инкапсулированная голая абстракция.

В связи с этими размышлениями я вспоминаю утверждение Юнга и пассаж из Ницше. В «Алхимических исследованиях» Юнг пишет: «Просветление придет не от воображаемых фигур света, а от деланья тьмы сознательной» [23]. Заметьте, что свет упоминается здесь как чистота в нашем примере – он не обретается без столкновения с тьмой, которая является его Другим. У Ницше похожая точка зрения. В красивом пассаже, названном «снова растим чистоту», самый психологический их философов сравнивает себя и своих читателей с «открытым фонтаном, который никому не препятствует испить из него». Усложняет этот факт то, что мы также «не мешаем себе быть мутными или темными…

 Не препятствуем эпохе, в которую мы живем, загружать нас всякой ерундой или пятидесяти птицам испражняться на нас, детям бросать мусор, накопившейся усталости оставлять осадок отчаяния, в большей или меньшей степени внутри нас. Но мы делаем то же, что и всегда: что бы ни швырялось в наши глубины – не забудем о нашей глубине – мы снова растим чистоту…» [24].

 

Подобно фонтану Ницше, который, что бы ни принимал в свои глубины, снова становится чистым, психология, названная Гигерихом дисциплиной внутреннего, вбирает все феномены в себя, поскольку она конституирует себя, отражая их в самих себе просветляющим образом. Будь то темное и хаотичное, как при первом приближении выглядят внешние объекты и отношения, она имеет программу не позволять «чему-то извне, что ей не принадлежит, войти в нее». Но она не препятствует испить из фонтана. Психология, как дисциплина внутреннего, не является солипсическим уединением вдали от мира. Позволяя погрузиться в ситуацию, в которой мы находимся, она будет щедро распространять мыслительную субстанцию на рассматриваемые феномены, и поддаваясь, и отвергая соблазнительные теории, которые каждый феномен приносит, принимая их как внутреннего Другого собственного самоотношения. Из такой герменевтики  «мы снова растим чистоту». [25]

  

Отрицая философов

 

Я хотел бы подвести эти мутные размышления к «растущей чистоте» в отношении финальной темы. Я говорю об общей задаче, сформулированной в заголовке. Проблема не в главной части «интериоризация психологии в себя», которая хорошо передает сущность проекта Гигериха. Проблема в подзаголовке «движение от Канта к Гегелю в гигерихском проекте психологии». Хотя дидактически важно вникать в это движение (Гигерих много раз обращался к этой теме в своих статьях), мы сталкиваемся с противоречием. Говоря словами из пассажа, цитированного Ницше, для психологии, которая определяет себя как дисциплина внутреннего и которая размышляет исключительно в терминах внутренних отношений, Кант и Гегель являются плавающим мусором в этом фонтане. Это не означает, что нам, аналитическим психологам, не нужно вникать в последствия юнговского недиалектического выбора одного философа против другого. Понимание этого является важной задачей. Проблема лежит скорее в моем погружении в философские темы, относящиеся к Канту и Гегелю. Это могло бы привести к отношению к ним как к внешним фактам, как будто на карту поставлено отвержение Канта и выбор Гегеля. Нашим делом является не философия и ее позитивность постановки тем, а психология в ее негативности, как отражение в самой себе. Вклад Гегеля или кого-либо еще из других дисциплин в их области важен для нас внутри психологии только в той мере, в какой он дает идеи, как обращаться с нашими собственными сугубо психологическими проблемами [26]. Беря Канта, Гегеля или других, мы можем их использовать, потому что они уже интериоризированы. Кем бы они ни были для философии, для нас они важные фигуры в нашей песочнице внутреннего мира. «Надо понять, — пишет Гигерих, — что психология – это исследование отражений в зеркале, а не исследование того, что зеркало отражает. Это обращение к уже отраженному — не трюк, чтобы прийти в конце к невидимой душе, или в лучшем случае вторичный заместитель для реальных вещей. Напротив, мы знаем, что уже отраженное – это и есть реальная вещь психологии» [27].    

 

 

© Перевод с англ. Хегай Л.А.        

Обсуждение:Синдром самозванца

Эта статья была предложена к переименованию в Феномен самозванца 1 ноября 2019 года.
В результате обсуждения было решено оставить название Синдром самозванца без изменений.
Для повторного выставления статьи на переименование нужны веские основания, иначе это может быть расценено как игра с правилами (см. пункт 8).

Г.Н.Данелия. Безбилетный пассажир. Маэстро (гл.116)

Между прочим. Мне часто снится один и тот же сон: мне говорят, что я не сдал какой-то экзамен и меня откуда-то отчисляют. Откуда — я не знаю, но каждый раз просыпаюсь очень расстроенный.

И я, кажется, знаю, почему этот сон ко мне прицепился. Вот я оглядываюсь назад и понимаю — сколько в моем творчестве случайностей! Взять хотя бы те четыре фильма, о которых я написал, — каждый из них появился как результат цепочки случайностей. И остальные десять так же. (И даже Феллини увидел «Не горюй» совершенно случайно.)

Когда превозносят мое творчество — не скрою, конечно, приятно, но чувствую я себя при этом примерно как безбилетный пассажир в трамвае: вот сейчас войдет контролер, оштрафует, опозорит и попросит выйти вон! ~~

Синдром самозванца [1] — психологическое явление, при котором человек не способен интериоризировать свои достижения.

Интериоризация — это ведь о другом. Да и в источнике (если этот желтоватый сайтик из серии «Популярная психология для блондинок в розовом» считать источником) этого слова нет. Может, не выпендриваться? Написать честно: «…не способен приписать свои достижения собственным качествам, способностям и усилиям». —Michael MM (обс.) 08:46, 5 июня 2018 (UTC)

  • Спасибо! Только в данном случае лучше бы это сделал специалист. А то, как говорится, «в психологии все разбираются» — не хотелось бы выглядеть самозванцем. —Michael MM (обс.) 09:56, 7 июня 2018 (UTC)
    • Может автор что-то скажет? — Алексей Копылов 18:53, 7 июня 2018 (UTC)
    • Никто из специалистов не прокомментировал, поэтому я взял вашу формулировку. Она по-крайней мере более понятная. Заодно поставил запрос к авторитетности источника. — Алексей Копылов 21:08, 6 июля 2018 (UTC)
  • Сам термин «синдром самозванца» тоже неточный. Спорный момент: «Синдром самозванца не считается психическим расстройством и не содержится в МКБ-10 и DSM-IV». Почему тогда он называется медицинским термином «синдром»? По определению синдром — это комплекс симптомов, характерных для заболевания/расстройства. В статье Pauline R. Clance и Suzanne A. Imes используется название «impostor phenomenon», что-то не вижу, чтобы они называли это там «синдромом». — Лорд Алекс (обс.) 21:37, 6 июля 2018 (UTC)
    • В англовики есть довольно много источников с impostor syndrome в названии. Не знаю насколько они авторитетные. «Феномен самозванца» — у русского читателя будет ассоциироваться скорее с феноменом Лжедмитриев. — Алексей Копылов 02:53, 7 июля 2018 (UTC)

Шматко Н.А. «Габитус» в структуре социологической теории

(Журнал социологии и социальной антропологии, том 1, №2, 1998, С. 60-70.)

«Одна из функций понятия «габитус» состоит в указании на единство стиля, который объединяет практики и блага какого-либо единичного агента или класса агентов… Габитус — это порождающее и унифицирующее начало, которое сводит собственные внутренние и реляционные характеристики какой-либо позиции в единый стиль жизни, т. е. в единый ансамбль выбора людей, благ и практик.

Как и позиции, продуктом которых они являются, габитусы дифференцированы, но они также и дифференцируют. Отличающие и дистанцированные, они сами суть операторы различений: они приводят в действие различные принципы дифференциации или используют различным образом общие принципы дифференциации.

Габитусы являются порождающими принципами практик — различительных и различающих: что ест рабочий и особенно его манера есть, спорт, которым он занимается и его манера им заниматься, политические мнения и его манера выражать их — различают систематическим образом потребление и соответствующие практики рабочего от хозяина промышленного предприятия; здесь же различные схемы классификации, основания классификации, принципы видения и деления, вкусы. …Однако одно и то же поведение или одно и те же благо может казаться утонченным для одних, претенциозным или «вычурным» для других и вульгарным для третьих.

Но главное это то, что когда они воспринимаются через эти социальные категории перцепции, т. е. принципы видения и деления, то различия в практиках и имеющихся благах, а также выражаемые мнения становятся символическими различиями и образуют по сути своего рода язык. Различия, ассоциирующиеся с различными позициями, т. е. блага, практики и, особенно, манеры функционируют в любом обществе как основополагающие различия символической системы, как ансамбль фонем языка или совокупность различительных черт и дифференциальных расхождений, являющихся конститутивными для данной мифической системы, т. е. функционируют как знаки различия» [1, c. 23 — 24.]

Теоретической основой социологии П. Бурдьё является концепция «двойного структурирования», суть которой кратко может быть выражена в тезисе: социальная действительность структурирована, во-первых, со стороны социальных отношений, объективированных в распределениях разнообразных ресурсов (капиталов) как материального, так и нематериального характера, и, во-вторых, со стороны представлений людей о данных отношениях и об окружающем мире, оказывающих обратное воздействие. Наряду с детерминацией со стороны объективных структур П. Бурдьё вводит в анализ детерминацию со стороны исторических агентов и уточняет, что эта «…диалектика структур и действий эквивалентна диалектике объективных и инкорпорированных структур, той что совершается в любом практическом действии» [2, с. 70]. Социальные отношения, интериоризируясь в ходе практической деятельности, превращаются в «практические схемы» (схемы производства практик) — инкорпорированные структуры. Последние в свою очередь обусловливают экстериоризацию породивших их объективных структур, заключающуюся в воспроизводстве практик агентами.

Концепция двойного структурирования включает два ряда детерминаций, отражающих с одной стороны генезис, с другой — структуру социальной действительности.

К первому относится установление причинно-следственных связей: существуют объективные (независящие от воли и сознания людей) структуры, которые воздействуют на практики, восприятие и мышление индивидов; именно они являются «конечными причинами» практик и представлений индивидуальных и коллективных агентов. С другой стороны, агентам имманентно присуща активность; именно они — источник непрерывных воздействий на социальную действительность.

Итак, социальные структуры обусловливают практики и представления агентов, но агенты производят практики и тем самым воспроизводят и/или преобразуют структуры. Эти моменты генезиса социальной действительности для П. Бурдьё, однако, отнюдь не равнозначны и не рядоположены. Он не ограничивается констатацией того, что они находятся в «диалектической связи», но подчеркивает иерархию. Обусловленность практик и представлений социальными структурами реализуется через их производство и воспроизводство агентами. В силу того, что они не могут осуществлять свои практики вне и независимо от «предпосланных» им объективных структур, являющихся необходимыми условиями и предпосылками любых практик (как в объективированной форме предметов и средств практик, так и в субъективированной — в виде диспозиций, знаний, навыков и т. д.), агенты могут действовать исключительно «внутри» уже существующих социальных отношений и, тем самым, лишь репродуцировать или трансформировать их. Говоря об активной роли агентов в воспроизводстве и производстве социальной действительности, П. Бурдьё говорит о том, что оно невозможно без инкорпорированных структур — практических схем (схем порождения практик — «принципов, предписывающих порядок действия», и, в первую очередь, принципов классификации, принципов восприятия деления социальной действительности [3]), являющихся продуктом интериоризации объективных социальных структур. Поэтому субъективное структурирование социальной действительности есть всегда подчиненный момент.

Второй аспект двойного структурирования социальной действительности — структурный: во-первых, социальные отношения неравномерно распределены в пространстве и во времени; во-вторых, агенты неравномерно распределены между социальными отношениями — не все агенты (будь то индивидуальные или коллективные) и не в одно и то же время принимают участие в одних и тех же социальных отношениях; в-третьих, неравномерно распределены между ними и объективации социальных отношений, которые П. Бурдьё называет капиталами; в-четвертых, инкорпорированные социальные отношения (диспозиции, социальные представления, практические схемы) также распределены крайне неравномерно: агенты, исходя из своих практических схем (интериоризированных социальных отношений), по-разному структурируют социальную действительность. Вместе с тем, структура субъективного структурирования, проявляющаяся через распределение его различных видов между агентами, подобна структуре объективного структурирования, ибо решающую роль в субъективном структурировании играют интериоризированные объективные структуры: практические схемы адаптируются к позиции агента уже хотя бы в силу того, что их содержание обусловлено предшествующей символической борьбой и поэтому, пусть в превращенной форме, отражает конфигурацию символических сил.

Габитус как структурирующая структура

Итак, объективные структуры являются условиями и предпосылками осуществления субъективных практик (восприятия, представления, мышление, коммуникации, действия) и «системно детерминируют» непосредственные социальные взаимодействия. Однако для того чтобы эти практики реализовывались, социальные структуры должны быть интериоризированы, эффективно усвоены, присвоены и даже инкорпорированы агентами, которые активно «конструируют» свое восприятие, выражение и оценивание социальной реальности, свои коммуникации и т. п. Отношения интериоризируются в форме социально структурированных ансамблей практических схем (схем производства практик агентом) или инкорпорированных структур — «габитусов» (габитус — от лат. habitus — свойство, состояние, положение), предрасположенных функционировать как структурирующие структуры, порождающие практики и представления.

«Габитус как структурирующая структура (которая организует практики и их восприятие), есть также и структурированная структура: принцип деления на логические классы, организующий восприятие социального мира, сам является продуктом инкорпорации деления на социальные классы. …Наиболее основополагающие оппозиции структуры состояний (высокий/низкий, богатый/бедный и т. п.) стремятся навязать себя в качестве фундаментальных принципов структурирования практик и восприятия этих практик. …Стили жизни также являются систематическими продуктами габитусов, которые, будучи восприняты в взаимосвязях в соответствии со схемами габитуса, становятся системами социально квалифицированных знаков (например, «утонченный», «вульгарный» и т. п.). Диалектика состояний и габитусов лежит в основании алхимии, трансформирующей распределение капитала как итога отношения сил — в систему воспринимаемых различий, отличающих свойств, т. е. в распределение символического капитала, т. е. легитимного капитала, непризнанного в своей объективной истине» [4].

Определяя габитус через систему диспозиций восприятия, оценивания и действия, П. Бурдьё употребляет термин «диспозиция» в смысле близком к пониманию его у Г. Олпорта: предрасположенность агента к поведенческому акту, действию, поступку и их последовательности, или осознанная готовность к оцениванию ситуации и к поведению, обусловленному предшествующим опытом. Однако в основе формирования габитуса лежат не только потребности, как в случае диспозиций, но и

«характерологические структуры определенного класса условий существования, т. е. экономическая и социальная необходимость и семейные связи, или точнее, чисто семейные проявления этой необходимости…» [5, с. 50].

В понятии «габитуса» важно не то, что он может быть представлен в качестве системы диспозиций (в таком случае «габитус» ничего не прибавлял бы к социологическому знанию), а то, что он выполняет роль «посредника» между «социальными отношениями» и «агентом». П. Бурдьё не дает дефиницию «габитусу» через систему диспозиций, но просто соотносит его с нею, чтобы продемонстрировать место «габитуса» в ряду имеющихся социологических понятий. Габитус определяется своим происхождением — тем, что он есть интериоризированный ансамбль социальных отношений; а также своим положением в системе производства практик — тем, что он является одновременно результатом интериоризации (объективных) социальных отношений и необходимым субъективным условием практик агентов; отсюда следует, что габитус делает возможным экстериоризацию интериоризированного, т. е. габитус служит порождающим механизмом практик. Таким образом, сущность габитуса заключается в том, что он, во-первых, продукт интериоризации объективных социальных структур и, во-вторых, — необходимое индивидуальное условие их экстериоризации. Габитус необходимая инстанция, опосредующая включение агента в социальные отношения и порождающая практики на основе двуединого процесса интериоризации/экстериоризации.

Поскольку «габитус» рассматривается в качестве порождающего механизма практик, его эмпирическое изучение не требует выделения в нем самостоятельных смысловых частей. В этом состоит его основное отличие от таких понятий как «менталитет» или «диспозиции». Когда мы изучаем диспозиции или менталитет, мы должны всякий раз, говоря словами А.Н. Леонтьева, выделять молярную единицу действия и соответственно — атомарную, далее неразложимую диспозицию (предполагается функциональное соответствие между диспозицией и действием). Это создает эмпирические сложности, которые нашли отражение в концепции диспозициионной регуляции личности В.А. Ядова, устанавливающей текучее структурирование системы диспозиций и изменение содержания диспозиций от уровня к уровню. Выход из неразрешимой ситуации изучения по сути трансцендентных состояний «внутреннего плана субъекта», описываемых суждениями исследователя, — именно таковыми являются диспозиции, — обычно находится на пути установления конвенций относительно допустимых интерпретаций результатов измерения достаточно произвольно выбранных «наблюдаемых переменных».

Принципиальным моментом исследования габитуса является то, что он может (и должен) быть проанализирован как целостное явление и рассмотрен через подвижную систему различий габитусов агентов, занимающих различные позиции в социальном пространстве, без «атомистической», разлагающей редукции. Такой ход мысли не исключает того, что в габитусе можно выделять функциональные сегменты, такие как «этос» и «экзис», а также исследовать его в диахронном плане: первичный и вторичный габитус или в форме социологических обобщений: классовый и групповой габитус.

Габитус — это не эпифеномен практик, а механизм их порождения, который определяется генетически через двуединый процесс интериоризации/экстериоризации социальных отношений; он — та «клетка», из которой вырастает многообразие практик агента. Таким образом, можно сказать, что с одной стороны, габитус есть повседневное социальное отношение, в которое практически вступает каждый (экстериоризация/интериоризация), а с другой стороны, — порождающая основа практик любого агента.

Концепция габитуса

Габитус есть структурированная система диспозиций — система действия, восприятия, мышления, оценивания и выражения, — предрасположенная функционировать как структурирующая структура. В качестве таковой, габитус генерирует и структурирует практики и представления так, что они оказываются объективно адаптированными к системе социальных отношений, продуктом которой, впрочем, он является. На этом основан эффект его гистерезиса (отставания, запаздывания): какое-то время после того, как социальные отношения изменились (или агент занял другую позицию в них), агент по-прежнему воспроизводит старые социальные отношения, продуктом которых является его габитус. Иными словами, габитус сохраняет постоянство в изменении, тем самым сообщая практикам свойства непрерывности и упорядоченности.

«Будучи внутренним опытом, через который непрерывно осуществляется закон внешней необходимости, несводимой к непосредственному конъюнктурному принуждению, габитус обеспечивает активное присутствие прошлого опыта, который, существуя… в виде схем восприятия, мышления и действия, дает более убедительную гарантию тождества и постоянства практик во времени, чем все формальные правила и явным образом сформулированные нормы» [1, c. 91].

Габитус функционирует как порождающий механизм, способный спонтанно производить в большинстве социальных ситуаций практики, выражающие один общий принцип. Иначе говоря, габитус систематическим образом проявляется во всех практиках агентов, его схемы переносимы из одной сферы в другую. Систематизируя практики агентов, габитус задает им относительное внутреннее единство, нечто вроде самосогласованности, когерентности, некий стиль.

Сказать, что габитус есть место интериоризации внешнего и экстериоризации внутреннего [6, с. 175] или продукт истории, производящий практики в соответствии со схемами, порожденными историей [6, с. 185], все равно что в более привычных выражениях сказать: габитус есть воспроизводство внешних социальных структур под видом внутренних структур личности. В процессе интериоризации, которая есть ни что иное как практическое освоение принципов производства практик, не достигающее дискурсивного и рефлективного уровня, агент имитирует практики других агентов; он не овладевает «рефлективными моделями» практик, а присваивает modus operandi посредством как простого ознакомления и повторения чужих практик, так и посредством скрытых и/или явных, бессознательных и/или методически организованных внушений (разнообразных «педагогических воздействий») принципов, которые проявляются практически в навязанных практиках и/или сформулированы явно, формализованы (см. [5, с. 62; 6, c. 189]). При всей внешней самопроизвольности, имитации практик других агентов и многообразные формы внушения представляют собой структурированные упражнения, передающие тот или иной способ действий, ту или иную точку зрения, систему диспозиций [6, c. 191]. Интериоризируется логика функционирования системы социальных различий, и потому интериоризировать — значит обрести способность спонтанно воспроизводить в своих практиках, представлениях и т. п. социальные отношения, существовавшие на момент интериоризации. В этом кроется одна из основных причин, по которой наличный социальный порядок поддерживается сравнительно долго и довольно просто.

Важнейшим моментом интериоризации является инкорпорация — воплощение социальных отношений в теле агента в виде его устойчивых диспозиций определенным образом говорить, ходить, чувствовать, держать спину и т. п.:

«Если все общества… придают такое значение внешним, казалось бы самым незначительным деталям поведения, ухода за собой, манерам… и речи, то это потому, что рассматривая тело как память, общества доверяют ему в конспективной и практической, т. е. мнемотехнической форме, фундаментальные принципы культурного произвола» [6, c. 197].

Как и социализация, формирование габитуса в процессе интериоризации социальных отношений осуществляется в несколько этапов: первичный габитус, сложившийся в семье, служит основой восприятия и усвоения школьного образования; вторичный (школьный) габитус выступает условием и предпосылкой восприятия и оценивания сообщений СМИ и т. д. Иными словами, логика интериоризации превращает габитус в хронологически упорядоченное множество диспозиций, в «некую структуру определенного ранга», которая уточняет границы структуры низшего ранга (генетически предшествующие) и структурирует структуры высшего «посредством структурирующего действия, оказываемого на структурированный опыт, порождающий эти структуры» [6, c. 188].

Практики, обязанные своей специфической формой законам, свойственным каждому из полей социального пространства, суть продукт диалектической связи между социальными ситуациями и габитусом. Габитус производит в различных полях практики, воспроизводящие законы этих полей. Он может реализовывать один стиль в разных полях тем полнее, чем более исчерпывающе воспроизводятся в производимых им практиках принципы культурного произвола той или иной социальной группы [5, c. 178].

Чтобы объяснить практики агента, социологу надлежит реконструировать связь между социальными отношениями, интериоризацией которых он является, и теми, в контексте которых он производит практики. Габитус выступает в роли «практического смысла» и, взаимодействуя с социальными отношениями, воспроизводит объективированные в них смысловые структуры; условием такой актуализации является трансформация самих социальных отношений (см. [2, c. 97]). Именно непредзаданное, непредустановленное взаимодействие габитуса как системы когнитивных и мотивационных структур с непрерывно меняющимися социальными отношениями детерминирует интересы, лежащие в основе перехода к практике, в которой реализуются и которая обусловливает диспозиции (см. [6, c. 206]). Габитус есть порождающий практики принцип, подчиняющийся «практической логике» — логике неопределенности и приблизительности, свойственной повседневности. Поэтому ему присущи неопределенность и открытость, неуверенность и экспромтом.

С одной стороны, как совокупность практических схем вúдения и деления социальной действительности, принципов практической (не-теоретической, обыденной) классификации, габитус представляет собой «практическое чувство». С другой, как совокупность интериоризированных схем восприятия и оценивания, мышления и выражения, он придает упорядоченной импровизации непреднамеренную изобретательность, использующую в качестве точек отсчета и опоры готовые «формулы», такие, как бинарные оппозиции различий: форма/содержание, главное/второстепенное, центр/периферия, высокое/низкое… (см. [6, c. 182]). Габитус стремится элиминировать непредвиденные, случайные обстоятельства из любой социальной ситуации, с которой он сталкивается, переформулируя ее в задачу, принципом решения которой он является.

Иными словами, габитус — это способность свободно производить на практике усвоенные схемы восприятия, мысли, коммуникации, действия… В то же время габитус устанавливает и жесткие рамки, ограничения этой производительной способности: социальные отношения, продуктом которых он является, управляют практиками — не в духе лапласовского детерминизма, а посредством изначально заданных принуждений и ограничений его изобретательности. Габитус не допускает «…ни создания чего-либо невиданно нового, ни простого механического воспроизводства изначально заданного» [2, c. 92]. С точки зрения концепции габитуса

«…агенты никогда не бывают свободны, но никогда иллюзия свободы (или отсутствия принуждения) не бывает столь полной, как в случае, когда они действуют, следуя схемам своего габитуса, т. е. объективным структурам, продуктом которых является сам габитус: в этом случае агенты ощущают принуждение не более, чем тяжесть воздуха» [6, c. 182].

Интериоризированные диспозиции в отношении возможного и невозможного, свободы и необходимости, разрешений и запретов, заключенных в социальных отношениях, порождают диспозиции, объективно совместимые с данными отношениями и заранее адаптированные к их требованиям. При этом наиболее невероятные практики исключаются как немыслимые еще до какого-либо рассмотрения путем непосредственного подчинения социальному порядку, подчинения, принуждающего отказываться от невозможного и желать неминуемого.

Составляющие габитус диспозиции (практические схемы), производя адаптированные к социальным отношениям практики (продуктом которых они являются), осуществляют производство/воспроизводство социальных отношений. Однако габитус воспроизводит в любой момент времени именно ту систему социальных отношений, результатом которой он является; поэтому практики, порожденные габитусом, a priori адаптированы к социальным условиям лишь в той мере, в какой они остались похожими на те условия, в которых габитус сформировался. Поскольку диспозиции габитуса устойчивы и могут быть более долговечны, нежели социальные отношения их собственного производства, постольку габитус генерирует дезадаптированные практики всякий раз, когда условия его функционирования слишком удаляются от породивших его условий. В этом случае практики, соответствовавшие уже не существующим социальным условиям, оказываются объективно неприспособлены к условиям настоящего.

Интериоризированные и инкорпорированные диспозиции являются одновременно осознанными и бессознательными. При этом «вопрос отношения между сознанием и бессознательным затемняет более важный вопрос об отношении между схемами, порождающими практики и представлениями, которые агенты выстраивают о своей практике» [6, c. 204].

Как заметил Э. Дюркгейм, в каждом из нас живет «вчерашний человек», поскольку настоящее лишь в незначительной мере сравнимо с прошлым, откуда мы родом и в котором мы сформировались. Мы не рефлектируем прошлое, так как оно инкорпорировано в нас, составляет наше бессознательное. Вследствие этого, мы не не предрасположены принимать во внимание его законные притязания на руководство нашим поведением, восприятием и т. д. И, наоборот, самые последние социальные установления мы ощущаем очень остро, поскольку они еще не превратились в наше бессознательное. Подобно этому габитус есть история, «ставшая природой», и тем самым отрицаемая в качестве таковой ([6, c. 204]): диспозиции, составляющие габитус, по большей части неосознанны. Это бессознательное есть память, которую производит сама история, воспроизводя социальные отношения в псевдоприродах, каковыми и являются габитусы — габитус

«…является бессознательным в том смысле, что его генезис включает в себя амнезию этого генезиса. Габитус является бессознательным и в том смысле, что вне сознания оказываются инкорпорированные ценности, ставшие телом, — вследствие транссубстанциональности, которую производит потаенная убедительность скрытого педагогического воздействия, способного внушить целую космологию, этику, метафизику, политику с помощью столь незначительных предписаний, как, например, «держись прямо»» [6, c. 204].

В результате язык и тело наводнены «кристаллизовавшимися» социальными представлениями. Практики производятся габитусом «автоматически», без участия сознания, но, тем не менее, им всегда сопутствует некая доля рефлексии хотя бы в виде оценки или минимального участия, необходимого для контроля над функционированием этих автоматизмов (например, в виде дискурса рационализации). Это частичное осознание, колеблющееся от постоянного присутствия сознания до его постоянного отсутствия, является непременным элементом здравого смысла и помещается где-то между «естественным светом разума» и тьмой бессознательного[1].

«Если габитус владеет агентами в большей степени, чем они сами им владеют, то это, прежде всего, потому, что они владеют габитусом лишь в том его качестве, в каком он действует в них как принцип организации их действий, т. е. в форме, в которой они в то же время не владеют им в символической форме» [6, c. 202].

Переход от практического освоения к символическому предполагает некоторое расхождение между социальными условиями производства практик и социальными условиями производства габитуса, при котором спонтанные ответы габитуса оказываются неприспособленными к ситуации, и тогда встает вопрос не столько отношения между сознанием и бессознательным, сколько отношения между практическими схемами, порождающими практики, и представлениями, которые выстраивают о них агенты. Самые основополагающие принципы производства практик могут оставаться в неявной форме, пока они действуют сами по себе, но их превосходство исчезает как только ставится вопрос о том, может ли оно себя обосновать, т. е. как только столкновение различных способов «убеждения» вынуждает проговаривать то, что понятно без слов, доказывать то, что само собой разумеется и конституировать в долженствующее-быть и долженствующее-делать то, что переживается как единственный способ быть и делать, и, следовательно, воспринимать как основанное на произвольной институции закона то, что казалось бы вписано в саму «природу вещей» (см. [6, c. 199]).

Габитус и социальная солидарность

Социологически сконструированный агент определяется, помимо прочего, своей социальной траекторией. Бесконечное множество комбинаций социальных детерминаций траектории агента, несводимость временной серии позиций в социальных отношениях к другим и т. д. обеспечивает единичность габитуса агента. Структуры габитуса, произведенные прошлым опытом агента, постоянно структурирует его новый опыт; в свою очередь, новый опыт трансформирует его исходные структуры. Таким образом габитус реализует уникальную интеграцию, зависящую от хронологически упорядоченного опыта, определяемого социальной траекторией агента [2, c. 101-102].

Однако уникальность этих социальных траекторий относительна: их можно сгруппировать также, как объединяют агентов в социальные группы «на бумаге» — статистически. «Группе по траекториям» соответствует множество агентов, которые в среднем (т. е. статистически) имеют больше шансов пережить одни и те же социальные ситуации и события в одном и том же хронологическом порядке, чем агенты, соотнесенные с другой «группе по траекториям». Легко видеть, что если социальная группа сконструирована социологом адекватно, то она совпадает с «группой по траекториям», поскольку индивиды из одной и той же социальной группы будут гораздо чаще попадать в одни и те же ситуации, нежели индивиды из разных групп. Поэтому отношения между габитусами агентов, принадлежащих к одной социальной группе можно представить как отношение гомологии — разнообразия в сходстве — социальных условий становления габитусов [2, с. 101]. Эта гомология выражает тот фундаментальный факт, что социальная траектория агента есть ни что иное, как частный случай социальной траектории его группы, а индивидуальные габитусы представляют собой вариации группового габитуса[2].

В качестве системы практических схем (диспозиций), т. е. схем восприятия, оценивания, мышления и действия, габитус является «порождающей основой» практик, выступая в качестве более или менее устойчивого, более или менее полного принципа объективного согласования практик агента или группы агентов. При отсутствии видимого принуждения или желания отдельных агентов, принадлежащих к одной группе, габитус гармонизирует, делает их практики «осмысленными» или «разумными», связанными, просто потому что в идентичных социальных условиях производятся схожие системы практических схем. Следовательно, габитус представляет собой, во-первых, условие согласования практик агентов, относящихся к одной группе, при отсутствии какой-либо самопроизвольной или навязанной организации индивидуальных практических схем[3], и, во-вторых, является самой практикой согласования.

У агентов, обладающих одинаковым габитусом, не возникает нужды в согласовании для того, чтобы действовать аналогичным образом, например, когда речь идет о выборе супруга, профессии, депутата, мебели и т. п. Каждый прислушивается к своему «личному вкусу», реализуя свой «индивидуальный проект», спонтанно согласуясь при этом с тысячами других агентов, которые воспринимают, оценивают, думают и действуют, также как он. Конечно, коллективные практики тоже отчасти управляемы и систематизированы общими эксплицитными планами, сознательно даваемыми и получаемыми указаниями, приказами, решениями, выработанными совместно. Но в главном коллективные практики обязаны своей связанностью и единством эффекту габитуса. Именно он составляет для агентов, находящихся в сходных социальных условиях, одновременно и принцип, производящий спонтанные, классифицирующие и классифицируемые практики, и принцип классификации практик других агентов.

Существование сходных габитусов может объяснить все феномены спонтанной гармонизации практик агентов, занимающих одну и ту же социальную позицию, к примеру ситуацию более или менее интенсивного эмоционального согласия (или несогласия), а также солидарности, которая обозначается различиями симпатия/антипатия, привлекательность/отвращение, дружба/вражда, любовь/ненависть, идентичность/отчуждение… Можно, кстати, повседневно наблюдать систематическое соответствие характеристик агентов, которые завязывают избирательные связи. Это происходит потому, что габитус позволяет агенту осознавать и спонтанно оценивать с точки зрения социальной группы личность любого другого. Таким образом любой агент, с которым мы находимся во взаимодействии, тут же оказывается классифицированным, но не в настоящих — точных, выявленных, рациональных — социологических категориях, а в своеобразных рубриках, которые, если их сознательно сформулировать, могли бы выглядеть так: «Этот человек не того круга, что я», или наоборот: «Мы из одной песочницы». Отношение к другому есть по сути коммуникация габитуса с габитусом, связь скорее практическая, нежели интеллектуально воспроизводимая. Именно из этой связи вырастает солидарность, оформляющая социальные группы.

Список литературы

1. Bourdieu P. Raison pratiques. Sur la théorie de l’action. — Paris: Ed. de Seuil, 1994.

2. Bourdieu P. Le Sens pratique. — Paris: Ed. de Minuit, 1980.

3. Бурдьё П. Кодификация // Бурдьё П. Начала. / Пер. с фр. Н.А. Шматко. — М.: Socio-Logos, 1994. — C. 121.

4. Bourdieu P. La Distinction. Critique sociale du jugement. — Paris: Ed. de Minuit, 1979. — P. 191-192.

5. Bourdieu P., Passeron J.-C. La Reproduction. — Paris: Ed. de Minuit, 1970.

6. Bourdieu P. Esquisse d’une théorie de la pratique. — Genève: Ed. de Droz, 1972.

[1] «Все происходит так, как если бы агенты тем меньше нуждались в сознательном освоении принципов, которые склоняют их воспринимать, представлять и действовать в соответствии с определенной логикой (а, следовательно, понимать, на первый взгляд непосредственно, продукты — произведения или практики — принципов, схожих с теми, которые они приводят в действие в своих практиках), чем полнее они освоили эти принципы на практическом уровне [6, c. 201].

[2] Самосогласованность, когерентность групповых габитусов вытекает из того, что «они являются продуктами диспозиций, которые, будучи интериоризацией тех же объективных структур, объективно организованы, и что практики членов одной группы или дифференцированного общества наделены объективным смыслом, одновременно единичным и систематичным, трансцендентным относительно субъективных намерений и сознательных — индивидуальных или коллективных — планов» [6, c. 189]. Когерентность индивидуальных габитусов: «Личный стиль, т. е. та своеобразная марка, которой снабжены все продукты одного и того же габитуса, практики или произведения, всегда представляет собой лишь отклонение от стиля какого-либо времени или класса, однако это отклонение настолько хорошо отрегулировано и иногда даже закодировано, что личный стиль соотносится с общим стилем не только в силу конформизма…, но еще и в силу отличия, составляющего «манеру» как таковую» [6, с. 189].

[3] Практики, произведенные одним групповым габитусом «воспринимаются как очевидные или само собой разумеющиеся, т. е. как непосредственно понятные и предсказуемые, теми и только теми агентами, которые практическим владеют системой схем действия и интерпретации, объективно содержащихся в исполнении этих практик» [6, с. 180].

Внеклассная работа | Школа Права и Экономики

Школа права и экономики — школа полного дня, дети проводят с нами много часов ежедневно, поэтому воспитательная работа является важной частью школьного процесса. Наша задача — не только дать качественное обучение, но и сделать жизнь ребят в Школе интересной, разносторонней, социально наполненной, создать для детей ценностно насыщенное поле, чтобы, участвуя в жизни Школы, ее праздниках, выездах, социальной работе, общаясь с учителями и друг другом, ребята могли интериоризировать общечеловеческие ценности, такие как уважение к себе и другому человеку, дружба, любовь к Родине, экологическое отношение к миру, важность труда , честность, открытость, ценность свободы.

Большую помощь в этой работе оказывают традиции Школы. Это, прежде всего, система годовых праздников, которая с одной стороны помогает детям и учителям пережить насыщенный занятиями учебный год, создавая здоровый ритм вдохов и выдохов, напряжения и расслабления, с другой стороны — ненавязчиво, в игровой форме помогает детям получить ценностный опыт добра, красоты, взаимопонимания, помощи.

Многие годовые праздники включают в себя спектакль или театральное действие. И смысл этого не просто в украшении праздника. Театр имеет огромное воспитательное воздействие на душу ребёнка. Благодаря синтетической природе этого искусства в детях пробуждаются мощные творческие силы, и они откликаются на те области, которые оказываются созвучными их природе. Для кого-то это само сценическое действие, актерская игра, для кого-то музыка, пение, управление светом, изготовление декораций и костюмов, работа с текстом. Театр имеет и сильное объединяющее действие. Для рождения и сплочения классного коллектива это имеет огромное значение. Также возможность проиграть различные образы и роли, как положительные, так и отрицательные, помогает ребятам найти себя в социальной жизни, обрести уверенность в себе, развить эмоциональный интеллект и умение сотрудничества.

Центральным праздником школьного года является Благотворительная Рождественская ярмарка, которая объединяет все школьное сообщество — ребят, учителей и родителей, и помогает осуществлять ещё одно важное направление воспитательной системы Школы — социальную благотворительную работу. Школа сотрудничает с детским приютом, куда наши ребята ездят с социальными и творческими программами, с советом ветеранов, с приютом для животных. Собранные на ярмарке деньги позволяют также осуществлять помощь малоимущим и инвалидам.

Значимым направлением воспитательной работы Школы является туристический клуб с биологическим и культурологическим уклоном. Наши школьники побывали в российских заповедниках, на биостанциях, съездили на Алтай и в Крым. Ценность этих выездов не только в том, что ребята знакомятся с красотой и разнообразием нашей страны, узнают о биологических, географических особенностях разных регионов, соприкасаются с культурой и историей этих мест, но, прежде всего, в опыте общей жизни в непривычных и трудных походных условиях, где от каждого участника зависит, какой будет эта совместная жизнь; в тесном наполненном общении со взрослыми и товарищами по школе из разных классов, в приобретении навыков взрослой самостоятельной ответственной жизни.

Определение и синонимы слова interiorize в словаре английский языка

ПРОИЗВОДСТВО ИНТЕРЬЕРА

ГРАММАТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ ИНТЕРЬЕРА

Interiorize — это глагол .

СОПРЯЖЕНИЕ ГЛАГОЛА ИНТЕРЬЕРИЗАЦИЯ

ПОДАРОК ​​

Настоящее время

Интерьер

интерьер

он / она / она интерьеризирует

оформляем

интерьер

они отделывают

Настоящее время непрерывно

Интерериализирую

вы интеририруете

он / она / она оформляется

оформляем

вы интеририруете

интерьерные

Настоящее совершенство

Я интерьеризировал

вы интернализовали

он / она интериоризовал

у нас есть

вы интернализовали

они интериеризовали

Настоящее совершенство непрерывное

Интерерировал

вы интериоризовали

он / она / она была оформлена

мы занимаемся интерьеризацией

вы интериоризовали

они интериоризовали

Настоящее время используется для обозначения обстоятельств, существующих в настоящее время или в течение периода, который включает настоящее время. настоящее совершенное относится к прошлым событиям, хотя может рассматриваться как обозначающее в первую очередь результирующую текущую ситуацию, а не сами события.
ПРОШЛОЕ

Прошлое

I интерьерный

интерьерный

он / она / она интерьерная

мы интерьеризовали

интерьерный

интерьерные

Прошедшее непрерывное

Интерерировал

вы интериоризовали

он / она / оно было оформлено

мы интерьеризировали

вы интериоризовали

интериоризовали

Прошлое совершенное

Я интерьеризировал

вы интериоризовали

он / она интериоризовал

у нас интерьерализовали

вы интериоризовали

они интериоризовали

Прошедшее совершенное непрерывное

Интерерировал

вы интериоризовали

он / она / оно было интериоризовано

мы занимались внутренней отделкой

вы интериоризовали

они интериоризовали

Прошедшее время Формы времени выражают обстоятельства, существовавшие когда-то в прошлом,
БУДУЩЕЕ

Будущее

Интерьер

интерьер

он / она обставит

отремонтируем

интерьер

отделают

Непрерывное будущее

Интерерирую

интерьер

он / она будет интерьеризировать

будем интерьеризировать

интерьер

будут интерьеризировать

Идеальное будущее

Интерьер

у вас будет интерьерная

он / она / она будет интериоризована

у нас будет интерьер

у вас будет интерьерная

они будут внутренними

Future perfect непрерывный

Я буду интерьеризировать

вы будете интериоризовать

он / она будет интериеризовать

будем интерьеризировать

вы будете интериоризовать

они будут интерьеризировать

future используется для обозначения обстоятельств, которые произойдут позже.
УСЛОВНО

условно

Я бы интерьер

интерьер

он / она / она бы интерьер

интерьер

интерьер

они бы интерьеризовали

Условно-непрерывная

Я бы интерерировал

вы бы интериоризовали

он / она будет интерьеризировать

мы бы отделали

вы бы интериоризовали

они бы интериоризовали

Идеальное условное

Я бы интерьер

вы бы интерьер

он бы интерьер

интерьер

вы бы интерьер

они бы интерьеризовали

Условно совершенный непрерывный

Я бы интерерировал

вы бы интериоризовали

он / она / оно было бы интериоризовано

мы бы интериоризовали

вы бы интериоризовали

они бы интериоризовали

Условное или «будущее в прошлом» относится к гипотетическим или возможным действиям.
ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ

Императив

интерьер
интерьер
интерьер
Императив используется для формирования команд или запросов.

НЕКОНЕЧНЫЕ ГЛАГОЛОВЫЕ ФОРМЫ

инфинитив

в интерьер

Причастие прошедшего времени

интерьерный

Причастие настоящего

интерьерная обработка

Инфинитив показывает действие за пределами временной перспективы. причастие настоящего или герундий показывает действие во время сеанса. причастие прошедшего времени показывает действие после завершения.

10 АНГЛИЙСКИХ КНИГ, КАСАЮЩИХСЯ

«ИНТЕРЬЕРА»

Поиск случаев использования слова interiorize в следующих библиографических источниках. Книги, относящиеся к , интериоризуйте и краткие выдержки из него, чтобы представить контекст его использования в английской литературе.

1

Эразм и Вольтер: почему они все еще имеют значение

… и история, которая искала и требовала консенсуса, Вольтер был поглощены необходимостью порвать с прошлым. Он не чувствовал необходимости интерьеризировать его отец, а скорее он убил его. Тема отцеубийства присутствует в произведениях Вольтера. драма, но.

Ricardo J. Quinones, 2010

… Утверждение и никакой отказ. Если вы визуализируете поставленную цель, меня больше нет беднее только вы поверите на скудное слово. Вместо этого измените на что-то такое же способ, которым я богат, богат и богат, нет не интерьер подсознание, …

До Юма можно было сказать, что философы поддерживали только внутреннее; к понять что-то было интериоризовать это — интериоризовать это в концепцию, оформить это в сабж.Юм открывает совершенно иную теорию мысль …

4

ТЕКУЩИЕ ТЕМЫ В МЕМБРАНАХ И ТРАНСПОРТЕ

(1976), который сообщил, что фибробластные клетки, поглощающие HRP , интернализируют 48% своих плазматической мембраны в час без изменения относительной площади поверхности клеточная поверхность, пиноцитарные везикулы и лизосомы. C. Свидетельства о переработке …

Феликс Броннер, Филип А.Knauf, John S. Cook, 1985

5

Добросовестность и другие эссе: взгляды на сартровскую этику

Если я интеририрую вашу объективацию меня, ситуация может стать трагичной. Подлинное противодействие недобросовестности Таким образом, я различаю добросовестность и недобросовестность. проекты с одной стороны подлинности и подлинности с другой стороны.

6

Мотив Завета в Книге утешения Иеремии: текст…

Мотив завета в «Книге утешения» Иеремии: текстовые и интертекстуальные исследования Иеремии 30–33 исследует обещание Иеремии о новом завете, согласно которому Бог внедрит свой закон в сердца людей.

Но так как это Erinnerung, я интернализирую полностью, и это уже не что-то другое. Тогда как в безуспешном трауре эта Erinnerung заходит лишь до некоторой степени, а затем останавливается. То, что Абрахам и Торок называют интроекцией (еще один термин для интериоризации) достигает…

Жак Деррида, Кристи В. Мак Дональд, 1988

8

Марксистские перспективы в археологии

Таким образом, считается, что общества обогатились или обеднели на величину история у них интерьер . Дела варьируются от фрагментированных исторических сознание бывших рабовладельческих обществ в Карибском бассейне, где что-либо вещество …

9

Деррида, Делёз, Психоанализ

Потому что во время разговора можно есть, говорить полным ртом или есть пустой, или есть-говорить- интериоризовать сразу и неразличимо, разница между этими двумя императивами не может быть поддержана, и оппозиция » Говорите или…

10

Шекспир и присвоение

® интерьерный [s]. пустота в попытке представить отсутствующий [объект потери] ̄ (18). Сон аллегорически изображает внутреннее горе субъекта после разлуки с мать, для. ® ребенок переживает «отсутствие матери» как запечатанный ящик …

Кристи Десмет, Роберт Сойер, 2013

10 НОВОСТЕЙ, КОТОРЫЕ ВКЛЮЧАЮТ ТЕРМИН «INTERIORIZE»

Узнайте, о чем говорит национальная и международная пресса и как термин interiorize используется в контексте следующих новостей.

Долан снова перед камерой для первой главной роли в английском фильме

«Сомнение и страх могут быть очень полезными инструментами, когда вы создаете, но действие — это экстериоризация вещей, а направление — это интернализировать вещей. «Montreal Gazette, 15 февраля»

Железный человек объединяется с гражданской гвардией Испании, чтобы продвигать безопасность в Интернете

«Мультфильмы — это способ передать это сообщение в дружеской манере и помочь им понять, что мы пытаемся сказать.Он добавляет, что родители … «EL PAÍS на английском языке, 14 ноября»

Лозунг «государство убийцы» не преступление, турецкая прокуратура выносит постановление после 8…

… методы террористических организаций, которые включают силу, насилие и угрозы или подстрекательство к усыновлению, интериоризовать и распространять их », — говорится в решении. «Hurriyet Daily News, 14 сен»

Три фильма на VIFF, которые предлагают уроки для нового Ванкувера…

Оснащаем им.Они становятся нашими стандартами. Они формируют наше мнение ». Редфорд описывает впечатляющий Институт Солка — междисциплинарный … «Глобус и Почта, 14 сентября»

Насколько успешна литургия после II Ватиканского собора?

… активного участия, фундаментальное значение которого состоит в том, что все воплощают в себе и воплощают в жизнь великие тайны, которые прославляются. «Католическое информационное агентство, 14 апр»

Новости «Nuestra Belleza Latina»: Чикинкира Дельгадо, Педро…

Мой совет им — узнать как можно больше и интериоризовать комментарии, которые они получают.Не сравнивайте себя, ведь всегда есть … «Latin Times, 14 февраля»

Чарли был грешником: маркиз из HipCityVeg открывает веганский бар

… Wishbone и Taqueria Feliz) до интерьер . Маркиз говорит, что она хочет сыграть на репутации бывшего «Города грехов» теперь уже тонкого квартала. «Philly.com, 13 дек»

Папа Франциск и Евангелие радости

В Evangelii Gaudium Папа Франциск призывает нас задуматься, интериоризовать , а затем поделиться этой истиной с темным и ожидающим миром.«Доклад о католическом мире, 13 ноября»

Маноло Кардона говорит о «снитч-картеле» и восхищается…

«Мой персонаж уже очень хорошо изучен, но то, что мы сделали с режиссером, Карлосом Морено, заключалось в том, чтобы интериоризовать еще его личные конфликты …« Latin Times, 13 октября »

Комментарий: Современный антисемитизм на подъеме в Европе

… к вспышкам радикальных исламистов, потому что все средства массовой информации обуславливают их интериоризовать и согласие на определенную дозу антисемитизма. «Шалом Лайф, 13 августа»

interiorize — определение и значение

  • Запад пытается « интериоризовать » его отличие от других культур — он пытается найти универсальность «антропоса».

    Архив 2009-02-01

  • Что происходит, когда эти молодые мужчины и женщины начинают интериоризовать так, как их изображает общество в целом?

    Джин Луен Ян, родившийся в Америке, китаец

  • И все же в то же время сама природа ребенка также представляла угрозу его собственному существованию и выживанию, что явствует из многих источников, которые пытались осознать вину за провал крестоносцев.

    Нежный век: культурные опасения по поводу ребенка в двенадцатом и тринадцатом веках

  • На другом конце этого разговора находится принципиальная позиция о том, что существуют объективные индикаторы добра в письменной форме, что мы знаем, что они собой представляют, и что мы должны помочь учащимся интериоризовать и стремиться к этим стандартам.

    Архив 2006-12-01

  • На другом конце этого разговора находится принципиальная позиция о том, что существуют объективные индикаторы добра в письменной форме, что мы знаем, что они собой представляют, и что мы должны помочь учащимся интериоризовать и стремиться к этим стандартам.

    Ответ читателя

  • Это первое условие: мы сами должны интериоризовать структуру, слова литургии, Слово Божье.

    Ответ Папы священникам на литургии

  • Бенедикт хочет заново интериоризовать католицизм, перенаправив источники Церкви из грязных вод прогрессизма и материализма, заново извлекая ее сок из самых здоровых старых корней.

    Архив 2005-07-01

  • Бенедикт хочет заново интериоризовать католицизм, перенаправив источники Церкви из грязных вод прогрессизма и материализма, заново извлекая ее сок из самых здоровых старых корней.

    Программа Папы Бенедикта XVI

  • Я не знал, как со всем этим справиться, я не знал, как это интерпретировать, как интериоризовать это, , что я почувствовал, когда мы услышали, что Мередит убили.

    NYT> Домашняя страница

  • Мы также могли бы никогда не интериоризовать их страдания, и тогда мы никогда не стали бы «созерцателями в действии».

    naplesnews.com Истории

  • Интерьерные синонимы, интериоризованные антонимы — FreeThesaurus.com

    В книге Тэнасе «эго-графическое» паломничество между восстановленной идентичностью и европейской инаковостью, принятое в качестве ориентира, растворяет дистанцию ​​между тоталитарной историей, рассказываемой сейчас, и интериоризованной перспективой того, кто «заново переживает» посттравматически и катартически то же самое. личный опыт идеологического плена.Считается, что идея интериоризуется, когда она может быть реализована посредством ментальных репрезентаций (Piaget 1949). Даже восприятие интериоризуется как воображение, как визуализация мысленным взором и как ментальные карты, фантомные боли от потерянных конечностей, галлюцинации, воспоминания и т. Д. и мечты. Постмодернизм — это система мышления, определяемая его критикой модернистских предположений о том, что (а) люди способны получить доступ к чистой универсальной истине за пределами их опыта; и (б) индивидуальные действия и выбор руководствуются личным, интериоризованным «я».Однако американская метафора сновидений Агнешки Лободзец и интериоризованная метафора — это лишь часть истории. Было обнаружено, что психологический стресс может быть вовлечен в начало приступов синдрома циклической рвоты и внутренних психических заболеваний, включая особенно тревожное расстройство, а также наблюдаются расстройства настроения и психосоматические жалобы. Тем не менее, интериоризованный, сложный персонаж отца Кинтаны гораздо более убедителен, чем деревянный упрощенный Нейл, и является одной из искупительных черт To the Wonder.В ответ новообращенные в христианство и зороастрийские реформаторы приняли протестантский идеал «рациональной религии», интериоризованного переживания Бога, который был в первую очередь моралистическим, а не ритуалистическим, и который христианские миссионеры продвигали как порождающий прогресс. межгрупповые различия в религиозности и способы, которыми религия может стать «индивидуализированной», «приватизированной» и «интериоризованной» как среди основных религий, так и среди религий меньшинств (стр.В главе 4 Бакшайдер расширяет свое заявление о том, что эстетический стиль «Письма Роу» приближает английскую художественную литературу к «концептуальному я» (123) — интериоризованной, психологически богатой субъективности — путем соотнесения Роу с возникающими дискурсами вежливости. интериоризованы и заботятся изнутри. Джаспер уже сформулировал их вопрос: «Какое место занимает религия в этой светской обстановке?» Они постулировали религию как интериоризованную веру в трансцендентное, и даже считали, что религия имеет значение только в рамках определенных религиозных сообществ, и на нее можно не обращать внимания в области Китая, которая якобы является «светской».«Более того, они могли бы спутать постсекулярный поворот с возвращением консервативной, если не« реакционной », политики. Видение Лулы региональной интеграции как чего-то« интериоризованного »продержалось до конца его президентского срока. Во введении Бромли историзирует интимность, утверждая, что «в шестнадцатом и семнадцатом веках интимная сфера слилась вокруг отношений, характеризуемых двумя элементами: интериоризованным желанием и будущностью» (стр. Череда пришла с такими писателями, как Куса и Фичино, которые «интериоризованная и универсализированная» религия (стр.

    interiorize — Перевод на немецкий — примеры английский

    Эти примеры могут содержать грубые слова, основанные на вашем поиске.

    Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

    Евхаристическое молчание для священников, и не только священников, могло бы быть чем-то необычным, чтобы интериоризовать со всеми священными практиками и знамениями.

    Die eucharistische Anbetung ist nicht nur für den Priester eine besondere Gelegenheit, um alle heiligen Handlungen und Gesten zu verinnerlichen .

    Мне кажется, что мы должны глубже усвоить эту экклезиологию, а именно: Lumen Gentium и Ad Gentes, которые также являются экклезиологическим документом, а также экклезиологию малых Документов и Dei Verbum.

    Mir scheint, wir müssen diese Ekklesiologie noch viel mehr verinnerlichen , und zwar sowohl die Ekklesiologie von Lumen gentium wie jene von Ad gentes, das auch ein ekklesiologisches Dokument ist, sowie auch und jene der kleine der kleine.

    В оформить без преувеличения сам

    Эти лица типичны для сильной тенденции интернализировать .

    Интернационализировать веру через молитву

    Он оставляет после себя очень немногое, и хотя то, что он действительно оставляет, незаменимо, он вместо этого рассчитывает на живого человека, Духа истины, который напомнит об этом ученикам, оживит его и интериоризует это.

    Хесус хэлт дас ганц андерс: Эр хинтерласст вениг; und obwohl sich seine Hinterlassenschaft als unersetzlich erweist, zählt er mehr auf ein lebendes Wesen, den Geist der Wahrheit.

    Глагол интериоризовать — английское спряжение

    Я интериоризуй
    ты интериоризуй
    он интериоризуй s
    мы интериоризуй
    ты интериоризуй
    они интериоризуй

    I am interioriz ing
    you are interioriz is interioriz ing
    we are interioriz ing
    you are interioriz ing
    они are interioriz ing

    I interiorize d
    you d
    мы интериоризуем d
    вы интеририруете d
    они интериоризуете d

    I был интерьер ing
    вы были интерьер ing 902 902 902

    2

    902 мы были интерьеры ing
    лет u были interioriz ing
    они были interioriz ing

    I have interiorize d
    у вас есть interiorize d
    he has interiorize интерьерный d
    у вас есть интерьерный d
    они есть интерьерный d

    Present perfect непрерывный

    я был был interioriz ing
    у вас
    был
    интерьер был был interioriz ing
    у нас был interioriz ing
    у вас был interioriz ing
    у них был был интерьер
    у вас было интерьерное d
    he 9 0652 было interiorize d
    у нас было interiorize d
    у вас было interiorize d
    у них было interiorize d

    I was had interioriz interioriz ing
    he was interioriz ing
    we was interioriz ing
    you was interioriz ing
    они были Interioriz ing интериоризуем
    вы интериоризуете
    он интериоризуете
    мы интериоризуете
    вы интериоризуете
    они интериоризуйте

    I be interioriz ing
    he wi ll be interioriz ing
    we will be interioriz ing
    you will be interioriz ing
    they will be interior will 9030 иметь интерьер d
    у вас будет иметь интерьер d
    он будет иметь интерьер d
    у нас будет есть interiorize d
    они будут have interiorize d

    Future perfect continuous

    I will been interioriz ing
    you will ing

    you will
    он будет будет интерьериз
    интериоризовали бы
    он интериоризовали бы
    мы интериоризовали бы
    вы интериоризовали бы
    они интериоризовали бы

    I интерьер interioriz ing
    he будет be interioriz ing
    we будет ing interioriz ing
    you would be interioriz ing
    903 ing

    I будет 90 653 иметь интериоризовать d
    у вас было бы иметь интериоризовать d
    он было бы иметь интериоризовать d
    мы иметь
    d
    d interiorize d
    они interiorize d

    I interioriz ing
    you was interioriz было interioriz ing
    we было было interioriz ing
    you было было interioriz ing
    они 000

    Давайте интерьер
    интерьер iorize

    17 мая 1998 года, проповедь в приходе Святой Марии Успенской

    ПОСЕЩЕНИЕ ПРИХОДА ПРАЗДНИЧНОЙ ПРАЗДНИКА В РИМЕ

    ДОМ Папы Иоанна Павла II

    Воскресенье, 17 мая 1998 г.

    1. «Советник, Дух Святой, которого Отец пошлет во имя Мое, он научит вас всему и напомнит вам все, что Я сказал вам» ( Ин 14:26).

    Во время Тайной вечери, перед тем, как пережить драматические события, связанные с его страстями и смертью на Кресте, Иисус обещает апостолам дар Духа. Святой Дух будет иметь задачу «учить» и «напоминать» его слова сообществу учеников. В тот момент, когда он собирается вернуться к Отцу, воплощенное Слово предсказывает пришествие Духа, который поможет ученикам полностью понять Евангелие, включить его в свою жизнь и сделать его живым и активным своим личным свидетельством. .

    С тех пор верующие продолжают руководствоваться Святым Духом. Благодаря его действиям они все глубже понимают открытые истины. Это то, что Второй Ватиканский собор подчеркивает в отношении живой традиции Церкви, которая «с помощью Святого Духа … всегда продвигается к полноте божественной истины, пока в конце концов слова Бога не исполнятся в ней» ( Догматическая конституция Dei Verbum , п. 8).

    2. «Благо Духу Святому и нам» ( Деян. 15:28).

    С самого начала апостольская община Иерусалима чувствует ответственность за добросовестное сохранение наследия истины, полученного от Иисуса. Он также понимает, что может полагаться на помощь Святого Духа, Который ведет его шаги; по этой причине он послушно обращается к нему при любых обстоятельствах. Мы также видим его в сегодняшнем первом чтении из Деяний Апостолов. Поразмыслив об обязанностях, которые должны быть возложены на язычников, обратившихся в христианство, Апостолы написали греческим общинам: «Благо Духу Святому и нам» ( Деян. 15:28).

    Петр, Иаков, Павел и другие Апостолы хорошо осведомлены о задаче, которую Господь возложил на них. Они должны продолжать его спасительную миссию с великодушным послушанием Святому Духу, чтобы Евангелие, семя нового человечества, могло распространяться повсюду. Это необходимое условие, если Царство Божье должно продвигаться по историческим путям.

    3. Дорогие братья и сестры Святой Марии Успенской в ​​Туфелло, мне очень приятно быть с вами сегодня и познакомиться с вашим сообществом и вашим районом.Спасибо за теплый прием. Ваш приход, расположенный на окраине города, имеет много общего с приходом святого Стефана Первомученика в Тор Фискале, который я посетил 26 апреля прошлого года. К сожалению, здесь тоже есть немалые заботы и социальные проблемы.

    Я думаю, например, о нехватке мест для встреч, о высоком уровне безработицы, о наличии стольких пожилых людей, нуждающихся в уходе и помощи, о печальном явлении наркотиков, для которого нет местных программ. профилактики или для реабилитации наркозависимых.В этом контексте усилия, которые вы прилагаете для решения этих проблем с помощью практических вмешательств, мотивированных щедрой самоотдачей, приобретают еще большую ценность.

    Сегодня я пришел среди вас, чтобы выразить вам свою признательность за все, что вы делаете в общении со всей епархиальной общиной, и я призываю вас неуклонно выполнять свои социальные и пастырские обязательства. С уважением приветствую мэра и присутствующих властей.

    Я сердечно приветствую кардинала викария, вспомогательного епископа этой области, и вашего молодого приходского священника, отца Росарио Матера, который через несколько дней будет отмечать 10-ю годовщину своего посвящения в священники: мы можем видеть и слышать что он молод.Желаю ему щедрого и плодотворного служения. Мои нежные мысли также обращаются к священникам, которые участвуют в приходской деятельности, и к бывшему приходскому священнику Монсу. Луиджи Карлетти, который руководил вашей приходской семьей 21 год.

    Я приветствую религиозных женщин Святого Семейства Святейшего Сердца, которые предлагают свои ценные услуги пожилым людям в доме престарелых, которым они управляют, и Сестер Ангелов, Поклонниц Святой Троицы, которые помимо усердной работы в приходской деятельности вести детский сад, а Святой Отец совершает мессу в начальной школе Успения Пресвятой Богородицы.Я также приветствую всех членов различных приходских групп, которые, как я знаю, глубоко привержены тому, чтобы приход еще лучше выражал свою идентичность как «семейную семью», место сбора для всего района, где растет внимание уделяется нуждам людей и смело провозглашается Евангелие, способствуя встрече с Господом Христом.

    4. Дорогие братья и сестры, для достижения этих апостольских целей ваша община справедливо сделала послание Христа центром и опорой своей миссионерской деятельности, чтобы вдохновлять и питать веру; вы сделали то же самое с литургией, чтобы ее можно было праздновать с радостью и с милосердием, чтобы активно свидетельствовать о ней.

    Я знаю, что благодаря городской миссии по меньшей мере 120 миссионеров в вашем приходе переходили от дома к дому и было организовано 300 центров прослушивания, таким образом готовясь к пастырскому посещению каждой семьи, которое приходской священник намеревается совершить в следующем году. . Я очень рад и поздравляю вас с этим шквалом духовных программ, поддержанных городской миссией! Продолжайте свои обычные усилия в этом районе с подлинным миссионерским духом. Будьте полностью миссионерским сообществом, которое, как закваска, дает повод для надежды в окрестностях.

    Время благодати, предлагаемое Городской миссией, направляет вашу евангелизационную деятельность, где бы люди ни жили, учились и работали, в местах радости и страдания, в отпуске и в ходе повседневных мероприятий.

    Не расстраивайтесь, если временами ваши силы кажутся вам ограниченными или недостаточными для широты миссии. В сегодняшнем Евангелии Иисус заверяет нас, что Советник, Святой Дух, посланный Отцом во имя Иисуса, всегда с нами. Он — главный агент работы новой евангелизации.Он всему учит учеников и, следовательно, всех нас, и напоминает нам обо всем, что сказал Иисус.

    5. «Его храм есть Господь Бог Вседержитель и Агнец» ( Rv 21:22).

    Видение небесного города, описанное в Книге Откровений, направляет наш взор на цель, к которой стремится все человечество: совершенное общение с Богом.

    Дорогие братья и сестры, поддерживаемые этой надеждой и привлеченные сиянием божественного света, давайте ускорим наши шаги на нашем духовном пути к Господу.По мере приближения Великого Юбилея 2000 года, в этом году, особым образом посвященном Святому Духу, давайте искренне взывать к Его живому присутствию и поддержке.

    Пусть Святой Дух озарит всех нас, особенно вашу приходскую общину; пусть он приготовит его к получению своих семи святых даров, мужественного и бесстрашного, в радостном возвещении каждому Иисусу, который умер и воскрес, спасение всех, кто обращается к нему с доверием.

    Пусть Мария, которая в этом месяце мая стала паломником в ваших приходских домах из-за посещения своего почитаемого образа, защитит вас своей материнской помощью.Пусть она сделает вас учениками, которые все больше и больше будут соответствовать ее Божественному Сыну, и пусть она превратит ваш приход в сообщество братьев и сестер, которые готовы свидетельствовать о Евангелии своей жизнью.

    Аминь!

    © Авторское право 1998 — Libreria Editrice Vaticana

    Характеристики, относящиеся к интериоризации синдрома приобретенного иммунодефицита в Бразилии: перекрестное исследование | Инфекционные болезни бедности

    Согласно нашим результатам, средняя заболеваемость СПИДом в Бразилии в период 2007–2011 гг. Составляла 12.7 случаев на 100 000 человек в год, тогда как средняя заболеваемость в северном регионе за тот же период составила 11,3 случая на 100 000 человек в год [9]. В том же исследовании сообщалось, что у Рондонии была более высокая заболеваемость (15,8 на 100 000 человек в год), чем у случаев, о которых мы сообщаем здесь.

    В настоящем исследовании доля затронутых лиц каждого пола была примерно одинаковой. В начале эпидемии в первую очередь пострадали мужчины; однако случаи СПИДа постепенно появлялись среди женского населения в результате незащищенного полового акта, способствуя «феминизации» болезни [10] и приводя к государственной политике профилактики ВИЧ / СПИДа, нацеленной на женщин, начиная с 1990-х годов [11] .По мнению Родригеса-Жуниора и Кастильо [12], феминизация СПИДа связана с большей уязвимостью женщин по сравнению с мужчинами, с трудностями в переговорах о защите во время полового акта. В этом исследовании было отмечено, что большинство мужчин и женщин ведут половую жизнь, что увеличивает уязвимость женщин из-за внебрачных связей их партнеров [13]. Это явление было описано и в других регионах Бразилии [14].

    Simon et al. [15] в своем исследовании ВИЧ на юге Бразилии сообщили, что ВИЧ чаще передавался половым путем (86.3%), при этом 20,5% респондентов были вовлечены в бисексуальные отношения, затем следовали использование шприцев (8,8%) и переливание крови (2,5%). В настоящем исследовании наиболее распространенным способом передачи был также половой путь, из которых 3,9% респондентов были вовлечены в бисексуальные отношения; наиболее распространенной возрастной группой были люди в возрасте 20–39 лет. Таким образом, в настоящее время основным путем передачи является половой путь, в первую очередь затрагивающий возрастную группу, которая имеет тенденцию к большей сексуальной активности [11].

    Интернализация болезни также описывалась ранее как явление, которое затрудняет лечение и наблюдение за этими людьми из-за удаленности от крупных городских центров, что делает ВИЧ-инфицированных жителей этих районов более уязвимыми для болезни [16 , 17].Stephan et al. [18], в своем исследовании пространственного распределения СПИДа в Кампинасе-SP, пришли к выводу, что концентрация болезни была выше в районах с наихудшими условиями жизни. Заболевание также имеет тенденцию поражать людей с более низким уровнем образования, способствуя обнищанию СПИДа [10, 19].

    С появлением антиретровирусной терапии произошло значительное снижение смертности от болезней. Однако уровень смертности в Рондонии остается высоким — 15.7%; это может быть связано с поздней диагностикой, трудностями в соблюдении режима лечения и неэффективной диагностикой и лечением сопутствующих заболеваний [20].

    Это исследование имеет определенные ограничения, в том числе количество недостающей информации в базе данных и отсутствие зарегистрированных случаев в штате, что способствует занижению сведений о болезни. Информационные системы являются важными эпидемиологическими инструментами, которые предоставляют информацию о состоянии здоровья, информацию о статусе конкретного заболевания в данном регионе и направления государственной политики по удовлетворению приоритетных потребностей населения.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.