Как евреи воспитывают детей: Еврейские дети любят свою мамуТекст

Автор: | 31.05.2021

Содержание

Как евреи воспитывают детей? — Иудаизм

Евреи — особая нация, которая вынуждена была пережить немало потерь, бед, лишений, из-за неоднозначного, а порой предвзятого отношения к ним в течение долгих веков. Сложилось много легенд и даже анекдотов об их хитрости, возможности из любой ситуации найти выгоду и выйти победителем, а потом быть по жизни успешными. Но всё же только лишь хитростью и ловкостью не добиться всего, здесь важен еще ум, целеустремленность, воля и трудолюбие.

Чтобы разгадать секрет успеха евреев, нужно узнать, как евреи воспитывают детей. Именно в детстве, в особом воспитании скрыта эта тайна, ведь именно тогда закладываются все основные личностные качества, которые позднее помогают по жизни. Безусловно, человек и сам формирует себя, совершенствуется, развивается, но для этого необходима большая воля, силы, а потому лучше привить полезные необходимые качества ребенку еще в детстве, и тогда можно ожидать, что он будет успешен и счастлив.

Особая роль в еврейской семье принадлежит маме. Ее, как женщину, не просто уважают, но и относятся к ней как к советчику. Мама отдает всю себя материнству и подходит к этому очень серьезно. При этом для каждой еврейской женщины ее ребенок самый лучший, и он никогда не будет подвергнут критике с ее стороны.

Основные догматы еврейского воспитания в следующем:

1. Мама всегда хвалит своего ребенка. Эта хвала начинается с самого рождения ребенка. Еврейская мама восторгается даже самыми малейшими успехами, достижениями малыша, пусть это будет всего лишь новый слог или первая неумелая клякса в качестве первого рисунка. Об этом обязательно узнают все друзья и знакомые, а главное ребенок должен увидеть, что его хвалят в присутствии всех. Если же достижения ребенка серьезнее, то без долгих аплодисментов и восхвалений со стороны всей семьи не обойтись.

2. Еврейская мама никогда не ругает своего ребенка, осудить она может только его отрицательный поступок, но ни в коем случае не самого ребенка. Именно в этом особенность психологии, воспитания евреев, о которой они возможно и не задумываются. За плохое поведение обычная мама отругает ребенка, назвав его непослушным, а еврейская мама мудро скажет ему, что удивлена тем, что такой хороший ребенок мог совершить плохой поступок.

3. «У моего ребенка нет, и не может быть недостатков» – такая позиция еврейских матерей. Возможно, они их и видят, но кроме них об этом никто не узнает.

4. У еврейского ребенка, окруженного любовью и теплом, много свободы, но все же она не безгранична. Есть и запреты – нельзя причинять кому-то вред, быть агрессивным и не уважать старших.

Это основные секреты того, как евреи воспитывают детей. Именно свобода и похвала в детстве залог успеха в будущей жизни. Похвала рассматривается как аванс, который стимулирует соответствовать ей и двигаться к достижениям.

Такая методика воспитания одна из возможных, но родителям стоит помнить, что нельзя довериться одной какой-то методике, не оценив ее полностью. В воспитании по еврейской методике большое значение играет менталитет. В еврейском обществе никто не осудит за детскую истерику, положительно относясь к их методу воспитания, тогда как в нашем обществе на это могут посмотреть с укором. Наиболее правильно выбирать методы воспитания, учитывая особенности каждой семьи, ее окружения, и подстраивать увиденные где-то методы под себя, сохраняя их основную суть. Сочетание и интеграция нескольких методов воспитания детей чаще всего успешно. В любом случае, какую бы методику не выбрали родители, чтение добрых хороших книг, сказок, а также сказкотерапия, и любовь к своему ребенку подходят для любой методики воспитания.

Воспитание детей | Энциклопедия иудаизма онлайн на Толдот.ру

Оглавление
Надо учиться быть родителем
[↑]

Для начала зададим риторический вопрос. Предположим, что ваш ребенок должен пойти в первый класс. В вашем районе — две школы. Одна находится в великолепном здании прекрасной архитектуры. Внутри отделка из мрамора, чистота, оборудованные классы, компьютеры, бассейны — всё прекрасно. Единственное, все учителя — родственники директора, без дипломов, без педагогического опыта. А вторая школа — барак. Не уютно, не чисто, неприглядно, но все учителя кандидаты педагогических наук и выше. Куда вы пошлёте своего ребёнка? Естественно, все ответят — в барак. Почему? Там учителя хорошие. Мы понимаем, что в школу ходят не ради красивых стен, а для того, чтобы у учителей научиться хорошему. Мы ценим учителей, ведь они долго готовились стать педагогами. Для того чтобы стать хорошим учителем, надо учиться пять лет и ещё хотя бы три года стажа.

Получается, что учителям требуется восемь лет учёбы, чтобы родители могли доверить им своё чадо на несколько часов в день. И тут мы должны задать себе непростой вопрос. А сколько учились мы, чтобы стать мамой и папой на всю жизнь?!! Ответ — нисколько.

Конечно, через 20 лет накопится опыт и можно будет поделиться своими ошибками. Но молодая пара — откуда им знать, как растить детей? Однажды я об этом спросил одного молодого папу, на что он мне ответил: «А что, родился, пусть живёт. Кормить будем, зарабатывать теперь надо…». Недавно молодой отец позвонил и спросил:

— Что делать? Сын жену бьёт. Я ему сказал этого не делать, а он не реагирует! Я даже стукнул его — не помогает.

— А сколько лет ребенку?

— Год и два месяца…

Скажите, откуда знать молодым родителям, что именно делать с детьми? Когда сказать, а когда промолчать? Когда разрешить, а когда запретить? Когда наказать, а когда не заметить? Это не приходит само собой по интуиции. Всему этому надо учиться.

Какой-то парадокс есть в мире. В школе нас готовили к взрослой жизни. Нас обучали чему угодно, от нотного стана до тригонометрии, и конкретное практическое применение этому есть, но немного и у немногих. Но когда приходит взрослая жизнь, практически все женятся и выходят замуж, и становятся родителями, и единственному самому важному и нужному для нас в жизни — как быть мужем и женой, как быть родителями — этому нигде не обучают! А ведь без этого не обойтись. Человек может получить профессию. Не понравилось — её можно поменять. Место работы можно поменять, но детей поменять нельзя и невозможно перестать быть родителем!

Быть родителями это колоссальная ответственность!

Но, к сожалению, типичная картина, когда молодая пара женится и рождаются дети: семейная жизнь входит в рутину, родители заботятся о ребёнке, но в основном о себе — работа, дела, мечтания, обиды… Все бегут, постоянная занятость. Но вот времени, чтобы осмыслить свою родительскую роль, — увы, нет!

Более того, абсурд и трагедия подобного положения в том, что отвечать за это не надо. В любой профессиональной области не допустят человека к работе, пока не удостоверятся, что он специалист, что у него есть диплом. Чтоб ничего не испортил. Если инженер — чтоб косинус с синусом не перепутал, а то мост может упасть. Если электрик, то надо знать, что с чем соединить, чтобы замыкания не было и т.д. Единственный род деятельности, для которого не требуется ничего — ни разрешения, ни диплома, ни знаний, — это быть мужем и женой, быть родителями. Что хочу, как хочу, так себя и веду! В этом и абсурд, что в отличие от людей других профессий, где за отсутствие соответствующего разрешения можно привлечь к суду, родители не несут никакой ответственности за свои ошибки и неподготовленность. Они могут делать со своими детьми что угодно, и никто им слова не скажет.

Быть мамой и папой это великая роль! И мы должны быть к ней готовы, постоянно учиться и повышать свою квалификацию. И как много горечи и боли, неудач и потерь можно избежать, благодаря, порой, маленькому совету или даже небольшой осторожности и продуманности действий.

Надо учиться, потому что мир изменился
[↑]

Но некоторые спросят: а для чего учиться? Мы же помним, как нас воспитывали, вот так и мы своих детей в том же духе воспитываем. Мои родители ничему не учились, и, тем не менее, я вырос нормальным!

Да, в конечном итоге все действительно вырастают. Вопрос — кем, вопрос — каким. Всегда забавно наблюдать, как эти эталоны «нормальности» всего лишь через пару минут начинают жаловаться на свои вечные проблемы и неудачи…

Но дело даже не в этом. Не все выросли неудачниками, и порой даже из разрушенной семьи могут выйти душевно здоровые и воспитанные дети. Проблема в том, что многое изменилось в мире и старый опыт жизни не всегда приемлем для современного общества. Вспомните: как росло старшее поколение, как они относились к своим родителям и учителям? А теперь присмотритесь, как растут современные дети: тут папа в ужасе, там мама в обмороке.

— Леночка, выбрось мусор! — даже голову не поднимет.

— Лёня, сделай уроки!

— Не приставай!

— Сделайте тише музыку!

— Говорите громче!

Крики, грубость, оскорбления, порой открытая наглость, вандализм, хулиганство. Дети стали относиться к родителям как к полезным ископаемым — это тогда, когда они полезны, то есть дают то, что детишки просят. А если не дают, то отношение — как к древним окаменелостям, как к «предкам»… К сожалению, эта картина многим родителям до боли знакома.

Что изменилось? Почему дети перестали слушаться? В чем корень зла? Если искать ответ в одном слове: у родителей исчез…

авторитет. Авторитетный родитель скажет — Леночка выполнит. Неавторитетный родитель скажет — Леонид даже не повернётся.

Если же захотим понять поглубже, что изменилось, то тогда стоит проанализировать подходы к воспитанию, сложившиеся на данный момент. Дадим им условные названия:

· Устаревший

· Никакой

· Современный

Рассмотрим их более подробно.

Метод воспитания — «устаревший»
[↑]

Устаревший метод воспитания всем нам знаком. А некоторым «до боли» знаком. Мы с ним выросли. В старом мире авторитет взрослых был беспрекословным. Он добывался постоянными замечаниями, критикой, строгостью, силой, страхом, наказаниями, а то и просто битьём. С личностью и желаниями ребенка совершенно не считались. Права голоса во взрослом обществе ребенок не имел. Когда хотели его позвать, обращались: «Эй, малый». За редким исключением так было принято практически во всем обществе. Если отец сказал «нет», то в голову не приходило оспаривать. Никто в младших классах не обсуждал учителей, хорошие они или плохие. Дети смотрели на старших по-другому. Их называли «дядя», «тётя»… Это старый метод. Он работал на протяжении тысячелетий. Раньше работал, но, увы, не сейчас.

Всё изменилось: мир бурно продвинулся и раскрепостился. Всё стало позволено. Общественная атмосфера, социальные отношения изменились. Теперь невозможно воспитывать ребенка в старом духе полного подчинения и страха наказания. Кто пойдёт по этому пути, убедится, что это только дело времени, пока дети не подрастут и просто не убегут из дому, а заодно и родителей ненавидеть будут. Ведь они видят, что у всех остальных, у соседей отношение в семье другое. Поэтому в наше время таким путем можно утвердить не авторитет, а произвол, и удостоиться звания не родителя, а тирана и самодура.

Увы, в наше время родительского авторитета устаревшим способом не добьешься.

Метод воспитания — «никакой»
[↑]

Этот подход к воспитанию не старый и не новый, он просто «никакой». Это поколение родителей, появившихся посередине. Старый метод уже применить целиком и полностью не могут, а новые передовые идеи педагогики еще до них не дошли. Вот к ним и относится большинство современных родителей. Если их спросить, воспитываете ли вы своих детей, то ответ будет утвердительный: «А как же»! Но если попробовать выяснить, в чём же конкретно состоит воспитание, то выяснится, что оно заключается в реакции на нехорошие поступки ребёнка. То есть если ребёнок не делает шума, родители дышат спокойно и заняты своими делами: «Пусть играется…». Как только ребёнок начинает мешать родителям, его замечают и начинают одёргивать, шикать, цыкать… чтобы не мешал, отбиваются от них… и это называют воспитанием.

Другими словами, у этих родителей нет никакой методики, и, откровенно говоря, они просто не знают и не пытаются выяснить, что делать со своими детьми. Всё на глазок, спонтанно, по настроению, по интуиции. В их домах с переменным успехом ведётся постоянная борьба за власть — кто кого. Иногда удается «изверга» заставить, а иногда приходится сдаваться. И когда дети вырастают, никак не могут понять, почему к ним такое отношение и почему их покалеченным детям не так просто в жизни…

Метод воспитания — «современный»
[↑]

Современный метод воспитания все время видоизменяется и основывается в основном на последних достижениях в области детской психологии. Так как этот подход царит во всем западном мире и наши родители все больше им увлекаются, то стоит уделить ему чуть больше внимания.

Этот подход противоположен «старому». Ребёнка не только не ограничивают, а даже и подталкивают к проявлению своих необузданных желаний. Как результат — та картина разрушения родительского авторитета, которую мы выше обрисовали.

Поверхностный взгляд может отнести это плачевное состояние родительского авторитета к слабости и лености самих родителей и учителей, ведь у них у самих забот хватает. Они сами душевно не созрели противостоять своим бунтующим детям, а отсюда поиск лёгких путей. Вот вам и современная идеология капитуляции. Ребёнок плачет? Дайте ему, что он хочет. Главное, чтобы не мешал. Ребёнок не хочет учить математику? Не надо, не перенапрягайте ребёнка.

Казалось бы, родители и учителя сбежали от трудностей. Конечно же, и это отчасти верно, но если покопаться, то откроется совершенно другой пласт понимания. Истинные причины современного жалкого состояния воспитания гораздо более глубокие. Они уходят в бурю принципиальных изменений во взглядах педагогов и психологов за последние сто лет. Ветер передовых идей педагогики подул впервые из Америки ещё в конце 19-го века.

Прославленный педагог Джон Дьюи организовал в Чикаго экспериментальную школу, которая просуществовала 7 лет, но оставила глубокий след в передовых педагогических кругах Америки. Основная его идея состояла в неприятии воспитания как средства подготовки ребёнка к взрослой жизни. Многочисленные последователи развили его подход, но теоретическую базу этим революционным идеям дали работы знаменитого Зигмунда Фрейда. Из всей массы идей, повлиявших впоследствии на весь мир, подчеркнём одну. Фрейд утверждал, что жесткий подход и давление на ребёнка приведут его к невротическому расстройству. Он вырастет жестоким и непродуктивным, опасным для общества. Нельзя детей наказывать и держать в страхе. Так поняли Фрейда.

Но этот подход подвергался критике ещё в те времена. Впоследствии многие педагоги писали, что Фрейд был неправильно понят. Свою идею он выдвинул на фоне преувеличенно жесткого отношения к детям, царившего в тот период. Поэтому он не имел в виду, что детей совсем не надо наказывать. Его исследования всего лишь показывали, что нельзя перегибать палку, нельзя полностью подавлять личность ребенка. Но, несмотря на это и на то, что экспериментальные школы никаких существенных результатов не дали, эти идеи захватили умы педагогов, а затем и родителей.

Не вдаваясь в подробности и имена последователей, скажем, что в 30-е годы все идеи перекочевали в Европу, видоизменились и особенно бурно развились после войны. А в 50-е годы израильское Министерство просвещения импортирует эти идеи в Израиль, и они становятся основной педагогической доктриной. Со временем они были приняты во всех школах, а заодно и родителями.

Давайте коротко перечислим основные посылки этой идеологии. Новый прогрессивный подход поставил знак равенства между детьми и родителями. От детей нельзя ждать подчинения родителям, а только добровольной кооперации. То есть, нельзя детей заставлять, а что уж совершенно запрещено — наказывать.

И если были времена, когда поставили под сомнение право учителей прививать детям определённые ценности и обучать, что им следует делать, то со временем поставили под сомнение само родительское право воспитывать своих детей.

Это был закономерный результат процесса постоянного расшатывания неоспоримых тысячелетних истин. Как это происходило? Вначале стали спрашивать: а кто сказал, что нужно жениться? Кто сказал, что следует растить детей? Кто сказал, что семья состоит из отца и матери? А затем: кто сказал, что у родителей есть право обучать своих детей? Откуда они знают, что это верно? Откуда у нас право навязывать детям идеи, которые мы сами не совсем понимаем, а главное, до конца в них не верим? Откуда у нас право их путать своей запутанностью? Только потому, что они маленькие, а мы сильные, и они сопротивляться не могут? И отсюда следующее сомнение: а откуда у родителей вообще право воспитывать детей? Вы слышите? Детей вообще нельзя воспитывать! Хорошо и полезно для ребенка, когда ему не говорят, что делать. Нельзя его заставлять и тем более наказывать. Это ранит тонкую детскую душу. Родитель должен быть другом своего ребенка. Квинтэссенция этого подхода в крылатой фразе: «Нет плохих детей. Есть дети, которым плохо».

Так ребенок был поставлен в центр, где ему и хотелось быть. А родители побежали по кругу вокруг них. Теперь у детей есть только права и нет никаких обязанностей. Родители теперь не говорят им слово «надо», а говорят: «Тебе стоит», «Тебе так выгодно», «Может, попробуешь?».

И тут мы подошли к центральной идее: нельзя воспитывать ребёнка, он должен расти сам! Это имел в виду Джон Дьюи, когда проповедовал, что не надо готовить ребенка к взрослой жизни. Какая красивая пленяющая идея! Ребёнок как дерево. Посадили — оно само растёт. Надо только правильно поливать. Ребёнку надо только создать соответствующие условия, и он сам вырастет. Поэтому, цитирую одного местного профессора: «Не только семья, но и сама школа должна предлагать услуги, а не заниматься воспитанием. Надо только создать условия вокруг ребенка, и он сам раскроет свою личность»…

Ой! Какая трагическая ошибка! Дорогие профессора забыли, что, действительно, из саженца вырастет дерево, из новорожденного волчонка — большой волк, из ягненка — баран, а вот из ребенка совсем не ясно, что вырастет человек! Сколько колоссальных усилий требуется, чтобы привить ему человеческие навыки! Личность строится годами. Она сама по себе не появляется.

Вот так психологи старый мир разрушили, а новый, увы, не построили. Так они породили мир, полный сомнений и лишённый какого-либо авторитета. Нет ни в чем уверенности, нет рамок, нет обязанностей, нет ориентиров, нет критериев, нет направляющей руки. Детям просто говорят: «Растите». Это можно образно представить так: на перекрёстке дорог в торжественной обстановке собрались все психологи и учёные мужья, а посередине — маленький ребенок. И они с огромным удовлетворением указывают ребенку на столб с указателями и хором кричат: «Выбирай! Мы отстояли тебе твоё полное право выбирать себе путь жизни!» А ребёнок хлопает глазами, а то и ушами, видит: указатель влево, указатель вправо. Присмотрелся — обе таблички пустые, там ничего не написано. На основании чего выбирать? Между чем выбирать? Вот это та плачевная ситуация, в которой мы находимся. Как сказал тот же профессор: «Есть информация, но нет ориентации». А отсюда и результат: полная детская запутанность и распущенность с одной стороны, а с другой — полное разрушение родительского авторитета. Без ориентиров и рамок теперь всё дозволено. Теперь можно родителей в квартиру не пустить, ведь они мешают — друзья пришли. А учителям можно проколоть скаты машины, если плохую оценку поставили, или просто при всех оплеуху залепить…

Процитирую остроумное высказывание одного из больших воспитателей прошлого: «С переходом от авторитарного режима к либерализму муж потерял власть над женой. Отец не знает, что ему делать с матерью, а мать перестала понимать, что делать с отцом. И когда оба они перестали понимать, что им делать друг с другом, они перестали понимать, что им делать со своими детьми. Единственные, кто в этом запутавшемся поколении знает, что им делать, это дети. Они очень хорошо знают, что им делать со своими родителями…».

Иронизируя, можно сказать, что психологи себя без работы не оставили. Вначале они приложили огромные усилия, чтобы спасти детей от родителей, а теперь со всем энтузиазмом пытаются спасти родителей от детей. Единственное светлое пятно во всем этом — что ещё не все родители доросли до глубины понимания передовых идей, а те, которых уже осчастливили, не всегда хорошо справляются с директивами психологов, сохраняя свои здоровые родительские инстинкты. И неспроста всё больше и больше слышны голоса ведущих специалистов, которые во всеуслышание не стесняются признаться в своих ошибках.

Группа американских психологов недавно выдвинула революционную идею: «Да, детей можно бить. Естественно, умеренно, не сильно, редко. И это даже полезно для их душевного здоровья». Профессор Оливер из тель-авивского университета по радио публично признался, что поставить ребенка в центр — это была огромная ошибка. Дать детям удовольствия без каких-либо условий — ошибка. Недавно вышла его книга под названием «Восстановление родительского авторитета», где он призывает родителей и воспитателей остановить и ограничить современных детей, маленьких тиранов, которые опьянели от своей силы и неограниченной наглости… «Мы всё дали этим разбалованным детям, а о себе забыли». Эта книга в короткий срок превращается в бестселлер и продаётся в десятках тысяч экземпляров в Израиле. Можно привести массу других подтверждений и цитат признания ошибочности концепции, которая существует в Министерстве просвещения.

Завершим эту тему интересным проницательным высказыванием: «Разрешить ребенку всё — это значит относиться к нему как к взрослому. И это вернейший способ добиться того, чтобы он никогда не стал взрослым…». Просто и ясно.

Неизменяемый рецепт древности
[↑]

Итак, надо смело признать: все три подхода к воспитанию детей неприемлемы. Старая система — потому что устарела. Новая — потому что не дозрела. А если только отбиваться от детей, то такой же результат и будет. Тут перегнули, там недогнули, на это глаза закрыли. Что же делать? Может, существует какой-то другой путь воспитания детей, разумный, умеренный, уравновешенный, рациональный?

Ответ — да, есть. Такой путь существует и практикуется столько лет, сколько насчитывает история нашего еврейского народа. Более 3200 лет еврейская мама и еврейский папа воспитывают своих детей. Это воспитание не только в любви, мягкости и ласке, но и в требовательности и строгости. Этот педагогический подход был раньше, в древности, он есть сейчас и будет использоваться в будущем. Он не меняется и не зависит от времени, так как создан не человеком, а Тем, Кто человека создал.

Давайте немного покопаемся с его основными положениями. Постараюсь не утомлять вас многочисленными цитатами, а попробую выразить те же идеи в простой общепринятой форме.

Приоритеты
[↑]

Вначале короткое вступление. Первое, что бросается в глаза в традиционной еврейской семье, это то, какое значение придаётся воспитанию детей. Где оно находится с точки зрения жизненных приоритетов.

К сожалению, в мире в целом интерес к воспитанию, как и к самим детям, не всегда находится на достаточном уровне. Как часто можно слышать о пренебрежении к жизни ребёнка ещё до того, как он появился на свет. Почему-то уже появившиеся на свет люди считают, что вправе решать за тех, кто ещё не появился, кому родиться, а кому нет. Забывают, что и они только по чьей-то милости в этот мир появились.

Да и рождённый ребёнок не всегда радость приносит. Порой озабоченность, порой усталость, порой просто время отнимает. А уж ещё об одном ребёнке — об этом и речи порой не идёт. Собаку легче завести. Однажды слышал, как одна мама в сердцах сказала о своем сыне: «Три года, выброшенных из жизни! Пару месяцев после свадьбы бац — и рылом в пелёнки! Три года бессонницы, а ведь многое могла бы успеть за это время: турпоход, курорт, карьера…».

В наше время действительно многое изменилось. Быть мамой, просто мамой, уже не столь почётно. Однажды случайно услышал разговор двух женщин. Одна рассказывала о себе и спросила другую: а чем ты занимаешься? Она ответила: «Я ращу своих детей». На что та отреагировала: «А-а, домохозяйка?». Сразу можно было увидеть, как несчастная мама вся сжалась от стыда. Ведь она всего лишь мама…

Однажды один известный раввин читал лекцию на тему семейной жизни. К концу лекции одна слушательница поинтересовалась: а чем занимается его жена? Он не растерялся и рассказал, что она организовала детский сад для беспризорных детей. Далее он подробно поведал о её необыкновенной преданности и о тех колоссальных усилиях, которые она прилагает, чтобы их всех накормить три раза в день, достойно одеть, обуть, помочь в приготовлении уроков. Без нее эти дети слонялись бы грязными, голодными по улице и докатились бы до подворотни с наркотиками и преступностью. Описание было настолько трогательное, что все присутствующие со слезами на глазах встали в честь великой жены и стали бурно аплодировать. А когда шум в зале утих, то рав добавил, что, кстати, восемь детей, о которых он тут упомянул, — это её родные дети… Присутствующие пришли в полное замешательство… До какой степени материнская роль упала в наших глазах! Даже чужих детей почётнее воспитывать, чем своих.

Итак, первым условием успешного воспитания является высокий уровень приоритета среди остальных жизненных потребностей. Многое зависит от того, как родители расценивают свою родительскую роль. Является ли это для них обузой, некой обязанностью, которую они вынуждены выполнять, или видят в этом — и мама в основном — свою основную миссию в мире. Что главное, а что второстепенное. Вот в этой точке начинается еврейская мама. Она может работать, помогать другим, учиться, но основное — её дети (естественно, после мужа).

Ведь тому, что человек считает важным, он и отдаёт своё внимание и силы, тогда есть и желание этому учиться, совершенствоваться. Вот такими и должны быть родители: осознающими важность своей роли, уделяющими этому внимание и желающими учиться быть родителями. Вот с этой позиции понимания роли родителей как первостепенной мы сможем продолжить наше рассмотрение.

Теоретическое определение воспитания
[↑]

Итак, для начала необходимо выяснить, что является воспитанием. Попробуем найти сначала теоретическое определение, а затем практическое. Обратимся к еврейским источникам.

На первый взгляд, мы находим два разных определения, по видимости не связанные между собой.

Одно в знаменитых мудрых притчах царя Соломона, в книге Мишлей: «Воспитывай отрока согласно пути его так, что когда он состарится, не собьётся с этого пути». Объясняют комментаторы: чтобы не сбился с какого «пути»? Пути воспитания самого себя! То есть суть воспитания в том, чтобы привить ребёнку желание себя воспитывать.

С другой стороны, современный источник, Рав Деслер, даёт другое очень ёмкое и точное определение сути воспитания ребёнка в двух словах — «формирование совести». Воспитание — это формирование совести ребёнка.

Чтобы понять глубже эти определения, необходимо прежде обратиться в общих чертах к прояснению, что есть человек.

В становлении человеческой личности есть две стороны: врождённая и приобретённая.

С одной стороны, ребёнок рождается с заранее предопределёнными качествами, наследуемыми от родителей. Телесные инстинкты, свойства характера, способности и т.д.

С другой стороны, новорожденный — как чистый лист бумаги, с чистой душой, tabula rasa. На этом чистом «листе» души ещё ничего не записано, ничего ею не сделано, ни плохого, ни хорошего, ничего не пережито. И с момента рождения, а некоторые утверждают, что и раньше, начинается ежесекундное построение своего Я.

И врождённая, и приобретённая сторона личности представляют для человека большой вызов и испытание. Врождённая — как её обуздать, а приобретённая — что в неё вписать. А отсюда, надеюсь, становится понятно, как упомянутые два определения дополняют друг друга, говоря о врождённой и приобретённой сторонах личности.

Врождённые свойства
[↑]

Итак, ребёнок появляется в мир как дикий необузданный ослёнок. Так его у нас и определяют: «дикий ослёнок», толкаемый в разные стороны сильными «ослиными» желаниями, которые исходят из животного начала человека. Так по Б-жественному плану человек начинает жизнь. А завершить её он должен… как ангел. Для этого необходимо постоянно и постепенно это «дикое начало» обуздывать. Приучить ребёнка сдерживать себя и поступать вопреки первичным инстинктивным желаниям. Основной вызов человеку — не оставаться таким, каков он есть. Не говорить: всё, я такой, я не могу измениться, а, наоборот, до конца жизни пытаться своё животное начало укротить.

Обратите внимание. Мы всё время говорим о воспитании, подразумевая, что процесс воспитания приведёт к желаемому результату — воспитанным детям. А что есть воспитанность? Большинство людей понимают под этим общую культуру поведения, вежливость, любезность и т.д. Да, и это необходимо, но на самом деле воспитанность — это способность ребёнка воспитывать самого себя, то есть силой разума противостоять своим инстинктивным телесным желаниям.

Об этом и говорит Царь Шломо: «Воспитывай отрока согласно пути его, так чтобы, состарившись, не сбился с этого пути». Цель воспитания — привить ребёнку желание себя воспитывать. Заложить эти основы в детстве, и когда он вырастет, продолжит самовоспитание.

Приобретённые свойства
[↑]

Теперь обратимся к качествам приобретённым. В момент появления в мир человек — как бы «чистый лист бумаги». Ещё ничего не прожито. Но постепенно события жизни, окружающая среда в активной и пассивной форме начинает формировать личность ребенка.

Таким образом, человек — это совокупность всего, что он видел, слышал, говорил, думал, нюхал, пробовал… То есть, всё, что он ощущал с момента рождения и до данного момента. Человек — результат своего прошлого. Человек — это не сколько он весит, что он ест или сколько денег на его счету. Человек — это прожитый мир представлений и ощущений, это его мысли. Каждая минута жизни добавляет ещё один кирпичик в здание, название которому Человек. Так он растёт и начинает сталкиваться с острыми жизненными ситуациями.

Вот тут появляется вопрос: как он будет при этом поступать, согласно каким критериям выбирать себе дорогу в жизни? Ответ: всё зависит от того, что записала окружающая среда и, в первую очередь, родители на тот чистый лист детской души. Согласно этому себе и дорогу в жизни будет выбирать. И неважно — намеренно или ненамеренно, знают об этом родители или не знают. Что в ребёнка будет вписано, тем он и будет. Впишете мальчику, что счастье в кулаках и толстом кошельке, то и ценить будет. А если впишем, что счастье может быть в уважительном отношении к другим, так, может быть, это будет ценимо. Если в девочку вложим, что она должна «товарно» выглядеть, то только об этом будут её заботы. А если, наоборот, изначально попытаемся подготовить её к великому долгу жены и матери, то и её стремления будут совершенно другими. Вот так постепенно формируется внутренний мир человека. Так приходит осознание, что есть добро и зло, какие качества важны в человеке. Вот так постепенно формируется его совесть. Вот в этой точке и есть понимание, что есть воспитание.

Слова «совесть» и «компас» на еврейском языке однокоренные. Компасом мы пользуемся, чтобы не потерять ориентиры, не сбиться с намеченного пути. Вот для этих же целей существует у нас и совесть. Она внутренний компас всех духовных ценностей и этических норм человека. Совесть не дает человеку отклониться от намеченной цели. Вот в формировании этой совести и состоит вторая сторона воспитания ребенка.

Что мы хотим добиться от наших детей? Прежде чем они выйдут одни в бурный океан жизни и начнут выбирать себе дорогу, они должны получить ориентиры: что можно, а что нельзя; что принять, а что оттолкнуть; что хвалить, а что осуждать; от чего устраниться, к чему приблизиться; чему себя посвятить, а на что не стоит обращать внимания. Ведь все эти представления у человека в любом случае появляются. Весь вопрос, откуда…

Откуда у человека мнение? Вы заметили, что у нас есть мнение по любому поводу? Что нас ни спроси, всё знаем, сразу, на месте. Еще и отстаивать это будем! Но откуда оно? Ответ пугающий: первое мнение, которое мы слышали, как правило, становится нашим мнением. Всё, что мы слышали, записывается в подсознании и неосознанно становится нашим мнением. И более того, это становится нашим предвзятым мнением. Нам порой кажется, что мы обладаем самостоятельным взглядом на тот или иной вопрос, событие, сами решаем, сами делаем выводы. Это не всегда так. Скорее, наоборот. Не факты и события меняют мнения человека, а наоборот, согласно своему предвзятому мнению он расшифровывает и оценивает происходящее. Мы ходим со своим заранее приготовленным мнением по любому поводу и согласно этому даем оценки: это хорошо, а это плохо.

Вот это и есть те самые ориентиры в жизни, которыми человек будет руководствоваться всю свою жизнь. Теперь становится понятно, насколько важно заложить в ребёнка с самых ранних лет тот самый фундамент первоначальных ценностей в жизни, первых идей. Те первые кирпичики представлений, которые сформируют его понимание: что принять, а что оттолкнуть, что осудить, а что похвалить, что главное в жизни, а что второстепенное. Теперь мы понимаем, насколько важно, чтобы те самые первые кирпичики были заложены не в подворотне, не рекламой, не всем случайно увиденным и услышанным, а были всецело из авторитетных источников, полных мудрости, жизненного опыта, проверенных тысячелетиями. Вот это высокая цель воспитания.

Воспитание — установление в душе ребёнка точных духовных и этических ориентиров. Это и есть та самая совесть, которая будет руководить им в течение всей его жизни, позволяя ему выбрать правильный путь, а заодно даст возможность изменить себя.

Другими словами, воспитание — привитие с малых лет на «чистом листе» души ребёнка качеств: скромности, честности, уважения к родителям и старшим; терпения, и ответственности, умения уступать и делать усилия, привитие трудолюбия, развитие любознательности и желания учиться и ещё длинный-длинный список. Всё это мы должны нашему ребёнку привить.

Именно это имел в виду Рав Деслер, определяя суть воспитания ребенка в двух словах — «формирование совести».

Что есть воспитание практически?
[↑]

Теперь, после того как прояснилась теоретическая часть воспитания, можно перейти и к вопросу о том, как реализуется воспитательный процесс.

Рав Нойвирт определяет, что воспитание — это привитие ребенку правильных привычек. Другими словами, воспитанность — это привычка ко всему хорошему: хорошим мыслям, хорошим чувствам, хорошим действиям. Воспитание — это последовательное и терпеливое привитие с самых ранних лет хороших и полезных навыков своим детям, пока это не станет их привычкой.

К примеру, не так легко уступать место в автобусе пожилым людям. Но если с детства нам привили эту привычку, то, попав в такую ситуацию, мы избежим трудной борьбы с самими собой и нам гораздо легче будет встать и предложить помощь. А как конкретно этого добиться? Не идеями, не чтением морали, а действиями. Наши мудрецы определяют это так: «За деяниями человека тянется и его сердце». Человек делает, и за этим его сердце и тянется. Что это значит?

Любое действие человека не проходит бесследно. Условно говоря, любое действие оставляет некий след в человеческой душе. И когда действие повторяется много раз, то этот след настолько углубляется, что теперь может произойти обратный процесс — он начинает влиять на само действие человека. Это и есть привычка человека. Делаем ещё раз и ещё раз, пока к этому не привыкаем.

Для того чтобы углубить понимание, приведу интересный вопрос, который разбирается нашими мудрецами. Предположим, вы хотите помочь другим людям материально, у вас есть 1000 долларов и вы хотите эти деньги дать на пожертвование. Что лучше сделать: дать одному бедняку 1000 долларов или 1000 беднякам по 1 доллару? Казалось бы, простая бытовая логика подсказывает, что 1000 беднякам от одного доллара пользы никакой. Лучше помочь одному как положено. Но ответ, который дается нам, другой: нужно раздать 1000 беднякам по 1 доллару…

Смысл пожертвования мудрецы видят не только в материальной помощи нуждающимся, но и в исправлении дающего, избавлении его от качества скупости. Деньги, как правило, с лёгкостью прилипают к нашим карманам, и с трудом их оттуда можно «вырвать». А давая пожертвования многократно, мы возводим это в ранг хорошей привычки и тем самым исправляем себя, становимся щедрее, лучше. Получается, что подобное милосердное деяние не закончилось одним милосердием, но и повлияло на самого творящего это милосердие. Если человек сделал что-то хорошее — меняется к лучшему. Сделал что-то плохое — всё у него внутри меняется к худшему. Вот так хорошими делами прививаются хорошие привычки, и в соответствии с ними человек и пойдёт по своей жизни.

А что произойдет, если мы не будем заниматься привитием хороших привычек? Ответ: тогда у ребенка тоже появятся привычки, но уже не человеческие, а те самые ослиные, которых мы никак не хотим. Ведь каждый знает по себе. Как часто наши планы и намерения не осуществляются, так много из желаемого не достигнуто, неудачи, недоразумения, а в конечном итоге горе и обиды, а из-за чего? Привычки! Я уже так привык! Не могу по-другому! Тут не встал, там проспал, тут натворил — привычки. Привычка управляет нами.

А когда они сложились? В детстве. Поэтому так важно, чтобы с самых ранних лет родители постепенно, с терпением прививали детям хорошие привычки: встать рано, убрать постель, личная гигиена, правильное питание, усидчивость и прилежание, терпение и целеустремленность, не убегать от трудностей, а преодолевать их, ясные духовные ориентиры, что такое хорошо, и что такое плохо и многое другое. Итак, прививать привычки и давать упражняться в этом ещё раз и ещё раз, то есть воспитывать, надо с раннего детства. В этом и заключается практическая реализация идей воспитания. Но…

Как заставлять?
[↑]

На одной из лекций присутствовал один папа, который с этим не совсем согласился и объяснил почему. «Я мечтал, чтобы мой сын Леонид стал композитором…» Выяснилось, что для начала он заставил его играть на аккордеоне. Лёня учился играть на аккордеоне шесть лет. Точнее, Лёню заставляли учиться шесть лет. И когда Лёня вырос, он почему-то совсем не хотел слышать о музыке. Аккордеон стоял в углу как экспонат. Вот папа нам и сказал: «Всё, что вы говорите, неверно. Сколько ни повторяй, ничего не поможет, хорошая привычка не прививается!».

Пришлось с ним согласиться. Только вот почему действительно это не получается, надо объяснить подробнее. Однажды пришли к знаменитому раву Хафец Хаиму, который жил в 19-ом — начале 20-го века, с каверзным вопросом: «Вот вы говорите, что если человек будет делать что-то хорошее снова и снова, то это войдёт у него в привычку. А вот что с отставными казаками?». Действительно, как же так? 25 лет в зной и холод, в грязи и снегу они служили своему императору верой и правдой. Когда искали синоним храбрости, проворства, быстроты, целеустремлённости, это были «казаки». Но вот после долгих лет службы приходило время и они выходили на почётный отдых, в отставку, и тогда происходила метаморфоза. Если теперь искали название для кого-то развалившегося на печи или бесцельно шатающегося по улице, это было «отставной казак»… Как же так? 25 лет упражнений и привития хороших качеств проворства и целеустремлённости, и никаких результатов… Ответил им рав коротко: «25 лет эти казаки скакали к печке, погреться». То есть 25 лет они проворно скакали по снегам и болотам, выполняя приказания командиров, но при этом 25 лет мечтали и видели перед собой тот день, когда мирно усядутся у теплой печки и никто-никто ими командовать не будет. Вот тут и причина. Они никогда не хотели быть проворными и целеустремлёнными, поэтому никакого влияния эти действия на них не оказали.

А отсюда: чтобы привить человеку что-то хорошее, необходимо, чтобы сам человек этого хотел или, по крайней мере, не желал обратного. Вот таким образом мы и должны прививать нашим детям привычки, чтобы, когда они вырастут, продолжили бы самостоятельную жизнь в соответствии с этими привычками. Надо делать так, чтобы они этого хотели.

Итак, как достигается воспитание? Положительным усвоением, то есть многократным повторением действия при условии, что ребенок это хочет делать или, по крайней мере, не сопротивляется этому.

Воспитание или дрессировка
[↑]

И тут мы подошли к большой теме под названием «Воспитание или дрессировка». Проблема, что большинство родителей пытаются своих детей не воспитывать, а дрессировать. В частности, Лёнин папа этим и занимался.

Что такое дрессировка? Мы часто встречаем дрессированных животных. Как можно выдрессировать, к примеру, медведя? Оказывается, при большом упорстве это возможно. Если подложить под передние лапы медведя горящие угли, он взревёт и встанет на задние лапы, поднимая передние. Как только передние лапы подняты, тут же в рот ему кладут мёд. И при этом тут же он слышит хлопок плетки дрессировщика. И так ещё раз и ещё раз. Так постепенно, раз за разом. Пока в один прекрасный момент станет достаточно только хлопнуть — и медведь сразу поднимется на задние лапы. Вот так дрессируют медведей. А как детей? Оказывается, приблизительно так же.

Поделюсь с вами интересным наблюдением. Как правило, на занятии на эту тему я задаю родителям провокационный вопрос: «А вы своих детей воспитываете?». И ещё не было занятия, чтобы один из редких присутствующих пап не отреагировал с таким удовольствием: «А как же, я его ка-а-а-а-к…». Дорогие папы, вы полагаете, что, наказывая, воспитываете? То есть воспитание равно наказанию? А ведь всё наоборот: из-за того, что отсутствовало воспитание, пришлось наказывать! Если уж пришлось поднять руку на своего ребёнка, значит, он уже успел что-то натворить, уже поздно…

Во-вторых, и это основное, когда мы прививаем ребенку что-либо силой, наказанием, криками, критикой, нервами, слезами, то несмотря на то, что он это выполняет, у него создаётся внутреннее сопротивление желанию родителей. Они этого не хотят ни слышать, ни выполнять, но что? Приходится подчиняться. Вот это и называется дрессировка, а не воспитание.

Давайте вспомним собаку Павлова. Когда собаке давали поесть, зажигалась лампочка. В следующий раз снова давали поесть, снова зажигалась лампочка, пока на определенном этапе не начиналось: как только зажигали лампочку, у собаки слюнки текли. То есть исследователям удалось привить условный рефлекс собаке: зажигание света связано с принятием пищи.

А теперь перейдём от собаки Павлова к Лёне. Почему Лёня не захотел продолжить учиться играть на аккордеоне? Потому что он при словах «Лёнь, аккордеон» — всем телом вздрагивал. Ведь шесть лет его погоняли, заставляли. Весь его ассоциативный мир, связанный с игрой на аккордеоне, связан со страхом, с неприятными чувствами.

Воспитание насилием и угрозами подобно сжатой пружине: как только отпустим, тут же распрямится. Так и Лёня слушался, пока его одного не оставили. И тогда пружина распрямилась, и теперь от него можно слышать только одно: «Не хочу музыку».

Да, отец может запустить чем-нибудь в Гриню и крикнуть: «Иди, учись!». И Гриша пойдёт, но вот только что там, в душе Гриши, произойдёт? Он поймёт: «Да, папа сейчас сильней. Надо переждать. Еще три года, а там посмотрим, кто кого!».

Но пока Гришка учится, и папа доволен. Вот только через три года папа никак не поймёт, что случилось с сыном, почему совсем забросил учебу? Сколько есть родителей, от которых можно услышать ту же жалобу. Не поймём: в школе сын учился хорошо, чуть ли не отличником был, а почему он не может учиться в институте? Почему его оттуда выгнали? Ответ тот же. Прижали Гриню, как пружину, а когда он остался один, то пружина распрямилась и Гриша захотел чего угодно, только не учёбы. Вот тут родительская ошибка — навязываем нашим детям внешнее поверхностное отношение к учёбе вместо того, чтобы привить им само желание учиться. Увы, занимались дрессировкой, а не воспитанием…

Но так не должно быть. Родители должны стремиться к тому, чтобы ребёнок сам захотел усвоить все ценности и качества. На профессиональном языке это называется положительное усвоение.

Объясним это глубже и свяжем с теоретическим определением. Когда говорят ребёнку: «Делай то-то» и он это делает, это не воспитание. Он это делает, но следа в душе это не оставляет. Это автоматическое действие. Когда же говорят ему: «Так следует поступать» и он это сам делает, и это происходит снова и снова, вот тогда действие действительно оставляет след в душе ребенка. Вот этот неизгладимый след и называется совестью. В этом и есть родительская цель.

Говорят наши мудрецы, что совесть — это вакцина против наших желаний. Когда у человека появляется какое-то не очень хорошее желание вопреки велению совести, то начинается внутренняя борьба. И чем сильнее прививка совести, тем больше шансов у человека победить. К примеру, ребёнка приучили говорить правду. Когда он попадёт в непростую ситуацию, начнётся у него внутренняя война между велением совести и желанием той выгоды, которую он получит ото лжи. И есть шанс, что совесть победит. Но если ребёнок не был правильно воспитан, а слышал время от времени поверхностные нотации о недопустимости лжи, то никакой внутренней войны не произойдёт. Отвращение ко лжи и полное её неприятие не было вписано в его душу. И тогда совесть в этой точке будет отсутствовать.

И так во всём. Например, пьянство и наркомания. Насколько родителям удастся привить детям понимание колоссального вреда, который могут нанести пьянство и наркомания, настолько больше шансов будет у детей противостоять влиянию друзей на улице и в подворотне.

И так не только в области негативного, но и в позитивной части воспитания. Следуя правилам положительного усвоения, это можно сформулировать так: родители должны предпочесть не сиюминутный результат в поведении ребёнка, а желание самого ребенка вести себя определённым образом. Например, когда отец учится с сыном, цель не в том, чтобы сын знал, а чтобы сам процесс учёбы был сыну приятен.

Итак, подведём промежуточный итог.

Родители должны заниматься воспитанием детей, а не дрессировкой. Разница между ними: дрессировка только прикрывает зло в ребёнке и создаёт впечатление приобретения необходимых ему качеств, воспитание же приводит к тому, что сам ребёнок не хочет этого зла, а всё хорошее хочет сам приобрести.

Возрастные группы
[↑]

После определения «воспитания» зададим следующий вопрос. А для всех ли возрастных групп должен быть один и тот же педагогический подход, ведь дети в процессе роста очень меняются?

Для ответа снова обратимся к нашим источникам. Царь Давид в своих знаменитых Псалмах (Тэилим 127:4) уподобил воспитание стрельбе из лука. Дети уподобляются стреле. Лук — средствам воспитания. Сам выстрел — процессу взросления. Родители — умелому воину, посылающему эту стрелу в цель.

Чтобы стрела попала в цель, стрелку необходимо пройти несколько этапов. Во-первых, нужно знать, куда стрелять, надо выбрать цель. Во-вторых, лук и стрелу надо взять в руки. В-третьих, лук надо сильно натянуть. В-четвертых, точно прицелиться. В-пятых, требуется особое искусство ловко выпустить стрелу из лука. И шестой этап — стрела в полёте. Вот так же и воспитание. Пройдёмся по всем этапам.

Первый этап. Родители должны иметь цель в воспитании, должны знать, куда целятся, чему они собираются обучать детей, чего они хотят от них в дальнейшем, какие человеческие ценности, этические нормы хотят привить. Ведь без чёткого понимания цели воспитания, что стремимся достичь, воспитание будет подобно стрельбе в никуда. Определению, что есть воспитание, было посвящено всё наше занятие.

Второй этап. Родители должны взять детей в руки. То есть — не как принято в современной педагогике, что нельзя ребёнка воспитывать, а, наоборот, обязаны воспитывать. «Воспитывай отрока…», — говорит царь Соломон. Вопрос, с какого именно возраста начинается воспитание?

Этот вопрос однажды задал знаменитому раввину Хазон Ишу папа восьмидневного сына, на что получил ответ: «Что? Когда начинать воспитание? Только сейчас вы опомнились?» О том, что имел в виду мудрый рав, есть два мнения. Одно — что воспитание ребёнка начинается с воспитания и подготовки самих родителей, за много лет до рождения их ребёнка, ведь только у воспитанных родителей могут вырасти воспитанные дети. Другое мнение — что влияние родителей на ребёнка начинается в момент его зачатия, когда чистота намерений будущих родителей определяет его основные врожденные качества.

То ли так, то ли так. Мы видим, что, по крайней мере, следует начать воспитание с рождения ребёнка или даже раньше. Исследования показывают, что ребенок уже в утробе матери слышит. Ему передаётся многое, что будущая мама ощущает. А с момента рождения, когда, казалось бы, единственные безобидные потребности ребёнка это есть и спать, уже устанавливаются привычки потребления пищи на всю жизнь. И всё зависит от результата переговоров между ребёнком и источником питания — мамой. То ли мама, как львица, будет бросаться на каждый позыв ребёнка и моментально удовлетворять его первое желание (только потом она не поймёт, почему ребёнок такой несдержанный), но тогда младенец будет диктовать маме режим дня, то ли уже с этого младенческого возраста (в районе 6 месяцев) мама начнёт приучать ребёнка к режиму дня.

Беря «лук со стрелой» в руки, надо помнить, что дети не похожи друг на друга. То есть, у нас дети все разные. А так как дети разные, то и подходы к ним должны быть разные. Как сказал царь Шломо, «воспитывай отрока согласно пути его…». У каждого ребёнка — свой путь.

Не могу удержаться, чтобы не привести интересный эпизод. В одной семье мама объявила своим трём дочерям, что она собирается идти на свадьбу. Тут же каждая из них отреагировала по-своему. Первая обидчиво: «А почему я не иду с тобой?». Вторая радостно: «Мама, поздравляю, как здорово, передавай мои поздравления!». Третья плаксиво: «Ой, а когда ты вернёшься?». Вот так, несмотря на родительские старания и то, что всё происходит в одной семье, у всех детей разные гены и разный внутренний мир. Нельзя подходить ко всем с одними мерками. Надо помнить, что всё, что мы скажем в дальнейшем, может подойти одному ребенку, а второму может не подойти. Не все методы надо сразу выливать на детей, надо разобраться вначале, подходит это или нет. Требуется большая родительская проницательность, чтобы понять особенности каждого ребенка и найти к каждому из них свой индивидуальный подход.

Кроме, того что ребёнка надо воспитывать, стоит упомянуть, кто в этом должен принимать участие, а кто — нет.

Во-первых, для того, чтобы все предпринимаемые усилия оказались эффективными, необходимо, чтобы в воспитании ребенка участвовали и мама, и папа. Это намёк на тех пап, которые решили, что, отработав рабочий день и заработав на хлеб и ботинки, они освобождены от всего, что происходит в доме. Дорогие отцы, спокойный вечер у телевизора в конечном итоге обойдется вам очень дорого в будущем! Не убегайте от родительской ответственности, будьте мужчиной. И особенно важно ваше участие в воспитании мальчиков. И чем они становятся старше, тем это становится более важно.

Второе: необходимо полное согласие между мамой и папой. Если этого нет, забудьте, что есть воспитание. Разногласия разрушат всё, союз — даст шанс успеха.

Третье: в воспитательном процессе участвуют мама и папа, но не бабушка. Ответственность за воспитание детей на родителях, а не на бабушке (конечно, кроме исключительных случаев).

Третий этап. После того, как намечена ясная цель, приходит начальный этап — лук нужно сильно натянуть. Это требует сильного напряжения и больших усилий. Так и в воспитании. Основное усилие делается вначале, когда ребенок маленький. И так же, как луку «больно и неприятно» оттого, что его сгибают и «не считаются с его мнением», может быть неприятно или даже больно ребёнку, когда стараются его ослиные желания выправить.

А с другой стороны, родительский успех всецело зависит от тех бескомпромиссных усилий, которые родители предпримут на начальном этапе воспитания, то есть когда дети ещё маленькие. Речь идет о возрасте от 1 года и до 5—6 лет.

Конечно, и в остальные годы есть чем родителям заняться. Но это первое время наиболее эффективно для родительского влияния. Именно в этом возрасте важно держать детей в четких рамках дозволенного. Но, тем не менее, не нужно забывать, что эти рамки следует заполнить атмосферой родительской любви, сочувствия, тепла. Мы должны помнить, что на этом фундаменте воспитания, заложенном в возрасте до 5—7 лет, будет стоять всё здание человека в будущем и именно этому возрасту в первую очередь посвящены наши дальнейшие занятия.

Четвёртый этап. Это та же возрастная группа, до 5—7 лет. Помнить и следовать намеченным целям. В процессе прицеливания малейшая миллиметровая погрешность приведёт к отклонению от намеченной цели на метр. Так же может случиться и в воспитании. Когда дети маленькие, родители не должны отклоняться от намеченных целей и не должно быть компромиссов в воспитании. Маленькая слабина тут, слабость там — и через несколько лет мы не поймём, куда наш ребёнок улетел.

Пятый этап
[↑]

На этом этапе важно ловко и плавно выпустить стрелу, ведь рука может дрогнуть в последний момент и стрела улетит в другую сторону. Вот это непростой период перехода от детского возраста к подростковому. От родителей тогда требуется большое умение распознать приближающуюся зрелость ребёнка и плавно перейти от «повелительного» отношения к уважительному, считающемуся с его чувствами и мнением.

Шестой этап sup>[↑]

Стрела в полёте. Теперь можно только молиться, плакать, чтобы ничего не помешало стреле долететь до цели. Это соответствует периоду от подросткового возраста и дальше. Ребёнок теперь уже не совсем ребёнок. Он вышел из-под родительского контроля, и теперь он находится на собственной траектории полёта.

Тут уместно задать вопрос: до каких пор следует воспитывать детей, когда заканчивается воспитание? Можно ли себе представить юношу или девушку 18 лет, которые на дне рождения торжественно объявляют: «Дорогие мама и папа, хочу выразить вам свою благодарность за усилия, предпринятые для моего воспитания. Теперь я воспитан!»? Скорее всего, нет. Мы все понимаем, что воспитание должно продолжаться столько времени, сколько человек живёт. Но это в отношении человека к самому себе. А когда заканчивается роль родителей в воспитании своих детей?

У всех по-разному. До 18 лет родители ещё могут как-то влиять на своих детей, но не прямо «лоб в лоб», а косвенным образом, разумно подправляя, чутко и уважительно подсказывая. А приблизительно с 18 до 22—23 лет — это уже время собственного осмысления жизни, время становления личности человека. Всё ещё можно очень-очень осторожно что-то подсказать. Но вот после этого, как правило, заканчивается родительское влияние и лучше никакими поучениями и советами не заниматься, разве что они сами вас об этом попросят.

И в конце стоит задать интригующий вопрос. А каковы критерии успеха? Как родителям знать, что они преуспели на своем родительском поприще? Ответ мы уже дали.

Нельзя смотреть на 14-летних и 16-летних и переживать, что же будет… Надо подождать, пока их личность созреет: к 22—24 годам. И вот тогда присмотреться. Если родители видят, что их сын или дочь продолжают воспитывать самих себя, продолжают менять себя, значит, они добились колоссального родительского успеха!

Заключение
[↑]

Подведём итог сказанному словами рава Деслера: родительская дилемма поиска границ между желаниями ребёнка и тем, что ему действительно необходимо привить, подобна дилемме человека, который держит рвущуюся из рук птицу. Если держать чересчур сильно, можно её задавить, чересчур слабо — может улететь. Так и с ребенком. Должно быть тонкое равновесие, большая осторожность. По-простому говоря, если перестараемся — будем очень строгими, будем все время его наказывать — тогда мы просто своими руками эту будущую личность разрушим. А с другой стороны, быть добренькими — не обращать внимания, все позволить — улетит в подворотню.

Поэтому секрет воспитания в умении держать нежную трепещущую душу нашего ребёнка. Должна быть умеренная строгость с одной стороны, и в то же время проявление любви — с другой. Должны быть выстроены твердые, чёткие и ясные границы дозволенного, и там, внутри этих границ, родители должны окутать своих детей атмосферой любви и тепла, сочувствия и понимания, внимания и доброжелательности. Родители должны протянуть им свою твёрдую, знающую и направляющую руку, а заодно и сами родители должны являться примером, образцом для подражания. Вот всё это вместе взятое и приведёт к тому, что у родителей появится авторитет, а там, где есть авторитет, там есть послушание, а где есть послушание, там есть возможность влиять и как результат — видеть своих детей успешно растущими, жизнерадостными, сильными духом и преодолевающими трудности жизни.

Главные принципы воспитания в еврейской семье

Главные принципы воспитания в еврейской семье

Если вы когда-либо бывали в Израиле, вас, возможно, удивила картина: истеричный ребенок и совершенно спокойная улыбающаяся мама. Не осуждает, не сердится и не кричит на ребенка.

В этом сокрыта главная философия еврейской педагогики. Специально для вас мы изложили ее в 5-ти простых правилах. Возможно, эти советы будут полезны и для вас.

1. Без комплексов

Мой ребенок — самый лучший. Он может ошибаться, но он не может быть плохим. Такая позиция мамы помогает ребенку расти уверенным в себе и не взращивать глупые комплексы.

2. Культ свободы

Детям можно все. Они свободны. Любой поступок ребенка воспринимается не как шалость, а как попытку выразить себя. Поэтому вы не увидите осуждения во взгляде у мамы после того, как ребенок разрисовал губной помадой ее паспорт. Для евреев свобода — это кислород. Без нее невозможно жить, дышать, развиваться, творить.

3. Похвала

Родители в еврейских семьях щедры на похвалу. Они хвалят своих детей по малейшему поводу, потому что уверены: похвала побуждает стремление ребенка к хорошим целям.

4. Родительская ответственность

Еврейские родители считают лучшим воспитателем собственный пример. Они убеждены: любое слово имеет значение. Поэтому они очень ответственны за свои слова и поступки.

5. Время — деньги

Дети с раннего возраста приучаются к труду. Таким образом им прививают не только трудолюбие, но и бережное отношение к своему времени. Хочешь поиграть с друзьями — выполни свои обязанности. Поэтому в еврейских семьях трудно встретить праздных детей.

6. Открытое проявление любви

Евреи любят своих детей настолько сильно, насколько это возможно, и не боятся этого показывать. Мамы и папы, бабушки и дедушки открыто признаются к своему чаду в любви, обнимают и целуют. Старшие браться и сестры это охотно подхватывают и не отстают от своих родителей. В еврейских семьях всегда тепло и уютно.

Как евреи воспитывают своих детей?

Как евреи воспитывают своих детей? Воспитательный процесс является весьма сложным. В каждой стране имеются свои собственные особенности в воспитании детей. Давайте проанализируем то, как евреи воспитывают своих дочерей и сыновей.

Никогда не создают детям комплексы

Особенностью еврейского воспитания выступает то, что родители никогда не говорят о плохих качествах своего ребенка. В семьях не принято акцентировать внимание на негативных качествах детей.

Вместо того, чтобы сказать какой плохой у вас ребенок, они говорят о том, что хороший мальчик не может совершить проступок и глупость.

Предоставляют детям разумную свободу

В современной еврейском обществе, в воспитании в частности, сочетается несколько вещей. В частности, ребенку предоставляется неограниченная свобода действия, при этом, родители довольно часто выставляют жесткие требования к своим чадам.

Еврейские дети могут ходить «по головам» своих родителей, но при этом, если какая-то опасность может нанести им вред, то родители довольно строго отреагируют на подобное обстоятельство.

Жесткость воспитания, связана с тем, что если ребенок переступает границы дозволенного, к нему определенные меры наказания. Конечно, без телесных.

Еврейские родители хвалят своих детей

В еврейских семьях принято постоянно хвалить своих детей. Так, даже если он мило улыбнулся или помог покормить кошку, он становится лучшим мальчиком или девочкой на земле.

Именно поэтому евреи абсолютно чувствуют свою значимость, у них отсутствуют комплексы, а также нелюбовь к своей персоне. Им проще создавать социальные контакты с окружающими и строить доверительные отношения в будущем.

Любовь и почитание во всем

В еврейских семьях принято любить и почитать своих родителей. Для них мать и отец выступают в качестве мерила качества жизни. Поэтому, чтобы дети любили своих родителей, последние делают все возможное, чтобы чада не ощущали недостаток любви.

Поэтому, с малых лет стараются приучать детей к тому, что внимание стоит уделять не только им самим, но и старшим членам семьи. В частности, важно создавать комфортные условия в семье, где отсутствуют брань, выяснение отношений и прочее.

Если вы хотите прочитать, как воспитывают детей в Китае,  переходите по ссылке.

Воспитание по-еврейски — Росбалт

Есть старый еврейский анекдот: господь вызвал раввина и объявил, что через две недели будет потоп. Аудиенция закончилась, раввин пришел в синагогу и сказал своим соплеменникам: «У меня неприятная новость, снова обещают потоп. Поэтому у нас две недели, чтобы научиться жить под водой». Как известно, в каждой шутке только доля шутки. Действительно, складывается впечатление, что евреи умеют находить выход из любой, даже самой сложной и запутанной ситуации.

«Еврейской головой» называют человека, который быстрее других соображает, думает наперед и предлагает нестандартные решения. Да и среди лауреатов Нобелевских премий примерно 20% составляют представители этого народа. В чем же секрет успешности евреев? Пожалуй, никто не будет отрицать, что нужно искать истоки в воспитании. Ведь все качества, необходимые для достижения таких высоких результатов, закладываются в детстве.

Что такое воспитание по-еврейски и каковы его основные принципы, рассказали представители народа на встрече «Чаепитие по-еврейски» в рамках проекта «Росбалта» «Лица Петербурга». 

Есть точка зрения, что воспитание детей должно осуществляться максимально свободно, личность ребенка должна иметь максимальные права и в минимальной степени сталкиваться с каким-то ограничениями. По мнению экспертов, это не еврейский подход. «Такой подход не очень оправдал себя в мире, потому что воспитание — это всегда некое целенаправленное воздействие на ребенка. И с этой точки зрения, идея еврейского воспитания — это идея использования некого высшего авторитета — всевышнего, который накладывает некоторые табу», — считает директор еврейской школы «Менахем» Валерий Столов.

Раввин, преподаватель еврейских традиций в школе «Менахем» Шломо-Залман Гольденберг подчеркивает, что Тора объясняет все запреты, кроме тех, которые разум человека постичь не может. При этом евреи стараются рассказывать про все ограничения детям просто и доступно.

«Часть еврейского образования — это идея того, что ты преподносишь ребенку правду, как она есть, но в понятных для него рамках. В Торе даже есть прямые указания, что надо воспитывать детей в зависимости от их возможностей. Нет смысла взваливать на них всю ответственность и глубину понимания, потому что это может выбить их из колеи», — уверен раввин.

Еще один важный аспект еврейского воспитания — подавать пример собственным поведением. Если родители говорят своим детям: «Делайте так-то», то сами не должны поступать иначе. Наблюдая, как ведут себя родители, малыши невольно подражают им, а значит, если родители поступают достойно, то и дети будут следовать их примеру без каких-либо воспитательных моментов.

Что касается наказания, подход к этому вопросу у евреев достаточно философский. Наказывать ребенка бессмысленно до определенного возраста, правда, здесь все индивидуально. Кого-то из детей нельзя «поучать» до 5 лет, кого-то — до 10, а некоторых вообще нельзя трогать до 20.

«Если результата не будет, то и нет смысла наказывать. Вообще более хасидский взгляд на воспитание — это всегда фокусировка на позитиве. Не концентрировать внимание ребенка на том, что будет, если он начнет вести себя неправильно, а сфокусировать его внимание на том, что будет, если он будет вести себя хорошо», — делится преподаватель еврейских традиций, раввин Гольденберг.

И все же, с точки зрения Торы, чрезмерная доброта, когда она неуместна, оборачивается для ребенка злом. Родителям кажется, что они оказывают сыну или дочери больше внимания, поддержки, а на самом же деле, забирают у них уверенность в себе.

В традициях еврейского воспитания содержится также идея преемственности поколений. Этот принцип проверен тысячелетиями и его эффективность не подвергается сомнению, уверены представители народа.

Так, например, в еврейской школе «Менахем» родители активно вовлечены в школьную жизнь. Здесь функционируют семейные лагеря, родители вместе с детьми отмечают национальные праздники, учатся традиционным ценностям.

«В школе учатся 150 детей, из них только 15 человек — выходцы из традиционных семей, остальные же из обычных. Поэтому не все семьи знакомы с национальными традициями, мы через детей передаем им эти ценности», — рассказывает директор школы.

Следует отметить еще и некоторые важные особенности еврейской школы. Во-первых, коллектив сплоченный и дружелюбный, дети не разделены на группы, все знают друг друга и общаются между собой. Директор объясняет эту особенность концепцией школы. Детям много рассказывают о важности общины в еврейской традиции, жизни.

Другая особенность заключается в том, что ребята очень активны и инициативны. Многие учителя часто жалуются, что современных детей сложно заинтересовать чем-либо, они с трудом соглашаются на участие в кружках, только и делают, что сидят в Интернете. В «Менахем» этой проблемы не существует. По словам Столова, воспитанники школы настолько творческие, что надо их только удерживать вожжами, иначе их понесет не в ту степь.

Удивительно, что, живя в большом городе и зная все, из чего состоит жизнь современного подростка, какие-то элементы этой жизни учащиеся еврейской школы не принимают. Так, например, никто из учеников не курит.

«У них нет какой-то борьбы курить или не курить, им это неинтересно. Вообще курение в детстве — это некий дух улицы, который человек воспринимает, когда у него есть пустота. А так как у наших детей нет этой пустоты, она проходит мимо них», — так объясняет отсутствие вредной привычки у детей раввин Шломо-Залман Гольденберг.

Ну и конечно, ребята с детства привыкают воспринимать все происходящее с юмором. Самоирония и веселый взляд на любую ситуацию очень важны, об этом говорится и в Торе. Ведь все в нашей жизни происходит по воле в всевышнего. Если мы переживаем какой-то негативный момент, это значит, что это всего лишь этап чему-то позитивному. Поэтому по-настоящему грустить и расстраиваться и не веселиться, с точки зрения еврейской культуры, нет никакого повода. Согласно еврейским обычаям, даже законы траура ограничены — скорбеть слишком много и долго нельзя.

Сара Газданова 

Как воспитать еврея. Как евреи воспитывают своих детей. Родители — это пример для подражания

Секреты еврейских мам: 6 принципов воспитания умных детей. Еврейский народ очень серьезно подходит к воспитанию своих детей. Качественное образование, благополучие и счастливое детство ребенка являются чуть ли национальной идеей.

Эти принципы, заложенные с ранних лет, помогают евреям становится мудрыми, целеустремленными и уверенными во взрослой жизни.

Вот 6 мудрых правил воспитания детей, которые используют еврейские мамы. Возьмите их на заметку, и тогда ваш ребенок вырастет гармоничным и счастливым человеком!Секреты еврейских мам: 6 принципов воспитания умных детей.

Мой ребенок — золото. Просто иногда делает глупости. Еврейская мама не только не скажет, но даже и не подумает, что ее ребенок плохой. От нее мы услышим: «Как такой чудесный мальчик мог сделать такую глупость?».

Непослушание, шалости — это свойственно детям. А постоянная критика ребенка только взращивает комплексы в нем. Поэтому ребенок всегда хорош! Плохим может быть только его поступок. Цель воспитания — найти причины этого поступка и избавиться от них.

Ребенку можно все, кроме того, что ему нельзя. В еврейских семьях детям разрешают очень много, не ругают по мелочам, не обращают внимание на мелкие проступки.

Но есть такие вещи, которых никогда и ни при каких условиях делать нельзя. Это касается уважения к старшим, учебы, здоровья и других важных вещей. Этих запретов немного, но они неумолимы.

Мир должен знать, как прекрасен мой крошка! Стоит хвалить ребенка и гордиться им не только наедине с ним, но и в разговорах с друзьями, знакомыми, близкими.

Это так нормально для еврейских родителей, но так несвойственно нам… Дайте ребенку возможность понять, как вы гордитесь им, и он будет стараться порадовать вас еще больше.

Будь счастливой в своей семье, чтобы ребенок был счастлив в своей. Ребенку много не повторяют в еврейской семье, не отчитывают. Ему просто подают хороший пример.

Ребенок постоянно следит за вашими поступками и перенимает их. Хотите научить ребенка радоваться жизни — радуйтесь сами! Хотите, чтобы он жил счастливо — будьте счастливы!

Родительство — целая наука. Детей в еврейской семье воспитывают так, чтобы они выросли хорошими родителями. Через игры и забавы закладываются методы воспитания, а в школах и синагогах преподают курсы родительства.

Ребенок должен быть занят. На глупости тогда меньше времени.

«Любовь, которую ребенок испытывает к себе и своим родителям, позднее определит его отношение к человечеству, к Богу и прежде всего к его собственной семье» заявляет доктор психологических наук и мать четверых детей Мирьям Адахан в своей книге «Семейные связи». Но на чем строится эта любовь? Как правильно воспитать достойного человека и гражданина с точки зрения израильтян? Каковы основные принципы общения с ребенком? В этих вопросах мы попробуем разобраться в данной статье.

Воспитание детей в стране трех религий – взгляд со стороны

Для россиянина отношения израильской мамы с чадом покажутся странными, так как детям можно все – они лазят и ходят, где хотят, трогают и берут, что пожелают. Их не будут ругать за грязные штаны и футболку, которые стали зелеными с земляным отливом после игр со сверстниками на траве.

Детей воспринимают уже с первых месяцев жизни как личностей и учитывают их мнение.

Пример из жизни: К примеру, если ребенок не захочет отказываться от соски в 3 года, никто не станет настаивать – считается, что он сам потеряет к ней интерес, когда это будет необходимо.

Что делает в случае ухудшения успеваемости и поведения своего сына или дочери? Правильно. Происходит семейный совет, на котором школьника единогласно помещают под домашний арест и отбирают у него игровые приставки, либо (в худшем варианте) наказывают ремнем.

Сравним ответные действия российских родителей с израильскими: в Израиле никаких строгих мер в такой ситуации не применяется – старшие не порицают своих детей, а в школе поведение и плохие оценки объясняют переутомлением и сразу же облегчают для обучающегося нагрузку , упрощая или сокращая домашние задания.

Нюансом в воспитании девочек является избавление их от эгоистических взглядов – это обосновывается ее будущей ролью, она должна быть заботливой и хозяйственной.

Мальчикам с детства внушают мысль о большой и дружной семье, они, как и их отцы, будут уделять много внимания своим детям.

Кстати, о численности…

За счет религиозных и культурных традиций еврейской и арабской общины в Израиле уже несколько десятков лет наблюдается постоянный прирост населения. В 2015 году Центральное статистическое бюро страны подсчитало, что у 301 тысячи семей иудеев и у 120 тысяч мусульманских пар три и более детей.

Население страны считается одним из самых молодых: 28% — это граждане до 14 лет. Для сравнения, в Европе этот показатель на 11% ниже.

Как евреи воспитывают своих детей — основные принципы воспитания

У израильтян есть свои особенности в отношении к младшему поколению. Предлагаем вам ознакомиться с главными из них.

  • Самостоятельность с первых дней

Кушать и ходить ребенок учится сам. Родители занимают позицию наблюдателей. Не принято бегать за чадом с ложкой и слюнявчиком. Типичная картина – в ресторане рядом с мамой, наслаждающейся основным блюдом, сидит ее маленький сынок и пытается управиться с бифштексом.

Кстати, если родителей не будет рядом, а с чадом что-то случится, то на помощь сбежится буквально вся округа . Автор статьи «Воспитание детей в еврейских семьях» на сайте israelrus.ru приводит пример из собственного опыта: однажды он наблюдал, как один мальчик на улице упал со скутера и расцарапал колени. Сразу же начали подбегать пешеходы и проезжавшие водители (из-за чего на дороге образовалась пробка), все предлагали свою помощь и участие. Кто-то дал салфетки, а кто-то попытался успокоить.

В 4 года детей могут отправить в магазин поблизости, с 9 лет им разрешено самостоятельно переходить улицу, а ученики младшей школы вправе отводить в садик своих братьев и сестер.

Такое отношение рождает не вседозволенность внутри будущей личности, а чувство доверия и уважения к самому себе. Формируется мысль не о безразличии со стороны взрослых, а об одобрении производимых действий.

  • Любовь и похвала

В еврейской семье царит безусловная любовь, не опирающаяся на список из 300 пунктов под названием «Мой сынок должен». Хвалят за любое достижение и минимально полезный поступок. Что это дает? Так искореняется боязнь пробовать что-то новое и совершать ошибки. Подобное отношение воспитывает здоровую и счастливую личность. Такая система выходит далеко за пределы ячейки общества.

К примеру, в интервью интернет-журналу BeInIsrael PR-специалист Эстер Кац, несколько лет назад переехавшая в Израиль вместе с дочкой и мужем, заявляет, что в местной школе детей любят, а в российской – учат.

Автор рассказывает , что в системе образования к любому школьнику относятся хорошо, в независимости от его уровня интеллекта и познаний. Нет привычных родительских собраний, где ругают провинившихся и хвалят отличившихся. Процедура происходит иначе: все важные вопросы обсуждаются между родителями, преподавателем и учеником в течение 10-15 минут, при возникновении проблем обдумываются пути их совместного решения.

  • Полное принятие и благосклонное осуждение

Несмотря на обилие похвалы и безусловную любовь ребенок иногда может серьезно напакостить – разбить в соседском доме стекло, подраться или разбить любимую мамину вазу. Но даже в этом случае родитель не будет сокрушаться и ругать его – обычно проводится разговор в довольно дипломатических тонах. Считается, что любое слово или действие старшего может кардинально изменить жизнь дитя .

Прибегнем к объяснению такого поведения из литературы. В книге Мирьям Леви «Эффективное еврейское воспитание» несколько глав уделяется борьбе с гневом в отношении поведения чада.

Автор заявляет, что предотвратить это разрушающее чувство легко – главное, не требовать от своего ребенка совершенства и принимать его всяким. Одной из причин возникновения раздражения Леви считает обычай судить и осуждать. Писательница предлагает делать это более благосклонно, без отрицательного умысла. Ведь суд – это, прежде всего, прерогатива Бога. К тому же, еврейская традиция отрицает негативную оценку и осуждение людей.

  • Уважение к родителям и их пример

Израильские дети относятся с большим уважением к маме и папе, а взрослые привыкли выражать любовь не только к малышу, но и друг к другу. Так у чада формируется чувство безопасности и полной защищенности. Неудивительно, что становясь взрослыми, они формируют внутри своей собственной ячейки общества подобный микроклимат.

В Торе есть четкие предписания касаемо отношения к старшим:

  1. Уважай отца своего и мать свою.
  2. Бойся матери и отца своего.

В Талмуде приводятся практические примеры: почитание выражается в принятии слов старших и отсутствии противоречий, в признании возвышенного их отношения, уважение заключается в прислуживании и помощи отцу и матери и приданию им особого достоинства и важности. Боязнь понимается в значении «благоговение».

  • Рациональное распределение времени

В отличие от российских, у израильских детей есть детство. Их не заставляют ходить в пять секций сразу, в течение дня время должно уделяться и обучению, и хобби, и отдыху. Так, ребенок успевает посетить сад/школу, поспать, погулять и попрактиковать любимое хобби.

Как евреи наказывают своих детей — законы в Израиле

Среди принципов воспитания в израильских семьях нет ни слова о порицании и отцовском ремне (ох уж это советское детство!). Давайте разберемся в том, есть ли наказания у этих детей, и насколько суровыми они являются.

Первое, что должен сделать родитель , если видит неверное и оскорбительное отношение со стороны ребенка, — объяснить ошибочность действий и посоветовать, как правильнее поступить в подобном положении в следующий раз.

Говорить при этом нужно ласково и мягко. На языке Торы этот метод называется увещеванием. Считается, что разговор должен происходить в тот момент, когда чадо будет готово услышать и осознать, поэтому беседы о некоторых проступках откладываются на часы или даже дни. При повторении проступка старший обязан снова прибегнуть к силе красноречия.

Телесные наказания применяются в самых крайних случаях для предостережения от дурного поведения в дальнейшем. Согласно Талмуду, они используются при нарушении определенного запрета, и о возможности такой «кары» сообщается заранее.

Считается, что бить детей запрещено – за это лишают родительских прав . На улицах часто можно встретить плачущего малыша и бездействующую мамашу – поверьте, ей не все равно, она просто не имеет права физического и морального воздействия на разбушевавшегося сорванца. Но это можно сделать в воспитательных целях в порядке исключения дома.

Притом отец или мать должны исходить не из чувства мести, а из необходимости . Рекомендуется показывать провинившемуся, что для «карателей» процедура тоже является не особо приятной, скорее необходимой.

Среди распространенных наказаний в израильских семьях можно выделить лишение удовольствий и привилегий, отсылка в комнату или прекращение любой коммуникации на несколько часов.

Еще один вид наказания приводит автор статьи «Воспитание детей в еврейских семьях», опубликованной на сайте Israelrus: в случае с разбушевавшимся дитем отлично помогает фраза «сядь на пол», в переводе на язык малыша означающая «не двигайся и стань неактивным», что по-настоящему страшно.

Отношения между детьми в Израиле

В Израиле принято любить и поощрять начинания маленьких членов коллектива. Как строятся у них отношения между собой? В школе, например, всегда царит дружелюбная атмосфера, здесь не может быть и речи о рукоприкладстве и дружественных бодрых пинках на перемене, как в русском классе.

Пример из жизни: Одна белорусская семья, эмигрировавшая в Израиль так рассказывает о случае с русским мальчиком, который давал сдачи своим одноклассникам. Руководство учреждения перевело его в другую школу после нескольких предупреждений ученику и его родителям. Интервьюируемые утверждают, что к новичкам часто приставляется волонтер, который помогает адаптироваться и подтянуть язык. Одноклассникам учитель обязан объяснить, что нового человека в коллективе следует поддержать.

Пример из жизни: Что удивительно, Илья Франк в блоге Шакшука.ru повествует о совершенно противоположной ситуации: его дочка столкнулась со случаем не то что буллинга, но некоторой агрессии со стороны израильских детей. После первых дней в школе ребенок заметил негативное к себе отношение – его толкали и шлепали по лицу во время перемен. Автор предположил, что подобные инциденты могли быть вызваны языковым барьером. В первом же случае ивритом школьник владел, пусть и не на уровне своих сверстников.

Ранее упоминалось, что основными нациями, проживающими на территории страны, являются евреи и арабы. В ходе интервью сайту БЕЛСАТ репатрианты из Беларуси признаются, что дети этих двух национальностей проводят свое детство обособлено – у них разные садики и учебные заведения. Утверждается, что шанс встретиться и пройти совместное обучение им выпадает только в институте. Вероятно, поэтому существует некоторое противостояние между этими двумя нациями.

Проблемы семьи и воспитания

Профессор Иегуда Элицур в своем докладе «Положение и роль женщины» на конференции по еврейской философии еще в конце XX века наметил основные проблемы современной ячейки общества.

  • Корень зла, по его мнению, исходит от современной тенденции равенства полов . Объясняется конфликт с использованием забавных метафор: муж раньше был «министром иностранных дел», а жена – «министром внутренних», и их обязанности были четко разграничены. Сегодня супруга получает равноценное со своим спутником образование и зарабатывает порой больше него. Отсюда вытекает появляющееся в отношениях напряжение, что пагубно влияет на дитя, ведь малыш учится вести себя и проявлять эмоции, наблюдая за старшими. Кроме этого, матери все меньше уделяют внимание своим чадам в силу постоянной увлеченности рабочим процессом, их сегодняшний образ жизни далек от того, который был описан в священных книгах и популярных среди израильтян трактатов.
  • Также автор доклада выделяет проблему популяризации сексуального наслаждения , что в корне меняет значение слова «любовь». Подражание «звездам», которые постоянно меняют партнеров, приводит к изменам и краху собственного брака. Такое положение дел также влияет на сознание маленького гражданина – он часто не знает о том, что такое полноценная семья, и не умеет правильно распределять роли между родителями (Согласно статистике, число разводов по отношению к количеству браков сегодня в Израиле равно 40%).
  • По словам создателей блога «Ваше всё», основная сложность в воспитании израильских детей – во вседозволенности , из-за всеобщего поощрения они часто становятся неуправляемыми и начинают «вить веревки» из старших, при этом запросы каждый год все растут. Избалованность – это во многом диагноз, так как будущие члены общества при таком отношении оказываются совершенно неподготовленными для жизни.

Молодые педагоги больше не хотят идти в школу – это объясняется поведением подопечных, которым позволено разговаривать на уроке и неуважительно обращаться к преподавателям.

Выводы

Принципы воспитания, описанные выше, формируют свободную личность, не зацикленную на своих комплексах и недостатках, а стремящуюся жить счастливой жизнью и заниматься любимым делом. Такой подход формирует настоящих гениев.

Вот несколько фактов из истории:

  • Среди обладателей Нобелевской премии самой многочисленной нацией являются евреи – 38% за все время.
  • У них самые высокие показатели IQ – людей со значением теста 140 среди представителей Израиля больше в 6 раз, чем в остальных национальностях.
  • Именно евреи породили монотеизм и христианство, существенно повлияв на развитие западной цивилизации.

Впечатляет?

Приведенные доводы доказывают, что отношение к малышу закладывает основы свободного мировосприятия и интерес к научным открытиям и изысканиям. Высокая рождаемость и обилие многодетных семей говорит о преемственности родительского опыта и умении привить истинные ценности.

Есть такое убеждение, что евреи — очень умный народ. Мой тезис: евреи особым врожденным интеллектом не отличаются ни от какого другого народа. Разница в воспитании. Да-да. Именно в воспитании. Они воспитывают своих детей гениальными. Закладывают в них гениальное начало, то есть ребенок с младенчества постоянно слышит по обращению к нему то, что он гениален. Вы только задумайтесь над этим… Сколько возможностей дает ребенку такая позиция! Маленький человек растет уверенным в себе, своих силах. Его не ругают за какую-то промашку. На нее просто не обращают внимание или спокойно объясняют, как нужно было сделать правильно. При этом его постоянно хвалят за любой правильный и активный шаг.

Что делает умный родитель таким методом? Он мотивирует свое чадо работать, экспериментировать и развиваться. Маленький человек живет с ощущением того, что все, что он делает – гениально! Это накладывает определенную ответственность на него. Например, негоже гениальному ребенку плохо учиться, с гениальным умом получить двойку или не понять какое-то правило. Раз ты гениален — ты должен это постоянно подтверждать. Мы же тобой гордимся и верим в тебя.

А как принято воспитывать наших детей? Сразу оговорюсь – не все родители так обращаются со своими детьми. Не все. Есть и у нас умные и думающие на несколько шагов вперед родители, знающие о силе внушения и о важности закладки фундамента в человека с младенчества.

К сожалению, иногда слышим и такое (из подслушанного на детских площадках, в магазинах и общественном транспорте):

Куда ты лезешь?!

Кто тебя просит?!

Сидел бы уже!..

Глаза мои тебя бы не видели!

И попробуй только принести двойку — получишь!

Ты нормальный?!

Лучше бы я тебя не рожала!

Все дети, как дети — а ты…!

Руки у тебя из одного места выросли!

Еще раз сделаешь — я тебя прибью!

Весь в своего отца!

Я тебе сказала — заткнись!

Ремень сам принесешь?

И за что мне такое наказание?!

На этом, пожалуй, остановлюсь. Пока писала — самой плохо стало. А если на секундочку представить себя на месте ребенка, который все это слышит? Да еще видит при этом разъяренное лицо любимого родителя?… Только подумайте, что происходит с психикой ребенка? Будет ли он после сказанного знать, что двигаться вперед — хорошо? Что мир дружественен? Что любое его начинание будет поддержано и у него все получится? Или пойдет пить пиво с сотоварищами, потому, что есть в голове убеждение в своей никчемности и неудачливости?..

Забываем, вычеркиваем из своего лексикона все подобные демотиваторы. Вместо этого засеиваем в себя привычку хвалить и поддерживать ребенка.

Ниже приведу фразы, которые делают наших детей сильными, смелыми, позитивными, активными, думающими, заботливыми — гениальными:

Папа, посмотри, какой наш ребенок молодец!

Ты обязательно сдашь экзамен ( контрольную)!

Ты же такой умный

У тебя все получится!

Пробуй еще — ты обязательно справишься!

Ты обязательно победишь (выиграешь)!

Какое хорошо, что ты у меня есть!

А как ты думаешь, сын?

Расскажи мне о своих планах.

Мы с папой (мамой) тебя очень любим!

Ты делаешь уникальные вещи (рисуешь, пишешь, конструируешь)!

Ты — наша гордость!

Не знаю, как у вас, а у меня такие слова вызывают теплую улыбку на лице, желание делать и… счастье. Внушайте, дорогие родители, своим детям желание жить и любить! И ваши дети вырастут гениальными!

Если вы в комментариях продолжите список мотивирующих фраз, то окажете большую помощь родителям, которым для начала, для тренировки, очень нужны хорошие примеры.

Простые и логичные принципы воспитания в еврейских семьях, которые пока не прижились у нас! Как жаль…

Воспитывая ребенка, родители мечтают, чтобы он вырос умным, организованным, самостоятельным, целеустремленным. Папа и мама желают, чтобы их дитё добилось успеха и прожило счастливую жизнь. Поэтому в процессе воспитания они стараются дать только лучшее, используя все рычаги влияния, будь то поощрения, наказания или уговоры.

В этом плане еврейские родители вряд ли выделяются. Но вот решают свои задачи они непривычным для нас образом — обожают своих детей и позволяют им очень многое. Но не всё!

И сегодня мы рассмотрим, чем же отличается еврейское воспитание. Возможно, нам удастся раскрыть секрет, почему еврейские дети самые гениальные и успешные из всех.


Дети евреев

Не создай комплексов

Еврейская мама твердо уверена, что у ее ребенка нет недостатков. Дурной поступок тут считают не признаком плохого воспитания, а единичной глупостью, в причинах которой нужно разобраться. Вслух никто из родителей не станет говорить о недостатках ребенка, чтобы не создавать комплексы в его голове.

Дай свободу

Чтобы ребенок рос уверенным в себе, еврейские родители дают ему полную свободу действий, ограничивая жесткими требованиями. Как говорится: «ребенку можно всё, кроме того, что нельзя».

В еврейских семьях детей не ругают по малейшему поводу и не кричат на них. Шалости тут вполне допустимы до тех пор, пока они не переходят грань. Так превыше всего ценится уважение к старшим. При всей свободе ребенок не может перешагивать эту границу и демонстрировать неуважение к старшим. А пожилых родителей тут и вовсе обожают и принимают за образец для подражания.

Хвали за всё хорошее

Родители всегда хвалят ребенка, причем с самого рождения. За любой неуклюжий рисунок, за новое освоенное слово или за первые неловкие шаги малыш удостаивается бурных поздравлений. Еврейские дети привыкают к похвалам с ранних лет. Мама и папа не стесняются на людях хвалить ребенка за любую мелочь. Более того, такие похвалы у евреев считаются нормой.

Учи ответственности и самостоятельности

В еврейских семьях детям незнакомо чувство лени. Они постоянно заняты делом: обучаются игре на скрипке, изучают иностранный язык или ходят на другие дополнительные занятия. Они умеют ценить время, поэтому им некогда праздно болтаться по дворам. Они учатся быть ответственными за свои слова и поступки.

Культивируй любовь в семье

Еврейские традиции дают четко понять, что основу семьи составляют отец и мать. Дети с ранних лет видят, что отношения мамы и папы пропитаны взаимоуважением, заботой и любовью. Ребенок будет чувствовать уверенность и защищенность. И в своей собственной семье будет культивировать те же ценности.

Еврейское образование и воспитание закладывают мощный фундамент, позволяя детям стать полноценными и самостоятельными личностями. И эта система у евреев прекрасно работает. Возможно, так происходит потому, что еврейские женщины всегда на первое место ставят дом и семью, жертвуя собственными мечтами.

Такие простые и логичные принципы воспитания, но как же часто ими пренебрегают родители. А потом, на старости лет, они сокрушаются, что дети не оправдывают их ожиданий.

Воспитание в еврейских семьях дает детям – желание совершенствоваться, стремиться к результату, развиваться на протяжении всей жизни…

Еврейская воспитательная традиция серьезно отличается от воспитательных систем, принятых у других народов. Дети евреев на порядок увереннее в себе, они более успешны в жизни и меньше зависимы от общественного мнения. Дети школьного возраста обязательно заняты внеурочной деятельностью и дополнительным образованием, причем они никоим образом не влияет на выбор будущей профессии. Важно другое: ранняя привычка к дисциплине, труду, четкое планирование своего дня.

Формирование личности еврейского ребенка начинается ровно тогда же, когда и у детей других национальностей: с самого рождения. Но результат еврейского воспитания не устает удивлять и даже поражать педагогов и психологов. Причем дети все те же: они закатывают истерики, грызут ногти, сердятся. А вот воспитательная среда совершенно другая. В ней меньше теории, больше практики. Причем основа воспитания – это неукоснительное следование семейным традициям, впитывание родительских слов, оценок, утверждений.

Принципы воспитания

Воспитание детей в еврейских семьях одновременно отличается строгостью и постоянными проявлениями родительской любви. Его основа – приобщение к общей культуре. Именно этому вопросу родители уделяют самое пристальное внимание.

Хорошие привычки формируются у еврейских детей с раннего детства. Именно поэтому они воспринимаются как естественные и комфортные, не вызывают в подростковом возрасте желания взбунтоваться или отказаться от них. Привычки воспитывают полезные во взрослой жизни душевные и : целеустремленность, усидчивость, честность, ответственность, организованность и пр.

Еврейские родители не заставляют ребенка хорошо учиться – он делает это сам, потому что с детства усваивает жизненную установку на успех. У него нет отвращения к учебе, образованию, потому что он правильно замотивирован. Сформирована не автоматическая реакция на выполнение каких-то действий, которые с точки зрения родителей или педагогов являются правильными, а верная мотивация хороших поступков. С годами эта черта будет лишь усиливаться.

Еврейское воспитание дает ребенку правильную и сильную основу – желание постоянно совершенствоваться, стремиться к результату и успеху, развиваться на протяжении всей жизни, максимально использовать отпущенные богом таланты.

Обязательными составляющими еврейского воспитания являются:

  • эмоциональная культура, внутренняя и внешняя интеллигентность. Ребенок с раннего возраста учиться контролировать свое поведение, а значит, решать проблемы в конструктивном ключе, воспитывать гибкость мышления;
  • поощрение пытливости ума, любознательности, но лишь с точки зрения практического применения выдумки. Это привязывает малыша к реальности, не дает уходить в мир вымышленных фантазий;
  • нацеленность на достижение серьезных целей, возможно, далеких и больших. Целеустремленность, целеполагание евреи воспитывают в детях как хорошую привычку. Со временем это тоже станет основой жизненного успеха. Взрослые никогда не позволят ребенку сдаться, поддержат и подбодрят, чтобы цель была обязательно достигнута, а модель успеха закрепилась;
  • отказ от необдуманных действий, внезапных никчемных желаний. Это вырабатывает привычку терпеливо ждать, не испытывая страданий и душевного дискомфорта. Умение действовать стратегически делает человека более счастливым, повышает самоуважение, помогает в преодолении трудностей;
  • самостоятельность. Это одна из наиболее привлекательных черт ребенка-еврея. Родители никогда не сделают за малыша то, что он сам в состоянии сделать для себя. Прожить свою жизнь за ребенка нельзя – таково их внутреннее убеждение. А вот помочь в поиске решения родители готовы всегда;
  • отказ от готовых схем и решений. Ребенок должен сам найти ответ, перебрать несколько вариантов, чтобы найти свой собственный, наиболее оптимальный вариант;
  • религиозность. Постоянное ощущение божественного присутствия в жизни – хорошая прививка от лени, распущенности, грубости и прочих неблаговидных поступков. Ребенок знает, что даже если родителей нет рядом, он под присмотром и защитой;
  • ответственность. Именно поэтому у ребенка много обязанностей в семье.

Методы воспитания

Феномен еврейского воспитания – в готовности родителей в ущерб собственным интересам и потребностям создать для детей благоприятную развивающую среду. Какими принципами руководствуются родители?

  • искренняя похвала, искренний интерес к достижениям ребенка, обязательная трансляция его успехов во внешний мир;
  • постоянная поддержка, на которой зиждется родительский авторитет;
  • регулярная материальная подпитка – внешние доказательства и проявления родительской любви. Самое парадоксальное, что подарки «просто так», которые в семьях других национальностей не очень-то приветствуются, ничуть не делают еврейского ребенка хуже или избалованнее. Напротив, подарок «просто так» делает более ценным подарок по серьезному поводу, что является дополнительным средством стимуляции достижений;
  • доброжелательная атмосфера всеобщей любви и уважение. Пожалуй, это кардинальное отличие еврейской семьи от какой-либо другой. Между матерью и отцом раз и навсегда установлены отношения взаимного уважения и признания, нарушить которые не может ничто на свете. Никакой критики, оскорблений, рукоприкладства. Это дает ребенку нравственную основу на всю жизнь;

Еврейский ребенок растет счастливым и вырастает успешным. Именно такого результата пытается достичь традиционная педагогика.

Еврейские дети любят свою маму

Вуди Ален, Скарлетт Йоханссон, Адам Сэндлер, Стивен Спилберг, Роман Абрамович… Эти имена знает весь мир. А их больше, в миллионы раз больше. Талантливейшие, богатейшие евреи со всего мира заставляют нас восхищаться ими из года в год. Нет такой сферы жизни, в которой не проявила бы себя эта нация — театр, кино, наука, бизнес, мода… они повсюду! Это люди, обладающие невероятной харизмой, практичностью, живостью ума и большими сердцами. Мне никогда не встречались жадные или глупые евреи. Если столь малый народ обладает такими выдающимися способностями по выращиванию толковых отпрысков, то стоит отнестись с интересом к тому КАК они это делают, не правда ли?
«А идиш мамэ»… звучит мягко и гордо… еврейская мама. Сколько всего она знает и умеет! Я перечитала уже достаточно много книг по воспитанию и неожиданно в этой обнаружила сбор всего того полезного, что узнала от многих авторов. Еврейская мама знает как формировать привязанность, как создать у детей ориентацию на семью, понимает и успешно применяет активное слушание, выдерживает дружественный тон общения. Чудеса, да и только! Мы собираем это по крупицам из многих и многих книг, а у них это в крови!
Главное, что делает эта книга: говорит, нет вопит (!) любить своего ребенка — это нормально! Вам показалась мысль абсурдной? Что ж… вспомните все эти «не бери на руки — привыкнет», «не спите вместе — не спровадишь в свою кровать», «заканчивай кормить грудью к году, а то потом в школу с сиськой пойдет», «не бросайся на каждый писк — избалуешь», «поскорее в детский сад — социализация!» и т.д. Современное общество делает все, для того чтоб мать чувствовала себя виноватой, когда над ней вверх берут нормальные инстинкты и сердце рвется в клочья, она понимает, что не может дать ребенку «проораться». Так вот эта книга говорит о том, что любить своих детей — это хорошо, это правильно и более того любить их слишком сильно невозможно! Лучше дать больше, чем случайно недодать. От переизбытка ребенок может стать только счастливей!
Уделяется много внимания тому, как важно помнить, что подросток, хоть уже не такой милый, как младенец, но такой же ранимый и нуждается в родительской любви и принятии не меньше. Очень понравилось, что много конкретных примеров, как эту любовь проявлять к подросшему человеку.
Так же автор расскажет как правильно хвалить — больше деталей, меньше размытых фраз. Как правильно (созидательно) критиковать — только поступок, а не самого ребенка. Кто ж из нас в детстве не слышал — бестолочь и неряха? Но а идиш мамэ скажет, «как мог такой хороший мальчик и так сильно насвинячить?» (Гениально ведь, скажите!!!). Я лично эту схему с удовольствием взяла на заметку!
Как бороться со своим гневом — создать искусственную задержку, чтоб не отвечать на провокацию тут же. Например, пойти попить воды. Как наказывать и за что не в коем случае не ругают. У евреев кстати, есть и физические наказания, но это огромная редкость, исключительные случаи. Всего 3-4 раза за всю жизнь! И снова, такой подход мне очень даже близок.
А еще много внимания уделено позитивным фразам — это основа еврейского воспитания, как мне кажется. Программа на будущий успех, инвестиция в высокую самооценку, без которой невозможно быть нацеленным на победу, выдерживая мелкие неурядицы. На самом деле — это очень сложно. Вы попробуйте хотя бы 20 минут в разговоре с подругой ни разу не употребить фразу с частицей «не». Подберите синонимы без «не» не задумываясь: не успела, не поела, не прибрала, не выучил уроки, не поздравил… Мозг вскипит! Но навык этот чрезвычайно полезный и его нужно тренировать как мышцу!
Представленная схема воспитания чрезвычайно мудра. Очень и очень многое я уношу в копилку и однозначно данная книга по праву займет почетное место рядышком с «Тайной опорой».
А вот образ отца, конечно, очень отличается в еврейских традициях и в славянских. Еврейский муж много трудится, он приходя домой не расслабляется с бутылкой пива на диване, а делает комплименты жене, живет жизнью семьи, уделяет много внимания детям. У нас таких мужей днем с огнем не сыщешь!

Далее по структуре книги, что не совсем понравилось. Очень резко повествование Славы Рабинович прерывается и вдруг неожиданно нам дают запись лекций некого Рев Реувен Пятигорского. Там идет очень много отсылок к их Талмуду и читать это рядовому читателю не интересно. А после идет большая лекция Рав Ашер Кушнир. Вот он меньше говорит о религиозном и больше о насущном. Очень понравилась его классификация воспитательных подходов:
— Устаревший (это про тех, кто говорит, вот нас так вырастили и ничего — живы и здоровы)
— Никакой (родители, которые вообще не изучают ничего о воспитании и считают процесс воспитания — это когда они ругают ребенка за проступки. В остальное время они живут по принципу — сидит тихо, никого не беспокоит, ну и ладушки).
— Современный (все бы хорошо, да только современный поход поставил во главу угла ребенка, а почему современный родитель потерял власть и авторитет).
Правильным подходом данный лектор считает естественно еврейский. Кажется, тщеславно, но после первой части книги понимаешь, что вовсе нет! Их модель воспитания детей действительно очень здоровая!
А еще, я здесь нашла для себя подтверждение своим собственным мыслям. Да, я действительно много читаю по поводу воспитания и детской психологии. Я не считаю, что подход моих родителей вырастил из меня эмоционально здорового человека и знаю, что могла бы добиться намного большего. Поэтому мне очень хочется сделать правильней. И я читаю, изучаю. Так вот Ашер Кушнир говорит о том, что любой родитель ОБЯЗАН изучать и выводить свою собственную воспитательную методику, комбинируя разные, грамотно вписывая их под свою ментальность, вероисповедание, семейные ценности, индивидуальность ребенка и т.д. Соль в том, что быть родителем нужно учиться!. Чтоб работать инженером нужно закончить ВУЗ, чтоб лечить людей, нужно отдать обучению 7 лет жизни, чтоб чинить трубы представьте себе тоже нужно иметь диплом, а чтоб родить и воспитывать детей никому ничего не нужно. Их просто рожают и растят потом на авось. Это абсурдная ситуация! Родительское самообразование трудно переоценить!
И третья часть книги — это истории воспитания известных евреев, таких как Миронов, Маршак, Райкин, Раневская, Ландау. Вот эта часть понравилась меньше всего, потому что очень коротко и поверхностно. Лучше бы было вообще это не затрагивать. Те кому эти личности интересны почитают биографии.

Практическое руководство по семейной жизни: Диамант, Анита, Кушнер, Карен: 9780805212211: Amazon.com: Книги

Из главы 1

Ценности
и цели

Еврейские родители празднуют рождение детей с радостью, едой и древним обещанием под названием брит — завет. Брит — это то, как евреи представляют свои отношения с Богом: это контракт, возобновляемый в каждом поколении, когда родители собирают семью, друзей и сообщество, чтобы сказать: «Этот ребенок теперь является частью еврейского народа.

Этот завет «скреплен» ритуалами и празднованиями (объяснены в главе 6). Но церемонии — только начало этой «сделки». Практически каждые брит-мила (завет обрезания) или брит бит (завет для дочери), родители и друзья читают молитвенное обещание, которое представляет собой «мелкий шрифт» брит :
Как он был введен в завет, так и он может войти в Тору, huppah [свадебный балдахин ] и маасим товим [добрые дела].

Это древнее тройное желание воплощает мечты и надежды еврейских родителей. Поколения понимают и интерпретируют эти термины по-разному, но фундаментальные принципы выходят за рамки истории, потому что они выражают универсальные пожелания, чтобы дети полностью раскрыли свой потенциал — интеллектуально, эмоционально, морально и духовно.

Тора, хупа, маасим товим. Каждая из этих идей является одновременно метафорой и целью, каждая подразумевает традиционные ценности и требует аутентичных стандартов.И хотя они могут показаться существительными, на самом деле это повелительные глаголы. Тора означает «Учиться». Хупа означает «Любовь». Маасим товим означает «Живите праведно».

Эти принципы не являются абстракциями, потому что каждый из них — это мицва . Мицва — это еврейское слово, означающее «заповедь», «доброе дело» или «еврейский долг». На самом деле не существует английского термина, который бы отражал сложность этой концепции. Мицва — это одновременно ценность и цель, концепция и действие. Мицва — это практика — это то, как вы «делаете» иудаизм, который является традицией активистов, страстно озабоченных деталями того, как следует проживать жизнь. Для сравнения, вопросы веры остаются невысказанными, поэтому не случайно в тройной молитве за младенцев не упоминается Бог.

Конечно, для многих евреев «заповеди» подразумевают божественного Повелителя, а это означает, что необходимо соблюдать мицв (множественное число мицвы ), изложенных в богооткровенном писании, которое называется Тора .Но есть и другие способы понять мицвот и почувствовать, что еврейская традиция приказывает или направляет их.

Хасидский учитель раввин Иегуда Арье-Либ из Гер обнаружил связь между еврейской мицвой и арамейским словом, которое означает «вместе», и учил, что мицву можно рассматривать как действие, которое объединяет людей и связывает Таким образом, обучение и моделирование мицвот для ваших детей становится способом объединить их с еврейским народом на протяжении всей истории и во всем мире, а также объединить их жизни с такими священными целями, как шалом (мир) и цедек (правосудие).

Мерле Фельд, современная еврейская феминистка, представляет это слово в ином свете. «Я не могу честно сказать, что нам« приказывают »отдыхать — это не мой язык — я не думаю, что когда-либо чувствовал себя« приказанным »соблюдать Шаббат или что-то еще в этом отношении.« Приглашенные ». кажется мне более точным глаголом «.

Быть родителем-евреем означает выработать собственное понимание и связь с этими мицвот , а затем обучать и показывать своим детям, как учиться, любить и творить добро — как евреи.

Тора

Тора — сложное слово. «Тора» относится к первым пяти книгам еврейской Библии *, также называемым Пятикнижием или Пятикнижием Моисея.

* Слово «Библия» происходит от греческого слова biblia, что означает «книги». Еврейская Библия включает Пять Книг Моисея, Пророков и Писаний. Это то, что христиане называют «Ветхим Заветом», веря, что Иисус объявил новый завет между Богом и человечеством, который был прописан в «Новом Завете».«

« Тора »- рукописный свиток, из которого евреи читают в годовом цикле Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие.
« Тора »означает« учение »и может относиться к гораздо большему, чем Пяти Книгам. Моисея. Его можно применить ко всей Библии, а также к еврейским комментариям, начиная с Талмуда и охватывая современное богословие.

Наконец, поскольку каждый человек уникален, и каждый человек может внести свой вклад в текущую жизнь. Если говорить о еврейских текстах и ​​еврейской жизни, можно сказать, что у каждого есть своя собственная « Тора». «Талмуд, великое собрание еврейской мысли, составленное между 200 г. до н. Э. И 500 г. до н. Э., Ставит изучение Торы на вершину всех человеческих усилий: это безмерные обязанности, награда за которые также безмерна: уважать мать и отец, чтобы проявлять милосердие, ежедневно посещать дом для учебы, приветствовать незнакомца, навещать больных, радоваться с женихом и невестой, утешать покойного, искренне молиться, примирять, когда есть раздор.И изучение Торы равняется им всем.

Изучение Торы считается удовольствием и одним из величайших удовольствий жизни, но не только само по себе наградой. Как указывает Талмуд , он предназначен для того, чтобы вести ко всем формам праведного поведения: предлагать гостеприимство, заключать мир там, где есть раздоры, участвовать во всех радостях жизни (свадьбы) и печалях (похороны) — другими словами, Изучение Торы — это путь к выполнению мицвот.

Жизнь Торы также может быть понята как постоянное взаимодействие с другими людьми в оживленном чтении и перечитывании еврейских текстов. Изучение Торы не осуществляется путем запоминания и декламации, и его невозможно «освоить», поскольку Тора — это непрерывный, динамичный и по сути творческий процесс.

Тем не менее, процесс еврейского обучения приносит интеллектуальные награды. Возвратная диалектика, которая является сутью классического изучения Торы , поощряет любопытство, усердие, интеллектуальную точность.Он вознаграждает за сложные вопросы и поощряет новые идеи. Ожидается, что ученики Торы будут не соглашаться друг с другом и даже со своими учителями — уважительно, но решительно.

Тора отмечает контекст — теплоту сообщества — а также содержание — свет проницательности. Или, говоря более традиционным языком:

Это дерево жизни для тех, кто его держится.
И все его сторонники счастливы.

Преподавание «Торы»

Повсеместная грамотность среди евреев — давняя традиция.Даже в те времена и в тех местах, когда чтение и письмо были привилегией аристократии и их приспешников, евреи учили своих сыновей читать. Самым востребованным женихом был не богатый человек, а многообещающий ученый. И хотя грамотность считалась менее важной для женщин, отцы в каждом поколении следили за тем, чтобы их дочери учились читать, хотя часто на местном языке, таком как идиш, а не на священном языке иврите.

Американская еврейская община известна своими академическими достижениями.В любой год от 20 до 40 процентов учащихся школ Лиги плюща — евреи, как и почти 40 процентов недавних лауреатов Нобелевской премии Америки7. Но еврейская грамотность — это другое дело. В то время как большинство американских евреев знакомы с произведениями Шекспира, сочинения Маймонида известны гораздо меньшему числу людей. Только меньшинство может читать на иврите.
Еврейские родители становятся менее терпимыми к этому несоответствию между общими и иудейскими знаниями и работают над тем, чтобы дать своим детям прочное понимание еврейских концепций, языков, ценностей и текстов.

Никакие два еврея не согласятся, что входит в список основ еврейской грамотности, но ради весомого аргумента вот одна попытка набросать основы еврейской грамоты, которые помогут вам в размышлениях о том, чего вы хотите. ваш собственный ребенок, чтобы выучить:

o Еврейский словарь терминов на английском, идиш и иврите, которые дают говорящему ощущение принадлежности к некоторым основным еврейским концепциям и владения ими: синагога, Израиль, раввин, кантор, наглость, кипа, мицва, шлеп, шалом, Шма, Шаббат, Тора, цдака.

o Знакомство с еврейскими праздниками Годовой цикл основных праздников: Рош ха-Шана, Йом Киппур, Суккот, Симхат Тора, Ханука, Пурим, Песах, Шавуот. Также, Ту би-Шват, День памяти жертв Холокоста, День независимости Израиля, Тиша бе-Ав.

o Библейские персонажи и библейские истории Истории, которые мы рассказывали нашим детям с самого начала: Адам и Ева, Ной и Потоп, Авраам и Сара, Исаак и Рахель, Иаков и Лия и Ребекка, Иосиф и его братья, Моисей, Аарон, Мариам и Исход, Руфь обращенная, пророк Исайя.

или Знаменитые евреи Имена, которые являются источником самобытности и гордости: Баал Шем Тов, Брурия, Мартин Бубер, Альберт Эйнштейн, Анна Франк, Авраам Джошуа Хешель, Эмма Лазарус, Маймонид, Голда Меир, Раши, Ицхак и Лия Рабин, Йонас Солк, Генриетта Сольд.

o Еврейская география Мы по всему миру: Иерусалим, Вавилония, Барселона, Варшава, Хелм, Боро-Парк, Тель-Авив.

o История евреев От древнего Израиля до государства Израиль, 4000-летняя сага включает Золотой век в средневековой Испании, Холокост и историю евреев в Америке.

o Современная еврейская культура Высокое и низкое: истории Шолом-Алейхема и юмор Мела Брукса, клезмерские стили Микки Каца и симфонии Леонарда Бернстайна, шоу-мелодии Джорджа и Иры Гершвин и поп-мелодии Пол Саймон, вымысел Синтии Озик и Аллегры Гудман.

o Учебные пособия Детские книги — отличный ресурс для обучения «основам», и с 1980-х годов в еврейской детской литературе наблюдается возрождение — от книжек с картинками до книг для подростков.Просматривая еврейский книжный магазин или каталог еврейских книг, родители могут поощрять интересы своих детей, говоря «да», когда они заинтригованы названием или темой.

В конечном счете, еврейская грамотность требует формального еврейского образования. К сожалению, многие взрослые вспоминают еврейскую школу как жалкий или неуместный опыт, который, возможно, даже отдалил их от иудаизма и еврейской жизни. Прививать любовь к Торе — непоколебимую приверженность еврейскому обучению, которая может быть источником смысла и связи — означает настаивать на совершенстве в любом еврейском учебном заведении, которое вы выберете для своих детей.

Родители должны применять к школьным программам и преподаванию иврита те же стандарты, что и к государственной или частной школе. Родители также должны придерживаться тех же стандартов в отношении посещаемости, выполнения домашних заданий и уважения к учителям для своих детей. Детям нужно знать, что их изучение иудаизма не идет вразрез с «внеклассными занятиями», такими как уроки танцев, гимнастика или футбол.

Один из лучших способов сделать это — моделировать еврейское обучение самостоятельно. Если вы посещаете уроки обучения взрослых, убедитесь, что ваши дети знают об этом: «Приходится няня, чтобы мама могла пойти на уроки иврита.Или «Я буду в библиотеке храма и буду читать еврейскую книгу, пока ты в воскресной школе».

Но изучение иудаизма — это не только учебные классы и книги. Проводить семью на еврейские книжные ярмарки, детскую музыку и концерты повествования, парады в честь Дня независимости Израиля, ярмарки еврейских ремесел, ярмарки Пурима в синагогах и ханукальные вечеринки также являются способами ознакомления с еврейскими основами. Участие в социальных проектах, проводимых общинами или синагогами, воплощает еврейские ценности в жизнь. Летние лагеря и молодежные группы помогают дети — новые группы еврейских сверстников и еврейских общин в дополнение к своим семьям и отдельно от них.

Уроки для родителей из еврейских источников

На основе многочисленных источников и историй, найденных в Библии и Талмуде, были разработаны определенные образовательные и моральные концепции, которые помогут еврейским родителям правильно воспитывать своих детей. Некоторые из них будут представлены здесь в краткой форме.

Избегайте фаворитизма

Родитель-еврей должен быть чутким, чтобы быть последовательным и справедливым со всеми своими детьми. Если отдавать предпочтение одному ребенку над другими, это может иметь ужасные последствия (Вавилонский Талмуд [BT] Shabbat 10b).Это было продемонстрировано в библейской истории об Иосифе и его братьях, где отец Иаков отдавал предпочтение Иосифу над всеми другими детьми (Бытие 37: 3-4), и это помогло привести евреев в рабство в Египте, согласно этот талмудический отрывок. Несмотря на то, что этот фаворитизм мог быть оправдан с точки зрения Иакова (то есть он с самого начала действительно не хотел жениться на ком-либо, кроме Рахили, а Иосиф был первенцем Рахили), родители никогда не должны открыто демонстрировать фаворитизм или какое-либо неравенство между детьми.Последствия могут быть катастрофическими.

Родители не должны обещать что-то ребенку, а затем не выполнять это обещание (BT Sukkah 46b). Если родитель не совсем уверен в том, что обещание будет выполнено, лучше вообще не давать обещание, поскольку разочарование, разочарование и гнев ребенка по поводу этого действия вызывают большие и ненужные трудности.

Дисциплина с гибкостью

Еще один еврейский принцип воспитания предполагает воспитание ребенка.Хотя ясно, что не наказывать ребенка вообще — это не еврейская идея, поскольку полное избавление от розги приводит к катастрофическим результатам (Притчи 13:24), подразумевая ненависть к ребенку, знание того, как и когда дисциплинировать, и умеренное использование розги — это ключевой.

Должна быть комбинация заботы и сострадания, с одной стороны, и строгой справедливости, с другой, или, как сказано в Талмуде, «отталкивание левой рукой и сближение правой рукой» (Б. Т. Санхедрин 107b ).Хороший родитель также знает, когда нужно проявлять гибкость, поскольку Талмуд утверждает, что человек никогда не должен быть таким негибким, как кедр, но гибким, как тростник (BT Ta’anit 20a).

Соответствие обращению с индивидуальным ребенком

Возможно, самый важный образовательный принцип, которого должен придерживаться еврейский родитель, — это воспитание каждого ребенка в соответствии с его или ее уникальной личностью, чертами характера и талантами (Притчи 22: 6) .

Чтобы продемонстрировать это, Самсон Рафаэль Хирш (в своем комментарии к Бытие 25:27) задает простой, но трудный вопрос.Мы можем понять, почему один из детей Авраама, Измаил, сошел с правильного пути, поскольку, хотя отцом у него был Авраам, его гены и окружение были несколько испорчены из-за того, что служанка Агарь была матерью. Однако как можно понять, почему один из сыновей Исаака, Исав, сошел с правильного пути? В конце концов, оба родителя, Ребекка и Исаак, были праведными, а домашняя обстановка была правильной еврейской?

Хирш отвечает, что ключ к разгадке дает стих (Бытие 25:27), в котором говорится, что братья Исав и Иаков выросли, и только тогда это указывает на то, что Исав был охотником, в то время как Иаков жил в шатре (из изучения [согласно исследованию] к раввинскому рассказу]).Согласно Хиршу, основанному на этом стихе, ясно, что и Исав, и Иаков, родившиеся близнецами, выросли в одной и той же среде и по одной и той же методологии.

Ребекка и Исаак одинаково воспитывали обоих детей, и это было их ошибкой. Они не приняли во внимание, что Исав отличался от Иакова личностью и нуждался в собственном особом окружении, чтобы вырасти и стать праведным человеком. Исав восстал против такого воспитания, которое не соответствовало его характеру и темпераменту, и обратился на путь зла.Если бы Исаак и Ребекка рано осознали уникальные черты характера Исава, они могли бы воспитать его по-другому, и он также мог бы стать праведником, как Иаков.

Выполняйте свои обязанности перед детьми

Наконец, Талмуд (BT Kiddushin 29a) указывает, что есть определенные обязательные обязанности, которые отец должен выполнять для ребенка, чтобы считаться настоящим еврейским отцом. Среди них — ритуальное обрезание, искупление первенца (если применимо), обучение ребенка Торе, выдача ребенка замуж (что еще раз указывает на то, что родительская ответственность сохраняется после бар [или бат ] мицва ), [и] обучая ребенка ремеслу, с помощью которого ребенок может в конечном итоге получать доход.По некоторым мнениям, учить ребенка плавать должен еще и родитель.

Обладая этими навыками и соответствующей образовательной средой с использованием изложенных здесь принципов, еврейский родитель может разумно надеяться, что такой ребенок вырастет таким евреем, которым будут гордиться каждый родитель.

Перепечатано с разрешения Еврейская энциклопедия моральных и этических вопросов (Джейсон Аронсон).

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Сделайте свое еврейское открытие, ежедневно

Итак, Тора — это руководство для родителей?

Однако стоит отметить, что эту точку зрения она не нашла прямой поддержки в основных еврейских текстах.(В конце концов, Талмуд больше продвигает изучение Торы, чем уроки плавания.) Итак, Могел обратился к хасидскому иудаизму, движению, восходящему к 18 веку, которое восставало против идеи, что только знаток Торы может быть честным евреем. Есть хасидская поговорка, которую цитирует Могель: «Если у вашего ребенка есть талант пекаря, не просите его стать врачом». По определению, большинство детей не могут быть лучшими в классе; цените их таланты в любой сфере, в которой вы их найдете. «Когда мы игнорируем внутренние сильные стороны ребенка, пытаясь подтолкнуть его к нашему представлению о выдающихся достижениях, мы подрываем план Бога», — пишет Могел.

Могел также пытается успокоить образовательное безумие, делая упор на семью как на сферу влияния, утверждая, что пример, который родители подают дома, имеет большее значение, чем звездные школы. Но это в конечном итоге вводит в заблуждение, утверждает Джудит Рич Харрис, автор книги «Воспитательное предположение» — сборника свидетельств, показывающих, что дети гораздо чаще получают сигналы от сверстников, чем от родителей. Возможно, самое важное, что могут сделать родители, заключает Харрис, — это отправлять своих детей в школу «с умными, трудолюбивыми детьми», которые заставят их захотеть быть умными и трудолюбивыми.Харрис соглашается с Могелом в том, что организованная религия — одно из наиболее эффективных средств привития идентичности, противостоящей культуре большинства. Но она говорит, что это потому, что религиозные дети формируют друг друга. «Дети Могела вели себя как хорошие маленькие еврейские девочки, даже когда они были вне дома, потому что они ходили в школу с другими детьми, которые приехали из таких же домов», — написал Харрис в электронном письме. «Если бы ее дети не учились этим вещам дома, их поведение вне дома было бы таким же, потому что они переняли бы эту культуру от своих одноклассников в школе.”

Могел осознает важность вклада Харриса. Но она по-прежнему убеждена в огромном влиянии родителей. Ее вторая книга «Благословение четверки с минусом», которую Скрибнер опубликует в 2008 году, посвящена повседневной этике для родителей подростков. Один из любимых уроков Могеля можно найти в школьной переулке, где останавливаются машины: обманывая в очереди, вы сигнализируете, что вас не волнуют правила или другие люди. «И поверьте мне, ваши дети смотрят», — говорит она.

«Благословение оскверненного колена» подчеркивает ценность религиозных обрядов в воспитании маленьких детей в дополнение к еврейской мудрости.В своей второй книге Могель признает, что за пределами островных сообществ религиозные ритуалы и посещение синагоги (или церкви или мечети) могут не работать так же хорошо, как структура семейной жизни в подростковом возрасте. «Это слишком сложно», — говорит она о принуждении к соблюдению непокорных детей старшего возраста. «Вы получаете своего рода мучительную уступчивость, которая может разорвать связь между родителем и подростком. В этом вы им доверяете ». Это один из способов сделать шаг назад и позволить подросткам найти свой собственный путь.

Семья Могеля больше не ходит в синагогу регулярно.Но они по-прежнему часто ужинают в Шаббат. В летнюю пятницу я приехал к ней домой, и Эмма открыла дверь, синие скобки осветили ее улыбку. Ее отец уезжал снимать серию для ABC, а сестра уехала в путешествие по Восточной Азии. Но вскоре прибыла небольшая группа семьи и друзей. Мужчины надевали кипы, и все по очереди зажигали свечу, передавая длинную спичку от одного человека к другому. Затем Могел созвал четырех девушек и женщин в комнате. Они склонили головы, и она благословила их на иврите традиционной молитвой за дочерей: «Да сделает вас Бог такими, как Сарра, Ревекка, Рахиль и Лия.Да благословит вас Бог и присмотрит за вами. Пусть Бог озарит тебя своим лицом, как свет ».

В меню ужина входили сосиски из палтуса и баранины вместо традиционного семейного лосося-пашот. Могель подала миндальный пирог, который она испекла в тот день, сорвав цветок розы с ближайшей вазы и поставив в его центре. Подростки сели за один конец стола, а взрослые — за другой. Когда Эмма начала описывать своим друзьям пару кожаных брюк, в разговор вмешалась Могел. она спросила.Это был непреодолимый момент для закатывания глаз подростка. Но Эмма легко сказала: «Да, мама, пластик и кожа. Как и в «Школе рока». Сюзанна купила их примерно за 2 доллара ». Для уверенности она добавила: «Мы просто носим их по дому».

После обеда Могел уговорила своего зятя отвезти Эмму на вечеринку в Беверли-Хиллз. Это дало ей пару часов, чтобы выпить чаю, позвонить мужу и подышать покоем пустого дома. Но в этот вечер Эмме понадобилась помощь — поездка домой.Есть время позволить подросткам плавать самостоятельно. И есть время признать, что они не готовы. Это баланс, и в ту ночь он склонился к тому, чтобы Эмма благополучно добралась до дома. Могел ждала звонка дочери. В час ночи она получила вызов, отправилась в битву с крикетом и поехала в Беверли-Хиллз.

Ханука или Рождество? Межконфессиональные семьи перемещаются по воспитанию своих детей

ЗАКРЫТЬ

Межконфессиональные семьи, такие как Гарсиас, преодолевают трудности, работая над объединением религий и культур.Аманда была воспитана еврейкой; Иосиф был воспитан католиком. Arizona Republic

Аманда Гарсия, Халле Гарсия, Джуда Гарсия и Джозеф Гарсия участвуют в семейном соревновании по прядению дрейделов. (Фото: Карли Генри / The Republic)

Священник и раввин стояли на пляже на вечеринке, прерванной свадьба.» Хупа затенила жениха и невесту. Жених надел одну туфлю по еврейской традиции топать по стеклу перед тем, как гости насладятся маргаритой и общиной.

Так Рэнди и Терри Удельман описывают свою свадьбу 16 лет спустя.

«Сама наша свадебная церемония является своего рода символом того, как мы объединили традиции друг друга», — сказал Рэнди, сидя у камина в своем доме в Скоттсдейле, украшенном к Рождеству.

Рэнди — еврей. Терри католичка.

Они включили в свадебную церемонию аспекты обеих религий, чтобы все чувствовали себя желанными гостями.

Теперь они пытаются понять, как делать то же самое со своими детьми, вплетая в свою жизнь верования и традиции обеих религий.И они не одни.

По данным исследовательского центра Pew Research Center, каждый пятый взрослый в США вырос в межконфессиональной семье, и представители поколения миллениума с большей вероятностью, чем предыдущие поколения, будут воспитываться в таких семьях.

Межконфессиональные пары должны принимать решения о том, как воспитывать детей, отмечать праздники и находить поддержку в обществе, при этом уважая религиозные убеждения друг друга.

В поисках поддержки и сообщества

Жительница Кейв-Крик Синди Браун выросла в пригороде Кливленда.Многие из ее соседей и одноклассников были евреями. Она сказала, что поступить в колледж в Университете Аризоны — это все равно что выйти из пузыря.

Она познакомилась со своим мужем Стивом на последнем курсе колледжа. Он католик.

«Он никогда не встречал евреев до меня», — сказала она.

Синди сказала, что ее семья надеялась, что она выйдет замуж за еврея.

«У моих родителей были сильные чувства, и это было неудобно», — сказала она.

Браун обнаружил синагогу, которая принимала межконфессиональные семьи.Многие синагоги и еврейские организации по всей Долине предлагают поддержку межконфессиональным семьям.

Автозапуск

Показать миниатюры

Показать подписи

Последний слайдСледующий слайд

Согласно опросу Pew 2013 года, 45 процентов людей, исповедующих религию, женились на нееврейских супругах в период с 2005 по 2013 годы. женат почти 24 года, и многие двоюродные братья Синди также состоят в межконфессиональных отношениях. Они звонят ей за советом.

Бюро еврейского образования Большого Феникса проводит занятия для всех возрастов и разработало специальные программы для межконфессиональных пар.

Линда Фельдман, директор по семейному обучению, сказала, что организация помогла в основном еврейско-христианским парам, но наблюдала пары из разных слоев общества.

«Мы стараемся оказывать поддержку и знания, чтобы они, продвигаясь вперед, имели правильные знания о еврейской религии», — сказала она.

БОЛЬШЕ: Когда Ханука и как ее празднуют?

Жители Феникса Аманда и Джозеф Гарсиа посещали курсы организации «Еврейский университет брака» и «Еврейский детский университет».Аманда — еврейка, а Джозеф — католик.

Они сказали, что занятия помогли им найти похожие пары и завязать прочные дружеские отношения.

Пара сказала, что они также чувствуют поддержку своей синагоги Temple Chai. Когда они не уверены, как Джозеф может в чем-то участвовать, они просто спрашивают.

«Дело не только в правилах и в том, что вас недостаточно», — сказала Аманда. «Это больше о том, чтобы включить всех».

Терри Удельман из Скоттсдейла участвовала в работе бюро «Mother’s Circle».Программа помогает супругам-неевреям узнать об иудаизме. Но она сказала, что поддержка семьи была для нее ключевым моментом.

«Моя мама действительно приняла это, и это действительно очень помогло», — сказала она.

Терри выросла католичкой в ​​Месе. Она сказала, что ее большая семья узнает о еврейских традициях, посещая мероприятия ее дочери.

Рэнди и Терри Удельман решили вырастить своих дочерей в иудейской вере, но все же пытаются сохранить наследие Терри. (Фото: Кутеси Ивана Мартинеса)

Как вырастить детей

Для многих межконфессиональных пар самая большая проблема — решить, как вырастить своих детей.Это выходит далеко за рамки простого выбора той или иной религии.

Пары должны определиться с религиозной принадлежностью, как они относятся к религиозным символам и предметам в своем доме, и что делать, когда у ребенка возникает вопрос, касающийся другой религии.

У каждого из удельманов было твердое мнение о том, что они хотят воспитывать детей в своей вере. Терри сказала, что ее взгляды изменились после смерти отца Рэнди.

Она сказала, что иудаизм сыграл важную роль в жизни ее тестя, и они решили воспитать своих детей в иудейской вере.

«Вот что его отличало», — сказала Терри. «Это была не только его религия. Это была его культура».

Супруги работали над тем, чтобы иудаизм стал частью повседневной жизни их дочерей, в том числе активно участвовали в их синагоге.

Джессика, 14 лет, была членом еврейского отряда девочек-скаутов.

Там, по ее словам, она узнала о различных деноминациях иудаизма. В отряд вошли девушки из реформатских, консервативных и православных семей.

В то же время мать Терри помогла паре приобщить и ее традиции.На Рождество она делает тамале. Но она также вышивала талиты, также известные как молитвенные шали, для детской би-мицвы (комбинированной бат-мицвы для девочек).

Родители решили подождать, пока их дочери подрастут, чтобы подвергнуть их католицизму. Джессика сейчас ходит в католическую школу.

Джуда Гарсия играет с дрейделом, пока его семья готовится к Хануке 1 декабря 2018 г. (Фото: Карли Генри / Республика)

Смешение обеих религий

Синди Браун и ее муж встретились со своим детским раввином для добрачной свадьбы встреча перед свадьбой.Они обсудили, как они хотят воспитывать своих детей. По словам Синди, Стив сказал, что хочет, чтобы дети поверили в Бога, но считает, что она должна нести ответственность за религиозное образование детей.

Их дети, теперь уже молодые люди, ходили в религиозную школу и проходили еврейские обряды перехода. Однако время от времени они ходили в церковь вместе с семьей отца. Стив до сих пор регулярно ходит в церковь.

«Мы просто хотели, чтобы у них было достаточно знаний, чтобы принимать собственные решения, когда они будут взрослыми», — сказала Синди.

Она вспоминает, как их сын Спенсер, будучи подростком, однажды попросил посетить церковное мероприятие с одним из своих друзей.

Синди и Стив Браун хотели, чтобы их дети имели знания, чтобы принимать собственные решения относительно религии. (Фото: предоставлено Синди Браун)

Сотрудники церкви спросили, можно ли крестить их сына, не зная, что он еврей. Семья решила позволить ему самому решать.

Спенсер решил остаться евреем.

«Я чувствую, что он ценил то, что мы представили это его суду, что он все это испытал», — сказала Синди.

Когда Аманда Гарсия задумалась о замужестве, она решила, что хочет выйти замуж за еврея. Затем она встретила Джозефа.

Джозеф может проследить свою семью до первых испанских поселенцев в Нью-Мексико. Он прошел через обряды перехода, как и многие католические дети, в том числе был прислужником, первым причастием и конфирмацией.

Иосиф согласился растить своих детей евреями. Их дети изучают иврит, и у них будут бар-мицвы и бат-мицвы.

«Я не потерял свою личность.«Я до сих пор ассоциирую себя с католиком», — сказал Джозеф. «Но я ищу общие черты между двумя религиями. Семья важна для меня, и это то, что я ценю в еврейской вере, потому что она основана на семье ».

Дети также ходят в школу испанского погружения, чтобы узнать о своем латиноамериканском наследии.

ЗАКРЫТЬ

Раввин Артур Лавинский из конгрегации Бет Эль в Фениксе рассказывает о Хануке, ее близости к Рождеству и традициях дарения подарков.Том Тингл / azcentral.com

Решаем, как отмечать праздники

Праздники могут быть непростыми для межконфессиональных семей, особенно если они выпадают рядом друг с другом. В зависимости от того, как семья решила воспитывать детей, праздник можно отмечать, не подчеркивая его религиозного значения.

В этом году между Ханукой и Рождеством две недели, однако бывают моменты, когда они совпадают. Многие семьи обсуждают расходы, коммерциализацию рождественских украшений и украшений.

Брауны решили, что подарки на Хануку доставляет семья, а рождественские подарки — от Санты.

По словам Аманды, Ханука и Рождество — не единственные праздники, которые могут быть пугающими. В Garcias готовят для семьи два обеда на Пасху и получают корзины от пасхального кролика.

Удельманы украшают свой дом к Рождеству елкой, но не отмечают религиозное значение праздника. Их дочери Джессика и Талия сказали, что у них много друзей, которые празднуют Рождество и Хануку.

Талия сказала, что одна из ее подруг вместе со своей семьей соблюдает еврейские традиции и традиции хинди. По ее словам, семья подруги любит на Рождество есть китайскую еду. Согласно NPR, это американская еврейская традиция, восходящая к началу 1900-х годов.

Автозапуск

Показать миниатюры

Показать подписи

Последний слайдСледующий слайд

Уроки и советы для других семей

Компромисс и гибкость — два самых важных урока, которые Синди Браун извлекла из своего брака.

Она сказала, что бывают случаи, когда супруги могут изменить свое мнение о том, как они хотят, чтобы все было.

«Поговорите об этом, но знайте, что нужно проявлять гибкость», — сказала она. «Когда в кадре появляются дети, все меняется».

Удельманы сказали, что хотят, чтобы их отношения научили своих дочерей важности терпимости, гуманности и цдаки, что означает благотворительность.

«Мне нравится видеть уроки еврейской веры, включенные в то, как наши дети смотрят на мир», — сказал Рэнди.«Это также означает терпимость и уважение к другим религиям».

Гарсиас сказали, что хотят, чтобы их дети знали, что иудаизм — их основа, но что у них также есть латиноамериканское наследие. Они сказали, что просто хотят, чтобы их дети были хорошими людьми.

«Просто чтобы проявить сочувствие к другим, у кого может быть такая же борьба, и чтобы иметь возможность быть голосом», — сказал Джозеф.

Свяжитесь с корреспондентом по адресу [email protected] Следуйте за ней в Twitter: @Lauren_Castle.

ПОДРОБНЕЕ:

Автозапуск

Показать миниатюры

Показать подписи

Последний слайдСледующий слайд

Прочтите или поделитесь этой историей: https: // www.azcentral.com/story/news/local/arizona/2018/12/07/hanukkah-christmas-interfaith-families-navigate-raising-their-children-holidays-jewish-catholic/2148797002/

Еврейский урок воспитания ответственных дети — Еврейский мир — Гаарец | Новости Израиля, данные о вакцинах против COVID, Ближний Восток и еврейский мир

Пока дети во всем мире готовятся вернуться в школу, блогосфера полна дискуссий о безопасном начале года. В прошлом месяце вопрос о том, должна ли безопасность происходить за счет независимости наших детей, даже проник в U.Сенат, где в федеральный закон был добавлен пункт «Дети и родители на свободном выгуле», разрешающий родителям разрешать своим детям ходить в школу пешком или ездить на велосипеде в любом возрасте, который они сочтут подходящим.

Статьи по теме

Законодательство, предложенное сенатором Майком Ли (R, Юта), стало ответом на серию инцидентов, в которых родители были арестованы — а дети получили травмы — за то, что они позволили своим детям играть без присмотра на открытом воздухе.Эти инциденты вызвали споры о «воспитании с вертолета» в сравнении с «воспитанием на свободном выгуле», противопоставление родителей, которые защищают своих детей, от родителей, которые предоставляют своим детям определенную свободу, даже если это влечет за собой определенные риски.

Исследования показывают, что отсутствие свободы в детстве вызывает серьезные проблемы в дальнейшей жизни.Чрезмерно защищенные дети вырастают в более уязвимых взрослых, которые с большей вероятностью получат лекарства от тревоги и / или депрессии; может не хватать жизненных навыков, таких как принятие решений и взвешивание альтернатив; и их способность достигать собственных целей ограничена по сравнению с теми, кому разрешено идти на собственный риск.

Дети в Израиле пользуются большой свободой и независимостью.Они обычно ходят в школу пешком или на велосипеде в одиночку, а детей младшего возраста часто замечают в местном продуктовом магазине, бегают по делам или гуляют в парке без присмотра взрослых.

Некоторые из причин, по которым израильские дети, кажется, имеют большую свободу, чем в других западных странах, носят структурный характер: кварталы — по крайней мере, старшие — были построены так, чтобы быть удобными для пешеходов, со школами, парками и продуктовыми магазинами в нескольких минутах ходьбы от дома.Но отчасти разница также носит институциональный характер — это вопрос глубоко укоренившихся культурных норм. Еврейская традиция всегда ценила детей, и это остается верным даже во все более индивидуалистическом обществе Израиля. Первая заповедь Торы «Иди и размножайся» была интерпретирована в Талмуде как означающая, что мужчина должен жениться и иметь как минимум двоих детей; некоторые говорят, по крайней мере, по двое каждого пола.

Но помимо этого, еврейская традиция требует, чтобы дети получали независимое образование.Раввины Талмуда наставляли каждого отца обучать своего сына ремеслу, но некоторые говорили, что он также должен научить своего сына плаванию. Понятно, что работа родителей — научить ребенка самостоятельности, но зачем плавать? Я думаю, причина в том, что плавание предполагает нахождение вне стихии. Задача родителя — дать ребенку необходимые навыки для выживания в чужой и потенциально опасной среде — короче говоря, научить ребенка навыкам совладания с собой.

Некоторым из этих навыков можно научиться, отвечая за другие, — ответственность, которая возникает в очень раннем возрасте еврейского ребенка.Вовсе нет ничего необычного в том, что израильские дети в возрасте до десяти лет несут ответственность за уход за своими младшими братьями и сестрами, включая смену подгузников и их кормление. Но даже те, у кого нет (смешанного) благословения младших братьев и сестер, приобретают определенные обязанности в возрасте бар и бат-мицвы. С этого момента ответственность за свои действия несет только ребенок. Родители даже благословляют ребенка, достигшего этой стадии, благодарят Бога за то, что он освобожден от ответственности за проступки своего ребенка.

Дополнительная ответственность проистекает из требования уважать родителей.Талмуд (Кидушин 29-32) устанавливает обязанности ребенка по отношению к своим родителям, включая их физическое обеспечение, выполнение поручений за них, и даже распространяется на отказ сидеть в отцовском кресле или исправлять свою мать публично. Согласно еврейской традиции, нянчиться нужно с родителями, а не с детьми. Возможно, это форма уравновешивания: Талмуд или не Талмуд, родители собираются до некоторой степени нянчиться со своими детьми; поэтому, возлагая на ребенка взаимную ответственность, Тора гарантирует, что это не улица с односторонним движением.

Еврейская культура основана на обязанностях, а не на правах.Дети регулярно принимают участие в общих обязанностях — навещают больных, посещают похороны, утешают скорбящих и танцуют на свадьбах — все это косвенно подчеркивает тот факт, что в жизни есть взлеты и падения и что мы все несем ответственность друг за друга. Это вещи, которым нельзя научить; они должны быть испытаны.

Итак, вместо того, чтобы уберечь наших детей от превратностей жизни, мы подвергаем их и хорошему, и плохому, при этом давая им навыки, чтобы справиться с тем, что бросает им жизнь.Они также изучают один из самых важных навыков — способность доверять другим, чтобы протянуть руку помощи в случае необходимости.

Будьте в курсе: подпишитесь на нашу рассылку новостей
Спасибо за регистрацию.

У нас есть и другие информационные бюллетени, которые, на наш взгляд, будут для вас интересными.

кликните сюда
Ой. Что-то пошло не так.

Повторите попытку позже.

Попробуй снова
Спасибо,

Указанный вами адрес электронной почты уже зарегистрирован.

Закрывать

Суть в том, что здоровое общество — это такое общество, в котором детям предоставляется высокая степень свободы, ответственности и доверия.Чтобы дать им это, нам необходимо создать сообщества, в которых детям будет безопасно передвигаться, рабочие места должны предоставлять сотрудникам достаточный отпуск, чтобы обеспечить необходимый уход своим семьям, а образование должно стать одним из главных приоритетов.

Яэль Шахар делит свое время между исследованиями организационной динамики и Талмуда.Она является автором книги «Поврежденное зеркало: история памяти и искупления» и востребованным оратором. Ее статьи на еврейские темы можно найти на сайте www.damaged-mirror.com.

Трудности, связанные с спасением детей неевреями — до и после освобождения

Во многих странах оккупированной нацистами Европы родители-евреи пытались спасти своих детей, укрывая их с неевреями, которые были достаточно храбры, чтобы помочь.Когда война закончилась, эти неевреи-спасатели вместе с детьми, которых они спрятали, оказались в очень сложной реальности. В этой статье мы попытаемся взглянуть на всю сложность положения детей в конце войны. Что принесло им освобождение? Что случилось с их идентичностью при смене имён, дома (родителей) и религии, которые они испытали? Что делать с детьми, родители которых так и не вернулись? Отправить их в детские дома или оставить со своими христианскими спасителями? Что делать с детьми, родители которых так и не вернулись, но вернулись родственники? Могли ли они «вернуться» к отчужденным родственникам, неизвестным, а иногда и нежелательным людям? Могут ли эти дети вернуться в иудаизм, который для них представлял опасность и страх? Что для них значило снова сменить среду обитания? Как бы они справились с кризисом идентичности и одиночеством?

Что было в интересах этих детей?

Еврейских детей, спрятанных на арийской стороне, Люблин, Польша

Возможно, мы никогда не узнаем правильных ответов на эти вопросы.Может и не быть.

Эти вопросы, касающиеся судьбы еврейских детей, которые были спрятаны неевреями во время Холокоста, представляют собой одни из самых сложных, глубоких и трудных человеческих дилемм, с которыми столкнулись после освобождения.

Эта статья посвящена детям, которых неевреи прятали в Польше, но похожие ситуации имели место и в других странах, оккупированных Германией.

Накануне Второй мировой войны в Польше проживало примерно 3 325 000 евреев, из которых выжило лишь около десяти процентов.Среди выживших было очень мало детей. До войны в Польше было около миллиона еврейских детей в возрасте до четырнадцати лет. По оценкам, выжило не более 28 000 из них — около трех процентов — и большинство из них потеряли одного или обоих родителей. Потеря детей полностью обнажила последствия трагедии, постигшей польских евреев. Польское еврейство, составлявшее подавляющее большинство еврейского народа Европы, столкнулось с почти полным уничтожением своего молодого поколения.

Некоторым из детей удалось выжить, потому что они были помещены под опеку христианских семей или в монастыри.

Решив расстаться со своими детьми

В разные моменты Холокоста были некоторые еврейские родители, которые понимали, что у их детей может быть больше шансов выжить, если они расстанутся с ними и найдут им место, чтобы спрятаться или кого-нибудь присматривать за ними. Когда они искали потенциальных спасателей, некоторые были готовы пообещать все, лишь бы спасатель согласился забрать их детей.Родители столкнулись с чрезвычайно трудным решением отдать своих детей неевреям. Они не могли знать, с какими опасностями столкнутся их дети со стороны арийцев. Они столкнулись с ужасной дилеммой: с одной стороны, если они отдадут своих детей нееврею, их не будет рядом, чтобы защитить ребенка; с другой стороны, было возможно, что даже без них их дети могли бы иметь больше шансов на выживание.

Мы должны помнить о травме, которую нанесла детям разлука с родителями.Даже если на каком-то уровне ребенок мог понять, что их родители или опекуны действовали, чтобы спасти их, эти дети перенесли травму разлуки с семьей, одиночество и тоску, которые последовали за такой разлукой. Ребенок, который был отдан под опеку незнакомым людям (христианской семье или учреждению) одним из родителей или временным опекуном, который затем исчез, чувствовал себя брошенным.

Помимо тайных усилий, предпринятых в кругу семьи, чтобы найти и увести своих детей в укрытие, была организованная помощь.Примером такой помощи является Zegota . По оценкам, Zegota только из Варшавского гетто вывезли около 2500 детей.

Еще одной трудностью при принятии решения спрятать ребенка была трудность найти ребенка после войны. Чтобы найти этих детей после войны, «кто-то должен был знать, что они действительно были переданы, а также их местонахождение. Зная об этой возможности и несмотря на опасность, некоторые родители сообщили адреса спасателей нескольким людям, которых они доверяли в надежде, что если один из этих людей выживет, ребенка можно будет найти.»Среди опасений родителей был тот факт, что, если ребенок [или родственник] останется единственным выжившим в семье и не помнит семью, их семья буквально прекратит свое существование.

Еврейских детей, спрятанных в монастырях, Польша

Дети прячутся в монастырях

По мере ликвидации гетто все больше и больше детей отправляли в монастыри.Эти дети происходили из всех слоев еврейского общества, от ассимилированных до ультраортодоксальных. Содержание детей покрывалось платежами, которые пересылались монастырям либо агентствами по обеспечению благосостояния, либо родителями, которые скрывались в арийских областях и передавали деньги через других. В таких случаях посредники фактически становились «временными опекунами» детей. Под видом родственников они время от времени навещали детей в монастырях, чтобы посмотреть, как у них дела, чтобы сообщить новости о них их скрывающимся родителям.Иногда мать ребенка или оставшийся в живых родственник приходили в гости, не раскрывая своего родства персоналу монастыря. Только в том случае, если родители и родственники погибли, оставив некому платить, монастыри брали на себя расходы по содержанию детей.

Была еще одна группа детей, которые сами или случайно попали в монастыри. Некоторые из них были младенцами и малышами, разлученными со своими родителями и оставленными без присмотра; их приняли сострадательные христиане, которые привели их в ближайший монастырь.В нескольких случаях родители передавали детей в христианские семьи за плату, но предполагаемые благотворители сохранили деньги, а затем выбросили детей на улицу. Прохожие, которые сжалились над ними, направили их в монастырь или привели их туда лично. Также среди тех, кто искал убежища в монастырях, были мальчики и девочки старшего возраста, которые бродили по деревням и работали на крестьян, пока трудности с существованием и жестокое обращение со стороны работодателей не побудили их искать убежища.

Трудности, с которыми сталкиваются потенциальные спасатели

Нельзя забывать, что полякам нужно было учесть множество соображений, прежде чем согласиться спрятать еврея. В некоторых случаях евреи просто стучали в их двери, и полякам приходилось принимать решение о том, спрятать ли ребенка, не имея времени обдумывать последствия такого решения и не зная, сколько времени им потребуется, чтобы помочь. Помимо финансовых соображений, поляки, прятавшие евреев в своих домах, столкнулись со многими формами давления.Спасателям грозила смертная казнь, если их поймают на помощи еврею. Действительно, немецкие законы распространяли угрозу смертной казни даже на тех, кто знал о скрытом еврействе. Существовала постоянная угроза со стороны других поляков, некоторые из которых, известные как szmalcownicy , даже зарабатывали себе на жизнь вымогательством и доносами. Страх наказания в сочетании с широко распространенным антисемитизмом среди польского населения усилили давление на спасателей.

Поляки, которые, несмотря ни на что, помогали евреям и прятали их в своих домах или другом убежище, подвергали себя большой опасности.Как выразился Рингельблюм: «Еврей, живущий в квартире интеллектуала или рабочего или в хижине крестьянина, — это динамит, который может взорваться в любой момент и взорвать все это место».

Из-за множества опасностей, связанных с прятанием детей, некоторые спасатели даже не рассказали своим ближайшим родственникам, что они делают.

Когда спасатели согласились забрать еврейского ребенка, они не могли знать заранее, как долго ребенок останется с ними. По мере того, как пребывание становилось все длиннее, давление нарастало, и спасатели снова столкнулись с решением, продолжать ли прятать детей и столкнуться с рисками, которые это создавало.

Ита Келлер усыновил поляк Тадеуш Кобилко, которому впоследствии было присвоено звание Праведник народов мира. Львов, Польша, 1943.

Некоторые спасатели получили деньги или товары, когда впервые забрали детей. Однако этого не всегда было достаточно для обеспечения честного поведения с их стороны, особенно когда деньги заканчивались или перестали поступать, а продолжительность пребывания детей становилась больше, чем ожидалось.В этих условиях спасатели вели себя по-разному. Некоторые поляки продолжали держать детей, несмотря на риски; с другой стороны, те, кто рассматривал спасение только как финансовую операцию, могли вернуть детей в гетто, изгнать их из домов или поместить в приют. Некоторые спасатели даже передали детей властям Германии. В большинстве случаев спасательная операция не могла быть основана только на финансовом аспекте, поскольку опасности и психологический стресс, с которым постоянно сталкивались спасатели, нельзя было компенсировать только деньгами.Дети, оставшиеся в деревне, в большинстве случаев выполняли работу на ферме или служили разнорабочими, помогая семье в том, что требовалось, независимо от их возраста.

С другой стороны, многие поляки, которые решили продолжать прятать еврейских детей и которые подвергались многим опасностям и жили в постоянном страхе и социальной изоляции в результате своего решения, не расстались с детьми, которых прятали с их. Независимо от своих первоначальных мотивов, во многих случаях спасатели устанавливали эмоциональную связь с ребенком.

Янина Зимноводски-Невель была спрятана польской семьей в Катовицах с 1942 года до конца войны. Янина была сфотографирована по пути к крещению в 1944 году.

Трудности, с которыми сталкиваются еврейские дети на арийской стороне

С того момента, как дети перешли на арийскую сторону, они оказались во власти неевреев; их выживание часто зависело от момента милосердия.Многие дети погибли из-за доносов или вымогательства, голода и плохой погоды; они встречали людей, злорадствовавших в их бедах, преследовали их, пытались выдать немцам и преследовали спасателей. Их количество неизвестно. Некоторым посчастливилось найти семью или организацию, которая забирала детей в свои дома — хотя бы на короткий период времени — давала им еду, одежду и кров и обучала христианским молитвам.

Могут ли дети вернуться в иудаизм после принятия новой идентичности?

Чтобы спасение увенчалось успехом, еврейские дети, которых спрятали нееврейские спасатели, должны были притвориться христианами.Одним из самых сложных аспектов спасения для еврейских детей был кризис идентичности, который они пережили, когда были вынуждены выдать себя за христиан, но часто они переживали более трудный кризис, когда сталкивались с возвращением в иудаизм.

Пола (Хаммерсфельд) Вайнштейн был спасен девяти или десятилетним ребенком польской семьей в Варшаве. В детстве она познакомилась с сионистскими идеями и еврейской поэзией; в ее доме ее семья говорила на идиш, а ее бабушка и дедушка, с которыми она была очень близка, были ультраортодоксами: она хорошо знала свою еврейскую идентичность.У нее была «еврейская внешность», и хотя она следовала христианским обычаям в доме своих спасителей, она не крестилась и не ходила в церковь. Однако ее тянуло к христианству.

«Я впитал дух христианства, католицизма, из атмосферы в доме [спасателей]. Я стал горячим верующим … Я молился один у своей постели. Я не перекрещивался публично. Сначала я повернулся к Бог в моих молитвах. Бог есть Иисус. Я часто просил отца остаться в живых.Но я чувствовал, что он умрет. Моим опекунам понравилось то, что я стал христианином. Им было приятно чувствовать, что им удалось обратить еврейскую душу в христианство. Когда после войны заговорили о моем будущем, они сказали: «Не волнуйся, если тебя никто не заберет, ты всегда будешь нашим» ».

Когда война закончилась, Пола было одиннадцать лет. Она отвергла иудаизм и пережила кризис идентичности. Мать Полы выжила на арийской стороне в Кракове, и когда она приехала после освобождения, Пола была настроена двойственно.

«Я больше не привык к матери … Меня беспокоит, что мать не христианка, как я. Я пытаюсь убедить ее обратиться. Вопреки моему обычаю, во время попытки убедить ее я демонстративно становлюсь на колени рядом с кровать и перекреститься перед ней… Я настаиваю на моем пути, а она — на ее, и она записывает меня в открывшуюся еврейскую школу ».

Пола и ее мать надеялись, что ее отец выжил и вернется; вместе с чувством свободы после освобождения они постепенно сблизились.Однако Пола снова приняла иудаизм только тогда, когда она услышала от выживших, которые вернулись из лагерей, что ее отец умер.

В конце войны дети ждали, пока родители вернутся и заберут их. Однако немногим из них повезло. В некоторых случаях, когда кто-то приходил, чтобы их забрать, некоторые из детей предпочитали оставаться на своих местах; они привыкли к своим новым домам и чувствовали себя в них в безопасности.

«Фактически стереть свое прошлое в ходе жестокой битвы за выживание, у них не было желания облегчить его, вернувшись в еврейское общество.Их личный опыт в сочетании с антисемитизмом, который они часто впитывали от своих спасителей и окружающей христианской среды, научили их, что катастрофы, которые они пережили, были вызваны их еврейским происхождением. Таким образом, самосохранение диктовало необходимость держаться подальше от евреев и отрицать свою истинную идентичность ».

После освобождения многие из детей, которые уже полностью осознавали еврейство, сами вернулись в еврейское общество, но некоторые из детей идентифицировали себя как евреи с опасностью и со страхом.Для них наличие еврейской идентичности означало, что их не ждут в этом мире, они изгнаны и убиты. Они начали рассматривать иудаизм как нечто негативное, не обязательно из-за «новой» христианской идентичности, но из-за своего собственного опыта. Таким образом, христианство стало «убежищем», потому что оно действительно спасло их. Как сказал один спасенный ребенок:

«Как я должен был это объяснить? Как я мог сказать, что для меня быть еврейкой означало постоянное подвергание насмешкам, насмешкам и антисемитским замечаниям? Что быть евреем означало страдание, преследование и смерть? »

Возвращение детей к их еврейским корням

Еврейские солдаты, входившие в состав союзных войск, после освобождения лагерей предоставили первым конкретным очевидцам информацию о размахе катастрофы и масштабах Холокоста.Они были обеспокоены тем, что несколько выживших еврейских детей останутся со своими христианскими спасителями. Это было проблемой, которую разделяли послевоенные еврейские учреждения, которые затем восстанавливались в Европе, как религиозные, так и светские.

Преобладало мнение, что после катастрофы масштаба Холокоста весь еврейский мир должен приложить усилия, чтобы найти выживших детей и вернуть их в иудаизм. Солдаты и учреждения в одинаковой степени руководствовались лучшими намерениями, но мы должны спросить себя, принимали ли они во внимание то, чего хотели дети, и что было бы лучше для них.

Один из солдат, который остался анонимным, написал письмо в Еврейское агентство в Иерусалиме, призывая их выполнить эту миссию. Он упомянул, что еврейские сироты, воспитанные неевреями, были незнакомы с еврейским миром и что эти дети были помещены с этими неевреями, чтобы спасти их жизни; он считал, что их нужно вернуть к своим еврейским корням, и что это долг еврейских учреждений. Было ощущение, что для достижения этой цели нужно сделать все возможное.

Первая проблема заключалась в том, как обнаружить этих детей, если ни родственники ребенка, ни кто-либо из доверенных лиц, которые знали, что ребенок был спрятан, не пережили войну. Когда это было так, единственный способ обнаружить спрятанного ребенка заключался в том, если спасатель добровольно сообщил о ребенке или доставил ребенка в одно из еврейских учреждений, созданных после окончания войны. Поскольку большая часть еврейского населения была истреблена, секрет часто терялся вместе с убитым родителем или временным опекуном, передавшим ребенка.

Именно при таких обстоятельствах и начались попытки найти детей, которые остались со своими спасителями, когда война закончилась, и вернуть этих детей еврейскому народу.

Одной из первых мер, предпринятых после освобождения для помощи детям, было создание в 1945 году Центральным еврейским комитетом сети детских домов по всей Польше. Однако в них вошли только около 20% выживших детей. После войны, когда у большинства оставшихся в живых детей не было родительского дома, в который можно было бы вернуться, возрождающиеся сионистские молодежные движения, среди прочего, взяли на себя задачу предоставить детям дом и кого-то, кто будет о них заботиться.Они создали кибуцев для этих детей в Польше, которые предоставят детям временный дом и подготовят их к иммиграции в Палестину.

Однако возвращение детей, которые все еще оставались в нееврейских семьях и в монастырях в деревнях и отдаленных городах и даже не знали, что они евреи, оказалось за пределами возможностей молодых членов сионистских молодежных движений. Им нужно было искать детей, которые были разбросаны по Польше в частных домах или церковных учреждениях.Некоторые из этих детей были не только маленькими, но и больными и нуждались в особом уходе. Для этой специальной цели была создана организация «Сионистская Koordynacja [Координационный комитет] по искуплению еврейских детей», известная как Koordynacja . Еще до создания Koordynacja различные еврейские группы, в том числе некоторые религиозные, начали искать и возвращать этих детей.

В конце войны раввин Давид Кахане, главный еврейский капеллан польской армии, стал главой Комитета религиозных общин.Одна из его задач заключалась в том, чтобы вернуть детей, оставшихся на попечении неевреев. Кахане назначил Йешаягу Друкера ответственным за эту миссию. Вначале Друкер помогал только родственникам, которым было трудно вернуть детей от своих спасителей-неевреев. Но как только Друкер услышал, что в деревнях и городах живут еврейские дети с христианскими семьями и что их никто не ищет, он поставил перед собой задачу вернуть их. Он стал «искупителем детей» от имени религиозного еврейства.

Помимо Koordynacja и Drucker, другие группы и отдельные лица религиозного еврейства также принимали активное участие в усилиях по выздоровлению детей, но в меньшем масштабе.

Из нескольких тысяч детей, спасенных неевреями, Кординацья и Друкер вытащили около шестисот. Другие либо вернулись сами, как упоминалось ранее, были возвращены их спасателями добровольно, либо были востребованы родителями или другими родственниками. Следует подчеркнуть, что сотни детей, собранные Koordynacja и Друкером, были в основном очень маленькими детьми, которые ничего не знали о своем происхождении или чья еврейская идентичность была в лучшем случае туманной.Многие из них были невостребованными сиротами, которые не смогли бы самостоятельно вернуться к своим корням. Это стало одним из важнейших национальных проектов последних остатков польского еврейства.

Те, кто нес бремя проекта по возвращению маленьких детей в еврейскую общину, оказались вовлечены в одну из самых сложных и деликатных гуманитарных дилемм того времени. Они верили в то, что делали? Ответ должен быть утвердительным — иначе они не смогли бы сделать то, что сделали.В то же время они рассматривали свои усилия как национальную миссию, хотя некоторые из них признавали, что часто плакали, когда забирали ребенка у приемных спасателей, чтобы поместить его в детский дом. Их свидетельства показывают, что вместе с их гордостью за то, что они вернули детей к их корням, сам их успех глубоко обеспокоил их. В последующие годы некоторые из них почувствовали потребность объяснить свои мотивы и описать угрызения совести и сомнения, которые их грызли. Арье Сарид, основатель Koordynacja , написал:

«Есть те, кто спрашивает меня, не лучше ли было бы оставить детей в приемных семьях и не нарушить их спокойствие, особенно если было применено принуждение. … И некоторые спрашивают, не испытываю ли я угрызений совести из-за того, что ввергнул этих детей в судьбу страданий, бедствий и новых переживаний.По правде говоря, я признаю, что такие мысли приходили мне в голову. Особенно в сложных случаях выкупа детей, о которых с любовью заботилась христианская семья. Но в тот самый момент я истерзал себя из-за таких вспышек слабости. В конечном итоге мы выполняем последнюю просьбу их родителей: оставить им потомков. Мы гарантируем, что их ребенок останется евреем и не станет одним из тех, кто нападает на евреев и убивает их. Биологическая привязанность человека к еврейскому народу не требует извинений.В любом случае, среди сомнений, которые сопровождали проект искупления и которые нам пришлось преодолеть, были и те, что отмечены выше «.

Сара Нешамит выразила аналогичные мысли:

» Иногда у нас были серьезные сомнения по поводу того, есть ли у нас право забрать ребенка из дома приемных родителей и ввергнуть его в психологический кризис. Трудно было быть свидетелем слез, пролитых детьми, когда они расстались со своими приемными христианами, в чьем доме к ним так тепло относились.Трудно было также быть свидетелем слез на глазах приемной матери, когда она передавала ребенка, которого выкормила. Часто мы опасались того зла, что делаем и детям, и их «родителям»… Однако решающим фактором был национальный мотив. Мы потеряли слишком много евреев, поэтому нашей обязанностью было вернуть нашему народу всех, кто выжил ».

Кто я?

Кризисы идентичности, от которых страдали дети, часто оставляли у них шрамы на всю жизнь; они пережили война, но они не знали, кто они такие.Некоторые из этих историй невероятно трудны.

Йосеф Силва потерял обоих родителей во время войны; его спасли в монастыре. Его дядя по материнской линии пришел искать его и забрал из монастыря. Некоторое время он жил с этим дядей и его женой, но, поскольку они сами тоже остались в живых, они не могли ни умственно, ни эмоционально воспитать его. Они поместили Йосефа в детский дом Центрального еврейского комитета, а затем перевели его в детский кибуц , прежде чем он иммигрировал в Израиль.Его дяди имели добрые намерения по отношению к Йосефу; они считали, что ему будет лучше и у него будет лучшее будущее в Израиле, чем в Польше; однако дядя и его семья остались в Польше. Йозеф никогда не мог простить им того, что они не усыновили его и не оставили с ними.

«То, что они сделали со мной, было неправильным. На мой взгляд, им следовало взять меня под свою защиту после того, как они выгнали меня из монастыря и дали мне ощущение дома, как их сын. Но они думали иначе, и возможно, что они не смогли справиться с ситуацией.Я не мог им простить. Они были моей самой близкой семьей в то время. Это был брат моей матери … Были и экономические причины, и личные, и их экономическое положение было тяжелым. Я ожидал, что дядя примет меня и подарит тепло дома, которого мне не хватало все время … Когда я пришел к ним, у меня было плохое предчувствие. Я был единственным выжившим из всей моей семьи, и они могли бы помочь мне в больших и маленьких делах, но они не помогли. Это застряло в моей памяти, и мне больно по сей день; Я не могу этого забыть.»

Саре Авинун было девять, когда закончилась война. Она вспоминает, как была счастлива в доме приемной семьи в течение первого года после освобождения. Однако однажды Джулия Питч, ее приемная мать, которая забрала ее из приюта во время войны, отвезли ее в штаб-квартиру Еврейского комитета в Кракове, где она проинформировала официальных лиц о существовании девочки, рассказала историю своего спасения и зарегистрировала ее под своим настоящим именем. Событие потрясло и сбило с толку Сару, и она покинула ее. чувство глубокого беспокойства.Больше всего ее беспокоила возможность того, что кто-то из ее родственников внезапно появится и захочет забрать ее. Как она сможет выбирать между ним и ее христианскими благодетелями?

Дедушка, бабушка Сары, ее тетя и дяди выжили в качестве беженцев в Советском Союзе. Вернувшись в Польшу после войны, они нашли Сару и были полны решимости забрать ее из-под опеки семьи, которая ее спасла. Один из ее дядей, который все еще был солдатом, поместил ее в религиозный детский дом.Она снова оказалась в приюте, где ей снова срезали косы, которые только-только начали расти.

При первой же возможности она сбежала и вернулась к своей приемной семье, решив принять христианство и оставить позади свое еврейское прошлое. Ее дедушка не сдался так легко и в течение четырех лет вел судебную борьбу, чтобы вернуть ее и получить законную опеку над ней. Они забрали ее обратно в дом ее деда, а затем в Израиль. «Эти травмирующие события вместе с бурным периодом юности пошатнули степень уверенности в себе, которую Сара приобрела в доме своих спасателей, и вызвали у нее глубокие сомнения относительно своей личности и своего будущего.«

» Я спросил себя, кто я на самом деле? Кем я должен быть? Сара? Ирена Марыся? Что было важнее, личность, с которой я родился, или то, что я чувствовал сейчас? А кто были моими настоящими родителями? Те, кто родил меня и ушел, или те, в чьем доме я жил — кто заботился обо мне, заботился обо мне, воспитывал меня? Кому я принадлежал? А может я никому не принадлежал? У меня возникли вопросы, и я призвал их исчезнуть. Зачем размышлять над ними, я здесь, не так ли? У меня нет другого мира.»

На самом деле Йешаягу Друкер, который лично вернул больше детей, чем кто-либо другой, внимательно относился к страданиям детей. В течение многих лет после этого он следил за их развитием и трудностями интеграции в еврейское общество, в которое он их привел. и он, из всех людей, был оставлен со смешанными чувствами, вплоть до того, что поставил под сомнение необходимость поиска детского проекта:

«Когда эта операция заканчивается, у меня смешанные чувства.Мы провели операцию на благо нации. Мы спасли детей. И особенно после Холокоста. Но для самих детей это возвращение к еврейской общине спровоцировало у многих из них психологический кризис, из которого, я боюсь, они не оправились по сей день … Если мы рассмотрим этот вопрос с точки зрения самого человека, стоило ли оно всех затраченных усилий. усилие? Мальчик понятия не имел, что он еврей, и само осознание того, что он был только унижен … Если бы мы оставили его, возможно, он не пережил бы весь кризис, через который он прошел после возвращения в лоно иудаизма … В конце концов, ребенок нашел свое место и свой дом в определенной семье, и семья иногда любила его больше, а иногда меньше, но у него были люди, к которым он мог повернуться и сказать «папа», «мамочка» … Но мы пришли и удалили его и сделал его ребенком широкой публики … Я часто слышал, как эти дети говорят: я хочу уже быть чьим-то; Я не хочу быть всеобщим.С этой точки зрения нам нужно тщательно подумать о том, действовали ли мы во благо самих детей ».

Забота о детях и принятие правильных решений относительно их судьбы, возможно, были одной из самых сложных дилемм, с которыми пришлось столкнуться. после войны. В конце концов, цель заключалась в том, чтобы просто помочь людям, пережившим Холокост, вернуться к жизни и построить будущее для еврейского народа. Реальность, как мы видели в очень кратком обзоре, представленном здесь, была гораздо больше сложный.Как заботиться о еврейских детях, которые были спасены неевреями во время войны, представляет собой еще одну дилемму Холокоста, которую невозможно понять, полностью понять; теперь как тогда.

Рождество сложно для родителей-агностиков, воспитывающих еврейских детей

Примерно через шесть месяцев после того, как мы с моим парнем из колледжа сидели в пиццерии, он нервно сказал мне: «Когда у меня есть дети, я хочу вырастить их евреями. ”

Я пожал плечами. «Я не против.”

И вот как отставной епископальец, ставший ленивым светским гуманистом, дал обещание непрактикующему еврею, что их гипотетическое потомство будет евреем.

Это было 20 лет назад. Мы женаты 12 лет, а нашим детям 9 и 7 лет. Каждый декабрь они зажигают восемь свечей и получают подарки на восемь дней. Мы поем песни на иврите, которые я пою так же свободно, как и мой муж. Сейчас это вторая натура, и мне это нравится.

Но крошечная часть меня, моего внутреннего ребенка, скучает по Рождеству.Как бы я ни ценил попытки моей матери соединить некоторые из наших традиций в форме, совместимой с Ханукой («Эй, дети, давайте сделаем имбирные маккавеи!»), Это совсем не то же самое.

В детстве я просыпался, когда еще горели уличные фонари, и залезал в кровать сестры, чтобы мы вместе рылись в чулках. Когда приходило время открывать подарки, мы сидели перед потрескивающим камином в гостиной и слушали «Мессию» Генделя — произведение, которое, как известно, вызывает споры по поводу потенциальных тем антисемитизма.Определенно не то, что я мог бы использовать в адаптированных праздничных мероприятиях моей семьи.

После того, как мы закончили с подарками, мы спустились вниз в квартиру моей бабушки и снова проделали все это под другим деревом, а затем отправились в дом моей другой бабушки, чтобы снова отпраздновать это событие с большой семьей моего отца. У моих детей нет бабушек и дедушек поблизости, а тем более в том же доме, что и у меня. Я особенно страстно чувствую это отсутствие семейной близости, как с христианской, так и с еврейской стороны, в праздничные дни.

Я существовал где-то посередине между христианством и иудаизмом, не веря ни в одну из космологий.

Рождество в детстве было ярким семейным ритуалом, но я никогда не умел справляться с Рождеством, когда был взрослым. Мы жили в Нью-Йорке в течение многих лет до рождения детей, и я был слишком ленив и сломался, чтобы купить дерево в угловом винном погребе и перетащить его на пять лестничных пролетов в нашу квартиру площадью 400 квадратных футов. Однако у меня были украшения из детства, поэтому однажды я привязал их к белому напольному вееру и положил под них подарки.Чулки осторожно подвешивали к оконным решеткам пожарной лестницы. Мой муж думал, что я сошла с ума, но я просто была практична.

После этого, однако, мои попытки соблюсти Рождество уменьшились в той же пропорции, что и мои попытки сохранить кошерность на Песах. Песах тоже восьмидневный, но гораздо менее увлекательный, чем Ханука, и ради мужа я согласилась присоединиться к нему и воздержаться от хлеба. В декабре родители по-прежнему присылали мне подарки и печенье; Весной, во время Песаха, я неизбежно ломался на пятый день и съедал целую пиццу Папы Джона.Я существовал где-то посередине между христианством и иудаизмом, не веря ни в одну из космологий.

Я решила не принимать иудаизм, когда мы с мужем поженились. Я не атеист, но и не еврей; Я тоже не христианин. Я не мог с чистой совестью дать клятву присоединиться к религии, чтобы просто принять культурные ценности, а не духовные убеждения.

И в реформистской, и в консервативной формах иудаизма дети считаются евреями в межконфессиональных браках, если они воспитываются евреями.Однако, что именно означает «воспитанный еврей», не совсем ясно. Примерно каждый пятый человек в Америке вырос в межконфессиональной среде, но мне трудно считать нашу семью действительно межконфессиональной.

Ханука — единственное время года, когда мои дети действительно чувствуют себя евреями, и я иногда беспокоюсь, что это чувство строится на ощущении, что другие дети получают то, чего они не получают.

Я агностик, а это значит, что я предполагаю, что, вероятно, происходит что-то за пределами нашего понимания, что объясняет Вселенную, но, по сути, бесполезно об этом беспокоиться.Это приводит к множеству ситуаций, когда мои дети задают глубокие теологические вопросы, и мой единственный выход — сказать: «Я действительно не знаю; иди спроси своего отца.

Но даже там мой муж разделяет иудейские религиозные взгляды, когда его спрашивают, но его главная приверженность иудаизму — его культурное и историческое прошлое. Мы не ведем их в храм. Мы не соблюдаем субботу. Оба ребенка страдают аутизмом, поэтому вероятность того, что они смогут пройти через процесс бар-мицвы или бат-мицвы, составляет примерно 50/50, даже если мы действительно принадлежали к общине.

Молитвы, которые они знают, — это молитвы, которые мы произносим на пасхальном седере, который мы посещаем каждый год, и песни, которые мы поем перед менорой, или, точнее, ханукией. Ханука — единственное время в году, когда мои дети действительно чувствуют себя евреями, и я иногда беспокоюсь, что это чувство строится на ощущении, что другие дети получают то, чего они не получают.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *