Космос с точки зрения философии: Космос | Философский словарь

Автор: | 08.06.1978

Содержание

Человек и космос в античной философии

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

В античности природа есть космос, сосредоточение логоса, идеал смысловой упорядоченности и совершенства, к которому принадлежит и сам человек. Природа неизмеримо превосходит человека, который должен стремиться жить в согласии с ней.

Так, например Эмпедокл (ок. 484-421 гг. до н.э.) говорил о любви и ненависти, как о движущих космических силах. Четыре начала – вода, воздух, земля и огонь ведомы двумя космическими силами – Любовью и Ненавистью. Эти четыре начала соединяются в различные комбинации силой Любви, а разрушаются под действием Вражды.

В конце IV в. до н.э. Зеноном была основана школа Стоя (Стоя – Портик; не будучи афинянином, Зенон не имел права арендовать целое здание, поэтому он проводил свои лекции в некоем Портике). Как и досократики, стоики видели мир возникшим, а  значит, и разрушимим. На исходе времени придет мировой пожар, в огне которого сгорит космос, и мир очистится. На пепле возродится новый мир, все повторится снова: тот же космос, обреченный на разрушение и на репродукцию. Выходит нечто вроде теории «вечного возвращения»: всякий человек вновь родится на земле и будет таким же, как в предыдущей жизни, вплоть до мельчайших черт. Человек, занимает доминирующую позицию, ибо он, как никто другой, участвует в божественном Логосе. Человек состоит не только из тела, но и из души, которая является фрагментом космической души, душа же телесна.

Плотин (родился в 205 году), говорил, что материя нуждается в Душе, формирующей ее, связывающей ее с бытием. Физический мир рождается, следовательно, так: 1) сначала Душа полагает материю, которая находится на периферии световой окружности, где наступают сумерки; 2) затем этой материи дается форма, которая освещает, насколько это возможно, материю.

Рождение и смерть становятся не чем иным, как подвижной игрой души. Человек рождается не тогда, когда он появляется в физическом мире, но предсуществует в состоянии чистой души: «Прежде нашего рождения мы обитали свыше: мы были людьми, индивидуально определенными, и даже Богами, чистыми душами».

Человек – это фундаментальным образом душа, и все виды активности жизни зависят от его души.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Космос (философия) — это… Что такое Космос (философия)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Космос. Античное и средневековое представление космоса изображенное в книге Петра Апиана «Космография» (Антверпен, 1539 год)

Космос (греч. κόσμος) — понятие древнегреческой философии и культуры, представление о природном мире как о пластически упорядоченном гармоническом целом. Противопоставлялся хаосу. Греки соединяли в понятии «космос» две функции — упорядочивающую и эстетическую.

Термин «космос» начинает употребляться в философском смысле уже в период становления первых философских школ Древней Греции. Использование этого понятия зафиксировано у Анаксимена, Пифагора, Анаксимандра, Гераклита, он широко употребляется Парменидом, Эмпедоклом, Анаксагором, Демокритом.

Платон в диалоге «Тимей» рассматривает космос как живой, соразмерный организм, обладающий разумной душой, а человека — как часть космоса. Здесь же Платон формулирует трудность в объяснении устройства космоса: он божественен, значит, все небесные тела должны двигаться равномерно по круговым орбитам, однако движение планет противоречит этому требованию. Эту проблему пыталиcь решить Евдокс и Гераклид Понтийский.

Аристотель выступил с критикой пифагорейского и платоновского учения о строении космоса, в частности, отказался от учения о космической душе, заменив ее космическим Умом.

Геоцентрическая модель Аристотеля, доработанная в эллинистическую эпоху (Гиппархом, Птолемеем и др.), господствовала до XVI в.

Стоики, неоплатоники, схоласты, христианские богословы Средневековья также включили в свои философские концепции учение о космосе. Философы и ученые эпохи Возрождения (например, Коперник, Галилей, Кеплер) опирались на принципы античной космологии. В Новое время понятие «космос» вытесняется из научного употребления, заменяясь понятием «Вселенная».

Литература

  • Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Ин-т философии РАН, Нац. общ.-научн. фонд; Научно-ред. совет: предс. В.С. Степин, заместители предс.: А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — М.: Мысль, 2010. — Т. 2. — С. 315. — ISBN 978-2-244-01117-3

См. также

Предисловие. Космическая философия

Читайте также

ПРЕДИСЛОВИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ Эта работа является завершающей в длинной серии публикаций, посвященных развитию вероятностно ориентированной философии. Давно — более чем тридцать лет назад — я начал активно использовать язык вероятностных представлений для решения ряда

1. Предисловие

1. Предисловие По-дурацки. Дураками. Для дураков. Когда я начал сочинять этот опус про дураков, я не знал еще ни одной книги, затрагивающей эту тему. И я даже не имел представления, насколько дурак я сам. В процессе работы выяснилось, что проблема дураков мучила не одного

Предисловие

Предисловие «Творец и робот» – последняя книга основоположника кибернетики Норберта Винера, увидевшая свет в 1964 году, вскоре после смерти автора. Она создана на материале популярных лекций и представляет собой небольшой цикл социально-философских очерков,

Предисловие

Предисловие Статьи, вошедшие в этот, второй выпуск «Национального вопроса»[89] , имеют большею частью полемический характер. В них продолжается, в более обостренной форме, тот же спор, который составляет содержание первого выпуска, именно спор о предмете истинного

Предисловие

Предисловие В данной книге я вновь обращаюсь к двум главным темам, которые рассматривались мной в предыдущих работах. Во-первых, я продолжил в ней свои исследования в области радикально-гуманистического психоанализа, сконцентрировав внимание на анализе эгоизма и

Предисловие

Предисловие Моя монография об Алексее Степановиче Хомякове не есть историческое исследование и не претендует на исчерпывающую полноту. Эта работа – не столько историческая, сколько философско-систематическая, психологическая и критическая. Я хочу дать цельный образ

Предисловие{1}

Предисловие{1} Эта книга для совсем немногих. Возможно, ни одного из них ещё вовсе нет на свете. Быть может, они — те, что понимают моего Заратустру; так как же смешивать мне себя с теми, кого и сегодня уже слышат уши?.. Мой день — послезавтрашний; некоторые люди рождаются на

Предисловие

Предисловие 1Великие предметы требуют, чтобы о них молчали или говорили величественно: т. е. цинично и с непорочностью.2То, о чём я повествую, это история ближайших двух столетий. Я описываю то, что надвигается, что теперь уже не может прийти в ином виде: появление нигилизма.

Предисловие

Предисловие У собранных здесь эссе две общих характеристики. Во-первых, они создавались по случаю, для выступления на конференциях и заседаниях. Во-вторых, при всем разнообразии тематики все эссе носят этический характер, то есть говорят о том, что делать хорошо, что

ПРЕДИСЛОВИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ И сказал Бог: «Ведь народ один и речь у всех одна, и это лишь начало их деяния, а теперь не будет для них ничего невозможного — что бы они не вздумали делать». (Бытие 11,6) Мы ни во что не верим, ибо слишком много знаем. Главное мы знаем точно: нет пределов роста

ПРЕДИСЛОВИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ Работать — это значит решаться думать иначе, чем думал прежде. Мишель Фуко Предлагаемое издание посвящено аналитическому рассмотрению ключевых понятий, персоналий и текстов философии постмодернизма. Являя собой квинтэссенцию стиля философствования конца

Предисловие

Предисловие Существуя в мире, человек пытается его понять, познать, объяснить. Процесс познания мира реализуется в трех формах духовной деятельности человека – в науке, религии и философии. Они объясняют мир и человека по-разному, используют различные методы и ставят

Предисловие

Предисловие Содержание настоящего учебного пособия в целом соответствует учебным программам и стандартам Российской Федерации. При составлении курса авторский коллектив старался как можно шире и в то же время наиболее кратко осветить все необходимые студентам

Предисловие

Предисловие Этическая философия хочет знать, почему возможна нравственность, и что заставляет одних людей жертвовать собой ради других. Это главный вопрос этики, на который уже несколько веков не могут найти ответа.Я думаю, этическая философия с теми представлениями,

Предисловие

Предисловие Данная монография является результатом многолетней работы по изучению источников и литературы по индийской философии, сравнительно-религиоведческих исследований на основе как философской, так и православно-богословской образовательной базы и чтения

Предисловие

Предисловие В заявлении Ученого Совета филологического факультета МГУ «О реформе образования, её итогах и перспективах» (12. 11.2012) отмечаются следующие негативные тенденции в образовании: «Учащийся более не рассматривается как самостоятельно мыслящая личность,

Циолковский Константин Эдуардович


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Константин Эдуардович Циолковский

Циолковский Константин Эдуардович (5(17). 09.1857, с. Ижевское Рязанская губ. — 19.09.1935, Калуга) — мыслитель и экспериментатор. В детстве почти полностью потерял слух и с 14 лет учился самостоятельно; в 1880 году экстерном получил диплом учителя математики и впоследствии преподавал в школах Боровска и Калуги. В начале XX века Циолковский первым понял преимущества и уникальные возможности реактивного способа передвижения в космическом пространстве и посвятил большую часть своей жизни разработке теории космоплавания, создал новое научное направление — ракетодинамику и астронавтику. Автор ряда философских эссе, часть которых была издана им в Калуге на собственные средства. По своим мировоззренческим ориентирам Циолковский принадлежит к русскому космизму. Испытывал влияние идей Федорова. В его творчестве нашли отражение своеобразные духовные реакции русской мысли на процессы рационализации европейской культуры, становление глобальной общности исторических задач человечества. Идеи Циолковского формировались под влиянием дарвино-спенсеровского эволюционизма, мистических элементов философии христианства и буддизма. В их основе лежит монистический принцип миропонимания, исключающий возможность дуализма «души и тела», материального мира и духовной свободы. Смысловым его центром становится представление о космичности жизни, стремление соотнести макромир человеческого существования с космическими измерениями бесконечно большого и бесконечно малого. Таким образом, функциональные характеристики жизнедеятельности включаются в саму структуру физического миропорядка, природные процессы приобретают «смысл», «цель» и «благость», а универсальными нормативными регуляторами эволюции Вселенной становятся императивы «космической этики». Природа как бы «пробуждается», осознает себя в разумных формах, а сам разум мыслится основной движущей силой восхождения космической материи к высшим степеням совершенства. Космос, по Циолковскому, — это целостная гармоническая система, в рамках которой атом и человек одинаково причастны высшему единству. Исходя из предпосылки соотносительной жизненной чувствительности и одухотворенности всех форм и ступеней материи во Вселенной, Циолковский пытался по-новому осмыслить философские проблемы. Вопросы смысла жизни, смерти и бессмертия, добра и зла получают здесь нетрадиционное решение. Законы универсальной жизнедеятельности непосредственно реализуются на микроуровне «атомов», «духов», бессмертных граждан космоса, наделенных способностью к элементарным жизненным проявлениям. Рождение и смерть выступают как акты ассоциации и диссоциации таких атомов, способных периодически входить в состав комбинаций различной степени сложности. При этом периоды пребывания в относительно простой неорганической материи никак не отмечаются в истории «жизни» атома и не имеют субъективной длительности, высокоорганизованная же ступень существования элемента космоса свидетельствует, по Циолковскому, о торжестве творческих, антиэнтропийных сил разума, его победе над первобытным хаосом. С этой точки зрения космологический процесс предстает в виде ряда циклических усовершенствований бытия. На основе идеи «вечного возвращения» Циолковский выдвигает концепцию «космических эр», описывающую эволюционные перспективы человечества. Место и судьбу нашей планеты в общем строе мироздания он считал исключительными. Представляя своего рода «заповедник», в границах которого разыгрывается драма биологического и социального становления новых жизненных форм, Земля является и средоточием неизбежно сопутствующих естественному отбору страданий живых существ. На общем фоне космической гармонии и счастья муки земной эволюции имеют глубокий смысл и предназначение: многообразие индивидуальных жизненных проявлений в космосе восполняется притоком свежих сил, противостоящих энтропийным процессам нивелирования и упрощения материн.

В процессе восхождения к высшим степеням космического совершенства человечеству предстоит пройти ряд ступеней, длительностью в миллиарды лет каждая: 1) эру рождения, характеризующуюся созданием гармоничной социально-экономической организации; 2) эру становления, отсчитываемую с момента начала активной космической экспансии; 3) эру расцвета, создающую предпосылки для овладения универсальными законами Вселенной; 4) терминальную эру — эпоху перехода человечества из «корпускулярных» в энергетические, «лучевые» формы существования, что будет означать конец страдающей органической плоти и достижение «вечного блаженства» в рамках вселенского единства. Последовательность космических циклов, по Циолковскому, соответствует росту преобразующих возможностей разума как фактора космической эволюции. Если на микроуровне универсальные жизненные потенции реализуются в форме блуждающих «атомов-духов», то на метауровне природные процессы рационально преобразуются высокоорганизованными цивилизациями в соответствии с императивами «космической этики». Циолковский допускал одновременное сосуществование множества миров различной степени плотности, активно взаимодействующих между собой. Вселенная, с его точки зрения, полна разумными, могущественными и счастливыми существами. Непрерывные циклы обменов элементарными жизненными частицами объединяют их, понуждают к нравственной круговой ответственности за судьбы мирового целого. Основным этическим принципом космоса поэтому становится целенаправленное уменьшение «суммы» вселенских страданий, зла и несправедливости, снижающее риск появления несовершенных форм «атомов-духов». Искусственный отбор, поддержка перспективных тенденций эволюции при одновременном пресечении тупиковых ее ветвей становится главной задачей высшего разума. Для достижения поставленных целей допускаются весьма радикальные средства — от принудительного ограничения размножения страдающих неразумных существ до их безболезненного уничтожения и заселения высвобождаемых ареалов высокоорганизованными формами. Своеобразным гарантом осуществления императивов «космической этики» выступает некая трансцендентная творческая сущность, которая описывается Циолковским как «причина» (или «воля») Вселенной. Признание существования силы, первичной но отношению к космической материи и изначально благосклонной к ней, наглядно проявляет религиозно-мистическую компоненту «космической философии» Циолковского. С этой точки зрения свобода воли человека, предполагающая нравственную ответственность за принятые решения и совершенные действия, носит иллюзорный характер. Видимая спонтанность и непредсказуемость поведения элементов вселенского механизма порождаются лишь безмерной сложностью его организации. На самом деле любой разумный выбор изначально предопределен волей и тайным вмешательством высших сил. В этой связи моральным долгом индивида и социума любого уровня становится добросовестное выполнение своей части «работы» по поддержанию космического совершенства. Вселенная нуждается в проявлении их творческих усилий, поэтому возрастание преобразующих возможностей земного разума есть одновременно пробуждение в человеке специфических мотиваций, продиктованных императивами «космической этики». Одним из проявлений властного «зова» вселенской воли является извечное человеческое стремление к совершенствованию системы общественных отношений.

План рационального переустройства социума занимает видное место в рассуждениях Циолковского. Во многих отношениях они пролегают в русле утопических проектов с их предвосхищением ряда элементов тоталитарных режимов XX века. Грядущее устройство человеческого общежития, как его представляет Циолковский, вырастает из причудливого сплава демократических устремлений и элитарных, технократических и социалистических постулатов. Так, платоновская идея власти «мудрецов», гениальных личностей, управляющих весьма авторитарными методами во имя быстрого и решительного прогресса, дополняется идеей народного плебисцита. Иерархически организованный коллективизм, фактически исключающий возможность появления недовольных личностей и меньшинств разного рода, оправдывается достижением невиданного благосостояния благодаря росту технического могущества. Активно развивая утопические традиции, Циолковский не пренебрегал детальной регламентацией конкретного бытового обустройства и наиболее перспективных режимов хозяйственной деятельности объединенного человечества. Успех процессов социальной рационализации человечества, согласно Циолковскому, предопределен неизбежной грядущей его экспансией, освоением космического пространства. Циолковский верил, что разрабатываемые им технические средства и проекты внесут посильный вклад в дело поддержания вселенской гармонии, раздвинут перед страдающим и творящим свою судьбу человечеством новые горизонты надежды.

А. А. Шаронова 

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 755-756.

Сочинения: Горе и гений. Калуга, 1916; Грезы о земле и небе. Тула, 1986; Человек и космос // Человек. 1991. № 6; Утописты. Живая Вселенная // Вопросы философии. 1992. № 6; Очерки о Вселенной. М , 1992; Философия космической эпохи. М., 2013.

Литература: Кольченко И. А. К. Э. Циолковский о судьбе человечества в космосе // Труды III—IV Чтений К. Э. Циолковского… М., 1469; Он же. Социологические идеи К. Э. Циолковского// Там же; Космодемьянский А. А. Константин Эдуардович Циолковский (1857-1935). М.. 1987; Гаврюшин Н. К. Космический путь к «вечному блаженству» (К. Э. Циолковский и мифология технократии)// Вопросы философии. 1992. № 6; Гиренок Ф. И. Русские космисты (Из цикла «Страницы истории отечественной философской мысли»). М., 1990; Чудинов В. А. Великий утешитель человечества // Человек. 1991. № 6; Козютинский В. В. Космическая философия К. Э. Циолковского//Философия русского космизма. М., 1996.


Вернуться на главную страницу Циолковского

 

 

Отголоски мировоззрения и философии Константина Циолковского в русской культуре on JSTOR

Abstract

The ideas of Konstantin Tsiolkovskii, the world’s first rocket inventor, offered a whole host of opportunities to Russian writers and artists who, at the beginning of the 20th century, were seeking a new world view to broaden their sources of artistic and ideological inspirations. However, his views as a philosopher and thinker received little attention, despite the fact that he was decorated with the Soviet State Medal of Honor in recognition of his brilliant achievements as a scientist. This paper examins Tsiolkovskii’s thoughts on science and philosophy together with his influence on contemporary Soviet intellectuals, especially those who have been less studied so far rather than those who have already been explored in association with Tsiolkovskii in the context of Soviet fantasy literature. Tsiolkovskii’s scientific theories and ideas are discussed in relation to contemporary literature in three categories: confidence in evolution and world transformation by overcoming the law of entropy; conviction of human immortality based on pantheism and animism; and the manifestation of spiritual evolution in theosophy.

Journal Information

Die Zeitschrift für Slavische Philologie wurde 1924 von Max Vasmer gegründet: Fortgeführt haben sie Margarete Woltner und Herbert Bräuer. Bis heute sieht sie ihre Aufgabe darin, unter Mitwirkung in- und ausländischer Wissenschaftler die slavische Philologie in ihrer Gesamtheit – d.h. mit allen slavischen Sprachen und Literaturen – und in einem umfassenden Sinn zu fördern, ohne Einengung auf ein spezielles Gebiet oder eine besondere Forschungsrichtung.

Publisher Information

Universitätsverlag WINTER is an academic publisher located in Heidelberg, Germany, who covers the whole field of Humanities with particular interest in literature and language studies. Founded already in 1822, the publishing house is closely associated with ‘Heidelberg Romanticism’. Today, WINTER publishes eleven journals like Amerikastudien, Anglistik, Beiträge zur Namenforschung, the journal devoted to German literary history (now over a century old) Euphorion, the Germanisch-Romanische Monatsschrift, Gymnasium, a journal dealing with traditional humanistic education embracing the teaching of classical languages, the Romanistische Zeitschrift für Literaturgeschichte, Sprachwissenschaft, the Zeitschrift für Slavische Philologie, and Trumah, the journal of the College of Jewish Studies in Heidelberg. Recently added to this collection has been Comparatio, offering theoretically advanced comparartive studies. WINTER also presents about 150 monographs and collections per year within a number of well-established series, several of them in co-operation with Heidelberg University and the Heidelberg Academy of Sciences.  

«Порядок космической философии и её выводы».

К.Циолковский.

***

 

  1. Водородные существа (состоящие из 92 элемен­тов).
  1. Настоящее состояние вселенной величественно.
  1. Наука о земном веществе есть наука космиче­ская.
  1. Образование солнечных систем и их разруше­ние периодично.
  1. Вечная юность вселенной. Механическое со­вершенство космоса.
  1. В известной вселенной существуют миллионы миллиардов планет.
  1. Планеты населены животными.
  1. Несомненно бесконечное разнообразие живот­ных.
  1. Животные эти совершенны, то есть достигли предельной степени развития.
  1. Существа эти могущественны, например, одо­левают силу тяжести своих планет и солнц и путе­шествуют во вселенной.
  1. Странствуя по вселенной, они водворяют по­рядок, устраняют страдания и заселяют все планеты своим совершенным потомством.
  1. Условно вещество бывает в небытии и в жизни.
  1. В математическом смысле всякая материя всегда чувствует.
  1. Высшая жизнь каждому животному кажется непрерывной.
  1. А так как несовершенной жизни нет, то она не только непрерывна, но и совершенна.

 

  1. II. Демократия и иерархия водородных существ (то есть из из­вестной материи).

 

  1. Везде есть президенты планет.
  1. Везде есть президенты солнечных систем.
  1. Везде есть представители солнечных групп.
  1. Везде есть заведующие солнечными «кучами».
  1. Везде есть президенты млечных путей.
  1. Везде есть президенты эфирных островов.
  1. Есть президент космоса.

 

  • Материальные духи (из более простой неизвестной материи).

 

  1. Время бесконечно.
  1. Материя и атомы имеют бесконечную слож­ность.
  1. Разные состояния космоса, разделённые дециллионами лет.
  1. Следы этих эпох в виде простейшей материи и простейших существ.
  1. Они совершенны и условно духовны.
  1. Судьба настоящей материи и совершенных животных.

 

  1. Демократия и иерархия материальных духов.
  1. Причины космоса.

 

  1. Космос — игрушка. Он сравнительно ничто.
  1. «Причина» космоса.
  1. Свойства «причины».
  1. От неё можно ждать только блага.

 

  1. Демократия и иерархия причины.

 

Вы прочитали только часть статьи Константина Циолковского.

Хотите прочитать всю статью? Вы можете её читать онлайн на этой странице или скачать бесплатно в формате PDF на странице сайта «Научное наследие».

Приятного прочтения!

 

 

Космическая философия   Ciołkowski, Tsiolkovsky, К.Циолковский, К.Э.Циолковский, Константин Циолковский, Константин Эдуардович Циолковский, Циолковский, Циолковский pdf, Циолковский скачать, Циолковский скачать pdf, Циолковский скачать бесплатно, Циолковский труды, Циолковский читать онлайн

(PDF) Космические путешествия – путешествующая психика курс лекций.

ЛЕКЦИЯ ПЕРВАЯ. НАУЧНО-ФИЛОСОФСКИЙ СПОСОБ МИРОВОСПРИЯТИЯ …

23

термодинамику и модель развития биологических систем. Она показала,

что хаос на микроуровне может приводить к упорядочению на макроу-

ровне. Более того, обнаружилось, что во множестве реальных ситуаций

порядок неотделим от хаоса, а сам хаос выступает как сверхсложная

упорядоче нность. Хаос и порядок «живу т» вместе26! В научный оборот

были введены такие понятия как «самоорганизация»27, «синергетика»28,

«неравновесная термодинамика»29, «аттрактор» 30, «флуктуация»31, «от-

крытая система»32, «точка бифуркации» 33 и многие другие.

26 Более глубокое понимание этого вопроса дано в книге: Горбачев В.В. Концепции со-

временного естествознания. В 2 ч.: Учебное пособие. – М.: Издательство МГУП, 2000. – 274 с.

27 Понятие «самоорганизация» имеет множество определений. Одно из них можно

озвучить следующим образом: Самоорганизация есть спонтанное (от лат. «spontaneus» –

«добровольный», «произвольный») возникновение и изменение материальных систем,

их элементов, связей, структур, функций и свойств под влиянием внешних условий и во

взаимодействии с ними – http://ru. wikipedia.org/wiki/

28 Понятие «синергетика» тоже имеет множество значений. Одно из них: Синерге́тика

(от др.-греч. συν- — приставка со значением совместности и ἔργον — «деятельность») —

междисциплинарное направление научных исследований, задачей которого является

изучение природных явлений и процессов на основе принципов самоорганизации систем

(состоящих из подсистем) – http://ru.wikipedia.org/wiki/

29 Неравновесная термодинамика — раздел термодинамики, изучающий системы вне

состояния термодинамического равновесия и необратимые процессы. Возникновение

этой области знания связано главным образом с тем, что подавляющее большинство

встречающихся в природе систем находятся вдали от термодинамического равновесия.

30 Аттра́ктор (англ. attract — привлекать, притягивать) — компактное подмножество

фазового пространства динамической системы, все траектории из некоторой окрестности

которого стремятся к нему при времени, стремящемся к бесконечности. Аттрактором может

являться притягивающая неподвижная точка (к примеру, в задаче о маятнике с трением о

воздух), периодическая траектория (пример — самовозбуждающиеся колебания в контуре

с положительной обратной связью), или некоторая ограниченная область с неустойчивыми

траекториями внутри (как у странного аттрактора) – http://ru.wikipedia.org/wiki/.

31 Флуктуация (от лат. fluctuatio — колебание) — термин, характеризующий любое

колебание или любое периодическое изменение. В квантовой механике — случайные

отклонения от среднего значения физических величин, характеризующих систему из

большого числа частиц; вызываются тепловым движением частиц или квантовомехани-

ческими эффектами – http://ru.wikipedia.org/wiki/

32 Открытая система в физике — система, которая обменивается веществом и энергией

с внешним по отношению к системе миром, в отличие от закрытых и изолированных

систем, в которые и из которых ни вещество, ни энергия не могут войти или выйти.

33 Точка бифуркации — критическое состояние системы, при котором система стано-

вится неустойчивой относительно флуктуаций и возникает неопределенность: станет ли

состояние системы хаотическим или она перейдет на новый, более дифференцированный

и высокий уровень упорядоченности. Термин из теории самоорганизации.

Space — Философская энциклопедия Routledge

DOI: 10.4324 / 9780415249126-Q098-1
Версия: v1, опубликовано в Интернете: 1998
Получено 26 октября 2021 г. с https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/space/v-1


В некоторых случаях слово «пробел» обозначает пустое или потенциально пустое пространство среди вещей, например, когда водитель находит место на переполненной парковке или когда наборщик увеличивает расстояние между словами на странице.В других случаях «пространство» означает безграничную протяженность, которая предположительно содержит все или все предметы определенного вида. Первое значение хорошо обосновано в повседневном опыте и может быть прослежено до этимологии слова (от латинского слова spatium , означающего «гоночная трасса» или, как правило, «расстояние», «интервал», «местность». ). Последний смысл возник в научных кругах — возможно, еще в четырнадцатом веке — путем смелой экстраполяции первого; это не относится ни к чему, что может быть проявлено в чувственном восприятии; и все же, благодаря влиянию ньютоновской науки на европейско-американский здравый смысл, он настолько укоренился в обыденном обиходе, что обычно рассматривается как основное значение слова «пространство», из которого происходят все остальные.

Согласно Корнфорду, «изобретение пространства» как безграничного, всеобъемлющего сосуда произошло в пятом веке до нашей эры. Однако более вероятно, что это произошло в позднем средневековье. Во всяком случае, эта идея процветала в Кембридже в 1660-х годах, когда Ньютон сделал ее фундаментальным ингредиентом в своей структуре для описания явлений движения. В посмертной статье Ньютон подчеркнул, что пространство уклоняется от традиционной классификации сущностей на субстанции и атрибуты и имеет «свой собственный способ существования».До публикации этой статьи в 1962 году философы принимали ньютоновское пространство за субстанцию, и большинство из них считало это совершенно абсурдным. Принимая во внимание роль всеобъемлющего пространства в ньютоновской физике, Кант предпочел рассматривать его как предварительное условие человеческого знания, раз и навсегда внесенного человеческим разумом. Ньютон писал, что точки пространства обязаны своей индивидуальной идентичностью системе отношений, в которой они установлены. Математики девятнадцатого века значительно расширили эту концепцию пространства, придумав множество таких реляционных систем.Таким образом, они позволили теории относительности заменить ньютоновское пространство и время четырехмерным пространством-временем, а современной теорией струн поддержать десятимерное физическое пространство. Эти достижения подтверждают продуктивность, но не постоянство познающего ума.

Цитирование статьи:
Torretti, Roberto. Космос, 1998 г., DOI: 10.4324 / 9780415249126-Q098-1. Энциклопедия философии Рутледж, Тейлор и Фрэнсис, https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/space/v-1.
Авторские права © 1998-2021 Routledge.

Пространство и антропология пределов: философская перспектива

Абстрактные

Ни в одном другом живом виде технология (или, точнее, потребность в технологическом развитии) не играет такой важной роли, как у человека. Почти каждый вид животных способен применять «методы» для улучшения условий своей жизни, то есть создавать инструменты или конструкции, способные повысить его способность добывать пищу и защищаться.Однако ни одно животное в той же степени, что и человек, не может обойтись без постоянного обновления своих собственных способностей и их результатов. Это постоянный фактор, который однозначно указывает на то, что мы люди. Это константа, которую мы можем сказать, является выражением по существу двойственной природы: страха несоответствия, с одной стороны, стремления к совершенству, с другой. Это обоснование, несомненно, остается фактом в отношении «традиционного» или «обычного» состояния человека, понимаемого как существо, живущее на Земле с определенной биологической структурой. Однако любое возможное понимание той же проблемы требует новых усилий, если и насколько мы будем стараться поддерживать ее открытой в совершенно другом контексте: «космос», а именно, неконкретное место за пределами Земли, в котором человек пытается дать формируется на новый путь собственного выживания (§ 1). Здесь возникает то, что мы называем «антропологией предела». Чтобы понять предварительное содержание такого выражения, мы должны действовать «аналитически», во-первых, кратко пересмотрев две концептуальные стороны, подразумеваемые в этом выражении, а именно: «Что такое человек?» и «Что мы имеем в виду под лимитом?» (§ 2).Во-вторых, мы должны попытаться пересмотреть двоякие результаты с «синтетической» или всеобъемлющей точки зрения, пытаясь собрать общую область вопросов, которая откроется, если и насколько мы сдвинем и пересмотрим обе концептуальные стороны этого выражения в рамках «пространства». -контекст »(§ 3).

Мнение: Зачем науке нужна философия

Несмотря на тесные исторические связи между наукой и философией, современные ученые часто воспринимают философию как нечто совершенно отличное от науки или даже антагонистическое ей. Мы утверждаем, что, наоборот, философия может иметь важное и продуктивное влияние на науку.

Мы проиллюстрируем нашу точку зрения тремя примерами из различных областей современных наук о жизни. Каждый из них связан с передовыми научными исследованиями, и каждый был однозначно признан практикующими исследователями как полезный вклад в науку. Эти и другие примеры показывают, что вклад философии может принимать по крайней мере четыре формы: разъяснение научных концепций, критическая оценка научных предположений или методов, формулирование новых концепций и теорий и налаживание диалога между различными науками, а также между наукой и обществом.

Концептуальное разъяснение и стволовые клетки.

Во-первых, философия предлагает концептуальное разъяснение. Концептуальные разъяснения не только улучшают точность и полезность научных терминов, но также приводят к новым экспериментальным исследованиям, потому что выбор данной концептуальной основы сильно ограничивает то, как задуманы эксперименты.

Определение стволовых клеток является ярким примером. Философия имеет давнюю традицию исследования свойств, и инструменты, используемые в этой традиции, недавно были применены для описания «стволовости», свойства, которое определяет стволовые клетки.Один из нас показал, что в современных научных знаниях существуют четыре различных типа свойств под видом строгости (1). В зависимости от типа ткани стволовость может быть категориальным свойством (внутренним свойством стволовой клетки, независимо от ее окружения), диспозиционным свойством (внутренним свойством стволовой клетки, которое контролируется микросредой), реляционным свойством. (внешнее свойство, которое может быть придано не стволовым клеткам микросредой) или системное свойство (свойство, которое поддерживается и контролируется на уровне всей популяции клеток).

Исследователь стволовых клеток и рака Ганс Клеверс отмечает, что этот философский анализ подчеркивает важные семантические и концептуальные проблемы в онкологии и биологии стволовых клеток; он также предполагает, что этот анализ легко применим к экспериментам (2). Действительно, помимо концептуального разъяснения, эта философская работа имеет практическое применение, как показано на примере раковых стволовых клеток в онкологии.

Исследования, направленные на разработку лекарств, нацеленных либо на раковые стволовые клетки, либо на их микроокружение, на самом деле основаны на различных видах стволовости и, таким образом, вероятно, будут иметь разную степень успеха в зависимости от типа рака (1).Более того, они могут не охватывать все типы рака, потому что современные терапевтические стратегии не принимают во внимание системное определение стволовости. Таким образом, определение типа стволовости каждой ткани и рака полезно для управления разработкой и выбором противоопухолевых методов лечения. На практике эта структура привела к исследованию методов лечения рака, которые сочетают в себе нацеливание на внутренние свойства раковых стволовых клеток, их микроокружение и иммунные контрольные точки, чтобы охватить все возможные виды стволовых клеток (3).

Кроме того, эта философская концепция недавно была применена к другой области, изучению органоидов. В системном обзоре экспериментальных данных по органоидам из различных источников Picollet-D’hahan et al. (4) охарактеризовали способность образовывать органоиды как диспозиционное свойство. Затем они могут утверждать, что для повышения эффективности и воспроизводимости производства органоидов, что является серьезной проблемой в данной области, исследователям необходимо лучше понимать внутреннюю часть диспозиционного свойства, на которое влияет микросреда.Чтобы различать внутренние особенности клеток с таким расположением, эта группа в настоящее время разрабатывает высокопроизводительные функциональные геномные методы, позволяющие исследовать роль практически каждого человеческого гена в формировании органоидов.

Иммуногенность и микробиом.

В дополнение к своей роли в концептуальном разъяснении, философия может внести свой вклад в критику научных предположений — и даже может быть активна в формулировании новых, проверяемых и предсказательных теорий, которые помогают установить новые пути для эмпирических исследований.

Например, философская критика структуры иммунного «я-несамо» (5) привела к двум важным научным вкладам. Во-первых, это была основа для формулировки новой теоретической основы, теории прерывности иммунитета, которая дополняет предыдущие модели «я-не-я» и опасность, предполагая, что иммунная система реагирует на внезапные модификации антигенных мотивов (6). Эта теория проливает свет на многие важные иммунологические явления, включая аутоиммунные заболевания, иммунные ответы на опухоли и иммунологическую толерантность к хронически экспрессируемым лигандам.Теория прерывности была применена к множеству вопросов, помогая исследовать влияние химиотерапевтических агентов на иммуномодуляцию при раке и разъясняя, как естественные клетки-киллеры постоянно изменяют свой фенотип и функционируют посредством взаимодействия со своими лигандами таким образом, чтобы обеспечить толерантность к телесным повреждениям. (самостоятельные) составляющие (7). Теория также помогает объяснить последствия повторных вакцинаций у лиц с ослабленным иммунитетом (8) и предлагает динамические математические модели иммунной активации. В совокупности эти различные эмпирические оценки иллюстрируют, как философски вдохновленные предложения могут привести к новым экспериментам, открывая новые возможности для исследований.

Во-вторых, философская критика, наряду с другими философскими подходами, внесла вклад в представление о том, что каждый организм, далекий от генетически однородного «я», представляет собой симбиотическое сообщество, укрывающее и допускающее множество чужеродных элементов (включая бактерии и вирусы), которые признаются, но не признаются. устраняется его иммунной системой (9).Исследования симбиотической интеграции и иммунной толерантности имеют далеко идущие последствия для нашей концепции того, что составляет индивидуальный организм, который все больше концептуализируется как сложная экосистема, ключевые функции которой, от развития до защиты, восстановления и познания, зависят от взаимодействия с микробами. (9).

Влияние на когнитивную науку.

Изучение познания и когнитивной нейробиологии является яркой иллюстрацией глубокого и длительного влияния философии на науку. Как и в случае с иммунологией, философы сформулировали влиятельные теории и эксперименты, помогли инициировать конкретные исследовательские программы и внесли свой вклад в смену парадигм. Но масштабы влияния затмевают дело иммунологии. Философия участвовала в переходе от бихевиоризма к когнитивизму и вычислительной технике в 1960-х годах. Возможно, наиболее заметной была теория модульности разума, предложенная философом Джерри Фодором (10). Его влияние на теории когнитивной архитектуры трудно переоценить.В честь смерти Фодора в 2017 году ведущий когнитивный психолог Джеймс Рассел в журнале Британского психологического общества выступил с докладом «когнитивная психология развития BF (до Фодора) и AF (после Фодора)» (https://thepsychologist.bps.org .uk / jerry-fodor-1935-2017).

Модульность относится к идее, что ментальные феномены возникают в результате действия множества различных процессов, а не одного недифференцированного. Вдохновленный данными экспериментальной психологии, лингвистики Хомского и новыми вычислительными теориями в философии разума, Фодор предположил, что человеческое познание структурировано в виде набора низкоуровневых, предметно-ориентированных, инкапсулированных в информацию специализированных модулей и более высокого уровня. Общая центральная система для абдуктивных рассуждений с информацией, идущей только вверх по вертикали, а не вниз или по горизонтали (т.е., между модулями). Он также сформулировал строгие критерии модульности. По сей день предложение Фодора устанавливает условия для многих эмпирических исследований и теорий во многих областях когнитивной науки и нейробиологии (11, 12), включая когнитивное развитие, эволюционную психологию, искусственный интеллект и когнитивную антропологию. Хотя его теория была пересмотрена и подвергнута сомнению, исследователи продолжают использовать, корректировать и обсуждать его подход и базовый концептуальный инструментарий.

Философия и наука используют инструменты логики, концептуального анализа и строгой аргументации.Тем не менее философы могут использовать эти инструменты с такой степенью тщательности, свободы и теоретической абстракции, которую практикующие исследователи часто не могут себе позволить в своей повседневной деятельности.

Задание на ложное убеждение представляет собой еще один ключевой пример влияния философии на когнитивные науки. Философ Дэниел Деннетт был первым, кто задумал основную логику этого эксперимента как пересмотр теста, используемого для оценки теории разума, способности приписывать психические состояния себе и другим (13).Задача проверяет способность приписывать другим убеждения, которые один считает ложными, при этом ключевая идея состоит в том, что рассуждение о чужих ложных убеждениях, в отличие от истинных убеждений, требует представления других людей как имеющих ментальные представления, которые расходятся с вашими собственными и от других. каков мир на самом деле. Его первое эмпирическое применение было сделано в 1983 г. (14) в статье, название которой «Убеждения относительно убеждений: репрезентация и сдерживающая функция ложных убеждений в понимании обмана маленькими детьми» само по себе является прямой данью вкладу Деннета.

Задача ложного убеждения представляет собой важный эксперимент в различных областях когнитивной науки и нейробиологии с широким применением и последствиями. Они включают в себя тестирование когнитивных стадий развития у детей, обсуждение архитектуры человеческого познания и его различных способностей, оценку теории умственных способностей у человекообразных обезьян, разработку теорий аутизма как умственной слепоты (согласно которым трудности при прохождении задания на ложное убеждение являются связанных с состоянием), и определение того, какие конкретные области мозга связаны со способностью рассуждать о содержимом разума другого человека (15).

Философия также помогла области когнитивной науки отсеять проблемные или устаревшие предположения, способствуя научным изменениям. Понятия разума, интеллекта, сознания и эмоций повсеместно используются в разных областях, часто с небольшим соглашением об их значении (16). Разработка искусственного интеллекта, построение психологических теорий переменных психического состояния и использование инструментов нейробиологии для исследования сознания и эмоций требуют концептуальных инструментов для самокритики и междисциплинарного диалога — именно тех инструментов, которые может предоставить философия.

Философия, иногда обозначаемая греческой буквой фи, может помочь продвинуться на всех уровнях научного предприятия, от теории до эксперимента. Недавние примеры включают вклад в биологию стволовых клеток, иммунологию, симбиоз и когнитивную науку. Изображение предоставлено Вибке Бреттинг (художник).

Философия и научные знания.

Приведенные выше примеры — далеко не единственные: в науках о жизни философские размышления сыграли важную роль в таких разнообразных вопросах, как эволюционный альтруизм (17), дебаты по единицам отбора (18), построение «дерева». жизни »(19), преобладание микробов в биосфере, определение гена и критический анализ концепции врожденности (20).Точно так же в физике фундаментальные вопросы, такие как определение времени, были обогащены трудами философов. Например, анализ временной необратимости Хью Прайсом (21) и замкнутых временных кривых Дэвидом Льюисом (22) помог рассеять концептуальную путаницу в физике (23).

Вдохновленные этими и многими другими примерами, мы видим, что философия и наука находятся в одном континууме. Философия и наука разделяют инструменты логики, концептуального анализа и строгой аргументации.Тем не менее философы могут использовать эти инструменты с такой степенью тщательности, свободы и теоретической абстракции, которую практикующие исследователи часто не могут себе позволить в своей повседневной деятельности. Философы, обладающие соответствующими научными знаниями, могут внести значительный вклад в развитие науки на всех уровнях научного предприятия от теории до эксперимента, как показывают приведенные выше примеры.

Но как на практике мы можем облегчить сотрудничество между исследователями и философами? На первый взгляд решение может показаться очевидным: каждое сообщество должно сделать шаг навстречу другому.Однако было бы ошибкой считать это легкой задачей. Препятствий много. В настоящее время значительное число философов презирают науку или не видят ее отношения к своей работе. Даже среди философов, предпочитающих диалог с исследователями, немногие хорошо знакомы с новейшими научными достижениями. И наоборот, немногие исследователи осознают пользу, которую могут принести философские идеи. В нынешнем научном контексте, где преобладает растущая специализация и растущие потребности в финансировании и результатах, только очень ограниченное число исследователей имеет время и возможность даже быть в курсе работ, произведенных философами в области науки, не говоря уже о том, чтобы их прочитать.

Чтобы преодолеть эти трудности, мы считаем, что ряд простых рекомендаций, которые можно было бы легко реализовать, могут помочь преодолеть разрыв между наукой и философией. Восстановление связи между философией и наукой весьма желательно и более осуществимо на практике, чем предполагалось десятилетиями отчуждения между ними.

  • i ) Освободите место для философии на научных конференциях. Это очень простой механизм, позволяющий исследователям оценить потенциальную полезность идей философов для их собственных исследований.В свою очередь, большее количество исследователей могло бы участвовать в философских конференциях, расширяя усилия таких организаций, как Международное общество истории, философии и социальных исследований биологии; Ассоциация философии науки; и Общество философии науки на практике.

  • ii ) Приглашайте философов в научные лаборатории и отделы. Это мощный способ (уже исследованный некоторыми авторами и другими) для философов изучать науку и предоставлять более подходящий и хорошо обоснованный анализ, а для исследователей — получать пользу от философского вклада и привыкать к философии в целом. Это может быть наиболее эффективным способом помочь философии оказать быстрое и конкретное влияние на науку.

  • iii ) Совместное руководство аспирантами. Совместное руководство аспирантами со стороны исследователя и философа — прекрасная возможность сделать возможным совместное использование этих двух областей. Он способствует созданию диссертаций, которые являются как экспериментально богатыми, так и концептуально строгими, и в процессе обучения новое поколение философов-ученых.

  • iv ) Создавайте учебные программы, сбалансированные по науке и философии, которые будут способствовать подлинному диалогу между ними. Некоторые из таких учебных программ уже существуют в некоторых странах, но их расширение должно стать первоочередной задачей. Они могут предоставить студентам, изучающим естественные науки, точку зрения, которая позволит им лучше решать концептуальные задачи современной науки и предоставить философам прочную основу для научных знаний, которые будут оказывать максимальное влияние на науку. Учебные программы по естествознанию могут включать занятия по истории науки и философии науки.Учебные программы по философии могут включать в себя научный модуль.

  • v ) Читайте науку и философию. Научное чтение необходимо для практики философии науки, но чтение философии также может стать отличным источником вдохновения для исследователей, о чем свидетельствуют некоторые из приведенных выше примеров. Например, журнальные клубы, в которых обсуждаются как научные, так и философские вклады, представляют собой эффективный способ интеграции философии и науки.

  • vi ) Откройте новые разделы, посвященные философским и концептуальным вопросам в научных журналах.Эта стратегия была бы подходящим и убедительным способом предположить, что философская и концептуальная работа является продолжением экспериментальной работы в той мере, в какой она вдохновляется ею и может вдохновлять ее в ответ. Это также сделало бы философские размышления о конкретной научной области более заметными для соответствующего научного сообщества, чем когда они публикуются в философских журналах, которые ученые редко читают.

Мы надеемся, что изложенные выше практические шаги будут способствовать возрождению интеграции науки и философии.Кроме того, мы утверждаем, что сохранение верности философии повысит жизнеспособность науки. Современная наука без философии наткнется на стену: поток данных в каждой области будет все более и более затруднять интерпретацию, пренебрежение широтой и историей приведет к дальнейшему расколу и разделению научных дисциплин, а упор на методы и эмпирические результаты приведет к сужению их глубины. и более поверхностное обучение студентов. Как писал Карл Вёзе (24): «общество, которое позволяет биологии стать инженерной дисциплиной, позволяет науке играть роль изменения живого мира, не пытаясь понять его, представляет собой опасность для самого себя.«Нам нужно возродить науку на всех уровнях, которая вернет нам преимущества тесной связи с философией.

Почему что-то есть, а не ничего?

Это серьезный вопрос, глупый вопрос или и то, и другое? Как мы вообще можем на это ответить? Мы ищем причины или причины? Даже если бы Бог создал вселенную, должен ли наш ответ объяснить существование Бога? Даже если нет причины, может ли быть причина, например, Большой взрыв? Что, если мир таков, как думали Бертран Рассел и Дэвид Юм? Но Кен считает, что это слишком сложно.

  • Блуждающий философский отчет (6:25): Лоуренс Краусс, автор книги «Вселенная из ничего», берет интервью на тему «ничто». Вечная пустота — это уже не пустое пространство, это вакуум виртуальных частиц. Само пространство и время должны возникать из чего-то. Нет места, времени, ничего не было бы ничего. Причина имеет смысл только в пространстве и времени, поэтому нужно думать о причине прежде, чем о пространстве и времени, что не имеет смысла.

Джон и Кен приглашают Джима Холта, автора книги «Почему существует мир: экзистенциальная детективная история».Джим задал этот вопрос, когда был старшеклассником и нашел копию книги Хайдеггера «Что такое метафизика?». Он чувствовал, что этот вопрос находится на пересечении всех его интересов: философии, науки и религии. Что бы вообще ответило на вопрос? Джим хочет уточнить вопрос: может быть, вопрос — ерунда, и он может привести нас к более разумному вопросу.

Джон спрашивает, похожа ли концепция возможных миров в работе Дэвида Льюиса на то, что думают физики-теоретики в терминах мультивселенной. Джим утверждает, что это очень похоже. Кен спрашивает, что позволяет физикам думать об этих идеях при такой скудности доказательств? Джим задается вопросом, а есть ли еще что-то, а все . Возможно, это наименее произвольная форма, которая восходит к платоновской идее полноты. Это говорит нам о том, что мы должны внимательно следить за реальностью, которая принимает больше форм, чем мы осознаем сейчас. Свидетельством этого может быть темная материя.

Кен спрашивает, какова фундаментальная основа всего сущего.Вопрос о том, почему есть что-то, а не ничего, кажется полезным с точки зрения рассмотрения этого величия, но на самом деле, в конце концов, он кажется немного бесполезным для других действительно важных тем. Какое отношение имеет сознание к нашему пониманию Вселенной? В этой теории разум является основой реальности. Без разума не было бы времени, раз уж мы это проецируем, и не было бы времени.

  • 60 Second Philosopher (47:30): Ян Шоулс считает, что идея ни о чем не бесполезна — думать о чем-либо, в том числе ни о чем самом!

Почему есть что-то, а не ничего? | Human World

Изображение предоставлено nienora / Shutterstock / The Conversation.

Автор: Ллойд Стрикленд, Манчестерский столичный университет. Первоначально опубликовано 11 ноября 2016 г. в номере The Conversation .

В идеальном мире каждый необычный философский вопрос должен сопровождаться необычной историей, рассказывающей о том, как кто-то впервые подумал об этом. К сожалению, мы можем только догадываться, что привело немецкого философа, который, возможно, сегодня наиболее известен благодаря печеньям Choco Leibniz, позже названным в его честь, к тому, что часто называют величайшим философским вопросом из всех, а именно: почему существует что-то довольно чем ничего?

Лунный календарь на 2021 год здесь.Закажи свой, пока они не ушли!

Философом был Готфрид Вильгельм Лейбниц, человек, который также завещал нам исчисление и двоичную систему, лежащие в основе современных компьютеров. Он умер 300 лет назад, 14 ноября 1716 года.

Готфрид Вильгельм Лейбниц. Изображение через The Conversation.

Многие прежние мыслители спрашивали, почему наша Вселенная такая, какая она есть, но Лейбниц пошел еще дальше, задавшись вопросом, почему вообще существует Вселенная. Вопрос сложный, потому что кажется вполне возможным, что не могло быть вообще ничего — ни Земли, ни звезд, ни галактик, ни Вселенной.Лейбниц даже подумал, что ничего не было бы «проще и легче». Если бы вообще ничего не существовало, то никаких объяснений не потребовалось бы, конечно, не то, чтобы кто-то попросил объяснений, но это другое дело.

Лейбниц думал, что тот факт, что есть что-то, а не ничто, требует объяснения. Объяснение, которое он дал, заключалось в том, что Бог хотел создать вселенную — лучшую из возможных, — что делает Бога простой причиной того, что есть что-то, а не ничего.

За годы, прошедшие после смерти Лейбница, его великий вопрос продолжал волновать философов и ученых, хотя во все более светскую эпоху неудивительно, что многие опасались ссылаться на Бога в качестве ответа на него.

Квантовые боги

Один из вариантов ответа — сказать, что должно быть что-то; что было бы невозможно, чтобы ничего не было. Это было мнение философа 17 века Спинозы, который утверждал, что вся вселенная со всем ее содержанием, законами и событиями должна существовать и существовать так, как она существует. Эйнштейн, считавший себя последователем философии Спинозы, похоже, придерживался аналогичной точки зрения.

Другие ученые, такие как физик-теоретик Лоуренс Краусс в своей популистской книге «Вселенная из ничего» (2012), предлагают более подробную версию этого ответа на великий вопрос Лейбница. Краусс утверждает, что наша Вселенная возникла естественным образом и неизбежно в результате действия гравитации на квантовый вакуум, пустое пространство, изобилующее виртуальными частицами, которые спонтанно возникают, а затем снова исчезают.Теория Краусса подразумевает, что ничего не могло быть, потому что что-то было всегда: сначала были гравитация и квантовый вакуум, а из них родилась Вселенная, какой мы ее знаем.

Другие теории в космологии, похоже, также предполагают, что всегда должно было существовать что-то, из чего возникла наша Вселенная, например, струны или мембраны.

Проблема с такими научными ответами на вопрос «почему есть что-то, а не ничто» состоит в том, что неясно, почему мы должны думать, что должна быть гравитация, или квантовый вакуум, или струны, или даже вселенная в все. Вполне возможно, что вместо этих вещей не могло быть абсолютно ничего.

Какой вопрос?

Еще один ответ на великий вопрос Лейбница — просто отрицать, что у него есть ответ. Философ Бертран Рассел придерживался этой линии в знаменитых дебатах по радио в 1948 году. Его спросили, почему он думает, что Вселенная существует, и он ответил: «Я должен сказать, что Вселенная просто существует, и все».

С этой точки зрения, Вселенная была бы тем, что философы называют грубым фактом — чем-то, что не имеет объяснения.Суть Рассела заключалась не в том, что люди еще не объяснили, почему есть что-то, а не ничего, а в том, что нет никакого возможного объяснения. Те, кто считает, что наша Вселенная является частью более крупной мультивселенной, также придерживаются этой линии, предполагая, что мультивселенная — а значит, и наша вселенная — не имеет окончательного объяснения. Хотя сейчас популярным ответом на великий вопрос Лейбница является утверждение, что Вселенная в конечном итоге необъяснима, у него есть недостаток, заключающийся в том, что он не удовлетворяет интеллектуально (хотя, конечно, это не означает, что ответ ложный).

Самый новый ответ на великий вопрос Лейбница — сказать, что наша Вселенная существует потому, что должна. Здесь подразумевается, что все возможные вселенные имеют врожденную тенденцию к существованию, но одни имеют большую тенденцию к существованию, чем другие. На самом деле эта идея принадлежит Лейбницу, который придерживался мысли о том, что между возможными мирами может идти борьба за существование, причем самый лучший из них выходит наверх, как будто в результате процесса виртуального естественного отбора. В конце концов, он не принял эту идею и вместо этого отступил к более традиционному представлению о том, что вселенная существует потому, что Бог решил сделать это так.

Но идея виртуальной борьбы между возможными вселенными привлекла некоторых современных философов, которые довели ее до ее логического завершения и заявили, что возможная вселенная с наибольшей тенденцией к существованию — что может быть потому, что она лучшая, или потому, что он содержит некоторые важные особенности, такие как условия, которые позволяют жизни возникать — фактически сами воплощаются в жизнь.

Согласно этой теории, наша Вселенная становится актуальной не потому, что Бог или что-то еще сделали ее такой, а потому, что она буквально поднялась из небытия и сделалась актуальной.Странный? да. Но мы не должны допустить, чтобы это нас оттолкнуло. В конце концов, необычный философский вопрос может потребовать необычного ответа.

Ллойд Стрикленд, преподаватель философии, Манчестерский столичный университет

Эта статья переиздана из The Conversation по лицензии Creative Commons. Прочтите оригинальную статью.

Итог: Почему существует вселенная?

Голос Земли в небе
Просмотр статей
Об авторе:

Члены сообщества EarthSky, в том числе ученые, а также писатели, пишущие о науке и природе со всего мира, решают, что для них важно.

Пространство и время — Философия

Введение

Природа пространства и времени на протяжении веков была предметом постоянных философских дебатов и вдохновила на некоторые увлекательные взаимодействия между метафизикой и физикой. Хотя многие из представленных здесь статей могут быть легко расширены в библиографии сами по себе, включенные будут соблюдать определенные ограничения и, например, не будут касаться важных связанных областей, таких как личная принадлежность, причинно-следственная связь, свобода или мереология.Было бы легко позволить проблемам, связанным со временем, преобладать, фактически исключив пространство, и эта библиография неизбежно предлагает больший охват вопросов, связанных со временем, чем с пространством. Однако в попытке гарантировать, что ключевые темы в философии пространства не полностью игнорируются, соображения баланса продиктовали здесь лишь минимальные ссылки на дискуссии, например, о направленности времени или времени, как они понимаются в квантовой теории. . Работы, отобранные для этой библиографии, сосредоточены в первую очередь на текущей работе в пространстве и времени, но также включают некоторые указатели на более ранние важные дискуссии, такие как абсолютистские / реляционалистские дебаты и аргументы в пользу антиреализма в отношении пространства и времени. Недавние работы были сосредоточены, в частности, на метафизических и семантических проблемах, порождаемых временем, но живые вопросы философии пространства по-прежнему вызывают дискуссии, включая природу пространства как субстанции или онтологической приверженности и влияние пространств более высоких измерений на физические и метафизические проблемы. . Одна из областей, вызывающих стремительно растущий интерес, касается влияния, которое различные разновидности пространства-времени могут оказывать на объем вычислений. Некоторое релятивистское пространство-время, кажется, дает возможность одному наблюдателю получить доступ за конечное время к результатам выполнения бесконечной временной задачи другого наблюдателя.В таком пространстве-времени эффективно вычислимое опережает вычислимое по Тьюрингу, и тезис Черча – Тьюринга терпит неудачу. Другой вопрос, который в последнее время набирает популярность, — это путешествия во времени, которые все чаще рассматриваются в различных физических и метафизических аспектах, а не только как источник логических парадоксов.

Общие обзоры

Лучшие обзоры в книжной форме перечислены в Учебниках, особенно в Dainton 2001 и Turetzky 1990. Ряд хороших обзорных статей можно найти в Стэнфордской энциклопедии философии .Например, Hawley 2008 представляет собой идеальное введение в несколько ключевых дискуссий по теме настойчивости и вокруг нее, а Savitt 2008 помещает классические дебаты о статусе временного становления в часто запутанные выводы современной физики. Reichenbach 1958 — эффективное введение в философию пространства и времени с логической эмпирической точки зрения. Le Poidevin 1999 рассматривает некоторые из наиболее важных областей метафизики времени во время решающего возрождения этой области. Ричмонд 2003 пытается исследовать все основные направления философских дебатов о путешествиях во времени примерно с 1976 по 2002 годы.Суинберну 1968 удается, не занимая пристрастной позиции по вопросам существа, предложить разъясняющие мысли по большому количеству отдельных вопросов.

  • Хоули, Кэтрин. «Временные части». В Стэнфордская энциклопедия философии . Отредактировал Эдуард Н. Залта. Стэнфорд, Калифорния: Стэнфордский университет, 2008.

    Всесторонний и беспристрастный обзор проблем между эндурантистами и пердурантистами, включая полезные наброски этих доктрин и теорию стадии.Содержит очень полезную библиографию. (Эссе 2004 г.)

  • Ле Пойдевен, Робен. «Последние работы вовремя». Философские книги 40 (1999): 1–9.

    DOI: 10.1111 / 1468-0149.00128

    Обзорная статья о работе предшествующих пяти лет (в основном) по метафизическим вопросам, сосредоточенным на времени, направленности и пространстве-времени.

  • Райхенбах, Ганс. Философия пространства и времени . Перевод Марии Райхенбах и Джона Фройнда.Нью-Йорк: Dover Publications, 1958.

    Основное внимание уделяется (1) влиянию открытия неевклидовой геометрии и (2) методам и последствиям теории относительности. Включает классические логико-эмпирические объяснения условности одновременности, переноса часов и эквивалентности Лоренца.

  • Ричмонд, Аласдер. «Недавние работы: Путешествие во времени». Философские книги 44 (2003): 297–309.

    DOI: 10.1111 / 1468-0149.00308

    Обзор дебатов о путешествиях во времени, начиная с Дэвида Льюиса 1976 г. и позднее, в котором показаны связи с дебатами о настойчивости, философии пространства-времени и временной топологии.

  • Савитт, Стивен. «Бытие и становление в современной физике». В Стэнфордская энциклопедия философии . Отредактировал Эдуард Н. Залта. Стэнфорд, Калифорния: Стэнфордский университет, 2008.

    Помещает дискуссии, например, о статусе временного становления и взглядах Джона М.Э. МакТаггарта на нереальность времени (см. МакТаггарт 1921–1927), среди прочего, в контекстах, предоставленных современная физика. Хорошее освещение и полезная библиография. (Эссе 2001 г.)

  • Суинберн, Ричард. Пространство и время . 2-е изд. Лондон: Macmillan, 1980.

    Попытка выяснить как логическую, так и физическую структуру пространства и времени. Возможно, более противоречивый, чем учебник, но с замечательным освещением. Первоначально напечатано в 1968 году (также в Лондоне, компанией Macmillan).

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Пространство — это не то, что вы думаете

Попросите группу физиков и философов дать определение «пространство», и вы, вероятно, застрянете в долгой дискуссии, включающей глубоко звучащие, но бессмысленные словосочетания, такие как «сама ткань пространства-времени является физическим проявлением квантовой энтропии. концепции, сплетенные воедино универсальной природой местоположения.«Если подумать, может быть, вам следует избегать начала глубоких разговоров между философами и физиками.

Неужели пространство — это просто бесконечная пустота, лежащая в основе всего? Или это пустота между вещами? Что, если пространство не является ни тем, ни другим, а представляет собой физическую вещь, которая может плескаться, как ванна, полная воды?

Оказывается, сама природа космоса — одна из самых больших и странных загадок во Вселенной. Так что будьте готовы, потому что вот-вот начнутся дела… космический.

Космос, это вещь

Как и многие глубокие вопросы, вопрос о том, что такое пространство, на первый взгляд кажется простым. Но если вы бросите вызов своей интуиции и еще раз исследуете вопрос, вы обнаружите, что трудно найти четкий ответ.

Большинство людей воображают, что пространство — это просто пустота, в которой что-то происходит, например, большой пустой склад или театральная сцена, на которой разыгрываются события Вселенной. С этой точки зрения пространство — это буквально недостаток материала .Это пустота, которая ждет своего заполнения, как в «Я сэкономил место для десерта» или «Я нашел отличное место для парковки».

Если вы следуете этому понятию, то пространство — это нечто, что может существовать само по себе, без какого-либо вещества, которое его заполняет. Например, если вы вообразите, что во Вселенной есть конечное количество материи, вы можете представить себе путешествие так далеко, что вы достигнете точки, за которой больше нет материала, и вся материя во Вселенной находится позади вас. Вы столкнетесь с чистым пустым пространством, а за его пределами пространство может простираться до бесконечности.С этой точки зрения пространство — это бесконечная пустота.

Может ли такое существовать?

Эта картина пространства разумна и, кажется, соответствует нашему опыту. Но один урок истории состоит в том, что всякий раз, когда мы думаем, что что-то очевидно верно (например, Земля плоская или есть много печенья для девочек-скаутов, это полезно для вас), мы должны отнестись к этому скептически и сделать шаг назад, чтобы внимательно изучить это. Более того, мы должны рассмотреть радикально разные объяснения, которые также описывают один и тот же опыт.Может быть, есть теории, о которых мы не задумывались. Или, может быть, существуют связанные теории, в которых наше восприятие Вселенной — лишь один из странных примеров. Иногда труднее всего определить наши предположения, особенно когда они кажутся естественными и простыми.

В этом случае есть и другие разумно звучащие идеи того, каким может быть пространство. Что, если пространство не может существовать без материи — что, если это не что иное, как отношение между материей? С этой точки зрения у вас не может быть чистого «пустого пространства», потому что идея любого пространства за пределами последней части материи не имеет никакого смысла.Например, вы не можете измерить расстояние между двумя частицами, если у вас нет частиц. Понятие «пространство» закончится, когда не останется больше частиц материи, определяющих его. Что будет дальше? Не пустое место.

Это довольно странный и нелогичный способ мышления о пространстве, особенно с учетом того, что мы никогда не сталкивались с концепцией непространства. Но странности никогда не стояли на пути физики, так что сохраняйте непредвзятость.

Какое место является местом?

Какое из этих представлений о космосе правильное? Неужели пространство похоже на бесконечную пустоту, ожидающую своего заполнения? Или он существует только в контексте материи?

Оказывается, мы совершенно уверены, что пространство не является ни одной из этих вещей. Пространство определенно , а не , это пустота, и определенно , а не , просто связь между материей. Мы знаем это, потому что видели, как космос делает вещи, которые не соответствуют ни одной из этих идей. Мы наблюдали, как пространство изгибается, колеблется и расширяется .

Это та часть, где ваш мозг думает: «Что-то …?»

Если вы обращаете внимание, вы должны немного запутаться, прочитав фразы «искривление пространства» и «расширение пространства». Что это могло означать? Какой в ​​этом смысл? Если пространство — это идея, то его нельзя согнуть или расширить, не больше, чем нарезать кубиками и обжарить с кинзой. Если пространство — наша линейка для измерения местоположения предметов, как вы измеряете изгиб или расширение пространства?

Хорошие вопросы! Причина, по которой эта идея искривления пространства так сбивает с толку, заключается в том, что большинство из нас вырастают с мысленным представлением о пространстве как невидимом фоне, на котором что-то происходит. Возможно, вы представляете себе пространство похожим на ту театральную сцену, о которой мы упоминали ранее, с твердыми деревянными досками в качестве пола и жесткими стенами со всех сторон. И, возможно, вы вообразите, что ничто во Вселенной не может изменить эту сцену, потому что эта абстрактная рамка не является частью Вселенной, а является чем-то, что содержит Вселенную.

К сожалению, именно здесь ваша мысленная картина ошибается. Чтобы понять общую теорию относительности и подумать о современных идеях пространства, вы должны отказаться от идеи пространства как абстрактной сцены и признать, что это физическая вещь . Вы должны представить себе, что у космоса есть свойства и поведение, и что оно реагирует на материю во Вселенной. Вы можете зажать пространство, сжать его и, да, даже заполнить его кинзой.

В этот момент ваш мозг может звучать « что за # @ # $?!?! ”бессмысленных сигналов тревоги.Это совершенно понятно. Приготовьтесь терпеть нас, потому что настоящее безумие еще впереди. К тому времени, как мы закончим, ваши бессмысленные будильники будут исчерпаны. Но нам нужно тщательно распаковать эти концепции, чтобы понять идеи здесь и оценить поистине странные и основные загадки космоса, которые остаются без ответа.

Space Goo, вы плаваете в нем

Как может космос быть физическим объектом, который рябит и изгибается, и что это означает?

Это означает, что вместо пустой комнаты (действительно большой комнаты) пространство больше похоже на огромную каплю густой слизи.Обычно вещи могут перемещаться в слизи без каких-либо проблем, точно так же, как мы можем перемещаться по комнате, полной воздуха, не замечая всех частиц воздуха. Но при определенных обстоятельствах эта слизь может изгибаться, изменяя способ движения вещей через нее. Он также может сжиматься и создавать волны, изменяя форму предметов внутри него.

Эта слизь (назовем ее «космической слизью») не является идеальной аналогией природы пространства, но это аналогия, которая помогает вам представить, что пространство, в котором вы сейчас сидите, не обязательно фиксировано. и аннотация. Вместо этого вы сидите в какой-то конкретной вещи , и эта вещь может растягиваться, покачиваться или искажаться так, что вы, возможно, не воспринимаете.

Может быть, сквозь вас только что прошла волна пространства. Или, может быть, в этот момент нас тянут в странном направлении, и мы даже не догадываемся об этом. На самом деле, до недавнего времени мы даже не замечали, что слизь что-то делает, кроме как сидеть и гудеть в никуда, поэтому мы путали ее с ничто.

Так что же может сделать эта космическая слизь? Оказывается, он может делать много странных вещей.

Во-первых, пространство может расширяться. Давайте на минуту хорошенько подумаем о том, что означает расширение пространства. Это означает, что вещи отдаляются друг от друга , фактически не перемещаясь через слизь . В нашей аналогии представьте, что вы сидите в слизи, и вдруг она начала расти и расширяться. Если бы вы сидели напротив другого человека, этот человек теперь был бы дальше от вас, и ни один из вас не переместился бы относительно слизи.

Как мы могли узнать, что слизь расширилась? Разве линейка, которую мы используем для измерения липкости , не расширится и ? Это правда, что пространство между всеми атомами в линейке будет расширяться, разрывая их.А если бы нашу линейку сделать из сверхмягкой ириски, она бы тоже расширилась. Но если вы используете жесткую линейку, все ее атомы будут крепко держаться друг за друга (с помощью электромагнитных сил), а линейка останется той же длины, что позволит вам заметить, что было создано больше пространства.

И мы знаем, что космос может расширяться, потому что мы видели, как оно расширяется — так была открыта темная энергия. Мы знаем, что в ранней Вселенной пространство расширялось и растягивалось с поразительной скоростью, и что подобное расширение происходит и сегодня.

Мы также знаем, что пространство может искривлять . Нашу слизь можно сжать и деформировать, как ириску. Мы знаем это, потому что в общей теории относительности Эйнштейна гравитация и есть искривление пространства. Когда что-то имеет массу, пространство вокруг него искажается и меняет форму.

Когда пространство меняет форму, вещи перестают двигаться в нем так, как вы могли сначала представить. Вместо того, чтобы двигаться по прямой линии, бейсбольный мяч, проходящий через сгусток изогнутой слизи, будет изгибаться вместе с ним.Если слизь сильно искажена чем-то тяжелым, например шаром для боулинга, бейсбольный мяч может даже двигаться по петле вокруг него — точно так же, как Луна вращается вокруг Земли или Земля вращается вокруг Солнца.

И это то, что мы действительно можем увидеть невооруженным глазом! Свет, например, искажает свой путь, когда проходит рядом с массивными объектами, такими как наше Солнце или гигантские капли темной материи. Если бы гравитация была просто силой между объектами с массой, а не искривлением пространства, то она не могла бы притягивать фотоны, которые не имеют массы.Единственный способ объяснить, как можно искривлять световой путь, — это если искривляется само пространство.

Наконец, мы знаем, что пространство может колебаться . Это не слишком надумано, учитывая, что мы знаем, что пространство может растягиваться и искривляться. Но что интересно, растяжение и изгиб могут распространять по нашей космической слизи; это называется гравитационной волной. Если вы вызовете внезапное искажение пространства, это искажение будет излучаться наружу, как звуковая волна или рябь внутри жидкости.Такое поведение может произойти только в том случае, если пространство имеет определенную физическую природу, а не является просто абстрактным понятием или чистой пустотой.

Мы знаем, что эта рябь реальна, потому что (а) общая теория относительности предсказывает эту рябь, и (б) мы действительно почувствовали эту рябь. Где-то во Вселенной две массивные черные дыры были заблокированы в бешеном вращении друг вокруг друга, и, вращаясь, они вызывали огромные искажения в пространстве, которые расходились в космос. Используя очень чувствительное оборудование, мы обнаружили эту космическую рябь здесь, на Земле.

Вы можете представить эту рябь как волны растяжения и сжатия пространства. На самом деле, когда космическая рябь проходит, пространство сжимается в одном направлении и расширяется в другом.

Это звучит нелепо. Вы уверены?

Как бы безумно ни звучало, что пространство — это вещь, а не просто пустота, это то, что нам говорит наш опыт Вселенной. Наши экспериментальные наблюдения довольно ясно показывают, что расстояние между объектами в космосе измеряется не на невидимом абстрактном фоне, а зависит от свойств космической слизи, в которой мы все живем, едим печенье и рубим кинзу.

Но хотя представление о пространстве как о динамическом объекте с физическими свойствами и поведением может объяснить странные явления, такие как искривление и растяжение пространства, это только приводит к большему количеству вопросов.

Например, у вас может возникнуть соблазн сказать, что то, что мы раньше называли пространством, теперь следует называть физическим веществом («phgoo»), но что это вещество должно быть в чем-то , которое мы теперь могли бы снова называть пространством. Это было бы умно, но, насколько мы знаем (что на сегодняшний день не так уж и далеко), слизь не обязательно должна быть в чем-то еще.Когда он изгибается и изгибается, это внутреннего изгиба , который изменяет отношения между частями пространства, а не изгиб слизи относительно некоторой большей комнаты, которую она заполняет.

Но то, что нашей космической слизи не нужно , чтобы сидеть внутри чего-то еще, не означает, что это , а не , сидящее внутри чего-то еще. Возможно, то, что мы называем пространством, на самом деле находится внутри какого-то большего «суперпространства». И возможно, это суперпространство похоже на бесконечную пустоту, но мы понятия не имеем.

Возможны ли части Вселенной без пространства? Другими словами, если пространство — это слизь, возможно ли, чтобы там было не-слизь или ее отсутствие? Смысл этих понятий не очень ясен, потому что все наши физические законы предполагают существование пространства, поэтому какие законы могут действовать вне пространства? Мы понятия не имеем.

Дело в том, что это новое понимание пространства как вещи пришло недавно, и мы находимся в самом начале понимания того, что такое пространство.Во многих отношениях наши интуитивные представления все еще затрудняют нас. Эти представления хорошо служили нам, когда первые мужчины и женщины охотились на дичь и собирали доисторическую кинзу, но нам нужно разорвать оковы этих концепций и осознать, что пространство сильно отличается от того, что мы представляли.

Прямое мышление о согнутом пространстве

Если ваш мозг еще не страдает от всех этих липких концепций сгибания пространства, вот еще одна загадка, связанная с пространством: пространство плоское или изогнутое (и если оно изогнуто, то в какую сторону) изгиб)?

Это сумасшедшие вопросы, но их не так уж сложно задать, если вы примете идею о том, что пространство податливо.Если пространство может огибать объекты с массой, может ли оно иметь общую кривизну? Это все равно, что спрашивать, плоская ли наша слизь: вы знаете, что она может покачиваться и деформироваться, если вы надавите на нее любой точкой, но прогибается ли она в целом? Или сидит идеально ровно? Вы можете задать эти вопросы и о космосе.

Ответ на эти вопросы о космосе окажет огромное влияние на наше представление о Вселенной. Например, если пространство плоское, это означает, что если вы путешествуете в одном направлении вечно, вы можете просто продолжать движение, возможно, до бесконечности.

Но если пространство искривлено, могут случиться и другие интересные вещи. Если пространство имеет положительную кривизну в целом, то движение в одном направлении может фактически заставить вас сделать цикл и вернуться в то же место с противоположного направления! Это полезная информация, если, например, вам не нравится идея, что люди подкрадываются к вам сзади.

Объяснить идею искривленного пространства очень сложно, потому что наш мозг просто не приспособлен для визуализации подобных концепций.Зачем им быть? Большая часть нашего повседневного опыта (например, уклонение от хищников или поиск ключей) имеет дело с трехмерным миром, который кажется довольно фиксированным (хотя, если на нас когда-либо нападут продвинутые инопланетяне, которые могут управлять кривизной пространства, мы надеемся, что мы тоже сможем разобрался быстро).

Что означает кривизна пространства? Один из способов визуализировать это — представить на секунду, что мы живем в двухмерном мире, как будто мы застряли в листе бумаги.Это означает, что мы можем двигаться только в двух направлениях. Теперь, если лист, на котором мы живем, лежит совершенно ровно, мы говорим, что наше пространство плоское.

Но если по какой-то причине этот лист бумаги согнут, то мы говорим, что пространство искривлено.

Есть два способа сгибания бумаги. Все они могут быть изогнуты в одном направлении (так называемая «положительная кривизна») или могут быть изогнуты в разных направлениях, как конское седло или картофельные чипсы Pringles (это называется «отрицательная кривизна» или «нарушение диеты»).

Вот что самое интересное: если мы обнаружим, что пространство везде плоское, это означает, что лист бумаги (пространство) потенциально может длиться вечно. Но если мы обнаружим, что пространство везде имеет положительную кривизну, тогда будет только одна форма, которая повсюду имеет положительную кривизну: сфера. Или, если быть более техническим, сфероид (то есть картофель). Это один из способов, которым наша Вселенная могла бы вращаться вокруг себя. Мы все могли бы жить в трехмерном эквиваленте картофеля, а это значит, что независимо от того, в каком направлении вы идете, вы в конечном итоге возвращаетесь в одно и то же место.

В этом случае оказывается, что у нас есть ответ, который заключается в том, что пространство действительно кажется «довольно плоским», поскольку оно находится в пределах 0,4% от плоского. Ученые с помощью двух очень разных методов вычислили, что кривизна пространства (по крайней мере, пространства, которое мы можем видеть) очень близка к нулю.

Что это за два пути? Один из способов — измерить треугольники. В кривизне интересно то, что треугольники в искривленном пространстве не подчиняются тем же правилам, что и треугольники в плоском пространстве.Вернемся к нашей аналогии с листом бумаги. Треугольник, нарисованный на плоском листе бумаги, будет отличаться от треугольника, нарисованного на изогнутой поверхности.

Ученые сделали эквивалент измерения треугольников, нарисованных в нашей трехмерной Вселенной, глядя на изображение ранней Вселенной и изучая пространственные отношения между различными точками на этом изображении. И они обнаружили, что измеренные ими треугольники соответствуют треугольникам плоского пространства.

Другой способ узнать, что пространство в основном плоское, — это посмотреть на то, что заставляет пространство искривляться в первую очередь: на энергию во Вселенной.Согласно общей теории относительности, во Вселенной есть определенное количество энергии (на самом деле плотность энергии), которая заставляет пространство искривляться в том или ином направлении. Оказывается, величина плотности энергии, которую мы можем измерить в нашей Вселенной, является именно той величиной, которая необходима для того, чтобы пространство, которое мы видим, вообще не искривлялось (с погрешностью 0,4 процента).

Некоторые из вас могут быть разочарованы, узнав, что мы не живем в крутой трехмерной космической картошке, которая вращается вокруг, если вы всегда пойдете в одном направлении.Конечно, кто не мечтал совершить кругосветное вращение в стиле Эвела Книвела на ракетном мотоцикле? Но вместо того, чтобы разочаровываться в том факте, что мы живем в скучной плоской вселенной, вы можете быть немного заинтригованы. Почему? Потому что, насколько нам известно, тот факт, что мы живем в плоской Вселенной, является гигантским совпадением космического уровня.

Подумайте об этом. Вся масса и энергия во Вселенной — это то, что придает пространству его кривизну (помните, что масса и энергия искажают пространство), и если бы у нас было немного больше массы и энергии, чем у нас сейчас, пространство искривилось бы в одну сторону.И если бы у нас было чуть меньше, чем сейчас, пространство искривилось бы в другую сторону. Но у нас, кажется, есть , всего — правильное количество, чтобы сделать пространство идеально плоским, насколько мы можем судить. Фактически, точное количество составляет около пяти атомов водорода на кубический метр пространства. Если бы у нас было шести атомов водорода на кубический метр пространства или четырех , вся Вселенная была бы намного другой (более пышной и сексуальной, но другой).

И это становится еще более странным.Поскольку кривизна пространства влияет на движение материи, а материя влияет на кривизну пространства, возникают эффекты обратной связи. Это означает, что если бы в первые дни существования Вселенной было немного слишком много или недостаточно материи, так что мы не были бы правы в этой критической плотности, чтобы сделать пространство плоским, тогда это подтолкнуло бы вещи еще дальше. из квартиры. Теперь, чтобы пространство было довольно плоским, это означает, что в ранней Вселенной оно должно было быть чрезвычайно плоским, или или должно быть что-то еще, удерживающее его плоским.

Это одна из самых больших загадок космоса. Мы не только не знаем, что такое пространство, но и не знаем, почему оно такое. Наши знания в этом вопросе, кажется, не соответствуют действительности.

Форма пространства

Искривление пространства — не единственное, что вызывает у нас серьезные вопросы, когда речь идет о природе пространства. Как только вы примете, что пространство — это не бесконечная пустота, а скорее, возможно, бесконечная физическая вещь со свойствами, вы можете задавать всевозможные странные вопросы по этому поводу.Например, каковы размер и форма помещения?

Размер и форма пространства говорят нам, сколько там места и как оно связано с самим собой. Вы можете подумать, что, поскольку пространство плоское и не имеет формы, как картофель или седло лошади (или картофель в седле лошади), идея размера и формы пространства не имеет смысла. В конце концов, если пространство плоское, значит, оно должно продолжаться вечно, верно? Не обязательно!

Пространство может быть плоским и бесконечным. Или он может быть плоским и иметь край.Или, что еще более странно, он может быть плоским, а по-прежнему петляет вокруг себя.

Как пространство может иметь край? На самом деле, нет причин, по которым пространство не может иметь границ, даже если оно плоское. Например, диск представляет собой плоскую двумерную поверхность с гладкой непрерывной кромкой. Возможно, трехмерное пространство в какой-то момент также имеет границу благодаря каким-то странным геометрическим свойствам на его краях.

Еще более интригующим является возможность того, что пространство может быть плоским и при этом вращаться вокруг себя.Это было бы похоже на игру в одну из этих видеоигр (например, Asteroids или Pac-Man ), где, если вы выйдете за край экрана, вы просто окажетесь на другой стороне. Пространство может каким-то образом соединяться с самим собой, о чем мы еще не до конца осознаем. Например, червоточины — это теоретические предсказания общей теории относительности. В червоточине две разные точки в космосе, которые находятся далеко друг от друга, могут быть соединены друг с другом. Что, если края пространства соединены одинаковым образом? Мы понятия не имеем.

Quantum Space

Наконец, вы можете спросить, действительно ли пространство состоит из крошечных дискретных кусочков пространства, таких как пиксели на экране телевизора, или бесконечно гладких, так что есть бесконечное количество мест, где вы можете находиться между двумя точками в космосе?

Ученые в древние времена могли и не предположить, что воздух состоит из крошечных дискретных молекул. В конце концов, воздух кажется непрерывным. Он действует для заполнения любого объема и обладает интересными динамическими свойствами (такими как ветер и погода).Однако мы знаем, что все то, что нам нравится в воздухе (как он мягко касается вашей щеки прохладным летним бризом или как он удерживает нас от удушья), на самом деле является совокупным поведением миллиардов отдельных молекул воздуха, а не фундаментальными свойствами сами отдельные молекулы.

Нам кажется, что сценарий гладкого пространства имеет больше смысла. В конце концов, наш опыт перемещения в пространстве заключается в том, что мы скользим по нему легко и непрерывно. Мы не перескакиваем с пикселя на пиксель рывками, как это делает персонаж видеоигры, когда он движется по экрану.

Или мы?

Учитывая наше нынешнее понимание Вселенной, было бы на больше , если бы пространство оказалось бесконечно гладким. Это потому, что мы знаем, что все остальное квантовано. Материя квантуется, энергия квантуется, силы квантуются, печенья Girl Scout квантуются. Более того, квантовая физика предполагает, что может существовать наименьшее расстояние, которое имеет смысл, а именно 10 — 35 метров. Итак, с точки зрения квантовой механики, было бы разумно, если бы пространство было квантовано.Но, опять же, мы действительно понятия не имеем.

Но неведение не помешало физикам вообразить безумные возможности! Если пространство квантовано, это означает, что, когда мы перемещаемся по пространству, мы фактически прыгаем из маленьких маленьких мест в другие маленькие маленькие места. С этой точки зрения пространство — это сеть связанных узлов, подобных станциям в системе метро. Каждый узел представляет собой местоположение, а соединения между узлами представляют отношения между этими местоположениями (т.е., который рядом с другим). Это отличается от идеи о том, что пространство — это просто взаимосвязь между материей, потому что эти узлы пространства могут быть пустыми и все еще существовать.

Интересно, что этим узлам не нужно располагаться внутри большего пространства или каркаса . Они могли просто … быть. В этом сценарии то, что мы называем пространством, будет просто отношениями между узлами, а все частицы во Вселенной будут просто свойствами этого пространства, а не элементами в нем.Например, это могут быть колебательные моды этих узлов.

Это не так надумано, как кажется. Современная теория частиц основана на квантовых полях, заполняющих все пространство. Поле просто означает, что с каждой точкой в ​​этом пространстве связано число или значение. С этой точки зрения частицы — это просто возбужденные состояния этих полей. Так что мы не слишком уже далеки от такой теории.

Между прочим, физикам нравятся идеи такого типа, когда что-то, что кажется нам фундаментальным (например, космос), случайно возникает из чего-то более глубокого.Это дает им ощущение, что мы заглянули за занавес, чтобы обнаружить более глубокий слой реальности. Некоторые даже подозревают, что отношения между узлами пространства сформированы квантовым переплетением частиц, но это математическое предположение группы теоретиков, употребляющих кофеин.

Тайны космоса

Если вы дочитали до этого места и либо глубоко это поняли, либо просто отключили свой бессмысленный будильник, тогда мы не должны медлить с исследованием самой безумной концепции о космосе (да, она становится еще безумнее).

Если пространство — это физическая вещь, а не фон или рамка, с динамическими свойствами, такими как изгибы и рябь, возможно, даже построенное из квантованных битов пространства, тогда мы должны задаться вопросом: что еще может сделать пространство?

Подобно воздуху, возможно, он имеет разные состояния и фазы. В экстремальных условиях, возможно, он может устроиться очень неожиданным образом или иметь странные неожиданные свойства, точно так же, как воздух ведет себя по-разному, независимо от того, находится ли он в жидкой, газовой или твердой форме.Возможно, пространство, которое мы знаем, любим и занимаем (иногда больше, чем нам хотелось бы), — это только один редкий тип пространства, и во Вселенной есть другие типы пространства, которые ждут, когда мы придумаем, как их создавать и манипулировать ими. .

Самый интригующий инструмент, который у нас есть, чтобы ответить на этот вопрос, — это тот факт, что пространство искажается массой и энергией. Чтобы понять, что такое космос и на что оно способно, лучше всего довести его до крайностей, внимательно присмотревшись к местам, где космически огромные массы сжимают и напрягают его: черные дыры.Если бы мы могли исследовать близкие к черным дырам, мы могли бы увидеть пространство, измельченное и изрубленное таким образом, что взорвется наша бессмысленная тревога.

И что интересно, мы ближе, чем когда-либо, к возможности исследовать эти крайние деформации пространства. Если раньше мы были глухи к ряби гравитационных волн, движущихся по Вселенной, то теперь у нас есть способность прислушиваться к космическим событиям, которые сотрясают и нарушают целостность космического пространства. Возможно, в ближайшем будущем мы лучше поймем природу космоса и ответим на эти глубокие вопросы, которые буквально окружают нас.

Так что не теряйте время. И сэкономьте место в мозгу для ответов.

Хорхе Чам — создатель популярного онлайн-комикса Piled Higher and Deeper, , также известного как PHD Comics. Он получил докторскую степень. по робототехнике в Стэнфорде.

Дэниел Уайтсон — профессор экспериментальной физики Калифорнийского университета в Ирвине и член Американского физического общества. Он проводит исследования на Большом адронном коллайдере в ЦЕРНе.

Из У нас нет идей: Путеводитель по неизвестной Вселенной Хорхе Чам и Дэниел Уайтсон, опубликовано 9 мая 2017 года издательством Riverhead Books, отпечатком издательства Penguin Publishing Group, подразделения Penguin Random House, LLC . Авторские права © 2017 Хорхе Чам и Дэниел Уайтсон.

Кредит изображения: Elysee Shen / Getty Images

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.