Кейнсианцы это: К сожалению, что-то пошло не так

Автор: | 10.05.1981

Содержание

Эволюционное развитие или кейнсианцы | PhD в России

Реклама от Google

 

Научная и диссертационная эволюция

Содержание

(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)

 

Эволюционный процесс

Homo Scientia

Аспирант – промежуточная ветвь эволюции.

Студент – это нищий австралопитек, владеющий простейшими орудиями (ручкой, бумагой, мобильником), всегда голодный, и его примитивное существование скрашивают лишь угрюмые ceкcуальные радости (чаще всего – со всеми доступными соплеменницами).

Профессор или доцент – уже человек разумный; он не только располагает знаниями об окружающем мире, но и бесперебойно питается, а стадному ceкcу предпочитает моногамный или бигамный (самка-жена + самка-любовница).

Реклама от Google

 

Аспирант же – нечто вроде неандертальца. Он обладает необходимыми знаниями, но питается еще плохо, и поэтому не может взять в пару самку человека разумного (она разумная и хочет кушать за счет самца, в отличие от самок австралопитека, которым это по барабану).

Поэтому неандертальцы-аспиранты постоянно озадачены двумя вопросами мироздания – как по-человечески наесться и по-человечески сыграть в любовь. Конечно, хороший аспирант может подкормиться, став репетитором у богатородительного лоботряса. Но лишь единицы способны заработать, применив знания на практике – и это отличает блестящих специалистов.

Автор: Макс Беляев, по мотивам воспоминаний к.м.н. Беляева Юрия Михайловича.

Советско-постсоветский вариант романа
«Отцы и дети» или диссертационный задел

 

Содержание к диссертации Афанасьева Владилена Сергеевича. «Лженаучные теории кейнсианцев — орудие поджигателей войны». диссертации на соискание ученой степени кандидат экономических наук: [Место защиты — Московский государственный экономический институт]. М., 1954. 55-8/169:

Введение
ГЛАВА I. «Принцип эффективного спроса» как требование обеспечения максимальных капиталистических прибылей 28
ГЛАВА II. Лженаучная теория мультипликатора, как апология милитаризации экономики и баснословных прибылей монополий 66
ГЛАВА Ш. Кейнсиансная теория заработной плати как апология наступления на жизненный уровень рабочего класса и его политические права 120
ГЛАВА IV. Кейнсианские денежно-кредитные и финансовые теории на службе империалистических агрессоров 158
ГЛАВА V Реакционная сущность кейнсианской теории занятости 206

ГЛАВА VI Кейнсианство — теоретическое знамя международной реакции 246
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 292

Обратите внимание, что с 1961-го года Московский институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова объединили с Московским государственным экономическим институтом. 13 августа 1991 года Постановлением Совета Министров РСФСР МИНХ имени Г. В. Плеханова получил статус академии и новое название — Российская экономическая академия имени Г. В. Плеханова.

Содержание к диссертации Афанасьева Сергея Викторовича. «Экономическое учение Дж. М. Кейнса»: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.02: [Место защиты — Российская государственная экономическая академия им. Г.В, Плеханова]. Москва, 2000.

135 c. РГБ ОД, 61:01-8/224-5

Введение
Глава 1. Исторические предпосылки зарождения экономического учения Дж.М.Кейнса 11
1.1. Тенденции развития мировой экономической мысли в конце XIX — первой трети XX вв 11
1.2. Основные вехи творческой биографии Дж.М.Кейнса и кейнсианства 24
1.3. Формирование методологических позиций экономического анализа в творчестве Дж.М.Кейнса 40
Глава 2. Особенности теоретических положений Дж.М.Кейнса как основа его доктрины государственного регулирования экономики 55
2.1. Теория занятости и совокупного спроса 55
2.2. Теория потребления и сбережения 80

2.3. Теория процента и инвестиционного мультипликатора 92
Заключение 119
Библиография 127

Размещено 16.07.2020

Вместе с этим читают:
• Про сумасшедших профессоров
• Про безумных аспирантов
• Приколы про диссертации
• Рисунки про диссеры
• Байки про защиту
• Юный гений

Реклама от Google

 

просмотров: 327

Потерянные кейнсианцы Европы by Kenneth Rogoff

КЕМБРИДЖ – Не существует волшебного кейнсианского решения для всех бед еврозоны. Но возникновение поразительно бестолкового аргумента, что слишком жесткая политика строгой экономии убивает Европу, ‑ не удивительно. Комментаторы, поглощенные политикой, хватаются за любую доступную цель, тогда как массы, настроенные «против строгой экономии», вероятно, полагают, что есть простые циклические решения серьезных структурных проблем.

  1. Whipping Up America’s Inflation Bogeyman Al Seib Los Angeles Times via Getty Images
  2. Hillinger, Claude & Süssmuth, Bernd, 2008. « Количественная теория денег верна. Новые кейнсианцы ошибаются! », Документы для обсуждения по экономике 6987, Мюнхенский университет, факультет экономики.
  3. Рукоятка: RePEc: lmu: muenec: 6987

    Скачать полный текст от издателя

    Ссылки на IDEAS

    1. Юрген фон Хаген, 2004 г. « Hat die Geldmenge ausgedient? ,» Perspektiven der Wirtschaftspolitik, Verein für Socialpolitik, vol. 5 (4), страницы 423-453, ноябрь.
    2. В. В. Чари, Патрик Дж. Кехо и Эллен Р. МакГраттан, 2009. « Новые кейнсианские модели: еще не полезны для анализа политики », Американский экономический журнал: Макроэкономика, Американская экономическая ассоциация, т.1 (1), страницы 242-266, январь.
      • В.В. Чари и Патрик Дж. Кехо и Эллен Р. МакГраттан, 2008. « Новые кейнсианские модели: еще не полезны для анализа политики », Рабочие документы NBER 14313, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
      • В. В. Чари и Патрик Дж. Кехо и Эллен Р. МакГраттан, 2008 г. « Новые кейнсианские модели: еще не пригодны для анализа политики », Рабочие бумаги 664, Федеральный резервный банк Миннеаполиса.
      • В. В. Чари и Патрик Дж.Кехо и Эллен Р. МакГраттан, 2008 г. « Новые кейнсианские модели: еще не пригодны для анализа политики », Отчет персонала 409, Федеральный резервный банк Миннеаполиса.
    3. Джордани Паоло, 2003 г. « О моделировании последствий инфляционных шоков: комментарии и некоторые дополнительные свидетельства », Бытие. Журнал макроэкономики, De Gruyter, vol. 3 (1), страницы 1-15, январь.
    4. Милтон Фридман, 1961 г. « Отставание денежно-кредитной политики », Журнал политической экономии, University of Chicago Press, vol.69, страницы 447-447.
    5. Fair Ray C, 2002. « О моделировании воздействия инфляционных шоков «, Бытие. Журнал макроэкономики, De Gruyter, vol. 2 (1), страницы 1-21, апрель.
    6. Оливье Бланшар, 2009 г. « Состояние макроса ,» Annual Review of Economics, Annual Reviews, vol. 1 (1), страницы 209-228, май.
    7. Рик Хафер, 2001. « Что осталось от монетаризма? ,» Экономическое обозрение, Федеральный резервный банк Атланты, т. 86 (Q4), страницы 13-33.
    8. Джеральд П. Дуайер и Рик Хафер, 1999. « Связаны ли рост денежной массы и инфляция по-прежнему? », Экономическое обозрение, Федеральный резервный банк Атланты, т. 84 (Q2), страницы 32-43.
    9. Джордж Т. МакКэндлесс и Уоррен Э. Вебер, 1995. « Некоторые денежные факты ,» Ежеквартальный обзор, Федеральный резервный банк Миннеаполиса, т. 19 (Сумма), страницы 2-11.
    Полные ссылки (включая те, которые не соответствуют позициям в IDEAS)

    Самые популярные товары

    Это элементы, которые чаще всего цитируют те же работы, что и эта, и цитируются в тех же работах, что и эта.
    1. Лотиан, Джеймс Р. и Маккарти, Корнелия Х., 2009. « Поведение денег и других экономических переменных: два естественных эксперимента ,» Журнал международных денег и финансов, Elsevier, vol. 28 (7), страницы 1204-1220, ноябрь.
    2. Абдул Кайюм, 2006 г. « Деньги, инфляция и рост в Пакистане », Обзор развития Пакистана, Пакистанский институт экономики развития, т. 45 (2), страницы 203-212.
    3. Харашима, Тайцзи, 2017. « Следует ли правительству финансово вмешаться в рецессию, и если да, то как? », Бумага MPRA 78053, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
    4. Жан-Пьер Лаффарг, 2012 г. « Une compare des models macro-econométriques et DSGE dans l’évaluation des politiques economiques: une compareison basée sur les models Mésange et Egée «, Économie et Statistique, Program National Persée, vol. 451 (1), страницы 45-68.
    5. Джон Торнтон, 2008 г. « Деньги, объем производства и инфляция в африканских странах1 », Южноафриканский журнал экономики, Экономическое общество Южной Африки, т. 76 (3), страницы 356-366, сентябрь.
    6. Баско, Эмилиано и Д’Амато, Лаура и Гареньяни, Лорена, 2009 г. « Понимание взаимосвязи денег и цен при режимах низкой и высокой инфляции: Аргентина 1977-2006 гг. », Журнал международных денег и финансов, Elsevier, vol. 28 (7), страницы 1182-1203, ноябрь.
    7. Пол Левин, 2012. « Денежно-кредитная политика в нестабильном мире: вероятностные модели и разработка надежных монетарных правил », Обзор индийского роста и развития, Emerald Group Publishing, vol.5 (1), страницы 70-88, апрель.
      • Пол Левин, 2010. «Денежно-кредитная политика в нестабильном мире: вероятностные модели и разработка надежных монетарных правил », Рабочие документы по макроэкономике 21853, Восточноазиатское бюро экономических исследований.
      • Пол Левин, 2010 г. «Денежно-кредитная политика в нестабильном мире: вероятностные модели и разработка надежных монетарных правил », Рабочие бумаги id: 2761, eSocialSciences.
      • Левин, Пол, 2010. « Денежно-кредитная политика в нестабильном мире: вероятностные модели и разработка надежных монетарных правил », Рабочие бумаги 10/72, Национальный институт государственных финансов и политики.
      • Пол Левин, 2010 г. «Денежно-кредитная политика в нестабильном мире: вероятностные модели и разработка надежных монетарных правил », Документы для обсуждения в Школе экономики 0210, Школа экономики, Университет Суррея.
    8. Гертлер, Павел и Хофманн, Борис, 2018. « Денежные факты пересмотрено ,» Журнал международных денег и финансов, Elsevier, vol. 86 (C), страницы 154-170.
    9. Сенбета, Сисай, 2011 г. « Насколько применимы новые кейнсианские модели DSGE в типичной экономике с низким доходом? », Бумага MPRA 30931, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
    10. Рэй К. Ярмарка, 2009 г. « Макрос продвинулся? ,» Документы для обсуждения фонда Cowles 1728, Фонд Коулза для исследований в области экономики, Йельский университет, пересмотрен в июле 2010 г.
    11. Ховитт, Питер, 2012. « Что центральные банкиры извлекли из современной макроэкономической теории? », Журнал макроэкономики, Elsevier, vol. 34 (1), страницы 11-22.
    12. Козицки, Шарон, 2012. « Макрос продвинулся ,» Журнал макроэкономики, Elsevier, vol.34 (1), страницы 23-28.
    13. Фортун Варгас, Джонатан, 2012 г. « Денежная динамика в постинфляционной Боливии », Revista Latinoamericana de Desarrollo Economico, Instituto de Investigaciones Socio-Económicas (IISEC-UCB), Universidad Católica Boliviana, выпуск 18, страницы 65-104, Noviembre.
    14. Кальярини, Адам и Робинсон, Тим и Тран, Аллен, 2011 г. « Сверка микроэкономических и макроэкономических оценок устойчивости цен ,» Журнал макроэкономики, Elsevier, vol.33 (1), страницы 102-120, март.
    15. Педро де Араужо, Ройзин О’Салливан и Николь Б. Симпсон, 2013 г. « Что следует преподавать в макроэкономике среднего уровня? ,» Журнал экономического образования, Taylor & Francis Journals, vol. 44 (1), страницы 74-90, март.
    16. Сами Альпанда, Кевин Коце и Джеффри Воглом, 2011 г. « Прогнозирование эффективности расчетной модели Dsge для экономики Южной Африки », Южноафриканский журнал экономики, Экономическое общество Южной Африки, т.79 (1), страницы 50-67, март.
    17. Поль Де Грауве и Магдалена Полан, 2014 г. « Всегда ли инфляция и везде является денежным феноменом? », Главы всемирной научной книги, в: Валютные курсы и глобальная финансовая политика, глава 14, страницы 357-382, World Scientific Publishing Co. Pte. ООО.
      • Поль Де Грауве и Магдалена Полан, 2001 г. « Является ли инфляция всегда и везде денежным феноменом? », Серия рабочих документов по международной экономике wpie009, Katholieke Universiteit Leuven, Centrum voor Economische Studiën, Международная экономика.
      • Де Грауве, Пол и Полан, Магдалена, 2001. « Является ли инфляция всегда и везде денежным феноменом? », Документы для обсуждения CEPR 2841, C.E.P.R. Документы для обсуждения.
    18. Ярмарка, Рэй К., 2012 г. « Макрос продвинулся? ,» Журнал макроэкономики, Elsevier, vol. 34 (1), страницы 2-10.
    19. Педро Гарсия Дуарте, 2012 г. « Not Going Away? Микрооснования в достижении нового консенсуса в макроэкономике », Главы в: Пересмотр микрооснований, глава 6, Эдвард Элгар Паблишинг.
    20. Джон К. Фрейн, 2004. « Инфляция и рост денежной массы — данные из набора данных по нескольким странам », Экономический и социальный обзор, экономические и социальные исследования, т. 35 (3), страницы 251-266.

    Подробнее об этом продукте

    Ключевые слова

    новая кейнсианская теория; количественная теория денег;

    Классификация JEL:

    • B22 — Школы экономической мысли и методологии — — История экономической мысли с 1925 года — — — Макроэкономика
    • E31 — Макроэкономика и денежно-кредитная экономика — — Цены, бизнес-колебания и циклы — — — Уровень цен; Инфляция; Дефляция
    • E41 — Макроэкономика и денежно-кредитная экономика — — Деньги и процентные ставки — — — Спрос на деньги
    • E52 — Макроэкономика и денежно-кредитная экономика — — Денежно-кредитная политика, центральный банк и предложение денег и кредита — — — Денежно-кредитная политика

    Поля нэпа

    Этот документ был анонсирован в следующих отчетах нэпа:

    Статистика

    Доступ и загрузка статистики

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления, пожалуйста, укажите идентификатор этого элемента: RePEc: lmu: muenec: 6987 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, заголовка, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь:. Общие контактные данные провайдера: https://edirc.repec.org/data/vfmunde.html .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь.Это позволяет привязать ваш профиль к этому элементу. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    Если CitEc распознал библиографическую ссылку, но не связал с ней элемент в RePEc, вы можете помочь с этой формой .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылочного элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, так как там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: Тамилла Бенкельберг (адрес электронной почты указан ниже). Общие контактные данные провайдера: https://edirc.repec.org/data/vfmunde.html .

    Обратите внимание, что исправления могут отфильтроваться через пару недель. различные сервисы RePEc.

    Почему кейнсианцы предпочитают государственные расходы частным?

    Все расходы напрямую увеличивают ВВП на ту же величину.Так почему же кейнсианские экономисты утверждают, что во время рецессии — когда рост ВВП остается низким в течение длительного периода, а безработица растет и остается высокой — правительству следует увеличивать расходы? Почему бы вместо этого не попытаться заставить частных лиц и бизнес активизировать деятельность, чтобы стимулировать экономику?

    Конечно, правительства тоже пытаются последнее. Во время беспрецедентной рецессии центральный банк снижает краткосрочные процентные ставки, пытаясь стимулировать частные инвестиции (более низкие ставки делают для предприятий более дешевыми займы и инвестиции).Во время рецессии, последовавшей за крахом финансовой индустрии в 2008 году, Федеральная резервная система (с некоторым умеренным успехом) использовала нетрадиционную денежно-кредитную политику, такую ​​как покупка активов, для стимулирования расходов частного сектора.

    Но даже бывший председатель ФРС Бен Бернанке неоднократно указывал, что центральный банк мог бы использовать финансовую помощь в борьбе с безработицей — и, к его большому раздражению, Конгресс никогда не выполнял своих обязательств, во главе с республиканцами, предупреждающими о вреде безудержных расходов.В самом деле, одна теория, которую иногда постулируют антикейнсианцы, состоит в том, что кейнсианство — это политическая уловка, направленная на увеличение числа государственных программ и увеличение государственных расходов.

    Но теория Кейнса не имеет ничего общего с размером правительства. На самом деле речь идет о сроках государственных расходов. Кейнс считал, что фискальная политика, направленная против зерна, может смягчить деловой цикл, который он рассматривал как естественный продукт рыночной активности диких животных.Когда экономика находится на подъеме — безработица низкая, а рост сильный — Кейнс посоветовал правительству сократить расходы и создать профицит, тем самым снизив спрос и снизив вероятность перегрева экономики. А когда экономика находится в рецессии, он посоветовал правительству увеличить расходы и создать большой дефицит, чтобы повысить спрос и подтолкнуть экономику к росту.

    Теория Кейнса, другими словами, так же совместима с маленькими, скудными правительствами, как и с большими, сильными.И настоящие причины кейнсианского энтузиазма по поводу сокращения государственных расходов не идеологические, а технические.

    Во-первых, государственные расходы могут сократить безработицу на , непосредственно создавая рабочие места. Напротив, создание условий для увеличения частных расходов никоим образом не гарантирует увеличения числа рабочих мест.

    Во-вторых, правительство большое и централизованное. Вместо того, чтобы тонко подталкивать миллионы людей и предприятий к увеличению инвестиций, правительство может включить пожарный шланг.

    В-третьих, частные инвестиции рискуют собственной денежной или кредитной массой фирмы или физического лица. Во время спада, особенно такого серьезного, как последняя рецессия, многие компании не хотели реинвестировать в экономику, опасаясь потерять деньги. Рынок обладает мощным животным духом, и, как показывают последние шесть лет смягчения денежно-кредитной политики, стимулов, таких как низкие ставки, часто недостаточно для полного восстановления. Государственные инвестиции, контролирующие валюту, не несут такого же риска, что дает правительству больше свободы действий в борьбе с безработицей.

    Таким образом, хотя множитель государственных расходов (количество дополнительных действий, которые вы получаете на каждый потраченный доллар) во время спада не обязательно выше, чем в любое другое время, это может быть вариант only , доступный во время серьезной и глубокой рецессии. .

    Было бы замечательно, если бы магия свободного рынка справлялась с задачей каждый раз, когда экономика ухудшалась. Но в реальном мире инвесторы и рынки могут оставаться в депрессивном состоянии в течение месяцев, лет или десятилетий, даже если есть серьезные стимулы для частных инвестиций.Вот почему кейнсианские экономисты готовы смириться с издержками, связанными с несколько более высокой долговой нагрузкой правительства, чтобы снизить безработицу и ускорить рост.

    Посткейнсианцы возвращаются | Экономика

    Мы с большим интересом следили за тем, как вы освещали призывы студентов к более плюралистическому преподаванию экономики (Отчет, 12 ноября). Мы понимаем разочарование студентов по поводу преподавания экономики в большинстве учебных заведений Великобритании. Современная экономика сформирована неоклассическим подходом, который считает «микроосновы», основанные на рациональных и эгоистичных людях, более важными, чем эмпирическая достоверность.Эта догматическая приверженность резко контрастирует с открытостью преподавания других социальных наук, которые обычно представляют конкурирующие парадигмы. Теперь студенты могут получить степень по экономике, не знакомясь с теориями Кейнса, Маркса или Мински и не узнав о Великой депрессии.

    В Великобритании и других странах существует активное сообщество экономистов-плюралистов, но эти ученые были маргинализованы в рамках своей профессии. Недостатки в методе преподавания экономики напрямую связаны с интеллектуальной монокультурой, которая подкрепляется системой государственного финансирования университетов (Research Excellence Framework), основанной на рейтингах журналов, которые сильно смещены в пользу ортодоксальности и против интеллектуального разнообразия.

    Исследовательская группа по посткейнсианской экономике занимается экономическими исследованиями и преподаванием, актуальными для реального мира. Посткейнсианский подход подчеркивает центральное значение совокупного спроса в макроэкономике, проблемы, создаваемые финансовой нестабильностью в мире глобализированных потоков капитала, влияние неравенства на экономический рост и влияние неопределенности на ожидания. На наш взгляд, эти темы, которые так актуальны в настоящий исторический момент, не могут быть адекватно включены в стандартные модели обучения, которые рассматривают экономику как быстро самонастраивающуюся в направлении эффективного состояния равновесия с полной занятостью.Мы приветствуем инициативу студентов и предлагаем выслушать их критику. Решение проблемы неуместности учебной программы по экономике состоит не в том, чтобы списывать со счетов эту дисциплину, а в том, чтобы настоять на возобновлении ее основных исторических проблем, связанных с характером роста, неполной занятости и финансовой нестабильности, а также распределением доходов и богатства.
    Профессор Энгельберт Стокхаммер Председатель, Исследовательская группа посткейнсианской экономики и Кингстонский университет Лондон
    Профессор Гэри Дымски Университет Лидса
    Д-р Марк Хейс Секретарь, Исследовательская группа посткейнсианской экономики 9025 Кембриджского университета
    Д-р Аннина Кальтенбруннер Университет Лидса
    Д-р Джо Мичелл Университет Западной Англии
    Профессор Озлем Онаран Гринвичский университет
    Д-р Джонатан Перратон против монетаризма — Справка по экономике

    Вопросы читателей Не могли бы вы объяснить сравнение между кейнсианством и монетаризмом?

    Кейнсианство подчеркивает роль, которую фискальная политика может сыграть в стабилизации экономики.В частности, кейнсианская теория предполагает, что более высокие государственные расходы во время рецессии могут способствовать более быстрому восстановлению экономики. Кейнсианцы считают ошибкой ждать, пока рынки очистятся, как предполагает классическая экономическая теория. См. Больше в кейнсианской экономике

    Монетаризм подчеркивает важность контроля денежной массы для контроля над инфляцией. Монетаристы, как правило, критикуют экспансионистскую фискальную политику, утверждая, что она вызовет лишь инфляцию или вытеснение и, следовательно, бесполезна.

    Принципы кейнсианства

    • В ловушке рецессии / ликвидности вмешательство государства может стимулировать совокупный спрос и реальный объем производства за счет государственных займов и увеличения государственных расходов. Поэтому кейнсианцы выступают за экспансионистскую фискальную политику во время рецессии.
    • Кейнсианцы отвергают теорию вытеснения, предложенную монетаристами. Кейнсианцы говорят, что в случае резкого роста сбережений частного сектора (и сокращения расходов) государственные расходы могут компенсировать это сокращение расходов частного сектора.
    • Парадокс бережливости. Ключевым элементом кейнсианской теории является идея «избытка» сбережений. Кейнс утверждал, что во время рецессии люди реагировали на угрозу безработицы, увеличивая сбережения и сокращая свои расходы. Это был рациональный выбор, но он способствует еще большему снижению AD и ВВП. Вот почему может потребоваться вмешательство государства.
    • Кейнсианцы обычно считают, что существует некоторая жесткость заработной платы. По словам Кейнса, во время рецессии заработная плата может быть «липкой вниз», поскольку профсоюзы сопротивляются снижению номинальной заработной платы, и это может привести к реальной безработице.
    • Во время рецессии, когда в экономике есть свободные мощности, увеличение совокупного спроса (AD) будет иметь влияние на реальный объем производства и лишь минимальное влияние на уровень цен.
    • Кейнсианцы считают, что часто существует мультипликативный эффект. Это означает, что первоначальное вливание в круговой поток может привести к большему окончательному увеличению реального ВВП.
    • Как правило, кейнсианцы более склонны подчеркивать важность сокращения безработицы, чем инфляции.
    • Кейнсианцы отвергают реальные теории цикла деловой активности (идею о том, что правительство не может иметь влияния на экономический цикл)
    Монетаризм
    • Монетаристы более критически относятся к способности налогово-бюджетной политики стимулировать экономический рост.
    • Монетаристы / экономисты-классики считают, что заработная плата более гибкая и может корректироваться в сторону понижения, чтобы предотвратить реальную безработицу.
    • Монетаристы подчеркивают важность контроля денежной массы для поддержания низкого уровня инфляции.
    • Монетаристы скорее сделают упор на снижение инфляции, чем на поддержание низкого уровня безработицы.
    • Монетаристы подчеркивают роль естественного уровня безработицы. (безработица со стороны предложения)
    Конвергенция кейнсианства и монетаризма

    Различие между позициями кейнсианцев и монетаристов немного более размыто.Например, многие «кейнсианские» экономисты взяли на вооружение идеи естественного уровня безработицы в дополнение к безработице, дефицитной по спросу. Экономисты «новой классики» более склонны принимать идеи жесткости цен и заработной платы.

    Связанные

    Видео по кейнсианской экономике

    Кейнсианцы вернулись? | The Japan Times

    Лондон — Последователи Джона Мейнарда Кейнса очень счастливы.Они уверены, что их время пришло, вернее, вернулось. То, что великий британский экономист рекомендовал в 1930-х годах, а именно, что правительства должны были тратить, тратить, тратить, чтобы противостоять падению спроса и вытаскивать экономики из трясины ужасающе высокой безработицы, внезапно снова становится актуальным в условиях нынешнего глобального пандемического кризиса.

    Теперь миллионы снова остались без работы. На этот раз не было никаких колебаний, и краны государственных расходов были открыты хорошо и по-настоящему.То, как все это будет оплачиваться, откладывается на будущее, будь то налоги по мере восстановления спроса и возобновления экономической жизни или заимствования в гигантских масштабах, которые, конечно, могут поднять процентные ставки выше минимальных уровней, на которых они были. со времени последнего финансового кризиса 2008-2009 годов, или просто за счет инфляции, сокращающей долг, или за счет сочетания всех этих путей.

    Тем временем идет претензия, большое государство возвращается, высыпая ресурсы. Это, конечно, очень радует не только левых политических сил, которые жаждут возвращения к крупномасштабному государственному вмешательству и контролю с момента подъема рынков и падения государственного социализма в прошлом веке, но и школы экономистов. это требовало увеличения государственных расходов типа Кейнса на протяжении последнего десятилетия после банковского кризиса и финансового коллапса десять лет назад.

    Эти голоса были громкими не только в Соединенном Королевстве, но также и в Японии, где кейнсианское мышление было очень влиятельным с первых дней.

    В случае с Великобританией, хотя к 2010 году, по словам одного министра в уходящем лейбористском правительстве, в государственном кошельке «не осталось денег», кейнсианские энтузиасты с тех пор громко настаивают на том, что гораздо больше должны быть заимствованы. правительство по низким процентным ставкам и многое другое должно быть потрачено.

    Их особой целью, нацеленной на политическую ярость и порой кажущейся смешиванием экономических аргументов с идеологией, была программа так называемой жесткой экономии, введенная новым правительством консервативной и либеральной коалиции в 2010 году.Это была политика, которая была сочтена необходимой для того, чтобы снова стабилизировать государственные финансы после того, как в то время возникла астрономическая государственная задолженность, чтобы компенсировать крах банков по всему миру в виде домино.

    Излишне говорить, что он оказался крайне непопулярным, и его первоначальные причины были быстро забыты, а кейнсианские критики и политические оппоненты ругали британского канцлера Джорджа Осборна ругательствами.

    Тем не менее, были также факты и результаты, которые должны были заставить крупных спонсоров приостановить свое горькое осуждение, а именно то, что после фазы жесткой экономии инфляция оставалась полностью подавленной, безработица низкой и сама занятость, как в период неполного рабочего дня, так и в надлежащей долгосрочной перспективе. количество рабочих мест выросло до рекордного уровня, никогда ранее не регистрировавшегося в британской экономической истории.В то же время происходило масштабное кредитование.

    Но кто бы ни был прав насчет последних 10 лет, кейнсианцы и их крупные государственные политические защитники на данный момент добились своего с удвоенной силой. Вместе с ними пришли те, кто использует кейнсианскую политику в качестве прикрытия для другой программы, а именно возвращения к командной экономике и централизованному контролю, как в период расцвета социализма 20-го века, и которые теперь заявляют, что были правы с самого начала.

    И все же есть что-то ложное во всей аргументации и ее идеологической структуре.Самым очевидным моментом является то, что нынешний кризис вовсе не экономический по своей сути. Но заблуждения еще глубже. Считается, что средневековые ученые спорили о том, сколько ангелов могло танцевать на булавочной головке. В споре между кейнсианцами и «аустерианцами» (как их стали называть) есть что-то похожее на потусторонний вкус.

    Главные прокейнсианские критики как в Соединенных Штатах, так и в Великобритании — блестящие и красноречивые личности, такие как Пол Кругман в Америке и Роберт Скидельски, известный биограф Кейнса в Великобритании.Но разве они просто крутят ветряные мельницы? Действительно ли экономика и механизмы контроля над ней действительно существуют в предполагаемом виде?

    Любая из сторон, а также большинство макроэкономистов, будь то монетаристы или кейнсианцы, по-прежнему видят в том, что называется «экономикой», огромную систему или механизм, которым можно управлять и настраивать путем выбора государственной политики, даже постоянного использования Слово «модель» для описания экономики является показательным, потому что, конечно, экономики — это вовсе не модели или машины.Было бы гораздо ближе к реальности рассматривать экономику как процесс , поддерживаемый постоянными инновациями, которые, в свою очередь, опираются на правильные социальные, правовые и политические условия, точно так же, как цветущие растения зависят от правильной почвы.

    Возможно, в прошлом государство могло играть гораздо большую роль в управлении этим процессом, особенно во времена тотальной войны. Но ни в коем случае «ответ» сейчас или в будущем не может лежать в доктринальном и прочном возвращении к тому типу тяжелой государственной собственности и господства, которые характеризовали командную экономику в прошлом веке.

    Это не по идеологическим, а по технологическим и цифровым причинам. Просто есть предел тому, что человеческий мозг может понять, управлять или командовать. Командование — это ласковое слово, как это обнаружили правители распадающегося Советского Союза. Сложность современных обществ и рынков намного превосходит управленческие или контролирующие способности людей. Упаковать всю экономическую деятельность в измеримые агрегаты, которыми можно было бы управлять и манипулировать, больше невозможно удаленно.

    Нынешнее спасение посредством каскадов государственных расходов может выглядеть как кейнсианство, но на самом деле это не более чем практический здравый смысл в полностью изменившемся социальном и экономическом порядке, который в значительной степени стал возможным благодаря технологиям передачи данных и коммуникации, которые до сих пор считались невозможными.Идеология и экономическая теория здесь почти не входят. Государство нового типа должно научиться работать с новыми типами рынков, и наоборот.

    Короче говоря, эти дискуссии между экономистами до и во время нынешней пандемии столь же не от мира сего, как и споры их средневековых предшественников. Он представляет собой колоссальную интеллектуальную неспособность воспринять и понять, что на самом деле произошло с тем, как сейчас устроен мир.

    Идеологам и их экономическим лидерам следует вернуться к своим конкурирующим теориям из башни из слоновой кости по поводу дефицита и заимствований, которые составляют лучшую форму экономического управления.

    Эти споры относятся к вчерашнему дню. Будущее за другими.

    Дэвид Хауэлл — консервативный политик, журналист и экономический консультант.

    Во времена дезинформации и слишком большого количества информации качественная журналистика как никогда важна.
    Подписавшись, вы можете помочь нам понять историю.

    ПОДПИШИТЕСЬ СЕЙЧАС

    ФОТОГАЛЕРЕЯ (НАЖМИТЕ ДЛЯ УВЕЛИЧЕНИЯ)

    Иллюзия

    Иллюзия

    Дэвид К.Левин, март 2015 г.

    1. Введение

    Философия кейнсианства очень привлекательна. В лекарство от экономических недугов — для правительства тратить больше денег — и никакие повод беспокоиться о том, как это оплачивается. Не только кейнсианский лекарство лечит наши недуги — оно даже имеет приятный вкус, когда спускается вниз. Аскетизм — это ужасная ошибка. Великую рецессию можно было предотвратить, если бы правительство потратило больше. Было бы бесконечно хуже, если бы не для стимула, который действительно имел место.Это повторяют люди, чьи мнения я уважение: юрист Ричард Познер, блогер Кевин Барабан — и многие другие. И все мы знаем, что основная теория это Джон Мейнард Кейнс.

    Позвольте мне привести объяснение Кейнса Ричардом Познером из его статья в New Republic, объясняющая, как он стал кейнсианцем.

    Доходы, потраченные на потребление, в в отличие от дохода, который сохраняется, становится доходом для продавца расход хороший. Когда я покупаю бутылку вина, для меня стоимость — это доход. продавцу, и то, что он потратит из этого дохода, будет доходом кто-то другой и так далее.Таким образом, активные инвестиции, которые привели к доход, на который я купил вино, будет цепная реакция — то, что Кейнс называет «мультипликативным» — эффектом … По Кейнсу, другими словами, именно потребление, а не бережливость способствует экономический рост.

    Из этого следует вывод, что в тяжелые времена правительство должен стимулировать спрос — каждый потраченный доллар будет увеличиваться экономической активности не на один доллар, а на один доллар, умноженный на множитель, так что расходы (в действительности) больше, чем окупаются сам.

    Это две части: история множителя и заключение о государственных расходах. Первое похоже здравый смысл: все мы знаем, что если в городе построят огромный спортивный стадион местные ласты для гамбургеров выиграют от увеличения продаж — и, в свою очередь, они будут покупать больше других вещей, таких как стрижки и татуировки, тем самым в пользу парикмахеров и тату-мастера. Кажется, это подтверждает первую часть истории. Поддержка второй части — и свидетельства, которые преобладали над профессия экономиста на протяжении десятилетий — была Великая депрессия и особенно конец Великой депрессии.В наши дни это сложно чтобы понять, насколько ужасна была Великая депрессия — насколько обширна была количество преуспевающих людей среднего класса, которые превратились в нищих едва в состоянии чтобы прокормить свои семьи. Мы говорим так, как будто «Великая рецессия» каким-то образом сравнимо, но это не так (в США). И как Конец Великой депрессии? Со Второй мировой войной — как казалось Кейнсу рекомендовать правительство, занимающееся массовыми расходами, финансируемыми занимать и печатать деньги — и вуаля — Великая депрессия превратилась в великое процветание.

    Дело в том, что кейнсианский рецепт — тратить больше а также не беспокойтесь о предстоящих счетах — звучит слишком хорошо, чтобы быть правда, почти как вечный двигатель машина.

    Здесь я хочу сослаться на рисунок М.К. Эшер. На нем изображен канал, в котором вода течет вниз и вокруг. несколько углов, пока не достигнем водопада с водяным колесом, затем течет по каналу вниз по склону к вершине.


    Это иллюстрация вечного двигателя — который конечно мы знаем, что это невозможно.Откуда нам это знать? Если измерить углов внимательно и сделайте расчеты, которые мы обнаружим — конечно — что вода течет в гору. И мы можем задаться вопросом, а не причина ли Кейнс так популярен среди тех, кто не занимается математикой, потому что они не могут точно измерить углы. Мы могли бы захотеть подвергать Кейнсу весьма расплывчатые истории тщательному измерению.

    Еще кое-что, что мы можем сделать с Эшер Диаграмма состоит в том, чтобы попытаться построить машину — в этом случае мы обнаружим это невозможно.Насколько Кейнс идет, мы к этому тоже придем.

    2. Теория Кейнса, поскольку существует одна

    Я хочу подвергнуть историю Кейнса некоторому исследованию — тщательно измерьте углы. Я мог бы сделать это, используя сложную математику — и если бы я хотел быть реалистом, я бы так и поступил, но это его рассуждения мне нужны, и я могу измерить это на простом примере это точно, но без математических расчетов — важна точность.

    Я хочу думать здесь о полной экономике, населенной реальными люди, которые производят и потребляют вещи.Допустим, их четыре: телефон парень, который делает телефоны, флиппер для бургеров, парикмахер и татуировку художник. Скажем, бургер-флиппер хочет только телефон, парикмахер хочет только гамбургер, татуировщик хочет только стрижку А телефонисту нужна только татуировка — по сути, по кругу. Предположим, что каждый может произвести по одному телефону, бургеру, стрижке или тату и что каждый ценит единицу того, что они хотят купить, больше, чем единица того, что они могут продать. То есть парикмахер с удовольствием подстригает волосы, если он может достать гамбургер, и так далее.Что происходит, достаточно ясно: телефонный парень достает телефон, продает его татуировщику в обменять на татуировку, который продаст телефон парикмахеру в обменять на стрижку, кто обменивает ее на бургер-флиппер в обмен на бургер. Все работают, все получают чего хотят — все довольны.

    Теперь предположим, что телефонист вдруг решает, что он не как татуировки достаточно, чтобы беспокоиться о создании телефона. Теперь круг сломан и это полная катастрофа. Все безработные.Спрос недостаточный. Недостаточно потребления — совсем нет в факт. И обратите внимание, как это работает: один человек — тупой телефонный парень, который вызывает проблему нежеланием покупать татуировку — это «добровольно безработный »- он ленив и работать не хочет. Остальные трое «невольно безработный», каждый готов работать в обмен на платить. Бургер-флиппер хотел бы приготовить гамбургеры, если бы у него получилось телефон, парикмахер хотел бы подстричь волосы, если бы он мог купить гамбургер и татуировщик хотел бы поработать, если бы он мог подстричься и но все безработные.

    Теперь о множителе. Предположим — вместо того, чтобы строить спортивный стадион — правительство дает телефон телефонисту. Почему потом он продаст его за тату (телефон ему не нужен) сам) татуировщик будет использовать вырученные средства для покупки стрижки, и так по кругу. Полная занятость. Просто вставь один телефон и ты также сделай стрижку, тату и бургер! Это множитель, и именно то, что мы видим, когда городское правительство строит спортивный стадион. Здесь нет ничего загадочного.

    Но … это то, что экономист назвал бы стандартным теория конкурентного равновесия — это означает, что бесплатного обеда нет, и на самом деле нам лучше спросить — как правительство получило телефон, чтобы дать телефонный парень? Вспоминается старый экономический анекдот:

    Физик, химик и ученый. экономист застрял на острове, и ему нечего есть. Банка супа смывает на берег. Физик говорит: «Давайте разбьем банку камень «. Химик говорит:» Давайте сначала разожжем огонь и нагреем банку.» Экономист говорит: «Давайте предположим, что у нас есть консервный нож …»

    Это основа кейнсианства, что мы должны предположить, что у правительства есть телефон, который можно подарить? Ну, может, и нет. Может быть правительству следует последовать совету Кейнса и напечатать немного денег (или закопать его) и отдайте телефонисту. Тогда телефонный парень может купить татуировку, и татуировщик может купить стрижку, а парикмахер может купить бургер и флиппер — ой … он не может купить телефон, потому что телефонов нет. Есть две возможности.Во-первых, бургер флиппер понимает, что ему не следует продавать бургер, потому что он не может купить на вырученные деньги все, что он захочет, и мы вернемся к тому месту, где мы началось со всех безработных. Или, может быть, он этого не осознает и остается с сумкой. Для обозначения такой схемы есть слово — это называется схемой Понци, и иногда они работают — люди делают ошибок — а иногда и нет — и это кажется плохим оправданием для экономической политики, что наш план состоит в том, что мы надеемся, что бургер флиппер будет дураком и захочет остаться с сумкой.

    Теперь мы можем попробовать еще кое-что: мы можем заставить телефонисту, чтобы сделать телефон — тогда он может продать его и получить тату, и мир хорош — для всех, кроме телефонного парня, который вынужден построить телефон, который он не хотел бы строить. Теперь есть смысл в котором это могло стоить того — в конце концов, мы помогли трем людям — татуировщик, парикмахер и бургер-флиппер в за счет одного — телефониста. Но тогда давайте хотя бы не притворяться что есть бесплатный обед — давайте будем честны и скажем, что мы трахает телефонного парня, чтобы помочь всем остальным.Не похоже, что это это то, о чем говорят Кейнс или кейнсианцы, и заставляет людей работать против их воли, вероятно, кажется довольно фантастическим в качестве экономическая политика … но вернемся к примеру Второй мировой войны потому что именно это и сделало правительство — не только они тратят много денег, которые они взяли в долг или напечатали, но они также мобилизовал солдат в армию и заставил многие предприятия производить и делать то, чего они на самом деле не хотели бы делать. А также конечно, в то время как экономическая активность, возможно, значительно выросла во время и после войны — сомнительно, чтобы призывники, погибшие в война от этого сильно выиграла.Итак, большое доказательство кейнсианства исчезает, когда мы рассматриваем его более внимательно — и что кажется, хорошо сочетается с очень простыми и очень классическими экономическая теория.

    Давайте поговорим еще немного о том, как правительство может получить телефон — наш плакат против жесткой экономии в настоящее время — Греция. Что, если Германия передаст телефон Греции? Было бы здорово — если бы Телефонный парень получает телефон, как мы уже знаем, мы вернулись к полной занятость — мультипликатор и все такое.Но: что, если Германия просто как Греция, кроме того, что их телефонный парень любит делать телефоны? Если мы Отнимите телефон у немецкого телефониста, тогда Германия рухнет в безработицу — мультипликатор работает и в обратном направлении. Так что со спортивными стадионами — это отлично подходит для предприятий поблизости — но деньги откуда-то пришли, и, конечно же, все предприятия, которые имел дело с людьми, у которых раньше были эти деньги, собираются страдать. В нашем примере это всего лишь стирка — мы можем найти работу в В Германии или в Греции, но не в том и другом вместе — и так как это немецкий телефонист кто хочет собрать телефон, это не сложно понять из того, что должно произойти.

    Но Кейнс (и Познер) очень беспокоятся об инвестициях и экономия. Так что, если телефонный парень перестал производить телефоны и покупка татуировок была потому, что он хотел проводить свое время создание «следующего великого дела», которое приведет к миру во всем мире и процветание через несколько лет? Мы могли бы решить проблему безработицы заставляя его производить телефоны — но затем, конечно, следующий великий этого никогда не случится. Нет инвестиций и НИОКР без сбережения — так что остерегайтесь теории, что путь к более высокому росту лежит через меньшая экономия.

    Итак, вот оно что: если взять теорию Кейнса и измерить углы внимательно мы обнаруживаем, что вы не можете сделать вечный двигатель машина.

    3. Сможете ли вы построить такой?

    Это все теория, и я уверен, что вы практический человек. Итак, в отличие от Кейнса я могу сформулировать точную теорию, которая объясняет факты о спортивных стадионах, мультипликаторах и Второй мировой войне — может моя теория неверна и мы действительно можем построить вечный двигатель машины? Что ж, это было опробовано … Я цитирую Ричарда Никсона, который в ответ на рецессию, начавшуюся в 1969 году, сказал в 1971 году: «Теперь я Кейнсианство в экономике.»Как следствие, экономика США пришла в упадок. десятилетие «стагфляции» с высоким уровнем безработицы и высокой инфляцией — то, что кейнсианская теория не могла объяснить (инфляция — это должен вылечить безработицу) — и кое-что, что кейнсианское экономисты потратили бесчисленные часы и профессиональные публикации, пытаясь объяснять — и с таким небольшим успехом, что, не считая нескольких стойких остальная часть профессии совершенно справедливо отказалась от теории. Мы устали построить вечный двигатель — и это не сработало.

    Для тех из вас, кто — разумно — интересуется фактами — помните, что главный постулат кейнсианства заключается в том, что ключ к рост заключается в том, чтобы избежать экономии. Страна, в которой произошли самые феноменальные рост — по сути, в мировой истории — был Китай более последние несколько десятилетий. Вы удивитесь, узнав, что норма сбережений в Китае эти десятилетия составляли почти 50% — вероятно, также самый высокий в мировой истории?

    4. М. К. Эшер против Дж. М. Кейнса

    Сравнение между Эшером и Кейнсом не особо честно по отношению к Эшеру, который нарисовал простое элегантное устройство не с той точки зрения, что любой мог бы попытаться построить такой, но как хитроумную иллюзию.Напротив Теория Кейнса не проста и не изящна — Общая теория — это вид Rube Устройство Голдберга


    с множеством прялок, крошечными мостиками, подвижными грузами. вверх и вниз по резьбе — и при внимательном рассмотрении многие части не связаны ни с какими другими частями. Те, кто знает Кейнс может возразить против моего обсуждения множителя выше, несмотря на то, что тот факт, что он предсказывает все факты, о которых говорит Кейнс — потому что это не то, что имел в виду Кейнс.В частности, Кейнс обсуждает возможность того, что — даже если телефонист готов производить телефон — торговли может вообще не быть, потому что татуировщик не желает принимать телефон в оплату за татуировку из опасения, что парикмахер не примет телефон и т. д. Это равновесие сбоя координации, при котором никто не торгует, потому что никто не верит, что кто-то другой будет торговать, имеет (очевидно) другое последствия для политики, чем телефонный парень, который не хочет производить Телефон.К сожалению, это неясно, что правительство может с этим поделать: даже если они дадут позвонить парню бесплатный телефон или заставить его производить телефон не похоже решить проблему.

    Вот в чем дело: возможность сбоя координации практически не имеет ничего общего с множителем. Это правда, что если там чисто двусторонняя торговля: телефонный парень хочет татуировку, а вот татуировщик хочет телефон там вряд ли будет проблема — мы представьте, что они двое могут собраться вместе и разобраться.Но, как как только для торговли потребуется более двух, возможность нарушение координации кажется вероятным. Более того, хотя Кейнс говорит о нарушение координации, я не считаю, что это расценивается как особенно «кейнсианский». Один с одной стороны, это не часть того, что считается «кейнсианским модели ». С другой стороны, это часть практически каждой современной модели. в котором есть деньги — хотя немногие из них могут считаться «Кейнсианский». Конечно, верно, что если у денег нет внутренняя стоимость и используется для торговли, существует вероятность того, что торговля рухнет, потому что никто не ожидает, что деньги будут иметь какую-то ценность.Но: если это так, правительство вряд ли решить проблему, напечатав дополнительные деньги, которые никому не нужны.

    У Кейнса также говорится о роли ожидания при нарушении координации — оптимизм и пессимизм. Для пример: пессимистичные люди ожидают, что деньги не имеют ценности, они не торгуют, и это самоисполняющееся пророчество; оптимистичные люди ожидают, что деньги имеют ценность поэтому они торгуют, и это тоже самоисполняющееся пророчество. Следовательно, это может быть тем, что правительство может исправить ситуацию (если что-то действительно не так) с помощью убеждать людей быть оптимистами.Это было бы замечательно, но К сожалению, данные свидетельствуют о том, что это не работает. FDR дал большое речи о том, что «нечего бояться, кроме самого страха», что сильно приподнял настроение — но ничего не сделал, чтобы положить конец Великой депрессии. Или возьмем нынешний кризис в Греции: с выборами Сырзии. оптимизм правительства — по данным опросов — зашкаливал. Если Кейнс был совершенно прав: мы ожидали резкого роста экономической активности, люди, чтобы вернуться к работе, начать платить налоги, греческие акции рынок для взлета и т. д.Ничего не может быть дальше от правда: экономическая активность как всегда анемична, люди так же безработны как всегда, мало кто платит налоги — и все до сих пор пытаются вывозят свои деньги из страны.

    Общая теория Кейнса это длинная книга, и любая книга, содержащая множество анекдотов и идей, обязана иногда быть правым. Но что бы там ни было, это ни то, ни другое общей или теории — и как руководство к экономическим исследованиям или практическая политика по сути бесполезна.

    5.Заключение

    Дело в том, что Кейнс столь же увлекателен и заманчив, как рисунок Эшера — и не имеет практического смысла. Экономисты десятилетиями пытались разобраться в теории Кейнса и использовать чтобы объяснить факты о депрессиях, рецессиях, кризисах, безработица и пр. Вряд ли консервативный профессии уволили Кейнса и отказались воспринимать его всерьез, что экономическая профессия никогда не давала ему равных. Довольно напротив: некоторые из самых блестящих умов в этой профессии убеждены абсолютной истины идей Кейнса десятилетиями пытались эти идеи работают — они и мы потерпели неудачу.

    Я знаю о Кейнсе и о кейнсианстве. я старый также достаточно преподавали кейнсианскую теорию как ортодоксию и как студент и аспирант. Мой отец — кандидат экономических наук, научным руководителем которого был великий кейнсианец. Лауреат Нобелевской премии Джеймс Тобин — называл себя кейнсианцем — почти как религиозное утверждение. В моем В молодости мы с отцом написали эмпирическую работу, используя кейнсианскую модель. Я учился у кейнсианцев — я брал уроки у Боба Солоу, открыто заявлял кейнсианец. Я работал научным сотрудником Стэна Фишера. выполнение эмпирической работы с использованием кейнсианской модели.Одним из моих наставников был Аксель Лейонхуфвуд. чьей великой и известной работой была книга под названием «Кейнсианская экономика и экономика». Кейнса. Когда я был студентом, нам приходилось изучать историю экономической мысли — я прочитал «Общую теорию Кейнса» и некоторые из менее значительных работ Кейнса — я даже получил высшую оценку экспертиза о них. Я участвовал (в основном был свидетелем) в долгом дебаты между Лейонхуфвудом и другим великим кейнсианцем Доном Патинкиным о том, что на самом деле имел в виду и что сказал Кейнс. Знание Кейнсианство и кейнсианские модели еще глубже для великого Нобелевского Лауреаты премии, первооткрыватели современной макроэкономики — макроэкономики с людьми, которые покупают и продают вещи, которые экономят и инвестируют — Роберт Лукас, Эдвард Прескотт и Томас Сарджент среди прочего.Они также выросли с кейнсианской теорией как ортодоксией — больше, чем я. И мы отвергли кейнсианство, потому что оно не работает. не из-за какого-то эстетического ощущения, что теория недостаточно элегантный.

    Собственная работа Кейнса состоит из забавных анекдотов и вводящие в заблуждение истории. Кейнсианство, как утверждают такие люди, как Пол Кругман и Брэд Делонг это теория без людей, рациональная или иррациональная, теория графики, взятые в основном из воздуха, ряд предсказаний, которые безнадежно неправильно — вместе с тщетной надеждой, что их можно поставить вправо, если только кривые на графиках можно закрутить вправо направление.Так получилось, что мы разработали гораздо лучшие теории — теории, которые действительно объясняют многие факты, теории, которые предоставляют разумные руководящие принципы политики, теории, которые работают достаточно хорошо, теории, которые не иллюзия. Текущие версии этих теорий очень не похожи на карикатуру. теории безнадежно рациональных людей, которые все идентичны. Текущий теории не идеальны, но в отличие от кейнсианской теории вечного движущихся машин они много объясняют и имеют много правда для них.Работающий макроэкономист, читающий Кругмана и Делонга чувствует себя как врач, если бы главный хирург встал и сказал, что способ вылечить рак — это взять кровь с помощью пиявки.

    Остерегайтесь политиков, говорящих «вы нас никогда не предупреждали», когда правда в том, что «мы проигнорировали ваши предупреждения» — и в равной степени остерегайтесь экономисты, несущие пустые обещания вечных двигателей. А также когда дело доходит до государственных заимствований, помните, что если в долгосрочной перспективе мы все мертвы, надеюсь, наших детей не будет.

    Приложение

    После того, как я разместил вышеупомянутое эссе, Стив Блаф написал в Твиттере Брэду ДеЛонгу о соломенных людях. К счастью, Брэд предоставил нам красивую иллюстрацию. который прекрасно отражает проблемы с типом рассуждений, которые я писал о — так что, надеюсь, мое обсуждение его ответа на ответ будет не предъявлять никаких обвинений соломенным людям.

    Я начну со слов «Все остальные считают, что правильный способ Модель экономики — это не бартерная экономика DKL ». Мой простой пример тщательно построен, так что бартер невозможен.Если цитировать себя «Это правда, что если будет чисто двусторонняя торговля: телефон парень хочет татуировку », что является образцом бартера. Но пример с телефонный парень, татуировщик, парикмахер и гамбургер флиппер — пример экономики с товарными деньгами: каждая сделка предназначена для телефона, так что в этом хозяйстве телефон служит деньгами. Так что это в золотой основе экономика, где торговля — товар против золота, но некоторым нравится золото за его внутреннюю ценность.

    Бред совершенно прав, что мы живем не в мире товарных денег — хотя Милль и Мальтус, которых он цитирует, действительно жили в экономия.И я должен подчеркнуть, что построенный мною простой пример не задумывался как реалистичное руководство по экономике или полезный политический совет — цель состояла в том, чтобы тщательно изучить кейнсианскую рассуждение — как бы измерить углы на диаграмме Эшера осторожно. Однако есть еще несколько вещей, которые мы можем сделать с простой телефон-тату-стрижка-бургер эконом. Мы могли бы, например, иметь торговля осуществляется с использованием долговых расписок, а не телефонов. Так что телефонный парень обменивает татуировщика долговую расписку на телефон в обмен на татуировку, татуировщик меняет долговую расписку на стрижку, парикмахер меняет долговую расписку на гамбургер, а затем флиппер погашает долговую расписку в обмен на телефон.Это называется внутренними деньгами и, как видите, ничего особенного не меняется — кроме того, что подчеркивается роль доверия — Каждый должен поверить в обещание телефониста отдать телефон обменять на долговую расписку, и вы увидите, как может быть согласование неудача, если доверие терпит неудачу — опять же без очевидного способа, которым правительство может восстановить это доверие.

    Теперь Брэд имеет в виду не товарные деньги или внутренние деньги, а внешние Деньги. Это сложнее — поэтому я избегал этого в оригинале. пример.Нам нужно начать с предположения, что у людей уже есть внешние деньги — скажем, у каждого есть долларовая купюра. Важнее — поскольку в конце все еще будет плавать четыре доллара — нам нужно подумать, почему они хотят держать эти долларовые купюры. Я вернусь к это, но пока давайте просто скажем, что каждый человек хочет держать долларовая купюра в конце по той или иной причине. Тогда телефонный парень может дать татуировщику доллар в обмен на татуировку, и так долларовая купюра движется по кругу, пока не достигнет бургера флиппер.На данный момент, потому что у телефониста нет долларовой купюры и хотел бы иметь на доллар больше, чем телефон, которому он продает телефон бургер-флиппер для долларовой купюры. С другой стороны, если телефон парень решает, что не хочет делать телефоны, давая ему второй доллар похоже, не решает проблему — он мог бы обменять лишний доллар по кругу, но в итоге ему придется обменять телефон на доллар — мы только что договорились, что он не хочет этого делать.

    Брэд хочет провести еще один концептуальный эксперимент в моем примере «Предположим, что у телефонного парня есть куча ценных бумаг с ипотечным покрытием пенсионный портфель, который внезапно падает в цене вместе с финансовыми кризис… Телефонист смотрит на ее пенсионный портфель с нулевой стоимостью и приступает к сборке телефона, но решает использовать свои заработки не на то, чтобы сделать татуировку, но держать их в виде посторонних денег: наличных денег «. Давайте проигнорируем немного о ценных бумагах, обеспеченных ипотекой, поскольку нет дома, покупатели домов или брокеры в примере экономики. Если мы думаем эти люди важны, тогда мы должны поместить их в модель, объясняя, кто они, чего хотят и могут ли они хочу телефоны и татуировки и так далее.В любом случае — попытаться разобраться в Брэд — давайте придерживаться простой внешней денежной экономии. Идея похоже, что телефонист решает — из-за потери своего пенсионный портфель или что-то еще — что он хочет иметь второй доллар больше, чем тату. Так что экономика действительно рушится. Но если правительство дает каждому второй доллар, все в порядке — они могут торгуй двумя долларами по кругу, и телефонист будет счастлив потому что у него может быть татуировка и два доллара. Подумай об этом.Как экономика, в которой у каждого есть два доллара, отличные от экономика, в которой у всех один доллар? Если это действительно работает, не могу правительство решает экономический кризис, просто заявляя, что четверти будут называться долларами — в этом случае у каждого есть четыре раза сколько долларов? На этом этапе нам действительно нужно спросить, кто держит деньги и почему — и если государство дает людям деньги, кому они это дают? Возможно, если правительство даст каждому дополнительный доллар — и поэтому цены удваиваются — телефонист решит, исходя из инфляция, что он действительно хочет четыре доллара, а не два на пенсию? Чтобы понять это, нам нужно понять, почему люди держат долларов в первую очередь — поэтому в моем простом примере я использовал товарные деньги: с внешними деньгами люди предположительно не держат их из-за красоты произведения искусства, но покупать вещи с ним в будущее.Но чтобы изучить, что нам нужно представить будущее, и это требует использовать сверх того, что мы можем сделать в простой кейнсианской структуре единого период и дальше того, что можно сделать без математики — но вряд ли дальше что делается в современных макроэкономических моделях.

    Итак, что произойдет, если мы выйдем за рамки простого кейнсианского периода с одним периодом. фреймворк? Что, если люди держат внешние деньги, чтобы использовать их для будущих сделок? Что произойдет, если со временем люди захотят покупают и иногда хотят продать — хотя они не всегда знают аванс, который — и они держат внешние деньги на время в будущем они захотят покупать, не желая продавать? Вот цитата из введение в статью 1992 г., в которой изучается такая модель: «трейдер может иногда оказывается в положении, в котором он хочет покупать у другой трейдер, который хочет продать, но у него недостаточно денег рука сделать покупку.Экспансионистская [денежно-кредитная] политика, которая дает у всех трейдеров равное количество валюты эффективно перераспределяет богатство от относительно богатого продавца к относительно бедному покупателю. Это может сделать возможными социально желательные сделки, которые в противном случае не принесли бы место ». Сейчас в этом есть много гипотез, но авторы статьи тщательно проработал детали с помощью математики и пришел к выводу, что что иногда такая политика приносит пользу всем. Мы можем перейти от этого к выводу, что кейнсианство правое и что просто тратить деньги независимо от того, откуда они и кто это идет на лечение всех экономических недугов? Должны ли мы сделать вывод, что мы должны идти вернуться к использованию простых моделей IS-LM для анализа политики? По крайней мере, один из авторы явно так не думают — цитата из статьи «Пересмотренное оптимальное количество денег», авторы — Тим Кехо, Майк Вудфорд и я.

    Почему наша работа не подтверждает кейнсианскую точку зрения Брэда? Для начала мы также пришел к выводу, что «для широкого диапазона значений параметров дефляция явно хорошо «- то есть иногда Брэд ошибается, а иногда правильно — это зависит от того, какая экономика. Даже когда он прав, однако степень, в которой все стали лучше, довольно small: в статье показано, что для разумных значений параметров, если инфляция увеличивается на 1%, что эквивалентно увеличению ВВП на 0,004. процентов.Отсюда может возникнуть соблазн сделать вывод, что правильная что нужно сделать, это иметь инфляцию на 1000%, чтобы получить 4% -ное увеличение ВВП, но это неверно — на самом деле, для более высоких темпов инфляции ВВП скорее падает, чем растет. Хуже — если инфляция слишком высока ВВП полностью падает. Причина этого стоит указать: если слишком большая инфляция, которую никто не хочет экономить, потому что их сбережения будет бесполезен в следующем периоде, и это приведет к сбою координации в котором деньги не имеют ценности, потому что никто не хочет держать вещи — и экономика рушится из-за отсутствия торговли и полной безработицы.Уведомление что это ставит кейнсианство с ног на голову: кейнсианцы думают, что экономический коллапс вызван тем, что люди хотят слишком много сберегать и не потребляют достаточно — здесь наоборот, это вызвано людьми, которые хотите сэкономить слишком мало и потреблять слишком много. Эта теория коллапса вызванная высокой инфляцией, к сожалению, была тщательно проверена — например, в начале 1920-х в Германии, где это привело к выходу потеря сопоставима с Великой депрессией.

    Я не хочу глубоко защищать модель в бумаге двадцатилетней давности — сейчас доступны гораздо лучшие модели, но это иллюстрирует важный момент: если мы будем осторожно делать то, о чем говорят кейнсианцы, насчет простых кейнсианских результатов мы не получаем.Однако мы получаем результаты, которые намного лучше согласуются с данными — действительно, один из большая проблема современных моделей в том, что часто не хватает данные, чтобы сказать нам, какой из них правильный. Контраст между этим современным литература с возражением Брэда на простой, но точный пример в моем эссе бросается в глаза. Он говорит, что «проблема в» общем перенасыщении » что избыток всего остального — обратная сторона чрезмерный спрос на безопасные, ликвидные и надежные финансовые активы «. Затем он цитирует Милля и Мальтуса, говорящих о «избытке всех товары относительно денег «и» перенасыщенные рынки, падающие цены, и реализация хлопчатобумажных изделий на Камщатке ниже, чем затраты на производство.»Вот в чем дело: он говорит о» перенасыщении «, как будто это какой-то своего рода узнаваемый объект вроде человека — но на самом деле это теоретическая конструкция. Что значит «перенасыщены» рынки »на Камщатке? Что в улицы не куплены? Могу ли я представить, что это «перенасыщение» хлопчатобумажными товарами имеет собственное независимое поведение? Я понимаю людей которые хотят покупать, продавать и делать вещи сейчас и в будущем, и кто может или может быть нерациональным по-разному.Однако в этом обсуждении Делонга, Милля и Мальтуса нет упоминания о людях и о том, что они может, а может и не хочет. Брэд говорит о флогистонах и молекулах, а я нахожу это в высшей степени ироничным. Теория «перенасыщения» XIX века звучит для мне нравятся «флогистоны», как и не менее загадочный 20 век теоретические концепции «совокупного предложения» и «совокупного спроса» — в то время как теория людей 21 века, которые покупают, продают и производят и торговать с течением времени и с неопределенными последствиями для меня звучит как теория молекул.Брэд, очевидно, считает обратное.

    Военные кейнсианцы — худшие кейнсианцы из всех

    Из журнала National Journal за эту неделю:

    Двух войн мало.

    Экономические перспективы Америки настолько мрачны, а политические решения настолько полностью отсутствуют, что только еще одной крупномасштабной войны может быть достаточно, чтобы вывести нацию из хронического высокого уровня безработицы и медленного роста, сказали два выдающихся экономиста, консерватор и либерал. Cегодня.

    Нобелевский лауреат

    Пол Кругман, обозреватель газеты New York Times, , и Мартин Фельдштейн из Гарварда, бывший председатель Совета экономических советников президента Рейгана, достигли пугающей степени консенсуса по поводу будущего во время экономического форума в Вашингтоне.Их точку зрения разделял и третий экономист, Ян Хациус из Goldman Sachs, который сказал, что единственные экономические сценарии, которые он мог представить, были либо «довольно плохими», либо «очень плохими». …

    Кругман и Фельдштейн, хотя зачастую они находились по разные стороны политического барьера в отношении налогово-бюджетной и налоговой политики, оба, похоже, разделяли мнение о том, что политический паралич в Вашингтоне исключил необходимость фискального и денежно-кредитного стимулирования. Только сильнейшего «экзогенного» шока, такого как крупная война — нечто похожее на то, что Кругман называл «скоординированной финансовой экспансией, известной как Вторая мировая война», — было бы достаточно, чтобы разорвать цикл.«Я не думаю, что мы собираемся начать войну против кого-либо», — сказал Фельдштейн с ироничным сожалением на форуме левых «Финансовые решения Америки», спонсируемом четырьмя аналитическими центрами. «Но Пол прав. Это был финансовый шаг, который вывел нас »из последнего спада, сопоставимого с этим, Великой депрессией.

    Кругман — ведущий прогрессивный кейнсианец, Фельдштейн — ведущий консервативный кейнсианец. (Это , а не , противоречие в терминах. См. Мою статью на эту тему.) Что их объединяет? Военный кейнсианство.

    Оба ошибочно думают, что Вторая мировая война положила конец Великой депрессии, и Роберт Хиггс опроверг это утверждение. (См. Обсуждение Арта Кардена.) Как война могла положить конец депрессии? Экономика была в основном посвящена созданию вещей, которые взрывали и разрушали другие вещи, включая жизнь. Уровень жизни, конечно, не повысился во время войны: покупка потребительских товаров была ограничена сложной системой нормирования. Производство, управляемое государством.Он владел экономикой.

    Экономисты указывают на улучшение агрегированных показателей военного времени, таких как ВНП, инвестиции или занятость. Но кого волнуют статистические агрегаты? Они только скрывают то, что происходит на уровне земли. Государственные расходы являются составной частью ВНП; поэтому увеличение не имеет никакого отношения к индивидуальному благополучию. Десять миллионов человек были призваны в армию, так какое отношение повышение уровня безработицы имело к благосостоянию потребителей? Кроме того, Хиггс показывает, что статистика сомнительна по разным причинам.

    Экономисты часто дают правительствам безрассудные советы. Но когда они заявляют, что только крупная война сможет вывести экономику из рецессии, нам действительно нужно начать беспокоиться. Военный кейнсианство убивает.

    (См. Недавнюю колонку Стива Хорвица по этому поводу.)

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.