Лоренц конрад: Агрессия | Лоренц Конрад Захарис

Автор: | 06.06.2021

Содержание

Конрад Лоренц


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Конрад Лоренц

Лоренц, Конрад (Lorenz), австрийский специалист в области поведения животных. Родился 7 ноября 1903 в Вене в семье хирурга. После окончания гимназии в Шоттене, специализировался в Венском университете по медицине, философии и политологии. В 1937 был назначен приват-доцентом Венского университета по сравнительной анатомии и психологии животных. В 1940 стал профессором сравнительной психологии Кёнигсбергского университета. Позднее курировал военные науки. Находился в плену в Советском Союзе.

+ + +

Конрад Лоренц (1903-1989) — выдающийся австрийский ученый, лауреат Нобелевской премии, один из основоположников этологии, науки о поведении животных.

В данной книге автор прослеживает очень интересные аналогии в поведении различных видов позвоночных и вида Homo sapiens, именно поэтому книга публикуется в серии «Библиотека зарубежной психологии».

Утверждая, что агрессивность является врожденным, инстинктивно обусловленным свойством всех высших животных — и доказывая это на множестве убедительных примеров, — автор подводит к выводу; «Есть веские основания считать внутривидовую агрессию наиболее серьезной опасностью, какая грозит человечеству в современных условиях культурноисторического и технического развития.»

На русском языке публиковались книги К. Лоренца: «Кольцо царя Соломона», «Человек находит друга», «Год серого гуся».

Биографическая справка из книги К.Лоренц. Агрессия. М., Прогресс, 1994.


Лоренц (Lorenz) Конрад (7 ноября 1903, Вена – 27 февраля 1989, Альтенберг) – австрийский биолог и философ, один из основателей эволюционной эпистемологии. Окончил Нью-Йоркский и Венский университеты. С 1940 профессор Кенигсбергского университета, с 1950 – руководитель Института физиологии поведения (Зевизен, ФРГ). Лауреат Нобелевской премии 1973 по физиологии и медицине. Заложил теоретический фундамент современной этологии, науки о поведении животных. В 1941 опубликовал статью «Кантовская концепция a priori в свете современной биологии», в которой доказывал, что природу и генезис основополагающих структур опыта, соответствующих a priori Канта, можно объяснить на основе достижений генетики и биологической теории эволюции. Под давлением естественного отбора в течение миллионов лет наши органы чувств и мыслительный аппарат формировались так, чтобы обеспечить функционально адекватное представление о реальности. Априоризму Канта может быть дана эмпирическая интерпретация. Априори существует в силу наследственной дифференциации центральной нервной системы, специфичной для разных видов и определяющей наследственную предрасположенность мыслить в определенных формах. «Априорные» формы мысли – следствие адаптации и развиваются в ходе эволюции. С кон. 50-х гг. Лоренц занимался социокультурными и общегуманистическими проблемами, связанными с опасностями, которые несет техническая цивилизация.

Среди них в качестве главных он выделял этические проблемы.

Е.А. Гороховская

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. II, Е – М, с. 452.


Лоренц (Lorenz) Конрад (1903-1989) — австр. биолог и философ, один из основателей эволюционной Эпистемологии. Лауреат Нобелевской премии 1973 по физиологии и медицине. Заложил теоретический фундамент современной этологии, науки о поведении животных. Свою эпистемологическую концепцию Лоренц назвал «эволюционистской теорией знания». В 1941 году он опубликовал статью «Кантовская доктрина a priori в свете совр. биологии», в которой доказывал, что природу и генезис основополагающих структур опыта, соответствующих a priori И. Канта, можно объяснить на основе биологической эволюции. Под давлением естественного отбора в течение миллионов лет наши органы чувств и мыслительный аппарат формировались так, чтобы обеспечить функционально адекватное представление о реальности. Так, например, Лоренц доказывал, что в самой структуре, биохимическом составе и динамике глаза отражены оптические характеристики окружающей среды, закодированы законы оптики. Если бы это было не так, то люди просто не выжили бы как биологический вид. Когнитивные структуры познавательного аппарата априорны в смысле независимости их от личного опыта, однако они перестают быть таковыми, если рассматривать их развитие в процессе эволюции. Для человека как родового существа они являются апостериорными.

Теорию познания Лоренца и его последователей еще называют биоэпистемологией, поскольку сама жизнь характеризуется ими как познавательный процесс, как «когногенез». Биоэпистемология, по Лоренцу, способна объяснить генезис наших когнитивных структур от уровня инстинктов и чувственного восприятия до уровня повседневного здравого смысла. При столкновениях с областями реальности, недоступными нашему обычному (повседневному) опыту (например, области микромира), наш врожденный когнитивный аппарат начинает давать сбои и обнаруживает свои границы, поскольку эволюционно он приспособлен лишь к обычной окружающей среде.

В своем понимании природы и методов научного познания Лоренц исходил из того, что истинная естественная наука является индуктивной. Следуя позиции В. Виндельбанда, он полагал, что познание проходит через три стадии: описания, систематизации и номотетическую стадию. Понимание в индуктивной науке — это сведение специальных законов данного уровня к более общим законам, действующим на следующем уровне реальности. При этом недопустимо «прыгать» через уровни. В то же время Лоренц считал, что для объяснения определенного уровня реальности нет необходимости знать законы вышестоящего уровня. Стратегию объяснения без описания структуры он называл «атомизмом». По его мнению, описательный, «натуралистический» подход не менее важен, чем количественный. Методологической ошибкой он считал «объяснительный монизм» — объяснение сложной системы, исходящее из свойств одного-двух ее элементов. Под «органической целостностью» он понимал систему двусторонних причинных связей, образующих сложную сеть. Понять отдельные части такой системы можно только одновременно. Для этого необходим метод «широкого фронта», когда сначала описываются самые общие характеристики системы, а затем описание детализируется. С конца 1950-х годах Лоренц занимался социокультурными и общегуманистическими проблемами, связанными с опасностями, которые несет западная техническая цивилизация. Среди них в качестве главных он выделял этические проблемы.

Современная западная философия. Энциклопедический словарь / Под. ред. О. Хеффе, В.С. Малахова, В.П. Филатова, при участии Т.А. Дмитриева. М., 2009, с. 293.

Сочинения: Агрессия: так называемое зло. М., 1994; Оборотная сторона зеркала. М., 1998; Das sogenannte Bose, Zur Naturgeschichte der Aggression. W., 1963; Die Acht Todsynden der zivilisierten Menschheit. Munchen, 1971; Der Abbau des Menschlichen. Munchen, Zurich, 1983.


Лоренц (Lorenz) Конрад Захариус (1903-1989) — австрийский биолог и философ, один из основателей этологии, лауреат Нобелевской премии 1973 года по физиологии и медицине (ими, с Н. Тивбергеном и К. Фришем). Биография. В 1928 году защитил докторскую диссертацию по философии, в 1932 году — по медицине. Читал курсы по сравнительной анатомии и зоопсихологии. С 1940 года — профессор сравнительной психологии Университета Кенигсберга. В 1943 г. был призван в армию в качестве врача, с 1944 по 1948 год находился в советском плену. В 1949 г. основал в Альтенберге Институт сравнительного исследования поведения животных. С 1961 г. — директор Института физиологии поведения им. Макса Планка в Зеевидене. В 1973 г. вышел в отставку. Исследования. Занимался проблемами инстинктивного поведения, научения, в том числе импринтинга и социальных релизеров (как сигнальных раздражителей, использующихся во внутривидовых коммуникациях). Предложил этологические интерпретации механизмов регуляции поведения, в том числе сознательного, в ситуациях конкуренции, доминирования, агрессии, кооперации и альтруизма. Проводил полевые исследования инстинктов животных и их развития в фило- и онтогенезе. Разработал гидродинамическую модель мотивации. Здесь инстинктивные формы поведения объясняются за счет накопления энергии, имеющейся в нервной системе и связанной с характерными для данного биологического вида циклами активности. Эта энергия может находить реализацию в поведении как при длительном ее накоплении, так и при действии внешних раздражителей. Так, скажем, накопление энергии агрессивного влечения происходит до тех нор, пока не начнется воздействие соответствующего пускового раздражителя, который приведет к разрядке этой энергии. Подобным пусковым раздражителем может выступать, например, вторжение на территорию данной особи незнакомого представителя того же вида. К. Лоренц проводил аналогию между поведением животных и человека. В частности, он трактовал агрессивность человека как биологически обусловленный фактор, который в силу технической вооруженности человека начинает противоречить задачам его адаптации (Sogenante Bose. Zur Naturgeschichte der Aggression.

Wien, 1963; в рус. пер.: Агрессия. Так называемое «зло». М., 1994). В своей «эволюционной теории знания» рассматривал развитие когнитивных функций, от инстинктов до самосознания, в аспекте их адаптационной роли и по аналогии с некими рабочими гипотезами, проверяемыми посредством проб и ошибок.

Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. // И.М. Кондаков. – 2-е изд. доп. И перераб. – СПб., 2007, с. 307.

Сочинения: Die angeborenen Formen m6gli- cher Erfahrung // Zeitschrift fur Tierpsychologie. 1943, 5; Uber tanzahnliche Bewegungsweisen bei Tieren // Studiuin Generate. 1952. 1; Die Gestalt- wahrnehmung als Quelle wissenschaftlicher Erkenntnis // Zeitschrift filr angewandte und expe- rimentelle Psychologie, 1959, 6; Кольцо царя Соломона, M., 1970; Человек находит друга. 1971; Die Ruckseite des Spiegels. Miinchen, 1973; Die acht Todsilden der zivilierten Menschheit. Miinchen, 1973; в рус. riep.: Восемь смертных грехов цивилизованного человечества // Вопросы философии. 1992. № 3; Der Abbau des Menschlichen. Munchen, 1983.

Литература: К. Лоренц // Психология: Биографический библиографический словарь / Под ред. Н. Шихи, Э. Дж. Чепмана, У. А. Конроя. СПб.: Евразия, 1999.


Далее читайте:

Лоренц Конрад. Агрессия. (Лоренц К. Агрессия. М., 1994)

Сочинения:

Агрессия: так называемое зло. М., 1994;

Кантовская доктрина априори современной биологии. – «Человек», 1997, № 5;

Das sogenannte Böse. Zur Naturgeschichte der Aggression. W., 1963;

Die Acht Tödsünden der zivilisierten Menschheit. Münch., 1971;

Die Rückseite des Spiegels. Münch.–Zürich, 1973;

Der Abbau des Menschlichen. Münch.–Zürich, 1983.

Литература:

Меркулов И.П. Когнитивная эволюция. М., 1999.

К. Лоренц // Психология: Биографический библиографический словарь / Под ред. Н. Шихи, Э. Дж. Чепмана, У. А. Конроя. СПб.: Евразия, 1999.

 

 

Книги Конрад Лоренц читать онлайн

Родился: 7 ноября 1903 г., Вена, Австро-Венгрия

Умер: 27 февраля 1989 г., Вена, Австрия

Австрийский зоолог и этолог Конрад Захариас Лоренц родился 7 ноября 1903 г., в Вене, он был младшим из двух сыновей Эммы (Лехер) Лоренц и Адольфа Лоренца. Дед Лоренца был мастером по изготовлению конских сбруй, а отец, помнивший голодное детство, стал преуспевающим хирургом-ортопедом, который построил в Альтенберге возле Вены нарядное, хотя и несколько аляповатое поместье, украшенное огромными художественными полотнами и римскими статуями. Бродя по полям и болотам вокруг Лоренц-холла, Лоренц заразился тем, что позже назовет «чрезмерной любовью к животным». Выращивая домашних уток, юный Лоренц впервые обнаружил импринтинг, специфическую форму обучения, наблюдающуюся на ранних этапах жизни, с помощью которой животные устанавливают социальные связи и опознают друг друга. «У соседа, — вспоминал позднее Лоренц, — я взял однодневного утенка и, к огромной радости, обнаружил, что у него развилась реакция повсюду следовать за моей персоной. В то же время во мне проснулся неистребимый интерес к водоплавающей птице, и я еще ребенком стал знатоком поведения различных ее представителей». Вскоре мальчик собрал замечательную коллекцию животных, не только домашних, но и диких, которые жили в доме и на обширной территории вокруг него, как в настоящем частном зоопарке. Это позволило Лоренцу познакомиться с разными видами животных, и теперь он не склонен был видеть в них просто живые механизмы. Как исследователь, стоящий на позициях объективности в науке, он был далек от мысли интерпретировать поведение животных по образу и подобию человеческих мыслей и чувств. Его более интересовали проблемы инстинкта: как и почему поведение животных, не обладающих человеческим разумом, характеризуется сложными и адекватными обстоятельствам моделями? Получив начальное образование в частной школе, которой руководила его тетка, Лоренц поступил в «Шоттенгимназиум» — школу с очень высоким уровнем преподавания. Здесь привычки Лоренца к наблюдению были подкреплены обучением зоологическим методам и принципам эволюции. «По окончании средней школы, — писал впоследствии Лоренц, — я был по-прежнему увлечен эволюцией и хотел изучать зоологию и палеонтологию. Однако я послушался отца, который настаивал на моих занятиях медициной». В 1922 г. Лоренц был зачислен в Колумбийский университет Нью-Йорка, но спустя 6 месяцев вернулся в Австрию и поступил на медицинский факультет Венского университета. Хотя у него было мало желания становиться врачом, он решил, что медицинское образование не повредит его любимому призванию — этологии, науке о поведении животных в естественных условиях. Л. вспоминал об университетском преподавателе анатомии Фердинанде Хохштеттере, который дал «прекрасную подготовку по методическим вопросам, научив отличать черты сходства, вызванные общим происхождением, от таковых, обусловленных параллельной адаптацией». Л. «быстро понял… что сравнительный метод должен быть так же применим к моделям поведения, как и к анатомическим структурам». Работая над диссертацией для получения медицинской степени, Л. начал систематически сопоставлять особенности инстинктивного поведения животных. В это же время он служил лаборантом кафедры анатомии Венского университета. После получения в 1928 г. медицинской степени Л. перешел на должность ассистента кафедры анатомии. Однако его все же интересовала этология, а не медицина. Он начал работать над диссертацией по зоологии, одновременно читая курс по сравнительному поведению животных . В 1937 г. Л. начал читать лекции по психологии животных в Вене. Одновременно он занимался изучением процесса одомашнивания гусей, который включает в себя утрату приобретенных навыков и возрастание роли пищевых и сексуальных стимулов. Л. был глубоко обеспокоен вероятностью того, что такой процесс может иметь место у человека. Вскоре после присоединения Австрии к Германии и вторжения в нее немецких войск Л. сделал то, о чем позже будет вспоминать так: «Послушавшись дурного совета… я написал статью об опасностях одомашнивания и… использовал в своем сочинении худшие образцы нацистской терминологии». Некоторые из критиков Л. называют эту страницу его научной биографии расистской; другие склонны считать ее результатом политической наивности. Через два года после получения должности на кафедре психологии Кенигсбергского университета (ныне г. Калининград) Л. был мобилизован в германскую армию в качестве военного врача, несмотря на то что никогда не занимался медицинской практикой. Посланный на Восточный фронт в 1942 г., он попал в плен к русским и долгие годы работал в госпитале для военнопленных. Репатриирован лишь в 1948 г., когда многие друзья и родственники считали его давно погибшим. В первые годы после возвращения в Австрию Л. не мог получить никакой официальной должности, но все же благодаря финансовой помощи друзей продолжал свои исследования в Альтенберге. В 1950 г. он и Эрих фон Холст основали Институт физиологии поведения Макса Планка. В течение следующих двух десятилетий Л. занимался этологическими исследованиями, сконцентрировавшись на изучении водоплавающих птиц. Его статус основоположника современной этологии был неоспоримым, и в этом качестве он играл ведущую роль в диспутах между этологами и представителями других научных дисциплин, в частности психологии поведения животных. После ухода на пенсию в 1973 г. из Института Макса Планка Л. продолжает вести исследования в отделе социологии животных Института сравнительной этологии Австрийской академии наук в Альтенберге, где он жил до своей смерти в 1989г. В 1927 г. Л. женился на Маргарет (Гретль) Гебхардт, с которой дружил с детства; у супругов родилось две дочери и один сын. 

Конрад Лоренц — книги автора, биография, фото, личная жизнь

  • Код товара 281626

    Издательство: Римис

    Язык: Русский

    Год издания: 2011

    Переплет: Твердый

  • Код товара 411505

    Издательство: Римис

    Язык: Русский

    Год издания: 2013

    Переплет: Мягкий

  •  

    Код товара 251057

    Издательство: Римис

    Язык: Русский

    Год издания: 2009

    Переплет: Твердый

  • Код товара 433004

    Издательство: Знання

    Язык: Русский

    Год издания: 2011

    Переплет: Твердый

  •  

    Код товара 433184

    Издательство: Знання

    Язык: Русский

    Год издания: 2011

    Переплет: Твердый

КОНРАД ЛОРЕНЦ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ИДЕОЛОГИИ МАТЕРИНСТВА В ХХ В — Научно-исследовательский портал Уральского федерального университета

TY — JOUR

T1 — ОТ ИМПРИНТИНГА К «ЕСТЕСТВЕННОМУ РОДИТЕЛЬСТВУ»: КОНРАД ЛОРЕНЦ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ИДЕОЛОГИИ МАТЕРИНСТВА В ХХ В

AU — Мельник, Наталья Борисовна

AU — Черняева, Наталья Анатольевна

PY — 2015

Y1 — 2015

N2 — В статье прослеживается история концепта «естественного материнства», согласно которому материнское поведение имеет глубокие природно-биологические основания, на которые надстраиваются социокультурные механизмы и факторы. Популярная в ХХ в., эта концепция реализуется в последние десятилетия в практиках так называемого «естественного родительства». Авторы статьи рассматривают сложную и нелинейную траекторию данного концепта: от открытия импринтинга у птиц и животных австрийским этологом Конрадом Лоренцом (1940-1950-е) — к анализу поведения привязанности у приматов и человека в «теории привязанности» британского психолога Джона Боулби (1960-е), к теории бондинга между матерью и новорожденным, выдвинутой американскими педиатрами Маршаллом Клауссом и Джоном Кеннелом (1970-е). Наконец, рассматривается трансформация данных идей в популярных книгах по уходу за ребенком в 1990-е и 2000-е и в современных практиках «естественного родительства».

AB — В статье прослеживается история концепта «естественного материнства», согласно которому материнское поведение имеет глубокие природно-биологические основания, на которые надстраиваются социокультурные механизмы и факторы. Популярная в ХХ в., эта концепция реализуется в последние десятилетия в практиках так называемого «естественного родительства». Авторы статьи рассматривают сложную и нелинейную траекторию данного концепта: от открытия импринтинга у птиц и животных австрийским этологом Конрадом Лоренцом (1940-1950-е) — к анализу поведения привязанности у приматов и человека в «теории привязанности» британского психолога Джона Боулби (1960-е), к теории бондинга между матерью и новорожденным, выдвинутой американскими педиатрами Маршаллом Клауссом и Джоном Кеннелом (1970-е). Наконец, рассматривается трансформация данных идей в популярных книгах по уходу за ребенком в 1990-е и 2000-е и в современных практиках «естественного родительства».

UR — https://elibrary.ru/item.asp?id=23495481

M3 — Статья

VL — 137

SP — 44

EP — 58

JO — Известия Уральского федерального университета. Серия 3: Общественные науки

JF — Известия Уральского федерального университета. Серия 3: Общественные науки

SN — 2227-2291

IS — 1

ER —

Нобелевского лауреата лишили звания «почетный доктор» за нацистские взгляды: Наука и техника: Lenta.

ru

Университет Зальцбурга посмертно лишил звания «почетный доктор» австрийского зоолога, лауреата Нобелевской премии Конрада Лоренца, сообщает Associated Press. Такое решение было принято на основе проведенного расследования по изобличению национал-социалистов, инициированного в 2014 году не только в отношении ученого, отмечает РИА Новости.

В 1938 году Лоренц вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию. В своем заявлении он указал, что «всегда был национал-социалистом». По информации издания Kurier, ученый написал, что «вся его научная жизнь, включая филогенетические, расовые и социально-психологические вопросы, была на службе национал-социалистической мысли». Отмечается, что данные факты биографии Лоренца были скрыты при получении им степени, что делает зоолога недостойным быть почетным доктором университета Зальцбурга.

Около года назад степени «почетный доктор» также лишился Эдуард Пауль Трац — австрийский зоолог и орнитолог. Ожидается, что процесс по изобличению национал-социалистов будет завершен в 2016 году.

Материалы по теме

08:56 — 31 мая 2015

«Они помогали убивать»

Профессиональный охотник за нацистскими преступниками — об опасности попыток переписывания истории в Восточной Европе

В годы Второй мировой войны Лоренц был призван в вермахт и два года служил в тыловом госпитале в Познани. В 1944-м он попал в советский плен под Витебском. Больше года провел в лагере для военнопленных в городе Кирове, затем его перевели в рабочий лагерь в Армении. В 1947 Лоренц был репатриирован на родину. В плену начал работу над книгой «Оборотная сторона зеркала» и отрекся от своих нацистских убеждений.

Конрад Лоренц родился 7 ноября 1903 года. Он окончил медицинский факультет Венского университета, после чего посвятил себя исследованию поведения животных. В 1950 году в Баварии основал Институт физиологии. В 1973-м совместно с Карлом фон Фришем и Николасом Тинбергеном получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине. Спустя десять лет Университет Зальцбурга удостоил его звания «почетный доктор».

Лоренц умер в Вене 27 февраля 1989 года.

Автор: Лоренц Конрад Захариас — 11 книг.Главная страница.

Биография

Австрийский зоолог и этолог Конрад Захариас Лоренц родился 7 ноября 1903 г., в Вене, он был младшим из двух сыновей Эммы (Лехер) Лоренц и Адольфа Лоренца. Дед Лоренца был мастером по изготовлению конских сбруй, а отец, помнивший голодное детство, стал преуспевающим хирургом-ортопедом, который построил в Альтенберге возле Вены нарядное, хотя и несколько аляповатое поместье, украшенное огромными художественными полотнами и римскими статуями. Бродя по полям и болотам вокруг Лоренц-холла, Лоренц заразился тем, что позже назовет «чрезмерной любовью к животным».

Выращивая домашних уток, юный Лоренц впервые обнаружил импринтинг, специфическую форму обучения, наблюдающуюся на ранних этапах жизни, с помощью которой животные устанавливают социальные связи и опознают друг друга. «У соседа, — вспоминал позднее Лоренц, — я взял однодневного утенка и, к огромной радости, обнаружил, что у него развилась реакция повсюду следовать за моей персоной.

В то же время во мне проснулся неистребимый интерес к водоплавающей птице, и я еще ребенком стал знатоком поведения различных ее представителей».

Вскоре мальчик собрал замечательную коллекцию животных, не только домашних, но и диких, которые жили в доме и на обширной территории вокруг него, как в настоящем частном зоопарке. Это позволило Лоренцу познакомиться с разными видами животных, и теперь он не склонен был видеть в них просто живые механизмы. Как исследователь, стоящий на позициях объективности в науке, он был далек от мысли интерпретировать поведение животных по образу и подобию человеческих мыслей и чувств. Его более интересовали проблемы инстинкта: как и почему поведение животных, не обладающих человеческим разумом, характеризуется сложными и адекватными обстоятельствам моделями?

Получив начальное образование в частной школе, которой руководила его тетка, Лоренц поступил в «Шоттенгимназиум» — школу с очень высоким уровнем преподавания. Здесь привычки Лоренца к наблюдению были подкреплены обучением зоологическим методам и принципам эволюции. «По окончании средней школы, — писал впоследствии Лоренц, — я был по-прежнему увлечен эволюцией и хотел изучать зоологию и палеонтологию. Однако я послушался отца, который настаивал на моих занятиях медициной».

В 1922 г. Лоренц был зачислен в Колумбийский университет Нью-Йорка, но спустя 6 месяцев вернулся в Австрию и поступил на медицинский факультет Венского университета. Хотя у него было мало желания становиться врачом, он решил, что медицинское образование не повредит его любимому призванию — этологии, науке о поведении животных в естественных условиях. Л. вспоминал об университетском преподавателе анатомии Фердинанде Хохштеттере, который дал «прекрасную подготовку по методическим вопросам, научив отличать черты сходства, вызванные общим происхождением, от таковых, обусловленных параллельной адаптацией». Л. «быстро понял… что сравнительный метод должен быть так же применим к моделям поведения, как и к анатомическим структурам».

Работая над диссертацией для получения медицинской степени, Л. начал систематически сопоставлять особенности инстинктивного поведения животных. В это же время он служил лаборантом кафедры анатомии Венского университета. После получения в 1928 г. медицинской степени Л. перешел на должность ассистента кафедры анатомии. Однако его все же интересовала этология, а не медицина. Он начал работать над диссертацией по зоологии, одновременно читая курс по сравнительному поведению животных .

В 1937 г. Л. начал читать лекции по психологии животных в Вене. Одновременно он занимался изучением процесса одомашнивания гусей, который включает в себя утрату приобретенных навыков и возрастание роли пищевых и сексуальных стимулов. Л. был глубоко обеспокоен вероятностью того, что такой процесс может иметь место у человека. Вскоре после присоединения Австрии к Германии и вторжения в нее немецких войск Л. сделал то, о чем позже будет вспоминать так: «Послушавшись дурного совета… я написал статью об опасностях одомашнивания и… использовал в своем сочинении худшие образцы нацистской терминологии». Некоторые из критиков Л. называют эту страницу его научной биографии расистской; другие склонны считать ее результатом политической наивности.

Через два года после получения должности на кафедре психологии Кенигсбергского университета (ныне г. Калининград) Л. был мобилизован в германскую армию в качестве военного врача, несмотря на то что никогда не занимался медицинской практикой. Посланный на Восточный фронт в 1942 г., он попал в плен к русским и долгие годы работал в госпитале для военнопленных. Репатриирован лишь в 1948 г., когда многие друзья и родственники считали его давно погибшим.

В первые годы после возвращения в Австрию Л. не мог получить никакой официальной должности, но все же благодаря финансовой помощи друзей продолжал свои исследования в Альтенберге. В 1950 г. он и Эрих фон Холст основали Институт физиологии поведения Макса Планка.

В течение следующих двух десятилетий Л. занимался этологическими исследованиями, сконцентрировавшись на изучении водоплавающих птиц. Его статус основоположника современной этологии был неоспоримым, и в этом качестве он играл ведущую роль в диспутах между этологами и представителями других научных дисциплин, в частности психологии поведения животных.

После ухода на пенсию в 1973 г. из Института Макса Планка Л. продолжает вести исследования в отделе социологии животных Института сравнительной этологии Австрийской академии наук в Альтенберге, где он жил до своей смерти в 1989г.

В 1927 г. Л. женился на Маргарет (Гретль) Гебхардт, с которой дружил с детства; у супругов родилось две дочери и один сын.
Библиография

1952 — Кольцо царя Соломона / King Solomon’s Ring (Er redete mit dem Vieh, den Vögeln und den Fischen)
1954 — Человек находит друга / Man Meets Dog (So kam der Mensch auf den Hund)
1956 — Эволюция и изменение поведения / Evolution and Modification of Behaviour
1963 — Агрессия / On Aggression (Das sogenannte Böse. Zur Naturgeschichte der Agression)
1970, 1971 — Изучения поведения человека и животного в 2 т. / Studies in Animal and Human Behavior, Volume I; Studies in Animal and Human Behavior, Volume II
1973 — Motivation of Human and Animal Behavior: An Ethological View. With Paul Leyhausen
1973 — Оборотная сторона зеркала / Behind the Mirror: A Search for a Natural History of Human Knowledge (Die Rückseite des Spiegels. Versuch einer Naturgeschichte menschlichen Erkennens)
1973 — 8 смертных грехов человечества / Civilized Man’s Eight Deadly Sins (Die acht Todsünden der zivilisierten Menschheit)

1979 — Год серого гуся / The Year of the Greylag Goose (Das Jahr der Graugans)
1982 — Основания этологии / The Foundations of Ethology
1983 — Угасание человеческого (1983) / The Waning of Humaneness (Der Abbau des Menschlichen)
1988 — Here I Am – Where Are You? – A Lifetime’s Study of the Uncannily Human Behaviour of the Greylag Goose (Hier bin ich – wo bist du?)
1995 — Естественная наука человеческих видов: введение в сравнительное исследование поведения — русский манускрипт (1944—1948) / The Natural Science of the Human Species: An Introduction to Comparative Behavioral Research – The Russian Manuscript (1944–1948)
Титулы, награды и премии

В 1973 году Конраду Лоренцу совместно с Николасом Тинбергеном и Карлом фон Фришем была присуждена Нобелевская премия по физиологии и медицине «за открытия, связанные с созданием и установлением моделей индивидуального и группового поведения животных».
Интересные факты

Не новость, что Лоренц воевал в немецкой армии на территории СССР и был в плену. Известно также, что он был членом нацистской партии. Это обстоятельство дало карты в руки противников этологии, усмотревших в ней «непавловский» подход к изучению поведения животных. За рубежом это оттолкнуло от этологии часть американцев, работавших в области сравнительной психологии. Кроме того, предвоенные политические симпатии Лоренца совпали с его умозрительными построениями, касавшимися теории доместикации. Известный этолог П. Бейтсон в некрологе писал о нем: «Когда наци пришли к власти, Лоренц поплыл по течению и в 1940 г. написал шокирующую статью, преследовавшую его всю оставшуюся жизнь. Он ненавидел влияние доместикации на виды животных и думал (без каких-либо доказательств), что люди стали жертвами их собственной самодоместикации. Его желание избавить человечество от засорения слишком хорошо соответствовало ужасной идеологии наци.

Чтобы получить «наших лучших индивидов, надо установить типовую модель наших людей», а те, кто заметно отклоняется от такой модели, должны бы элиминировать в порядке заботы о народном здоровье. После войны, во время которой Лоренцу пришлось с ужасом открыть для себя полную меру того, что наци реально делали для этого, он предпочитал, чтобы эта публикация была забыта»

Лоренц, Конрад

                                     

3. Авторский взгляд на современность.

(The authors view on modernity)

В книге «восемь смертных грехов цивилизованного человечества» Лоренц приводит критику современного капиталистического общества с точки зрения ученого. он выделяет 8 основных тенденций, отличающих индустриальное общество от традиционного и делающих его неустойчивым и противоестественным для жизни человека. К ним относятся: перенаселение, опустошение жизненного пространства, высокий темп жизни, навязанный всеобщей конкуренцией, растущей нетерпимости к дискомфорту, генетическое вырождение, разрыв с традицией, indoctrinatory, угроза ядерного оружия.

Лоренц указывает на то, что человек приспособлен эволюцией для выживания в небольшом коллективе, что уже видно из того, что трудно запомнить более двух-трех десятков людей и поддерживать тесные отношения, в условиях мегаполиса не может без дополнительной психической нагрузки сдерживать свою природную агрессивность. В качестве примеров двух крайностей-это гостеприимность людей, живущих вдали от городов, и взрывоопасная нервозность концлагерей, где неосторожный взгляд может привести к драке. концентрация людей в городах, как правило, связаны с разрушением природу, которая ведет к эстетической и этической деградации гражданина. аэрофотоснимок города внешне похож на гистологическую картину раковой клетки, что свидетельствует об утрате разнообразия в обеих системах. основной мотив бизнеса-это получение моментальной финансовой выгоды. таким образом, общество теряет долгосрочных целей, таким образом, каждый участник вынужден работать намного сложнее, чем требуется для выживания. это неограниченный процесс приводит к «бегу наперегонки с самим собой», которые наиболее активных граждан вызывает ряд хронических заболеваний. высокоорганизованные организмы характеризуются способностью ставить отдаленные по времени цели, достижение которых связано с возможным дискомфортом. по Лоренцу, современная медицина и хорошие условия жизни лишить существо привычки терпеть, что подрывает назвал способность.

СМИ развивать в людях привычку к некритическому восприятию информации, которая ранее была компенсирована наличием традиционных верований. многие из них, несмотря на возможные противоречия научных взглядов развивались эволюционно, она доказала свою незаменимость для общества и, следовательно, по Лоренцу, не могут быть забыты безнаказанно. сострадание современный цивилизованный человек обязан выражать ко всем без исключения людям, в том числе уголовные элементы, ослабляет строго в силу, прежде естественный отбор и ведет к генетическому вырождению.

Автор обозначает ядерное оружие как менее опасную из всех проблем, поскольку для предотвращения ядерной войны достаточно не пользоваться ядерным оружием, в то время как борьба с другими очень сложно. ситуация усугубляется тем, что эти «заболевания» капиталистических обществах существуют в комплексе и взаимно усиливают друг друга. впрочем, автор предлагает некоторые способы борьбы с этими системными проблемами.

Конрад Лоренц | Австрийский зоолог

Конрад Лоренц (родился 7 ноября 1903 года, Вена, Австрия — умер 27 февраля 1989 года, Альтенбург), австрийский зоолог, основоположник современной этологии, изучения поведения животных с помощью сравнительных зоологических методов. . Его идеи способствовали пониманию того, как поведенческие модели могут быть прослежены до эволюционного прошлого, и он также был известен своей работой о корнях агрессии. В 1973 году он разделил Нобелевскую премию по физиологии и медицине с бихевиористами Карлом фон Фришем и Николаасом Тинбергеном.

Британская викторина

Наука и случайная викторина

К какому царству принадлежат грибы? Какой динозавр был хищником размером с курицу? Проверьте свои знания обо всем в науке с помощью этой викторины.

Лоренц был сыном хирурга-ортопеда. Он проявил интерес к животным в раннем возрасте и держал животных разных видов — рыб, птиц, обезьян, собак, кошек и кроликов — многих из которых он привез домой с детских экскурсий.Еще молодым он ухаживал за больными животными из близлежащего зоопарка Шенбруннер. Он также вел подробные записи поведения птиц в виде дневников.

В 1922 году, окончив среднюю школу, он последовал желанию своего отца изучать медицину и провел два семестра в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Затем он вернулся в Вену, чтобы учиться.

Во время своих медицинских исследований Лоренц продолжал детально наблюдать за поведением животных; его дневник о галке был опубликован в 1927 году в престижном журнале Journal für Ornithologie. Он получил степень доктора медицины в Венском университете в 1928 году и получил степень доктора философии. в зоологии в 1933 году. Ободренный положительным откликом на его научную работу, Лоренц основал колонии птиц, таких как галка и серый гусь, опубликовал серию исследовательских работ о своих наблюдениях за ними и вскоре приобрел международную репутацию.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

В 1935 году Лоренц описал обучающее поведение молодых утят и гусят. Он заметил, что на определенном критическом этапе вскоре после вылупления они учатся следовать за настоящими или приемными родителями. Процесс, который называется импринтингом, включает зрительные и слуховые стимулы от родительского объекта; они вызывают у молодых людей следующую реакцию, которая влияет на их последующее поведение во взрослом возрасте. Лоренц продемонстрировал этот феномен, появившись перед только что вылупившимися утятами кряквы и имитируя крякающие звуки утки, после чего молодые птицы считали его своей матерью и, соответственно, следовали за ним.

В 1936 году было основано Немецкое общество психологии животных. В следующем году Лоренц стал соредактором нового журнала Zeitschrift für Tierpsychologie, , который стал ведущим этологическим журналом. Также в 1937 году он был назначен преподавателем сравнительной анатомии и психологии животных в Венском университете. С 1940 по 1942 год он был профессором и заведующим кафедрой общей психологии Университета Альберта в Кенигсберге, Германия (ныне Калининград, Россия).

С 1942 по 1944 год он служил врачом в немецкой армии и попал в плен в Советском Союзе. Он вернулся в Австрию в 1948 году и с 1949 по 1951 год возглавлял Институт сравнительной этологии в Альтенберге. В 1950 году он основал отдел сравнительной этологии в Институте Макса Планка в Бульдерне, Вестфалия, став содиректором института в 1954 году. В 1973 году он занимал пост директора Института физиологии поведения Макса Планка в Зеевизене.В 1973 году Лоренц вместе с Фришем и Тинбергеном был удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине за открытия, касающиеся моделей поведения животных. В том же году Лоренц стал директором отдела социологии животных в Институте сравнительной этологии Австрийской академии наук в Альтенберге.

Ранние научные работы Лоренца касались природы инстинктивных поведенческих актов, в частности, как такие действия происходят и источника нервной энергии для их выполнения.Он также исследовал, как поведение может быть результатом одновременной активации двух или более основных влечений у животного. Работая с Николаасом Тинбергеном из Нидерландов, Лоренц показал, что различные формы поведения гармонизируются в одной последовательности действий.

Концепции Лоренца продвинули современное научное понимание того, как поведенческие паттерны развиваются у видов, особенно в отношении роли, которую играют экологические факторы, и адаптивной ценности поведения для выживания видов.Он предположил, что виды животных созданы генетически так, чтобы изучать определенные виды информации, которые важны для выживания вида. Его идеи также пролили свет на то, как модели поведения развиваются и созревают в течение жизни отдельного организма.

В конце своей карьеры Лоренц применил свои идеи к поведению людей как членов социального вида, что имело противоречивые философские и социологические последствия. В популярной книге Das sogenannte Böse (1963; Об агрессии ) он утверждал, что борьба и воинственное поведение человека имеют врожденную основу, но могут быть изменены с экологической точки зрения путем правильного понимания и обеспечения основных инстинктивных потребностей человека. существа.Он наблюдал, что борьба у низших животных имеет положительную функцию выживания, такую ​​как рассредоточение конкурентов и сохранение территории. Воинственные наклонности у людей также могут быть ритуализированы в социально полезные модели поведения. В другой работе, Die Rückseite des Spiegels: Versuch einer Naturgeschichte menschlichen Erkennens (1973; За зеркалом: поиск естественной истории человеческого знания ), Лоренц исследовал природу человеческого мышления и интеллекта и объяснил проблемы современная цивилизация в значительной степени ограничена ограничениями, выявленными его исследованием.

Конрад Лоренц — Биография — NobelPrize.org

Я считаю события раннего детства наиболее важными для научного и философского развития человека. Я вырос в большом доме и большом саду моих родителей в Альтенберге. Они были в высшей степени терпимы к моей чрезмерной любви к животным. Моя няня, Рези Фюрингер, была дочерью в старинной крестьянской семье патрициев. У нее был «зеленый палец» по выращиванию животных. Когда мой отец привез мне с прогулки по Венскому лесу пятнистую саламандру с предписанием освободить ее через 5 дней, мне повезло: саламандра родила 44 личинки, из которых мы, то есть Рези, воспитал 12 до метаморфозы.Одного этого успеха могло хватить для определения моей дальнейшей карьеры; Однако тут появился еще один важный фактор: мне зачитали Нильса Хольгерссона Сельмы Лагерлёф — в то время я еще не умел читать. С тех пор я стремился стать диким гусем и, поняв, что это невозможно, отчаянно хотел иметь , а когда это также оказалось невозможным, я согласился завести домашних уток. В процессе получения я обнаружил импринтинг и сам был запечатлен.От соседа я получил однодневного утенка и, к моей огромной радости, обнаружил, что он передал свой следующий ответ моему человеку. В то же время мой интерес необратимо зациклился на водоплавающих птицах, и я стал экспертом в их поведении даже в детстве.

Когда мне было около десяти, я открыл для себя эволюцию, прочитав книгу Вильгельма Бёльше и увидев изображение археоптерикса. Еще до этого я боролся с проблемой, был ли дождевой червь в насекомом.Мой отец объяснил, что слово «насекомое» произошло от зазубрин, «надрезов» между сегментами. Насечки между метамерами червя явно имели одинаковую природу. Значит, это насекомое? Эволюция дала мне ответ: если рептилии с помощью археоптерикса могут стать птицами, кольчатые черви, как я предположил, могли развиться в насекомых. Тогда я решил стать палеонтологом.

В школе я познакомился с одним важным учителем, Филипом Хеберди, и одним важным другом, Бернхардом Хельманном.Хеберди, бенедиктинский монах, свободно преподавал нам дарвиновскую теорию эволюции и естественного отбора. Свобода мысли была и до некоторой степени остается характерной чертой Австрии. Нас с Бернхардом впервые сблизили аквариумисты. Ловля дафний и другой «живой корм» для наших рыб, мы открыли для себя богатство всего, что обитает в пруду. Нас обоих привлекли ракообразные, особенно Cladocera. Мы сконцентрировались на этой группе во время онтогенетической фазы коллекционирования, которую, по-видимому, должен пройти каждый настоящий зоолог, повторяя историю своей науки.Позже, изучая личиночное развитие рачной креветки, мы обнаружили сходство между личинкой Euphyllopod и взрослой кладоцерой как в отношении движения, так и в отношении строения. Мы пришли к выводу, что эта группа произошла от предков Euphyllopod, став неотеничными. В то время это еще не было общепринятым в науке. Наиболее важное открытие было сделано Бернхардом Хеллманном при разведении агрессивных цихлид-геофагусов: самец, который был изолирован в течение некоторого времени, убивал любого сородича с первого взгляда, независимо от пола.Однако после того, как Бернхард подарил рыбе зеркало, заставляющее ее бороться со своим изображением до изнеможения, рыба сразу же после этого была готова ухаживать за самкой. Другими словами, Бернхард в 17 лет обнаружил, что «специфическая возможность действия» может быть «заглушена», а также исчерпана.

Окончив среднюю школу, я все еще был одержим эволюцией и хотел изучать зоологию и палеонтологию. Однако я послушался отца, который хотел, чтобы я изучал медицину. Это оказалось для меня удачей.Учитель анатомии Фердинанд Хохштеттер был блестящим сравнительным анатомом и эмбриологом. Он также был преданным учителем сравнительного метода. Я быстро осознал не только то, что сравнительная анатомия и эмбриология предлагают лучший доступ к проблемам эволюции, чем палеонтология, но также и то, что сравнительный метод применим как к паттернам поведения, так и к анатомической структуре. Еще до того, как я получил степень доктора медицины, я стал сначала инструктором, а затем помощником в отделении Хохштеттера.Кроме того, я начал изучать зоологию в зоологическом институте профессора Яна Верслуйса. В то же время я участвовал в психологических семинарах профессора Карла Бюлера, который очень заинтересовался моей попыткой применить сравнительные методы к изучению поведения. Он обратил мое внимание на тот факт, что мои открытия с равной жестокостью противоречили мнениям виталистической или «инстинктивистской» школы Макдугалла и механистической или бихевиористской школы Ватсона.Бюлер заставил меня прочитать важнейшие книги обеих школ, тем самым вызвав сокрушительное разочарование: ни один из этих людей не знал животных, ни один из них не был экспертом. Я чувствовал себя раздавленным объемом работы, которую все еще не проделали и, очевидно, переходил на новую отрасль науки, за которую, как я чувствовал, была моя ответственность.

Карл Бюлер и его помощник Эгон Брансуик заставили меня понять, что теория познания необходима наблюдателю за живыми существами, если он должен выполнять свою задачу научной объективизации.Мой интерес к психологии восприятия, которая так тесно связана с эпистемологией, проистекает из влияния этих двух людей.

Работая ассистентом в анатомическом институте, я продолжал держать птиц и животных в Альтенберге. Среди них галки вскоре стали самыми важными. В тот самый момент, когда я получил свою первую галку, Бернхард Хельманн подарил мне книгу Оскара Хейнрота «Die Vögel Mitteleuropas». В мгновение ока я понял, что этот человек знал о поведении животных все, что и Макдугал, и Ватсон игнорировали, и что, как я считал, знал только один.Вот, наконец, ученый, который тоже был знатоком! Трудно оценить влияние, которое Хейнрот оказал на развитие моих идей. Его классическая сравнительная статья по Anatidae побудила меня рассматривать сравнительное изучение поведения как свою главную задачу в жизни. Хохштеттер великодушно рассматривал мою этологическую работу как своего рода сравнительную анатомию и разрешал мне работать над ней во время дежурства в его отделении. В противном случае статьи, которые я написал между 1927 и 1936 годами, никогда бы не были опубликованы.

В то время я познакомился с Уоллесом Крейгом. Американский орнитолог Маргарет Морс Найс знала о своей работе и моей и всячески поддерживала с нами контакт. Я в долгу перед ней. После Хохштеттера и Хейнрота самым влиятельным моим учителем стал Уоллес Крейг. Он подверг критике мое твердое мнение о том, что инстинктивная деятельность основана на цепных рефлексах. Я сам продемонстрировал, что длительное отсутствие высвобождения стимулов имеет тенденцию понижать их порог, вплоть до того, что активность проявляется в вакууме.Крейг указал, что в той же ситуации организм начал активно искать ситуацию с высвобождающим стимулом. Совершенно очевидно, что бессмысленно говорить о реакции на еще не полученный стимул, писал Крейг. Причина, по которой, несмотря на очевидную спонтанность инстинктивного поведения, я все еще придерживался рефлекторной теории, заключалась в моем убеждении, что любое отклонение от шеррингтоновской рефлексологии означает уступку витализму. Итак, в лекции, которую я прочитал в феврале 1936 года в Гарнакхаусе в Берлине, я все еще защищал рефлекторную теорию инстинкта.Это был последний раз, когда я так поступал.

Во время той лекции моя жена сидела за молодым человеком, который, очевидно, согласился с тем, что я сказал о спонтанности, все время бормоча: «Все вписывается, все вписывается». Когда в конце лекции я сказал, что считаю инстинктивные двигательные паттерны цепными рефлексами, он закрыл лицо руками и простонал: «Идиот, идиот». Этим человеком был Эрих фон Хольст. После лекции в общежитии Гарнакхауса ему потребовалось всего несколько минут, чтобы убедить меня в несостоятельности рефлекторной теории.Понижение пороговых значений, всплеск активности вакуума, независимость двигательных паттернов от внешней стимуляции, короче говоря, все явления, с которыми я боролся, не только могли быть объяснены, но фактически должны были быть постулированы, исходя из предположения, что они были основаны не на цепочки рефлексов, но на процессы эндогенной генерации стимулов и центральной координации, которые были обнаружены и продемонстрированы Эрихом фон Хольстом. Я считаю наиболее важным прорывом из всех наших попыток понять поведение животных и человека признание следующего факта: элементарная нейронная организация, лежащая в основе поведения, не состоит из рецептора, афферентного нейрона, стимулирующего моторную клетку, и эффектора. активируется последним.Гипотеза Холста, которую мы с уверенностью можем сформулировать самостоятельно, гласит, что основная центральная нервная организация состоит из клетки, постоянно производящей эндогенную стимуляцию, но не способной активировать ее эффектор другой клеткой, которая, также производя эндогенную стимуляцию, оказывает тормозящее действие. Именно эта ингибирующая клетка находится под влиянием рецептора и прекращает свою ингибирующую активность в биологически «правильный» момент. Эта гипотеза казалась настолько многообещающей, что Kaiser-Wilhelmsgesellschaft, теперь переименованная в Max-Planck-Gesellschaft, решила основать институт физиологии поведения для Эриха фон Хольста и меня.Я убежден, что если бы он был еще жив, он был бы сейчас здесь, в Стокгольме. В то время война прервала наши планы.

Когда осенью 1936 года профессор ван дер Клаув созвал симпозиум под названием «Instinctus» в Лейдене, Голландия, я прочитал статью об инстинкте, основанную на теориях Эриха фон Хольста. На этом симпозиуме я познакомился с Нико Тинбергеном, и это, безусловно, событие, которое в ходе этой встречи принесло мне самые важные последствия. Наши взгляды совпали в поразительной степени, но я быстро понял, что он был лучше меня в отношении аналитического мышления, а также в способности разрабатывать простые и убедительные эксперименты.Мы обсудили взаимосвязь между пространственно-ориентированными реакциями (налоги в смысле Альфреда Кюна) и механизмом высвобождения, с одной стороны, и спонтанными эндогенными двигательными паттернами, с другой. В ходе этих дискуссий обрели форму некоторые концептуализации, которые позже оказались плодотворными для этологических исследований. Никто из нас не знает, кто и что сказал первым, но весьма вероятно, что концептуальное разделение налогов, врожденные механизмы освобождения и фиксированные двигательные паттерны были вкладом Тинбергена.Он определенно был движущей силой в серии экспериментов, которые мы провели по реакции скатывания яиц серого гуся, когда он жил с нами в Альтенберге в течение нескольких месяцев летом 1937 года.

Те же особи гусей, на которых мы проводили эти эксперименты, впервые вызвали у меня интерес к процессу одомашнивания. Это были гибриды диких серых и домашних гусей F 1 , которые показали удивительные отклонения от нормального социального и сексуального поведения диких птиц.Я понял, что непреодолимое усиление влечения к кормлению, а также к совокуплению и ослабление более дифференцированных социальных инстинктов характерно для очень многих домашних животных. Меня, как и до сих пор, напугала мысль о том, что аналогичные генетические процессы деградации могут работать с цивилизованным человечеством. Под влиянием этого страха я сделал очень опрометчивый поступок вскоре после того, как немцы вторглись в Австрию: я написал об опасности приручения и, чтобы меня поняли, сформулировал свое письмо в худшей из нацистской терминологии.Я не хочу преувеличивать это действие. Я действительно верил, что новые правители могут принести пользу. Прецедент ограниченного католического режима в Австрии побудил людей лучше и умнее меня питать эту наивную надежду. Практически все мои друзья и учителя поступали так, включая моего собственного отца, который, безусловно, был добрым и гуманным человеком. Никто из нас даже не подозревал, что слово «отбор», когда оно использовалось этими правителями, означало убийство. Я сожалею об этих произведениях не столько из-за неоспоримой дискредитации, которую они отражают в моей личности, сколько из-за того, что они помешали будущему осознанию опасности одомашнивания.

В 1939 году я был назначен на кафедру психологии в Кёнингсберге, и это назначение произошло по маловероятному совпадению, когда Эрих фон Хольст играл на альте в квартете, который собрался в Геттингене и в котором Эдуард Баумгартен играл на первой скрипке. Баумгартен был профессором философии в Мэдисоне, штат Висконсин. Будучи учеником Джона Дьюи и, следовательно, представителем прагматической философской школы, Баумгартен сомневался в том, что ему только что предложили кафедру философии в Кёнингсберге — кафедру Иммануила Канта. Так как он знал, что кафедра психологии также свободна в Кёнингсберге, он небрежно спросил Эриха фон Хольста, знает ли он биологически ориентированного психолога, который в то же время интересовался теорией познания. Холст знал, что я представляю именно эту довольно редкую комбинацию интересов, и предложил меня Баумгартену, который вместе с биологом Отто Келером и ботаником Куртом Мотесом — ныне президент Academia Leopoldina в Галле — убедил философский факультет в Кёнингсберге поставить меня зоолог на психологической кафедре.Я сомневаюсь, что, возможно, преподаватели позже пожалели об этом выборе, я лично, во всяком случае, извлек огромную пользу из дискуссий на собраниях Kant-Gesellschaft, которые регулярно продолжались до поздней ночи. Моими самыми яркими и поучительными противниками в моей борьбе с идеализмом были физиолог Х. Х. Вебер, ныне работающий в Max-Planck-Gesellschaft, и покойная первая жена Отто Келера Аннемари. Именно им я действительно обязан своим пониманием кантовской философии — насколько это возможно.Результатом этих дискуссий стала моя статья о теории Априори Канта с точки зрения дарвиновской биологии. Сам Макс Планк написал мне письмо, в котором заявил, что полностью разделяет мои взгляды на отношения между феноменальным и реальным миром. При чтении этого письма у меня возникло такое же чувство, как и при присуждении мне Нобелевской премии. Спустя годы эта статья появилась в Системном ежегоднике, переведенном на английский язык моим другом Дональдом Кэмпбеллом.

Осенью 1941 года меня призвали в немецкую армию медиком. Мне посчастливилось найти прием в отделении неврологии и психиатрии больницы в Познани. Хотя я никогда не занимался медициной, я знал достаточно об анатомии нервной системы и психиатрии, чтобы заполнить свой пост. Мне снова посчастливилось встретиться с хорошим учителем, доктором Гербертом Вайгелем, одним из немногих психиатров того времени, серьезно относившихся к психоанализу. У меня была возможность из первых рук узнать о неврозах, особенно истерии, и психозах, особенно шизофрении.

Весной 1942 года меня отправили на фронт под Витебск, а через два месяца я попал в плен к русским. Сначала я работал в больнице в Чалтурине, где мне было поручено отделение на 600 коек, занимавшееся почти исключительно случаями так называемого полевого полиневрита, формы общего воспаления нервных тканей, вызванного комбинированным воздействием стресса. перенапряжение, простуда и недостаток витаминов. Удивительно, но российские врачи не знали этого синдрома и верили в последствия дифтерии — болезни, которая также вызывает сбой всех рефлексов.Когда эта больница была разобрана, я стал лагерным врачом сначала в Оричи, а затем в нескольких последующих лагерях в Армении. Я стал довольно свободно говорить по-русски и подружился с некоторыми русскими, в основном с врачами. У меня была возможность наблюдать поразительные параллели между психологическими эффектами нацизма и марксистского образования. Именно тогда я начал понимать природу идеологической обработки как таковой.

Как врач в небольших лагерях в Армении у меня было немного свободного времени, и я начал писать книгу по эпистемологии, поскольку это был единственный предмет, для которого мне не требовалась библиотека.Рукопись была написана в основном раствором перманганата калия на цементной мешковине, разрезанной на части и отутюженной. Советские власти поощряли мое письмо, но, когда оно было почти закончено, перевели меня в лагерь в подмосковном Красногорске с предписанием напечатать рукопись и отправить копию цензору. Они пообещали, что мне разрешат забрать копию домой после репатриации. Приближалась предполагаемая дата репатриации австрийцев, и у меня были основания опасаться, что меня задержат из-за моей книги.Однако однажды начальник лагеря вызвал меня к себе в кабинет и, честное слово, спросил, действительно ли моя рукопись не содержит ничего, кроме неполитической науки. Когда я заверил его, что это действительно так, он пожал мне руку и тут же выписал «пропуск», приказ, в котором говорилось, что мне разрешено забрать мою рукопись и моего ручного скворца домой. Из уст в уста он сказал офицеру конвоя сказать следующему, чтобы он сказал следующему и так далее, чтобы меня не обыскивали.Итак, я прибыл в Альтенберг с целыми рукописью и птицей. Я не думаю, что когда-либо видел подобный пример, когда мужчина доверяет слову другого человека. С некоторыми дополнениями и изменениями книга, написанная в России, вышла под названием «Die Rückseite des Spiegels». Это название было предложено другим военнопленным из Эривани по имени Циммер.

Вернувшись домой в Австрию в феврале 1948 года, я остался без работы, и не было никаких обещаний, что кресло освободится.Однако со всех сторон сплотились друзья. Отто Шторх, профессор зоологии, сделал все, что в его силах, и сделал это для моей жены еще до того, как я вернулся. Отто Кениг и его «Биологическая станция Вильгельминенберг» приняли меня как давно потерянного брата, а Вильгельм Маринелли, второй зоолог, дал мне возможность читать лекции в его «Institut für Wissenschaft und Kunst». Австрийская академия наук профинансировала небольшую исследовательскую станцию ​​в Альтенберге на деньги, пожертвованные для этой цели английским поэтом и писателем Дж.Б. Пристли. У нас были деньги на содержание наших животных, не было зарплаты, но было много энтузиазма и достаточно, чтобы поесть, поскольку моя жена оставила свою медицинскую практику и управляла своей фермой недалеко от Талльна. Некоторые замечательные молодые люди были готовы объединить усилия с нами в этих условиях. Первым был Вольфганг Шлейдт, ныне профессор Garden University 1 недалеко от Вашингтона. Свой первый усилитель для сверхзвуковых звуков грызунов он построил из радиоприемников, найденных на свалках, и свой первый террариум из старой грядки того же происхождения.Я помню, как он возил его домой на тачке. Затем пришли Ильзе и Хайнц Прехтль, ныне профессор в Гронингене, затем Иренеус и Элеонора Эйбл-Эйбесфельдт, обе женщины-доктора зоологии и сами по себе хорошие ученые.

Очень скоро международные контакты этологов начали восстанавливаться. Осенью 1948 года нас посетил профессор У. Х. Торп из Кембриджа, который продемонстрировал истинный импринтинг у паразитических ос и проявил интерес к нашей работе. Он предсказал, как и Тинберген в то время, что мне не удастся записаться на прием в Австрии.Он по секрету спросил меня, подумаю ли я о том, чтобы взять лекции в Англию. Я сказал, что предпочитаю пока остаться в Австрии. Вскоре после этого я передумал: Карл фон Фриш, который оставил свою кафедру в Граце, Австрия, чтобы вернуться в Мюнхен, предложил меня в качестве своего преемника, и факультет Граца единогласно согласился. Когда австрийское министерство образования, которое в то время снова было строго католическим, категорически отклонило предложение Фриша и преподавателей, я написал два письма Тинбергену и Торпу, что теперь я готов уйти из дома.В течение удивительно короткого времени Бристольский университет спросил меня, рассмотрю ли я возможность проведения там лекций с дополнительной задачей проведения этологических исследований коллекции водоплавающих птиц Фонда диких птиц Северн в Слимбридже. Так что мой друг Питер Скотт тоже, должно быть, приложил к этому руку. Я ответил утвердительно, но, прежде чем что-либо было решено, вмешалось Max-Planck-Gesellschaft, предложив мне исследовательскую станцию, примыкающую к отделу Эриха фон Хольста. Это было трудное решение; наконец, я был убежден, что с Максом Планком я могу взять с собой Шлейдта, Прехтля и Эйбля.Вскоре после этого моя исследовательская станция в Бульдерне в Вестфалии была официально присоединена к отделу Эриха фон Хольста в недавно основанном «Институте Макса Планка для Верхальтенсфизиологии». Эрих фон Хольст созвал международную встречу этологов в 1949 году. На втором из этих симпозиумов мы с Эрихом фон Хольстом отпраздновали осуществление нашей мечты в Бульдерне осенью 1950 года.

Возвращаясь к своей исследовательской работе, я сначала ограничился чистым наблюдением за водоплавающими птицами и рыбами, чтобы снова соприкоснуться с реальной природой, от которой я так долго был отделен. Постепенно я начал концентрироваться на проблемах агрессивности, ее функции выживания и механизмах противодействия ее опасным последствиям. Боевое поведение рыб и поведение привязанности у диких гусей вскоре стали главными объектами моих исследований. Снова посмотрев на эти вещи свежим взглядом, я понял, насколько необходимы более подробные знания, точно так же, как мой великий со-лауреат Карл фон Фриш обнаружил новые и интересные явления у своих пчел, зная их в течение нескольких десятилетий, так что я почувствовал , наблюдение за моими животными должно выявить новые и интересные факты.Я нашел хороших сотрудников, и мы все еще заняты одним и тем же нескончаемым поиском.

Крупный прорыв в этологической теории был вызван в 1953 году резкой критикой Даниэля Д. Лерманна, который поставил под сомнение обоснованность этологической концепции врожденного. По словам Тинбергена, сообщество этологов гудело, как потревоженный пчелиный улей. На дискуссии, организованной профессором Грассе в Париже, я сказал, что Лерманн, пытаясь избежать предположения о врожденном знании, непреднамеренно постулировал существование «врожденного школьного знания».Это означало доведение до абсурда и показывает мою собственную ошибку: мне потребовались годы, чтобы осознать, что эта ошибка была идентична той, которую совершил Лерманн, и заключалась в понимании «врожденного» и «научного» как дизъюнктивных противоречащих друг другу. концепции. Я пришел к выводу, что, конечно, проблема того, почему обучение вызывает адаптивное поведение, лежит исключительно в «врожденном школьном обучении», другими словами, в филогенетически запрограммированном механизме обучения. Лерманн осознал то же самое, и благодаря этому осознанию мы стали друзьями.В 1961 году я опубликовал статью «Phylogenetische Anpassung und Adaptive Modifikation des Verhaltens», которую позже расширил в книгу под названием «Эволюция и модификация поведения» (Harvard University Press, 1961).

До конца жизни меня не интересовало человеческое поведение и меньше — человеческая культура. Вероятно, мое медицинское образование пробудило мое осознание опасностей, угрожающих цивилизованному человечеству. Для ученого — разумная стратегия — не говорить о том, чего не знаешь с уверенностью.Однако медик обязан предупреждать всякий раз, когда видит опасность, даже если он только подозревает о ее существовании. На удивление поздно я столкнулся с опасностью разрушения человеком его естественной среды и разрушительного порочного круга коммерческой конкуренции и экономического роста. Рассмотрение культуры как живой системы и рассмотрение ее нарушений в свете болезней привело меня к мнению, что главная угроза дальнейшему существованию человечества заключается в том, что вполне можно назвать массовым неврозом.Можно также сказать, что основные проблемы, с которыми сталкивается человечество, — это проблемы морального и этического характера.

Сегодня Я только что уволился с должности директора Института Макса Планка в Верхальтенсфизиологии в Зеевизене, Германия, и сейчас создаю отдел социологии животных, относящийся к Institut für Vergleichende Verhaltensforschung Австрийской академии наук.


1. По словам профессора Вольфганга Шлейдта, 22 июля 1998 г. университет Гарден отсутствует.Он был профессором Мэрилендского университета в кампусе Колледж-Парк с 1965 по 1985 год.

Из Les Prix Nobel en 1973 , редактор Вильгельм Одельберг, [Нобелевский фонд], Стокгольм, 1974

Эта автобиография / биография была написана на момент вручения награды и позже опубликованной в книжной серии Les Нобелевская премия / Нобелевские лекции / Нобелевские премии . Информация иногда обновляется при отправке дополнения. Лауреата.

Конрад Лоренц умер 27 февраля 1989 года.

Авторское право © Нобелевский фонд 1973 г.

Для цитирования этого раздела
MLA style: Конрад Лоренц — Биографический. NobelPrize.org. Nobel Media AB 2021. Пт. 2 апреля 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей к началу страницы

Конрад Лоренц — Биография, факты и изображения

Жил с 1903 по 1989 год.

«Каждый человек получает все более узкую область знаний, в которой он должен быть экспертом, чтобы конкурировать с другими людьми. Специалист знает все больше и больше о все меньшем и меньшем и, наконец, знает все ни о чем ».

«Истину в науке можно определить как рабочую гипотезу, которая лучше всего подходит, чтобы открыть путь к следующей, лучшей».

Приведенные выше цитаты отражают интеллектуальное мышление великого австрийского зоолога, психолога животных и орнитолога Конрада Захариаса Лоренца.

Его исключительная работа о поведении животных принесла ему Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1973 года, которую он разделил с Николаасом Тинбергеном и Карлом фон Фришем.

Лоренц исследовал животных в их естественной среде обитания и пришел к выводу, что инстинкт играет ключевую роль в поведении животных. Это наблюдение бросило вызов поведенческой психологии животных, которая определяла любое поведение как приобретенное. Он является автором нескольких книг, в том числе «Кольцо царя Соломона» и «Об агрессии».

Объявления

Ранняя жизнь и образование:

Конрад Захариас Лоренц родился 7 ноября 1903 года и вырос в Вене, а также в семейном летнем имении в Альтенберге, деревне на реке Дунай.Он был младшим сыном Адольфа Лоренца, успешного и богатого хирурга-ортопеда, и Эммы Лехер Лоренц, врача, помогавшего ее мужу. С ранних лет Конрад увлекался содержанием и наблюдением за животными.

Лоренц окончил одну из лучших средних школ Вены. Его подруга детства Маргарет Гебхардт тоже интересовалась животными, и они держали утят вместе. В 1930 году он женился на Маргарет, и у них родились две дочери и сын.

Лоренц окончил Венский университет со степенью доктора медицины (MD) в 1928 году и до 1935 года был назначен доцентом Института анатомии.Он также начал изучать зоологию, в которой получил степень доктора философии. степень в 1933 году в том же университете.

Карьера и достижения:

С 1935 по 1938 год он изучал гусей и галок (многие из его значительных научных работ основаны на этой работе). Из своих наблюдений Лоренц установил концепцию импринтинга, процесса, с помощью которого животное следует за объектом, обычно его биологической матерью. Он обнаружил, что в течение короткого времени после вылупления птенцы генетически склонны определять звук и внешний вид своей матери и тем самым создавать с ней постоянную связь.

Лоренц также выдвинул теорию врожденного механизма высвобождения. Он утверждал, что врожденный паттерн поведения животного («врожденный механизм высвобождения») будет оставаться бездействующим до тех пор, пока его не вызовет стимулирующее событие («спусковой механизм»).

В 1940 году он был назначен профессором психологии Кенигсбергского университета. Вторая мировая война (1939-1945) вскоре прервала его академическую карьеру. Он служил врачом в немецкой армии до своего пленения русскими в 1944 году. Через четыре года после освобождения он вернулся в Альтенберг (дом своей семьи) и написал популярный отчет о своей работе, переведенный как «Кольцо царя Соломона» ( 1949), за которым последовал «Человек встречает собаку» (1950).

Общество Макса Планка основало Институт Лоренца по поведенческой физиологии в Бульдерне, Германия, в 1950 году. В 1958 году Лоренц перешел в Институт поведенческой физиологии Макса Планка в Зеевизене.

В 1969 году он стал первым человеком, получившим премию Prix mondial Cino Del Duca. В 1973 году он стал лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине «за открытия в индивидуальных и социальных моделях поведения» вместе с Николаасом Тинбергеном и Карлом фон Фришем.

Лоренц покинул Институт Макса Планка в 1973 году, но продолжил свои исследования и письма в Альтенберге и Грюнау-им-Альмтале в Австрии.

Конрад Лоренц умер от почечной недостаточности 27 февраля 1989 года в Альтенберге, Германия.

Объявления

Лоренц, Конрад (1903–1989) | Encyclopedia.com

Австрийский зоолог Конрад Лоренц был одним из пионеров современной этологии, сравнительного исследования поведения животных. Также известный своими взглядами на агрессию, Лоренц был соучредителем Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1973 году.

Конрад Захариас Лоренц родился 7 ноября 1903 года в Вене, Австрия.По его собственным словам, он с раннего возраста увлекался содержанием и наблюдением за животными. Он учился в Колумбийском университете в Нью-Йорке в течение одного семестра в 1922 году, получил степень доктора медицины Венского университета в 1928 году и получил степень доктора философии. в зоологии того же университета в 1933 году. Его первое профессиональное назначение было на Анатомический институт в Вене; Позже он стал профессором психологии Кенигсбергского университета.

Заигрывание Лоренца с нацистской идеологией после немецкой аннексии Австрии в 1938 году запятнало его научную репутацию, особенно в Соединенных Штатах и ​​Великобритании.В статье 1940 года он смешал нацистский жаргон в обсуждении одной из своих любимых тем — разрушительного воздействия одомашнивания на животных и людей. Идеи Лоренца хорошо согласились с нацистскими теоретиками. Позже он отверг эту статью и признал, что она принесла ему неоспоримую дискредитацию.

Во время Второй мировой войны Лоренц служил армейским врачом на восточном фронте, где попал в плен советскими войсками. Лоренц написал свою первую книгу, будучи военнопленным в Армении с 1944 по 1948 год.Русская рукопись (опубликованная посмертно в 1996 г.) предвосхищает многие из его более поздних идей о поведении животных, эволюции, инстинктах и ​​сравнительной методологии.

В 1958 году Лоренц и Эрих фон Хольст основали Институт Макса Планка в Зеевизене, Германия, где Лоренц оставался директором до своего выхода на пенсию в 1973 году. Институт сравнительной этологии, расположенный в доме семьи Лоренца в Альтенберге, где он до своей смерти был директором отдела социологии животных.В 1973 году Лоренц, Нико Тинберген и Карл фон Фриш разделили Нобелевскую премию по физиологии и медицине за свою новаторскую работу в области этологии, научного исследования поведения животных. В дополнение к своим многочисленным научным работам и книгам, Лоренц достиг широкой аудитории двумя популярными книгами: Кольцо царя Соломона (1952 г.), воспоминанием об удовольствиях изучения животных и более противоречивой Об агрессии (1966). обсуждение происхождения агрессии животных и человека.

Лоренц был одним из первых, кто настаивал на биологических корнях поведения животных, утверждая, что поведение может быть описано с той же точностью и научной строгостью, что и анатомия. Хотя это, вероятно, было его главным вкладом в изучение поведения животных, он всегда признавал свой долг двум своим предшественникам, Оскару Хейнроту и Чарльзу О. Уитмену. Лоренц далее утверждал, что сравнительное изучение различных видов может выявить влияние эволюционной адаптации на поведение.Поведение у разных видов различается, потому что оно сформировано естественным отбором и показывает влияние эволюционной истории животного.

Поведение, утверждал Лоренц, можно описать с той же точностью и научной строгостью, что и анатомию. Далее он утверждал, что сравнительное исследование различных видов может выявить влияние эволюционной адаптации на поведение, которое варьируется у разных видов, потому что естественный отбор направляет его на выполнение различных функций в физической и социальной среде различных животных.

Влияние Лоренца на современные исследования в области обучения и памяти происходит из двух источников: его работы по импринтингу и его идей о взаимодействии между усвоенным и врожденным поведением. Отпечаток — это формирование прочной связи между молодыми птицами в раннем возрасте и их родителями. Результаты исследований импринтинга, разучивания песен птицами и других специализированных форм обучения подорвали строгие теории оперантного подкрепления бихевиоризма, школы мысли, которая когда-то доминировала в американской психологии. Основываясь на новаторской работе Лоренца, более поздние исследователи продолжили важную работу по природе импринтинга, его нейронной основе и влиянию импринтинга на выбор партнера в будущем.

Вторым источником влияния Лоренца на текущие исследования в области обучения и памяти были его дебаты с американским психологом Дэниелом С. Лерманом в 1960-х годах об относительной важности природы и воспитания в развитии поведения. Большая часть научных работ Лоренца представляет собой анализ инстинктивного поведения, которое он рассматривал как выражение генетически накопленной информации — отсюда способность животных к немедленным, адекватным, необученным реакциям на пищу, партнеров, потомство или хищников.Лоренц сравнивал такие генетически обусловленные реакции с усвоенным поведением и рассматривал поведение как последовательность усвоенных и врожденных компонентов. Лерман критиковал эту точку зрения за игнорирование важных выводов о развитии поведения. В своей теории инстинкта Лоренц объединил ряд очень разных идей о врожденном поведении, генетике и эволюции. Споры между Лоренцем и Лерманом привели к уточнению и пересмотру обеих позиций.

Современный взгляд на поведение животных сохраняет некоторые идеи Лоренца, особенно его утверждение о том, что функциональное поведение может происходить в отсутствие предшествующего соответствующего опыта.Однако неправильно рассматривать такое поведение как нечто более «генетическое», чем что-либо другое, что делают животные, или предполагать, что такое поведение негибко с точки зрения развития. И гены, и окружающая среда могут объяснять различия в поведении, и эти два влияния взаимодействуют в своем влиянии на поведение. Меньше разногласий окружает другой теоретический вклад Лоренца: его настойчивое утверждение, что обучение — это не просто вопрос открытой поведенческой пластичности, а скорее состоит из выработанных правил для получения информации и изменения поведения.

Лоренц выполнял небольшую экспериментальную работу, предпочитая использовать свой огромный запас личных наблюдений за животными. Многие из его высказываний о человеческом поведении во многом основывались на мнении и интуиции. Тем не менее, его убедительные идеи и убедительное изложение своих идей придали новый импульс научному изучению поведения животных.

Конрад Лоренц умер 27 февраля 1989 года в Альтенберге, Австрия.

См. Также: ВЫПЕЧАТКА; РАБОЧЕЕ ПОВЕДЕНИЕ

Библиография

Лоренц, К.(1940). Durch Domestikation verursachte Störungen arteigenen Verhalten. Zeitschrift für angewandte Psychologie und Characterkunde 59, 1B81.

—— (1952). Кольцо царя Соломона. Лондон: Метуэн.

—— (1965). Эволюция и модификация поведения. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

—— (1966). Об агрессии. Лондон: Метуэн.

—— (1996). Естественные науки о человеческом виде. Введение в сравнительные поведенческие исследования. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Нисбетт А. (1976). Конрад Лоренц. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович.

Дэвид Ф. Шерри

Конрад Лоренц | Encyclopedia.com

1903-1989
Австрийский бихевиорист и один из первых лидеров в области этологии.

Конрад Лоренц сыграл ведущую роль в создании области этологии , сравнительного исследования поведения животных, и помог вернуть себе статус наблюдателя как признанного и уважаемого научного метода .Попутно его наблюдения, особенно за серыми гусями, привели к важным открытиям в поведении животных. Возможно, его наиболее важным определением было то, что поведение, как и физические черты , эволюционирует в результате естественного отбора. В одной из своих многочисленных книг, On Aggression, он писал: «Историкам придется признать тот факт, что естественный отбор определял эволюцию культур точно так же, как и эволюцию видов». В 1973 году он и два других этолога совместно получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине за свои исследования поведения. Лоренц родился 7 ноября 1903 года в Вене, Австрия. Он был младшим из двух сыновей Адольфа Лоренца, его жены и помощницы Эммы Лехер. Его отец был хирургом-ортопедом, чья новая операция на тазобедренном суставе принесла ему известность по обе стороны Атлантического океана. Юный Конрад Лоренц получил образование в Вене в частной начальной школе и в Schottengymnasium, одной из лучших средних школ города. Но его любовь к животным началась не в школе, прежде всего в семейном летнем доме в Альтенберге, Австрия.Родители Лоренца потакали его интересам, позволив ему завести много домашних животных в юности. Его интересы стали более обоснованными в науке, когда он прочитал об эволюционной теории Чарльза Дарвина в возрасте 10 лет.

Хотя Лоренц проявлял явный интерес к животным, его отец настоял на том, чтобы он изучал медицину. В 1922 году Лоренц начал доврачебную подготовку в Колумбийском университете в Нью-Йорке, но рано вернулся в Австрию, чтобы продолжить обучение по программе в Венском университете. Несмотря на свои медицинские исследования, Лоренц находил время для неформального изучения животных.Он также вел подробный дневник деятельности своей любимой птицы Джока, галки. В 1927 году его карьера специалиста по поведению животных началась, когда орнитологический журнал напечатал его дневник галки. В течение следующего года он получил степень доктора медицины в Венском университете и стал ассистентом профессора в анатомическом институте. Лоренц вспомнил об этом периоде в своей книге « Основы этологии: » 1982 года «Во время учебы в университете у венского анатома Фердинанда Хохштеттера и после того, как я полностью ознакомился с методологией и процедурой филогенетического (эволюционного) сравнения, он стал Сразу становится ясно, что методы, применяемые в сравнительной морфологии, в равной степени применимы к поведению многих видов рыб и птиц, которые я так хорошо знал, благодаря тому, что я рано полюбил животных.«Его интересы привели его к изучению зоологии в Венском университете, и в 1933 году Лоренц получил докторскую степень в этой области.

Проводит« гусиные лета »в Альтенберге

Затем Лоренц на несколько лет обратился к исследованиям поведения животных. Именно в это время, с 1935 по 1938 год, Лоренц разработал теории, которыми он наиболее известен. Он провел то, что он называл «гусиным летом» в доме Альтенбергов, концентрируясь на поведении серых гусей и подтверждая многие гипотезы о том, что он сформировался, наблюдая за своими домашними птицами.В своей более поздней книге « Год серого гуся», Лоренц объясняет, что он изучал серых гусей «по многим причинам, но самая важная из них заключается в том, что серые гуси ведут семейное существование, которое во многих важных аспектах аналогично семейной жизни человека». Работая с гусями, Лоренц разработал концепцию , запечатлевшую . Отпечаток происходит у многих видов, особенно у гусей и уток, когда — в течение короткого, генетически установленного периода времени — животное принимает приемную мать вместо своей биологической матери,

, даже если эта приемная мать принадлежит к другому виду. .Лоренц вырастил гусят, которые, лишившись своих родителей и столкнувшись вместо этого с Лоренцем, приняли его и присоединились к нему, как обычно к своей матери. Лоренца часто фотографировали в Альтенберге, идущим по тропинке или плывущим по воде, а за ним гуськом следовала вереница гусят. Точно так же он обнаружил, что утки кряквы оставляют на нем отпечаток, но только когда он крякает и представляет сокращенную версию себя, присев на корточки. Хотя ему нравился близкий контакт с животными, возникали неловкие ситуации.Однажды, выгуливая своих утят, которые были спрятаны в высокой траве за его спиной, он на минуту перестал крякать и, сидя на корточках, поднял глаза и увидел группу туристов, насмешливо наблюдающих из-за забора.

Кроме того, он и Николаас Тинберген, будущий лауреат Нобелевской премии, разработали концепцию врожденного высвобождающего механизма. Лоренц обнаружил, что у животных есть паттерны инстинктивного поведения или паттерны фиксированного действия, которые остаются бездействующими до тех пор, пока конкретное событие не заставит животное проявить это поведение впервые. Паттерн фиксированного действия — это особая, упорядоченная последовательность действий, таких как позы борьбы и сдачи, используемые многими животными. Он подчеркнул, что эти модели фиксированного действия не изучаются, а генетически запрограммированы. Стимул называется «пусковым механизмом», а структура нервной системы , которая реагирует на стимул и побуждает к инстинктивному поведению, является врожденным механизмом высвобождения.

В «Основы этологии», Лоренц объяснил, что у животных есть «врожденная учительница», которая подкрепляет полезное поведение и контролирует вредное поведение с помощью аппарата обратной связи.«Всякий раз, когда модификация органа, а также модели поведения оказывается адаптивной к определенным обстоятельствам окружающей среды, это также неопровержимо доказывает, что информация об этом обстоятельстве должна была быть« введена »в организм». Эта информация может идти одним из двух путей: обучение или генетическое программирование.

Позже Лоренц разработал гидравлическую модель, чтобы объяснить мотивацию животного к выполнению паттернов фиксированного действия. В этой модели он объяснил, что энергия для определенного действия накапливается либо до появления стимула, либо до тех пор, пока не накопится столько энергии, что животное спонтанно проявляет паттерн фиксированного действия.Впервые он стал свидетелем спонтанного исполнения паттерна с фиксированным действием, когда еще мальчиком наблюдал, как его домашний скворец внезапно слетает со своей насестки к потолку комнаты и хлопает в воздухе так же, как и насекомое. затем вернитесь, чтобы побить «насекомое» по жердочке, и, наконец, проглотите.

Эти захватывающие годы для Лоренца не обошлись без споров. Он написал статью «Заболевания, вызванные приручением видоспецифического поведения», в которой, по мнению некоторых критиков, в выборе слов содержался сильный нацистский привкус.Хотя Лоренц неоднократно осуждал нацистскую идеологию, многие по-прежнему считали, что газета отражает пронацистскую позицию; ему пришлось выдержать множество критических замечаний.

Рассказывает о своей жизни с животными

Пока продолжались исследования, Лоренц согласился в 1937 году на должность лектора по сравнительной анатомии и психологии животных в Венском университете. В 1940 году он стал профессором психологии Кенигсбергского университета в Германии, но через год откликнулся на призыв служить в немецкой армии.В 1944 году Лоренц был схвачен русскими и отправлен в лагерь для военнопленных. Он был освобожден только в 1948 году. По возвращении Лоренц вернулся в Венский университет, прежде чем получить небольшую стипендию от Общества развития науки Макса Планка для возобновления учебы в Альтенберге. К 1952 году Лоренц опубликовал популярную книгу « Кольцо царя Соломона, », в которой описывалось поведение животных, представленное в понятной терминологии. В книгу включены многие из его часто юмористических переживаний, связанных с его изучением предметов.В книгу также входит собрание его иллюстраций. Как он пишет в своей книге: «Без сверхъестественной помощи наши собратья могут рассказать нам самые прекрасные истории, а это означает истинных историй, потому что правда о природе всегда намного прекраснее, чем то, что о ней воспевают наши великие поэты. и они единственные настоящие волшебники, которые существуют ».

Лоренц пишет, что написать Кольцо царя Соломона его побудил случай, когда его помощник и друг д-р.Альфред Зейтц и он работали над фильмом о серых гусях. Зейтц пытался позвать утят и случайно использовал язык гусей. Когда он осознал свою ошибку, Зейтц извинился перед утятами, прежде чем переключиться на их кряканье. Лоренц вспоминает в книге: «Именно в тот момент мне пришла в голову мысль о написании книги. Никто не оценил шутку, поскольку Альфред был слишком занят своей работой. Я хотел рассказать это кому-нибудь и поэтому мне пришло в голову рассказать об этом всем.»

В 1955 году при возросшей поддержке общества Макса Планка Лоренц, этолог Густав Крамер и физиолог Эрих фон Хольст основали, а затем совместно руководили Институтом поведенческой физиологии в Зеевизене, Бавария, недалеко от Мюнхена. В последующие годы в Зеевизене , Лоренц снова обратил внимание, на этот раз на проводимые им аналогии между поведением человека и животных, которые многие ученые считали неправильными, и его продолжающаяся работа над инстинктом . Последняя работа дала дополнительную поддержку этологам, которые считали, что врожденные модели поведения обнаруженные у животных, эволюционировали в результате естественного отбора, так же как эволюционировали анатомические и физиологические признаки.Это вызвало аргументы от многих психологов-животных, которые утверждали, что любое поведение является усвоенным.

После смерти содиректоров фон Холста и Крамера, Лоренц стал единственным директором института Зеевизена в 1961 году. В 1966 году Лоренц снова столкнулся с некоторыми противоречиями со своей книгой « Об агрессии». В книге Лоренц описывает агрессию как «боевой инстинкт у зверя и человека, направленный против представителей одного и того же вида». Он пишет, что этот инстинкт помогает выживанию как особи, так и вида, в последнем случае давая более сильным самцам лучшие возможности для спаривания и территории.Далее в книге утверждается, что животные — особенно животные, которые могут нанести друг другу серьезные повреждения острыми клыками или рогами — будут использовать звание, территорию или развитые инстинктивные модели поведения, чтобы избежать реального насилия и смертельных случаев. Лоренц говорит, что только люди целенаправленно убивают друг друга — факт, который он приписывает развитию искусственного оружия, опережающему человеческую эволюцию запретов на убийство. Критики говорят, что выводы книги поощряют принятие насилия в человеческом поведении. Об агрессии — это пример перехода Лоренца в 1960-е годы от поведения исключительно животных к социальному поведению человека.

Получает Нобелевскую премию за исследования поведения

В 1973 году Лоренц, Тинберген и Карл Фриш, изучавшие пчелиное общение, совместно получили Нобелевскую премию за свои исследования поведения. В том же году Лоренц ушел в отставку с должности директора института Зеевизена. Затем он вернулся в Альтенберг, где продолжил писать и начал руководить отделом социологии животных в Австрийской академии наук.Кроме того, Общество содействия науке им. Макса Планка создало для него исследовательскую станцию ​​в его родовом доме в Альтенберге. В 1978 году Лоренц дал более личный взгляд на свою работу в своей книге с картинками « Год серого гуся». Как он начинает свою книгу: «Это не научная книга. Было бы верно сказать, что она выросла из удовольствия, которое я получаю от моих наблюдений за живыми животными, но в этом нет ничего необычного, поскольку все мои академические работы также возникло из того же удовольствия.Единственный способ, которым ученый может делать новые, неожиданные открытия, — это наблюдение, свободное от каких-либо предвзятых представлений ».

В 1927 году, в том же году, когда был опубликован его дневник, посвященный началу карьеры, Лоренц женился на подруге детства Маргарете« Гретл »Гебхардт, гинекологе. У них было две дочери, Агнес и Дагмар, и сын Томас. Лоренцу было 85 лет, когда он умер 27 февраля 1989 года от почечной недостаточности в своем доме в Альтенбурге, Австрия.

См. Также Imprinting

Leslie Mertz

Дополнительная литература

Эванс, Ричард И., Конрад Лоренц: Человек и его идеи, Харкорт, 1975.

Нисбетт, Алек, Конрад Лоренц, Харкорт, 1976.

Нисбетт, Алек, лауреаты Нобелевской премии , Уилсон, 1987, стр. 645 –47.

Нисбетт, Алек, Time, (13 марта 1989 г.): B6.

Нисбетт, Алек, Вашингтон Пост, (1 марта 1989 г.).

Зоология — Энциклопедия Нового Света


Зоология — это научное исследование животных.Раздел биологии, зоология, включает изучение строения и физиологии животных от молекулярного уровня до всего организма, развитие и жизненный цикл отдельных животных, классификацию, поведение животных, исследования популяций и распространения, а также взаимодействия между животными и их обитателями. биотическая (живая) и абиотическая (неживая) среды.

Термин зоология чаще всего произносится с первым слогом как «z», рифмуясь со словом «row». Другое популярное, но менее распространенное произношение — это рифма первого слога к слову «зоопарк», как в слове «два».«Зоопарк» — сокращение от «зоологический сад». Термин происходит от греческого «ζώον» или zoon , означающего «животное» и «λόγος», или логотипов , что переводится как «слово» или «речь» с буквального значение «то, к чему относится».

Люди классифицируются как животные, как виды Homo sapiens ; однако люди уникальны и определяют себя не только в биологических или зоологических терминах, но также в психологических, моральных, духовных и социальных терминах. Таким образом, изучение человека выходит далеко за рамки зоологии.

Отрасли зоологии

Как наука, изучающая большую группу живых и некогда существовавших организмов, зоология, как и ботаника, изучение растений — очень разнообразная область. Изучение животных включает в себя множество дисциплин, в том числе следующие:

  1. Строение и физиология животных изучаются в таких областях, как анатомия, эмбриология, патология, нутриология животных и физиология;
  2. Общие генетические механизмы и механизмы развития животных (и растений) изучаются в молекулярной биологии, молекулярной генетике, клеточной биологии, биохимии и биологии развития;
  3. Экология и взаимодействия животных охватываются поведенческой экологией, физиологической экологией, экологией насекомых, биоразнообразием, сохранением, паразитологией, морской биологией и другими областями, включая экологию в целом;
  4. Эволюция и история животных рассматриваются в эволюционных исследованиях и палеонтологии;
  5. Распространение животных изучается в зоогеографии;
  6. Поведение животных рассматривается в этологии, поведении животных и репродуктивной биологии;
  7. Классификация, наименование и описание животных являются частью систематики и таксономии.

Кроме того, различные таксономически ориентированные дисциплины, такие как маммология (изучение млекопитающих), приматология (приматы), герпетология (рептилии и земноводные), орнитология (птицы), ихтиология (рыбы) и т. Д., Изучают аспекты специфические для этих групп.

Зоология — это настолько разнообразная дисциплина, что не существует профессионального сообщества, которое бы охватило все отрасли зоологии доминирующим образом. Скорее, можно найти общества в соответствии с различными таксонами, такими как птицы, млекопитающие, рыбы, змеи, дикие животные и т. Д.

Зоология служит общепринятой и полезной специальностью бакалавриата для многих студентов-медиков, поскольку она обеспечивает ценную основу для понимания физиологии, анатомии, генетики, эмбриологии и патологии человека.

Системы классификации

Основные статьи: Таксономия и животные

Как наука об описании, наименовании и классификации живых и вымерших организмов, таксономия является неотъемлемой частью дисциплины зоологии. Изучение животных требует, чтобы зоологи имели четкое представление о названии, описании и классификации своих субъектов.Для стандартизации таких вопросов был создан Международный кодекс зоологической номенклатуры (МКЗН). ICZN — это набор правил в зоологии, обеспечивающий максимальную универсальность и преемственность при классификации животных в соответствии с таксономической оценкой.

Животные являются одной из основных групп организмов и классифицируются как Kingdom Animalia или Metazoa. В этом царстве основное деление проходит на беспозвоночных и позвоночных. У беспозвоночных есть общая черта: позвоночник или позвоночник.Около 97 процентов всех видов животных — беспозвоночные. Позвоночные животные — это животные с позвоночником. Среди беспозвоночных существует более десятка типов, в том числе Porifera (губки), Cnidaria или Coelenterata (медузы, кораллы), Ctenophora (гребешки), Mollusca (моллюски, улитки, отопусы и т. Д.) И Arthropoda (членистоногие). Позвоночные, которые являются субтипом филума Chordata, включают таких знакомых животных, как рыбы, земноводные, рептилии, птицы и млекопитающие. Более подробное обсуждение см. В статье о животных.

Морфография включает систематическое исследование и табулирование фактов, связанных с распознаванием всех недавних и исчезнувших видов животных и их распределением в пространстве и времени. Музейщики старины и их современные представители, хранители и описатели зоологических коллекций; ранние исследователи и современные естествоиспытатели и писатели по зоогеографии; и собиратели окаменелостей и современные палеонтологи являются главными группами зоологов, подпадающих под эту категорию.Постепенно, со времен Джона Хантера и Жоржа Кювье, анатомические исследования ассоциировались с более поверхностной морфографией, и до сегодняшнего дня никто не считает изучение форм животных очень ценным, если оно не включает в себя внутреннюю структуру, гистологию и эмбриологию. .

Общая схема категоризации животных из Циклопедии , 1728.

История зоологии

Зоология в древности

На протяжении всей истории люди восхищались животным миром.С самого начала люди должны были иметь знания о животных, которые делали их способными к охоте, зная, какие животные были опасными, и к приручению животных.

В древней Индии тексты описывали некоторые аспекты жизни птиц, а в Египте описывались метаморфозы насекомых и лягушек. Египтяне и вавилоняне также знали анатомию и физиологию в различных формах. В древней Месопотамии животных иногда содержали в первых зоологических садах.

В греко-римском мире ученых больше интересовали рационалистические методы. Греческий ученый и философ Аристотель в 300-х годах г. до н. Э. , описал многих животных и их поведение и уделил значительное внимание их классификации. В Древнем Риме Плиний Старший известен своими познаниями в природе. Позже Клавдий Гален стал пионером медицины и анатомии.

В ранней Европе рассказы о странных животных из далеких земель или глубоких морей не были редкостью и были записаны в таких работах, как Physiologus, и трудах Альберта Великого «О животных», и других.Эти рассказы часто были апокрифами, а существа часто описывались как «легендарные». На смену этому периоду пришла эпоха коллекционеров и путешественников, когда многие из историй действительно подтвердились, когда живые или сохранившиеся образцы были привезены в Европу.

Возвышение естествоиспытателя

Со временем проверка путем сбора вещей вместо накопления анекдотов стала более распространенной, и ученые развили способность к тщательному наблюдению.Ранних коллекционеров диковинок природы можно считать основоположниками научной дисциплины зоологии, и по сей день естествоиспытатели, хранители музеев и систематики играют важную роль в прогрессе зоологии. Действительно, историческое значение этого аспекта зоологии ранее было настолько велико, что до начала двадцатого века название zoology полностью ассоциировалось с ним, исключая изучение анатомической структуры или анатомии и функции или физиология.

В отличие от ботаников, у которых были живые образцы, ранние зоологи имели музеи и были неспособны к анатомическим и физиологическим исследованиям. Позже это было улучшено с помощью метода консервации тел животных в спирте, когда потребность медицины в знании строения человеческого животного породила отдельное и специальное исследование анатомии и физиологии человека.

Ученые, изучавшие строение человеческого тела, смогли сравнить анатомические структуры человека с анатомическими структурами других животных.Сравнительная анатомия возникла как отрасль исследования помимо зоологии. Только во второй половине девятнадцатого века ограничение слова зоология познанием животных, которое прямо исключает рассмотрение их внутренней структуры, было отвергнуто учеными.

Средневековый период с пятого до начала шестнадцатого века часто называют темным веком биологии. Однако некоторые люди, которые занимались медицинскими вопросами, также проявляли интерес к животным.В арабском мире сохранилась наука о природе. Были переведены многие греческие сочинения и использованы знания Аристотеля. Из арабских биологов особого внимания заслуживает аль-Джахиз, умерший около 868 г. Он написал Китаб аль Хаяван ( Книга животных ). В 1200-х годах немецкий ученый по имени Альбертус Магнус написал De Vegetabilibus (семь книг) и De animalibus (26 книг). Он довольно подробно остановился на воспроизводстве животных.

В эпоху Возрождения, примерно с середины 1300-х годов г.С г. по начало 1600-х гг. С г. до н.э. в г. натуралисты описали и классифицировали множество животных, а такие художники, как Микеланджело и Леонардо да Винчи, сделали точные рисунки животных. Многие художники-художники интересовались телами животных и людей и подробно изучали физиологию. Были сделаны такие сравнения, как между ногой лошади и ногой человека. Среди книг о животных были книги Конрада Геснера, иллюстрированные, в частности, Альбрехтом Дюрером. Неточные знания по-прежнему были обычным явлением, и во многих случаях сохранились древние легенды греков.

Научная зоология продвинулась вперед в шестнадцатом веке с пробуждением нового духа наблюдения и исследования; однако долгое время он вел отдельный курс, независимо от прогресса медицинских исследований анатомии и физиологии. Активный поиск знаний посредством наблюдений и экспериментов нашел свое естественное место в университетах. Из-за связи медицины с этими центрами обучения было естественным, что изучение структуры и функций человеческого тела и ближайших к человеку животных должно было там пустить корни.Дух исследования, который теперь впервые стал всеобщим, проявился в анатомических школах итальянских университетов шестнадцатого века и распространился через пятьдесят лет на Оксфордский университет.

Развитие современной зоологии

В семнадцатом веке приверженцы новой философии исследования природы посредством наблюдения и эксперимента объединились в академии или общества для взаимной поддержки и диалога. Первая из сохранившихся европейских академий, Academia Naturae Curiosorum (1651), особенно ограничивалась описанием и иллюстрацией строения растений и животных.Одиннадцать лет спустя (1662 г.) Королевское общество Лондона было зарегистрировано королевской хартией, просуществовав без названия или фиксированной организации семнадцать лет назад (с 1645 г.).

Позже Людовиком XIV была основана Парижская академия наук. Эти великие академии семнадцатого века повлияли на прогресс зоологии, объединив кураторов музеев и врачей или анатомов. В то время как коллекционеры и систематики приобрели известность во второй половине восемнадцатого века, особенно у Линнея, новый тип ученых появился у таких людей, как Джон Хантер и другие анатомы, которые, не удовлетворенные поверхностными наблюдениями популярных зоологов, поставили перед собой задачу работать над анатомическим исследованием всего животного царства и классифицировать его членов с помощью такого исследования.

В середине и конце 1600-х годов новаторское использование микроскопа привело к пониманию физиологии, например, наблюдения за кровью Марчелло Мальфиги и за мельчайшими организмами Роберта Гука, который опубликовал Micrographia в 1665 году на основе своих наблюдений. с помощью сложного микроскопа. Гук описал отсеки пробковой ткани как «клетки». Антон ван Левенгук (1632–1723), который сам сделал более 400 микроскопов, был первым, кто увидел одноклеточные микробы.

Систематизация и классификация преобладали в биологии на протяжении большей части семнадцатого и восемнадцатого веков.

Шведский ботаник Карол Линней (1707–1778) разработал классификацию животных на основе общих характеристик. Его новая система в значительной степени стандартизировала правила группировки и наименования животных и растений.

В это время давняя идея о том, что живые организмы могут возникать из неживой материи (спонтанное зарождение), начала рушиться, особенно благодаря работам Луи Пастера (1822–1895).

Только в девятнадцатом веке микроскоп, ранее применявшийся Левенгуком, Мальпиги, Гуком и Сваммердамом для изучения строения животных, был значительно усовершенствован как инструмент. Совершенствование микроскопа привело к большему пониманию доктрины клеточной структуры и установлению того факта, что (1) все организмы представляют собой отдельные тельца («клетки») живого материала (микроскопические «анималькулы» и т. Д.), или состоят из огромного количества таких единиц; и (2) все организмы начинают свое индивидуальное существование как единая единица или корпускула живого вещества, которое размножается за счет двойного деления, причем продукты растут в размерах и размножаются аналогичным образом за счет двойного деления.

В конце девятнадцатого века область генетики получила развитие, когда австрийский монах Грегор Мендель сформулировал свои законы наследования, опубликованные в 1866 году. Однако значение его работы было признано только спустя несколько десятилетий.

В это время на зоологию влияли и другие науки. Астрономические теории развития Солнечной системы от газообразного состояния до ее нынешней формы, выдвинутые Кантом и Лапласом, поразили умы концепцией общего движения спонтанного прогресса или развития во всей природе.Возникла геологическая наука, и была открыта вся панорама последовательных этапов истории Земли, каждый со своей особой популяцией неизвестных животных и растений, в отличие от нынешних и более простых по мере того, как они уходят в прошлое. Жоржа Кювье, Луи Агассиса и других. Чарльз Лайель объяснил историю земной коры как результат процесса медленного развития, а не из-за каких-либо катаклизмов или таинственных сил, отличных от тех, которые действуют в наши дни.Таким образом, Лайель продолжил повествование о упорядоченном развитии с того момента, на котором его оставили Кант и Лаплас, — объясняя, ссылаясь на установленные законы физики и химии, конфигурацию Земли, ее гор и морей, ее вулканических и ее вулканических пород. стратифицированные породы, точно так же, как астрономы объяснили с помощью тех же законов эволюцию Солнца и планет из диффузного газообразного вещества высокой температуры. Предложение о том, что живые существа также должны быть включены в это великое развитие, стало более очевидным.

Зоология и Дарвин

В 1859 году Чарльз Дарвин в своей публикации Происхождение видов, поставил теорию органической эволюции на новую основу, собрав доказательства эволюции путем происхождения с модификацией и представив процесс, с помощью которого она эволюционировала. могла произойти теория естественного отбора. Теории Дарвина произвели революцию в зоологии и ботанике.

Работы Дарвина пересекались с разведением животных и растений, их врожденными вариациями, а также передачей и сохранением этих вариаций.За пределами научного мира в отношении этого предмета возникла огромная масса наблюдений и экспериментов. С давних времен пастух, фермер, садовод и цветовод для практических целей знакомились с рядом биологических законов и успешно применяли их, не вызывая большего, чем случайные уведомления со стороны академических студентов, изучающих биологию. Дарвин использовал эти наблюдения и сформулировал их результаты в значительной степени как законы изменчивости и наследственности.Поскольку заводчик выбирает врожденную вариацию, которая соответствует его требованиям, и путем разведения животных (или растений), демонстрирующих эту вариацию, получает новую породу, характеризующуюся этой вариацией, Дарвин предположил, что в природе существует выбор среди врожденных вариаций каждой из них. поколение вида.

Естественный отбор зависит от того факта, что рождается больше молодых, чем выживет для воспроизводства, что ведет к борьбе за существование и выживанию наиболее приспособленных. При этом отбор либо точно поддерживает форму вида от поколения к поколению, либо приводит к его модификации в соответствии с изменениями в окружающих обстоятельствах, которые имеют отношение к его пригодности к успеху в борьбе за жизнь. Согласно теории естественного отбора, структуры присутствуют либо потому, что они выбраны как полезные, либо потому, что они унаследованы от предков, которым они были полезны, но больше не пригодны для существующих представителей этих предков.

Теория Дарвина дала новую основу для изучения органической структуры и направила классификации систематиков на построение генеалогического древа или родословной растений и животных. Теория Дарвина также опровергала концепцию жизни как сущности, находящейся за пределами обычных свойств материи, что привело к движению к материалистической точке зрения, согласно которой чудесные и исключительные качества живой материи являются не чем иным, как исключительно сложным развитием этих химических веществ. и физические свойства под руководством непрогрессивной, бесцельной эволюции.

Двадцатый век

Эксперименты Грегора Менделя по гибридизации определенных культурных сортов растений были представлены в 1865 году и опубликованы в 1866 году, но привлекли внимание лишь спустя тридцать пять лет, в начале двадцатого века, через шестнадцать лет после его смерти. Целью Менделя было лучше понять принципы наследственности. Мендель провел свои основные опыты с культурными сортами самоопыляющегося съедобного гороха. Когда важность работ Менделя была осознана, это привело к слиянию дарвиновских теорий с пониманием наследственности, что привело к «современному эволюционному синтезу» или неодарвинизму.Современный синтез был неотъемлемой частью развития большей части зоологии двадцатого века.

Среди захватывающих достижений двадцатого века в генетике и молекулярной биологии было признание ДНК как средства передачи наследственных признаков. К 1953 году Джеймс Уотсон и Фрэнсис Крик прояснили основную структуру ДНК, генетический материал для выражения жизни во всех ее формах.

После успешного открытия структуры ДНК Крик обратился к проблеме сознания; Между тем на первый план вышли исследования биологии развития. Совсем недавно были попытки клонирования как растений, так и животных, с некоторым успехом, но с сопутствующими этическими вопросами.

В двадцатом веке также появились новые науки — экология и поведение животных.

Истоки экологии животных можно проследить до начала двадцатого века, благодаря работам Р. Гессе из Германии и Чарльза Элтона из Англии (Smith 1996). В Соединенных Штатах Чарльз Адамс и Виктор Шелфорд были первопроходцами в области экологии животных: Адамс опубликовал первый учебник по экологии животных, а Шелфорд сделал упор на взаимодействие растений и животных.

Хотя формальное изучение поведения животных началось в девятнадцатом веке с Джорджа Дж. Романеса, в двадцатом веке оно стало заметным, развиваясь по четырем основным направлениям: бихевиоризм, изучение механизмов поведения; этология, изучение функции и эволюции поведения; поведенческая экология, исследование того, как животные взаимодействуют со своей биотической и абиотической средой, с акцентом на влияние естественного отбора; и социобиология, — спорная дисциплина, впервые созданная Эдвардом Осборном Уилсоном, которая применила принципы эволюционной биологии к социальному поведению животных и, в конечном итоге, к людям (Smith 1996).

Таксономия также претерпела значительные изменения в двадцатом веке, с преобладанием новых школ мысли по классификации организмов, включая кладистику и фенетику. В 1947 г. было сформировано Общество систематической зоологии, а в 1952 г. оно опубликовало журнал « Систематическая зоология » (Халл, 1988). Г.Г. Симпсон опубликовал Принципов систематической зоологии в 1961 году, а Эрнст Майр опубликовал Принципов систематической зоологии в 1969 году.

Известные зоологи

Список литературы

  • Халл, Д.Л. 1990. Наука как процесс: эволюционный счет социального и концептуального развития науки. Чикаго: Издательство Чикагского университета. Издание в мягкой обложке. ISBN 0226360512
  • Смит, Р. Л. 1996. Экология и полевая биология Аддисон Уэсли Паблишинг Компани (1996) в мягкой обложке. ASIN: B000OF9RZ0

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света , так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Ethology — New World Encyclopedia

Поведение серого гуся при перекатывании яиц является широко цитируемым примером модели фиксированного действия , одной из ключевых концепций, используемых этологами для объяснения поведения животных.

Этология — это раздел зоологии, изучающий поведение животных. Этологи применяют сравнительный подход, изучая поведение, варьирующееся от родства, сотрудничества и родительского вклада до конфликтов, полового отбора и агрессии среди множества видов.Сегодня этология как дисциплинарный ярлык в значительной степени заменен поведенческой экологией и эволюционной психологией. В этих быстрорастущих областях больше внимания уделяется социальным отношениям, а не отдельным животным; однако они сохраняют традицию полевых исследований этологии и ее основу в эволюционной теории.

Изучение поведения животных затрагивает тот факт, что люди получают радость от природы и также обычно видят себя в особой роли хранителей творения. Поведение — это один из аспектов огромного разнообразия природы, который увеличивает удовольствие человека. Людей очаровывает поведение животных, будь то коммуникационный «танец» пчел, поведение больших кошек на охоте или альтруистическое поведение дельфинов. Кроме того, люди обычно считают себя ответственными за любовь к природе и заботу о ней.

Изучение поведения животных также помогает людям лучше понять самих себя. С эволюционной точки зрения, организмы различных линий связаны между собой процессом происхождения с модификацией.С религиозной точки зрения человек также является «микрокосмом природы» (Бернс, 2006 г.). Таким образом, понимание животных помогает лучше понять самих себя.

Этологи проводят экспериментальные исследования, основанные на гипотезах, часто в полевых условиях. Такое сочетание лабораторной работы с полевыми исследованиями отражает важную концептуальную основу дисциплины: поведение предполагается адаптивным ; Другими словами, то, что делает его более приспособленным к окружающей среде и, следовательно, увеличивает его шансы на выживание и репродуктивный успех.

Этология возникла как отдельная дисциплина в 1920-х годах благодаря усилиям Конрада Лоренца, Карла фон Фриша и Нико Тинбергена, которые были совместно удостоены Нобелевской премии 1973 года по физиологии и медицине за их вклад в изучение поведения. На них, в свою очередь, повлияли фундаментальные работы орнитологов Оскара Хейнрота и Джулиана Хаксли и американского мирмеколога (исследования муравьев) Уильяма Мортона Уиллера, который популяризировал термин этология в основополагающей статье 1902 года.

Важные концепции

Одна из ключевых идей классической этологии — концепция фиксированных паттернов действий (ФАП). FAP — это стереотипное поведение, которое проявляется в предсказуемой, негибкой последовательности в ответ на идентифицируемый стимул из окружающей среды.

Цыплята водорослей клюют красное пятно на клюве своей матери, чтобы стимулировать срыгивающий рефлекс, еще один пример фиксированного поведения.

Например, при виде смещенного яйца возле гнезда серый гусь (Anser anser) перекатывает яйцо обратно к другим клювом.Если яйцо удалено, животное продолжает катиться, запрокидывая голову, как будто воображаемое яйцо все еще движется нижней стороной клюва. Он также будет пытаться переместить другие объекты в форме яйца, такие как мяч для гольфа, дверную ручку или даже яйцо, слишком большое для того, чтобы его снес сам гусь (Tinbergen 1991).

Еще одна важная концепция — это сыновний импринтинг, форма обучения, которая происходит у молодых животных, обычно в критический, формирующий период их жизни.Во время импринтинга молодое животное учится направлять некоторые из своих социальных реакций на родителя или брата или сестру.

Несмотря на свой ценный вклад в изучение поведения животных, классическая этология также породила проблемные общие теории, которые рассматривали даже сложное поведение как генетически запрограммированное (то есть врожденное или инстинктивное ). С тех пор модели поведения были пересмотрены, чтобы учесть более гибкие процессы принятия решений (Barnard 2003).

Методология

Четыре вопроса Тинбергена этологам

Практика этологических исследований уходит корнями в эксперименты, основанные на гипотезах.Сотрудник Лоренца, Нико Тинберген, утверждал, что этологи должны учитывать следующие категории при попытке сформулировать гипотезу, объясняющую любой случай поведения:

  • Функция: Как поведение влияет на шансы животного на выживание и воспроизводство?
  • Механизм: Какие раздражители вызывают реакцию? Как был изменен ответ в результате недавнего изучения?
  • Развитие: Как меняется поведение с возрастом? Какой ранний опыт необходим для демонстрации поведения?
  • История эволюции: Как поведение сравнивается с аналогичным поведением у родственных видов? Как такое поведение могло возникнуть в результате эволюционного развития вида, рода или группы?

Эти четыре вопроса должны дополнять друг друга и раскрывать различные аспекты мотивов, лежащих в основе данного поведения.

Использование полевых исследований для проверки гипотез

В качестве примера того, как этолог может подойти к вопросу о поведении животных, рассмотрим исследование слуха у летучих мышей, ведущих эхолокацию. Вид летучей мыши может использовать частотный щебет, чтобы исследовать окружающую среду во время полета. Традиционное нейробиологическое исследование слуховой системы летучей мыши включало бы ее анестезию, выполнение трепанации черепа для вставки записывающих электродов в ее мозг, а затем запись нейронных реакций на чисто тональные стимулы, воспроизводимые из громкоговорителей.Напротив, идеальное этологическое исследование попыталось бы как можно точнее воспроизвести естественные условия жизни животного. Это будет включать запись из мозга животного, когда оно бодрствует, генерирование его естественных звуков при выполнении такого поведения, как отлов насекомых.

Ключевые принципы и концепции

Поведение — это адаптивный ответ на естественный отбор

Поскольку этология понимается как раздел биологии, этологи были особенно озабочены эволюцией поведения и пониманием поведения с точки зрения теории естественного отбора.В каком-то смысле первым современным этологом был Чарльз Дарвин, чья книга Выражение эмоций у человека и животных (1872) оказала влияние на многих этологов. (Протеже Дарвина Джордж Романес стал одним из основоположников сравнительной психологии, постулировав сходство когнитивных процессов и механизмов между животными и людьми.)

Обратите внимание, однако, что эта концепция обязательно является умозрительной. Поведение не обнаруживается в виде окаменелостей и не может быть прослежено через геологические пласты.И конкретные доказательства теории модификации естественным отбором ограничиваются микроэволюцией, то есть эволюцией на уровне видов или ниже. Доказательства того, что естественный отбор направляет изменения на макроэволюционном уровне, обязательно включает экстраполяцию этих свидетельств на микроэволюционный уровень. Таким образом, хотя ученые часто ссылаются на то, что конкретное поведение развилось в результате естественного отбора в ответ на определенную среду, это предполагает предположение, а не конкретные доказательства.

Животные используют в общении фиксированные шаблоны действий

Танец восьмерки медоносной пчелы — это шаблон фиксированного действия, который передает информацию другим членам группы: угол от солнца указывает направление источника пищи; продолжительность означает расстояние до него.

Как упоминалось выше, паттерн фиксированного действия (FAP) представляет собой инстинктивную поведенческую последовательность, производимую нейронной сетью, известной как механизм врожденного высвобождения , в ответ на внешний сенсорный стимул, называемый сигнальным стимулом или высвобождающим средством . После идентификации этологами FAP можно сравнивать между видами, что позволяет им сопоставить сходство и различия в поведении со сходством и различием формы (морфологии).

Примером того, как FAP работают в коммуникации между животными, является классическое исследование австрийского этолога Карла фон Фриша так называемого «танцевального языка», лежащего в основе коммуникации пчел. Танец — это механизм, с помощью которого успешные собиратели вербуют членов колонии к новым источникам нектара или пыльцы.

Импринтинг — это тип обучающего поведения

Импринтинг описывает любой вид фазочувствительного обучения (т. Е. Обучение, которое происходит в определенном возрасте или на определенном этапе жизни), во время которого животное изучает характеристики некоторого стимула, который, как считается, «отпечатывается» на субъекте.

Самая известная форма импринтинга — это дочерний импринтинг, , при котором молодое животное узнает характеристики своего родителя. Лоренц заметил, что молодые водоплавающие птицы, такие как гуси, спонтанно следовали за своей матерью почти с первого дня после того, как вылупились. Лоренц продемонстрировал, как гуси, вылупившиеся из инкубатора, отпечатываются на первом подходящем движущемся стимуле, который они видели в течение того, что он назвал критическим периодом около 36 часов вскоре после вылупления. Наиболее известно то, что гусят оставляли отпечаток на самом Лоренца (точнее, на его болотных ботинках).

Сексуальный импринтинг, , который происходит на более поздней стадии развития, это процесс, с помощью которого молодое животное узнает характеристики желаемого партнера. Например, самцы зебр-зябликов, по-видимому, предпочитают самок с внешностью выращивающей их самки, а не самок своего собственного типа (Immelmann, 1972). Обратный сексуальный импринтинг также наблюдается: когда два человека живут в непосредственной близости друг от друга в первые годы своей жизни, оба теряют чувствительность к более позднему сексуальному влечению. Этот феномен, известный как эффект Вестермарка , вероятно, развился для подавления инбридинга.

Отношение к сравнительной психологии

Чтобы суммировать определяющие черты этологии, было бы полезно сравнить классическую этологию с ранними работами в области сравнительной психологии, альтернативного подхода к изучению поведения животных, который также появился в начале 20-го века.Соперничество между этими двумя областями отчасти проистекает из дисциплинарной политики: этология, которая развивалась в Европе, не смогла закрепиться в Северной Америке, где преобладала сравнительная психология.

Вообще говоря, сравнительная психология изучает общие процессы, а этология фокусируется на адаптивной специализации. Эти два подхода скорее дополняют, чем конкурируют, но они действительно приводят к различным точкам зрения, а иногда и к конфликту мнений по вопросам существа:

  • Сравнительная психология рассматривает свои исследования как раздел психологии, а не как продукт биологии.Таким образом, если сравнительная психология рассматривает изучение поведения животных в контексте того, что известно о психологии человека, этология рассматривает поведение животных в контексте того, что известно об анатомии, физиологии, нейробиологии и филогенетической истории животных.
  • Психологов-компаративистов интересуют больше сходства, чем различия в поведении; они ищут общие законы поведения, особенно касающиеся развития, которые затем могут быть применены ко всем видам животных, включая человека.Следовательно, ранние сравнительные психологи сосредоточились на получении обширных знаний о поведении нескольких видов, в то время как этологи были больше заинтересованы в получении знаний о поведении широкого круга видов, чтобы иметь возможность проводить принципиальные сравнения между таксономическими группами.
  • Сравнительные психологи сосредоточились в первую очередь на лабораторных экспериментах с участием нескольких видов животных, в основном крыс и голубей, тогда как этологи сосредоточились на поведении в естественных ситуациях.

Однако с 1970-х годов поведение животных стало интегрированной дисциплиной, и сравнительные психологи и специалисты по этологическому поведению животных работали над аналогичными проблемами и публиковали статьи в одних и тех же журналах.

Последние разработки в области

В 1970 году английский этолог Джон Х. Крук опубликовал важную статью, в которой он выделил сравнительную этологию от социальной этологии . Он утверждал, что опубликованные на сегодняшний день этологические исследования были сосредоточены на первом подходе — рассмотрении животных как индивидов — тогда как в будущем этологам необходимо будет сосредоточиться на социальном поведении групп животных.

С момента появления Э.В основополагающей книге О. Уилсона « Социобиология: новый синтез» в 1975 году этология действительно больше занималась социальными аспектами поведения, такими как фенотипический альтруизм и сотрудничество. Исследования также проводились на основе более сложной версии эволюционной теории, связанной с Уилсоном и Ричардом Докинзом.

Более того, произошло существенное сближение со сравнительной психологией, поэтому современные научные исследования поведения предлагают более или менее цельный спектр подходов — от познания животных до сравнительной психологии, этологии и поведенческой экологии. Эволюционная психология , расширение поведенческой экологии, рассматривает общие черты когнитивных процессов у людей и других животных, поскольку мы могли бы ожидать, что естественный отбор сформировал их. Еще одно многообещающее подразделение — это нейроэтология , посвященная тому, как структура и функционирование мозга контролируют поведение и делают возможным обучение.

Список влиятельных этологов

Ниже приводится неполный список ученых, внесших заметный вклад в область этологии (многие из них являются сравнительными психологами):

Список литературы

  • Барнард, К.2004. Поведение животных: механизм, развитие, функции и эволюция. Харлоу, Англия: Пирсон / Прентис Холл. ISBN 0130899364.
  • Бернс, К. 2006. Альтруизм в природе как проявление божественной энергии . Зайгон 41 (1): 125-137.
  • Иммельманн, К. 1972. Сексуальные и другие долгосрочные аспекты импринтинга у птиц и других видов. Успехи в изучении поведения 4: 147–74.
  • Кляйн, З. 2000. Этологический подход к изучению человеческого поведения. Письма по нейроэндокринологии 21: 477-81. Проверено 13 января, 2017.
  • Tinbergen, N. 1991. Исследование инстинкта. Переиздание изд. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. ISBN 0198577222.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 13 августа 2017 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света , так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *