Как у человека выработать условный рефлекс: 2. Образование условных рефлексов. Торможение рефлексов

Автор: | 26.01.1970

Содержание

2. Образование условных рефлексов. Торможение рефлексов

Для образования условного рефлекса необходимо, чтобы сначала действовал условный раздражитель, а затем безусловный. После нескольких повторений такого сочетания раздражителей в мозге между двумя очагами возбуждения устанавливается временная связь. В результате действие одного условного раздражителя вызывает возбуждение в двух центрах.

 

Условные рефлексы формируются на основе безусловных рефлексов и вырабатываются при непосредственном участии коры головного мозга.

 

Изучение формирования условных рефлексов проводилось в лаборатории И. П. Павлова в опытах на животных (собаках).

 

Когда собаке давали пищу (безусловный раздражитель), у неё рефлекторно выделялась слюна — возникал безусловный слюноотделительный рефлекс.

 

 

Нервные импульсы, возникающие при раздражении рецепторов на языке и в слизистой оболочке рта веществами пищи поступают по чувствительным нейронам в центр слюноотделения продолговатого мозга.

Отсюда возбуждение по эфферентным (двигательным) нейронам передаётся к слюнным железам, и они начинают выделять слюну. Это дуга безусловного слюноотделительного рефлекса.

 

 

Условный слюноотделительный рефлекс формировался у собак при сочетании кормления и зажигания лампочки или звука звонка.

 

Чтобы выработать условный рефлекс, за полминуты до кормления включали электрическую лампочку или другой, безразличный для слюноотделительного рефлекса раздражитель. После нескольких сочетаний включения лампочки с кормлением одна лишь вспышка света вызывала слюноотделение даже в том случае, если пищи в кормушке не было. 

 

В результате через несколько повторений слюна выделялась в ответ на действие безусловного раздражителя (вспышка света или звук звонка становились сигналом появления пищи — условным раздражителем). Это означало, что в коре головного мозга образовалась новая, временная связь между центрами слюноотделения и зрительным (слуховым), т.

е. выработался условный слюноотделительный рефлекс.

 

УСЛОВНЫЕ РЕФЛЕКСЫ • Большая российская энциклопедия

УСЛО́ВНЫЕ РЕФЛЕ́КСЫ, ин­ди­ви­ду­аль­ные при­спо­со­би­тель­ные ре­ак­ции жи­вот­ных, об­ла­даю­щих ЦНС, и че­ло­ве­ка; фор­ми­ру­ют­ся у ка­ж­дой от­дель­ной осо­би на ос­но­ве её жиз­нен­но­го опы­та. Тер­мин пред­ло­жен в 1903 И. П. Пав­ло­вым. У. р. воз­ни­ка­ют в со­стоя­нии бодр­ст­во­ва­ния толь­ко в оп­ре­де­лён­ных ус­ло­ви­ях (от­сю­да назв.) на ос­но­ве об­ра­зо­ва­ния вре́менной свя­зи ме­ж­ду ус­лов­ным (сиг­наль­ным) раз­дра­жи­те­лем (лю­бые из­ме­не­ния внеш­ней и внутр. сре­ды, вос­при­ни­мае­мые ор­га­низ­мом) и без­ус­лов­ным реф­лек­сом. Сов­па­дая по вре­ме­ни с осу­ще­ст­в­ле­ни­ем при­спо­со­бит. дея­тель­но­сти, раз­дра­жи­тель ста­но­вит­ся ус­лов­ным сиг­на­лом, под­го­тав­ли­ваю­щим ор­га­низм к этой дея­тель­но­сти, при этом он дол­жен пред­шест­во­вать по вре­ме­ни без­ус­лов­но­му раз­дра­жи­те­лю. При об­ра­зо­ва­нии У.

 р. про­ис­хо­дит схо­ж­де­ние воз­бу­ж­де­ний от ре­цеп­то­ров при воз­дей­ст­вии ус­лов­но­го и без­ус­лов­но­го раз­дра­жи­те­лей на од­них и тех же ней­ро­нах и син­хро­ни­за­ция ак­тив­но­сти про­стран­ст­вен­но уда­лён­ных уча­ст­ков го­лов­но­го моз­га. Воз­ни­ка­ет вре́менная связь ме­ж­ду дву­мя оча­га­ми воз­бу­ж­де­ния в ЦНС; боль­шее чис­ло по­вто­ре­ний воз­дей­ст­вия ус­лов­но­го раз­дра­жи­те­ля и его под­кре­п­ле­ния без­ус­лов­ным уп­роч­ня­ет эту связь. Впо­след­ст­вии дей­ст­вие ус­лов­но­го раз­дра­жи­те­ля бу­дет при­во­дить к воз­ник­но­ве­нию вто­ро­го оча­га воз­бу­ж­де­ния и вы­зы­вать от­вет­ную ре­ак­цию ор­га­низ­ма на без­ус­лов­ный раз­дра­жи­тель. Об­ра­зо­ва­ние и за­кре­п­ле­ние У. р. со­про­во­ж­да­ет­ся воз­ник­но­ве­ни­ем но­вой реф­лек­тор­ной ду­ги.

При по­ло­жи­тель­ных (под­кре­п­ляе­мых) У. р. ус­лов­ный сиг­нал вы­зы­ва­ет воз­бу­ж­де­ние и оп­ре­де­лён­ную дея­тель­ность ор­га­низ­ма (напр., пи­ще­вую), при от­ри­ца­тель­ных (не­под­кре­п­ляе­мых) уг­не­та­ет её вслед­ст­вие раз­ви­тия внутр. тор­мо­же­ния. На­ту­раль­ные У. р. вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся на ес­теств. свой­ст­ва без­ус­лов­но­го под­кре­п­ле­ния (напр., вид, за­пах пи­щи), ис­кус­ст­вен­ные – на раз­дра­жи­те­ли, пер­во­на­чаль­но не свя­зан­ные с под­кре­п­ле­ни­ем (звук, свет и др.). По осо­бен­но­стям от­вет­ных ре­ак­ций У. р. де­лят на ве­ге­та­тив­ные и со­ма­то­дви­га­тель­ные, по ле­жа­ще­му в ос­но­ве без­ус­лов­но­му реф­лек­су – на пи­ще­вые, за­щит­ные (обо­ро­ни­тель­ные) и др. В за­ви­си­мо­сти от струк­ту­ры ус­лов­ных раз­дра­жи­те­лей и от со­от­но­ше­ний во вре­ме­ни дей­ст­вия ус­лов­но­го и без­ус­лов­но­го ком­по­нен­тов, а так­же от осо­бен­но­стей под­кре­п­ле­ния, от вре­ме­ни от­вет­ной ре­ак­ции на сиг­нал раз­ли­ча­ют У. р. 1-го по­ряд­ка (об­ра­зую­щие­ся на ба­зе без­ус­лов­ных реф­лек­сов), выс­ше­го (2-го и бо­лее) по­ряд­ка, ко­то­рые воз­ни­ка­ют на ос­но­ве ра­нее вы­ра­бо­тан­ных вре­мен­ных свя­зей. У со­ба­ки мож­но вы­ра­бо­тать У. р. до 5-го, 6-го по­ряд­ка, у обезь­я­ны – до 10–12-го по­ряд­ка, у че­ло­ве­ка в ос­но­ве его аб­ст­ракт­но­го мыш­ле­ния ле­жит спо­соб­ность к об­ра­зо­ва­нию У.

 р. 20-го и бо­лее вы­со­ко­го по­ряд­ка (напр., ра­бо­та на разл. при­бо­рах, управ­ле­ние ма­ши­на­ми и др. тру­до­вые и дви­га­тель­ные ак­ты, час­то свя­зан­ные с ре­чью). Для под­ра­жа­тель­ных У. р. под­кре­п­ле­ни­ем слу­жат по­ве­ден­че­ские ре­ак­ции дру­го­го жи­вот­но­го; для ас­со­циа­тив­ных – со­че­та­ние двух ин­диф­фе­рент­ных раз­дра­жи­те­лей, для ин­ст­ру­мен­таль­ных – ак­тив­ное со­дей­ст­вие по­лу­че­нию пи­щи или из­бе­га­ние вред­ных воз­дей­ст­вий (напр., бо­ле­вых). При дан­ной фор­ме У. р. от­вет на сиг­нал не вос­про­из­во­дит ре­ак­цию, на ба­зе ко­то­рой он был вы­ра­бо­тан. В про­цес­се ус­лов­но-реф­лек­тор­ной дея­тель­но­сти по­сто­ян­но со­вер­ша­ет­ся ана­лиз внеш­них и внутр. раз­дра­жи­те­лей, со­стоя­щий в раз­ли­че­нии сиг­на­лов, диф­фе­рен­ци­ро­ва­нии воз­дей­ст­вий на ор­га­низм, и син­тез раз­дра­жи­те­лей, про­яв­ляю­щий­ся в свя­зы­ва­нии, обоб­ще­нии, объ­е­ди­не­нии воз­бу­ж­де­ний, воз­ни­каю­щих в разл. уча­ст­ках ко­ры го­лов­но­го моз­га вслед­ст­вие взаи­мо­дей­ст­вия, ус­та­нав­ли­ваю­ще­го­ся ме­ж­ду ней­ро­на­ми и их груп­па­ми.

Био­ло­гич. зна­че­ние У. р. со­сто­ит в рас­ши­ре­нии адап­тив­ных воз­мож­но­стей ор­га­низ­ма и их бы­ст­рой ди­на­мич. сме­не, что при­да­ёт по­ве­де­нию вы­со­кую сте­пень пла­стич­но­сти. Ус­лов­ный сиг­нал, не­пра­виль­но ин­фор­ми­рую­щий о со­бы­ти­ях во внеш­ней сре­де, ут­ра­чи­ва­ет свой­ст­во пус­ко­во­го сиг­на­ла, ре­ак­ция на не­го уга­са­ет. У. р., не под­кре­п­ляе­мые раз­дра­жи­те­ля­ми, под­вер­га­ют­ся ак­тив­но­му тор­мо­же­нию, ино­гда ис­че­за­ют.

Как работает рефлекс Павлова? | Еженедельник АПТЕКА

В ходе нового исследования ученые наблюдали за нервными клетками головного мозга, которые функционируют во время выработки условного рефлекса по Павлову. Как утверждают исследователи, эти же нейроны повреждаются при различных нейродегенеративных заболеваниях, таких как болезнь Паркинсона, синдром Туретта, болезнь Хантингтона. Таким образом, данное исследование позволяет найти новый подход к диагностике и лечению вышеперечисленных заболеваний.

В своем знаменитом эксперименте с участием собаки русский ученый-физиолог И. П. Павлов звонил в звонок каждый раз перед кормлением животного. Следует отметить, что при виде еды у собаки через слюнные железы начинала выделяться слюна. В результате через некоторое время у животного вырабатывался условный рефлекс, звонок сам по себе вызывал выделение слюны и без наличия пищи.

Условный рефлекс — это устойчивая связь между безусловным рефлексом и случайным сигналом, которая возникает при их повторяющих совпадениях. То есть это приобретенный рефлекс, свойственный отдельной особи. Условные рефлексы возникают в течение жизни, они не врожденные, генетически не закрепляются и не передаются по наследству.

Команда ученых из Калифорнийского университета в Калифорнии (University of California), США, изучала группу определенных нейронов, задействованных в павловском условном рефлексе. Результаты работы уже опубликованы в журнале «Neuron».

В современной версии эксперимента Павлова американские ученые задействовали модели мышей. Вначале им неоднократно демонстрировали запах банана или лимона, а затем следовало вознаграждение в виде капли сгущенного молока.

Следующим шагом исследователей был анализ того, что происходило с небольшим количеством клеток, находящихся в полосатом теле, во время выработки условного рефлекса у мышей. Речь идет о группе клеток, выполняющих поддерживающую функцию для основных нейронов в полосатом теле. Несмотря на то что данные вспомогательные нейроны составляют менее 2% остальных клеток этого региона конечного мозга, они способны играть невероятно важную роль. Ученые сделали такие выводы после того, как заблокировали работу вспомогательных нейронов. Это, в свою очередь, привело к тому, что мыши с удвоенным рвением лизали воздух в ожидании сгущенного молока. Следует отметить, что влияние этих клеток было более значимым для тех мышей, которые в первый раз сочетали незнакомый запах и вознаграждение — сгущенное молоко.

Ученые полагают, что поврежденные вспомогательные нейроны могут провоцировать появление нейродегенеративных заболеваний, а их восстановление может помочь пациентам справиться с болезнями.

По материалам www. sciencedaily.com

«У человека должен быть безусловный рефлекс — уступить место»

Уступил место — получил шоколадку. Такая акция сейчас проходит в московском метро. Ее инициатором стал Всероссийский межнациональный союз молодежи. Ведущая «Коммерсантъ FM» Наталья Жданова обсудила эту тему с Андреем Бильжо — известным художником, писателем и ресторатором, а по образованию психиатром.

Также организация намерена проводить в метро еженедельные рейды, снимать их на видео и в конечном счете смонтировать фильм о вежливости в метро.

— Две фамилии крутятся в моей голове в связи с этой историей: Иван Петрович Павлов и Аркадий Гайдар.

— Абсолютно то же самое, по-моему, пошлость какая-то.

— Иван Петрович Павлов, кто забыл эту фамилию — это выработка условного рефлекса. Уступил место беременной женщине, или маме с ребенком, или пожилому человеку — получил шоколадку. Но, по Ивану Петровичу Павлову, если ты получил шоколадку, как у собаки, вырабатывается слюна на звонок или у крысы на красный свет, тогда, когда ты ешь шоколадку в другом месте, ты должен срочно уступить кому-то место, и у тебя вырабатывается условный рефлекс на шоколадку. Это, конечно, очень креативно, трудно было придумать что-то еще Союзу молодежи, но это смешно звучит. Правда же, если ты ешь шоколадную конфету или шоколадный торт в гостях у кого-то, то ты должен срочно уступить место, ты ищешь глазами беременную женщину или пожилого человека, и ешь эту шоколадку стоя. Иван Петрович Павлов, кто не знает: условные и безусловные рефлексы.

— А если шоколадки в метро в очередной раз не оказывается, что тогда?

— Тогда наступает беда, это называется «сшивка», опять же, по Ивану Петровичу Павлову. Тогда собака, у которой должен выработаться сок желудочный на звоночек, не понимает, где она находится, как и этот представитель Союза молодежи не понимает, что происходит: «Нет шоколадки — я не уступлю место». Сбой какой-то происходит.

Это, конечно, чистый бред, потому что у человека должен быть безусловный рефлекс, это должно быть в крови, генетически — уступить место пожилому человеку или беременной женщине! Невозможно сидеть в метро, если перед тобой стоит беременная женщина. И если молодежи нужно объяснить это через шоколадку, тогда что же происходит в головном мозге?

Передо мной собака Дейзи, такса, которой 14 лет, у нее безусловные рефлексы: она прекрасно понимает, что, если она лежит на диване, а я должен сесть на этот диван, она уступит мне место. Что же происходит тогда с этими ребятами, если только через шоколадку им можно объяснить элементарные вещи, которые должны быть в голове у каждого человека?

Вторая фамилия. которая мне вспомнилась — Аркадий Гайдар, который написал книжку «Тимур и его команда». Почему мне вспомнилась фамилия Аркадия Гайдара? Потому, что он написал эту книгу в 1940 году, накануне Великой Отечественной войны. 1939 год — уже началась Вторая Мировая война, потому что ушли в армию старшие, остались дети, которые должны были вести себя правильно, помогать стране победить. И Тимур с его командой боролся со страшным человеком Мишей Квакиным, хулиганом. Эти две истории: Иван Петрович Павлов и условные и безусловные рефлексы и «Тимур и его команда» Аркадия Гайдара, написанная накануне Великой Отечественной войны и уже при начавшейся Второй Мировой. Эти фамилии почему-то слепились в моей уже немолодой голове. Значит, какие-то идут сигналы не очень хорошие.

— Мне кажется, проблема немного надумана, Андрей Георгиевич, в общественном транспорте я чаще всего вижу, что места уступаются и беременным женщинам, и пожилым людям, абсолютно нормально себя молодежь ведет.

— Наверное, я уже давно не ездил в метро, хотя иногда спускаюсь, в троллейбусе езжу чаще, теперь, получив карточку пенсионера, но если говорить про меня, то я, как и мой покойный папа, просто в метро и в троллейбусе не сажусь, стою, чтобы не занять места людей, кому они более нужны. Я просто стою около двери, сколько бы я не ехал, и не занимаю это место, потому что пока я могу стоять, я просто стою. Если молодому человеку или молодой девушке нужно сесть, пускай она садится, нет никаких проблем, пускай она садится, и если нужно, уступит, но я его не занимаю. Вообще не надо занимать место, если ты можешь его не занимать: в профессии, в метро, в троллейбусе, в жизни — уступи это место кому-нибудь другому, кому оно нужнее, чем тебе. Будьте здоровы, держите себя в руках, хороших выходных!

Условия образования условных рефлексов — k-9.ru

Основа любой дрессировки — выработка простых навыков, из комплекса которых и состоит поведение. Простой условный рефлекс, как мы уже знаем (статья «Рефлексы«), — первый этап в образовании навыка. И крайне важно, вырабатывая то или иное поведение, знать, при каких условиях образовываются условные рефлексы. Соблюдая эти условия, вы сможете легко и быстро вырабатывать нужное поведение у вашего питомца, сможете также поддерживать выработанные навыки после окончания курса дрессировки. Несоблюдение хотя бы одного из правил, о которых сегодня пойдет речь, не просто затрудняет выработку условного рефлекса, это нарушение делает его выработку невозможным.

С другой стороны, часто неосознанно мы создаем такие условия, при которых у собаки вырабатывается нежелательное для нас поведение. Для профилактики таких проявлений, а также для корректировки поведения необходимо четко представлять себе, какие условия послужили причиной образования нежелательных условных рефлексов, и какие условия необходимо создать для того, чтобы такое поведение угасло.

В классической советской теории дрессировки сложилось представление о семи условиях образования условных рефлексов. Сейчас можно критиковать эту теорию, можно полностью отвергать ее, но как начинающим собаководам, так и специалистам — кинологам со стажем полезно знать об этих семи условиях.

Два раздражителя

Итак, для образования условного рефлекса необходимо:

Наличие двух раздражителей: индифферентного (будущего условного) и безусловного, который вызывает соответствующее действие собаки.

С безусловным раздражителем все более-менее ясно. Хотите, чтобы собака села — должен быть раздражитель, вызывающий эту реакцию. Например, нажатие на круп. Или лакомство, занесенное над головой собаки. Или рывок поводка. Главное, чтобы раздражитель вызвал нужную реакцию — посадку собаки. Причем эта реакция (рефлекс) должна быть врожденной (для простоты рассмотрения вопроса мы представим себе, что вырабатывается условный рефлекс первого порядка — см. статью «раздражители»).

Индифферентный же раздражитель требует некоторого пояснения. Индифферентный — значит безразличный, то есть, не вызывающий реакции собаки. Но из определения раздражителя мы знаем, что любой раздражитель вызывает ответную реакцию организма — на то он и раздражитель. Какую реакцию будет вызывать команда «Сидеть», которую мы подадим недрессированной собаке? Такая собака, скорее всего, повернет к вам голову и прислушается. Собака, услышав команду, заинтересуется этим новым звуком, но сесть она и не подумает.

Какую же реакцию вызовет раздражитель — команда «Сидеть» у собаки? Ориентировочную! Рефлекс, которым неподготовленная собака отвечает на команду «Сидеть», как, впрочем и на любую другую команду, называется рефлексом «Что такое?» и является врожденной реакцией поведения животного. Но почему мы называем этот раздражитель индифферентным? Да потому что он безразличен в плане проявления поведения посадки собаки по команде. То есть, изначально команда «Сидеть» не вызывает нужного нам поведения, и в принципе неважно, будет ли команда звучать «Сидеть», «Сядь» или как-то иначе. Неважно также, будет ли это звуковая команда, или жест.

На любой раздражитель можно выработать любое поведение собаки. Поэтому мы и называем подобный раздражитель индифферентным — он абсолютно безразличен для собаки в плане проявления нужного нам поведения.

Условные рефлексы: применение раздражителей

Применение этих раздражителей должно совпадать по времени в пределах 0,5-2 секунды.

Часто случается такая ситуация — хозяин, ненадолго оставив собаку, приходит домой и удивляется — квартира выглядит так, как будто в ней побывало ФБР. Автор всей картины — четвероногий Пикассо — бурно радуется приходу любимого хозяина. И, естественно, сразу получает «гонорар». Через некоторое время владелец собаки начинает замечать, что эффект от подобного воспитания один — собака уже не радуется приходу хозяина, а прячется и скулит. Причем «ФБР» навещает квартиру также часто, невзирая на регулярно проводимую «профилактику».

Рассмотрим эту ситуацию, вооружившись теорией и методикой дрессировки: зададим себе вопрос, соблюдается ли вышеприведенное правило и какой именно условный рефлекс вырабатывает у собаки такими действиями хозяин?

Конечно, из лучших побуждений, он пытается выработать негативную связь между «разрушающим» поведением собаки и наказанием. Но сколько времени проходит между началом поедания любимых хозяйских туфлей и применением соответствующих раздражителей хозяином? Несколько часов. Условный рефлекс при этом не вырабатывается, особенно если принять во внимание, сколько положительных эмоций приносит ощущение такой приятной на вкус разгрызенной кожи! А какое событие предшествует наказанию (как раз в пределах 0,5 — 2 секунды)? Правильно! Приход любимого хозяина…

Теперь становится ясным, почему нежелательное поведение собаки не угасает, а боязнь хозяина развивается. И не надо думать, что собака «чувствует себя виноватой». То поведение, которое нам кажется признанием своей вины или «угрызениями совести», на самом деле — классическая демонстрация подчиненности сильнейшему в стае, которая исчезнет, как только «вожак» перестанет применять негативные раздражители. Таким образом, хозяин успешно решает проблему расстановки сил в «стае», но никак не изменяет нежелательного поведения собаки.

Условные рефлексы и раздражители: очередность

Действие сигнального раздражителя должно предшествовать действию безусловного в пределах 0,5-2 секунды.

Для того, чтобы понять причину, почему это правило работает, необходимо подробно изучить физиологический механизм образования условного рефлекса. Этим вопросом мы займемся в одном из следующих занятий. Сейчас же вам необходимо помнить: сначала подается команда «Сидеть», потом — выполняется рывок поводком.

Если сначала дергать за поводок, собака сядет, но связи на команду в этом случае не образуется. Одновременная подача команды и применение механического раздражителя также бесполезны — в этом случае в нервной системе собаки возбуждение в ответ на звуковой раздражитель будет «подавлено» возбуждением в ответ на рывок поводком, и связь между командой и посадкой не образуется.

Часто приходится видеть, как неопытный дрессировщик дергает за поводок и одновременно кричит «Сидеть». Повторяя это сочетание много раз, он никак не может понять, почему же собака никак не реагирует на команду, а только становится все более забитой и запуганной. Условный рефлекс таким образом не выработать.

Многократность при выработке условного рефлекса

Многократное повторение сочетаний условного и безусловного раздражителя в определенном режиме нагрузки и времени.

Обычно для выработки условного рефлекса мало одного раздражителя. Для того, чтобы на команду установилась связь, необходимо повторить это сочетание определенное количество раз. Но сколько конкретно? Можно ли выполнить 50 сочетаний на одном занятии, или необходимо отрабатывать по несколько сочетаний на каждом занятии? А какой перерыв должен быть между занятиями?

Ответы на такие вопросы дает только практика. Знание того, сколько, как часто и как долго необходимо отрабатывать те или иные упражнения — и есть методика выработки навыка. А если учесть еще и индивидуальные особенности собаки, то становится ясно, что создать эффективную методику выработки того или иного условного рефлекса можно только после многих лет напряженной работы, приобретения практического опыта и изучения теоретических основ зоопсихологии.

Состояние нервной системы

Нервные центры коры головного мозга во время выработки условного рефлекса должны быть свободны от других видов деятельности и должны находится в активном состоянии.

Что значит в активном состоянии, ясно: нельзя дрессировать спящую или уставшую собаку. Но активность собаки может быть разной. Если животное, например, занято тем, что пытается разгрызть найденную кость, вырабатывать навык подхода по команде, не стоит.

Сила раздражителей

Сила возбуждения на безусловный раздражитель должна быть больше, чем на сигнальный, но не вызывать торможение.

Если команда «Сидеть» подается так, что собака от страха ложится на землю, ей уже будет все равно, дергаете вы за поводок, или нет. То есть, сила команды должна быть ровно таковой, чтобы собака ее услышала — не более того.

С другой стороны, не надо так «рвать» за поводок, чтобы собака выла от боли. Такой рывок вызывает торможение нервной системы, в таких условиях связь на команду также не вырабатывается. Условный рефлекс выработан не будет.

Условные рефлексы вырабатываются без отвлечения

Посторонние раздражители, вызывающие ориентировочную реакцию и отвлечение, должны отсутствовать.

Например, бесполезно вырабатывать навык движения рядом, если кобель пытается броситься на своего собрата с целью выяснения отношений. Именно это условие диктует правило: вырабатывайте первоначальные условные рефлексы в условиях минимального воздействия отвлекающих раздражителей. Мало просто выехать за город, чтобы начать дрессировку по курсу послушания. Нужно еще в течение нескольких дней приучить собаку к площадке, на которой вы будете проводить занятия, чтобы свести к минимуму силу и тех немногих раздражителей, которые на этой площадке встречаются.

Еще раз приведем семь условий образования условных рефлексов:

1. Наличие двух раздражителей: индифферентного (будущего условного) и безусловного, который вызывает соответствующее действие собаки.
2. Применение этих раздражителей должно совпадать по времени в пределах 0,5-2 секунды.
3. Действие сигнального раздражителя должно предшествовать действию безусловного в пределах 0,5-2 секунды.
4. Многократное повторение сочетаний условного и безусловного раздражителя в определенном режиме нагрузки и времени.
5. Нервные центры коры головного мозга во время выработки условного рефлекса должны быть свободны от других видов деятельности и должны находится в активном состоянии.
6. Сила возбуждения на безусловный раздражитель должна быть больше, чем на сигнальный, но не вызывать торможение.
7. Посторонние раздражители, вызывающие ориентировочную реакцию и отвлечение, должны отсутствовать.

Если проанализовать причины неудачи при попытках выработки тех или иных навыков, становится ясно, что источник таких причин — несоблюдение какого-нибудь, а часто и нескольких условий выработки условных рефлексов.

Андрей Сидельников, 2001 г.

Дрессировка собак в Москве — подбор площадки.

Страница не найдена — Саянский медицинский колледж

Я, субъект персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 152 «О персональных данных» предоставляю ОГБПОУ «Саянский медицинский колледж» (далее — Оператор), расположенному по адресу Иркутская обл., г.Саянск, м/он Южный, 120, согласие на обработку персональных данных, указанных мной в форме веб-чата, обратной связи на сайте в сети «Интернет», владельцем которого является Оператор.

  1. Состав предоставляемых мной персональных данных является следующим: Имя, адрес электронной почты.
  2. Целями обработки моих персональных данных являются: обеспечение обмена короткими текстовыми сообщениями в режиме онлайн-диалога или обмена текстовыми сообщениями через электронную почту.
  3. Согласие предоставляется на совершение следующих действий (операций) с указанными в настоящем согласии персональными данными: сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, передачу (предоставление, доступ), блокирование, удаление, уничтожение, осуществляемых как с использованием средств автоматизации (автоматизированная обработка), так и без использования таких средств (неавтоматизированная обработка).
  4. Я понимаю и соглашаюсь с тем, что предоставление Оператору какой-либо информации о себе, не являющейся контактной и не относящейся к целям настоящего согласия, а равно предоставление информации, относящейся к государственной, банковской и/или коммерческой тайне, информации о расовой и/или национальной принадлежности, политических взглядах, религиозных или философских убеждениях, состоянии здоровья, интимной жизни запрещено.
  5. В случае принятия мной решения о предоставлении Оператору какой-либо информации (каких-либо данных), я обязуюсь предоставлять исключительно достоверную и актуальную информацию и не вправе вводить Оператора в заблуждение в отношении своей личности, сообщать ложную или недостоверную информацию о себе.
  6. Я понимаю и соглашаюсь с тем, что Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставляемых мной, и не имеет возможности оценивать мою дееспособность и исходит из того, что я предоставляю достоверные персональные данные и поддерживаю такие данные в актуальном состоянии.
  7. Согласие действует по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей, если иное не предусмотрено федеральным законом.
  8. Согласие может быть отозвано мною в любое время на основании моего письменного заявления.

Правила выработки и стадии образования условных рефлексов

Правила выработки и стадии образования условных рефлексов

Условные рефлексы постоянно образуются в течение жизни, и мы не замечаем, как это происходит. Мы купили новый музыкальный центр или телефон, разобрались с расположением и значением клавиш, прошло несколько дней, и пальцы «сами» выполняют нужные операции. Произошло ассоциативное научение и выработался инструментальный условный рефлекс. Для образования условного рефлекса необходимо выполнение нескольких условий,  или правил выработки рефлексов.

1.     Условие времени – условный раздражитель должен или предшествовать безусловному, или подаваться одновременно.   Интервал между воздействием нового условного раздражителя и действием подкрепляющего не должно быть значительным. Так, у собак рефлексы особенно хорошо вырабатываются при длительности времени предшествования 5—10 сек. При сочетании в обратном порядке, когда подкрепляющий раздражитель начинает действовать ранее индифферентного, условный рефлекс не вырабатывается. Значение этого условия заключается в том, что нейроны центров безусловного рефлекса и чувствительные центры, реагирующие на условный раздражитель должны оказаться в состоянии возбуждения одновременно.

2.     Условие силы – оба раздражителя должны быть пороговой силы (в противном случае реакции просто не будет), но безусловный раздражитель должен быть сильнее нового, условного. Если новый раздражитель окажется сверхпороговым, то и реакция будет на этот раздражитель, а не на безусловный. Чрезмерно сильные раздражители вызывают развитие в нервных клетках охранительного (запредельного) торможения, что также затрудняет или исключает возможность образования условных рефлексов. Примерный уровень силы условного раздражителя — до ориентировочного рефлекса.

3.     Условие индифферентности условного раздражителя. Раздражитель не должен быть биологически значимым, например, сигналом опасности, плачем детенышей, потому что в этом случае ответная реакция будет именно на этот сигнал.

4.     Условие сенсорного ограничения. При доминировании в центральной нервной системе центров, не связанных с образованием данных условных рефлексов, формирование этих рефлексов затрудняется. Так, если у собаки возникло резкое возбуждение, например, при виде кошки, то в этих условиях образование пищевого слюноотделительного рефлекса на звук звонка или свет лампочки не происходит. У человека, поглощенного каким-либо делом, образование условных рефлексов на другие виды деятельности в это время также резко затрудняется. Не случайно по pаспоpяжению Павлова в его институте для проведения опытов были построены специальные «башни молчания», поскольку внешние pаздpажители (напpимеp, шум или пpиход постоpоннего человека) способны помешать пpоявлению уже выpаботанных pефлексов и затоpмозить обpазование новых.  

5.     Условие нормальной активности ЦНС. Образование условно-рефлекторных связей, легко протекающее в условиях бодрого состояния организма, затрудняется при его заторможенности. Так, у животных, находящихся в сонливом состоянии, условные рефлексы или не образуются совсем, или же образуются медленно, с трудом. Заторможенное состояние затрудняет формирование условных рефлексов и у человека. Условные рефлексы образуются только при наличии достаточной возбудимости центров этих подкрепляющих рефлексов. Например, при выработке у собак пищевых условных рефлексов опыты ставятся на фоне высокой возбудимости пищевого центра (голодном состоянии животного).

6.      Условие повторения: повторное сочетание действия ранее индифферентного условного раздражителя с действием подкрепляющего безусловного или ранее хорошо выработанного условного раздражителя. Связи, которые появляются  в ЦНС, не должны образовываться на случайные сочетания сигнала и безусловного раздражителя, повторное сочетание – это сигнал для ЦНС о том, что оно не случайно.

Процесс формирования условного рефлекса проходит три основные стадии. Прежде всего,  наступает стадия прегенерализации. Эта стадия характеризуется значительным повышением активности различных областей мозга. Происходит возбуждение в проекционных зонах коры условного и безусловного раздражителей. В это время никакой поведенческой реакции еще нет.
После этого следует стадия генерализации условного рефлекса. В основе этого процесса лежит иррадиация возбуждения. Сущность генерализации заключается в том, что условные раздражители обобщаются, и условный рефлекс, образовавшийся на определенный раздражитель, воспроизводится и при действии других, сходных с ним, раздражителей. Процесс возбуждения, возникающий при действии какого-либо одного раздражителя, в результате иррадиации переходит и на корковые центры других, близких по характеру, раздражителей. В двигательных условных рефлексах, например, при образовании двигательных навыков, феномен генерализации проявляется в участии в двигательном акте значительного числа мышц, сокращение которых не является необходимым.
 Далее, по мере подкрепления условного стимула, реакции на сходные раздражители, которые не подкреплялись, становится все менее выраженной. Условная реакция возникает только на сигнальный раздражитель – наступила стадия специализации. Этот процесс обеспечивает дифференцировку, тонкое различение сходных стимулов (звуки разного тона, цвета, похожие буквы и др.)
Скорость выработки условного рефлекса зависит от биологической значимости раздражителя и в целом, и в данный момент (пища для голодного животного, боль). Медленно вырабатываются рефлексы на незначимый раздражитель. Подкрепление – это ситуации, которых нужно избегать, или к которым нужно стремиться, поэтому условные рефлексы одинаково быстро вырабатываются и на положительное, и на отрицательное подкрепление.

Роль доминанты в выработке условного рефлекса похожа на роль катализатора химической реакции – на фоне доминирующей мотивации условные рефлексы вырабатываются очень легко и быстро, если они работают на доминанту (вспомним свойство доминанты притягивать возбуждение, сохранять возбуждение в тех центрах, которые связаны с доминирующей мотивацией, и тормозить деятельность других центров).

Классификация условных рефлексов

Обратимся к классификации условных рефлексов, хотя бы для того, чтобы убедиться в том, что значительная часть нашего поведения представлена условнорефлекторной деятельностью, условный рефлекс может вырабатываться на любой раздражитель, ответная реакция может быть очень разнообразной, рефлексы могут быть сложными и очень сложными — динамические стереотипы.

Признак

Рекомендуемые файлы

Варианты условных рефлексов

По типу безусловного рефлекса

Пищевые, пассивно-оборонительные, половые

По типу подкрепления

С положительным или  отрицательным подкреплением

По характеру рецепторов

Экстеро-, интеро-, проприорецептивные рефлексы

По типу условного сигнала

Зрительные, слуховые, обонятельные

По варианту реакции 

Классические и инструментальные

По соотношению раздражителей во времени

Наличные и запаздывающие

По степени сложности 

1, 2, 3 и до 20 порядков Можно выработать условный рефлекс на базе уже выработанного и хорошо закрепленного рефлекса. Это будет рефлекс 2 порядка.

Остановимся подробнее на классификации по варианту реакции. Существует два варианта  поведенческого ответа. 1.  Реакция в виде изменения деятельности органа или органов – выделение слюны и желудочного сока, изменение частоты дыхания, силы и частоты сердечных сокращений. Эти рефлексы являются классическими, их иногда называют вегетативными. 2. Реакция в виде движения, обеспечивается скелетной мускулатурой. Такие рефлексы называются инструментальными, или оперантными.

В качестве корковых представительств инструментальных рефлексов выступают моторные зоны коры головного мозга. Опеpантное поведение (лат. operatio — действие) фоpмиpуется пpи научении методом проб и ошибок. Пpи появлении потpебности в пище, воде, избавлении от неприятных ощущений и т. д. возникает спонтанная двигательная активность,  котоpую часто определяют термином драйв (англ. drive — двигать). Всякие действия сопровождаются какими-то последствиями, от хаpактеpа которых зависит,  будет ли субъект эти действия повтоpять или, напpотив, постаpается в дальнейшем их избегать: все зависит от получившегося результата. В конечном счете эмпиpически находится наиболее эффективный способ действий, он закрепляется в памяти и применяется впредь при возникновении сходных обстоятельств.  Этот тип научения был откpыт амеpиканским исследователем Эдваpдом Тоpндайком (Thorndike E.) в опытах с использованием т. н. пpоблемных клеток, куда помещали голодных кошек. Чтобы добраться до пищи, находящейся рядом с клеткой,  кошка должна была задеть запорный крючок, и тогда двеpь клетки откpывалась.  Поначалу действия кошки были случайными, хаотичными и потому выбраться из клетки ей удавалось не скоро. Но, после того, как пpавильное pешение было однажды найдено, проводимое в клетке время быстро сокращалось.

Сравнительная характеристика

классического и инструментального  условных рефлексов

 

Классический pефлекс

Инструментальный pефлекс

Способ научения

Путем ассоциации между индифферентным и безусловным стимулами

Путем ассоциации между поведением (движением) и его результатом. Результат выступает в качестве подкрепления

Хаpактеp поведения

Пассивное участие всего организма – вегетативные реакции

Активные действия в отношении объектов среды

Вpеменные отношения

Индиффеpентный стимул раньше, чем безусловный

Действие pаньше подкpепления, результат действия – есть подкрепление

Угасание

Вследствие отмены безусловного стимула

Вследствие отмены подкpепления

Генеpализация

Условный pефлекс вызывают все стимулы, сходные с индифферентным

Реакция возникает во всех ситуациях, похожих на ту, где было подкрепление

Диффеpенци-pовка

Рефлекс остается только на подкрепляемый pаздpажитель

Остаются только действия, которые быстро и точно приводят к результату.

Модификация условных рефлексов (виды торможения)

Значение торможения в условнорефлекторной деятельности. Наряду с процессами возбуждения существенная роль (как при безусловнорефлекторной, так и при условнорефлекторной деятельности) принадлежит процессам торможения, т. е. угнетения, подавления деятельного состояния. Возбуждение и торможение, непрерывно взаимодействуя, определяют возможность осуществления одних реакций и задержки других (нарушающих координацию безусловно — или условнорефлекторной ответной реакции или не являющихся необходимыми). Следовательно, образование любого условного рефлекса в виде координированного ответного акта требует возбуждения одних корковых нервных центров и торможения других. Кроме того, мы уже говорили о том, что условные рефлексы непостоянны, могут видоизменяться и вовсе исчезать. Эти процессы тоже невозможны без торможения.

Рисунок 8 Выработка классических (1) и инструментальных (2) условных рефлексов

Виды торможения. Наблюдаемые при условнорефлекторной деятельности виды торможения можно разделить на две основные группы — внешнее торможение и внутреннее.

Внешнее (безусловное) торможение условных рефлексов.

Внешнее торможение по своей природе является врожденным видом торможения, присущим всем отделам центральной нервной системы и свойственным как безусловным, так и условным рефлексам. Оно возникает «с места» — без предварительной выработки. К этому виду торможения относятся внешнее торможение и запредельное. Первое из них основано на взаимодействии центров условного рефлекса и постороннего раздражителя. Например, если в момент действия условного сигнала начинает действовать сильный посторонний раздражитель, то условная реакция тормозится. Сильное возбуждение, возникающее в центре постороннего раздражителя, резко снижает возбудимость корковых центров определенного условного рефлекса. Внешнее торможение постоянно встречается в практике физической культуры и спорта. Например, условнорефлекторные связи, обеспечивающие в обычной обстановке на тренировочном занятии отличное выполнение гимнастических комбинаций, могут нарушаться под влиянием сильных раздражителей (соревнование, присутствие посторонних лиц, резкие замечания тренера и др.), действующих как внешний тормоз. При повторных воздействиях внешнее торможение угасает или проявляется незначительно. Из практики спорта известно, что прочно закрепившиеся условные рефлексы меньше нарушаются под влиянием внешнего торможения. Степень выраженности внешнего торможения определяется функциональным состоянием и типом нервной системы. У лиц с уравновешенным типом нервной системы внешнее торможение выражено слабее, чем у представителей неуравновешенного типа. Запредельное (охранительное) торможение, развивающееся при действии сверхсильных или обычных, но длительно продолжающихся раздражении, представляет собой защитный механизм, охраняющий нервные клетки от истощения и способствующий восстановлению их химического состава и нормального функционального состояния. По своей физиологической природе охранительное торможение может вызываться факторами, связанными как с безусловно, так и с условнорефлекторной деятельностью. Травмы, резкие и длительные раздражения анализаторов и др. способны вызывать охранительное торможение. Необходимо указать, что внешнее торможение значительно сильнее сказывается на мало закрепленных условных рефлексах. Из спортивной практики известно, что чем прочнее в процессе тренировки закреплены двигательные условные рефлексы, тем меньше они нарушаются при наличии внешнего торможения.

Внутреннее торможение условных рефлексов.

Если торможение условных рефлексов первично возникает в их центрах, то такого рода торможение называют внутренним. Существует несколько видов внутреннего торможения, к которым относятся: угасательное, дифференцировочное и торможение при запаздывании подкрепления условного раздражения. Особой формой дифференцировочного торможения является условный тормоз

Угасательное торможение. Если раздражители, вызывающие условный рефлекс, не подкреплять действием безусловных раздражителей, или инструментальный рефлекс не приводит к желаемому, привычному результату, то рефлексы постепенно угасают. Выстрел стартового пистолета, а мы никуда не бежим, сегодня мы только зрители. Через некоторое время, если не принимать участие в соревнованиях, классический рефлекс «на старт» — увеличение частоты и силы сердечных сокращений, повышение МОД —  угаснет. Особенно нуждаются в постоянном подкреплении инструментальные, или оперантные рефлексы. Мы очень быстро и без ошибок умеем набирать текст на компьютере, однако если сделать перерыв на несколько месяцев, и скорость, и точность работы станет значительно хуже. Такое изменение условных рефлексов является не полным разрывом установившихся временных связей, а лишь их торможением. Во-первых, после перерыва угашенный рефлекс самостоятельно постепенно восстанавливается. Лишь при многократном повторном неподкреплении условного раздражителя безусловным рефлексом угасание становится стойким. Во-вторых, угашенный рефлекс сразу же восстанавливается, если во время действия «забытого» условного раздражителя внезапно воздействовать каким-либо сильным посторонним раздражителем. Это явление называется растормаживанием и касается преимущественно классических рефлексов. Угасание условных рефлексов имеет большое биологическое значение, так как при этом устраняются именно те условные раздражители, которые потеряли свое сигнальное значение.

Дифференцировочное торможение. Приспособление организма к условиям окружающей среды характеризуется тончайшим соответствием ответных реакций особенностям раздражителя. Это соответствие приобретается благодаря возможности осуществлять высокую степень дифференцирования (различения) условных раздражителей внешней среды. Условные рефлексы вначале образуются, как уже указывалось, в генерализованной форме. В дальнейшем происходит процесс дифференцирования, т. е. специализации условных раздражителей, который связан с торможением реакции на раздражители, не подкрепляемые безусловными или ранее выработанными условными рефлексами. Например, при образовании условного рефлекса на тон 1000 гц при первой пробе рефлекс будет обнаруживаться и на высокие (2500 гц) и более низкие (500 гц) тоны. Но если тон 2500 и 500 гц не подкреплять, рефлекс на них постепенно угаснет. Дифференцирование простых раздражителей у животных может быть не только не хуже, но даже лучше, чем у человека. Например, собаки прекрасно различают запахи, тонкие оттенки серого цвета, разницу в высоте различных тонов и пр., которые совершенно недоступны человеку. Однако по способности к образованию дифференцировок при сложных комплексных раздражениях человек превосходит животных. Специальные опыты показали, что если, например, для человека дифференцирование таких двух комплексов, как «шипение — высокий тон — низкий тон — звонок» и «шипение — низкий тон — высокий тон — звонок» не представляет никаких трудностей (различение наблюдается после двух-пяти сочетаний), то для собак такая дифференцировка является уже предельной и для образования ее требуются многие месяцы работы.

Сложнейшие дифференцировки образуются у человека при формировании  второй сигнальной системы. Именно дифференцировочное торможение лежит в основе различения ребенком таких сходных по звучанию сигналов этой системы – слов – как «сом» и «сон», «дым» и «дом». Человек неодинаково реагирует не только на различные слова, но и на интонации, с которыми эти слова сказаны, на место того или иного слова в предложении и др. Сложные процессы дифференцирования происходят при образовании инструментальных (двигательных) условных рефлексов. В данном случае результат действия сам является подкреплением: фальшиво звучащий фрагмент музыкального произведения требует дополнительной тренировки двигательных центров и пальцев при игре на музыкальных инструментах.

Скорость образования дифференцировок зависит от степени филогенетического и онтогенетического развития организма, его индивидуальных особенностей, функционального значения раздражений, которые необходимо дифференцировать. У человека в раннем детском возрасте дифференцировки вырабатываются труднее, чем в более позднем. Большое значение имеет и функциональное состояние нервной системы. Например, при утомлении, при заболевании дифференцировки вырабатываются у человека труднее. В отдельных случаях дифференцирование сложных и вместе с тем близких по характеру раздражении требует огромного труда, особенно в процессе выработки дифференцировок при образовании двигательных рефлексов. Например, для образования дифференцировок в речедвигательных условных рефлексах, позволяющих говорить без акцента на иностранном языке, нужна большая практика. Она необходима и при обучении многим видам физических упражнений, в выработке профессиональных навыков, например у хирургов, когда определенный характер движений, необходимый для достижения максимального результата, нужно дифференцировать с другими (близкими по форме, но менее эффективными) движениями.

Условный тормоз. Если новый раздражитель, действующий непосредственно перед (или вместе) раздражителем, вызывающим хорошо выработанный условный рефлекс, сочетается с изменением подкрепления (отрицательное вместо положительного, отсутствие подкрепления) то этот раздражитель превращается в условный тормоз. Например, после выработки слюноотделительного условного рефлекса на звук метронома к нему присоединяют какой-либо новый раздражитель — свет. Если действие метронома всегда подкреплять введением в рот кислоты, а при действии последовательной комбинации «свет — метроном» не давать такого подкрепления, то свет станет условным тормозом.  Метроном будет вызывать условный рефлекс, но если  перед ним будет действовать свет («свет + метроном») то рефлекс окажется заторможенным. Именно модифицирование условных рефлексов путем включения условного тормоза лежит в основе воспитания: ваша собака никогда не украдет кусок колбасы в присутствии хозяина, хотя легко сделает это, оставшись наедине с накрытым столом (есть очень интеллигентные животные, которые не сделают этого никогда, здесь условным тормозом будет стол). Некоторым из вас трудно говорить связными предложениями, потому что присутствие преподавателя является условным тормозом для произнесения слов, которые мы относим к ненормативной лексике. Условное торможение часто проявляется при выполнении физических упражнений, например в спортивных играх (запрещение некоторых действий в определенных зонах игры).

Торможение при запаздывании подкрепления условного раздражения. Торможение может развиваться при выработанных условных рефлексах с большим отставлением от начала действия условного раздражителя до подкрепления безусловным раздражителем. Удлинение скрытого периода условного рефлекса при длительном отставлении подкрепления безусловным или ранее хорошо выработанным условным раздражителем основано на развитии торможения в первый период действия условного раздражителя. Торможение при запаздывании подкрепления условного рефлекса возникает не сразу, а вырабатывается постепенно. При этом, чем сильнее условный раздражитель, тем с большим трудом вырабатывается этот вид торможения. Существенное значение имеет и сила подкрепляющего раздражителя. Например, при повышении после голодания возбудимости пищевого центра происходит растормаживание и скрытый период условных рефлексов резко уменьшается. У человека многие условные рефлексы имеют запаздывающий характер. Кратковременные явления запаздывания наблюдаются, например, при строевых командах. Торможение запаздывания формирует нашу жизнь во времени.

Виды торможения по И.П. Павлову

Тип торможения

Вид

торможения

Краткая характеристика

Биологическое

значение

Безусловное

Внешнее

Отвлечение при действии неожиданных новых стимулов

Смена доминанты, переключение на сбор новой информации

Запредельное

Результат утомления

«Охранительное торможение», защита нервной системы от повреждения

Условное

Угасательное

Ослабление реакции при неподкреплении условного стимула

Отказ от неэффективных поведенческих программ, забывание неиспользуемых программ.

Дифференцировочное

Прекращение реакций на сходный с  условным, но неподкрепляемый стимул.

Тонкое различение близких по параметрам сенсорных сигналов

Условный тормоз

Люди также интересуются этой лекцией: 1.2 Древний каменный век.

При предъявлении стимула, сигнализирующего, что вслед за условным раздражителем подкрепления не будет.

«Запреты», остановка текущей деятельности при определенных условиях

Запаздывательное

Во время паузы между условным сигналом и отставленным от него подкреплением.

«Ожидание», «подкарауливание»

Динамический стереотип

Различные условные рефлексы постоянно взаимодействуют друг с другом. Если раздражители повторяются в определенном порядке, то между ними формируется взаимосвязь, характеризующаяся стереотипной последовательностью возникновения ответных реакций. При этом рефлексы соответствуют не столько данному раздражителю, сколько месту раздражителя в последовательной цепи их. Стереотип внешних проявлений реакций в виде секреции или движения был назван И. П. Павловым динамическим стереотипом или функциональной системностью. Термин «динамический» подчеркивает функциональный характер этого стереотипа (формирование и закрепление его только после соответствующих упражнений, возможность его переделки, угасание при длительных перерывах, ухудшение при утомлении, сильных эмоциях, заболеваниях и пр.). В двигательной деятельности спортсмена стереотип проявляется, например, в последовательности фаз сложных гимнастических, тяжелоатлетических и других стандартно выполняемых движений. Переделка стереотипа в некоторых случаях представляет для нервной системы трудный процесс. Чтобы выработать новый стереотип, необходимо сначала угасить старый. Но хорошо закрепленный стереотип трудно подается угашению и может проявляться вновь при возникновении условий, которым он соответствовал. Динамический стереотип может быть связан не только с отдельными вегетативными или двигательными функциями, но и с деятельностью организма вцелом: режимом жизни человека. Формирование таких динамических стереотипов имеет большое значение для человека. Социальная среда, воздействующая на него,— быт, учеба, работа, как правило, в течение более или менее длительного времени остается относительно постоянной (домашний и рабочий режимы, их темп и др.). За счет следового возбуждения клеток в нервных центрах стереотип запечатлевается в них в виде сложной функциональной системы, в которой все воздействующие компоненты среды сливаются в единый комплекс. Таким образом, стереотип можно характеризовать как систему условных рефлексов на совокупность раздражителей естественной среды. Системность облегчает деятельность. Человек, научившийся изо дня в день делать одну и ту же работу, обычно выполняет ее с большей легкостью. Однако образование прочного динамического стереотипа может наряду с положительным значением иметь и отрицательное. Привычка действовать по определенному стандарту затрудняет приспособление к новым условиям выполнения работы, к новому режиму жизни. В некоторых случаях при изменении ситуации, прочный динамический стереотип задерживает приспособление организма к реакциям, более соответствующим новым условиям труда и быта. Изменение привычных форм работы, режима жизни переживается тяжело и может привести к нарушениям некоторых функций организма, особенно у лиц пожилого возраста. Поэтому, как указывал И. П. Павлов, установление динамического стереотипа является положительным при стандартных условиях деятельности и отрицательным при варьировании этих условий и резком их изменении

Условный рефлекс — обзор

I АНТЕЦЕДЕНТЫ

Во-первых, я должен отметить, что экспериментальное исследование зрительного восприятия было уже очень хорошо развито в начале XIX века, определенно задолго до провозглашения рождения экспериментальной психологии Вундтом в его работе. 1879. Выделяются несколько достижений. Удивительное и правильное провозглашение Томасом Янгом (1802) тривариантной природы цветового зрения с последующей кодификацией Гельмгольца (1909/1962) обеспечило надежную основу для науки о цвете.Изобретение стереоскопа Уитстоном (1838 г.) явилось ярким примером того, как представление двух плоских изображений может вызвать восприятие трех измерений. В методологическом отношении также были достигнуты важные успехи; в частности, основополагающими были психофизические методы, разработанные Фехнером (1860).

Наряду с этими более ощутимыми достижениями существовал широкий поток теоретических предположений о восприятии, унаследованных от более раннего периода, когда восприятие было в основном прерогативой философии.Можно выделить две широкие перспективы. Во-первых, это сильная эмпирическая традиция, связанная с британским ассоцианизмом, предполагающая, что содержание восприятия, и особенно видение, являются следствием выученных ассоциаций элементарных ощущений в сочетании с двигательными действиями и тактильной обратной связью (Berkeley, 1709). Например, Гельмгольц комментирует, что в детстве мать водила его на городскую площадь, где он думал, что видел миниатюрные куклы на церковной башне, которые были действительно взрослыми людьми.По словам Гельмгольца, ему еще предстояло узнать, что маленькие фигурки (с точки зрения угла обзора) на большом расстоянии действительно являются людьми в натуральную величину. Таким образом, он утверждал, что наше восприятие требует бессознательных выводов, связывающих элементарные ощущения через локомоторный опыт, чтобы получить правильное восприятие размера и расстояния. Противоположная линия мышления в более нативистской традиции, представленная Герингом (1868), более симпатизировала идее врожденных характеристик организма, развивающихся более или менее независимо от опыта.Глубина для Геринга (1868) была обозначена стимуляцией различных локусов сетчатки в двух глазах в соответствии с геометрией бинокулярного зрения (см. Turner, 1994).

Новым, а затем и весьма очерняемым подходом была программа структуралистов, попытка различить связь между элементарными ощущениями и восприятием. Многое зависело от самоанализа, процедуры, требующей обученных наблюдателей, которые могли бы изолировать свои ощущения для последующего понимания того, как они способствуют восприятию.Большинство методов лечения считают, что это несколько ошибочная глава в истории экспериментальной психологии, которая дает наглядный урок неудачных целей и методов. Несмотря на свои недостатки, основная мотивация, похоже, не отставала от времени. Современная химия находилась в зачаточном состоянии (Джон Дальтон предложил свою теорию в начале века), а Менделеев как раз предлагал периодическую таблицу. Итак, почему бы новой науке психологии не попытаться параллельным путем очертить основные составляющие ощущений и увидеть, как они формируют восприятие? Каким бы разумным это ни казалось тогда, оно не выдержало окончательной научной проверки.Это не сработало и ни к чему не привело, кроме как спровоцировать реакцию. Клеветников было много: Уильям Джеймс (1892) в Америке, гештальт-психологи в Германии, а позднее и наиболее стойкие бихевиористы.

Гештальт-революция, начатая против такого структуралистского мышления, началась со знаменитой статьи Вертхаймера (1912) о кажущемся движении (см. Также Hochberg, глава 9, этот том). Хотя очевидное движение было замечено Экснером намного раньше, что также составляет основу кинематографа, вклад Вертхаймера все же запомнился, потому что он смог показать, помимо двух неподвижных вспышек, что-то не присутствовало в стимуле: «фи», восприятие движения.Для Вертхаймера было особенно важно то, что между вспышками существовал ограниченный диапазон пространственных и временных отношений, когда сами неподвижные вспышки были невидимы, но все же оставалось видимое движение. Можно было испытать чистое «фи», не видя составляющих, которые его вызвали. Таким образом, утверждал Вертхаймер, невозможно проанализировать восприятие до его элементарных ощущений. Чтобы объяснить этот феномен, Вертхаймер предположил, что в мозгу, связанном с представлением двух последовательных вспышек, произошло «короткое замыкание», связанное с восприятием движения.Существование этого предполагаемого физического явления было мозгом, коррелятом восприятия.

Другое важное явление было быстро выявлено гештальт-психологами и их многочисленными современниками. Наиболее важным был феномен перцептивной группировки, а также различия между фигурой и фоном, который наиболее ярко проявился в классической демонстрации вазы Рубина (1915). Гештальт-психологи рассматривали эти новые явления как отражение автономных законов восприятия, не определяемых научными ассоциациями, приобретенными через опыт.Скорее, они рассматривали этот феномен как раскрытие некоего пока еще не определенного целостного физического процесса, участвующего в среде мозга. Колер, в частности, очень рано увлекся теорией поля мозга и продолжал эту линию мышления на протяжении многих десятилетий (Kohler, 1924, 1947).

Однако такие идеи не были восприняты с энтузиазмом представителями новой бихевиористской традиции. Развиваясь примерно в то же время в Соединенных Штатах, бихевиоризм в конечном итоге стал доминирующим подходом к психологии, в значительной степени стимулированным экспериментами по обучению животных, проведенными десятилетиями ранее (Морганом, Торндайком и т. Д.), что также подтверждается исследованиями Павлова об условных рефлексах. Последний не уклонился от поставленной задачи. «Теперь, джентльмен, мы перейдем от мирных дел, если позволим, к вопросам войны, к мистеру Колеру. Мы с ним воюем »(Павлов, 1935, 1957, с. 599). Основываясь на своей собственной работе и преобладающем духе времени, он заявил:

Не являются ли знаменитые «бессознательные выводы Гельмгольца в его Physiological Optics » условными рефлексами? В качестве примера можно привести рисунок, имитирующий визуальный характер рельефа.В реальном опыте, конечно, тактильные и мышечные стимулы, исходящие от облегчения, представляют собой начальные и основные стимулы … которые только впоследствии приобретают жизненное значение, постоянно усиливаясь тактильными и мышечными стимулами. (Павлов, 1957, стр. 215)

В Америке аксиоматическая поведенческая теория Халла (Hull, 1943) связала стимулы в окружающей среде животных с реакциями, которые могут избирательно усиливаться во время снижения влечения. Оглядываясь назад, очевидно, что в коннекционистской теории Халла и ее ближайших последователях было много недостатков.Интересно, что даже Халл признал ограниченность своей теории. Он несколько тайно постулировал концепцию «афферентного нейронного взаимодействия» для объяснения тенденции организма реагировать на гештальт-подобные отношения, например, на более яркий из двух источников света, а не на абсолютную яркость.

Хебб (1949) в своей основополагающей книге сформулировал дополнительные сильные стороны более ранней теории гештальта и бихевиористского подхода. Отмечая крайности каждой из них, он пишет:

Были использованы два вида формул, приводящие к двум крайностям: (1) теория распределительного щита и теория сенсомоторных связей (2) теория поля.… Согласно теории первого типа… клетки сенсорной системы приобретают связи с клетками двигательной системы, функция коры головного мозга — это функция телефонной станции. Связи жестко определяют, что делает животное или человек, и их приобретение составляет обучение … (2) противоположная теория отрицает, что обучение вообще зависит от связей, и пытается использовать вместо этого концепцию поля, которую физики сочли столь полезной. Кортекс можно рассматривать как статистически однородную среду (стр.xvii)

Гештальт-теория и связанные с ней формулировки (теория массового действия Лэшли) больше подходят для работы с организационными аспектами зрения, обеспечивая, по крайней мере, начало объяснения того, как отношения между отдельными стимулами могут играть роль. Тем не менее, гештальт-теория ничего не говорила о том, как такие реляционные факторы могут быть причинно связаны с поведением. В теории состояния мозга Келера не было механизма, согласно которому глобальный электрический паттерн мог бы правдоподобно активировать определенные нервы, вызывающие двигательное поведение.Гештальт-теория с ее озабоченностью динамическими состояниями игнорировала возможную роль определенных нейронных связей. По терминологии Хебба, распределенные системы (т. Е. Теории состояний мозга) могли справляться с проблемами эквивалентности стимулов (треугольник оставался треугольником при различных изменениях размера, точек обзора, положений, цветов и т. Д.), Но не могли справиться с этим. поведение.

Откровенно говоря, спекулятивная теория Хебба смогла предоставить по крайней мере правдоподобное объяснение того, как очень специфические нейронные цепи (клеточные сборки и фазовые последовательности) могут на самом деле реагировать на отношения стимулов, и в силу своего воплощения в нейронной цепи они имели возможность влиять на двигательное поведение.

Несмотря на то, что особенности формулировок Хебба были основаны на некоторых устаревших соображениях (ему нужно было постулировать реверберационные схемы для работы с явлениями кратковременной памяти), его монография явилась важной вехой. Хотя в ретроспективе он не предлагал конкретной программы исследований, он обеспечил нечто, возможно, более важное. Это предполагало правдоподобное и уважительное примирение, казалось бы, противоречивой позиции гештальт-традиции и бихевиористов, признавая вклад каждого, представляя спекулятивную теорию мозга, которая преодолеет их соответствующие слабости.Таким образом, теория Хебба в середине века давала надежду и вдохновение серьезным специалистам в еще неразвитых науках о мозге, давая им смелость преследовать свои собственные исследовательские планы с расчетом на будущий прогресс, преодолевая то, что казалось нынешним застоем и бесполезными спорами. .

Условный ответ в классическом кондиционировании

В классическом кондиционировании условный ответ — это выученный ответ на ранее нейтральный раздражитель. Например, запах еды — это безусловный раздражитель, чувство голода в ответ на запах — безусловная реакция, а звук свиста, когда вы чувствуете запах пищи, — это условный раздражитель.Условным ответом будет чувство голода, когда вы услышите звук свистка.

При изучении классической обусловленности вам может быть полезно помнить, что условная реакция — это выученная рефлексивная реакция .

Классический процесс кондиционирования заключается в соединении ранее нейтрального стимула с другим стимулом, который естественным образом вызывает реакцию. После того, как эти двое будут представлены вместе достаточное количество раз, образуется ассоциация.Тогда ранее нейтральный стимул сам вызовет реакцию. В этот момент реакция становится условной.

Определение условного ответа

Иногда бывает трудно отличить безусловную реакцию от условной. Вот несколько вещей, которые следует помнить, пытаясь определить условную реакцию:

  • Условный ответ должен быть изучен, в то время как безусловный ответ имеет место без обучения.
  • Условный ответ возникнет только после того, как будет установлена ​​связь между безусловным раздражителем и условным раздражителем.

Вот некоторые примеры условных реакций:

  • Если вы станете свидетелем ужасной автомобильной аварии, у вас может развиться страх перед вождением. Многие фобии начинаются после того, как человек пережил негативный опыт общения с объектом страха.
  • Если ваш питомец привык к тому, что его кормят, услышав звук открываемой банки или сумки, он может очень взволноваться, услышав этот звук.
  • Если ваш ребенок получает регулярные прививки и плачет в результате этих инъекций, он может ассоциировать белый жилет врача с этим болезненным опытом. В конце концов, ребенок может начать плакать, когда увидит кого-нибудь в белом халате.
  • Если вас укусила лающая собака, вы можете испытывать чувство страха и беспокойства всякий раз, когда слышите лай.

в классическом кондиционировании

Давайте подробнее рассмотрим, как условный ответ работает в классическом обусловливании.Русский физиолог Иван Павлов впервые открыл классический процесс кондиционирования во время исследования слюнной системы собак. Павлов отметил, что у собак выделялась слюна на вкус мяса, но через некоторое время у них также начиналось выделение слюны всякий раз, когда они видели белый халат лаборанта, который доставлял мясо.

Чтобы рассмотреть это явление поближе, Павлов ввел звуковой сигнал всякий раз, когда животных кормили. В конце концов, образовалась ассоциация, и у животных выделялась слюна всякий раз, когда они слышали звук, даже если не было еды.

В классическом эксперименте Павлова еда представляет собой так называемый безусловный раздражитель (UCS). Этот стимул естественно и автоматически вызывает безусловный ответ (UCR), которым в данном случае было слюноотделение. После объединения безусловного стимула с ранее нейтральным стимулом, звуком тона, между ПСК и нейтральным стимулом образуется ассоциация.

В конце концов, ранее нейтральный раздражитель начинает вызывать такую ​​же реакцию, и в этот момент тон становится известным как условный раздражитель.Слюноотделение в ответ на этот условный раздражитель является примером условной реакции.

Вымирание

Итак, что происходит в случаях, когда безусловный раздражитель больше не сочетается с условным раздражителем? В эксперименте Павлова, например, что произошло бы, если бы после звукового сигнала еды больше не было? В конце концов, условная реакция будет постепенно уменьшаться и даже исчезать — процесс, известный как угасание.

В одном из наших предыдущих примеров представьте, что у человека развивается условная реакция на чувство страха всякий раз, когда он или она слышит лай собаки.А теперь представьте, что у человека гораздо больше опыта с лаем собак, и все они положительны.

Хотя условная реакция первоначально развивалась после одного неудачного опыта с лающей собакой, эта реакция может начать уменьшаться по интенсивности или даже в конечном итоге исчезнуть, если у человека достаточно хороших переживаний, когда ничего плохого не происходит, когда он или она слышит лай собаки.

Слово Verywell

Обусловленная реакция — важная часть классического процесса обусловливания.Формируя ассоциацию между ранее нейтральным стимулом и безусловным стимулом, может происходить обучение, что в конечном итоге приводит к условной реакции.

Условные ответы могут быть полезны, но они также могут быть проблематичными. Ассоциации могут привести к желаемому поведению, но они также могут привести к нежелательному или дезадаптивному поведению (например, фобиям). К счастью, те же процессы поведенческого обучения, которые привели к формированию условной реакции, также можно использовать для обучения новому поведению или изменения старого.

«УСЛОВНАЯ» ЛЮБОВЬ — УСЛОВНЫЙ РЕФЛЕКС | ГОЛОС

« Состояние » — слово «шлепки» по шкале Мыслителя, имеющее хорошие, нейтральные, плохие и ужасные значения. Это означает быть вторичным по отношению к некоторому ранее существовавшему состоянию, которое поддерживает, изменяет или изменяет часть или все концепции или существование чего-то уже в «Бытии». Существующая ранее сущность относится к тому, «что это такое», «что она делает» и «как она выглядит» в неизмененном состоянии ее состояния. Хорошее состояние — это развитие уже существующих у людей дарований и качеств для содействия самосовершенствованию Маат; Или спортсмен «подготовлен» (физически в хорошей форме), пройдя необходимые курсы предварительной подготовки. В операционной у меня, как и у многих хирургов, развивался условный рефлекс всякий раз, когда кто-то говорил: «О-о-о». Это стимулировало бы немедленную подготовку к исправлению некоторых неприятностей, случившихся с пациентом. Нейтральная обусловленность была проиллюстрирована Павловым, российским ученым, который вызвал у собак «вторую природу», или условный рефлекс, .Обычно, когда пища попадает в рот, образуется слюна, что называется автоматическим врожденным (т.е. первичным) рефлекторным ответом. Его эксперимент заключался в звонке в колокольчик каждый раз, когда собакам давали еду. После первых нескольких раз у собак сразу выделялась слюна, услышав звонок — и до того, как им дали пищу. Впоследствии, когда звонит колокольчик, но без еды у собак все равно выделяется слюна. Это указывало на то, что основной стимул был заменен стимулом «второй природы», но при этом получался такой же ответ.Оно и Безусловные Рефлексы — это Идео-моторные Действия — т.е. простая мысль о стимулирующих последствиях действия вызывает сам акт — как мочеиспускание. Отрицательная шкала — это то, что в основном касалось появления слова в середине C19 « Conditioning ». Его значение охватывает медленный и кумулятивный процесс переключения (инстинкта) нормального в (приобретенное) уникальное; процесс приобретения, развития, обучения, изучения или тренировки новых и неестественных реакций у человека на воздействия, с которыми он сталкивается в окружающей среде, а также во Внешнем мире.Примерами «не совсем правильных» изменений того, что является Natural, являются снотворные, вызывающие условный сон, который намного уступает естественному сну, или фильм как условное изменение реальности.

Эти типы Условий «инструктируют» разум реагировать определенным образом — «общая картина» которого дает некоторые преимущества — положительные или отрицательные. Такие результаты от «стимула » — т.е. все, что заставляет живое существо действовать в Ответе или Реакции . Эти, называемые условными (автоматическими) реакциями, становятся «второй природой» — английским термином 1390-х годов, намекающим на такое частое повторение чего-либо, что заставляет его казаться врожденным (например, чертой человеческой природы).Поскольку то, что называется « обусловлено », является неестественным, реакция или реакции человека возникают в результате регулярных ассоциаций некоторой физиологической функции с несвязанным внешним событием. Обусловленное убеждение — это убеждение, которое возникает в результате социализации, привычки или постоянного воздействия, тем самым изменяя нейроны мозга, чтобы превратить его во «вторую природу». Связь условных реакций становится определенным образцом образа жизни, который затем переходит в образ жизни человека.

Психическая катастрофа возникает в результате социализации и последующего ментального контроля Условной Любви.Причина в том, что эта неестественная форма воспитания детей является «шлепком» Природы. Естественное — это врожденное нуждающееся желание, связанное с безусловной любовью. Начиная с новорожденного, человек острее всего нуждается в Безусловной Любви, поскольку это стабилизирует всю Самость данного человека. Чтобы уточнить, в то время как физические потребности человека связаны с (человеческой природой) выживанием (например, еда, вода), а желания — это то, чего люди желают, нуждающихся желаний — это то, что требуется для духовной индивидуальности личности, чтобы процветать в психически здоровом и счастливом состоянии. благополучия.Любое проявление, кроме этого, порождает «Обусловленное» Расколотый разум Самости. Это приводит к 4 основным глубоким событиям: (1) человек становится отчужденным от всего Космического организма Созданий и Творений; (2) одна часть его Самости стала Самопоглощенной (рассмотрение всего в своем мире по отношению к самому себе), чтобы решать свои личные проблемы в манере «я, я, я» ; (3) другая часть Самости следует диктату Толпы и ориентирована на материализм ; и (4) один вечно ищет Безусловную Любовь, но тщетно. Чтобы только делать Физические миры (т.е.материальный мир) думают, чувствуют, говорят и действуют, образ жизни означает, что они чужды изначальному естественному ходу развития Реального Я и их реальному выражению в повседневной жизни. Это делает человека незнакомым странником.

Исследование физиологической активности коры головного мозга

Лекция I

Разработка объективного метода исследования физиологической активности полушарий головного мозга.- Понятие рефлекса. — Разнообразие рефлексов. — Сигнальные рефлексы, важнейшая физиологическая характеристика полушарий.

Полушария головного мозга являются высшим достижением нервного развития животного мира. Эти структуры у высших животных имеют значительные размеры и чрезвычайно сложны, поскольку в человеке они состоят из миллионов и миллионов клеток — центров или очагов нервной активности, различающихся по размеру, форме и расположению и связанных друг с другом бесчисленными разветвлениями от их индивидуальные процессы.Такая сложность структуры, естественно, предполагает аналогичную сложность функций, которая на самом деле очевидна у высших животных и у человека. Взгляните на собаку, которая на протяжении многих веков была слугой человека. Подумайте, как его можно обучить выполнению различных обязанностей, наблюдению, охоте и т. Д. Мы знаем, что это сложное поведение животного, несомненно, связанное с высшей нервной деятельностью, в основном связано с полушариями головного мозга. Если мы удалим полушария у собаки I и других, 2 , животное станет не только неспособным выполнять эти обязанности, но также неспособным даже заботиться о себе.Фактически он становится беспомощным инвалидом и не может долго жить, если за ним не ухаживают.

У человека высшая нервная активность также зависит от структурной и функциональной целостности полушарий головного мозга. Как только эти структуры повреждаются и их функции каким-либо образом нарушаются, человек тоже становится инвалидом. Он больше не может выполнять свои обычные обязанности, его нужно держать подальше от рабочего мира своих собратьев. Поразительным контрастом с безграничной активностью полушарий головного мозга является скудное содержание современных физиологических знаний о них.Фактически до 1870 года не было физиологии полушарий; они казались недоступными для физиолога. В этом году к ним впервые применили общепринятые физиологические методы стимуляции и экстирпации. 3 Этими работниками было обнаружено, что раздражение определенных частей коры полушарий (моторной коры) регулярно вызывает сокращения определенных групп скелетных мышц: экстирпация этих частей коры приводит к нарушению нормального функционирования одинаковые группы мышц.Вскоре после этого было продемонстрировано 4 , 5 , что другие области коры, которые не вызывают никакой двигательной активности в ответ на стимуляцию, также функционально дифференцированы. Экстирпация этих областей приводит к определенным дефектам нервной деятельности, связанной с определенными рецепторными органами, такими как сетчатка глаза, кортиев орган и сенсорные нервные окончания в коже. Многочисленные исследователи провели и продолжают поисковые исследования по вопросу о локализации функций коры головного мозга.Наши знания были увеличены в точности и детализированы, особенно в области моторики, и даже нашли полезное применение в медицине. Эти исследования, однако, не пошли принципиально дальше позиции, установленной Фричем и Хитцигом. Важный вопрос о физиологическом механизме всего высшего и сложного поведения животного, которое, как показал Гольц, зависит от полушарий головного мозга, не затрагивался ни в одном из этих исследований и не составлял части современных физиологических знаний.

Итак, когда мы задаем вопросы: что объясняют те факты, которые до сих пор находились в распоряжении физиолога, в отношении поведения высших животных? Какую общую схему высшей нервной деятельности они могут дать? Или какие общие правила, регулирующие эту деятельность, они могут помочь нам сформулировать? — современный физиолог растерялся и не может дать удовлетворительного ответа. Проблема механизма этой сложной структуры, столь богатой функциями, спрятана в углу, и это безграничное поле, столь плодородное для исследований, никогда не исследовалось должным образом.

Причина этого довольно проста и понятна. Эта нервная деятельность никогда не рассматривалась с той же точки зрения, что и деятельность других органов или даже других частей центральной нервной системы. О деятельности полушарий говорят как о некой особой психической активности, действие которой мы ощущаем и воспринимаем в себе и, по аналогии, предполагаем, что она существует у животных. Это аномалия, которая поставила физиолога в чрезвычайно трудное положение. С одной стороны, может показаться, что изучение деятельности полушарий головного мозга, как и деятельности любой другой части организма, должно входить в рамки физиологии, но, с другой стороны, это было приложено к ней. специальная область другой науки — психология.

Какую позицию тогда должен занять физиолог? Может быть, ему прежде всего следует изучить методы этой науки о психологии и только потом надеяться изучить физиологический механизм полушарий? Это связано с серьезными трудностями. Логично, что при анализе различных видов деятельности живого вещества физиология должна опираться на более продвинутые и более точные науки — физику и химию. Но если мы попытаемся подойти к проблеме, стоящей перед нами, из этой науки психологии, мы построим нашу надстройку на науке, которая не претендует на точность по сравнению даже с физиологией.Фактически до сих пор остается открытым вопрос о том, является ли психология естественной наукой или же ее можно вообще рассматривать как науку.

Я не могу здесь глубоко вдаваться в этот вопрос, но я остановлюсь, чтобы указать на один факт, который меня очень сильно поражает, а именно. что даже сторонники психологии не считают свою науку точной в каком-либо смысле. Выдающийся американский психолог Уильям Джеймс в последние годы рассматривал психологию не как науку, а как надежду науки.Другой поразительный пример дает Вундт, знаменитый философ и психолог, основатель так называемого экспериментального метода в психологии и сам в прошлом физиолог. Незадолго до войны (1913 г.), по случаю дискуссии в Германии о целесообразности создания отдельных кафедр философии и психологии, Вундт выступил против разделения, одним из его аргументов была невозможность установить общий график экзаменов по психологии. поскольку у каждого профессора были свои особые представления о том, что такое психология на самом деле.Такое свидетельство, кажется, ясно показывает, что психология еще не может претендовать на статус точной науки.

В таком случае физиологу не нужно прибегать к помощи психологии. Было бы более естественным, если бы экспериментальное исследование физиологической активности полушарий заложило прочную основу для будущей истинной науки о психологии; такой курс, скорее всего, приведет к развитию этой отрасли естествознания.

Таким образом, физиолог должен идти своим собственным путем, по которому для него уже проложена тропа.Триста лет назад Декарт развил идею рефлекса. Исходя из предположения, что животные ведут себя просто как машины, он рассматривал каждую деятельность организма как необходимую реакцию на некоторый внешний раздражитель, причем связь между раздражителем и реакцией осуществляется через определенный нервный путь: и эту связь он Утверждалось, что это основное назначение нервных структур в теле животного. Это была основа, на которой было прочно основано изучение нервной системы.В восемнадцатом, девятнадцатом и двадцатом веках физиологи в полной мере использовали понятие рефлекса. Работая сначала только с нижними отделами центральной нервной системы, они постепенно пришли к изучению более высокоразвитых частей, до недавнего времени Магнус, 6 , продолжая классические исследования Шеррингтона 7 спинальных рефлексов, успешно продемонстрировал рефлекторный характер всех элементарных двигательных действий животного организма.Концепция рефлекса Декарта постоянно и плодотворно применялась в этих исследованиях, но ее применение не затронуло кору головного мозга.

Можно надеяться, что некоторые из более сложных действий тела, которые состоят из совокупности элементарных двигательных действий и переходят в состояния, которые в психологической фразеологии называются «игривостью», «страхом» и т. Д. «гнев» и т. д. вскоре будет продемонстрирован как рефлекторная деятельность подкорковых частей мозга.Смелая попытка применить идею рефлекса к деятельности полушарий была предпринята русским физиологом И.М.Сеченовым на основе имеющихся в его время знаний о физиологии центральной нервной системы. В брошюре «Рефлексы мозга», опубликованной на русском языке в 1863 году, он попытался представить деятельность полушарий головного мозга как рефлекторную, то есть в соответствии с определением . Мысли он рассматривал как рефлексы, в которых эффекторный путь был заторможен, тогда как сильные вспышки страсти он считал преувеличенными рефлексами с широким излучением возбуждения.Аналогичная попытка была предпринята позднее Ч. Richet, 8 , который ввел концепцию психического рефлекса, согласно которому реакция, следующая за данным стимулом, должна определяться ассоциацией этого стимула со следами, оставленными в полушариях прошлыми стимулами. И вообще говоря, современная физиология демонстрирует тенденцию рассматривать высшие активности полушарий как ассоциацию новых возбуждений в любой данный момент времени со следами, оставленными старыми (ассоциативная память, тренировка, образование на основе опыта).

Однако все это было лишь предположением. Пришло время перейти к экспериментальному анализу предмета — анализу, который должен быть столь же объективным, как анализ в любой другой области естествознания. Толчок этому переходу дала быстро развивающаяся наука сравнительная физиология, которая сама возникла как прямой результат теории эволюции. Имея дело с низшими представителями животного царства, физиологи по необходимости были вынуждены отвергать антропоморфные предрассудки и направлять все свои усилия на выяснение связей между внешним стимулом и возникающей реакцией, будь то двигательная или другая реакция.Это привело к развитию учения Леба о тропизмах животных; 9 к введению новой объективной терминологии для описания реакций животных [Beer, Bethe and Uexkull; 10 и, наконец, это привело к исследованию зоологами с использованием чисто объективных методов поведения низших представителей животного мира в ответ на внешние раздражители — как, например, в классических исследованиях Дженнингса. 11

Под влиянием этих новых тенденций в биологии, которые апеллировали к практическим наклонностям американского ума, Американская школа психологов, уже заинтересовавшаяся сравнительным изучением психологии, обнаружила склонность подвергать высшую нервную деятельность. животных для экспериментального анализа в различных специально разработанных условиях.Мы можем справедливо рассматривать трактат Торндайка [sic], The Animal Intelligence (1898), 12 как отправную точку для систематических исследований такого рода. В этих исследованиях животное содержалось в ящике, а корм размещался вне ящика так, чтобы он был виден животному. Чтобы получить пищу, животное должно было открыть дверь, которая в различных экспериментах запиралась с помощью различных приспособлений. Были составлены таблицы и диаграммы, показывающие, насколько быстро и каким образом животное решало поставленные перед ним задачи.Весь процесс понимался как формирование ассоциации между зрительными и тактильными раздражителями, с одной стороны, и опорно-двигательным аппаратом, с другой. Этот метод с его модификациями впоследствии применялся многими авторами для изучения вопросов, связанных с ассоциативной способностью различных животных.

Примерно в то же время, когда Торндайк [sic] занимался этой работой, я сам (будучи тогда совершенно не осведомленным о его исследованиях) был также привел к объективному исследованию полушарий по следующему обстоятельству: В ходе подробного исследования деятельности пищеварительных желез мне пришлось исследовать так называемую психическую секрецию некоторых желез — задачу, которую я предпринял вместе с сотрудником.В результате этого расследования в моей голове прочно отпечаталось безоговорочное убеждение в бесполезности субъективных методов исследования. Стало ясно, что единственное удовлетворительное решение проблемы — экспериментальное исследование строго объективными методами. Для этого я начал регистрировать все внешние раздражители, падающие на животное в момент проявления его рефлекторной реакции (в данном случае выделение слюны), одновременно фиксируя все изменения реакции животного.

Это было началом этих исследований, которые продолжаются вот уже двадцать пять лет, в течение которых многочисленные коллеги, на которых я сейчас оглядываюсь с нежной любовью, объединились с моими в этой работе своими сердцами и руками. Мы, конечно, прошли много этапов, и лишь постепенно тема раскрывается, а трудности преодолеваются. Сначала были доступны лишь несколько разрозненных фактов, но сегодня собрано достаточно материала, чтобы оправдать попытку представить его в более или менее систематизированной форме.В настоящее время я могу представить вам физиологическую интерпретацию деятельности полушарий головного мозга, которая, во всяком случае, больше соответствует структурной и функциональной сложности этого органа, чем собрание фрагментарных, хотя и очень важно, факты, которые до настоящего времени отражали все знания по этому предмету. Работа по принципу чисто объективного исследования высшей нервной деятельности велась в основном в подконтрольных мне лабораториях, в которых приняли участие более сотни сотрудников.Работу, в чем-то похожую на нашу, проводят американские психологи. Однако до настоящего времени между американской школой и нами было одно существенное различие. Поскольку они психологи, их способ экспериментирования, несмотря на то, что они изучают эти действия с точки зрения их внешнего аспекта , в основном психологический — — во всяком случае, в том, что касается постановки проблем и их анализа, а также формулировки задачи . результаты обеспокоены.Поэтому — за исключением небольшой группы «бихевиористов» — их работу нельзя рассматривать как чисто физиологическую по своему характеру. Мы, начав с физиологии, продолжаем строго придерживаться физиологической точки зрения, исследуя и систематизируя предмет в целом только физиологическими методами. Что касается других физиологических лабораторий, лишь немногие обратили свое внимание на эту тему, и то недавно; их расследования не выходили за рамки предварительного расследования.

Теперь я перейду к описанию нашего материала, сначала сделав предварительное изложение общей концепции рефлекса, конкретных физиологических рефлексов и так называемых «инстинктов». Нашей отправной точкой была идея Декарта о нервном рефлексе. Это подлинно научная концепция, поскольку она подразумевает необходимость. Его можно резюмировать следующим образом: внешний или внутренний раздражитель попадает на тот или иной нервный рецептор и вызывает нервный импульс; этот нервный импульс передается по нервным волокнам в центральную нервную систему, и здесь, благодаря существующим нервным связям, он дает начало новому импульсу, который проходит по отходящим нервным волокнам к активному органу, где он возбуждает особую активность нервной системы. клеточные структуры.Таким образом, стимул оказывается неизбежно связанным с определенной реакцией, как причина со следствием. Кажется очевидным, что вся деятельность организма должна подчиняться определенным законам. Если бы животное не находилось в точном соответствии с окружающей средой, оно бы рано или поздно перестало существовать. Приведем биологический пример: если животное не привлекает пища, а отталкивается от нее, или если животное вместо того, чтобы убежать от огня, бросается в огонь, оно быстро погибает.Животное должно реагировать на изменения в окружающей среде таким образом, чтобы его ответная деятельность была направлена ​​на сохранение его существования. Этот вывод верен также, если мы рассмотрим живой организм с точки зрения физических и химических наук. Каждая материальная система может существовать как единое целое только до тех пор, пока ее внутренние силы, притяжение, сцепление и т. Д. Уравновешивают внешние силы, действующие на нее. Это верно как для обычного камня, так и для самых сложных химических веществ; и его истинность должна быть признана также для животного организма.Будучи определенной ограниченной материальной системой, она может существовать только до тех пор, пока она находится в постоянном равновесии с внешними по отношению к ней силами: как только это равновесие будет серьезно нарушено, организм перестанет существовать в том виде, в каком он был. Рефлексы — это элементарные единицы в механизме постоянного уравновешивания. Физиологи изучили и изучают в настоящее время эти многочисленные машиноподобные, неизбежные реакции организма — рефлексы, существующие с самого рождения животного и, следовательно, обусловленные внутренней организацией нервной системы.

Рефлексы, как и приводные ремни машин, созданных человеком, могут быть двух видов: положительные и отрицательные, возбуждающие и тормозящие. Хотя исследование этих рефлексов физиологами ведется уже давно, оно еще не закончено. Постоянно открываются свежие рефлексы. Мы не знаем свойств тех рецепторных органов, для которых внутри организма возникает эффективный раздражитель, а сами внутренние рефлексы остаются неизученной областью.Пути, по которым нервные импульсы проводятся в центральной нервной системе, по большей части малоизвестны или вообще не установлены. Механизм торможения, заключенный в центральной нервной системе, остается весьма неясным: мы знаем кое-что только о тех тормозных рефлексах, которые проявляются вдоль тормозных эфферентных нервов. Более того, сочетание и взаимодействие различных рефлексов еще недостаточно изучены. Тем не менее физиологи более и преуспевают в разгадывании механизма этих машиноподобных действий организма, и можно разумно ожидать, что в конце концов они выяснят и контролируют его.

К тем рефлексам, которые давно стали предметом физиологических исследований и касаются главным образом деятельности отдельных органов и тканей, следует добавить еще одну группу врожденных рефлексов. Это также происходит в нервной системе и является неизбежной реакцией на совершенно определенные раздражители. Они связаны с реакциями организма в целом и включают то общее поведение животного, которое было названо «инстинктивным». Поскольку полного согласия относительно существенного сродства этих реакций к рефлексу еще не достигнуто, мы должны обсудить этот вопрос более подробно.Мы обязаны английскому философу Герберту Спенсеру предположением, что инстинктивные реакции являются рефлексами. Позже зоологи, физиологи и исследователи сравнительной психологии выдвинули в поддержку этого неопровержимые доказательства. Я предлагаю здесь объединить различные аргументы в пользу этой точки зрения. Между простейшим рефлексом и инстинктом мы можем найти множество стадий перехода, и среди них мы с недоумением обнаруживаем какую-либо демаркационную линию. Чтобы проиллюстрировать это, мы можем взять только что вылупившегося птенца.Это маленькое существо реагирует клеванием на любой раздражитель, который бросается в глаза, будь то реальный объект или только пятно на поверхности, по которой оно идет. Чем мы можем сказать, что это отличается от наклона головы, закрытия век, когда что-то пролетает мимо его глаз? Мы должны назвать этот последний защитным рефлексом, но первый был назван кормящим инстинктом: хотя при клевании не происходит ничего, кроме наклона головы и движения клюва.

Также утверждалось, что инстинкты сложнее рефлексов.Однако есть чрезвычайно сложные рефлексы, которые никто не назвал бы инстинктами. В качестве примера можно взять рвоту. Это очень сложно и включает в себя координацию большого количества мышц (как полосатых, так и однотонных), расположенных на большой площади и обычно задействованных в самых разных функциях организма. Это также связано с секретарской деятельностью со стороны определенных желез, которая обычно вызывается с совершенно другой целью.

Снова предполагалось, что длинная последовательность действий, связанных с определенными инстинктивными действиями, представляет собой отличительную точку контраста с рефлексом, который, как считается, всегда строится на простой шкале.В качестве примера мы можем взять постройку животными гнезда или жилищ в целом. Связана цепочка инцидентов; вместе: материал собирается и доставляется на выбранное место; там он наращивается и укрепляется. Чтобы рассматривать это как рефлекс, мы должны предположить, что один рефлекс инициирует следующий следующий — или, другими словами, мы должны рассматривать его как цепной рефлекс. Но такое объединение действий присуще не только инстинктам. Нам известны многочисленные рефлексы, которые наверняка сливаются в цепи.Так, например, если мы стимулируем афферентный нерв, например седалищный нерв, происходит рефлекторный подъем артериального давления; Высокое давление в левом желудочке сердца и в первой части аорты служит эффективным стимулом для второго рефлекса, на этот раз депрессорного рефлекса, который оказывает сдерживающее влияние на первый. Опять же, мы можем взять один из цепных рефлексов, недавно установленных Магнусом. Кошка, даже лишенная полушарий головного мозга, в большинстве случаев приземляется на лапы, когда ее бросают с высоты.Как с этим справиться? При изменении положения отолитического органа в пространстве возникает определенный рефлекс, который вызывает сокращение мышц шеи, возвращая голову животного в нормальное положение. Это первый рефлекс. При выпрямлении головы вызывается свежий рефлекс и задействуются определенные мышцы туловища и конечностей, возвращая животное в положение стоя. Это второй рефлекс.

Некоторые, опять же, возражают против отождествления инстинктов с рефлексами на этом основании: они говорят, что инстинкты часто зависят от внутреннего состояния организма.Например, птица строит гнездо только в брачный период. Или, если взять более простой случай, когда животное насытилось едой, пища перестает быть привлекательной, и животное перестает есть. Опять же, то же самое верно и в отношении сексуального влечения. Это зависит от возраста организма и состояния половых желез; и значительное влияние оказывают гормоны (продукты желез внутренней секреции). Но эту зависимость нельзя назвать своеобразным свойством «инстинктов».«Интенсивность любого рефлекса, даже само его присутствие, зависит от раздражительности центров, которая, в свою очередь, постоянно зависит от физических и химических свойств крови (автоматическая стимуляция центров) и от взаимодействия рефлексов.

Наконец, иногда считается, что, в то время как рефлексы определяют деятельность только отдельных органов и тканей, инстинкты включают деятельность всего организма в целом. Однако теперь мы знаем из недавних исследований Магнуса и де Клейна, что постоянство , ходьба и поддержание постурального равновесия в целом — это не что иное, как рефлексы.

Из всего этого следует, что инстинкты и рефлексы подобны неизбежным ответам организма на внутренние и внешние раздражители, и поэтому нам нет необходимости называть их двумя разными терминами. Reflex имеет большее преимущество из двух, в том смысле, что он использовался с самого начала в строго научном смысле.

Совокупность рефлексов составляет основу нервной деятельности как человека, так и животных. Поэтому очень важно детально изучить все основные рефлексы организма.К сожалению, до настоящего времени это далеко не достигнуто, особенно, как я уже упоминал ранее, в случае тех рефлексов, которые смутно известны как «инстинкты». Наши знания о последних очень ограничены и фрагментарны. Их классификация по таким категориям, как «пищевые», «защитные», «сексуальные», «родительские» и «социальные» инстинкты совершенно неадекватна. Под каждой из этих голов часто собирается большое количество индивидуальных рефлексов. Некоторые из них совершенно неопознаны; одни путаются с другими; и многие все еще оцениваются лишь частично.Я могу продемонстрировать на собственном опыте, насколько эта тема остается незавершенной и полна пробелов. В ходе исследований, которые я сейчас объясню; Однажды мы совершенно не могли найти причину необычного поведения животного. Очевидно, это была очень послушная собака, которая вскоре очень подружилась с нами. Мы начали с очень простого эксперимента. Собаку поместили в стойку со свободными петлями вокруг лап, но так, чтобы ей было достаточно удобно и она могла свободно передвигаться на пару шагов.Больше ничего не делалось, кроме как повторно давать животному пищу с интервалом в несколько минут. Сначала он стоял достаточно тихо и довольно охотно ел, но со временем он стал возбужденным и изо всех сил пытался выбраться из стойки, царапая пол, грызя опоры и так далее. Это непрекращающееся мышечное напряжение сопровождалось одышкой и непрерывным слюноотделением, которое сохранялось в каждом эксперименте в течение нескольких недель, животному становилось все хуже и хуже, пока оно не перестало подходить для наших исследований.Долгое время мы не могли понять, почему это животное ведет себя необычно. Мы экспериментально опробовали множество возможных интерпретаций, но, хотя у нас был долгий опыт работы с большим количеством собак в наших лабораториях, мы не могли найти удовлетворительного решения этого странного поведения, пока нам не пришло в голову, что это могло быть выражением особого рефлекса свободы , и что собака просто не могла оставаться спокойной, когда ее стесняли в стойке. Этот рефлекс был преодолен, противопоставив ему другой — рефлекс на еду.Мы начали раздавать собаке всю еду на стойке. Сначала животное мало ело и значительно похудело, но постепенно оно стало есть больше, пока, наконец, не съели весь рацион. В то же время в ходе экспериментов животное становилось тише: подавлялся рефлекс свободы. Ясно, что рефлекс свободы — один из важнейших рефлексов или, если использовать более общий термин, реакций живых существ. Этот рефлекс еще не получил окончательного признания.В трудах Джеймса он даже не упоминается среди особых человеческих «инстинктов». Но ясно, что если бы у животного не было рефлекса протеста против границ, установленных для его свободы, малейшее препятствие на его пути помешало бы правильному выполнению его естественных функций. Некоторые животные, как мы все знаем, обладают этим рефлексом свободы до такой степени, что в неволе они отказываются от еды, заболевают и умирают.

В качестве другого примера рефлекса, которым очень часто пренебрегают, мы можем сослаться на то, что можно назвать исследовательским рефлексом . Я называю это «Что это?» рефлекс. Именно этот рефлекс вызывает немедленную реакцию у человека и животных на малейшие изменения в окружающем их мире, так что они немедленно ориентируют свой соответствующий рецепторный орган в соответствии с воспринимаемым качеством агента, вызывающего изменение, проводя полное исследование. из этого. Биологическое значение этого рефлекса очевидно. Если бы у животного не было такого рефлекса, его жизнь постоянно висела бы на волоске.У человека этот рефлекс сильно развит с далеко идущими результатами, в высшей форме представлен любознательностью — родоначальником того научного метода, с помощью которого мы можем надеяться однажды прийти к истинной ориентации в познании мира вокруг .

Еще меньше сделано для выяснения класса отрицательных или тормозных рефлексов (инстинктов), которые часто вызываются любым сильным стимулом или даже слабым стимулом, если это необычно. К этой категории относится так называемый животный гипноз.

Поскольку основные нервные реакции как у людей, так и у животных врождены в виде определенных рефлексов, я должен еще раз подчеркнуть, насколько важно составить полный список, включающий все эти рефлексы с их адекватной классификацией. Ведь, как будет показано ниже, все остальные нервные функции животного организма основаны на этих рефлексах. Теперь, хотя обладание такими рефлексами, как только что описанные, составляет фундаментальное условие естественного выживания животного, они сами по себе недостаточны для обеспечения длительного, стабильного и нормального существования.Это может быть показано на собаках с удаленными полушариями головного мозга. Если не учитывать внутренние рефлексы, у такой собаки все же сохраняются основные внешние рефлексы. Его привлекает еда; его отталкивают вредоносные раздражители; он проявляет исследовательский рефлекс, поднимая голову и настораживая уши, чтобы услышать звук. Вдобавок он проявляет рефлекс свободы, предлагая мощное сопротивление любому ограничению. Тем не менее он совершенно неспособен заботиться о себе и, если его предоставить самому себе, очень скоро умрет.Очевидно, в его нынешнем нервном облике не хватает чего-то важного. Какую нервную деятельность он мог потерять? Легко видеть, что у этой собаки количество раздражителей, вызывающих рефлекторную реакцию, значительно уменьшено; оставшиеся имеют элементальную, обобщенную природу и действуют на очень близком расстоянии. Следовательно, динамическое равновесие между внутренними силами животной системы и внешними силами в ее среде стало элементарным по сравнению с изысканной приспособляемостью нормального животного, а более простой баланс явно неадекватен жизни.

Вернемся теперь к простейшему рефлексу, с которого начинались наши исследования. Если пища или какое-либо нежелательное вещество попадает в рот, выделяется слюна. В случае пищи эта секреция предназначена для химического изменения, а в случае отклоняемого вещества — разбавить и вымыть ее изо рта. Это пример рефлекса, обусловленного физическими и химическими свойствами вещества при контакте со слизистой оболочкой рта и языка.Но в дополнение к этому аналогичная рефлекторная секреция возникает, когда эти вещества помещаются на расстоянии от собаки, и затрагиваются только рецепторные органы обоняния и зрения. Даже сосуда, из которого была подана пища, достаточно, чтобы вызвать пищевой рефлекс, полный во всех деталях; и, кроме того, секреция может быть спровоцирована даже видом человека, который принес судно, или звуком его шагов. Все эти бесчисленные раздражители, попадающие на несколько тонко распознающих дистанционных рецепторов, теряют свою силу навсегда, как только у животного отнимаются полушария, и только те, которые имеют прямое воздействие на рот и язык, все еще сохраняют свою силу.Огромное преимущество способности организма реагировать на прежние раздражители очевидно, поскольку именно благодаря их действию пища, попадающая в рот, немедленно встречает большое количество увлажняющей слюны и отводимых веществ, часто вредных для слизистых. мембраны, найдите уже во рту слой защитной слюны, которая быстро их разбавляет и смывает. Еще больше их значение, когда они вызывают двигательный компонент сложного рефлекса питания, т. Е., когда они действуют как раздражители рефлекса поиска пищи.

Еще один пример — рефлекс самозащиты. Сильные плотоядные животные охотятся на более слабых животных, и они, если они будут ждать, чтобы защитить себя, пока зубы врага не войдут в их плоть, будут быстро истреблены. Дело приобретает иной аспект, когда защитный рефлекс включается при виде и звуке приближения врага. Тогда у жертвы появляется шанс спастись, скрывшись или убегая.

Как мы можем в целом описать эту разницу в динамическом балансе жизни между нормальным и лишенным коры животным? Каков общий механизм и закон этого различия? Совершенно очевидно, что в естественных условиях нормальное животное должно реагировать не только на раздражители, которые сами по себе приносят немедленную пользу или вред, но также и на другие физические или химические факторы — волны звука, света и тому подобное, — которые сами по себе лишь сигнализируют. приближение этих раздражителей; хотя для меньшего животного вредны не вид и не звук хищного зверя, а его зубы и когти.

Теперь, хотя сигнальные стимулы действительно играют роль в тех сравнительно простых рефлексах, которые мы привели в качестве примеров, но это не самый важный момент. Существенная особенность высшей активности центральной нервной системы, которая нас интересует и которая у высших животных, скорее всего, полностью принадлежит полушариям, состоит не в том, что бесчисленные сигнальных стимулов действительно вызывают рефлекторные реакции у животных. , но в том, что в разных условиях одни и те же раздражители могут вызывать совершенно разные рефлекторные реакции; и наоборот, одна и та же реакция может быть вызвана разными раздражителями.

В вышеупомянутом примере слюнного рефлекса сигналом в одно время является один конкретный сосуд, в другое время — другой; при определенных условиях один человек, при разных условиях — другой — строго в зависимости от того, какой сосуд использовался для кормления и какой человек принес сосуд и дал собаку корм. Это, очевидно, делает машиноподобные ответные действия организма еще более точными и добавляет к ним качества еще более высокого совершенства. Так бесконечно сложны, так непрерывно изменяются условия в окружающем мире, эта сложная животная система, которая сама находится в движении, и только эта система имеет шанс установить динамическое равновесие с окружающей средой.Таким образом, мы видим, что основная и самая общая функция полушарий — это реакция на сигналы, представленные бесчисленным множеством взаимозаменяемых значений.

Что такое условная реакция в психологии?

Условный ответ — это усвоенная реакция на раздражитель, который ранее был нейтральным. Условные реакции — важная часть классической обусловленности, теории обучения, открытой Иваном Павловым.

Ключевые выводы: условный ответ

  • Условный ответ — это усвоенная реакция на ранее нейтральный раздражитель.
  • Концепция условной реакции берет свое начало в классической обусловленности, открытой Иваном Павловым.
  • Дав собаке корм через несколько секунд после включения света, Павлов обнаружил, что у собак может развиться условный ответ (слюноотделение) на ранее нейтральный раздражитель (свет). После нескольких повторений процесса легкой пищи у собак началось выделение слюны в ответ на свет без подачи пищи.

Истоки

Концепция условной реакции уходит корнями в классическое обусловливание.Иван Павлов открыл классическую обусловленность при изучении реакции слюноотделения собак. Павлов заметил, что, хотя у собак естественным образом выделяется слюна, когда еда оказывается во рту, у них выделяется слюна при виде еды. У некоторых собак даже выделялась слюна, когда они слышали шаги человека, который кормил их, идущих по коридору. Это наблюдение показало Павлову, что естественная реакция слюноотделения обобщается на раздражитель, который изначально был нейтральным.

Павлов проводил эксперименты, чтобы определить, может ли он обусловить реакцию на другие нейтральные раздражители.В типичном эксперименте с собакой Павлов включал свет, а через несколько секунд давал собаке корм. После этих повторяющихся «сочетаний» света и еды у собаки в конечном итоге выделялась слюна в ответ на включение света, даже без еды.

Павлов обозначил каждый стимул и ответ, участвующие в процессе классической обусловленности. В приведенном выше сценарии еда является безусловным стимулом, потому что собаке не нужно было учиться выделять слюну в ответ на нее.Свет изначально является нейтральным раздражителем, потому что поначалу собака не связывает с ним реакцию. К концу эксперимента свет становится условным раздражителем, потому что собака научилась связывать его с едой. Слюноотделение в ответ на еду является безусловной реакцией, потому что происходит автоматически. Наконец, слюноотделение в ответ на свет — это условная реакция, потому что это усвоенный рефлекс.

Примеры

Примеры условных реакций распространены в повседневной жизни.Многие страхи и фобии являются результатом условных реакций. Например, если человека толкают в бассейн до того, как он научится плавать, и он беспомощно вертится перед тем, как его вытащить из воды, он может испугаться физического входа в любой водоем. Боязнь воды — это условная реакция.

Вот еще несколько примеров условных реакций.

  • Если маленькие дети матери всегда слышат, как открывается дверь гаража, прежде чем она входит в дом после возвращения с работы, они научатся ассоциировать звук открывания гаража с ее возвращением.В результате дети будут взволнованы, услышав дверь гаража, еще до того, как увидят свою мать. Ассоциация гаражных ворот с ее тщательно отслеживаемым входом в дом обусловила восторженную реакцию детей.
  • Если каждый раз, когда вы идете к стоматологу, ваши зубы чистятся настолько тщательно, что десны остаются сытыми и неудобными до конца дня, вы можете привыкнуть к боязни посещения стоматологического кабинета.
  • Люди учатся ассоциировать сирену с ближайшей машиной скорой помощи.Когда кто-то учится водить машину, он также понимает, что ему нужно остановиться, чтобы пропустить машину скорой помощи. Таким образом, если водитель останавливается, как только он слышит звук аварийного автомобиля, его реакция является условной.

Хотя многие фобии и страхи сами по себе являются условными реакциями, условные реакции также могут быть использованы для преодоления страхов и фобий. Классическое обусловливание можно использовать для медленной и систематической десенсибилизации человека к тому, что вызывает его страх, до тех пор, пока этот страх не будет минимизирован или полностью погашен.Например, если человек боится высоты, он будет стоять на небольшом возвышении, практикуя техники релаксации. После того, как они будут спокойны и уверены в себе на нижнем уровне, они встанут на более высоком уровне. Процесс повторяется до тех пор, пока человек не научится преодолевать страх высоты.

Отказ от обучения условным ответам

Иногда бывает сложно определить, является ли реакция условной или безусловной. Ключ к пониманию разницы в том, что безусловный ответ происходит автоматически.Между тем, условный ответ усваивается и приобретается только в том случае, если человек установил связь между безусловным и условным раздражителем.

Однако, поскольку условной реакции нужно научиться, ее также можно отучить. Павлов проверил это после того, как собаки выработали условные реакции на свет. Он обнаружил, что если он неоднократно светил условным раздражителем, но воздерживался от кормления собаки, слюноотделение у собаки происходило все меньше и меньше, пока слюноотделение полностью не прекратилось.Постепенное уменьшение и возможное исчезновение условной реакции называется угасанием.

Исчезновение может произойти и с условными реакциями в реальной жизни. Например, если вы обратитесь к новому стоматологу, который не подвергает ваши десны сырости, когда вы записываете на прием, и хвалит вас за здоровый рот, со временем вы можете обнаружить, что больше не боитесь приема стоматолога.

Источники

  • Вишня, Кендра. «Обусловленная реакция в классическом кондиционировании.” Verywell Mind , 10 марта 2019 г. https://www.verywellmind.com/what-is-a-conditioned-response-2794974
  • Крейн, Уильям. Теории развития: концепции и приложения. 5-е изд., Пирсон Прентис Холл. 2005.
  • Бомонт, Лиланд Р. «Обусловленные реакции». Эмоциональная компетентность , 2009. http://www.emotionalcompetency.com/conditioned.htm

Reflex | Лаборатория сравнительного познания

Ответ может быть произведен с очень высокой вероятностью после определенного стимула .Этот тип отношения стимул-ответ — или рефлекс — не требует предварительного обучения.

Рефлекс — это строительный блок Павловского кондиционирования . Безусловный стимул и безусловный ответ вместе составляют рефлекс.

Моргание глазом на дуновение воздуха на роговицу — это пример рефлекса.


Павловское кондиционирование

Павловское кондиционирование — важная форма обучения, которая включает в себя сочетание стимулов, независимых от поведения организма.Ключевые элементы стимула и реакции Павловского кондиционирования:

Безусловный стимул

Этот тип стимула безусловно вызывает реакцию, также называемую респондентом. Например, дуновение воздуха на роговицу глаза является безусловным стимулом , вызывающим реакцию моргания.

Безусловный ответ

Этот тип реакции возникает на безусловный стимул без предварительной обработки.Мигающая реакция после подачи воздуха на роговицу глаза является примером безусловной реакции .

Условный стимул

Условный стимул в Павловской системе кондиционирования — это изначально нейтральный стимул, который сочетается с безусловным стимулом . Например, звуковой сигнал звучал непосредственно перед потоком воздуха, подаваемым на роговицу глаза. Без предварительного обучения тон не вызывает моргания глаз: однако, после ряда сочетаний звуков и затяжек, один только тон вызывает реакцию моргания.

Условный ответ

Условный ответ в Павловской системе кондиционирования — это реакция, которую вызывает условный стимул после того, как он неоднократно сочетался с безусловным стимулом . Условный ответ может быть аналогичен по форме безусловному ответу . Например, моргание глаза на тон , , условный раздражитель, , , может включать ту же мускулатуру тела, что и моргание глазом, когда происходит приток воздуха к роговице.

Глоссарий Указатель | Котировки

Павлов о методе условных рефлексов и его ограничениях на JSTOR

Abstract

Целью Павлова было использовать метод кондиционирования слюны для исследования функции мозга высших животных в их адаптации к внешней среде. Слюнный рефлекс, по словам Павлова, имел незначительное биологическое значение, но был хорошим индикатором тонких изменений в мозге в различных экспериментальных условиях.Для объяснения условнорефлекторных явлений Павлов столкнулся с двумя альтернативами: предложить объективное (физиологическое) или субъективное (психологическое) объяснение. В 1901 г. после ожесточенного конфликта со своим учеником А. Т. Снарским Павлов выбрал первую альтернативу. В течение следующих десятилетий Павлов обосновал это решение: физиологический подход (а) избегает антропоморфизации или спекуляций о субъективных переживаниях собак и (б) позволяет объяснять наблюдаемые явления, которые субъективный метод сделать не способен.Павлов понимал, что у условнорефлекторного метода есть ограничения; его нельзя использовать при изучении людей, потому что их мышление мешает экспериментальным результатам.

Информация о журнале

Американский журнал психологии (AJP) был основан в 1887 году Дж. Стэнли Холлом и в первые годы редактировался Титченером, Борингом и Далленбахом. Журнал опубликовал одни из самых новаторских и формирующих статей в области психологии за всю свою историю.AJP исследует науку о разуме и поведении, публикуя отчеты об оригинальных исследованиях в области экспериментальной психологии, теоретические презентации, комбинированный теоретический и экспериментальный анализ, исторические комментарии и подробные обзоры значимых книг.

Информация об издателе

Основанная в 1918 году, University of Illinois Press (www.press.uillinois.edu) считается одной из самых крупных и выдающихся университетских издательств страны. Press публикует более 120 новых книг и 30 научных журналов каждый год по множеству предметов, включая историю Америки, историю труда, историю спорта, фольклор, еду, фильмы, американскую музыку, американскую религию, афроамериканские исследования, женские исследования и Авраама.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *