Кто такая пофигистка: пофигистка — это… Что такое пофигистка?

Автор: | 30.06.1973

пофигистка — это… Что такое пофигистка?

пофигистка
пофигистка

сущ., кол-во синонимов: 1


Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013.

.

Синонимы:
  • пофигистический
  • пофигистски

Смотреть что такое «пофигистка» в других словарях:

  • пофигистка — см. пофигист; и; мн. род. ток, дат. ткам; ж …   Словарь многих выражений

  • разгильдяйка — сущ., кол во синонимов: 11 • бездельница (33) • ленивица (6) • лентяйка (28) • …   Словарь синонимов

  • Binbougami ga! — Binbō gami ga! 貧乏神が! (Бимбо:гами га!) Жанр приключения, комедия, мистика …   Википедия

  • пофигист — а; м. ; разг. сниж. см. тж. пофигистка О человеке безразличном, равнодушном, безучастном к кому , чему л …   Словарь многих выражений

Книги

  • Сидим, курим…, Царева Маша. «Сидим, курим.»-это роман о поиске внутренней свободы, меткая тонкая зарисовка из жизни современной Москвы. Главные героини — три молодые девушки, каждая из которых, как умеет, пытается… Подробнее  Купить за 803 руб
  • Сидим, курим, Царева Мария. 171;Сидим, курим… 187;— это роман о поиске внутренней свободы, меткая тонкая зарисовка из жизни современной Москвы. Главные героини — три молодые девушки, каждая из которых, как умеет,… Подробнее  Купить за 477 руб
  • Сидим, курим, Царева Мария. &171;Сидим, курим…&187;это роман о поиске внутренней свободы, меткая тонкая зарисовка из жизни современной Москвы. Главные героини три молодые девушки, каждая из которых, как умеет,… Подробнее  Купить за 445 грн (только Украина)

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

На сколько % ты пофигистка? — Трикки — тесты для девочек


В этом тесте ты узнаешь, на сколько ты пофигистка.


Пофигисты — Люди, которым наплевать на то, что было, что есть и что будет. Они прямо плывут по течению. Но этого тоже нельзя допускать.

Вопрос 1.

Допустим, у тебя есть лучшая подруга. Ты с ней очень тесно общаешься, вы знаете все секреты друг друга. И вдруг твоя подруга разболтала несколько секретов ещё одной твоей подруге, которая их не знала. Твоя реакция:

Как она могла? Как? Я её больше не прощу! Никогда!

Может, у неё с языка слетело? Может, она не хотела, но её заставили?

Они мне больше не подруги.

Ой, да ну, знает и знает, пусть!

Вопрос 2.

Тебя бросил парень. (Если его нет, представь это) Твоя реакция:

Может, мне это показалось?

Его выбор. Он сам в этом виноват, что бросил меня. Я всё равно самая крутая : — 0

Да он мне и не нравился. Найду нового.

Я не выживу! Зачем? За что? : — (

Вопрос 3.

Тебя критикуют. Твоя реакция:

———со свистом влетело———со свистом вылетело——

Они меня прямо-таки не любят!

Потом опять припрутся и опять критика….

Как? Я же супер-пупер!!! Меня нельзя критиковать!!!

Вопрос 4.

Твой парень любит тебя меньше, чем твою подругу. Твоя реакция:

Верну парня.

Ой-ё…. мне кирдык…

Ой, да ну их. Брошу парня, но будем друзьями и с ним, и с подругой.

Перестану дружить с подругой.

Вопрос 5.

Тебе лучший друг не подарил подарок.

Да ну с ним, с этим подарком.

Может, забыл принести…

Хныыыык… *Всю ночь рыдаешь в подушку*

Такого не может быть.

Вопрос 6.

Сама ты как ожидаешь?

Мне всё важно. Может, меня этот тест силой заставили пройти!!!

А МНЕ ПОФИГ))) 🙂

Иногда я ТАКАЯ пофигистка, что мне кажется, что я ей в этом тесте и буду.

Нууу, средненько.

Жена пофигистка-горе в семье? | Aperture Science (Portal 2)

Просьба не относиться чересчур серьезно 🙂 Пост чисто высказаться.

Читая посты (чаще женские) на тему межполовых конфликтов ,практически в каждом нарвешься в комментариях на тех,кто заявляет,что причина конфликтов в семье (ну или просто паре) всегда одна и до ужаса банальна-«бабы любят выносить мозг,придираться и много требовать».Отчасти это так,но в жизни бывает всякое,и порой «чисто женские» претензии начинает предьявлять мужчина.Так случилось и со мной.

Для меня это первый брак.Помня о наиболее частых претензиях мужчин к нам,женщинам,я считала,что уж мне то предьявить будет нечего. Я от природы «пофигист» как в быту,так и вообще-меня раскиданные носки и оставленные на столе крошки не трогают никак,равно как и муж,сидящий у компа,и он же,распивающий пиво средь бела дня и регулярно.Я никогда не спрашивала,куда он собрался,если вдруг ушел,и не доставала его звонками на работе (а он вахтовик) с претензиями «че ты мне не звонишь?!»….Лично я это называю «относиться с пониманием» и «уважать личное пространство»,что мне,как интроверту, кажется очень важным в отношениях.Да,мне эти его привычки не нравятся,но мне всегда казалось,что прежде чем обвинить,нужно попытаться понять.У человека тяжелая работа,длительная разлука с семьей и домом.И мне казалось,именно отсутствие всяких срочных поручений и придирок-лучшее,что я могу сделать для него во время отдыха….Пока однажды я не услышала,что «тебе на все на*рать,ты не уделяешь мне внимание» и «ты не проявляешь себя как хозяйка»-то бишь как раз не гоняю его по поручениям.И добила меня фраза-«ты никогда не просишь ничего купить и не хочешь на шопинг»(потому что у меня своя система смены вещей в гардеробе,благодаря которой я ношу одни вещи долго,и они не надоедают,+ стараюсь покупать качественные вещи,которые долго не портятся,и не нуждаюсь в частом обновлении гардероба). …Вот интересно просто-это мне такой муж попался экстраверт,которому нужно,чтоб его «дергали по мелочам»,иначе скучно….или это я такая нестандартная все стереотипы мужику сломала? Ну и стандартное-вот че вам мужикам тогда надо-то? 😀

P.s: Было у кого-нибудь такое?

Оригинал

Оптимистичная пофигистка — ЖЖ

Какой-то невыносимо грустный для меня рассказ встретился в ленте фейсбука.  Это так знакомо мне. Я так хорошо помню, как после первого лечения пошла в магазин и купила те вещи, которые хотела, а не подешевле или потому что распродажа, а потом с удовольствием их сносила. Прошло время, второе лечение, потеря работы, тысяча пятисотый кризис и опять все вернулось… И я понимаю, что этот синдром не от нежелания, невозможности или неумения жить здесь и сейчас, а корни его в животном страхе. Поколению наших родителей и нашему поколению досталось такое количество потрясений, что на подкорке записано навечно, что всегда может быть хуже. А онкологический диагноз просто невероятное качественное удобрение для этого страха. И приходится прилагать заметные усилия, чтобы держаться в сегодняшнем дне. А еще бывает, что просто нет сил, здоровье не позволяет сегодня и сейчас и тогда начинаешь рассказывать про «потом», и это «потом» на самом деле некая мечта и иллюзия, которой ты питаешь себя и окружающих. Мечта, что наладится здоровье, что будут силы.

А еще в какой-то момент я поняла, как мне в тысячу раз важнее, чтобы было удобно и комфортно. Я собираюсь в театр и достаю волшебные туфли принцессы — розовые, бархатные, с бантами и конечно же с каблуком — они нравятся всем и все задают мне вопрос — «Почему ты их не носишь?». Надеваю их, прохожу по комнате туда-сюда и… снимаю. Быстренько впрыгиваю в мягенькие тапки и убегаю, понимая, что я не хочу весь вечер чувствовать свои ноги, я хочу насладиться оперой и мне абсолютно все равно, что в оперу принято ходить в бархате и на каблуке. Так что все сложно. Сложно мне отделить, что отложено на потом, а что просто кому-то кажется, что я это отложила на потом.. ..
А как у вас с этим?

СИНДРОМ ОТЛОЖЕННОЙ ЖИЗНИ

У мамы в серванте жил хрусталь. Салатницы, фруктовницы, селедочницы. Все громоздкое, непрактичное. И ещё фарфор. Красивый, с переливчатым рисунком цветов и бабочек. Набор из 12 тарелок, чайных пар, и блюд под горячее. Мама покупала его еще в советские времена, и ходила куда-то ночью с номером 28 на руке. Она называла это: «Урвала». Когда у нас бывали гости, я стелила на стол кипенно белую скатерть. Скатерть просила нарядного фарфора.

— Мам, можно?
— Не надо, это для гостей.
— Так у нас же гости!
— Да какие это гости! Соседи да баб Полина…

Я поняла: чтобы фарфор вышел из серванта, надо, чтобы английская королева бросила Лондон и заглянула в спальный район Капотни, в гости к маме. Раньше так было принято: купить и ждать, когда начнется настоящая жизнь. А та, которая уже сегодня — не считается. Что это за жизнь такая? Сплошное преодоление. Мало денег, мало радости, много проблем. Настоящая жизнь начнется потом. Прямо раз — и начнется. И в этот день мы будем есть суп из хрустальной супницы и пить чай из фарфоровых чашек.

( Читать дальше…Свернуть )

Пофигистка — Глава 27 — Wattpad

Обычное утро начинающееся с будильника, который я поспешно выключаю, уже в третий раз. Не успеваю замкнуть глаза, как до меня доносится топанье за дверью, затем ручка резко поворачивается, и в комнату, с потоком воздуха, врывается Сеня.

-Эй. А ну-ка вставай, давай. — девушка кидает в меня маленькую подушку. -Если не встанешь сама, мне придётся применить жёсткие меры, в ходе которых, я вынуждена буду позвать Дениса.

Поднимаю голову, кидаю на неё недовольный взгляд а-ля «Делай что хочешь, я никуда не пойду», и только хочу примоститься возле стенки и уткнуться носом в подушку и дальше продолжить нежится в кроватке, как вдруг, в моей голове происходит щелчок, от чего мне приходится повернуться и поднять свои глаза на девушку.

-Не надо. — хрипло произношу, лениво стягивая с себя одеяло. 

Ксюша победно улыбается, а затем уходит, закрыв дверь с обратной стороны. Я только что позволила ей манипулировать собой..?

Не спеша, я надеваю школьную форму. Собираю всё, что лежит на столе в сумку, закрываю дверь, но окончательно проснувшись, опять открываю и бегу в свою комнату взять skechbook.

Иду по кишащему коридору. Все так мечутся, что-то учат. Возле аудиторий, где-нигде стоят учителя и что-то бурно обсуждают. Сдаётся ощущение, будто бы кто-то им рассказал о вчерашнем происшествии.. Будто они всё знают. Будто со всех сторон я слышу: «Она и правда училась в нашей школе..?, «Это был не парень..?», «Нам стоит рассказать об этом родителям..?» Но нет. Просто не за горами промежуточные экзамены. И все так упорно, пытаются запоминать то, что не смогли запомнить за весь учебный год.

Да кому они нужны, эти экзамены?

-Что у меня там? — останавливаюсь, -А. Матемша.. — иду в сторону своей аудитории.

Подойдя ближе к своей двери, я мельком увидела Дениса, который что-то, видимо весёлое, обсуждает в компании своих одноклассников и каких-то незнакомых мне людей. Хотя о чём я? Его класс для меня как особенная загадка. Из его одноклассников я знаю только нескольких. Но в этой компании, я узнаю только «просто Катю», стоявшую рядом с Денисом, давно уложив свою руку на его плечо, как-то она была носильщиком информации о его успеваемости. Не буду удивлена, если она, вдруг окажется старостой или что-то на подобие того. Люди сейчас смотрят только на внешность. А может она умная? Кто знает. 

Только дотронувшись до ручки двери, до меня долетает не совсем приятный женский голосочек:

-О. Да это же Света.

Катя..

Блондинистые волосы, свисают на её, довольно пухлую грудь, а одна прядь спрятана за ухо. Тёмные джинсы в облипку и серый топ, который просто кричит: «Я скоро разорвусь и скоро из меня всё вывалится». Её образ подчёркивает чёрная кожанка, которая делает акцент на вид бунтарки. Ищу информацию о ней в голове, а затем осознаю: она, по понедельникам, не надевает школьную форму (бордовая юбка, белая рубашка, поверх которой всегда должна быть надета кофта или пиджак с гербом этой школы; да и ещё бордовый бант, у парней же галстук).

-Привет. — она машет мне рукой до того, как окончательно подойти ко мне.

Вместо слов, я киваю.

-Я думала ты по понедельникам школу не посещаешь. — и снова этот писклявый голос озаряет мои уши и я окончательно просыпаюсь.

-То есть ты таким образом празднуешь моё отсутствие? — всё что я скажу сейчас прозвучит бредово, ибо в голову залезла песня и, то и дело крутятся одни и те же слова: «..наркомания — это плохо, всё что ты делаешь — это плохо.. в старой школе ты был лохом..» Почему каждое утро в моей голове заедает какая-нибудь очередная странная песня..?

  -Катя, почему мне кажется, что подошла ты ко мне из-за парня, на котором не так давно, почти лежала? 

Она, одним своим присутствием до жути раздражает меня. Её голос, внешность; то, что она ещё и умная.. всё в ней привлекают во мне злость и неприязнь. Возможно на это повлияла наша самая первая встреча, когда меня закинули в эту школу с вещами, а она почти сразу же накинулась на меня. Обычно на таких как она я не обращаю внимание, но это особый случай..

А что на счёт Дениса: по школе давно разлетелся слух о том, что какие-то отношения связывают нас с Морозовым. И с каждым днём эти слухи становятся всё невыносимее.. Будто живём в деревне: в одном конце кто-то ударился мизинцем об калитку, в другом уже этот кто-то отрубил кому-то мизинец, чтобы скормить голодным курам, которых выжило только три, из-за чумы. Таковы люди: каждый пытается добавить в рассказ отсебячины.  Так и в нашей школе.. Интересно слухи о нас с Денисом уже дошли до стадии: Света внебрачный ребёнок Морозовых или наоборот? Всем так интересно, все так этим заинтересованы, что иногда, кажется, что мы являемся главным развлечением учеников.  Да и эти постоянные «подходы» ко мне а-ля «Я хочу быть ближе к Денису, но сделаю вид, что хочу быть с тобой подругами», тоже до печёнок бесит меня. И не исключение, что и эта особа такая же, как и они все..

-А что такого? Друзья могут себе такое позволить. — гордо выкручивается та, а затем круто переводит тему. — Знаешь, ты всегда мне нравилась. Я бы очень хотела..

-Встречаться? — перебиваю её. -Прости, но моё сердце занято. — виновато пожимаю плечами.

-Да нет. — чисто из-за вежливости, она смеётся над моей не очень удачной шуткой. -Я просто искренне хочу с тобой подружиться. — протягивает мне руку.

*FLASHBACK*

-Ты на меня голос повысила? — блондинка как-то слишком агрессивно отреагировала на мои слова, ноздри её стали раздуваться не на шутку.

*NOT FLASHBACK*

Что изменилось за такое короткое время..?

-Тебе нужно сблизиться с Денисом? — чего тянуть этот спектакль.

Её выдаёт лицо. Улыбка дёргается.

-Нет. Что ты..

-Да хорош заливать. — переминаюсь с ног на ногу. -Я же вижу, что к Морозову, ты неровно дышишь. Так. — смотрю на дисплей телефона. -Скоро звонок, у меня следующим ЛФК. Там и встретимся. По-моему вы сегодня с нами.

Я наконец открываю дверь в аудиторию и иду на своё место.

-Забавно. — улыбаюсь сама себе.

Звонок. Учитель, как и каждый понедельник, именно на наш урок, именно в день, когда нужно заносить пропуски в кабинете информатики, опаздывает. Совпадение ли это? Или может это всё информатичка.. Эта его робость, каждый раз, когда они сталкиваются, тупые шутки, когда она как-то заглянула к нам на урок, чтобы спросить сможет ли он перенести контрольную в каком-то классе.. Это слишком очевидно. С другими учителями он держится как-то слишком холодно.

Вырисовывая что-то в skechbook, я совсем не слышу, что так упорно, пытается нам внушить наш математик, рисуя одновременно какие-то схемы на доске.

-..на. — доносится до меня, я поднимаю голову и вытягиваю шею, что бы разглядеть. -Светлана. Вы вообще слушаете? Я только что рассказал вам главную тему экзамена. — он устало вздыхает, кидает учебник на стол. -Как вы вообще собираетесь сдавать промежуточные? — он внимательно изучает каждого. -Даже не думайте, что у вас получится списать. Я самолично обыщу каждого.

И как всегда. Накосячил один, страдают все.. Сорян, ребят, я не случайно.

-Да какая разница. Здесь всё куплено. — вылетает с моих уст именно тогда, когда в аудитории нависает гробовая тишина.

Ну это ведь правда. Каждый из них — чадо богатеньких родителей. За всю свою жизнь, они ничего не добились без их помощи. Большинство из них в будущем не смогут выжить в этом мире, ведь они не познали все трудности школьной жизни. Но возможно я слегка утрирую, и гребу всех под одну гребёнку. . Ладно, есть и умные ребята в этой школе.

-Ну да.. Действительно.  — учитель устало качает головой. -Если ты решишь уравнение 43, я признаю твои слова. — мужчина пожимает плечами, ставит руки на пояс.

-Это пари? — я встаю с места, продолжая пристально наблюдать за ним.

-Да. — я одна вижу этот азарт в его глазах..? -Это пари.

-О’кей.. Хоть мне и кажется, что я не решу. — этого я не сказала. Лучше эту мысль держать при себе.

Я, с высоко поднятой головой, подхожу к доске. Беру мел из рук сильно улыбающегося учителя, затем листок, а быстро, но аккуратно переписываю длинное уравнение.

Поставив жирную точку в конце решения, но сомневаясь в получившемся ответе, я поворачиваюсь ко всем. Все так удивлены, будто я только что нашла формулу вечного двигателя.

-У тебя наушник в ухе? — математик поднимает волосы с обеих сторон, чтобы точно убедиться. -Ты заказала мозги через интернет..? На каком сайте, если не секрет?

-Что? — кладу мел на стол. -Я не могу быть умной? — хмурюсь, продолжая смотреть на учителя.

-Да нет.. — он чешет затылок. -Просто это слишком неожиданно..

-Такое чувство, будто то, что я решила какое-то жалкое уравнение хуже, чем если бы я и вовсе не пошла на этот урок. — дуюсь. -А теперь, боюсь вам придётся подтвердить мои, недавно сказанные, слова.

-Да нет, просто это уравнение повышенного уровня.

Учитель против ученика. Как вам такое?

-Эй. Света. Ты здесь? — перед моими глазами мелькают руки учителя.

-Да, — я устало закрываю глаза.

Немного покачнувшись, я разворачиваюсь и иду вверх. Собрав всё в руку со стола, и захватив ещё и свой рюкзак, я подхожу к выходу. Открываю дверь ровно со звонком.

И ещё: в том, что я решила это уравнение, нет ничего удивительного. Только вчера, в библиотеке, я видела, как Морозов пытался решить два каких-то уравнения. Мне стало любопытно, и я тоже попробовала. Мы вместе разобрали их. И сегодня одно из них попалось мне на листочке. Чистое везение.

***

Лёгкие, белые как вата облака, всё ещё ходят по небу, изредка закрывая собой, не очень яркое солнце. А ветер довольно прохладный. Как будто бы не зная куда бежать, он дует то с одной стороны, то с другой.

Подложив руки под голову, я лежу на крыше школы. Мысленно пробегаю по всем воспоминаниям связанных с ней. Прошло достаточно времени для ностальгии.

-От куда взялась романтика в моей жизни? — я слегка скривилась. -Что же делать..? Я стала такой бесхребетной.. Прям противно..

-Ты права. — вместе с глухим стуком, раздаётся женский голос, который успел потеряться в моей голове.

Я резко поднимаю и поворачиваю голову. Рот самовольно приоткрывается, а глаза сами лезут из орбит.

-Илона? — вырывается с моих уст.

-Нет. Королева Великобритании. — как всегда язвит та. -Ну конечно это я.

-Но где ты была всё это время? — слегка повышаю голос, ибо ветер становится сильнее, из-за чего практически невозможно услышать немного грубоватый голос Ви.

-Неважно, — закатывает она глаза. -Я слышала, ты за учебу взялась? — на её лице появляется лёгкая ухмылка, но я вижу по её глазам, что она пытается медленно подойти к делу. Её совершенно не интересует то, чем я занималась это время, её интересует что-то другое..

-Это я от скуки стала сходить с ума. Ну, неважно. — передразниваю Илону.

Ибо не фиг. Сама про себя ничего не рассказывает, в тоже время хочет, чтобы ей всё другие докладывали. Такая сторона Илоны, меня жутко раздражает. Так хочется подойти, обхватить руками её шею и сильно встряхнуть, чтобы знала.

-Да и сама ты теряешь хватку.. — она брезгливо показывает на меня пальцем, взглядом же, осматривая всю меня.

-Не хочу подавляться подобием вроде тебя. — хмыкаю и, развернувшись в другую сторону, направляюсь к выходу. Я слишком обижена на неё, чтобы мыслить здраво.

-Стой. — вмести с ветром доносится голос Илоны. -Я пришла сюда не затем, чтобы ссориться с тобой.

Я медленно поворачиваю голову в сторону кареглазой. Её, немного потерянный взгляд пугает меня, ведь такой её увидеть редкость. Обычно она всегда выглядит самоуверенной и невозмутимой, хоть и бывают моменты, вроде тех, когда мы искали те, злощавые, три берёзы. Но по факту, она человек. Да. Кажется, ей от меня что-то нужно. А может она пришла сюда специально, чтобы попросить об одолжении? Или о помощи? Что же ещё ждать от покорительницы новых дорог?

-Да ладно. А я думала мы специально встречаемся, чтобы отыграться друг на друге. Ну и? — полностью поворачиваюсь, ставлю руки в боки.

-Мне.. — она прикусывает губу и тяжело вздыхает. -Мне нужна твоя помощь. . — наконец договаривает. Я знаю, ей сложно просить у кого-то помощи мисс «Я всё смогу сделать и сама», разгребает свои «завалы» в одиночку.

-Просишь помощи? После того, как бросила меня на произвол судьбы и куда-то сбежала? — машу руками, придавая большего драматизма. -Ближе к делу. — сдаюсь. -Не хочу трепаться попусту.

Быстрым шагом дохожу до девушки, не слишком близко, что бы не дышать ей в губы. Смотрю прямо в её темно-карие, как горький шоколад, глаза, снизу вверх. Она купила себе кроссовки на высокой подошве?

-Что нужно? — как можно грубее спрашиваю.

-К слову: я влипла в крупные неприятности и мне нужны деньги. — быстро проговоривает та, отводя взгляд куда-то через плечо.

-Что? Как речь зашла о деньгах, так сразу я?

-Ну а что мне оставалось делать, а? Я хорошо знакома только с одним богатеньким ребенком в этой школе. Да и всем по-барабану куда и во что я влипла.

-Ха. А то есть мне не по-барабану..

-Надеюсь.

-То есть деньги, да..?

-Да. Света не тупи. — нервно дёргается Илона, она уже на пределе, ещё немного её побесить и она врежет мне.

-Денег нет. Пока. — как можно серьёзно произношу, а затем развернувшись, иду куда-то в сторону.

-Света.. — вместе с этим меня хватают за запястье и опять разворачивают к себе лицом. -Я нормально прошу тебя помочь мне.

-Илона, ты шутишь? От куда у меня здесь деньги? Если бы я хотела, была бы я дома, а не в этой дурацкой школе. А ты думаешь, почему я здесь торчу даже в выходной день или каникулы? Да потому что не могу выбраться от сюда. .! — не выдерживаю и я. Во мне столько всего накопилось.. Просто так хочется выплеснуть всю злость, всё, что таится во мне.. Я уже ничего не понимаю, от всего происходящего, у меня голова «кругом идёт». Все что-то от меня хотят. А что хочу я?.. Никому не интересно моё мнение?!

-Да причём здесь это?

-Да при том, что деньги дома. Пока я нахожусь здесь, я являюсь обычным ребёнком..!

-Прости.. — девушка издаёт странный смешок, тем самым и отпуская мою руку, её взгляд резко падает в пол. -Так и знала, что ничего не получится..

Что это? Она давит на жалость? Серьёзно? И снова спектакль от Илоны.. Уже не в первый раз мне приходится лицезреть это.

-Сколько тебе нужно? — выдыхаю, сдаваясь.

Ви поднимает свои удивлённые глаза на меня, и вопросительно, немного наклонив голову в сторону, пытается уловить какой-то не замысловатый подвох.

-Тридцать тысяч долларов. — не отрывая взгляда от моих глаз, произносит Ви.

-Сколько?! — хватаюсь за голову, ко мне приходит чувство, будто это теперь моя проблема. -Как можно было столько задолжать? Просто: «КАК?!».

Начинаю нервно ходить из стороны в сторону, измеряя ногами крышу школы. Мой мозг сейчас выполняет перезапуск системы. Затем резко сажусь на корточки. Мысленно прокручиваю у себя в голове: зачем же ей такая сумма.

-Что на этот раз? — резко поднимаюсь.

-Это долгая история.. — обхватывает себя руками, тяжело вздыхает.

-А я никуда не спешу. Мне же нужно знать на что я отдам такую сумму.

Илона недовольно цокает языком и тяжело вздыхает, а потом произносит:

-Я угробила тачку одного парня, что возглавляет крупную шайку «бандитов».

-Очень длинная история.. — закатываю глаза. -Но теперь всё ясно. Ты хочешь и меня привлечь к этой истории? Каждый раз, когда я с тобой, случается какая-то фигня, от которой в моей жизни всё становится ещё хуже.

-Ну извини, что я такая, какая есть. — она недовольно опускает голову и прищурившись, смотрит мне в глаза. -Я просто попросила твоей помощи. Поможешь или нет?

Взгляд Илоны всегда пугал меня. От простой на вид девушки, до дерзкой Илоны, которую я знаю.. Слишком резкий переход. Куда мне деться? Если бы я вернулась в прошлое, познакомилась бы я с ней, зная будущее..? Думаю да. Если бы не приключения с ней, я бы превратилась в такую же скучную и обычную ученицу, пробыв здесь год. Исчезла бы моя уникальная личность, исчезла бы я настоящая, готовая к любым (почти) поворотам судьбы. Так что, я благодарность ей, за сохранение меня и спасение от скуки, так что я помогу этой девчонке.

-Я помогу тебе. — киваю.

Ой, чувствую я пятой точкой, что добра от этого всего не жди.. И куда нас занесёт на этот раз?

Продолжение следует…

#Глава_14 Пофигистка

-Если так задуматься, то что со мной не так? Почему меня это вообще волнует? — вертятся вопросы в моей голове, которые возникли только что, из не от куда.

-Что за выходки? Если тебя что-то задело, ты могла бы сразу сказать всё как есть, как ты делала это до этого. Сейчас же ты ведёшь себя как глупая, обычная девчонка. — Ден поворачивает меня к себе, пытается сделать так, чтобы разговор был с глазу на глаз. -Я не со стеной разговариваю, а с тобой.

-Что? Обычная девч.. — проглатываю окончание, от этого словосочетания меня воротит. -У меня нет настроения выяснять отношения.

-Как будто я этого хочу. Но не поговорив сейчас, мы не сможем нормально общаться потом. — парень тяжело вздыхает. -Потом мы будем тупо ходить мимо друг друга и никто из нас не осмелится подойти первым. Мы это проходили.

-О, Денис, а я тебя искала. — из не от куда выпрыгивает Маша, которая тут же перебивает парня.

Морозов прав. Не устраним проблему сейчас, потом она будет преследовать нас. Мы с этим человеком слишком гордые, чтобы делать первые шаги. Как когда-то, когда мы учились в средней школе: уже не помню из-за чего мы поссорились, но нас смог померить наш общий, близкий знакомый. Если бы не он, мы бы продолжили дуться друг на друга. И не знаю, чтобы было сейчас, если бы мы не помирились.

-Видно не судьба. — пожимаю плечами, хватаюсь за ручку. -Мне кажется, у Маши есть куда более важная тема для разговора. А наш разговор мы можем отложить на потом. — я выдавливаю улыбку.

-Маш, давай не сейчас, ладно? — кареглазый попытался произнести это как-то помягче, но всё же в его голосе слышны нотки напряжения, этого никак не спрятать.

-Нет, сейчас. — естественно Маша повела себя как Маша. Большего не стоило ожидать. Пока она не получит желаемого — не отстанет.

-Значит что-то срочное, поговори с ней. — я убираю его руку с двери, чтобы зайти в комнату, но парень не всё равно не даёт мне пройти, теперь подставив ногу.

-Подожди.

Нет бы сейчас всё разъяснить, я же веду себя как он и сказал «глупая, обычная довчонка». Ден хочет сказать мне что-то, по видимому, важное, Маша хочет срочно поговорить с Деном, а я просто хочу в комнату. Сейчас мне ничего не нужно, кроме моей кровати.

-Так, стоп! — Денис произносит это так неожиданно и громко, что я и девушка подпрыгиваем, и в моём теле появляется некая дрожь. Ненавижу когда он злиться. Это пугает.

Мы замолчали. Нависает напряжённая пауза.

-Что ты хотела. Говори, только быстро. — обрашается парень к Фиккус.

-Может быть наедине..? — Маша вдруг начинает мямлить, отводит глаза. Каждый день открываю новые стороны этой девушки.

-Нет.

-Хорошо. — она наконец берёт себя в руки. -Я видела как сегодня утром Света выходила с твоей комнаты. Не объяснишь? — погодите-ка, не значит ли это, что они встречаются? И я тут лезу со своими..

-Почему это должно тебя волновать? — с какой стати Морозов так груб с ней? -Я не должен отчитываться тебе.

-Я понимаю. Просто… — глаза Маши становятся влажными от слёз, она, видимо, не может больше сдерживать эмоции. Я впервые вижу, как она плачет.. Хотя как-то раз я видела как она постоянно бегала в туалет, чтобы умыться. Говорили, что у неё кто-то погиб в автокатастрофе.

-Ты плачешь? — Денис немного успокаивается. Слезы — это один из способов успокоить этого парня. Особенно, если плачет знакомый ему человек.

-Да. Из-за тебя. — она хмурится. За что мне это? Почему я должна видеть очередное признание Морозову? -Тебе что, так трудно сказать? — слезы покатились по её щекам. Денис стоит в недоумении. -Что Света делала у тебя в комнате? Просто ответь. — тихо произносит Маша, подавляя всхлипы.

Комок подкатил к горлу. Что скажет Ден? Он может сказать всё что угодно, но только не то, что мы проснулись вместе. Я думаю, он понимает, что он ей нравится, и вряд ли ему придёт такая идея: рассказать всё на чистоту. Если он это сделает, я по-жизненно буду называть его дураком. Так раздражает.

-Она приходила к Лёше. — этого ответа не ожидал никто. Маша успокаивается, а я немножечко не поняла. Зачем мне мог понадобиться Лёша с утра пораньше? Я с лицом, полным удивления перевожу глаза на парня, тот мысленно спрашивает: «А что ещё я мог сказать?». Действительно. Да всё что угодно. Но почему именно это? Хочется закричать. Но думаю, меня не правильно поймут.

-Что? — послышался голос со стороны.

Вскоре я живо отталкиваю Дениса в сторону и смотрю на немного удивлённую, бледную Ксюшу, которая, по всей видимости, только что приехала из больницы. В её руке какие-то пакеты, другой рукой она держится за живот. За такое короткое время она стала похожа на бледную поганку. Ну что за невезение сегодня, а? Специально что-ли? Что я сделал не так?

Она смотрит прямо мне в глаза, я уверена. Губы ее сжимаются и не понятно: из-за ненависти ко мне, или из-за боли в животе. Да даже пню понятно, что у Ксюши и Лёши взаимная симпатия. Встречайтесь вы уже. Достали. Да, я хочу сказать: «Сень, это не то что ты думаешь» и всё такое, но это было бы очень банально.. Да и зачем мне оправдываться? Они не встречаются — это первое, да и самое главное — каких-либо поводов для ненависти я пока что вроде бы не давала. Да, это странно наверное звучит а-ля «Я утром выходила из комнаты парней, потому что должна была увидится с Лёшей». Ну а вдруг я не смогла спать ночью и меня мучил как-то вопрос? Или..

-Я вижу пока меня не было, вы тут время зря не теряли. — её бледные губы искажаются в улыбке. -Что вы тут устроили? — девушка кривится, возможно, когда она говорит, живот болит сильнее.

-Что у вас тут за собрание? — к нам подходит Лёша с яблоком в руке, у которого в отличие от нас, отличное настроение.

Сеня берёт поудобнее пакеты, кажется в таком положении ей трудно стоять. Мне становится её жалко. Хочется схватить её и отнести в кровать, чтобы она не мучилась. Но потом она всё же расталкивает нас от двери и дёргает за ручку.

-А ты, значит, тут главный в этом любовном треугольнике? — перед тем как оказаться в блоке, она решила добить эту сценку, сделав в голове свои выводы и обидевшись на всех и вся, она повернулась к Лёхе. -Только меня впутывайте в эту заворушку, пожалуйста. — дверь за ней захлопывается.

Лёша заметно изменяется в лице, переводит взгляд на меня. Ждёт, пока я ему всё объясню?

-Отлично. — вскидываю руки. -Ты этого хотел? — я возмущённо повышаю голос на парня рядом.

-Почему ты скидываешь всё на меня? Один я виноват в этом? — Денис переходит на мою волну. -Да и что не так? Всё же нормально?

-Аргх. — я уже не могу сдерживать всё то, что накипело внутри. -Даже не подходи ко мне. — последнее, как-то само вырвалось. Это было сказано на эмоциях. В принципе, как и всё, что я говорю Морозову. Такое бывает.

Мне на столько всё надоело, что я решила просто развернуться и уйти. Да, Света, классное решение проблем. Просто взять и убежать. Знаю, что по сути, всё из-за меня. Но честно, не хочется это признавать. Если бы я всё таки смотрела куда лезть, а точнее в какое окно, Маша бы не увидела меня, выходящую не из своей комнаты, Денис бы не докапывался до меня с этим глупым разговором, и он бы не ляпнул, что вмешан в это и Лёша, а Ксюша.. Аргх.. Как же я запутала всё.. Как бы то ни было, я уже решила просто убежать от этой проблемы и подождать, пока всё само наладится.

На самом деле всё же не так сложно. Ситуация на самом деле глупая. Люди преувеличивают, делают свои выводы, тем самым усложняя всё. Так же и в моём случае. Думаю, расскажи я Маше о том, что зашла к Дену, чтобы поговорить, она бы не стала лезть к нему и ко мне с расспросами, а Морозову бы не пришлось нести околесицу и впутывать Лёшу.. Не думаю, что Ксюша ненавидит меня из-за этого. Или это не так..?

Интересно, это я раздуваю из мухи слона или это и вправду кажется запутанным для размышлений?

Продолжение следует. ..

Пофигистка

Пофигистка
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in katik-san’s LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Monday, August 14th, 2006
8:15 pm Под окном тетка на ВАЗе, выезжая с парковки, въехала в Фольксваген. Вышла, посмотрела на свою тачку, на стукнутую, села обратно и уехала. Круто, думаю.
Совершила акт гражданской сознательности: накропала записку «блондинка на сине-зеленой чертырнадцатой…», пошла засовывать бумажку под дворник. Пошла только в 12 ночи, там темно, фонарик забыла, повреждения не посмотреть, но вообще-то не видно. Лады, раз ничего не видно, оставлять не стала.

Это к вопросу о кошмаре доносительства и все такое.

К вопросу о гражданской сознательности: номер телефона писать не стала.
/А ну как тетка та увидит бумажку, сорвет, а потом подговорит товарищей на флеш-моб: звонить этой стерве каждые 5 минут и закидывать СМСками, пока она номер не поменяет. По инету это легко организовывается./ Не доросла я до истинных высот, короче.

Friday, August 11th, 2006
6:47 pm Надоела мне эта жара.

Надела ехидное лицо и выложила зонтик из рюкзака.
Ждем-с.

Friday, August 4th, 2006
3:50 pm Билеты в столе.
В столе, блин, билеты.
стол, белый такой, верхний ящик, около визиток.
стол, сто-о-о-ол.

И я себя не пойму, если через неделю таки буду метаться по всей квартире в поисках.

Thursday, August 3rd, 2006
9:38 pm Если бы Юрик был водителем маршрутки, он был бы именно таким.
Затонированная в ноль Газель, без указания маршрута, только номер.
Из кабины громкая музыка, открываю дверь: «Идете до Приморской?»
«До Приморской? Да запросто!»
Час пик, но я единственный пассажир. Че-то боязно, зато от вида водителя расплываюсь в улыбке. Симпатичный паренек, глаза горят, улыбается, акцент.
В заднице шило, в руках пульт от магнитолы. МП3, все дела.
«А что, теперь все маршрутки такие?»
«Неее, только моя. Это я еще недавно телевизор снял!»
«Да ладно…»
«А вот там стоял. Си-Си-Кейдж нравится?»
«Чего?»
«Какую музыку любишь?» Открывает бардачок, достает кучу дисков, кладет рядом со мной, роется правой рукой, на дорогу не смотрит вообще. Выбирает, рассказывает кратенько, что именно тут интересно, вставляет диск и врубает звук.
«Охренеть!» Кручу головой, демонстративно прикрываю уши.
Доволен.
«А это что за штучка?»
«О, это басы!» Крутит штучку, я оглушена.
«А динамик где?»
Отворачивается от дороги, рукой по одному из задних сидений: за ним типа.
«Страшно представить как на нем люди сидят!»
«Да им нравится, просят погромче включить. Ты какое радио слушаешь? Лав-радио, правильно?» На полную громкость.
«Неправильно. Максимум,» — перекрикиваю радио.
«Сейчас найдем». Нашел, слушаем ровно пять секунд. У него вообще беда: за 14 минут я прослушала все радиостанции, три диска и 20 треков. Секунд по пятнадцать, не больше. Чисто Юрик.
«Если такое в маршрутке, то срашно представить, что в обычной машине.»
«Ооооо, в машине все было супер. Но я ее в овраг спустил, в Саратове. Система с нее. А была вот такая, справа, видишь? Нет, слева, как серебристая, но другой зад. А почти как та, что мы проехали, багажник вооот такой,» — показывает.

Доехала приглохшая, но дово-о-ольная.

Wednesday, August 2nd, 2006
8:24 pm Был длинный пост про бюджет. Стерт.
Бюджет на то и бюджет, чтобы не сходиться.
Thursday, July 27th, 2006
2:52 pm Уже месяца четыре бабушка ходит на аквааэробику. Но в ее клубе нет большого бассейна, а она хотела еще и поплавать.
В общем, моя бабушка купила абонемент в аквапарк. 2 раза в неделю с 20 до 22. Вчера ходила в первый раз, с горок пока еще не слетала, но мы то знаем этих бабушек…
Я немного в шоке.
Wednesday, July 26th, 2006
1:50 am Женщина и техника, епть.
Вытянуть модем из-под стола, щелкнуть ногтем, потрясти бубном, засунуть обратно.
Хорошо что мастера не вызвала.
И с провайдером в мирных осталась.
Tuesday, June 20th, 2006
1:47 pm Странное ощущение.
Одна из моих бабушек (папина тетка) написала книгу про семью.
Написала, издала, подписала экземпляры и отправила родственникам. До Питера несколько томов доехало уже год как, но до меня добралось дня четыре назад.
История начинается где-то с прабабушки, прапрабабушка практически не упоминается, потом детство, война, ссылка на Север, голод, вагоны с трупами, лесоповал, шахта, голод, детдом, побег двоих детей на Украину, холод-голод, муж на каторге, смерть Сталина, инсульт, роды в 46, инвалиды, первый поцелуй, медучилище, ветеринария, знакомство с заведующим-врачом из Ленинграда, свадьба, ссыльная-невыездная и т.д.

Это вперемежку про прабабушку, пять ее дочерей, одного сына и мужа.

Читала с очумевшим видом.
родственники не рассказывали ни-че-го.
Про то, что у меня предки репрессированые, впервые узнала вообще только пару лет назад. Случайно.

Но описание моей бабушки в молодости — это что-то настолько нереальное, что мурашки по коже. Ее знакомство с дедушкой — романтика. Разве что знание их сегодняшних отношений портит всю картину.

Но в общем счете им нереально повезло. Из семьи «врагов народа», с бандеровской деревни, выжили все. И женщины, работавшие на лесоповале, и мужчина, четырнадцать лет гнивший в шахте, и полуторагодичный ребенок.

Резко захотелось переехать куда-нибудь поюжнее.

Книга на украинском языке. Мой словарный запас значительно увеличился, родные и близкие в ужасе!

Monday, June 19th, 2006
3:43 pm В пятницу в 9 утра позвонили в ЖЭК:
— Течет на стояке у сушила между контргайкой и рюмкой, плюс свищ на длинной резьбе.
— А можно без строительных терминов?
— Сушило потекло. Нужна будет сварка.
— Хорошо, сантехники будут с 2 до 5.

Состоялся вынос вещей из ванной комнаты. Пять ходок с трикотажем и два пакета шампуней. Косметику по ящичкам. Ванну под три слоя тряпья и ковролин. На стены прособачены странные конструкции, чтобы не покорябать плитку при сварке.

К шести вечера надежды были уже бесплотны.
Пятница же.

Но нет! Доблестные сантехники пришли к 7.
Посмотрели, даже изоленту с трубы не отколупали. Сказали, что тут нужна сварка, а тазик под трубой вполне справляется с поставленной задачей. Короче, до понедельника. В понедельник позвонят.

Шампуни обратно, из ванны убираем тряпки, косметику на места, жизнь продолжается.

В понедельник позвонили. Сказали, что позвонят во вторник.

Во вторник в 9 утра женский голосок порадовал тем, что они будут до 2.
Ванна упакована, все вынесено.

К семи вечера они пришли и радостно:
— А сварки-то у нас и нет! Нука посмотрим что тут.
Двадцать минут они смотрели, «что тут» и ныли как они устали. Переругивались на какого-то Палыча, что кувалдой по трубе. Говорили такое, что вера в достойное сантехническое будущее моей квартиры исчезла напрочь. Комок подошел к горлу и я улизнула в другую комнату. Заодно выяснила, что в квартире изумительная акустика. Палыча возненавидела. К одиннадцати утра обещались быть.

Ванну распаковывать не стала.

В полпервого звонок в дверь. Сантехник. Один.
— Я дверь закрывать не буду, второй должен подойти.
Зашел в ванную, уселся на край и стал ждать второго.
Ушла к компу.
Через пятнадцать минут домофон.
— К вам сантехник не приходил?
— Уже четверть часа сидит в ванной.
— Неее, тот, что четверть часа — это я. Другой не приходил?
— Кроме вас — никого.

Оглядываюсь, действительно на ванне никто не сидит.
Был один сантехник и того не удержала!

Опять домофон.
— Сантехник у вас?
На всякий случай заглядываю в ванную. Сидит. Е-мое.
— У нас.
— Хорошо.

Домофон.
— Рома у вас?
Рома — это кто-то из них, надо полагать? Но в ванной пустота.
— У нас никого.

Решительно закрываю дверь.

Домофон.
— Кто там?
— Сантехники! — хором.

Что-то пилят, роняют табуретки.
Проходила мимо ванной, бросилось в уши:
— А где тут сушило?
— На стене.
— В каждой квартире ну прямо как в первый раз.

Ма-ма.

Sunday, June 18th, 2006
12:24 pm В Питере открыли океанариум, в ходе обсуждения вспомнилось.
Лет в 15 попала я в такое заведение.
Ну и остановилась как вкопанная у аквариума с акулами. Они были не особо большими, метра полтора и плавали достаточно далеко от меня. Стук по стеклу эффекта не принес, «цып-цып-цып» тоже. Аквариум был чуть повыше меня, я оглянулась, сделала невинный вид, подпрыгнула.
Ну кто ж не закрывает акул?!
Подняла лапку, опустила в воду пальчик и начала им там плескаться.
И чего-то от осознания факта «рука в бассейне с акулами» про самих акул как-то забылось. Поднимаю глаза, а одна из них на меня несется.
Епть, задом отпрыгиваю, глаза огромные, рот раскрыт.
А она разворачивается у самого стекла и волна выплескивается на пол.
До сих пор помню как стою вся в брызгах и думаю нехорошее про устроителей океанариума.

Знающие люди сказали пару ласковых про питерский, про владельцев, снесших несущую колонну и прочие прелести.
А дайвингом я так до сих пор и не занималась.

Saturday, June 17th, 2006
4:36 pm Песик резко поумнел.
Научился открывать калитку, нажав на специальную кнопку. /Не у всех гостей получается./
Пока родители дома или уехали на машине, ведет себя прилично. Но если они пешкодралом/на велосипедах/скутере отправляются на пляж, Джекки демонстрирует свои навыки.
Для начала она рвет поводок (толщиной с мой большой палец) или карабин (четыре за две недели), потом встает на задние лапы, нажимает когтем на кнопку. Калитка открывается, счастливая собака вырывается на свободу и трусит на пляж.
Не тот, где родители, а тот, что ближе к дому и где больше шашлыков.
Двор открыт, во дворе стоят незакрытые машины (деревня же, чего закрывать) и прочее интересное.
Иногда звонят соседи. Чаще не звонят.
Родители возвращаются со своего пляжа. Идут на «собачий» и отлавливают там Джекка Чана. Псина уже сыта, довольна, отлавливается легко.
Каждый раз подходят отдыхающие и делятся впечатлениями.
Осуждающе:
— Что ж вы собаку не кормите?
Грустно:
— А она у нас все сожрала.
Радостно:
— Такая добрая собака! Такая замечательная! Даже апельсины ест.
Возмущенно:
— Сперла мячик, тарелку и поцарапала доску от серфа.
Ошеломленно:
— Гонялась во воде за скутером.

После погони за водныи мотоциклом родительские нервы не выдержали. Псина сидит на цепи, с толстенным карабином. Обожаю.

Saturday, August 7th, 2004
6:15 pm Условный рефлекс.

При звуках: «Уууу, биологИя.. анатомИя…» все мужчины на секунду замирают, а потом быстро осматриваются в поисках телевизора.

Thursday, June 17th, 2004
9:22 pm У меня под окном школа.
В принципе плевать. Пейте, курите, бейте бутылки, ржите на всю улицу. Привыкла.
Но, вашу маму, на кой вам вздумалось попеть под гитару?!

А если уж так сильно хочется, то заведите в компании хоть одного человека со слухом.
Желательно того, кто перебирает струны.

Изверги, чтоб вам всю жизнь МТВ слушать.

Current Mood: в каком ухе у меня жужжит?

Thursday, May 13th, 2004
9:44 pm Почти у каждого имеются люди «случая».
Это такие вредностые личности, которые проявляются в строго определенный момент.
Ну вот сидишь, к примеру, в туалете и слышишь звонок в дверь. Кандидатура звонящего обсуждению не подлежит.
Или целый месяц ложишься около 5 утра, а когда решаешь, что пора бы уже перейти на нормальный режим и, приложив неимоверные усилия, загоняешь себя в постель в 11 вечера, после чего в течение 2 часов засыпаешь, то ты в курсе какая такая редиска тебе звонит в 3 ночи.
А еще имеется товарищ, умудряющийся осчастливить меня своим голосом исключительно во время еды.
И бывшая одноклассница, уже 15 лет застающая меня ровно за 2 минуты до выхода.
И соаськовец, появляющийся за полминуты до дисконнекта и как раз успевающий бросить очередной привет.

Стою я сегодня перед зеркалом.
Сосредоточенная.
Спина согнута, бедрами опираюсь на мойку, локтем на смеситель, глаза выпучены, рот открыт.
В руках две кисточки и ватная палочка, за ухом пуховка.
Осторожно-осторожно, лишь бы рука не дрогнула, лишь бы не мазнуть лишнего.
Звонок!

Упс.
Тушь улетает в раковину, пуховка за ней, одна кисточка — под ванну, второй я делаю штрих на всю щеку.
Завинчиваю тушь, бросаю унылый взгляд на себя любимую и иду к телефону.

После чего максимально вежливо:
— Привет, Саня. Откуда знаю? Догадалась.

Tuesday, April 20th, 2004
3:54 pm я этих французов не понимаю.
Как они вообще живут?!

Приготовила тут лукового супа.
Съела. Причем всю тарелку осилить не смогла.
Теперь сижу с животом набекрень.
Дел — выше крыши. А я все. Не могу. Хоть что делайте.
Глазки закрываются, рот приоткрыт в перманентном зевке.

А ведь они (французы эти) на обед такое вот едят. Посреди рабочего дня. Не понимаю.

Все.
Пошла спать.

Зы. Вкусно было!

Sunday, April 11th, 2004
11:23 pm Оценивая свою вредность по пятибальной шкале, набрала твердую восьмерку.

Существо получилось вредное, но забавное (с)

Saturday, March 13th, 2004
12:30 am В Москве есть две сети супермаркетов, борющихся за внимание низкобюджетного покупателя. Называются они «Копеечка» и «Пятёрочка». Поскольку цены в них максимально снижены и не округляются в большую сторону, особой популярностью эти супермаркеты пользуются у пенсионеров. А дело ясное — нет зверя страшнее бабушки с тележкой. Говорят, это даже не люди, а секретные биороботы-убийцы.

— Скажите, а у вас такие же трусы, только не мужские, а детские, есть?
— Нет, нету. Такие трусы выпускаются только больших размеров.
— Ааааа, понятно. А были?
— Эээ… нет, не были. Такие трусы только мужские бывают.
— Скажите, а ещё будут?

У работников супермаркетов «Копеечка» есть фраза, которую они мечтают сказать каждой бабушке, заёбывающей их в магазине.

А идите вы в пии…тёрочку!

(с) tzota

Thursday, March 11th, 2004
5:36 pm Вот же попадалово с этими дантистами.
Я своего люблю. Он ко мне на «ты» и зверствует мало. Ну скажет что-то по поводу полуторагодичного отсутствия и залечит дырочку. Делов-то.
А тут: «На следующей неделе чистка. Потом как заживет — посмотрим. Может еще и десны резать не придется.. если повезет…»

Посмотрит он.

Пока он посмотрит, я тут со страху укончусь.
Погибну в ожидании стоматолога.
Завидная смерть.
Если без ложной скромности, то прямо героическая.

Грустно и придирчиво.

Thursday, January 29th, 2004
10:37 pm Ай, только что позвонила бабушка.
«Катя, не выходи сегодня в интернет! Там новый вирус появился. Такого еще никогда не было! Огромные убытки, про него по телевизору говорят! А с 1 по 12 февраля еще хуже будет. Не выходи.»
Прелес-с-стно.
Wednesday, December 31st, 2003
7:10 am Ага, семь утра, а убрано пока ровно пол-комнаты.
Елка на балконе, игрушки по коридору рассыпаны, присутствие в этой квартире елочной подставки маловероятно.
Ко всем новгодним традициям вроде выпивания разбавленного бумажного пепла смело прибавляем грандиозный раскардаш и вопли: «Ну что мне помешало заняться этим раньше?!»
Из года в год, млин.

ЗЫ. Откопала крышку системника, приладила куда надо.
Чужой комп!

[ << Previous 20 ]

Определение ниггера Merriam-Webster

ниг · га | \ ˈNi-gə \ множественное число ниггеры также ниггеры \ ˈNi- gəz \ 2 иногда оскорбительно, см. параграф об использовании ниже — используется некоторыми чернокожими для обозначения себя или другого чернокожего в нейтральном или позитивном ключе.

Краткая история величайшего табу в мире.

Ниггер. Вот оно в печати. Эти шесть букв, расположенные в вульгарном порядке и произнесенные в нашем сознании так, как мы не осмелились бы произнести их устами, привели нас в этимологическую долину тени смерти. Мы стоим перед этим словом, как туристы, по шею в темноте его истории, задыхаясь от зловония его наследия, чтобы мы могли понять его немного лучше, последнее большое табу на английском языке. Даже если сейчас на нем редко говорят, он по-прежнему обладает ужасной силой.

Мы идем по проторенной дороге. Многие критически относятся к этому слову на протяжении более столетия. Совсем недавно он стал собственностью рэп-исполнителей, которые использовали его самым тонким образом, например, альбом Nas без названия , который он хотел просто назвать Nigger . Трудно оставаться равнодушным к такому провокационному термину, и порой кажется, что в публичной сфере мало людей, которые не добавили свои два цента к продолжающимся спорам по поводу его использования. Но дело не в этом. Нет, мы собираемся вернуться назад, за слово и перед словом, чтобы исследовать его историю, его сложные коннотации и библиотеки расистского дискурса, на которых он основан.

Итак, начнем с его мощности. Власть, как писал Мишель Фуко, наш Вергилий в этом маленьком путешествии, «скорее проявляется, чем одержима». Хотя для этого требуется медиум, его существование метафизично; он существует повсюду и пронизывает все.

«Это не« привилегия », приобретенная или сохраненная господствующим классом, а общий эффект его стратегического положения, эффект, который проявляется и иногда расширяется положением тех, над кем доминируют.Более того, эта власть не осуществляется просто как обязательство или запрет для тех, кто «ее не имеет»; он инвестирует в них, передается ими и через них; он оказывает на них давление, так же как они сами в своей борьбе с ним сопротивляются его хватке ».

Язык — сила. Это проявление знания, и знание нельзя отделить от слова «П». Это снова Фуко. Страшно, правда? Говорят, слова никогда не причинят вам вреда, но как насчет концепций, стоящих за ними? Ниггер , слово, состоит всего из шести букв, производных от латинского для обозначения черного цвета, который существовал лишь как оскорбление двести лет.Но Ниггер концепт; Теперь это оружие массового уничтожения, сокращение от области знаний, которая на протяжении более 500 лет на всех континентах посвятила себя возвышению светлокожих и очернению темнокожих. Это грубейший, но в некотором смысле самый честный пример того, что раньше называлось «расовой теорией», но то, что мы теперь можем назвать «научным расизмом» в более просвещенную, либеральную эпоху.

Race — это плод современного воображения.В древности, как рассказывает Нелл Ирвин Пейнтер в «Истории белых людей», человечество верило в кельтов, саксов, вестготов, галлов, скифов, черкесов и многих других, но не верило в белых, черных, арабов, латиноамериканцев или азиатов. Только в эпоху Просвещения, когда европейские державы начали смешивать науку и империю, они «открыли» превосходство светлой кожи и неполноценность темной. Этот союз привнес в мир расу, сконструировал ее, можно сказать, как монстров Шелли, из евроцентрических предположений и теорий, основанных на ошибочных экспериментах и ​​искаженных гипотезах.

Неравенство и угнетение нуждались в объяснении, и оно находило его в расе. «Врожденные качества (связанные с расой) необходимы, чтобы доказать справедливость — естественность и неизменность — статус-кво», — пишет Пейнтер. «Снова и снова расовые иерархии помещают бедных и бессильных внизу, а богатых и могущественных — вверху».

Белый считался прекрасным в восемнадцатом веке Иоганном Иоахимом Винкельманом, отцом истории европейского искусства и парнем, который любил средиземноморские черты лица римских скульптур из белого мрамора.Между тем черный цвет стал естественной противоположностью красоты. Уайт получил научное название и историческое происхождение в 1795 году, когда другой Иоганн (Фридрих Блюменбах) назвал его «кавказским». Черный был назван «негр» (буквально: черный), недостойным ни истории, ни происхождения. Антропологи восемнадцатого века превзошли Уайта, которые собирали человеческие черепа и составляли диаграммы, сравнивая углы лица и черты лица, причем африканские черепа помещали с одной стороны рядом с обезьянами, а европейские черепа — с другой.

Манихейство. Так это называют ученые. Белое и черное, хорошее и плохое, господин и раб: отношения, в которых одно противопоставляется другому и является антагонистом.

Манихейство расы было не просто установлено, оно было вписано в саму основу истории людьми, которые должны были знать лучше: Иммануилом Кантом, Вольтером, Чарльзом Дарвином, Фрэнсисом Гальтоном, Редьярдом Киплингом, Джозефом Конрадом, Ральфом Уолдо Эмерсоном, Генри Мортоном. Стэнли … и это только те имена, которые вы можете узнать.Под ними скрывается темный легион ученых мужчин в строгих костюмах и с белыми бородами, чьи исследования, измерения, теории, истории, вымыслы и человеческие систематики создали и поддерживают тот извращенный архив силы знания [1], который лег в основу машины угнетение, которое было и остается одним из самых широкомасштабных и систематических в истории человечества. Миллионы и миллионы темнокожих людей были убиты, порабощены и замучены до смерти, и все это было сделано в здравом уме и основано на твердых фактах.От геноцида аборигенов в Австралии до южноафриканского апартеида, до рабских портов Лиссабона и Ливерпуля, Среднего прохода, рудников Минас-Жерайс, компромисса Трех Пятых — рационализация, действительно, эмпирическая необходимость для всех он аккуратно напечатан внутри фолианта за пыльным фолиантом, тихо сидящего в архивах мировых библиотек: сотни тысяч страниц, которые определяют Nigger .

Гарри Трумэн использовал это слово. Так поступил и Линдон Б.Джонсон. Ричард Никсон использовал его так же, как Фланнери О’Коннор и Эрнест Хемингуэй. Его пели в песнях и включали в детские стишки, в частности, как то, что вы должны были поймать за палец в «Eeny Meeny Miney Mo». Хотя это и не считалось вежливым, оно оставалось «приемлемым» оскорблением среди белых вплоть до двадцатого века и стало визитной карточкой Джима Кроу на юге Соединенных Штатов. Фактически, это было более приемлемым оскорблением, чем табу.

Но помните вашего Фуко; власть амбивалентна и может быть использована теми, кого она угнетает.«Сила N-слова проистекает не только из его исторического употребления, но и из-за того, что чернокожие вернули себе слово и попытались лишить его расового влияния и реинвестировать его с помощью черных народных сил», — говорит Джеймс Брэкстон Петерсон, директор по африканским исследованиям. и адъюнкт-профессор английского языка в университете Лихай. «Предпосылка, что вы будете использовать язык, направленный против вас, повернуть его вспять и использовать для себя, — это очень мощный и подрывной инструмент».

Петерсон выступает за свободное использование этого слова в частных беседах среди чернокожих, но настаивает на том, что к нему нужно относиться с осторожностью в публичной сфере.«То, как чернокожие люди используют слово на букву N в наших частных речевых сообществах, очень легко отделить от его негативного прошлого. Но как только он попадает в публичную сферу — как только вы рассказываете анекдот или записываете его на рэп-пластинку — вы не можете обмануть себя, думая, что он не привязан к своей истории белого превосходства », — говорит он. «Энергия, о которой мы говорим, похожа на ядерную. С ним нужно обращаться очень внимательно, потому что, когда оно начнется, оно может нанести большой ущерб обществу ».

Он цитирует припев из песни «Audubon Ballroom» рэпера Лупе Фиаско:

«Теперь белые люди, вы не можете сказать ниггер
извините, нужно забрать это обратно
теперь Черные люди, мы не ниггеры
потому что Бог сделал нас лучше, чем это.’

Обратите внимание, что Фиаско настаивает на том, чтобы вернуть слово в своем родном языке, одновременно утверждая, что это не подходящее описание. Именно эта двусмысленность, как пишет Рэндалл Кеннеди в своей книге «Ниггер: странная карьера неприятного слова», и готовность принять ее делают таких художников, как Фиаско, такими привлекательными.

«(Их) отношение эффективно выражается замечанием:« Мне плевать », — пишет он. «Их не волнует, расстраивают ли белые негров .Их не волнует, не смущает ли белых использование этого термина черными. И их не волнует, думают ли белые, которые слышат, как черные используют N-слово, афроамериканцам недостает самоуважения. Черные комедианты и рэперы, которые используют и наслаждаются nigger , заботятся в основном, возможно, исключительно о том, что они сами думают, желают и наслаждаются … Они избегают скучных условностей, включая ту, которая утверждает, несмотря на многочисленные доказательства обратного, что негр может означать только одно.”

«Когда вы сняли кляп, который держал этих черных ртов на замке, на что вы надеялись? Чтобы они воспели вам дифирамбы? »- пишет Жан Поль Сартр в своем эссе« Черный Орфей ». «Вы думали, что когда они снова встанут, вы прочтете обожание в глазах этих голов, которые наши отцы заставили склониться до самой земли? Вот стоят черные мужчины и смотрят на нас, и я надеюсь, что вы, как и я, испытаете шок от того, что вас увидят ».

Сартр, конечно, говорил не о рэперах, а о черных французских колониальных поэтах, таких как Эме Сезер, Леон Гонтран Дамас, Леопольд и Седар Сенгор, которые составляли движение Negritude в 1930-х годах.Черный поэт, сказал он, был единственным настоящим революционным поэтом своего времени, потому что «он должен обязать тех, кто на протяжении веков тщетно пытался низвести его до статуса зверя, признать его человеком … Таким образом, он его спиной к стене подлинности: будучи оскорбленным и ранее порабощенным, он подбирает слово « негр », которое было брошено в него, как камень, он выпрямляется и гордо объявляет себя черным человеком, лицом к лицу с белым мужчины. ‘

Сезер, Сенгор и остальные должны были вернуть себе французское ‘negre’ .Насколько они были успешными — вопрос споров, но определение Сартра буквальной личности, Черного революционера (почти одного и того же), остается у современных рэперов, поэтов, писателей и чернокожих художников всех убеждений. Он назвал их «орфическими» в честь греческой легенды об Орфее, который спустился в Аид в поисках своей возлюбленной Эвридики. Точно так же, согласно Сартру, черные художники должны спуститься в себя, вооруженные только словами, навязанными им угнетением в бесконечном поиске нового определения черноты: « Поскольку угнетатель присутствует в том самом языке, на котором они говорят , они будут говорить на этом языке, чтобы уничтожить его.’

Конечно, никто не спорит, что Soulja Boy или Waka Flocka Flame говорят правду власти. Петерсон, в частности, критикует случайное, иногда уродливое использование слова на букву N рэп-исполнителями или комиками. По его словам, важно понимать, кто продуктивно использует N-слово, а не смешивать их с остальными. «Когда Nas хотел выпустить альбом с буквой N в названии, он подвергся цензуре со стороны черного сообщества. Люди также жаловались на книгу Рэндалла Кеннеди с таким же названием.Основная проблема с цензурой заключается в том, что к тому времени, когда она догоняет, что происходит, она в конечном итоге подвергает цензуре те тексты и тех людей, которые фактически предоставляют нам сложную критику (N-слова), которая нам нужна ».

В книге

Кеннеди не говорится о его личных чувствах к не-чернокожим, используя слово на букву N, но Петерсон говорит, что он предпочел бы, чтобы они избегали этого из-за определенного уважения к истории и непрекращающейся борьбе чернокожего сообщества с ней. «Он использовался так систематически, так открыто на протяжении всей истории, что важно понять, как, когда черные люди используют его, они были и все еще участвуют в очень сложном социолингвистическом процессе освоения земель», — говорит он.«И я не вижу конца этому процессу. Я не вижу, чтобы Америка «после гонки» случилась при нашей жизни, и не думаю, что это должно быть целью. Я думаю, что цель — справедливое прославление различных культур: культурная компетентность. Мы не собираемся жить в дальтонике, пострасовом мире; это будет многорасовый мир ».

Это возвращает нас к власти: в мир, где ослабевает миф «белизны»; где Азия восходит; где президент США наполовину черный; но где черные мужчины по-прежнему заполняют тюрьмы Америки; где черные дети все еще голодают в Сомали и живут на улицах Рио-де-Жанейро; где Африка является синонимом бедности. Это мир, в котором негр слово больше не вырывается изо рта, но концепция негр все еще таится в темных уголках разума.

Power развивается, адаптируется, реорганизуется, развивается. Тип, который угнетает, усвоил, что если он хочет выжить, он должен отмыть себя, надеть костюм, очистить свой язык и аккуратно приспособиться к произвольным требованиям политической корректности. Власть не знает слова «трущобы», только «неформальный город»; он никогда не «вторгался», только «оккупировал».Если гражданин многорасового мира Петерсона несет только одну ответственность в отношении nigger , то он должен распознать, когда к нему обращаются те, кто хотел бы использовать его для причинения вреда, даже если они не издают ни звука.

[1] Термин Фуко, а не мой.

Идея, которую белые не могут сослаться на N-Word

Лори Шек — профессор творческого письма в Новой школе в Нью-Йорке, многолетний ветеран классной комнаты, широко публикуемый романист и эссеист, а также Номинант Пулитцера. Она также провела лето в неприятностях со своим начальством за то, что, возможно, была расисткой.

Ее преступление? Возможно, вы не знали, что, несмотря на резонанс в названии известного документального фильма 2016 года о Джеймсе Болдуине, I Am Not Your Negro , фактическое заявление Болдуина во время выступления на общественном телевидении в 1963 году было: «Я не негр. ” В начале прошлого весеннего семестра Шек, белая, вела семинар для выпускников по Болдуину, и один из вопросов, которые она задала для обсуждения, заключался в том, почему в документальном названии фильма слово «негр» заменено на «негр».

Это хорошее учение. Она вызывала слово с одним из самых богатых, отвратительных и сложных диапазонов значений в английском языке. Что имел в виду Болдуин, вызывая его в 1963 году? Почему сегодня создатели этого документального фильма заменили «Негра»? И, ответив на эти вопросы, мы могли бы исследовать конкретные резонансы этого слова. Безразличный учитель спрашивает: «Что ты думаешь об эссе?» или «Отражает ли эссе ваш личный опыт?» Особенный пытается втянуть учеников в голову творца, в его времена.

Шек делала это, но, задавая свой вопрос, она действительно использовала это слово, как это сделал Болдуин, вместо того, чтобы эвфемизировать его как «N-слово».

Белый ученик в классе возразил, что Шек произнес это слово. И администрация, очевидно, была недовольна попыткой Шек защитить себя, потому что школа привлекла ее к расследованию, одновременно предписывая ей заново ознакомиться с школьными правилами о дискриминации. В этом месяце школа определила, что Шек не совершал правонарушений.Но тот факт, что умные и занятые люди считали необходимым исследовать Шека, чтобы он произносил слово при обращении к нему — не используя его самостоятельно, не говоря уже о том, чтобы направить его на кого-то, — предполагает озабоченность не столько вопросами морали, сколько вопросами табу. История Шека не единственная в своем роде.

Джон Маквортер: «Расист» — жесткое словечко

Одно дело — запретить слово, потому что это безжалостная ругань, часто используемая в условиях физического насилия. То, что чернокожие используют его — и использовали навсегда — в качестве выражения нежности друг к другу, несколько усложняет ситуацию, но белые, которые спрашивают: «Почему мы не можем использовать это, если они это делают?» всегда казались мне неискренними.Понимание того, что слова могут иметь более одного значения, не является ракетной наукой, и разумное правило гласит, что черные могут использовать это слово, а белые — нет.

Однако, с 1990-х годов это правило претерпело ползучую миссию, согласно которой белые не только не должны приравнивать слово к оскорблению, но также не должны даже относиться к нему. Эта идея укоренилась достаточно долго, теперь она начинает восприниматься как нормальная, но тогда нормальное не всегда нормально. Это граничит, как я предлагал выше, с табу.

Есть общества — например, многие в Австралии — в которых запрещено говорить на обычном языке с родственниками, и это табу часто распространяется даже на упоминание родственников в разговоре. Вступая в брак, человек должен овладеть совершенно другим словарным запасом, чтобы разговаривать и / или, например, о свекрови. Многие знакомы со звуками щелчка в коса. Однако щелчки происходили не на коса, а на менее известных языках, на которых говорят охотники-собиратели. Считается, что носители коса заимствовали щелчки из этих других сообществ как часть усилий по созданию языка избегания, заменяя их обычными звуками в коса.

Подобные практики кажутся американцам изящными, но в то же время произвольными. Мы понимаем, что эта практика основана на уважении, но невольно думаем, что официальная практика несколько выходит за рамки того, что диктует логика. Идея о том, что не-черные не могут даже трезво относиться к N-словам, граничит с подобными вещами. Обратите внимание на слово , грани : N-слово — это ругательство и загружено таким образом, что, скажем, спрашивать свекровь, что она хочет на обед, — нет; щадящее использование и серьезная осторожность гарантируются.Тем не менее уважение превратилось в своего рода преклонение колен, которое постороннему может быть трудно понять.

Этим аутсайдером мог оказаться американский путешественник во времени еще из 1990-х годов. Многие из нас до сих пор хранят небольшую коллекцию кассет, которые мы просто не можем вынести, чтобы выбросить — микстейпы, рассказы малышей и т. Д. Одно из моих — первое интервью для СМИ, которое я когда-либо давал, эпизод ток-шоу на радио на N-word в 1995 году. Хозяин был белым, другой гость был таким же, и мы обсудили происхождение и нынешнее использование этого слова, за исключением того, что мы использовали настоящее.

Мысль о том, что мы будем использовать эвфемизацию этого слова как «N-слово», когда мы будем говорить о нем, а не использовать его, не пришла бы в голову никому из нас. Это было совершенно обычное интервью того периода. Шек, которой за 60, была зрелой и работала в то время, и поэтому должна помнить, когда мы не были особенно взволнованы.

Конечно, дело в искусстве. Даже когда обсуждают, а не используют слово, люди — в том числе и чернокожие — могут избегать лаять слова больше, чем это необходимо.(Или избегайте писать его больше, чем необходимо, как в этом эссе.) Конечно, его история означает, что он вызывает негативные ассоциации; звучит не очень хорошо. Возможно, стоит отпустить даже странное слово скупо . Случайно это слишком похоже на другое слово, чтобы пройти проверку, особенно когда такие синонимы, как , скупой, , так легко доступны. Тех, кто его использует, не следует заставлять чувствовать себя непригодными для работы, как это произошло на самом деле. Но это должно быть удалено; Точно так же немецкий иммигрант в Америке по имени Фарт незаметно поменял бы имя со всей умышленной скоростью.

Прочтите: Могут ли преподаватели когда-либо учить N-слово?

Но белый студент настолько напуган тем, что Шек произносит слово на букву N в контексте его использования черным борцом против расизма, таким как Джеймс Болдуин, что студент сообщает о ней властям? Конечно, это было похоже на «Делаем правильно», но проблема в том, что, когда фильм Спайка Ли (более или менее) с таким названием показывался в кинотеатрах, аспиранты не поступали бы так.

Кто-то возразит, что мы, современные люди, более продвинуты, чем те троглодиты 80-х, или, по крайней мере, что обсуждение продвинулось, обогатилось, что правосудие обслуживается лучше.И я не питаю иллюзий, что это просто вопрос определенного вида белого перформативного пробуждения. Многие чернокожие, в том числе авторы целых книг по этому слову, согласятся, что Шек вообще ни по какой причине не должен произносить это слово.

Однако мы можем спросить, в чем причина такого диктата. Несомненно, это некая сила. Неизбежно то, что здесь и там небезопасный человек либо будет использовать это слово несанкционированным образом, либо, что так же часто будет обнаружено, что он делал это в прошлом.Если это слово греховно, даже когда оно упоминается, то почва для черных американцев или белых союзников особенно благоприятна для выражения возмущения. Войдите в момент обучения, когда нам напоминают о тяжелом положении чернокожих в расистской нации, о нашей истории в жестокости и отвержении, о силе даже подсознательной расистской предвзятости.

Вопрос, однако, в том, является ли это здоровым или даже продуктивным способом применения силы. В воздухе мрачного обида проявляется некоторая поверхностная серьезность. В конечном счете, однако, он предлагает крик слабости как силу: правильная позиция черных должна быть такой: «Если вы даже произнесете это слово, чтобы обратиться к нему, даже делая это для его критики, вы серьезно ранили меня.Белые союзники смотрят на это и обязуются осудить якобы нанесенный ущерб. Но мне интересно, сколько чернокожих, если дать небольшую паузу, чтобы изучить это предположение, действительно могут сказать, что они видят в этом признак здорового расового представления о себе. Почему не сила в достижениях? В конце концов, нам есть на что указать.

Болдуин сказал Америке: «Я не негр». Я подозреваю, что на семинаре Шека выяснилось, что это оскорбление относится к кому-то низшему и даже пригодному для использования. Я тот, кто восприимчив к тому, чтобы это слово обрушилось на него.Если бы я рассердился на Шека за то, что он произнес это слово в сочувствующей и деликатной дискуссии, это заставило бы меня казаться, будучи настолько сверхчувствительным к травмам, настолько абстрактным, действительно неполноценным. Более того, если не чернокожие принимают эту гиперчувствительность как способ показать, что они хорошие люди, они заставляют меня чувствовать себя эксплуатируемым.

Но я ведь тоже не их.

КТО МОЖЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СЛОВО «N»?

Согласно Регистру афроамериканцев, «слово« негр »часто восходит к латинскому слову niger, что означает« черный ».Это слово стало существительным Negro (черный человек) в английском языке, а в испанском и португальском — просто черным цветом. В раннем современном французском языке нигер превратился в негр, а позже негритянка (негритянка) безошибочно вошла в историю языка. Можно сравнить negre с уничижительным nigger и более ранними английскими заменителями, такими как negar, neegar, neger и niggor, которые превратились в его лексико-семантическую истинную версию в английском языке. Вполне вероятно, что негр — это фонетическое написание слова White Southern из неправильного произношения слова Negro.”

Сегодня термин «негр» стал означать унизительный термин для чернокожих, данный им белыми людьми. Некоторые черные люди также считают это негативным. Рэперы и другие популярные афроамериканцы широко используют это имя, когда им это нравится. Некоторые из них говорят, что этот термин означает «нежность», когда один негр использует его по отношению к другому. Однако это не выдерживает критики, поскольку черные люди также используют этот термин, проклиная друг друга.

Некоторые исполнители, особенно гангста-рэперы, свободно используют это слово.Рассмотрим следующие слова из альбома Murder Mike и Du-Rag: INTRO: Да, мать-бакер; Суп, ниггер; Гангста-рэп, ниггер, ниггер. Песня заканчивается так: «Потому что я ниггер! Я мать * uckin nigga, чувак, я не весь этот афро-американский дерьмо; Черт, что я ниггер, я не перепутал, я ниггер; Н… -И-Г-Г-А; Ниггер, ты уже знаешь. В онлайн-статье Бена Вестхоффа под названием «The N-Word Still Alive and Well in Hip-Hop» сообщается, что рэпер Nas назвал свой альбом Nigger. Нас говорит, что «(мы) забираем силу у слова, используя его.”

Белые же люди попадают в горячку при использовании этого слова. В другой онлайн-статье Лучины Фишер, озаглавленной «5 белых знаменитостей, чье употребление N-слова имело обратный эффект», Мадонна использовала это слово как выражение нежности по отношению к своему белому сыну, которому пришлось извиняться. Гвинет Пэлтроу также оказалась в центре критики летом 2012 года после того, как написала в Твиттере «Ni ** as in Paris for real», когда упомянула исполнение Джей-Зи и Канье Уэста в Париже их очень популярной песни «Ni ** as». в Париже.Актриса ответила своим критикам, написав в Твиттере: «Постой. Это название песни! »

Другие белые знаменитости, подвергшиеся критике за использование слова «N», включают Чарли Шина, который использовал его в унизительной манере по отношению к своей бывшей жене; Пэрис Хилтон в распространенном в Интернете видео, в котором она и ее сестра Ники танцуют под песню Notorious B.I.G. «Hypnotize», в которой она восклицает в камеру: «Мы как два нигера». Тим Аллен, звезда «Домашнего благоустройства» вызвал споры после того, как открыто рассказал о том, почему он должен иметь возможность использовать это слово.«Я миллион раз приводил этот аргумент на сцене», — сказал Аллен в интервью Tampa Bay Times . «Я снимаюсь в фильме с Мартином Лоуренсом, и довольно скоро они обращаются ко мне:« Эй, мой ниггер, как дела? »Так что я ниггер, если я рядом с вами, ребята. но в семи футах от меня, если я сказал ниггер, это неправильно. Европейский ум очень сбивает с толку, как это работает… ». «Если у меня нет намерений, если я не показываю намерений, если я явно не расист, тогда как« ниггер »может быть плохим, исходящим из моего рта?» — спросил Аллен.

В принципе, если смотреть с логики, для некоторых людей БЕЗ СМЫСЛА иметь возможность использовать это слово свободно, а для других — нет.Согласно вышеупомянутой статье, Ice-T однажды сказал: «Если да, то можете использовать». НЕТ. Неважно, используют ли его черные, белые, фиолетовые, синие, желтые или красные люди, отрицательное слово — это отрицательное слово. Период. Это особенно верно, когда чернокожие, которые говорят, что используют это как выражение нежности, оборачиваются и используют его в уничижительной манере друг к другу. Некоторые белые даже подверглись критике за повторение текста песни, написанной черным человеком, в которой есть это слово. Это смешно и попахивает чистым лицемерием!

Мы должны принять решение; либо «негр» — отвратительный термин, который вообще не следует использовать, либо мы должны расслабиться и игнорировать столетия уничижительного использования и позволить ему превратиться в приемлемый термин, который может использоваться КАЖДЫМ.Это либо или, а не то и другое / и. Однако логика подсказывает, что полностью исключить его из негативного коннотации будет невозможно. Из-за этого, наверное, никому не стоит его использовать. A Luta Continua.

Ниггер в тебе

Примите лидерство в борьбе со всеми формами предубеждений

Есть ли в вас «негр»? Если вы пытались избежать и / или избежать угнетения, вас заставили почувствовать себя проблемой, с вами обращались как с «меньшим, чем» или даже как с преступником, и все только потому, что вы отличаетесь от других в данном контексте, тогда то, что доктор .Дж. У. Уайли утверждает, что название этой книги неизбежно относится к вам. Из-за любой из наших множественных идентичностей — стереотипной, маргинальной или остракизированной нашим социально-экономическим классом, уровнем образования, полом, инвалидностью, возрастом, расой, сексуальной ориентацией или религией — мы все являемся потенциальными жертвами, а также виновниками очернения языка и дискриминация.

Доктор Уайли заимствует агентуру негр , возможно, наиболее существенный, наиболее широко известный термин пренебрежительного отношения к тем, кто отрицательно относится к Другому, чтобы переформулировать это слово как уже не просто расовый термин, а тот, который символизирует многие из них. способы неуважения или запугивания друг друга, невнимания друг к другу, предвзятого отношения друг к другу и усвоения нашей демонизации.Он определяет это слово таким образом, чтобы продемонстрировать его эквивалентность другому дисфункциональному языку ( ретард , сука , педик , трейлер мусор и т. Д.), Что предполагает, что те, кого это преследует, не заслуживают внимания в нашем обществе. Создавая разговор на таком языке, доктор Уайли призывает нас признать, что, когда мы уступаем нашим предрассудкам и стереотипам, «негр в вас» — это то, что мы склонны видеть, когда сталкиваемся с теми, кто отличается от нас самих.

Автор, директор Центра разнообразия, плюрализма и инклюзивности Государственного университета Нью-Йорка в Платтсбурге, преподаватель философии и междисциплинарных исследований и президент своего собственного консалтингового бизнеса, занимается разнообразием в уникальной инклюзивной образом и неотделимо от социальной справедливости. Анализируя оскорбительные выражения, которые мы часто используем, сознательно или бессознательно, доктор Уайли провоцирует нас к осознанию того, что, поскольку каждый из нас имеет множество идентичностей, помимо цвета нашей кожи, для большинства из нас практически невозможно не почувствовать жало угнетения или привилегия, которую некоторые из тех же множественных личностей могут дать нам.Следовательно, мы морально обязаны бороться с угнетением и в конечном итоге преодолевать его, где бы мы ни сталкивались с ним, уважать гуманность тех, кто отличается от нас, и становиться союзниками в войне, чтобы защищать и продвигать право людей на отличия.

Благодаря личным историям, учености, стихам, комментариям к текущим событиям, текстам песен и его опыту в качестве черного человека, корни которого уходят корнями в афроамериканскую культуру и культуру академии, которой ежедневно приходится перемещаться и преодолевать многочисленные миры, доктор.Уайли ведет нас по пути к социальной справедливости. Поступая таким образом, он дает нам возможность — в любой сфере, частной или общественной, в которой у нас есть какое-то влияние, — использовать моменты нашего лидерства, привлекая тех, кто совершает дисфункциональный язык или поведение, и помогает создать мир, в котором различия уважаются и подтверждено.

«Используя, пожалуй, самый противоречивый эпитет в американской истории, негр , д-р.Дж. У. Уайли привлекает внимание тех, кто понимает суровое наказание за расизм, но может не осознавать многочисленные способы обращения с инаковостью за пределами расы в современной американской культуре. The Nigger in You — завораживающая книга, которая бросит вызов как новичку в изучении разнообразия, так и ветерану социальной справедливости ».

Томас Кейт , профессор Калифорнийского государственного политехнического университета в Помоне и кинематографист (« Поколение » М: Женоненавистничество в СМИ и культуре »и« Братский кодекс »)

« Эта книга является вдохновляющим, интересным, информативным и неподвластным времени источником информации для педагогов, родителей и общественных лидеров.Это настоящая сделка. Вы будете узнавать что-то каждый раз, когда будете его читать ».

Эдди Мур, младший , основатель / директор, The White Privilege Conference

« В классе, кампусе или сообществе доктор Дж. Уайли всегда расширяет диалог, который нам необходимо вести о разнообразии, социальной справедливости и лидерстве. Он делает это убедительно с The Nigger in You . Как педагог и общественный деятель, я знаю, что обращусь к его книге как к надежному другу и руководству и порекомендую вам ее прочитать.Как раз вовремя ».

Марта Свон , исполнительный директор, John Brown Lives!

Благодарности

Предисловие

Введение: негр в тебе

1. О разнообразии, социальной справедливости и множественной идентичности

2. О так называемых отсталых и лидерских моментах

3. Однополые, натуральные и геи

4.О гендере, суках, неженках, парнях и девушках

5. Крутизне, Крис Рок и невежестве в классе

6. О гонках, где никто не побеждает

7. О привилегиях, политическом позе и лидерских моментах

8. Об издевательствах, лицемерии, уважении и внимании

9. Неуместной ненависти и самоопределении

Ссылки

Об авторе

Указатель

Дж.У. Уайли в настоящее время назначен одновременно директором Центра разнообразия Государственного университета Нью-Йорка в Платтсбурге и лектором по философии и междисциплинарным исследованиям. Ранее д-р Уайли работал заместителем декана по академическим вопросам, основателем / директором отдела разнообразия Клермонтского университета аспирантуры (CGU), директором программы стипендиатов CGU Рональда Э. Макнейра; основатель / директор программы наставничества для меньшинств CGU; Специальный помощник CGU по разнообразию; и директор по набору персонала.В 1996 году доктор Уайли был соавтором / со-координатором 8-й ежегодной национальной конференции чернокожих аспирантов, организованной Клермонтским университетом. Доктор Уайли читает лекции / основные доклады и делает презентации для колледжей / университетов и бизнес-клиентов через свою компанию Xamining Diversity. Среди его клиентов — Pfizer Pharmaceuticals; Медицинский центр Калифорнийского университета в Сан-Франциско; Wyeth Pharmaceuticals; Институт стипендиатов Принстонского университета; Норвичский университет в Вермонте; Ассоциация медсестер штата Нью-Йорк; Университет Нью-Йорка PACE; Больница врачей долины Шамплейн; Различные школьные округа, Национальная безопасность; Bombardier Corp; и Мэрия Платтсбурга / Городской совет Нью-Йорка и Департамент полиции.Доктор Уайли ведет блог о разнообразии и социальной справедливости под названием: Wiley Wandering. Он консультировал, был соавтором и одним из режиссеров документального фильма под названием «Непринятое уважение: влияние издевательств». В декабре 2009 года доктор Уайли получил первую премию Джона Брауна «Возвращение домой» за «повышение сознательности и воспитание вежливости в северной части штата Нью-Йорк». В 2011 году он был выбран Фондом архивов штата Нью-Йорк для рассмотрения воздействия выступления «У меня есть мечта» для сериала / шоу «Сила слов» на NPR.

дисфункциональный язык; предрассудки; социальная справедливость

Кто имеет право говорить…

Кто имеет право произносить слово негр?

Не ниггер, а ниггер. Hard r.

Если вы черный, то на данном этапе статьи вы, вероятно, взбесились, это слово публикуется в новостной статье. Если вы белый, вам, вероятно, просто неудобно. Вы можете не сомневаться, потому что автор этой статьи тоже Блэк, и это нормально. Или нет?

Слово «негр» — табу. Мне становится неудобно даже просто печатать это слово.Почему? Частично потому, что это травмирующий термин, охватывающий годы жестокой истории, с которыми чернокожие столкнулись от рук своих угнетателей. Потому что он уродлив и причиняет слишком много боли. Еще потому, что это практически запрещено. Возможно, это одно из самых избегаемых слов в нашем словаре английского языка, которое подвергается цензуре, прежде чем вы сможете понять, что кто-то пытается сказать. Но защищает ли это цензура нас от резких срабатываний этого слова или просто замалчивает историю, которую невозможно стереть?

Обычно я считаю, что если вы не черный, вам не следует этого говорить.Всегда. Но недавно я усомнился в этом после обсуждения использования этого слова — и можно ли не чернокожим произносить его в пьесах и постановках — на одном из моих занятий. Я хотел обсудить свое личное мнение по этому поводу, что было немного сложно сделать, поскольку в тот день я был единственным чернокожим в классе. Это стирало грань между плодотворным разговором и взятием на себя роли «воспитания» других белых учеников в моем классе, поскольку все белые ученики неизбежно смотрели на меня как на определенную позицию того, кто достоин сказать слово.

Помимо очевидных причин, по которым я не должен быть представителем своей расы, я не мог дать ответа. Даже среди чернокожих непонятно, кто достоин сказать это слово. Я лично считаю, что для черных нормально говорить «негр и ниггер», потому что я рассматриваю это как форму восстановления слова, которое так долго использовалось против них, отняв у него силу, сделав его своей собственной. Это происходит так же, как женщины вернули себе слова «киска» и «сука».

Но разве это одно и то же? Потому что слова «киска» и «сука» не имеют такого же культурного значения, как слово «негр».«И я говорю это не для того, чтобы оценить боль, вызванную разными словами, поскольку этот аргумент практически бессмыслен, но все же важно отметить, что боль отличается от .

Многие чернокожие считают, что слово заслуживает смерти из-за той боли, которую оно причинило, и, вероятно, также считают, что оно уже прошло. В 2007 году NAACP провела «похороны слова на русском», чтобы упокоить его и не дать ему причинить больше вреда. Что важно отметить, так это то, что на гробе, который несли во время похорон, было слово «ниггер», а не слово «негр».«Нигга» — это устоявшаяся, теперь разговорная форма слова, которое часто используется среди чернокожих и в их музыке. Слово «негр», однако, было настоящим пренебрежительным словом, используемым белыми людьми в прошлом. Но действительно ли обещание покоя прокладывает путь в будущее без ненависти или расовых оскорблений? Или это даже успокаивает всех тех, кто веками был травмирован этим словом? Джордан Купер заметил одно хорошее замечание: даже если это слово на n упокоено: «Они (белые люди) просто придумают другие слова — например,« бандит ».’”

Аль Шарптон однажды сказал: «Если вы называете себя словом« н-слово », вы не можете рассердиться, когда кто-то так с вами обращается». Это ставит под сомнение идею того, что черные люди говорят белым людям о том, как с ними следует обращаться, если они называют себя этим словом. На мой взгляд, белые люди в любом случае не должны обращать внимание на черных людей, чтобы узнать, как обращаться с черными. Если им интересно, они должны просто спросить нас. Кроме того, поскольку белые люди не являются черными, они определенно не должны относиться к черным так же, как другие чернокожие.Но это совсем другой разговор о присвоении культуры.

Дискуссия о том, кто имеет право называть «негр», несомненно, будет продолжаться какое-то время. У чернокожих — это скорее личный выбор того, кто это скажет. Даже я, как черный человек, сомневаюсь, имею ли я «право говорить это». Да, я черный, но я также нигериец в первом поколении. Мои предки не имели той же истории, что и черные люди здесь, чьи предки прошли через рабство.Возможно, я даже не собираюсь возвращать свои права, и я использую свою привилегию афро-черного человека, которая позволяет мне сказать это слово, с которым я не разделяю ту же историю.

Но хотя я не разделяю ту же историю, что и мои чернокожие братья из диаспоры, я все еще чувствую ту же боль, живя, как черный человек в Америке, в мире, который не был создан для меня и который так жаждет дать мне вниз. В мире, где полицейский может забрать жизнь моего брата, двоюродного брата, отца, и не имеет значения, нигерийцы они или чернокожие «афроамериканцы».В мире, где меня так называют в школьных поездках за то, что я слишком громко смеюсь с друзьями.

Несмотря на это, все черные люди по-прежнему выбирают, кто это может сказать, а не то, по чему мы можем не прийти к единому мнению. По крайней мере, не в ближайшее время.

Несмотря на значение этого слова, в конце концов, к сожалению, это может стать еще одной битвой в лингвистике. Но тот, которого никто не хочет иметь.

Предлагаемые статьи

Шум — ниггер звука — Журнал № 117 апрель 2021 г.

Аналогии раздвигают границы познания.
—Стефон Александр , Джаз физики

Воспроизведение утерянных воспоминаний, разделяемых группой людей, — чрезвычайно мощный акт. Это заставляет нас провести инвентаризацию вещей, которыми мы торгуем, и заменить их в погоне за выживанием. Память — это богатство, а участие в его сохранении — подарок. В речи, которую я произнес на пресс-конференции, организованной новоорлеанской активисткой Мэрайей Мур в июне 2020 года, я поделилась воспоминаниями о Фрэнсис Томпсон. Она была одной из пяти чернокожих женщин и девушек, дававших показания комитету Конгресса по расследованию беспорядков в Мемфисе 1866 года, во время которых белые толпы убивали и нападали на черных жителей этого города.В то время была годовщина ее свидетельства, а сейчас, когда я пишу это, в ноябре, я вспоминаю, что это годовщина ее смерти, когда ей было всего тридцать шесть лет.

Писательница Алиса Уокер прекрасно продемонстрировала практику воззвания к тому, что было потеряно, обнаружив забытое наследие писательницы и антрополога Зоры Нил Херстон. Я благодарен Уокеру, который напомнил нам о Херстоне, особенно когда Зора расширила повествование о женственности, независимости, любви и узаконила наши звуки и язык (а) без разрешения доминирующего фильтра.Ее работы и работы многих других постоянно вдохновляют на то, чтобы внести свой вклад в исторический транс нарратив в Соединенных Штатах и ​​встроить эту конкретную общую память в коллективное сознание чернокожих с междисциплинарным исследованием гендерного, расового насилия по отношению к черным женщинам с помощью звука. , сексуальное насилие, религия, биология и капитализм.

«Кровавые воспоминания», термин, придуманный хореографом Элвином Эйли, — это наследственный набор переживаний, связывающих всех нас.В видео 1986 года, во время введения в свою хореографию 1960 года Revelations , он заявляет:

Первые балеты [которые я поставил] были балетами о моих черных корнях. Я жил в Техасе … до 12 лет … так что у меня много того, что я называю кровными воспоминаниями … о Техасе, блюзе, спиричуэле, госпел, регтайме … народных песнях, рабочих песнях — обо всем том, что происходило в Техас в начале 30-х годов, в годы Великой депрессии. И у меня были очень сильные чувства по поводу всех этих вещей… все это часть моей кровной памяти… очень сильные, очень личные [вещи].

Этот вид совместного опыта носит культурный и циклический характер и не ограничивается генетической связью. Как проиллюстрировала Эйли, звук — это проводник для этой коллекции воспоминаний. Звук несет в себе воспоминания и быстрее всего распространяется по воде. Поскольку люди состоят в основном из воды, мы здоровы. В моей собственной работе как композитора, ученого и этномузыковеда я тоже был загипнотизирован таинственной силой памяти и звука. Существует интуитивный процесс воскрешения старых рукописей черных композиторов и креольских народных мелодий.Реанимирование таких работ похоже на раскрытие того, что психоаналитик Карл Юнг назвал «коллективным бессознательным». Он считал, что мы храним в своей ДНК воспоминания наших предков и наследуем их дары и травмы. Когда тело переживает травму, сенсорная информация преобразуется в нейрохимический трек, называемый системой таксонов. Эта часть мозга работает, чтобы максимизировать выживаемость, кодируя то, что извлечено из опыта. Когда кто-то не переживает травму, эта информация передается тем, кто генетически похож.Мы предполагаем, что наш разум существует исключительно в наших физических телах, но вместо этого мы связаны с более высоким уровнем интеллекта вокруг.

Я подхожу к своему исследованию с междисциплинарного психоанализа расовой и гендерной принадлежности звука. Большая часть этой консервации принадлежит этномузыковеду Камилле Никерсон и историку Д. Антуанетте Хэнди, автору книги Чернокожих женщин в американских оркестрах и ансамблях. Хэнди проиллюстрировал сексизм и расизм в элитном и поп-арте и отметил гендерное равенство инструментов, поскольку женщины в основном ограничивались фортепиано и голосом.Это также означает, сколько чернокожих артистов не связаны с жанром, к которому их лениво приписывали ради радио.

В своем исследовании я заметил кое-что интересное в этимологии терминов «жанр» и «пол». Оба слова происходят от латинского слова « род », что переводится как «раса». Было поучительным открытием узнать, что «раса», «гендер», «жанр» и даже «класс» происходят от одного и того же слова на латыни, тем самым выполняя одну и ту же функцию.

Поскольку люди звуки, я начал слышать речь как мелодию, слоги как ритмы, тексты как партитуры, и наблюдал, как повествования формируются по жанрам.К какому жанру относится обширное повествование о негритянской женщине? «Шум» часто используется уничижительно, чтобы описать неприятный, диссонирующий или не имеющий ценности звук. Так было не всегда. «Шум» изначально использовался для описания музыкального инструмента, речи или звука из любого источника. Только в четырнадцатом веке он стал ассоциироваться с волнениями, слухами и скандалами. Анализируя историческое стирание гендерного, расового насилия в отношении чернокожих женщин любого опыта, становится ясно, что мы созданы как шум.Шум — это ниггер звука.

После Гражданской войны в США симфония чернокожих женщин и девушек, выступавших против сексуального насилия на пост-эмансипированном Юге, имела решающее значение. В течение трех дней, начиная с 1 мая 1866 года, белые мужчины терроризировали черные кварталы Мемфиса грабежами, поджогами, убийствами и изнасилованиями чернокожих женщин и детей. Бунты в Мемфисе начались с жестокости полиции по отношению к солдатам Черного Союза. Эти хорошо спланированные атаки начались во время веселого собрания на Саут-стрит, через день после того, как черные солдаты были освобождены от службы и были обязаны вернуть свое армейское оружие.По словам историка Ханны Розен, белые террористы убили не менее 48 человек и ранили 80 человек. Они сожгли более девяноста домов, двенадцать школ и четыре церкви. Они ограбили не менее ста человек и даже пригрозили сжечь Бюро вольноотпущенников и газету Memphis Daily Post . Они также изнасиловали как минимум пять вольноотпущенников. В то время не было закона против изнасилования чернокожих; Расистские убеждения белых укрепили идею о невозможности изнасиловать чернокожих женщин.

Только эти силы делают свидетельство Фрэнсис Томпсон о событиях решающим; ее голос был самым заметным из представленных в заключительном отчете комитета Конгресса США о беспорядках в Мемфисе, который использовался, чтобы помочь установить американское гражданство для чернокожих американцев. Один вопрос постоянно задавался чернокожим американцам в первые дни после Гражданской войны в эпоху Реконструкции: «Вы были рабом?» Комитет Конгресса немедленно задавал этот вопрос всем, кто дал показания после беспорядков.Практика постоянного определения кого-либо с помощью терминов, из которых они выросли, вредна. Не меньше ли это нападение из-за чьего-то прошлого? Сведение рассказа человека к классификации, которая часто предшествует его имени, то есть «бывший раб, ____ », бесчеловечно. Как считала Зора Нил Херстон: «Свобода — это не товар, который одна раса может дать другой или отнять». Женщины ответили комитету: «Я была, но теперь свободна».

Это конкретное исследование прошлого человека, как если бы его называли тем, кем он был на самом деле , является транс-повествованием, а также исторически рассказом чернокожей женщины.Поскольку наши гендеры сексуализированы и расовы, оба нарратива несут клеймо секс-работы. Быть порабощенным чернокожей женщиной сопровождалось сексуальным насилием, и это конкретное исследование использовалось для измерения близости к «добродетельной белой женщине». В то время чернокожих женщин часто наказывали за то, что они защищали себя, и мы до сих пор видим это в судебных делах, таких как Cyntoia Brown’s и CeCe McDonald’s.

Фрэнсис Томпсон было двадцать шесть лет во время беспорядков. Потеряв семью в повстанческой армии, она приехала в Мемфис из Мэриленда, недавно освободившейся женщины.Она была инвалидом и ходила на костылях из-за рака стопы. Она жила со своей соседкой по комнате Люси Смит, которая также давала показания в суде после беспорядков. Люси, которой тогда было шестнадцать, родилась и выросла в Мемфисе и четыре года была на свободе. Во время беспорядков они жили в Южном Мемфисе на улице Гайосо и зарабатывали себе на жизнь швеями. В среду, 2 мая 1866 года, около двух часов ночи семь ирландцев, двое из которых были полицейскими, ворвались в их дом, когда они спали.Они сказали женщинам приготовить им что-нибудь поесть, поэтому Фрэнсис и Люси приготовили крепкий кофе и печенье.

Свидетельства, собранные комитетом Конгресса, показывают, что сексуальные нападения начались не с агрессии, а скорее с предполагаемого господства над чернокожими женщинами — как если бы они были каким-то образом безразличны к сексу. Когда мужчины попросили секса, Фрэнсис ответила, что они «не такие женщины». Ее провозглашение своей личности и суверенитета привело в ярость злоумышленников. Люси также отрицала их успехи и отвергала классификацию, которую они ей приписывали.Она засвидетельствовала: «Они пытались использовать меня в своих интересах, я сказала им, что не делала таких вещей и не буду». Злоумышленник «сказал, что заставит меня … Он вытащил их пистолеты и сказал, что они будут стрелять в нас и стрелять в дом, если мы не позволим им пройти с нами».

В течение следующих четырех часов террористы жестоко напали, изнасиловали и ограбили Люси и Фрэнсис. Они украли 300 долларов и их одежду и бросили еду в ближайший залив. Фрэнсис изнасиловали четыре человека и один избил, а Люси душил и изнасиловал другой.Затем еще один мужчина начал изнасиловать Люси, но не сделал этого, потому что она была серьезно ранена. «Один из них… душил меня за шею… На следующий день у меня распухла шея, и две недели я не могла ни с кем разговаривать», — сказала Люси. Фрэнсис засвидетельствовала, что насильники заметили лоскутные одеяла, которые они делали для солдат Союза, цвета американского флага. У них также были фотографии солдат Союза в доме. Одним из них была фотография генерала Джозефа Хукера, сделанная Томпсоном, что вызвало еще большую враждебность. «Они сказали, что не причинили бы нам столько вреда, если бы не фотографии», — заявила Люси.

Враждебность по отношению к солдатам Союза спровоцировала беспорядки, и любая связь или близость жертвы к Союзу приводились в качестве предлога для причинения им вреда и сексуального насилия. Другие женщины, выступавшие против сексуального насилия после беспорядков, в том числе Энн Фриман, Люси Тиббс и Харриет Армор, были связаны с солдатами Союза. Энн Фриман, которая говорила с Бюро Фридмана, сообщила, что группа белых мужчин ворвалась в ее дом и кричала, что «они собирались убить всех женщин, которых они поймали, с солдатами или с солдатскими вещами.Люси Тиббс переехала в Мемфис с мужем и двумя маленькими детьми. Она была примерно на пятом месяце беременности и жила недалеко от Рейберн-авеню, недалеко от Саут-стрит, где произошли беспорядки. Ее муж работал на пароходе и часто бывал в отъезде. Когда Люси Тиббс услышала первую стрельбу на Саут-стрит и увидела, как банды белых мужчин и мальчиков с оружием убивают чернокожих мужчин и мальчиков, она призвала своего брата, который служил, покинуть город. Он пытался, но был найден мертвым в заливе за ее домом. Позже тем же вечером толпа белых мужчин ворвалась в ее дом, отняла у нее 300 долларов, а один из них изнасиловал ее.Тиббс знал, что это было запланировано, и считал, что они знают все о ней и ее брате, деньги которых они украли. Харриет Армор была замужем за солдатом Черного Союза и жила на Саут-стрит за углом от Тиббса. В тот же день двое вооруженных белых мужчин пришли в дом Харриет. В отличие от других женщин, Харриет знала одного из нападавших на нее: мистера Данна, который владел продуктовым магазином на Саут-стрит. Узнав, что ее муж — солдат, они закрыли дверь и оба изнасиловали ее несколько раз.

Этот союз чернокожих женщин и девушек с разным опытом дачи свидетельских показаний в суде и объявления своего гражданства в стране, в которой для них не существовало никаких законов, является важным моментом в истории.Этот союз имел решающее значение в эпоху Реконструкции, и, на мой взгляд, это был первый раз, когда мы действительно жили в условиях демократии. Реконструкция установила наши первые антидискриминационные законы и объединила школы почти за сто лет до того, как Руби Бриджес стала известна как первый темнокожий ученик, интегрировавший начальную школу на Юге.

Эпоха Реконструкции была первым случаем, когда рассказы о чернокожих женщинах трактовались как истина на официальных политических аренах США. За это время гражданство и определение изнасилования были пересмотрены, чтобы включить чернокожих женщин и девочек.Поскольку показания Томпсона являются наиболее заметными в данных, собранных комитетом Конгресса, мы обязаны утверждением нашего гражданства как чернокожих американцев союзу черных матриархов, возглавляемого Фрэнсис Томпсон.

В 1876 году, через десять лет после беспорядков, Фрэнсис Томпсон была арестована и оштрафована на 50 долларов за «переодевание» из-за подозрений «известного мемфисского врача». Обвинение было мисдиминором, но поскольку показания Томпсона были так заметны в заключительном отчете о беспорядках в Мемфисе, ее арест широко освещался, особенно в статье в The Pulaski Citizen , озаглавленной «Цветной человек, успешно сдавший экзамен. Женщина двадцати семи лет.Когда эта история вышла в свет, сторонники превосходства белой расы развернули клеветническую кампанию по всей стране. Газеты сфабриковали истории о «непристойном» сексуальном поведении Фрэнсис, связав ее с проституцией. Белое превосходство использовало то, что мы теперь называем транс-женственностью Томпсона, чтобы дискредитировать свидетельства чернокожих женщин о насилии белых по отношению ко всем чернокожим американцам.

Также нужно сказать, что раса Томпсон была заметной чертой в ее публичном унижении. Газета St. Louis Daily Globe-Democrat описывала ее как «толстогубого, сквернословного мошенника», «черного зверя» и «негритянского мерзавца», давая понять, что ее раса была главной мотивацией репортеров ». злоупотреблять.Ее пол был расовым. Когда белые женщины нарушили гендерные нормы и вступили в армию Конфедерации, их мораль не подвергалась сомнению. Не говоря уже о том, что эту страну украли в первую очередь белые мужчины на каблуках, в париках и с макияжем.

Люси Смит также была прямо осуждена прессой из-за того, что она была сестрой Фрэнсис Томпсон. Они отклонили ее показания и признали недействительными как ее «добродетель», так и ее протест против изнасилования, невежественно намекая, что Люси «занимает одну кровать с Томпсоном».В газетах не упоминались другие имена, но все показания чернокожих женщин носили шумовой характер.

Арест Томпсона повлиял на президентскую кампанию 1876 года, после которой последовал компромисс 1877 года, формально положивший конец Федеральной Реконструкции. Газета Memphis Daily Appeal даже назвала Республиканскую партию «Радикальной партией Фрэнсис Томпсон», сказав:

Всякий раз, когда вы слышите, как радикалы говорят о преследованиях черной расы на юге, спросите их, что они думают о Фрэнсис Томпсон и о насилии над ней … во время знаменитых беспорядков.Все эти притворные безобразия на юге составляют часть дела Фрэнсис Томпсон. Из такого материала созданы все их кровавые и громовые истории.

В дополнение к оскорблениям со стороны прессы, Фрэнсис подверглась физическому и сексуальному насилию со стороны тюремных надзирателей. Сначала она отказалась от медицинского освидетельствования, но позже подала заявление после угрозы применения силы. Четыре белых врача заявили, что Фрэнсис была мужчиной и «у нее не было женского развития».Фрэнсис поместили в цепную банду на сто дней, потому что она не могла заплатить штраф за свое «преступление», и подверглась тому, что Апелляция сообщила как «другие действия, которые мы не можем опубликовать». Выйдя из тюрьмы, она переехала в хижину в Северном Мемфисе, где освобожденные люди позже обнаружили ее одну и очень больную. Ее доставили в местную больницу, где она умерла от дизентерии 1 ноября 1876 года.

Мне интересно, что для определения ее пола потребовалось четыре врача.Отчет коронера о смерти Томпсона согласуется с этой классификацией. Почему потребовалось четыре врача и медицинское обследование, чтобы прийти к такому решению, если она не была в чем-то двусмысленной? В одном из новостных сообщений утверждалось, что люди знали Фрэнсис как «гермафродита», а в одном из интервью она описала себя «двойным полом» в ответ на их оценку того, что она «однозначно мужчина».

В защиту своей женственности Томпсон сослалась на социальные практики и признание со стороны своего сообщества, а не ее тела.В интервью газете Memphis Daily Appeal она сказала, что ее заключение было необоснованным, поскольку она «всегда считалась женщиной» и с детства носила женскую одежду. Ее заявление показывает пример общественного уважения к транс и интерсексуалам во время рабства. Это расширяет повествование за пределы бинарного анализа гендерных ролей, поскольку люди с гендерными вариантами были не редкостью. Обширное исследование Томпсона также показывает пример истории медикализации транс- и интерсекс людей в США.Этот опыт похож на то, как чернокожих женщин лечили в гинекологических экспериментах, которые Джеймс Мэрион Симс проводил над порабощенными женщинами без анестезии.

Эти события лежат в основе насилия, которое мы видим в отношении чернокожих женщин и девочек любого происхождения сегодня со стороны системы здравоохранения, жестокости полиции, неравенства в оплате труда, убийств, торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации, «преступлений против закона» и игнорируемой эпидемии пропал без вести чернокожих женщин и девушек. Такое серьезное должностное преступление не исчезнет просто так, и травма, полученная в результате этой истории, проникла в нашу психику, как Юнг обсуждал в своих теориях о наследственной памяти.Совершенно очевидно, что верховенство белых использовало трансфобию для разделения чернокожих, и все мы страдали от последствий. Если бы мы жили в обществе или сообществе, где транс-женщины и девушки — это женщины и девушки, кто был бы к ним ближе всего? Cis женщины и девушки. Исторически сложилось так, что чернокожие цис-женщины первыми платили цену за свою близость к черным транс-женщинам. Это показывает, что темнокожие женщины любого опыта исторически вместе боролись с патриархатом. Черные женщины были первыми активистами против изнасилований, и этот союз Черного матриарха установил гражданство для всех чернокожих американцев.

Подобные истории также предоставляют исторический контекст продолжающейся охоте на ведьм против чернокожих женщин, преступающих гендерные ожидания, независимо от того, являются они трансгендерами или нет. Она снова подняла свою уродливую голову в прошлом году, когда сорок пятый президент США опубликовал меморандум о том, как обнаруживать транс-женщин в приютах для бездомных. Трансмизогиния — это женоненавистничество; многие женщины, не являющиеся трансгендерами, обладают теми же характеристиками, которые перечислены в памятке, а темнокожие женщины чаще остаются бездомными. Этот союз сестричества сегодня выглядит иначе.Проблемы, с которыми сталкиваются транс-женщины, часто сочетаются с условиями, в которых живут геи или гомосексуалисты. Это потому, что мы не живем в мире, который признает гендерное разнообразие. Некоторым общинам это удается, но этого недостаточно, и дети страдают от самых тяжелых последствий. Поскольку мы живем в цис-сексистском, гетеронормативном, эйблистском, классическом, расистском, патриархальном, христианском обществе, выступающем за превосходство белой расы, обе группы разделяют травму, причиненную феммефобией с детства. Транс-женщины и некоторые геи или гомосексуалисты имеют общий опыт наказания за проявление женственности, тем самым создавая общую детскую травму.Поскольку транс-женщины не являются монолитом, эта связь варьируется. Некоторые из них находятся в глубоком сообществе с геями или гомосексуалистами, в то время как другие, как я, нет. Мужчины-геи часто являются привратниками женственности, когда они рассказывают женщинам обо всем, что желательно или привлекательно для мужчин. Эта динамика постоянно проявляется в средствах массовой информации, от моды до бальной культуры. Гендер и сексуальность различны, и постоянное сочетание этих вопросов в государственной политике сбивает с толку и не учитывает наш конкретный гендерный опыт.Белые женщины могут создавать движения и рассказывать истории, не говоря уже о чернокожих и цветных женщинах. Геи и лесбиянки могут делать то же самое и смело практиковать трансфобию. Однако, когда говорят темнокожие женщины с трансгендерным опытом, ожидается, что мы будем бороться за всех. Это рассказ чернокожей женщины.

Принадлежность к какой-либо маргинализованной группе, чье наследие было стерто, затрудняет подвергать сомнению или не любить пионеров, которых мы «должны» почитать. Я постоянно чувствую эту дилемму, будучи всем тем, чем я являюсь, поскольку я никогда не находил отклика у Марши П.Джонсон как черная женщина. Джонсона часто называют помазанником в риторике черных трансгендеров. Фрэнсис Томпсон и Марша П. Джонсон боролись за две разные вещи с двумя очень разными группами людей. Марша специально боролась за права геев со многими белыми геями. Фрэнсис боролась за освобождение чернокожих и человечность вместе с другими чернокожими женщинами.

Фрэнсис жила 150 лет назад, и даже несмотря на то, что слов «трансгендер» или «транссексуал» не существовало, она все еще использовала язык и маневрировала так, как я могу понять.Марша использовала местоимения «он» и «она» и перемещалась между мужскими и женскими представлениями, используя слова «трансвестит», «гей» и «трансвестит», чтобы описать себя. По определению, трансвестит — это мужчина, который иногда любит носить женскую одежду. Ни одно из этих слов не является «женщиной». Во времена Марши в медико-промышленном комплексе уже использовалось слово «транссексуал» для обозначения женщины, которой при рождении был назначен мужчина. Эти различия мне понятны и, на мой взгляд, время винить лень, потому что все эти слова существовали, а Марша выбирала и двигалась по миру, используя другие термины.Есть некоторые трансвеститы, которые на законных основаниях меняют свое имя, получают грудные имплантаты или даже силиконовые инъекции, но все же маневрируют, расширяя и согласуясь с предположением, что они намеренно перемещаются между двоичными объектами. Для меня это совершенно другой жанр. Я считаю, что у нас достаточно общего, чтобы стоять вместе, и я также считаю, что для гендерно-неконформных людей важно общаться с другими людьми, которые намеренно живут за пределами бинарности, суверенности людей с транс-опытом, которые этого не делают.Я считаю, что отсутствие у них централизованного пространства может вызвать ненужное негодование у женщин с транс-опытом. Лично я пока могу общаться только с человеком, которому при рождении назначен мужчина, который использует все местоимения и перемещается между мужскими и женскими представлениями. Как могла Марша быть лидером движения и не понимать слов, которые они использовали, чтобы описать себя?

Я не думаю, что неправильно называть Маршу гендерно-нонконформистской (хотя незадолго до своей смерти в 1992 году Марша заявила в видео, позже показанном в документальном фильме Pay It No Mind: Marsha P.Джонсон , что они были мальчиком; она сказала это, рассказывая историю о чувстве замешательства, когда мужчина думал, что он женщина.) Повествование Марши в 1970-х годах вышло за рамки их желаний, и это не следует стирать. Гендерное несоответствие священно, и чернокожие были подвергнуты расовой дискриминации, что сделало их более уязвимыми для насилия, чем тех, кто не является чернокожим. Однако быть женщиной с транс-опытом — это особенное дело, и украшение себя изменчивой женской эстетикой не делает транс-женщину.Это свело наше существо к чистой эстетике без почтения к жертвам и духовному путешествию, которые связаны в нашем опыте. Такие неправильные названия продолжаются и сегодня с такими людьми, как Большая Фридия, которая несколько раз прямо заявляла, что они не транс-женщина.

Решение запомнить Маршу иначе — неуважение к их наследию. Документально зафиксировано, что Марша и Сильвия Ривера, которых часто называют инициаторами беспорядков у Каменной стены, заявили, что они не бросали первый кирпич (или коктейль Молотова).Мифология и неправильное образование вокруг этих фигур повлияли на то, как мы видим транс-женщин и как транс-женщины видят себя. Зачем создавать ложь, когда правда намного лучше? Любите Маршу за то, кем они были, а не за то, кем вы хотите их видеть. Этноцентрический пересказ истории, чтобы соответствовать желаемому современному повествованию, исходит из потребности показать наше наследие и существование таким образом, чтобы это можно было монетизировать. Этот ревизионизм также внес свой вклад в заблуждение относительно того, кто именно является транс-женщиной, что, в свою очередь, может разжигать трансфобию.Несмотря на то, что Марша не является тем человеком, которым капитализм хочет, чтобы и было, машина зарабатывает деньги на ее сходстве с парадами гордости, потому что самый ценный черный человек — мертвый. Нас не поощряют вспоминать Фрэнсис, потому что она невыгодна, а почитание ее и ее союза с другими чернокожими женщинами не идет на пользу капитализму. Это наделяет черных женщин силой.

Невозможно завершить эту беседу без упоминания религии. Ислам и христианство сильно повлияли на воображение чернокожих, а также использовались в качестве инструментов для усиления гетеросексизма и патриархата на Западе.Например, христианские служители из числа женщин или гомосексуалистов не всегда приветствуются. Фактически, Церковь — это наиболее изолированное учреждение, а женская родословная исключена из авраамических религий. Я не последователь Христа, но следует отметить, что Иисус говорил в Библии о людях, различающихся по полу. В его время евнухами называли людей, которым при рождении приписывали мужской пол и имели различную генитальную внешность или кастрировали. Богословы спорят, кто именно были евнухами, но, по мнению тех, кто написал Библию, Иисус был очень ясным.В Матфея 19:12 он описывает три возможности: «Ибо есть некоторые евнухи, которые родились таким образом из чрева своей матери; и есть некоторые евнухи, которые сделались евнухами человеческими; и есть евнухи, которые сделали себя евнухами для Царство Небесное. Кто может принять, да получит ».

Эта классификация рождения евнухом, сделанного кем-то другим или выросшего в него очевидна. В моем любимом отрывке на эту тему, Исайя 56: 3-5, Иисус говорит:

.

… и евнух пусть не говорит: «вот, я сухое дерево».Ибо так говорит Господь евнухам, которые соблюдают субботы Мои и выбирают то, что мне нравится, и держатся завета Моего; И им дам в доме моем и в стенах моих место и имя лучше сынов и дочерей; дам им вечное имя, которое не будет истреблено.

Утверждение Иисуса ясно. Его любовь к людям с разным полом вдохновила его на расширение собственного языка, создав имя, выходящее за рамки двоичного кода в памяти. Некоторые люди могут быть удивлены, узнав, что многие, если не большинство, женщин и старейшин в моей общине исповедуют христианство.

Тем, кто сохранил почтение к нашим коренным божествам, таким как Ориша, пожалуйста, поймите, что вы молитесь существам, различающимся по полу. Это странно иметь алтарь для Обаталы или Ошунмаре, одновременно подвергая сомнению законность вашей семьи и предков черных транс. Как кто-то может любить Ошуна, божество, о котором существует питаков, (притч) о смене пола девочек, но заикаться, когда речь идет о включении черных транс-женщин и девочек в число своих сестер, дочерей и матерей? Решение игнорировать этот шум — не наше естественное состояние; наши предки признали по крайней мере пять полов, как показано на изображении, которое сопровождает этот предмет.Мы можем использовать все местоимения для описания божественного, поскольку нам говорят, что мы являемся отражением их чуда. Как мы из целителей и советников в сообществе превратились в людей, ставящих под сомнение наше существование?

Звуки нашего опыта соединяют нас, а стыд в наших шумах разделяет нас. Как говорит Элис Уокер: «Лучше быть цельной, чем быть« американкой »». История черных трансгендеров — это ваша история, а партитура повествования этой чернокожей женщины — симфония откровений. Наша сила историческая, и мы не новы или исключительны.Хотя женщины, чьи истории переданы в этом тексте, заставили замолчать, их шум живет внутри нас, показывая, что нет противоположности звуку.

Продолжающаяся история гендерного, расового насилия пронизывает все измерения, и, как черные женщины, мы должны присоединиться и танцевать с дикой силой шума. Стыд — это то, что заставляет нас забыть наше коллективное прошлое, и мы должны исследовать шум под тишиной, чтобы помнить. Мне повезло, что я помогал строить этот звуковой путь с другими женщинами BIPOC и людьми с разным полом в Alphabet Sound Observatory, библиотеке аудиотехники в Новом Орлеане, вместе с моим коллегой Free Feral.Наш шум больше, чем может вместить любая категория. Шум — это источник всех звуков, и нам не всегда будет понятно или нравится то, что мы слышим.

Иногда этот шум может нас расстроить, но мы также знаем, что диссонанс запускает что-то внутри, что, как мы знаем, является правдой. Иногда этот шум может спасти нам жизнь и заставить нас стать теми, кем нам всегда было суждено быть. Независимо от того, пройдете ли вы шум или нет, он всегда останется, делая его намного громче и его трудно игнорировать. Сознательное невежество жестоко, а молчание — это иллюзия, которая никого не обезопасит.Как пишет поэт Кинин Мафа в заключительных строках «Ченнелинга Фрэнсис Томпсон»:

Отсюда этот великий рассвет…
Если что-то и достигнуто, значит, ничего не было напрасно.
Возможно … Большой взрыв что-то раздробил, но это были не мы.
Ибо разбиты не мы, а зеркало, в котором мы видим себя.
Мы должны покинуть этот план сейчас, но знаем…
Мы суверенны, естественны, необходимы, целы и всегда рядом.
Помни это моя семья, мое племя, мой народ … моя сущность, мой дух … помни это … всегда.

×

Султана Ишам — кинокомпозитор, скрипач, писатель и этномузыковед из Нового Орлеана, штат Луизиана. Авторы фильмов Султаны варьируются от авангарда, ужасов, фэнтези до архивов. Султана была исследователем и композитором документального фильма « All Skinfolk Ain’ t Kinfolk »об исторической гонке за мэры между двумя чернокожими женщинами в Новом Орлеане под руководством Анджелы Такер, премьера которой состоялась на канале PBS.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.