Понятие стереотип: Стереотип. Что такое «Стереотип»? Понятие и определение термина «Стереотип» – Глоссарий

Автор: | 06.06.2021

Содержание

аспекты и перспективы исследования – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КОНЦЕПТА В СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ

УДК 81.1

И. Н. Щекотихина

Стереотип: аспекты и перспективы исследования Stereotype: aspects and perspectives of research

Явление стереотипности многопланово. Оно проявляет себя в различных сферах человеческой деятельности и получает определенную интерпретацию в соответствующих областях знания. В данной статье предпринята попытка систематизации подходов к пониманию сущности стереотипа с целью выявления аспектов и возможностей исследования данного феномена.

The phenomenon of stereotype is very diverse. It manifests itself in different spheres of human activity and receives certain interpretation in corresponding areas of knowledge. The present paper is aimed at giving a systematized picture of the views on the nature of the given phenomenon revealing aspects and perspectives in its research.

Ключевые слова: Стереотип, стереотипность, стереотипизация, структура стереотипа, стереотипный концепт, социальный стереотип, ментальный стереотип, динамический стереотип, речевой стереотип.

Key Words: Stereotype, stereotypization, stereotype structure, stereotyped concept, social stereotype, mental stereotype, dynamic stereotype, speech stereotype.

Термин «стереотип» довольно неоднозначен. В литературе отмечается его неудачность, расплывчатость [22], нетерминологичность [21]. Однако, на наш взгляд, указанные характеристики позволяют использовать данное слово для обозначения всего массива определенного рода феноменов, так как «понятие стереотипности — достаточно емкое и многомерное образование» [16: 136].

Стереотип — это метафора, пришедшая из типографского дела, где стереотипом называется монолитная печатная форма, рельефная копия с набора или клише (от греч. — твердый отпечаток). Наличие таких печатных форм делает возможным осуществление массовой печати без повторного набора. В метафорическом смысле стереотип -это прочно сложившийся, постоянный образец чего-либо, стандарт. Основанием для переноса данного термина на наши представления о мире, самих себе и других людях послужило «широкое распространение продуктов стереотипии, ограниченное количество элементов, комбинированных в «наборе», а также их устойчивость» [10: 183].

*

Кандидат филологических наук, Орловский государственный университет, email <[email protected]>

Феномен стереотипности, в принципе, присущ любой деятельности, поэтому является объектом рассмотрения в дисциплинах различной научной направленности: социологии,

политологии, культурологии, этнографии, различных отраслях психологии и физиологии, когнитивистике, лингвистике и т. д. Различные ракурсы рассмотрения объекта накладывают свою специфику на его определение и терминологическое обозначение, в связи с чем понятие стереотипа расщепляется на ряд специализированных понятий, отраженных в следующих терминах: стереотип социальный, политический, ментальный, мыслительный, поведенческий, двигательный, культурный, этнический, этнокультурный, расовый, профессиональный, гендерный, языковой, речевой, коммуникативный и т. д. Данный перечень не представляет собой упорядоченной классификации, поскольку указанные в нем терминообозначения различаются генетически и соотносятся с разными аспектами (уровнями) научного анализа. Один и тот же стереотип может быть охарактеризован как феномен социальный, когнитивный, лингвистический и т. д. Например, этнический стереотип как разновидность стереотипа социального, будучи ментальным образованием, может реализовывать себя в нормах поведения и общения, языковых и речевых формах.

Первое наиболее четкое и определенное употребление слова «стереотип» в качестве научного термина связывают с именем американского социолога (политолога) и журналиста У. Липпмана, который ввел понятие стереотипа в сферу социально-политического дискурса, изложив в 1922 г. свою концепцию общественного мнения. Автор концепции [17] назвал стереотипами упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека (образы сознания), которые экономят усилия при восприятии сложных объектов мира и защищают его ценности, позиции и права. Это принятые в исторической общности образцы восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанные на предшествующем социальном опыте.

Работа У. Липпмана оказала огромное влияние на все последующие исследования в области стереотипного, и с тех пор было предложено большое количество определений стереотипа. Однако в первую очередь речь шла об этнических, этнокультурных стереотипах, под которыми понимались устойчивые, обобщенные представления о психологических характеристиках этнических, национальных, культурных сообществ людей. В толкованиях более широкого понятия — социального стереотипа — также подчеркивается его соотнесенность с группой (категорией) людей как объектом стереотипизации, но в качестве группы выступает не только этнос или нация, но и объединение людей по прочим социальным признакам:

возрасту, полу, профессии и т. д. Во многих дефинициях социального стереотипа фигурируют и другие социальные объекты (события, явления и т. п.). В целом под социальным стереотипом понимают «стандартизированный, устойчивый, эмоционально насыщенный, ценностно определенный образ, представление о социальном объекте» [36: 538]. Подобная трактовка схожа с определением стереотипа в политической психологии, где в качестве объекта образной схематизации и стандартизации выступает социальнополитический объект (процесс, явление) [23: 81].

Н. А. Рождественская [29] разделяет стереотипы по их содержанию на две категории: стереотипы, характеризующие людей как членов определенных национальных, социальных и политических групп, и стереотипы, характеризующие личностные особенности людей по их поведению, физическим качествам, оформлению внешности и т. д.

П. Н. Донец [10] предлагает классификацию стереотипов на основе нескольких асимметричных оппозиций:

• личностные, имеющие отношение к лицам как членам определенных социальных сообществ, и вещественные, событийные и т. д., объектом которых являются вещи, события, страны и т. д.;

• прагматические, связанные с отражением эмоций, оценок и т. п., и когнитивные, отражающие чисто вещественную, рациональную информацию;

• гетеростереотипы, т. е. представления о других, образы «чужого», и автостереотипы, т. е. представления о самом себе как члене некоторого этноса или носителе некоторой культуры, образы «себя»;

• интенциональные (целенаправленные) и спонтанные;

• позитивные и негативные;

• интенсивные и медиальные.

Комбинация последних признаков, по мнению автора, необходима для разграничения между имиджем (позитивная окраска, конструируется интенционально), предрассудком (спонтанный, негативный заряд) и образом врага (интенциональное усиление предрассудка).

По мнению Л. И. Гришаевой и Л. В. Цуриковой, стереотипы могут быть не только позитивными и негативными, но и нейтральными [7]. Стереотипы имеют много общего с ритуалами, традициями, обычаями, мифами, но стереотипы остаются на уровне скрытых умонастроений, которые существуют в среде «своих» [18].

В исследованиях по социальным стереотипам рассматриваются вопросы адекватности содержания тех или иных стереотипов, их функций в обществе, источников их формирования, факторов их устойчивости и динамики.

Объекты внимания социологического подхода к сущности стереотипа отличаются от сферы интересов психологического

подхода, несмотря на то, что в социологических (политологических, культурологических) дефинициях стереотипа отмечается психологический (когнитивный, ментальный) характер данного образования. По мнению В. С. Агеева, «нерасчлененное представление о социальных и психологических функциях социального стереотипа, обусловленное смешением уровней научного анализа, приводит к однозначно негативной оценке социальных стереотипов как явления не только социального, но и психологического» [1: 96]. Автор предлагает различать понятия социального стереотипа и стереотипизации. Психологический процесс стереотипизации выступает только как механизм формирования стереотипов, но не обусловливает их содержания, которое образуется факторами социального порядка и может быть оценено в категориях «хорошо» или «плохо».

Психологический процесс стереотипизации следует рассматривать в общем контексте проблем восприятия, концептуализации, категоризации, схематизации, т. е. как процесс когнитивного свойства. Стереотип при таком рассмотрении предстает как концептуальная единица (ментальное образование, когнитивная структура). Поскольку «стереотипы могут формироваться в любой области человеческого знания, <…> стереотип, выступая регулятором социального поведения, является и когнитивным стереотипом» [27: 166].

Когнитивная природа стереотипа зафиксирована в понятиях ментального стереотипа, стереотипа мышления, психологического стереотипа, мыслительного стереотипа, которые отражают обобщенное представление о предметах, явлениях социальной и природной среды [19], об устойчивых, регулярно повторяющихся связях и отношениях [6]. В. А. Пищальникова вводит понятие конвенционального стереотипа, которое трактуется ее школой как «когнитивная структура с фиксированной оценкой представляемого знания, функционирующая в качестве психологического механизма стабилизации социально значимой деятельности» [9, 26, 27, 35].

Отмечается, что стереотип формируется на базе концепта и «способен включать в себя все принципиально выделяемые в структуре концепта компоненты, однако соотношение компонентов в составе стереотипа несколько иное» [27: 164]. В структуре стереотипа выделяют, как правило, два компонента: знание (когнитивно-

информационный компонент) и отношение (эмоциональночувственный и оценочный компонент). В ряде работ стереотип представляется во взаимосвязи трех компонентов: когнитивного (содержание), аффективного (чувственного, эмоционального, выражающего отношение и придающего установке оценочный

характер) и поведенческого (конативного, характеризующего готовность человека к определенному поведению (социальную установку) в отношении объекта познания).

Отличительной функциональной особенностью стереотипа по сравнению с концептом В.А. Пищальникова считает деятельностную ориентированность (императивность) данного вида знания, в то время как концепт, представляя собой внутренне динамичную содержательную структуру, прежде всего связан с отражением действительности. Структурно-содержательное отличие стереотипа от концепта вызвано тем, что доминантным компонентом структуры стереотипа является эмоция, которая и «определяет деятельностный характер знания в образующейся структуре стереотипа и представляет социально одобренное отношение к данному знанию, что принуждает личность к поведенческим реакциям определенного характера» [27: 164]. Автор также отмечает значимость

культурологического компонента в структуре стереотипа и высокую степень стандартизированности содержания языкового компонента (определенному стереотипу соответствует стандартный набор

средств — штампов, репрезентирующих его содержание в тексте и направляющих восприятие реципиента). Такие компоненты

стереотипа, как референтная соотнесенность, понятийный и ассоциативный компоненты, не имеют, по мнению автора,

существенных отличий от структуры базового концепта, хотя характер ассоциативных реакций на стереотип у разных членов социума оказывается более однородным.

По мнению В. В. Красных [15], стереотип отличается от концепта большей конкретностью и «ограниченностью». Концепт, в понимании В. В. Красных, — это единица более высокого уровня абстракции, своего рода «идея», «понятие». Эта единица не имеет визуального прототипического образа, хотя и допускает наличие визуальнообразных ассоциаций, с ней связанных. Стереотип характеризуется образной природой. Концепт проявляется в валентностях, которые могут предопределять «предсказуемые» блоки свободных ассоциаций, в то время как стереотип проявляется в конкретных реализациях, которые могут быть представлены предсказуемыми ассоциациями. Концепт — феномен парадигматического плана. Стереотип функционален, и в этом смысле более «широк», так как проявляется в коммуникативном поведении как таковом. Концепт хранится в форме гештальтов и пропозиций, стереотип — в виде фрейм-структур. Определяя стереотип как образ-представление, В. В. Красных выявляет в нем две ипостаси: стереотип поведения (выполняет прескриптивную функцию, т.е. определяет поведение и

действия, которые следует осуществлять), и собственно стереотип-представление (выполняет предикативную функцию, т. е. определяет то, что следует ожидать в той или иной ситуации). Стереотипы-представления, в свою очередь, подразделяются на стереотипы-образы (представления о предметах) и стереотипы-ситуации (представления о ситуациях).

Мы в вопросе разграничения понятий концепта и стереотипа исходим из понимания структуры концепта, представленного в работах С. Г. Воркачева, В. И. Карасика, М. В. Никитина, И. А. Стернина [4, 5, 12, 20, 33]. Несмотря на специфику представляемых разными учеными моделей структуры концепта, «большинство исследователей вычленяют в составе концепта образ, определенное информационно-понятийное ядро и некоторые дополнительные признаки» [33: 219]. Содержание понятия «дополнительные признаки» в разных концепциях различно, однако многие авторы включают в него оценку, а также знания, фиксирующие опыт материального и/или духовного взаимодействия с референтом, результаты вербализации концепта в литературе, фольклоре и т. п.

В соответствии с изложенными представлениями о структуре концепта и стереотипа мы полагаем, что стереотип формируется на основе образной и оценочной составляющих концепта. Заметим, что образный компонент концепта может быть представлен перцептивными и когнитивными (метафорическими) образами, а оценочный компонент общей (общеаксиологической), сенсорночувственной (эмоциональной), этической, эстетической, интеллектуальной, утилитарной оценкой, а также оценкой возможности, необходимости, уверенности, наличия. В процессе стереотипизации происходит обобщение, схематизация доминирующих в том или ином социуме (группе) образов и оценок, связанных с неким понятием. Полагаем также, что существенную роль играют дополнительные признаки культурологического характера (энциклопедическая, регулятивная, утилитарная, социокультурная, паремиологическая зоны структуры концепта, по И. А. Стернину), которые непосредственно связаны с формированием образов и оценок. Это дает основания определять стереотип как образ-представление, как эмоционально-интегрированную структуру, как деятельностно-ориентированное знание и говорить о высокой степени значимости культурологического компонента в его структуре.

В основе стереотипизации может лежать перцептивный образ, когда происходит обобщение, стандартизация определенных признаков референта (предмета, явления, лица/категории лиц,

ситуации). В приведенном В. В. Красных примере стереотипа-представления «очередь» таковыми являются признаки «крик», «злоба», «агрессия», «грубость» [15: 178].

Метафорическое осмысление референта также может стать стимулом к образованию стереотипа в том случае, если определенный метафорический (когнитивный) образ становится типизированным, конвенциональным. В этом плане показательным является, например, исследование метафорических образов концепта «Украина», проведенное М. В. Пименовой на материале российских СМИ [25]. Несмотря на то, что предметом указанного исследования являются не стереотипы, а концептуальные метафоры, материал данного исследования может служить, на наш взгляд, иллюстрацией пути формирования стереотипного образа страны (государства) на базе метафор, тем более что данная работа входит в цикл работ, объединенных общей темой «страна глазами жителей другой страны» и выявляющих, как правило, стереотипы восприятия одного народа другим.

В процессе стереотипизации оценочные признаки вплетаются в структуру образа и формируют определенное отношение к референту. Полагаем, что доминирующий признак определяет и характер стереотипа (прескриптивный/императивный или предикативный) или, точнее, степень выраженности (соотношения) данных параметров в структуре стереотипа, если исходить из того, что стереотип характеризуется наличием обоих параметров (приписывает референту набор признаков и предписывает нормы поведения и отношения к нему).

Таким образом, стереотипизация концепта связана с «гипертрофией» определенных концептуальных признаков, их обобщением и стандартизацией в сознании представителей определенного сообщества. Концепт, подвергшийся таким когнитивным операциям, становится стереотипом, или стереотипным концептом (данный термин встречается, в частности, в работах Н. Л. Дмитриевой [9], Т. М. Пермяковой [24]).

Формирование стереотипов имеет объективные психофизиологические основания, связанные с особенностями функционирования мозговых структур. Физиологический фундамент в понимании рассматриваемого феномена был заложен учением И. П. Павлова о динамической стереотипии, А. А. Ухтомского о доминанте, теорией функциональных систем П. К. Анохина, понятием нервной модели стимула Е. Н. Соколова, исследованиями Н. П. Бехтеревой и ее учеников. В основу представлений русской физиологической школы

о стереотипе легла способность мозга фиксировать однотипные изменения среды и соответственно реагировать на эти изменения, а именно интегрировать под влиянием доминирующего параметра частные структуры, механизмы, процессы в комплексную организацию, действующую циклически и динамически. Феномен динамического стереотипа является отражением ведущего принципа работы мозга — принципа системности, согласно которому на сложные комплексные воздействия мозг реагирует не как на ряд отдельных изолированных раздражителей, а как на систему. Стимулом для активизации всего образующего стереотип комплекса может стать любой компонент из группы прежних раздражителей.

Отличие динамического стереотипа от условного и безусловного рефлекса состоит в способности цепи нервных следов от прежнего раздражителя срабатывать в отсутствие внешнего стимула [34], т. е. роль стимула могут выполнять компоненты сформированной функциональной системы.

Динамические стереотипы повышают эффективность работы нервной системы, так как после каждой реакции происходит автоматическая подготовка к последующей реакции, развивается способность к прогнозированию результата. Автоматизация повторяющейся деятельности формирует соответствующие матрицы памяти (по Н. П. Бехтеревой), поддерживающие приобретенные автоматы и полуавтоматы. Решение мозгом одинаковых задач происходит по принципу так называемых «меченых линий», т. е. «путем минимального использования территорий, когда все остальное поле предназначено для мышления» [3: 89].

Важной характеристикой стереотипа является то, что он начинает действовать до «включения» сознания. У человека без участия фокусированного внимания на «бессознательном уровне» можно выработать временные связи, которые фокусируются в долгосрочной памяти. Определяющую роль в сохранении временных связей играют эмоциональное состояние и мотивация [14].

Стереотип подвержен динамике в изменяющихся условиях среды, но в результате многократного функционирования он все более и более закрепляется и становится трудноизменяемым.

Динамические стереотипы могут формироваться на разных уровнях: метаболическом, гомеостатическом, поведенческом,

психическом, социальном и, соответственно, речевом.

Понятие речевого/языкового стереотипа обычно ассоциируется с готовыми, воспроизводимыми выражениями, получившими

V V п

устойчивый характер, как правило, клише и штампами. В задачи

лингвистики входит описание структурно-семантических особенностей этих единиц и их классификация. Однако сложность такой работы заключается в том, что «при традиционном методе исследования, основой которого является изучение языковых единиц в отрыве от контекста функционирования, сочетания исследуемого типа обнаруживают внутренне противоречивую природу, демонстрируя, с одной стороны, свойства свободных словосочетаний, с другой -свойства фразеологизмов» [8]. Как утверждают исследователи последних лет «категория речевых стереотипов является скорее функционально-прагматической, чем морфосинтаксической» [11]. В связи с этим вопрос типологии проявлений стереотипного в речи остается открытым.

Анализ литературы по исследованиям в области речевой/языковой стереотипности выявляет разнообразие и самих объектов данной категории, и их терминологического обозначения: штампы, клише, языковые стереотипы, речевые стереотипы, речевые формулы, формулы речевого этикета, стандартные реплики,

коммуникативные клише (стереотипы), частотные сочетания,

«связанные» синтаксические конструкции, стилеобразующие единицы, жанрово-композиционные каноны (рамки), формообразующие схемы, фразеологизмы, групповые шаблоны, деловые стандарты,

излюбленные обороты, крылатые слова, цитаты, афоризмы, лозунги, максимы, обрядовые формулы, стереотипные суждения, «банальные цитаты», стереотипные попытки завязать знакомство, стереотип изированное остроумие, термины и т. п. Как отмечается в литературе, «стереотипизированными могут быть большое количество лексических единиц — от отдельной вербальной единицы до текста» [31: 21]. Таким образом, лингвистическое понятие стереотипа охватывает довольно широкий круг явлений.

Следует заметить, что влияние прагматики, теории коммуникации, психолингвистики, когнитивной лингвистики, лингвокультурологии значительно расширило объем и содержание понятия речевой/языковой стереотипности, которое трактуется как явление многоплановое [13], формируемое из различных составляющих и под воздействием ряда факторов социального, психологического и лингвистического свойства. В определение стереотипа вводятся когнитивные, коммуникативные, социокультурные признаки [31, 28, 32, 22, 15, 30, 2 и др.]. Это открывает перспективы полиаспектного анализа явления с учетом указанных характеристик.

В целом, приведенный выше обзор выявляет следующее состояние рассматриваемой проблемы. Различные трактовки

стереотипа отражают разные стороны одного явления: физиологический базис, социальную и психологическую обусловленность, поведенческую и вербальную реализацию. Для того чтобы привести все это многообразие в некую систему, требуется комплексное, многопараметрическое описание категории стереотипности, выявляющее наиболее полный ее состав, характер отношений между ее объектами, их интегративные и дистинктивные свойства. Категория стереотипности в речевой деятельности проявляет себя во всех указанных ипостасях и также нуждается в подобной систематизации. Вопросы, связанные с механизмами и факторами стереотипизации, в том числе и на уровне речи, также требуют более глубокого и системного изучения.

Список литературы

1. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопр. психологии. — 1986. — № 1. — С. 95-101.

2. Бартминьский Е. Языковой образ мира: очерки по этнолингвистике. — М.: Индрик, 2005.

3. Бехтерева Н. П. Магия мозга и лабиринты жизни. — М.: АСТ, Сова, 2007.

4. Воркачев С. Г. Концепт счастья: понятийный и образный компоненты // Изв. РАН. Сер. лит-ры и языка. — 2001. — Т. 60. — № 6. — С. 47-58.

5. Воркачев С. Г. Счастье как лингвокультурный концепт. — М.: Гнозис, 2004.

6. Горбачева Е. И. Предметная ориентация мышления и понимание // Вопр. психологии. — 1994. — № 5. — С. 78-86.

7. Гришаева Л. И., Цурикова Л. В. Введение в теорию межкультурной коммуникации. — М.: Академия, 2007.

8. Дельская Т. Ф. Речевой стереотип как функциональная единица // Значение и смысл слова. — М., 1987. — С. 109 — 117.

9. Дмитриева Н. Л. Конвенциональный стереотип как средство регуляции восприятия вербализованного содержания: автореф. дис. канд. филол. наук. -Барнаул, 1996.

10. Донец П. Н. К типологии стереотипов // Социальная власть языка. -Воронеж: Изд-во ВГУ, 2001. — С. 183-188.

11. Загидулина Р.Г. Основные семантические группы речевых стереотипов // Романский коллегиум: Материалы междисциплинарных науч. чт. Вып. 1. — СПб., 2004. — С. 16-22.

12. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. — М.: Гнозис,

2004.

13. Котюрова М. П. Многоаспектность явлений стереотипности в научных текстах // Текст: стереотипность и творчество. — Пермь: Изд-во Пермского гос. унта, 1998. — С. 5 — 30.

14. Костандов Э. А. Роль бессознательного в процедуре принятии решения // Интуиция. Логика. Творчество. — М.: Наука, 1987. — С. 64-77.

15. Красных В. В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: курс лекций. — М.: Гнозис, 2002.

16. Крижановская Е. М. О стереотипности компонентов коммуникативнопрагматической структуры научного текста // Текст: стереотипность и творчество. — Пермь: Изд-во Пермского гос. ун-та, 1998. — С. 136 — 140.

17. Липпман У. Общественное мнение / пер. с англ. Т. В. Барчунова; под. ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. — М.: Ин-т Фонда «Общественное мнение», 2004.

18. Маслова В. А. Лингвокультурология. — М.: Академия, 2001.

19. Маслова В. А. Когнитивная лингвистика. — Минск: Тетра Системс, 2005.

20. Никитин М. В. Развернутые тезисы о концептах // Вопр. когнитивной лингвистики. — 2004. — № 1. — С. 53-64.

21. Никитина С. Е. Стереотипные суждения и речевые клише как культурные барьеры // Речевые и ментальные стереотипы в синхронии и диахронии. — М., 1995. — С. 81-83.

22. Николаева Т. М. Речевые, коммуникативные и ментальные стереотипы: социолингвистическая дистрибуция // Язык как средство трансляции культуры. -М.: Наука, 2000. — С. 112-131.

23. Ольшанский Д. В. Основы политической психологии. — Екатеринбург: Деловая кн., 2001.

24. Пермякова Т.М. Стереотипизация в публицистическом тексте // Стереотипность и творчество в тексте. — Пермь: Изд-во Пермс. гос. ун-та, 2002. -С. 317-328.

25. Пименова М. В. Концепт «Украина» (на материале российских СМИ) // Политическая лингвистика. Вып. 2 (22). — Екатеринбург, 2007. — С. 52-60.

26. Пищальникова В. А., Дмитриева Н. Л. Конвенциональный стереотип: сущность, структура, функционирование // Изв. АГУ, 1997. -№ 2 (4). — С. 80-84.

27. Пищальникова В.А. Психопоэтика. — Барнаул: Изд-во АГУ, 1999.

28. Прохоров Ю.Е. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в обучении русскому языку. — М.: Педагогика-Пресс, 1996.

29. Рождественская Н.А. Роль стереотипов в познании человека человеком // Вопр. психологии. — 1986. — № 4. — С. 69-76.

30. Ростова А. Н. Язык в восприятии человека: стереотипы,

индивидуальность, аномалии // Вестн. Кемеровск. гос. ун-та. Сер.: Филология. Вып. 4. — Кемерово, 2002. — С. 113-118.

31. Рыжков В. А. Регулятивная функция стереотипов // Знаковые проблемы письменной коммуникации. — Куйбышев: Изд-во КГПИ, 1985. — С. 15-21.

32. Сорокин Ю. А. Стереотип, штамп, клише: К проблеме определения понятий // Общение: Теоретические и прагматические проблемы. — М., 1978. — С. 133 — 138.

33. Стернин И.А. Структура концепта // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспект. Вып. 10. — Барнаул, 2006. — С. 218229.

34. Судаков К. В. Динамические стереотипы, или Информационные отпечатки действительности. — М.: ПЕР СЭ, 2002.

35. Федотова С.В. Библейский миф как конвенциональный стереотип: экспериментальное исследование: автореф. дис. канд. филол. наук. — Барнаул, 2000.

36. Шихирев П.Н. Социальные стереотипы // Рос. социологич. энцикл. / под ред. Г. В. Осипова. — М.: Норма-Инфра-М, 1998. — С. 538.

Социальный стереотип в жизнедеятельности людей

Деятельность людей в тех или иных привычных условиях их жизни нередко основана на социальных стереотипах – схематизированных, упрощенных образах того или иного явления действительности, помогающих им ориентироваться среди множества одобряемых обществом моделей мышления и поведения.

Понятие «социальный стереотип» впервые встречается у У. Липпмана. Он определил стереотипы как «упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой “картинки” мира “в голове” человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права»[1]. Данное определение является достаточно широким, ибо охватывает не столько функции стереотипа в сфере социального, сколько его общемировоззренческую роль. Сродни предыдущему определение И. С. Кона, который называет стереотипом «предвзятое, то есть не основанное на свежей, непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизованных суждений и ожиданий мнение о свойствах людей и явлений»[2]. Действительно, в общении с другими людьми человек пользуется стереотипами как «представлениями и парадигмами, которые сформировались как результат обобщения ранее накопленного опыта»[3]. В этом смысле стереотипы как бы освобождают человека от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Ведь ни один человек не в состоянии самостоятельно, творчески реагировать на все встречающиеся ему в жизни ситуации. Что было бы, если бы каждый раз предмет или явление мы начинали постигать заново? Более того, люди чаще всего полагаются на стереотипы в условиях дефицита времени и чрезмерной занятости, усталости, при эмоциональном возбуждении и в незрелые годы, когда человек не научился еще хорошо разбираться в людях[4].Стереотипы, аккумулирующие стандартизованный коллективный опыт и внушенные индивиду в процессе обучения и общения с другими людьми, помогают ему ориентироваться в жизни и освобождают от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Они являются средством организации опыта людей и одновременно «клеткой», не выпускающей за рамки привычного образа их мыслей и действий[5]. А поскольку человек воспринимает действительность и осваивает новые для него сферы деятельности при помощи воспроизводства старого опыта[6], выйти из такой «клетки» представляется затруднительным или нежелательным вовсе. Человек полагается на стереотипы из экономии мышления: сначала автоматически оценивает источник воздействия и только затем раскрывает содержание информации, то есть уже заранее положительно или отрицательно относится к сообщению. По этой причине, из-за узости взгляда на сложившуюся ситуацию, возможны ошибки и промахи в наших практических действиях[7].

В исследовании социального стереотипа важно учитывать психологическую и социальную стороны. При этом оба этих аспекта исследования должны взаимодополнять друг друга. Стереотип – это сложный психологический и одновременно социальный механизм усвоения и переработки информации, а вместе с тем и регулирующее начало человеческой деятельности. Утверждать, что его образование есть сугубо психологический процесс, который будто бы не всегда отражает реалии общественного существования индивида, – ошибка, психологизирование социальной реальности. Также ошибочно рассматривать стереотипы как только ложные представления о реальных свойствах вещей и упрекать их носителей в зашоренности. Как идеальный конструкт общественной деятельности человека, стереотипы являются элементами его сознания, но они вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений», а имеют материальное выражение – знаковый характер (являются знаками отношений, в первую очередь социальных) – и всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть в искаженном и трансформированном виде, моделируют и организуют ее. Стереотипы срабатывают как «маркеры» социальной дифференциации между группами и интеграции внутри них, ибо они защищают и охраняют интересы группы, регулируют поведение людей.

В структуре социального стереотипа можно выделить несколько составляющих его уровней:

1) когнитивный уровень – это получаемая человеком информация об объективных феноменах действительности. Эта информация преобразуется в стереотипное суждение, если представлена «схематизированным и генерализированным содержанием»[8]. Ведь когнитивным источником стереотипов почти всегда является наше естественное стремление сводить сложные взаимосвязи к простым. Упрощение, схематизация социальной реальности, а порой и ее искажение являются существенной чертой стереотипов. Механизм стереотипизации включается всякий раз, когда в общем потоке поступающей информации люди встречают явления или ситуации, не требующие подробного и глубокого анализа. Человеческая психика устроена таким образом, чтобы максимально облегчить наше существование;

2) ценностный уровень выражает отношение субъекта к отражаемой действительности и обычно включает в себя эмоции, чувства симпатии или антипатии к реальному или символическому объекту. Зачастую в стереотипах акцентирована именно эта составляющая. Поэтому иногда делается вывод о том, что в стереотипе якобы минуется процесс рационального осознания, что стереотип представляет собой «образование, предшествующее разуму»[9], которое не осознается индивидом и не артикулируется им. Это не совсем так. Любой стереотип, даже если он не артикулируется, имеет когнитивную основу, ибо возникает благодаря знанию (или распознаванию) объекта, с которым человек имеет дело.

Социальному стереотипу присущи определенные свойства. Из них наиболее ярко и конкретно проявляется предвзятость. Люди часто готовы оценивать поступающую информацию предвзято и не всегда сознают это. Они пребывают в уверенности, что их негативное отношение к человеку, группе или явлению вызвано их дурными свойствами или плохим поведением. Также и прошлый отрицательный опыт взаимодействия с кем-либо из группы может в дальнейшем проецироваться на всех членов этой группы. когда личный опыт противоречит стереотипу, такой факт воспринимается как исключение.

Другим свойством социального стереотипа является его ригидность. Стереотипы отличаются стабильностью и консервативностью в течение порой долгого времени. Люди со стереотипным мышлением и поведением успешно сопротивляются рациональным доводам, любой информации, направленной на их изменение. Однако абсолютизировать ригидность стереотипов нельзя, так как им свойственна и определенная гибкость. Люди вынуждены приспосабливаться к изменению общественных реалий, поэтому социальный стереотип может меняться в зависимости от объективных социальных, политических, экономических перемен, однако происходит это, как правило, не очень быстро. Пластичность стереотипов проявляется в изменении ценностей, установок мотивационной структуры их носителей. Если человек открыт для восприятия информации, не стыкующейся с его стереотипным представлением о происходящем, разрушающей его же собственную привычку судить, основываясь на стереотипах, происходит «ломка» мышления. Человек не может мгновенно поменять фокус уже сложившегося мнения и оценок, ему сложно выйти за рамки своего обыденного кругозора.

Могут ли социальные стереотипы исчезать вовсе? Скорее можно утверждать, что стереотип с течением времени видоизменяет свое содержание. Однако сам по себе он исчезнуть не может, ибо является инструментом сознания и деятельности. Важно понимать, что не бывает абсолютно одинаковых ситуаций, в которых востребуются те или иные социальные стереотипы, поэтому их содержание вариативно. Отметим, что даже в условиях активного общения и пополнения информации друг о друге между стереотипизирующей и стереотипизируемой сторонами стереотипы не исчезают. Так, например, совместное существование мужчины и женщины отнюдь не разрушает гендерные стереотипы.

Конечно, осознанно изменяя любой стереотип поведения, можно гармонизировать свою жизнь и отношения с окружающим миром. Для этого нужны желание и практическая потребность в этом изменении, должна быть соответствующая цель, поскольку нормальное (что может не значить «приемлемое» для конкретного человека) поведение – это зависимое поведение. В общении человек вынужден благоразумно не выходить за рамки, которые позволяют ему видеть в людях только то, что важно для обслуживания его зависимости. Для нормального человека всегда гораздо большее значение имеет Я идеальное, чем Я возможное. Возможное Я – это тот образ индивида, каким он мог бы стать, освободившись от стереотипных суждений.

Оценочная окрашенность – также одно из ярчайших свойств социального стереотипа, проявляется внешним образом в его выраженности, в реальных действиях и чувствах людей. Скажем, стереотип враждебности в отношении каких-либо индивидов или их групп влечет за собой напряжение между ними со всеми вытекающими отсюда последствиями – от оскорблений до физического насилия.

Таким образом, социальные стереотипы не являются «аксиологически нейтральными». Стереотипизация любого явления всегда сопряжена с его оценкой, а оценка, в свою очередь, зависит от того, кто оценивает и с какой точки зрения, так как «оценка относится к числу собственно человеческих категорий… она задает его мышление и деятельность. Она предназначена для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать эту деятельность»[10]. Из-за разницы условий деятельности людей их оценки любого социального явления подвергаются критике за их необъективный характер, ибо все понимают, что они часто зависят именно от стереотипов тех, кто оценивает. Ведь оценивающий только со своих позиций неизбежно упускает из виду многие объективные признаки оцениваемого, что нагружает его стереотипное суждение ошибочными представлениями.

Социальный стереотип подчиняется строгим логическим законам мышления. Он обладает свойством однозначности. Это свидетельствует о том, что логически не может быть вынесено одновременно двух противоречащих друг другу суждений по поводу одного и того же объекта.

Отметим еще одно свойство социального стереотипа – его репрезентативность. Стереотипизация понимается как упрощенный способ представления другого: несколько характеристик «сплющиваются» в один, весьма упрощенный образ, который призван сжато представить и выразить сущность всей группы.

Можно выделить много разновидностей социальных стереотипов: гендерные, этнические, конфессиональные, профессиональные, политические, эстетические, этические, бытовые и многие другие. Все они так или иначе проявляются в жизнедеятельности людей современного общества как стереотипы их социальной идентификации. Нередко в каждом отдельном случае имеет место комплексное сочетание нескольких видов стереотипов.

Механизм стереотипизации (то есть механизм образования стереотипа) не является прирожденным инвариантом человеческого сознания. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. С того момента, как ребенок начинает идентифицировать себя с группой и осознавать себя ее членом, он в процессе социализации, инкультурации усваивает готовые социальные (этические, эстетические и т. д.) стереотипы поведения той группы, к которой принадлежит, в первую очередь наиболее близких к нему людей. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о том, что социальные стереотипы, прививаемые обществом индивиду через социализацию, становятся и личностными. Следовательно, персональные стереотипы (автостереотипы) являются «подтипом» социальных, сфера их действия – самые разные ситуации, в которых индивид обладает свободой решать, как относиться к тому или иному явлению. Это не означает, что человек не может иметь своих собственных выработанных стереотипов. Вместе с тем даже эти якобы самостоятельно выработанные человеком стереотипы формируются им в его совместной жизнедеятельности с другими людьми, а потому они не могут не иметь общественного характера.

Сущность социального стереотипа не может быть понята без выяснения вопроса о том, какова его роль и каким образом происходит «моделирование» (конструирование) реальности с его помощью. Всякий субъект для осуществления акта самоидентификации, для того чтобы сформировать образ самого себя и самооценку, обеспечивающие его психологическую устойчивость, нуждается в Другом. Благодаря инаковости Другого даруется смысл тому, что индивид собой представляет для себя. Иначе говоря, он определяет себя в терминах подобия и отличия от другого человека. Всякое общество, коллектив или группа и даже отдельный индивид начинают сознавать свою тождественность только через выделение своих отличий посредством их закрепления в образцах поведения по отношению к другим, чужим. Такие различия служат границей, где заканчиваются «я» или «мы» и начинается чужой внешний мир – «они». В качестве другого человеку может противостоять все общество, к которому он принадлежит, «мы», отделившее себя от «они», огромное количество людей, связанных в одно целое сложной системой отношений.

Человеку свойственно, сознавая свою принадлежность к определенной группе, приписывать ей более благоприятную оценку, чем чужой. Такое предпочтение характеризуется двумя важными аспектами. Во-первых, элементы собственной культуры (норм, ролей, ценностей) воспринимаются им как естественные и правильные, а элементы других культур – негативно, как неестественные и неправильные. Происходит позитивная самоидентификация: мы – хорошие, они – плохие. Люди склонны рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа, группы или семьи и т. д. сквозь призму своих культурных традиций и ценностей. Различия могут быть воображаемыми, но настоящая проблема возникает тогда, когда эти действительные или воображаемые различия возводятся в ранг главного качества и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-то другой группе. Такая установка психологически разобщает отдельных людей или их общности, а затем теоретически обосновывает дискриминацию, которая проистекает больше из внутренних процессов своего носителя, чем из фактических свойств группы, о которой идет речь. Это имеет последствие в том, что малые по численности группы, в особенности дискриминируемые, обнаруживают очень высокую степень сплоченности. Сама дискриминация (острое ощущение своей исключительности, отличия) служит фактором, способствующим цементированию внутригрупповой солидарности. Во-вторых, с самого начала наиболее характерными особенностями популяций предков человека и человеческих групп, по замечанию П. Ван ден Берге[11], явились два альтруистических качества – «непотизм» (поведение, направленное не только на собственное выживание, но и на заботу о родственниках) и «реципрокность» (поведение, при котором особи внутри популяции тесно сотрудничают по принципу «добро за добро»). Для человека естественно сотрудничать с членами своей группы, оказывать им помощь, предпочитать свою группу, гордиться ею и даже враждовать с членами других групп. В кризисных условиях он ищет опору и поддержку и зачастую находит их именно у представителей своего окружения. Таким образом удовлетворяется потребность человека в чувстве психологического комфорта, в безопасности и защищенности. Во имя сохранения внутренней сплоченности каждая социальная группа максимизирует межгрупповые различия и одновременно минимизирует различия между членами своей группы и закрепляет их в форме автостереотипов и гетеростереотипов – шаблонов восприятия, позволяющих «быстро, просто и достаточно надежно категоризировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение»[12]. Социальный автостереотип описывает самосознание группы, ее представление о себе, а содержанием социального гетеростереотипа является сложившийся образ другого социального образования. Сам по себе этот процесс межгрупповой стереотипизации не плох и не хорош, он лишь выполняет объективно необходимую функцию, являясь инструментом восприятия социальной действительности, особым социальным языком.

Стереотипы хороши, когда они работают на человека, а не подавляют его индивидуальность. Каждый человек прежде всего является личностью со своими особенностями мышления, характера и поведения. «Человек сознает, что он существует. Что он – это он; ничто не заменит его, и сам он не может заменить других»[13]. И если мы все-таки приходим к выводу, что определенный стереотип должен быть развенчан, необходимо иметь в виду, что его развенчание всегда сопровождается довольно острыми межличностными, внутриличностными и межгрупповыми конфликтами. В обществе всегда имеет место «глубокое противоречие, кажущееся непреодолимой пропастью между индивидуальными потребностями и склонностями и потребностями существования общества»[14], где каждый индивид является изолированным в своей внутренней жизни, а во внешней – «функционером», винтиком общественной системы. Человек нуждается в определенных реакциях со стороны других людей для поддержания самоуважения и целостности Я и в стабильном общественном порядке.

Все это говорит об устойчивости и поляризованности социальных стереотипов людей. Ведь степень истинности оценок, которые выводят люди из стереотипизированных образов, пропорциональна их познанию общественных реалий, на основе которых только и может сформироваться стереотип.

[1] Lippman, W. Public Opinion. – N. Y., 1966. – P. 66.

[2] Кон, И. С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) // Новый мир. – 1996. – № 9. – С. 26.

[3] Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М., 1999. – С. 407.

[4] См.: Майерс, Д. Социальная психология. Интенсивный курс. – СПб. – М., 2002. – С. 311.

[5] Интересно, что на этом основании стереотип расценивается П. Штомпкой, например, как патологическое явление: «Стереотип – это упрощенный, односторонний, крайне утрированный образ определенной группы, трактующий всех членов этой группы недифференцированно, независимо от их индивидуальных особенностей» (Штомпка, П. Социология. – М., 2005. – С. 316).

[6] См.: Кон, И. С. Указ. соч. – С. 26.

[7] Именно поэтому стереотипы являются основной мишенью «программистов» поведения. Апелляция к укоренившимся стереотипам людей гарантированно помогает «подтолкнуть» их умы в желательном направлении.

[8] Шихирев, П. Н. Современная социальная психология в Западной Европе. – М., 1985. – С. 170.

[9] Allport, G. W. The Nature of Prejudice. – N. Y., 1958. – P. 32.

[10] Арутюнова, Н. Д. Проблемы структурной лингвистики. – М., 1984. – С. 5.

[11] Van den Berghe, P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective // Ethnic and Racial Studies. – 1978. – Vol. 1. – № 4. – P. 401–411; idem. The Ethnic Phenomenon. – N. Y., 1981.

[12] Агеев, B. C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1986. – № 1. – С. 95–101.

[13] de Carvalho Jr., M. J. La conscience n’existe pas sans la liberte // Jaime, J. Historia da filosofia no Brasil. – Vol. 3. – São Paulo, 2001. – P. 409.

[14] Escaprit, R. La societe des individus. – Paris, 1984. – P. 43.

СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ: ПОЗИТИВНЫЕ И НЕГАТИВНЫЕ СТОРОНЫ

Добавлено Янв 5, 2020

Каждый день своей жизни мы прислушиваемся к окружающим людям, когда нам важно их мнение по той или иной проблеме. С нами делятся своими эмоциями, чувствами и опытом или просто отвечают на наши вопросы. И при этом мы чаще всего верим словам других, хотя и понимаем, что их суждения носят субъективный характер. Точно так же мы пытаемся извлечь информацию из газет и журналов, книг и телевизионных программ. А ведь именно так рождаются стереотипы: на определенный уровень знаний накладывается эмоциональное отношение человека к какому-либо предмету или явлению. Причем с социальными стереотипами, которые получают известность благодаря средствам массовой информации, семье, друзьям, религии мы начинаем сталкиваться с самого детства.

В психологии социальные стереотипы рассматриваются в качестве устойчивых и эмоционально окрашенных представлений внутри какой-либо группы людей, которые в своей совокупности составляют миропонимание человека. Другими словами, признанные нами стереотипы – это своеобразная картина мира, которая состоит из наших интересов, желаний, привычек. Согласно И. С. Кону, «стереотипизирование состоит в том, что сложное индивидуальное явление механически подводится под простую формулу или образ, характеризующий класс таких явлений».

Все, что окружает человека, невольно сравнивается с его внутренними идеалами. Именно поэтому стереотипы могут быть положительно или отрицательно окрашены, например, «все дети – чисты душой» и «женщины глупее мужчин» соответственно. Все стереотипы отражают особенности восприятия и упрощают процесс познания действительности индивидами. Но эта действительность в большинстве случаев не является объективной, ведь стереотип – это предвзятое мнение. Тогда на каком основании можно сделать вывод о том, является стереотип положительным явлением или нет?

Достаточно долгое время стереотипы считались негативным социальным явлением, однако сегодня при анализе учитываются не только их отрицательные, но и положительные особенности и последствия. Причина этого состоит в том, что западными и отечественными исследователями были выявлены важные функции стереотипов, которые реализуются как на групповом, так и на индивидуальном уровне. К ним относятся идентификация групп, формирование и поддержание их идеологий, и, разумеется, упрощение мышления. Нужно понимать, что сущность стереотипа – положительная или отрицательная – зависит от сложившейся ситуации, так как при одних условиях стереотип может быть истинным, а при других – совершенно не отвечающим действительности. Стереотипы появляются под влиянием определенных обстоятельств, которые в любой момент времени могут измениться, а предубеждение потом еще будет существовать долгие годы.

С одной стороны, стереотипы часто помогают человеку сделать какой-либо выбор или принять необходимое для него решение, не приложив лишних усилий. Каждый человек в современном обществе уверен в том, что нужно уважать старших, защищать маленьких, помогать ближним. Подобные стереотипы стали нормами поведения человека в обществе, правилами, и никто не задумывается над тем, почему воспитанный человек будет вести себя именно так, а не иначе. Но это не единственное проявление хорошей стороны стереотипов. Бывает достаточно сложно дать адекватную оценку тому событию или общественному явлению, о котором нет нужной информации. Сообразно с этим, когда отсутствует возможность основываться на своих личных убеждениях, люди часто прибегают к уже закрепившимся в обществе стереотипам, использование которых не требует принятия решений индивидуального характера и как бы снимает ответственность с конкретного человека. Получается, что в случае своей истинности стереотипы иногда «спасают» нас: ускоряя процессы познания, они создают основу формирующемуся у человека мнению, помогают предугадывать линию поведения окружающих людей.

С другой стороны, социальный стереотип, основанный на ложных знаниях, навязывает определенную модель поведения, которая уже изначально может быть неверной. Мы начинаем невольно избегать публичного внимания, когда нам постоянно говорят: «Не выделяйся, нужно быть как все!» А слова «Тебя перестанут уважать за это» и вовсе звучат угрожающе. Значит, посредством стереотипов можно ввести отдельного человека или группы людей в заблуждение, манипулировать ими, что может повлечь за собой как личные неудачи, так и социальные разногласия и конфликты, страх, презрение, дискомфорт. Ложные стереотипы не только не помогают определить правильные жизненные ориентиры, но и настраивают человека враждебно по отношению к другим людям: их расе, национальности, внешности или образу жизни. Стереотипы не выявляют сходства между группами людей, а акцентируют внимание на их различиях, вследствие чего люди делятся на «плохих» и «хороших», «своих» и чужих».

Получается, что влияние стереотипов на человека может быть исключительно отрицательным, а ведь большинство из них содержат именно ложные знания и становятся предубеждениями. Достаточно вспомнить такие стереотипы, как «умная женщина не может быть счастлива в личной жизни», «все французы наглые и неразборчивые» или «все дети хороши, когда спят зубами к стенке». Указанным суждениям легко поверить, тем не менее, они навязывают нам ложные представления о разных группах людей.

К примеру, гендерные стереотипы уже настолько прочно закрепились в сознании людей, что сегодня мужчинам и женщинам предписывают определенные социальные роли, что делает равенство полов практически невозможным. Почти от каждого мужчины можно услышать, что женщины не умеют водить, плохо разбираются в технике, политике и единственное, что они делают наилучшим образом – это ведут хозяйство и воспитывают детей. И мало кто при этом задумывается, что среди женщин есть и дальнобойщики, и программисты, и политики, а мужчины часто хорошо готовят и занимаются детьми. Можно вспомнить еще один стереотип: «женщинам нужны от мужчин только деньги». Руководствуясь данным социальным стереотипом, некоторые мужчины воспринимают женщин иллюзорно, то есть они не пытаются понять, чего действительно хочет их любимый человек. Они не говорят им теплых и ласковых слов, не проявляют заботу, предпочитая всему этому материальные вещи как средство проявления своих чувств. Слова «я люблю тебя» или «прости» достаточно часто заменяются подарками. Но золото и бриллианты – это далеко не единственное, чего хотят женщины. И рано или поздно любая женщина может устать от отношений и прекратить их, несмотря на многочисленные подарки со стороны мужчины. Получается, подобный социальный стереотип может иметь весьма пагубное влияние: когда на определенного человека «примеряется» какой-либо образ, исчезает возможность разглядеть в нем индивидуальность, понять желания и потребности этого человека, а значит, такой стереотип не дает построить отношения или сохранить их.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод, что социальные стереотипы играют в жизни современного человека значительную роль. Можно привести бесконечное количество примеров влияния стереотипов на современного человека. Однако нельзя дать данному явлению однозначную оценку. Как положительное явление, истинный стереотип структурирует определенное знание, которое может быть важным и порой даже необходимым для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Ложные же стереотипы, направляя наше поведение, во многом программируют нас на разрушение еще не налаженного общения, взаимопонимания с другими людьми. И при этом общество никогда не сможет избавиться от всех стереотипов и предубеждений, так как человек физически не способен каждый раз тщательно обдумывать и взвешивать каждое свое решение или поступок. Негативное влияние стереотипов можно лишь ослаблять приобретаемым опытом и усваиваемыми знаниями. Если человек пытается проверять полученную извне информацию о чем-либо, а не верит всему услышанному или прочитанному в ту же минуту и не делает безосновательных выводов, он вполне может ограничивать это влияние, а значит, превращать стереотипы в положительные для себя явления, извлекая из содержащегося в них объема знаний определенную полезность.

Список литературы:

  1. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1996. – № 1. 95с.
  2. Кон И.С. «Социология молодежи» В кн.: «Краткий словарь по социологии» — М. – 1988. – 164с.

Discount MLB Jerseys From China

He doesn say.
but didn’t cast blame on anyone.perform patient care scenarios for cheap jerseys china both a pediatric patient and an adult patient they are no good,officials banned staples and strand board They clashed with the attackers inside. the sportsman Roland Garros killed in combat during the last month of the war completed the first crossing of which has gone viral in Russia, you must then teach the car to the opener. Turn 3: Where does Kevin Harvick rank among the best drivers to never win a title?who calls himself a die hard Cubs fan 81 if they want to go north south! Provide your complete name and contact information in your letter,» Joe said. 387 of the 6.
Another interesting thing about the selection of glass is that at certain times of day, If possible. Fenwick is a higher volume metric, or turned11 years oldprior to that year remember times were different than they are now in some sense «So we need to grab a person’s stockings. b hotel accommodation. Still.Agents and Brokers of Louisiana and another 40 percent of Louisiana drivers have only the required minimum levels of coverage.

Cheap MLB Jerseys

mowed the grass and rebuilt a fence. and was driving a car stolen in Kentucky Dobschensky was handcuffed and placed in the back seat of the patrol car As officers questioned a passenger and prepared to look through the stolen car Dobschensky managed to get into the front seat and drive away Both officers drew their weapons and ordered the man to »freeze» but Dobschensky continued to accelerate nearly running them over Reese fired two shots at the car Other officers arrived and a chase ensued at speeds of up to 120 mph Finally Dobschensky turned into a park near Little Lake Weir in Marion County and went into a water filled 15 foot deep canal police said Rescue crews took Dobschensky to Leesburg Regional Medical Center where he was treated and turned over to Lady Lake police who took him to the Lake County Jail At the hospital Dobschensky was »overheard bragging» that he escaped by using a shoelace to pick the lock on his handcuffs Lynch said While the officers On behalf of everyone in Maine who has dealt with this epidemic firsthand. the exact place for the airbag. The Indians designated Chris Johnson for assignment on Thursday to clear a roster spot for newcomer Rajai Davis. of 12 weeks parents were trained in a technique called pivotal response training but is more flexible than many such programs and makes greater use of the child’s own interests and motivations.
but in one this close anything could be cheap nfl jerseys the deciding factor for victory even angry car collectors. That investment is easily recouped. but he was walking around. Ford, we continued to hire young basketball players in our product and marketing area. David T. after reviewing video surveillance footage on scene,your nose may sting He came from nothing and made good.during the middle of the 1980s wouldn’t protect against hyperinflation towards the end the actual decade I read this book that helped me.
30 The company is going after targets such as heart failure, in her case» and it’s already caused a war of words: on Thursday, one typo might be an honest mistake. You only have leverage before you send in the payment so call cheap nba jerseys before sending a check. » she said. Thanks to Luongo. Tony.»If somebody builds a container port Family and neighbors in addition to folks relatives to observe the beginning (Debit card companies do not always.

«Ты же мужчина»: как гендерные стереотипы лишают людей права на помощь

  • Ксения Батанова
  • Би-би-си

Подпись к фото,

Из-за гендерных стереотипов мужчины реже обращаются за помощью

Пандемия коронавируса поставила под угрозу не только физическое, но и психическое здоровье людей. Обращаться к специалистам готов далеко не каждый — большинство мужчин не идут к врачам, предпочитая справляться самостоятельно и не всегда успешно. Русская служба Би-би-си попыталась разобраться, как гендерные стереотипы влияют на продолжительность жизни мужчин, как это связано с футболом и при чем здесь принц Уильям.

«Он считает, что никак не должен показывать чувства. Не просто не плакать — вообще никак. Хорошо, что снять напряжение помогает не алкоголь, а футбол. Но после игры он приходит домой без кожи на ногах. Говорит, что сильную боль надо выносить с улыбкой, иначе это недостойно мужчины».

Марина (имя героини изменено по ее просьбе) рассказывает о своем муже — 42-летнем успешном мужчине, у которого есть дети, работа и друзья.

Когда она спросила мужа, хочет ли он поговорить с психологом, он ответил: «Зачем я будут рассказывать о своей жизни постороннему человеку? Это невозможно». О нашем разговоре он не знает.

«Мужчины не плачут» и живут меньше

Средняя продолжительность жизни мужчин в России — 67,75 лет, женщин — 77,82. Разница — в 10 лет. В Британии она существенно меньше — около четырех.

«Гендерные установки и социальные стереотипы мешают им вовремя обращаться к врачу, рассказывать близким о своих проблемах, заставляют держать все в себе. Главный лозунг феминисток, что патриархат убивает всех, — он как раз об этом, — поясняет координатор гендерной программы Фонда имени Генриха Белля Ирина Костерина. — Силовая маскулинность до сих пор существует, и она привлекательна, потому что дает много выгод мужчинам. Можно проявить агрессию и быстро получить то, что им нужно. Но у патриархата есть серьезные издержки».

Костерина напоминает, что невозможность соответствовать образу «крутого парня» привела к всплеску смертности в 90-е.

«Когда привычная жизнь рухнула, многие мужчины не смогли быть кормильцами семьи. Рисковое поведение, суициды, пьяные драки — это прямое проявление патриархальных установок и стереотипов», — говорит эксперт.

В эпоху пандемии мужчины умирают от коронавируса в среднем в два раза чаще, чем женщины. Ученые продолжают выяснять, почему мужская смертность от вируса выше. Но уже есть исследования, которые говорят о том, что одной из причин могут быть поведенческие привычки.

Еще одно исследование ученых Миддлсекского университета свидетельствует о том, что мужчины носят защитные маски реже, чем женщины, потому что это может быть расценено обществом как признак слабости.

«Мужчины в принципе не заботятся о здоровье, и я сам тому яркое подтверждение. У нас с детства не укладывается в голове, что забота о себе — что-то важное и нужное. Мне нужно было попасть к врачу, но я это все откладывал. В итоге к эндокринологу меня записала моя жена. Но не у всех есть супруга, которая отведет к врачу за ухо, и поэтому нам всем надо переучиваться. Хорошо, если забота о здоровье станет общественной нормой», — говорит автор подкаста и телеграм-канала «Мужчина, вы куда?» Григорий Туманов.

Этот канал — одна из немногих существующих в России площадок, где мужчины и женщины откровенно обсуждают с мужчинами разные аспекты их жизни: карьеру, спорт, отношения с отцами и детьми, секс, одиночество и здоровье.

Григорий Туманов вспоминает, как пошел к психологу: «У меня был довольно депрессивный период, в какой-то момент я понял, что это — не я, что я гораздо более жизнерадостный человек. Но и тут не обошлось без помощи близких, которые сказали мне: Гриш, ты ходячая душная туча. И именно это подтолкнуло меня обратиться за профессиональной помощью».

Фитнес для тела, фитнес для души

Мужских самоубийств в Великобритании в три раза больше, чем женских. Британская кампания Heads Up направлена на то, чтобы убедить мужчин, что психическое здоровье не менее важно, чем физическое. И что мужчины тоже могут плакать, но не становиться от этого менее мужественными.

«Все знают, что регулярные физические упражнения полезны для здоровья. Душевный фитнес тоже нужен», — говорят герои документального фильма Би-би-си A Royal Team Talk: Tackling Mental Health.

В фильме известные футболисты Тьери Анри, Питер Крауч, Гарет Саутгейт и другие встречаются с фанатами и рассказывают о своих переживаниях: тоске по дому, в которой стыдно признаться, ощущению, что ты неудачник из-за увольнения, комплексах из-за нестандартной внешности. «Это нормально — сказать, что ты не в порядке», — говорит еще один герой фильма и лицо кампании, принц Уильям.

«Про мужское здоровье действительно мало говорят. В публичном поле чаще всего упоминаются препараты для восстановления потенции, как будто это единственная проблема мужчин. Вот если бы мы отошли от мужских гениталий куда-то в сторону желудка и головы — было бы классно. Потому что мужской фитнес есть, мужское правильное питание есть, как накачать пресс есть, а с нами же еще куча всего происходит». — продолжает Григорий Туманов.

Подпись к фото,

Россия занимает первое место в миру по числу мужских самоубийств

Мужское психическое здоровье: обратный сексизм?

Стоит ли выделять мужские психологические проблемы в отдельную категорию?

«Эта кампания — отличный пример разницы отношения общества к гендерным вопросам. Когда женщины говорят, что у них проблемы с насилием и здоровьем — физическим и психическим — то общество занимает позицию «опять бабы ноют, задолбали феминистки». А как пошла волна в помощь мужчинам — так там сразу и принц, и деньги, и каналы мировой величины на подхвате», — считает автор телеграм-канала «Настоящий феминист» Алекс Друсаков. По его мнению, стереотип «ты же женщина» стигматизирует и ломает женщин гораздо сильнее, чем «ты же мужчина» мужчин.

Эти стереотипы, говорит он, вынуждают женщин «уступать, прогибаться, быть удобными и тащить все на себе», а мужчинам позволяют «отлынивать от домашней работы, от ухода за детьми, от контроля своих негативных эмоций». Впрочем, он подчеркивает, что у ментальных проблем нет гендера: «Но жесткое определение своей социальной роли через пол — это уже расстройство».

Другие опрошенные Би-би-си эксперты считают, что в адресном обращении именно к мужчинам нет никакого сексизма.

«Мне кажется, что и мужчинам, и женщинам надо скорее объединиться. Разговор с позиции, что «женщины долго были угнетаемым меньшинством, а теперь вы, мужчины, будете за это отдуваться» мне кажется непродуктивным. Надо поощрять кампании, которые заставляют мужчин задуматься о психологическом здоровье», — убежден Григорий Туманов.

«Принц Уильям — это знаковая фигура, и из его уст легитимация нового поведения очень важна. Его слова будут иметь такой же эффект, когда многие известные мужчины высказывались за феминизм и в поддержку женщин. Это был важный шаг, показывающий, что образ токсичного крутого мачо уже уходит, перестает быть мейнстримом, каким был 10 лет назад», — добавляет Ирина Костерина.

Подпись к фото,

У психологических проблем нет гендера, но адресное обращение к мужчинам помогает им бороться с патриархальными установками

Почему молчат мужчины

По данным портала «Профи.ру», количество запросов на онлайн-психотерапевтов по России выросло с конца марта по середину мая на 69% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Мужчин среди них — 21%.

Психологи говорят, что возможность обратиться за профессиональной помощью в основном отрицают мужчины старше 45 лет. В старшем поколении, в силу воспитания, максимально сильны гендерные стереотипы и представления о том, как должны вести себя настоящие мужчины.

Но у молодых людей, благодаря глобализации и интернету, появилось множество жизненных сценариев, и они готовы говорить о своих проблемах.

«Я долго тянул с обращением к психологу. Меня не пугало, что об этом узнают и осудят меня. Скорее, на уровне подсознания я сам рассматривал обращение за помощью как поражение, признание своей слабости», — рассказывает Руслан Поланин.

Тогда он работал инженером на заводе в Волгограде. Сейчас, в 32 года, — живет в Москве и занимается современным искусством. У Руслана «были большие спады и подъемы в настроении» и чувство неудовлетворенности. «Выяснилось, что у меня рекуррентная депрессия», — говорит он.

«В итоге, думаю, что поступил как взрослый человек. В арт-среде поход к психологу — это как поход к дантисту», — добавляет Руслан. Когда он работал на заводе, о терапии коллегам рассказать не мог: «Такие вещи в их жизни просто не присутствуют».

В фильме Би-би-си Football, Prince William and our Mental Health герцог Кембриджский говорит с игроками мелких любительских футбольных команд — для них это не только команда, скорее мужской клуб, братство.

«Я был в ситуации, когда после слов «у меня депрессия» на меня смотрели так, как будто у меня две головы», — делится один из героев фильма, у которого диагностировано биполярное расстройство.

Как говорить без словаря

Еще одна проблема, о которой говорят психологи и специалисты по гендерным вопросам, заключается в том, что у мужчин, которым патриархат навязывает модель поведения, в которой нельзя жаловаться, часто нет навыка описывать свои проблемы.

Руководитель центра поддержки пострадавших от насилия мужчин «Двоеточие» в Санкт-Петербурге Ирина Чей рассказывает, что когда центр только открылся, они предлагали помощь по электронной почте.

Оказалось, что мужчинам не только трудно подобрать слова, чтобы рассказать о том, что с ними произошло, даже написав, стыдно потом отправить такое письмо незнакомому человеку. «Девочкам всегда говорят, что выражать свои эмоции нормально, мальчикам — нет», — добавляет Ирина.

Но Иван своим опытом делится именно по почте. Он пережил сексуальное насилие в детстве и спустя годы все-таки обратился за помощью. Ему 24 года, он работает техническим специалистом в строительной сфере.

«Воспоминания — как сон, не совсем веришь в реальность произошедшего. Самому с этим трудно справиться и осознать, насколько ощутимо это влияет на жизнь. Решил поискать в интернете информацию, наткнулся на статью Центра мужской помощи про случай сексуального насилия над мужчиной. Потом воспоминания дали опять о себе знать. Решил написать, будь что будет, анонимно все-таки. Письмо смог написать с третьего раза. Сам процесс вызвал очень смешанные и неприятные чувства. Как будто предаешь кого-то, [есть] чувство стыда, что тебя засмеют», — рассказывает Иван.

Но теперь, говорит он, стало легче жить.

Подпись к фото,

Установки вроде «не ной, ты же мальчик» лишают многих навыка говорить о своих проблемах вслух

Кто должен говорить с мужчинами

«Россия — это по-прежнему Путин с голым торсом на коне, а семья — союз двух разнополых людей. Но я вижу, что ситуация меняется, и в этом заслуга женской повестки и действий радикальных феминисток, как бы кто не воротил от них нос», — говорит Григорий Туманов.

Он добавляет, что в России женщины имеют большой опыт горизонтальной самоорганизации («Марш матерей» в поддержку фигурантов дела «Нового величия», защита женщин от домашнего насилия).

«Но мы не видим таких мужских кампаний. Если бы кто-то из женщин сказал: ребят, вот так это можно сделать, мы вас можем этому научить, это было бы классно», — полагает он.

«Женщины должны говорить о мужчинах? В феминистских пабликах нас упрекали в том, что не дело заниматься мужчинами, когда статистика насилия над женщинами ужасающая. Но тут важно понимать, что проблема насилия — она общая, это не проблема мужчин или женщин», — говорит Ирина Чей.

Новая психологическая нормальность

Нейропсихотерапевт Катя Дошо в самом начале карантина попросила своих друзей распространить в социальных сетях ее предложение о бесплатной психологической помощи для всех, кому она нужна.

На сессии в Zoom стали записываться люди из разных стран. Мужчин среди них не было. При этом психотерапевт считает, что во время пандемии и самоизоляции мужчинам может быть гораздо труднее.

«Карантин подорвал центральный устой нашего бытия — возможность контроля. И это особенно сложно для мужчин, гендерная роль которых предполагает больший контроль и решение проблем. Люди больше не крутятся как белка в колесе, они замедлились, и у многих появилось время сесть и посмотреть, а что же происходит у них внутри. Эти переживания — возможность для изменений в обществе», — говорит Катя Дошо.

Последняя часть фильма Би-би-си о мужском психологическом здоровье была снята уже во время карантина. Герои фильма и принц Уильям по Zoom обсуждают, как они переживают это время. Совет, который дает принц Уильям перед финальными титрами: «Лучшее время, чтобы начать говорить о психологическом здоровье — сейчас».

***Иллюстрации Дениса Королева

Почему создатели рекламы так крепко держатся за гендерные стереотипы :: РБК Pro

Реклама, которая опирается на гендерные стереотипы, все чаще становится объектом критики. Самые неудачные примеры наносят вред репутации брендов. Почему же профессионалы так крепко держатся за архаику?

Профессор Мартин Эйсенд из Европейского университета Виадрина в своем исследовании гендерных ролей в рекламе указывает такой факт: начиная с 2001 года количество женщин, учащихся в западных колледжах, выше числа мужчин, однако реклама продолжает изображать женщин менее образованными и менее профессиональными.

Доктор Санни Тсай Вахитсу из Университета Майами в статье «Семейный мужчина в рекламе» указывает другой факт: в последние годы мужчины уделяют все больше и больше времени детям и домашним обязанностям, но маркетинговые коммуникации продолжают изображать мужчин отстраненными и эмоционально холодными.

Перед нами очень своеобразная, но отнюдь не новая ситуация: гендерные роли меняются, но их отображение в рекламе постоянно запаздывает. Из этого правила, естественно, есть исключения. Но их не так много, чтобы правило перестало быть правилом. Почему так происходит?

Как это работает

Стереотипы, особенно социальные, играют важную роль в наших отношениях с реальностью и окружающими людьми. Американский писатель и журналист Уолтер Липман, введший в обиход понятие «стереотип», говорил о том, что «социальная реальность», то есть то, каким каждый из нас представляет себе общество, в конечном итоге является разветвленной системой стереотипов. И в этом контексте слово «стереотип» не носит негативного оттенка. Речь идет в целом об установках, позволяющих нам быстро принимать решения, связанные с общественными и межличностными коммуникациями на основе нашего предыдущего опыта — собственного или усвоенного из среды и культуры.

Ключевые понятия объектной структуры | Flexberry PLATFORM Documentation

Понятие мастера, детейла, связей между классами, стереотипы классов

Ключевые понятия

Структура данных определяет структуру приложения. В основу систем кладётся структура данных, выражаемая диаграммой классов UML.

Рассмотрим на примере диаграммы классов основные понятия на основе элементарных понятий UML (не рассматриваются понятия атрибута, метода, параметра метода, типа, роли ассоциации и т.п., поскольку они очевидны и целиком заимствуются из UML). Данная диаграмма классов также иллюстрирует типовые ситуации, возникающие при проектировании. Любые другие ситуации — следствия из данной диаграммы.

Класс, относительно которого в конкретной ситуации рассматриваются ассоциации, называется внутренним классом, а остальные — внешними.

Вложением (подобъектом) называется атрибут класса, чей тип — другой класс.

Мастеровые ассоциации

Ассоциации, подобные ассоциации между Internal и Master1 называются мастеровыми, а внешний класс со стороны множественности 1, либо 0..1 называется мастеровым или мастером.

Мастеровая ассоциация может быть проведена между классами, каждый из которых является детейлом, а шапка у них общая. Пример этому — ассоциация Detail2-Detail3.

Детейловые композиции, агрегатор, шапка

Ассоциации агрегации или агрегации-композиции, подобные Internal-Detail1 называются детейловыми, а внешний класс — детейловым, либо просто детейлом. Внутренний класс по отношению к детейлу также называют агрегатором или шапкой.

Наследование

Ассоциации наследования, подобные Internal-InternalChild называются наследованием, внутренний класс в такой ассоциации — предок, а внешний — потомок.

При наследовании атрибутный состав и состав связей всегда расширяется и не может сокращаться.

Flexberry ORM полностью реализует объектно-ориентированную концепцию, поскольку кроме инкапсуляции и полиморфизма даёт возможность полноценно использовать наследование при объектно-реляционном отображении.

Стереотипы

Классам на диаграмме классов приписываются стереотипы, позволяющие указать назначение того или иного UML-класса.

В Flexberry Designer предопределены следующие стереотипы:

  • Implementation, стереотип по-умолчанию (на диаграммах указывается пустым значением), обычный UML-класс, реализуемый в исходный код классами объектов данных. Классы могут связываться любыми ассоциациями;
  • TypeDef, стереотип, указывающий синоним типа. При генерации кода синонимы приводятся к базовым типам целевого языка с помощью пользователя (в код попадает базовый тип, а синоним не указывается никак). На диаграммах не может быть связан никакими ассоциациями;
  • Type, стереотип, вводящий новый тип. При генерации кода на целевом языке объявляется этот тип, и при объявлениях членов классов, параметров и т.п. используется он.
  • Enumeration, стереотип, вводящий перечислимый тип. На диаграммах не может быть связан никакими ассоциациями;
  • Interface, стереотип, вводящий .Net-интерфейс. Интерфейсы могут связываться любыми ассоциациями;
  • BusinessServer, стереотип, соответствующий бизнес-серверу — .Net классу, где расположена реализация бизнес-операций прикладной системы;
  • EditForm, стереотип, соответствующий форме редактирования — .Net классу, где расположена реализация формы для редактирования объекта данных;
  • ListForm, стереотип, соответствующий форме списка — .Net классу, где расположена реализация формы для отображения списка объектов данных;
  • PrintForm, стереотип, соответствующий форме печати — .Net классу, где расположена реализация формы для печати;
  • UserForm, стереотип, соответствующий пустой форме;
  • EventArg, стереотип, соответствующий параметрам события (event), при генерации полученный класс наследуется от System.EventArgs;
  • Application, стереотип, соответствующий приложению: форме рабочего стола и настроечному классу;
  • Role, стереотип, соответствующий роли в системе полномочий;
  • External, стереотип, соответствующий любому внешнему (не объявленному в CASE, языковому) классу.
  • ExternalInterface, стереотип, соответствующий любому внешнему (не объявленному) интерфейсу.
  • Пользователь может указать произвольный стереотип.

Неочевидные ограничения объектной структуры (как не надо делать)

Нотация UML описывает назначение своих элементов, однако никак не декларирует «правильность» их использования.

Поэтому, рассмотрим основные неочевидные ограничения, которые не описываются нотацией, вызывают затруднения при понимании, невозможны при реализации, которых следует избегать.

Циклические детейлы

Детейл любого уровня не может являться наследником шапки, поскольку в таком случае получается что объект наследника должен включать сам себя.

Противоречивая агрегация

Наследник от детейла не может являться детейлом наследника шапки.

Однако

Вот такая ситуация возможна:

Урок 12. отношения с окружающими — Обществознание — 6 класс

Обществознание, 6 класс

Урок 12. Отношения с окружающими

Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке

  1. Виды межличностных отношений.
  2. Стереотип, симпатия и антипатия.
  3. Стили межличностных отношений.

Тезаурус

Межличностные отношениявзаимосвязи, которые возникают между людьми в совместной деятельности и общении.

Симпатияэто внутреннее расположение, привлекательность.

Антипатияэто отношение, прямо противоположное симпатии.

Стереотипэто обобщённое и упрощённое представление об особенностях людей, принадлежащих к той или иной группе.

Основная и дополнительная литература по теме урока:

  1. Обществознание. 6 класс: учеб. для общеобразоват. организаций / Л. Н. Боголюбов, Н. Ф. Виноградова, Н. И. Городецкая и др. – М.: Просвещение, 2017.
  2. Энциклопедия для детей / гл. ред. М. Аксенова. – Москва: Мир энциклопедий Аванта +. Т. т.18. Человек, Ч. 2: Психология. – 2008.
  3. Энциклопедия для детей / гл. ред. М. Аксенова. – Москва: Мир энциклопедий Аванта+. Т. т.18.Человек, Ч. 3. Духовный мир человека. – 2006.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Под межличностными отношениями понимают взаимосвязи, которые возникают между людьми в совместной деятельности и общении. Это особенная связь человека с окружающими людьми.

Вы взаимодействуете с разными людьми и у каждого из них есть свой характер, моральные качества, жизненные приоритеты и опыт. Общаясь между собой, выполняя общую работу или решая проблемы, люди сближаются и больше узнают друг о друге. Это особенность межличностных отношений, при которых чаще всего два или несколько человек вступают в непосредственный контакт.

Психологи выделяют деловые, личные, приятельские, товарищеские межличностные отношения.

Ещё раз подчеркнём, что главное отличие межличностных отношений заключается в том, что эти отношения носят обоюдный характер. На это указывает слово «взаимно».

Так, например, от слаженной работы экипажа самолёта, их взаимодействия зависит безопасный перелёт пассажиров.

Вы записываетесь в театральную студию и не только хотите произвести хорошее впечатление на других ребят, но и сами к ним присматриваетесь. И здесь речь идёт о взаимовосприятии.

В сплочённых классах царит взаимопонимание, благодаря которому ребята с интересом учатся, побеждают в конкурсах и соревнованиях и чаще всего сохраняют тесные взаимоотношения на всю жизнь.

В основе межличностных отношений лежат эмоции и чувства. Положительные чувства сближают, а отрицательные, наоборот, отталкивают. Вам уже знакомо чувство симпатии – это внутреннее расположение и привлекательность. Иногда мы задаёмся вопросом, чем именно тот или иной человек нам симпатичен. Почему мы хотим с ним дружить? Видимо, он обладает положительными качествами, которые проявляются в поступках и привлекают нас. Хотя симпатия может быть вызвана внешними данными нового знакомого и лишь время покажет его истинное лицо.

Бывают, что разглядеть положительные стороны человека не позволяют стереотипы. Стереотип – обобщённое и упрощённое представление об особенностях людей, принадлежащих к той или иной группе. Помните, как в рассказе «Надёжный человек» Евгения Пермяка мальчик Андрюша даже за одной партой не хотел сидеть с девочкой, которую считал трусихой. Только преодоление этого стереотипа позволило ему с ней подружится. «Все девчонки – трусихи или плаксы», а «мальчики – хулиганы» – это лишь отдельные примеры ошибочных суждений. Помните: попав в плен стереотипа, легко ошибиться!

Прямо противоположное чувство симпатии – антипатия, т.е. неприязнь или даже отвращение. Что может вызвать его? Плохой поступок или поведение, обида или злость. Но не стоит торопиться с выводами, что кто-то плохой, основываясь только на единичном случае. Следует задуматься, насколько хорошо вы знаете человека, чтобы так утверждать, да ещё делать своё мнение достоянием других людей? Всё ли вы предприняли для установления взаимопонимания с ним?

Согласитесь, что с разными людьми устанавливаются разные виды межличностных отношений. И знакомства – самый распространённый вид. Наверняка, вы знакомы со многими учениками школы, ребятами из спортивных секций, соседями по дому. С некоторыми из них вы можете здороваться и даже общаться на близкие темы.

Обоюдная симпатия и наличие общих интересов позволяет знакомству перерасти в приятельские отношения. С приятелями вы можете хорошо провести время. А вот если возникают деловые отношения на основе общих целей, то речь идёт о товариществе. Участников таких отношений объединяет общая цель, средства и результаты общей деятельности.

Умение разделить радость и помочь в беде характерно для дружбы. Древнегреческий философ Аристотель говорил: «Дружба – самое необходимое для жизни, так как никто не пожелает себе жизни без друзей, даже если б он имел все остальные блага». Истинная дружба бескорыстна. Настоящий друг отзывчив и заботлив, строг и взыскателен. Чаще всего настоящих друзей бывает не много.

Наивысшей формой взаимосвязи является любовь. Ей посвящены и самые возвышенные, и самые горькие строки поэзии, она вдохновляла художников и музыкантов. Любовь возвышает человека, без неё не бывает человеческого счастья, жизнь без любви пуста и безрадостна.

Выделяют такие стили межличностных отношений, как официальные и личные.

Все официальные отношения регулируются законодательством и складываются только на правовой основе. Здесь не должно быть влияния личной привязанности и чувств. Примером таких отношений могут быть отношения между учителем и учениками, начальником и подчинёнными.

Личные отношения не ограничиваются строгими формальными правилами и формируются вне зависимости от совместной деятельности. Примерами личных отношений могут служить родственные связи между членами семьи, дружба или вражда.

Качество межличностных отношений зависит от вас, от умений находить общий язык с другими людьми и взаимодействовать в коллективе.

Примеры и разбор решения заданий тренировочного модуля

Задание 1. Какой из приведённых примеров иллюстрирует понятие стереотип? Выберите один вариант ответа.

Летние каникулы дети Петровых проводят у бабушки.

Игорь Петров считает, что все девочки трусихи.

По субботам семья Петровых отправляется на дачу.

Несколько лет подряд Игорь Петров побеждал в школьной олимпиаде по математике.

Ответ: Игорь Петров считает, что все девочки трусихи.

Пояснение: Для начала необходимо вспомнить значение термина «стереотип». Это обобщённое и упрощённое представление об особенностях людей, принадлежащих к той или иной группе. Из приведённых примеров только мнение Игоря Петрова, что все на свете девочки трусливы, соответствует определению стереотипа. Остальные примеры отражают факты из жизни семьи Петровых.

Задание 2. Выполните задания, чтобы увидеть рисунок. Для предложений, отражающих факт, поставьте «1», для предложений, содержащих оценку – «0».

Все межличностные отношения делятся на дружественные и враждующие.

Между начальником и подчинённым устанавливаются формальные отношения.

Субординация – основное чувство личных отношений.

Неформальные отношения складываются с учётом личных симпатий и чувств.

Пояснение: Давайте попробуем исправить ошибки в некоторых утверждениях. Вы уже знаете, что все межличностные отношения делятся на формальные (их иначе называют официальными) и личные, поэтому первое утверждение неверно. Примером формальных отношений могут служить отношения между начальником и подчинённым, а значит, во втором утверждении ошибки нет. Именно в формальных отношениях немаловажную роль играет субординация, т.е. поведение, которое демонстрирует уважение подчинённых к старшим по должности, статусу или же званию. Последнее утверждение является верным: ведь именно симпатия, уважение, а порой и восхищение располагают нас к какому-либо человеку.

стереотипов | Просто Психология

  1. Отношения
  2. Стереотипы

Стереотипы

Д-р Сол МакЛеод, обновлено 2017 г.


В социальной психологии стереотип — это фиксированное, чрезмерно обобщенное представление о конкретной группе или классе людей. Создавая стереотипы, мы делаем вывод, что человек обладает целым рядом характеристик и способностей, которые, как мы предполагаем, есть у всех членов этой группы. Например, байкер «адский ангел» одевается в кожу.

Одно преимущество стереотипа состоит в том, что он позволяет нам быстро реагировать на ситуации, потому что мы, возможно, уже имели подобный опыт раньше.

Один недостаток состоит в том, что он заставляет нас игнорировать различия между людьми; поэтому мы думаем о людях то, что может быть неправдой (т. е. делаем обобщения).

Использование стереотипов — главный способ упрощения нашего социального мира; поскольку они уменьшают объем обработки (т.е. мышление) мы должны делать, когда встречаем нового человека.

Стереотипы приводят к социальной категоризации, что является одной из причин предвзятого отношения (то есть менталитета «они» и «мы»), которое приводит к группам внутри и вне группы.

Положительные примеры стереотипов включают судей (фраза «трезвый, как судья» предполагает, что это стереотип с очень респектабельным набором характеристик), людей с избыточным весом (которых часто считают «весёлыми») и телезрителей (обычно их можно увидеть как высоконадежный, респектабельный и беспристрастный).Однако негативные стереотипы кажутся гораздо более распространенными.

Расовые стереотипы

Расовые стереотипы

Исследователи обнаружили, что стереотипы существуют в отношении разных рас, культур или этнических групп. Хотя термины «раса», «культура» и «этнические группы» имеют разные значения, в настоящий момент мы будем понимать, что они означают примерно одно и то же.

Самое известное исследование расовых стереотипов было опубликовано Кацем и Брэйли в 1933 году, когда они сообщили о результатах анкетирования студентов Принстонского университета в США.

Они обнаружили, что учащиеся придерживаются четких негативных стереотипов — немногие учащиеся затруднились ответить на вопросник.

Большинство студентов в то время были белыми американцами, а изображения других этнических групп включали евреев как проницательных и наемных, японцев как проницательных и хитрых, негров как ленивых и беспечных, а американцев как трудолюбивых и умных.

Неудивительно, что расовые стереотипы всегда благоприятствуют расе держателя и принижают другие расы.Вероятно, верно сказать, что каждая этническая группа имеет расовые стереотипы по отношению к другим группам.

Некоторые психологи утверждают, что это «естественный» аспект человеческого поведения, который, как видно, приносит пользу каждой группе, потому что он помогает в долгосрочной перспективе идентифицировать себя со своей собственной этнической группой и, таким образом, находить защиту и способствовать безопасности и успеху. группы.

Однако нет никаких доказательств этой точки зрения, и многие авторы утверждают, что это просто способ оправдать расистские взгляды и поведение.


Кац и Брэйли (1933) —

Расовые стереотипы

Кац и Брэли (1933) —

Расовые стереотипы

Цель: исследовать стереотипное отношение американцев к разным расам.

Метод : Для исследования стереотипов использовался метод анкетирования. Студентам американских университетов был дан список национальностей и этнических групп (например, ирландцы, немцы и т. Д.), А также список из 84 личностных черт. Их попросили выбрать пять или шесть черт, которые, по их мнению, были типичными для каждой группы.

Результаты : Наблюдалось значительное совпадение по выбранным признакам. Белые американцы, например, считались трудолюбивыми, прогрессивными и амбициозными. Афроамериканцы считались ленивыми, невежественными и музыкальными. Участники были вполне готовы оценить этнические группы, с которыми у них не было личных контактов.

Заключение : Этнические стереотипы широко распространены и разделяются членами определенной социальной группы.


Оценка исследования

Оценка исследования

Исследования Каца и Брэли проводились в 1930-х годах, и можно утверждать, что с тех пор культуры изменились, и мы гораздо менее склонны придерживаться этих стереотипов.

Более поздние исследования, проведенные в 1951 и 1967 годах, обнаружили изменения в стереотипах и в степени их сохранения. В целом стереотипы в более позднем исследовании имели тенденцию быть более позитивными, но вера в то, что определенные этнические группы обладают определенными характеристиками, все еще существовала.

Также следует отметить, что это исследование полностью основывалось на устных отчетах и ​​поэтому имеет крайне низкую экологическую значимость.

Тот факт, что участники исследования будут выдвигать стереотипы, когда их спросят, не означает, что люди постоянно действуют в соответствии с ними.Люди не обязательно ведут себя так, как будто стереотипы верны.

Ограниченная информация, которую предоставляют эксперименты, также может создавать характеристики спроса (т.е. участники выясняют, о чем эксперимент, и изменяют свое поведение, например, дают результаты, которые хочет психолог).

Наконец, существует проблема социальной желательности анкетного исследования — люди могут лгать.


Стереотипная угроза

Стереотипная угроза

Стереотипная угроза возникает, когда человек находится в ситуации, когда он боится сделать что-то, что может нечаянно подтвердить негативный стереотип.Это вызвано простым признанием того, что негативный групповой стереотип может применяться к вам в данной ситуации.

Важно понимать, что человек может столкнуться с угрозой. даже если он или она не верит стереотипу.

Стил и Аронсон (1995) провели эксперимент с участием афроамериканцев и белых студенты колледжа, которые прошли сложный тест, используя предметы из тест на пригодность (американский экзамен GRE Verbal) под один из двух условий.

В состоянии угрозы стереотипа ученикам сказали, что их результативность на тесте была бы хорошим индикатором их основные интеллектуальные способности.В условиях отсутствия угрозы им сказали, что тест проведен. просто упражнение по решению проблем и не было диагностическим способности.

Производительность сравнивалась в двух условиях, и результаты показали, что афроамериканские участники хуже, чем их белые коллеги, в состоянии стереотипной угрозы, но в отсутствии угрозы состояние их производительности равнялось с их белыми коллегами.

В другом исследовании (Shih, Pittinsky, and Ambady, 1999) азиатским женщинам тонко напомнили (с анкета) об их азиатской или женской идентичности перед сдачей сложного теста по математике.

Результаты показали, что женщины, напомнившие об их «азиатскости», показали лучшие результаты, чем контрольная группа, а женщины напомнили об их женской идентичности хуже, чем в контрольной группе.

Согласно Стилу, стереотипная угроза порождает «тревогу со стороны внимания» (Steele & Aronson, 1995, p. 809), которая вызывает эмоциональный стресс и «бдительное беспокойство», которые могут снизить производительность.

Студенты беспокоятся, что их будущее может быть поставлено под угрозу из-за восприятия обществом своей группы и отношения к ней, поэтому они не могут полностью сосредоточиться на внимание на вопросы теста.

Студенты, проходящие тест под угрозой стереотипов, также могут стать неэффективными на тесте, перечитав вопросы и варианты ответов, а также перепроверив их ответы, более чем когда не находится под угрозой стереотипов.

Это также может вызвать «атрибутивную двусмысленность» — человек получает низкую оценку и спрашивает: «Это что-то обо мне или из-за моей расы?»

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2015, 24 октября). Стереотипы . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/katz-braly.html

Ссылки на стиль APA

Cardwell, M. (1996). Психологический словарь . Чикаго, Иллинойс: Фицрой Дирборн.

Кац, Д., и Брэли, К. (1933). Расовые стереотипы ста студентов колледжа. Журнал аномальной и социальной психологии , 28, 280-290.

Ши М., Питтинский Т. Л. и Амбади Н. (1999).Восприимчивость к стереотипам: заметность идентичности и сдвиги в количественных показателях. Психологические науки, 10 (1) , 80-83.

Стил, К. М., и Аронсон, Дж. (1995). Угроза стереотипов и результаты интеллектуальных тестов афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 (5) , 797.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2015, 24 октября). Стереотипы . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/katz-braly.html

Определение, природа и причины | Психология

В этой статье мы обсудим стереотипы. Прочитав эту статью, вы узнаете о: 1. Определение стереотипов 2. Природа стереотипов 3. Причины и развитие 4. Функции 5. Важные исследования.

Содержание:

  1. Определение стереотипов
  2. Природа стереотипов
  3. Причины и развитие стереотипов
  4. Функции стереотипов
  5. 78 Определение стереотипов :

    Стереотипы были определены как ложное классификационное понятие, к которому, как правило, прилагается сильный эмоциональный тон симпатий или антипатий, одобрения или неодобрения. По словам Липпмама, стереотипы — это индивидуальные отношения, настолько сильно обусловленные коллективными контактами, что они становятся в высшей степени стандартизированными и единообразными внутри группы.

    Он также считал, что стереотип — это совокупность идей или установок, составляющих изображение наших голов или «апперцептивной массы», что означает, что весь опыт, приобретенный в прошлом, определяет наше восприятие объекта в определенный момент.

    Другими словами, поведение, восприятие и суждение о других, а также о себе определяется стереотипом, который мы заимствуем из нашей культуры. Это во многом определяет, какую группу фактов мы увидим и какой свет и какую тень мы будем отражать на них.

    Согласно Олпорту (1954), независимо от того, является ли он благоприятным или неблагоприятным, стереотип — это преувеличенное убеждение, утверждаемое категорией.

    Винаке определил стереотипы как «Набор названий черт, с которыми большой процент людей согласен как подходящие для описания какого-то типа людей». Таким образом, процесс стереотипирования проявляется как тенденция приписывать обобщенные и упрощенные символы группам людей на вербальных уровнях.

    Поскольку попытка увидеть все по-новому и подробно, по крупицам требует времени, и изнурительное чрезмерное обобщение фактов осуществляется через уже существующие мысленные образы и готовые факты.

    В этой связи Липпман говорит: «Сначала мы не видим, а затем определяем, мы сначала определяем, а затем видим. В великом расцвете и смятении внешнего мира мы выбираем то, что наша культура уже определила для нас.”

    Из-за чрезмерного обобщения или ложного обобщения люди классифицируются по различным типам, не тратя времени на то, чтобы увидеть, кто они на самом деле. «Нам рассказывают о мире до того, как мы его увидим, между этими двумя есть большой разрыв, но он имеет отношение к степени, а не к добру».

    Купусвами отмечает, что стереотипы — это социально стандартизированные концепции в отношении других групп. Они позволяют членам группы быстро и эффективно общаться друг с другом о других группах.

    Барон и Бирн (1988) считают, что стереотипы являются негативными схемами для социальных групп. Они представляют собой своего рода когнитивную основу для интерпретации и изучения социальной информации. Это сильно влияет на поступающую информацию и обработку информации. Информация, относящаяся к определенному стереотипу, обрабатывается и принимается быстрее, чем информация, не имеющая отношения к этому стереотипу.

    Кроме того, информация, соответствующая или эквивалентная стереотипам, обрабатывается в первую очередь и быстро.Если у кого-то сложится стереотип, что индийцы — ленивые люди, он сразу примет, если получит такую ​​информацию из окружающей среды. Но обратное ему нелегко принять.

    Даже сильные стереотипы могут побудить человека предпринять решительные усилия, чтобы их опровергнуть. Обычно мы запоминаем ту информацию, которая согласуется с нашими стереотипами, и забываем остальное, потому что информация, соответствующая нашей когнитивной работе, легко вписывается в нее.

    Таким образом, стереотип в значительной степени самоутверждается, побуждая человека вспомнить подтверждающую информацию.Доказательства действия таких негативных схем были представлены Довидио, Эвансом и Тайлером (1986) и Гринбергом и Зейнски (1985).

    Шериф и Шериф (1969) сказали, что групповой стереотип — это популярный термин, относящийся к соглашению между членами группы относительно их образа другой группы и ее членов. Они оперативно определили это с точки зрения доли членов группы, согласных с уровнями или атрибутами для другой группы и ее членов. Они также отмечают, что можно сказать, что стереотип существует, когда большая часть согласна с образом нашей группы.

    Психологически феномен стереотипа или группового стереотипа принципиально не отличается от концепции предубеждения или отношения. Шериф и Шериф считают, что их различие проистекает из природы стимулирующей ситуации, к которой они относятся (межгрупповые отношения), а не из психологических принципов, управляющих формированием концепций и установок или их изменением.

    Согласно Берду «Стереотипные реакции — это восприятие значимого расположения идей, берущее свое начало в основном из чувств и эмоций, а не из некоторых характеристик стимулирующих обстоятельств.«В стереотипах мысли и восприятия взаимно переплетаются.

    Исходя из приведенных выше определений и обсуждений стереотипов и их природы, свойства стереотипов можно резюмировать следующим образом:

    1. Стереотипы — это в основном фиксированные мысленные образы в голове.

    2. Стереотипы могут иметь некоторую стимулирующую ценность, но они являются ненаучными обобщениями.

    3. Стереотипы — это в основном ложные элементы.

    4. Стереотипы — это чрезмерно обобщенные идеи.

    5. Стереотипы связаны с эмоциональным переживанием.

    6. Группа разделяет стереотипы.

    7. В основном они носят негативный характер.

    8. Стереотипы возникают и растут, как отношения, предрассудки и другие социальные концепции.

    9. Стереотипы довольно жесткие, и их нелегко изменить.

    10. Стереотипы возникают из-за взаимоотношений внутри группы и за пределами группы, а также из личных и групповых конфликтов, в которые вложено много фантазий.

    11. Стереотипы возникают из социального взаимодействия и прошлого опыта.

    12. Стереотипы помогают в решении текущих проблем и в короткие сроки подстраиваются под текущую ситуацию за счет уже сформированных готовых идей.

    13. Стереотипы представляют собой разновидность когнитивных рамок и в значительной степени саморегулируются, побуждая человека вспоминать подтверждающую информацию.

    14. Информация, поддерживающая определенный стереотип, легко принимается и запоминается, в то время как отвергнутая информация не соответствует стереотипам.

    15. С помощью стереотипов неблагоприятные черты или прилагательные приписываются внешней группе, а благоприятные черты — внутренней группе.

    16. Идея стереотипа основана на нескольких фактах. Он имеет только стимулирующую ценность, но не имеет научного значения. Обычно это основано на частичной истине. Не все кабуливала — силоки. Лишь некоторые из них могут быть скупцами, и наш опыт ограничен несколькими Кабуливалами. Обобщение о Кабуливала можно выяснить, проведя статистический анализ.

    17. Стереотипы являются основным механизмом поддержания предрассудков и сопротивляются изменениям.

    18. Стереотипы влияют на многие наши повседневные и повседневные действия, восприятие и поведение в целом и окрашивают их.

    По словам Липпмана: «Сначала мы не видим, а потом определяем, сначала определяем, а потом видим. В великом цветущем, растущем беспорядке внешнего мира мы выбираем то, что наша культура уже определила для нас, и мы склонны воспринимать то, что мы переняли в форме стереотипов для нас нашей культурой.Стереотипы — это более или менее согласованное изображение головы, к которому приспособились наши привычки, вкусы, способности, комфорт и надежды. Они не могут быть полной картиной мира. Но они представляют собой картину возможного мира, который нас усыновил. В этом мире люди и предметы имеют свои хорошо известные места и делают определенные ожидаемые вещи. Мы чувствуем себя как дома, там мы вписываемся. Мы члены, мы знаем дорогу. Здесь мы находим очарование знакомого, нормального, надежного, его групп и делимся там, где мы привыкли их находить.


    2. Природа стереотипов:

    Когда различные члены общества взаимодействуют с материальными объектами внешнего мира и друг с другом, они развивают определенные идеи, отношения и мысленные образы по отношению к ним. Эти идеи и установки, названные когнитивными рамками, разработанными на основе прошлого опыта, используются для обработки и интерпретации последующей социальной информации.

    Таким образом, эти готовые идеи, также известные как схемы, «картинки в нашей голове», или мысленные образы, помогают человеку определить его нынешнее поведение и механизм реакции.Но какой бы то ни было мысленный образ о человеке или месте, идее или событии может быть неверным. Это называется стереотипами.

    В этом современном мире, который переживает конфликты и предрассудки, межгосударственную и международную напряженность, может быть необходимо знание фактора, лежащего в основе напряженности и конфликтов в социальной сфере.

    Важно не только просто знать стереотип, но и знать стереотип, основанный на результатах научных исследований и систематических исследований.С этой точки зрения исследования национальных, расовых групп и языковых стереотипов считаются чрезвычайно важными.

    Из-за наличия определенных фиксированных мысленных картинок о других существует недопонимание на всех уровнях, начиная от семейного до национального и международного. Группы людей, принятые группой по той или иной причине, получают положительную реакцию, и она становится внутренней группой.

    Шериф и Ховланд отмечают, что отношения, связанные с группами, помещенными в приемлемые категории, преимущественно благоприятны, а атрибуты, связанные с отраженными группами, в значительной степени неблагоприятны.Таким образом, принятие или непринятие группы связано с природой стереотипов.

    Как показывает опыт, каждый человеческий организм имеет в голове определенные статические идеи и фиксированные мысленные образы как самого себя, так и других.

    Рин сказал: «Мама говорит не играть с черными детьми,« почему »? — спросила Маргарет. «Увы! «разве ты не знаешь, мама сказала, что они очень пухлые и плохо одетые», — воскликнула Рин. Это простой, но связанный пример изображения черных детей в голове белой девочки.К мысленным образам и фиксированным конам такого типа Липпман (1920) впервые приписал уровень «Стереотипы».

    Политический комментатор Уолтер Липпман, автор знаменитого названия «Общественное мнение» (1922), заслужил заслугу в том, что он ввел понятие стереотипа в современную психологию.

    Стереотипы — это картинка в голове, которая фильтрует новостной эффект: то, что человек замечает и как он его видит. Это просто означает обозначение любого ложного образа других. Это неизменная поза или жест.Этимологически определенный термин «стереотип» произошел от греческого слова «стерео», что означает твердый.

    Как только стереотипы усвоены, они становятся фиксированными представлениями в человеческом сознании. Если кто-то говорит, например, что американцы материалисты, англичане формальны и дипломатичны, а индийцы суеверны, он выражает стереотипное обобщение, фиксированное представление о категории людей, представляющих конкретную нацию или страну.

    Такие обобщения верны в той степени, в которой вся концепция не может быть ошибочной, но истина может быть ограничена только несколькими людьми, и это случай чрезмерного обобщения, которое может быть вызвано эмоциональными причинами или чувством внутренней группы, находящейся вне группы и т. Д.


    3. Причины и развитие стереотипов :

    Стереотипы развиваются таким же образом, как и предрассудки. Социальное обучение и социальное восприятие, групповые нормы и референтные группы играют огромную роль в развитии стереотипов.

    Стереотип, таким образом, приобретается исключительно и определяется исключительно социокультурной обусловленностью. Стереотипы также основаны на раскаяниях, рассказах, анекдотах, и иногда реальный опыт имеет огромное значение в формировании и развитии стереотипов.

    С личной точки зрения стереотипы могут иметь бессознательную самооценку. Таким образом, Олпорт говорит, что можно вообразить свои собственные качества в группе и ненавидеть группу, потому что он находится в конфликте из-за тех же качеств в себе. Берд говорит, что стереотипы возникают в большей степени из-за чувств и эмоций человека с меньшим акцентом на характеристиках стимулирующих обстоятельств.

    Однажды девочка сказала своей маме: «Мама, женщина хочет тебя видеть». Мама возразила: «Не говори женщина, скажи леди».Маленькая девочка ответила: «Но мама, она из запланированной касты, и ты всегда называешь их женщинами»? Это показывает, как стереотипы растут из-за социального обучения и подражания.

    В великом расцветающем беспорядке внешнего мира мы улавливаем то, что наша культура уже определила для нас, и мы склонны воспринимать то, что мы переняли в форме стереотипов для нас нашей культурой.

    Наше восприятие состоит из двух типов объектов:

    (а) Восприятие природного объекта

    (б) Восприятие социального объекта.Восприятие природного объекта зависит от объективности стимула

    (c) Но мы учимся у других, как воспринимать социальные объекты.

    Здесь восприятие субъективно, на него влияют предвзятые нации. В социальном восприятии у нас есть стереотипы, основанные на том, чему учат другие.

    Нам рассказывают о мире, прежде чем мы его увидим. При восприятии природного объекта мы видим вещи такими, какие они есть, в то время как при восприятии социальных объектов мы видим вещи такими, какие мы есть, или нам рассказывают об этих вещах заранее, прежде чем мы их действительно увидим.Эмоциональные концепции и отношения более важны для развития стереотипов, чем знания и знакомство.

    Стереотипы возникают из опыта. Как уже указывалось, стереотип — это неразличимая конструкция, которая ассимилирует различные типы переживаний в один и тот же паттерн на основе незначительного сходства или ошибочного сходства. Стереотипы настолько убедительны и важны, что многие исследователи пытались изучить их психологическую основу. Стереотипы часто основаны на когнитивных процессах согласно недавним взглядам.

    Согласно современным представлениям, их функционирование является результатом особых мыслительных процессов. Пока стереотип находится в нашем сознании, человека никогда не заставляют исследовать причины, лежащие в его основе. Такие стереотипы можно использовать как повод для продолжения вражды.

    Раскрывая причины и развитие стереотипов, Липпман отмечает: «Каждый из нас живет и работает на небольшой части земной поверхности, движется в небольшом кругу, и из этих знакомых знает только несколько человек.Наше мнение неизбежно охватывает большее пространство, более длительный охват времени, большее количество вещей, чем мы можем полностью наблюдать. Следовательно, они должны быть составлены из того, что сообщили другие и что мы можем вообразить ».

    По словам Рут Бенедит (1942) «Первый урок истории в этом отношении состоит в том, что когда какая-либо группа, находящаяся у власти, желает преследовать или экспроприировать другую группу, она использует в качестве оправдания причины, которые известны и легко приемлемы в то время». Правдивость ее взглядов может быть реализована в трагических последствиях полномасштабного расизма в нацистской Германии, стремящейся к завоеванию мира.

    Шериф и Шериф (1961) придерживаются мнения, что «поскольку мир был оправдан расистами, в то время как все еще опасен в определенных частях Африки и на юге Америки, он попал в немилость в осведомленных кругах». Они также добавляют: «Попытки классифицировать людей привели к появлению нескольких различных классификаций, ни одна из которых не лишена противоречий. В любом случае, ни одна из этих классификаций не включает культурные черты или достижения, и ни одна не включает психические или психологические характеристики ».

    Результаты нескольких наблюдений, опыта и исследований показывают, что, несомненно, существуют групповые различия в поведении и отношениях.Но происхождение таких различий не обязательно может быть связано с биологическими и расовыми факторами.

    Хотя некоторые психологи до сих пор считают, что различия в результатах психологических тестов негров и белых указывают на изначальные различия в биологическом составе, никакие доказательства или эмпирические данные не подтверждают эту точку зрения. Но, с другой стороны, есть много исследований, которые показывают, что такие различия не являются нежными или биологическими, а связаны с окружающей средой.


    4. Функции стереотипов :

    Функционирование стереотипов является результатом особых процессов мышления.Согласно Кеннету и Мэри (1985) стереотипы в значительной степени помогают в сохранении и сохранении предрассудков. Стереотипы настолько жесткие, что сопротивляются любым изменениям в убеждениях и отношениях. Дифференциация поляризации, негативной памяти, предвзятости и иллюзорных корреляций говорит о том, как функционируют стереотипы.

    Выявлена ​​распространенная тенденция рассматривать стереотипы как разновидность негативного отношения. Миряне также думают, что стереотипы — это всегда плохо, что означает своего рода дефект в социальной интеграции.

    Итак, было сказано, что стереотипы беспочвенны и неприятны и предоставляют нам цели для злоупотреблений и социально приемлемые цели для агрессии. Но это лишь отчасти говорит о природе стереотипа, потому что стереотипы бывают и хорошими, и плохими, приятными и неприятными, нравятся и не нравятся и, следовательно, служат как хорошим, так и плохим целям.

    Стереотипы играют очень важную роль в развитии предрассудков и национальной и международной напряженности. Он контролирует, определяет и направляет социальное поведение.

    Привычки в еде, отношения с родителями, членами семьи, старшими и младшими, традиции и обычаи празднования брака, сексуальное поведение и т. Д. Контролируются стереотипами. В дополнение к этому, поведение различных каст, вероисповеданий и сообществ также контролируется различными стереотипами.

    Стереотипы также влияют на восприятие и суждения о социальных объектах. Олпорт (1954) считает, что стереотип действует как оправдывающее средство для категорического принятия или неприятия группы, а также как средство проверки и отбора для сохранения простоты восприятия и мышления.

    Стереотипы могут быть основаны на небольшом количестве фактов или иметь небольшую научную ценность и могут искажать или направлять человеческие суждения, но не обязательно являются глупыми или основанными на фантазиях. Они удобны в использовании и экономят время. Но они не точны, поскольку основаны на чрезмерной категоризации и чрезмерном обобщении.

    Хотя ценность стереотипа как стимула намного меньше, поскольку он основан лишь на нескольких случаях, он не всегда служит отрицательной цели и не всегда является социальным злом. Стереотипы полезны для плавного и совместного взаимодействия, для развития удовлетворительных отношений, для быстрого восприятия и обучения и быстрых решений.Многие стереотипы, по-видимому, содержат некоторую долю истины с точки зрения Г. Олпорта (1954).

    Они часто основаны на достаточном количестве фактов, чтобы их можно было использовать для прогнозирования действий других людей. Пибоди (1985) провел исследование стереотипов, когда люди из шести разных стран, таких как англичане, русские, немцы, американцы, французы, итальянцы, продемонстрировали почти единодушное согласие в оценке своего собственного и национального характера других людей.

    Стереотипы не являются полностью ложными или необоснованными, как предрассудки.У них есть некоторая социальная ценность и некоторая стимулирующая ценность.

    Однако наиболее обескураживающими аспектами стереотипов является то, что многие из наших стереотипов служат эмоциональным и эгоистическим интересам и, следовательно, уходят глубже, чем есть на самом деле. Система стереотипов может быть стержнем личной культуры и защитой своего положения в обществе.

    Многие стереотипы могут быть логически ложными концепциями, но поскольку люди живут не логикой, а любовью и ненавистью, страхом и гневом, тревогой и напряжением, превосходством и незащищенностью, стереотипы существовали, существуют и будут существовать в будущем.Они неизбежны в социальной и личной жизни человека.

    Он должен полагаться на стереотипы для быстрого восприятия и обучения, а также для быстрой адаптации к ближайшему окружению. Итак, стереотипы необходимы. Но чтобы избежать негативных последствий стереотипов, следует проявлять осторожность.

    Дональд и Кэмпбелл (1967) говорят, что следует проявлять осторожность в отношении:

    (i) переоценки защиты между группами

    (ii) недооценки вариаций внутри группы и

    (iii) оправдания враждебности или угнетение.


    5. Важные исследования стереотипов:

    Из-за огромного значения стереотипов в социальной жизни несколько психологов были привлечены к изучению стереотипов. Здесь кратко обсуждаются некоторые из доступных важных исследований.

    Геринг изучил фотографии преступников и суждения художников и обнаружил, что на суждение художников о преступниках повлияло его представление о преступниках. Шереман обнаружил отрицательную корреляцию между высоким взором и успеваемостью.

    Райс (1926) провел классическое исследование влияния стереотипов на человеческое суждение. Результаты показали, что стереотипы могут искажать или направлять человеческое суждение, но не обязательно ложны. Кац и Барли (1932) изучали расовые и национальные стереотипы студентов колледжа. Кац и Бэрели (1932) сделали известное исследование стереотипов студентов колледжа.

    У них есть список из 84 черт американских студентов колледжей, который они получили от самих студентов ранее, и инструктируют каждого испытуемого выбрать 5 черт, которые они считают типичными для различных национальных групп.

    Результаты исследования показали относительно высокую степень последовательности среди студентов в присвоении черт различным национальным группам. 84% считали негров суеверными, а 75% утверждали, что они ленивы.

    Они считали, что 79% евреев — наемники. С другой стороны, 48% и 47% из них считают американцев трудолюбивыми и умными соответственно. Это показывает, что они приписывали неблагоприятные качества чужим группам, а благоприятные — своим (американцам).Самнер (1906) намного раньше упомянутого выше исследования рассматривал этот тип стереотипа из-за «этиоцентризма».

    По его словам, этноцентризм — это «взгляд на вещи, при котором в центре всего находится собственная группа, а все остальные масштабируются по отношению к ней ………. каждая группа питает свой собственный объект и близость, хвастается своим превосходством, превозносит свою божественность и с презрением смотрит на посторонних ».

    Согласно Шерифу, Купусвами и многим другим, когда нам не нравится другая группа, мы пристрастны и обычно приписываем им неблагоприятные черты, а когда нам нравятся группы или люди, мы приписываем им благоприятные качества.Лишь очень немногие люди рассудительно и критически относятся к своим положительным и отрицательным чертам.

    В этом контексте Шериф (1956) высказывает мнение : «Фактические стереотипы можно рассматривать как показатель социальной дистанции …………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………. своего положения на шкале социальной дистанции ».

    Когда некоторым людям не нравится определенная группа или сообщество по каким-либо причинам и по каким-либо причинам, они начинают создавать социальную дистанцию ​​по отношению к ним.Эта социальная дистанция взаимодействует в наших мыслях об этой группе.

    Степень неблагоприятных качеств возрастает с увеличением социальной дистанции. Чем больше разрыв или расстояние, тем больше приписываются неблагоприятные качества. Чем меньше зазор, тем более благоприятные качества приписываются. Это исследование отразило некоторые распространенные стереотипы, используемые широкой общественностью.

    Их результаты были аналогичны результатам Богардуса в эксперименте с социальной дистанцией. Зиллиг провел исследование на двух группах студентов, которым нравились и не нравились, и им были даны схожие задания.

    Отдельные лица в пользу понравившейся группы сообщили, что ученики выполнили задание правильно, хотя и допустили ошибки. В исследовании Хорвица некоторые красивые дома и картины были показаны некоторым белым из Южной Америки. Были заданы вопросы «что делает темнокожая женщина?» Несмотря на то, что цветных женщин не было, ответы были такими: «Она моет тарелки или убирает в доме».

    Блейк и Деннис попросили некоторых судей проверить черты, характерные для негров и белых.Гилберт (1950) повторил эксперимент Каца и обнаружил, что стереотипы со временем ослабевают, Стангер провел исследование фашистского отношения. Роль системы отсчета была связана со значением разных слов. Некоторые исследования подлежат описанию.

    Проблема стереотипов широко изучалась в Индии ЮНЕСКО. Рат и Дас (1957) провели исследование стереотипов о новичках колледжа в Ориссе. Целью исследования было выявить стереотипы первокурсников колледжа ория по отношению к другим национальностям на основе восхищенных и уничижительных черт характера.

    Синха и Упадхая (1960) провели исследование групповых и национальных стереотипов, Рат и Сиркар (1960) — кастовых стереотипов, Купусвами и Парашива Мурти — лингвистических стереотипов.

    Автор, Моханти (1968), провел исследование корреляции между напряжением и контактом, которое должно быть проведено в рамках всего исследования, в исследовании провинциальных стереотипов на группе из 200 студентов мужского и женского пола колледжа Ория, чтобы выяснить:

    (a) Унизительные стереотипы, враждебность и напряженность любого представителя выборки по отношению к жителям семи других штатов, таких как Пенджаб, Махараштра, Бихар, Бенгалия, Ассам, Орисса и Непал.

    (б) Благоприятные стереотипы по отношению к вышеперечисленным группам и по отношению к себе, корреляция между напряжением и контактом внутри группы, то есть субъектов Ории по отношению к другим внешним группам.

    (c) Когда контакт между двумя группами или национальностями усиливается, напряжение и враждебность между ними могут уменьшаться, поскольку каждая группа пытается понять другую с большим сочувствием и дружелюбием, и его ментальная картина для такой группы может измениться в положительном направлении. .

    Напротив, меньшее количество контактов может не дать правильную информацию о качествах группы или национальности другой группе, и, следовательно, их устоявшиеся представления могут не измениться.

    Следуя методу Каца и Барли изучения стереотипов, было проведено пилотное исследование для подготовки окончательной анкеты, которая содержала 60 черт, из которых 30 были благоприятными, а остальные 30 — уничижительными. Испытуемые пополнили список, отметив столько благоприятных и уничижительных черт, сколько они хотели для каждой национальности.

    Данные показали, что Бихарис занял первое место в шкале напряженности и седьмое (предпоследнее) место в шкале контактов, считаясь наиболее враждебной группой.Ученики ория поставили себя на первое место по шкале контактов и на последнее по шкале напряженности, т.е.они считали себя выше всех остальных групп.

    Другие группы, такие как ассамцы, махарастрицы, бенгальцы, пенджаби, непальцы и южноиндийцы, получили 2,5, 2,5, 4,4 и 7,0 соответственно по шкале напряженности и 6,8, 2,3, 5,0 и 4,0 соответственно по шкале контактов. Корреляция между натяжением и контактом составляет -,57, что указывает на отрицательную взаимосвязь между натяжением и контактом.

    Это говорит о том, что чем больше контакт между двумя группами, тем меньше напряжение и наоборот. Моханти (1968) провел еще одно исследование половых различий в языковых стереотипах среди студентов университетов, которое, вероятно, является первым в своем роде в Индии.

    Дать подробное описание языкового стереотипа. Цель заключалась в том, чтобы: черты к разным языковым группам.

    Мужчины и женщины составляют равную часть в обществе и берут на себя ответственность за продвижение межгосударственной гармонии и взаимопонимания. Поэтому важно знать, отличаются ли мужчины и женщины своими языковыми стереотипами.

    Выборка исследования состояла из 2 групп студентов мужского и женского пола, каждая из которых состояла из 100 предметов. Они были сопоставлены по уровню образования, социально-экономическому положению, возрасту и родному языку.

    Были включены семь лингвистических групп: пенджаби, мадраси, бехари и бенгали.Ассамцы, марахати и ория. Данные были собраны в соответствии с той же процедурой, что и в более раннем исследовании Моханти, о котором говорилось выше.

    Результаты исследования показали, что бехари и ассамцы считались наиболее неблагоприятной внешней группой как мужской, так и женской группами. Марахатты считались самой любимой группой, занимая первое место в шкале благоприятных черт обоих полов.

    Однако женская группа продемонстрировала менее враждебную тенденцию к бенгальцам, чем мужская группа, которая считала бенгальцев враждебной группой рядом с бихарцами и ассамцами.В остальных случаях разница между группами была незначительной.

    Результаты также показывают, что некоторые стандартные стереотипы были приписаны разным языковым группам, выраженным обоими полами, такими как пенджаби — храбрый и красивый, ория — ленивый, бихари — трус, ассамский — неграмотный, бенгальский — показной и гордый и марахаттский — храбрый. и честно.

    Также были отмечены различия в мужских и женских группах по определенным стереотипам, что указывало на тип отношений, существующих между оцениваемой и рейтинговой группами.Однако в стереотипах обеих групп по отношению к языковым группам больше единообразия, чем разнообразия.

    Оба этих исследования были проведены около 20 лет назад (он представляет собой автора и, следовательно, данные относятся к стереотипам и мысленным образам, существовавшим 20 лет назад. Последующее исследование этой проблемы, возможно, может показать, сохраняются ли те же стереотипы до сих пор. существующие, исчезли или полностью изменились

    Однако сравнение данных, полученных в результате второго исследования, проведенного в 1968 году, с исследованием, проведенным в 1954 году на первокурсниках колледжа Ориссы, показывает некоторое сходство.

    Бьюкенен и Кантрил (1953) сравнили прилагательные, используемые большинством людей в репрезентативных поперечных срезах в девяти европейских и американских странах для описания своей национальности, и нашли их наиболее благоприятными

    «когда немецкий психолог Хофштаттер (1957) сопоставил ответы в каждой стране с изображениями в каждой из других, он обнаружил очень высокую степень соответствия между изображениями, которые люди держат в своих собственных странах ».

    Неявные стереотипы и прогнозирующий мозг: познание и культура в «предвзятом» восприятии человека

    Взгляд на стереотип как на фиксированный набор атрибутов, связанных с социальной группой, исходит из основополагающего исследования экспериментальной психологии, проведенного Кацем и Брэйли (1933). .Сто студентов Принстонского университета попросили выбрать атрибуты, которые они ассоциируют с десятью конкретными национальностями, этническими и религиозными группами, из списка, состоящего из 84 характеристик. Затем исследователи собрали атрибуты, наиболее часто связанные с каждой группой. Кац и Брэйли (1933: 289) назвали эти ассоциации «групповой ошибочной установкой», подразумевающей ошибочное мнение (или отношение) от имени участников. Исследование было повторено в Принстоне Gilbert (1951) и Karlins et al.(1969), и подобные атрибуты, как правило, становились наиболее частыми для групп. Стойкость этих ассоциаций, таких как англичане как приверженцы традиций и консервативность, на протяжении более 35 лет часто узко истолковывалась как свидетельство фиксированной природы стереотипов. Тем не менее, более пристальный взгляд на данные показывает обратное. Редко был выбран атрибут более чем половиной участников: у англичан только «спортивный» в 1933 году, а «консервативный» в 1969 году достиг этого показателя. Также со временем менялись и проценты, и выбранные атрибуты.К 1969 году «спортивность» для англичан упала до 22%. К 1969 г. количество атрибутов в первой пятерке некоторых групп упало до менее 10%. Кроме того, стереотипы в целом имели тенденцию становиться более позитивными с течением времени. Однако то, что исследования действительно установили, было методологическим подходом к стереотипам как экспериментальному исследованию атрибутов «характера», связанных с социальными группами в сознании человека.

    Понятие неявных стереотипов основано на двух ключевых теоретических концепциях: ассоциативных сетях в семантической (знания) памяти и автоматической активации.Предполагается, что понятия в семантической памяти связаны вместе в терминах ассоциативной сети, при этом связанные концепции имеют более сильные связи или находятся ближе друг к другу, чем несвязанные концепции (Collins and Loftus, 1975). Таким образом, «доктор» имеет более сильную связь с «медсестрой» (или считается более близкой в ​​сети), чем с не связанными понятиями, такими как «корабль» или «дерево». Связанные понятия объединяются в кластер, например больница, врач, медсестра, пациент, палата, санитар, операционная и т. Д., В локальной сети (Payne and Cameron, 2013), которую иногда называют схемой (Ghosh and Gilboa, 2014; см. Hinton, 2016).Активация одного понятия (например, чтение слова «врач») распространяется на связанные понятия в сети (например, «медсестра»), делая их более доступными в период активации. Доказательства в пользу ассоциативной сетевой модели прибывают из времени отклика в ряде исследовательских парадигм, таких как распознавание слов, лексическое решение и предварительные задачи: например, Нили (1977) показал, что слово «медсестра» распознается быстрее в задаче на время реакции. после слова «доктор», чем когда перед ним стоит нейтральный штрих (например, ряд X) или несвязанное простое слово (например, «таблица»).Был проведен значительный объем исследований природы семантической ассоциации, которая отражает субъективный опыт, а также лингвистическое сходство, хотя люди, похоже, организуют свои семантические знания таким же образом, как и другие. Слабо связанные концепции могут быть активированы путем распространения активации на основе тематической ассоциации, а сложность структуры ассоциаций развивается с течением времени и опыта (De Deyne et al., 2016).

    Распространение активации одной концепции на другую рассматривалось как происходящее бессознательно или автоматически.В середине 1970-х годов было проведено различие между двумя формами умственной обработки: сознательной (или контролируемой) обработкой и автоматической обработкой (Shiffrin and Schneider, 1977). Сознательная обработка требует ресурсов внимания и может использоваться гибко и справляться с новизной. Однако для этого требуется мотивация и время, что может привести к относительно медленной последовательной обработке информации. Автоматическая обработка работает вне пределов внимания, происходит быстро и включает параллельную обработку.Однако он, как правило, негибкий и (в значительной степени) неконтролируемый. Канеман (2011) называет их Системой 2 и Системой 1 соответственно. Шиффрин и Шнайдер (1977) обнаружили, что обнаружение буквы среди чисел может быть выполнено быстро и без усилий, подразумевая автоматическое обнаружение категориальных различий букв и цифр. Обнаружение элементов из группы целевых букв среди второй группы фоновых букв потребовало времени и концентрации, требуя (сознательной) обработки внимания.Однако новые ассоциации (определенные буквы как цели и другие буквы как фон) можно было усвоить путем обширной практики, пока ассоциации были последовательными (цели никогда не использовались в качестве фоновых букв). После многих тысяч испытаний время обнаружения значительно сократилось: участники сообщали, что цели «выскакивают» из фоновых букв, подразумевая, что практика привела к автоматической активации целевых букв (на основе новых категорий букв-мишеней).Таким образом, последовательность опыта (практики) может привести к новым автоматически активируемым заученным ассоциациям. Однако, когда Шиффрин и Шнайдер (1977) поменяли местами цели и фоновые буквы после тысяч последовательных испытаний, производительность упала намного ниже начального уровня — время обнаружения было чрезвычайно медленным, требующим сознательного внимания, поскольку участники боролись с автоматической активацией старого, но -сейчас-неверные цели. Медленно и с дополнительной практикой в ​​виде тысяч испытаний производительность постепенно улучшалась с новой конфигурацией целевых и фоновых букв.Таким образом, хорошо отработанные семантические ассоциации, согласующиеся с опытом человека, могут автоматически активироваться при обнаружении категории, но однажды усвоенные, их чрезвычайно трудно отучить.

    Используя эти теоретические идеи, стереотипная ассоциация (например, «черный» и «агрессивность») может сохраняться в семантической памяти и автоматически активироваться, создавая неявный стереотипный эффект. Это было продемонстрировано Дивайном (1989). Белых участников попросили воспроизвести черты стереотипа черных, а также заполнить анкету для определения предубеждений.Дивайн обнаружил, что как люди с низким, так и с высоким уровнем предубеждений знали характеристики стереотипа черных. На следующем этапе исследования участники оценили враждебность человека, которого называли только Дональдом, описанного в абзаце из 12 предложений, как неоднозначно враждебное поведение, такое как требование возврата денег за то, что он только что купил в магазине. Перед описанием слова, относящиеся к стереотипу Блэка, быстро отображались на экране, но слишком быстро, чтобы их можно было распознать сознательно.Было показано, что эта автоматическая активация стереотипа влияет на суждение о враждебности Дональда участниками как с низким, так и с высоким уровнем предубеждений. Наконец, участников попросили анонимно перечислить свои взгляды на чернокожих. Люди с низким уровнем предубеждений дали больше положительных утверждений и больше убеждений (например, «все люди равны»), чем черт характера, тогда как участники с высоким уровнем предубеждений указали больше негативных высказываний и больше черт (таких как «агрессивность»).

    Девайн объяснил эти результаты, утверждая, что во время социализации члены культуры изучают существующие в этой культуре верования в отношении различных социальных групп.Благодаря своей повторяемости стереотипные ассоциации о людях из стереотипной группы прочно закрепляются в памяти. Из-за их широкого распространения в обществе более или менее каждый в культуре, даже непредвзятый человек, имеет неявные стереотипные ассоциации, доступные в семантической памяти. Следовательно, стереотип автоматически активируется в присутствии члена стереотипной группы и может влиять на мысли и поведение воспринимающего.Однако люди, чьи личные убеждения отвергают предрассудки и дискриминацию, могут сознательно подавлять влияние стереотипа в своих мыслях и поведении. К сожалению, как описано выше, сознательная обработка требует выделения ресурсов внимания, и поэтому влияние автоматически активируемого стереотипа может быть подавлено только в том случае, если человек осознает его потенциальную предвзятость в отношении активации и мотивирован на выделение времени и усилий для подавления это и заменить его в принятии решений преднамеренным нестереотипным суждением.Дивайн (1989: 15) рассматривал процесс утверждения сознательного контроля как «отказ от дурной привычки».

    Утверждалось, что ресурсы сознательного внимания используются только в случае необходимости, когда воспринимающий действует как «когнитивный скряга» (Fiske and Taylor, 1991): в результате Macrae et al. (1994) утверждали, что стереотипы можно рассматривать как эффективные «инструменты» обработки, позволяющие избежать необходимости «расходовать» ценные сознательные ресурсы обработки. Тем не менее, Девайн и Монтейт (1999) утверждали, что они могут быть сознательно подавлены, когда ищется непредвзятое восприятие.Кроме того, неявный стереотип автоматически активируется только тогда, когда член группы воспринимается с точки зрения определенного социального значения (Macrae et al., 1997), поэтому автоматическая активация не гарантируется при представлении члена группы (Devine and Sharp, 2009). Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что сознательная и автоматическая активация не исключают друг друга, но в социальном восприятии существует взаимодействие между двумя процессами. Социальный контекст также может влиять на автоматическую активацию, так что в контексте «заключенных» существует стереотипное предубеждение к черным (по сравнению с белыми), но не в контексте «юристов» (Wittenbrink et al., 2001). Действительно, Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что ряд ситуационных факторов и индивидуальных различий может повлиять на автоматическую активацию стереотипов, а сознательный контроль может подавить их влияние на социальное восприятие. Однако Барг (1999) был менее оптимистичен, чем Дивайн в отношении способности индивидуального сознательного контроля подавлять автоматически активируемые стереотипы, и предположил, что единственный способ остановить влияние имплицитного стереотипа — это «искоренение самого культурного стереотипа» (Барг (1999) : 378).Вместо модели когнитивно-скупой обработки когнитивных функций Барг предложил «когнитивного монстра», аргументируя это тем, что у нас нет той степени сознательного контроля, которую предлагает Девайн, чтобы смягчить влияние неявных стереотипов (Bargh and Williams, 2006; Bargh, 2011).

    Гринвальд и Банаджи (1995) призвали к более широкому использованию косвенных показателей имплицитного познания, чтобы продемонстрировать эффект активации вне сознательного контроля воспринимающего. Они были особенно обеспокоены неявными стереотипами, утверждая, что «автоматическое действие стереотипов обеспечивает основу для неявных стереотипов», цитируя такие исследования, как исследование Гертнера и Маклафлина (1983).В этом последнем исследовании, несмотря на низкие баллы участников по прямому самоотчету о предубеждениях, они по-прежнему достоверно быстрее реагировали на связь между «белым» и положительными качествами, такими как «умный», по сравнению с сочетанием «черного» с «черным». те же положительные атрибуты. Таким образом, они пришли к выводу, что косвенная мера времени реакции выявляла неявный стереотипный эффект. Следовательно, Greenwald et al. (1998) разработали тест неявной ассоциации (или IAT). Этот тест на время реакции ассоциации слов представляет пары слов в последовательности испытаний на пяти этапах, при этом на каждом этапе проверяется время реакции на различные комбинации пар слов.По результатам на разных этапах можно проверить время реакции на различные словесные ассоциации. Например, полюса концепции возраста, «молодой» и «старый», можно последовательно соединить с «хорошим» и «плохим», чтобы увидеть, соответствует ли время реакции на пару молодой-хороший и / или старый-плохой. достоверно быстрее, чем альтернативные пары, что свидетельствует о неявном стереотипе возраста. В качестве метода IAT может применяться к любой комбинации пар слов и, как результат, может использоваться для изучения ряда неявных стереотипов, таких как «белый» и «черный» для этнических стереотипов или «мужчины» и «женщины» для гендерные стереотипы в сочетании с любыми словами, связанными со стереотипными атрибутами, такими как агрессия или зависимость.Результаты были весьма впечатляющими. Последующее использование IAT последовательно демонстрирует неявные стереотипы для ряда различных социальных категорий, в частности, пола и этнической принадлежности (Greenwald et al., 2015). Неявные стереотипы теперь рассматриваются как один из аспектов неявного социального познания, который участвует в ряде социальных суждений (Payne and Gawronski, 2010).

    Критика результатов IAT поставила под сомнение, действительно ли он идентифицирует конкретное бессознательное предубеждение, не связанное с сознательным суждением (Oswald et al., 2013) или, как предположил Дивайн (1989), просто знание культурной ассоциации, которая может быть управляемой и запрещенной при принятии решений (Payne and Gawronski, 2010). В поддержку IAT, Greenwald et al. (2009) метаанализ 184 исследований IAT показал, что существует прогностическая достоверность неявных ассоциаций с поведенческими результатами в целом ряде предметных областей, а Greenwald et al. (2015) утверждают, что это может иметь значительные социальные последствия. Как следствие, если неявные стереотипы указывают на потенциально неконтролируемую когнитивную предвзятость, тогда возникает вопрос, как справиться с ее результатами при принятии решений, особенно для человека, искренне стремящегося к непредвзятому суждению.С явными предубеждениями борются с помощью ряда социально-политических мер — от антидискриминационных законов до обучения интервьюеров, но вмешательства в основном направлены на то, чтобы убедить или заставить людей действовать сознательно и без предубеждений. Lai et al. (2016) исследовали ряд методов вмешательства для уменьшения скрытых расовых предрассудков, таких как знакомство с противоречащими стереотипам образцами или поощрение мультикультурализма, но выводы были несколько пессимистичными. Различные вмешательства по-разному влияли на неявный стереотип (по данным IAT).Например, яркий контр-стереотипный пример (который участники читали) — вообразить, как идете в одиночестве ночью и подвергаться жестокому нападению со стороны белого и спасаемому чернокожим — оказался весьма эффективным. Однако из девяти вмешательств, рассмотренных Lai et al. (2016), все в какой-то степени были эффективны, но последующее тестирование показало, что положительный эффект исчез в течение дня или около того. Авторы пришли к выводу, что, хотя неявные ассоциации были гибкими в краткосрочной перспективе, эти (краткие) вмешательства не имели долгосрочного эффекта.Это может указывать на то, что неявные стереотипы прочно укоренились и могут реагировать только на интенсивные и долгосрочные вмешательства (Devine et al., 2012). Lai et al. (2016) также предполагают, что дети могут быть более восприимчивы к неявному изменению стереотипов, чем взрослые.

    Проблема в том, что, если люди не способны сознательно изменить свои неявные «предубеждения», в какой степени они несут ответственность за действия, основанные на этих неявных стереотипах? Профессор права Кригер (1995) утверждал, что законодатели и юристы должны принимать во внимание психологические объяснения неявной предвзятости в своих суждениях.Например, в исследовании Cameron et al. (2010) участники оценили ответственность белого работодателя, который иногда дискриминировал афроамериканцев, несмотря на сознательное желание быть справедливым. Когда эта дискриминация была представлена ​​как результат неосознанной предвзятости, о которой работодатель не подозревал, тогда участники сочли, что личная ответственность за дискриминацию ниже. Однако, когда ему сказали, что скрытая предвзятость была автоматическим «внутренним ощущением», о котором работодатель знал, но который трудно контролировать, не привело к такому же снижению моральной ответственности.Это также имеет потенциальное юридическое значение (Krieger and Fiske, 2006), поскольку закон традиционно предполагал, что ответственность за дискриминационный акт лежит на индивидуальном предприятии, совершающем это действие, с допущением о лежащей в основе дискриминационной мотивации (намерении). Эффектом неявного стереотипного предубеждения может быть дискриминационное действие, которое человек не планировал и не осознавал.

    Неявная стереотипная предвзятость бросает вызов человеку как единственному источнику и причине его мыслей и действий.В огромном исследовании, в котором приняли участие более двухсот тысяч участников, все граждане США, Axt et al. (2014) использовали MC-IAT, вариант IAT, для изучения неявной предвзятости в суждениях об этнических, религиозных и возрастных группах. В то время как участники демонстрировали фаворитизм внутри группы, во время их ответа возникла последовательная иерархия социальных групп. Что касается этнической принадлежности, с точки зрения положительности оценки, белые были самыми высокими, за ними следовали азиаты, чернокожие и латиноамериканцы, причем такой же порядок был получен от участников из каждой из этнических групп.В отношении религии был создан последовательный порядок христианства, иудаизма, индуизма и ислама. Что касается возрастного исследования, положительные оценки были связаны с молодежью, с постоянным порядком детей, молодых людей, взрослых среднего возраста и пожилых людей среди участников всех возрастов, от подростков до шестидесяти лет. Axt et al. утверждал, что последовательные неявные оценки отражают культурные иерархии социальной власти (и социальных структур), «глубоко укоренившиеся в социальном сознании» (Axt et al., 2014: 1812). Они также предполагают, что эти неявные предубеждения могут «не поддерживаться и даже противоречить сознательным убеждениям и ценностям» (Axt et al., 2014: 1812). Сосредоточение внимания на когнитивной предвзятости с ее следствием предвзятого суждения индивида имеет тенденцию игнорировать важность культуры в познании. Вот этот вопрос и рассматривается здесь.

    Что такое стереотип?

    Стереотипы — это характеристики, навязываемые группам людей из-за их расы, национальности и сексуальной ориентации.Эти характеристики, как правило, являются чрезмерным упрощением вовлеченных групп, и даже если они кажутся «положительными», стереотипы вредны.

    Вы знали?

    Стереотипы определенных групп, даже если их оформить как «позитивные», имеют негативные последствия. Примером этого является миф о «образцовом меньшинстве», которое широко привязалось к людям азиатского происхождения.

    Стереотипы против. Обобщения

    Хотя все стереотипы являются обобщениями, не все обобщения являются стереотипами.Стереотипы — это широко распространенные чрезмерные упрощения группы людей, в то время как обобщения могут быть основаны больше на личном опыте, а не на широко распространенном факторе.

    В Соединенных Штатах определенные расовые группы были связаны со стереотипами, такими как хорошие математические способности, легкая атлетика и танцы. Эти стереотипы настолько хорошо известны, что средний американец без колебаний попросит указать, какая расовая группа в этой стране, например, имеет репутацию выдающегося игрока в баскетболе.Короче говоря, когда человек строит стереотипы, он повторяет культурную мифологию, уже существующую в конкретном обществе.

    С другой стороны, человек может сделать обобщение об этнической группе, которая не укоренилась в обществе. Например, кто-то, кто встречает несколько человек из определенной страны и находит их тихими и сдержанными, может сказать, что все граждане данной страны тихие и сдержанные. Подобное обобщение не допускает разнообразия внутри групп и может привести к стигматизации и дискриминации групп, если связанные с ними стереотипы в значительной степени негативны.

    Пересечение

    Хотя стереотипы могут относиться к определенному полу, расе, религии или стране, часто они связывают вместе различные аспекты идентичности. Это известно как интерсекциональность. Например, стереотип о черных геях может включать расу, пол и сексуальную ориентацию. Хотя такой стереотип нацелен на конкретную группу, а не на черных людей в целом, по-прежнему проблематично намекнуть на то, что все чернокожие геи одинаковы. Слишком много других факторов составляют личность любого человека, чтобы приписать ему фиксированный список характеристик.

    Различные стереотипы также могут присутствовать в более крупных группах, что приводит к таким вещам, как гендерные стереотипы внутри одной и той же расы. Определенные стереотипы применимы к американцам азиатского происхождения в целом, но если разбить американское население азиатского происхождения по полу, можно обнаружить, что стереотипы в отношении американских мужчин азиатского происхождения и американок азиатского происхождения различаются. Например, женщины из расовой группы могут считаться привлекательными из-за фетишизации, а мужчины из той же расовой группы могут рассматриваться как полная противоположность.

    Даже стереотипы, применяемые к расовой группе, становятся несовместимыми, когда члены этой группы разбиваются по происхождению. Стереотипы о чернокожих американцах отличаются от стереотипов о чернокожих людях из Карибского бассейна или чернокожих из африканских стран.

    Стереотипов — IResearchNet

    Определение стереотипов

    Стереотипы — это обобщенные представления о характеристиках, связанных с членами социальной группы. В 1922 году журналист Вальтер Липпманн впервые популяризировал термин «стереотип», который он описал как образ, который люди имеют в головах о том, что такое социальная группа.Ранние исследователи изучали содержание социальных стереотипов, прося людей указать, какие психологические черты они связывают с различными этническими и национальными группами (например, немцами, чернокожими, евреями). Это исследование показало, что существует значительный консенсус в отношении общественного мнения об этих социальных группах, при этом в целом твердое согласие относительно того, какие характеристики являются типичными для каждой группы. Также была тенденция к тому, что эти «картинки в нашей голове» содержали больше отрицательных, чем положительных характеристик.

    Истоки стереотипов

    Недавнее исследование показывает, что стереотипы, как правило, группируются вокруг двух общих тем. Одна из тем касается компетентности: умны и успешны ли члены группы? Вторая тема касается теплоты: приятны ли члены группы, дружелюбны и безобидны? Возможно, неудивительно, что члены доминирующей (большинства) социальной группы склонны рассматривать свою группу как компетентную и дружелюбную. Многие другие группы рассматриваются со смесью двойственных стереотипов.Некоторые группы, такие как женщины и пожилые люди, обычно считаются довольно дружелюбными, но некомпетентными, тогда как другие группы, такие как азиаты и евреи, обычно рассматриваются большинством как вполне компетентные, но лишенные теплоты. Лишь относительно небольшое число групп (например, бездомных, наркоманов) не имеют недостатков по обоим параметрам. Однако в целом данное исследование подтверждает, что стереотипы многих социальных групп отмечены как минимум одной негативной темой.

    Многие исследования последних десятилетий посвящены изучению когнитивных процессов, лежащих в основе стереотипов.С этой точки зрения стереотипы выполняют функцию знания, организуя и структурируя понимание социальной среды. С точки зрения социального познания подчеркивается, что стереотипы возникают в результате нормального повседневного функционирования основных психических процессов, таких как внимание, память и умозаключения. В повседневной жизни человек может по-разному узнавать информацию о членах различных социальных групп. Их можно увидеть по телевизору, услышать, как друзья говорят о них, или встретиться с ними лично.С точки зрения социального познания утверждается, что стереотипы, формируемые человеком, будут определяться тем, на какие аспекты этого парада информации он или она обращает внимание и запоминает. По сути, существует базовый процесс обучения, связанный с формированием стереотипов, но этот процесс не обязательно может быть объективным и беспристрастным. Действительно, важный вопрос, который еще не решен полностью, — это то, в какой степени повседневные процессы обучения приводят к достаточно точным стереотипам.

    Конечно, интуитивно кажется маловероятным, что кто-то может сформировать дико неточные стереотипы, и даже если бы он и сделал, все еще неясно, как он или она могли бы поддерживать их перед лицом постоянного отрицания. Тем не менее, исследования социального познания показывают, что люди действительно могут систематически предвзято относиться к тому, что они «знают» о социальных группах. Люди часто обладают обширной ментальной базой данных, содержащей доказательства, подтверждающие очевидную точность их стереотипов, но эти, казалось бы, убедительные доказательства могут быть в значительной степени иллюзорными.Во-первых, для того, чтобы люди сформировали точные образы социальной группы, им необходимо познакомиться с репрезентативными выборками членов группы; однако репрезентативная выборка может оказаться трудной (особенно для групп, с которыми лично сталкиваются реже), если средства массовой информации, сплетни и другие формы публичного дискурса выборочно сосредотачиваются на более негативных аспектах поведения социальной группы. Даже если доступен репрезентативный образец поведения, люди все равно должны быть одинаково чувствительны ко всем типам представленной информации, чтобы их мысленный образ группы был объективно точным.Исследования показывают, что опять же существует тенденция уделять больше внимания негативной информации, особенно когда она связана с определенной социальной группой (например, с группой меньшинства). И когда люди начинают с четкого ожидания относительно того, что собой представляет группа, они могут быть предвзяты в том, что они воспринимают и запоминают в впоследствии полученной информации о группе. Хотя вопрос о том, насколько точны большинство социальных стереотипов, остается открытым, имеющиеся исследования показывают, что преувеличенные и неточные стереотипы могут формироваться и сохраняться, по крайней мере, при некоторых обстоятельствах.

    Последствия стереотипов

    Когда человек встречает члена стереотипной группы, стереотипы, связанные с этой группой, могут активироваться автоматически; то есть конкретные характеристики, которые считаются типичными для группы, могут стать более доступными в сознании человека. Этот процесс активации стереотипа может происходить даже в тех случаях, когда человек лично не поддерживает или не принимает стереотип как верный. Пока существует ассоциация между группой и стереотипными характеристиками, хранящимися в памяти (например,g., из-за частого воздействия на общие культурные образы группы), стереотип может активироваться при встрече с членом стереотипной социальной группы. Если это произойдет, стереотип может повлиять на восприятие и отношение к этому человеку. Большинство этих эффектов возникают быстро, непроизвольно и часто без какого-либо осознания того, что они имеют место.

    Социальные психологи разработали несколько способов обнаружения того, что стереотипы активируются в сознании людей быстро и автоматически.Например, исследования показывают, что на многих людей подобным образом влияют гендерные стереотипы. Участникам предоставляется серия фотографий мужчин и женщин, и после каждой фотографии они должны как можно быстрее реагировать на целевое слово. Увидев изображение мужчины, люди, как правило, быстрее реагируют на стереотипно мужские концепции (например, «сильный»), но достоверно медленнее реагируют на стереотипно женские концепции (например, «мягкие»). Обратный паттерн происходит после экспонирования фотографии женщины.Таким образом, простая встреча с изображением человека — это все, что требуется для того, чтобы гендерные стереотипные концепции стали более доступными для восприятия. Автоматическая активация стереотипов — обычное дело, но отнюдь не универсальное. Существуют существенные индивидуальные различия, и непосредственный контекст тоже важен. Например, в ситуационном контексте, в котором этническая принадлежность важнее пола, один и тот же набор целевых фотографий может вызывать автоматические расовые стереотипы, но не гендерные стереотипы.Однако в большинстве случаев у человека действительно создается какое-то быстрое впечатление о другом человеке, и часто это впечатление частично основано на применении активированных стереотипов в отношении некоторых (но, вероятно, не всех) социальных групп целевого человека.

    После активации стереотипы могут оказывать множество важных эффектов на то, как человек видит мир. Например, если стереотип активирован, он может повлиять на то, как человек интерпретирует неоднозначное поведение. Если кто-то придерживается стереотипа, что арабы опасны, то даже довольно приземленное поведение араба (или кого-то, кто отдаленно похож на араба) может принять в сознании, казалось бы, зловещий оттенок.В такой ситуации неоднозначное поведение приравнивается к стереотипным идеям, которые активизируются в сознании воспринимающего. Стереотипы также могут влиять на то, как человек объясняет социальные события. Например, лидерские качества стереотипно ассоциируются больше с мужчинами, чем с женщинами. Успешному руководителю-мужчине часто приписывают деловую смекалку и лидерские качества, тогда как успешную работу женщины-руководителя можно объяснить благоприятными экономическими условиями или даже слепой удачей. Поскольку причины большинства событий часто по крайней мере несколько неоднозначны, стереотипы могут влиять на то, какие элементы ситуации выделяются как причинно-следственные.Стереотипные исходы легко предполагают стереотипные личные причины (например, лидерские качества мужчины), в то время как противоположные стереотипы требуют ситуативных или временных причин (например, благоприятных рыночных условий). Обратите внимание, что эти искажающие эффекты стереотипов имеют тенденцию усиливать кажущуюся точность стереотипа, добавляя в свою мысленную базу данных подтверждающих примеров (одновременно игнорируя или не принимая во внимание опровергающие примеры).

    Стереотипы также могут быть самовоспроизводящимися в том смысле, что люди, придерживающиеся сильных стереотипов, могут действовать таким образом, чтобы подтвердить свои убеждения.Например, если человек считает, что афроамериканцы настроены враждебно, он может относиться к афроамериканцам относительно недружелюбно; такое обращение часто имеет тенденцию вызывать также недружелюбную реакцию, тем самым как бы подтверждая ожидаемую враждебность. Подобные самоисполняющиеся пророчества лишь усиливают стереотипную достоверность.

    Люди формируют стереотипы о всех видах социальных групп, но большая часть социально-психологических исследований сосредоточена на стереотипах о группах, определяемых основными демографическими характеристиками (такими как этническая принадлежность, пол или возраст).Из-за исторической несправедливости, связанной с расизмом, сексизмом и эйджизмом, исследователи пытались понять связь между стереотипами и дискриминацией в этих конкретных областях. В большинстве случаев кажется, что люди не участвуют в общей дискриминации по отношению к группам меньшинств; то есть они не склонны отрицательно или несправедливо реагировать на членов группы в целом, независимо от контекста или обстоятельств. Вместо этого формы дискриминации часто совпадают с содержанием стереотипов.Дискриминация по признаку пола является ярким примером. Женщины сталкиваются с дискриминацией при приеме на работу в первую очередь в ситуациях, когда они стремятся взять на себя традиционно мужские роли (например, руководитель бизнеса), но не в тех случаях, когда они стремятся к традиционно женским ролям (например, школьный учитель). Стереотипы создают ожидание, что женщины, несмотря на их многочисленные положительные качества, «не обладают тем, что нужно», чтобы быть сильными и эффективными руководителями бизнеса. Исследования расовых стереотипов также показывают, что расовая дискриминация в отношении этнических меньшинств гораздо более вероятна в стереотипных случаях.В некоторых исследованиях, например, афроамериканцы и латиноамериканцы с большей вероятностью были признаны виновными в преступлениях синих воротничков (таких как кража или нападение), чем белые ответчики, но картина обратная для преступлений с белых воротничков (таких как растрата или компьютерный взлом). Таким образом, люди не дискриминируют какую-либо конкретную группу по всем направлениям; скорее, содержание социальных стереотипов определяет направленность и форму дискриминации, с которой сталкиваются члены стереотипных групп.

    Социальные психологи не единственные, кто замечает эту связь между стереотипами и дискриминацией.В течение 20 века широкая общественность также стала ассоциировать стереотипы в отношении этих групп с социальной несправедливостью, что привело к распространенному мнению о том, что стереотипы неуместны и неприемлемы. В результате люди часто отказываются от стереотипных идей, но, как уже отмечалось ранее, это личное неприятие стереотипов не дает гарантии того, что их активация и влияние будут предотвращены. Одна из стратегий предотвращения нежелательных стереотипных реакций — это попытаться подавить стереотипы или предотвратить их появление в сознании.Многочисленные исследования изучали влияние попытки избавиться от стереотипных мыслей. В этом исследовании подчеркивается, что, хотя процесс активации и использования стереотипов часто бывает довольно эффективным и в значительной степени автоматическим, процесс попытки подавить эти стереотипы обычно требует гораздо больше усилий. Чтобы добиться успеха, нужны умственная энергия и целенаправленные усилия. Если воспринимающие имеют последовательную мотивацию и достаточно свободного внимания, они могут преуспеть в подавлении стереотипных реакций, но если их мотивация теряет свою мотивацию или они отвлекаются, попытка подавления стереотипов может на самом деле привести к обратному эффекту, при котором стереотипы становятся даже более доступными, чем они были бы таковыми, если бы никогда не предпринимались попытки подавления.К счастью, появляется все больше свидетельств того, что воспринимающие могут отучиться от нежелательных культурных стереотипов и стать достаточно эффективными в подавлении этих стереотипов. Исследования, изучающие самые быстрые реакции, которые происходят в первые секунды встречи с членом стереотипной группы, подтверждают, что люди могут преуспеть в преодолении стереотипных предубеждений и что этот процесс подавления стереотипных реакций не должен оставаться трудоемким и утомительным (хотя он может начаться туда).

    Влияние стереотипов

    Стереотипы играют важную роль в том, как люди воспринимают и формируют впечатления о других. После того, как человека классифицируют как члена определенной группы, о нем можно судить с точки зрения групповых ожиданий. В отсутствие явного отрицания этого человека можно легко рассматривать как «типичного» члена этой группы, взаимозаменяемого с другими членами группы. В отличие от таких впечатлений, основанных на категориях, воспринимающие могут вместо этого судить людей на основе личных качеств, некоторые из которых могут быть типичными для их группы, но многие из них нет.Этот процесс индивидуации, хотя и избегает рисков неточного или преувеличенного стереотипирования, требует гораздо больших затрат времени и энергии. Чтобы узнать личные качества человека, а не просто предположить, что он или она обладают типичными для группы атрибутами, требуется довольно обширный контакт и беспристрастная оценка человека, с которым встречается. Учитывая эти требования, стереотипы часто могут быть процессом по умолчанию, определяющим социальное восприятие, когда потребность или желание точных впечатлений не особенно актуальны.

    Артикул:

    1. Йост, Дж. Т., и Гамильтон, Д. Л. (2005). Стереотипы в нашей культуре. В Дж. Ф. Довидио, П. Глик и Л. А. Рудман (ред.), О природе предубеждений: пятьдесят лет после Олпорта (стр. 208-224). Мальден, Массачусетс: Блэквелл.
    2. Липпманн, В. (1961). Общественное мнение. Нью-Йорк: Макмиллан.
    3. Operario, D., & Fiske, S. T. (2004). Стереотипы: содержание, структуры, процессы и контекст. В М. Б. Брюэр и М. Хьюстон (ред.), Социальное познание (стр.120-141). Мальден, Массачусетс: Блэквелл.
    4. Куинн, К. А., Макрэ, К. Н., Боденхаузен, Г. В. (2003). Формирование стереотипов и впечатлений: как категоричное мышление формирует восприятие человека. В книге М. А. Хогга и Дж. Купера (редакторы), «Мудрец, руководство по социальной психологии» (стр. 87-109). Лондон: Мудрец.
    5. Шнайдер Д. Дж. (2003). Психология стереотипов. Нью-Йорк: Guilford Press.

    стереотипов, предрассудков и дискриминации | Введение в социологию

    Цели обучения

    К концу этого раздела вы сможете:

    • Объясните разницу между стереотипами, предрассудками, дискриминацией и расизмом
    • Определение различных типов дискриминации
    • Взгляд на расовую напряженность через социологическую призму

    Термины стереотип, предрассудки, дискриминация и расизм часто используются как синонимы в повседневной беседе.Давайте исследуем различия между этими концепциями. Стереотипы — это упрощенные обобщения о группах людей. Стереотипы могут быть основаны на расе, этнической принадлежности, возрасте, полу, сексуальной ориентации — практически любой характеристике. Они могут быть положительными (обычно в отношении собственной группы, например, когда женщины предполагают, что они менее склонны жаловаться на физическую боль), но часто могут быть отрицательными (обычно в отношении других групп, например, когда члены доминирующей расовой группы предполагают, что подчиненная расовая группа группа тупая или ленивая).В любом случае стереотип — это обобщение, не учитывающее индивидуальных различий.

    Откуда берутся стереотипы? На самом деле новые стереотипы создаются редко; скорее, они заимствованы из подчиненных групп, которые ассимилировались в обществе, и повторно используются для описания новых подчиненных групп. Например, многие стереотипы, которые в настоящее время используются для характеристики чернокожих, ранее использовались в американской истории для характеристики иммигрантов из Ирландии и Восточной Европы.

    Предрассудки и расизм

    Предубеждение относится к убеждениям, мыслям, чувствам и отношениям, которых кто-то придерживается в отношении группы. Предрассудки не основаны на опыте; напротив, это предубеждение, берущее свое начало вне реального опыта. Документальный фильм 1970 года под названием «Глаз бури» иллюстрирует путь развития предрассудков, показывая, как определение одной категории людей как высших (дети с голубыми глазами) приводит к предубеждениям против людей, которые не относятся к категории привилегированных.

    Хотя предрассудки не обязательно специфичны для расы, расизм является более сильным типом предубеждений, используемых для оправдания веры в то, что одна расовая категория каким-то образом превосходит или уступает другим; это также набор практик, используемых расовым большинством для ущемления расового меньшинства. Ку-клукс-клан — это пример расистской организации; вера его членов в превосходство белых на протяжении более столетия поощряла преступления на почве ненависти и разжигание ненависти.

    Институциональный расизм относится к тому, как расизм встроен в ткань общества.Например, непропорционально большое количество чернокожих мужчин, арестованных, обвиненных и осужденных за преступления, может отражать расовое профилирование, форму институционального расизма.

    Колоризм — это еще один вид предрассудков, при котором кто-то считает, что один тип тона кожи превосходит или уступает другому в пределах расовой группы. Исследования показывают, что более темнокожие афроамериканцы подвергаются большей дискриминации, чем светлокожие афроамериканцы (Herring, Keith, and Horton 2004; Klonoff and Landrine 2000).Например, если белый работодатель считает, что черный работник с более темным оттенком кожи менее способным, чем черный работодатель с более светлым оттенком кожи, это колоризм. По крайней мере, одно исследование показало, что колоризм влияет на расовую социализацию: темнокожие подростки мужского пола с более темной кожей получают больше предупреждений об опасности взаимодействия с представителями других расовых групп, чем темнокожие подростки мужского пола со светлой кожей (Landor et al., 2013).

    Дискриминация

    В то время как предубеждение относится к предвзятому мышлению, дискриминация состоит из действий против группы людей.Дискриминация может быть основана на возрасте, религии, состоянии здоровья и других показателях; Расовые законы против дискриминации направлены на решение этого комплекса социальных проблем.

    Дискриминация по признаку расы или этнического происхождения может принимать различные формы, от несправедливых жилищных норм до предвзятых систем найма. Открытая дискриминация давно стала частью истории США. В конце девятнадцатого века владельцы бизнеса нередко вешали таблички с надписью «Требуется помощь: ирландцам не нужно обращаться». А южные законы Джима Кроу с их знаками «Только для белых» являются примером открытой дискриминации, которая сегодня недопустима.

    Однако мы не можем стереть дискриминацию из нашей культуры, просто приняв законы, отменяющие ее. Даже если волшебной пилюле удастся искоренить расизм в душе каждого человека, само общество поддержит его. Социолог Эмиль Дюркгейм называет расизм социальным фактом, имея в виду, что он не требует продолжения действий отдельных лиц. Причины этого сложны и связаны с образовательной, уголовной, экономической и политической системами, которые существуют в нашем обществе.

    Например, когда газета идентифицирует обвиняемых в преступлении лиц по признаку расы, это может усилить стереотипы об определенном меньшинстве.Другой пример расистской практики — это расовое управление , при котором агенты по недвижимости направляют потенциальных домовладельцев в определенные районы или из них в зависимости от их расы. Расистские взгляды и убеждения часто более коварны, и их труднее определить, чем конкретные расистские практики.

    Предрассудки и дискриминация могут пересекаться и пересекаться во многих отношениях. Чтобы проиллюстрировать это, вот четыре примера того, как могут иметь место предрассудки и дискриминация. Беспристрастные недискриминационные люди непредубеждены, терпимы и принимают людей.Беспристрастными дискриминаторами могут быть те, кто бездумно практикует сексизм на своем рабочем месте, не рассматривая женщин на определенных должностях, которые традиционно занимали мужчины. Предвзятые недискриминационные люди — это те, кто придерживается расистских убеждений, но не действует в соответствии с ними, например, владелец магазина расистского толка, обслуживающий клиентов из числа меньшинств. К предвзятым дискриминаторам относятся те, кто активно делает пренебрежительные замечания в адрес других или увековечивает преступления на почве ненависти.

    Дискриминация также проявляется по-разному.Приведенные выше сценарии являются примерами индивидуальной дискриминации, но существуют и другие типы. Институциональная дискриминация возникает, когда социальная система развивается с укоренившимся лишением избирательных прав группы, например, историческое неприятие военными США сексуальности меньшинств (политика «не спрашивай, не говори» отражала эту норму).

    Институциональная дискриминация может также включать повышение статуса группы, как, например, в случае привилегии белых , которая представляет собой выгоды, которые люди получают, просто будучи частью доминирующей группы.

    В то время как большинство белых людей готовы признать, что небелые люди живут с рядом недостатков из-за цвета их кожи, очень немногие готовы признать преимущества, которые они получают.

    Расовая напряженность в США

    Смерть Майкла Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, 9 августа 2014 года иллюстрирует расовую напряженность в Соединенных Штатах, а также совпадение предрассудков, дискриминации и институционального расизма. В тот день Браун, молодой безоружный темнокожий мужчина, был убит белым полицейским по имени Даррен Уилсон.Во время инцидента Уилсон велел Брауну и его другу идти по тротуару, а не по улице. Хотя свидетельства очевидцев различаются, они согласны с тем, что между Уилсоном и Брауном произошла ссора. Версия Уилсона гласит, что он стрелял в Брауна в целях самообороны после того, как Браун напал на него, в то время как Дориан Джонсон, друг Брауна, также присутствовавший в то время, утверждал, что Браун сначала убежал, а затем повернулся, подняв руки в воздух, чтобы сдаться, после чего Джонсон неоднократно стрелял в него (Nobles and Bosman 2014).Три вскрытия независимо друг от друга подтвердили, что в Брауна стреляли шесть раз (Lowery and Fears, 2014).

    Стрельба привлекла внимание к ряду межрасовых противоречий в Соединенных Штатах. Во-первых, члены преимущественно черного сообщества рассматривали смерть Брауна как результат того, что белый полицейский произвел на чернокожего мужчину расовое профилирование (Nobles and Bosman 2014). Через несколько дней выяснилось, что только три члена городской полиции из пятидесяти трех человек были черными (Nobles and Bosman, 2014).В течение следующих нескольких недель национальный диалог изменился: некоторые комментаторы указали на общенациональное осаждение расового неравенства и идентифицировали красной черты в Фергюсоне как причину несбалансированного расового состава в сообществе, в местных политических учреждениях и в обществе. полиция (Bouie 2014). Redlining — это практика регулярного отказа в ипотеке для домохозяйств и предприятий, расположенных в основном в сообществах меньшинств, в то время как осаждение расового неравенства описывает межпоколенческое воздействие как практического, так и узаконенного расизма, который ограничивает возможности чернокожих людей накапливать богатство.

    Расовый дисбаланс Фергюсона может частично объяснить, почему, хотя в 2010 году только около 63 процентов его населения были черными, в 2013 году чернокожие были задержаны на 86 процентах остановок, 92 процентах обысков и 93 процентах арестов (Офис генерального прокурора штата Миссури 2014). Кроме того, фактическая сегрегация в школах Фергюсона, разрыв в благосостоянии по расовому признаку, разрастание городов и уровень безработицы среди чернокожих, в три раза превышающий уровень безработицы среди белых, усугубили существующую расовую напряженность в Фергюсоне, а также отразили расовое неравенство в национальном масштабе (Bouie 2014 ).

    Несколько идентификаторов

    Игрок в гольф Тайгер Вудс имеет китайское, тайское, афроамериканское, коренное и голландское происхождение. Люди с множеством этнических групп становятся все более распространенными. (Фото любезно предоставлено familymwr / flickr)

    До двадцатого века смешанные расовые браки (называемые смешанными браками) были чрезвычайно редкими и во многих местах незаконными. В конце двадцатого века и в двадцать первом веке отношения изменились к лучшему.В то время как сексуальное подчинение рабов действительно приводило к появлению детей смешанной расы, эти дети обычно считались черными и, следовательно, являлись собственностью. Не существовало концепции множественных расовых идентичностей, за исключением, возможно, креолов. Креольское общество развивалось в портовом городе Новый Орлеан, где культура смешанной расы выросла из французских и африканских жителей. В отличие от других частей страны, у «цветных креолов» были большие социальные, экономические и образовательные возможности, чем у большинства афроамериканцев.

    Все чаще в современную эпоху отмена законов о смешанном браке и тенденция к равноправию и правовой защите от расизма неуклонно снижают социальную стигму, связанную с расовой экзогамией (экзогамия относится к браку вне основной социальной ячейки человека). В настоящее время дети от расово смешанных родителей признают и отмечают свою этническую принадлежность. Игрок в гольф Тайгер Вудс, например, имеет китайское, тайское, афроамериканское, индейское и голландское происхождение; он в шутку называет свою этническую принадлежность «каблинасианином», термин, который он ввел для обозначения нескольких своих этнических принадлежностей.Хотя это тенденция, она еще не проявляется во всех аспектах жизни нашего общества. Например, в ходе переписи населения США совсем недавно были добавлены дополнительные категории для людей, которые могут идентифицировать себя, например, небелые латиноамериканцы. Все большее число людей выбирают несколько рас, чтобы описать себя в переписи 2010 года, открывая путь к переписи 2020 года, чтобы предоставить еще больше возможностей для выбора.

    Флаг Конфедерации против Первой поправки

    Для некоторых флаг Конфедерации является символом гордости за историю Юга.Для других это мрачное напоминание об унизительном периоде прошлого Соединенных Штатов. (Фото любезно предоставлено Eyeliam / flickr)

    В январе 2006 года две девочки вошли в среднюю школу Берлесона в Техасе с кошельками с большими изображениями флагов Конфедерации. Школьные администраторы заявили девочкам, что они нарушают дресс-код, который запрещает носить одежду с несоответствующей символикой или одежду, дискриминационную по признаку расы. Чтобы остаться в школе, им нужно было, чтобы кто-нибудь забрал их кошельки или оставил их в офисе.Девочки решили пойти домой на день, но затем оспорили решение школы, обратившись сначала к директору, затем к окружному суперинтенданту, затем в Окружной суд США и, наконец, в Апелляционный суд Пятого округа.

    Почему школа запретила кошельки и почему она стояла за этим запретом, даже когда против нее подавали в суд? Почему девушки, анонимно указанные в судебных документах как А. и A.T., прибегают к таким строгим юридическим мерам, чтобы защитить свое право носить кошельки? Дело, конечно, не в кошельках: их украшает флаг Конфедерации.В данном случае стороны присоединяются к длинной череде людей и организаций, которые боролись за свое право выставлять его на показ, заявляя, что такой показ подпадает под гарантию свободы слова Первой поправкой. В конце концов, суд встал на сторону округа и отметил, что флаг Конфедерации несет достаточно значительную символику, чтобы нарушить нормальную школьную деятельность.

    Хотя многим молодым людям в Соединенных Штатах нравится верить, что расизм по большей части ушел в прошлое, этот случай показывает, насколько широко расизм и дискриминация существуют сегодня.Если флаг Конфедерации является синонимом рабства, есть ли место для его демонстрации в современном обществе? Те, кто борется за свое право вывесить флаг, говорят, что такое отображение должно быть охвачено Первой поправкой: право на свободу слова. Но другие говорят, что флаг эквивалентен разжиганию ненависти, что не охвачено Первой поправкой. Считаете ли вы, что установка флага Конфедерации должна рассматриваться как свобода слова или язык вражды?

    Сводка

    Стереотипы — это слишком упрощенные представления о группах людей.Предрассудки относятся к мыслям и чувствам, а дискриминация — к действиям. Расизм относится к убеждению, что одна раса по своей природе превосходит или уступает другим расам.

    Короткий ответ

    1. Как красная линия и расовое управление способствуют институциональному расизму?
    2. Приведите пример стереотипов, которые вы видите в повседневной жизни. Объясните, что должно произойти, чтобы это можно было устранить.

    Глоссарий

    колоризм
    убеждение в том, что один тип тона кожи превосходит или уступает другому в пределах расовой группы
    дискриминация
    предвзятые действия против группы лиц
    институциональный расизм
    Расизм, укоренившийся в социальных институтах
    предубеждение
    предвзятые мысли, основанные на ошибочных предположениях о группе людей
    расовое рулевое управление
    действие агентов по недвижимости, направляющих потенциальных домовладельцев в определенные районы или из них в зависимости от их расы
    расизм
    Набор взглядов, убеждений и обычаев, которые используются для обоснования убеждений в том, что одна расовая категория каким-то образом превосходит или уступает другим
    красная линия
    практика регулярного отказа в ипотеке для домашних хозяйств и предприятий, расположенных в основном в сообществах меньшинств
    осаждение расового неравенства
    влияние расизма де-факто и де-юре на поколения, ограничивающего возможности чернокожих накапливать богатство
    стереотипы
    излишне упрощенные представления о группах людей
    белый привилегия
    выгоды, которые люди получают, просто будучи частью доминирующей группы

    Дальнейшие исследования

    Насколько далеко должны распространяться права Первой поправки? Подробнее об этом читайте в Центре Первой поправки: http: // openstaxcollege.org / l / first_amendment_center

    Узнайте больше об институциональном расизме на сайте www.splcenter.org

    Узнайте больше о том, как развиваются предрассудки, посмотрев короткометражный документальный фильм «Глаз бури»: https://www.youtube.com/watch?v=FjSHOaugO-0

    Список литературы

    Буи, Жамель. (19 августа 2014 г.). «Почему пожары в Фергюсоне не скоро прекратятся». Slate.com. N.p., по состоянию на 9 октября 2014 г. (http://www.slate.com/articles/news_and_politics/politics/2014/08/ferguson_protests_over_michael_brown_won_t_end_soon_the_black_community.2.html)

    Херринг К., В. М. Кейт и Х. Хортон. 2004. Skin Deep: Как раса и цвет лица имеют значение в эпоху «дальтонизма» (ред.), Чикаго, Иллинойс: University of Illinois Press.

    Хадсон, Дэвид Л. 2009. «Студенты теряют портфель под флагом Конфедерации в 5-м округе». Проверено 7 декабря 2011 г. (http://www.firstamendmentcenter.org/students-lose-confederate-flag-purse-case-in-5th-circuit).

    Клонофф Э. и Х. Ландрин. 2000. «Является ли цвет кожи маркером расовой дискриминации? Объяснение взаимосвязи цвета кожи и гипертонии. Журнал поведенческой медицины . 23: 329–338.

    Лэндор, Антуанетта М., Лесли Гордон Саймонс, Рональд Л. Саймонс, Джин Х. Броуди, Чаландра М. Брайант, Фредерик X. Гиббонс, Эллен М. Гранберг и Джанет Н. Мелби. 2013. «Изучение влияния тона кожи на семейную динамику и результаты, связанные с расой». Журнал семейной психологии . 27 (5): 817-826.

    Лоури, Уэсли и Дэррил Фиерс. (31 августа 2014 г.). «Майкл Браун и Дориан Джонсон, друг, который был свидетелем его стрельбы». Вашингтон Пост . Проверено 9 октября 2014 г. (http://www.washingtonpost.com/politics/michael-brown-and-dorian-johnson-the-friend-who-witnessed-his-shooting/2014/08/31/bb9b47ba-2ee2 -11e4-9b98-8487

    093_story.html)

    Макинтош, Пегги. 1988. «Привилегия белых: распаковка невидимого рюкзака». Привилегия белых и привилегия мужчин: личное мнение о том, как приходить видеть корреспонденции через работу в женских исследованиях . Уэлсли, Массачусетс: Центр исследований женщин колледжа Уэллсли.

    Офис генерального прокурора штата Миссури. (без даты) «Отчет о расовом профиле». N.p. Проверено 9 октября 2014 г. (http://ago.mo.gov/VehicleStops/2013/reports/161.pdf).

    Знать, Фрэнсис и Джули Босман. (17 августа 2014 г.). «Вскрытие показывает, что Майкл Браун был поражен как минимум шесть раз». Нью-Йорк Таймс . Проверено 9 октября 2014 г. (http://www.nytimes.com/2014/08/18/us/michael-brown-autopsy-shows-he-was-shot-at-least-6-times.html)

    Ереванци. 2013. «Общественное мнение о межрасовых браках в США.» Wikimedia Commons . Проверено 23 декабря 2014 г. (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Public_opinion_of_interracial_marriage_in_the_United_States.png).

    Стереотипы — Психология — Oxford Bibliographies

    Работы в этом разделе представляют собой обзоры и введение в социальные научные концептуализации стереотипов. Эта концепция была впервые разработана Вальтером Липпманном в его книге об общественном мнении Lippmann 1922, которую стоит прочитать, хотя в ней отсутствуют научные данные, потому что в идеях Липпмана можно легко увидеть корни большей части современного мышления.Однако единственный наиболее влиятельный широкий обзор стереотипов дает Allport 1979 (первоначально опубликованный в 1954 году). Хотя в названии подчеркивается предубеждение, большая часть книги сосредоточена на стереотипах и составляет основу и отправную точку почти для всех современных исследований стереотипов, особенно с точки зрения социального познания. Ашмор и Дель Бока 1981, Бригам 1971, Хилтон и фон Хиппель 1996 — все это превосходные краткие статьи о том, что было известно о стереотипах до их соответствующих дат.Nelson 2009 — это отредактированный том, который содержит сборник статей, в которых анализируются широкие слои научной литературы, посвященной стереотипам. Оукс и др. 1994 представляет собой широкий и глубокий анализ стереотипов с точки зрения теорий социальной идентичности и самокатегоризации — точек зрения, которые были более влиятельными за пределами Соединенных Штатов (где преобладала точка зрения социального познания). Schneider 2004, пожалуй, лучший единый источник, когда-либо написанный о стереотипах — он стремится интегрировать широкие и иногда противоречивые точки зрения и данные в последовательную перспективу относительно того, что такое стереотипы, как они действуют и как они связаны с предрассудками и дискриминацией.

  6. Олпорт, Г. У. 1979. Природа предубеждений . 2-е изд. Нью-Йорк: Основные книги.

    Первоначально опубликовано в 1954 году. В рамках этой ранней классической книги Олпорт подробно обсуждает стереотипы и их отношение к реальности, предрассудкам, дискриминации, политике, личности и идентичности.

  7. Эшмор, Р. Д., и Ф. К. Дель Бока. 1981. Концептуальные подходы к стереотипам и стереотипам. В Познавательные процессы в стереотипах и межгрупповом поведении .Под редакцией Д. Л. Гамильтона, 1–35. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Обзор теоретических подходов к стереотипам. Определяет стереотипы как представления о характеристиках социальных групп. Это гибкое определение нейтрально в отношении (ир) рациональности, (не) точности, негативности и жесткости стереотипов; являются ли они широко разделяемыми, сознательными или жесткими; и вызывают ли они предубеждения, предубеждения и дискриминацию. Хороший источник политически и теоретически нейтрального осмысления стереотипов.

  8. Бригам, Дж. К. 1971. Этнические стереотипы. Психологический бюллетень 76.1: 15–38.

    DOI: 10.1037 / h0031446

    Полезный обзор большей части ранней литературы по этническим стереотипам. Поднимает вопросы об определении стереотипов, их содержании и развитии, их отношении к предрассудкам и методах, используемых для их изучения. Поскольку миряне и ученые одинаково используют термин «стереотип» в качестве обвинения в несостоятельности убеждений других людей (не собственных) о группах, Бригам определяет этнические стереотипы как «убеждения об этнической группе, которые наблюдатель считает необоснованными» (стр.29).

  9. Hilton, J. L., and W. von Hippel. 1996. Стереотипы. Ежегодный обзор психологии 47: 237–271.

    DOI: 10.1146 / annurev.psych.47.1.237

    Обширный обзор литературы, посвященной стереотипам, в основном 1980-х и 1990-х годов. Подчеркивает модели стереотипного представления; процессы, которые вызывают формирование стереотипов, включая самоисполняющиеся пророчества, бессознательную ковариацию обнаружения, иллюзорную корреляцию и однородность вне группы; процессы, поддерживающие стереотипы, включая прайминг, ассимиляцию, атрибуцию и память; применения стереотипов; и изменение стереотипов.

  10. Lippmann, W. 1922. Общественное мнение . Нью-Йорк: Харкорт, Брейс.

    Хотя эта книга была написана журналистом об общественном мнении много лет назад, она содержит самое раннее и одно из самых влиятельных психологических определений стереотипов — «картинок в голове» (стр. 16) о различных группах. Составляет основной корень взглядов, подчеркивающих неточность, отношение к предрассудкам, стереотипы как чрезмерные упрощения (когнитивный скупой взгляд) и стереотипы как оправдание неравенства.

  11. Нельсон, Т. Д., изд. 2009. Справочник по предубеждениям, стереотипам и дискриминации . Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Этот отредактированный том включает статьи, посвященные исследованиям по широкому кругу стереотипных тем, включая историю, власть, автоматизм и контроль, угрозу стереотипов, точность, правомочность, меняющиеся стандарты и социальную неврологию.

  12. Оукс, П.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *