Медиум это: Мария Порошина сериал Медиум

Автор: | 04.08.1978

Содержание

Мария Порошина сериал Медиум

На телеканале «Россия 1» начинается показ детективного сериала «Медиум», премьера которого ранее состоялась на платформе «Смотрим». В основе сюжета лежит история о том, как многодетная мама Анна Островская, обнаружив у себя задатки медиума, решает помогать полиции в распутывании сложных дел. По верному следу ее ведут души покойных, с которыми она может общаться. Следователи не понимают, как Анна находит ответы на вопросы, которые для них самих так и остались неразрешенными, но очень рассчитывают на ее дар.

В главной роли – Мария Порошина, и она впервые примерила на себя образ женщины со сверхспособностями. Почему актриса решила попробовать себя в новом амплуа и легко ли «общаться» с призраками, она рассказала в эксклюзивном интервью.

Кадр из сериала «Медиум»

— Мария, вы все всегда открыты для экспериментов. Например, все помнят ваше выступление в «Танцах со звездами».

Но на роль в сериале о сверхъестественном вы согласились впервые. Что вас подтолкнуло к такому решению?

— Мне кажется, что надо себя и в творчестве, и в жизни периодически ломать – свои стереотипы, свои взгляды, мировоззрение. Конечно, не такие, которые являются основой твоего поведения, морали, а такие, которые относятся к поиску себя. Нас и в Щукинском театральном институте учили, мы должны уметь играть разные роли. Преподаватели пытались сделать из нас многогранных, многоплановых артистов, умеющих все. Но в кино у каждого актера имеется некое амплуа – лирической героини или, наоборот, характерной. То есть у нас нет возможности проявить себя какими-то другими качествами и красками. В театре это сделать проще. А в кино надо стремиться примерять разные в психологическом плане роли. Или пробовать что-то такое делать серьезное, драматическое. Либо, наоборот, совершенно смешное. Поэтому мне все это интересно! Мне страшновато, потому что, конечно же, хотелось бы, чтобы это было интересно, и получилось, чтобы зрителю нравилось.

Не моя работа – ни в коем случае! А именно как произведение, как сериал, именно как фильм и история. Потому что сценарий очень интересный, а для меня это основной критерий на сегодняшний день.

— Ваша героиня Анна Островская – какая она?

— Это некий собирательный образ. Она и мать троих детей, и человек думающий, мыслящий, очень ранимый, доверчивый, добрый, абсолютно открытый. Она живет в первую очередь для других – всегда хочет помочь, чем может. При этом ей постоянно выпадают препятствия, какие-то сложные ситуации. Наблюдать за ними будет очень интересно: это и экшн, и детективные истории.

Кадр из сериала «Медиум»

— «Медиум» – это адаптация одного из самых успешных американских хитов NBC, номинанта премий «Золотой глобус» и «Эмми». Чем, на ваш взгляд, наша версия отличается от американской?

— Да всем! Американская история – она американская. У нас другой менталитет, мы все понимаем, что мы не сможем быть такими, как они.

Поэтому, наверное, не стоит такой задачи перед нами. Адаптировать эти истории под нас, под нашу жизнь, под ситуации, которые могут произойти с каждым человеком – вот, наверное, наша задача. Приблизить и максимально достоверно это сделать.

— Очень любопытно, как вам удается «взаимодействовать» на съемках с призраками? Какие условия создаются на площадке для того, чтобы вы их чувствовали?

— Это уже некие секреты психофизики приспособления съемок. Это разные реакции, которые мы тщательно продумываем, чтобы они не повторялись. Они показываются разными способами – и техническими, и компьютерными, и физическими, и актерской игрой. Я всегда говорю: кино – это волшебство. Рассказать словами обо всем невозможно. Смотрите наше кино.

— Как вы считаете, кому будет интересен «Медиум»? И почему стоит посмотреть этот сериал?

— Это детективная история, интересная, про простых людей, про честных, добрых, разных, которые в определенных обстоятельствах проявляют себя максимально героически с полным альтруизмом и желанием помогать друг другу в этих ситуациях. И, естественно, там будет и любовь, там будет страх, желание жить, в первую очередь, для близких людей. И главное – делать добро.

Смотрите детективный сериал «Медиум» на телеканале «Россия 1» по будням в 21:20. А на медиаплатформе «Смотрим» доступны все 12 серий сразу.

Еще больше интересных новостей – в нашем Instagram и Telegram-канале @smotrim_ru.

MEDIUM — Перевод на русский

So we got brand new ones, shiny ones, medium ones, and very old, dark ones.

У нас были совершенно новые, блестящие монетки, средние и очень старые, тёмные.

There were no English medium schools at that time, even no Hindi schools, [unclear] schools.

Тогда не было английских средних школ, даже средних школ с преподаванием на Хинди.

People offered the medium level of rewards did no better than people offered the small rewards.

При вознаграждении среднего размера результаты не были лучше, чем при малом размере.

And rough-and-tumble play is a great learning medium for all of us.

А жестко-контактные игры — это великолепная среда обучения для всех нас.

Use utm_medium

to identify amediumsuch as email or cost-per-click.

Используйте utm_medium для определениясредства,такого как электронная почта или цена заклик.

utm_medium: the medium of your campaign (cpc, banner, email)

utm_medium: средством кампании (цена за клик, баннер, электронная почта),

Back in Haiti, people were increasingly turning to the medium of SMS.

На самом Гаити люди один за другим обращались к сервису СМС.

Because for me, it feels like a fertile, creative medium.

Потому что для меня она как плодородная, созидательная основа.

For the second phase of the trials we just had different sizes, small, medium, large and extra-large.

На втором этапе испытаний у нас было всего несколько размеров, маленький, средний, большой и очень большой.

I mean, I hope in this digital medium that we do justice to their artwork and represent it properly online.

Я надеюсь в этом электронном музее отдать должное всем произведениям и достойно преподнести их в сети.

They want to move from micro to medium and beyond.

Они хотят продвинуться от малого к большему и т.д.

The one on the right comes from a yellow surface, in shadow, oriented facing the left, viewed through a pinkish medium.

Та, что справа, исходит из желтой поверхности в тени.

It seems the perfect medium to investigate magic and ask, why, in a technological age, we continue to have this magical sense of wonder.

Мы спрашиваем себя: почему в эру технологий мы по-прежнему испытываем магическое чувство удивления?

And he thought to himself, «They go from one density of medium, the air, into another density of medium, water, without a splash.

И он подумал: «Они переходят из среды одной плотности, из воздуха, в среду другой плотности, воду, без брызг.

My translation medium is a very simple basket.

Материалом служит — обычная корзина.

Twitter was originally designed as a broadcast medium: you send one message and it goes out to everybody, and you receive the messages you’re interested in.

Изначально, Твиттер был спроектирован по принципу радиовещания.

Campaign Medium (utm_medium)

Средство кампании (utm_medium)

I would like my meat rare/medium/well done.

Я бы хотел моё мясо недожаренным/средней готовности/хорошо прожаренным. (YA by khotel moyo myaso nedozharennym/sredney gotovnosti/khorosho prozharennym.)

Медиумы для художественных красок

Медиумы усиливают художественные приемы и живописные эффекты. Для каждого художественного материала можно подобрать свои медиумы, которые прекрасно подойдут к разным видам живописи. Например, для акварели подходят художественные жидкости, которые позволяют улучшить яркость и разносимость краски. Они могут придать перламутровое сияние, эффекты патин и блеска металлов, что хорошо подойдет как для декоративной живописи, так и для традиционной. Основная особенность акрила — это его быстрое высыхание. Но при полноценной работе над объемами, необходимо, чтобы краска как можно дольше оставалась сырой. Для того, чтобы увеличить время работы с сырым акрилом и достичь необходимых цветовых заливок можно добавлять медиум, замедляющий высыхание краски. В ряду акриловых медиумов есть жидкости, которые способствуют увеличению объёма краски. А также существуют акриловые глянцевые медиумы, они придают блеск краскам, а матовые наоборот убирают любую глянцевость акрила. Чтобы точно разбираться в особенностях и свойствах каждой жидкости необходимо попробовать их в работе. Это будет интересно как и художнику, так и новичку, которые хотят попробовать свои силы в чём-то новом. В наших магазинах представлен широкий выбор акварельных и акриловых медиумов для творчества. Современная акварельная и акриловая живопись прекрасна благодаря разнообразию ни только цветовых палитр, но и художественных приемов, достичь, которое проще с помощью качественных художественных красок и жидкостей. Английскаямарка Daler-Rowney ориентирована на создание художественных материалов для профессионального творчества. Например, для акварели разработан специальный очищенный гуммиарабик, который улучшает разносимость и яркость акварели. Он полностью растворим в воде, что позволяет улучшать качество акварели на стадии письма. Маскирующая жидкость хорошо ложится на любую бумагу и перманентны после высыхания. Для увеличения объёма концентрированных акриловых красок, а также для предания цвету эффекта металлика замечательно подойдёт акриловыйгель-медиум Daler-Rowney . Немецкая художественнаякомпания Schmincke предана своим историческим традициям, но на ровне со современными компаниями разработала ряд качественных жидкостей для акварельных красок, которые отличаются удобными тубами и небольшими объемами. Работа с латексными, подчас резко пахнущими, маскирующими жидкостями стала приятным занятиям благодаря цитрусовым отдушкам. Компания Maimeri представлена в нашем магазине в широком спектре художественных красок. Эта современная и очень успешная итальянская фабрика-лаборатория, является крупнейшим мировым лидером производства красок, выпускает сопутствующие товары для творчества, в том числе и медиумы. Акриловые добавки способны замедлить высыхание акрила, позволить вам насладиться аккуратным смешиванием цветов, и конечно же помогут вам воплотить ваши задумки в жизнь. Акриловые гели служат прекрасной основой для объемных форм при декоративных работах и при письме на холсте.Маскирующая латексная жидкость дляакварели Maimeri имеет подходящую консистенцию для работы кистью и хорошо снимается с бумаги стирательной резинкой. А «радужная жидкость» замечательно вмешивается в акварель, предавая ей новые качества в виде перламутрового блеска, что прекрасно подойдет для декоративной живописи.Sennelier — французская марка-профессионал в сфере создания художественного масла и акрила высшей категории. Профессиональный уровень создания красок требует прекрасных медиумов, которые способствуют комфортной и качественной работе как и профессиональных художников, так и художников-новичков. Тем самым сокращают путь от замысла к готовому законченному шедевру. Например, маскирующая латексная жидкость дляакварели Sennelier имеет мятную отдушку, прекрасно ложится на бумагу кистью, а после высыхания снимается пленкой, не травмируя слой бумаги.

Онлайн-бутикCoccinelle – Мужская и женская одежда класса люкс

Онлайн-бутикCoccinelle – Мужская и женская одежда класса люкс

В Вашем браузере выключена функция Javascript. Пожалуйста, включите её, чтобы задействовать все возможности сайта.

Ваш браузер в настоящее время не поддерживает Cookies. Пожалуйста, настройте Ваш браузер для приёма Cookies и проверьте, не блокирует ли их другая программа.

Войти через

Экономьте время! Войти через выбранную Вами социальную сеть

Создать аккаунт сейчас

  • Сохраните данные карты оплаты для более быстрого оформления покупок
  • Управлять Вашей историей заказов
  • Получить доступ к Вашему Списку желаний

 

Cookies

Сайт Coccinelle. com использует профилирующие файлы cookie для того, чтобы обеспечить Вам максимально комфортное пребывание на сайте и отправлять Вам рекламные сообщения в соответствии с Вашими предпочтениями. Закрывая этот баннер или нажимая в любом месте на этой странице, Вы соглашаетесь на сбор и использование файлов cookie. Вы можете в любой момент изменить соответствующие настройки браузера. Чтобы узнать больше или отказаться от установки всех или отдельных файлов cookie, нажмите здесь.

Cookies

Веб-сайт пользуется cookie-файлами для использования в целях отправления рекламных сообщений и услуг в соответствии с Вашими предпочтениями, включая их управление третьими лицами. Более подробные сведения или способы отказа от использования всех или некоторых cookie-файлов доступны по ссылке.
Закрыв этот баннер, прокрутив страницу или нажав на любой элемент, расположенный ниже, Вы подтверждаете свое согласие на использование cookie-файлов.

Вы в Россия

Верный язык?  Верная страна? 

Оставить | Изменить

  • Доставить в страну:

    Россия

    Язык:

    Рус

  • Coccinelle

    Never Without Bag: Ознакомьтесь с новыми фасонами

    Never Without Bag Large:

    Стеганый бархат приобретает форму плектра

    Купить сейчас

    Follow Us @coccinelleofficial

    Follow the world of Coccinelle on Instagram!

    {{imageBlock}} {{addToWishlistBlock}} {{removeButtonBlock}}

    {{nameBlock}}

    {{priceBlock}}

    {{badgesBlock}}

    {{availabilityBlock}}

    {{imageBlock}} {{removeButtonBlock}}

    {{nameBlock}}

    {{shortDescription}}

    {{priceBlock}}

    {{badgesBlock}} {{lowInStockMessage}}

    {{addToCartBlock}}

    Сведения о заказе

    Количество товаров {{lineItemsQuantity}}

    {{pricesBlock.subtotalPrice.label}} {{pricesBlock.subtotalPrice.value}}

    {{buttonsBlock}}

    {{dynamicPromotionBlock}}

    В Вашей корзине нет товаров.

    В Вашем Списке желаний нет товаров.

    {{imageBlock}}

    {{message}}

  • {{message}}
  • В корзину {{name}} {{name}}

    {{badge}}

    {{standardPrice}}

    {{salesPrice}} ( {{discountPercent}}% ) Size: {{size}}

    {{markup}} {{closeBtnText}}

    Про Дизайн-кабак. Дизайн-кабак — это сборник статей на… | by Anton Liubushkin

    Как всё устроено

    В Кабаке есть администраторы и авторы. Авторы регистрируются на Медиуме и пишут там статьи. У каждого автора свой собственный блог. При желании, авторы могут отправить статью в Кабак, чтобы привлечь новых читателей.

    В Кабаке новую статью проверяют администраторы и, если статья «про дизайн», то разрешают показывать её в Кабаке. Или не разрешают, если считают, что статья будет не интересна аудитории. В любом случае статья остаётся доступна в блоге у автора, оттуда она никуда не пропадает.

    Администрация Кабака может размещать партнёрский баннер или ссылку в конце статьи, после контента автора. Это является платой за публикацию. Пример можно увидеть в конце этой заметки.

    Как прислать статью

    Короткая заметка, в которой всё объясняется:

    С вопросами о рекламе сюда:

    О чём писать

    Про популярные и запретные темы тоже написано:

    Как написать популярную статью

    Просто напишите статью, которой люди захотят поделиться. Или хотя бы лайкнуть.

    Как написать полезную статью

    Чтобы написать полезную статью, напишите про то, что волнует дизайнера по-настоящему. Возможно, у вас получится популярная статья.

    В какое время лучше присылать материал и как часто

    Пожалуй, чтобы ответить на эти вопросы стоит немного вникнуть в процесс.

    1. После отправки статьи в Кабак, её должен проверить один из модераторов на соответствие тематике. Это занимает от 10 минут до 24 часов.
    2. Так же не стоит забывать, что во всех соцсетях сейчас «умные ленты», которые показывают сообщения не по времени их размещения, а по «интересности» контента.
    3. Сейчас статьи в Кабаке набирают от 500 до 50000 просмотров. Независимо от времени размещения или дня недели.

    Учитывая эти пункты, я считаю, что качество и интересность статьи намного важнее времени и частоты размещения. Если такого объяснения вам недостаточно, то астрологи соцсетей, гадающие на кофейной гуще и метриках, утверждают, что самое благоприятное время — по вторникам и четвергам во время обеда, и поздним вечером, когда люди не заняты работой и тупят в соцсетях.

    «Какой порядок размещения статей»? «Почему моя статья снизу»? «А можно мою статью разместить первой»? И подобные вопросы

    Статьи в Кабаке размещаются по дате публикации на Медиуме, поэтому есть смысл присылать статью в Кабак сразу же после публикации. Иначе статью не увидят читатели Кабака: она будет далеко внизу в ленте Медиума.

    А если я захочу удалить статью из Кабака?

    Автор может в любой момент убрать свою статью из Кабака, без объяснения причин и без помощи администраторов.

    как основатель Medium и Twitter Эван Уильямс борется за открытый веб

    Журналист издания The Atlantic Робинсон Мейер, побеседовав с основателем Blogger и Medium и бывшим генеральным директором Twitter Эваном Уильямсом, описал биографию предпринимателя и его взгляды на развитие интернета.

    Редакция vc.ru публикует перевод материала.

    Для некоторых нердов Эван Уильямс — Форрест Гамп интернета. Уильямс когда-то помогал писать программное обеспечение, благодаря которому блоги стали называться блогами. Он основал компанию по созданию подкастов еще до того, как люди начали их слушать. Он отправил 75-й по счету твит, а позже возглавил Twitter. Теперь он руководит основанной им компанией Medium — это онлайн-платформа для текстов, которой пользуются спортивные журналисты, руководители компаний из Кремниевой долины и даже президент США.

    Если перебрать важнейшие для американского интернета события (не считая той судьбоносной ночи в комнате Марка Цукерберга в студенческом общежитии), можно увидеть, что Уильямс либо сам при них присутствовал, либо знал тех, кто вершил историю.

    И вот в один мартовский вторник, в девять утра, на углу 16-й и Мишн-стрит Уильямс быстро спускается по лестнице на станцию Bay Area Rapid Transit — высокоскоростной линии самого технологизированного региона страны. Вы ждете, что его сразу кто-то узнает, но он садится на поезд до центра, и никто даже не поворачивается в его сторону.

    Уильямс — член совета директоров одной из пяти крупнейших социальных сетей и уже почти 20 лет как важная персона для технологической индустрии области залива Сан-Франциско, но при этом слава, которая досталась Марку Цукербергу, Питеру Тилю и «ребятам из Google», обошла его стороной. Может быть, сейчас он даже менее известен, чем Трэвис Каланик ( основатель Uber — прим. ред.).

    Но Уильямс постоянно задействован в лучших проектах. Остальные гендиректоры из поколения раннего интернета давно покинули индустрию, стали писателями или консультантами, а он остался и управляет компаниями. Практически все его стартапы специализируются на одной и той же среде — текстовых полях. Он наводнил интернет текстовыми полями, а люди вложили в них душу: посредством этих полей они ругались, плакали, кричали и шептали.

    Миллионы людей формировали свое мировоззрение через такие текстовые поля, а поля, в свою очередь, изменили интернет, а еще сделали Уильямса богатым. Из всех его несколько начинаний прибыльными оказались всего несколько, и все же он стал миллиардером.

    Я встретился с ним в кафе на Валенсия-стрит, в старом иммигрантском и панковском квартале Сан-Франциско, где теперь выстроились в линию строгие бутики, магазины с чучелами животных и другие символы такого притягательного в последнее время хипстерства.

    Уильямс полностью соответствует образу главы технологического проекта. Он высокого роста, говорит спокойно, в голосе чувствуется расслабленное участие. На нем серая толстовка и черная футболка свободного покроя, а еще широкие квадратные белые очки.

    Он приехал всего несколько минут назад и сразу же пустился говорить на свою любимую тему, которую обсуждает на всех встречах на обоих побережьях вот уже три месяца: «Открытый веб сломан». Но не переживайте: у Уильямса есть план, как его спасти, ну или по крайней мере подлатать. И тут, конечно, не обошлось без текстовых полей.

    Открытый веб — название интернета, каким он должен быть: свободным, без цензуры, принадлежащим разным собственникам и работающим автономно.

    Согласно статьям в блоге Уильямса, которые разъясняют большую часть его теории (и сами были опубликованы в открытом вебе), термин «открытый веб» описывает интернет как место, где люди в основном публикуют то, что они написали (или свою музыку, фотографии, фильмы), на своих или арендованных серверах, доступ к которым осуществляется через их собственные домены, в свободных и неограниченных форматах.

    Это веб, потому что страницы написаны на HTML и CSS, и он открыт, потому что любой человек может получить доступ к большей части веба без специальных привилегий, затрат или создания пользовательского аккаунта. Но главное то, что веб свободен — свободен как язык, как сознание. Свобода здесь рассматривается не как право, а как технически осуществленный неотчуждаемый факт.

    У этой свободы есть конечная цель — превратить веб в самое лучшее, самое крутое из всего, что когда-либо было создано, библиотеку библиотек, созданную всем человечеством. Этот веб представляет собой рассказы, газеты и научные работы одновременно. Любой может внести сюда свой вклад и любой может это прочесть. Это список задач, бортовой журнал, литературная работа и настолько мощный инструмент общения, что он мог бы прекратить войны.

    Описанный интернет одновременно похож на тот интернет, которым мы пользуемся ежедневно, и сильно от него отличается. В конце концов, наш веб заполняют плохие новости, кричащая реклама, игра на публику и огромное количество фотографий чужих детей.

    Весь этот хлам приходит к нам из социальных сетей, которые (горе идеалистам) очень эффективно закрыты от остального веба. Последующий эффект от этих сетей даже хуже: cookies, привязанные к нашим пользовательским аккаунтам, отслеживают то, что мы читаем в открытом вебе, и затем мистический алгоритм использует собранную историю поиска, чтобы решить, каким объявлением отвлечь наше внимание. Вот и получается, что открытый веб сломан, и это мы еще не говорим о спаме, массовых преследованиях, хищении персональных данных и цифровом шпионаже.

    «Конечно, в интернете все еще есть много всего. Там хранится то, что мы читаем каждый день, то, что вы пишете, и это здорово», — говорит Уильямс. (На самом деле, вы читаете эту статью как раз в открытом вебе — если только вы не наткнулись на ее оригинал в приложении Facebook на телефоне, в таком случае у вас практически идентичная копию этой статьи, за исключением того, что ваша копия загрузилась быстрее и размещена на серверах Facebook.) «Все равно факт остается фактом: любой человек в любое время может создать собственный сайт и начать что-то в нем публиковать, у этих людей есть собственный голос. Именно эта идея меня вдохновила почти 20 лет назад».

    «Думаю, что так же будет и дальше. Думаю, эта открытость голосов не вернет СМИ былых времен, — сказал мне Уильямс. Мне кажется, что будут консолидироваться пункты распространения».

    Пункты распространения — это поисковые движки и социальные сети: Facebook, Google, Twitter, Snapchat, а также мессенджеры. В этом же списке YouTube (который принадлежит Google), Instagram (принадлежит Facebook), WhatsApp (тоже принадлежит Facebook) и мессенджер Facebook.

    Связывая веб в единое целое или бесплатно размещая тяжелый контент на своих серверах, эти распределительные узлы получают все больше и больше пользователей. Поскольку каждый отдельно взятый узел интереснее, чем чей-то личный сайт, люди, привыкшие ходить на личные сайты, переключаются на такие узлы.

    Уильямс говорит: «Сначала мы видели, что социальные сети становились очень, очень большими и захватывали все больше нашего внимания». Благодаря размерам они собирают хорошие доходы: согласно исследованию Моргана Стенли, опубликованному в New York Times, в начале 2016 года 85 центов с каждого доллара, полученного за онлайн-рекламу, перечислялись Google или Facebook. «Это может быть плохо», — спокойно говорит Уильямс.

    О смертельной болезни открытого веба рассказывает не только он. Это подсказывает здравый смысл и подтверждают специализированные обозреватели Times и техноблогеры. Оба разработчика, создавших Drupal и WordPress — две важнейших платформы для блогинга, — недавно выразили свое беспокойство в отношении будущего интернета.

    Так как многие из социальных сетей управляются алгоритмами, цель которых — мошенническим образом собрать частную информацию, специалисты беспокоятся, что люди теряют контроль над тем, что получают в ленту, когда авторизуются. Многоголосная прежде блогосфера, по их словам, превратится в интернет барахла массового производства.

    Что-то похожее уже происходило раньше. Преподаватель права в университете Колумбии Тим Ву в книге «Главный рубильник. Расцвет и гибель информационных империй» утверждает, что все крупные телекоммуникационные технологии развивались по схожей модели: короткий, будоражащий умы людей период открытости, а вслед за ним монополизация и все более жесткая замкнутость.

    Ву считает, что без правительственного вмешательства та же судьба постигнет и интернет. Уильямс его часто цитирует. Вот что он сказал мне: «Железные дороги, электричество, телеграф, телефон — все эти достижения человечества развивались по одной и той же модели, все они шли к закрытости и монополии. Неважно, будет правительство это регулировать или нет, с интернетом произойдет то же самое именно из-за силы эффекта сетевой выгоды и экономии за счет роста масштаба».

    Уильямс утверждает, что его команда в Medium противостоит этой консолидации, хотя далеко не каждый признает, что они занимаются именно сопротивлением. Правда заключается в том, что и они сами хотят объединить вокруг себя какую-то часть веба — а затем, если эта задача будет выполнена, управлять им, как великодушные деспоты.

    Медиакритик из Гарварда Джош Бентон однажды охарактеризовал Medium как «YouTube для прозы», и это лучше всего описывает ощущения от сервиса. Но чем больше времени я провожу с Эваном, тем больше понимаю, что он думает от Medium как о проекте, который по философии близок сборнику рассказов Айзека Азимова «Основание».

    Герои этих книг искали способ централизованно собрать знания со всей галактики, прежде чем наступят темные времена. Понимая, что предотвратить эру хаоса и варварства им не удастся, они надеялись, что смогут сохранить научные знания и, следовательно, уменьшить этот период. Амбиции Эвана не настолько грандиозны, но логика его действий примерно такая же. Цель платформы Medium — воссоздать хаотичный гул голосов раннего интернета на одном сайте, потому что в конечном счете Уильямс ценит хаос.

    Весной 2000 года разработчик и дизайнер из Сан-Франциско по имени Мэг Хуригэн изучала масштабы увеличения города. Новые программисты со всего мира приезжали в ее город, чтобы работать над новыми интернет-проектами, и заполняли ее любимые места. Хуригэн нравился интернет, и она с радостью наблюдала, как он набирал популярность — но она не могла не волноваться из-за толп, прибывающих в город.

    «Я поняла, что есть люди доткомов и есть люди веба, — написала она тогда в блоге. — Люди доткомов работают на стартапы, которые наводнили Кремниевую долину деньгами. У них есть опционы, они обсуждают опционы, мечтают об опционах. Они выходят на IPO. Уже через четыре месяца такой интернет-работы они становятся богаче, чем многие программисты, работавшие в интернете с самого начала. У них нет собственных сайтов. Они не переходят на личности».

    Она продолжает: «Люди веба могут рассказать вам, какой сайт увидели самым первым и когда поняли: «Вот, вот оно! Я сделаю это!». Они выплескивают свой характер в интернет в виде рассказов, дизайна, картинок. Они создают то, на что интересно смотреть, что интересно читать, о чем хочется мечтать, чему можно завидовать и что можно полюбить».

    Хуригэн была сооснователем маленькой компании Pyra Labs. Вторым сооснователем был Уильямс. Они оба относились ко второй категории людей.

    Уильямс родился в 1972 году. Он вырос на ферме в полутора часах езды от города Линкольн в штате Небраска. Он довольно долго никуда не стремился. Ходил в школу в своем штате, учился в университете Небраски. Но, почувствовав огромный потенциал интернета, он все бросил и решил с родительскими деньгами в кармане попытать счастья в финансировании технологических предприятий. Одна из его компаний продавала компакт-диски с информацией о футбольной команде Nebraska Cornhuskers. Другая компания распространяла видеоролик о том, как зайти в интернет.

    К 24 годам Уильямс понял, что придется оставить идею работать с вебом. Он переехал в город Себастополь в Калифорнии и начал работать в O’Reilly Media. O’Reilly тогда публиковала бумажные книги: учебники по программированию, общие инструкции. Для программистов 1990-х годов эти книги были очень ценными. Позднее Уильямс написал: «Если смотреть из Небраски, кажется, что Себастополь расположен почти там же, где и Сан-Франциско. На самом деле, до него час езды, и на Сан-Франциско он совсем не похож».

    Тем не менее Уильямс остался в этом городе на несколько лет. Но он был совсем недалеко от Сан-Франциско — там он и встретил Хуригэн. Они обнаружили, что оба увлекаются интернетом, некоторое время встречались, а в 1999 году вместе основали Pyra Lab.

    Компании Pyra так и не удалось запустить в продажу одноименный продукт — набор инструментов для офисного взаимодействия. Зато, когда компания закрывалась, получилось создать Blogger — первое простое программное обеспечение для ведения записей в интернет-журнале. Впоследствии оно привлекло огромную базу пользователей.

    Благодаря проекту Blogger появилось и получило широкое распространение слово «блог».

    Но Уильямс и Хуригэн выбрали совершенно неподходящий момент: Blogger стал популярен как раз тогда, когда лопнул первый пузырь доткомов. Для управления компанией не нужно было много денег, но венчурные инвесторы банкротились направо и налево, поэтому ни у кого не было денег, чтобы спонсировать компанию. Оплачивать счета в срок не получалось. Руководители компании постоянно спорили о направлении развития. Сотрудников увольняли. В январе 2001 года ушла Хуригэн, а вслед за ней — остальные сотрудники. (Хуригэн позже основала Kinja — программное обеспечение для блоггинга от компании Gawker Media.)

    Однако компания не погибла. Уильямсу удалось удержать Pyra на плаву и сохранить лицо, выбивая небольшие контракты. Параллельно с этим он работал над давно запланированными обновлениями продукта. Через два года после того, как пузырь доткомов лопнул, Уильямс запустил премиум-версию Blogger, для использования которой надо было заплатить, и нанял еще некоторое количество сотрудников. В феврале 2003 года Pyra была куплена Google.

    «У нас был один миллион зарегистрированных пользователей, — говорит теперь Уильямс. — Тогда это было очень много».

    Об этом моменте стоит рассказать подробнее. История проекта Blogger содержит все противоречия, которые в результате и уничтожили бы открытый веб. Несмотря на разговоры о полной открытости блогов, они оставались прерогативой тех, у кого было место на серверах, опыт программирования и время на то, чтобы писать. Блогосфера была плотно населенной и запутанной. Некоторые публиковали записи десятки раз в день, а те, у кого было влияние (например, Эндрю Салливан и Скотт Лапатин из Stereogum) могли запускать дебаты о политике, культуре и музыке.

    Самое важное новшество Blogger было в том, что сервис предоставлял пользователям простой интерфейс и бесплатное доменное имя Blogspot.com, где они могли разместить свои журналы. Эта возможность и вызвала интенсивный рост сайта. Благодаря ей блоггинг перестал принадлежать технической элите — теперь он был доступен любому, у кого есть компьютер и интернет-соединение. На волне беспокойства о национальной безопасности и напряженной политики 2000-х годов многие готовы были присоединиться и завести свой блог.

    Но даже в ранней блогосфере рост был синонимом консолидации. Распространение возможностей интернета на все большее число людей вызывало централизацию, разницы между этими двумя понятиями не существовало. Эта тенденция оказалась предвестником того, что произошло потом.

    Уильямс остался в Google на шесть месяцев, а затем решил двигаться дальше. Осенью 2004 года он стал сооснователем Odeo, одной из первых компаний подкастов. Создатели Odeo хотели, чтобы компания стала для подкастов тем, чем Blogger стал для блогов, но аудиофайлы в интернете были слишком плохо организованы, чтобы бизнес добился успеха.

    «Идея подкастов возникла из понимания, что можно создать инструмент, который позволит скачивать из интернета материал и загружать его на iPod, — рассказал мне Уильямс, когда мы встретились в Нью-Йорке. — Идея была хороша, но оказалась занозой в заднице».

    В начале 2006 года несколько сотрудников компании Odeo начали экспериментировать со своей разработкой — примочками к основной программе. По сути, это был цифровой мегафон: ему можно было отправить короткое SMS, и он рассылал его всем вашим друзьям. В марте этот продукт дебютировал отдельно от подкастов, а формально был запущен в июле. К декабрю сервисом пользовалось уже более 60 тысяч пользователей. К февралю 2007 года сервис Odeo был переименован в Twitter.

    В следующем месяце, на конференции South by Southwest в Остине, технологическая и медиаэлита узнала о Twitter. Эти люди полюбили сервис, начали писать о нем в блогах, ежедневно публиковали там шутки или совсем небольшие сообщения — например, об очередной публикации в своем блоге, — и сервис взорвался.

    К апрелю 2007 года у Twitter было 8 миллионов пользователей. За пять месяцев он вырос в 13 раз.

    Период с осени 2006 года до весны 2007-го был самым горячим из тех, что выпадали на долю Кремниевой долины. Google за $1,6 млрд купила YouTube, которому было всего 18 месяцев. Facebook, раньше работавший только для студентов колледжа, открылся для всех пользователей. TIME объявила, что человеком года стал «Ты» — это была глупая шутка, но именно с нее начался ажиотаж вокруг социальных сетей. Apple между тем выпустила свой первый iPhone.

    В такой обстановке Twitter рос очень быстро, пусть и под бесцельным управлением Джека Дорси. В 2008 году должность генерального директора Twitter занял Уильямс.

    Интернет 2008 года уже кажется далеким. В этом году даже кампания перед президентскими выборами проводилась через блоги. К 2012 году множество обсуждений перенеслось в Twitter. Сейчас Уильямс, кажется, раскаивается в том, что Twitter был причиной централизации: информация из множества новых сайтов и блогов стекалась на одну платформу.

    «Если говорить о структуре, то, наверное, плохо, если все наши СМИ и средства коммуникации будут проходить через сервисы, подконтрольные корпорациям, цель которых — извлечь как можно больше прибыли», — говорит он. (Похожие настроения привели к созданию вещательной системы общего пользования в 1970-х годах.) Опасность корпоративной консолидации преобладает во всех метафорах Уильямса. Вот его любимый образ: нынешнее состояние интернета напоминает продовольственную систему, когда все продукты выращиваются на одной ферме.

    «Если бы ваша работа заключалась в том, чтобы накормить людей, но ее качество оценивалось бы только по числу калорий на потребителя, то со временем вы бы поняли, что самый эффективный способ доставить пользователю нужное количество энергии — высококалорийная еда». Это было бы выгоднее всего. Но еда была бы нехороша, потому что исходная метрика не учитывает «рациональность, здоровье, питательность или счастье людей».

    Я предположил, что Medium пытается стать магазином Whole Foods (супермаркет здоровой еды — прим. ред.), только для контента. Собеседник засмеялся: «Может быть, и так. Не то чтобы Whole Foods был идеален, да и мы тоже неидеальны, но мы пытаемся понять, как лучше всего совместить удовольствие и питательность, а не просто учесть калории и их затраты».

    Уильямс и его команда изобрели альтернативные метрики для того, чтобы наиболее полно учитывать эффективность. Метрика Total time reading измеряет время, которое потратили на материал все прочитавшие его пользователи Medium. Вместо кричащих рекламных объявлений, большую часть дохода приносит нативная реклама или спонсорская поддержка брендов.

    В отношении маркетинга Medium также недалеко ушла от Whole Foods: компания хочет стать большой корпорацией, которой будут доверять покупатели с уровнем доходов выше среднего. И хотя Уильямс может опасаться больших сетей, которые прежде всего нацелены на максимальную прибыль, Medium сражается за то, чтобы к ним присоединиться.

    Через несколько недель после нашей встречи компания представила инструмент, который, возможно, поглотит блоги на WordPress и перенесет их в Medium. Публикации, которые раньше были расположены на собственных доменах: The Awl, Pacific Standar и новый сайт Билла Симмонса The Ringer — теперь размещены исключительно на Medium. Сервис The Toast тоже рассматривал возможность переезда на Medium, но в силу обстоятельств руководство предпочло его закрыть.

    Каждый из этих сайтов все еще живет на собственном домене, но по дизайну и функциям каждый из них представляет из себя страницу на Medium. И их статьи тоже живут на серверах Medium.

    Когда Уильямс еще был главой Twitter, он часто рассказывал разработчикам, какой должна была стать социальная сеть. По его словам, интернет трансформировался: раньше это был веб небольших архипелагов, но постепенно он становился вебом континентов. Архипелаги — сервисы электронной почты и блогосфера — состояли из множества маленьких атоллов, принадлежавших различным владельцам, и между ними было возможно общение. Но эта разъединенность сделала их обновление практически невозможным.

    Архипелаги стала вытеснять новая форма организации — веб континентов. Конечно, огромным континентом стал Facebook, но и остальные сайты, которым удавалось затянуть пользователей в огромную централизованную трясину, тоже представляли из себя веб-континенты. И если Twitter надеялся выжить, ему нужно было что-то большее, чем просто обслуживать архипелаги и налаживать между ними связи — ему следовало стать континентом.

    Уильямс так и не дотянул компанию до этого. Пока он был генеральным директором, Twitter очень быстро рос, но компании не удавалось найти опору своего бизнеса. В 2010 году Уильямс ушел с поста, хотя и остался в совете директоров. Два года спустя он основал Medium и охарактеризовал свою платформу как место для контента, слишком короткого для Blogger и слишком длинного для Twitter. Год спустя, осенью 2013-го, Twitter вышел на IPO. Уильямс на тот момент владел 12% акций компании, что сделало его мультимиллиардером.

    Это даже забавно: когда общаешься с Уильямсом, возникает ощущение, что (перефразируем шутку об Обаме), если бы у него все получилось, он стал бы журналистом. Кажется, что больше всего в Medium или любом другом проекте его радует то, что он помогал многим людям быть услышанными. Он вспомнил, что на Medium был пост под названием « Я, расист» — статья, основанная на проповеди Джона Метты. Ее прочитали десятки тысяч человек.

    «Как человек он, конечно, имел право высказаться, — говорит он о Метте. — Он совсем не говорил, что станет издателем, что начнет вести блог, что будет постоянно выражать свое мнение. Мы дали ему холст — он вылил на него все, что в нем накопилось, и статья нашла тех, кто должен был ее увидеть. Когда такое происходит постоянно, мир становится лучше».

    Уильямс и так постоянно выступает в роли чирлидера, призывающего всех улучшать мир. Он рассказал, что однажды получил письмо от пользователя Medium: тот рассказал, что до сих пор не получил 100 рекомендаций к своей записи, хотя целый месяц каждый день писал на сайт. (В каждой социальной сети есть собственная маленькая единица признания, стимулирующая выброс дофамина: в Facebook это лайки, в Twitter — сердечки, в Medium — рекомендации.) Уильямс сказал, что хотел предложить этому парню остановиться: «Подумай о том, что ты делаешь. Ты играешь в эту игру, борешься за внимание, как и все человечество вокруг тебя. Ты соперничаешь не только с тысячами людей, ежедневно публикующих статьи на Medium, но и с миллионами людей, которые что-то публикуют на всех остальных сайтах, с миллиардами видеороликов на YouTube, с каждой книгой в мире. Я уже не говорю об Instagram, Facebook, Twitter, Vine и всех остальных сайтах. Удивительно, что все же есть те, кто прочитал твой материал!».

    Уильямса больше всего удивляет в Medium то, что любой читатель все еще может найти и прочитать работу писателя-непрофессионала, что это все еще происходит. Говоря о централизации интернета, он постоянно возвращается к словам «плохой мир».

    «В худшем из миров, в самой пугающей его версии, все уловки по привлечению внимания — это просто приобретенный навык, который есть только у компаний, нацеленных на максимум прибыли, — говорит он мне. — Вернусь к аналогии с едой. Что люди будут потреблять большую часть времени? Они оптимизируют сайты ради долларов и кликов. Может ли играть в эту игру человек с индивидуальностью? Может быть, он просто не сможет победить?».

    Medium существует, чтобы защищать отдельных писателей в этих жестоких и своенравных джунглях разнообразного контента. Сопротивление централизации бессмысленно, говорит Уильямс, цитируя Ву: «Так устроен интернет, так устроены люди. Выгода и окупаемость инвестиций, экономия за счет масштаба и пользовательский опыт — все это будет только больше стимулировать консолидацию. Я смотрю на это скорее как на природную стихию. Но если консолидация повсюду, значит ли это, что все вокруг — сплошное барахло?».

    Это и есть лозунг Medium — не дать всему стать барахлом. Проект видит выход в том, чтобы перенять привычные для оригинальной блогосферы принципы: интертекстуальность, дискуссии, любительский материал — но при этом не быть открытым вебом. Сервис будет использовать собственные метрики, такие как «время проведенное за чтением», чтобы решить, кому и какие истории предложить. Сервис будет показывать вашим друзьям то, что вы будете рекомендовать. Да, Medium станет еще одной платформой, но он будет имитировать открытый веб.

    «Я понимаю скептически настроенных людей: мы корпорация с венчурным капиталом и при этом говорим такое, — говорит Уильямс. — Думаю, нужно верить, что еще можно создать что-то хорошее. По крайней мере, вы поддержите позицию, что не должна существовать только одна платформа, которая бы все централизовала». Под этой платформой он имеет в виду Facebook.

    Конечно, все закончится Facebook. Веб-программисты всегда относились к нему с подозрением. В начале 2007 года первые блогеры, такие как Джейсон Коттке, называли Facebook «шагом в сторону или даже назад». Они сравнивали Facebook с AOL — другой платформой, которая собралась централизовать интернет, пока не прекратила существование. (А годом ранее Коттке женился на Мэг Хуригэн.) Правда, Facebook преуспел там, где AOL ждал провал. Апрельский отчет компании Parse.ly занимающейся веб-аналитикой, показал, что Google и Facebook — две крупнейшие компании, которые генерируют более 80% трафика новостных сайтов. (Неудивительно, что они делают 85 центов с каждого доллара, полученного за компьютерную рекламу.) Сегодня очень немногие люди пользуются каналами RSS, такими как Feedly, или заходят напрямую на домашние страницы издательств. Поэтому такие издания, как The Atlantic, особенно зависят от Facebook и Google: те приводят к ним постоянных читателей. Пора забыть о процветании блогосферы: если сами авторы не переместились в социальные сети, то их читатели переместились точно.

    Интернет 2008 года — тот самый интернет, который помог выбрать президента Обаму, — уже зачах.

    Может быть, из-за этого воспоминания Уильямса кажутся такими мечтательно-грустными. Однажды ранним утром я встретил Уильямса в лобби отеля в Среднем Манхэттене. Мы смотрели на площадь Колумбус-Серкл и на осенние красные цвета Центрального парка. Вид загораживала только Башня Трампа — недоразумение городского планирования.

    Уильямс был под впечатлением от перелета накануне и совершенно просто рассказал мне об этом: «Это был один из тех моментов, когда рад, что живешь в будущем. Во-первых, я позвонил в Uber, чтобы добраться в аэропорт, а еще мой посадочный пришел на iPhone, и я его просто просканировал. И знаешь что? Все работало! И это прекрасно. И ведь каждый день так, и в аэропорту есть Wi-Fi, и я все время могу пользоваться телефоном и ноутбуком, Wi-Fi есть даже в самолете. Это и есть то будущее, о котором мы мечтали».

    Так и было. Но проблема в том, что, мечтая о будущем, создавая его, надо помнить, что в нем надо будет жить. Вернемся к Сан-Франциско. Выходя со станции BART, расположенной на Маркет-стрит, Уильямс признает, что правила игры в вебе давно поменялись. Он выключил очки, и теперь это были просто солнечные очки с красноватым поляризационным отражающим покрытием — стильные, как у кинозвезд.

    Уильямс рассказывает: «Всегда были стартапы, занимавшиеся электронной коммерцией. Я никогда не был частью этого мира, мы смотрели на них свысока, когда шел весь этот бум. И они, и мы строили бизнес, но в нашем было больше творчества. Наш бизнес создавался не только ради денег, но и для пользы, хотя, конечно, то и другое можно совместить».

    Уильямс смеется: «Даже ребята из Google — они ведь пытались создать что-то действительно хорошее и полезное миру, а в итоге сделали деньги. Теперь в интернете речь не идет о творчестве — теперь все дело в бизнесе».

    Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы первыми быть в курсе новостей венчурного рынка и технологий!

    TEREZAMED ПОДГУЗНИКИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ EXTRA MEDIUM (№2) N10

    Линия TerezaMed — это продукция для людей, страдающих недержанием мочи, а также по уходу за лежачими больными и инвалидами.

    Размер талии пациента: средний, 70-130см.

    Впитываемость: 2300 мл ±5% (6 капель)

    Подгузники TerezaMed Extra Medium (дневные) предназначены для больных недержанием средней тяжести.

    Подгузник выполнен из мягкого дышашего материала, который пропускает пары влаги, а боковые ушки полностью пропускают воздух.

    Это позволяет коже пациента под подгузником дышать, а так же снижает риск появления опрелостей.

    Ядро подгузника состоит из натурального материала — целлюлозы, в которую добавлен суперабсорбент, впитывающий жидкость в больших количествах и обладающий свойством подавлять развитие неприятного запаха.

    Зеленый распределительный слой эффективно впитывает жидкость и распределяет ее внутри подгузника, тем самым снижая риск появления протечек.

    Крепление подгузника обеспечивается надежными липучками типа «замочек», что позволяет многократно их приклеивать и отклеивать.

    Боковые бортики вокруг ног сделаны из гидрофобного материала и надежно запирают жидкость внутри.

    Специальные запатентованные технологии Soft Core, Hybatex и Odour dry system позволяют обеспечивать высокую степень впитываемости и поглощения запаха.

    Подгузники протестированы в Германии.

    Многоразовые застежки-липучки

    Многоразовые застежки липучки — можно многократно расстегивать и застегивать.

    Два эластичных пояска — спереди и сзади

    Благодаря элестичным пояскам спереди и сзади, подгузник идеально прилегает к телу.

    Суперабсорбент

    Внутренний впитывающий слой с гранулами суперабсорбента быстро впитывает жидкость и запирает неприятный запах внутри подгузника.

    Индикатор впитываемости

    При намокании надпись, напечатанная на внешней стороне подгузника исчезает. Что позволяет определить о степени наполненности подгузника и сигнализирует о необходимости его смены.

    Что означает «Средство — это сообщение» для качества обслуживания клиентов? -Digital Clarity Group

    Это всего пять простых слов. Средством является сообщение . Большинство из нас отправляют десятки сообщений каждый день по электронной почте, Twitter, Facebook и SMS. И все мы знаем, что, наряду с телевидением, радио, театром и печатью, все это примеры средств массовой информации .

    После этого все, что остается в носителе, — это сообщение — самый распространенный глагол в английском языке и два экземпляра одного и того же определенного артикля.

    Тем не менее, несмотря на свою простоту, самое известное высказывание Маршалла Маклюэна широко и упорно неправильно понимается.

    У Маклюэна не было другого пути. Иконоборческий профессор из Эдмонтона был мастером ложных указаний, провокаций и умышленно тупых разговоров. Он с гордостью назвал свой стиль «мозаикой». Как и в случае с мозаикой, возникает соблазн отвлечься на знакомый осколок или фрагмент и потерять из виду больший смысл новой сборки.

    Самая распространенная ошибка (особенно среди тех, кто [к сожалению? Милостиво?] Не имел контакта с Маклюэном) — это читать предложение буквально.Средство — это сообщение = средство не имеет значения, потому что оно растворяется в своем сообщении (сообщениях). Если вы хотите понять среду, посмотрите на ее содержимое .

    Соответствующая ошибка прямо противоположна: имеет значение только среда, а содержимое можно в значительной степени игнорировать. Если вы хотите понять среду, не обращайте внимания на ее содержание. Например, люди любят говорить, что то, что написано в твитах, «очевидно» не имеет отношения к делу, и что имеет значение, это характер самой инновации — ограничение в 140 символов, прямой, кратковременный поток новостей и т. Д.(Даже первая строка статьи в Википедии с пословицей Маклюэна вводит в заблуждение в этом отношении. А вот классический пример из блога о маркетинге B2B.)

    Обе ошибки становятся жертвой мозаичного стиля Маклюэна, потому что они цепляются за , знакомое значение medium и message .

    Самый простой способ понять, чем на самом деле был Маклюэн , — это вспомнить, что, вероятно, является его вторым наиболее известным заявлением:

    Мы формируем наши инструменты, а затем наши инструменты формируют нас .”

    Ну, только вот небольшая проблема. Маршалл Маклюэн не писал эту строчку. Скорее, это появилось в статье о Маклюэне 1967 года его коллеги по Фордхэмскому университету отца Джона Калкина. Тем не менее, это в высшей степени McLuhanesque формулировка, и она раскрывает секрет средства массовой информации — сообщение, когда мы просто перемешиваем две фразы вместе:

    Мы формируем наши инструменты — это зарождение новой среды — а затем наши инструменты формируют нас — это «послание» среды .

    Другими словами: сообщение или значение носителя (которым может быть любое человеческое творение, от печатного станка до электрического света, оружия и зубных щеток) — это не что иное, как то, как он меняет нас.

    (А средство — это сообщение в самом строгом смысле, потому что нет разумного способа понять, оценить и сравнить различные средства массовой информации, кроме как путем чтения воздействий и эффектов, которые они оказывают на нас.)

    Это ваш мозг на цифровом

    Для Маклюэна такие изменения являются «психическими и социальными последствиями» медиума.Они влияют на «масштабы и форму человеческих ассоциаций и действий». Они могут составлять «усиление или усиление [человеческого] органа, чувств или функций».

    А угадайте, что сегодня происходит?

    • Область мозга, которая управляет большими пальцами, больше у людей, которые ежедневно используют сенсорные экраны.
    • У молодых людей объективно меньший объем памяти, чем у их родителей, бабушек и дедушек. Не потому, как сказал бы паникер, потому что «Google гниет нашу память», а потому, что «сетевые граждане» изменили подключение, чтобы включить Интернет как функцию своей собственной памяти.
    • Ученые Microsoft определили, что продолжительность внимания человека теперь меньше, чем у рыбных палочек! (Или, может быть, меньше, чем у Goldfish — я не особо сосредотачивался, когда читал статью.)

    А еще вот это.

    В более широком смысле, если мы рассмотрим комбинацию Интернета, социальных платформ и подключенных интеллектуальных устройств, чтобы составить наш текущий (и продолжающийся) переход средств массовой информации к повсеместным вычислениям и информационному изобилию , то я рискну предположить, что сообщение (пока) о среда повсеместных вычислений выглядит примерно так:

    Потребитель изменился с существительного на глагол — из вида вещи в состояние бытия.Эти новые потребители прожорливы, ненасытны, всеядны — и они потребляют контент (информацию, развлечения, инструкции, развлечения и т. Д.).

    Это сообщение — трансформация или эволюция того, что потребители , , как они действуют, чего они хотят и чего требуют — является источником их «расширения возможностей», рассветом «возраста потребителя» и сила, стоящая за императивом управления клиентским опытом (CEM).

    От организма к организации

    Но если среда повсеместных вычислений превратила покупателей в потребителей информации и опыта в этом смысле, что это значит для продавцов ? Что происходит, когда мы переходим от организма к организации? Может ли компания «понять» сообщение этого нового средства массовой информации? Что опять же, вслед за Маклюэном, будет означать не , получающее сообщение , а скорее действие , поведение и восприятие существенно другим способом.

    Другими словами, для предприятий послание новой среды должно найти выражение в новых типах бизнес-моделей — различных способах получения ценности от клиентов, а также различных способах выявления, понимания и обслуживания клиентов. (Как всегда для DCG, «клиент» также означает потенциальных клиентов, а также клиентов, студентов, членов и другие группы, обслуживаемые организациями.)

    Конечно, мы окружены радикально новыми бизнес-моделями, стимулирующими радикально новые направления бизнеса — Uber, Airbnb, iTunes, AWS, Bitcoin и т. Д.Но правильный анализ Маклюэнеска лучше проанализирует установленных и унаследованных предприятий — то есть того, что существовало раньше и где изменения можно заметить и измерить.

    Среди солидных компаний свидетельства реальных изменений в лучшем случае неоднозначны. С одной стороны, есть сотни историй успеха и примеров превосходного качества обслуживания клиентов.

    Но, с другой стороны, такие достижения могут быть выбросами и исключениями из правил: три крупных международных исследования показали, что потребители растут на меньше удовлетворены предлагаемым им опытом.Несмотря на все усилия и затраты, CEM застрял в нейтральном положении, если не в обратном направлении.

    (Верно, существование этих революционных новых предприятий и моделей увеличило ожидания клиентов и подняло планку для всех. Но это изменение правил игры не может служить оправданием неудачи.)

    CEM и «старые стереосистемы»

    Почему так сложно улучшать качество обслуживания клиентов и поддерживать его? Почему так много компаний — фактически, практически ВСЕ компании — «заново переживают прошлое», а не готовятся к будущему? (Как видно из названия одного отчета Accenture.) Почему организации настойчиво и, казалось бы, обязательно «играют, чтобы не проиграть», а не «играть, чтобы выиграть»?

    Маклюэн может дать ответ в этом видеоклипе из интервью 1960 года. Он говорит:

    Когда какая-либо новая форма выходит на первый план, мы, естественно, смотрим на нее через старые стереосистемы. . . . Мы просто пытаемся приспособить старые вещи к новой форме, вместо того, чтобы спрашивать, что новая форма сделает со всеми предположениями, которые у нас были раньше.

    Подгонка старых вещей в новую форму (или, как выразился Ришад Тобакковалла, попытка поместить будущее в контейнеры прошлого) — я полагаю, что до настоящего времени это было преобладающей практикой для CEM .(И когда я говорю «для CEM», я имею в виду для нас — поставщиков, поставщиков услуг, аналитиков и практиков — как профессионалов в области управления клиентским опытом.)

    Во имя управления клиентским опытом мы усовершенствовали маркетинг в цифровом формате, почти не подвергая сомнению, не говоря уже о преобразовании, основные предположения о целях, целях и ключевых показателях эффективности маркетинга. (Управление брендом, привлечение потенциальных клиентов, продвижение потенциальных клиентов по воронке продаж.)

    Мы создали экосистему цифровой рекламы, которую почти никто не понимает и которую даже IAB признает враждебной для пользователей.

    Мы превратили Интернет в платформу для «сбора пользователей» (как выразился Гораций Дедиу в 2013 году) и обработки «поведенческого излишка» (как объясняет Шошанна Зубофф в своем удивительном новом эссе, которым удивительно пренебрегают). И мы используем все эти данные и всю эту аналитическую информацию, чтобы увеличить количество конверсий или покупок, а затем заявляем, что «улучшили качество обслуживания клиентов».

    Короче говоря, мы внедряем новые сложные инструменты и методы, но приспосабливаем их к старым и дополняем их.У нас есть , — новая форма, но не получает сообщение формы.

    Описывая нашу зависимость от «старых стереосистем», Маклюэн отметил: «Мы ничего не можем с этим поделать. Это нормально . . . . » Но это еще одна подделка головы Маклюэна — потому что Marshall Сам Маклюэн , очевидно, мог бы помочь ему, и вся его работа со СМИ — это попытка научить остальных тому, что и как можно освободиться от этого. «Нормальное» ограничение.

    Фактически, он ставит перед нами задачу в следующих нескольких предложениях.Вместо того, чтобы пытаться приспособить старые вещи к новой форме , мы должны спросить, что новая форма будет делать со всеми предположениями, которые у нас были до .

    Исследование этих предположений откроет и осветит новую территорию, новую среду, которая создается посредством повсеместных вычислений. Но в этом путешествии мы также можем опираться на довольно старые — возможно, вечные — вопросы Питера Друкера: кто является покупателем? Что ценит покупатель?

    Люси vs.Люси

    Постоянный доступ и изобилие информации позволили потребителям превратиться в Люси, главную героиню, которую сыграла Скарлетт Йоханссон в фильме 2014 года о женщине, которая развивает сверхчеловеческие способности. Но, как профессионалы CEM, мы по-прежнему относимся к ним как к Люси, обезьяноподобному проточеловеку с маленьким мозгом, которого, по нашему мнению, мы можем отвлекать и манипулировать «персонализированными» предложениями по электронной почте и купонами на скидку, доставленными «в нужное время». ”

    Привет, Люси! Мы заметили, что вы недавно смотрели бананы на местных фруктах.com. В знак признательности за ваше покровительство мы будем рады предложить вам скидку 5% на следующую покупку от 10 бананов! Это предложение ограничено по времени! Между прочим, Licy, Australopithecus afarensis , как и вы, которые смотрели на бананы, также наслаждались имбирным корнем и личинками термитов!

    Смещение CEM из нейтрального и, наконец, прогресс с точки зрения клиента , а не с точки зрения KPI и критериев успеха, определенных старыми медиа, требует, чтобы мы, как профессионалы в области обслуживания клиентов, полностью признали сообщение нового носителя — а это означает, что мы воплощаем в нашем поведении, практике и бизнес-моделях.

    (Например, это может означать стать «доверенным советником» в том смысле, который недавно обрисовал Джон Хейгел. Эта и другие бизнес-преобразования будут рассмотрены во второй части этой статьи.)

    До тех пор, пока этот сдвиг не произойдет, Маршалл Маклюэн поймет , почему мы цепляемся за старые формы, и его суждение будет кратким:

    «Вы ничего не знаете о моей работе!»

    П.С. Если вас хоть немного интересует Маклюэн и / или его работа, обязательно прочтите книгу Дугласа Купленда «Маршалл Маклюэн: вы ничего не знаете о моей работе!»

    (Социальная) среда — это сообщение | Джулия Зелл

    (Социальные) СМИ — это сообщение

    Для маркетологов методология Маклюэна «Среда — это сообщение» показывает, что способ доставки сообщения сильно зависит от канала, по которому оно передается.Реакция аудитории зависит не только от того, что говорится, но и от средства передачи сообщения. Хороший пример — социальные сети. Сообщение меняется в зависимости от характера платформы, например, тон голоса в LinkedIn и Snapchat принципиально различается.

    1. Facebook

    Facebook — это платформа, которая обеспечивает довольно непринужденный и увлекательный опыт общения в социальных сетях. Среда — это, так сказать, сообщение социальных связей.

    Сегодня все больше и больше людей обращаются к Facebook, когда хотят пообщаться с компанией.Независимо от того, хотят ли они задать вопрос или подать жалобу, Facebook Messenger является популярным средством обслуживания клиентов. По сравнению с другими платформами социальных сетей Facebook по-прежнему имеет самый большой охват — 2,5 миллиарда активных пользователей в месяц, и многие компании B2C обнаружили, что это отличный инструмент для повышения узнаваемости бренда.

    2. Twitter

    Twitter ограничивает пользователей публикацией сообщений длиной 280 символов (первоначально 140), предназначенных для немедленного и краткого привлечения внимания.Этот небольшой поток информации предназначен для людей, у которых есть время только просмотреть новости, но затем у них есть возможность щелкнуть ссылку и продолжить чтение. Twitter — это среда, ориентированная на эффективность и срочность.

    Однако важно, чтобы компании не казались слишком ориентированными на продажи при взаимодействии с аудиторией. Цель состоит в том, чтобы предоставить полезную информацию, а не намеренно ставить компанию в центр внимания.

    3. LinkedIn

    LinkedIn как среда в основном используется для деловых контактов.Поэтому для создания сильного профиля компании необходимо приложить большие усилия. Компании B2B часто сталкиваются с трудностями при использовании социальных сетей для привлечения потенциальных клиентов, поскольку социальные платформы часто используются для частной деятельности. Для LinkedIn это не проблема, так как контекст, в котором он работает, предназначен для профессиональных сетей.

    4. Instagram

    Здесь средство массовой информации представляет собой сообщение, представляющее визуальный интерес. Instagram предлагает компаниям возможность персонализировать свой бренд.Эта платформа предоставляет уникальную возможность связать бренд с его аудиторией и построить с ними отношения. Здесь корпоративные ценности, культура работы и довольные клиенты могут быть продемонстрированы с помощью привлекательных изображений.

    5. TikTok

    Новичок среди социальных платформ значительно вырос за последний год и теперь имеет 800 миллионов активных пользователей в месяц. Однако более 60% от общего числа пользователей находятся в Китае, за которым следует Индия. Несмотря на различия в разных странах, TikTok поднялся на шестое место в мировом рейтинге мобильных приложений 2019 года, а также набирает популярность в Европе.Видеоплатформа ориентирована на более молодую аудиторию. Согласно маркетинговым тенденциям, эта сеть предлагает оптимальную платформу для брендов стиля жизни, особенно если целевая группа относительно молодая.

    6. Snapchat

    Snapchat не для вас? Но это может быть для вашей целевой группы. В конце концов, платформа Snapchat нацелена на молодую аудиторию так же, как и TikTok. Snapchat — подходящее место для компании, которая хочет взаимодействовать с людьми в возрасте до 35 лет, поскольку 82% всех пользователей Snapchat находятся в возрасте 34 лет и моложе.Несмотря на сокращение числа пользователей, он по-прежнему входит в число 15 самых популярных социальных сетей в мире.

    Фото Бена Колде на Unsplash

    Теории Маклюэна предлагают маркетологам другой взгляд на развитие их коммуникационной стратегии. Каждая платформа уникальна. Как только компания узнает свою аудиторию, легче решить, какой канал будет наиболее эффективным для ее охвата. В конечном итоге выбранный носитель — это сообщение.

    «Если вы не понимаете носитель, вы не полностью понимаете сообщение» — Маклюэн

    Однако не только канал важен.Мобильное использование социальных сетей впервые превзошло использование настольных компьютеров: 53,3% используют смартфоны, 44% используют свои настольные компьютеры и 2,7% получают доступ к ним со своих планшетов. Следовательно, веб-дизайнеры должны следовать стратегии, ориентированной на мобильные устройства. Подход, ориентированный на мобильные устройства, в основном описывает стратегию проектирования для самого маленького экрана и продвижения вперед. Для UX-дизайнеров это одна из лучших стратегий создания адаптивного или адаптивного дизайна. Более того, поисковые системы теперь работают на основе индексации, ориентированной на мобильные устройства.Это означает, что Google в основном использует мобильную версию контента для индексации и ранжирования. Таким образом, сообщение формируется не только средой с точки зрения выбранной платформы, но и с точки зрения базовой технологии.

    Эта статья завершается основным выводом ежегодного исследования социальных сетей We Are Social:

    «В 2020 году используйте аналитику на основе данных, чтобы определить несколько технологий и платформ, которые действительно имеют значение для успеха вашего бренда, и не просто для того, чтобы добавить в свою дорожную карту самые последние тенденции.

    Итак, мы видим и здесь, что сам по себе контент не так уж и важен, если выбрана неправильная платформа. Таким образом, в конце концов:

    «Средство — это сообщение» — Маршалл Маклюэн, 1964

    ARTh201 Тема обсуждения 7: Среда — это сообщение — История искусства — Дискуссионные форумы

    1) Чертеж
    Коридор в убежище Винсент Ван Гог
    https://www.metmuseum.org/art/collection/search/336327?searchField=All&sortBy=Relevance&what=Drawings&high&ft=on& & смещение = 0 & rpp = 20 & pos = 15

    Я выбрал это изображение, чтобы продемонстрировать, что не все рисунки одинаковы, и хотя рисунки до 20-го века, кажется, сосредоточены на линейных рисунках и контурах; этот случай показывает, как это может быть не всегда.На этой картине Ван Гог использовал те же самые техники, что и в его картинах, но в упрощенном виде, слои уменьшены из-за емкости среды, в данном случае масляных красок над черным мелом. В этой композиции вы можете увидеть, как художник использовал многие традиционные техники рисования, включая использование розовой бумаги, так что он может оставлять области страницы пустыми для блоков сплошного цвета; наложение масла на «набросок» мелом; и использование одноточечной перспективы для описания резко удаляющегося коридора.Более прямой, чистый и смелый вид, чем обычные картины, — вот преимущества, которые принесло использование этого материала; но это также ограничивало способность смешивать и создавать уникальные цвета, то есть он работал с ограниченной палитрой. Рисование одним материалом — очень ограниченное использование этого средства, и я думаю, что здесь художник использовал свои ресурсы в меру своих возможностей.

    2) Живопись
    Сердце Анд Фредерик Эдвин Черч
    https: //www.metmuseum.org / art / collection / search / 10481? searchField = All & sortBy = Relevance & what = Paintings & high = on & ao = on & ft = * & offset = 0 & rpp = 20 & pos = 6

    Эта фотореалистичная картина привлекла мое внимание, и я подумал, что она будет отличным примером здесь, поскольку большинство картин имеют тенденцию либо изображать сцену отдельно от зрителя, либо пытаться убедить зрителя в реальности сцены. Эта картина, на мой взгляд, не имеет ни того, ни другого, а скорее проявляется как выход в сцену; не здесь, в реальном мире, но и не плоско и нереально, как если бы вы смотрели в окно, чтобы увидеть великолепный вид.Картина чрезвычайно детализирована, а среда позволяет оценивать цвета, изменение непрозрачности дает размер и великолепный эффект в целом. Несомненно, живопись — лучший способ создать подобие без фотоаппарата, и Черч использовал эту способность и создал потрясающее произведение искусства.

    Самая большая способность непрозрачной (масляной) краски — это способность накладывать слои и детализация, которые могут быть достигнуты путем многократного наложения крохотных мазков, техники, которая была использована здесь, потому что один только размер позволил ему создать такие интенсивные образы. ; Я должен верить, что Черч выбрал правильную среду для того, что он хотел создать, шедевр, который мы все можем оценить.Обладать навыками воссоздания на одной картине как детализированной, так и близкой листвы и дальнего пейзажа — свидетельство величия художника.

    3) Гравюра
    Тени без затенения Кума наки каге
    https://www.metmuseum.org/art/collection/search/45227?searchField=All&sortBy=Relevance&what=Printing&showOnly&russ=openAccess&showOnly=openAccess = 20 & pos = 75

    Эта книга представляет собой собрание силуэтных портретов группы вымышленных друзей.Каждая страница содержит краткую биографию, иллюстрацию, теневой портрет и кёка (сатирическое стихотворение). Название книги подразумевает двоякое значение: «тени без затенения», также переводится как «тени без скрытых мыслей внутри». Вместо того, чтобы показывать реалистично, затененные портреты могут быть представлены как их истинные личности, раскрывая безоговорочные мысли в их сатирических стихах.

    Природа гравюры чиста и иллюстрирована, и я выбрал этот пример, потому что многие гравюры пытаются воспроизвести сделанные вручную наброски коллажей, тогда как в этом исследовании среда используется такой, какая она есть, без попытки воспроизвести что-либо еще.Большая часть стиля выполнена в традиционной японской моде и книжных макетах, особенно в технике глубины. Вы можете заметить, что фон за силуэтами не плоский, а скорее бледный градиент, соответствующий красному / синему градиенту смежного текстового поля, которое, как мы видим, имеет слой белых узоров на фоне и черный текст поверх что. Эта работа, будучи книгой, не является отдельной частью, поэтому вы должны учитывать макет, то, как страницы совпадают рядом друг с другом, и согласованная тема поддерживается на протяжении всей книги, что, насколько я могу видеть, это так, несмотря на то, что нет ни цифровой версии, ни видео полной книги.

    Гравюра традиционно используется в большинстве культур как скорее практическое изобретение, чем форма искусства, хотя это можно сказать о большей части японской полиграфии, я считаю, что они имеют сходство с эстетикой, особенно в художественных материалах. Многие могут возразить, что мой пример не является произведением искусства, учитывая его практическое использование в качестве книги, но, проследив его местонахождение до художественной галереи и изучив культуру, окружающую этот тип материала, я пришел к выводу, что это в значительной степени искусство, как и жители Запада могут спорить о том, является ли большое эстетическое граффити искусством или вандализмом.Я думаю, что любой, кто смотрит на это, может увидеть художественную ценность этой кропотливой печати.

    4) Коллаж
    Out Of The Forest Патрик Бремер
    https://www.patrickbremer.co.uk/tkvkierydot6drra37zdiy1tc7j51d

    Это коллаж, вырезанный из бумаги на льняной ткани. Я выбрал эту работу, потому что считаю, что в ней хорошо сбалансированы нематериальные и узнаваемые образы; Я считаю, что искусство создания коллажей смирилось с тем, чтобы стать в основном абстрактным, поскольку очевидно, что несколько источников материалов были наклеены друг на друга, создавая искаженный эффект — даже если вы изо всех сил стараетесь смешать изображение, контрольный сигнал линии все еще будут там.Принимая во внимание, что в этом случае вместо более традиционной группировки больших фрагментов, маскировки линий и попытки выбрать похожие цвета; художник сильно контрастировал более мелкие детали, используя их для создания теней и бликов, и фигура была четкой и детализированной, без искажений. Композиция геометрическая, но точная — элементы цвета и формы образны, но пропорции реалистичны. Двойной фон хорошо использовал способность абстракции: коричневая книжная бумага позволяет легко идентифицировать фигуру на фоне, а светлые участки белой бумаги на теле позволяют отличить ее от синего.Левая половина фона, кажется, заходит на фигуру, и вы можете даже заметить внизу руки, кажется, тают, капают, уходят в синий цвет, используется много естественного пейзажа, и это дает мне ощущение появляющейся фигуры, вероятно из-за названия.

    Художник создает множество портретов и фигур в этом стиле, он экспериментировал и трудился с ним, и, думаю, овладел искусством коллажирования фигур. Этим средством нелегко манипулировать, потому что, как упоминалось ранее, он может либо выглядеть так, как будто вы очень плохо умеете объединять изображения, либо полностью абстрагироваться.Я считаю, что это новый освежающий подход к использованию этого материала, в котором используются традиционные техники коллажа, состоящие из наклеивания, наложения слоев и использования цвета, но комбинируя их совершенно по-новому.

    Художник, чьей средой является наука

    Это был ответ, на который надеялся Страчан. Он хотел столкнуть детей с чем-то чуждым, чтобы показать, что «инаковость — это нормально», и пробудить любопытство по поводу потустороннего мира. «Я думаю, что быть артистом для меня всегда было связано с нарушением той или иной системы, и просто положить туда кусок льда… было самым разрушительным, что я думал, что я мог бы сделать», — сказал он.Это был первый залп в том, что превратилось в длинный крестовый поход, направленный на то, чтобы познакомить молодых людей на Багамах (и в других местах) с теми формами знаний, с которыми он хотел бы столкнуться в детстве.

    С этой целью Страчан позже основал Багамский центр исследования воздуха и моря (B.A.S.E.C.), общественную организацию, где дети могут проводить эксперименты, проводить исследования и встречаться с приезжими художниками и учеными. «В условиях коллапса образовательной системы и отвлечения внимания от туризма уместно сосредоточиться на развитии агентства, которое позволяет гражданам расширяться за пределы его водоемов», — написал Страчан о Б.A.S.E.C. «Этот проект, хотя мне трудно резюмировать, сводится к вере в возможности того, что может делать искусство и куда оно может нас привести». В 2011 году Страчан основал компанию B.A.S.E.C., которая поддерживает учебные программы на Багамах, предлагая линию одежды, созданную исключительно местными жителями в сотрудничестве с его матерью.

    Этот проект связан с тренировкой Страчана в качестве космонавта в Звездном городке, комплексе бруталистских зданий примерно в часе езды к востоку от Москвы. Пребывание там было важным для Страчана, для которого обычных академических определений исследования недостаточно.«Мне нужно было пойти и испытать это, а не читать об этом», — сказал он. Каждая часть поездки была вызовом, от неприятных ощущений от того, что его привязали к стулу и переворачивали вверх ногами, до более неосязаемых: «Чернокожим в России быть волосатым», — сказал он. Но физический и психический дискомфорт «прекрасно сочетается с тем, что нужно быть художником».

    НА РАННИХ этапах карьеры Страчана каждая деталь становилась стратегическим средством финансирования следующей. «Если он продал произведение искусства… это не значит, что он купил себе туфли или что-то в этом роде», — сказал Гувер, отметив, что он был впечатлен тем, что Страчан не просто хотел «делать дорогие вещи, но [что] он хотел делать это». дорогие вещи вложить в себя.В случае подготовки космонавтов Страчан убедил Grand Arts, бывшую проектную площадку в Канзас-Сити, штат Миссури, основанную Маргарет Сильвой (наследницей Hallmark), подтвердить этот опыт. Процесс переговоров казался знакомым. «Вернитесь к RISD, вернитесь к встрече с ректором», — сказал он. «Вы спрашиваете 16 раз, и в 17-й раз получаете ответ».

    Отказ Страчана принять ответ «нет» неразрывно связан с жизнью, которую он оставил на Багамах. Поиск труднодоступных мест без гарантии успеха — вот что его мотивирует, и трудный процесс прорыва через невидимые преграды так же важен для него, как и физические объекты, которые могут возникнуть.«Я действительно представляю, что эти действия что-то добавляют, но я думаю, что для меня радость от этого — погоня», — сказал он. «И в этом стремлении есть определенное соотношение боли и удовольствия, потому что это очень рискованное предприятие, это рискованный набор проблем, которые вы создаете и изобретаете для себя — и именно поэтому я думаю, что большинство художников делают то, что они делают. ”

    Однако большинство художников не обучаются как космонавты, чтобы заниматься космическими путешествиями. Страчан видит в таких художниках, как Титус Капхар и Тала Мадани, художников, которые совершенно по-разному занимаются вопросами репрезентации и западного канона, как своих непосредственных коллег, но его научные эксперименты, приключения в отдаленных уголках и чистые амбиции выделяют его.Для Страчана наука — это не просто предмет, а среда, позволяющая направить луч света на темную реальность, согласно которой знания и истина не просто существуют в мире, но активно создаются обществом. Наука широко считается объективной и авторитетной дисциплиной, но работа Страчана напоминает нам, что это также субъективная практика интерпретации, существующая в рамках более крупных систем контроля. «Огромная часть научного повествования связана с властью», — сказал он. Биология веками использовалась для легитимации расистских евгенических теорий и колониального угнетения, и даже сейчас наука остается частью капиталистической структуры, определяющей, какие типы исследований получают финансирование и поддержку.

    «Средство — это сообщение» | Центр исследований мобильной связи

    «Средство — это сообщение», — утверждал Маршалл Маклюэн (1964) в своем шедевре « Понимание средств массовой информации: Расширения человека ». Эта цитата затем послужила важной перспективой, поскольку люди намерены углубить свое понимание взаимодействия между СМИ, обществом и культурой, или, более конкретно, того, как общество, культура и цивилизация формируются через призму потребления и производства медиа.Однако, исходя из этого, не следует упускать из виду взаимное взаимодействие между медиа и культурой как другую сторону медали, касающуюся того, в какой степени медиапрезентация сама по себе отражает особенности уникальной культуры или цивилизации.

    Средство по своей природе часто определяется как средство доставки сообщения, в то время как сообщение — это информация, которая, как предполагается, входит в сознание аудитории и которая должна оказывать когнитивное влияние на людей. Однако то, что Маклюэн уравнял эти два, казалось бы, различных термина, указывает на его аргумент о том, что в широком смысле то, что ненавязчиво влияет на восприятие мира людьми, может быть не «посланием» как таковым, а действительно имеет значение «канал», через который « сообщение »формируется и, таким образом, распространяется.Взяв в качестве примера фильм, Маклюэн утверждал, что искаженное представление о времени и скорости, укоренившееся в фильме как о канале доставки информации, действительно преобразовало мир из «последовательности и связей» в мир «творческой конфигурации и структуры». Развивая точку зрения Маклюэна, Почтальон (1985) выдвинул концепцию «СМИ — это метафора» в своей заставляющей задуматься работе « Развлекаемся до смерти, ». Метафора, относящаяся к способу интерпретации мира, главный аргумент Почтальона заключается в том, что повсеместное развлечение, поощряемое формой телевидения как средства массовой информации, сделало почти все, включая те, в остальном серьезные проблемы, развлекательными, ослабив способность людей к глубокому созерцанию.Иными словами, телевидение сформировало свое содержание с намерением развлечь аудиторию, и эта особенность канала, усиленная популярностью телевидения, в корне направила образ мышления людей на то, чтобы он тесно переплетался с развлечениями.

    В контексте современной медиа-среды процветают новые медиа-формы для размещения контента, такие как носимые устройства связи, VR-гарнитуры, сайты социальных сетей, все они предоставляют контент, аналогичный их аналогам в предыдущую эпоху, но с совершенно разными технологические особенности или формы.Например, в отличие от личного общения, общение в Facebook лишено большинства социальных сигналов и возможных затруднений. Следовательно, это дает возможность для большего самораскрытия, что может привести к более высокому уровню межличностной близости (Forest & Wood, 2012). Кроме того, учитывая популярность Facebook с его приложением на мобильных телефонах, люди все чаще могут начинать онлайн-беседы с друзьями на экранах своих мобильных устройств, независимо от временных или пространственных ограничений.Теркл (2011), отметив мобильность и удобство контакта, обеспечиваемые возможностями мобильных телефонов и Интернета, продвинула свое наблюдение о том, что люди застряли в феномене постоянного контакта, вызванном мобильными технологиями, когда люди всегда связываются с друзьями за много миль, но игнорируют что происходит вокруг. На самом деле это переопределяет межличностные отношения и постоянно отвлекает внимание людей от сообщений в социальных сетях. Как подтверждается исследованием, проведенным Yeykelis et al (2014), представление перегруженной фрагментированной информации в Интернете существенно сократило объем внимания людей, о чем свидетельствует их постоянное переключение с одной платформы на другую всего за 19 секунд.Дело в том, что, согласно аргументу Маклюэна и Постмана, контент на разных платформах принципиально не меняется. Однако изменения претерпевает сама среда, и именно среда среды меняет то, как люди ведут себя и думают.

    Чтобы еще больше подтвердить это, Gentzkow (2006) провел исследование, в котором изучалась взаимосвязь между просмотром телевидения и явкой на президентские выборы в США. Вывод заключается в том, что, несмотря на рост числа телевизоров в 1950-х годах, явка людей на выборы, тем не менее, снизилась.Поскольку замена телевидения газетами и радиопередачами была подтверждена, объяснение состояло в том, что люди смотрели телевизор больше для развлечения, чем для политики. Это действительно убедительная поддержка вышеупомянутой превалирующей важности технологий над содержанием. До появления телевидения люди в некоторой степени пассивно получали информацию из газет и радиопередач, которые были сравнительно богаты политическими новостями. Но поскольку телевидение предоставило гораздо больше возможностей для СМИ, особенно сочетания визуальных и слуховых развлечений, люди интуитивно стали ими интересоваться.Хотя содержание политических новостей на телевидении и в газетах не менялось слишком сильно, люди просто перестали обращать внимание на эту тему, а обратились к другим телепрограммам, учитывая различные формы информационных фреймов телевидения. Это, по-видимому, «плохое» влияние телевидения на политику, однако, должно быть применимо ко многим другим формам СМИ, поскольку эти новые формы информации всегда, вероятно, будут вызывать другие удовольствия. В примере приложений социальных сетей на мобильных телефонах они не только укрепляют отношения; однако фрагментированная мгновенная информация о них в корне отвлекает людей.

    Однако все сказанное — это только одна сторона медали. Чтобы обратиться к другой стороне того, как СМИ отражают реальную культуру общества, следует принять во внимание переменную культуры. Исследование Groshek et al. (2012) по сравнению между «атакующей» политической рекламой во Франции и предвыборными кампаниями в США показало, что в целом Америка проявляла больше негатива, чем Франция. Этот вывод подтвердил гипотезу о том, что, поскольку Америка принимает «либеральную» модель, одобренную коммерческими СМИ и французским «поляризованным плюрализмом», в США будет больше негативных рекламных кампаний.С. чем во Франции. Более того, учитывая, что Америка — страна с низким уровнем контекста, а Франция — высокая, были выдвинуты гипотезы, что в США будет больше характерных атакующих рекламных объявлений, а во Франции — более проблемных. Хотя они не были полностью поддержаны, ожидалось объяснение более тонких различий. В целом, как показали исследования, различия в культуре носят позитивный характер в медиа-платформах. Поскольку средства массовой информации отражают мир, который в значительной степени формируется средствами массовой информации, взаимодействие между ними всегда является непрерывным процессом.

    Тогда культура — это то, что обрамляет сообщение, а среда — это сообщение.

    By Muyang Zhou , BU Студент магистра по новым медиа-исследованиям

    Список литературы

    Де Бур Н., Зютфельд Х. и Грошек Дж. (2012). Социальные медиа и личные нападки: сравнительный взгляд на совместное творчество и политическую рекламу в президентских кампаниях на YouTube. Первый понедельник , Том 17, номер 12 — 3, декабрь 2012 г.

    Форест, А.Л., и Вуд, Дж. В. (2012). Когда социальные сети не работают: люди с низкой самооценкой признают, но не пользуются преимуществами самораскрытия на Facebook. В Психологические науки . Том: 23 выпуск: 3, страницы: 295-302.

    Генцков М. (2006). Телевидение и явка избирателей. В The Quarterly Journal of Economics , август 2006 г.

    Маклюэн М. (1964). Понимание СМИ: Расширения Человека . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Почтальон, Нил (1985). Развлекаемся до смерти: публичный дискурс в эпоху шоу-бизнеса . США: Penguin Books.

    Тюркл, С. (2011). Вместе наедине: почему мы ожидаем большего от технологий и меньшего друг от друга . Нью-Йорк: Основные книги.

    «Средство — это сообщение»

    Опубликовано 4 года назад в События, Новости

    Посмотреть все сообщения

    The Medium в Steam

    Отзывы

    «The Medium — одна из лучших игр ужасов от третьего лица, в которые я когда-либо играл.»
    92/100 — PC Gamer

    « The Medium — это ужасающее, но захватывающее исследование двойственности, в котором ужас личной травмы используется для создания незабываемой истории ».
    9/10 — Gamespot

    «Это, несомненно, самая уверенная игра Блобера на сегодняшний день. Хотя мне никогда не приходилось смотреть на вещи глазами главной героини Марианны, игра все же затягивала меня и душила своей удушающей атмосферой. Я часто напрягался и готовился к тому, что Блобер должен был показать мне в следующий раз ».
    5/5 — Геймер

    THE MEDIUM — DELUXE EDITION

    THE MEDIUM — DELUXE EDITION

    Deluxe Edition включает в себя:
    • Оригинальный саундтрек (цифровой) — в соавторстве с легендарным японским композитором Акирой Ямаока из Silent Hill и Аркадиушем Рейковски — номинант на премию «Голливудская музыка в медиа», наиболее известный благодаря играм Blair Witch, Layers of Fear и Observer.
    • The Art of The Medium — официальный цифровой альбом, который проведет вас через тревожный физический мир и зловещий духовный мир игры, вдохновленный творчеством Здислава Бексинского, польского сюрреалиста-антиутопии, всемирно известного благодаря своей самобытности и яркости. преследующий стиль.

    Об этой игре

    Раскройте темную тайну, которую может разгадать только медиум. Исследуйте реальный мир и мир духов одновременно.Используйте свои экстрасенсорные способности, чтобы решать головоломки, охватывающие оба мира, раскрывать глубоко тревожные секреты и выжить в столкновениях с The Maw — монстром, рожденным в результате невыразимой трагедии.

    The Medium — психологический хоррор от третьего лица с запатентованной двойной — реалистичный геймплей и оригинальный саундтрек, сочиненные Аркадиушем Рейковски и Акирой Ямаока.

    Обладают уникальными экстрасенсорными способностями, зарезервированными для обладателей этого дара. Путешествуйте между реальностями или исследуйте их одновременно.Используйте опыт Out of Body, чтобы исследовать места, куда ваше реальное «я» не может попасть. Создавайте энергетические щиты и наносите мощные духовные взрывы, чтобы выжить в духовном мире и его потусторонних опасностях.

    Погрузитесь в зрелую и морально неоднозначную историю, где все не так, как кажется, и у всего есть обратная сторона. Как медиум вы видите, слышите и переживаете больше, чем другие, и с каждой новой точкой зрения вы меняете свое восприятие того, что произошло на курорте Нива.

    Никогда раньше не видел и официально запатентованный игровой процесс, который разыгрывается в двух мирах, отображаемых одновременно. Исследуйте физический мир и духовный мир одновременно и используйте взаимодействие между ними, чтобы решать головоломки двойной реальности, открывать новые пути и пробуждать воспоминания о прошлых событиях.

    Духовный мир Медиума — это темное зеркальное отражение нашей реальности, мрачное и тревожное место, где наши безнаказанные поступки, злые побуждения и гнусные секреты проявляются и могут принимать форму.Этот мир был изобретен и спроектирован под вдохновением картин Здислава Бексинского, польского сюрреалиста-антиутопии, получившего международное признание за свой характерный и поразительно зловещий стиль.

    Погрузитесь в тревожную и гнетущую атмосферу игры благодаря оригинальному «двойному» саундтреку, совместно созданному Акирой Ямаока и Аркадиушем Рейковски. Ямаока-сан — легендарный японский композитор, наиболее известный своими работами над сериалом Silent Hill; Рейковски — номинант на премию Hollywood Music in Media Awards, работавший над такими известными хоррор-играми, как Blair Witch, Layers of Fear и Observer.Теперь они объединяют свои творческие силы для создания музыки и песен The Medium.

    Описание содержимого для взрослых

    Разработчики описывают контент так:

    Эта игра может содержать контент, не подходящий для всех возрастов, или может не подходить для просмотра на работе. Присутствуют частые сцены насилия и жестокости, а также общий контент для взрослых.

    «The Medium» и все логотипы, символы, имена и соответствующие знаки являются ®, TM и © 2021 Bloober Team S.A. Все права защищены.
    Игра «The Medium», разработанная Bloober Team S.A. Bloober Team является зарегистрированным товарным знаком Bloober Team S.A. (Inc.) в США и / или других странах. Игра «The Medium», издаваемая и распространяемая Bloober Team S.A. Все права защищены.
    Использует Unreal® Engine. Unreal® является товарным знаком или зарегистрированным товарным знаком Epic Games, Inc. в США и / или других странах. Unreal® Engine, © 1998-2021, Epic Games, Inc. Все права защищены.
    Все остальные авторские права и товарные знаки являются собственностью соответствующих владельцев.Все права защищены.
    Если не указано иное, завершенная игра «The Medium» является собственностью Bloober Team S.A.
    Воспроизведение, изменение, хранение в системе поиска или повторная передача в любой форме и любыми средствами, электронными, механическими или иными, для любых целей строго запрещены без предварительного письменного разрешения.

    Среда — это среда, Аллан Капроу; Нам Джун Пайк; Отто Пиене; Альдо Тамбеллини

    WGBH

    1969, 16:57 мин, цвет, звук

    Произведенный WGBH-TV в Бостоне, канал Medium is the Medium — один из самых ранних и наиболее прозорливых примеров сотрудничества между общественным телевидением и развивающейся областью видеоарта в США.S. WGBH поручил художникам — Аллану Капроу, Нам Джун Пайк , Отто Пиене, Джеймсу Сиврайту, Томасу Тэдлоку и Альдо Тамбеллини — создать оригинальные произведения для телевещания. Их работы исследовали параметры новой среды, от обработки изображений и интерактивности до видеоданца и скульптуры.

    1969, 3:51 мин., Ч / б, звук

    1969, 4:23 мин., Ч / б, звук

    1969, 4:38 мин, цвет, звук

    1969, 4:45 мин, цвет, звук

    Произведенный WGBH-TV в Бостоне, канал Medium is the Medium — один из самых ранних и наиболее прозорливых примеров сотрудничества между общественным телевидением и развивающейся областью видеоарта в Соединенных Штатах.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.