Влияет самооценка на поведение человека: Влияет ли самооценка на поведение человека?

Автор: | 17.01.1983

Содержание

Влияет ли самооценка на поведение человека кратко. Влияние самооценки на социальное поведение личности. На поведение человека влияет его самооценка


Один из любимых мужских праздников в моей семье — 23 февраля, и мы с детьми всегда делаем открытки на 23 февраля своими руками нашим родным и близким. Возможно, кто-то скажет, что проще купить готовые открытки, но детям очень нравится их делать, поэтому мы занимаемся этим вместе.

Кстати, от нескольких знакомых слышала версию, что поздравлять нужно лишь тех, кто служил в армии, но я не поддерживаю эту точку зрения — защитником отечества является каждый мужчина.

Что изобразить

Чтобы сделать красивую с ребенком своими руками, прежде всего надо выбрать сюжет изделия. Если мужчина, которому предназначен презент, служил в каких-либо войсках, то можно выбрать любую подходящую символику.

Подобный ему вариант:


А если нет, то можно подобрать просто мужественный символ — например, дедушке мой сын часто рисует лошадок, мой брат получает карточки с танком из-за пристрастия к известной игре.

Выберите художественный стиль работы, и приступайте — изготовление не займет много времени, а ваши близкие еще долго будут рады такому подарку.

Вариант с аппликацией

Разные надписи для скачивания :


Сделать аппликацию довольно просто — можно посмотреть на фото понравившейся открыточки и повторить. Но если вам хочется непременно сделать все с нуля, то следуйте указаниям.


  1. На обычной бумаге (можно и в клеточку) сделайте сначала эскиз будущей открытки — определите заранее форму и цвет всех элементов, расположение и композицию, проработайте форму .
  2. Сделайте выкройку для каждого элемента (особенно если будете делать с ребенком — им проще обвести готовую выкройку). Для этого начертите все элементы на одном листе плотной бумаги или даже картона (если планируете использовать выкройку многократно), отметьте лицевую сторону и вырежьте острым макетным ножом или хорошими ножницами.
  3. Подберите основу для вашей открытки. Это может быть кусочек плотного картона или даже обычного белого ватмана, специальная бумага или листочек из акварельного альбома.
  4. Придайте заготовке нужную форму — подрежьте уголки, срежьте края, сделайте биговку — желобок, по которому открытка будет складываться. Для этого нужно по линейке провести линию любым непишущим заостренным предметом. Чаще всего используется старая шариковая ручка.
  5. Подберите цветную бумагу для аппликации и вырежьте нужные элементы. Можно использовать обычную цветную бумагу, можно купить блестящую или бархатную, неоновую или с блестками.

    У нас дома всегда есть бумага для скрапбукинга, и я разрешаю детям брать несколько листов для их открыток. А если очень нужен какой-то цвет бумаги, которого под рукой не оказалось, то всегда можно просто смешать краски и покрасить нужный листочек.

  6. Последовательно смазывайте элементы клеем и приклеивайте в нужные места, аккуратно разглаживая сухой чистой тряпочкой.
  7. Положите аппликацию под пресс для того, чтоб убрать излишние волны от клея.
  8. Не забудьте подписать открытку.

Еще один вариант (лучше делать такую открыточку из плотного картона):

Объемные техники работы

Красивая открытка, сделанная своими руками любимому папе на 23 февраля может быть и объемной. Подумайте, как именно вы или ребенок хотели бы придать открытке объем — это может быть квиллинг, объемная аппликация, или даже открытка, которая становится объемной при раскладывании.

Я иногда помогаю деткам сделать открытки в технике скрапбукинга, но гораздо больше мне нравится наблюдать за тем, что они придумывают сами — поэтому, если ребенок не прочь пофантазировать, обязательно прислушайтесь к его желаниям.

Квиллинг

В этой технике проще всего сделать объемную открытку, тем более что и никакого особого сюжета можно не придумывать, квиллинг и сам по себе очень привлекателен, поэтому достаточно просто изобразить в этой технике дату праздника, Впрочем, если захочется, то можно схематично изобразить что-то.


Для изготовления поздравительных карточек в технике квиллинга нужно будет приобрести или сделать заготовку для открытки, а также полосочки бумаги для квиллинга — их можно купить готовые. Выбрать цвета можно на свой вкус — это могут быть классические оттенки хаки, символизирующие военную форму, или любые другие, которые покажутся уместными.


Вырезание из бумаги

Объемные открытки — это всегда очень эффектно, и поэтому нет ничего удивительного в том, что ребенок может захотеть сделать именно такую открытку. Объемная открытка на 23 февраля своими руками может быть довольно сложной — если вы выбрали именно такой вариант, то лучше посмотреть видео -урок.

А можно использовать сделанный своими руками эскиз — особенно, когда вы планируете сделать открытку-раскладушку.

Например, можно нарисовать на бумаге какой-то не слишком сложный для вырезания сюжет, и сделать открыточку, которую можно будет ставить на стол или полку. К резной части приклеивается еще одна — задняя, и получается красивое фигурное поздравление.



Можно попробовать сделать открыточку, где объемная конструкция будет в середине — например, корабль на волнах вырезать и склеить не слишком сложно.


А можно просто сделать объемную аппликацию — вырезанные элементы приклеиваются не на клей, а на специальные клеящиеся подушечки и пружинки, и тогда, декоративные элементы чуть отстают от бумаги.

И еще несколько идей для вдохновения:

Теперь вы знаете, как сделать открытку, получить которую будет счастлив каждый отец!

Зимний период богат на праздники. Недавно отшумел Новый год, а теперь уже приближается череда не менее приятных сердцу дат. Как поздравить с днем влюбленных, я уже писала. А теперь пришла пора поздравлять наших мужчин, и дарить им подарки и открытки на 23 февраля, сделанные своими руками.

В детских садах и школах кипит работа. Малыши увлеченно рисуют, лепят, вырезают, склеивают различные поделки, чтобы удивить и обрадовать своих пап и дедушек.

С помощью несложных материалов можно изготовить объемные поздравительные открытки, сочинить стихотворение вместе с мамой или написать своими словами добрые и проникновенные слова.

Необычная открытка подойдет и для защитников отечества и на любой другой праздник.

Для работы понадобится:

  • Лист цветного картона
  • Ножницы
  • Простой карандаш

  • Согнем пополам лист картона формата А4

  • Обведем ладошку карандашом и вырежем контуры

  • Возьмем цветной картон и отрежем полоску шириной 4 -5 см. Если у вас есть ножницы с фигурным краем, то лучше воспользоваться ими – результат будет интереснее. Если нет, не печальтесь, вырезайте по прямой линии.
  • Согнем ее пополам, затем еще два раза пополам. Получится небольшая раскладушка, наподобие детской книги
  • Теперь складываем ее гармошкой
  • С краев свернем еще раз

  • Вырежем цифру 23 и приклеим к ладошке. Если у вас нет листа с цифрами, то можно нарисовать или вырезать из цветной бумаги

  • На полоске, которую сложили гармошкой, напишем пожелание и украсим с помощью страз
  • Не забудем про ладошки, их тоже нарядим и поставим подпись

  • Приклеим пожелание сначала к одной ладошке, затем их совместим и приклеим с другой стороны ко второй ладони. Вот и готов подарок с сюрпризом на праздник сильных духом мужчин.

Открытки на 23 февраля своими руками для детского сада

Дети очень любят мастерить и дарить различные поделки своим родителям. Теперь пришла очередь пап для получения подарка к дню защитника отечества.

Приготовим:

  • Гофрированный картон – 1 лист
  • Полоски гофрокартона – 3 шт.
  • Наклейки самолетов
  • Цветная бумага
  • Двухсторонний скотч
  • Клей, ножницы, краски
  • Простой карандаш
  • Звездочки

Этапы процесса:

  • Берем картон синего цвета и складываем его пополам
  • Нарезаем нужной длины полоски и приклеиваем по краям – получается рамка. Рисуем облака

  • Подготавливаем лист бумаги голубого цвета. Наклеиваем на него наклейки-самолетики и обрезаем по контуру, оставляя края 3-5 мм
  • Приклеиваем на двухсторонний скотч самолеты на открытку

  • Вырезаем цифры и буквы и наклеиваем с помощью скотча на картину. Раскидываем по нему и контуру картины звезды.

Делаем открытки с аппликацией для папы и дедушки

Этот мастер-класс отлично подойдет для малышей из детского сада.

Понадобится:

  • Цветная бумага разных цветов
  • Клей карандаш
  • Ножницы
  • Простой карандаш
  • Линейка с кругами различных диаметров

Этапы выполнения:

Если у вас нет в хозяйстве линейки с кругами, то используем подручные материалы. Для большого круга подойдет тарелка. Для кругов поменьше круглые предметы с диаметрами, примерно, 6, 4, 1,5 см

  • Сначала подготовим детали для будущей ракеты
  • Обводим первую деталь с помощью тарелки. Из нее мы будем мастерить корпус
  • Затем вырезаем 4 детали диаметром 6 см – это нос и ножки
  • Две детали по 4 см – это иллюминаторы
  • И штук 10-12 самых маленьких для вселенной

  • Детали готовы. Теперь займемся корпусом. Возьмем самый большой круг, отметим точку в любом месте окружности, и отогнем крылья с двух сторон.
    Должна получиться фигура, похожая на треугольник

  • Одним кружочком красного цвета огибаем нос ракеты
  • Еще два сгибаем пополам
  • И один сворачиваем наподобие корпуса ракеты — треугольником
  • Склеиваем боковые стороны ракеты между собой
  • Приклеиваем нос
  • В основание наклеиваем ножки. В середину треугольничком, а по бокам, сложенные пополам кружочки
  • Теперь очередь иллюминаторов

  • Возьмем подготовленный лист черной бумаги, изображающий небо и оборотной стороной прикрепим на клей ракету
  • И остался завершающий аккорд – разбросать по небу планеты, между которых мчится наша ракета.

Изготовление открытки с помощью квиллинга для мальчиков

Квиллинг – это увлекательное занятие для тех, кто любит мастерить из простых материалов. Скручиваются в трубочку полоски бумаги, и на основе выполняются различные объемные композиции.

Для работы подготовим:

  • Бумага для квиллинга двух оттенков
  • Лист картона для основы открытки
  • Инструмент для квилинга или любые приспособления для намотки трубочек
  • Вырубные картинки, на которых можно написать пожелание
  • Клей ПВА и клей-карандаш
  • Кисть
  • Ножницы

На праздник защитника отечества будем мастерить танк, ведь мальчики обожают играть в войнушку.

  • Картон для основы сгибаем пополам
  • Вырезаем половину основы из цветной бумаги контрастного цвета и наклеиваем. Здесь можно будет написать пожелание или стихи

  • Теперь с помощью инструмента для квиллинга накручиваем бумагу, формируем лепесток необходимой формы и подклеиваем кончик с помощью клеевого карандаша. Если инструмента нет, можно воспользоваться обычным карандашом. Поупражнявшись, и с ним легко сможете накрутить необходимые детальки

  • Подготовим девять лепесточков одного цвета, а из контрастного оттенка скрутим шесть шайбочек для гусеничных колес и один большой лепесток с двумя острыми краями

  • Теперь скручиваем цифры 2 и 3 и завитушки для украшения
  • Приклеиваем на ПВА тело танка и колеса. В левый верхний угол помещаем цифры и украшаем завитками.

Вырубные картинки можно заменить на вырезанные из цветной бумаги ножницами с фигурными краями. И написать пожелание.

Как сделать открытку на день защитника в технике оригами

Красивое поздравление можно изготовить с помощью техники оригами. Такая открыточка послужит отличным подарком не только на 23 февраля, но и на 9 Мая.

Подготовим для творчества:

  • Картон
  • Цветная бумага
  • Ножницы
  • Ленты
  • Бумага в полоску

  • Для начала изготовим основу под открытку. Вырежем из картона прямоугольник нужного размера. Примерно, 15*20
  • Наклеим на него разноцветную бумагу. Или, как вариант, бумагу для скрапбукинга с различными рисунками. Украсим по бокам лентами и оформим фигурно края с помощью ножниц

  • Займемся изготовлением рубашки из полосатой бумаги. Можете делать ее из любой другой, хоть в горошек. Будет все равно замечательно выглядеть
  • Складываем лист пополам
  • Затем разворачиваем и еще раз складываем к середине обе стороны

  • Переворачиваем бумагу лицевой стороной вниз, еще раз проходимся по сгибам и заворачиваем внизу справа уголок под прямым углом, и так же поступаем с левой стороной

  • Сгибаем стороны к середине и берем линейку. Прикладываем внизу и приподнимаем бумагу кверху. Второй раз прикладываем линейку и еще раз заворачиваем вверх бумагу

  • Разворачиваем и видим прямоугольники. Прикладываем линейку по диагонали и сворачиваем с обеих сторон. Образовались заломы

  • Берем за заломы и тянем вверх до складывания. Вот такая фигура получилась

  • Переворачиваем на другую сторону, Линейку прикладываем к верхней части и отворачиваем небольшую полоску для воротника рубашки
  • Опять переворачиваем и наискосок загибаем к центру с обеих сторон, оставляя пространство для шеи

  • Снизу отгибаем на ширину прямоугольника. Длину рубашки делаете на свое усмотрение. Можно оставит так, а можно загибать до тех пор, пока длина рубашки вас не устроит

  • Вырезаем на бумаге галстук, примеряем, загибая за уголок, и подклеиваем по центру

  • Разворачиваем и по частям склеиваем все детали
  • На основе находим место, куда и помещаем на клей рубашку
  • Теперь распечатываем на принтере или пишем от руки пожелание или обращение. Ширина ленты 3,5 см., с обеих сторон вырезаем уголочки и подгибаем их для придания надписи объема
  • Приклеиваем за кончики к открытке, поддеваем за середину, чтобы она не приклеилась и все.

Как сделать звезду на 23 февраля своими руками из бумаги для одноклассников

Расскажу, как сделать объемную звезду простым способом. Понадобится шаблон, по которому проще всего смастерить поделку. Но можно нарисовать и самим. Ничего сложного в этом нет.

Подготовим цветной картон или бумагу, клей и ножницы

По шаблону вырезаем две детальки. Можно использовать разные цвета или делать в одной цветовой гамме. Красным отмечены места, которые надо склеивать. Все линии внутри звезды сгибаем и продавливаем с помощью подручных материалов. Например, ребром линейки или стержней ручки (конечно, которая уже отслужила свое).

Места под склеивание отгибаем и смазываем клеем. Лучше использовать клей-карандаш. От него бумага не намокает и не расползается. Смазываем клеем необходимые места, соединяем две половинки и прижимает крепко друг к другу.

И еще один способ создания звезды поэтапно нарисован на рисунке. Следуйте по пунктам и получите прекрасную пятиконечную звездочку.

Видео о том, как сделать сладкий подарок из конфет для любимых мужчин

Мужчины бывают еще большими сладкоежками, чем мы, женщины. А интересно оформленный конфетный букет не оставит равнодушным ни одного мужчину – ни маленького, ни большого.

Идеи для вдохновения

Я подобрала для вас различные открытки. Вдохновляйтесь и создавайте свои шедевры.

Раннее развитие в последнее время стало особенно популярным среди современных родителей. Обусловлено это значительным повышением уровня подготовки, которым должен обладать первоклассник. «Горошенка» — это сайт, развитие ребенка с которым станет увлекательным занятием для всей семьи.

Мы постарались наполнить свой портал наиболее интересными материалами, которые призваны помогать родителям в ежедневной работе над воспитанием и обучением дошкольников. Сайт раннее развитие детей «Горошенка» предлагает все многообразие игр и интересных заданий для детей, направленных на приобретение ребенком определенных навыков и совершенствование собственных умений. Все материалы, размещенные на портале, имеют одну цель – максимально подготовить ребенка к школе.

Презентации для детей как один из лучших способов обучения ребенка

Информационные технологии шагнули далеко вперед за последние годы. Современные дети легко осваивают компьютерную технику, и вследствие этого особую распространенность получили презентации для развития детей . Это особый вид материалов, который помогает малышам легче освоить всю информацию.

Когда осуществляется подготовка детей к школе, презентация зачастую имеет ключевое значение. Яркие и красочные картинки позволяют малышу наглядно увидеть окружающий мир, представить в своем воображении растения и животных, которых ему еще не доводилось встречать. Детские презентации для детей представлены в свободном доступе, что позволяет всем родителям использовать их в самостоятельных занятиях с ребенком.

Электронные презентации для детей скачать – это так просто

Современные сайты представляют множество самых различных материалов, которые родители могут использовать в занятиях с ребенком. Мы постарались сделать свои бесплатные презентации для детей немного иными, отличающимися от всех остальных.


Прежде всего, наши материалы являются довольно информативными. Они будут интересны не только дошкольникам. Такие презентации для детей младших классов так же прекрасно подойдут. Возникает, логичный вопрос – неужели первоклассник и ребенок трехлетнего возраста могут усвоить один объем информации, который будет интересен для первых и доступен для понимания вторых.

Определенно, нет. Наши материалы работают по несколько иному принципу. В основном это презентации для детей подготовительной группы . Они освещают все моменты, которые ребенок должен знать к школе. Однако начинать обучение малыша все-таки следует раньше – например, в 3-4 года ребенок уже готов увидеть презентации для детей детского сада .

В этом возрасте малыша терзают самые разнообразные вопросы, на которые взрослые, порой, ответить не в силах. Но успешное развитие ребенка возможно только тогда, когда он получает свободный доступ ко всем интересным в его понимании вещам. Он может не понять часть материалов, которые ему еще не так интересны в силу его возраста, но если повторить урок через полгода, кроха усвоит уже больше моментов.

Дошкольное развитие детей с помощью уникальных материалов


Уникальность наших материалов заключается в нескольких важных моментах. Во-первых, как и было сказано выше, — это доступность и полнота информации, что делает развитие детей дошкольного возраста успешным. Второй момент заключается в ярких и красочных картинок. Таким образом, сайт развитие ребенка дошкольного возраста пытается сделать интересным, то есть кроха обязательно заинтересуется качественными фотографиями и картинками, которые находятся в каждой презентации.

И, наконец, еще один момент, на наш взгляд, один из наиболее важных. Презентация для детей бесплатно подразумевает и наличие определенных заданий в конце, направленных на закрепление материалов и развитие определенных навыков малыша. Это могут быть игры на логику, мышление, развитие речи, развитие мелкой моторики и другие. Таким образом, ребенок легко усваивает всю полученную информацию и приятно проводит время рядом с родителями. Пожалуй, это лучшие параметры для успешного обучения.

Краткое содержание: Открытки к 23 февраля своими руками. Открытки для папы и дедушки своими руками на 23 февраля. День защитника отечества. Открытки ко дню защитника отечества.

Папе или дедушке на 23 февраля приятно будет получить от ребенка открытку, сделанную своими руками. Открытки к 23 февраля, которые мы предлагаем в этом разделе, украшены обычными или объемными аппликациями из цветной бумаги. Есть совсем простые аппликации, доступные даже детям 3-5 лет. Есть поделки посложнее для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Для маленьких детей заранее подготовьте, вырежьте все детали картинки, чтобы им осталось только наклеить их на открытку. Взрослые дети могут сами вырезать части аппликации. Интересно будет сделать ребенку для папы или дедушки открытку оригами. Оригами схемы вы найдете у нас на сайте.

Папы любят технику, поэтому открытки на 23 февраля с ее изображением будут очень кстати. Сделайте аппликацию с машинкой, самолетиком, ракетой. Аппликация может быть как простая, так и объемная.

Аппликация кораблик. Аппликация корабль

Простую аппликацию из бумаги кораблик под силу сделать даже трехлетке. На сайте Pochemu4ka.ru можно скачать готовый шаблон для изготовления простой аппликации кораблик из бумаги. См. ссылку >>>>

А вот примеры более сложных объемных аппликаций с изображением кораблей. Как сделать такие открытки к 23 февраля своими руками можно догадаться по фотографиям.


Аппликация машина. Аппликация машинка

Предлагаем вам украсить открытку папе на 23 февраля необычной аппликацией в виде машинки, выполненной из конфетных фантиков. Мастер класс по изготовлению этой открытки 23 февраля см. по ссылке >>>>


Аппликация самолет


Аппликация ракета

Наконец, из транспорта подойдет еще для украшения открытки для папы или открытки для дедушки аппликация ракета. В окошко ребенок может вклеить свою собственную фотографию или фотографию любимого папы/дедушки. Скачать готовый шаблон ракеты можно .



Еще один интересный вариант открытки для папы своими руками — открытка оригами рубашка. Существует много способов изготовления открыток такого типа, мы расскажем об основных, начиная с простых вариантов и заканчивая более сложными открытками оригами.

Самый простой способ — сложить прямоугольный лист бумаги пополам. От задней части открытки отрезать полоску бумаги сверху. Спереди сделать побокам два неглубоких надреза и загнуть их к центру, чтобы получился «воротничок» рубашки. Отдельно вырезать галстук, украсить его кусочками цветной бумаги, после чего приклеить на открытку.

А вот все тоже самое, только «воротничок» у открытки-рубашки сделан с другой стороны (поэтому он двойной) и украшен пуговичками. Подробную инструкцию (с фото) по изготовлению этой открытки к 23 февраля см. по ссылке . Готовый шаблон галстука можно скачать .

При изготовлении такой открытки к 23 февраля можно воспользоваться готовым шаблоном от сайта Krokotak.com. Скачать шаблон .


Как сделать вместе с ребенком элегантную открытку в виде делового костюма с галстуком в подарок папе на 23 февраля, смотрите и читайте на этом сайте .


Сделать такую оригинальную открытку оригами на 23 февраля в подарок папе или дедушке гораздо проще, чем может показаться на первый взгляд. При небольшой помощи взрослого сделать ее сможет даже ребенок старшего дошкольного возраста. Подробный мастер класс см. ниже.

1. Согните лист бумаги прямоугольной формы пополам.
2. Загните боковые стороны к центру.
3,4. Загните края листа так, как показано на фото №3 и №4. Сейчас вы делаете рукава будущей рубашки.
5. Переверните лист бумаги и загните верхний край.
6,7. Переверните вашу заготовку обратно и загните верхние уголки к центру так, как показано на фото №6, №7 и №7а. Сейчас вы делаете воротничок.
8. Вам осталось только подогнуть нижний край и заправить его под воротничок. Открытка к 23 февраля готова!


Либо вы можете написать поздравление для папы или дедушки прямо на листе бумаги, из которого будете складывать рубашку в технике оригами.



Наверно, вы обратили внимание, что бумажные рубашки на фото украшены галстуками. Галстук можно просто вырезать из бумаги, а можно сложить его, как и рубашку, в технике оригами.

Интересная идея — украсить открытку рубашку настоящими пуговичками, а вместо галстука сделать бабочку из макарон такой же формы. Предварительно покрасьте макароны краской, лучше всего водостойкой акриловой.



Вместо того чтобы делать открытку-рубашку, можно приклеить на поздравительную открытку кармашек, украсить его и вложить в него поздравление. Просто и со вкусом!

3. Открытка для папы своими руками. Как сделать открытку папе

Еще открытку для папы своими руками можно сделать в виде чемоданчика с инструментами. Скачать готовые шаблоны инструментов можно . Распечатайте и вырежьте их. Пусть ребенок раскрасить инструменты и на каждом из них с обратной стороны напишет какое-нибудь одно положительное качество своего папы. Как сделать чемоданчик из листа цветного картона вы поймете, если внимательно рассмотрите фотографии ниже.

4. Открытка для дедушки. Открытка для дедушки своими руками

Если ваш дедушка или папа увлекается рыбалкой, то для него будет уместна следующая открытка к 23 февраля, сделанная своими руками. Для ее изготовления вам помимо цветной бумаги потребуется тонкая веревочка. Из нее вы сделаете леску для удочки.

В чём опасность неадекватной самооценки и как её распознать

Эту статью можно послушать. Если вам так удобнее, включайте подкаст:

Как формируется самооценка и какой она бывает

Самооценка зависит от многих факторов. Прежде всего от того, в какой обстановке рос человек, какие отношения у него были с родителями, какие установки и ценности транслировали в его семье.

Также имеет значение, как к нему относились другие важные для него люди: друзья, учителя, одноклассники. И нельзя забывать о социальном статусе и финансовом положении человека, о его внешних данных, состоянии здоровья и жизненном опыте, который он получал в школе, в институте, на работе, в обществе.

Если мир в целом был благосклонен к человеку и поддерживал его в мысли, что он красив, умён, способен и вообще у него всё отлично получается, больше шансов, что самооценка будет высокой.

Если с самого начала всё не ладилось: родители критиковали, учителя придирались, одноклассники травили, карьера не складывалась, денег было мало и внешность стандартам не соответствовала — сохранить уверенность в себе будет трудно.

Психологи обычно выделяют четыре вида самооценки.

  • Заниженная: человек оценивает свои качества хуже, чем их оценивают другие.
  • Здоровая: её обладатель уверен в себе, хорошо знает свои положительные и отрицательные стороны, не преуменьшает и не преувеличивает ни одну из них.
  • Завышенная: человек считает, что его недооценивают, приписывает себе таланты и качества, которые почти не имеют отношения к реальности.
  • Флюктуирующая: самовосприятие человека всё время разное и может скакать от «боже, я великолепен, весь мир у моих ног» до «какой кошмар, я полное ничтожество и недостоин жить».

Самооценка — это не константа, она может меняться и меняется в зависимости от психологического состояния и жизненных обстоятельств. Но в целом адекватной можно считать здоровую или слегка завышенную самооценку. Низкая или, наоборот, очень высокая влечёт за собой проблемы.

Как понять, что самооценка нездоровая

Более‑менее разобраться, как обстоят дела, поможет психолог. Ещё можно пройти специальный опросник для определения уровня самооценки, например опросник Розенберга.

Как проявляется заниженная самооценка

Вот несколько её основных признаков .

  1. Вы постоянно себя ругаете, говорите о себе в негативном и уничижительном ключе.
  2. Вы избегаете отношений, новых знакомств и общения, потому что уверены, что всё равно никому не понравитесь и ничего хорошего из этого не выйдет.
  3. Вы убеждены, что другие люди относятся к вам плохо. Доходит до абсурда: если рядом смеются незнакомцы, вам кажется, что они смеются над вами, а не над какой‑то своей шуткой.
  4. Каждая ваша проблема видится вам катастрофой: вы уверены, что не справитесь с ней.
  5. Вы ревнуете любимых людей: друзей, партнёров, детей — и пытаетесь покрепче привязать их к себе, в том числе с помощью манипуляций и психологического насилия. Потому что в глубине души уверены, что иначе они от вас уйдут.
  6. Вы не доверяете своим решениям, считаете, что ошибаетесь, даже если факты указывают на обратное, боитесь высказывать мнение в кругу других людей.
  7. Вы себя обесцениваете, принижаете свои заслуги, считаете их незначительными: «Подумаешь, высшее образование получил, так все могут» или «Подумаешь, на работе повысили, это, наверное, на безрыбье, потому что других кандидатур просто нет».

Разберитесь 👆

Как проявляется завышенная самооценка

На неё могут указывать такие сигналы:

  1. Вы берёте на себя слишком много, не ориентируясь на свои возможности, ресурсы, способности. Например, принимаетесь за сложные проекты, для которых вам объективно не хватает квалификации, откликаетесь на вакансии, даже если совсем не соответствуете требованиям.
  2. Вы очень болезненно реагируете на критику, отвергаете её, яростно протестуете, не пытаетесь прислушаться, даже если обратная связь высказана в очень мягкой и корректной форме.
  3. Вы не очень стремитесь учиться, развиваться, углублять знания и повышать профессионализм, потому что уверены, что и так прекрасны, и никто вас ничему не научит.
  4. Вы хвастаетесь, много говорите о себе, не скрываете, что ставите себя выше остальных.
  5. Вы отвергаете людей, потому что вам кажется, что они вас недостойны и не дотягивают до вашего уровня.

Впрочем, некоторые из «симптомов» завышенной самооценки могут оказаться бравадой и говорить о том, что человек на самом деле не уверен в себе и пытается ото всех это скрыть за нарочито вызывающим поведением.

Экстремально завышенная самооценка — когда человек влюблён в себя без памяти, оторван от реальности, унижает и мучает других — может быть признаком нарциссического расстройства личности.

К чему ведёт неадекватная самооценка

Последствия заниженной самооценки

Такая самооценка приводит к тому, что человек отказывается от общения и интересных проектов, обесценивает себя — и в результате рискует отношениями, карьерой, может упустить интересные возможности, не пробует новое. Он привыкает к идее, что он никчёмный и беспомощный, справиться с этими чувствами ему всё сложнее, а избегание сложностей становится основной тактикой.

К тому же низкая самооценка может пошатнуть ментальное здоровье, она связана с депрессией и тревожным расстройством. Есть данные , которые говорят о связи между уровнем самооценки и состоянием при хронических патологиях: у людей с низкой самооценкой заболевания протекают тяжелее.

Также человеку с заниженной самооценкой сложно отстаивать себя, он легче поддаётся манипуляциям и может увязнуть в токсичных и травмирующих отношениях.

Последствия завышенной самооценки

Психотерапевт Любовь Черкасова и кандидат психологических наук Лариса Овчаренко говорят , что завышенная самооценка для человека лучше, чем заниженная, если, конечно, речь не идёт о нарциссическом расстройстве. Такой человек более уверен в себе, меньше сомневается, способен отстаивать свою позицию.

Но не всё так гладко.

Есть исследования, которые указывают на то, что завышенная самооценка в некоторых случаях может вести к криминальному поведению: чувство превосходства над остальными заставляет переступать через социальные нормы.

К тому же люди с завышенной самооценкой больше склонны идти ва‑банк и совершать необдуманные поступки. Они хватаются за задачи, с которыми не могут справиться, рискуют наделать ошибок, подвести других, запороть очень важный проект — и в итоге лишиться работы и репутации.

И наконец, таким людям достаточно сложно строить отношения, они будут травмирующими и неравными. Потому что терпеть рядом с собой того, кто считает себя лучше всех и всячески доказывает своё превосходство, согласится только совсем неуверенный в себе человек.

Читайте также 🧐

Два типа людей: различия в самооценке и уровне притязаний

От степени адекватности самооценки зависит правильность постановки целей, выбор их трудности, составления программ действий. Исследования характеризуют два типа людей: одни стремятся к успеху, а другие хотят избежать неудачи. В случае с первой тенденцией, приступая к деятельности, человек думает прежде всего о достижении успеха. Вторая же заставляет человека думать главным образом о возможности неудачи, порицания, наказания. Люди, нацеленные на успех, наиболее сильно мотивируются заданиями средней трудности.

Автор:

Eвгeний Пaвлoвич Ильин, доктор психологических наук, профессор Российского государственного университета им. А.И. Гepцена, заслуженный деятель науки РФ.

Представление о потребности в достижениях берет свое начало из понятия Ф. Хоппе «я-уровень», означающего стремление человека удерживать самосознание на возможно более высоком уровне с помощью высокого личного стандарта достижений (уровня притязаний). Позднее это понятие превратилось в «мотив достижения», определяемый X. Хекхаузеном как стремление повышать свои способности и умения, поддерживать их на возможно более высоком уровне в тех видах деятельности, относительно которых достижения считаются обязательными.

В дальнейшем были выделены две независимые тенденции. Они характеризуют

два типа людей: одни стремятся к успеху, а другие хотят избежать неудачи. Обе тенденции обозначаются как мотивация достижения (потребность в достижениях). В случае с первой тенденцией, приступая к деятельности, человек думает прежде всего о достижении успеха. Вторая же заставляет человека думать главным образом о возможности неудачи, порицания, наказания. Для такого индивида ожидание негативных последствий становится определяющим (вспомните рассказ А. П. Чехова «Человек в футляре», герой которого действовал по принципу «как бы чего не вышло»).

Исследования, выполненные Д. Мак-Клелландом, выявили

три основные характеристики людей, имеющих ярко выраженное стремление к достижениям.

  1. Предпочитают работать в таких условиях, которые позволяют им при решении разнообразных проблем брать ответственность на себя.
  2. Проявляют склонность к заранее «просчитанному» риску и ставят перед собой реальные и достижимые цели.
  3. Постоянно нуждаются в признании своих заслуг и в обратной связи, так как им необходимо знать, насколько хорошо они работают.

Люди, нацеленные на успех, наиболее сильно мотивируются заданиями средней трудности, с вероятностью достижения успеха от 30 до 50%, мотивированные же на неудачу — заданиями или слишком легкими, или повышенной трудности. В отношении целей, достижение которых зависит от случайности, ориентированные на успех предпочитают наименее рискованные ставки, а мотивированные на неудачу — наиболее рискованные, так как они полагают, будто достижение результата от их способностей не зависит.

Мотивированные на успех в ситуации игры выбирают более сильного партнера, т. е. предпочитают меньшую степень достижимости результата. Мотивированные на неудачу выбирают в аналогичных обстоятельствах равного себе партнера.

Психологический портрет личностей с мотивацией достижения

Такие люди активны, инициативны. Если встречаются препятствия — они ищут способы их преодоления. Продуктивность деятельности и степень ее активности в меньшей мере зависят от внешнего контроля. Отличаются настойчивостью в достижении цели. Склонны планировать свое будущее на большие промежутки времени.

Предпочитают брать на себя средние по трудности или же слегка завышенные, хотя и выполнимые, обязательства. Ставят перед собой реально достижимые цели. Если рискуют, то расчетливо. Обычно такие качества обеспечивают суммарный успех, существенно отличный как от незначительных достижений при заниженных обязательствах, так и от случайного везения — при завышенных.

Склонны к переоценке своих неудач в свете достигнутых успехов. При выполнении заданий проблемного характера, а также в условиях дефицита времени результативность деятельности, как правило, улучшается. Склонны к восприятию и переживанию времени как «целенаправленного и быстрого», а не бесцельно текущего.

Привлекательность задачи возрастает пропорционально ее сложности. В особенности это проявляется на примере добровольных, а не навязанных извне обязательств. В случае же неудачного выполнения такого «навязанного» задания его привлекательность остается тем не менее на прежнем уровне.

Психологический портрет личностей с мотивацией боязни неудачи

Такие люди обычно малоинициативны. Избегают ответственных заданий, изыскивают причины отказа от них. Ставят перед собой неоправданно завышенные цели; плохо оценивают свои возможности. В других случаях, напротив, выбирают легкие задания, не требующие особых трудовых затрат.

Склонны к переоценке своих успехов в свете неудач, что объясняется эффектом контроля ожиданий.

При выполнении заданий проблемного характера, в условиях дефицита времени, результативность деятельности ухудшается. Отличаются, как правило, меньшей настойчивостью в достижении цели (впрочем, нередки исключения).

Склонны к восприятию и переживанию времени как бесцельно текущего (время — это постоянно струящийся поток). Склонны планировать свое будущее на менее отдаленные промежутки времени.

В случае неудачи при выполнении какого-либо задания его притягательность, как правило, снижается. Причем это будет происходить независимо от того, «навязано» это задание извне или выбрано самим субъектом. Хотя в количественном отношении снижение притягательности во втором случае (выбрал сам) может быть менее выражено, чем в первом (навязано кем-то)

***

Работы Мак-Клелланда и его коллег продемонстрировали: у предпринимателей (независимо от пола) уровень мотивации достижений выше, чем у наемных работников; успешные предприниматели, вне зависимости от того, к какой культуре они принадлежат, стабильно обнаруживают большую потребность в достижениях. Для менеджеров среднего и высшего звена выявлена положительная корреляция между уровнем мотивации достижений и продвижением по службе. Установлено также, что для руководителей с высоким уровнем мотивации достижений характерно более уважительное отношение к подчиненным.

Люди с высоким уровнем мотивации достижений более удовлетворены своей работой, что можно объяснить ее большей успешностью.

Стремление к достижению успеха является одной из характеристик людей, склонных к коронарным болезням. Исследования показывают также, что люди с высокой мотивацией достижения в меньшей степени поддаются наркозависимости, чем те, у кого мотивация достижения низкая.

Различия в самооценке и уровне притязаний

От степени адекватности самооценки зависит правильность постановки целей, выбор их трудности, составления программ действий.

Высокая или низкая самооценка может быть устойчивой характеристикой человека, связанной с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. Заниженная самооценка чаще наблюдается у людей со слабой нервной системой, инертностью торможения и высокой тревожностью; завышенная самооценка характерна для индивидов с сильной нервной системой и высокой тревожностью, а устойчиво завышенная самооценка наблюдается у субъектов со слабой и средней силой нервной системы и низкой тревожностью. Адекватная самооценка характерна для людей с низкой или средней степенью тревожности.

Лица с

адекватной самооценкой формируют стратегии поведения и деятельности адекватно целям деятельности. Успех оказывает стимулирующее действие, а неудача не вызывает резких негативных эмоциональных реакций, наоборот, способствует проявлению настойчивости в достижении цели и стремлению определить действительные причины неудачи. Эти люди обладают обоснованной уверенностью в себе. Защитные механизмы активизируются ими незначительно. Учебная и профессиональная деятельность характеризуются высокой стабильностью, кроме того, им свойственна достаточно полная реализация собственных возможностей.

У лиц с

заниженной самооценкой отмечается неуверенность в себе, защитные механизмы активизированы, очевидно предпочтение стратегий типа «гарантированного успеха». В учебной и профессиональной деятельности проявляют пассивность, слабое стремление к достижению цели. Уровень успешности обычно ниже среднего, но отличается стабильностью.

Демонстрирующие

неустойчивую, преимущественно заниженную самооценку отличаются активизированными защитными механизмами, предпочтением стратегий типа «обесценивание неудачи». Ставят цели, превышающие реальные возможности, и не имеют выраженного стремления их достичь. У лиц с сильной нервной системой выражено упрямство в достижении трудных целей, хотя для этого отсутствует предварительная подготовка. В профессиональной деятельности успехи незначительны и нестабильны. Неудачи объясняются внешними причинами, а оценки руководителей считаются несправедливыми.

Лица с

завышенной самооценкой характеризуются стремлением любой ценой избежать неудачи, поэтому отказываются от целей, которые хотя бы в малой степени грозят обернуться провалом. Защитные механизмы активизированы, с предпочтением стратегии типа «гарантированного успеха». Учебная и профессиональная деятельность стабильна и часто даже успешна, но все-таки ниже возможностей, поскольку отсутствует активность в достижении более трудных целей. Нежелание признать факт, что возможности ниже запросов, заставляет этих людей избегать любых ситуаций, где данное несоответствие может обнаружиться.

У субъектов с

устойчивой завышенной самооценкой уверенность в себе необоснованно высока. Высокую самооценку часто переносят на незнакомый вид деятельности (например, со спортивного — на учебный или научный). Самые трудные цели ставят сразу, без предварительной подготовки. Первые неудачи игнорируются, объясняются случайностью, внешними причинами. Повторные неудачи сопровождаются сильными эмоциональными реакциями, иногда аффективного характера, что может привести к снижению силы мотива деятельности и даже отказу от нее.

Высокие или низкие самооценки влияют на самоуважение людей. При низкой оно, естественно, низкое, а при высокой — высокое. Как показал М. Розенберг (1965), юноши с низким самоуважением больше других склонны «закрываться» от окружающих, представляя им какое-то ложное «лицо». Их ранит все, что как-то затрагивает самооценку. И как следствие этого — застенчивость, болезненная реакция на критику, на шутки окружающих и, наконец, склонность к психической изоляции, к уходу от действительности в мир мечты.

Трудность целей (задач), которые ставит перед собой человек, определяет уровень его притязаний: чем труднее цель, тем выше уровень притязаний. Он определяется не только ситуацией. Он также характеризует и

постоянную тенденцию человека выбирать для себя высокие или заниженные цели. В этом случае уровень притязаний выступает чертой личности, оказывающей существенное влияние на поведение человека и его взаимоотношения с окружающими. Встречаются лица с адекватным и неадекватным уровнем притязаний, причем в последнем случае он может быть как завышенным, так и заниженным.

При

адекватном уровне человек выбирает себе цели, соответствующие его возможностям (независимо от того, объективно трудные цели или легкие). Это наилучший вариант, позволяющий индивидууму максимально реализовать свои возможности и приводить свои желания и возможности к гармонии, в соответствие друг с другом.

При

неадекватно завышенном уровне притязаний выбираемые цели явно превосходят возможности человека. Однако он не понимает этого и в случае неудачи ищет причину ее не в себе самом, а в окружающих, в стечении обстоятельств. Справедливую оценку окружающими своих возможностей считает необъективной, видит в ней недружественное к себе отношение. Это приводит к конфликтам и к нежеланию работать над собой.

При

неадекватно заниженном уровне притязаний выбираемые цели явно ниже возможностей человека. Такой субъект не уверен в себе и, намечая цель, перестраховывается, чтобы избежать неудачи. Так, ученик предпочитает более легкую цель, чтобы, без труда достигнув ее, не уронить свой авторитет в глазах товарищей и своих собственных.

Уровень притязаний связан с адекватностью и неадекватностью самооценки. Лица, которым свойственна заниженная самооценка, имеют устойчиво заниженный уровень притязаний. После достигнутого успеха уровень трудности выбираемой цели не повышают (а в редких случаях и понижают). Субъекты с неустойчивой, преимущественно заниженной самооценкой обладают неустойчивым и завышенным уровнем притязаний. У характеризующихся завышенной неустойчивой самооценкой уровень притязаний обычно занижается. Наконец, у лиц со стабильно высокой самооценкой он устойчиво завышен.

Уровень притязаний связан со свойствами нервной системы. Сила нервной системы и инертность нервных процессов способствуют формированию адекватного уровня притязаний, а слабая нервная система и подвижность нервных процессов обусловливают тенденцию к неадекватности уровня притязаний, неадекватных реакций на неудачу. Связан уровень притязаний и со свойствами темперамента. У интровертов он завышен, а у экстравертов более адекватный.

 

Последовательное системное избавление от поведенческих стереотипов является одним из результатов обучения по индивидуальной программе. Воспользуйтесь накопленным опытом российского менеджмента, который систематизирован и кристаллизован в виде десятков практических учебных курсов по менеджменту и управлению для повышения квалификации. С помощью опытного куратора, вы можете составить из них свой индивидуальный учебный план, с учетом вашего предыдущего опыта и целей в обучении.

 

Высокая самооценка — это не всегда то, чем ее взламывают — ScienceDaily

Оскар Левант, пианист середины века, кинозвезда и остроумие, однажды наблюдал, как известный клавишник и композитор Джордж Гершвин провел вечер, играя свою музыку в ресторане вечеринка и явно прекрасно проводите время. «Скажи мне, Джордж, — сказал Левант несколько ревниво, — если тебе придется делать это снова и снова, ты бы все равно полюбил себя?»

Все чаще психологи наблюдают за таким поведением и вслух говорят, что может идти вразрез с принципами поведения многих людей: высокая самооценка — это не то же самое, что здоровая самооценка.И новое исследование профессора психологии из Университета Джорджии добавляет еще один поворот: люди с «надежной» высокой самооценкой менее склонны к вербальной защите, чем те, у кого «хрупкая» высокая самооценка.

«Существует много видов высокой самооценки, и в этом исследовании мы обнаружили, что для тех, у кого она хрупкая и поверхностная, это не лучше, чем низкая самооценка», — сказал Майкл Кернис из Университета Джорджии. «Люди с хрупкой высокой самооценкой компенсируют свою неуверенность в себе, проявляя чрезмерные стремления защищать, защищать и укреплять свое чувство собственного достоинства.«

По словам Керниса, на фоне сложности взглядов на человеческую психику в том, как психологи относятся к самооценке, происходят медленные, но неуклонные изменения. Когда-то считалось, что чем больше самооценки, тем выше самооценка. Однако в последние годы высокая самооценка как таковая подверглась критике по нескольким направлениям, особенно в таких областях, как агрессивное поведение. Кроме того, люди с высокой самооценкой иногда становятся очень неприятными, когда их эго угрожают другие или события.

Хотя высокая самооценка по-прежнему обычно ценится как хорошее качество, важное для счастливой и продуктивной жизни, все больше исследователей разбивают ее на более тонкие градации и начинают понимать, когда высокая самооценка превращается из хорошей в плохую.Фактически, сейчас считается, что существует множество форм высокой самооценки, только некоторые из которых неизменно связаны с положительным психологическим функционированием.

Один из способов, которым высокая самооценка может ухудшиться, — это когда она сопровождается словесной защитой — нападками на других, когда мнения, убеждения, утверждения или ценности человека находятся под угрозой. Таким образом, Кернис и его коллеги разработали исследование, о котором сообщается в данной статье, чтобы выяснить, были ли респонденты, чья самооценка «хрупкая», более вербально защищалась, чем те, чья самооценка была «безопасной».«

Используя 100 студентов бакалавриата, они организовали исследование в три этапа. В первой части студенты заполнили базовую демографическую анкету и другие меры для оценки своего уровня и других аспектов самооценки. На этапе 2 команда оценила стабильность самооценки студентов, потому что чем более нестабильно или непостоянно самооценка, тем она более хрупкая. И, наконец, на последнем этапе исследователи провели структурированное «интервью из жизненного опыта», чтобы измерить то, что они называют «защитной вербализацией».«

«Наши результаты убедительно подтверждают многокомпонентную модель самооценки, которая подчеркивает различие между ее хрупкой и надежной формами», — сказал Кернис. «Лица с низкой самооценкой или хрупкой высокой самооценкой были более вербально оборонительными, чем люди с гарантированной высокой самооценкой. Одна из причин этого заключается в том, что потенциальные угрозы на самом деле больше угрожают людям с низкой или хрупкой высокой самооценкой, чем те, у кого высокая самооценка, и поэтому они усерднее работают, чтобы противодействовать им.«

С другой стороны, люди с устойчиво высокой самооценкой, похоже, принимают себя «за бородавки и все такое», и, чувствуя меньшую угрозу, они с меньшей вероятностью будут защищаться, обвиняя других или оправдываясь, когда они говорят о прошлых проступках или угрозах. опыты.

Одна из причин, по которой результаты исследования важны, сказал Кернис, заключается в том, что они показывают, что большая словесная защита связана с более низким психологическим благополучием и удовлетворенностью жизнью.

«Эти данные подтверждают мнение о том, что повышенная защита отражает неуверенность, хрупкость и неоптимальное функционирование, а не здоровое психологическое мировоззрение», — сказал Кернис.«Мы не предполагаем, что с людьми что-то не так, когда они хотят чувствовать себя хорошо. Мы говорим о том, что когда хорошее самочувствие становится главной директивой, для этих людей, вероятно, последуют чрезмерная защита и самореклама, самооценка, скорее всего, будет хрупкой, а не надежной, и любые психологические преимущества будут очень ограниченными «.

А что насчет Оскара Леванта и Джорджа Гершвина? Хотя Левант сейчас в значительной степени известен своими едкими взглядами, Гершвин оставил нам «Рапсодию в синем», «Американец в Париже» и «Порги и Бесс», три из самых запоминающихся композиций 20-го века.

Таким образом, оценка этой легендарной встречи по безопасной шкале самооценки может быть равна 1 Гершвину, 0 Леванту. Может быть, это напоминание о том, насколько сложна на самом деле самооценка.

Исследование было опубликовано 28 апреля в Journal of Personality. Соавторами Керниса являются Чад Лейки и Уитни Хеппнер, оба докторанты программы социальной психологии UGA.

Использование социальных сетей и самооценка

Использование социальных сетей и самооценка

Социальные сети, особенно сайты социальных сетей, такие как Facebook, в последние годы становятся все более популярными и широко распространенными.У Facebook более миллиарда пользователей по всему миру. Сайты социальных сетей позволяют пользователям создавать электронные профили для себя, предоставлять подробную информацию о своей жизни и опыте, публиковать фотографии, поддерживать отношения, планировать социальные мероприятия, знакомиться с новыми людьми, комментировать жизни других, выражать убеждения, предпочтения и эмоции, а также выполнять потребности в принадлежности (Ivcevic & Ambady, 2012).

Сайты социальных сетей также могут служить основой для социальных сравнений, самооценки или саморазвития (Haferkamp & Kramer, 2011).Люди обладают фундаментальным стремлением сравнивать себя с другими. Это выполняет множество различных функций, таких как удовлетворение потребностей в принадлежности (Schachter, 1959), оценка себя (Festinger, 1954), принятие решений (Camerer & Lovallo, 1999), получение вдохновения (Lockwood & Kunda, 1997) и регулирование эмоций и благополучия. бытие (Тейлор и Браун, 1988).

Восходящее социальное сравнение происходит при сравнении себя с превосходящими его другими, имеющими положительные характеристики, тогда как нисходящее социальное сравнение означает сравнение себя с низшими другими с отрицательными характеристиками (Wood, 1989).Хотя восходящее социальное сравнение может быть полезным, когда оно вдохновляет людей стать больше похожими на человека, на которого они равняются (Lockwood & Kunda, 1997), оно часто заставляет людей чувствовать себя неадекватными, хуже самооценки и негативно влияет (Marsh & Parker, 1984).

С другой стороны, нисходящее социальное сравнение может вызывать у людей негативные чувства (оно показывает, насколько все могло быть хуже) (Aspinwall, 1997), однако чаще оно приводит к улучшению аффекта и самооценки (Wills, 1981).

Традиционно социальные сравнения (в автономном контексте) включают личное взаимодействие с другими (членами семьи, коллегами и т. Д.). Однако, поскольку люди все больше и больше используют сайты социальных сетей, большая часть их сравнительной информации является положительной (вверх). Это связано с тем, что сайты социальных сетей предоставляют идеальную платформу для тщательной самопрезентации, позволяя пользователям выбирать контент в своих профилях, публиковать изображения и представлять себя идеальным образом (Rosenberg & Egbert, 2011).

Недавние исследования показали, что частые пользователи Facebook считают, что другие пользователи более счастливы и успешны, особенно когда они не очень хорошо знают их в автономном режиме. Таким образом, люди сравнивают свое реалистичное оффлайн «я» с идеализированным онлайн-«я» других, что может нанести ущерб благополучию и самооценке (Chou & Edge, 2012).

Более того, сайты социальных сетей также предлагают отдельную информацию, недоступную в автономных настройках, такую ​​как информация о социальной сети человека (количество людей в сети, степень взаимодействия человека с участниками сети).Таким образом, человек с активной социальной сетью (получающий много комментариев и лайков) обычно рассматривается как объект сравнения с точки зрения популярности, общительности и воспринимаемого социального капитала (Vitak & Ellison, 2013).

Есть вопросы или хотите записаться на прием?

Не стесняйтесь обращаться к нам.


ГРАФИК НАЗНАЧЕНИЯ

Самоуважение

Самоуважение относится к положительной или отрицательной оценке человеком себя; я.е. степень, в которой человек считает себя достойным и компетентным (Coopersmith, 1967). Самоуважение — это оценочный эмоциональный компонент самооценки (Heatherton & Wyland, 2003). Кроме того, самооценку можно концептуализировать как в основном стабильную черту, которая развивается с течением времени, а также как изменчивое состояние, которое реагирует на повседневные события и контексты (Heatherton & Polivy, 1991).

В результате постоянных или случайных сравнений в социальных сетях может иметь место негативное влияние на самооценку и самооценку людей.Ежедневное хроническое использование социальных сетей может отрицательно сказаться на самооценке, в то время как на государственную самооценку также может повлиять случайное использование. На самом деле, исследования показывают, что люди, использующие Facebook, часто сообщают о более высоких показателях депрессии и ухудшении самочувствия (Feinstein et al., 2013).

Недавние исследования

В двух недавних исследованиях изучалось влияние хронического и временного воздействия информации социального сравнения на сайтах социальных сетей с точки зрения влияния на самооценку и самооценку.Первое исследование показало, что люди, которые чаще всего использовали Facebook, имели более низкую самооценку, чем те, кто использовал Facebook меньше или совсем не пользовался.

Более того, это негативное влияние на самооценку черты характера является результатом того факта, что степень социального сравнения снизу вверх была больше, чем у сравнения социальных слоев снизу вверх. Это означает, что хронические пользователи Facebook испытывают в основном негативное влияние, сравнивая себя с другими, которые «лучше» их с точки зрения своего присутствия в социальных сетях.И это оказывает на них большее влияние, чем потенциальные выгоды, возникающие в результате нисходящих социальных сравнений.

Во втором исследовании изучалось влияние временного посещения социальных сетей на самооценку государства. Результаты показывают, что участники испытали более низкую самооценку государства и более низкую самооценку после контакта с человеком с высокой активностью в социальной сети.

Участники также имели более низкую самооценку после контакта с целью сравнения, направленной вверх здоровым (кто-то, кто представил себя более здоровым, молодым и энергичным).Вообще говоря, просмотр профилей в социальных сетях с положительным содержанием (восходящее сравнение здоровья, фитнеса, активных социальных сетей) приводил к ухудшению самооценки государства и более негативным самооценкам.

Есть вопросы или хотите записаться на прием?

Не стесняйтесь обращаться к нам.


ГРАФИК НАЗНАЧЕНИЯ

Заключение

Хотя социальные сети могут быть прекрасным инструментом, предлагая доступ к информации о широком круге людей и предоставляя неограниченные возможности для общения, частое использование социальных сетей имеет потенциальный недостаток.Поскольку люди используют сайты социальных сетей в своей повседневной жизни, они рискуют получить чрезмерную доступность информации для сравнения в социальных сетях, которая может иметь кумулятивный негативный эффект на их благополучие.

Более того, когда люди с низкой самооценкой используют сайты социальных сетей для самовыражения в, казалось бы, безопасной среде (Forest & Wood, 2012), они могут попасть в порочный круг, получая некоторую социальную поддержку, но также подвергаясь постоянному воздействию восходящее социальное сравнение, которое может еще больше ухудшить их самооценку.

Ссылки на использование социальных сетей и самооценку

Фогель, Э.А., Роуз, Дж. П., Робертс, Л. Р., и Эклс, К. (2014). Социальное сравнение, социальные сети и самооценка. Психология массовой медиа-культуры, 3, 206-222.

Ивчевич, З., и Амбади, Н. (2012). Личные впечатления от заявлений о личности в Facebook. Психология массовой медиа-культуры, 1, 38–45.

Хаферкамп Н. и Крамер Н. К. (2011). Социальное сравнение 2.0: Изучение влияния онлайн-профилей на сайты социальных сетей.Киберпсихология, поведение и социальные сети, 14, 309–314.

Фестингер, Л. (1954). Теория процессов социального сравнения. Человеческие отношения, 7, 117–140.

Schachter, S. (1959). Психология принадлежности: экспериментальные исследования источников общительности (Том 1). Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Camerer, C., & Lovallo, D. (1999). Самоуверенность и чрезмерный вход: экспериментальный подход. Американский экономический обзор, 89, 306–318.

Локвуд, П., & Кунда, З. (1997). Суперзвезды и я: прогнозирование влияния ролевых моделей на себя. Журнал личности и социальной психологии, 73, 91–103.

Тейлор С. Э. и Браун Дж. Д. (1988). Иллюзия и благополучие: социально-психологическая перспектива психического здоровья. Психологический бюллетень, 103, 193–210.

Вуд, Дж. В. (1989). Теория и исследования, касающиеся социального сравнения личных качеств. Психологический бюллетень, 106, 231–248.

Марш, Х. У. и Паркер, Дж.W. (1984). Детерминанты самооценки учащихся: лучше ли быть относительно большой рыбой в небольшом пруду, даже если ты не учишься плавать? Журнал личности и социальной психологии, 47, 213–231.

Аспинуолл, Л. Г. (1997). Ориентированные на будущее аспекты социальных сравнений: структура для изучения деятельности по сравнению со здоровьем. В Б. П. Буунк и Ф. X. Гиббонс (ред.), Здоровье, преодоление трудностей и благополучие: перспективы теории социального сравнения (стр. 125–166). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Уиллс, Т.А. (1981). Принципы нисходящего сравнения в социальной психологии. Психологический бюллетень, 90, 245–271.

Розенберг, Дж., И Эгберт, Н. (2011). Управление впечатлением в Интернете: особенности личности и озабоченность второстепенными целями как предикторы тактики самопрезентации на Facebook. Журнал компьютерных коммуникаций, 17, 1–18.

Chou, H.-T. Г., & Эдж, Н. (2012). «Они счастливее и живут лучше, чем я»: влияние использования Facebook на восприятие жизни других.Киберпсихология, поведение и социальные сети, 15, 117–121

Куперсмит, С. (1967). Антецеденты самооценки. Сан-Франциско, Калифорния: Фриман.

Витак Дж. И Эллисон Н. (2013). «Есть сеть, к которой вы могли бы также подключиться»: изучение преимуществ и препятствий для обмена информационными и вспомогательными ресурсами в Facebook. Новые СМИ и общество, 15, 243–259.

Heatherton, T. F., & Polivy, J. (1991). Разработка и валидация шкалы для измерения самооценки.Журнал личности и социальной психологии, 60, 895–910.

Хизертон, Т. Ф., и Уайлэнд, К. (2003). Оценка самооценки. В С. Лопес и Р. Снайдер, (ред.), Оценка позитивной психологии (стр. 219–233). Вашингтон, округ Колумбия: АПА.

Файнштейн, Б.А., Хершенберг, Р., Бхатиа, В., Латак, Дж. А., Мьюли, Н., и Давила, Дж. (2013). Негативное социальное сравнение в Facebook и депрессивные симптомы: руминация как механизм. Психология массовой медиа-культуры, 2, 161–170.

Лесной, А.Л., и Вуд, Дж. В. (2012). Когда социальные сети не работают: люди с низкой самооценкой узнают, но не пользуются преимуществами самораскрытия на Facebook. Психологическая наука, 23, 295–302.

Facebook. (2012). Статистика. Facebook.com. Получено с http://newsroom.fb.com/content/ default.aspx? NewsAreald

Социальные сети и самооценка | D’Amore Психическое здоровье

То, как подростки воспринимают свою внешность, значительно влияет на их самооценку, особенно молодые женщины.Молодые люди проводят много времени в социальных сетях, публикуя свои фотографии и видеоролики, ставя отметки «Нравится» и комментируя фотографии и видеоролики других людей. Подростки в значительной степени полагаются на фотографии и видео, которые они публикуют, чтобы представить себя, придавая чрезмерное значение своему внешнему виду. 2

Часто фотографии и видео подростков фильтруются или редактируются, что способствует созданию среды социальных сетей, в которой изображены образы, которые трудно получить или нереалистично.Эти ложные изображения создают разрыв между тем, как на самом деле выглядят молодые пользователи социальных сетей, и тем, как, по их мнению, они должны выглядеть, что в свою очередь может вызвать проблемы с телесным представлением и самооценкой. 2

На молодых людей также влияют изображения, которые они видят в социальных сетях. Социальные сети — это пространство, где широко распространен тонкий идеал. Изображения и контент в социальных сетях часто побуждают женщин стремиться к идеалам тела, которые нереалистичны или недостижимы. Эти нереалистичные идеалы могут привести к проблемам с внешним видом тела и к принятию более крайних мер, таких как интенсивное соблюдение диеты и беспорядочное питание. 5

В исследовании 118 молодых женщин в возрасте 18-27 лет были разделены на две группы. Исследователи попросили одну группу войти в Facebook и Instagram хотя бы на пять минут и найти одного сверстника, которого они считают более привлекательным, чем они сами, и прокомментировать их фотографии. Исследователи попросили другую группу войти в Facebook и Instagram хотя бы на 5 минут и прокомментировать пост члена семьи, который они не считали более привлекательным. 6

Женщины, которые прокомментировали фотографии сверстников, которые считались более привлекательными, чем они сами, испытали изменения в своем восприятии собственной внешности.Те, кто общался только с членами семьи, не испытали никаких изменений образа тела. 6

Это исследование показало, что когда молодые женщины взаимодействуют с фотографиями, которые, по их мнению, более привлекательны, чем они сами, у них возникают проблемы с тем, как они выглядят. Учитывая, что многие посты в социальных сетях не изображают других женщин так, как они есть в реальной жизни, у многих молодых женщин, использующих социальные сети, могут возникнуть проблемы с изображением тела из-за нереалистичных изображений, которые они видят. 6

Узнайте, как ваша самооценка влияет на все, что вы делаете

Содержание

Ответ на вопрос, как создать счастливую, полноценную жизнь, коренится в понимании самого себя.

Потому что, как вы понимаете, только осознав себя, мы можем сделать правильный выбор, который приведет нас к той жизни и счастью, к которым мы стремимся.

Понимание Я-концепции может помочь прояснить и закрепить, кто вы как личность, что вам нравится в себе, что вам не нравится в себе и что вам нужно изменить.

Итак, что такое Я-концепция?

Термин самооценка используется в психологии как средство выявления мыслей и убеждений, которые человек имеет о себе и о том, как он себя воспринимает.

Я-концепция включает в себя то, что человек считает своими атрибутами; кто и что они.

Это похоже на мысленную картину того, кем вы себя считаете как личность.

Почему важна самооценка?

Я-концепция человека помогает ему определить, кем они являются, и как они вписываются в мир. Это само по себе делает самооценку важной, потому что каждый человек хочет познать себя и почувствовать себя принадлежащим ему.

Это применимо ко всем, потому что каждый будет иметь какое-то представление о том, кто он или что он собой представляет.

Это может быть липкой концепцией для некоторых, особенно для тех, кто отвергает понятие ярлыков или считает ярлыки чем-то плохим.

Займите позицию мятежного, свободного духа. Этот человек может не захотеть чувствовать, что он ограничен каким-то определенным набором взглядов или образом жизни. Человеку может не нравиться ощущение, что его помещают в ящик, в который ему не место.

Тем не менее, полезно понимать эти коробки, потому что они могут помочь вам увидеть мир по-разному.

Мятежные свободные духи мира имеют общие черты, как и все остальные группы людей. Фактически, их желание, чтобы их не распределяли по категориям и не помещали в коробку, — это черта, которую они обычно разделяют друг с другом.

Человек, который на словах или делах сообщает миру, что он мятежный, свободный дух, посылает ясное сообщение о человеке, которым он себя считает. Эта вера — самооценка.

Итак, нравится нам это или нет, самооценка важна, потому что это основа нашей идентичности.

Как формируется самооценка?

«Я» — это не что-то статичное, связанное в красивый сверток и переданное ребенку готовым и завершенным. Я всегда становится. — Мадлен Л’Энгл

В области психологии существует множество теорий о том, почему люди такие, какие они есть, почему они чувствуют то, что они чувствуют, и как они стали тем человеком, который в конечном итоге станет таким.

Существует множество теорий о многих аспектах разума.Я-концепция ничем не отличается.

Теория социальной идентичности утверждает, что самооценка состоит из двух отдельных частей: личной идентичности и социальной идентичности.

Личная личность включает в себя черты личности, убеждения, эмоции и характеристики, которые помогают определить каждого человека. Это чисто внутреннее.

Социальная идентичность, с другой стороны, в основном внешняя. Он включает группы, к которым мы принадлежим, и с которыми мы себя отождествляем. Это может быть сексуальная, религиозная, образовательная, расовая, ориентированная на карьеру группа или действительно любая группа людей, с которой человек может идентифицировать себя.

Формирование Я-концепции начинается в детстве, уже в трехмесячном возрасте. Ребенок начинает осознавать свою уникальность, получая обратную связь об их взаимодействии с миром.

Они могут плакать и привлекать внимание родителей, толкать игрушку и видеть, как она движется, или смеяться и видеть, как другой человек смеется вместе с ними.

Эти действия создают основу для развития самооценки.

По мере роста ребенка его самооценка развивается внутренними и внешними средствами.Внутренние аспекты — это то, что человек думает о себе. Внешний вид исходит от семьи, сообщества и других социальных факторов.

Человек, выросший в суровом индивидуалистическом обществе, может видеть себя или пытаться определить себя как сурового индивидуалистического человека, независимо от того, есть они на самом деле или нет.

Этот тип влияния проявляется в гендерной принадлежности игрушек. Если общество верит и учит, что мальчик не должен играть в куклы, тогда мальчик будет более склонен думать: «Я мальчик, поэтому я не должен играть в куклы.”

То же самое и с девушками. Если общество считает и учит, что девушка не должна играть в видеоигры, тогда она будет более склонна думать: «Я девушка, поэтому мне не следует играть в видеоигры».

Я-концепция изменчива. Хотя он начинает формироваться в молодом возрасте, он будет постоянно меняться на протяжении всей жизни человека по мере того, как он испытывает новые вещи, приобретает новые знания и начинает выяснять, кто он на самом деле находится под всеми внешними влияниями, которые были на него наложены на протяжении всей жизни. их жизнь.

Возможно, мальчик вырастет и поймет, что любить куклы — это нормально, и станет коллекционером. Возможно, девушка решит, что она так сильно любит видеоигры, что работает разработчиком игр.

Три части Я-концепции доктора Карла Роджерса

Известный психолог-гуманист доктор Карл Роджерс считал, что в самооценке человека есть три отдельные части: самооценка, самооценка и идеальное «я».

Самоуважение — это то, насколько человек себя ценит.

На самооценку влияют внутренние и внешние факторы. Внутренне это в значительной степени то, как мы относимся к себе, сравниваем себя с другими, как другие реагируют на нас и какой тип обратной связи мы даем самим себе.

Внешне на него могут влиять отзывы, которые мы получаем от мира или других людей.

Человек, который регулярно что-то пробует, но безуспешно, скорее всего, получит отрицательный урон своей самооценке.

Обратная связь, которую они получают от других людей о том, кто они такие и что они пробуют, также влияет на их самооценку.Отрицательная обратная связь может снизить самооценку, а положительная — повысить ее.

Самовосприятие — это то, как человек видит себя.

Самовосприятие не обязательно совпадает с реальностью. Человек, который борется с депрессией, тревогой или другими проблемами психического здоровья, может чувствовать, что он намного хуже человека, чем он есть на самом деле.

Люди могут легко попасть в круговорот негативных мыслей о себе, если не будут тщательно их избегать.

С другой стороны, у человека также может быть невероятно преувеличенное чувство собственного достоинства и бытия.Их самооценка может быть искусственно завышена эго, высокомерием и самомнением.

У большинства людей будет сочетание сильных убеждений в самооценке по всему спектру.

Примеры, соответствующие самооценке, могут включать такие вещи, как физические атрибуты, личные качества, социальные роли и абстрактные экзистенциальные утверждения («Я духовный человек». «Я христианин». «Я викканец») .

Идеальное «я» — это человек, которым мы хотим быть.

Любой, кто заинтересован в самосовершенствовании, будет смотреть на то, что он считает своими недостатками, чтобы сравнить их с тем, какими они хотели бы быть.Возможно, человек хочет быть более дисциплинированным, бесстрашным, творческим или лучшим другом.

Представление человека об идеальном «я» также может не совпадать с реальностью, если у него нереалистичный взгляд на черту, которую он хочет улучшить. Они могут достичь цели, которой не существует.

Конгруэнтность и несоответствие

Роджерс придумал термины конгруэнтность и несоответствие, чтобы помочь прояснить, насколько хорошо осознание реальности человеком согласуется с его самооценкой.

Каждый человек воспринимает реальность по-своему. Их восприятие формируется не только фактами, но и анекдотическим опытом их жизни.

Конгруэнтность происходит, когда самооценка человека довольно близко соответствует реальной действительности. Несоответствие — это когда самооценка человека не согласуется с фактической реальностью.

Роджерс считал, что неконгруэнтность коренится в том, как родители любят ребенка. Если любовь и привязанность родителей были условными и их нужно было заслужить, у человека, скорее всего, будет искаженное представление о том, как они подходят и относятся к миру.

Безусловная любовь, с другой стороны, способствует конгруэнтности и реалистичному представлению о том, как человек вписывается в этот мир.

Неконгруэнтность в молодом возрасте может способствовать развитию расстройств личности.

Многомерная шкала самооценки доктора Брюса А. Бракена

Доктор Брюс А. Брэкен разработал свою собственную многомерную шкалу самооценки, которая включает шесть основных групп черт, которые помогают определить Я-концепцию. Это:

Физическое: как мы выглядим, физическое здоровье, уровень физической подготовки («Я некрасивый»)

Социальные сети: как мы взаимодействуем с другими, давая и получая («Я добр»)

Семья: как мы относимся к членам семьи, как мы взаимодействуем с членами семьи («Я хорошая мать»)

Компетентность: как мы справляемся с основными потребностями нашей жизни, занятости, самообслуживания («Я опытный писатель»)

Академический: интеллект, школа, способность учиться («Я тупой»)

Аффект: интерпретация и понимание эмоциональных состояний («Я легко волнуюсь»)

Эти две точки зрения можно объединить, чтобы сосредоточить внимание на более конкретных чертах, которые помогают человеку лучше определить свою самооценку.

Вам также может понравиться (продолжение статьи ниже):

Влияние самооценки на поведение

Я-концепция сильно влияет на поведение, потому что заставляет человека диктовать себе, что он может или не может достичь посредством самокатегории.

Каждый человек в своей жизни придерживается различных убеждений и предубеждений, независимо от того, осознает они их или нет. Люди будут принимать многие свои решения на основе этих убеждений и предубеждений.

Давайте рассмотрим пару примеров для пояснения.

Энн считает себя свободолюбивой путешественницей. Ей нравится жить легкой жизнью, когда она может брать и идти, как ей хочется.

После многих лет путешествий и наблюдения за миром она начинает чувствовать, что хочет остепениться, возможно, завести отношения и семью.

Отношения и семья будут означать, что она потеряет часть этого свободолюбивого путешественника, который является частью ее личности, чтобы она могла вести более стабильный и последовательный образ жизни.

Ей, возможно, трудно примириться с тем, что она хочет остепениться и создать семью со своей индивидуальностью как свободолюбивый путешественник.

В этом примере Анна может чувствовать противоречие, потому что ее предыдущее желание быть свободным духом и путешествовать прямо противоречит ее новому желанию осесть и создать семью. Ей нужно будет примирить эти различия и выработать новое поведение, которое больше соответствует ее возникающим желаниям.

Грег считает себя застенчивым замкнутым человеком.В результате он регулярно избегает социальной активности и общения, потому что это не то, кем он себя считает.

Грег может быть общительным человеком, если позволил себе выйти из своей коробки и пообщаться с другими людьми.

Даже если Грегу действительно трудно с социализацией, это навыки, которые он мог бы изучить и применить на практике с помощью книг по самопомощи или терапии, если бы он мог не думать о своей самокатегории как замкнутого, застенчивого человека.

Есть много людей, которые борются с социализацией.Многие из них называют себя интровертами, хотя на самом деле они борются с социальной тревогой или депрессией.

Интроверт — это просто человек, который восстанавливает свою энергию, проводя время в одиночестве. Это не значит, что они застенчивы, не могут действовать в социальных ситуациях, не могут быть очаровательными или обходительными или сталкиваться с непреодолимым страхом перед социализацией.

Неконгруэнтная вера Грега в то, что он замкнутый и застенчивый человек, укрепляет его самого до тех пор, пока он не решит вырваться из ящиков, в которые поставил себя.

Стейси начинает понимать, что многие ее жизненные проблемы возникают из-за того, что она ленивый человек, который избегает ответственности. Она может идентифицировать себя как ленивый и безответственный человек, но предпочитает больше не определять себя как эти вещи.

Вместо этого она хочет быть активным и ответственным человеком, чтобы перестать саботировать свой успех и жизнь.

В своем желании измениться она исследует, что делает человека активным и ответственным, и начинает формировать собственное поведение и решения на основе этих концепций.Это, в свою очередь, заставляет ее изменить себя и свою жизнь к лучшему.

Изменение или изменение самооценки — это процесс, который требует времени. Трудно изменить укоренившиеся привычки и выработать новые, более здоровые.

Но в этом примере Стейси определила свои отрицательные качества и разработала план действий, чтобы заменить их более положительными.

Она перестала говорить себе, что была ленивым и безответственным человеком, и заменила свои привычки на привычки активного и ответственного человека, изменив свой менталитет на более здоровый.

Джон ведет малоподвижный нездоровый образ жизни. Он понимает, что недостаток физической активности и нездоровая пища пагубно сказываются на его здоровье в долгосрочной перспективе. Джон не обладает теми качествами, которые можно было бы ожидать от активного, здорового человека.

Но он может развить эти привычки, решив быть активным, здоровым человеком. Джон исследует здоровое питание, начинает покупать более качественную еду и находит режим упражнений, который дает ему возможность стать более здоровым и активным человеком.

Несоответствия в самооценке человека могут быть болезненными и трудными, поскольку человек пытается понять, кто они и как они вписываются в этот мир.

Сидящий дома отец, который гордится тем, что он семьянин, испытает потрясение всей своей реальностью, если жена решит его бросить, потому что это заставит его усомниться в том, был ли он хорошим семьянином и партнером.

Карьерная женщина может поставить под сомнение свою жизнь, если станет инвалидом и потеряет работу. Она может быть не уверена, стоили ли принесенные ею жертвы или нет, если она больше не может определять себя как профессиональная женщина. Ей придется найти новый способ идентифицировать себя.

С другой стороны, человек может использовать свои несоответствия для самосовершенствования и расширения возможностей, как это делали Стейси и Джон.

Человек, который понимает, кто он, может легче понять, как улучшить те области своей жизни, которых, по его мнению, не хватает. Любой может заменить негативное восприятие позитивным, ввести новое поведение и процессы и измениться к лучшему.

Самооценка и стереотипы

Категоризация людей и себя может быть неприятной темой для некоторых.Никто не любит чувствовать, что их исследуют и анализируют.

Я-концепция — полезный инструмент не только для врачей, но и для среднего человека, который хочет лучше понять себя и найти счастье с самими собой.

Еще может быть проблематично. Осведомленность о существующих категориях может повлиять на восприятие того, кем, по их мнению, другие люди являются или кем должны быть.

Карьерная женщина может не очень терпимо относиться к другим людям, которые не относятся к своей карьере так серьезно, как она.Художник может пренебречь другими художниками за то, что они не занимаются своим искусством или не работают так же продуктивно. Другие люди могут свысока смотреть на то, что отец остается дома, за то, что он не поддерживает традиционную работу, как когда-то ожидалось от мужчины.

Осознание того, как мы себя определяем, может помочь нам стать ближе к другим людям, в частности, избегая попадания в эти ловушки стереотипного мышления.

Каждый человек индивидуален и имеет свою уникальную траекторию в этом существовании. То, что имеет смысл для карьерной женщины, артиста или оставшегося дома папы, может не иметь отношения к другим типам карьеры, художникам или родителям, оставшимся дома.

Никто не поместится аккуратно в одну стандартную коробку. Следует быть осторожным, чтобы не проецировать свои предубеждения и взгляды на других людей.

Как наша собственная самооценка может влиять на поведение других

Люди обычно обращаются с другими людьми так, как им дозволено. Я-концепция играет важную роль в том, как другие люди будут относиться к нам и относиться к нам.

Вот где распространенный совет: «Подделывай, пока не добьешься!» применяется.

Человек, который считает себя некомпетентным или ненадежным, скорее всего, будет так же рассмотрен другими.

Независимо от того, насколько это может быть правдой, если самооценка человека включает эти взгляды, он, скорее всего, будет так говорить о себе. Они также могут впадать в паттерны поведения, подтверждающие это мнение, потому что они признали, что это поведение и есть то, кем они являются на самом деле.

Учитывая представленные доказательства, другие люди часто разделяют мнение этого человека о себе. То есть, если только они не являются близкими друзьями или членами семьи, которые видят этого человека совершенно иначе, чем они видят себя.

Это тоже может сработать. К человеку, который верит в себя и выражает сильное чувство собственного достоинства, с большей вероятностью будут относиться положительно.

Человек, излучающий уверенность в себе, с большей вероятностью внушит доверие другим людям, особенно если они могут подкрепить свои утверждения действиями и результатами.

Конгруэнтность помещает человека в такое место, где он точно понимает, что он может предложить миру. Это может как положительно, так и отрицательно повлиять не только на то, как человек относится к себе, но и на то, как будет относиться к нему остальной мир.

Развитие ясности самооценки

«Если у вас действительно есть собственная личность, вы будете продолжать делать то, что, по вашему мнению, действительно для вас, и вы также поймете, какой следующий шаг вы хотите сделать. — Гельмут Ланг

Развитие понимания собственной самооценки может помочь им лучше понять, почему они видят мир таким, каким они являются, почему они чувствуют то же самое, и почему они принимают решения, которые они делают.

Согласование реальности и самооценки может помочь человеку лучше относиться к миру и путешествовать к счастью. Это позволяет человеку легче определить, какие области его жизни нуждаются в работе и улучшении.

Ведение журнала — эффективный способ развить и понять свою самооценку. Человек, который записывает, кем, по его мнению, являются, и проверяет это на основании своего жизненного выбора, сможет более четко увидеть, в чем заключаются различия.

Чтобы эта работа действительно работала, нужно взглянуть на их выбор и понять, почему они принимают решения, которые они принимают.Это более логично или эмоционально? На чем основывались эти решения? Какие были альтернативы? Как эти решения сработали?

Терапия может быть важным инструментом. Хороший терапевт может предоставить ценную стороннюю точку зрения, которая может быть недоступна где-либо еще. Терапевт также может помочь своему клиенту ориентироваться в эмоциях, связанных с процессами принятия решений, поскольку эмоциональные решения могут не соответствовать рациональности или разуму.

Изучение прошлых и предыдущих решений также поможет прояснить свое эмоциональное состояние и будущие эмоциональные решения.

Человек может многое узнать о себе, анализируя и исследуя выбор, который он сделал в своей жизни, будь то обыденный или изменяющий его жизнь. Чем больше человек понимает свой жизненный выбор, тем яснее он видит себя и тем лучше подготовлен для принятия правильных решений, отражающих его истинные желания.

В погоне за идеальным Я

Идеальное «я» — это то, какими мы представляем себя в конце своего путешествия. Требуются время, целеустремленность и дисциплина, чтобы существенно измениться и стать тем человеком, которым они хотят быть.

Это путешествие стоит того, потому что это средство обрести душевный покой и счастье в этой жизни.

Человек, который живет против того, кем он является на самом деле, будет вести бесконечную битву против своего собственного разума, пытаясь противопоставить, кто он есть, и тем, кем, по их мнению, он должен быть.

Человек, способный жить в соответствии со своим идеалом, будет иметь гораздо меньше внутренних конфликтов по поводу своего места в мире.

Забудьте о поисках того, кто вы есть.Найдите человека, которым вы стремитесь быть. — Роберт Браулт

Внутренняя и внешняя динамика на микроуровне

Изменчивость самооценки является важной характеристикой самооценки. Однако о механизмах, лежащих в его основе, известно немного. Целью настоящего исследования было эмпирическое изучение этих основных механизмов. Принято считать, что государственная самооценка (мимолетное переживание себя) является ответом на непосредственный социальный контекст.Опираясь на сложную динамическую системную перспективу, модель самоорганизующейся самооценки утверждает, что эта реакция не является пассивной или стимулирующей реакцией, но что влияние социального контекста на самооценку государства тесно связано с внутренней динамикой самоуважения. самооценка. Модель предполагает, что внутренняя динамика является результатом аттракторов самооценки более высокого порядка, которые могут ограничивать изменчивость государственной самооценки. Настоящее исследование проверяет эту модель, и, в частности, прогноз о том, что изменчивость государственной самооценки менее подвержена влиянию изменений в ближайшем контексте, если относительно сильные , в отличие от слабых, аттракторы самооценки лежат в основе внутренней динамики самооценки. .Чтобы проверить это, во время полунатуралистических дискуссий были сняты диады родитель-подросток (,). Наблюдаемые компоненты самооценки подросткового состояния были закодированы в реальном времени, так же как и родительская поддержка автономии и родства в реальном времени. Самоорганизующиеся карты Кохонена использовались для получения паттернов, подобных аттракторам: повторяющихся паттернов более высокого порядка компонентов самооценки подростков. Космические сетки состояний использовались для оценки того, насколько аттракторы самооценки подростков ограничивают изменчивость их государственной самооценки.В нашей выборке мы обнаружили разные уровни силы аттрактора. В соответствии с нашим прогнозом, мы обнаружили, что государственная самооценка менее чувствительна к изменениям в поддержке родителей и родстве у подростков с более сильными аттракторами самооценки. Обсуждение вращается вокруг значения наших открытий для онтологии самооценки.

1. Введение

Люди различаются не только по уровню самооценки, но и по степени изменчивости их самооценки с течением времени.Изменчивость самооценки состояния , то есть мимолетное и мгновенное переживание себя как положительного или отрицательного [1], оказалось критическим фактором, связанным со склонностью к депрессии [2], гневом. возбуждение и враждебность [3], а также реакции на оценочную обратную связь [4] и ясность или интеграцию самооценки [5, 6]. Хотя всепроникающая важность изменчивости самооценки состояния очевидна, пока неясно, откуда проистекает изменчивость государственной самооценки и индивидуальные различия в ней.В целом, существует два направления исследований, касающихся самооценки государства, и оба указывают на разные объяснения изменчивости самооценки государства. Как мы опишем ниже, между этими двумя направлениями исследований, похоже, существует теоретическая и методологическая пропасть. Хотя каждый из них внес важный вклад в понимание самооценки как процесса, каждый пренебрегает другим.

Общая концепция государственной самооценки фокусируется на роли внешних сил в обеспечении изменчивости государственной самооценки.Это предположение является краеугольным камнем доминирующей концептуализации в этой области, то есть социометрической теории самооценки [7]. С этой точки зрения самооценка состояния колеблется вокруг базового уровня покоя [8] в ответ на «поступающую информацию, имеющую отношение к оценке отношений» ([9], стр. 2), и она рассматривается как «субъективный показатель или маркер степень, в которой индивид включен или исключен другими людьми »([10], с. 519). В результате «сигналы, которые указывают на высокую оценку отношений, повышают самооценку состояния, тогда как сигналы, которые указывают на низкую оценку отношений, снижают самооценку состояния» ([9], с.2). В рамках этого направления исследований исследователи изучают, повышается или понижается государственная самооценка после (обычно социальных ) сигналов, таких как случайно назначенное «фальшивое» одобрение или суждение «сверстников» (Thomaes et al., 2010), воображаемые оценки от сверстников (Leary et al., 1998), подсознательно представленные слова [11], реальные академические проблемы или проблемы сверстников (Reynolds and Repetti, 2008), социальная изоляция (во время учебы-обмена за границей; [12]) или глобальные негативные события [13]. Если сосредоточить внимание на реактивности государственной самооценки на социальный контекст, внутренние силы , действующие на государственную самооценку, не получили никакого внимания в рамках этого направления исследований.

Напротив, новые исследования, в которых используется анализ временных рядов, сосредотачиваются исключительно на этих внутренних силах. Эти исследования показали, что государственная самооценка демонстрирует внутренне генерируемые паттерны изменений (называемые внутренней динамикой процесса; [14]) в реальном времени (т. Е. От момента к моменту; [15, 16]) и по месяцам [17, 18]. Эти исследования показали, что самооценка напоминает «фрактальный процесс», характеризующийся дальнодействующими корреляциями и нестационарностью.Это важный вывод, поскольку фрактальные процессы резко контрастируют с типом процесса, которого можно было бы ожидать от флуктуаций вокруг стабильной базовой линии в ответ на независимые во времени контекстные сигналы (то есть общая концептуализация). Это было подробно проверено и показано в De Ruiter et al. [15]. Таким образом, эти исследования привлекли внимание к необходимости исследования внутренней динамики самооценки государства. Однако, сосредоточив внимание на временной структуре процессов самооценки государства, они также не смогли изучить всю картину, игнорируя (методологически) роль внешних сил, действующих на самооценку государства.

Цель данной статьи — продемонстрировать, что изменчивость самооценки состояний возникает из взаимодействия между внутренними и внешними силами. Мы предполагаем, что это лучше всего можно понять с точки зрения того, что самооценка функционирует как сложная динамическая система, где изменчивость самооценки состояния — это процесс на микроуровне, который возникает в результате динамического взаимодействия между пертурбациями из непосредственного контекста (то есть внешними силами) и аттракторы самооценки более высокого порядка (т.е. внутренние силы). Изучая взаимодействие между внутренними и внешними силами, мы стремимся расширить новые исследования внутренней динамики государственной самооценки [15–18] и поддержать зарождающуюся концептуализацию государственной самооценки как части сложной динамики. система.

Мы исследуем взаимодействие между внутренними и внешними силами на основе прогнозов, вытекающих из модели самоорганизующейся самооценки [19]. Это теоретическая модель самооценки как сложной динамической системы, которая объясняет точную природу «внутренней динамики» самооценки и то, как взаимодействие между внутренней динамикой и контекстными силами может вызвать изменчивость государственной самооценки [ 19].При эмпирической проверке этих прогнозов мы исследуем, как основные свойства сложной динамической системы могут быть эмпирически изучены в области самооценки, включая вложенные временные шкалы развития, круговую причинность, восходящее появление аттрактороподобных паттернов и верхнюю границу. ограничение вниз на изменчивость более низкого порядка. В этом предварительном исследовании этих процессов наша цель — сделать обобщение от описания данных к теории (сложных динамических систем), а не к описанию совокупности [20].

1.1. Природа внутренней динамики самооценки

Модель самоорганизующейся самооценки [19] утверждает, что государственная самооценка динамически вложена в более крупную систему самооценки. Государственный опыт самооценки — это процесс низшего порядка в этой системе. Государственный опыт самооценки продвигается вперед во времени, в конечном итоге уступая место появлению более стабильной модели самооценки более высокого порядка. Эти паттерны самооценки высшего порядка затем ограничивают будущую изменчивость государственной самооценки таким образом, что от момента к моменту развитие государственной самооценки тянется в направлении существующей самооценки высшего порядка. паттернов и прочь от альтернативных видов опыта самооценки.Вместе эти процессы являются частью непрерывно двунаправленного причинного процесса (т. Е. Круговой причинности; Haken, 1997).

С точки зрения сложных динамических систем, эти паттерны более высокого порядка формально называются состояниями аттрактора. Это любые сильно поглощающие состояния, в которые часто возвращается система (которая может быть психологической системой внутри человека, например, самооценка, диада, семья или общество), потому что для ее выполнения требуется лишь небольшое количество энергии. поддерживать эту модель [21–23].Таким образом, состояния аттрактора можно рассматривать как тенденции или привычки.

Более того, более чем одно состояние аттрактора может возникать восходящим образом во времени, где каждое из них представляет собой качественно различную тенденцию или привычку (то есть мультистабильность). Вместе они образуют более крупный аттракторный ландшафт . Каждый аттрактор в ландшафте обеспечивает отдельный набор нисходящих ограничений для процессов нижнего порядка системы.

Процесс круговой причинности часто иллюстрируется эпигенетическим ландшафтом , состоящим из долин и движущегося шара (см. Рисунок 1).Каждая долина представляет собой отдельное состояние аттрактора, которое тянет развитие низшего порядка (то есть движение шара) в другом направлении.


Пейзаж показывает, что процесс низшего порядка (т. Е. Мяч) с большей вероятностью переместится в более широкие впадины, чем больше условий приведет к этой точке. Попав в долину, чем глубже долина, тем больше энергии требуется для удаления мяча из долины. Более широкие и глубокие впадины, таким образом, представляют более сильные аттракторные состояния, которые имеют большее «притяжение» к изменчивости от момента к моменту процесса низшего порядка.Более сильные аттракторы — это те состояния, которые со временем укрепились [24, 25].

В данной статье мы сосредоточимся на двух свойствах ландшафта аттракторов в нашей иллюстрации самооценки как сложной динамической системы. Во-первых, представление о том, что система характеризуется ландшафтом аттракторов, подчеркивает, что у людей может быть несколько склонностей к самооценке. Это контрастирует с распространенным представлением о том, что у людей один базовый уровень самооценки [8, 10]. Например, если человек систематически колеблется между переживанием очень высокой и очень низкой государственной самооценки, повторяющееся переживание этих двух качеств государственной самооценки в конечном итоге уступит место двум относительно стабильным тенденциям самооценки (т.е., очень низко и очень высоко). Таким образом, в любой данной ситуации этот конкретный человек будет привлечен к двум конкурирующим тенденциям самооценки (т. Е. К двум аттракторам).

Второе свойство ландшафта аттракторов, на котором мы сосредоточимся, — это сдерживающий эффект, который ландшафт аттракторов самооценки человека оказывает на процессы самооценки более низкого порядка. Аттракторы самооценки высшего порядка ограничивают степень свободы изменчивости государственной самооценки. Таким образом, процесс самооценки состояния индивида (и, в частности, валентность этого процесса, когда индивид может воспринимать себя как относительно негативное или позитивное) «притягивается» к этим тенденциям самооценки в реальном времени.Если у человека есть глубоко укоренившийся аттрактор высокой самооценки и слабый аттрактор низкой самооценки, его процесс самооценки в состоянии будет сильнее стремиться к положительной валентности.

Ограничивающий эффект, который аттракторы самооценки оказывают на валентность сиюминутных переживаний самого себя, был продемонстрирован эмпирически в исследовании самооценочных нарративов в реальном времени [26]. В этом исследовании записывались собственные рассказы людей, а затем люди отображали моментальные изменения валентности, которые происходили во время их рассказов о себе.Исследование показало, что поток самооценок людей был структурирован их личным ландшафтом аттракторов самооценки. Более того, наблюдались явные индивидуальные различия в качестве аттракторов индивидов (то есть положительные или отрицательные) и в ограничении, которое эти аттракторы имели, предсказанные индивидуальными различиями в ясности самооценки. Таким образом, исследование показало, что временная изменчивость самооценки ограничивается аттракторным ландшафтом самооценки человека.

1.2. Взаимодействие между внутренней динамикой и контекстуальными силами

Ключевым аспектом модели самоорганизующейся самооценки, которому посвящена данная статья, является представление о том, что аттракторы самооценки, которые относительно укоренились, будут накладывать большее ограничение на данный момент — -моментная изменчивость государственной самооценки. Модель SOSE предсказывает, что, как следствие этого, непосредственному социальному контексту будет труднее нарушить поток самооценки государства с его нынешнего положения, учитывая более укоренившееся (т.е., более сильные) аттракторы самооценки. Следовательно, существует постоянное взаимодействие между этими двумя силами, влияющими на самооценку государства. В результате мы предполагаем, что «реактивность» самооценки государства на социальные сигналы должна рассматриваться в контексте силы аттракторов самооценки. Это изображено на Рисунке 2.


Для людей с относительно слабой самооценкой аттракторные состояния эти аттракторные состояния будут обеспечивать меньшее ограничение на постоянную изменчивость государственной самооценки.В результате для непосредственного социального контекста будет относительно легко нарушить поток государственной самооценки и сдвинуть его с нынешнего положения, что приведет к большей реактивности [19].

Хотя исследования часто показывают, что самооценка государства особенно чувствительна к социальному контексту ([12]; Leary et al., 1998; Reynolds and Repetti, 2008; Thomaes et al., 2010), модель SOSE расширяет это за счет прогнозирование того, что индивидуальные различия в степени закрепления аттракторных состояний будут иметь прямые последствия для того, легко, социальный контекст вызовет изменения в самооценке государства.

Связывая свойства ландшафтов аттракторов самооценки с индивидуальной уязвимостью к изменениям в социальном контексте, этот прогноз описывает механизм, потенциально лежащий в основе предыдущих результатов, включая самооценку и низкую ясность самооценки (т.е. — интегрированное, последовательное или определенное — самоощущение). Было обнаружено, что низкая ясность самооценки соответствует более высокому уровню временной изменчивости самооценки (Nezlek and Plesko, 2001; [16]) и более нестабильным и резким изменениям самооценки [26].Как Wong et al. [26] предположили, что это указывает на то, что низкая ясность самооценки может быть сигналом «слабых аттракторов … таких, что я-система не может установить определенные состояния самооценки, которые обеспечивают стабильные системы координат для мыслей, чувств и т. Д. и действие »([26], с. 168). Более того, более низкая ясность самооценки связана с большей временной нестабильностью самооценки [27]. С нашей точки зрения, это можно объяснить более слабыми аттракторами самооценки, поскольку слабые аттракторы обеспечивают низкий уровень ограничений для государственных процессов самооценки, делая их более уязвимыми для повседневных событий.Это могло бы объяснить более общий вывод о том, что на самоощущение людей с нестабильной (а не стабильной) самооценкой больше влияют ежедневные негативные события [28–30].

1.3. Текущее исследование: эмпирическое тестирование взаимодействия между внутренней динамикой и контекстуальными силами

Основываясь на вышеупомянутой концептуализации и прогнозах, мы предполагаем, что будет существовать отрицательная внутриличностная связь между уровнем ограничения аттрактора самооценки и влиянием, которое социальный контекст будет иметь влияние на самооценку государства: для людей, чьи аттракторы самооценки имеют на больше ограничений на изменчивость их государственной самооценки (т.е., более сильные аттракторы самооценки), государственная самооценка будет на минус , затронутая контекстными изменениями. Напротив, у людей, аттракторы самооценки которых демонстрируют на меньше ограничений на изменчивость их государственной самооценки (то есть более слабые аттракторы самооценки), вариабельность государственной самооценки будет на больше , на которую влияют контекстные изменения. В данном исследовании особое внимание уделяется процессам самооценки подростков, поскольку подростковый возраст является важным периодом для развития самооценки [31].В следующем разделе мы обрисовываем эмпирический подход, который используется для проверки этой гипотезы.

В соответствии с рекомендациями Гельмана (2017), мы сосредоточили наши усилия по сбору данных на качестве (т. Например, большие размеры выборки для определения тенденций населения. Учитывая нашу цель исследовать процессы в реальном времени и использовать эти описания для поддержки теоретической идеи (а не обобщения для населения), интенсивные собранные данные в реальном времени и используемые методы очень подходили для нашей конкретной исследовательской цели.

1.3.1. Самоуважение государства: наблюдательный подход

В настоящее время исследования, в которых используются высокочастотные измерения самооценки государства во времени, имеют интервалы между измерениями в полдня или день (например, [5, 12]). В таких исследованиях используется общий метод самоотчета для измерения государственной самооценки, поэтому самооценка операционализируется как в первую очередь когнитивный опыт самооценки человека как положительного или отрицательного.

Для нашей цели изучения изменчивости самооценки в реальном времени, , интуитивно более неверно предполагать, что люди активно размышляют о валентности своей самооценки от момента к моменту.Напротив, природа самооценки в этой временной шкале более социальна и эмоциональна, и ее следует измерять как таковую [32]. Более того, сам акт сообщения о мгновенном опыте самого себя нарушил бы органичный и непрерывный процесс государственного опыта самооценки и, следовательно, внутреннюю динамику, которую мы изучаем. Поэтому, чтобы исправить это, мы должны принять новый методологический подход к измерению процессов самооценки государства.

Предыдущие исследователи предположили, что использование метода наблюдения обеспечивает достоверную оценку самооценки, особенно в случае подростков (которые могут быть склонны к тенденции к самоусовершенствованию; [32–34]).Кроме того, этот подход обеспечивает точную оценку динамики самооценки от момента к моменту, не прерывая эту динамику по мере ее развития во времени. Поэтому в настоящем исследовании мы используем наблюдательный подход к оценке самооценки подростков в реальном времени. Мы исследовали самооценку подростков в контексте диадического взаимодействия с родителями. Родители являются важнейшим важным элементом самооценки подростков [35, 36], тем самым обеспечивая практический и теоретически обоснованный способ выявления соответствующих процессов самооценки [37].

Мы измерили два основных компонента глобальной самооценки подростков, которые можно наблюдать во время взаимодействия с их родителями. Считается, что у самооценки есть два аспекта: симпатия к себе и самодостаточность. Самолюбие относится к переживанию себя как хорошего или плохого социального объекта в соответствии с интернализованными критериями ценности [38]. Это измерение можно измерить с помощью выражения в реальном времени релевантных для себя эмоций (т. Е. От положительного до отрицательного само-аффекта), таких как гордость или смущение [32, 33].Второе измерение, самокомпетентность , относится к эффективному переживанию себя как причинного агента [38]. В контексте взаимодействия родителей и подростков это измерение можно измерить с помощью поведения, проявляющего автономность (т.е. автономность к гетерономии) в режиме реального времени, такого как высказывание мнения или отстаивание своего «я» [34, 39, 40].

Государственная самооценка как процесс , таким образом, была операционализирована как моментальные изменения валентности выраженных поведенческих и эмоциональных показателей самооценки подростков.Таким образом, государственную самооценку можно рассматривать как конструкцию самооценки более низкого порядка, которая время от времени меняется в качестве (т. Е. Разный вес автономии и самооценки) и интенсивности. Это соответствует представлению о самооценке как «положительной или отрицательной реакции на самого себя, которая может принимать самые разные формы» ([41], с. 35). Конкретно, от момента к моменту изменения валентности образуют временной ряд для каждого человека. Мы зафиксировали изменяющиеся во времени тренды этих временных рядов, используя метод сглаживания Лесса [42].

Использование наблюдаемых проявлений самооценки и автономии в качестве основных компонентов государственной самооценки было впервые продемонстрировано в De Ruiter et al. [15], где исследовалась временная изменчивость государственной самооценки подростков. Исследование показало, что, во-первых, эта временная изменчивость демонстрирует внутреннюю динамику, напоминающую фрактальный процесс, а во-вторых, эта изменчивость значительно отличается от той изменчивости, которая возникает из-за колебаний вокруг стабильной базовой линии.Таким образом, это предыдущее исследование — как и другие, изучающие временную динамику самооценки [16, 17, 26, 43] — не проверяло роль непосредственного контекста; при этом он не исследовал различия между внутренней динамикой людей. Настоящее исследование основывается на этих более ранних выводах, проверяя одновременное взаимодействие между внутренней динамикой самооценки и внешней динамикой в ​​социальном контексте, а также исследуя различия между людьми.

1.3.2. Внутренняя динамика микроуровня: изменчивость государственной самооценки и повторяющиеся модели самооценки

На основе модели SOSE констатируйте процессы самооценки (т.е., как процессы низшего порядка самооценки) сами по себе не создают внутренней динамики самооценки. Вместо этого ожидается, что внутренняя динамика возникнет из-за ограничения, которое аттракторы самооценки имеют на государственные процессы самооценки.

«Аттракторы самооценки» были операционализированы как качественно разные паттерны низкоуровневых компонентов самооценки подростков, которые самоорганизовывались — и неоднократно повторялись — в процессе взаимодействия. Мы зафиксировали аттракторы самооценки с помощью самоорганизующихся карт Кохонена [44].Это метод кластеризации, который находит структуру в многомерных временных последовательных данных, которые «самоорганизованы» по временным рядам. Он широко используется вне психологии, но недавно был введен в психологию для использования при изучении внутриличностной изменчивости многомерных временных последовательных данных [45]. Таким образом, метод находит (повторяющуюся) структуру, которая возникла в результате итераций многомерных данных более низкого порядка и может быть выражена как конструкция более высокого порядка, подобная аттракторам.Таким образом, мы определяем аттракторы не математическими средствами, а с помощью качественной теории механизмов аттракторов (то есть самоорганизации из компонентов более низкого порядка в паттерны и повторения упомянутых паттернов во времени). Качественные аттракторы, которые мы определяем и измеряем в данном исследовании, в этом смысле являются аттракторами , такими как , по сравнению с определением математических аттракторов.

Затем «ограничение аттрактора самооценки», которое лежит в основе внутренней динамики самооценки, было операционализировано как степень, в которой переходы в реальном времени к конкретным аттракторам самооценки и от них совпадали с конкретными изменениями в изменчивости самооценки состояния.Это было сделано с использованием сеток в пространстве состояний [46, 47]. Это приложение стандартной концепции «пространства состояний» динамических систем к категориальным измерениям, поэтому пространство состояний делится на сетку. Сетка изображает двумерное (категориальное) пространство состояний, отображая динамику между двумя синхронизированными потоками данных. Хотя это часто используется для изучения динамики между двумя людьми, мы использовали его для изучения динамики между одним потоком событий более низкого порядка (то есть самооценкой состояния) и одним потоком событий высокого порядка (т.е., переходы между аттракторами самооценки). Эта операционализация отражает ландшафтное представление об аттракторах самооценки, где каждая долина представляет собой разное состояние аттрактора, которое притягивает процессы низшего порядка к этой точке, и где более глубокие долины создают больше ограничений для изменчивости более низкого порядка, чем мелкие долины. Исходя из этой концептуализации, хотя сильное состояние аттрактора самооценки выражено, мы ожидаем увидеть ограниченную изменчивость самооценки.Более того, мы ожидаем, что каждый аттрактор будет обеспечивать свой собственный набор ограничений на изменчивость более низкого порядка, так что выражение этого состояния аттрактора соответствует определенному диапазону валентности самооценки состояния (например, высокая самооценка, но не низкая). самооценка). Таким образом, повторное проявление этого специфического аттрактора самооценки соответствовало бы возврату государственной самооценки к тем же приблизительным уровням, что и в предыдущий раз, когда аттрактор был активен.

В итоге, ограничение аттрактора самооценки было идентифицировано способностью каждого аттрактора ограничивать степени свободы государственной самооценки, в то время как оно выражается и способностью аттракторов подтягивать самооценку государства к одному и тому же приблизительному уровню каждый раз, когда он активен.Таким образом, наше определение ограничения аттрактора основано на качественной теории этих механизмов, как и наше определение самих аттракторов. Таким образом, наша операционализация ограничения аттрактора имеет поведение «ограничение-», как и поведение «».

1.3.3. Внешняя динамика на микроуровне: родительское выражение эмоций и поведения

Как показывают исследования, на самооценку особенно влияют другие значимые люди и их поведение (например, [48, 49]; Fogel, 1993), изучение процессов самооценки в контексте взаимодействия родителей и детей обеспечивает теоретически прочную основу для оценки воздействия возмущений (т.е., внешние силы) на самооценку подростков.

Возмущения — это изменения (например, изменения контекста, целей или требований), которые приводят к сдвигу состояния или паттерна. Характер возмущения зависит от рассматриваемого временного масштаба [50]. Например, переход из начальной школы в среднюю можно рассматривать как возмущение, которое происходит в большем масштабе времени, в то время как изменение эмоциональной интенсивности разговора можно рассматривать как возмущение, которое происходит в меньшем масштабе времени.Поскольку мы будем изучать изменения самооценки, происходящие в реальном времени, нас интересуют эти последние формы постоянных возмущений.

Моментальные изменения выражаемых родителями эмоций и автономной поддержки рассматривались как потенциальные возмущения в реальном времени (т. Е. Здесь и сейчас). Причина, по которой особое внимание уделяется выраженным родителям эмоциям и поддержке автономии, основана на том факте, что подростки сталкиваются с критически важной задачей развития, заключающейся в достижении автономии в отношениях родитель-ребенок при сохранении взаимосвязанности в отношениях [48, 51–53].Степень выполнения этой важной задачи является центральной в определении самоощущения подростков [40]. Таким образом, характеристики родительско-детских отношений, которые конкретно способствуют достижению этой важной задачи, часто связаны с самооценкой подростков. Это включает в себя родительские выражения связанности (то есть близости и теплоты по отношению к ребенку; [54]) — способствующие поддержанию взаимосвязанности в отношениях — и поддержку автономии (т. Е.д., поддержка или оспаривание независимости мысли и поведения ребенка; [55–57]) — содействие достижению автономии в отношениях. Таким образом, эти специфические аспекты взаимодействия родителей и детей занимали центральное место в нашем исследовании возмущений, влияющих на государственную самооценку подростков.

Мы будем называть моментальные изменения родительских выражений связности и поддержки изменениями в «стилях родительского взаимодействия». Мы сопоставим в реальном времени динамику между этими стилями взаимодействия и государственной самооценкой подростка, и когда изменение в реальном времени стилей родительского взаимодействия во времени соответствует изменению валентности государственной самооценки подростка, это будет называется «родительским возмущением».

Мы зафиксировали стили родительского взаимодействия в реальном времени с помощью самоорганизующихся карт Кохонена [44], и сопоставили моментальную динамику между этими стилями взаимодействия и самооценкой состояния подростков с помощью пространственных сеток состояний [46, 47].

Таким образом, в текущем исследовании мы стремились охватить все процессы, участвующие в непрерывном взаимодействии между внутренней динамикой и внешними силами, действующими на самооценку государства (т.е.процессы, показанные на рисунке 3). Мы попытались зафиксировать эти процессы с помощью ряда различных методов, показанных на Рисунке 3 ниже.Эти методы будут более подробно объяснены в разделе «Результаты».


2. Методы
2.1. Участники

Участниками были тринадцать подростков (10 девочек, 3 мальчика) и их родители (12 девочек, 1 мальчик). Средний подростковый возраст составил 13,6 лет (от 12 до 15 лет). Большинство диад были голландскоязычными, за исключением двух англоязычных диад (одна американо-голландская диада и одна британская диада). Участие было добровольным, и после выполнения интерактивного задания дети были вознаграждены подарочным сертификатом на 5 евро.Родители дали информированное согласие на своих детей.

2.2. Процедура

Каждую диаду снимали на видео в их собственном доме во время обсуждения. Каждое обсуждение было построено вокруг трех тем, цель обсуждения которых заключалась в выработке взаимного решения. Первой темой обсуждения была позитивная тема обсуждения (например, если бы у вас была одна суперсила, какая у вас была бы?). Второй был темой конфликта, актуальной для каждой конкретной диады в тот момент, когда диаде было дано указание попытаться найти решение своей проблемы.Последней темой обсуждения была новая позитивная тема, сравнимая с первой (например, дизайн A-B-A, Granic et al., 2007; [58]). При назначении как нейтральных, так и конфликтных тем потенциально возникает ряд самооценочных эмоций и поведения [24, 58]. Диадам сказали, что они могут перейти к следующей теме, когда почувствуют, что закончили, помня, что им следует уделить около пяти минут на каждую тему. Диад заверили, что не было «правильных» или «неправильных» вещей, которые можно было бы сказать или сделать, и что исследователи заинтересованы в их естественных реакциях друг на друга.Затем исследователь оставил диад одних в комнате по их выбору на время съемок. Впоследствии видеоролики с наблюдениями были закодированы с учетом их эмоционального и поведенческого содержания.

2.2.1. Процедура кодирования

На основе видеозаписей взаимодействий мы закодировали аффективные и поведенческие проявления государственной самооценки подростков, а также аффективные и поведенческие компоненты более широких стилей взаимодействия родителей (см. «Меры» ниже). Исходные данные для текущего исследования ранее использовались в De Ruiter et al.(2016)), где использовались данные только по подросткам.

Кодирование эмоций было в значительной степени основано на системе кодирования специфического аффекта (SPAFF) [59], где физические сигналы используются для обозначения различных эмоций. Адаптации были сделаны для того, чтобы различать аффект, направленный на себя, и аффект, направленный на других, и были основаны на данных (в соответствии с подходом основанной теории; [60]). Кодирование автономного поведения было в значительной степени основано на контрольном списке поведения Савина-Вильямса и Жакиша для самооценки подростков [34].Этот контрольный список был дополнительно расширен за счет использования схемы эмоциональной, функциональной и когнитивной автономии в подростковом возрасте, предложенной Ноом и др. [61]. Кодирование родительского аффекта и поведения было основано на теории, касающейся поддержки родительской автономии и взаимосвязанности [48, 62].

Кодирование основывалось на событиях (с использованием программы The Observer XT 10.5), так что код давался для каждого релевантного вербального / невербального выражения во время взаимодействия. Наблюдатели были тщательно обучены до тех пор, пока не было достигнуто согласие по крайней мере на 75% до начала кодирования.Среднее согласие между наблюдателями для кодировщиков, которые независимо кодировали 10% данных, основанных на событиях, было достаточно, с Коэном для автономного поведения родителей и подростков, 0,82 для самооффекта и 0,74 для связанности.

2.3. Меры наблюдений

Меры наблюдений были получены как для подростков, так и для родителей. В обоих случаях эмоции располагались в порядке от наиболее неприятного (например, стыд) до наиболее положительного (например, гордость), аналогично порядку эмоций, сделанному в исследованиях Hollenstein et al.[58, 63]. Поведение было упорядочено от наиболее автономного (например, противостояние другому) до наиболее гетерономного (т.е. подчинение другому; [61]).

2.3.1. Подростковые меры

Самоаффект — это самонаправленный аффект. Этот показатель использовался в качестве индикатора самооценки подростков. Оценивались как положительное, так и отрицательное влияние на себя. Позитивное самовосприятие оценивалось по шкале от 0 до 3, которая включает 0 = нейтральный, 1 = личный интерес (например, подросток с энтузиазмом отзывается о своей идее), 2 = юмор (например.g., подросток самоуверенно смеется во время разговора / поведения), и 3 = гордость (например, подросток делает комплимент самому себе). Отрицательное самовоздействие оценивалось по шкале от 0 до -3, которая включает 0 = нейтральный, -1 = смущение (например, подросток говорит с опущенными глазами), -2 = тревога (например, подросток ерзает и избегает зрительного контакта, пока противный родитель), и −3 = стыд (например, подросток говорит грустным и серьезным тоном во время самоотключения). Положительное и отрицательное влияние на себя можно оценивать одновременно, если вербальные и невербальные выражения противоречат друг другу.Обратите внимание, что самоаффект включает только «самосознательные» эмоции, которые представляют собой социально обусловленные эмоции, относящиеся к личности (Tangney and Fischer, 1995). Они контрастируют с эмоциями, которые не вызывают самосознания, такими как привязанность или гнев, которые отражают оценку контекста и проблем в непосредственных отношениях (Frijda, 2001).

Автономные действия использовались в качестве индикатора государственной самооценки подростков. Он был оценен по порядковой шкале от -2 до 3 (шкала несимметрична, поскольку для автономного поведения было больше категорий по сравнению с гетерономным поведением), где -2 = подчинение (например.g., подросток изменил свое мнение в соответствии с тем, что думает родитель, не предлагая контраргументов), -1 = установочная гетерономия (например, подросток выразил свое мнение, не зная ответа на вопрос, который не требовал конкретных знаний), 0 = нейтральный, 1 = установочный автономия (например, подросток внес идею), 2 = свобода действий (например, подросток инициировал изменение темы обсуждения) и 3 = самоутверждение / конфронтация (например, подросток отверг обвинение со стороны родителя).

Связность — это аффект другой направленности, который оценивался для подростка во время или непосредственно после высказываний или действий родителей.Это было закодировано для определения несвязности эмпирического опыта, условной меры, необходимой для обеспечения захвата истинной самооценки состояния (см. Ниже). Оценивались как положительная, так и отрицательная связь. Позитивная связь оценивалась по шкале от 0 до 3, которая включает 0 = нейтральный, 1 = интерес к другим (например, подросток улыбался, пока родитель говорил), 2 = радость другим (например, подросток смеялся, когда / после того, как родитель говорил / действовал) ), и 3 = привязанность (например,г., подросток обнял родителей). Отрицательная связь оценивалась по шкале от 0 до -3, где 0 = нейтральный, -1 = отсутствие интереса к другим (например, подросток отвернулся и отвернулся от тела, пока родитель говорил), -2 = разочарование другим (например, подросток ответил к родителю с ноющим тоном), и −3 = презрение (например, подросток выразил обидный комментарий саркастическим тоном). Положительная и отрицательная связь оценивалась одновременно, если вербальные и невербальные выражения противоречили друг другу. Примером этого является то, что подросток вербально выразил свою связность, смеясь, когда родитель рассказывал анекдот, и при этом саркастическим тоном высказал оскорбительный комментарий по отношению к родителю.

2.3.2. Меры родительского взаимодействия

Родительская связь — это аффект, направленный на других людей, который оценивался для родителей во время или непосредственно после высказываний или действий подростка. Оценка родительской связи такая же, как и для подростка (см. Выше).

Самоаффект родителя — это самонаправленный аффект. Оценивались как положительное, так и отрицательное влияние на себя. Баллы для родительского самовосприятия такие же, как и для подростков (см. Выше).

Управление автономией был оценен по порядковой шкале от -2 до 3, где -2 = конфронтация / давление, чтобы подчиниться (например, родитель критиковал идею ребенка и предлагал собственную идею в качестве альтернативы), -1 = родитель контролировал ребенка (например, исправление ребенка), 0 = нейтральный (например, родитель не поддерживал и не оспаривал автономию ребенка), 1 = поощрение (например, родитель побуждал ребенка продолжать объяснять свою идею), 2 = небольшое подтверждение (например, родитель обеспечивал минимальную поддержку, кивая, пока ребенок говорил), и 3 = большое подтверждение (например,g., родитель похвалил ребенка).

2.3.3. Несогласованность на собственном опыте

Несогласованность на собственном опыте — это фиктивная переменная, которая оценивалась для подростков и родителей после того, как имело место кодирование (из вышеупомянутых мер). Основываясь на предположениях Керниса [29], этот показатель оценивался, если одновременный эмоциональный и поведенческий код человека предполагал лицемерное поведение. Так обстоит дело в следующих сценариях: положительное самовоздействие и отрицательное самовоздействие были закодированы, положительная связанность и отрицательная связность были закодированы, или отрицательная автономия и положительного самоэффекта были закодированы [29].Все эти примеры предполагают, что человек «искажает свои чувства», не разглашая отрицательное поведение или аспекты себя ([29], с. 13). Кернис [29] утверждает, что, хотя человек может выражать положительные аспекты себя, такие сценарии не указывают на истинную самооценку [39]. Таким образом, хотя позитивное самовосприятие и автономия могут рассматриваться как индикаторы позитивной самооценки государства, жизненно важно, чтобы эти индикаторы не рассматривались изолированно друг от друга. В сценариях непоследовательности собственных переживаний индикаторы положительной самооценки (т.е., положительная автономия или положительное самооценка) не будет указывать на истинную положительную самооценку, если рассматривать ее изолированно.

В этом исследовании мы хотели убедиться, что мы фиксируем процессы истинной самооценки. Таким образом, несогласованность эмпирического опыта измерялась и использовалась в нашем расчете (как условная переменная) государственной самооценки (см. «Изменчивость государственной самооценки» ниже). Непоследовательность в собственном опыте была также включена для родителей как информация о том, в какой степени родитель вел себя искренне или изобретательно по отношению к подростку во время взаимодействия.

2.4. План анализа

Общая цель анализа состояла в том, чтобы попытаться составить карту различных механизмов, задействованных в сложной динамической системной модели самооценки, и проверить, связаны ли они друг с другом так, как мы могли бы ожидать с учетом такой концептуализации. Мы сосредоточились на аттракторном ограничении, которое повторяющиеся паттерны самооценки более высокого порядка оказывают на изменчивость SSE более низкого порядка, а также на возмущающем влиянии непосредственного социального контекста на изменчивость SSE (рис. 2).Для этой цели релевантным считался только временной порядок , изменчивости (самооценки состояния) и переходов (повторяющихся паттернов более высокого порядка). Таким образом, основное внимание уделялось структуре временного ряда, а не абсолютным уровням или содержанию самооценки или самим родительским критериям (это первая попытка тестирования модели самоорганизующейся самооценки и, таким образом, первая попытка ее проверки. тестировать одновременные процессы ограничения аттрактора и возмущений в контексте самооценки.Таким образом, данные позволяют только оценить эти сложные процессы и предположить, что формальные аттракторы существуют. В целях повышения эффективности мы будем использовать «аттрактор самооценки» для обозначения аттракторных паттернов и «ограничение аттрактора» для обозначения поведения, подобного ограничению.).

Анализ состоял из нескольких этапов, каждый из которых включает свой метод. Здесь мы даем обзор каждого этапа анализа и соответствующего аналитического метода. Сами аналитические методы будут подробно описаны в соответствующем разделе результатов: (1) Захват мгновенных процессов (a) Изменчивость государственной самооценки (SSE) (b) Переходы между «аттракторами самооценки» с использованием самоорганизующихся карт Кохонена (c) Переходы между «стилями родительского взаимодействия» с использованием самоорганизующихся карт Кохонена (2) Использование состояния пространственные сетки для отображения временного соответствия между изменчивостью SSE (из шага 1) и (а) Паттерны «аттракторов самооценки» более высокого порядка (из шага 1b) для определения уровня «ограничений аттрактора» на изменчивость государственной самооценки. (б) Паттерны более высокого порядка «стилей родительского взаимодействия» (из шага 1c) для определения уровня «родительских возмущений» в отношении изменчивости самооценки состояния (3) Сравнение внутриличностного уровня «ограничений аттрактора» (из шага 2a) с уровнем «родительских возмущений» (из шага 2b) для каждый человек использует метод начальной загрузки Монте-Карло

3.Результат
3.1. Часть 1: Регистрация процессов от момента к моменту
3.1.1. Изменчивость государственной самооценки (шаг 1а)

Временные ряды государственной самооценки (SSE) были рассчитаны на основе суммы поведенческих (т. Е. Автономности) и аффективных (т. Е. Самооценок) показателей самооценки подростка. уважайте за каждый момент взаимодействия (см. раздел Подростковые меры , в котором описаны различные меры наблюдения). Чтобы гарантировать, что истинная самооценка была зафиксирована [29, 64], наличие этих индикаторов не рассматривалось изолированно друг от друга.Положительный аффективный или поведенческий индикатор считался истинным индикатором положительной самооценки, учитывая отсутствие кода эгоистичной несогласованности (эмпирическая несогласованность = 0). Расчет для проводился в Microsoft Excel (версия 2010) и описывается где есть аффект, автономия и непоследовательность, связанная с самовыражением.

Временные ряды самооценки состояния и временные ряды входных данных более низкого порядка (т. Е. Самовоздействие и автономия) были сглажены для последующего анализа.Это было необходимо, чтобы сгладить «нейтральные» моменты (аналогичные отсутствию точек данных) во взаимодействии, которые были закодированы, когда человек ничего не делал (потому что они, например, ждали ответа собеседника). В процессе кодирования для этих нейтральных моментов был закодирован ноль. Если рассматривать это как временной ряд, это привело к искусственно большим колебаниям (например, t 1 = ребенок выражает разочарование (связность = -2), t 2 = ребенок молчит, пока слушает (связность = 0) , и t 3 = ребенок продолжает выражать разочарование (связанность = −2)).Кодирование нулей в моменты, когда человек молчал, поэтому приводил к зашумленным временным рядам. Чтобы исправить это, мы сгладили данные, чтобы исправить этот артефакт процесса кодирования.

Сглаживание было выполнено с помощью метода сглаживания LOESS [42], который является наиболее распространенным методом, используемым для сглаживания временных рядов с шумами. Лёсс сглаживает, проводя локальную регрессию вокруг каждой оценки временного ряда. Мы сделали это в окне с 20% данных. Окно последовательно перемещается по счетам во временном ряду (т.е., подвижное окно ). Значения в движущемся окне взвешиваются по счету в эту секунду. Таким образом, процесс сглаживания сжимает масштаб мер, следуя общей тенденции данных и, таким образом, защищая временную структуру [65]. Учитывая, что для нашего исследования была важна только временная структура изменений переменных (а не абсолютный уровень переменных), изменение масштаба не поставило под угрозу достоверность текущего анализа. Пример сглаженного временного ряда более низкого порядка (самооценка и автономия) и временного ряда самооценки состояния показан на рисунке 4.Длина временного ряда в нашей выборке составляла секунды ().


3.1.2. Переходы между паттернами высшего порядка (шаги 1b и 1c)

Мы зафиксировали паттерны более высокого порядка повторяющихся аттракторов самооценки и стилей родительского взаимодействия, используя самоорганизующиеся карты Кохонена (SOM; [44]).

(1) Самоорганизующиеся карты Кохонена . Самоорганизующиеся карты Кохонена — это метод интеллектуального анализа данных, который отображает пространственное и временное возникновение структуры во временных последовательных данных.Анализ SOM был выполнен в программе Tanagra 1.4.41 [66], которая представляет собой бесплатное программное обеспечение для сбора данных.

Используя алгоритмы неконтролируемого обучения, SOM составляет карту данных для каждого человека. Карта — это небольшой набор качественно различных «кластеров», которые показывают основную структуру входных данных человека. «Алгоритм обучения без учителя» означает, что кластеры обнаруживаются в рекурсивном процессе с помощью входных данных и, следовательно, не указываются исследователем заранее.Процесс обучения SOM работает путем рекурсивного сравнения пар векторов: эмпирического вектора, представляющего входные данные, и вектора модели (из появляющейся карты). Вектор модели постоянно вычисляется и обновляется на основе значения эмпирического вектора и его положения во временном ряду. Если векторы различаются, вектор модели немного изменяется, чтобы уменьшить несходство. Это повторяется несколько раз, где на каждом шаге эмпирический вектор представляется новому вектору модели, пока карта полностью не представит структуру эмпирических данных.Благодаря этому процессу точность карты постоянно повышается с каждой итерацией, поскольку она «учится» представлять структуру данных. Когда процесс обучения завершен, окончательная карта оптимально представляет организацию данных во времени [44].

Получившаяся карта показывает организацию данных каждого человека как новый выход более высокого порядка, представленный мгновенными переходами между повторяющимися кластерами. Поскольку мы использовали эту технику для фиксации внутрииндивидуальной структуры, у каждого человека есть уникальная карта (т.е., набор кластеров). Кластеры различаются по своему качеству и временным паттернам повторяемости. Что касается качества, каждый кластер определяется переменными (т. Е. Входными данными), которые наиболее заметны в этом конкретном кластере, и отношениями между переменными внутри кластера (см. Приложение для примера качества кластеров для двух лиц. ). Это означает, что каждая переменная может вносить вклад в несколько кластеров на индивидуальной карте, так что каждый кластер представляет разные отношения между одними и теми же переменными.Таким образом, вместо того, чтобы сворачивать «временной» компонент данных и определять статистическое сходство между различными переменными, SOM определяет динамическое соответствие между переменными последовательного времени [67].

Что касается временных паттернов каждого кластера, SOM отслеживает момент времени, когда каждая точка данных попадает в различные кластеры [68]. Следовательно, результирующие кластеры сохраняют «топологическую структуру» (то есть взаимосвязь между точками данных с течением времени ) нетронутой.Из-за этого индивидуальная новая карта включает информацию о том, когда и как долго каждый кластер выражается во временном ряду. Эта информация представлена ​​в виде нового временного ряда (более высокого порядка), созданного для каждого человека. Временные ряды показывают моментальные переходы между отдельными кластерами на протяжении временного промежутка их временного ряда. Это важная информация для текущего исследования, так как нас интересует временной паттерн этих структур более высокого порядка, а не идиосинкразическое качество структур.Эта временная закономерность использовалась для определения временного соответствия изменчивости самооценки состояния на этапе 2 анализа. Временная повторяемость кластеров проиллюстрирована в следующем разделе (на Рисунке 5).

Этот метод был продемонстрирован и описан в De Ruiter et al. [45] как полезный метод для изучения развития многомерных данных в реальном времени на внутрииндивидуальном уровне. Для получения дополнительных сведений об алгоритме SOM и конкретных правилах обучения см. Kohonen [44].

(2) Самоорганизующиеся карты Кохонена в текущем исследовании . В текущем исследовании мы использовали метод SOM, чтобы получить карту более высокого порядка (т. Е. Коллекцию индивидуальных кластеров) каждого подростка с самооффектом, автономией и несогласованностью эмпирического опыта. Эти идиосинкразические карты были нашей операционализацией «аттракторов самооценки подростков», поскольку они выявили качественно разные паттерны низкоуровневых компонентов самооценки подростков, которые самоорганизовались — и неоднократно повторялись — во время взаимодействия (для нашего объяснения, см. «Текущее исследование: эмпирическая проверка взаимодействия между внутренней динамикой и контекстуальными силами»).При проведении SOM исследователь должен определить, сколько кластеров составят карту. Основываясь на выводе Вонга и др. [26] о том, что большинство участников выявили два аттрактора самооценки во время самооценки, мы зафиксировали два аттрактора самооценки (т. Е. Карту, состоящую из двух кластеров) для каждого подростка. Для простоты интерпретации и поскольку содержание аттракторов здесь не актуально, мы называем эти кластеры «аттрактором самооценки 1» и «аттрактором самооценки 2» для каждого подростка.

Напомним, что анализ SOM поддерживает временную структуру возникающих кластеров для каждого человека и отображает эту временную структуру как новый временной ряд. Эти временные ряды включают время и продолжительность переходов между двумя кластерами. Для иллюстрации на рисунке 5 показаны временные ряды аттракторов самооценки для двух разных людей (A и B). Поскольку для данного исследования важны только продолжительность и переходы между отдельными кластерами, мы не включили выходные данные SOM, которые относятся к качеству кластеров (см. Приложение для выходных данных, соответствующих участникам A и B на рисунке 5).

Мы также использовали технику SOM, чтобы получить карту более высокого порядка родительской связности каждого из родителей, управления автономией и родительской бессвязности в собственном опыте. Эти карты были нашей операционализацией «стилей родительского взаимодействия», поскольку они выявили качественно разные паттерны родительского выражения аффекта и поведения по отношению к ребенку во время взаимодействия. Чтобы провести внутриличностное сравнение переходов между стилями родительского взаимодействия и переходами между аттракторами самооценки, мы также захватили два стиля родительского взаимодействия (т.е., карта, состоящая из двух кластеров) для каждого родителя. Мы называем эти два кластера стилем родительского взаимодействия 1 и стилем родительского взаимодействия 2 для каждого родителя.

3.2. Часть 2: Отображение временного соответствия между изменчивостью SSE и паттернами высшего порядка

На этом этапе мы измерили степень совпадения переходов в индивидуальные кластеры и из них (аттракторы самооценки 1 и 2; стили взаимодействия родителей 1 и 2) при специфических изменениях изменчивости государственной самооценки.

Для аттракторов самооценки временное соответствие с изменчивостью SSE относится к уровню «ограничения аттрактора самооценки». Если проявление данного аттрактора самооценки (например, аттрактора самооценки 1) преимущественно соответствовало определенному уровню SSE во время взаимодействия (например, от среднего до высокого), и если уровень SSE оставался относительно стабильным (например, средний до высокого), в то время как этот аттрактор самооценки (т. е. аттрактор самооценки 1) был выражен, мы называем аттракторы самооценки этого подростка имеющими высокий уровень ограничения на изменчивость государственной самооценки.Это соответствует концептуальному представлению о том, что сильные аттракторы оказывают сильное влияние на процессы более низкого порядка и что вариабельность процессов более низкого порядка ограничена, пока аттрактор выражен (см. Текущее исследование: Эмпирическое тестирование взаимодействия между внутренней динамикой и контекстом). Силы).

Для стилей родительского взаимодействия временное соответствие с вариабельностью SSE относится к уровню «родительского возмущения». Если государственный уровень самооценки подростка часто менялся одновременно с изменением стиля родительского взаимодействия и не изменялся, пока проявлялся этот стиль родительского взаимодействия, мы относились к стилям взаимодействия этого родителя как к высокому уровню родительского возмущения.

Методология сетки пространства состояний была использована для отображения этих двух процессов (SSG; Hollenstein, 2013; [47]). Это было сделано в программе GridWare 1.1 (Lamey et al., 2004). SSG отображают динамику двух потоков событий во времени. Чаще всего это делается для потоков поведения между двумя людьми, но может быть сделано для любых двух переменных, которые имеют синхронизированные потоки категориальных данных. Последовательность событий, происходящих между переменными, отображается в реальном времени в сетке, представляющей все возможные комбинации событий.Каждая ячейка сетки представляет собой одновременное пересечение каждой переменной. События для одной переменной отображаются на оси -оси, а события для второй переменной — на оси -оси. Каждый раз, когда происходит изменение какой-либо переменной, новая точка отображается в ячейке, представляющей это совместное событие, и проводится линия, соединяющая новую точку и предыдущую точку. Таким образом, сетка представляет собой последовательность событий системы [69]. Это проиллюстрировано на рисунке 6 с гипотетической переменной 1 (с двумя возможными событиями) на оси -ax и переменной 2 (с пятью возможными событиями) на оси -ax.Каждая точка представляет собой пересечение между переменными 1 и 2 в каждый момент времени с четырьмя событиями, нанесенными на график во времени. Стрелки представляют последовательность шагов, начиная с точки слева.


В текущем исследовании мы использовали SSG, чтобы изучить внутрииндивидуальную динамику между SSE и аттракторами самооценки, а также между SSE и стилем родительского взаимодействия, чтобы определить, соответствует ли во времени изменчивость между двумя потоками. Поэтому мы построили последовательность событий государственной самооценки на оси -оси против последовательности паттернов более высокого порядка (отдельно для аттракторов самооценки черт и для родительских возмущений) на оси .Таким образом, мы сопоставили временное соответствие с изменчивостью самооценки состояния для последовательности состояний аттрактора самооценки и для стилей родительского взаимодействия по отдельности.

Поскольку SSG требовали порядковых данных, было необходимо сначала преобразовать сглаженные временные ряды самооценки состояния (показанные на рисунке 4) в порядковые данные. В соответствии с другими исследованиями, в которых используются SSG [69], мы разделили наши непрерывные данные на пять категорий: очень низкий = 1, низкий = 2, средний = 3, высокий = 4 и очень высокий = 5.Обратите внимание, что абсолютные значения государственной самооценки не являются частью анализа, поскольку мы только исследовали временную структуру переходов с одного уровня на другой. Таким образом, изменение шкалы использования SSG не повлияло на выводы, которые можно сделать.

Помимо графического отображения потока событий между двумя переменными во времени, метод SSG также позволяет количественно оценить характеристики потока событий. Мы использовали SSG для подсчета частоты событий во всех возможных ячейках для каждой отдельной сетки.У каждого человека было две сетки: одна для SSE () против аттракторов самооценки () и одна для SSE () против стилей родительского взаимодействия (). Мы использовали эти частоты для определения степени, в которой каждый уровень государственной самооценки (= очень высокий, высокий, средний, низкий, очень низкий) временно соответствовал каждому кластеру более высокого порядка (= аттрактор самооценки 1 или самоуважение). аттрактор 2 и стиль родительского взаимодействия 1 или стиль родительского взаимодействия 2). Для каждого человека общее количество событий для аттрактора самооценки 2 было вычтено из общего количества событий для аттрактора самооценки 2 на каждом уровне государственной самооценки (см. Рисунок 7).То же самое было сделано для сеток с SSE против стилей родительского взаимодействия. Эти частоты были сделаны пропорциональными общему количеству событий для каждого уровня государственной самооценки ().


Формальный расчет временного соответствия между изменчивостью самооценки состояния и изменчивостью высокого порядка показан в формуле (2). При расчете на основе временного соответствия SSE аттракторам самооценки 1 и 2 он относится к ограничению аттрактора самооценки , при вычислении на основе временного соответствия SSE со стилями взаимодействия родителей 1 и 2, и это относится к родительские возмущения .где — количество раз, когда самооценка штата возникла для каждой ячейки на оси -оси (и где = уровень самооценки штата; т. е., 2, 3, 4, 5), и где — количество раз что каждый кластер более высокого порядка возник для каждой ячейки на оси -оси (где = аттрактор самооценки 1 или стиль родительского взаимодействия 1 и = аттрактор самооценки 2 или стиль родительского взаимодействия 2, в зависимости от того, что рассчитывается). Временное соответствие с SSE варьируется от 0 до 1, где 0 = нет соответствия и 1 = полное соответствие.

Чтобы проиллюстрировать приведенный выше расчет временного соответствия, если «очень низкие» государственные события самооценки () часто происходили, в то время как были выражены оба аттрактора самооценки 1 и 2 (события были рассредоточены по аттракторам самооценки 1 и аттрактор самооценки 2), это указывало бы на низкое временное соответствие между «очень низкой» самооценкой состояния и каким-либо одним конкретным аттрактором. Таким образом, это указывает на то, что аттракторы 1 и 2 самооценки являются слабыми аттракторами.Напротив, если бы события с «очень низкой» самооценкой состояния () часто происходили только с одним из двух аттракторов (например, события были обнаружены только в аттракторе самооценки 1), это указывало бы на то, что имело место высокое временное соответствие между «очень низкой» самооценкой государства и аттрактором 1 самооценки. Таким образом, это предполагает, что аттрактор 1 самооценки является сильным аттрактором. Хотя в этом примере используется только, это было применено для всех уровней самооценки государства (1–5) и для каждого человека в отдельности.

Рисунки 8 (a) и 8 (b) представляют собой примеры эмпирических сеток пространства состояний для двух людей (т.е. выход из программы GridWare). Сетки отображают последовательность событий для аттракторов самооценки () против изменчивости SSE (). На рисунке 8 (a) показан подросток с относительно высоким уровнем ограничения аттрактора самооценки (0,46), а на рисунке 8 (b) показан подросток с относительно низким уровнем ограничения аттрактора самооценки (0,11).

Рисунок 8 (a) показывает, что два аттрактора самооценки различались между уровнями валентности государственной самооценки, где аттрактор самооценки 1 проявлялся исключительно одновременно с высоким и очень высоким уровнями самооценки штата (т.е., ячейки 4 и 5), в то время как аттрактор самооценки 2 проявлялся исключительно в то же время, что и очень низкие и низкие уровни самооценки состояния (т. е. ячейки 1 и 2). Что касается нашей предыдущей формулы для вычисленного ограничения аттрактора самооценки, это означает, что абсолютная разница в количестве наблюдений между аттрактором самооценки 1 () и аттрактором самооценки 2 () относительно высока, что приводит к высокому абсолютному значению. уровень ограничения аттрактора самооценки (0,46). Напротив, Рисунок 8 (b) показывает, что два аттрактора не различали уровни валентности самооценки состояния, где аттракторы 1 и 2 самооценки соответствовали одним и тем же уровням самооценки состояния: очень низкий, низкий и средний. (я.е., ячейки с 1 по 3). Это означает, что абсолютная разница в количестве наблюдений между аттрактором самооценки 1 () и аттрактором самооценки 2 () относительно мала, а также низкий абсолютный уровень ограничения аттрактора самооценки (0,11).

3.3. Часть 3: Тестирование взаимодействия между аттракторными моделями самооценки и родительскими возмущениями

На этом этапе анализа представляло интерес внутреннее сравнение ограничения аттрактора самооценки (т. Е., временное соответствие аттракторов самооценки с вариабельностью SSE) относительно родительских возмущений (то есть временное соответствие стилей родительского взаимодействия с вариабельностью SSE).

Мы разделили выборку подростков на две части (на основе медианного разделения уровня ограничения аттрактора самооценки), чтобы изучить индивидуальные различия в баллах (между уровнем временного соответствия с аттракторами самооценки и взаимодействием с родителями. стилей) для подростков с относительно «сильными» аттракторами самооценки по сравнению с подростками с относительно «слабыми» аттракторами самооценки.Мы назвали группу подростков с «сильными» аттракторами самооценки профилем 1, а группу со «слабыми» аттракторами самооценки — профилем 2.

Внутрииндивидуальные уровни временного соответствия с SSE показаны для самооценки. аттракторы и стили родительского взаимодействия для профиля 1 и профиля 2 на Рисунке 8 ниже. На рисунке показано, что внутрииндивидуальные различия были в ожидаемом направлении как для профиля 1, так и для профиля 2. В частности, для всех подростков в профиле 2 (i.например, относительно «слабые» аттракторы самооценки), индивидуальные уровни родительского возмущения были сильнее, чем индивидуальные уровни сдерживания самооценки. Это соответствует концепции SOSE, согласно которой государственная самооценка будет более уязвима для пертурбаций со стороны социального контекста для людей с более слабыми аттракторами самооценки. Различия в профиле 1 были противоположными: на рисунке 9 показано, что все подростки в профиле 1 (т. Е. «Сильные» аттракторы самооценки), за исключением одного, демонстрируют более высокие уровни временных ограничений для аттракторов самооценки по сравнению с родительскими. стили взаимодействия.Это соответствует предположению SOSE о том, что государственная самооценка будет меньше нарушаться изменениями в социальном контексте для людей с более сильными аттракторами самооценки.


Для подтверждения вышеупомянутых различий мы использовали метод начальной загрузки Монте-Карло. Этот метод сравнивает реальные данные с перестановками данных на основе повторной выборки. При каждой повторной выборке конкретное свойство реальных данных сравнивается со свойством в распределении выборки, где нулевая гипотеза заключается в отсутствии разницы.В текущем исследовании мы использовали 5000 перестановок данных.

Анализ Монте-Карло не основывается на предположениях о популяции, из которой получены данные (таких как нормальность или гомоскедастичность), что делает его подходящим методом для небольших размеров выборки, таких как наша. Поскольку предположений о населении не делается, целью анализа не является оценка характеристик населения в целом. Вместо этого цель состоит в том, чтобы выяснить, могла ли эта конфигурация данных произойти случайным образом или нет.Сделанные выводы, таким образом, связаны с самой выборкой и последствиями, которые она имеет для интересующей нас теории.

Сначала мы проверили гипотезу о том, что среднее ограничение аттрактора самооценки для профиля 1 (()) больше чем для профиля 2 (()), с. Метод Монте-Карло также использовался для проверки гипотезы о том, что средняя сила аттрактора самооценки больше, чем средние родительские возмущения в профиле 1 (()> (), в то время как среднее родительское возмущение больше, чем среднее аттрактор самооценки прочность в профиле 2 (()> (), с.Таким образом, два профиля ограничения аттрактора существенно различались в нашей выборке, и эти два профиля показывают существенно разные отношения с влиянием родительских возмущений.

4. Обсуждение

В этом исследовании мы изучили взаимодействие между внутренней динамикой самооценки подростков и внешними силами на микроуровне (то есть, от момента к моменту). Во-первых, что касается внутренней динамики, мы обнаружили, что наша выборка подростков показала большие вариации в отношении того, насколько ограничивающие «аттракторы самооценки» подростков влияют на изменчивость их государственной самооценки, что указывает на разные уровни силы аттракторов.Образец может характеризоваться профилем «сильного аттрактора» и (существенно отличным) профилем «слабого аттрактора». Наша мера ограничения аттрактора самооценки была основана на том, в какой степени переходы к определенным паттернам, подобным аттракторам самооценки, и от них происходили одновременно с конкретными изменениями в валентности государственной самооценки. Для этого мы использовали наблюдаемые индикаторы самооценки подростков — самооценку и автономные действия — во время взаимодействия родителей и детей.

Это первое открытие обеспечивает доказательство концепции «аттракторов самооценки», описанной в модели самоорганизующейся самооценки (SOSE), а также индивидуальных различий в ландшафтах, которые формируют эти аттракторы.В частности, модель SOSE исходит из точки зрения сложных динамических систем и предполагает, что самооценка лучше всего концептуализируется как система вложенных уровней самооценки (процессы низшего порядка, такие как самооценка состояния, и процессы повторяющихся паттернов более высокого порядка, т.е. аттракторы). Согласно этой модели, у индивидов есть аттракторы самооценки, которые «привлекают» процессы низшего порядка (т. Е. Самооценка государства), где каждый аттрактор самооценки в индивидуальном ландшафте тянет этот процесс более низкого порядка в другом направлении.

В то время как предыдущие исследования нашли доказательства внутренней динамики самооценки [15–17, 43], модель SOSE предполагает, что эта внутренняя динамика определенно проистекает из влияния различных аттракторов самооценки на изменчивость государственной самооценки. Таким образом, самооценка рассматривается как своего рода привычка или тенденция, в которую человек с большей вероятностью впадет в отношении своего постоянного переживания себя, по сравнению с альтернативными потенциальными тенденциями.

Модель SOSE предполагает, что аттракторы самооценки могут закрепиться со временем, если их часто «посещают», и что люди, таким образом, будут различаться по степени закрепления их аттракторов самооценки.Лица с более укоренившимися аттракторами самооценки испытывают больше ограничений (то есть больше притяжения) в своих государственных процессах самооценки. Наша выборка подтверждает это предположение относительно индивидуальных различий в том, насколько укоренились аттракторы самооценки, о чем свидетельствуют различные уровни ограничения государственной самооценки. Вариация, обнаруженная в нашей выборке, также свидетельствует о чувствительности нашей меры «ограничения аттрактора».

Этот результат согласуется с предыдущими исследованиями, которые выявили индивидуальные различия в том, насколько стабильна самооценка и насколько резко меняется самооценка, где более нестабильная самооценка связана с отсутствием четкого самоощущения, которое обеспечивает стабильную основу. ссылки на переживания себя (т.е., низкая ясность самооценки ; Незлек и Плеско, 2001; [16]). С точки зрения сложных динамических систем это можно интерпретировать как указание на то, что отсутствие четкого ощущения себя указывает на слабые аттракторы, поскольку они не обеспечивают большой стабильности личному опыту людей [16, 26, 70].

В этих предыдущих исследованиях изучалась изменчивость самооценки как единый процесс и связанные характеристики этого процесса с уровнями ясности самооценки. В то время как ясность Я-концепции теоретически указывала на что-то об аттракторных ландшафтах индивидов (где низкая ясность Я-концепции может быть концептуально аналогична наличию слабых аттракторов; [16]), наше исследование является первым, изучающим моментальную ассоциацию между двумя вложенными, но отдельными процессами самооценки: аттракторами самооценки и изменчивостью государственной самооценки.

Наш второй вывод обеспечивает конвергентную достоверность концептуализации «аттракторов самооценки». Если паттерны более высокого порядка, измеренные в нашем исследовании, действительно могут быть концептуализированы как «аттракторы», эти паттерны должны демонстрировать дополнительные свойства аттракторов. Мы нашли доказательства этому. В частности, аттракторы самооценки, которые характеризовались как относительно сильных против слабых (на основе их внутренней динамики), продемонстрировали ключевое свойство сильных против слабых аттракторов, соответственно, на основе их взаимодействия с внешними силами.Мы обнаружили, что потенциальные внешние возмущения (происходящие из-за изменений в стилях родительского взаимодействия) на самооценку состояния были на слабее, чем на , чем внутренняя динамика (т. Е. Ограничение аттракторов самооценки на самооценку государства) для подростков в профиле, характеризующемся сильные аттракторы самооценки. Напротив, потенциальные внешние возмущения (происходящие из-за изменений в стилях родительского взаимодействия) на самооценку государства были на более сильными, чем на , чем внутренняя динамика (т.е., принужденность аттракторов самооценки к самооценке государства) для подростков профиля, характеризующегося слабыми аттракторами самооценки. Это обеспечивает прямую поддержку предсказания, что «сильные» аттракторы допускают меньшее количество возмущений от внешних сил, в то время как «слабые» аттракторы допускают больше возмущений на самооценку состояния от внешних сил [19].

Это важный вывод, так как ранее было показано, что ежедневный опыт самооценки демонстрирует временную закономерность, которая предполагает связь между сохранением предыдущих уровней и адаптацией к новой информации [43].Это предыдущее исследование предполагает, что состояния аттрактора могут лежать в основе сохранения предыдущих уровней и что контекстные пертурбации могут лежать в основе адаптации в новых направлениях [43]. Однако эти лежащие в основе механизмы не были открыто задействованы или протестированы.

Таким образом, наше исследование расширяет предыдущие исследования, явно измеряя ограничение аттрактора и изучая его временную связь (на внутриличностном уровне) с самооценкой государства. Таким образом, это была первая попытка явно проверить взаимосвязь между состояниями аттрактора и контекстными возмущениями.Принимая новые методологические шаги, наши открытия, таким образом, вносят свой вклад в линию появляющихся исследований, которые в совокупности поддерживают идею о том, что у людей есть аттракторы собственного опыта, и что эти аттракторы могут обеспечить стабильность индивидуальному восприятию себя, в зависимости от того, насколько сильны эти аттракторы. равны [16, 26, 70].

4.1. Значение для онтологии самооценки

Текущие результаты очень важны для давних дебатов о том, лучше ли концептуализировать самооценку как стабильную черту или как переменную состояние [71, 72].Недавние исследования уводят эту дискуссию от точки зрения «либо, либо», показывая, что самооценка состоит из и относительно стабильного (но медленно развивающегося) элемента признака и элемента изменчивого состояния [12, 13, 73]. Наши результаты согласуются с этим предположением и идут дальше, описывая точную природу стабильного компонента и переменного компонента, а также механизма, лежащего в основе их взаимосвязи.

В частности, давно предполагается, что государственная самооценка колеблется около «базового» уровня в состоянии покоя [8].Это имеет важные последствия для концептуализации стабильного компонента самооценки и переменного компонента. Во-первых, стабильный компонент самооценки обычно рассматривается как базовый уровень, который информативен как описание центральной тенденции человека. Это демонстрируется, когда повторяющиеся измерения государственной самооценки усредняются, чтобы получить меру «истинного» уровня самооценки человека (то есть черты самооценки) [5].

Наши результаты показывают, что «стабильный» компонент самооценки — это не базовый уровень покоя, а динамический механизм .Аттракторные состояния самооценки обеспечивают стабильность государственных переживаний самооценки, привлекая будущие государственные переживания самооценки в направлении ранее разработанных паттернов самооценки. Хотя качество этих состояний аттрактора (например, положительная или отрицательная самооценка) может быть информативным о склонности человека к самооценке, наша альтернативная концептуализация предполагает, что этот стабильный компонент — больше, чем описание этой тенденции.

Далее, общая концептуализация самооценки имеет важные последствия для концептуализации вариативного компонента самооценки (т.э., самооценка государства). В частности, обычно предполагается, что колебания самооценки состояния происходят в ответ на «поступающую информацию, относящуюся к реляционной оценке» ([9], стр. 2). Таким образом, колебания самооценки в штатах рассматриваются как «субъективный показатель или маркер степени, в которой индивид включен или исключен другими людьми» ([10], стр. 519), где «сигналы, которые указывают на высокую оценку отношений. повышают самооценку государства, тогда как сигналы, указывающие на низкую оценку отношений, снижают самооценку государства »([9], с.2). Короче говоря, краеугольным камнем доминирующей концептуализации государственной самооценки является то, что изменчивость государственной самооценки обусловлена ​​внешними социальными силами и что каждое колебание указывает на характеристики непосредственного социального контекста (например, степень исключения).

Наши результаты показывают, что, хотя государственная самооценка является зависимой от социального контекста (в данном случае, родительской поддержки и аффекта во время взаимодействия), степень отзывчивости может частично определяться внутренней динамикой самооценки.Таким образом, изменчивость самооценки со стороны государства является показателем не только «степени, в которой индивид включается или исключается другими людьми» ([10], с. 519), но также и силы состояний аттрактора самооценки индивида. Таким образом, негативное состояние самооценки, например, является не только результатом «сигналов, которые подразумевают низкую оценку отношений» ([9], стр. 2), но также потенциально является результатом тяги к аттрактор отрицательной самооценки.

Взаимодействие между контекстуальными силами и внутренними силами, действующими на самооценку государства, имеет важное значение для понимания роли, которую родители играют конкретно в самооценке подростков.Хотя часто было показано, что родители имеют важное влияние на общий уровень подростков или будущее развитие самооценки (например, [48, 74]), наше исследование вносит вклад в понимание того влияния, которое родители оказывают от момента к моменту. влияют на самооценку подростков. В частности, наши результаты проливают свет на то, почему самооценка некоторых подростков может быть менее восприимчива к поддержке родителей или выраженному аффекту, чем другие, в зависимости от того, насколько их собственные аттракторы самооценки «притягивают» их государственную самооценку. процессы.Если аттракторы самооценки подростков сильно укоренились и сильно ограничивают изменчивость самооценки их состояния, любые умеренные изменения, которые родители вносят в их поведение и эмоциональные выражения во время взаимодействия, могут иметь ограниченное влияние на состояние их ребенка. почитать. Следовательно, хотя родителей можно справедливо поощрять к взаимодействию со своими детьми-подростками таким образом, чтобы демонстрировать большую автономную поддержку и эмоциональную связь [48], эти усилия могут не иметь ожидаемого положительного воздействия на государственную самооценку их ребенка, если ребенок Аттракторы самооценки глубоко укоренились.

4.2. Ограничения и направления на будущее

Изучение причин индивидуальных различий в ограничениях аттрактора самооценки выходит за рамки настоящего исследования. Возможно, эти различия представляют собой относительно стабильные индивидуальные различия (в соответствии с предыдущими предположениями о том, что люди различаются по тому, насколько они основывают свою самооценку на оценке других, например,; [28, 71]). С другой стороны, индивидуальные различия могут также отражать различия в фазах развития самооценки.

Модель SOSE предполагает, что аттракторы самооценки людей значительно меняются во время важных переходных фаз в жизни [19]. В течение этого времени старые аттракторы потенциально заброшены (так что их редко посещают, что делает их более мелкими), и начинают формироваться новые аттракторы. Таким образом, во время такой фазы индивидуальный аттракторный ландшафт состоит из слабых аттракторов, что приводит к большей изменчивости процессов низшего порядка [23].

В соответствии с этим было действительно показано, что государственная самооценка становится более изменчивой во время переходной фазы [12].Поскольку подростковый возраст — это период значительного изменения самооценки [31, 75], вполне вероятно, что подростковый возраст также является периодом, когда аттракторы самооценки реформируются и, таким образом, слабо ограничивают государственную самооценку. Учитывая, что наша выборка состояла из подростков, мы могли ожидать, что подростки в нашей выборке уже вступили в период значительных изменений в развитии самооценки. Однако сам по себе возраст не является хорошим показателем для фаз перехода в развитии [76]. Следовательно, более вероятно, что некоторые подростки уже вступили в такую ​​фазу перехода, а другие — нет (пока).Это могло бы объяснить индивидуальные различия в силе аттрактора в нашей выборке.

Дальнейшие исследования необходимы для тщательного изучения того, в какой степени индивидуальные различия в силе аттракторов являются устойчивыми индивидуальными различиями, и в этом случае связаны ли эти различия с различиями в том, как люди оценивают себя (т. Е. Оценка, основанная на оценках других или нет, например ,; [28, 71]). Возможно, разные способы оценки себя каким-то образом препятствуют закреплению какого-либо конкретного аттрактора самооценки.Для изучения этого необходимы лонгитюдные исследования, поскольку только тогда можно определить, становятся ли состояния аттрактора более слабыми или более сильными с течением времени, когда и для кого.

В нашем исследовании силы аттрактора мы не делали различия между позитивным и негативным стилями родительского взаимодействия. Однако исследования показывают, что влияние негативных событий на самочувствие людей с низкой самооценкой меньше, чем влияние положительных событий на самочувствие людей с высокой самооценкой [28].Если мы предположим, что в основе черты самооценки лежат аттракторы самооценки, эти результаты могут свидетельствовать о том, что у людей с отрицательной самооценкой развиваются более сильные аттракторы самооценки. Таким образом, только небольшой внешний толчок в направлении аттрактора (то есть небольшое негативное событие) приводит к значительному падению самооценки государства. Дальнейшие исследования необходимы, чтобы выяснить, действительно ли негативные аттракторы самооценки легче закрепляются со временем и объясняет ли это более высокую реактивность на негативные повседневные события.

В этом исследовании мы проверили динамическое взаимодействие между несколькими сложными принципами динамических систем, которые ранее не применялись в контексте самооценки, включая ограничение аттрактора и контекстные возмущения. Таким образом, наши операционализации этих конструкций были основаны на союзе между теорией сложных динамических систем и теорией самооценки, а не на ранее проверенных измерениях. Поскольку эти концепции процессов не так легко изучать в психологии, наше исследование иллюстрирует первоначальную попытку сделать это настолько тщательно, насколько это возможно.В будущих исследованиях следует дополнительно изучить эти операционализации и их обоснованность.

Кроме того, настоящее исследование не рассматривает все аспекты, относящиеся к сложной динамической системной концептуализации ландшафтов аттракторов. В частности, индивидуальный ландшафт аттракторов характеризуется аттракторами и , репеллерами, где репеллеры определяют границы между аттракторами, которых система избегает и которых не может легко достичь (так что потребуется относительно большое количество энергии) или поддержать (так что относительно при достижении возникнет большая нестабильность) . Настоящее исследование сосредоточено на аттракторах, потому что понятие аттракторов более прямо поддается теории самооценки (т.е. где самооценка — как черта — также характеризуется как особая склонность к самооценке, к которой привлекает индивид. ). По этой причине аттракторы также занимают центральное место в модели самоорганизующейся самооценки, которая составляет основу настоящего исследования. Однако представление о том, что можно избежать некоторого переживания чувства собственного достоинства, — это еще одна область, требующая дополнительных исследований.Wong et al. [26], например, исследовали это, исследуя крайне нестабильные точки самооценки. Дальнейшие исследования необходимы для дальнейшего изучения динамики репеллеров самооценки путем изучения как энергии, необходимой для достижения таких точек, так и уровня стабильности, наблюдаемого, если эти точки будут достигнуты.

5. Заключение

Изменчивость государственной самооценки является важной характеристикой самооценки, но источник этой изменчивости не совсем понятен. Сильной стороной настоящего исследования является использование диадических данных в реальном времени и анализа временных рядов.Это позволило нам исследовать временную динамику между изменчивостью состояния самооценки подростков, выражением их аттракторов самооценки и родительскими возмущениями. При этом мы обнаружили, что подростки демонстрировали аттракторные модели самооценки. Для некоторых подростков эти аттракторы самооценки были «сильными», а для других — «слабыми», что определялось уровнем ограничений, которые они испытывали на процессах самооценки более низкого порядка (т. Е. Государственной самооценке).Таким образом, люди различались по характеру внутренней динамики самооценки. Для подростков с «сильными» аттракторами самооценки мы обнаружили, что родительские возмущения на государственную самооценку были на слабее, чем на , чем их аттракторы самооценки. Для подростков со «слабыми» аттракторами самооценки мы обнаружили, что родительские возмущения были на более сильными, , чем их аттракторы самооценки.

Эти данные приближают нас к пониманию того, как процесс государственной самооценки подростков формируется от момента к моменту во время взаимодействия родителей и детей.Путем явного изучения внешних сил со стороны родителей и подростков, сдерживающих аттрактор, действующих на самооценку государства, это исследование помогает объединить две точки зрения на самооценку: общий подход, подчеркивающий роль социальных сигналов [10], и новые исследования. которые подчеркивают роль внутренней динамики [15–17, 26, 43, 77]. Таким образом, это исследование способствует более детальной концептуализации переменных и стабильных компонентов самооценки.

Это исследование обеспечивает поддержку онтологии самооценки как сложной динамической системы и закладывает основу для будущих исследований с целью дальнейшего изучения механизмов, лежащих в основе процессов самооценки.Эмпирически проиллюстрировав эти механизмы, мы надеемся, что наше исследование побудит исследователей социальных наук к дальнейшему изучению последствий концептуализации самооценки и связанных с ней понятий (таких как личность, отношения и т. Д.) С точки зрения сложной динамической системы.

Приложение

Рисунок 5 демонстрирует, как люди могут различаться в отношении временного паттерна изменчивости между аттракторами самооценки 1 и 2. Помимо временной изменчивости между аттракторами самооценки, аттракторы самооценки различались по содержанию, оба внутри и между людьми, в отношении веса эмоционального и поведенческого переживаний самого себя, а также положительности или отрицательности различных показателей.Для иллюстрации характеристики двух аттракторов самооценки для участников A и B (из рисунка 5) показаны в таблице 1. В таблице показан процент времени, в течение которого каждый аттрактор самооценки проявлялся во всем диадическом взаимодействии для каждый человек. Степень, в которой каждый аттрактор самооценки характеризовалась каждой эмпирической переменной, указывается тестовым значением (для получения дополнительной информации см. Учебное пособие «Понимание критерия« тестового значения »», предоставленное Tanagra (http: // учебники по интеллектуальному анализу данных.blogspot.nl/2009/05/understanding-test-value-criterion.html)).

13,47 SE = чувство собственного достоинства.


Участник A Участник B
Процент времени, выраженный SE 9002 SE
Аттрактор SE 2 Аттрактор 2
(58,2%) (41,8%) (27,4%) (72.6%)

Характеристики сети тестовых значений
Самовлияние 17,19 −17,19 9,14 −9,14887 17,30 −17,30
Эмпирическая несогласованность −10,9 10,9 4,65 −4,65


Тестовое значение показывает, какой вес имеет каждый компонент при определении выражения этого конкретного аттрактора самооценки, где более высокие абсолютные значения указывают на более высокий вес. Значение теста выводится на основе статистического внутрииндивидуального теста сравнения средних (среднее значение по всему временному ряду по сравнению со средним значением в течение периода, в течение которого активен конкретный кластер). Для каждого аттрактора самооценки компонент с наивысшим абсолютным тестовым значением — это компонент, который — при испытании (с соответствующей валентностью) — с наибольшей вероятностью вызовет проявление этого конкретного аттрактора.Например, для участника A аттрактор самооценки 1 был вероятен, когда был испытан положительный самоаффект, учитывая, что самооценка имела наивысшее абсолютное тестовое значение (тест), и вероятно, что аттрактор самооценки 2 был инициирован при отрицательном самовоздействии (тест). Для участника B валентность автономных переживаний была самой важной (тест и −17,30 для аттракторов самооценки 1 и 2, соответственно).

Поскольку мы определили два аттрактора для каждого индивидуума, возникающие аттракторы запускались противоположными уровнями каждого компонента (т.е., аффект, автономия и несогласованность эмпирического опыта). Это можно увидеть в Таблице 1, где (внутри каждого индивидуума) тестовые значения сетевых характеристик для аттрактора 1 были противоположны по валентности таковым для аттрактора 2. Абсолютные значения тестовых значений различались между людьми, однако, указывая на промежуточное значение. индивидуальная разница в весе в отношении различных компонентов собственного опыта.

Доступность данных

Исходный видеоматериал и файлы Excel хранятся на защищенном сетевом диске Университета Гронингена (хранилище данных UWP), доступ к которому есть только у меня и менеджера данных.Это хранилище защищено и надежно и соответствует политике исследовательских данных Университета Гронингена. Анонимные данные могут быть доступны для повторного использования с помощью DANS (Data Archiving and Networked Services) по запросу.

Этическое одобрение

Все процедуры соответствовали этическим стандартам Психологического комитета по этике Университета Гронингена в Нидерландах.

Согласие

Информированное согласие было получено от всех индивидуальных участников исследования.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

Влияние ориентации на социальное сравнение на психологическое благополучие в социальных сетях: последовательное посредничество воспринимаемой социальной поддержки и самооценки

  • Андерсон, Дж. К., и Гербинг, Д. У. (1988). Моделирование структурным уравнением на практике: обзор и рекомендуемый двухэтапный подход. Психологический бюллетень, 103 (3), 411–423.

    Артикул Google Scholar

  • Багоцци, Р. П., и Йи, Ю. (2012). Спецификация, оценка и интерпретация моделей структурных уравнений. Журнал Академии маркетинговых наук, 40 (1), 8–34.

    Артикул Google Scholar

  • Битон Д., Бомбардье К., Гийемен Ф. и Ферраз М. Б. (2002). Рекомендации по межкультурной адаптации показателей состояния здоровья. Нью-Йорк: Американская академия хирургов-ортопедов, 12 , 1–9.

    Google Scholar

  • Бер Д. (2017). Оценка использования обратного перевода: недостатки обратного перевода как метода проверки качества. Международный журнал методологии социальных исследований, 20 (6), 573–584.

    Артикул Google Scholar

  • Березань, О., Кришен, А.С., Агарвал С. и Кахру П. (2020). Изучение одиночества и социальных сетей: рецепты гедонистического благополучия на Facebook. Журнал бизнес-исследований, 115 , 258–265.

    Артикул Google Scholar

  • Бранденберг, Г., Озимек, П., Бирхофф, Х. В., и Янкер, К. (2019). Связь между интенсивностью использования личных и профессиональных социальных сетей, социальным сравнением, самооценкой и депрессивными тенденциями в свете саморегуляции. Поведение и информационные технологии, 38 (6), 578–591.

    Артикул Google Scholar

  • Брислин, Р. У. (1970). Обратный перевод для кросс-культурных исследований. Журнал кросс-культурной психологии, 1 (3), 185–216.

    Артикул Google Scholar

  • Бум, К. Х. и Чон, И. К. (2016). Структурные отношения между социальной поддержкой студентов и их самооценкой, депрессией и счастьем. Социальное поведение и личность: Международный журнал, 44 (11), 1761–1774.

    Артикул Google Scholar

  • Берк, Т. Дж., И Рейнс, С. А. (2019). Парадоксальные результаты наблюдения за поведением других людей в социальных сетях: посты друзей о упражнениях, отношение к упражнениям и беспокойство по поводу веса. Health Communication, 34 (4), 475–483.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Бернелл, К., Джордж, М. Дж., Воллет, Дж. У., Эренрайх, С. Э., и Андервуд, М. К. (2019). Пассивное использование социальных сетей и благополучие: посредническая роль социального сравнения и страх упустить. Киберпсихология: журнал психосоциальных исследований киберпространства , 13 (3), статья 5. https://doi.org/10.5817/CP2019-3-5.

  • Буунк, А. П., и Гиббонс, Ф. X. (2006). Ориентация на социальное сравнение: новый взгляд на тех, кто любит и тех, кто не сравнивает с другими.В S. Guimond (ред.), Социальное сравнение и социальная психология: понимание познания, межгрупповых отношений и культуры (стр. 15–32). Издательство Кембриджского университета.

  • Бирн, Б. М. (2013). Моделирование структурным уравнением с помощью EQS: основные концепции, приложения и программирование. Рутледж.

  • Коэн, С., и Уиллс, Т.А. (1985). Стресс, социальная поддержка и гипотеза буферизации. Психологический бюллетень, 98 (2), 310–357.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Коэн, С., Мермельштейн, Р., Камарк, Т., и Хоберман, Х. М. (1985). Измерение функциональных компонентов социальной поддержки. В Социальная поддержка: теория, исследования и приложения (стр. 73–94). Спрингер, Дордрехт.

  • Дэвис, Т. (2019). Что такое благополучие? Определение, типы и навыки благополучия. Психология сегодня . Получено с: https://www.psychologytoday.com/gb/blog/click-here-happiness/201901/what-is-well-being-definition-types-and-well-being-skills

  • Denti , Л., Барбопулос, И., Нильссон, И., Холмберг, Л., Тулин, М., Вендеблад, М., и Давидссон, Э. (2012). Крупнейшее шведское исследование Facebook. Гётеборг, Швеция: Гётеборгский научно-исследовательский институт, Школа бизнеса, экономики и права, Гётеборгский университет.

  • Дессарт, Л., Велуцу, К., и Морган-Томас, А. (2015). Вовлечение потребителей в онлайн-сообщества брендов: перспектива социальных сетей. Journal of Product & Brand Management, 24 (1), 28–42.

    Артикул Google Scholar

  • Эллисон, Н.Б., Стейнфилд К. и Лампе К. (2007). Преимущества «друзей» Facebook: социальный капитал и использование студентами колледжей сайтов социальных сетей. Журнал компьютерных коммуникаций, 12, (4), 1143–1168.

    Артикул Google Scholar

  • Фан, X., Deng, N., Dong, X., Lin, Y., & Wang, J. (2019). Влияет ли самопрезентация других людей в социальных сетях на субъективное благополучие человека? Модерируемая модель посредничества. Телематика и информатика, 41, , 86–102.

    Артикул Google Scholar

  • Файнштейн, Б. А., Хершенберг, Р., Бхатиа, В., Латак, Дж. А., Мьюли, Н., и Давила, Дж. (2013). Негативное социальное сравнение в Facebook и депрессивные симптомы: руминация как механизм. Психология массовой медиа культуры, 2 (3), 161–170.

    Артикул Google Scholar

  • Фестингер, Л.(1954). Теория процессов социального сравнения. Human Relations, 7 (2), 117–140.

    Артикул Google Scholar

  • Фиоре Дж., Беккер Дж. И Коппель Д. Б. (1983). Взаимодействие в социальных сетях: буфер или стресс. Американский журнал общественной психологии, 11 (4), 423–439.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Форнелл, К., И Ларкер Д. Ф. (1981). Модели структурных уравнений с ненаблюдаемыми переменными и ошибкой измерения: алгебра и статистика. Журнал маркетинговых исследований, 18 (3), 382–388.

    Артикул Google Scholar

  • Гао, Дж., Чжэн, П., Цзя, Ю., Чен, Х., Мао, Ю., Чен, С., Ван, Ю., Фу, Х., и Дай, Дж. ( 2020). Проблемы психического здоровья и воздействие социальных сетей во время вспышки COVID-19. Plos one , 15 (4), e0231924.Источник: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0231924.

  • Гиббонс, Ф. X., & Buunk, Б. П. (1999). Индивидуальные различия в социальном сравнении: Разработка шкалы ориентации на социальное сравнение. Журнал личности и социальной психологии, 76 (1), 129–142.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Гиббонс, Ф. X. (1986). Социальное сравнение и депрессия: влияние компании на страдания. Журнал личности и социальной психологии, 51 (1), 140–148.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Гиббонс, Ф. X., и Джеррард, М. (1989). Влияние восходящего и нисходящего социального сравнения на состояние настроения. Журнал социальной и клинической психологии, 8 (1), 14–31.

    Артикул Google Scholar

  • Гилберт, Д. Т., Гислер, Р.Б. и Моррис К. А. (1995). Когда возникают сравнения. Журнал личности и социальной психологии, 69 (2), 227–236.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Гонсалес, А. Л., и Хэнкок, Дж. Т. (2011). Зеркало, зеркало на моей стене в Facebook: влияние Facebook на самооценку. Киберпсихология, поведение и социальные сети, 14 (1–2), 79–83.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Грив, Р., И Уоткинсон, Дж. (2016). Психологические преимущества аутентичности на Facebook. Киберпсихология, поведение и социальные сети, 19, (7), 420–425.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Хаферкамп Н. и Кремер Н. К. (2011). Социальное сравнение 2.0: Изучение влияния онлайн-профилей на сайтах социальных сетей. Киберпсихология, поведение и социальные сети, 14 (5), 309–314.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Волос, Дж.Ф., Блэк, В. К., Бабин, Б. Дж., Андерсон, Р. Э. и Татхам, Р. Л. (1998). Многомерный анализ данных (Том 5, № 3, стр. 207–219) . Река Верхнее Седл: зал Прентис.

    Google Scholar

  • Хейс, А. Ф. (2017). Введение в посредничество, модерацию и анализ условных процессов: подход, основанный на регрессии. Публикации Гилфорда.

  • Хельгесон, В. С., и Микельсон, К. Д. (1995). Мотивы для социального сравнения. Бюллетень личности и социальной психологии, 21 (11), 1200–1209.

    Артикул Google Scholar

  • Хиггинс, Э. Т. (1987). Само-несоответствие: теория, связывающая себя и аффект. Психологический обзор, 94 (3), 319–340.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Хиггинс, Э. Т., Бонд, Р. Н., Кляйн, Р., и Штрауман, Т.(1986). Само-несоответствие и эмоциональная уязвимость: как влияют масштабы, доступность и тип несоответствия. Журнал личности и социальной психологии, 51 (1), 5–15.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Хо Х. и Ито К. (2019). Ориентация на потребление на сайтах социальных сетей: нежелательное влияние на личное благополучие. Европейский журнал маркетинга, 53 (7), 1355–1377.

    Артикул Google Scholar

  • Холленбо, Э. Э., и Феррис, А. Л. (2014). Самораскрытие Facebook: изучение роли черт характера, социальной сплоченности и мотивов. Компьютеры в поведении человека, 30, , 50–58.

    Артикул Google Scholar

  • Хонг, С., Джанг, М. Р., Ли, Н., & Уайз, К. Р. (2020). Вы фильтруете, кто вы есть ?: Чрезмерная самопрезентация, социальные сигналы и пользовательские оценки селфи в Instagram. Компьютеры в поведении человека, 104 , 106159. https://doi.org/10.1016/j.chb.2019.106159.

    Артикул Google Scholar

  • Хант, М. Г., Маркс, Р., Липсон, К., & Янг, Дж. (2018). Больше никаких FOMO: ограничение социальных сетей уменьшает одиночество и депрессию. Журнал социальной и клинической психологии, 37 (10), 751–768.

    Артикул Google Scholar

  • Икиз, Ф.Э. и Чакар Ф. С. (2010). Воспринимаемая социальная поддержка и чувство собственного достоинства в подростковом возрасте. Процедурные социальные и поведенческие науки, 5 , 2338–2342.

    Артикул Google Scholar

  • Янг К., Парк Н. и Сонг Х. (2016). Социальное сравнение на Facebook: его предшественники и психологические результаты. Компьютеры в поведении человека, 62 , 147–154.

    Артикул Google Scholar

  • Кейн, Л., & Эшбо, А. Р. (2017). Простое и параллельное посредничество: учебное пособие по изучению чувствительности к тревоге, поиску ощущений и пола. Количественные методы психологии, 13 (3), 148–165.

    Артикул Google Scholar

  • Ким, Д. Х., Хетче, М., и Спиллер, Л. (2019). Включение сторонних онлайн-сертификатов в маркетинговый курс: влияние стиля обучения на отзывы студентов. Обзор маркетингового образования, 29 (3), 193–206.

    Артикул Google Scholar

  • Ким, М. С., Ким, Х. У., и Ча, К. Х. (2001). Анализ конструкта психологического благополучия (PWB) взрослых корейских мужчин и женщин. Корейский журнал социальной психологии и психологии личности, 15 (2), 19–39.

    Google Scholar

  • Ким Ю., Сон Д. и Чой С. М. (2011). Культурные различия в мотивации использования сайтов социальных сетей: сравнительное исследование американских и корейских студентов колледжей. Компьютеры в поведении человека, 27 (1), 365–372.

    Артикул Google Scholar

  • Ким Ю. (2019). Отчет KISDI STAT, 19–10. Источник: https://stat.kisdi.re.kr/MediaStat/Library/Library_detail1.aspx?MENU_ID=233&Division=1&seq=2466

  • Китаяма, С., Парк, Х., Севинсер, АТ, Карасава, М., & Ускул, А.К. (2009). Культурный анализ задачи имплицитной независимости: сравнение Северной Америки, Западной Европы и Восточной Азии. Журнал личности и социальной психологии, 97 (2), 236–255.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Конг, Ф., Дин, К., и Чжао, Дж. (2015). Отношения между благодарностью, самооценкой, социальной поддержкой и удовлетворенностью жизнью среди студентов бакалавриата. Журнал исследований счастья, 16 (2), 477–489.

    Артикул Google Scholar

  • Краснова, Г., Веннингер, Х., Виджая, Т., и Буксманн, П. (2013). Зависть на Facebook: скрытая угроза удовлетворению жизнью пользователей? P из материалов 11-й международной конференции по Wirtschaftsinformatik. Университет Лейпцига, Германия. Источник: https://boris.unibe.ch/47080/1/WI%202013%20Final%20Submission%20Krasnova.pdf

  • Krause, HV, Baum, K., Baumann, A., & Krasnova, H . (2019). Объединение пагубных и положительных эффектов использования сайта социальной сети на самооценку: систематический обзор литературы.Психология СМИ, 1–38. Источник: https://www.tandfonline.com/doi/pdf/10.1080/15213269.2019.1656646?needAccess=true

  • Кусс, Д. Дж., И Гриффитс, М. Д. (2011). Социальные сети в Интернете и зависимость — обзор психологической литературы. Международный журнал исследований окружающей среды и общественного здравоохранения, 8 (9), 3528–3552.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Лай, А.(2017). Потребитель, ориентированный на ценности. Forbes. Источник: https://www.forbes.com/sites/forrester/2017/03/22/the-values-based-consumer/#6c72895223af

  • Lee, E., Ahn, J., & Kim, YJ (2014a). Личностные качества и самопрезентация в Facebook. Личность и индивидуальные различия, 69 , 162–167.

    Артикул Google Scholar

  • Ли, К., Диксон, Д. А., Конли, К. С., и Холмбек, Г.Н. (2014). Более пристальный взгляд на самооценку, воспринимаемую социальную поддержку и стратегию выживания: проспективное исследование депрессивной симптоматики при переходе в колледж. Журнал социальной и клинической психологии, 33 (6), 560–585.

    Артикул Google Scholar

  • Ли, Х. Э., и Чо, Дж. (2019). Использование социальных сетей и благополучие людей с ограниченными физическими возможностями: влияние использования социальных сетей и онлайн-сообщества на социальную поддержку, депрессию и психологический настрой. Health Communication, 34 (9), 1043–1052.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Ли, Дж. К., Хансен, С. С., и Ли, С. Ю. (2018). Влияние самосогласования личности бренда на вовлеченность бренда и намерение совершить покупку: регулирующая роль самооценки в Facebook. Современная психология, 1–13.

  • Ли, С. Л., Ким, Дж., Голден, К. Дж., Ким, Дж. Х., и Парк, М. С. А. (2016). Межкультурное исследование интенсивности использования социальных сетей и управления межличностными отношениями в Интернете: роль культуры и автономного самоконструирования. Frontiers in Psychology, 7 (376), 1–12. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2016.00376.

    Артикул Google Scholar

  • Ли, С. Ю. (2014). Как люди сравнивают себя с другими в социальных сетях? Пример Facebook. Компьютеры в поведении человека, 32, , 253–260.

    Артикул Google Scholar

  • Лиан, С. Л., Сан, Х. Дж., Ян, Х. Дж., И Чжоу, З. К. (2018). Влияние активного использования подростками социальных сетей на удовлетворенность жизнью: последовательные посреднические роли положительной обратной связи и уверенности в отношениях. Текущая психология , 1-9. Источник: https://doi.org/10.1007/s12144-018-9882-y.

  • Лин, С., Лю, Д., Лю, В., Хуэй, К., Кортина, К. С., и Ю, X. (2018). Опосредованное влияние ясности самооценки на взаимосвязь между пассивным использованием сайтов социальных сетей и субъективным благополучием.Современная психология, 1–8.

  • Лин, С., Лю, Д., Ниу, Г., и Лонгобарди, К. (2020). Активное использование сайтов социальных сетей и одиночество: посредническая роль социальной поддержки и самооценки. Современная психология, 1–8.

  • Линь X., Чжан Д. и Ли Ю. (2016). Определение размеров социальной поддержки на сайтах социальных сетей и их эффектов: сравнительная модель. Компьютеры в поведении человека, 58, , 421–430.

    Артикул Google Scholar

  • Лю Д., Баумейстер, Р.Ф., Ян, К.С., и Ху, Б. (2019). Использование цифровых средств коммуникации и психологическое благополучие: метаанализ. Журнал компьютерных коммуникаций, 24 (5), 259–273.

    Артикул Google Scholar

  • Лю Д., Райт К. Б. и Ху Б. (2018). Мета-анализ использования социальных сетей и социальной поддержки. Компьютеры и образование, 127 , 201–213.

    Артикул Google Scholar

  • Ло, Дж.(2019). Изучение буферного эффекта социальной поддержки для одиноких и эмоционально нестабильных пользователей социальных сетей. Компьютеры в поведении человека, 90 , 103–116.

    Артикул Google Scholar

  • Ло, Дж., Го, К., и Брэдли, Б. (2018). Буферный эффект получения социальной поддержки на истощение и удовлетворение в социальных сетях: исследовательское исследование одиноких и эмоционально нестабильных. Материалы 51-й Гавайской международной конференции по системным наукам , 2098 2109 . Источник: https://aisel.aisnet.org/hicss-51/dsm/dsm_and_communities/6/

  • Маркус, Х. Р., Китайма, С. (1991). Культура и личность: последствия для познания, эмоций и мотивации. Психологический обзор, 98 (2), 224–253.

    Артикул Google Scholar

  • Мартинес-Марти, М. Л., и Рух, В. (2017). Сильные стороны характера предсказывают стойкость помимо положительного аффекта, самоэффективность, оптимизм, социальную поддержку, самооценку и удовлетворенность жизнью. Журнал позитивной психологии, 12 (2), 110–119.

    Артикул Google Scholar

  • Маццони, Э., Байокко, Л., Канната, Д., и Димас, И. (2016). Интернет — вишенка на вершине или костыль? Офлайн-социальная поддержка в качестве модератора результатов онлайн-социальной поддержки при проблемном использовании Интернета. Компьютеры в поведении человека, 56, , 369–374.

    Артикул Google Scholar

  • Мейер, А., & Шефер, С. (2018). Положительная сторона социального сравнения на сайтах социальных сетей: как зависть может вдохновлять в Instagram. Киберпсихология, поведение и социальные сети, 21 (7), 411–417.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Meeus, A., Beullens, K., & Eggermont, S. (2019). Как я (пожалуйста?): Подключение самопрезентации в Интернете к самооценке детей дошкольного и раннего подросткового возраста. Новые СМИ и общество, 21 (11–12), 2386–2403.

    Артикул Google Scholar

  • Менг, Дж., Мартинес, Л., Холмстрем, А., Чанг, М., и Кокс, Дж. (2017). Исследование сайтов социальных сетей и социальной поддержки с 2004 по 2015 годы: повествовательный обзор и направления будущих исследований. Киберпсихология, поведение и социальные сети, 20 (1), 44–51.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Мунар, А.М., и Якобсен, Дж. К. С. (2014). Мотивы для обмена туристическим опытом через социальные сети. Управление туризмом, 43 , 46–54.

    Артикул Google Scholar

  • Набити-Гровер, Т., Чунг, К. М., и Тэтчер, Дж. Б. (2020). Наизнанку и снаружи: как пандемия COVID-19 влияет на самораскрытие информации в социальных сетях. Международный журнал управления информацией , 102188. Получено с: https: // doi.org / 10.1016 / j.ijinfomgt.2020.102188.

  • Ню, Г. Ф., Ло, Й. Дж., Сун, Х. Дж., Чжоу, З. К., Ю, Ф., Ян, С. Л., и Чжао, Л. (2018). Использование Qzone и депрессия среди китайских подростков: модель умеренного посредничества. Журнал аффективных расстройств, 231 , 58–62.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Орт, У., Маес, Дж., И Шмитт, М. (2015). Развитие самооценки на протяжении всей жизни: продольное исследование с большой выборкой из Германии. Психология развития, 51 (2), 248–259.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Озимек, П., Бирхофф, Х. В., и Ханке, С. (2018). Уязвимые нарциссы получают больше выгоды от использования Facebook, чем грандиозные нарциссы? Исследование нарциссического использования Facebook в свете теории саморегулирования и социального сравнения. Личность и индивидуальные различия, 124, , 168–177.

    Артикул Google Scholar

  • Парк, С. Ю., и Бэк, Ю. М. (2018). Два лица социального сравнения в Facebook: взаимодействие между ориентацией на социальное сравнение, эмоциями и психологическим благополучием. Компьютеры в поведении человека, 79 , 83–93.

    Артикул Google Scholar

  • Фу, Б., и Гоу, А. Дж. (2019). Использование Facebook и его связь с субъективным счастьем и одиночеством. Компьютеры в поведении человека, 92, , 151–159.

    Артикул Google Scholar

  • Порнсакулванич, В. (2017). Личность, отношение, социальное влияние и использование социальных сетей, позволяющие прогнозировать социальную поддержку в Интернете. Компьютеры в поведении человека, 76 , 255–262.

    Артикул Google Scholar

  • Пауэлл, Э., Ван-Холл, Дж., Баннистер, Дж.А., Колера, Э., Лопес, Ф. Г. (2018). Безопасность привязанности и социальные сравнения как предикторы проблем с изображением тела пользователей Pinterest. Компьютеры в поведении человека, 83 , 221–229.

    Артикул Google Scholar

  • Проповедник, К. Дж., Ракер, Д. Д., и Хейс, А. Ф. (2007). Рассмотрение гипотез модерируемого посредничества: теория, методы и рецепты. Многомерное исследование поведения, 42, (1), 185–227.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Reer, F., Tang, W. Y., & Quandt, T. (2019). Психосоциальное благополучие и участие в социальных сетях: посреднические роли ориентации на социальное сравнение и страха упустить. Новые СМИ и общество, 21 (7), 1486–1505.

    Артикул Google Scholar

  • Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростков .Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Книга Google Scholar

  • Розенталь-фон дер Пюттен, А. М., Хасталл, М. Р., Кохер, С., Меске, К., Генрих, Т., Лабренц, Ф., & Окленбург, С. (2019). «Нравится» как социальное вознаграждение: их роль в социальном онлайн-сравнении и решение поставить лайки другим людям. Компьютеры в поведении человека, 92, , 76–86.

    Артикул Google Scholar

  • Рифф, К.Д. (1989). Счастье — это все, или нет? Исследования о значении психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии, 57 (6), 1069–1081.

    Артикул Google Scholar

  • Солсбери В. Д., Чин В. В., Гопал А. и Ньюстед П. Р. (2002). Лучшая теория через измерения — разработка шкалы для определения консенсуса по присвоению. Исследование информационных систем, 13 (1), 91–103.

    Артикул Google Scholar

  • Шмук Д., Карсай К., Маттес Дж. И Стевич А. (2019). «Глядя вверх и чувствуя себя опущенным». Влияние использования мобильных социальных сетей на социальное сравнение, самооценку и благополучие взрослых пользователей смартфонов. Телематика и информатика , 42 , 101240. Источник: https://doi.org/10.1016/j.tele.2019.101240.

  • Селигман, М.(2018). ПЕРМА и строительные блоки благополучия. Журнал позитивной психологии, 13 (4), 333–335.

    Артикул Google Scholar

  • Селигман М. Э. и Ройзман Э. (2003). Счастье: три традиционные теории. Бюллетень Authentic Happiness Newsletter , (июль). Получено с: http://pq.2004.tripod.com/happiness_three_traditional_theories.pdf

  • Ши, Ю., Луо, Ю. Л., Лю, Ю., & Янг, З. (2019). Эффективный опыт общения в социальных сетях предсказывает психологическое благополучие вне сети. Психологические отчеты, 122 (5), 1666–1677.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Сингелис, Т. М. (1994). Измерение независимых и взаимозависимых самооценок. Бюллетень личности и социальной психологии, 20 (5), 580–591.

    Артикул Google Scholar

  • Смит, Х.Дж. И Петтигрю Т. Ф. (2011). Теория относительной депривации. Энциклопедия психологии мира , 67-89. Полученная форма: https://doi.org/10.1002/9780470672532.wbepp238.

  • Сольберг, Э. К., Динер, Э., Вирц, Д., Лукас, Р. Э. и Оиши, С. (2002). Желание, обладание и удовлетворение: изучение роли несоответствия желаний в удовлетворенности доходом. Журнал личности и социальной психологии, 83 (3), 725–734.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Statista (2020a).Активное проникновение социальных сетей в отдельных странах по состоянию на январь 2020 года. Источник: https://www.statista.com/statistics/282846/regular-social-networking-usage-penetration-worldwide-by-country/

  • Statista (2020b). Уровень проникновения пользователей социальных сетей в Южной Корее в 2018 году по возрастным группам. Взято из: https://www.statista.com/statistics/763718/south-korea-social-media-penetration-by-age-group/

  • Стефаноне М.А., Квон К.Х., Лакафф Д.(2012). Изучение взаимосвязи между восприятием социального капитала и действующей поддержкой в ​​Интернете. Журнал компьютерных коммуникаций, 17 (4), 451–466.

    Артикул Google Scholar

  • Тейлор С.Э., Буунк Б.П. и Аспинуолл Л.Г. (1990). Социальное сравнение, стресс и преодоление трудностей. Бюллетень личности и социальной психологии, 16 (1), 74–89.

    Артикул Google Scholar

  • Тазгини, С., & Седлецкий, К. Л. (2013). Подход смешанного метода к изучению использования Facebook и его отношения к самооценке. Компьютеры в поведении человека, 29 (3), 827–832.

    Артикул Google Scholar

  • Тессер А. (1988). К модели поддержания самооценки социального поведения. Успехи экспериментальной социальной психологии, 21, , 181–227.

    Google Scholar

  • Тойц, П.А. (1986). Социальная поддержка как помощь в преодолении трудностей. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 54 (4), 416–423. https://doi.org/10.1037/0022-006X.54.4.416.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Трепте, С., Динлин, Т., и Райнеке, Л. (2015). Влияние социальной поддержки, полученной в онлайн и офлайн контекстах на удовлетворенность социальной поддержкой и удовлетворенность жизнью: лонгитюдное исследование. Психология СМИ, 18 (1), 74–105.

    Артикул Google Scholar

  • Утц, С., и Брейер, Дж. (2017). Взаимосвязь между использованием сайтов социальных сетей, социальной поддержкой в ​​Интернете и благополучием. Journal of Media Psychology., 29 (3), 115–125.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Вахеди, З., и Заннелла, Л. (2019). Связь между депрессивными симптомами, о которых сообщают пациенты, и использованием сайтов социальных сетей (SNS): метаанализ. Текущая психология , 1-16.

  • Verduyn, P., Lee, DS, Park, J., Shablack, H., Orvell, A., Bayer, J., Ybarra, O., Jonides, J., & Kross, E. (2015 ). Пассивное использование Facebook подрывает аффективное благополучие: экспериментальные и лонгитюдные доказательства. Журнал экспериментальной психологии, 144 (2), 480–488.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Verduyn, P., Ybarra, O., Résibois, M., Йонидес, Дж., И Кросс, Э. (2017). Сайты социальных сетей усиливают или подрывают субъективное благополучие? Критический обзор. Социальные вопросы и обзор политики, 11 (1), 274–302.

    Артикул Google Scholar

  • Фогель, Э.А., и Роуз, Дж. П. (2016). Саморефлексия и межличностные отношения: максимальное использование самопрезентации в социальных сетях. Проблемы перевода в психологической науке, 2 (3), 294–302.

    Артикул Google Scholar

  • Фогель, Э.А., Роуз, Дж. П., Робертс, Л. Р., & Эклс, К. (2014). Социальное сравнение, социальные сети и самооценка. Психология массовой медиа культуры , 3 (4), 206-222. Источник: https://doi.org/10.1037/ppm0000047.

  • Уоллес, Л., Варкентин, М., и Бенбасат, И. (2018). Как ты с этим справляешься? Разработка теории возможностей и зависти Facebook. На 51-й Гавайской международной конференции по системным наукам, Гавайи. Получено с http://hdl.handle.net/10125/50544 .

  • Ван Дж. Л., Гаскин Дж., Рост Д. Х. и Джентиле Д. А. (2018). Взаимосвязь между использованием пассивных социальных сетей (SNS) и субъективным благополучием пользователей. Компьютерный обзор социальных наук, 36 (5), 511–522.

    Артикул Google Scholar

  • Ван, П., Ван, X., Чжао, M., Wu, Y., Wang, Y., & Lei, L. (2019). Могут ли сайты социальных сетей облегчить депрессию? Связь между аутентичной онлайн-самопрезентацией и подростковой депрессией: модель посредничества воспринимаемой социальной поддержки и размышлений. Текущая психология, 38 (6), 1512–1521.

    Артикул Google Scholar

  • Веннингер, Х., Краснова, Х., и Буксманн, П. (2019). Понимание роли сайтов социальных сетей в субъективном благополучии пользователей: дневниковое исследование. Европейский журнал информационных систем, 28 (2), 126–148.

    Артикул Google Scholar

  • Уайт, К., & Леман, Д. Р. (2005). Культура и поиск социальных сравнений: роль самомотивов. Бюллетень личности и социальной психологии, 31 (2), 232–242.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Уильямсон, Д. А. (2020).Использование социальных сетей в США: как коронавирус меняет поведение потребителей. eMarketer. Источник: https://www.emarketer.com/content/us-social-media-usage

  • Wills, T. A. (1981). Принципы нисходящего сравнения в социальной психологии. Психологический бюллетень , 90 (2), 245-271. Источник: https://doi.org/10.1037/0033-2909.90.2.245.

  • Вуд, Дж. (1989). Теория и исследования, касающиеся социальных сравнений личных качеств. Психологический бюллетень , 106 (2), 231-248.Источник: https://doi.org/10.1037/0033-2909.106.2.231.

  • Райт, К. (2000). Восприятие поставщиков онлайновой поддержки: исследование восприятия гомофильности, доверия к источникам, коммуникации и социальной поддержки в группах онлайновой поддержки. Communication Quarterly, 48 (1), 44–59.

    Артикул Google Scholar

  • Янг, К. К., и Робинсон, А. (2018). Не обязательно пагубно: две ориентации на социальное сравнение и их связи с использованием социальных сетей и социальной адаптацией в колледже. Компьютеры в поведении человека, 84 , 49–57.

    Артикул Google Scholar

  • Ю, Э. и Ким, Х. С. (2020). Она действительно счастлива? Модель двойного пути нарциссических результатов самопрезентации для женщин-пользователей facebook. Компьютеры в поведении человека , 106328. https://doi.org/10.1016/j.chb.2020.106328

  • Загля, М. Э. (2013). Сообщества брендов, встроенные в социальные сети. Журнал бизнес-исследований, 66 (2), 216–223.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Чжао, Дж., Конг, Ф., и Ван, Ю. (2013). Роль социальной поддержки и чувства собственного достоинства в отношениях между застенчивостью и одиночеством. Личность и индивидуальные различия, 54 (5), 577–581.

    Артикул Google Scholar

  • Zimet, G. D., Dahlem, N. W., Zimet, S. G., & Farley, G.К. (1988). Многомерная шкала воспринимаемой социальной поддержки. Журнал оценки личности, 52 (1), 30–41.

    Артикул Google Scholar

  • Самоуважение — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

    Цели обучения

    1. Определите самооценку и объясните, как ее измеряют социальные психологи.
    2. Изучите результаты, указывающие на разнообразие самооценки в зависимости от культуры, пола и возраста.
    3. Приведите примеры того, как люди пытаются повысить и поддерживать свою самооценку.
    4. Расскажите о преимуществах высокой самооценки.
    5. Пересмотрите пределы самооценки с акцентом на негативные аспекты нарциссизма.

    Как мы уже отмечали в наших обсуждениях самооценки, наше самоощущение частично определяется нашим познанием. Однако наш взгляд на себя также является продуктом нашего аффекта, другими словами, как мы, , чувствуем себя .Как мы исследовали в главе 2, познание и аффект неразрывно связаны. Например, теория несоответствия с самим собой подчеркивает, как мы чувствуем страдание, когда замечаем разрыв между нашим настоящим и идеальным «я». Теперь мы исследуем это чувство «я», начав, пожалуй, с его наиболее изученного аспекта — самооценки.

    Самоуважение

    Самооценка означает положительные (высокая самооценка) или отрицательные (низкая самооценка) чувства, которые мы испытываем к себе .Мы испытываем положительное чувство высокой самооценки, когда верим, что мы хорошие и достойные, а другие относятся к нам положительно. Мы испытываем негативное чувство низкой самооценки, когда считаем, что мы неадекватны и менее достойны, чем другие.

    Наша самооценка определяется многими факторами, в том числе тем, насколько хорошо мы смотрим на нашу собственную деятельность и внешний вид, и насколько мы удовлетворены нашими отношениями с другими людьми (Tafarodi & Swann, 1995). Самоуважение — это отчасти черта, которая остается стабильной во времени: у некоторых людей есть относительно высокая самооценка, а у других — более низкая.Но самооценка — это также состояние, которое меняется изо дня в день и даже от часа к часу. Когда мы преуспели в важной задаче, когда мы сделали что-то, что мы считаем полезным или важным, или когда мы чувствуем, что нас принимают и ценят другие, наша самооценка будет содержать много положительных мыслей, и поэтому мы будем иметь высокие самооценка. Когда мы потерпели неудачу, сделали что-то вредное или чувствуем, что нас игнорируют или критикуют, негативные аспекты самооценки становятся более доступными, и мы испытываем низкую самооценку.

    Самоуважение можно измерить, используя как явные, так и неявные меры, и оба подхода показывают, что большинство людей склонны относиться к себе положительно. Одним из распространенных явных критериев самооценки в самооценке является шкала самооценки Розенберга (рис. 3.8). Более высокие баллы по шкале указывают на более высокую самооценку.

    Рисунок 3.8 Шкала самооценки Розенберга

    Пожалуйста, оцените себя по следующим пунктам, записывая число в поле перед каждым утверждением, где вы

    1 = Совершенно не согласен 2 = Не согласен 3 = Согласен 4 = Полностью согласен

    1. _____ Я чувствую себя достойным человеком, по крайней мере, наравне с другими.
    2. _____ Я чувствую, что обладаю рядом хороших качеств.
    3. _____ В общем, я склонен думать, что я неудачник (R).
    4. _____ Я умею делать то же самое, что и другие люди.
    5. _____ Я чувствую, что мне нечем гордиться. (R)
    6. _____ К себе отношусь положительно.
    7. _____ В целом доволен собой.
    8. _____ Я бы хотел больше уважать себя. (R)
    9. _____ Иногда я чувствую себя бесполезным.(R)
    10. _____ Иногда мне кажется, что я совсем никудышный. (R)

    Примечание. (R) обозначает элемент, который должен быть оценен в обратном порядке. Вычтите свой ответ по этим пунктам из 5 перед подсчетом общей суммы. Данные взяты из Розенберга (1965). Общество и самооценка подростков . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

    Во многих исследованиях шкала Розенберга использовалась для оценки самооценки людей во многих регионах мира. Интересный вывод, сделанный во многих выборках из западного мира, особенно в Северной Америке, заключается в том, что средний балл часто значительно выше среднего.Heine и Lehman (1999), например, сообщили о метааналитических данных, показывающих, что менее 7% участников набрали меньше среднего балла! Одно интересное следствие этого состоит в том, что участники таких выборок, классифицированные как имеющие низкую самооценку на основе медианного разделения, обычно на самом деле имеют как минимум умеренную самооценку.

    Если так много людей, особенно в индивидуалистических культурах, сообщают об относительно высокой самооценке, возникает интересный вопрос, почему это может быть.Возможно, в одних культурах развитию высокой самооценки придается большее значение, чем в других, и, соответственно, люди испытывают большее давление, когда они сообщают о хорошем самочувствии (Held, 2002). Проблема с такими показателями, как шкала Розенберга, заключается в том, что на них может влиять желание изобразить себя в позитивном ключе. Наблюдаемые баллы по шкале Розенберга могут быть несколько завышены, потому что люди, естественно, пытаются выглядеть так, как будто у них очень высокая самооценка — возможно, они немного лгут экспериментаторам, чтобы выглядеть лучше, чем они есть на самом деле, и, возможно, чтобы заставить себя выглядеть лучше, чем они есть на самом деле. самочувствие лучше.Если это так, то можно ожидать, что средний уровень самооценки будет ниже в культурах, где высокая самооценка не является приоритетом. Это действительно то, что обычно находят. Хайне и Леман (1999) сообщили, что японские участники, проживающие в Японии, в среднем демонстрировали умеренный уровень самооценки, обычно распределяемый вокруг средней точки шкалы. Многие другие исследования показали, что люди в восточных, коллективистских культурах сообщают о значительно более низкой самооценке, чем люди из более западных, индивидуалистических культур (Campbell et al., 1996). В таком случае, отражают ли такие различия эти разные культурные приоритеты и давление, или же они отражают реальные различия в фактических уровнях самооценки? Конечно, здесь нет простых ответов, но есть некоторые результаты исследований с использованием различных методов измерения самооценки, которые могут пролить свет на этот вопрос.

    Были созданы косвенные меры самооценки — меры, которые могут дать более точное представление о самом себе, поскольку на них меньше влияет желание произвести положительное впечатление.Энтони Гринвальд и Шелли Фарнхэм (2000) использовали тест неявной ассоциации для косвенного изучения самооценки. Участники работали за компьютером, и им был предложен ряд слов, каждое из которых они должны были классифицировать одним из двух способов. Одно из решений категоризации касалось того, были ли слова связаны с самим собой (например, я, я, мое) или с другим человеком (например, другим, им, своим). Второе решение по классификации включало определение того, были ли слова приятными (например, радость, улыбка, приятный) или неприятными (например,г., боль, смерть, трагедия). В некоторых испытаниях слова «я» сочетались с приятными предметами, а другие слова — с неприятными. В других испытаниях слова «я» сочетались с неприятными, а другие слова — с приятными. Гринвальд и Фарнхэм обнаружили, что в среднем участники были значительно быстрее при категоризации положительных слов, которые были представлены со словами «я», чем при категоризации отрицательных слов, которые были представлены со словами «я», что опять же свидетельствует о том, что у людей действительно была положительная самооценка.Кроме того, были также значимые различия между людьми в скорости ответа, предполагая, что этот показатель отражал некоторые индивидуальные различия в неявной самооценке.

    С тех пор в ряде исследований изучались межкультурные различия в неявной самооценке и не было обнаружено тех же различий, наблюдаемых при использовании явных критериев, таких как шкала Розенберга (Yamaguchi et al., 2007). Означает ли это, что мы можем сделать вывод, что более низкие баллы по самоотчетам, наблюдаемые у представителей коллективистских культур, более очевидны, чем реальны? Может быть, не сейчас, особенно с учетом того, что корреляция между явными и неявными показателями самооценки зачастую довольно мала (Heine, Lehman, Markus, & Kitayama, 1999).Тем не менее, такие ценности, как скромность, могут быть менее приоритетными в индивидуалистических культурах, чем в коллективистских, что, в свою очередь, может отражать различия в заявленных уровнях самооценки. Действительно, Цай и его коллеги (2007) обнаружили, что различия в явной самооценке между китайскими и американскими участниками объяснялись культурными различиями в скромности.

    Еще один интересный аспект разнообразия и самооценки — это средняя разница, наблюдаемая между мужчинами и женщинами. Было обнаружено, что во многих странах женщины имеют более низкую самооценку, чем мужчины (Sprecher, Brooks, & Avogo, 2013).Однако в целом эти различия оказались небольшими, особенно в странах, где гендерное равенство в законодательстве и возможности выше (Kling, Hyde, Showers, & Buswell, 1999). Эти результаты согласуются с предположением Мида (1934) о том, что чувство собственного достоинства частично связано с мнением других о нашей важности в более широком мире. По мере того как во многих странах возможности женщин участвовать в карьере вне дома расширились, различия между их самооценкой и самооценкой мужчин уменьшились.

    Обнаружены также некоторые интересные возрастные различия в самооценке. В большом интернет-опросе Робинс, Тшесневски, Трейси, Гослинг и Поттер (2002) обнаружили, что самооценка имеет тенденцию снижаться с детства до раннего подросткового возраста, а затем неуклонно повышается от подросткового возраста до взрослой жизни, обычно до тех пор, пока людям не исполнится около шестидесяти лет. , после чего он начинает снижаться. Одно интересное следствие этого состоит в том, что у нас часто будет более высокая самооценка в более позднем возрасте, чем в раннем взрослом возрасте, что, по-видимому, противоречит эйджистским стереотипам о более низкой самооценке пожилых людей.Какие факторы могут помочь объяснить это возрастное повышение самооценки? Одна из возможностей связана с нашим обсуждением теории самосогласования в предыдущем разделе о когнитивном «я». Напомним, что эта теория утверждает, что когда наше воспринимаемое несоответствие между нашим текущим и идеальным «я» невелико, мы склонны относиться к себе более позитивно, чем когда видим разрыв как большой. Может ли быть, что у пожилых людей нынешнее представление о себе ближе к их идеалу, чем у молодых людей, и поэтому их самооценка часто выше? Данные Ryff (1991) предполагают, что это вполне может быть так.В этом исследовании пожилые люди оценили свое нынешнее идеальное «я» как более похожее, чем люди среднего возраста или молодые люди. Отчасти пожилые люди могут более тесно согласовывать эти два я, потому что они лучше способны реалистично корректировать свои идеальные стандарты с возрастом (Rothermund & Brandstadter, 2003) и потому, что они участвуют в более благоприятных и соответствующих возрасту социальных сравнений, чем это делают. молодые люди (Helgeson & Mickelson, 2000).

    Поддержание и повышение самооценки

    Как мы видели в нашем предыдущем обсуждении культурных различий в самооценке, по крайней мере в некоторых культурах люди кажутся мотивированными сообщать о высокой самооценке.Как мы сейчас увидим, они также часто активно стремятся к более высокой самооценке. Степень, в которой это универсальное культурное стремление, продолжает обсуждаться, при этом некоторые исследователи утверждают, что оно встречается повсюду (Brown, 2010), в то время как другие задаются вопросом, одинаково ли ценится потребность в позитивном самоуважении во всех культурах (Heine, Леман, Маркус и Китайма, 1999).

    Для тех из нас, кто активно стремится к повышению самооценки, один из способов — добиться успеха в том, что мы делаем. Когда мы получаем хорошую оценку за тест, хорошо выступаем в спортивном матче или идем на свидание с тем, кто нам действительно нравится, наша самооценка естественно повышается.Одна из причин, по которой у многих из нас есть положительная самооценка, заключается в том, что мы, как правило, преуспеваем в создании положительной жизни. Когда мы терпим неудачу в одной области, мы склонны двигаться дальше, пока не найдем то, что у нас хорошо получается. Мы не всегда рассчитываем получить лучшую оценку за каждый тест или стать лучшим игроком в команде. Поэтому мы часто не удивляемся и не обижаемся, когда этого не происходит. Короче говоря, мы чувствуем себя хорошо, потому что делаем довольно хорошую работу по созданию достойной жизни.

    Еще один способ повысить самооценку — это налаживать связи с другими людьми.Формирование и поддержание удовлетворительных отношений помогает нам чувствовать себя хорошо. Обычный способ сделать это для многих людей во всем мире — через сайты социальных сетей. Растет количество исследований, изучающих, как мы делаем это в Интернете и как это влияет на нашу самооценку. Один из распространенных способов на Facebook — делиться обновлениями статуса, которые, как мы надеемся, наши друзья поставят «лайк» или прокомментируют. Однако, когда наши друзья не отвечают на наши обновления, это может негативно повлиять на то, как мы относимся к себе.Одно исследование показало, что когда обычные пользователи Facebook были отнесены к экспериментальным условиям, когда им запретили делиться информацией в Facebook в течение 48 часов, они сообщили о значительно более низком уровне принадлежности и значимого существования. Во втором эксперименте участникам было разрешено публиковать материалы в Facebook, но половина профилей участников была настроена исследователями так, чтобы не получать никаких ответов, будь то «лайки» или комментарии, на обновления своего статуса. В соответствии с прогнозами, эта группа сообщила о более низкой самооценке, уровне принадлежности, уровне контроля и значимом существовании, чем контрольная группа, получившая обратную связь (Tobin, Vanman, Verreynne, & Saeri, 2014).Таким образом, будь то онлайн или офлайн, чувство того, что наши друзья игнорируют, может подорвать нашу самооценку. Позже в этой главе мы исследуем другие социальные факторы, влияющие на нашу самооценку.

    В фокусе исследований

    Обработка информации для улучшения личности

    Хотя все мы можем неплохо создавать положительную самооценку, делая положительные вещи, оказывается, что мы часто не останавливаемся на достигнутом. Желание видеть себя позитивно иногда бывает достаточно сильным, что заставляет нас искать, обрабатывать и запоминать информацию таким образом, чтобы мы могли видеть себя еще более позитивно.

    Sanitioso, Kunda, and Fong (1990) заставили студентов прочитать об исследовании, которое, как им сказали, было проведено психологами Стэнфордского университета (на самом деле это исследование было вымышленным). Студентов случайным образом разделили на две группы: одна группа прочитала, что результаты исследования показали, что экстраверты добились большего успеха, чем интроверты, в академической или профессиональной среде после окончания колледжа; другая группа прочитала, что интроверты справились лучше, чем экстраверты в тех же параметрах.Затем студенты написали объяснения, почему это могло быть правдой.

    Затем экспериментатор поблагодарил участников и провел их в другую комнату, где должно было быть проведено второе исследование (вы уже догадались, что, хотя участники так не думали, эти два эксперимента на самом деле были частью одного и того же эксперимента). Во втором эксперименте участникам раздали анкету, в которой якобы изучались значения различных параметров личности для людей с точки зрения их собственного опыта и поведения.Учащимся было предложено перечислить поведение, которое они выполняли в прошлом, которое относилось к измерению «застенчивость» и «общительность» — параметру, который очень близок по смыслу к измерению интроверсии-экстраверсии, о котором они читали в первом. эксперимент.

    На рис. 3.9, «Улучшение себя» показано количество студентов в каждом состоянии, которые первыми указали экстравертное поведение, и количество, которые первыми указали интровертное поведение. Вы можете видеть, что первое воспоминание, указанное участниками в обоих условиях, как правило, отражало измерение, которое они прочитали, было связано с успехом согласно исследованию, представленному в первом эксперименте.Фактически, 62% студентов, которые только что узнали, что экстраверсия связана с успехом, первыми указали воспоминания об экстравертном поведении, тогда как только 38% студентов, которые только что узнали, что интроверсия связана с успехом, первыми указали экстравертное поведение.

    Рисунок 3.9 Улучшение себя

    Санитиосо, Кунда и Фонг (1990) обнаружили, что студенты, которые после окончания колледжа узнали, что экстраверты преуспевают лучше, чем интроверты, как правило, перечисляют экстравертные воспоминания о себе, тогда как те, кто узнал, что интроверты справляются лучше, чем экстраверты, обычно перечисляют интровертные воспоминания.

    Похоже, что участники извлекли из своих воспоминаний те примеры собственного поведения, которые отражали черту, имевшую наиболее положительные последствия для их самооценки — интроверсию или экстраверсию, в зависимости от условий эксперимента. Стремление к положительной самооценке сделало события, которые соответствовали положительному самовосприятию, более доступными, и поэтому они были указаны в анкете первыми.

    Другое исследование подтвердило этот общий принцип — люди часто пытаются создать положительную самооценку, когда это возможно, даже если это связано с искажением реальности.Мы склонны доверять нашим успехам и винить в своих неудачах других. Мы запоминаем больше положительных переживаний и меньше отрицательных. Как мы видели при обсуждении оптимистической предвзятости в предыдущей главе о социальном познании, мы оцениваем нашу вероятность успеха и счастья как большую, чем вероятность неудачи и несчастья. Мы думаем, что наше чувство юмора и честность выше среднего, что мы лучше водители и менее предвзяты, чем другие. Мы также искажаем (конечно, в положительную сторону) свои воспоминания об оценках, результатах экзаменов и романтических переживаниях.И мы верим, что можем контролировать события, которые нам предстоит пережить, в большей степени, чем мы действительно можем (Crocker & Park, 2004).

    И снова, однако, есть некоторые важные культурные различия, на которые следует обратить внимание, когда люди из индивидуалистических культур преследуют эти стратегии самосовершенствования более энергично и чаще, чем люди из более коллективистского происхождения. Действительно, в крупномасштабном обзоре исследований по самосовершенствованию Гейне (2004) пришел к выводу, что эта тактика обычно не используется в культурах, которые ценят взаимозависимость выше зависимости.В культурах, где высокая самооценка не так высоко ценится в обществе, люди, по-видимому, не испытывают такой же потребности в искажении своих социальных реалий ради собственного достоинства.

    Существует также значительное личностное разнообразие в склонности к самосовершенствованию. Стабильные различия между людьми были обнаружены во многих исследованиях по целому ряду стратегий самосовершенствования (Hepper, Gramzow, & Sedikides, 2010; John & Robins, 1994; Kwan, John, Kenny, Bond, & Robins, 2004).

    Нарциссизм и пределы самосовершенствования

    Наше обсуждение этого момента предполагает, что многие люди обычно пытаются рассматривать себя в положительном свете.Мы подчеркиваем свои положительные качества и можем даже в некоторых случаях искажать информацию — все для того, чтобы поддерживать положительную самооценку. Однако слишком высокая самооценка может иметь негативные аспекты, особенно если эта оценка нереалистична и незаслужена. Нарциссизм — это черта личности, характеризующаяся чрезмерно высокой самооценкой, самолюбием и эгоизмом . Нарциссы склонны соглашаться с такими утверждениями, как следующее:

    • «Я знаю, что я хороший, потому что все мне так постоянно говорят.”
    • «Обычно я могу найти выход из чего угодно».
    • «Мне нравится быть в центре внимания».
    • «У меня от природы талант влиять на людей».

    Нарциссы могут сначала казаться очаровательными, но в конечном итоге часто отталкивают других (Baumeister, Campbell, Krueger, & Vohs, 2003). Они также могут стать плохими романтическими партнерами, поскольку часто ведут себя эгоистично и всегда готовы искать кого-то другого, кто, по их мнению, будет лучшим помощником, и они более склонны к неверности, чем не-нарциссисты (Campbell & Foster, 2002; Campbell , Rudich, & Sedikides, 2002).Нарциссы также более склонны запугивать других и могут очень негативно реагировать на критику (Baumeister et al., 2003). Люди с нарциссическими наклонностями чаще преследуют корыстное поведение в ущерб окружающим их людям и сообществам (Campbell, Bush, Brunell, & Shelton, 2005). Возможно, удивительно, что нарциссы, кажется, понимают эти вещи о себе, хотя они все равно участвуют в поведении (Carlson, Vazire, & Oltmanns, 2011).

    Интересно, что оценки нарциссических личностных черт в некоторых культурах в последние десятилетия неуклонно растут (Twenge, Konrath, Foster, Campbell, & Bushman, 2008).Учитывая социальную цену этих черт, это тревожная новость. Какие могут быть причины этих тенденций? Твенге и Кэмпбелл (2009) утверждают, что здесь действуют несколько взаимосвязанных факторов, а именно стиль воспитания, все более ориентированный на ребенка, культ знаменитости, роль социальных сетей в содействии самосовершенствованию и более широкая доступность легких кредитов, которые, они утверждают, что это привело к тому, что больше людей смогли приобретать товары, связанные со статусом, что, в свою очередь, еще больше усилило чувство правоспособности.Поскольку нарциссизм частично связан с чрезмерной самооценкой, неудивительно, что нарциссические черты в среднем выше у людей из индивидуалистических культур по сравнению с коллективистскими (Twenge et al., 2008).

    Негативные последствия нарциссизма вызывают интересную возможность того, что высокая самооценка в целом не всегда может быть выгодной для нас или для окружающих нас людей. Одна из сложностей проблемы заключается в том, что явные самооценки самооценки, такие как шкала Розенберга, не в состоянии провести различие между людьми, чья высокая самооценка реалистична и уместна, и теми, чья самооценка может быть более завышенной, даже более высокой. нарциссический (Baumeister et al., 2003). Неявные меры также не дают четкой картины, но указывают на то, что более нарциссические люди получают более высокие баллы по неявной самооценке по некоторым чертам, включая те, которые относятся к социальному статусу, и ниже по другим, связанным с отношениями (Campbell, Bosson, Goheen , Лейки и Кернис, 2007). Ключевым моментом является то, что бывает трудно разделить, каковы могут быть эффекты реалистичной и нереалистичной высокой самооценки. Тем не менее теперь мы обратимся именно к этому щекотливому вопросу.

    Социальная психология в интересах общества

    Приводит ли высокая самооценка к счастью или к другим положительным результатам?

    Учителя, родители, школьные консультанты и люди во многих культурах часто предполагают, что высокая самооценка приводит к множеству положительных результатов для людей, у которых она есть, и поэтому мы должны попытаться повысить ее в себе и других. Возможно, вы согласны с идеей, что если бы вы могли повысить свою самооценку, вы бы стали лучше относиться к себе и, следовательно, могли бы работать на более высоком уровне или привлечь более желанного партнера.Если вы верите в это, вы не будете одиноки. Баумейстер и его коллеги (2003) описывают истоки и динамику того, что они называют движением за самооценку, влияние которого в разных странах с 1970-х годов выросло. Например, в 1986 году штат Калифорния профинансировал целевую группу, исходя из того, что повышение самооценки поможет решить многие проблемы штата, включая преступность, подростковая беременность, злоупотребление наркотиками, плохая успеваемость в школе и загрязнение окружающей среды.

    Баумейстер и его коллеги (2003) провели обширный обзор исследовательской литературы, чтобы определить, была ли высокая самооценка такой полезной, как многие люди думают.Они начали с оценки того, какие переменные коррелировали с высокой самооценкой, а затем рассмотрели степень, в которой высокая самооценка стала причиной этих результатов. Они обнаружили, что высокая самооценка действительно коррелирует со многими положительными результатами. Люди с высокой самооценкой получают более высокие оценки, менее депрессивны, чувствуют меньше стресса и могут даже жить дольше, чем те, кто относится к себе более негативно. Исследователи также обнаружили, что высокая самооценка коррелирует с большей инициативой и активностью; люди с высокой самооценкой просто делают больше вещей.Они также с большей вероятностью будут защищать жертв от хулиганов по сравнению с людьми с низкой самооценкой, и они с большей вероятностью будут заводить отношения и высказываться в группах. Люди с высокой самооценкой также усерднее работают в ответ на первоначальную неудачу и с большей готовностью переключаются на новое направление усилий, если нынешнее кажется бесперспективным. Таким образом, высокая самооценка кажется ценным ресурсом — люди с высокой самооценкой счастливее, активнее и во многих отношениях лучше справляются со своим окружением.

    С другой стороны, Баумейстер и его коллеги также обнаружили, что люди с высокой самооценкой иногда обманывают себя. Они склонны полагать, что они более симпатичны и привлекательны, имеют лучшие отношения и производят лучшее впечатление на других, чем люди с низкой самооценкой. Но объективные измерения показывают, что эти убеждения часто являются искажениями, а не фактами. Кроме того, было обнаружено, что люди с чрезмерно высокой самооценкой, особенно когда она сопровождается нарциссизмом, защитной самооценкой, самомнением и нежеланием критически оценивать свои потенциальные отрицательные качества, проявляют различные виды негативного поведения (Baumeister, Smart & Боден, 1996).Например, люди с высокой самооценкой с большей вероятностью будут хулиганами (несмотря на то, что они с большей вероятностью будут защищать жертв) и будут экспериментировать с алкоголем, наркотиками и сексом.

    Тодд Хизертон и Кэтлин Вохс (2000) обнаружили, что, когда люди с чрезвычайно высокой самооценкой были вынуждены терпеть неудачу при выполнении сложной задачи перед партнером, они отвечали, действуя более недружелюбно, грубо и высокомерно, чем люди с более низким «я». -почитать. И исследования показали, что дети, которые завышают свою социальную самооценку — те, кто думают, что они более популярны, чем они есть на самом деле, и, таким образом, имеют нереально высокую самооценку — также более агрессивны, чем дети, которые не проявляют таких нарциссических тенденций ( Sandstrom & Herlan, 2007; Thomaes, Bushman, Stegge, & Olthof, 2008).Такие результаты открывают интересную возможность того, что программы, повышающие самооценку детей, которые запугивают и агрессивны, основанные на представлении о том, что такое поведение проистекает из низкой самооценки , могут принести больше вреда, чем пользы (Emler, 2001). Если вы думаете, как социальный психолог, эти открытия могут вас не удивить — нарциссы склонны сосредотачиваться на своих заботах о себе, мало заботясь о других, и мы много раз видели, что забота о других является необходимостью для удовлетворительных социальных отношений.

    Более того, несмотря на множество положительных переменных, связанных с высокой самооценкой, когда Баумейстер и его коллеги рассмотрели причинную роль самооценки, они обнаружили мало доказательств того, что высокая самооценка является причиной этих положительных результатов. Например, хотя высокая самооценка коррелирует с академической успеваемостью, это скорее результат, чем причина этого достижения. Программы, разработанные для повышения самооценки учеников, не показали улучшения успеваемости, а лабораторные исследования, как правило, не показали, что манипуляции с самооценкой приводят к лучшему выполнению заданий.

    Баумейстер и его коллеги пришли к выводу, что программы, разработанные для повышения самооценки, должны использоваться только ограниченным образом и не должны быть единственным подходом. Повышение самооценки не заставит молодых людей лучше учиться в школе, подчиняться законам, избегать неприятностей, лучше ладить с другими людьми или уважать права других. И эти программы могут даже иметь неприятные последствия, если повышенная самооценка порождает нарциссизм или тщеславие. Баумейстер и его коллеги предположили, что попытки повысить самооценку должны осуществляться только в качестве награды за хорошее поведение и достойные достижения, а не просто для того, чтобы дети чувствовали себя лучше.

    Хотя мы от природы хотим иметь социальный статус и высокую самооценку, мы не всегда можем продвигать себя, не обращая внимания на точность нашей самооценки. Если мы постоянно искажаем наши способности, и особенно если мы делаем это в течение длительного периода времени, мы в конечном итоге просто обманываем себя и, возможно, вступаем в поведение, которое на самом деле не приносит нам пользы. Большинство из нас, вероятно, знает кого-то, кто убежден в том, что он или она обладает определенным талантом на профессиональном уровне, но мы и другие можем видеть, что этот человек введен в заблуждение (но, возможно, мы слишком добры, чтобы сказать это).На ум приходят люди, которые проходят прослушивание на телешоу. Такой самообман может стать проблематичным, потому что, хотя такая высокая самооценка может побуждать людей работать усерднее, и хотя им может нравиться думать о себе положительно, они могут настраивать себя на долгосрочное разочарование и неудачи. Их погоня за нереалистичными целями может также отнимать драгоценное время у поиска областей, в которых у них больше шансов на успех.

    Когда мы слишком много самосовершенствуемся, хотя в краткосрочной перспективе мы можем чувствовать себя хорошо, в более долгосрочной перспективе результаты для себя могут быть отрицательными.Цель создания и поддержания положительной самооценки (аффективная цель) должна сдерживаться когнитивной целью — иметь точных самооценок (Kirkpatrick & Ellis, 2001; Swann, Chang-Schneider & Angulo, 2007). В некоторых случаях когнитивная цель получения точного представления о себе и нашем социальном мире и аффективная цель получения положительной самооценки работают рука об руку. Получение лучшей оценки на важном экзамене дает нам точные знания о наших навыках в данной области, а также дает нам некоторую положительную самооценку.В других случаях две цели несовместимы. Плохая сдача экзамена, превышающая наши ожидания, приводит к противоречивым и противоречивым результатам. Плохая оценка дает точную информацию о себе, а именно о том, что мы не усвоили предмет, но в то же время заставляет нас чувствовать себя плохо. Теория самопроверки утверждает, что человек часто ищут подтверждения своей самооценки, будь то положительное или отрицательное (Swann, 1983). Это создает захватывающее столкновение между нашей потребностью в самосовершенствовании и нашей потребностью быть реалистичными в наших взглядах на самих себя.Заблуждение против истины: что побеждает? Ответ, конечно, как и почти все, что связано с социальным поведением человека, заключается в том, что это зависит от обстоятельств. Но от чего это зависит?

    Одним из факторов является то, кто является источником обратной связи о нас: когда мы ищем близкие отношения, мы чаще формируем их с другими людьми, которые подтверждают нашу самооценку. Мы также склонны чувствовать большее удовлетворение от взаимодействия с самопроверяющимися партнерами, чем с теми, кто всегда положительно относится к нам (Swann, De La Ronde, & Hixon, 1994; Swann & Pelham, 2002).Самостоятельная проверка кажется нам менее важной в более отдаленных отношениях, поскольку в таких случаях мы часто предпочитаем самоусиливающуюся обратную связь.

    Другой связанный фактор — это часть нашей самооценки, о которой мы ищем отзывы, вместе с тем, кто проводит эту оценку. Допустим, у вас романтические отношения, и вы спрашиваете своего партнера и близкого друга о том, насколько вы физически привлекательны, по их мнению, вы. Кого бы вы хотели дать вам улучшающуюся обратную связь? От кого бы вы хотели большей честности? Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что большинство из нас предпочло бы самоусиливающуюся обратную связь от нашего партнера и точность от нашего друга (Swann, Bosson, & Pelham, 2002), поскольку воспринимаемая физическая привлекательность более важна для романтики, чем дружба.

    При определенных условиях проверка преобладает над улучшением. Однако нам не следует недооценивать силу самосовершенствования, которая часто омрачает нашу способность быть более реалистичными в отношении самих себя. Например, самопроверка негативных аспектов нашей самооценки более вероятна в ситуациях, когда мы вполне уверены в своих ошибках (Swann & Pelham, 1988). Если есть место для сомнений, то, как правило, преобладает улучшение. Кроме того, если мы уверены, что последствия получения неточной, самоусиливающейся обратной связи о самих негативных аспектах минимальны, то мы склонны приветствовать самоусовершенствование с распростертыми объятиями (Aronson, 1992).

    Следовательно, в тех ситуациях, когда потребности в улучшении и проверке находятся в противоречии, мы должны научиться согласовывать нашу самооценку с нашей самооценкой. Мы должны уметь принимать наши негативные аспекты и работать над их преодолением. Способность уравновешивать когнитивные и аффективные особенности личности помогает нам создавать реалистичные представления о себе и переводить их в более эффективное и действенное поведение.

    Есть еще одно предостережение о том, что слишком много внимания уделяется саморазвитию в ущерб самопроверке и заботе о других.Дженнифер Крокер и Лора Парк (2004) определили еще одну цену наших попыток поднять нашу самооценку: мы можем тратить так много времени, пытаясь повысить нашу самооценку в глазах других — сосредоточив внимание на одежде, которую мы носим, производить впечатление на других и т. д. — что у нас осталось мало времени, чтобы по-настоящему улучшить себя более значимыми способами. В некоторых крайних случаях люди испытывают такую ​​сильную потребность в повышении самооценки и социального статуса, что они действуют напористым или доминирующим образом, чтобы добиться этого.Таким образом, как и во многих других областях, положительная самооценка — это хорошо, но мы должны быть осторожны, чтобы умерить ее здоровым реализмом и заботой о других. Настоящая ирония заключается в том, что те люди, которые проявляют больше, чем забота о себе, например, те, кто ведет более просоциальное поведение за счет собственных средств, часто имеют более высокую самооценку (Leak & Leak, 2003). ).

    Основные выводы

    • Самоуважение относится к положительным (высокая самооценка) или отрицательным (низкая самооценка) чувствам, которые мы испытываем к себе.
    • Самоуважение определяется как нашими собственными достижениями и достижениями, так и тем, как мы думаем, что другие оценивают нас.
    • Самоуважение можно измерить с помощью как прямых, так и косвенных мер, и оба подхода показывают, что люди склонны относиться к себе положительно.
    • Самоуважение существенно различается в зависимости от культурных, гендерных и возрастных групп.
    • Поскольку так важно иметь чувство собственного достоинства, мы можем искать, обрабатывать и запоминать информацию таким образом, чтобы мы могли видеть себя еще более позитивно.
    • Высокая самооценка коррелирует с множеством положительных результатов, но не вызывает их.
    • Хотя высокая самооценка действительно коррелирует со многими положительными результатами в жизни, чрезмерно высокая самооценка порождает нарциссизм, который может привести к недружелюбному, грубому и, в конечном итоге, дисфункциональному поведению.

    Упражнения и критическое мышление

    1. Каким образом вы пытаетесь повысить свою самооценку? Какие стратегии вы считаете особенно эффективными и неэффективными и почему?
    2. Знаете ли вы людей с достаточно высокой самооценкой? А как насчет людей, которые являются нарциссами? Как эти индивидуальные различия положительно и отрицательно влияют на их социальное поведение?
    3. «Относительно легко добиться успеха в жизни с низкой самооценкой, но очень трудно добиться успеха без самоконтроля, самодисциплины или эмоциональной устойчивости перед лицом неудач» (Twenge & Campbell, 2009, стр.295). Насколько вы согласны с этой цитатой и почему?

    Список литературы

    Аронсон, Э. (1992). Возвращение подавленных: возвращается теория диссонанса. Психологический опрос, 3 (4), 303–311.

    Баумейстер, Р. Ф., Кэмпбелл, Дж. Д., Крюгер, Дж. И., и Вохс, К. Д. (2003). Приводит ли высокая самооценка к повышению производительности, межличностному успеху, счастью или более здоровому образу жизни? Психологическая наука в интересах общества, 4 (1), 1–44.

    Баумейстер Р. Ф., Смарт Л. и Боден Дж. М. (1996). Связь угрожаемого эгоизма с насилием и агрессией: темная сторона высокой самооценки. Психологический обзор, 103 (1), 5–34.

    Браун, Дж. Д. (2010). Через (не очень) большой разрыв: культурные сходства в процессах самооценки. Компас социальной и психологии личности, 4, 318-330.

    Цай, Х., Браун, Дж. Д., Дэн, К., & Оукс, М. А. (2007). Самоуважение и культура: различия в когнитивной самооценке или аффективной самооценке ?. Азиатский журнал социальной психологии , 10 (3), 162-170. DOI: 10.1111 / j.1467-839X.2007.00222.x

    Кэмпбелл, Дж. Д., Трапнелл, П. Д., Хайне, С. Дж., Кац, И. М., Лавалли, Л. Ф., и Леман, Д. Р. (1996). Ясность Я-концепции: измерение, личностные корреляты и культурные границы. Журнал личности и социальной психологии, 70 (1), 141-156.

    Кэмпбелл, В., Боссон, Дж. К., Гохин, Т. В., Лейки, К. Э., и Кернис, М. Х. (2007). Не любят ли нарциссы себя «глубоко внутри»? Психологические науки , 18 (3), 227-229. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.01880.x

    Кэмпбелл, В., Буш, К., Брунелл, А. Б., и Шелтон, Дж. (2005). Понимание социальных издержек нарциссизма: случай трагедии общин. Бюллетень личности и социальной психологии , 31 (10), 1358-1368. DOI: 10.1177 / 0146167205274855

    Кэмпбелл, В. К., и Фостер, К. А. (2002). Нарциссизм и приверженность в романтических отношениях: анализ инвестиционной модели. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 , 484–495.

    Кэмпбелл, В. К., Рудич, Э., Седикидес, К. (2002). Нарциссизм, чувство собственного достоинства и позитивность взглядов на себя: два портрета любви к себе. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 , 358–368.

    Карлсон, Э. Н., Вазир, С., & Олтманнс, Т. Ф. (2011). Вы, наверное, думаете, что эта статья посвящена вам: восприятию нарциссами своей личности и репутации. Журнал личности и социальной психологии, 101 (1), 185–201.

    Крокер Дж. И Парк Л. Э. (2004). Дорогостоящая погоня за чувством собственного достоинства. Психологический бюллетень, 130 , 392–414.

    Эмлер, Н. (2001). Самоуважение: издержки и причины низкой самооценки. York: York Publishing Services.

    Гринвальд, А.Г., и Фарнхэм, С.Д. (2000). Использование теста на неявные ассоциации для измерения самооценки и самооценки. Журнал личности и социальной психологии, 79 (6), 1022–1038.

    Хизертон, Т.Ф. и Вохс К. Д. (2000). Межличностные оценки после угроз для себя: роль самооценки. Журнал личности и социальной психологии, 78 , 725–736.

    Гейне, С. Дж. (2004). Позитивная самооценка: понимание универсальности и вариативности. Журнал культурной и эволюционной психологии , 2 , 109-122.

    Гейне, С. Дж., И Леман, Д. Р. (1999). Культура, несоответствие себе и самоудовлетворение. Бюллетень личности и социальной психологии , 25 (8), 915-925.DOI: 10.1177 / 01461672992511001

    Гейне, С. Дж., Леман, Д. Р., Маркус, Х. Р., и Китайма, С. (1999). Есть ли всеобщая потребность в позитивном самоуважении? Психологический обзор, 106 (4), 766-794. DOI: 10.1037 / 0033-295X.106.4.766

    Хелд, Б. С., (2002) Тирания позитивного отношения в Америке: наблюдение и предположение. Журнал клинической психологии, 58, 965-992. DOI: 10.1002 / jclp.10093

    Хельгесон, В. С., и Микельсон, К. (2000).Как справиться с хроническими заболеваниями пожилых людей: поддержание самооценки. В С. Б. Манук, Р. Дженнингс, Б. С. Рабин и А. Баум (ред.), Поведение, здоровье и старение. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Хеппер, Э. Г., Грамцов, Р. Х., & Седикидес, К. (2010). Индивидуальные различия в стратегиях самосовершенствования и самозащиты: интегративный анализ. Журнал личности , 78 (2), 781-814. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2010.00633.x

    Джон, О.П. и Робинс Р. В. (1994). Точность и предвзятость самовосприятия: индивидуальные различия в самоусовершенствовании и роль нарциссизма. Журнал личности и социальной психологии , 66 (1), 206-219. DOI: 10.1037 / 0022-3514.66.1.206

    Киркпатик, Л. А., и Эллис, Б. Дж. (2001). Эволюционные взгляды на самооценку и чувство собственного достоинства. В M. Clark & ​​G. Fletcher (Eds.), The Blackwell Handbook of Social Psychology, Vol. 2: Межличностные процессы (стр.411–436). Оксфорд, Великобритания: Блэквелл.

    Клинг, К. К., Хайд, Дж., Шоуерс, К. Дж., И Басуэлл, Б. Н. (1999). Гендерные различия в самооценке: метаанализ. Психологический бюллетень , 125 (4), 470-500. DOI: 10.1037 / 0033-2909.125.4.470

    Кван В. Ю., Джон О. П., Кенни Д. А., Бонд М. Х. и Робинс Р. В. (2004). Переосмысление индивидуальных различий в предвзятости к самоусовершенствованию: межличностный подход. Психологический обзор , 111 (1), 94-110.DOI: 10.1037 / 0033-295X.111.1.94

    Утечка, Г. К., & Утечка, К. С. (2003). Адлерианский социальный интерес и позитивная психология: концептуальная и эмпирическая интеграция. Журнал индивидуальной психологии, 62 (3), 207-223.

    Мид, Г. Х. (1934). Разум, Я и общество . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Робинс, Р. В., Тшесневски, К. Х., Трейси, Дж. Л., Гослинг, С. Д., и Поттер, Дж. (2002). Глобальная самооценка на протяжении всей жизни. Психология и старение, 17, 423-434.

    Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростков. Princeton, NJ: Princeton University Press.

    Ротермунд, К., & Брандтштадтер, Дж. (2003). Как справиться с недостатками и утратой в дальнейшей жизни: от компенсирующих действий к приспособлению. Психология и старение, 18, 896-905.

    Ryff, C.D. (1991). Возможные «я» в зрелом и пожилом возрасте: рассказ об изменении горизонтов. Психология и старение, 6, 286-295.

    Сандстрем, М.Дж. И Херлан Р. Д. (2007). Угрожающий эгоизм или подтвержденная несостоятельность? Как восприятие детьми социального статуса влияет на агрессивное поведение по отношению к сверстникам. Журнал социальной и клинической психологии, 26 (2), 240–267.

    Санитиозо Р., Кунда З. и Фонг Г. Т. (1990). Мотивированный набор автобиографических воспоминаний. Журнал личности и социальной психологии, 59 (2), 229–241.

    Шленкер Б. Р. (2003). Самопрезентация. В М. Р. Лири, Дж.П. Тэнгни, М. Р. Э. Лири и Дж. П. Э. Тэнгни (ред.), Справочник по самоидентификации (стр. 492–518). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Спречер, С., Брукс, Дж. Э. и Авого, В. (2013). Самоуважение среди молодых людей: различия и сходства на основе пола, расы и когорты (1990–2012 гг.). Половые роли , 69 (5-6), 264-275.

    Суонн, В. Б., младший (1983). Самопроверка: приведение социальной реальности в гармонию с самим собой. В J. Suls & A.Г. Гринвальд (ред.), Психологические взгляды на личность (Том 2, стр. 33–66), Хиллсдейл, Нью-Джерси: Erlba

    Суонн, В. Б., Боссон, Дж. К., и Пелхэм, Б. В. (2002). Разные партнеры, разные личности: стратегическая проверка ограниченных идентичностей. Бюллетень личности и социальной психологии , 28 (9), 1215-1228. DOI: 10.1177 / 01461672022812007

    Суонн, В. Б., младший, Чанг-Шнайдер, К., и Ангуло, С. (2007). Самопроверка во взаимоотношениях как адаптивный процесс.В J. Wood, A. Tesser, & J. Holmes (Eds.), Самость и отношения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Суонн, В. Б., младший, Де Ла Ронд, К., и Хиксон, Дж. Г. (1994). Стремление к искренности и позитиву в браке и ухаживании. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 857–869.

    Суонн, В. Б., младший, и Пелхэм, Б. В. (2002). Кто хочет уйти, когда дела идут хорошо? Психологические инвестиции и предпочтение самопроверяющихся соседей по комнате в колледже. Journal of Self and Identity, 1 , 219–233.

    Тафароди, Р. В., и Суон, В. Б., младший (1995). Пристрастие к себе и самовосприятие как измерения глобальной самооценки: первоначальная проверка меры. Журнал оценки личности, 65 (2), 322–342.

    Томаес, С., Бушман, Б. Дж., Стегге, Х., и Олтхоф, Т. (2008). Преодоление стыда взрывом шума: нарциссизм, чувство собственного достоинства, стыд и агрессия у молодых подростков. Развитие ребенка, 79 (6), 1792–1801.

    Тобин, Ванман, Веррейн и Саери, А. К. (2014). Угрозы принадлежности к Facebook: сокрытие и остракизм. Социальное влияние. DOI: 10.1080 / 15534510.2014.893924

    Твенге Дж. (2011). Нарциссизм и культура. Справочник по нарциссизму и нарциссическому расстройству личности: теоретические подходы, эмпирические данные и методы лечения [электронная книга]. Хобокен, Нью-Джерси, США: John Wiley & Sons Inc.,

    Твенге, Дж. И Кэмпбелл, У. К. (2009). Эпидемия нарциссизма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Твенге, Дж. М., Конрат, С., Фостер, Дж. Д., Кэмпбелл, В., и Бушман, Б. Дж. (2008). Эго, раздувающиеся с течением времени: кросс-темпоральный метаанализ «Опросника нарциссической личности». Журнал личности , 76 (4), 875-902. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2008.00507.x

    Ямагути, С., Гринвальд, А. Г., Банаджи, М. Р., Мураками, Ф., Чен, Д., Шиомура, К., &… Крендл, А. (2007).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.