Кто матерится тот: у людей, которые умело матерятся, богаче словарный запас / Хабр

Автор: | 07.02.1979

Содержание

у людей, которые умело матерятся, богаче словарный запас / Хабр

Если кто-то упрекает вас, что ругаться матом некрасиво, можете смело возразить — наука на нашей стороне. Новое исследование

британских

американских учёных выявило, что люди с хорошим набором ругательств скорее имеют богатый словарный запас, чем вежливые люди без набора ругательств.

Другими словами, если вы знаете много разнообразных ругательств, то вы, скорее всего, умный и интеллектуально развитый человек.

Результаты исследования противоречат распространённому заблуждению, что человек ругается тогда, когда не может подобрать слов, чтобы выразить своё мнение.

В первом эксперименте участвовало 43 человека (30 женщин) возрастом от 18 до 22 лет. Каждый из них должен был за 60 секунд назвать максимальное количество матных, бранных и табуированных слов. Затем, им требовалось вспомнить как можно больше названий животных и назвать их за те же 60 секунд. Исследователи считали тест с именами животных индикатором величины словарного запаса.

Это условия стандартных одноминутных FAS-тестов на вербальные способности. В общей сложности участники эксперимента назвали 533 различных ругательства.

Во втором эксперименте принимали участие 49 человек (34 женщины) того же возраста. Условия эксперимента были аналогичными, но только все ругательства и все животные должны были начинаться на букву «а».

В итоговой научной работе, которая опубликована в журнале Language Sciences, исследователи приводят несколько выводов. Например, они обращают внимание на отсутствие значительной разницы в наборе ругательств у мужчин и женщин. Представители обоих полов знают примерно одинаковое количество матных слов.

При этом обнаружена положительная корреляция между количеством известных человеку ругательств и общим словарным запасом.

«Объёмный запас табуированной лексики может скорее быть индикатором здоровых вербальных способностей, а не признаком словарного дефицита, — заключают авторы исследования. — Ораторы при использовании матных слов понимают их общее экспрессивное содержание, а также нюансы смыслов, которые следует иметь в виду для правильного нанесения оскорблений. Способность понимать нюансы смыслов указывает скорее на более, а не менее продвинутые лингвистические способности».

Почему люди матерятся? Потому что приятно

  • Ананд Джагатия и Кэти Эдвардс
  • Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Все мы ругаемся матом, но некоторые делают это громче других

Почему ругаться матом так приятно?

Только потому, что мы понимаем, что делаем что-то «плохое», или ругань действительно влияет на состояние нашего мозга и тела?

Это происходило со всеми: ударившись ногой о ножку стола, застряв в пробке или пролив кофе, мы выкрикиваем матерное слово, а иногда и извергаем трехэтажную ругань.

Инстинктивно в такие моменты мы прибегаем именно к запрещенным словам — обычно они содержат приятную череду взрывных согласных — и как будто по волшебству, мы начинаем испытывать легкое удовлетворение.

Да, кто-то матерится чаще, чем другие, а иногда люди прибегают к запретным словам на радостях.

Но нужно признать, что мат существует во всех языках и культурах мира… а возможно даже у животных (об этом позже).

Что он представляет собой с научной точки зрения?

Что такое мат

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В каждой культуре есть моральный кодекс, и если вы его нарушаете, это нужно понимать

«Дать точное определение мата очень, очень сложно», — говорит эксперт, автор книги «Материться — полезно» Эмма Бирн.

Мат это язык, к которому мы прибегаем, будучи в шоке, удивляясь, на радостях, в шутку или чтобы кого-то оскорбить… но как культурный феномен мат работает только в пределах своего «родного» сообщества, лингвистической группы, общества, страны или региона, говорит она.

«Мы решаем, какие слова являются матерными, на основе консенсуса. А этот консенсус во многом основан на том, какие табу существуют в каждой конкретной культуре: где-то очень оскорбляются, услышав название части тела, где-то — название болезни, а в других местах нецензурным считают упоминание функций организма», — объясняет Бирн.

Но мат везде объединяет одно: «Чтобы слова имели эмоциональный вес, вам нужно играть с табуированной в конкретном обществе темой».

Если вы сомневаетесь, то вот еще один критерий от Эммы Бирн: «Это такой язык, который вы бы не стали употреблять в определенных обстоятельствах, например, на собеседовании на работу или первом знакомстве с родителями партнера».

Почему мы материмся?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Кто-то делает это за рулем

«В стрессовой ситуации или когда происходит что-то неожиданное, выругаться — это как рефлекс. Это по-своему приятно!» — говорит слушатель радио Би-би-си по имени Гади.

Другие слушатели согласны.

«Ситуация, в которой я ругаюсь, может быть радостной, я могу выругаться от удивления, от глубокого сожаления или злости. Это, видимо, самый выразительный способ показать эмоции», — говорит слушатель Михаил.

Наверняка существуют люди, которые вообще никогда не матерятся, но многие из нас поймут, о каком чувстве облегчения говорят слушатели. Мы испытываем его, когда от души ругаемся, некоторые слова как будто заряжены какой-то энергией.

По словам автора книги «Материться — полезно» Эммы Бирн, одна из самых интересных ее находок, это то, что даже люди, перенесшие гемисферэктомию, то есть потерявшие половину головного мозга, не полностью теряют способность к речи.

«Когда человеку удаляют левую половину мозга, или она повреждается, например, из-за инсульта, и этот человек теряет большую часть речевых способностей, то как правило они не теряют способности ругаться матом», — говорит доктор.

«Судя по всему, мы устанавливаем очень сильные эмоциональные связи с некоторыми словами, и они хранятся в нашем мозге отдельно от других слов. Можно удалить часть мозга и способность употреблять язык вдумчиво и спланированно, как я сейчас. Но человек сохранит способность ругаться матом».

Можно ли заменить мат на другое слово?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В большинстве случаев «работает» только настоящий мат

«Мне было интересно, имеет ли смысл ругаться, когда человек испытывает боль — помогает ли это», — говорит ученый-психолог Ричард Стивенс, глава «Лаборатории мата» Килского Университета.

В лаборатории проводят эксперименты. Один из них, например, заключается в том, чтобы засунуть руку в ведро, полное льда — один раз с матом, второй — используя цензурные аналоги матерных слов, и посмотреть, сколько человек выдержит.

Сотрудники лаборатории обнаружили, что использование настоящего мата работает лучше: матерившиеся люди дольше держали руку в ведре. Подобранные случайно слова не работают вообще — у них нет такого эмоционального веса.

Но как это объяснить?

«Когда человек матерится, его пульс как правило учащается. Это, судя по всему, означает, что мат вызывает эмоциональную реакцию, и мы знаем, что мат — это язык эмоций», — говорит Стивенс.

«Наша рабочая гипотеза состоит в том, что когда люди матерятся, испытывая боль, они искусственно повышают свой уровень стресса, и в игру вступает феномен под названием стрессовое обезболивание, то есть чувствительность к боли снижается, это часть более широкого психологического механизма «бей или беги», — говорит Стивенс.

«Обычно я не матерюсь, — говорит Колин, еще один слушатель. — Но несколько лет назад у меня была травма в горах, и меня пришлось спасать. У меня была дислокация плеча, и с горы меня спускали на санях. Я ощущал каждую кочку и мог только ругаться матом, до самого подножья. Другие слова не помогали.

На разных языках

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Черт побери!»

Зная все это, можно ли сказать, что мат во всех культурах ощущается одинаково.

Наши слушатели и здесь готовы прийти на помощь.

«Мат на испанском — очень творческий, — говорит Клара. — Если кто-то действительно зол, они будут материться полными предложениями и рассказывать целые истории, все матом».

Джейн с Мальты говорит: «Самое оскорбительное матерное слово можно перевести как «сперма». И это довольно странно, потому что в других культурах, если обозвать кого-то спермой, то на тебя просто косо посмотрят».

«Русский — лучший язык для мата, — говорит Михаил. Есть столько оскорбительных слов, и любое слово можно сделать оскорбительным! Наша культура мата уходит корнями в литературу, а представить русского, который не матерится, невозможно».

«В мандаринском диалекте китайского есть интересное матерное выражение, означающее «совершить поступок, который коснется чьих-то предков в 18-м поколении, — рассказывает Жаклин. — Можно сказать: «я делаю это с твоей матерью, бабушкой, со всеми предками до 18-го колена». Я иногда говорю так отцу».

Есть еще одно китайское выражение, которое касается черепашьих яиц и поверия, что черепахи женского пола постоянно «ходят налево»… так что обозвать кого-то черепашьим яйцом значит усомниться в том, что кто-то его или ее отец.

Итак, несмотря на то, что мат разный во всем мире, он судя по всему является универсальным аспектом человеческой культуры.

Мат у животных

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Вы удивитесь…

Но материться могут не только люди. Эмма Бирн рассказывает об удивительных экспериментах с шимпанзе, в ходе которых обезьян по сути растили в формате расширенной семьи.

В ходе этого эксперимента американские эксперты по приматам Дебора и Роджер Футс «при шимпанзе общались только на языке глухонемых, и обучили обезьян самым разным словам», — рассказывает эксперт.

В естественных условиях шимпанзе общаются главным образом перебрасываясь фекалиями, однако Футсы превратили это в табу, приучив обезьян к туалету.

«После этого мартышки начали использовать знак, означающий «грязь или фекалии» примерно так же, как англоговорящие люди используют соответствующее слово», — говорит она.

«Они использовали этот знак, чтобы выразить раздражение, чтобы оскорбить и чтобы обозвать соперника «грязной мартышкой», это было для них самым тяжким оскорблением».

Вдобавок ко всему этому, обезьяны начали шутить про фекалии, говорит Бирн.

«Роджер и Дебора Футс пишут, что шимпанзе шлепали себя по подбородку тыльной стороной ладони (это означало «грязный») так сильно, что у них стучали зубы.

Это значит, что вместо перебрасывания фекалиями мартышки начали «перебрасываться» идеей фекалий.

«Мне это показалось самой интересной частью моих исследований: я поняла, что как только появляется табу и способ о нем говорить, возникает мат», — говорит она.

значит честный? / Авторские материалы / Радиостанция «Вести FM» Прямой эфир/Слушать онлайн

Если человек матерится — значит не врет! К такому выводу пришли ученые из Нидерландов. Они провели исследование и доказали, что люди, которые используют в речи бранную лексику, чаще говорят правду. В качестве довода они приводят в пример избранного президента США Дональда Трампа — он во время своих выступлений также употребляет крепкие словечки. И делает это намеренно, уверены специалисты, чтобы подчеркнуть свою честность. Впрочем, русские ругаются вовсе не из-за честности, говорят отечественные психологи и филологи. Тему продолжит корреспондент «Вестей ФМ» Татьяна Григорьянц.

276 добровольцев, соцсети и шкала лжи по Айзенку — всё что понадобилось нидерландским ученым, чтобы оправдать сквернословов перед обществом. Мол, ругаются они не от скудности речи, а от избытка чувств. Испытуемых попросили перечислить любимые бранные слова, затем предложили заполнить опросники со шкалой лжи по Айзенку. Анкеты были не простыми, а с хитростью: несколько ответов были заведомо ложными. Полученные данные ученые сопоставили со списком любимых ругательств. Оказалось, что люди, склонные ко лжи, реже использует бранную лексику. А вот сквернословы почти никогда не ставят своей целью кого-то обидеть! Выводы интересные, но весьма спорные, говорит психолог

Анна Иотко. Сама жизнь их не подтверждает, уверена она:

«Если мы проанализируем социальные элементы, которые «профессионально» используют мат, то среди них будет гораздо больше мошенников и преступников. И более-менее культурные, интеллигентные люди используют другую лексику, но это не значит, что среди них все — вруны! Наоборот, они умеют открыто и честно общаться. Мне удивительны такие выводы, и я в жизни не вижу им подтверждения«.

Есть множество других примет, позволяющих определить, врет человек во время разговора или нет, поясняет Анна Иотко

. И бранных слов среди них нет:

«Если слова не повторяются, громкость, тон, скорость разговора соответствуют теме, если человек не зацикливается на одном и том же, если он достаточно открыт к разным темам разговора, скорее всего, он честен».

Психолог Марат Латыпов в целом согласен с коллегой. Хотя, по его мнению, нидерландские специалисты, несмотря на некоторую ограниченность своего эксперимента, не так уж далеки от истины. По крайней мере можно назвать их выводы логичными:

«Как правило, крепкие словечки в обычной жизни не употребляются. И если человек их начинает использовать, то он говорит правду… То есть он сдерживает себя обычно. Соответственно, если он это проговаривает, то и другие его слова являются правдой. Второе: ненормативная лексика часто привязана к эмоциям человека, к его чувствам, содержанию. То есть он выражает при помощи таких вот резких словечек свои чувства и эмоции».

Или прибегает к ругательствам, когда все аргументы уже кончились, а очень хочется донести свою позицию, как героине Людмилы Гурченко в известной картине «Любовь и голуби»:

Что голландцу хорошо, то русскому… Ну, если не смерть, то точно не благо. Слишком разные народы, говорит профессор Московского педагогического университета Янина Солдаткина

. И ругаемся по-разному. Но у россиян ругательства, как правило, — это показатель несдержанности. К искренности и честности это не имеет никакого отношения, замечает профессор:

«Разные даже степени запретности, поскольку наши слова исторически связаны с наименованием сакральных действий, сакральных частей тела, которые не упоминаются в обыденной жизни. У них нет этого в таком количестве, в таком богатстве словоформ и в таком четком виде, как в русском языке».

А посему российские специалисты приглашают голландцев в нашу страну, чтобы завершить свое исследование. Возможно, они сделают и более удивительные выводы.

 

Цитаты и афоризмы про матерщину

Перед вами остроумные высказывания, афоризмы и цитаты про матерщину. Это достаточно интересная и неординарная подборка самых настоящих «жемчужин мудрости» на данную тему. Здесь собраны занимательные остроты и изречения, умные мысли философов и меткие фразы мастеров разговорного жанра, гениальные слова великих мыслителей и оригинальные статусы из соцсетей, а так же многое другое. ..

Беззубому остается лаять.
Лев Краткий.

Благодаря свободе слова отпала необходимость в выборе выражений.

Борис Крутиер.

В зеркале речи часто отражаются обнаженные детородные органы.
Станислав Ежи Лец.

Давайте чертыхаться, пока есть время, в раю нам не позволят.
Марк Твен.

Диоген бил отца, если сын сквернословил.
Роберт Бартон (XVI в.).

Жена содрогается при мысли о том, чем занимается втайне её муж, если он не курит, не пьёт и не матерится.
Из книги Э. Мерфи «2715 коротких цитат«.

Изучение ругательств народов — хороший путь к постижению их святынь.
Григорий Ландау.

Когда я увидел, что этот парень помял мне крыло, я сказал ему, чтобы он плодился и размножался. Но только другими словами.
Вуди Аллен.

Культура — это умение материться без мата.
Аркадий Давидович.

Культурный человек не тот, кто не матерится при женщинах, а тот, кто не замечает, когда это делают женщины.
Геннадий Степаненко.

Мы матом не ругаемся — мы им разговариваем.
Приписывается Александру Лебедю.

Народ чертыхается истово, он верит в магию слова.
Станислав Ежи Лец.

Никогда свобода слова не бывает столь драгоценна, как при случайном ударе молотком по пальцу.
Маршалл Ламзден.

Он выразился так ясно, что разум отказывался понимать.
Станислав Ежи Лец.

Первый человек, который бросил ругательство вместо камня, был творцом цивилизации.

Зигмунд Фрейд.

Ругань: компромисс между бегством и дракой.
Финли Питер Данн.

Чем слабее доводы, тем крепче выражения.

Чтобы научиться ругаться по-настоящему, нужно научиться водить машину.
Закон дедушки Чарнока.

Бойся гнева терпеливого человека.
Джон Драйден.

Впадать в гнев — значит вымещать на себе ошибки другого.
Александр Поп.

Выходя из себя, не хлопай словами.
Мариан Карчмарчик.

Если б я знал, на что я так зол, я бы не был так зол.
Миньон Маклофлин.

Если ты разгневан, сосчитай до десяти, а уж потом говори; если сильно разгневан, сосчитай до ста и ничего не скажи.

Если ты разгневан, сосчитай до четырех; если сильно разгневан, выругайся.
Марк Твен.

Если ты разгневан, то, прежде чем говорить, сосчитай до десяти; если сильно разгневан — до ста.
Томас Джефферсон.

Лучшее лекарство против гнева — отсрочка.
Сенека.

Мы все закипаем при разных температурах.
Ралф Эмерсон.

Смело выходи из себя, если другого выхода нет.
Януш Васильковский.

У глупого тотчас же выкажется гнев его, а благоразумный скрывает оскорбление.
Царь Соломон — Притчи, 12, 16.

Умейте так хлопнуть дверью, чтобы никто не слышал.
Константин Елисеев.



Вам могут понравиться

Вас может заинтересовать

преподаватель ДВФУ знает все о русском мате

30 сентября 2014

«Попрошу не выражаться»: преподаватель ДВФУ знает все о русском мате

Максим БАРЫЛЕНКО [текст и фото]

Владивосток, 30 сентября, газета «Остров. ру». В ДВФУ прошла открытая лекция профессора кафедры журналистики и издательского бизнеса, доктора филологических наук Олега Копытова, посвященная русскому мату. В прошлом Олег Николаевич преподавал в нескольких крупных хабаровских вузах, работал внештатным корреспондентом российских и зарубежных СМИ, выпустил десять книг, написанных в жанре публицистики и художественной прозы. С нового учебного года Олег Копытов преподает в Школе гуманитарных наук ДВФУ.

Наш корреспондент записал самые интересные моменты лекции для наших читателей.

Почему мат не теряет актуальности?

Бранная лексика существует в большинстве языков мира и во всех языках индоевропейской группы языков. И в романской, и в славянской подгруппе эти слова запрещены к публичному употреблению. Борются с обсценной (от лат. obscenus — распутный, безнравственный) лексикой как с помощью законов, так и активной государственной пропаганды. При этом не утихают споры об этом языковом явлении.

Общественная дискуссия вокруг допустимости употребления бранных слов в России стала наиболее актуальной с середины 80-х годов XX века. Одним из главных аргументов защитников мата был тезис о том, что матерщина — способ излечения от закостенелости советского искусства. До сих пор приводятся многочисленные ссылки как на классиков литературы, так и на современных писателей и журналистов, которые активно использовали бранную лексику в своих произведениях.

Два мифа

Самый известный миф о русском мате — о его совершенстве по сравнению с матерными словами в других языках. В действительности наиболее богаты на бранные выражения норвежский и венгерский языки из-за их ранней истории. С территории современной Норвегии свои набеги совершали воинственные викинги, а нынешняя Венгрия — родина не менее беспощадных гуннов во главе с Атиллой. Поскольку мат — квинтэссенция речевой агрессии, нет ничего удивительного в том, что именно в этих языках сохранился столь богатый пласт бранных слов и выражений. При этом венгерский — родственник чувашскому (они относятся к уральской группе языков). Однако у чувашей не нашлось своего Атиллы, следовательно, и матерная лексика там почти не развивалась.

Второй крайне популярный миф о русском мате — о его татаро-монгольском происхождении. На самом деле эти слова существовали до монгольского нашествия и имеют праиндоевропейские корни.

Самое известное матерное выражение

В популярном словосочетании с упоминанием действия с матерью собеседника пропущено одно слово — субъект действия. Филолог Борис Успенский пришел к выводу, что первое слово этого выражения — Пёс. В данном случае речь идет о космическом Псе — извечном противнике Бога-громовержца, хтоническом существе (т.е. связанном с царством мертвых), символе нечистоты и зла. А мать — не буквально мать собеседника, а Мать — Сыра́ Земля, матерь всех живых существ, священная для каждого славянина.

Также у Пса есть и другое, более древнее праиндоевропейское значение. Там он более конкретен. Около 4000 лет назад псами называли молодых воинов, которые еще не прошли обряда инициации и, соответственно, еще не имели права называться мужчинами. Сражались они худшим оружием или даже и вовсе без него, воевали далеко от дома и не имели права на зачатие ребенка. В некотором смысле другие не считали их полноценными людьми. Кстати, в русском и польском остались выражения, связанные с этими древними праиндоевропейскими корнями. В русском это пес смердящий, у поляков — пся крэв (psia krew, psiajucha) — пёсья кровь.

Зачем наши предки матерились?

— Наиболее востребован мат был во время войны, — считает Олег Копытов. — Поле брани, соответственно, нужно понимать в первую очередь буквально — как место, где бранятся. В некотором смысле мат выполнял чисто утилитарную функцию — лишить врага человеческих качеств. Как заставить вчерашних друзей и товарищей калечить и убивать друг друга? (Напомним, междоусобицы на Руси длились несколько столетий. ) Начать поливать бранными словами и выражениями. Отключить в себе разум и все человеческое. Крайнее выражение речевой агрессии осталось у матерных слов и в современном русском, но, конечно, не в таком большом объеме.

Матерщина также выполняла сакральные функции — была частью сельскохозяйственных ритуалов. Прежде чем засеять поля, нужно было символически оплодотворить Мать — Сыру Землю.

С приходом христианства на Русь бранная лексика статус не изменила. Поскольку она была связана с агрессией и излишней сексуальностью, маты попали под самые жестокие запреты. Действовали не с помощью законов, а на основании христианских канонов. Конечно, в обиходе матерились и элита, и простолюдины. Но произнося матерное слово, они четко осознавали, что нарушают серьезный этический кодекс, т.е. грешат.

И даже великие

К обсценной лексике действительно обращались многие известные писатели. Литературоведы нашли мат у Пушкина, Белинского, Достоевского, Чехова, Брюсова, Толстого (после Крымской войны, по наблюдениям Тургенева, тот стал материться гораздо чаще). Известны, по меньшей мере, три ранних поэмы Лермонтова, полностью основанные на мате. Это «Гошпиталь», «Петергоф» и «Уланша». Активно использовали мат в своих произведениях и советские писатели: Солженицын, Довлатов, Алешковский, Аксенов, а из ныне живущих — Эдуард Лимонов, Владимир Сорокин, Виктор Пелевин.

90-е — пик публичного использования мата. Мэры, политики, депутаты, журналисты — матерились все. Некоторые ученые даже предпринимали попытки защищать мат с академических позиций. Однако часто оказывалось, что речами многих из этих людей двигал обычный дешевый популизм. Его плоды в культуре, экономике, политике мы можем наблюдать до сих пор.

Многие сторонники мата очень любят ссылаться на некоторые произведения Пушкина. Однако, по мнению Олега Копытова, забывают при этом, что его творческий гений возник не одномоментно, а прошел трудный путь ошибок, парадоксов, обманов и соблазнов, которых у гениев в разы больше. Свои произведения с матерной лексикой Пушкин написал в довольно молодом возрасте (17–18 лет). Это не тот Пушкин, которого мы знаем по школьным хрестоматиям и учебникам. Пока что это либерал, человек, который бросается во все наслаждения мира, революционер, который ведет донжуанский список, входит в масонские ложи, ругает начальство только за то, что оно начальство, берет уроки научного атеизма у заезжих французов. Пока что это не православный прихожанин, примерный семьянин, не философ с державными взглядами, которого мы обычно представляем, когда говорим о «нашем всё». Зрелый гений Пушкина и бранные произведения несовместимы.

Так стоит ли выражаться?

Ученые называют частое повседневное употребление мата серьезной патологией, которая свидетельствует о больших психологических проблемах.

· Представители южнорусской школы психологии и лингвопсихологии, ссылаясь на Фрейда, говорят о возможной крайней сексуальной озабоченности.

· Конформистский подстраивающийся мат характерен для личностей, которые опущены на социальное дно или чувствуют себя таковыми. В обиходе про таких говорят: «Он матерится, как извозчик/сапожник/пэтэушник».

· Часто акцентуализация на вторичных половых признаках — страх перед будущей неудачей. Привычка материться перед важным делом, по мнению психологов, может привести к хронической неуверенности в себе.

· Демонстративная матерная речь интеллигентных культурных мужчин, по мнению представителей южноуральской школы психологии, свидетельствует о снижении сексуальной потенции. Таким образом, по мнению ученых, мужчина демонстративно впадает в детство.

· Командный мат — архаическое скрытое проявление гомосекуальности либо символизация доминирования в стаде себе подобных особей мужского пола в закрытых сообществах (армия, тюрьма и т.п.)

· Обильная примитивная нецензурщина (в обиходе это называется «у него слова — для связки матов») говорит о низком интеллектуальном уровне и недоразвитой речи. В отдельных случаях частая матерщина в интеллигентной среде свидетельствует о скрытой дебильности. Мат здесь выполняет функцию «словесных протезов».

Едва ли не единственное оправдание для употребления матов, по мнению лектора — у больных после физической травмы. Врачами установлено, что использование таких выражений дает явно выраженный терапевтический эффект.

Сексуализация речи возможна при стрессе в мужских сообществах: например, в невоенное время — у болельщиков на футбольном матче, который, если смотреть глубже — профанация войны, модель сражения. Однако, несмотря на все это, сложно найти оправдание для матерящихся детских и женских коллективов. Примечательно, что частое употребление мата женщинами, по словам психологов, свидетельствует о латентном гермафродитизме.

— Я искренне убежден, что повсеместная матерная речь — серьезная проблема нашего общества, о которой можно и нужно говорить, — подчеркивает Олег Николаевич.— Именно поэтому я и провел эту открытую лекцию (кстати, ни разу не сказав ни одного матерного слова — М.Б.). Но как филолог я считаю, что избавиться от этого явления полностью совершенно невозможно. Лично я матерюсь только в крайних случаях, которые описал выше. Когда «Спартак», например, проигрывает «Амкару», как тут остаться спокойным?

Но это ситуация эмоционального напряжения, стресса. Студенты же, к моей боли, матерятся повседневно. Да, не в аудиториях или в автобусах. Но на остановках и в коридорах между парами — регулярно. Мне это представляется страшным диссонансом: что в кампусе, построенном по самым современным меркам цивилизации, бродят такие древние инстинкты. Надеюсь, что эта лекция сподвигнет вас более трепетно относится к собственной речи, — подытожил Олег Копытов, обращаясь к студентам ДВФУ.

Всем интересующимся обсценной лексикой лектор порекомендовал работы представителя Московской школы исторического языкознания Бориса Успенского, научные труды Ленинградской школы фразеологии, исследования Южноуральской школы психологии и лингвопсихологии, а также сборник работ, посвященных речевой агрессии, изданный в Челябинском госуниверситете.


Кто матерится, тот навлекает на себя беду

Одной из примет постигшей нас духовной катастрофы стало сквернословие. Если раньше матерщина была главным образом языком преступников, пьяниц и других опустившихся лиц, то теперь мат все глубже проникает во все социальные и возрастные слои общества. Нам все более пытаются навязать, что русский язык вообще невозможен без мата. Постараемся показать корни сквернословия и развенчать мифы, возникшие вокруг него.

Мат — явление древнее и присущее почти всем народам. О «гнилом слове» писал еще апостол Павел. В IV веке святитель Иоанн Златоуст говорил: «Егда кто матерными словами ругается, тогда у Престола Господня Мати Божия данный Ею молитвенный покров от человека отнимает и Сама отступает, и который человек матерно избранится, себя в той день проклятию подвергает, понеже мать свою ругает и горько ее оскорбляет. С тем человеком не подобает нам ясти и пити, аще не отстанет от онаго матерного слова». Запомним эти слова святителя, к ним мы еще вернемся.

В чем же феномен матерной брани? Почему слова, обозначающие в основном медицинские термины, при «переводе» на матерный язык становятся нецензурным сквернословием? Почему они вообще применяются, часто не по прямому назначению? Во всех языках и культурах матерная лексика обозначает одно и то же. Это относительно небольшая («грязная дюжина», как говорят англичане) и замкнутая группа слов. В эту группу входят наименования частей человеческого тела, прежде всего гениталий, физиологических отправлений, полового акта и производные от них слова.

Епископ Варнава (Беляев) пишет, что срамословие — «наследие чисто языческое. Оно всецело коренится в фаллических культах Древнего Востока, начиная с глубин сатанинских (см.: Откр 2, 24) и темных бездн разврата в честь Ваала, Астарты и прочих и кончая классическими наследниками Хама». Культы древнего Вавилона, земли Ханаанской, в которых практиковалось принесение в жертву младенцев, служение разврату, блуду, ритуальная проституция, и дали соответствующую терминологию ритуальных заклинаний, которые легли в основу матерной брани.

Произнося нецензурные слова, человек (пусть даже невольно) призывает бесовские силы и участвует в изуверском культе. Известно, что народы, населявшие Ханаан, были завоеваны евреями и беспощадно истреблены по повелению Божию. И это вовсе не необъяснимая жестокость, а праведный гнев Божий, наказание за чудовищное растление и поклонение греху.

Одним из распространенных мифов является утверждение о том, что матерщину на Русь занесли монголы и татары. Смешно полагать, будто жили раньше чистые, высокоморальные кривичи и родимичи, не знавшие сквернословия, а потом пришли испорченные монголы и научили их нецензурной лексике. Нет, корни сквернословия — языческие заклинания, и на Руси они были еще до монголов. У восточных славян, как и у других народов, в языческие времена существовал культ плодородия, вера в мистический брак земли и неба. На русских языческих свадьбах пели так называемые корильные песни, в которых содержались ритуальные оскорбления жениха (чтобы не пришлось избраннице корить его в семейной жизни). С помощью матерной брани язычник-славянин отпугивал также нечистую силу, думая, что бесы боятся матюгов.

Уже после Крещения Руси за сквернословие строго наказывали. В указе царя Алексея Михайловича 1648 года подчеркивается недопустимость сквернословия в свадебных обрядах: чтобы «на браках песней бесовских не пели и никаких срамных слов не говорили». Здесь же упоминается и о святочном сквернословии: «А в навечери Рождества Христова и Васильева дня и Богоявления… чтобы песней бесовских не пели, матерны и всякою непотребною лаею не бранилися». Считалось, что матерным словом оскорбляется, во-первых, Матерь Божия, во-вторых, родная мать человека и, наконец, мать-земля.

Существовало представление, что матерная брань наказывается стихийными бедствиями, несчастьями и болезнями. Еще при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие наказывали розгами на улицах. Нелишне будет вспомнить, что за нецензурную брань в общественном месте даже по Уголовному кодексу СССР полагалось 15 суток ареста.

Мы несем ответственность за каждое праздное слово, особенно за скверное. Ничто не проходит бесследно, и, оскорбляя мать другого человека, посылая проклятия ему самому, мы тем самым навлекаем беду на себя. Вспомним слова святителя Иоанна Златоуста: «Который человек матерно избранится, себя в той день проклятию подвергает».

В христианстве считается, что за срамословие Бог попускает на человека различные беды, напасти и болезни. В медицине есть род психического заболевания — КАПРОЛАЛИЯ (правда, плохо изученного), когда человек, может быть, даже далекий от грязной брани, страдает необъяснимыми припадками. Больной вдруг начинает помимо своей воли изрыгать потоки нецензурной брани, часто очень изощренной. Иногда хулит святых и Бога.

Для верующего человека все очевидно. В духовной практике это называется одержимостью, или беснованием. Бес, находящийся в одержимом, заставляет его произносить страшные ругательства и хулу. Очень часто люди, находящиеся в духовном помрачении, слышат голоса, которые произносят поток матерной брани и богохульства. В русской традиции чертыхающемуся человеку принято говорить: «не зови чёрта», то есть любое упоминание темных сил, любые проклятия в русской традиции считаются прежде всего приглашением этих темных сил к себе.

Ругань — не сила, а слабость

Привыкший сквернословить находится уже в зависимости от своей вредной привычки. Кто думает, что он независим от своей привычки сквернословить, пусть попробует хотя бы два дня не употреблять мат, и поймет, кто в доме хозяин. Бросить ругаться не легче, чем бросить курить. Недавно в известном ростовском салоне красоты случилось ЧП: уволились сразу три женщины-парикмахера. Причина заключалась в том, что директор запретил им материться на рабочем месте. Вынести этот запрет молодые женщины были не в силах.

Помимо того, что матерщина духовно вредит, она культурно обедняет человека. Некоторые люди уже настолько привыкли материться, что просто не умеют выражаться без мата, и когда возникает необходимость поговорить с посторонним человеком, они с трудом выдавливают из себя некое «ну это как бы вот». Кроме того, часто употребляя скверные слова, матерщинник подсознательно хочет заглушить в себе голос совести, стыд, чтобы дальше уже было легче совершать постыдные поступки. Словно сам себе хочет доказать, что для него грязь и низость — норма. В компании матерщинников возникает ложный стыд сказать искреннее, доброе слово. Такая компания глумится не только над словами «любовь», «красота», «добро», «милость», «жалость», она пресекает саму возможность открытого, чистого взгляда.

Язык, речь — это наше оружие, средство общения, убеждения, языком надо учиться владеть. И делать это очень трудно, когда речь обременена мусором, обеднена. Брань бывает двух видов: аффективная, то есть в минуту гнева, раздражения, и просто, что называется, для связки слов. К последней люди так привыкают, что не могут без нее обойтись. Даже от слов-паразитов («так сказать», «короче», «ну» и т.д.) очень трудно бывает избавиться, тем более — от нецензурной лексики, которой восполняется общая бедность словаря и кругозора. Вторая — наиболее опасна, так как она становится для человека нормой, и человек уже не в силах отличить, что хорошо, а что плохо, он не знает, как вести себя в обществе, не в состоянии построить отношения с людьми, которые не входят в его узкий круг. Такой человек обычно «застревает на своей ступеньке», ему сложно подняться выше, его развитие останавливается, так как он не задумывается о смысле своих слов.

Мат у подростков

Каждому молодому человеку, употребляющему матерную брань, следует задать себе вопрос: будет ли ему приятно, когда его маленькие сын или дочь станут при нем ругаться матом? В американских семьях существует очень интересный обычай. Когда дети приносят с улицы бранные слова и спрашивают об их значении, то родители, как правило, разъясняют все честно, но потом в заставляют ребенка вымыть рот с мылом, ведь мерзкие слова пачкают и сознание, и душу, и слух, и произносящий их рот. Неплохо бы и нам ввести для своих детей подобный обычай. Часто молодые люди ругаются матом, чтобы показаться взрослее, мужественнее, сильнее.

Подросток, изощренно бранясь, хочет скрыть свою внутреннюю слабость, инфантильность. И вместо того чтобы делом доказать, что он уже взрослый, надевает на себя броню грубости и неприступности. Вот какой я крутой: и ругаюсь, и курю, и пью. А выглядит смешно и по-детски. Тому, кто и правда силен, не нужно доказывать это всему миру. По-настоящему независимый человек не тот, кто живет по закону стада: куда все, туда и я. Сильный человек не позволяет вредной привычке господствовать над ним. Если вы ругаетесь в присутствии девушек и сами позволяете им ругаться, какие же вы после этого мужчины?

(По материалам книги Павла Гумерова «Малая Церковь»)

Мат как диагноз

Историки вспоминают, что в 1825 году знаменитый парижский врач и педагог, один из родоначальников детской психиатрии, Жан Итар, безуспешно пытался вылечить 26-летнюю дочь маркиза де Дампьер, у которой была загадочная болезнь. Маркиза с ранних лет страдала так называемыми генерализованными тиками — импульсивными подергиваниями мышц лица, рук, плечевого и тазового пояса. В самые неподходящие моменты, например, на балу, она вдруг принималась подмигивать, закатывать глаза, вертела головой, подрагивала плечами и руками, подпрыгивала, приседала. Кроме того, мадемуазель де Демпьер неожиданно для окружающих и самой себя начинала громко и изобретательно ругаться.

Доктор Итар описал эти синдромы и дал название заболеванию – капролалия (от греческого kopros- «помет», «кал» и lalia – «речь»). Маркиза де Дампьер прожила 85 лет, на протяжении которых ее безуспешно лечили многие медики Европы. Последним ее доктором был невропатолог Жорж Эдмон Альберт Брут Жиль де ля Туретт (1857-1904). В 1884-1885 годах он опубликовал доклады о девяти подобных пациентах. С тех пор недуг носит его имя.

Однако вот что интересно: если с 1885 по 1965 годы в мире было зарегистрировано лишь 50 случаев синдрома Туретта, к 1970 году – около 200, то к началу третьего тысячелетия число одержимых «синдромом сквернословия» начало стремительно увеличиваться. Сегодня ученые говорят, что в общей популяции проявления синдрома Туретта есть у трех процентов населения. То есть частота этого заболевания в 30 раз выше, чем раньше.

Начинается это заболевание, как правило, в возрасте 7-10 лет. Копролалия развивается не сразу: ее появлению предшествует промежуток от нескольких месяцев до 10 лет, по истечении которого возникают так называемые «вокализации» — непровоцированное выкрикивание бранных слов, лай, вой. Некоторые в такие моменты кукарекают, хрюкают, мяукают, квакают, шипят как змеи или кошки, воркуют как голуби, и т.п. Особенно мучаются те, кто непроизвольно выкрикивает отвратительные ругательства.

Медики разводят руками

В медицинской практике существует непонятное явление. Порой при полной парализации речи, когда человек вообще не может выговорить ни одного слова, он тем не менее свободно произносит целые фразы, состоящие из брани. Явление странное, но отнюдь не редкое. Очень часто после инсульта человек не может произнести обычные слова даже по слогам, зато маты выговаривает легко и без запинки. О чем же оно свидетельствует? И врачи, и священнослужители в этом вопросе единодушны. Получается, что бранные слова проходят путь от мозга к органам речи совершенно по другим нервным цепочкам, чем все остальные. А значит, и воздействие на нас оказывают какое-то особенное

Использованы материалы: Мифы сквернословия. Анатомия мата

«О мате и культуре» | Диалоги ОБ

Н. Солодников: Всем добрый день! Для меня большая честь, что в этом разговоре согласились принять участие два замечательных ученых, профессора. Профессор Европейского университета во Флоренции Александр Маркович Эткинд. И профессор Сергей Владимирович Шнуров.

Раз у нас заявлен разговор о мате и культуре, мы договорились, что начнем с ситуации вокруг Европейского университета. Я хочу попросить вас, Александр Маркович, человека, который там преподавал, и Сергея Владимировича, который там выступал не так давно с лекцией, сказать несколько слов о том, что вы думаете по поводу того, что происходит с университетом сейчас. Может быть, какие-то слова поддержки.

А. Эткинд: Это очень, ну, очень больная тема. Материться я по этому поводу не буду. Но есть и вполне здравые слова. Я вчера был в гостях у Европейского университета, на  корпоративной вечеринке, и могу сказать, что изнутри ситуация выглядит более оптимистично, чем то, что мы читаем в газетах. Люди, на мой взгляд, проявляют героизм, никто не разбегается, никто не закапывается в окопы, в кусты не уходит. И речь идет не о солдатах под осадой, а об академиках, студентах — их работа не в том, чтобы защищать себя и свое здание.

Я отношусь к этому учреждению с огромным уважением и гордостью, потому что был членом организационного комитета много лет назад, когда мы Университет создавали. Я там преподавал. Там работают многие мои друзья. И я как и мои коллеги надеюсь на то, что всё еще вернется на свои рельсы.

С. Шнуров: Мне вообще не нравится, когда что-либо закрывают. Я про открытие больше: мне нравится, когда открываются университеты, когда Исаакий  остается открытым музеем, я за открытые отношения, за открытый диалог. Я за новые учебные заведения — и чем их будет больше, тем будет лучше. Закрыть не хитро, открыть — сложнее гораздо. Такая моя позиция.

Н. Солодников: Я тоже хочу сказать два слова от всей нашей Открытой Библиотеки. Я призываю людей, которые принимают решения и от которых что-то зависит в этой ситуации, перестать ее создавать. Мы просто позоримся перед всем миром и перед всей страной. Европейский Университет — центр самого главного процесса в жизни человека — мышления, думанья. И его закрытие прервет этот процесс. И это преступление перед человеком. Поэтому прекратите, пожалуйста, этим заниматься. Спасибо вам огромное.

Ну а теперь вернемся к теме разговора. Мои вопросы — это такой Марсель Пруст, на вопросы которого вы недавно отвечали у Познера.

С. Шнуров: Нужно понимать, что это не вопросы Марселя Пруста, это обычная анкета. Если я прихожу в жилконтору и заполняю справку №9, она не становится справкой Сергея Шнурова. Просто справка №9. А это — просто анкетные вопросы. И Пруст там, мне кажется, для того, чтобы обыватель торопел. Говорят «Пруст» — и он вдавливается, бл*ть, в кресло, ему тяжело.

Н. Солодников: Когда в ваш мир, в мир детства вошел мат? Вы помните этот момент, когда вы в первый раз услышали матерное слово и какое на вас это произвело впечатление?

С. Шнуров: Я прекрасно помню этот солнечный день. Я учился в специализированной музыкальной 307-й школе, по классу скрипки. И набирали туда с шести лет, то бишь я еще ходил на подготовительные курсы. И после своих подготовительных курсов я, мальчик со скрипочкой, шел домой через проходной двор, а во дворе старшеклассники играли в футбол. И один всё время говорил «Уй, ёб, уй, ёб». Мне показалось, что это очень сильное какое-то выражение, потому что все с пиететом к этому старшекласснику относились. Ну, какой-то авторитетный товарищ. Я домой пришел и говорю: «Папа, какое, блин, классное, интересное слово «*б». Что оно значит?» А он мне, естественно, сказал «Вырастешь – узнаешь». По-моему, на следующий день мне объяснили мои же подельники по скрипке, что это значит. Ну, примерно.

Вот так он и вошел… Да, это был солнечный день, это была весна. Ну, как и положено.

Н. Солодников: Александр Маркович, какая погода была в тот день, когда про мат узнали вы?

А. Эткинд: Наверняка, дождь, потому что я рос в Питере. Я не помню. Если честно, я не помню этого дня. Но при мне, естественно, одноклассники матерились всегда. И я с ними. А дома у меня никогда не матерились. К сожалению. Хотя у меня такие были интеллигентные родители. Они читали самиздат, например, и не давали его мне. Мне кажется, что, говоря о мате, вот это самое важное — кто с кем употребляет эти слова, кто с кем не употребляет, мужчины с мужчинами, мужчины с женщинами, женщины, родители с детьми. Вот это, мне кажется, самая важная тема. Не то, что это значит, а то, как это живет.

Н. Солодников: У Раневской есть знаменитая фраза, ставшая классикой, она сказала: «Лучше быть хорошим человеком, ругающимся матом, чем тихой и воспитанной тварью». Во-первых, согласны ли вы с этим выражением? И, если да, то в какой момент уже подростковой, взрослой жизни для вас это стало очевидным?

С. Шнуров: Я ничего не имею против тихих и воспитанных тварей. Пускай они тоже будут в широте палитры представлены. Без них было бы гораздо скучнее, мы бы не могли говорить, что лучше, что хуже. Для сравнительного анализа тихие, воспитанные, не матерящиеся твари должны быть. Чтобы мы на их фоне выглядели такими замечательными, успешными и красивыми.

Н. Солодников: А противопоставление «тихая, воспитанная, но тварь» — это признак советского времени, когда за маской воспитанности скрывалось, на самом деле, совсем другое существо? Или это имеет отношение к сегодняшнему дню?

С. Шнуров: Мне кажется, что тихая воспитанная тварь — это фигура мифологическая в наше время. Вы почитайте, что пишут в интернете. Где эти, с*ка, тихие воспитанные твари — я не знаю. Видимо, не в интернете.

А. Эткинд: Тихие воспитанные тролли.

Н. Солодников: Ну, правда, что вы думаете по поводу этого дуализма, противопоставления, когда, с одной стороны, человек кажется воспитанным, но при этом внутри — абсолютная гнилость. При этом те, которые матерятся и ведут себя кое-как, —  приличные люди. Это советская история или современная?

С. Шнуров: Как это? Матерятся и приличные люди. Не может быть матерящийся человек приличным.

А. Эткинд: Я думаю, это — природа человека. Читайте античных авторов. Во все времена всегда были подлецы, которые выглядели приличными людьми, и наоборот. И вот те люди, которые закрывают Европейский университет сегодня, они, так сказать, не употребляют…

Н. Солодников: Тихие и воспитанные твари?

А. Эткинд: …не употребляют матерных слов на публике, я уверен. Они это делают вежливо, с аргументами в руках. Спортзала нету.

Н. Солодников: Для вас, если, опять-таки, посмотреть на детство или на подростковые годы, или даже времена, когда вы стали взрослым человеком, кто из современников или из исторических персонажей являлся и является образцом того, как нужно обращаться с матом, с матерным языком и с нецензурной лексикой?

А. Эткинд: Сергей.

С. Шнуров: Да дело в том, что нет никакого матерного языка. Есть русский язык во всем его объеме. Ну нужно выделять этот матерный язык. Это что, отдельный какой-то умирающий или существующий язык? Нет никакого матерного языка.

Н. Солодников: Но история культуры выделила.

С. Шнуров: Есть русский язык, который включает в себя и слово «х*й». Это русское слово, это русский язык. Давайте его исключим — это будет не совсем русский язык. Вернее, язык, но не в полном его объеме. Вот и всё.

А. Эткинд: Может, стоит говорить не о матерном языке, потому что это от слова «мать», а «мать», в общем, очень хорошее слово. Я бы предложил говорить о непечатном языке. Так всегда говорилось. Вообще это русская литературная традиция — непечатный язык. То есть это те слова, которые являются крайне частотными в устной речи, возможно — самыми частотными, и не употребляются в письменной речи, а также в устной публичной речи. Почти никем.

Например, когда Сергей выступает, — это публичная речь, поэтому это так резко и так остро. Почти так же, как если бы мы: профессора, писатели, журналисты начали употреблять матерные слова, непечатные слова в письменной речи, что сегодня запрещено законом о СМИ. Мне кажется, это главная проблема — резкая и характерная только для русского языка пропасть между устным и печатным.

Н. Солодников: Вы ощущаете эту пропасть?

С. Шнуров: Я думаю, что, конечно же, она есть. Но это не я ее ощущаю, это фактология. Совершенно понятно, что в газете «Ведомости» вы не увидите мой стих.

Н. Солодников: Бывший главный редактор «Ведомостей» Татьяна Лысова вчера как раз использовала самое знаменитое непечатное слово.

С. Шнуров: В устной речи?

Н. Солодников: В печатной. Олигарх Слободин сказал ей, мол, ушли и ушли, надо развиваться «Ведомостям». А она ему ответила: «Да пошел ты… Меня твое мнение вообще не очень интересует».

С. Шнуров: Это в Facebook?

Н. Солодников: В Facebook.

С. Шнуров: Ну, это нормально. Это же не газета.

Н. Солодников: Но «Ведомости» опубликовали эту заметку.

И все-таки, по поводу пропасти.

С. Шнуров: Это фактология. Фактически она, конечно же, присутствует. И вообще разговорный русский язык — он очень отличается от публичного языка. И весь феномен успеха группировки «Ленинград» — то, что присутствие ненормативной лексики резко сокращает дистанцию между артистом и зрителем. Мы буквально переносимся в баню, где человек человеку — брат. И ты можешь быть уже не совсем артистом, потому что артист — это существо практически близкое к Администрации президента, то бишь оно должно говорить сугубо литературным языком, не используя те слова, которые, конечно же, используют все. Артист — он как будто с небес сошел.

Это наследие эпохи Романтизма, не переболевшей еще. И в России мы до сих пор живем в какую-то эпоху, как я это называю, турецкого Барокко. Где балясина — это высокое искусство, а какое-нибудь современное искусство и полено — это уже не высокое искусство. Не искусство, не культура, никакого отношения к культуре в широком смысле не имеет. Мат не имеет права даже туда входить, потому что тот, кто матерится, он, как бы, бескультурный. Он выносится за скобки культурного процесса. Принято считать, что это всё не является культурой, хотя в широком смысле, конечно же, это культура. А что же это еще?

Н. Солодников: То есть, когда закон о том, что нельзя в публичных местах нецензурно выражаться или запрещено печатать это в газетах, будет отменен, мы сможем говорить о том, что наше общество как-то двинулось вперед?

С. Шнуров: Я думаю, это просто будет признание того, что этот язык существует. И мат таким образом вообще исчезнет, его просто не будет как некоей табуированной лексики. Если всё это будет разрешено, то и до свидания. Как это происходит в тех же самых США, в совершенно пуританской стране, когда вдруг по их центральному телевидению вполне себе уместно слово «fuck». И никого это не интересует.

А. Эткинд: Но у них там тоже писк, знаете? Так: «Пик!»

Н. Солодников: Но вполне считывается.

А. Эткинд: Ну, он и по-русски считывается. Троеточие — считывается.

С. Шнуров: Я ходил в телевизор еще в те времена, когда там был прямой эфир. Ну и как ты там «пик» этот сделаешь? Даже самый ловкий футболист не попадет.

Н. Солодников: Мы помним Евсеева замечательного, который кричал после победы над Уэльсом в прямом эфире.

С. Шнуров: Да-да-да. «Х*й вам» он кричал.

Н. Солодников: Да. А я как-то всё себя сдерживаю. Александр Маркович, вы согласны с тем, что закон о том, что запрещено нецензурно выражаться в СМИ и в публичных пространствах, говорит о некоей неразвитости нашего общества и нашей власти?

А. Эткинд: Да. И вот это расщепление или пропасть — они увеличиваются. Власть говорит о возвышенном, о духовных скрепах, о строительстве того или другого и требует этого строительства от каждого из нас всё время. Ну а мы уходим в какие-то конуры, кухни или «Диалоги». Вот здесь уже замечательная публичная атмосфера. Но разница между этим частным пространством, где можно материться и даже разряжаться таким образом, — это такой секретный язык от всего остального, вот там — скрепы, а здесь — мат.

Я, правда, думаю, что если бы это всё вновь перемешалось, то всем было бы гораздо лучше.

Но по поводу группы «Ленинград» у меня есть вопрос к Сергею. Связываешь ли ты, действительно, успех группы с тем, что ты и другие участники и участницы матерятся? У меня есть еще такое соображение, что ты впервые в таком масштабе и в этом жанре дал голос женщине. Что матерится у тебя женщина. Или, например, ты материшься, когда рассказываешь о женской судьбе, о женской доле — на лабутенах, там, или в сиськах. Все эти последние клипы — это развивающийся сюжет. Раньше это у тебя было не так сильно, а сейчас ты всё больше идешь к тому, что группа «Ленинград» — о тяжелой женской доле.

Н. Солодников: Сразу после Пугачевой — вы.

А. Эткинд: Пугачева не об этом.

С. Шнуров: Нет, Пугачева — как раз об этом. Дело в том, что группа «Ленинград» — это инверсия Пугачевой, это Пугачева за кулисами. Та Пугачева, которая не небожитель, а которая после концерта пришла в гримерку и вот там она поет своей домработнице о тяжелой судьбе без лабутенов.

Дело в том, что мы живем во времена сильной женщины. Это было и раньше, просто так не актуализировалось, не было так выпукло и ярко. Женщина является сейчас двигателем. Вплоть до экономики. Все новые коллекции: Prada, Guicci и так далее — они делаются, в основном, для женщин. Мужчины этим не интересуются. Новые автомобили? Мужчине, по большому счету, достаточно было бы апгрейченных «Жигулей». Всё. Это женский мир. Мы оказались в женском мире, и женщины, конечно же, стали — дурацкое слово, ладно, употреблю — пассионарными.

Н. Солодников: Познер не простил бы этого слова.

С. Шнуров: Да бог с ним.

А. Эткинд: Пассионарная, значит, страстная — это я как профессор поясняю.

С. Шнуров: Культура становится тоже во многом обращена к женщинам. И даже если сейчас посмотреть в зал, можно увидеть, что женщин в полтора раза больше, чем мужчин.

А вообще «Ленинград» — это бытописательство. Как и любая группа, любой популярный артист. «Поп», да? Не тот, который Охлобыстин, а вообще просто — популярный. По большому счету, это всё про бытовуху. Все вот эти песни — они про сейчас. Если мы обратимся к Высоцкому — это тоже “поп”, тот актуальный язык и та актуальная проблематика, которая была присуща 70-м годам в Советском Союзе. И всё.

Всегда популярная музыка обращена к речевым оборотам, к просторечию, это всё симуляция народного творчества, попытка написать песню «Эх, мороз, мороз», только про сейчас. Потому что сейчас мороз никого не волнует.

А. Эткинд: Но Высоцкий начал с имитации или творческого воссоздания гулаговских песен, лагерных песен. Он начал с лагерной интонации, но потом это размывалось немножко. И я бы с тобой не согласился. Мне кажется, что Высоцкий — это о тяжелой мужской доле. Это о нем самом, о его мужских проблемах: алкоголе, любви, работе, отсутствии работы.

С. Шнуров: Высоцкого вообще сложно разобрать без Брехта, без вот этих зонгов. Недаром он театральный артист, недаром как раз это обращение к зонгу, к песне, подводящей итог какого-то театрального события, тому что можно назвать моралью. Высоцкий без вот этого понимания — конечно же последовательный брехтианец.

А. Эткинд: Это важная тема — гендерный подход к группе «Ленинград». Но так было, я думаю, и во времена Пушкина, и вообще практически всегда в России — большинство читателей были читательницами.

С. Шнуров: Да.

А. Эткинд: Еще один вопрос к тебе, Сергей. Ты часто употребляешь в своих интервью замечательное выражение «Эсхатологический восторг». Расскажи.

С. Шнуров: Да, это мое любимое выражение. Эсхатологический восторг — это, мне кажется, наиболее адекватный перевод слова «п*здец». В слове «п*здец» есть и положительная коннотация, и отрицательная. П*здец не всегда плохо, да? Это какое-то событие, яркое и большое. Скорее всего — пограничное. Скорее всего, связанное с экзистенцией. И это просто мой перевод — эсхатологический восторг. Потому что я не могу же на «Первом канале» говорить, что я — певец п*здеца. Поэтому я говорю: «Я — певец эсхатологического восторга».

А. Эткинд: А подробнее? Получается, ты перевел высокий штиль на мат и обратно. А что ты имеешь в виду? Эсхатологический восторг… Эсхатология — это про конец света, так?

С. Шнуров: Да.

А. Эткинд: То есть восторг по поводу приближающегося конца?

С. Шнуров: В слове «п*здец» как раз и присутствует бесповоротный конец, не отсроченный, а происходящий. Это подведение итогов. Понятно, что за этим «п*здецом» нет ничего. В этом смысле, конечно, это эсхатология.

Н. Солодников: Я хочу сейчас обратиться к надзорным органам. Вы учтите, что мы сейчас втроем просто пишем, автореферат, и все слова, которые мы употребляем, — они исключительно часть автореферата «Мат и культура», штрафовать нас точно не надо.

С. Шнуров: Да-да-да. Все слова закавычены.

Н. Солодников: Это всё — научная работа.

С. Шнуров: Если я говорю «п*здец», это не значит, что я говорю «п*здец».

Н. Солодников: Это значит эсхатологическая радость.

А. Эткинд: При публикации будут заменены троеточиями.

Н. Солодников: Абсолютно. Я по поводу женщины. Один русский писатель, не буду называть его фамилию…

С. Шнуров: Сорокин.

Н. Солодников: Нет. Он не очень замечательный, поэтому и фамилию не буду его называть. Но фраза хорошая. Он сказал следующее по поводу современного поколения: «В новом поколении произошло два основных нарушения матерного кода. Во-первых, мат перестал быть принадлежностью мужской культуры. Русские считали, что когда женщина говорит матом, у Христа открываются раны. Либерализация мата привела к тому, что девушки, сломав антиженский импульс мата, стали сами употреблять мат как острую приправу к бытовому дискурсу».

С. Шнуров: Это абсолютная мифология. Женщины матерились всегда. Другое дело, что как раз невозможен был переход. В женской компании они матерятся. Считается неприличным, когда мужчина матерится при женщине. Но это всё кодировки, которые существуют не так давно. Это наносное, это не обращение к несуществующей традиции. Если бы обезьяны придерживались традиций, мы бы сейчас вряд ли здесь сидели. А так же, с*ка, ползали по этим пальмам. Поэтому традиции — не всегда хорошо.

Н. Солодников: Александр Маркович, а вы что думаете по поводу этой цитаты?

А. Эткинд: Я думаю, что это чушь.

Н. Солодников: Я был прав: это не очень хороший писатель.

А. Эткинд: Женщины матерятся и матерились всегда так же примерно, как и мужчины. Но что интересно — действительно, это очень особенно для мата именно как непечатного языка, — что мужчины матерятся с мужчинами, женщины матерятся с женщинами, и крайне редко, очень в особенных обстоятельствах интимности или агрессии, ну или вот как сейчас у нас здесь с вами…

С. Шнуров: А у нас что, интимность или агрессия?

А. Эткинд: Я думаю, у нас интимность в некотором смысле. Так вот в эти моменты мат переходит гендерные границы. То есть научным языком, я говорю, что мат является языком внутригендерной коммуникации. А раскрыть эти гендеры, эти половые сообщества друг другу — это бы и значило позволить людям говорить откровенно, искренне, тем языком, который у них живет внутри, и говорить так с людьми противоположного пола. И то, что делает группа «Ленинград», — это шаг в этом направлении. Она создает модель коммуникации. Когда женщина, которая хочет очки как у Собчак, молится неизвестным богам, используя матерные слова, и мы всё это слышим.

Н. Солодников: Интересно, а слом всех этих барьеров, границ, поверх барьеров, как у Пастернака — у вас никогда не было сомнений, что, может быть, поверх барьеров — это не очень хорошо? Что в какой-то момент барьеры все-таки помогают, как Бродский говорил, не разогнаться, а не упасть с рельс?

С. Шнуров: Я в принципе не человек сомнения. Если я что-то делаю, то я это делаю. Я думаю, здесь разговор о многообразии. Невозможно, чтобы все участники процесса были как группа «Ленинград» — ее достаточно одной. Но это необходимо, это должно быть.

А. Эткинд: Это модель.

С. Шнуров: Да, это модель. Одна из.

А. Эткинд: Которой можно подражать или можно ее опровергать, можно любить или ненавидеть.

Н. Солодников: А все-таки для вас кто, кроме вас самого, остается образцом того, как можно обращаться с этой лексикой, с этими словами? Кто образец для подражания?

С. Шнуров: Если вспоминать становление нашего краснознаменного коллектива, всё это началось где-то с альбома «Дачники». Альбом «Дачники», как ни странно, был написан и даже и назван под впечатлением от прочитанной в тот момент работы Сорокина «Норма», где в эпистолярном жанре дачник заходится по поводу переноса забора , и вот это всё — про эту дачу. «Ленинград» вырос из Сорокина, буквально. И альбом «Дачники» адресован, собственно говоря, Сорокину. Когда я писал, я еще не был с ним знаком, а потом мы встретились, я ему рассказал эту историю, он пришел в восторг.

Н. Солодников: А как вы оцениваете, кстати говоря, писателя Сорокина?

А. Эткинд: Я с большим уважением отношусь к Сорокину. Я о нем сам писал, даже придумал термин «магический историзм» для того, чтобы выразить или описать его творческий метод.

Кто для меня в русской культурной традиции является образцом обращения с матом? Был такой собиратель русских народных сказок Афанасьев. Он собрал 3 тома, которые с помпой были изданы в конце XIX века. А еще остался том, который он так и не сумел при жизни издать в России, «Том заветных сказок», которые полны мата. Там и герои матерятся, и рассказчик матерится. И есть все основания думать, что эти заветные сказки рассказывали ему женщины, старушки, сказительницы. Потому что сказки рассказывали женщины. И они матерились там вовсю.

С. Шнуров: А, вот, кстати, интересное название «Заветные сказки». Почему они заветные? Это что за завет такой?

А. Эткинд: Это просто значило для Афанасьева, что они не печатные в России. Не печатные, потому что они содержат непечатные слова.

С. Шнуров: Это синоним к слову «запретные»? Это не к Завету, да?

А. Эткинд: Да. Заветные, запретные. Я так понимаю. Но он их напечатал за границей. Они вышли, если я не ошибаюсь, сначала в Лейпциге потом, другими тиражами, в разных европейских странах. Многие из вас их читали уже в публикациях времени Перестройки и 90-х годов. Мне интересно, можно ли сейчас издать классические «Заветные сказки» Афанасьева? Это же сокровище русского языка.

Н. Солодников: Мне кажется, можно. Сегодня издать можно всё. Я знаю, в зале есть издатели, не исключено, что мы им подбросили хорошую идею.

А. Эткинд: А, например, в «Толковом словаре живого великорусского языка» Даля нет матерных слов. Не то, что он их не знал. Он так же путешествовал по России, так же разговаривал и со старушками тоже.

Н. Солодников: А почему, интересно?

С. Шнуров: Он же работник государственный был, да? Администрация, насколько я понимаю.

А. Эткинд: Он работал в МВД, в Министерстве внутренних дел.

С. Шнуров: А, ну вот тем более.

А. Эткинд: Он был заведующим особой канцелярией МВД, высоким государственным чиновником. Но это два разных отношения. То есть издать технически было нельзя по цензурным правилам — ну, что сделаешь? Но один человек просто забыл и выбросил, другой — собрал и издал. Жалко, не на родине.

Н. Солодников: С группой «Ленинград» еще часто ассоциируется картина пьющего человека. Алкоголь часто появляется в самых разных образах. Достоевский говорил, что мат — это язык пьющей России. И чем больше Россия пьет, чем больше пьет народ, тем больше он матерится.

С. Шнуров: Достоевский просто не знал, что есть еще наркоманы, вернее, что они будут. Наркоманы тоже матерятся, насколько я знаю.

Н. Солодников: Но мы говорим о некоем падении, об изменении реального сознания, трезвого сознания.

С. Шнуров: Ты мне еще расскажи про воду, которая меняет свой состав, если я матюгнусь над ней.

Н. Солодников: То есть этот тезис Достоевского ложен?

С. Шнуров: Это всё…

Н. Солодников: Мифологема?

С. Шнуров: Я думаю, да. Ну и потом, насколько я вижу, действительно, в России пьют. Но и не только в России. Достаточно отъехать от Петербурга буквально на 300 километров, и мы окажемся в городе Хельсинки. Там всё прекрасно с этим. И никакой Достоевский про финнов ничего подобного не говорил. Хотя, когда был Достоевский, Финляндия была в составе Российской империи. Может, он про финнов?

А. Эткинд: И пили в составе империи.

Н. Солодников: Александр Маркович, что вы думаете по поводу этой цитаты Достоевского?

А. Эткинд: Да, наверное, люди, когда пьют, больше матерятся — и мужчины, и женщины. Это позволяет, кстати, материться вместе мужчинам и женщинам. И разговаривать мужчины и женщины способны лучше, когда они поддавшие.

С. Шнуров: Иногда это единственные слова, которые они могут друг другу сказать, да.

А. Эткинд: Может быть, и так. Но другое соображение — что матерные слова в их реальных употреблениях всегда обозначают эмоции. Вот это язык, который в буквальном смысле обозначает половые органы мужские или женские, или выделения тела, или процессы, метафорически всегда означает эмоции: отвращение, удивление, гнев, обиду, изумление, восторг.

С. Шнуров: Да, восторг.

А. Эткинд: А в пьяном состоянии эмоций больше. Кто же этого не знает?

Н. Солодников: Я хотел еще спросить о мастерстве использования этой лексики. Недавно вы в интервью с Юрой Дудём вспомнили артиста, которого обожает молодое поколение, его зовут Фараон. У его клипов 50, 100 миллионов просмотров. Он обращается к девушке, используя всё время одно и то же слово. Я позволю себе тоже один раз сказать. Это «сучка».

С. Шнуров: Сучка — это не мат.

Н. Солодников: Не знаю как у вас, во мне это не вызывает симпатии. Когда слушаешь Оксимирона, который работает с тем же молодым поколением и которого точно так же это поколение обожает — ну, немножко другой состав людей — он использует мат совсем иначе. Обращаясь в том числе к женскому полу. Он себе таких вещей не позволяет. Вы чувствуете эту разницу?

С. Шнуров: Это два разных образа, два разных героя. Понятно, что Фараон педалирует самое дно. Он такой антигерой. Оксимирон в этом смысле — герой. Безусловный герой нарративного высказывания.

С Фараоном дело посложнее. Мой любимый трек Фараона, который вызывает во мне разные эмоции, называется «Пять минут назад». Он про то, что настолько сейчас быстро всё пролетает, что мы вот сейчас поминаем Фараона и Оксимирона, а через пять минут это могут быть абсолютно незначимые величины. Скорее, Фараон про это. Он не про «сучка-сучка».

Хотя обращение «сучка» как раз помогает преодолеть этот барьер. Ты понимаешь, что это разговорная речь, что это где-то происходит между двумя-тремя, это какая-то компания. Это как раз преодоление дистанции между зрителем и артистом.

Н. Солодников: У вас есть какие-то примеры из современной культуры или пускай даже это будет какой-то исторический пласт, когда ненормативная лексика удачно использована и когда сверхнеудачно? Когда это хорошо, а когда — пошло, отвратительно и антикультурно?

С. Шнуров: Я по этим гайкам иду давно. Бывают хорошие стихи, а бывают плохие. И не важно, мат – не мат. Не на том сосредотачиваемся. Бывают очень неудачные стихи без мата и бывают такие же неудачные с матом, они просто плохие стихи.

Н. Солодников: Можешь пример привести?

С. Шнуров: Я не учу плохих стихов.

Н. Солодников: А удачных, но не своих?

С. Шнуров: Их очень много. Настолько же много, насколько неудачных. Просто есть люди не красноречивые. Есть люди, которые не умеют одеваться, но это не значит, что джинсы плохие.

А. Эткинд: Например, в «Дне опричника» Сорокина есть замечательная сцена, центральная, когда опричники насилуют боярыню в качестве политического наказания или  демонстративного акта возмездия.

И, вот, опричник — он же пишет дневник, и он выражается. Мужской оргазм у него выражается очень красноречивым стишком, который я, конечно, не помню наизусть, но он кончается словом «п**да». Это, как бы, он кончает. Он кончает и говорит: «П**да».

Н. Солодников: Я смотрю на Александра Марковича Эткинда, человека, который написал «Внутреннюю колонизацию», и с каким вы это произносите…

А. Эткинд: Я вообще-то цитировал. Это моя работа — цитировать.

Н. Солодников: Нет-нет, я просто пытаюсь передать это неповторимое ощущение. Я думаю, у меня такого шанса больше не будет — это услышать в окружении такого количества людей.

Кстати, по поводу Сорокина, если уж мы о нем опять заговорили. Вы уже прочитали последний роман «Манарага»?

С. Шнуров: Нет. Я его не прочитал, мне его подарили только-только.

Н. Солодников: Вы чувствуете разницу между Сорокиным, который написал «Норму» и «Теллурию»? 

С. Шнуров: Сорокин очень ловко стал обращаться с языком. У него русский язык является пластилином. И что он с ним проделывает, как он формирует его, что он вылепляет из этих буковок — это круто, это, действительно, магический историзм. Там магия, конечно, много магии. В «Норме» меньше было магии, на мой взгляд.

Н. Солодников: То есть он стал круче?

С. Шнуров: Мне так кажется. Да. Он стал мастер. Просто  Мастер с большой буквы.

А. Эткинд: Я считаю, что он создал политический язык, язык для обсуждения политических проблем, язык политического высказывания.

У Оксимирона есть такая длинная-длинная баллада про избирательную кампанию, тоже полная всяких невероятных сюжетов. Отчасти и матерная, но там дело совсем не в мате. Она очень нарративная, очень подробная, с деталями, как будто бы он сам в этом участвовал, а потом пришел домой  и рассказал на своем языке.

И, да, действительно, есть магия художественного текста. Буквально — волшебная сила искусства, благодаря которой этот политический язык у Сорокина или у тебя, Сергей, оказывается гораздо более доступным в метафорических формах. То есть дело специалистов — интерпретировать эти формы, спорить о них. Но на деле, это более эффективный и более важный язык политического высказывания, чем написанный специалистами по политической науке. Или участниками избирательных кампаний.

Н. Солодников: Просто был большой спор в Facebook вокруг тезиса о том, что Сорокин превратился в большого традиционного русского писателя, разделяющего традиционные устои большой русской литературы. Он традиционалистом стал.

С. Шнуров: Я абсолютно так не думаю. Мне кажется, что Сорокин как раз разрушает эту традиционную русскую литературу. Ее же методами. Он абсолютный деконструктор.

Н. Солодников: Но он большим был деконструктором времен «Нормы» или стал им уже во времена «Теллурии»?

С. Шнуров: В «Норме», в «Тридцатой любви» он еще, на мой взгляд, ищет, а сейчас он уже больше про язык стал. И даже вот эти политические высказывания — мне кажется, они только потому, что нужно что-то сказать, но он этим не горит, он горит языком, он его формирует, он его вот так вот разминает и лепит.

А. Эткинд: Потому что политика в языке. А язык — в политике. Как же политика без языка?

«Теллурия» — это последнее, что я читал, я не читал последнего романа. Но я читал дискуссию или рецензию — по-моему, это Лев Данилкин написал.

Н. Солодников: Вокруг этой рецензии, собственно, и развернулся спор.

А. Эткинд: Данилкин — замечательный автор и мой приятель, но вообще он пел славу Проханову, то есть его вкусу литературному я не вполне доверяю.

С. Шнуров: Я тоже.

Н. Солодников: А вы читали его роман «Человек с яйцом» о Проханове?

А. Эткинд: Смотрел, просматривал.

С. Шнуров: Я не читал. Я вообще Данилкина не читаю давно уже.

Н. Солодников: А я прочитал. И мне очень понравилось. Но я не прочитал ни одной книги, которую бы он рекомендовал. Потому что если Данилкин рекомендует, значит, читать нельзя. Это значит, что-то будет. Сколько раз я пытался, это всё время что-то никуда.

С. Шнуров: Это удобный критик. Ты читаешь и понимаешь, что читать нельзя. Тоже молодец.

Н. Солодников: Да. Это как в журнале «Афиша» было: если журнал «Афиша» рекомендует музыку, значит, ее слушать нельзя. Я помню, они выпустили рейтинг «100 лучших песен года». Бл*ть, из 100 ни одной песни, которая бы сошла, что называется. Ни одной.

С. Шнуров: Ну да, журнал «Афиша» таким грешил. Им казалось, что чем заумней, тем они интересней.

А. Эткинд: А у меня, коллеги, очень консервативный взгляд на искусство. Он состоит в том, что искусство — оно нужно для того, чтобы понимать, как устроен мир. Мы живем каждый в своем мире, мы не понимаем, что происходит, как это, почему всё так плохо, когда могло бы быть так хорошо. А искусство, высокое искусство, настоящее искусство нам объясняет — почему. Вот, группа «Ленинград» объясняет, «Теллурия» блестяще объясняет, «День опричника».

Н. Солодников: Последний вопрос. Какие у нас горизонты? Какие у нас перспективы? Что мы увидим через 15 лет? Какая бы картина предстала перед нами, если бы мы собрались через 15 лет здесь поговорить на эту же самую тему — о мате и культуре? Что будет с нецензурной лексикой через 15 лет? 

С. Шнуров: Пророчествовать — это абсолютно не мое. Но я почему-то уверен, что всё будет то же самое. В какую сторону 15 лет ни мотани, всё одно и то же.

А. Эткинд: А я думаю, что через 15 лет тут будешь сидеть ты, вокруг тебя — молодые историки, и они будут рассказывать о Сергее, может быть даже обо мне… Думаю, всё изменится очень сильно, и историки это будут понимать лучше других. Они с должной иронией и стебом будут рассказывать о том, как всё было смешно и неправильно 15 лет тому назад.

С. Шнуров: Это очень оптимистично.

Н. Солодников: Спасибо вам огромное.

ЦЕРЕМОНИЯ ПРИНЯТИЯ ПРЕЗИДЕНТА — Объединенный комитет Конгресса по церемониям инаугурации

ВЕРА В БУДУЩЕЕ АМЕРИКИ

Процедуры, связанные с президентскими выборами и инаугурациями, почти рутинные после двух столетий, были совершенно новыми и не проводились после Конституционного собрания 1787 года. Конституция предусматривает, что президент избирается через коллегию выборщиков, членский состав которой равен количеству сенаторов и Представители от каждого государства.Он уполномочивает Конгресс определять, когда проводятся выборы, когда собирается коллегия выборщиков и когда новый президент приносит присягу. Конституция также требует, чтобы президент был гражданином США по рождению, проживал в этой стране не менее четырнадцати лет и достиг тридцати пяти лет. Он даже определяет присягу, которую новый президент должен принести или подтвердить. Кроме того, в Конституции ничего не говорится о церемонии открытия.

Первая инаугурация Джорджа Вашингтона произошла 30 апреля 1789 года перед Федеральным залом Нью-Йорка. Первый президент нашей страны принес присягу на балконе с видом на Уолл-стрит. Когда церемония завершилась, толпа внизу трижды громко возгласила, и президент Вашингтон вернулся в зал Сената, чтобы выступить со своей краткой инаугурационной речью. Он призвал «Это Всемогущее Существо, которое правит вселенной», чтобы помочь американскому народу обрести «свободы и счастье» под «правительством, установленным ими самими».”

Четыре года спустя, 4 марта 1793 года, вторая инаугурация Вашингтона произошла в Филадельфии, где правительство временно поселилось, в то время как постоянная столица строилась вдоль Потомака. Президент принял присягу в небольшом зале Сената на втором этаже Конгресс-холла, построенного в георгианском стиле, к западу от Зала Независимости. В отличие от его тщательно продуманной первой инаугурации, эта церемония была простым делом. Среди комнаты, заполненной высокопоставленными лицами, Вашингтон произнес самую короткую инаугурационную речь за всю историю — всего 135 слов — и повторил присягу, которую дал судья Верховного суда Уильям Кушинг.

ПЕРВАЯ ИНАУГУРАЦИЯ В СТОЛИЦЕ США

К марту 1801 года резиденция правительства США переехала в Вашингтон, округ Колумбия.Улицы были грязными, почти непроходимыми и заросли кустами. Грубые меры для рабочих, которым поручено строить здания для федерального правительства, испортили ландшафт. В то время в здании Капитолия было всего одно крыло, в котором под одной крышей размещались Сенат, Палата представителей, Библиотека Конгресса и Верховный суд.4 марта 1801 года избранный президент Томас Джефферсон с небольшим количеством сопровождающих и без особой помпы прошел к Капитолию из своего соседнего дома в пансионате, чтобы стать первым президентом, вступившим в должность в новой столице страны. Войдя в палату Сената, ныне бывшую Палату Верховного суда, Джефферсон немедленно принял присягу, которую дал председатель Верховный судья Джон Маршалл, и обратился к аудитории, собравшейся в палате Сената. После своей инаугурационной речи он закончил свой день обедом в пансионе.Но в некоторых случаях церемонии инаугурации всех будущих президентов и вице-президентов будут проходить в Вашингтоне.

Инаугурация Эндрю Джексона 4 марта 1829 года была первой из 35, проведенных на Восточном фронте Капитолия. Хотя вторая инаугурация Джексона в 1833 году состоялась в Палате Палаты представителей из-за его плохого здоровья и плохой погоды, президенты от Мартина Ван Бурена в 1837 году до Теодора Рузвельта в 1905 году были приведены к присяге на Восточном фронте Капитолия.В 1909 году бушующая метель вынудила провести церемонию Уильяма Говарда Тафта в зале заседаний Сената.

СОЗДАН ОБЪЕДИНЕННЫЙ КОМИТЕТ

На рубеже веков стоит отметить важную веху — формирование Объединенного комитета Конгресса по церемониям инаугурации. До двадцатого века церемонии инаугурации проводились исключительно Сенатом Соединенных Штатов. В 1901 году, через сто лет после инаугурации Томаса Джефферсона, был сформирован Объединенный комитет для планирования и проведения церемоний инаугурации в Университете.С. Капитолий. Сенатор Маркус А. Ханна, республиканец из Огайо, стал первым председателем, ответственным за вторую инаугурацию президента Уильяма МакКинли.

4 марта 1913 года Вудро Вильсон возобновил использование Восточного фронта для своей инаугурации. Церемония продолжалась там до беспрецедентной четвертой инаугурации Франклина Д. Рузвельта 20 января 1945 года. Когда нация и президент утомились после четырех лет войны, Рузвельт решил провести простую, сдержанную церемонию на южном портике Белый дом.

В 1949 году во время инаугурации Гарри Трумэна церемонии были возвращены на Восточный фронт Капитолия, где они оставались до инаугурации Джимми Картера в 1977 году.

ПЕРЕХОД НА ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ

Инаугурация Рональда Рейгана в 1981 году была первой, проведенной на Западном фронте Капитолия. Стремясь минимизировать затраты на строительство и улучшить видимость для большего числа зрителей, Конгресс перенес церемонию с традиционного расположения на Восточном фронте.Хотя вторая инаугурация Рональда Рейгана 21 января 1985 года была вынуждена закрыться в ротонде Капитолия из-за сильных холодов, инаугурации Джорджа Буша в 1989 году, Билла Клинтона в 1993 и 1997 годах, Джорджа Буша в 2001 и 2005 годах, Барака. Обама в 2009 и 2013 годах и Дональд Трамп в 2017 продолжили традицию Западного фронта.

БОЛЬШЕ ТЕМНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

Не все инаугурации президента были торжественными, официальными церемониями или счастливыми событиями.Восемь вице-президентов принесли присягу после смерти президента, а еще один был приведен к присяге после отставки президента. Джон Тайлер был в своем доме в Вильямсбурге, штат Вирджиния, когда он получил известие о смерти президента Уильяма Генри Харрисона. Тайлер немедленно отвез тренера в Вашингтон. На следующий день, 6 апреля 1841 года, Тайлер был приведен к присяге в качестве президента в отеле Indian Queen на Пенсильвания-авеню. Главный судья окружного суда округа Колумбия Уильям Кранч принес присягу Тайлеру, как он сделал девять лет спустя Милларду Филлмору после смерти президента Захари Тейлора.10 июля 1850 года вице-президент Филлмор принес присягу на публичной церемонии в палате представителей.

Президент Авраам Линкольн скончался рано утром 15 апреля 1865 года, и вскоре после этого вице-президент Эндрю Джонсон был тихо приведен к присяге в Кирквуд-Хаус в Вашингтоне главным судьей Сэлмоном П. Чейзом. В 2 часа ночи 20 сентября 1881 года Честер Алан Артур принес присягу в своем доме на Лексингтон-авеню в Нью-Йорке после смерти президента Джеймса Гарфилда.Два дня спустя президент Артур повторил присягу в зале вице-президента Капитолия в присутствии бывших президентов Гранта и Хейса. Когда Уильям МакКинли умер 14 сентября 1901 года, Теодор Рузвельт принес присягу в доме Энсли Уилкокса в Буффало, штат Нью-Йорк. Новости о смерти президента Хардинга достигли вице-президента Кэлвина Кулиджа в его семейной усадьбе в Плимуте, штат Вермонт, ранним утром 3 августа 1923 года. При свете керосиновой лампы Кулидж принес клятву своего отца, полковника Джона. Кэлвин Кулидж, фермер, нотариус и мировой судья.21 августа Кулидж повторил церемонию в своем номере в отеле Willard в Вашингтоне.

Гарри Трумэн принял присягу в качестве президента в Кабинете министров Белого дома вечером 12 апреля 1945 года после смерти Франклина Рузвельта. 22 ноября 1963 года в переполненном салоне самолета Air Force One в Лав Филд в Далласе, штат Техас, Линдон Джонсон был приведен к присяге в качестве президента после убийства Джона Ф. Кеннеди. Судья Сара Т. Хьюз, которая принесла присягу в тот день, стала первой женщиной, приведшей к присяге президента.Совсем недавно, когда президент Ричард Никсон ушел в отставку 9 августа 1974 года, вице-президент Джеральд Р. Форд принял присягу на церемонии в Восточном зале Белого дома, став девятым вице-президентом, завершившим неистекший президентский срок.

Хотя инаугурационные традиции изменились с годами, их основная предпосылка остается неизменной и непоколебимой. Американские инаугурационные церемонии с их речами и сопутствующими торжествами олицетворяли как национальное обновление, так и преемственность лидерства на протяжении последних двухсот лет, и продолжат это делать в будущем.

ЦЕРЕМОНИЯ ПРИНЯТИЯ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА — Объединенный комитет Конгресса по церемониям инаугурации

Незадолго до того, как избранный президент принесет присягу в День инаугурации, избранный вице-президент выйдет на платформу инаугурации и повторит клятву присяги. офис. Хотя Конституция Соединенных Штатов конкретно устанавливает присягу, требуемую президентом, в ней говорится только о том, что вице-президент и другие государственные служащие должны приносить присягу в соответствии с Конституцией.Форма этой присяги не уточняется.

Первый Конгресс принял закон о присяге 1 июня 1789 года, разрешив только сенаторам приносить присягу вице-президенту (который является председателем Сената). Позже в том же году был принят закон, позволяющий судам принимать все присяги и заявления. С 1789 года присяга несколько раз изменялась Конгрессом. Настоящая присяга, повторенная вице-президентом Соединенных Штатов, сенаторами, представителями и другими государственными служащими, используется с 1884 года.Присяга гласит:

Я торжественно клянусь (или подтверждаю), что буду поддерживать и защищать Конституцию Соединенных Штатов от всех врагов, внешних и внутренних; что я буду нести истинную веру и верность тому же; что я беру это обязательство свободно, без каких-либо мысленных оговорок или цели уклонения; и что я буду хорошо и верно выполнять обязанности офиса, в который я собираюсь войти: Так помоги мне Бог.

Хотя традиция диктует, что председатель Верховного суда приносит присягу избранному президенту, различные должностные лица приносят присягу вице-президентам.Временный президент Сената принес присягу первым трем вице-президентам — Джону Адамсу, Томасу Джефферсону и Аарону Берру — и многим вице-президентам с середины девятнадцатого века до начала двадцатого века. Некоторые вице-президенты приняли присягу от главного судьи. В некоторых случаях уходящий вице-президент приносил присягу избранному вице-президенту. После Второй мировой войны вице-президенты выбирали друзей и соратников для приведения к присяге.

Место церемонии принятия присяги вице-президентом также изменилось с тех пор, как Джон Адамс стал вице-президентом в 1789 году.Сегодня вице-президент произносит присягу на инаугурационной платформе, построенной на Западном фронте Капитолия США, перед приведением к присяге президента. До 1937 года большинство вице-президентов приносили присягу в палате Сената перед церемонией приведения к присяге президента. Это сделало церемонию принесения присяги вице-президентом отдельно от президентской.

На протяжении большей части истории страны днем ​​инаугурации было 4 марта, что также было заключительным днем ​​сессии Конгресса.Утром галереи палаты Сената начнут заполняться членами семей и друзьями сенаторов, представителей, приходящих и уходящих президентов и вице-президентов. Следующими войдут члены палаты, дипломатический корпус, члены кабинета министров и члены Верховного суда. Наконец, избранный вице-президент, президент и избранный президент войдут в переполненный зал, который затем затихнет, услышав прощальное обращение вице-президента, прежде чем закрыть заседание молотком.

В полдень (привратнику часто приходилось переводить стрелки часов назад, чтобы выполнить требование об отсрочке полудня) избранный вице-президент приносил присягу, а затем произносил свою инаугурационную речь. После этого новоиспеченный вице-президент созывает сенат на внеочередное заседание, а затем избранные сенаторы выходят и приносят присягу. Наконец, процессия сформируется и направится к восточному портику Капитолия для церемонии приведения президента к присяге.

В 1937 году День инаугурации перенесен на 20 января, что было внесено 20-й поправкой к Конституции. Церемония приведения к присяге вице-президента также перенесена из зала Сената на платформу инаугурации на восточном фасаде Капитолия. В 1981 году инаугурационные церемонии переместились на Западную террасу Капитолия, где они проводятся до сих пор.

Хотя церемония приведения к присяге вице-президента потеряла некоторую отчетливость после того, как переехала в портик Восточного фасада, она приобрела широкую публику и отразила растущее политическое значение вице-президента как части исполнительной ветви власти.

Все, что вам нужно знать

Джо Байден будет приведен к присяге в качестве 46-го президента Соединенных Штатов в среду на церемонии, которая будет продолжена традициями, но не похожа ни на одну другую инаугурацию в истории США.

Там будет пышность, церемония, бывшие президенты, лидеры Конгресса, артисты из списка лучших, парады и дань уважения войскам — но перед небольшой, социально дистанцированной аудиторией в городе, который был заблокирован из-за двойной угрозы пандемия коронавируса, в результате которой погибло более 400000 человек в США.С., и возможный внутренний терроризм после смертельного насилия в Капитолии США.

Единственное, чего не будет, так это того, что Байден соберет самую большую толпу в истории инаугурации — он и официальные лица в Вашингтоне, округ Колумбия, надеются, что она будет самой маленькой, и люди будут наблюдать со своих диванов вместо Национальной аллеи. .

Мероприятия дня будут гораздо более звездными, чем инаугурация Дональда Трампа, хэдлайнами которой выступили кантри-певцы Тоби Кейт и Ли Гринвуд.Среди тех, кто участвует в среду, — поп-звезды Леди Гага и Дженнифер Лопес, рок-икона Брюс Спрингстин и кантри-звезда Гарт Брукс.

Вот чего ожидать Инаугурация днем ​​и ночью.

Приносим извинения, срок действия этого видео истек.

Что происходит в среду?

В общих чертах, Байден и Камала Харрис будут приведены к присяге в качестве президента и вице-президента вскоре после полудня по восточному времени, и Байден выступит со своим первым президентским посланием в стране.Ночью он отказывается от традиционных инаугурационных балов из-за пандемии и вместо этого примет участие в телевизионном мероприятии под названием «Празднование Америки».

Кто будет и не будет присутствовать?

Как и в случае с предыдущими инаугурациями, ожидается присутствие большинства членов Конгресса и Верховного суда, а также некоторых бывших президентов. Барак Обама, Джордж Буш и Билл Клинтон собираются принять участие, как и бывшие первые леди Мишель Обама, Лора Буш и Хиллари Клинтон.Джимми Картера, старейшего из ныне живущих бывшего президента страны, 96 лет, и бывшей первой леди Розалин Картер там не будет, но они отправили свои «наилучшие пожелания». Инаугурация — первая, которую они пропустили с тех пор, как Картер был приведен к присяге в 1977 году.

Также не будет Трампа, что сделает его первым президентом, который пропустил инаугурацию своего преемника после Эндрю Джонсона в 1869 году. последний раз в среду утром. Вице-президент Майк Пенс примет участие в инаугурации.

Какой график приведения к присяге?

Точное время начала не было объявлено, но ожидается, что мероприятие начнется около 11 часов утра по восточному времени на Западном фронте Капитолия.

Заседание начнется с обращения преподобного Лео Дж. О’Донована, священника-иезуита, бывшего президента Джорджтаунского университета и близкого друга семьи Байденов. Андреа Холл, первая афроамериканка-пожарная, ставшая капитаном пожарно-спасательного управления в Южном Фултоне, штат Джорджия, произнесет Клятву верности.

Леди Гага, которая объединилась с Байденом по вопросам домашнего насилия, когда он был вице-президентом и выступала за него на выборах 2020 года, споет государственный гимн.

Аманда Горман, ставшая первым в стране молодым поэтом-лауреатом в 2017 году, прочитает написанное по этому случаю стихотворение под названием «Холм, на который мы поднимаемся». Как и Байден, у Горман был дефект речи, над которым она упорно работала. Она также объявила о планах баллотироваться на пост президента в 2036 году — на первых выборах она будет достаточно взрослой для этого.

За Горманом последует выступление Дженнифер Лопес, как и Гага, бывшая исполнительница Суперкубка. Брукс, сыгравший инаугурацию Обамы в 2009 году, также выступит.

Давний друг семьи Байденов, преподобный Сильвестр Биман, пастор Вефильской африканской методистской епископальной церкви в Уилмингтоне, штат Делавэр, принесет благословение.

Кто ругается в Байдене?

По традиции, председатель Верховного суда Джон Робертс принесет Байдену присягу сразу после того, как часы пробьют 12.Байден принесет клятву, положив руку на свою 127-летнюю семейную Библию толщиной 5 дюймов, которую будет держать его жена Джилл Байден.

«Вы тренировались?» — спросил ее ведущий «Позднего шоу» Стивен Колбер в интервью в прошлом месяце.

Ее муж сказал Колберту, что гигантская Библия «была семейной реликвией со стороны Байденов, и в ней есть все важные даты».

«Например, каждый раз, когда я приводился к присяге, дата была на этом и записана в Библии», — сказал Байден.

Кто ругается на Харриса?

Харрис, первая женщина, первый темнокожий американец и первый вице-президент Америки из Южной Азии, будет приведена к присяге судьей Соней Сотомайор, первым латинским членом Верховного суда. Как и Харрис, Сотомайор — бывший прокурор.

Сотомайор имеет опыт присяги на посту вице-президентов — она ​​принесла присягу Байдену в качестве вице-президента в 2013 году.

Харрис будет приведен к присяге на двух Библиях — одной из близких друзей семьи по имени Регина Шелтон и другой, принадлежащей Тургуду. Маршалл.Харрис приветствовала Маршалла, первого афроамериканского судью Верховного суда страны, как одного из ее героев.

Какова тема выступления Байдена?

Инаугурационная тема — «Америка единая», тема, на которой Байден проводил кампанию и на которой он, как ожидается, сосредоточится в своей речи.

Представитель переходного периода сказал, что Байден все еще работал над речью на выходных с членами семьи и старшим советником Майком Донилоном. Ожидается, что помимо единства он также будет говорить об исцелении и открыто изложить свое видение многих кризисов, с которыми сталкивается страна.

А что насчет Covid-19?

Из-за коронавируса будет введено множество протоколов безопасности, что придаст церемонии другой вид, чем в прошлые годы. Участники будут социально дистанцированы, и им придется носить маски.

Меры предосторожности — и желание не дать людям путешествовать во время пандемии — побудили Объединенный комитет Конгресса по церемониям инаугурации, который отвечает за организацию инаугурации, резко сократить количество приглашенных людей.Комитет обычно предоставляет 200 000 билетов для членов Конгресса, но в этом году каждый депутат получает по два. Комитет заявил, что количество участников будет примерно таким же, как когда президент произносит речь о положении дел в Капитолии, около 1000 человек.

Кроме того, были отменены традиционный обед, следующий за церемонией открытия и инаугурационные балы. Инаугурационный комитет проведет три «виртуальных» бала во вторник вечером, один из которых называется «Мы едины», на котором будет выступать Харрис.

Инаугурационный комитет чествует тех, кто остается в стороне, с помощью «Поля флагов», обширной выставки произведений искусства на Национальной аллее, которая будет включать около 191 500 флагов США разных размеров, включая флаги, представляющие все штаты и территории. Комитет заявил, что также будет установлено 56 «световых столбов» в честь всех штатов и территорий.

Во вторник Байден и Харрис почтили память погибших во время пандемии, отметив «момент национального единства». Эти двое участвовали в зажжении 400 огней вокруг отражающего бассейна Мемориала Линкольна в память о 400 000 погибших.В то же время были освещены здания по всей стране, в том числе Эмпайр-стейт-билдинг в Нью-Йорке и Спейс-Нидл в Сиэтле.

Инаугурационный комитет заявил, что это мероприятие стало первым в истории освещением вокруг Отражающего бассейна.

А как насчет безопасности после беспорядков?

Многочисленные дополнительные меры безопасности были приняты после того, как сторонники Трампа нарушили Капитолий во время подсчета голосов избирателей. Свыше 25000 членов Национальной гвардии были вызваны для обеспечения безопасности мероприятия, было возведено дополнительное ограждение безопасности возле Капитолия, а Белый дом и многочисленные улицы были закрыты.

Национальная аллея, где обычно собираются зеваки, была закрыта впервые. Две группы, имевшие разрешения на демонстрации, согласились проводить их в разных местах поблизости, и участники будут проверены по пути на демонстрации.

В то время как Байден сопротивлялся предложениям перенести мероприятие в закрытое помещение, угроза насилия вызвала некоторые изменения. Репетиция, первоначально запланированная на воскресенье, была отложена до понедельника, а затем была ненадолго прервана, когда небольшой взрыв в соседнем лагере для бездомных вызвал панику по безопасности.Меры предосторожности также вынудили Байдена отказаться от своих планов совершить торжественную поездку на Amtrak в Вашингтон из Уилмингтона.

Что происходит после церемонии?

После завершения церемонии приведения к присяге Байден и Харрис примут участие в проверке прохода с военными на Восточном фронте Капитолия. Пропускать обзоры — это военная традиция, посвященная мирной передаче власти новому главнокомандующему, и будет представлена ​​каждая ветвь вооруженных сил.

После осмотра Байден, Харрис и их супруги почтили память военных, посетив Арлингтонское национальное кладбище в Вирджинии, где возложат венок к Могиле Неизвестного солдата. Обамы, Буши и Клинтоны также примут участие в церемонии возложения венков.

Время парада

После церемонии венчания Байдены, Харрис и муж Харриса, Дуг Эмхофф, впервые отправятся в Белый дом в качестве президента, первой леди, вице-президента и второго джентльмена, титул которого выбрал Эмхофф. для своей новой роли.Там их ждет президентский эскорт, в который войдут представители всех родов вооруженных сил, а также барабанные партии Университета Делавэра и Университета Ховарда — альма-матер Байдена и Харриса.

Это начнется в 15:15 виртуального «Парада по всей Америке», в котором выступят представители всех 56 штатов и территорий. На мероприятии, организованном актером Тони Голдвином, выступят «Земля, ветер и огонь» и бывший ведущий «Daily Show» Джон Стюарт.В параде также примут участие герои со всей страны, в том числе 12-летний Джейсон Згонк, трубач из Атланты, который летом играл для медицинских работников во время перерывов, чтобы подбодрить их.

Celebrating America

Грандиозным финалом станет звездное телевизионное мероприятие под названием «Celebrating America», которое выйдет в эфир в 20:30. ET.

Мероприятие проводится лауреатом премии «Оскар» Томом Хэнксом, а Ева Лонгория и Керри Вашингтон представят сегменты специального предложения, которые будут включать «истории молодых людей, которые меняют жизнь своих сообществ».«

Среди запланированных исполнителей — легенда рока Брюс Спрингстин, Foo Fighters, Джон Ледженд, Джон Бон Джови, Джастин Тимберлейк, Деми Ловато, Муравей Клемонс, Лин-Мануэль Миранда, Тим МакГроу и Тайлер Хаббард. знаковые места по всей стране ». 90-минутная телепередача также будет включать комментарии Байдена и Харриса.

Как смотреть

Все основные сети будут транслировать инаугурацию в прямом эфире. NBC News начнет специальное освещение в 10 часов утра.м. По восточноевропейскому времени, в то время как MSNBC начинает специальную трансляцию в 6 утра по восточному времени. NBC News Now будет транслировать прямую трансляцию с 7 утра.

The Choice, бесплатный потоковый канал на Peacock, будет вести специальную трансляцию с 8 утра

NBCNews.com будет вести блог в прямом эфире с новостями и аналитикой.

«Celebrating America» будет транслироваться в прямом эфире ABC, CBS, CNN, NBC и MSNBC и транслироваться в прямом эфире на каналах комитета по инаугурации президента в социальных сетях на YouTube, Facebook, Twitter и Twitch.

Приносим извинения, срок действия этого видео истек.

Что делает Трамп?

Трамп покинул Белый дом в среду утром, совершив последнюю поездку на самолете Air Force One на свой курорт Мар-а-Лаго во Флориде.

Церемония прошла на совместной базе Эндрюс, штат Мэриленд, где Трамп выступил с речью перед тем, как отправиться на юг, куда он должен прибыть до приведения Байдена к присяге.

Конституция и инаугурация президента

Чтобы обеспечить плавный переход власти, необходимо промежуток времени между выборами и приведением к присяге нового период.Новые президенты должны выбирать членов кабинета и других ключевые члены администрации, а также узнайте больше о безопасности проблемы и просто приступили к физическому переводу новой команды в Вашингтон. Для старого президента на этот раз у власти называемый периодом «хромой утки», термин взят из Уолл-стрит раньше относились к людям, которые не могли расплачиваться за свои ссуды — люди, подобные хромому утку-президенту, без особого капитала.

Перед вступлением в силу 20-й поправки в 1933 году новый президент не был приведен к присяге до марта, следующего за выборами.Так долго Задержка вызвала проблемы. В «сецессионную зиму» после После избрания Авраама Линкольна президент Джеймс Бьюкенен наблюдал, как сепаратисты захватили федеральные форты и арсеналы. К марту 1861 г. когда Линкольн наконец вступил в должность, Гражданская война была почти проиграна, прежде чем это даже началось. Семь десятилетий спустя в середина Великой депрессии, период правления президента Герберт Гувер казался слишком длинным. Гувер и Франклин Рузвельт почти не общались, и страна ждала решительных действий со стороны своих новоизбранный лидер.В ответ была предложена 20-я поправка. и принят.

Двадцатая поправка переносит дату инаугурации с марта на полдень. 20 января ». Согласно Конституции, старые президент продолжает иметь полную власть до 11:59:59, а затем власть смены в полдень. Раздел 1 статьи II требует, чтобы новый Президент, прежде чем приступить к исполнению каких-либо обязанностей, принести установленную присягу или утверждение. Чтобы избежать конституционного вакуума власти, В программе Дня инаугурации обязательно запланирована приведение к присяге как как можно ближе к полудню.Главный судья Соединенных Штатов обычно приносит присягу, хотя Конституция не требовать, чтобы присяга приносила главный судья.

Присяга, указанная в статье II, не включает четыре слова, произнесенные в все недавние инаугурации: «Да поможет мне Бог». Первое известное использование фразы «Да поможет мне Бог» на инаугурации президента Честер Артур, 22 сентября 1881 года, после смерти на посту президента Президент Джеймс Гарфилд.В 2008 году активист-атеист Михаил Newdow безуспешно подал иск в федеральный суд, чтобы заблокировать использование фраза «Так помоги мне Бог »в инаугурации Барака Обамы.

Трижды президенты (Артур, Кулидж и Обама) имели повторно принесли присягу после того, как были подняты вопросы о первом попытки. Последняя переделка произошла в 2009 году после того, как Chief Судья Робертс нарушил порядок присяги инаугурация церемония.

ПОПРАВКА XX

Принято Конгрессом 2 марта 1932 г.Ратифицирована 23 января 1933 г.

Примечание : Статья I, раздел 4, Конституция была модифицированный разделом 2 данной поправки. Кроме того, часть 12-го поправка был заменен разделом 3.

Раздел 1.
Срок полномочий президента и вице-президента истекает в полдень. 20 января, а сроки сенаторов и Представители в полдень 3-го января тех лет, в которых такие сроки бы закончились, если эта статья не была ратифицирована; и условия их затем должны начаться правопреемники.

Раздел 2.
Конгресс собирается не реже одного раза в год, и такие встреча начнутся в полдень 3-го января, если только они не будут назначить другой день ….


Джордж Вашингтон принимает присяга 30 апреля 1789 г.

Статья. II.

Раздел. 1.

Прежде чем приступить к исполнению своих обязанностей, он должен брать следующую Клятву или Подтверждение: — «Я торжественно клянусь (или подтверждаю) что Я буду добросовестно исполнять Канцелярию Президента Соединенных Штатов, и буду в меру моих способностей сохранять, защищать и защищать Конституция Соединенных Штатов.«


Приведение к присяге и присяге

Почему члены принимают присягу на верность

Клятвы на верность Короне — обычное дело в британской общественной жизни. Они похожи на декларацию о лояльности государству.

Члены обеих палат парламента обязаны по закону принести присягу на верность Короне.

Депутаты не могут занимать свои места, выступать в дебатах, голосовать или получать зарплату до тех пор, пока не принесут присягу или заявление.Они также могут быть оштрафованы на 500 фунтов стерлингов и объявлены вакантными, «как если бы они были мертвы», если бы они попытались это сделать.

То же правило применяется к Членам лордов.

Формулировка присяги

Формулировка присяги взята из Закона о долговых присягах 1868 года. Форма и способ принесения присяги изложены в Законе о присягах 1978 года.

Депутаты приносят присягу, удерживая священный текст в их поднятая рука и произнесение слов клятвы:

Я (имя члена) клянусь Всемогущим Богом, что я буду верен и буду верен Ее Величеству Королеве Елизавете, ее наследникам и преемникам, согласно закону.И да поможет мне Бог.

Закон также разрешает приносить присягу по-шотландски. Поднятая рука, но не держащая священный текст. Члены также могут принести присягу, целуя книгу и используя слова:

Я (имя члена) клянусь, что буду верен и буду верен Ее Величеству Королеве Елизавете, ее наследникам и преемникам в соответствии с законом. И да поможет мне Бог.

Тексты присяги и подтверждения доступны шрифтом Брайля.

Присяга / подтверждение должны быть сначала сделаны на английском языке.Участники могут сопровождать это присягой или подтверждением на валлийском, шотландском гэльском или корнуэльском языках.

валлийский

Yr wyf yn addo, trwy Gymorth y Goruchaf, y byddaf yn ffyddlon ac yn wir deyrngar i’w Mawrhydi, y Frenhines Elizabeth, ei hetifeddion a’i holynwyr, yded Dynwyr.

Шотландский гэльский

Tha mi a ‘mionnachadh air DIA UILECHUMHACHDACH gum bi mi dìleas agus daingeann d’a Mòrachd, a’ Bhan-Rìgh Ealasaid, a h-Oighrean agus ladsan a thig Лагха.DIA gam chuideachadh.

Корнуолл

My ali gans Duw Ollgallosek dell vedhav len ha perthi omrians gwir dhe HY BRASTER AN VYGHTERNES ELISABETH, hy Heryon ha Sewyoryon, herwydh an lagha. Ytho Duw re’m gweressa.

Торжественное подтверждение

Участники могут сделать торжественное заявление вместо принятия присяги, используя слова:

Я (имя участника) торжественно, искренне и искренне заявляю и подтверждаю, что я буду верным и верным. быть верными Ее Величеству Королеве Елизавете, ее наследникам и преемникам в соответствии с законом.

Принятие присяги в Палате общин

После того, как спикер общин принес присягу, депутаты один за другим выходят вперед, чтобы поклясться или подтвердить свои слова в почтовом ящике. Депутаты приносят присягу / приносят присягу в порядке старшинства:

Если два или более члена парламента входят в Палату на одних и тех же выборах, их старшинство определяется датой и / или временем, когда они принесли присягу. Вопрос о старшинстве может возникнуть при принятии решения о том, кто может стать «Отцом дома».

Участники выбирают карточки с подтверждением или присягой для чтения.Не существует установленного списка священных текстов, которые депутаты могут использовать при присяге. Все члены заранее решают, какой текст они предпочли бы использовать. Затем прилагаются все усилия, чтобы она была предоставлена.

Книги, с которыми не могут обращаться неверующие, хранятся в футлярах на столе.

Народные депутаты приносят присягу. Затем они подписывают «Контрольный список». Это пергаментная книга с присягой и подтверждением, которая хранится секретарем Палаты общин.

Наконец, секретарь палаты представляет членов парламента спикеру палаты общин.Депутаты пожимают спикеру руку. Затем они ставят свою подпись и сообщают сотрудникам, как они хотели бы быть известны в документах Палаты представителей.

Начальный период присяги длится около двух часов. Большинство депутатов приводятся к присяге в первый же день. После этого для приведения к присяге также соберется палата общин.

Принятие присяги в Палате лордов

Процедура приведения к присяге аналогична процедуре принятия присяги в Палате лордов. Члены лордов представляют свои повестки о вызове к столу палаты.Затем они приносят клятву или подтверждение.

Члены также должны подписать обязательство соблюдать Кодекс поведения Палаты лордов. Это вводит в действие новый Кодекс поведения, согласованный Палатой 30 ноября 2009 года.

После принесения присяги большинство депутатов и членов лордов могут сидеть и голосовать в каждой палате.

После того, как большинство членов были приведены к присяге, Речь Королевы на Государственном открытии начинает сессию.

Дополнительные выборы и депутаты

Депутаты, избранные на дополнительных выборах, сопровождаются для принесения присяги или подтверждения двумя спонсорами.Они собирают свидетельство, относящееся к его или ее избранию, для передачи секретарю палаты до принятия присяги или подтверждения.

Изображение: Парламентское авторское право / Кэтрин Беббингтон

График церемонии, участники, где и когда смотреть присягу Джо Байдена сегодня — World News, Firstpost

59-я инаугурация президента будет транслироваться по всем основным сетям США. Его также можно будет транслировать в прямом эфире на bideninaugural.org и он будет доступен на YouTube, Facebook и Twitter.

Файловое изображение избранного президента США Джо Байдена.AP

Джо Байден будет приведен к присяге в качестве 46-го президента Соединенных Штатов, а Камала Харрис примет присягу в качестве вице-президента завтра (среда, 20 января).

Инаугурация состоится на западном фронте Капитолия США на фоне повышенных опасений по поводу безопасности после нападения сторонников президента Дональда Трампа на здание 6 января.

День инаугурации 2021 года ознаменует первую в истории организованную прямую трансляцию для молодых американцев до и во время церемоний инаугурации.

Его будет вести Кеке Палмер, выдающийся артист и защитник. На мероприятии будет представлено сообщение от первой избранной леди Джилл Байден и комментарии историков Дорис Кернс Гудвин и Эрики Армстронг Данбар.

Как посмотреть инаугурацию

59-я инаугурация президента будет транслироваться по всем основным сетям США, включая CNN, MSNBC, ABC, CBS, PBS и NBC. Он также может транслироваться в прямом эфире на биденинаугурале.org и будет доступен на YouTube, Facebook и Twitter.

Церемония открытия

Церемония открытия начнется с исполнения государственного гимна США и воззвания в 22:00 МСК 20 января. Сначала на церемонии будет приведена к присяге избранный вице-президент Камала Харрис судья Верховного суда Соня Сотомайор, а в 22:30 председатель Верховного суда Джон Робертс приведет к присяге избранного президента Байдена.

Проходить проверку

После того, как Байден и Харрис принесут свою присягу, а Байден произнесет свою инаугурационную речь, президент, первая леди, вице-президент и второй джентльмен примут участие в рассмотрении вопроса о проходе на Восточном фронте.На мероприятии также будут присутствовать военнослужащие.

Возложение венков и сопровождение президента

Байден и Харрис затем посетят Арлингтонское национальное кладбище, чтобы возложить венок к Могиле Неизвестного солдата. Затем Байден примет участие в президентском эскорте в Белый дом, за которым последует виртуальный «Парад по всей Америке», который будет транслироваться по телевидению.

В честь Америки

В 7 часов утра в четверг Том Хэнкс проведет «Celebrating America», специальный выпуск в прайм-тайм, который будет транслироваться в прямом эфире на нескольких каналах.На мероприятии выступят Деми Ловато, Джастин Тимберлейк, Муравей Клемонс и Джон Бон Джови.

Наука ругательства | Наука

Изображение с обложки новой книги Эммы Бирн «Клятва полезна для вас». Нортон

Дональд Трамп поклялся, что не будет этого делать.

В феврале 2016 года тогдашний кандидат Трамп объяснил свою склонность к ненормативной лексике. «Ну, вы знаете, я всегда делал это просто как акцент и получал удовольствие, делая это», — сказал он телеканалу CBS «Face the Nation».«Но заниматься политикой мы не можем». Заголовок USA Today гласил: «Дональд Трамп настаивает, что он устранит ненормативную лексику».

Однако с момента вступления в должность президент Трамп не смог придерживаться этой резолюции в своих публичных и частных выступлениях. И он, конечно, не первый политик, который ругается: вице-президент Джо Байден и президент Джордж Буш время от времени нецензурно бранятся, а записи Белого дома показывают, что Ричард Никсон регулярно ругается.

В своей новой книге Клятва полезна: удивительная наука о ненормативной лексике , Лондонский исследователь искусственного интеллекта и писательница Эмма Бирн погружается в науку о том, почему мы ругаемся и как это лучше всего может помочь нам достичь Риторический эффект . Освещая работу психологов и социологов, Бирн объясняет психологические причины, по которым мы ругаемся, и исследует положительное влияние нецензурной лексики на аудиторию.

В некоторых случаях, заключает она, добавление в наш язык грязных слов может действительно помочь нам завоевать доверие и создать чувство товарищества. По ее словам, учитывая последние новости, ее исследование может иметь большее политическое значение, чем она изначально планировала.

В своей книге Бирн цитирует одно исследование, в котором изучались риторические эффекты ругани на аудиторию, которая уже сочувствовала сообщению оратора. В рамках исследования психологи Кори Шерер из Университета штата Пенсильвания и Брэд Сагарин из Университета Северного Иллинойса показали записанные на видео выступления 88 студентам бакалавриата. Участники слушали одну из трех различных версий речи о снижении платы за обучение в университете — одну без ругательств, одну с «черт возьми» посередине и одну, начинающуюся с «черт возьми».В остальном речь осталась без изменений.

«Студенты, которые смотрели видео с руганью в начале или в середине, оценили говорящего как более интенсивный, но не менее убедительный, чем те, кто видел речь без ругательств», — резюмирует Бирн в своей книге. «Более того, студенты, которые смотрели видео с руганью, значительно больше выступали за снижение платы за обучение после просмотра видео, чем студенты, которые не слышали ругательства».

Бирн различает то, что она называет пропозициональной руганью, которая является преднамеренной и запланированной, и непропозициональной руганью, которая может произойти, когда мы удивлены, или среди друзей или доверенных лиц.Она подозревает, что последняя клятва Трампа относится ко второй категории. Среди его сторонников ненормативная лексика президента Трампа часто считается признаком честности — например, «Он говорит, как есть». Грубый подбор слов лидером может быть примером преднамеренного использования ненормативной лексики в качестве риторического средства, говорит Бирн. «Как и в случае с отрепетированными жестами и хорошо организованными возможностями фотографирования, ругань может использоваться инструментально, чтобы создать впечатление страсти или искренности», — говорит она.

Но, как пишет Бирн, «если вы спросите человек, что они думают о бранях, они будут настаивать на том, что это снижает доверие к говорящему и его убедительность, особенно если говорящим является женщина.Это еще одно открытие ее книги: этот пол сильно влияет на то, как мы интерпретируем проклятия.

В исследовании 2001 года Роберт О’Нил из Университета штата Луизиана показал 377 стенограмм выступлений мужчин и женщин, содержащих несколько случаев употребления слова «черт возьми». «Если он говорил добровольцам, что говорила женщина, они неизменно оценивали ругань как более оскорбительную, чем когда им говорили, что говорящим был мужчина», — пишет Бирн. Когда Бирн спросил его, почему он так считает, О’Нил сказал ей: «От мужчин ожидается, что они будут агрессивными, жесткими, самоуверенными, всегда ищущими секса и, что наиболее важно, , а не женоподобными.”

В июне прошлого года сенатор от Нью-Йорка Кирстен Гиллибранд произнесла два слова «ебать» в одном выступлении — одно написано, а другое нет. Ее сторонники защищали ее язык как честный и неискаженный, в то время как Кимберли Гилфойл, ведущая ток-шоу Fox News «Пятерка», язвительно сказала, что это свидетельство того, что Гиллибранд «потерял равновесие, потеряв его».

«Мы считаем женщин чрезмерно эмоциональными по сравнению с мужчинами, когда они используют грубый язык», — говорит Бирн. «Как обнаружил О’Нил в своем исследовании, женские проклятия считаются более оскорбительными, чем мужские, даже если они используются точно так же.”

Сам Никсон имел свое мнение по поводу пола и публичной ругани. В секретных записях разговора в Белом доме в 1971 году президент обсуждал эту тему с главой администрации Бобом Холдеманом:

Никсон: Я имею в виду, вы должны прекратить [публичные ругательства] в определенный момент. Почему девушки не ругаются? Потому что мужчина, когда ругается, люди терпеть не могут девушку, которая…

Haldeman: Девочки ругаются.

Никсон: А?

Холдеман: Теперь они знают.

Никсон: О, теперь они знают? Но, тем не менее, что-то от них снимает. Они этого даже не осознают. Пьяного мужчины и ругательства люди будут терпеть и говорить, что это признак мужественности или чего-то еще. Мы все это делаем. Мы все ругаемся. Но вы покажете мне ругающуюся девушку, а я покажу вам ужасно непривлекательного человека. . . . Я имею в виду, что вся женственность ушла. И, кстати, ни одна из умниц не ругается.

Каков долгосрочный эффект всех этих президентских ругательств на американцев, которые снова и снова поглощают сообщения средств массовой информации? Бирн не настроен положительно, но у нее есть кое-какие идеи.

Во-первых, ее беспокоит, что средства массовой информации сосредотачиваются на самих словах, а не на их значении. «Одна из опасностей нашей эмоциональной реакции на грубый язык заключается в том, что мы часто уделяем больше внимания тону, чем содержанию», — говорит она. «Я думаю, вполне вероятно, что, если бы Трамп выразил те же самые чувства на более мягком языке, это не получило бы ничего похожего на освещение».

Бирн также имеет чисто лексикографический взгляд на президентскую ненормативную лексику.По ее словам, чем больше мы отбрасываем четырехбуквенных слов, тем более допустимыми они становятся в повседневной беседе, открывая путь для того, чтобы ранее «невыразимые» вещи стали общепринятыми. Возьмите «черт побери» из упомянутого ранее исследования — сейчас это относительно «мягкое» проклятие, но десятилетия назад большинство американцев могло бы покраснеть. Как она пишет в своей книге: «Чтобы ругань была эффективной, она должна сохранять эмоциональное воздействие».

Книги Язык Неврология Политические лидеры Политика

Рекомендованные видео

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.