Метод айзенка: Методика Айзенка по определению темперамента

Автор: | 15.08.1976

Содержание

Методика Айзенка по определению темперамента

Характерологические проявления поведения личности

Пути коррекции поведения личности

Тип № 1 Э: 0-4; Н: 0-4

Безмятежный, мирный, невозмутимый. В группе скромен. Дружбу не навязывает, но и не’ отвергает, если ему предложат. Склонен к упрямству, если ощущает свою правоту. Не смешлив. Речь спокойная. Терпелив. Хладнокровен.

Руководителей беспокоит мало, страдает от невнимания руководящего состава. Главное в подходе — повысить самооценку посредством подчеркивания ценности таких качеств, как скромность, хладнокровие. Желательно давать возможность выбора темпа работы.

Тип № 2 Э: 21-24 Н: 0-4

Радостный, общительный, разговорчивый, любит быть на виду, оптимист, верит в успех. В работе поверхностен, увлекается, но быстро теряет интерес к работе. Легко прощает обиды, превращает конфликты в шутку. Впечатлителен, любит новизну.

Поощрять трудолюбие, использовать склонность к новизне. Исподволь приучать к настойчивости, дисциплине, организованности предлагая оригинальные задания, вовлекая в работу над новыми, ранее не разработанными проектами.

Тип № 3 Э: 21-24 Н 21-24

Активен, честолюбив, насмешлив. Стремится общаться со всеми надменно, очень честолюбив, в случае несогласия с позицией руководителя принимает активно противоборствующую позицию. Не выносит безразличия и критики в свой адрес. Психические процессы неуравновешенны. Эмоционально неустойчив. Обидчив. Конфликтен. Злопамятный. Имеет психосоматические заболевания. Быстро утомляем.

Основная тактика — подчеркнутое уважение. Взаимоотношение следует строить на убеждении, спокойном, доброжелательном тоне общения. Не следует выяснять отношения в момент конфликта. Желательно акцентировать внимание проблеме, возможности решения проблем без эмоционального напряжения. При затяжных конфликтах целесообразно от этого сотрудника избавиться..

Тип № 4 Э: 0-4 Н: 21-24

Тип неспокойный, настороженный, неуверенный в себе. Нуждается в опеке, высокоранимый. Адаптация к новым условиям деятельности длительна, поэтому действия замедленны. Не любит активный образ жизни. Созерцатель, склонен к философии. Легко драматизирует ситуацию. Необщителен, поэтому оценки и самооценки имеет отличные от социального окружения.

В общении поддерживать, по возможности ограждать от насмешек. Выделять, поощрять положительные качества — вдумчивость, аккуратность. Наиболее целесообразно использовать на монотонной работе, не требующей активного общения, строгой регламентации. Трудно переносит включение в жесткую систему субординации. Необходимо активизировать интерес к окружающим, исподволь сводить с людьми доброжелательно -энергичными.

Тип № 5 Э: 0-4 Н: 5-8

Созерцателен, спокоен. Имеет низкий уровень заинтересованности в улучшении своего социального и материального положения, как следствие этого имеет низкие показатели по основной деятельности. Послушно-безраличен. Направлен на выдуманные или вычитанные противоречия.

Остро нуждается в повышении самооценки путем поощрения, что разрушает безразличие, повышает уровень притязаний, а следовательно качество работы. Необходимо увлекать работой, поощрять сильные стороны

Тип № 6 Э: 0-4 Н: 17-20

Сдержанный, робкий, чувствительный, теряется в незнакомой обстановке, ситуации.

Неуверенный, мечтательный, не любит многолюдья. Имеет склонность к сомнениям. Мало верит в свои силы. В целом уравновешен, не склонен к панике, и драматизации ситуации. Склонен к фантазиям,’ бывает нерешителен.

 

Стараться поддерживать, подчеркивать перед сослуживцами положительные качества — серьезность, воспитанность, чуткость, необходимо увлекать идеей, решением какой-либо проблемы, поощрять найденные решения. Это повысит самооценку, даст повод к более оптимистическому ощущению жизни.

Тип № 7 Э: 0-4 Н: 9-16

Скромный, активный, направленный на дело сотрудник. Справедливый преданный друг. Очень хороший, умелый помощник, но плохой организатор. Застенчив, предпочитает оставаться в тени, большие компании избегает. Взаимоотношениям придает большое значение. Иногда скучновато-морализирующий. По природе подчиняем.

 

В деятельности желательно предоставлять больше инициативы, свободный режим — это активизирует его деятельность. Постараться на основе доверия важных дел раскрепостить, чтобы действовал самостоятельно, а не по указке. Избегать публичной, критики. Внушать уверенность в своих силах. Не допускать слепой веры в чей-либо авторитет

Тип № 8 Э: 5-8 Н: 0-4

Спокойный, склонный к общению сотрудник. Эстетически одаренный. Скорее созерцатель, чем деятель. Уравновешенный. Безразличный к успехам. Любит жить «как все». Во взаимоотношениях ровен, по глубоко переживать не умеет. Легко избегает конфликтов

Главная задача — активизировать деятельность, поручать решение различных возможно самостоятельных, творческих задач. Поощрять успехи. Необходимо общение со стороны руководства.

Использовать на работе в группе. Самостоятельного, ответственного участка целесообразно не давать

Тип № 9 Э: 9-16 Н:0-4

Активный, жизнерадостный, общительный сотрудник. В общении не разборчив, что может привести к попаданию в асоциальные группы, вследствие плохой сопротивляемости. Склонен к новизне, любознателен. Может плохо строить адекватные самооценки. Часто нет твердых принципиальных установок. Энергичен. Уравновешен

Необходим контроль, мобилизация на выполнение поставленных задач. Установить доброжелательные отношения, дать понять, что за ним наблюдают. При необходимости оказывать помощь в планировании деятельности. Фиксировать сроки выполнения поставленных задач, объемы, жестко контролировать выполнение.

Тип№ 10 Э: 17-20 Н: 0-4

Артистичен. Любит развлекать. Не достаточно настойчив в выполнении поставленных задач. Общителен с сослуживцами и клиентами. В своих чувствах не глубок. Уравновешен. Поверхностен в работе. Начатое может не доводить -до конца.

Поддерживать усилия направленные на достижение целей. Ставить новые, интересные задачи (у самого хватает инициативы выбрать цель, но не хватает упорства). Поощрять артистизм. Контролировать выполнение задания

Тип№ 11 Э: 21-24 Н: 5-8

 

Активный, общительный, благородный, честолюбивый. Легко соглашается на рискованные развлечения. Не всегда разборчив в друзьях, в средствах достижения цели. Часто эгоистичен. Имеет организаторские способности

Поощрять и развивать организаторские склонности. Может быть лидером, но необходим контроль. Удерживать от зазнайства. Лидерское положение заставит избавиться от лени, неаккуратности. . Можно допускать критику в присутствии сослуживцев, но не подчиненных.

 

Тип № 12 Э: 21-24 Н: 9-16

Легко подчиняется дисциплине. Обладает чувством собственного достоинства. Организатор. Склонен к искусству, спорту. Активен, влюбчив. Легко увлекается людьми и событиями. Впечатлителен.

Лидер по натуре, как эмоционального, так и делового плана. Необходимо поддерживать лидерские усилия; помогать и направлять в деловом и личностном плане.

Тип № 13 Э: 21-24 Н: 17-20

Сложный тип, тщеславен, энергичен, жизнерадостен. Как правило не имеет высокой духовной направленности. Погружен в житейские радости, во главу угла ставит бытовые потребности. Преклоняется перед престижностью, всеми силами стремится достичь удачи, успеха, выгоды. Презирает неудачников. Общителен с клиентами и сотрудниками. Жестко выдвигает, отстаивает свои требования.

Основная стратегия — держать в рамках, не допускать зазнайства, подчинению себе окружающих. Ставить задачи спокойно и твердо, настаивать на точном соблюдении времени и объема выполнения задачи. Можно предложить роль организатора, руководителя, при этом требовать строгого выполнения служебных обязанностей

Тип № 14 Э: 17-20 Н: 21-24

Властный, мнительный, подозрительный, педантичный. Всегда стремится к первенству. Мелочный, наслаждается любым превосходством, язвителен. Склонен к насмешке над более слабым. Мстителен, пренебрежителен в общении. Деспотичен. Легко утомляем.

Нельзя относится равнодушно. Дать возможность занять лидерское положение, однако, при этом следует выбрать пост, на котором он больше внимания уделял бы бумагам, чем людям. Поощрять волю и упорство. Поощрять позитивное отношение к окружающим. Поощрять настойчивость в достижении лидирующего положения в составе группы, службы.

Тип № 15 Э: 9-16 Н: 21-24

Вечно недовольный, ворчливый склонный к придиркам. Мелочно-требовательный. Легко обижается по пустякам. Часто хмурый раздражительный. Завистлив. В делах неуверенный, в отношениях -подчиненный. Перед трудностями пасует. В группе держится в стороне. Злопамятен, друзей, как правило не имеет. Голос тихий резкий. К язвительности не склонен.

Желательно наладить хотя бы минимальные взаимоотношения основываясь на мнительности данного человека. Можно интересоваться его самочувствием, успехами. Хорошо выполняет канцелярскую работу — высоко развиты педантичные свойства. Поощрять за точное выполнение служебных обязанностей, делать это в присутствии сослуживцев — это позволит как-то наладить взаимоотношения с сослуживцами.

Тип 16 Э: 5-8 Н: 21-24

Высокочувствительный, недоверчивый, молчаливый, замкнуто-обидчивый тип. Самолюбивый, независимый имеет критический ум. Пессимист. Склонен к обобщенному мышлению. Часто неуверен в себе. По натуре затаенно-страстный.

В подходе желательны: оберегающий режим, поощрения при сослуживцах, доброжелательность, уважительность. Следует поддерживать справедливые критические суждения, но не допускать критиканства. Поощрять стремление в достижении успеха в составе группы, службы.

Тип № 17 Э: 17-20 Н: 5-8

Очень эмоционален, восторженный, жизнерадостный, общительный, влюбчивый. В контактах неразборчив, дружески настроен ко всем. Непостоянен, наивен, ребячлив, пользуется симпатиями окружающих. Фантазер. Не стремится к лидерству. Предпочитает интимно-дружеские связи.

 

Поддерживать положительный настрой, поощрять желание в разработке новых идей. При выполнении обязанностей начальника службы, группы требовать точного соблюдения сроков и объема выполняемых работ, Поощрять настойчивость в достижении успеха в составе группе. Обратить внимание на выработку волевых качеств.

Тип № 20 Э: 17-20 Н: 17-20

Очень демонстративен, не умеет сопереживать, эмоционально беден, любит противопоставлять себя коллективу. Очень напорист в достижении значимых для себя целей, ценностей. Престижен. Часто фальшив, практичен.

 

Режим взаимодействия мягкий, терпимый, чтобы не обострять негативные качества. Поощрять стремление достичь успеха в составе группы, службы. Необходим контроль в выполнении объема и качества работ в ненавязчивой форме. Борьбу за первенство необходимо облечь в приемлемую для организации форму.

Тип№ 21 Э: 13-16 Н: 9-12

Очень энергичен, жизнерадостен, «любимец публики». Одарен, артистичен, малоутомляем. Серьезно работать над достижением цели не стремится. Легко все бросает, часто прерывает дружбу. Поверхностен, имеет малый социальный опыт.

 

Требует строгого отношения. В коллективе не стоит выбирать на лидерские должности. Строго требовать выполнение объема и точности выполнения поставленной задачи. Ставя задачи расписывать сроки выполнения, контролировать их выполнение. Поощрять приобретение новых навыков -например изучение иностранного языка. Помогать планировать свой рабочий день.

Тип № 22 Э: 9-12 Н: 9-12

Пассивно-безразличный. Уверен в себе. В отношении к окружающим жестко-требователен. Злопамятен. Часто проявляет пассивное упрямство. Очень педантичен, мелочен, хладнокровен, рассудителен. Ригидный, предпочитает привычные дела и монотонность быта. Интонации речи не выразительны. Малоэстетичен.

 

Создать ощущение заинтересованности в нем руководителей. Следует интересоваться мелочами быта, самочувствием. Использовать присущие черты педантичности, поручая высокоответственную работу. Поощрять за исполнительность. Целесообразно не назначать на руководящие должности, тем более связанные с руководством людьми.

Тип№ 23 Э: 17-20 Н: 9-12

Общительный, активный, инициативный, увлекающийся. Может управлять собой. Умеет • добиваться поставленной цели. Честолюбив, любит лидировать, пользуется доверием окружающих. Хороший организатор. Характер легкий. Эстетичен. Оживленный.

 

Создать возможность лидерства. Помогать в решении групповых и индивидуальных задач. Следить, чтобы ставились реальные цели. Поддерживать лидерские качества, по возможности ставить задачи помощи сослуживцам в деликатной форме. Не давать большую служебную нагрузку.

Тип № 24 Э: 13-16 Н: 5-8

Активный, уравновешенный, инициативный, энергичный тип. Привязчив к немногочисленным друзьям. Умеет ставить перед собой задачи и добиваться решений. Не склонен к соперничеству. Иногда обидчив. Упорядочен.

Предпочитает спокойное доверительное отношение со стороны сослуживцев и руководства. Требует мало контроля. Желательно отлаживание четких деловых контактов.

Тип № 25 Э: 9-12 Н: 5-8

Активен, иногда взрывчатый, иногда беспечно-веселый. Часто спокоен, безразличен. Инициативы почти не проявляет, предпочитает действовать по указке. Пассивен в социальных контактах. К эмоциональным переживаниям не расположен. Склонен к монотонной, кропотливой работе.

 

Желательно спокойно-деловое отношение. Находить и рекомендовать лучше индивидуальные задания. Ставить на должность мало связанную с активным общением с клиентами. Хорошо справляется с административной работой.

Тип№ 26 Э: 5-8 Н: 9-12

Спокоен, уравновешен, терпелив, педантичен. Честолюбив. Целеустремлен. Имеет твердые принципы. Временами обидчив.

Любит доверительное отношение,
спокойный темп работы. Не склонен
к панибратству. Желательно
поощрять при сослуживцах за
аккуратность, исполнительность.
Поддерживать усилия, направленные
на увеличение уверенности в своих
силах — чаще доверять сложные
задачи

Тип № 27 Э: 5-8 Н: 13-16

Уравновешенно-меланхоличный. Тонко чувствительный, привязчивый. Ценит доверительно-интимные отношения, спокойный. Ценит юмор, в целом оптимист. Иногда паникует, иногда впадает в депрессию. Однако, чаще спокойно-задумчив.

Создать обстановку активно-спокойной деятельности. Желательно избежать жесткой регламентации. Хорошо выполняет работу, связанную с обслуживанием клиентов. С целью увеличения уверенности в своих силах чаще поручать выполнение заданий с высокой степени ответственности.

Тип № 28 Э: 9-12 Н: 17-20

Меланхоличный, честолюбивый, упорный, серьезный. Иногда склонен к уныло -тревожному настроению. Дружит с немногочисленным кругом людей. Необидчив. Иногда мнителен, самостоятелен в решении относительно принципиальных вопросов, но зависим от близких в эмоциональной жизни.

Рекомендуется направлять усилия на повышении самооценки, укрепления уверенности в себе, в своих силах. Хорошо выполняет работу, связанную с обслуживанием клиентов. Допускается критика, но не в присутствии подчиненных или большого количества сослуживцев.

Тип № 29 Э: 13-16 1Ы7-20

Жестко требователен к окружающим: упрям, горд, очень честолюбив. Энергичен, общителен, настроение чаще боевитое. Неудачи скрывает. Любит быть на виду. Хладнокровен.

 

Взаимоотношения строить на основе уважения и высокой требовательности за выполнение своих обязанностей. Возможная критика — является дополнительным стимулом в достижении поставленных целей. Имеет хорошие организаторские способности.

Тип № 30 Э: 17-20 Н: 13-16

Гордый, стремится к первенству. Злопамятен, Стремится к лидерству во всем. Энергичен, упорен, спокойный, расчетливый. Любит риск, непреклонен в достижениях. Не лишен артистизма, хотя и суховат.

 

Не допускать зазнайства. Поддерживать позитивные начинания. Помогать в лидерстве, однако не допускать командный стиль во взаимоотношениях с сослуживцами, нейтрализовать озлобленность, поощряя достижение успеха в составе группы. Помогать в оценке своих возможностей.

Тип№ 31 Э: 9-12 Н: 13-16

Застенчив, независтлив, стремится к самостоятельности, привязчив, доброжелателен, с близкими людьми проявляет наблюдательность, чувство юмора. Склонен к глубоким доверительным отношениям. Избегает ситуации риска, опасности. Не выносит навязанный темп. Иногда склонен к быстрым решениям. Часто раскаивается в своих поступках, в неудачах обвиняет только себя.

Обеспечить спокойную доброжелательную обстановку, стараться вовлекать в активное решение деловых вопросов. Поощрять социальную активность, вовлекать в участие в мероприятиях — семинарах, конференциях и т.п.

 

 

 

Айзенка личностный опросник (EPI) | ПсиЛаб

Виталий (333 дн. назад)

0685282647 прошу позвонить

treners 1

Айзенка личностный опросник (EPI)

Описание методики

Айзенка личностный опросник (Eysenck Personality Inventory, или ЕРI) опубликован в 1963 г. и содержит 57 вопросов, 24 из которых направлены на выявление экстравсрсии-интроверсии, 24 других — на оценку эмоциональной стабильности-нестабильности (нейротизма), остальные 9 составляют контрольную группу вопросов, предназначенную для оценки искренности испытуемого, его отношения к обследованию и достоверности результатов. Г. Айзенк разработал два варианта данной методики (А и В), которые отличаются только текстом опросника. Инструкция, ключ и обработка данных дублируются. Наличие двух форм позволяет психологу проводить повторное исследование.

Теоретические основы

Г. Айзенк, проанализировав материалы обследования 700 солдат-невротиков, пришел к выводу, что всю совокупность описывающих человека черт можно представить посредством 2 главных факторов: экстраверсии (интроверсии) и невротизма.

Первый из этих факторов биополярен и представляет характеристику индивидуально-психологического склада человека, крайние полюса кото� рой соответствуют ориентации личности либо на мир внешних объектов (экстраверсия), либо на субъективный внутренний мир (интроверсия). Принято считать, что экстравертам свойственны общительность, импульсивность, гибкость поведения, большая инициативность (но малая настойчивость) и высокая социальная приспособляемость. Интровертам же, наоборот, присущи необщительность, замкнутость, социальная пассивность (при достаточно большой настойчивости), склонность к самоанализу и затруднения социальной адаптации.

Второй фактор — невротизм — описывает некоторое свойство-состояние, характеризующее человека со стороны эмоциональной устойчивости, тревожности, уровня самоуважения и возможных вегетативных расстройств. Фактор этот также биполярен и образует шкалу, на одном полюсе которой находятся люди, характеризующиеся чрезвычайной устойчивостью, зрелостью и прекрасной адаптированностью, а на другом — чрезвычайно нервозный, неустойчивый и плохо адаптированный тип. Большая часть людей располагаются между этими полюсами, ближе к середине (согласно нормальному распределению).

Пересечение этих 2 биполярных характеристик позволяет получать неожиданный и довольно любопытный результат — достаточно четкое отнесение человека к одному из четырех 4 темперамента.

Процедура проведения

Инструкция

Вам предлагается ответить на 57 вопросов. Вопросы направлены на выявление вашего обычного способа поведения. Постарайтесь представить типичны ситуации и дайте первый «естественный» ответ, который придет вам в голову. Отвечайте быстро и точно. Помните, что нет «хороших» или «плохих» ответов. Если вы согласны с утверждением, поставьте рядом с его номером знак + (да), если нет — знак — (нет).

Обработка результатов

Ключ

Экстраверсия — интроверсия:

  • «да» (+): 1, 3, 8, 10, 13, 17, 22, 25, 27, 39, 44, 46, 49, 53, 56;
  • «нет» (-): 5, 15, 20, 29, 32, 34, 37, 41, 51.

Нейротизм (эмоциональная стабильность — эмоциональная нестабильность):

  • «да» (+): 2, 4, 7, 9, 11, 14, 16, 19, 21, 23, 26, 28, 31, 33, 35, 38, 40, 43, 45, 47, 50, 52, 55, 57.

«Шкала лжи»:

  • «да» (+): 6, 24, 36;
  • «нет» (-): 12, 18, 30, 42, 48, 54.

Ответы, совпадающие с ключом, оцениваются в 1 балл.

Интерпретация результатов

При анализе результатов следует придерживаться следующих ориентиров.

Экстраверсия:

  • больше 19 — яркий экстраверт,
  • больше 15 — экстраверт
  • 12 — среднее значение,
  • меньше 9 — интроверт,
  • меньше 5 — глубокий интроверт.

Нейротизм:

  • больше 19 — очень высокий уровень нейротизма,
  • больше 14 — высокий уровень нейротизма,
  • 9 — 13 — среднее значение,
  • меньше 7 — низкий уровень нейротизма.

Ложь:

  • больше 4 — неискренность в ответах, свидетельствующая также о некоторой демонстративности поведения и ориентированности испытуемого на социальное одобрение,
  • меньше 4 — норма.

Описание шкал

Экстраверсия — интроверсия

Характеризуя типичного экстраверта, автор отмечает его общительность и обращенность индивида вовне, широкий круг знакомств, необходимость в контактах. Он действует под влиянием момента, ипульсивен, вспыльчив, беззаботен, оптимистичен, добродушен, весел. Предпочитает движение и действие, имеет тенденцию к агрессивности. Чувства и эмоции не имеют строгого контроля, склонен к рискованным поступкам. На него не всегда можно положиться.

Типичный интроверт — это спокойный, застенчивый, интроективный человек, склонный к самоанализу. Сдержан и отдален от всех, кроме близких друзей. Планирует и обдумывает свои действия заранее, не доверяет внезапным побуждениям серьезно относится к принятию решений, любит во всем порядок. Контролирует свои чувства, его нелегко вывести из себя. Обладает пессимистичностью, высоко ценит нравственные нормы.

Нейротизм

Характеризует эмоциональную устойчивость или неустойчивость (эмоциональная стабильность или нестабильность). Нейротизм, по некоторым данным, связан с показателями лабильности нервной системы. Эмоциональная устойчивость — черта, выражающая сохранение организованного поведения, ситуативной целенаправленности в обычных и стрессовых ситуациях. Характеризуется зрелостью, отличной адаптацией, отсутствием большой напряженности, беспокойства, а также склонностью к лидерству, общительности. Нейротизм выражается в чрезвычайной нервности, неустойчивости, плохой адаптации, склонности к быстрой смене настроений (лабильности), чувстве виновности и беспокойства, озабоченности, депрессивных реакциях, рассеянности внимания, неустойчивости в стрессовых ситуациях. Нейротизму соответствует эмоциональность, импульсивность; неровность в контактах с людьми, изменчивость интересов, неуверенность в себе, выраженная чувствительность, впечатлительность, склонность к раздражительности. Нейротическая личность характеризуется неадекватно сильными реакциями по отношению к вызывающим их стимулам. У лиц с высокими показателями по шкале нейротизма в неблагоприятных стрессовых ситуациях может развиться невроз.


Представление результатов по шкалам экстраверсии и нейротизма осуществляется при помощи системы координат. Интерпретация полученных результатов проводится на основе психологических характеристик личности, соответствующих тому или иному квадрату координатной модели с учетом степени выраженности индивидуально-психологических свойств и степени достоверности полученных данных.

Привлекая данные из физиологии высшей нервной деятельности, Айзенк высказывает гипотезу о том, что сильный и слабый типы, по Павлову, очень близки к экстравертированному и интровертированному типам личности. Природа интроверсии и экстраверсии усматривается во врожденных свойствах центральной нервной системы, которые обеспечивают уравновешенность процессов возбуждения и торможения.

Таким образом, используя данные обследования по шкалам экстраверсии, интроверсии и нейротизма, можно вывести показатели темперамента личности по классификации Павлова, который описал четыре классических типа: сангвиник (по основным свойствам центральной нервной системы характеризуется как сильный, уравновешенный, подвижный), холерик (сильный, неуравновешенный, подвижный), флегматик (сильный, уравновешенный, инертный), меланхолик (слабый, неуравновешенный, инертный).

«Чистый» сангвиник быстро приспосабливается к новым условиям, быстро сходится с людьми, общителен. Чувства легко возникают и сменяются, эмоциональные переживания, как правило, неглубоки. Мимика богатая, подвижная, выразительная. Несколько непоседлив, нуждается в новых впечатлениях, недостаточно регулирует свои импульсы, не умеет строго придерживаться выработанного распорядка, жизни, системы в работе. В связи с этим не может успешно выполнять дело, требующее равной затраты сил, длительного и методичного напряжения, усидчивости, устойчивости внимания, терпения. При отсутствии серьезных целей, глубоких мыслей, творческой деятельности вырабатываются поверхностность и непостоянство.

Холерик отличается повышенной возбудимостью, действия прерывисты. Ему свойственны резкость и стремительность движений, сила, импульсивность, яркая выраженность эмоциональных переживаний. Вследствие неуравновешенности, увлекшись делом, склонен действовать изо всех сил, истощаться больше, чем следует. Имея общественные интересы, темперамент проявляет в инициативности, энергичности, принципиальности. При отсутствии духовной жизни холерический темперамент часто проявляется в раздражительности, эффективности, несдержанности, вспыльчивости, неспособности к самоконтролю при эмоциональных обстоятельствах.

Флегматик характеризуется сравнительно низким уровнем активности поведения, новые формы которого вырабатываются медленно, но являются стойкими. Обладает медлительностью и спокойствием в действиях, мимике и речи, ровностью, постоянством, глубиной чувств и настроений. Настойчивый и упорный «труженик жизни», он редко выходит из себя, не склонен к аффектам, рассчитав свои силы, доводит дело до конца, ровен в отношениях, в меру общителен, не любит попусту болтать. Экономит силы, попусту их не тратит. В зависимости от условий в одних случаях флегматик может характеризоваться «положительными» чертами — выдержкой, глубиной мыслей, постоянством, основательностью и т. д., в других — вялостью, безучастностью к окружающему, ленью и безволием, бедностью и слабостью эмоций, склонностью к выполнению одних лишь привычных действий.

Меланхолик. У него реакция часто не соответствует силе раздражителя, присутствует глубина и устойчивость чувств при слабом их выражении. Ему трудно долго на чем-то сосредоточиться. Сильные воздействия часто вызывают у меланхолика продолжительную тормозную реакцию (опускаются руки). Ему свойственны сдержанность и приглушенность моторики и речи, застенчивость, робость, нерешительность. В нормальных условиях меланхолик — человек глубокий, содержательный, может быть хорошим тружеником, успешно справляться с жизненными задачами. При неблагоприятных условиях может превратиться в замкнутого, боязливого, тревожного, ранимого человека, склонного к тяжелым внутренним переживаниям таких жизненных обстоятельств, которые вовсе этого не заслуживают.

Стимульный материал

Текст опросника (вариант А)

Текст опросника (вариант Б)

Бланк ответов

Литература

  1. Ишков А.Д. Учебная деятельность студента: психологические факторы успешности. – М.: Издательство АСВ, 2004. С. 164-167.
  2. Личностный опросник EPI (методика Г.Айзенка) / Альманах психологических тестов — М., 1995. С.217-224.

Психологические материалы — Методика Айзенка

Опросник предназначен для изучения индивидуально-­психологических черт личности с целью диагностики сте­пени выраженности свойств, выдвигаемых в качестве су­щественных компонентов личности: нейротизма, экстра-, интроверсии и психотизма.

Опросник содержит 101 вопрос, на которые испытуе­мый должен ответить «да» («+»), либо «нет» («-»). Время ответа не ограничивается, хотя затягивать процедуру об­следования не рекомендуется.

Инструкция: «Вам предлагается ответить на вопросы, касающиеся Вашего обычного способа поведения. Поста­райтесь представить типичные ситуации и дайте первый «естественный» ответ, который придет Вам в голову.

Если Вы согласны с утверждением, рядом с его номе­ром поставьте «+» («да»), если нет — знак «-» («нет»). От­вечайте быстро и точно. Помните, что нет «хороших» или «плохих» ответов».

Текст опросника

1. У Вас много различных хобби?

2. Вы обдумываете предварительно то, что собираетесь сделать?

3. У Вас часто бывают спады и подъемы настроения?

4. Вы претендовали когда-нибудь на похвалу за то, что в действительности сделал другой человек?

5. Вы разговорчивый человек?

6. Вас беспокоило бы то, что Вы залезли в долги?

7. Вам приходилось чувствовать себя несчастным чело­веком без особых на то причин?

8. Вам случалось когда-нибудь пожадничать, чтобы получить больше, чем Вам полагалось?

9. Вы тщательно запираете дверь на ночь?

10. Вы считаете себя жизнерадостным человеком?

11. Увидев, как страдает ребенок, животное, Вы бы сильно расстроились?

12. Вы часто переживаете из-за того, что сделали или сказали что-то, чего не следовало бы делать или говорить?

13. Вы всегда исполняете свои обещания, даже если лично Вам это очень неудобно?

14. Вы получили бы удовольствие прыгая с парашю­том?

15. Способны ли Вы дать волю чувствам и от души по­веселиться в шумной компании?

16. Вы раздражительны?

17. Вы когда-нибудь обвиняли кого-нибудь в том, в чем на самом деле были виноваты Вы сами?

18. Вам нравится знакомиться с новыми людьми?

19. Вы верите в пользу страхования?

20. Легко ли Вас обидеть?

21. Все ли Ваши привычки хороши и желательны?

22. Вы стараетесь быть в тени, находясь в обществе?

23. Стали бы Вы принимать средства, которые могут привести Вас в необычное или опасное состояние (алко­голь, наркотики)?

24. Вы часто испытываете такое состояние, когда все надоело?

25. Вам случалось брать вещи, принадлежащие друго­му лицу, будь это даже такая мелочь, как булавка или пуговица?

26. Вам нравится часто ходить к кому-нибудь в гости и бывать в обществе?

27. Вам доставляет удовольствие обижать тех, кого Вы любите?

28. Вас часто беспокоит чувство вины?

29. Вам приходилось говорить о том, в чем Вы плохо разбираетесь?

30. Вы обычно предпочитаете книги встречам с людьми?

31. У Вас есть явные враги?

32. Вы назвали бы себя нервным человеком?

33. Вы всегда извиняетесь, когда нагрубите другому?

34. У Вас много друзей?

35. Вам нравится устраивать розыгрыши и шутки, ко­торые иногда могут действительно причинить людям боль?

36. Вы беспокойный человек?

37. В детстве Вы всегда безропотно и немедленно вы­полняли то, что Вам приказывали?

38. Вы считаете себя беззаботным человеком?

39. Много ли для Вас значат хорошие манеры и чисто­плотность?

40. Волнуетесь ли Вы по поводу каких-либо ужасных событий, которые могли бы случиться, но не случились?

41. Вам случалось сломать или потерять чужую вещь?

42. Вы обычно первыми проявляете инициативу при знакомстве?

43. Можете ли Вы легко понять состояние человека, если он делится с Вами заботами?

44. У. Вас часто нервы бывают натянуты до предела?

45. Бросите ли Вы ненужную бумажку на пол, если под рукой нет корзины?

46. Вы больше молчите, находясь в обществе других людей?

47. Считаете ли Вы, что брак старомоден, и его следует отменить?

48. Вы иногда чувствуете, жалость к себе?

49. Вы иногда много хвастаетесь?

50. Вы легко можете внести оживление в довольно скуч­ную компанию?

51. Раздражают ли Вас осторожные водители?

52. Вы беспокоитесь о своем здоровье?

53. Вы говорили когда-нибудь плохо о другом человеке?

54. Вы любите пересказывать анекдоты и шутки своим друзьям?

55. Для Вас большинство пищевых продуктов одинако­вы на вкус?

56. Бывает ли у Вас иногда дурное настроение?

57. Вы дерзили когда-нибудь своим родителям в дет­стве?

58. Вам нравится общаться с людьми?

59. Вы переживаете, если узнаете, что допустили ошибки в своей работе?

60. Вы страдаете от бессонницы?

61. Вы всегда моете руки перед едой?

62. Вы из тех людей, которые не лезут за словом в карман?

63. Вы предпочитаете приходить на встречу немного раньше назначенного срока?

64. Вы чувствуете себя апатичным, усталым, без ка- кой-либо причины?

65. Вам нравится работа, требующая быстрых действий?

66. Вы так любите поговорить, что не упускаете любого удобного случая побеседовать с новым человеком?

67. Ваша мать — хороший человек (была хорошим чело­веком)?

68. Часто ли Вам кажется, что жизнь ужасно скучна?

69. Вы когда-нибудь воспользовались оплошностью дру­гого человека в своих целях?

70. Вы часто берете на себя больше, чем позволяет время?

71. Есть ли люди, которые стараются избегать Вас?

72. Вас очень заботит Ваша внешность?

73. Вы всегда вежливы, даже с неприятными людьми?

74. Считаете ли Вы, что люди затрачивают слишком много времени, чтобы обеспечить свое будущее, отклады­вая сбережения, страхуя себя и свою жизнь?

75. Возникало ли у Вас когда-нибудь желание умереть?

76. Вы попытались бы избежать уплаты налога с до­полнительного заработка, если бы были уверены, что Вас никогда не смогут уличить в этом?

77. Вы можете внести оживление в компанию?

78. Вы стараетесь не грубить людям?

79. Вы долго переживаете после случившегося конфуза?

80. Вы когда-нибудь настаивали на том, чтобы было по-вашему?

81. Вы часто приезжаете на вокзал в последнюю мину­ту перед отходом поезда?

82. Вы когда-нибудь намеренно говорили что-нибудь неприятное или обидное для человека?

83. Вас беспокоили Ваши нервы?

84. Вам неприятно находиться среди людей, которые подшучивают над товарищами?

85. Вы легко теряете друзей по своей вине?

86. Вы часто испытываете чувство одиночества?

87. Всегда ли Ваши слова совпадают с делом?

88. Нравится ли Вам иногда дразнить животных?

89. Вы легко обижаетесь на замечания, касающиеся лично Вас и Вашей работы?

90. Жизнь без какой-либо опасности показалась бы Вам слишком скучной?

91. Вы когда-нибудь опаздывали на свидание или работу?

92. Вам нравится суета и оживление вокруг Вас?

93. Вы хотите, чтобы люди боялись Вас?

94. Верно ли, что Вы иногда полны энергии и все горит в руках, а иногда совсем вялы?

95. Вы иногда откладываете на завтра то, что должны сделать сегодня?

96. Считают ли Вас живым и веселым человеком?

97. Часто ли Вам говорят неправду?

98. Вы очень чувствительны к некоторым явлениям, событиям, вещам?

99. Вы всегда готовы признавать свои ошибки?

100. Вам когда-нибудь было жалко животное, которое попало в капкан?

101. Трудно ли Вам было заполнять анкету?

При обработке опросника подсчитывается количество совпавших с «ключевыми» ответов испытуемого.

Обработка данных:

Полученные результаты ответов сопоставляются с «клю­чом». За ответ, соответствующий ключу, присваивается 1 балл, за несоответствующий ключу — 0 баллов. Полу­ченные баллы суммируются.

Ключ

1. Шкала психотизма:

ответы «нет» («—»): № 2, 6, 9, 11, 19, 39, 43, 59, 63, 67, 78, 100;

ответы «да» («+»): № 14, 23, 27, 31, 35, 47, 51, 55, 71, 85, 88, 93, 97.

2. Шкала экстраверсии-интроверсии:

ответы «нет» («—»): № 22, 30, 46, 84;

ответы «да» («+»): № 1, 3, 10, 15, 18, 26, 34, 38, 42, 50, 54, 58, 62, 66, 70, 74, 77, 81, 90, 92, 96.

3. Шкала нейтротизма:

ответы «да» («+»): № 3, 7, 12, 16, 20, 24, 28, 32, 36, 40, 44, 48, 52, 56, 60, 64, 68, 72, 75, 79, 83, 86, 89, 94, 98.

4. Шкала искренности:

ответы «нет» («—»): № 4, 8, 17, 25, 29, 41, 45, 49, 53, 57, 65, 69, 76, 80, 82, 91, 95;

ответы «да» («+»): № 13, 21, 33, 37, 61, 73, 87, 99.

Интерпретация данных:

Методика содержит 4 шкалы: экстраверсии-интровер­сии, нейротизма, психотизма и специфическую шкалу, предназначенную для оценки искренности испытуемого, его отношения к обследованию.

Айзенк рассматривал структуру личности, как состоя­щую из трех факторов.

1) Экстраверсия-интроверсия. Характеризующая типич­ного экстраверта, автор отмечает его общительность и об­ращенность индивида вовне, широкий круг знакомств, необходимость в контактах. Действует под влиянием мо­мента, импульсивен, вспыльчив. Он беззаботен, оптимис­тичен, добродушен, весел. Предпочитает движение и дей­ствие, имеет тенденцию к агрессивности. Чувства и эмо­ции не имеют строгого контроля, склонен к рискованным поступкам. На него не всегда можно положиться.

Типичный интроверт — это спокойный, застенчивый, интроективный человек, склонный к самоанализу. Сдер­жан и отдален от всех, кроме близких друзей. Планирует и обдумывает свои действия заранее, не доверяет внезап­ным побуждениям, серьезно относится к принятию реше­ний, любит во всем порядок. Контролирует свои чувства, его нелегко вывести из себя. Обладает пессимистичностью, высоко ценит нравственные нормы.

2) Нейротизм — эмоциональная устойчивость. Характе­ризует эмоциональную устойчивость или неустойчивость (эмоциональная стабильность или нестабильность). Ней­ротизм по некоторым данным связан с показателями ла­бильности нервной системы. Эмоциональная устойчивость — черта, выражающая сохранение организованного пове­дения, ситуативной целенаправленности в обычных и стрес­совых ситуациях. Характеризуется зрелостью, отличной адаптацией, отсутствием большой напряженности, беспо­койства, а так же склонностью к лидерству, общительно­сти. Нейротизм выражается в чрезвычайной нервности, неустойчивости, плохой адаптации, склонности к быстрой смене настроений (лабильности), чувстве виновности и беспокойства, озабоченности, депрессивных реакциях, рассеянности внимания, неустойчивости в стрессовых ситуа­циях. Нейротизму соответствует эмоциональность, импуль­сивность; неровность в контактах с людьми, изменчивость интересов, неуверенность в себе, выраженная чувствитель­ность, впечатлительность, склонность к раздражительнос­ти. Нейротическая личность характеризуется неадекватно сильными реакциями по отношению к вызывающим их стимулам. У лиц с высокими показателями по шкале нейротизма в неблагоприятных стрессовых ситуациях может развиться невроз.

3) Психотизм. Эта шкала говорит о склонности к асо­циальному поведению, вычурности, неадекватности эмо­циональных реакций, высокой конфликтности, неконтак- тности, эгоцентричности, эгоистичности, равнодушию.

Согласно Айзенку, высокие показатели по экстравер­сии и нейротизму соответствуют психиатрическому диаг­нозу истерии, а высокие показатели по интроверсии и ней­ротизму — состоянию тревоги или реактивной депрессии.

Нейротизм и психотизм в случае выраженности этих показателей понимаются в качестве «-предрасположенно­сти» к соответствующим видам патологии.

Высокие оценки по шкале экстраверсия-интроверсия соответствуют экстравертированному типу, низкие — интравертированному.

Средние показатели по шкале экстро- интроверсии: 7-15 баллов.

Средние показатели по шкале нейротизма: 8-16.

Средние значения по шкале психотизма: 5-12.

Если по шкале искренности количество баллов превы­шает 10, то результаты обследования считаются недосто­верными и испытуемому следует отвечать на вопросы бо­лее откровенно.

Привлекая данные из физиологии высшей нервной де­ятельности, Айзенк высказывает гипотезу о том, что силь­ный и слабый типы по Павлову очень близки к экстравертированному и интровертированному типам личности. Природа интро- и экстраверсии усматривается во врож­денных свойствах центральной нервной системы, которые обеспечивают уравновешенность процессов возбуждения и торможения. Таким образом, используя данные обследо­вания по шкалам экстра-интроверсии и нейротизма мож­но вывести показатели темперамента личности по класси­фикации Павлова, который описал четыре классических типа: сангвиник (по основным свойствам центральной не­рвной системы характеризуется как сильный, уравновешенный, подвижный), холерик (сильный, неуравновешенный, подвижный), флегматик (сильный, уравновешенный, инерт­ный), меланхолик (слабый, неуравновешенный, инертный).

 

На графике можно увидеть, как соотносятся типы тем­перамента со шкалами опросника. Там же приведена крат­кая характеристика каждого типа темперамента.

Как правило, следует говорить о преобладании тех или иных черт темперамента, поскольку в жизни в чистом виде они встречаются редко.

«Чистый» сангвиник быстро приспосабливается к но­вым условиям, быстро сходится с людьми, общителен. Чувства легко возникают и сменяются, эмоциональные переживания, как правило, неглубоки. Мимика богатая, подвижная, выразительная. Несколько непоседлив, нуж­дается в новых впечатлениях, недостаточно регулирует свои импульсы, не умеет строго придерживаться выработанно­го распорядка жизни, системы в работе. В связи с этим не может успешно выполнять дело, требующее равной затра­ты сил, длительного и методичного напряжения, усидчи­вости, устойчивости внимания, терпения. При отсутствии серьезных целей, глубоких мыслей, творческой деятель­ности вырабатываются поверхностность и непостоянство.

Холерик — отличается повышенной возбудимостью, действия прерывисты. Ему свойственны резкость и стре­мительность движений, сила, импульсивность, яркая вы­раженность эмоциональных переживаний. Вследствие не­уравновешенности, увлекшись делом, склонен действовать изо всех сил, истощаться больше, чем следует. Имея об­щественные интересы, темперамент проявляет в инициа­тивности, энергичности, принципиальности. При отсут­ствии духовной жизни холерический темперамент часто проявляется в раздражительности, эффективности, несдер­жанности, вспыльчивости, неспособности к самоконтролю при эмоциональных обстоятельствах.

Флегматик характеризуется сравнительно низким уров­нем активности поведения, новые формы которого выра­батываются медленно, но являются стойкими. Обладает медлительностью и спокойствием в действиях,’ мимике и речи, ровностью, постоянством, глубиной чувств и на­строений. Настойчивый и упорный «труженик жизни», он редко выходит из себя, не склонен к аффектам, рассчи­тав свои силы, доводит дело до конца, ровен в отношени­ях, в меру общителен, не любит попусту болтать. Эконо­мит силы, попусту их не тратит. В зависимости от усло­вий, в одних случаях флегматик может характеризовать­ся «положительными» чертами: выдержка, глубина мыс­лей, постоянство, основательность и т. д., в других — вялость, безучастность к окружающему, лень и безволие, бедность и сла­бость эмоций, склонность к выполнению одних лишь привыч­ных действий.

Меланхолик. У него реакция часто не соответствует силе раздражителя, присутствует глубина и устойчивость чувств при слабом их выражении. Ему трудно долго на чем-то сосредото­читься. Сильные воздействия часто вызывают у меланхолика продолжительную тормозную реакцию («опускаются руки»). Ему свойственны сдержанность и приглушенность моторики и речи, застенчивость, робость, нерешительность. В нормальных условиях меланхолик — человек глубокий, содержательный, может быть хорошим тружеником, успешно справляться с жизненными задачами. При неблагоприятных условиях может превратиться в замкнутого, боязливого, тревожного, ранимого человека, склонного к тяжелым внутренним переживаниям та­ких жизненных обстоятельств, которые вовсе этого не заслу­живают.

Для удобства в работе с опросником можно использовать бланк ответов для испытуемых (таблица 1) и ключ для подсче­та результатов (таблица 2).

Таблица 1

№№ вопросов

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

0

                   

10

                   

20

                   

30

                   

40

                   

50

                   

60

                   

70

                   

80

                   

90

                   

Таблица 2

№№ вопросов

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

0

э+

п-

н+

л-

э+

п-

н+

л-

п-

э+

10

п-

н+

л+

п+

э+

н+

л-

э+

п-

н+

20

л+

э-

п+

н+

л-

э+

п+

н+

л-

э-

30

п+

н+

л+

э+

п+

н+

л+

э+

п-

н+

40

л-

э+

п-

н+

л-

э-

п+

н+

л-

э+

50

п+

н+

л-

э+

п+

н+

л-

э+

п-

н+

60

л+

э+

п-

н+

л-

э+

п-

н+

л-

э+

70

п+

н+

л+

э+

н+

л-

э+

п-

н+

л-

80

э+

л-

н+

э-

п+

н+

л+

п+

н+

э+

90

л-

э+

п+

н+

л-

э+

п+

н+

л+

п-

Э — экстра-интроверсия;Л — шкала лжи; П — психотизм; Н — нейротизм;

Тест Г. Айзенка и методика экспресс-диагностики характерологических особенностей личности Т.В. Матолиной

Тест Г. Айзенка и методика экспресс-диагностики

характерологических особенностей личности Т.В. Матолиной

 

В основе разработки данной методики лежит факт повторения набора сходных общепсихологических типов в различных авторских классификациях (Кеттелл, Леонгард Айзенк, Личко др.).

Предлагаемая методика содержит опросник Айзенка (подростковый вариант) и ме­тодику экспресс-диагностики характерологичес­ких особенностей личности Т.В. Матолиной, по­скольку сочетание этих методов позволит вам не только узнать психологические особенности вашего ребенка, но и предложит вам наиболее эффективные направления построения взаимо­отношений с ним с учетом типа его личности.

В основе данного теста лежат особенности типа темперамента, где главными являются два вектора.

1. Экстраверсия—интроверсия характеризует основную индивидуальную направленность че­ловека либо внутрь себя (интроверт), либо на окружающий мир и внешние события (экстра­верт). Экстраверты — люди общительные, под­вижные, импульсивные, эмоциональные, склон­ные к риску. Интроверты же, напротив, более замкнутые, спокойные, склонные к самоанали­зу, не очень общительные, осторожные и педан­тичные.

2. Нейротизм — эмоциональная устойчивость характеризует показатели стабильности или не­стабильности нервной системы. Люди с высо­кими результатами по шкале нейротизма очень болезненно реагируют на неудачи и возникаю­щие проблемы, склонны расстраиваться по пу­стякам, подвержены резким переменам настро­ения, тревожны и крайне чувствительны ко всему, что с ними происходит. Эмоционально устойчивые люди, напротив, не склонны пере­живать по пустякам, легко сдерживают свои эмоции и контролируют собственное эмоцио­нальное состояние, отлично приспосабливают­ся к изменившимся ситуациям.

Инструкция:

На каждый из вопросов вы должны ответить «да» или «нет», причем правильным является тот ответ, который первым приходит вам на ум, по­этому, отвечая, не раздумывайте. Перед тем как приступить к заданию, возьмите чистый лист бу­маги и поставьте на нем номера от 1 до 60. Этот лист будет служить вам карточкой для заполне­ния, где номер вопроса и номер ответа должны четко совпадать.


 

Опросник Айзенка

1. Любишь ли ты шум и суету вокруг себя?
2. Часто ли ты нуждаешься в друзьях, которые могли бы тебя поддержать?
3. Ты всегда находишь быстрый ответ, когда тебя о чем-нибудь просят?
4. Бывает ли так, что ты раздражен чем-ни­будь?
5. Часто ли у тебя меняется настроение?
6. Верно ли, что тебе легче и приятнее с кни­гами, чем с ребятами?
7. Часто ли тебе мешают уснуть разные мысли?
8. Ты всегда делаешь так, как тебе говорят?
9. Любишь ли ты подшучивать над кем-нибудь?
10. Ты когда-нибудь чувствовал себя несчаст­ным, хотя для этого не было настоящей при­чины?
11. Можешь ли ты сказать о себе, что ты ве­селый, живой человек?
12. Ты когда-нибудь нарушал правила поведе­ния в школе?
13. Верно ли, что ты часто раздражен чем-нибудь?
14. Нравится ли тебе все делать в быстром темпе (если же, наоборот, склонен к нетороп­ливости, ответь «нет»).
15. Ты переживаешь из-за всяких страшных событий, которые чуть было не произошли, хотя все кончилось хорошо?
16. Тебе можно доверить любую тайну?
17. Можешь ли ты без особого труда внести оживление в скучную компанию сверстников? .
18. Бывает ли так, что у тебя без всякой при­чины (физические нагрузки) сильно бьется сердце?
19. Делаешь ли ты обычно первый шаг для того, чтобы подружиться с кем-нибудь?
20. Ты когда-нибудь говорил неправду?
21. Ты легко расстраиваешься, когда критику­ют тебя и твою работу?
22. Ты часто шутишь и рассказываешь смеш­ные истории своим друзьям?
23. Ты часто чувствуешь себя усталым?
24. Ты всегда сначала делаешь уроки, а все остальное потом?
25. Ты обычно весел и всем доволен?
26. Обидчив ли ты?
27. Ты очень любишь общаться с другими ре­бятами?
28. Всегда ли ты выполняешь просьбы родных о помощи по хозяйству?
29. У тебя бывают головокружения?
30. Бывает ли так, что твои действия и поступ­ки ставят других людей в неловкое положение?
31. Ты часто чувствуешь, что тебе что-нибудь надоело?
32. Любишь ли ты иногда похвастаться?
33. Ты чаще всего сидишь и молчишь, когда попадаешь в общество незнакомых людей?
34. Волнуешься ли ты иногда так, что не мо­жешь усидеть на месте?
35. Ты обычно быстро принимаешь решения?
36. Ты никогда не шумишь в классе, даже ког­да нет учителя?
37. Тебе часто снятся страшные сны?
38. Можешь ли ты дать волю чувствам и по­веселиться в обществе друзей?
39. Тебя легко огорчить?
40. Случалось ли тебе плохо говорить о ком-нибудь?
41. Верно ли, что ты обычно говоришь и дей­ствуешь быстро, не задерживаясь особенно на обдумывание?
42. Если оказываешься в глупом положении, то потом долго переживаешь?
43. Тебе очень нравятся шумные и веселые игры?
44. Ты всегда ешь то, что тебе подают?
45. Тебе трудно ответить «нет», когда тебя о чем-нибудь просят?
46. Ты любишь часто ходить в гости?
47. Бывают ли такие моменты, когда тебе не хочется жить?
48. Был ли ты когда-нибудь груб с родите­лями?
49. Считают ли тебя ребята веселым и живым человеком?
50. Ты часто отвлекаешься, когда делаешь уроки?
51. Ты чаще сидишь и смотришь, чем принимаешь активное участие в общем веселье?
52. Тебе обычно бывает трудно уснуть из-за разных мыслей?
53. Бываешь ли ты совершенно уверен, что сможешь справиться с делом, которое должен выполнить?
54. Бывает ли, что ты чувствуешь себя одино­ким?
55. Ты стесняешься заговорить первым с но­выми людьми?
56. Ты часто спохватываешься, когда уже по­здно что-нибудь исправить?
57. Когда кто-нибудь из ребят кричит на тебя, ты тоже кричишь в ответ?
58. Бывает ли так, что ты иногда чувствуешь себя веселым или печальным без всякой при­чины?
59. Ты считаешь, что трудно получить насто­ящее удовольствие от оживленной компании сверстников?
60. Тебе часто приходится волноваться из-за того, что ты сделал что-нибудь не подумав?


Ключ

1. Шкала лжи.

«Да» на вопросы под номерами 8, 16, 24, 28, 36, 44;

«Нет» на вопросы под номерами 4, 12, 20, 32, 40, 48.

Если количество совпадений превышает пять штук, то ученик едва ли был искренним, отвечая на вопросы. Поэтому правильность ре­зультатов и по всем остальным шкалам можно поставить под сомнение. Попросите его еще раз ответить на все вопросы, не обманывая себя и не стараясь казаться лучше, чем он есть на самом деле. Если количество ответов будет равно пяти или ниже, приступайте к подсче­ту остальных результатов.

 

2. Шкала экстраверсия—интроверсия.

«Да» на вопросы под номерами 1, 3, 9, 11, 14, 17, 19, 22, 25, 27, 30, 35, 38, 41, 43, 46, 49, 53, 57;

«Нет» на вопросы под номерами 6, 33, 51, 55, 59.

 

3. Шкала нейротизма.

«Да» на вопросы под номерами 2, 5, 7, 10, 13, 15, 18, 21, 23, 26, 29, 31, 34, 37, 39, 42, 45, 47, 50, 52, 54, 56, 58, 60.

 

 

Теперь на осях координат, приведенных ниже, постройте точку, соответствующую типу личнос­ти вашего ребенка. Отложите по горизонтальной оси (интроверсия—экстраверсия) суммарное ко­личество баллов «Э». По вертикальной оси отло­жите количество баллов «Н». Точка пересечения перпендикуляров к осям и будет точкой, характе­ризующей личность ученика и тип его темперамента.

Нормативы для подростков 12 – 17 лет: экстраверсия (Э) – 11 – 14 баллов, «ложь» — 4 – 5 баллов, нейротизм (Н) – 10 – 15 баллов.

Теперь посмотрите на «круг Айзенка», где он приводит основные характеристики людей с присущим ребенку типом темперамента.

 

Тип № 1. Э: 0-4; Н: 0-4

Характерологические проявления

Безмятежный, мирный, невозмутимый. В группе скромен. Дружбу не навязывает, но и не отвергает, если ему предложат. Склонен к упрямству, если ощущает свою правоту. Не смешлив. Речь спокойная. Терпелив. Хладнокровен.

Пути коррекции

Воспитателей беспокоят мало, а значит, всегда страдают от невнимания педагогов, тренеров, начальников. Главное в подходе – повысить самооценку посредством привлечения внимания группы к данному человеку. Желательно, чтобы у индивида была возможность выбора темпа работы. Подчеркивать ценность таких качеств, как скромность, хладнокровие.

 

Тип № 2. Э: 20-24; Н: 0-4

Характерологические проявления

Радостный, общительный, разговорчивый. Любит быть на виду. Оптимист, верит в успех. Поверхностен. Легко прощает обиды, превращает конфликты в шутку. Впечатлителен, любит новизну. Пользуется всеобщей любовью. Однако поверхностен, беспечен. Прихотлив. Артистичен. Не умеет добиваться результатов (увлекается, но быстро остывает).

Пути коррекции

Поощрять трудолюбие, использовать природный артистизм и склонность к новизне. Желательно исподволь приучать к настойчивости, дисциплине, организованности (например, предлагая оригинальные задания). Рекомендуется помочь организовать время (кружковой работой, участием в экспедициях и т.д.).

 

Тип № 3. Э: 20-24; Н: 20-24

Характерологические проявления

Активный, имеет хорошо развитые бойцовские качества. Насмешлив. Стремится общаться со всеми «на равных». Очень честолюбив. В случае несогласия с позицией более старшего принимает активно противоборствующую позицию. Не выносит безразличия в свой адрес.

Пути коррекции

Основная тактика – подчеркнутое уважение. Взаимоотношения следует  строить на убеждении, спокойном, доброжелательном тоне общения. При аффективном поведении возможно ироническая реакция. Не следует «выяснять отношения» в момент конфликта. Лучше обсудить проблемы позже в спокойной ситуации. При этом желательно акцентировать внимание на проблеме и на возможности решить ее без особого эмоционального напряжения. Подросткам данного типа необходима возможность проявления организаторских способностей, а также реализация энергетического потенциала (спортивные достижения и т.п.).

 

Тип № 4. Э: 0-4; Н: 20-24

Характерологические проявления

Тип неспокойный, настороженный, неуверенный в себе. Ищет опеки. Необщителен, поэтому имеет смещенные оценки и самооценки. Высокоранимый. Адаптация идет длительно, поэтому действия замедленны. Не любит активный образ жизни. Созерцатель. Часто склонен к философии. Легко драматизирует ситуацию.

Пути коррекции

Стремиться поддержать. Оградить от насмешек. Выделять положительные стороны (вдумчивость, склонность к монотонной деятельности). Подобрать деятельность, не требующую активного общения, строгой временной регламентации, а также не включенную в жесткую систему субординации. Активизировать интерес к окружающим. Исподволь сводить с людьми доброжелательно-энергичными.

 

Тип № 5. Э: 0-4; Н: 4-8

Характерологические проявления

Созерцателен, спокоен. Имеет низкий уровень заинтересованности в реальной жизни, а значит, и низкие достижения. Направлен на внутренние выдуманные или вычитанные коллизии. Послушно-безразличен.

Пути коррекции

Остро нуждается в повышении самооценки, это разрушает безразличие и повышает уровень притязаний, а следовательно, качество работы или учебы. Желательно найти сильные стороны (способности, задатки), чтобы как-то увлечь работой.

 

Тип № 6. Э: 0-4; Н: 16-20

Характерологические проявления

Сдержанный, робкий, чувствительный, стесняется в незнакомой ситуации. Неуверенный, мечтательный. Любит философствовать, не любит многолюдья. Имеет склонность к сомнениям. Мало верит в свои силы. В целом уравновешен. Не склонен паниковать и драматизировать ситуацию. Тревожный. Часто пребывает в нерешительности, склонен к фантазиям.

Пути коррекции

Стараться поддерживать, опекать, подчеркивать перед группой положительные качества и проявления (серьезность, воспитанность, чуткость). Можно увлечь идеей (например, помощи кому-то более слабому). Это повысит самооценку, даст повод к более оптимистическому ощущению жизни.

 

Тип № 7. Э: 0-4; Н: 8-216

Характерологические проявления

Человек скромный, активный, направленный на дело. Справедливый, преданный друг. Очень хороший, умелый помощник, но плохой организатор. Застенчив, предпочитает оставаться в тени. В компаниях как правило, не состоит. Дружит вдвоем. Взаимоотношениям придает большое значение. Иногда скучновато-морализирующий.

Пути коррекции

В деятельности желательно предоставить свободный режим; поощрять, это активизирует инициативу. Постараться раскрепостить, чтобы действовал самостоятельно, а не по указке (по природе подчиняем). Избегать публичной критики. Внушать уверенность в своих силах и правах. Не допускать слепой веры в чей-либо авторитет.

 

Тип № 8. Э: 4-8; Н: 0-4

Характерологические проявления

Человек спокойный, склонный к общению в компаниях. Эстетически одаренный. Скорее созерцатель, чем деятель. Уравновешенный. Безразличный к успехам. Любит жить «как все». Во взаимоотношениях ровен, но глубоко переживать не умеет. Легко избегает конфликтов.

Пути коррекции

Главная задача – активизировать потребность в деятельности. Найти занятие, могущее заинтересовать (скорее это нечто, связанное с художественными проявлениями). Поощрять успехи. Желательно чаще общаться с подростком, обращая внимание на развитие социального интеллекта. 

 

Тип № 9. Э: 8-16; Н: 0-4

Характерологические проявления

Активный, жизнерадостный. Общительный. В общении неразборчив. Легко попадает в асоциальные группировки вследствие плохой сопротивляемости дезорганизующим условиям. Склонный к новизне, любознательный. Социальный интеллект развит слабо. Нет умения строить адекватные оценки и самооценки. Часто нет твердых принципиальных установок. Энергичен. Доверчив.

Пути коррекции

Режим желателен более жесткий, мобилизующий. Установить доброжелательные отношения, но подросток должен чувствовать, что за ним наблюдают. Стремиться направлять энергию на полезное дело (например, увлечь глобальной идеей достичь чего-то – поступить в престижный ВУЗ и т.п.). Однако в этом случае необходимо вместе распланировать предстоящую работу, фиксировать сроки и объемы и жестоко контролировать выполнение. Желательно подростка данного типа ввести в состав группы или бригады с сильным лидером и позитивными установками.

 

Тип № 10. Э: 16-20; Н: 0-4

Характерологические проявления

Артистичен. Любит развлекаться. Недостаточно настойчив. Общителен. Неглубок. Уравновешен.

Пути коррекции

Поддерживать усилия, направленные на достижение интересных целей (у самого хватает инициативы выбрать какое-то занятие или цель, но не хватает упорства). Поощрять артистизм, но не допускать до клоунства.

 

Тип № 11. Э: 20-24; Н: 4-8

Характерологические проявления

Активный, общительный, благородный, честолюбивый. Легко соглашается на рискованные развлечения. Не всегда разборчив в друзьях, в средствах достижения цели. Благороден. Часто эгоистичен. Обаятелен. Имеет организаторские склонности.

Пути коррекции

Поощрять и развивать организаторские склонности. Может быть лидером, но надо контролировать. Удерживать от зазнайства. Лидерское положение в коллективе легко выправляет разболтанность, лень. Любит быть «на коне». Можно допускать коллективную критику в случае необходимости.

 

Тип № 12. Э: 20-24; Н: 8-16

Характерологические проявления

Легко подчиняется дисциплине. Обладает чувством собственного достоинства. Организатор. Склонен к искусству, спорту. Активен. Влюбчив. Легко увлекается людьми и событиями. Впечатлителен.

Пути коррекции

Лидер по натуре как эмоционального, так и делового плана. Надо поддерживать лидерские усилия, помогать, направлять в деловом и личностном плане.

 

Тип № 13. Э: 20-24; Н: 16-20

Характерологические проявления

Сложный тип. Тщеславен. Энергичен. Жизнерадостен. Не имеет, как правило, высокой духовной направленности. Погружен в житейские радости. Во главу угла жизни ставит бытовые потребности. Преклоняется перед престижностью. Всеми силами стремится достичь удачи. Успеха, выгоды. Презирает неудачников. Общительный, демонстративный. Жестко выдвигает свои требования.

Пути коррекции

Цель старшего – держать подростка «в рамках», так как тот склонен к зазнайству, подчинению себе окружающих. Действовать лучше спокойно и твердо. Выделять других, подчеркивая положительные личностные качества. Можно предложить роль организатора. При этом требовать выполнения обязанностей. Желательно эстетическое воспитание.

 

Тип № 14. Э: 16-20; Н: 20-24

Характерологические проявления

Властный, мнительный, подозрительный, педантичный. Всегда стремится к первенству. Мелочный. Наслаждается любым превосходством. Язвительно-желчен. Склонен к насмешке над более слабыми. Мстителен, пренебрежителен, деспотичен. Утомляем.

Пути коррекции

Нельзя относиться равнодушно. Можно относиться дружелюбно, можно – с иронией. Дать возможность занять лидерское положение, однако при этом следует выбрать пост, на котором он больше внимания уделял бы бумагам, чем людям. Поощрять волю и упорство. При этом подростку желательно воспитывать в себе позитивное эмоциональное отношение к окружающим и позитивные установки.

 

Тип № 15. Э: 8-16; Н: 20-24

Характерологические проявления

Вечно недовольный, ворчливый, склонный к придирка. Мелочно-требовательный. К язвительности не склонен. Легко обижается по пустякам. Часто хмурый, раздражителен. Завистлив. В делах неуверенный. В отношениях – подчиненный. Перед трудностями пасует В группе, классе держится в стороне. Злопамятный. Друзей не имеет. Сверстниками командует. Голос тихий, резкий.

Пути коррекции

Желательно наладить хотя бы минимальные взаимоотношения. Это легче сделать, основываясь на мнительности данного человека. Можно интересоваться его самочувствием, успехами в доверительной беседе. В качестве какой-то общественной нагрузки, позволяющей иметь опору во взаимоотношениях, можно дать канцелярскую работу (педантические свойства позволят делать ее хорошо). Поощрять за исполнительность при всем коллективе, что позволит как-то наладить отношения со сверстниками. Подростки такого типа требуют постоянного внимания и индивидуального взаимодействия.

 

Тип № 16. Э: 4-8; Н: 20-24

Характерологические проявления

Высокочувствительный тип, недоверчивый, затаенно-страстный, молчаливый, замкнуто-обидчивый. Самолюбивый, независимый, имеет критический ум. Пессимист. Склонен к обобщенному мышлению Часто – неуверенность в себе.

Пути коррекции

В подходе желательны: оберегающий режим, поощрения при одноклассниках, доброжелательность, уважительность. Следует поддерживать справедливые критические суждения, но избегать развития у подростка морализирования и критиканства.

 

Тип № 17. Э: 16-20; Н: 4-8

Характерологические проявления

Очень эмоционален. Восторженный, жизнерадостный, общительный, влюбчивый. В контактах – неразборчив, дружески настроен ко всем. Непостоянен, наивен, ребячлив, нежен. Пользуется симпатией окружающих. Фантазер. Не стремится к лидерству, предпочитая интимно –дружеские связи.

Пути коррекции

Поддерживать положительный настрой. Желательно развивать эстетические склонности, поддерживать увлечения (поощрять, интересоваться, предлагать выступить перед классом, группой). Обратить внимание на выработку волевых качеств (настойчивости, уровня притязаний). 

 

Тип № 18. Э: 4-8; Н: 16-20

Характерологические проявления

Эмпатичный. Очень жалостливый, склонный поддерживать слабых, предпочитает интимно-дружеские контакты. Настроение чаще спокойно-пониженное. Скромный. Застенчивый. Не уверен в себе. Созерцатель. Легко становится настороженным и подозрительным в неблагоприятных условиях.

Пути коррекции

Рекомендуется наладить щадяще-развивающий режим. Контролировать исподволь, относиться спокойно-доброжелательно. Помогать в трудных ситуациях, какими в данном случае являются достижение цели, формирование активной позиции. Налаживание контактов (со сверстниками и взрослыми). Исключить публичное обсуждение, если возможны негативные оценки.

 

Тип № 19. Э: 4-8; Н: 4-8

Характерологические проявления

Спокойный тип. Молчаливый, рассудительный. Замедленно-деятельный, очень последовательный, самостоятельный, независимый, кропотливый. Беспристрастный, скромный, низко-эмоциональный. Иногда отвлечен от реальности.

Пути коррекции

У подростков данного типа надо постараться повысить самооценку, развить систему притязаний, раскрыть склонности и способности подростка. Заинтересовать чем-то можно, дав какую-то работу с высокой личной ответственностью (по типу деятельность должна быть больше связана с бумагами, чем с людьми). Подростки такого типа нуждаются в советах по разным вопросам, но выраженных в деликатной форме.

 

Тип № 20. Э: 16-20; Н: 16-20

Характерологические проявления

Очень демонстративен, не умеет сопереживать. Эмоционально беден. Любит противопоставлять себя коллективу. Очень напорист в достижении значимых для себя ценностей. Престижен. Часто фальшив. Практичен.

Пути коррекции

Режим взаимодействия мягкий, терпимый, чтобы не обострять негативные качества. Вовлечь в спортивные или технические занятия, чтобы подростки могли перевести энергетику в позитивное русло, а потребность в борьбе за первенство в приемлемую форму. Желательно эстетическое воспитание. Вовлекать в позитивные социальные группы с сильным влиятельным лидером.

 

Тип № 21. Э: 12-16; Н: 8-12

Характерологические проявления

Очень энергичен, жизнерадостен. «Любимец публики». Считается, что подростки такого типа счастливцы. Действительно, они часто очень одаренны, легко учатся, артистичны, малоутомляемы. Однако наличие этих качеств часто имеет негативные результаты. Подростки (и молодые люди) с детства привыкают, что им все доступно. В результате чего не учатся серьезно работать над достижением цели. Легко все бросают, часто прерывают дружбу. Поверхностны. Имею довольно низкий социальный интеллект.

Пути коррекции.

Требуют доброжелательно-строгого отношения. В коллективе не стоит выбирать на лидерские должности (лучше часто предлагать разовые поручения организаторского типа). Строго требовать выполнения поручения. Желательно вместе с подростком найти какую-то значимую цель (например овладеть иностранным языком), разбить на периоды срок исполнения, расписать по времени задачи и контролировать выполнение. Это, с одной стороны, поможет добиться поставленной цели, с другой стороны – приучит к упорядоченной работе.

 

Тип № 22. Э: 8-12; Н: 8-12

Характерологические проявления

Очень пассивно-безразличный. Уверен в себе. В отношении к окружающим жестко-требователен. Злопамятен. Часто проявляет пассивное упрямство. Очень педантичен, мелочен. Рассудителен, хладнокровен. К  чужому мнению относится безразлично. Ригиден, предпочитает привычные дела и монотонность быта. Интонации речи маловыразительные. Малоэстетичен.

Пути коррекции.

Создать у подростка ощущение, что он интересен воспитателю (тренеру и т.д.). Следует интересоваться мелочами быта, самочувствия. Среди общественных поручений желательно выбрать что-то, требующее аккуратного исполнения (ведение журнала или табеля, учет чего-то и т.п.). Хвалить за исполнительность. Помогать в выборе занятий (желательно индивидуальные, а не групповые виды спорта или художественной самодеятельности). 

 

Тип № 23. Э: 16-20; Н: 8-12

Характерологические проявления

Общительный, активный, инициативен, увлекающийся. При этом умеет управлять собой. Умеет добиваться намеченной цели. Честолюбив. Любит лидировать и умеет быть организатором. Пользуется доверием и искренним уважением окружающих. Характер легкий, эстетичен, ровно оживлен.

Пути коррекции.

Создать возможность лидерства. Помогать в решении групповых и индивидуальных задач. Следить за тем, чтобы нагрузка (учебная, производственная и общественная) была в разумных пределах.

 

Тип № 24. Э: 12-16; Н: 4-8

Характерологические проявления

Ангинный, уравновешенный тип. Энергичен. Среднеобщителен. Привязчив к немногочисленным друзьям. Упорядочен. Умеет ставить перед собой задачи и добиваться решений. Не склонен к соперничеству. Иногда обидчив.

Пути коррекции.

Предпочитает спокойное доверительное отношение окружающих. Желательно отлаживание четких деловых контактов.

 

Тип № 25. Э: 8-12; Н: 4-8

Характерологические проявления

Активен, иногда взрывчатый, иногда беспечно-веселый. Часто спокойно-безразличен. Инициативы почти не проявляет, действует по указке. Пассивен в социальных контактах. К глубоким эмоциональным переживаниям не расположен. Склонен к монотонной кропотливой работе.

Пути коррекции.

Желательно спокойно-деловое отношение. Находить и рекомендовать лучше индивидуальные занятия. Хорошо справляются с административной работой.

 

Тип № 26. Э: 4-8; Н: 8-12

Характерологические проявления

Спокоен, уравновешен, терпелив, педантичен. Честолюбив, целеустремленный. Имеет твердые принципы. Временами обидчив.

Пути коррекции.

Любят доверительные отношения, спокойный темп работы. Не склонны к панибратству. Желательно поощрять при классе (группе) за аккуратность, исполнительность. Работать над повышением уверенности в своих силах.

 

Тип № 27. Э: 4-8; Н: 12-16

Характерологические проявления

Уравновешенно-меланхоличный. Тонко чувствительный. Привязчивый. Ценит доверительно-интимные отношения, спокойный. Ценит юмор. В целом – оптимист. Иногда паникует, иногда впадает в депрессии. Однако чаще спокойно-задумчив.

Пути коррекции.

Создать обстановку активной спокойной деятельности. Желательно избежать жесткой регламентации. Рекомендовать эстетические и литературные занятия.

 

Тип № 28. Э: 8-12; Н: 16-20

Характерологические проявления

Меланхоличный, честолюбивый, упорный. Серьезный. Иногда склонен уныло-тревожному настроению. Дружит с немногочисленным кругом людей. Необидчив, но иногда мнителен. Самостоятелен в решениях относительно принципиальных вопросов, но зависим от близких в эмоциональной жизни.

Пути коррекции.

Рекомендуется направлять усилия на повышение самооценки, укреплять уверенность в себе.

 

Тип № 29. Э: 12-16; Н: 16-20

Характерологические проявления

Жестко требователен к окружающим: упрям, горд, очень честолюбив. Энергичен, общителен, настроение чаще боевитое. Неудачи скрывает. Любит быть на виду. Хладнокровен.

Пути коррекции.

Взаимоотношения строить на основе уважения, высокой требовательности. Можно посмеиваться над недостатками, если подросток заносчив.

 

Тип № 30. Э: 16-20; Н: 12-16

Характерологические проявления

Гордый, стремится к первенству, злопамятен. Стремится к лидерству во всем. Энергичен, упорен. Спокойный, расчетливый. Любит риск, непреклонный в достижениях. Не лишен артистизма, хотя и суховат.

Пути коррекции.

Не допускать зазнайства. Поддерживать в позитивных усилиях. Помогать в лидерстве, не допускать командный стиль отношений. Нейтрализовать озлобленность. Развивать социальный интеллект.

 

Тип № 31. Э: 8-12; Н: 12-16

Характерологические проявления

Застенчив, независтлив, стремится к самостоятельности, привязчив. Доброжелателен. С близкими людьми проявляет наблюдательность, чувство юмора. Склонен к глубоким доверительным отношениям. Избегает ситуации риска, опасности. Не выносит навязанный темп. Иногда склонен к быстрым решениям. Часто раскаивается в своих поступках. В неудачах обвиняет только себя.

Пути коррекции.

Обеспечить спокойную доброжелательную обстановку. Стараться вовлекать в активное решение целевых вопросов. Поощрять социальную активность, вовлекать в участие в каких-либо мероприятиях (семинарах, конференциях и т.п.).

 

Тип № 32. Э: 12-16; Н: 12-16

Характерологические проявления

Честолюбив, неудачи не снижают уверенности в себе. Заносчив. Злопамятен. Энергичен. Упорен. Целеустремлен. Склонен к конфликтности. Не уступает, даже если не прав. Мук совести не испытывает. В общении не склонен к сопереживанию. Ценит только информативность. Эмоционально ограниченный тип.

Пути коррекции.

 Не поддерживать в конфликтных ситуациях. Воздействовать через честолюбие. Отношения поддерживать ровные, пытаясь исподволь развивать социальный интеллект.

 

 

 

КРУГ АЙЗЕНКА. Ху из ху? [Пособие по психологической разведдеятельности]

Читайте также

44. Личностные опросники Айзенка

44. Личностные опросники Айзенка Личностные опросники Айзенка – серия личностных опросников. Предназначены для диагностики нейротизма, экстраверсии – интроверсии и психотизма. Разработаны Г. Айзенком с сотрудниками. Личностные опросники Айзенка являются реализацией

Круг

Круг Я неоднократно наблюдала этот метод работы на семинарах Берта Хеллингера и взяла его на вооружение. Во время круга все участники группы по очереди получают возможность высказаться. Каждый может поделиться тем, что его волнует, и назвать свою проблему. На его слова

Тест-опросник Г. Айзенка для диaгнocтики экстраверсии — интроверсии и нейротизма (EPQ, форма А)

Тест-опросник Г. Айзенка для диaгнocтики экстраверсии — интроверсии и нейротизма (EPQ, форма А) ИнструкцияВам предлагается 57 вопросов об особенностях вашего поведения и ваших чувств. Если вы отвечаете на вопрос «да», ставьте рядом знак «плюс», если «нет» — ставьте знак

Методика Г. Айзенка «Диагностика ригидности»

Методика Г. Айзенка «Диагностика ригидности» ИнструкцияЕсли вы полностью согласны с утверждениями о тех или иных особенностях поведения, представленными в опроснике, то рядом с номером утверждения поставьте 2 балла, если согласны в принципе — 1 балл, если не согласны

Трехфакторная модель Ганса Айзенка

Трехфакторная модель Ганса Айзенка Психолог Ганс Айзенк разработал свою модель в 1947 году независимо от других теорий личности, но доработал ее лишь в конце 1970?х. Его модель основывается на трех универсальных личностных измерениях.1. Интроверсия/экстраверсия.

Тест № 11 ОПРОСНИК Г. АЙЗЕНКА

Тест № 11 ОПРОСНИК Г. АЙЗЕНКА Одним из самых популярных и известных психологических тестов по праву считается личностный опросник, разработанный английским психологом Г. Айзенком. Из 57 вопросов – 24 направлены на определение уровня «экстраверсии-интроверсии» человека.

Задание 5. Тестирование с помощью личностного опросника Айзенка

Задание 5. Тестирование с помощью личностного опросника Айзенка Испытуемый. От 16 лет.Процедура. Испытуемый письменно заполняет опросник, текст которого приведен в приложении.При возникновении вопросов или сомнений в процессе заполнения опросника следует избегать

Человек-круг

Человек-круг Если на рисунке сплошные круги – перед вами настоящий альтруист. Таким людям хочется, чтобы все вокруг были счастливы. Обычно «Круг» разговорчив и эмоционален. Его внутренний ориентир – настроение в группе, и он нередко знает мельчайшие подробности личной

Ключ к формам «А» и Б опросника Г.Айзенка

Обработка ответовСравните свои ответы (плюсы-минусы) со знаками, стоящими против соответствующих номеров в нижеследующей таблии,е-ключе опросника Г.Айзенка.Подсчитайте число совпадений знаков в каждом их трех столбцов Э, Н, И. Ключ к формам «А» и Б опросника Г.Айзенка n°

Круг замкнулся

Круг замкнулся Мы рассмотрели все основные блоки системы социального ориентирования и теперь можем приступить к ее, условно говоря, сборке.Итак, совокупность социальных отношений человека формирует личность. Ядром личности выступает Я-концепция как базовый образ

Круг безопасности

Круг безопасности Круг безопасности – это название модели, которая поможет нам в понимании основополагающих потребностей ребенка. Если мы осознаем, в чем нуждается ребенок, нам будет легче удовлетворять его потребности таким образом, чтобы поддержать его самооценку.

Тепловой круг

Тепловой круг Сядь удобно, закрой глаза и начинай делать вдохи и выдохи через нос. При каждом вдохе сконцентрируйся на ощущении прохлады на слизистой носа, которая естественным образом появляется на ней от движения холодного воздуха. А на каждом выдохе концентрируйся

Порочный круг

Порочный круг Если вы тяготеете к «сотруднической» ориентации, то путь наименьшего сопротивления для вас – переключиться в противоположный режим и взбунтоваться. Но после этого путь наименьшего сопротивления быстро приведет вас обратно, от борьбы к подчинению.

Круг

Круг Я оберегаю клиента и его расстановку от забалтывания и логического анализа, отпускаю его, предлагая ему побыть наедине с собой после расстановки. Но все зависит от желания человека, и некоторые остаются до полного завершения группы.После завершения расстановок у

В круге Айзенка экстроверсия и интроверсия ортогональны, т.е. независимы. Психолог может почерпнуть много полезной информации, пользуясь кругом Айзенка.

Автор другого известного «факторного» вопросника Г. Айзенк [Eysenk Н. J., 1960] подошел к проблеме по-иному. Начав с изучения литературы, связанной с описанием свойств личности в норме и патологии, он пришел к выводу, что на протяжении многих сотен лет большинство исследователей выделяли два основных свойства, определяющих разнообразие типов лич­ности, хотя называли их по-разному, неодинаково интерпрети­ровали и акцентировали различные аспекты этих свойств. Это экстраверсия — интроверсия (термин взят у Юнга, хотя интер­претация его Айзенком несколько отличается — он подчерки­вает главным образом поведенческие проявления этого свой­ства) и эмоционально-волевая нестабильность — стабильность (или «нейротизм» — термин, который не следует путать с невро­тизмом, так как речь идет не о больных неврозами, а о здоро­вых, хотя больные неврозами при обследовании получают по шкале нейротизма более высокие оценки, чем здоровые). Эти свойства Айзенк находит в неявном виде в классификации тем­пераментов, идущей от Гиппократа и Галена, у Канта и Вундта, в типологии Юнга, а также в современных экспериментальных и клинических работах. Собственные исследования, проведен­ные Айзенком и подвергнутые факторному анализу, служили скорее для подтверждения существования этих двух основных переменных, которые легли в основу его двуфакторной модели личности. В так называемом «круге Айзенка» (схема 3) пред­ставлена модель, «показывающая связь между классическими четырьмя темпераментами и результатами современных методов факторно-аналитического описания личности» [Eysenk Н. Н., 1964]. Согласно Айзенку переменные экстраверсия — интровер­сия и нестабильность — стабильность ортогональны, т. е. неза­висимы, и каждая представляет собой континуум между двумя полюсами крайне выраженного личностного свойства, поэтому большинство испытуемых расположатся где-то между полю­сами, ближе к центру, удаленность от которого будет свиде­тельствовать о степени отклонения от средней и выраженности соответствующих личностных свойств, для измерения которых Айзенком были созданы специальные вопросники.

Наиболее популярен из них вопросник EPI, предложенный в 1963 г., который является развитием и усовершенствованием существовавших ранее вопросников Айзенка MMQ (1947 г.) и MPI (1956 г.). EPI содержит 57 вопросов, из которых 24 ра­ботают по шкале экстраверсии-интроверсии, другие 24 во­проса— по шкале нестабильности — стабильности, а остальные входят в контрольную L-шкалу, предназначенную для оценки искренности-неискренности испытуемого, его отношения к об­следованию и достоверности результатов. Низкие баллы по шкале экстраверсии — интроверсии означают интроверсию, высокие — экстраверсию (максимальная оценка ее в EPI 24 балла, а при одновременном использовании двух форм вопросника, А и В,— 48 баллов). Низкие баллы по шкале нестабильности — стабильности означают стабильность, высокие — нестабильность (максимальная оценка также 24 балла, при использовании форм А и В — 48 баллов), средняя для обоих шкал — 12 баллов (при А + В — 24 балла)—приходится на точку их пересечения (см. «круг Лйзенка», размеченный нами для одной формы опросника EPI). Конкретное положение индивида в модели Айзенка может быть представлено в виде точки, координаты которой определяются оценками его по этим двум шкалам.

16-факторный личностный вопросник – предыдущая | следующая – вопросник EPI

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание

определение вашего уровня IQ — Блог Викиум

Ганс Юрген Айзенк – психолог из Англии – является создателем специальных тестов, помогающих определить коэффициент интеллекта. Его тесты часто называют сборными. Они дают общую оценку интеллектуальных способностей при помощи различных формулировок цифровых, словесных и графических задач. Что показывает тест Айзенка? И можно ли улучшить показатели? Давайте разберемся.

Преимущества тестов Айзенка

Чем хорош метод определения уровня интеллекта, предложенный Айзенком? Дело в том, что благодаря существованию нескольких способов тестирования можно выровнять шансы на уровне определения интеллекта у разных типов личностей. Таким образом, например, человек, который достаточно хорошо решает арифметические задачи, но словесные задания даются ему с трудом, не имеет преимуществ перед тем, кто, наоборот, с легкостью справляется со словесными тестами. То есть, в тестах разные типы задач используются в равной доле. Так, достаточно известный психолог внес большой вклад в исследование и изучение интеллектуальных способностей человека. Он разработал несколько тестов, которые сегодня широко применяются для определения уровня IQ.

В настоящее время нам известно о восьми различных тестах Айзенка на определение уровня интеллекта. Основные пять – это схожие друг с другом тесты, они дают оценку интеллектуальному уровню человека при строгом соблюдении инструкций.

Другие три разработаны для тех, кто хочет определить как сильные, так и слабые стороны своего интеллекта. Они оценивают математические, визуально-пространственные и вербальные способности.

Для кого предназначены психологические тесты Айзенка?

Данная методика определения уровня интеллекта подойдет людям любого возраста от 18 и до 50 лет со средним образованием и выше. Они выявляют уровень интеллекта (IQ или Intelligence Quotient) или коэффициент умственного развития. Такие тесты, как правило, рассчитаны на определение умственной активности, но не уровня знаний, что помогает определить степень развития интеллекта, а не эрудированности.

Теперь о пояснении тестов. Средними значениями коэффициента IQ обычно считаются цифры от 81 до 111. Если ваш тест показал цифры в пределах этих значений, то вы можете быть уверены, ваш интеллект работает нормально. Выше 111 балов набирают люди с самым высоким развитием и способностями, и таких людей на планете всего 12%!

Надо отметить, что в тестах на IQ не учитывается общее состояние личности, что является их несомненным минусом. Например, если человек находится в состоянии глубокой депрессии или получил психологическую травму, соответственно, его внимание будет рассеянным и результаты окажутся ниже, чем могли быть в его нормальном состоянии.

Как улучшить интеллектуальные способности и повысить умственную активность?

Чем быстрее и лучше работает мозг, тем эффективнее и оперативнее мы решаем задачи на работе, в повседневной жизни. Именно поэтому очень важно находить время на развитие интеллекта и повышение уровня умственной активности. Улучшить работу мозга, развить мышление помогают специальные тренажеры Викиум. Уделяя им даже немного времени ежедневно, вы сразу заметите результат. Так, для того чтобы мозг начал работать активнее можно использовать тренажеры «Поворот» и «Переключения». Первый тренажер улучшает наглядно-образное мышление, невербальную логику, повышает внимание. Благодаря ему вы сможете легче справляться с логическими задачами. «Переключения» – это в первую очередь возможность вывести внимательность на новый уровень, наладить вербально-логическое и абстрактное мышление. Тренажер позволяет улучшать качества, необходимые в профессиональной деятельности. У Викиум еще много интересных тренажеров для тех, кто стремится развиваться. Тренируйтесь с нами и становитесь лучше!

Читайте нас в Telegram — wikium

10.6: Измерения личности Ганса Айзенка

Ганс Айзенк предложил теорию личности, которая была намного более лаконичной, чем у Кеттелла, предполагая, что существует только три основных фактора. Он также подчеркнул важность наследственной основы личности и интеллекта и применил свои исследования к некоторым важным обстоятельствам повседневной жизни. Соответственно, он был очень популярным и широко признанным исследователем. В 1997 году он был признан наиболее цитируемым живым человеком, уступив только Зигмунду Фрейду и Карлу Марксу среди наиболее цитируемых людей всех времен (Jensen, 1997).Кроме того, он был удостоен не одного, а двух Festschriften , первый — в день его шестьдесят пятого дня рождения (Lynn, 1981), а второй — в честь его восьмидесятилетия (Nyborg, 1997).

Айзенк родился в Берлине, Германия, в 1916 году. Его родители развелись, когда ему было 2 года, и его воспитывала бабушка, видевшая своих родителей только один или два раза в год. Он был звездным спортсменом, в том числе теннисистом национального уровня. Он покинул Германию, спасаясь от нацистов в 1934 году, и провел короткий период времени, изучая литературу и историю во Франции и Англии.Однако его бабушка умерла в концентрационном лагере примерно в 1941 или 1942 году. В конце концов он начал изучать психологию в Университетском колледже в Лондоне под руководством известного Сирила Берта. Он получил докторскую степень. в 1940 году, а во время Второй мировой войны он работал психологом-исследователем, используя факторный анализ для изучения личности. После войны он стал психологом в больнице Модсли, где он подружился с Филипом Верноном (который защитил докторскую диссертацию в Олпорте; см., Например, Allport & Vernon, 1933), затем помог сформировать институт психиатрии в больнице. и связан с Лондонским университетом.Он провел там остаток своей карьеры, хотя некоторое время был приглашенным профессором в Соединенных Штатах (Айзенк, 1982, 1997). За свою карьеру Айзенк получил множество наград, в том числе премию выдающегося ученого Американской психологической ассоциации. Умер в 1997 году.

Структура личности

Согласно Айзенку, шестнадцать основных личностных факторов, идентифицированных Кеттеллом в тесте 16-PF, были ненадежными и не могли быть воспроизведены.Вместо этого Айзенк решил сосредоточиться на факторном анализе более высокого порядка и выделил три « суперфакторов »: экстраверсия , невротизм и психотизм (Айзенк, 1982). Согласно Айзенку, факторы высшего порядка похожи на типы и представляют собой комбинации основных черт личности. Таким образом, он считал шестнадцать факторов, которые Кеттелл включил в 16-PF, как первичные факторы, тогда как экстраверсия, невротизм и психотизм были факторами (или типами) второго порядка.Фактически, даже первичные факторы состоят из ответов более низкого уровня, которые приводят к иерархической модели личности: специфические реакции, привычные реакции, черты (или факторы) и, наконец, типы (или суперфакторы). Точно так же g, или общий интеллект, является фактором более высокого порядка, чем составляющие его интеллект (например, вербальный, числовой, память, зрительно-пространственный и рассудочный). Таким образом, теория Айзенка не противоречит теории Кеттелла, а скорее смотрит на более высокий уровень структуры личности (Айзенк, 1952, 1967, 1970).

Экстраверта обычно называют общительным, выразительным человеком, но техническое определение, описанное Айзенком, является более сложным. Экстраверсия — это сочетание общительности, импульсивности, легкомыслия, общей активности и открытой сексуальности. Сложная природа каждого фактора более высокого порядка может привести к некоторым различиям в теории личности. Согласно Айзенку, импульсивность, связанная с экстраверсией, скорее всего, является наследственной (черта темперамента), тогда как общительность экстраверсии, скорее всего, будет зависеть от окружения.Таким образом, возможно, неудивительно, что Айзенк находит поддержку наследственных влияний на личность, тогда как другие, такие как Кеттелл, находят поддержку влияниям окружающей среды. В зависимости от того, как человек разрабатывает свои вопросы и эксперименты, составляющие в пределах фактора более высокого порядка могут поддерживать разные точки зрения (Айзенк, 1982).

Невротизм — это эмоциональная стабильность или ее отсутствие. Он включает в себя перепады настроения, плохую эмоциональную адаптацию, чувство неполноценности, недостаток социальной ответственности, недостаток настойчивости, проблемы доверия vs.мнительность, социальная застенчивость, ипохондрия и отсутствие расслабленного хладнокровия. Невротизм повышает интенсивность эмоциональных реакций. Поскольку это функция реактивности вегетативной нервной системы, это унаследованная характеристика. Люди с высоким уровнем невротизма с большей вероятностью будут страдать от неврозов, но высокий уровень невротизма не обязательно менее желателен, чем низкий уровень невротизма. Например, эстетическая оценка и творчество могут принести пользу, если человек будет очень эмоциональным.С очевидной отрицательной стороны, высокий уровень невротизма обычно обнаруживается у преступников, возможно потому, что всякий раз, когда человек проявляет антисоциальные наклонности, высокий уровень невротизма усиливает его реакцию страха / беспокойства и функционирует как мощный, хотя и дисфункциональный, побуждение (Айзенк, 1977, 1982; Кендрик, 1981). Кеттелл также изучал невротизм, и его результаты были очень похожи на результаты Айзенка (Cattell & Scheier, 1961).

Психотизм был добавлен к теории Айзенка задолго до выявления экстраверсии и невротизма, и он является наименее четко определенным или наследуемым из трех суперфакторов.Он включает в себя черты доминирования-лидерства, доминирования-подчинения, стремления к сенсациям и отсутствия суперэго. Дети с высокими показателями психотизма, как правило, имеют проблемы с поведением и трудности в обучении, они становятся одиночками, пропускают школу, совершают преступления и, как правило, не нравятся учителям и сверстникам. Будь то дети или взрослые, они обычно не получают пользы от традиционной психотерапии или консультирования, поскольку обычно возникает параноидальный, подозрительный барьер. Однако есть некоторые свидетельства успешного лечения с помощью интенсивных поведенческих методов.Интересно, что станут ли эти дети преступниками во взрослом возрасте, похоже, зависит от их результатов по двум другим суперфакторам. Высокий невротизм, по-видимому, является фактором, который превращает преступность среди несовершеннолетних в привычку, которая сохраняется в преступной жизни (S. Eysenck, 1997).

вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {1} \)

В отличие от шестнадцати основных факторов Кеттелла, Айзенк предложил всего три суперфактора. Можно ли провести разумную оценку личности только по трем параметрам? Если нет, считаете ли вы, что это все еще три наиболее важных измерения?

Роль наследственности в личности

Айзенк твердо верил в унаследованность личности и интеллекта.Если правда, что генетика играет важную роль в личности, то эволюция должна предоставить нам интересный тест: демонстрируют ли другие виды приматов те же суперфакторы, которые мы видим у людей? Айзенк изучал этот вопрос вместе с Гарри Харлоу. Проведя факторный анализ социального поведения макак-резусов, они обнаружили три четких поведенческих фактора: ласковое, боязливое и враждебное социальное поведение. Эти факторы хорошо сочетаются с человеческими факторами экстраверсии, невротизма и психотизма соответственно.Конечно, между животными были заметные различия, но эти различия были характерными и достоверными для каждой обезьяны. Таким образом, похоже, что биологическая основа суперфакторов личности может быть подтверждена в сравнительных психологических исследованиях (Chamove, Eysenck, & Harlow, 1972).

Рисунок \ (\ PageIndex {1} \)

Остается неясным, что важнее для развития личности — наследственность или обучение.

Обзоры общего вклада Айзенка в область генетики поведения, однако, были предметом споров.В то время как одни хвалят Айзенка за определение важной роли, которую генетические детерминанты играют в факторах личности (см. Martin & Jardine, 1986), другие утверждают, что собственные данные Айзенка свидетельствуют о том, что он преувеличивал значение генетики (см. Loehlin, 1986). Действительно, Лёлин предполагает, что данные в собственных публикациях Айзенка можно интерпретировать как предположение, что генетика объясняет примерно половину вариации личностных факторов, а другая половина остается зависимой от окружающей среды.Тем не менее, Лёлин признает первостепенную роль Айзенка в переносе этих вопросов в сферу науки и хвалит Айзенка за открытое предоставление своих данных, чтобы другие, такие как Лёлин, могли оценить и обсудить эти результаты (Loehlin, 1986). Айзенк, со своей стороны, признал замечание Лёлина и выразил надежду, что дальнейшие исследования в будущем помогут лучше прояснить роль генетики в определении поведения, интеллекта и личности (Айзенк, 1986).

Проблемы личности и реальной жизни

Хотя подход Айзенка к личности был сосредоточен на групповых различиях и генетике, он не оставил без внимания личность и ее или его повседневную жизнь.Он также бросил вызов тому, как психологи следят за своей дисциплиной, и как это влияет на общественное мнение о психологии. В 1972 году он опубликовал Психология о людях , в который вошли анекдоты о психологии и психиатрии, а также на такие разные темы, как секс, социализм, образование, порнография и бихевиоризм (Айзенк, 1972). В книге «Использование психологии и злоупотребления ею » он бросил вызов стереотипам, связанным со взглядами на национальный характер, и призвал изучать факты о других культурах (также рассматриваются многие другие темы; Айзенк, 1953).В «Разум и бессмыслица в психологии » он исследовал такие вещи, как гипноз, детекторы лжи, телепатия, толкование снов и политика:

Если правда, что на небе и на земле есть больше вещей, чем мечтает наша философия, то точно так же верно и то, что в нашей философии мечтаются вещи, которые не появляются на небе или на земле. Среди этих плодов воображения появляются такие разнообразные объекты, как философский камень, который должен был превращать неблагородные металлы в золото, Эдипов комплекс, который должен был превратить нормального человека в бормочущего невротика … и юнгианские архетипы, которые предполагаются преследовать наши современные умы мистическими напоминаниями о унаследованной мудрости, или о чем-то другом, нашей расы.(стр.71; Айзенк, 1957)

Айзенк много писал о сексе и личности, а также о роли, которую насилие и СМИ могут играть в искажении сексуальности (например, Айзенк, 1976; Айзенк и Ниас, 1978). Он также писал о взаимосвязи между личностью и преступным поведением (например, Eysenck, 1964; Eysenck & Gudjonsson, 1989) и о роли личности и стресса в жизни людей, которые курят сигареты (Eysenck, 1991). Подобно Кеттеллу, Дженсену и другим, Айзенк был сильно вовлечен в полемику по поводу расовых различий при тестировании интеллекта (см.г., Айзенк, 1973а, б, 1995; Айзенк и Камин, 1981; Пирсон, 1991). Айзенк, однако, предложил кое-что для обычного человека — две книги о том, как измерить свой собственный IQ. (Айзенк, 1962, 1966). В конце своей карьеры Айзенк поделился интересными размышлениями о своем решении сосредоточить большую часть своей карьеры на различиях между людьми, а не на уникальности каждого человека:

Гордон Олпорт и я не всегда сходились во взглядах по теоретическим вопросам. Я очень хорошо помню, как он говорил мне, что, по его мнению, каждый психолог должен написать свою автобиографию в конце своей жизни, чтобы увидеть единство, которое проявлялось в его поведении в течение длительного периода времени.Эта идиографическая точка зрения сильно контрастировала с моей собственной номотетической, и в то время я уделял ей мало внимания. Теперь, спустя полжизни, я могу видеть, к чему он клонил, а также могу видеть возможное значение такой последовательности поведения в собственной жизни. (стр. 375; Айзенк, 1986)

вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {2} \)

Айзенк написал две книги, бросающие вызов области психологии: Использование и злоупотребления психологии, и Смысл и бессмыслица, по психологии.Как вы думаете, какие преимущества он имеет для данной области, когда кто-то такого уровня, как Айзенк, ставит под сомнение научную обоснованность определенных областей исследования или определенных процедур?

a Теоретическая ревизия PEN-модели Айзенка

Abstract

Основная цель данной статьи — изучить возможность создания клинической таксономии личности на основе оригинальной PEN-модели Айзенка путем исправления различных недостатков, которые могут быть устранены. отмечен в теории личности Айзенка, особенно в отношении P или психотизма.Обращаясь к трем подходам, которые использовались для ответа на вопрос «какие личностные факторы являются основными?», Приводятся аргументы, показывающие, что именно теоретически обоснованный подход, первоначально защищенный Айзенком, может привести к научному прогрессу. Однако, отмечая также многие недостатки номологической сети, окружающей P, возникает странная ситуация, когда мы придерживаемся основанной на теории методологии Айзенка, но критикуем его теорию. Эти аргументы и критика привели к замене P тремя ортогональными и основанными на теории факторами: нечувствительностью (S), упорядоченностью (G) и абсорбцией (A), которые вместе с измерениями E или экстраверсией и N или невротизмом были взятые из модели PEN Айзенка, по-видимому, дают исчерпывающий отчет об основных факторах уязвимости при шизофрении и аффективных расстройствах, а также при других психопатологических состояниях.

ВВЕДЕНИЕ

С первых дней психиатрии клиницисты размышляли о точных отношениях между личностью и психопатологией. Доминирующая позиция заключалась в том, что личность формирует фон, на котором возникают психические заболевания, а не наоборот [1]. Согласно Крепелину, например, аберрантные черты личности могут фактически представлять собой первое проявление в младенчестве более позднего развития ранней деменции / шизофрении [2], в то время как Салливан утверждал, что «психическое расстройство следует рассматривать как результат личности, связанной с требованиями личная ситуация »[3].Клинические психологи, изучающие взаимосвязь между личностью и психопатологией, часто проявляли интерес к PEN-модели Айзенка [4]. Это неудивительно, поскольку предложенные измерения этой модели выросли из предыдущих попыток Юнга и Кречмера связать свои личностные схемы с основными типами невротических и психотических расстройств, как первоначально описали Джанет и Крепелин (см., Например, [5,6 ]). Для Айзенка, однако, существование измерений Психотизм (P), Экстраверсия (E) и Невротизм (N) может быть определенно допущено только при условии, что они также были выведены из психологических теорий, связанных с открытиями в теории обучения, генетике, физиология, восприятие, психофармакология и многие другие дисциплины [7-9].Другими словами, клинические параметры P, E и N могут быть описаны только как «базовые», «основные» или «фундаментальные» [10,11] из-за их продемонстрированной встроенности — по крайней мере, в глазах Айзенка — в общая причинная теория, из которой были сделаны проверяемые выводы, которые можно было подтвердить. Несмотря на традиционный акцент здесь на концепции конструктной валидности (см. Также [12,13]), PEN-модель Айзенка в последнее время привлекала меньше внимания, в основном из-за широко распространенной в настоящее время точки зрения как в клинической психологии, так и за ее пределами, что С появлением моделей Большой пятерки [14], FFM [15] и HEXACO [16] вопрос о том, какие личностные факторы являются основными, окончательно решен.Хотя факторы E и N Айзенка также присутствуют в этих последних моделях (вместе, например, с измерениями FFM — доброжелательности, добросовестности и открытости опыту), измерение P считалось отмененным, поскольку это измерение не могло быть восстановлено в Например, лексические исследования Большой пятерки Голдберга, направленные на выявление факторов, которые представляют всю сферу личности. Более того, несколько авторов, в том числе Дэвис [17], Бишоп [18] и Цукерман, Кульман и Камак [19], подвергли сомнению достоверность шкал P, построенных Айзенком, поскольку эти шкалы оказались гораздо сильнее связаны с психопатией. наркомании и преступности, чем к психозу, области психопатологии, которая изначально должна была оцениваться по этим шкалам.

Хотя лексические модели, несомненно, будут коррелировать и уже было обнаружено, что коррелируют с психопатологией [20], эти корреляции отражают только достоверность содержания , поскольку показатели личности, применяемые в этих исследованиях, не могли быть подтверждены с помощью соответствующих критерии, которые являются частью номологической сети, в которую встроены различные личностные конструкции. Поскольку измерения «Большой пятерки» и HEXACO основаны только на факторных исследованиях, неудивительно, что Айзенк считал свою собственную модель PEN и методологию, использованную для получения этой модели, явно лучшими.Аналогичный вывод можно сделать, если сравнить модель Айзенка с FFM, поскольку, хотя нельзя отрицать, что измерения FFM Невротизм, Экстраверсия и Открытость опыту были первоначально выбраны по более или менее теоретическим причинам [21], FFM, как она понимается в настоящее время, должна можно рассматривать как действительно «исчерпывающую» таксономию описательных черт личности, которая полностью согласуется с результатами предыдущих исследований Большой пятерки [15]. Даже более поздние попытки Маккрея и Косты связать их измерения с клинически важными теоретическими конструкциями, такими как нарциссизм Фрейда или склонность Хорни действовать против людей, были взяты только ретроспективно, то есть после выбора факторов FFM из-за их сходства с Большой пятеркой Голдберга. размеры [22].

Основная цель данной статьи — по-новому взглянуть на модель личности Айзенка. В частности, мы хотим исследовать, возможно ли создать таксономию личности клинической релевантности из исходной модели PEN, исправив различные недостатки, которые можно отметить в основной теории Айзенка, особенно в отношении P или психотизма. Под «клинической значимостью» мы подразумеваем, что параметры таксономии должны относиться к личностным чертам, которые делают людей уязвимыми для развития психических расстройств, таким образом поддерживая традиционное представление о природе взаимосвязи между личностью и психопатологией.Кроме того, поскольку, по крайней мере, некоторые расстройства личности оси II демонстрируют совпадение симптомов с конкретными клиническими синдромами оси I [23], предполагаемые параметры могут также обеспечить прочную основу для улучшения классификации психических расстройств. Таким образом, настоящая статья обращается к актуальной проблеме, поскольку многомерные модели личности представляют значительный интерес по мере продвижения области к DSM-V [24].

Вопрос, как прийти к набору основных личностных факторов, представляющих клинический интерес, будет рассмотрен здесь с применением той же теоретически обоснованной методологии, которую первоначально использовал Айзенк в его попытках продемонстрировать конструктивную валидность измерений P, E. , и н.Однако на этот раз мы также примем во внимание те теоретические данные и аргументы, которые предлагает Айзенк, которые не являются обоснованными. Таким образом, внимание будет уделено нескольким темам, среди которых утверждение Айзенка о том, что все функциональные психозы генетически связаны и не образуют отдельных категорий; теория о том, что психотические расстройства через спектр непсихотических состояний (например, шизоидная болезнь и преступность) являются продолжением нормального поведения; и убеждение Айзенка в том, что его шкала EPQ-P [25] на самом деле измеряет психотизм, несмотря на его антисоциальное и психопатическое содержание.Поскольку, однако, не только модель PEN Айзенка, но и модели Большой пятерки, FFM и HEXACO претендуют на охват основных аспектов личности, мы не будем просто придерживаться утверждения Айзенка о том, что доверять можно только его собственной методологии и что статистическим данным можно доверять. подход, пропагандируемый, например, Голдбергом, в лучшем случае приводит к произвольным результатам [10,11]. Скорее, мы хотим сравнить эти разные методологии, ища их относительные сильные и слабые стороны. Поскольку выбор определенной методологии всегда предшествует созданию конкретной модели, мы сначала представим такое сравнение (также включая так называемый эвристический подход; см. Ниже), тогда как теория P Айзенка и клиническая таксономия, которые мы предлагаем вместо Айзенка Модель PEN обсуждается в следующих разделах.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ СООБРАЖЕНИЯ

Одна из основных дискуссий в психологии личности в последнее десятилетие 20 гг. Касалась вопроса «какие личностные факторы являются основными?» И «каковы критерии, определяющие, что личностный фактор является основным. ? ‘[10, 11, 22, 26-28]. Согласно Айзенку [10], для решения этих вопросов использовались три подхода: (1) «эвристический» подход, (2) подход, отстаиваемый Кеттеллом и сторонниками Большой пятерки (а позже и разработчиками модели HEXACO). ), и (3) теоретически обоснованный подход, которого придерживался сам Айзенк.

Эвристические модели признаков

По мнению Айзенка, эвристические психологи личности следуют «предвзятому представлению о том, какие черты могут быть важными, или какие черты могут существовать, а какие нет, или же (…) принять какую-то психиатрическую систему классификации». [10]. Последующие модели иногда критикуются Айзенком из-за их психометрических недостатков. Однако эта критика не имеет большого значения, поскольку Айзенк допускает, что некоторые эвристические исследования могут иметь «разумное психометрическое происхождение» [26].Таким образом, более важен второй пункт критики Айзенка, согласно которому эвристические черты «не основаны на какой-либо теории личности» [26] или, наоборот, считаются «малоценными для творения». собственно научной модели личности »[10]. Что подразумевается под этими утверждениями, можно заключить из письма Айзенка Голдбергу (27 февраля 1995 г.), которое стало частью продолжающейся дискуссии между двумя авторами о методологии и месте теории и конструктивной валидности в психологии личности.В этом письме, любезно предоставленном автору Голдбергом 1 (личное сообщение, 13 марта 1995 г.), Айзенк утверждает, что многие так называемые теории, такие как теории Миллона, Блока, Бакана и Теллегена, «по существу таксономичны», и, таким образом, «они не затрагивают корня проблемы, поскольку вообще не являются« теориями »в моем понимании. Понятия начинают становиться теориями, когда они покидают чисто таксономическую область и включают проверяемые причинные допущения ».

Психометрический подход

Вторая группа личностных психологов — Кеттелл и сторонники модели Большой пятерки — состоит, по словам Айзенка, «из тех, кто придерживается психометрической точки зрения и хотел бы обосновать свою модель личности. по комплексному факторному исследованию взаимосвязей между признаками »[10]. Как известно, эта характеристика явно односторонняя, поскольку, помимо статистических аргументов, психологи личности, придерживающиеся этой позиции, также защищают свои модели черт на основе лексической гипотезы .Фактически, эту гипотезу следует рассматривать как окончательную основу этого подхода, тогда как использование факторного анализа и других статистических методов можно рассматривать как вспомогательные. Однако пока мы будем следовать за Айзенком в его рассуждениях, а это значит, что лексическая гипотеза будет упоминаться только косвенно или вообще не будет упоминаться.

По сравнению с трактовкой Айзенком эвристических моделей личности, он обычно более благосклонно относится к работе последователей «психометрического подхода».Что касается их вклада, результаты считаются «воспроизводимыми (…), и между ведущими экспонентами существует значительное согласие» [10]. Более того, различия между системой 16 PF Кеттелла и моделью Большой пятерки считаются «только очевидными», поскольку 16 параметров, предложенных Кеттеллом (которые следует рассматривать как основные факторы), были обнаружены в факторно-аналитических исследованиях и привели к следующему: гораздо меньшее количество факторов, подобных тем, которые отстаивают Айзенк и сторонники «большой пятерки» [10].Менее благоприятный взгляд на модель Кеттелла кажется очевидным в обсуждении Айзенком данной темы в 1991 году [26]. Возможно, утверждает Айзенк, что Кеттелл пытался «охватить всю основу личности — собирая соответствующие лингвистические термины», но факт остается фактом: система 16PF в факторных аналитических исследованиях не может быть воспроизведена. Подобную критику можно также найти в другой статье Айзенка, вплоть до классификации модели Кеттелла по категории эвристических моделей личности из-за ее психометрических слабостей [11].

Относительно доброжелательный взгляд Айзенка на модель Большой пятерки также имеет свои пределы. Особенно важным моментом для Айзенка с этой моделью является то, что, хотя большая пятерка измерений (или их нелексические аналоги, предложенные Коста и МакКрэ [15]) кажутся хорошо известными, эти факторы фактически относятся к сочетанию двух секунд — порядка факторов, а именно Экстраверсия (E) и Невротизм (N), и три измерения первого порядка , а именно: Согласие, Открытость к опыту и Добросовестность [26] 2 .Поддержка этой точки зрения заимствована из исследования McCrae & Costa, в котором было продемонстрировано, что доброжелательность (A) и добросовестность (C) были (отрицательно) коррелированы с параметром P Айзенка или психотизмом [30]. Следовательно, казалось возможным рассматривать два фактора большой пятерки как субфакторы P. Такая же смесь измерений второго и первого порядка также описана в публикациях Айзенка 1994a и 1994b [10,11], в которых упоминается Голдберг. & Результаты Розолака, что A и C, когда они ослаблены, коррелируют -0.85 с P [28]. Благодаря этим отношениям Айзенк, очевидно, приходит к своим личностным измерениям P, E и N, что делает его модель PEN серьезной альтернативой по сравнению с системой Большой пятерки. К аналогичному выводу почти наверняка пришел бы Айзенк относительно представления Эштона «Большой шестерки» [31]. В этом случае факторы HEXACO H (честность), A (доброжелательность) и C (добросовестность), скорее всего, будут считаться отрицательно коррелирующими с P.

Теоретический подход Айзенка

Вышеупомянутый вывод о том, что A и C оба коррелируют с P — это для Айзенка недостаточная причина, чтобы отбросить два измерения Большой пятерки.В самом деле, вместо того, чтобы заключить, что A и C должны рассматриваться как субфакторы P, мы можем также прийти к утверждению Costa & McCrae [22] о том, что P ‘является простым артефактом, сочетающим отклонения от A и C’ [11]. Итак, возникает проблема, как выбрать между этими альтернативными позициями.

Именно здесь Айзенк вводит свою собственную методологию ответа на вопрос: «Какие личностные факторы являются основными?». Один только факторный анализ, утверждает Айзенк, «является слишком узкой базой для построения адекватной модели» [10].Решение должно быть найдено в сочетании двух традиционных дисциплин научной психологии: экспериментальной и корреляционной дисциплины. В частности, корреляционный подход в психологии личности должен быть основан на общей теории или номологической сети, которая допускает экспериментальное тестирование. Гораздо важнее критериев воспроизводимости факторов и существования факторов более высокого порядка, аналогичных измерениям P, E и N, Айзенк настаивает на том, что «для того, чтобы квалифицироваться как главное измерение личности, любая концепция должна быть основана на на общей теории, которая имеет своим предшественником ДНК (генетический анализ) и продвигается через биологических посредников (психофизиологических, гормональных и т. д.)) к размерному и факторному анализу поведения и паттернов черт. Оттуда следует перейти к экспериментальной проверке общей теории, делая выводы из теории относительно того, как люди, занимающие различные должности в соответствующих измерениях личности, будут вести себя в тщательно разработанных экспериментальных ситуациях. И, наконец, можно было бы ожидать, что теория и знания, полученные в результате экспериментального исследования, позволят нам делать прогнозы относительно общего социального поведения людей в тщательно определенных ситуациях.Если теория может этого добиться, то ее можно использовать для определения такого измерения личности, которое будет иметь парадигматическое положение »[10] 3 .

Комплексные базовые факторы

Перед описанием клинической номологической сети, которая, согласно Айзенку, естественным образом приводит к заключению, что P является основным измерением личности, необходимо рассмотреть два других момента, касающихся точки зрения Айзенка, что только его теоретически обоснованный подход может дать обоснованный ответ на вопрос о том, какие личностные факторы являются основными: (1) позиция сторонников модели Большой пятерки по этому вопросу и (2) возражения, которые они выдвигают против утверждения Айзенка о том, что Большая пятерка и эвристические подходы в психологии личности противопоставляются «теоретическому» подходу.Как мы увидим, оба вопроса могут немного ослабить позицию Айзенка, поскольку подходы эвристической и фенотипической структуры включают некоторые элементы, от которых нельзя отказаться, но, тем не менее, они не обеспечивают достаточной мощности, чтобы просто заменить методологию Айзенка.

Критикуя модель Большой пятерки как систему описания личности, которая почти полностью опирается на психометрические и факторные аналитические исследования, Айзенк не смог признать гораздо большее значение, которое их сторонники — и Кеттелл — приписывают лексической гипотезе .Эта гипотеза утверждает, что «все аспекты человеческой личности, которые имеют или были важными, интересными или полезными, уже зафиксированы в субстанции языка» [36]. Голдберг объясняет это явление, утверждая, что «чем важнее [индивидуальное] различие, тем больше людей заметят его и захотят поговорить о нем, в результате чего в конечном итоге они придумают для него слово» [37]. Конечно, защищая свою собственную модель PEN, Айзенк справедливо отвергает представление о том, что эта гипотеза имеет какое-либо отношение к психологической теории, поскольку лексический подход знаком только с языком [10].Другие психологи, такие как Олпорт и Блок, хотя, по мнению Айзенка, просто следуют эвристическому подходу, подчеркивают эту позицию, отмечая, что «обычная речь — плохой путеводитель по психологическим тонкостям» [38] и «что для научных целей описатели из одного слова (…) Не может передать важнейшие черты личности [и] ее динамическое функционирование »[39]. Тем не менее лингвистический подход имеет некоторые преимущества, о которых Айзенк, похоже, почти не подозревает. Вместо того, чтобы утверждать, что основной личностный фактор должен быть частью проверенной номологической сети, лексический подход открывает глаза на полноту одного или нескольких измерений.Как отметили Коста и МакКрэ, «обеспечение того, чтобы система личности [например, предложенная Айзенком] включала все основные области личности, является проблематичным, потому что нет убедительного способа узнать, что некий набор черт не был упущен из виду» [15 ]. Однако, принимая лексическую гипотезу, мы можем утверждать, что создание действительно « исчерпывающей » таксономии личностных черт могло бы происходить на основе тщательного изучения (с помощью рейтингов синонимов, кластерного анализа и факторного анализа) всей личности. -описание терминов, содержащихся в полном словаре.Следовательно, основной характер лексически основанного измерения личности заключается не во включении надлежащей каузальной теории, а в демонстрации того, что это измерение составляет довольно большую часть общей дисперсии « личностной сферы », которая представлена по существу конечное количество лингвистических терминов. Таким образом, мы видим, что лингвистическая гипотеза предлагает адекватную процедуру для выборки человеческих черт, тогда как кластерный анализ и факторный анализ используются как метод для структурирования этой выборки атрибутов [21].

Хотя некоторые проблемы остаются, в частности, связанные с возможностью измерений, которые существуют за пределами Большой пятерки, большинство результатов, полученных в исследованиях лексической личности, по крайней мере, в западных промышленно развитых странах, как было установлено, подтверждают таксономию Большой пятерки или, по крайней мере, модель, более или менее похожая на эту таксономию. Согласно исследованию, проведенному Эштоном и др., Например, подходящим представляется межъязыковое шестифакторное решение, пять из которых не сильно отличаются от больших пяти измерений: внезапность, доброжелательность, сознательность, эмоциональная стабильность и интеллект [31] .Именно благодаря этой продемонстрированной способности модель Большой пятерки, по нашему мнению, может с успехом использоваться в качестве критерия для измерения степени, в которой эвристические или теоретически обоснованные параметры личности являются « исчерпывающими » путем сопоставления этих параметров с Большой пятеркой. факторы. Конечно, для этой цели может быть выбрана модель HEXACO. Тем не менее, мы не должны забывать, что базовое измерение в смысле Айзенка не обязательно означает демонстрацию полноты или наоборот.Базовое измерение, как его понимает Айзенк, может, например, коррелировать с несколькими факторами Большой пятерки или только с субдоменом личностных характеристик, связанных с одним из лексических измерений. Следовательно, мы должны заключить, что, когда Айзенк и сторонники подхода фенотипической структуры говорят об основных параметрах личности, они имеют в виду нечто совершенно иное. 4 .

Неадекватные демаркации

Второй вопрос, который необходимо обсудить, связан с тем фактом, что различие Айзенка [10] между эвристикой, Большой Пятеркой, и его собственным теоретическим подходом, как полагают сторонники модели Большой Пятерки, дает скорее ложное впечатление о реальных демаркационных линиях в психологии личности.Представление Айзенка о том, что лексический подход касается только описательной таксономии фенотипических черт личности, не учитывает два момента, а именно: (1) приверженцы модели Большой пятерки действительно разделяют это представление и (2) что они придерживаются что в науке часто оказывается полезным, если не необходимым, разработать описательную таксономию до создания общей причинной теории [21].

Что касается последнего пункта, мы должны прежде всего повторить, что в подходе Айзенка введение измерения личности тесно связано с формулировкой психологической теории , в которую это измерение встроено.Этот взгляд напоминает определение теории Айзенка [40] как номологической сети, которая, в свою очередь, определяется как «взаимосвязанная система законных отношений», состоящая из «как теоретических построений, так и наблюдаемых свойств или операций» (см. разная экспозиция: [41]). Таким образом, в случае теории P Айзенка утверждение, что шизофрения и маниакально-депрессивное заболевание генетически связаны (см. Ниже), естественным образом приведет к исследованию генетического фона P для этого измерения — по крайней мере, измеренного с помощью P Шкала опросника Айзенка [25] — была введена для представления генетической предрасположенности к обоим психозам.Напротив, никакие выводы не могут быть сделаны из какой-либо каузальной теории, если мы хотим исследовать генетику Большой Пятерки измерений Согласия и Добросовестности, поскольку эти измерения основаны только на лексических исследованиях. Еще лучший пример (также обсуждаемый ниже) — это проверка P-теории Айзенка с помощью анализа пропорциональности , поскольку применение этого метода действительно немыслимо в случае только что упомянутых измерений, полученных только лексически и статистически.Признавая затем, что окончательное формирование каузальной теории после годов, создание чисто описательной и основанной на лексике таксономии остается возможным, мы должны сделать вывод, что подход Айзенка имеет большое преимущество в постулировании измерений, которые привели к формированию психологической таксономии. теория, из которой могут быть выведены проверяемые гипотезы — теория, которая также придает прямое психологическое значение позициям, полученным по этим измерениям.

Еще один момент, связанный с вопросом о том, кажется ли разумным разработать чисто описательную таксономию до создания причинной теории, также связан с этим выводом.Ведь, по мнению Айзенка, его собственный подход следует рассматривать не только как принципиально отличный от лексической методологии, но и как подход, которого придерживаются приверженцы эвристической школы [10]. Конечно, подчеркивая, что базовое измерение личности должно быть встроено в номологическую сеть, отдельное место эвристического подхода оправдано. Однако, если мы спросим о происхождении модели PEN Айзенка, это различие станет размытым, потому что, как пишет Голдберг в своем письме Айзенку (6 февраля 1995 г.), «миру в целом не ясно, как ваш PEN Модель не очень хорошо описана как пример «эвристической» школы, учитывая, что вы явно приняли «некоторую психиатрическую систему классификации» для P и N, и вы использовали свое собственное «представление о том, какие черты могут быть важны», чтобы выбрать E ‘ .Таким образом, вместо того, чтобы подчеркивать различия между методологией Айзенка и эвристическим подходом, дотеоретические представления могут рассматриваться как фактически составляющие необходимый первый шаг в развитии причинной теории в соответствии с направлениями, отстаиваемыми Айзенком. Следовательно, утверждение Айзенка в своем письме Голдбергу (27 февраля 1995 г.), что теории Миллона, Блока, Бакана и Теллегена, а также теории Кеттелла, Гофа, Комри и Гилфорда являются «чисто описательными» и, следовательно, все на другой планете по сравнению с правильной каузальной теорией », может быть правильным, поскольку эти авторы не представили никаких генетических, физиологических, экспериментальных или социально-психологических доказательств в поддержку своих взглядов, а только размещение всех этих« теорий » в отдельной категории эвристических моделей черт упускается из виду, что по крайней мере некоторые из этих взглядов могут вырасти в хорошо подтвержденные теории в смысле Айзенка.Действительно, предположение, часто высказываемое Айзенком (см., Например, [10,11]), что на самом деле только его модель PEN предлагает ответ на вопрос, какие параметры личности являются основными, также должно быть подвергнуто критике, поскольку, как недавно сказал Айзенк признал, что другие психологи, такие как Грей, Клонингер и Цукерман, также «разработали номологическую сеть, делающую проверяемые предсказания того типа, который мы здесь рассматриваем» [41]. В настоящей статье, однако, мы будем только критически обсудить теорию, лежащую в основе модели PEN Айзенка (на самом деле только теорию, лежащую в основе P, поскольку именно P-часть модели содержит элементы, противоречащие эмпирическим фактам), поскольку Мы считаем, что эвристическое представление Айзенка о том, что основные диагностические категории в психиатрии должны каким-то образом относиться к основным параметрам личности, является подходящей (но, конечно, спорной) отправной точкой.Естественно, именно в клинической психологии — области исследований Айзенка и автора данной статьи — такое понятие имеет смысл; в неклинической психологии личности могут быть более уместными другие дотеоретические понятия. Таким образом, подытоживая нашу методологическую позицию, мы должны сделать вывод, что из трех подходов, перечисленных Айзенком для принятия решения о конструктах, которые будут использоваться в психологии личности [10], можно ожидать, что, в частности, теоретически обоснованный подход Айзенка углубит наше психологическое понимание. и привести к прогрессу в науке о личности, но, тем не менее, эвристические представления, основанные, например, на интуиции и наблюдении, играют очень важную роль, по крайней мере, в предварительном выборе интересующих измерений.Лексический подход, хотя и вполне уместен, если на карту поставлены комплексные личностные факторы, непригоден, если мы намерены очертить конкретные личностные аспекты, которые встроены в причинную теорию, способную генерировать проверяемые выводы. Следовательно, разработанные для разных целей лексический подход и теоретически обоснованная методология, похоже, не исключают друг друга, что делает почти невероятным, что и Айзенк, и приверженцы лексического подхода часто говорили о « кажущемся неразрешимым противоречии », нуждающемся в раскрытии. «убедительное решение» (см., д.г., [42]).

ТЕОРИЯ ЭЙЗЕНКА

Две предпосылки о P

По сравнению с теориями E и N Айзенка, которые широко исследуются в биологических и экспериментальных психологических направлениях [8], P-теория Айзенка кажется довольно скудной. Однако есть двух предположений о P, которые, по мнению Айзенка, хорошо поддерживаются и, следовательно, предполагают, что модель психотизма может быть по крайней мере верной в общих чертах. Согласно Айзенку, первое положение гласит, что «все функциональные психозы (шизофрения, маниакально-депрессивная болезнь, шизоаффективные расстройства, монополярная депрессия) связаны и не образуют независимых категорий» [27].В другом месте это предположение сформулировано несколько иначе: эти болезни «образуют определенный континуум» от наименее тяжелых до наиболее тяжелых [43], или что эти заболевания «имеют некоторые общие фундаментальные психологические свойства» [11]. Второе предположение Айзенка состоит в том, что «психозы как таковые являются продолжением целого спектра аномальных состояний (шизоидные расстройства, психопатия, алкоголизм, преступность), которые значительно чаще встречаются у родственников психотиков и переходят в совершенно нормальные формы поведения» [27]. .Таким образом, общее свойство психозов не считается «категориальным или качественным, противопоставлением психоза нормальному, но размерным или непрерывным, переходящим от одной крайности (психоз) к своей противоположности» [11].

Хотя Айзенк лишь незначительно различил их (см., Например, [9]), на самом деле существует две версии каждого предположения, связанного с тем, что мы в другом месте назвали фенотипической и генотипической P моделями [44]. Это сочетание напоминает более глобальное различие Андреасена между феноменотипом (например,g., симптоматология) и биотип (например, генетика и нейрофизиология) в психопатологии — две разные области исследования, которые необходимо объединить, если мы хотим идентифицировать и определить определенное расстройство [45]. Однако, как мы обсудим ниже, фенотипические и генотипические модели P, по-видимому, невозможно согласовать.

Общие симптомы

В фенотипическом варианте первого предположения общее психологическое свойство просто определяется как симптоматическое наложение различных психозов, особенно подчеркивая наличие психотических симптомов, таких как галлюцинации и бред.Такое определение неудивительно, поскольку именно тот факт, что для того, чтобы расстройства, такие как шизофрения и маниакально-депрессивный психоз, можно было назвать «психотическими», они должны иметь по крайней мере эти общие симптомы, которые отличают их от всех других расстройств.

Common Genetics

По сравнению с фенотипическим вариантом, генотипический вариант первой предпосылки представляется более проблематичным. Вместо того, чтобы просто предполагать наличие симптоматической связи, теперь считается, что шизофрения и маниакально-депрессивный психоз, а также другие психозы вызваны общим генетическим дефектом .Кроме того, этот общий фактор, как полагают, лежит в основе появления нескольких непсихотических проявлений, в частности психопатии, антисоциального поведения, преступности и «шизоидии» (например, шизотипического расстройства личности), поскольку эти проявления были обнаружены, согласно Айзенка, довольно часто встречающийся среди биологических родственников больных шизофренией и маниакально-депрессивным расстройством.

Что касается психозов, Айзенк упоминает несколько исследований [9,46], которые, по его словам, демонстрируют, что шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и другие психозы, хотя и демонстрируют некоторую степень биологической специфичности, но генетически связаны.Однако, как указано в других работах [44,47], большая часть эмпирических данных фактически указывает в направлении , противоположном теории Айзенка (см., Например, [48]), хотя относительный риск униполярной депрессии (но не для биполярное расстройство, состояние, наиболее похожее на маниакально-депрессивное безумие), возможно, может быть немного увеличено у биологических родственников шизофреников первой степени родства [49]. Конечно, есть недавние исследования связи, которые предполагают, что шизофрения и маниакально-депрессивная депрессия имеют общие гены предрасположенности [50], но если эти синдромы определены как обычно на основе пожизненной диагностической иерархии с шизофренией на вершине и биполярным расстройством наверху более низкое положение, количественные генетические исследования, как правило, не демонстрируют значительной семейной коагрегации [51].Более того, ослабление этой иерархии, позволяющее, например, признать манию отдельным расстройством при наличии типичной шизофрении, должно подвергаться критике, поскольку известно, что процесс декомпенсации при шизофрении включает возникновение маниакального состояния. и депрессивно-подобные симптомы [52,53]. Что касается других форм психоза (например, бредового и шизо-аффективного расстройства), нельзя исключать генетическую связь с шизофренией [54], но эти отношения вряд ли имеют здесь какое-либо значение, поскольку по крайней мере некоторые из этих состояний могут просто быть относят к категории шизофренических расстройств, поскольку границы концепции шизофрении до сих пор не ясны [55].

Критика, которая может быть направлена ​​на расширение Айзенка непсихотического гипотезы генетической общности, также обсуждалась ранее [44]. Помимо того факта, что упоминаются только исследования, в которых изучались родственники шизофреников, а не родственники пациентов с аффективными или другими психозами, основная критика здесь связана с предположением Айзенка о том, что все формы психопатии и антисоциального поведения принадлежат к спектру шизофрении. Эта точка зрения, однако, должна быть опровергнута, поскольку генетическая связь касается только шизоидной формы психопатии , которая была первоначально описана Каллманном [56].Тем не менее, мы не должны забывать, что некоторые формы поведения, присущие шизоидным психопатическим людям, также встречаются и у людей с классической психопатией. Если определить психопатию в терминах трехфакторной модели Кука и Мичи [57], шизоидная и классическая психопатия, по-видимому, имеют общие факторы «аффективного стиля» и «поведенческого стиля», но шизоидная форма, по-видимому, не характеризуется наличием общих факторов. высокие баллы по «межличностному» фактору. Заменяя старое обозначение «шизоид» более точным термином «шизотипический», необходимо сделать аналогичное исправление.Хотя мы должны подтвердить место, приписываемое Айзенком шизотипическому расстройству личности (и, возможно, также параноидальному расстройству личности) в спектре шизофрении (см., Например, [54]), важно отметить, что эти «официальные» диагностические категории не соответствуют похоже, исчерпывают многие тонкости, присутствующие в прежних описаниях шизоидных отклонений личности, обнаруженных среди биологических родственников шизофреников [58,59]. Более того, эти современные категории могут быть слишком « широкими » с генетической точки зрения, поскольку среди них чаще встречаются только « отрицательные » шизотипические черты (такие как социальная тревога и аффективное выравнивание), а не « положительные » или психотические симптомы. родственники пробандов-шизофреников [60].

Континуум нормальности и психоза

Фенотипическая версия второй предпосылки была первоначально выдвинута Айзенком в 1952 году [61]. В то время Айзенк рассматривал P как «континуум, который идет от совершенно нормального, рационального человека до совершенно безумного, психотического человека». Та же точка зрения была отозвана еще раз в 1976 году, когда Айзенк и Айзенк написали, что «характеристики, которые отличают нормальных людей от психотиков, бесконечно градуированы, порождая все виды промежуточных личностей от одной крайности к другой» [6].Хотя Айзенк [61] утверждает, что гипотеза непрерывности психотического поведения была им фактически подтверждена, это утверждение не обосновано, поскольку продемонстрированная здесь непрерывность отражает не психоз, а только природу объективных тестов, которые применялись в исследовании. Исследование Айзенка [44,62].

Тем не менее, есть и другие признаки, подтверждающие некоторую форму фенотипической преемственности. Мы можем, например, указать на несколько исследований, обсужденных Johns & Van Os [63], в которых было продемонстрировано, что как галлюцинаторные, так и бредовые переживания присутствуют в значительных пропорциях в нормальных выборках.Также представляет интерес открытие, обсужденное, например, Воллемой и Ван ден Бош [64], что специальные шкалы, построенные для измерения психотических симптомов в неклинических выборках, определяют фактор положительной шизотипии (см., Например, [ 65]), которая оказалась поразительно похожей на одно из измерений, обнаруженных в факторно-аналитических исследованиях шизофренических симптомов (например, [66]). Конечно, вышеупомянутая преемственность касается только тех позиций из континуума нормальности и психоза Айзенка, которые более или менее тесно связаны с крайностью психоза .Нигде не упоминаются качества, описывающие «совершенно нормального, рационального человека». Хотя некоторая форма прерывности, которая проявляется в пороговом эффекте, также может существовать [67], этот эффект «прерывности, связанной с континуумом» не был убедительно продемонстрирован, и, таким образом, мы все еще можем придерживаться фенотипической концептуализации Айзенка нормальности. -психозный континуум без качественного различия [9].

P как фактор генетической предрасположенности

В генотипической версии второго предположения P относится к теории психотического расстройства, связанной с диатезом и стрессом, в которой генетические влияния, как считается, вызывают развитие как шизофрении, так и маниакальной депрессии. (а также других психозов и непсихотических состояний, таких как психопатия и преступность), как предполагается, состоят из генов небольшой ценности, эффекты которых аддитивны [6].В этой версии модели считается, что степень психотизма определяется количеством задействованных активных генов, а также факторами окружающей среды. Кроме того, модель постулирует один или несколько генов с большим эффектом, которые, если они присутствуют, будут вызывать своего рода « классические » психозы, признанные Крепелином, или, что более вероятно, с точки зрения Айзенка, « большое количество более четко очерченных категорий, обычно включаемых в эти большие группы психотических расстройств »[6]. Однако в большинстве случаев считается, что гены большого эффекта отсутствуют, что свидетельствует о важности, приписываемой P как общему фактору, и утверждению Айзенка о том, что шизофрения и маниакальная депрессия имеют много общего, как фенотипически, так и генотипически.С этой полигенной точки зрения связанная шкала P определяется как «фенотипическая мера гипотетической генетической предрасположенности к психотическому поведению» [68], также, конечно, утверждая, что такая же предрасположенность распространяется «на психопатическую и криминальную, антисоциальную область». но не в дистимические неврозы »[46].

Интерпретация Р как фактора неспецифической уязвимости по отношению к психозу явно расходится с исходной фенотипической концептуализацией Айзенка этого измерения.В то время как высокое положение P в фенотипической модели указывает на наличие психотических особенностей, высокий P-балл в генотипической модели связан только с более высокой вероятностью быть затронутым психотическим заболеванием. Иногда на это указывает сам Айзенк. Так, Айзенк и Айзенк [25] утверждают, что высокий (генотипический) P-балл «далек от реального психоза, и лишь очень небольшая часть людей с высоким P-баллом может развить психоз в течение своей жизни».Следовательно, довольно странно, что в других случаях эти очень разные континуумы ​​рассматривались как одно и то же измерение (например, [9]). Различие между обеими концептуализациями также становится очевидным, если мы сравним исходную P-шкалу Айзенка [69] со шкалой P EPQ, к которой наконец пришли. Хотя исходная шкала P не является полностью репрезентативной для фенотипического подхода, она содержит несколько пунктов, которые кажутся за чистую монету для измерения психотических характеристик [70], тогда как эти особенности не упоминаются в содержании шкалы EPQ P, шкалы, которая полностью придерживается генотипической модели.Это согласуется с наблюдением, что исходная шкала P оказывается очень низкой ( r = 0,19) со шкалой P EPQ [71].

По крайней мере частично из-за смешения Айзенком его фенотипических и генотипических представлений, шкала EPQ P часто некритически критиковалась за ее содержание. В частности, тот факт, что многие пункты шкалы EPQ P относятся к таким чертам, как черствость, импульсивность и эгоцентризм, доказал большинству критиков, придерживаясь концептуализации фенотипа Айзенка , что шкала EPQ P не может рассматриваться. действительная мера психотизма (см., например, e.г., [19]). Сопутствующая критика касается наблюдения, что по этой шкале пациенты с шизофренией показывают лишь немного повышенные баллы [72], тогда как высокие баллы P были обнаружены у преступников и других лиц с социально-девиантным поведением, включая, например, агрессивных людей и наркоманов. [9]. Однако для Айзенка последние результаты фактически говорят в пользу валидности шкалы EPQ P, поскольку, по его мнению, социально девиантное поведение основано на том же генотипе, что и шизофрения и другие психозы.Хотя этого общего генотипа не существует, вышеупомянутая генетическая связь между шизофренией и составляющими психопатии «аффективным стилем» и «поведенческим стилем» показывает, что точка зрения Айзенка не полностью ошибочна. Более того, на валидность шкалы EPQ P, по-видимому, указывает тот факт, что шкала в отношении содержания хорошо согласуется с предыдущими описаниями шизоидной личности , которая может присутствовать не только среди биологических родственников шизофреников, но также может быть наблюдалось до шизофренического расстройства [73].Именно это психопатическое содержание делает шкалу EPQ P мерой тех личностных характеристик, которые в другом месте описываются как определяющие фактор шизотипии Импульсивное несоответствие [74] или асоциальную шизотипию [53,75], а не меру тех характеристик, которые связаны с оставшиеся факторы шизотипии Положительная шизотипия, отрицательная шизотипия и когнитивная дезорганизация. Учитывая это ограничение, кажется не только целесообразным заменить обычную идею об одной единственной, ненаблюдаемой и непрерывно распределенной переменной, называемой предрасположенностью или предрасположенностью к шизофрении [76], моделью, в которой действуют три [75] или четыре [74] фактора уязвимости. , но также переопределить измерение EPQ P Айзенка как фактор, который учитывает только появление антисоциального поведения, как при продромальной, так и при полномасштабной шизофрении, а также при шизоидной болезни [75].

Признавая, таким образом, что по крайней мере некоторые психопатические особенности правильно оцениваются шкалой EPQ P, необходимо также отметить, что эти особенности не единственные характеристики, которые типизируют содержание этой шкалы. Несколько пунктов при оценке в направлении напротив к ключу шкалы, по-видимому, указывают на наличие таких черт, как осторожность, чистота и пунктуальность, которые часто обозначаются в клинической литературе как черты, которые могут предшествовать началу униполярной или большой депрессии. , а также, возможно, биполярного расстройства [47].Следовательно, кажется, что измерение EPQ P Айзенка на самом деле состоит из двух субфакторов, которые относятся, соответственно, к «антисоциальному» компоненту дошизофренической личности и к группе личностных черт, которые могут предшествовать началу униполярной депрессии. Двухкомпонентный взгляд на P согласуется с факторным аналитическим исследованием, проведенным Roger & Morris [77], в котором было продемонстрировано, что измерение EPQ P распадается на два субфактора: фактор, в первую очередь связанный с «черствостью, подозрительностью, нетерпимостью и самонадеянностью». -сохраняющее отношение »и фактор, который, если поменять местами, ассоциируется с« пунктуальностью, порядочностью и осторожностью ».

Анализ пропорциональности

Чтобы доказать, что ярлык Психотизм буквально применим к шкале EPQ P, мы должны продемонстрировать, согласно Айзенку, что те же биологические и другие переменные, которые различают психотиков и нормальных людей, также способны различать между высокие баллы P и низкие показатели P. Именно эта демонстрация, выполненная посредством анализа пропорциональности, по мнению Айзенка, наиболее тесно связана с применением подхода , основанного на теории, в психологии личности.Отметив, что несколько переменных — и особенно те, которые отобраны из-за их связи с предположительно фундаментальными процессами, происходящими у психотических пациентов (среди которых низкая активность МАО тромбоцитов и дисфункция СПЭМ) — показали ожидаемые эффекты, Айзенк пришел к выводу, что « было бы трудно объяснить эти результаты. по причинам, отличным от допущения континуума , варьирующегося от нормального до психотического, с градациями как в пределах нормальной, так и психотической части »[9].Однако, как уже намекает вывод Айзенка, фенотипическая и генотипическая P-модели снова смешаны, потому что гипотеза фенотипического континуума поддерживается пропорциональными эффектами, которые включают высокие и низкие баллы по шкале уязвимости, которая измеряет только вероятность поражение психотическим заболеванием. Дальнейшее осложнение проистекает из того факта, что переменные, подвергнутые анализу пропорциональности, почти всегда оказывались способными отличать только больных шизофренией пациентов от нормальных людей, и, таким образом, даже не считая необоснованного утверждения Айзенка, что методология пропорционального эффекта действительно продемонстрировала существование о фенотипическом континууме — кажется, лучше говорить о континууме, соединяющем мост между нормальностью и шизофренией.Еще лучше, может быть предпочтительна интерпретация результатов соразмерности, которая учитывает тот факт, что несколько переменных, которые первоначально были обнаружены для различения между шизофрениками и нормальными людьми, также были обнаружены, чтобы различать биологических родственников шизофреников и нормальных людей (см., Например, [78]). С этой точки зрения эти переменные могут фактически рассматриваться как маркеры генетической уязвимости к шизофрении. Таким образом, продемонстрированные эффекты пропорциональности могут служить убедительным указанием на то, что шкалу EPQ P Айзенка можно рассматривать как фенотипическую меру гипотетической генетической предрасположенности к (только) шизофрении и расстройствам шизофренического спектра.Поскольку шкала EPQ P, по крайней мере, частично является мерой асоциальной шизотипии (см. Выше), значение этой шкалы необходимо еще больше урезать, заявив, что генетическая предрасположенность, представленная этой шкалой, объясняет только появление вышеупомянутого шизоида. проявления психопатического поведения у больных шизофренией и расстройствами шизофренического спектра. Именно с этой точки зрения мы можем критиковать утверждение Айзенка [9] о том, что продемонстрированная взаимосвязь между низкой экстраверсией и высоким нейротизмом, с одной стороны, и факторами шизотипии, негативной шизотипией и когнитивной дезорганизацией, с другой [74], просто указывает на то, что большинство шкал шизотипии «с учетом генетической специфичности невротических и психотических расстройств» явно несостоятельны и что только шкала EPQ P измеряет психотизм.Учитывая вышесказанное, вырисовывается совершенно иная картина, согласно которой преморбидная личность более поздних больных шизофренией характеризуется не только шизоидными психопатическими чертами (P), но также характеристиками с низким E и высоким N. Эти последние характеристики также признаются в клинической литературе в форме, например, социальной изоляции, напряжения и сверхчувствительного поведения (см., Например, [56, 73, 79]) 5 .

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ: МОДЕЛЬ 5DPT

Размеры S и G

Из вышесказанного следует, что генотипический вариант модели психотизма Айзенка имеет два фундаментальных недостатка, которые, однако, легко исправить.Во-первых, было отмечено, что фактор, похожий на EPQ P — или, скорее, на субфактор «Черствость» Roger & Morris [77] — должен быть постулирован, что, в отличие от концептуализации P Айзенком, обозначает фенотипическое выражение генетически обусловленной предрасположенности. к антисоциальному или «психопатическому» поведению при шизофрении и расстройствах родственного спектра. Во-вторых, конструкция EPQ P — или на самом деле low P — включает в себя субфактор «Пунктуальность», который, по-видимому, описывает один компонент доморбидной структуры личности, который определяет вероятность быть затронутым униполярной депрессией и, возможно, биполярным расстройством.Основываясь на этих взглядах, но также признавая отсутствие факторной инвариантности и другие психометрические недостатки, связанные со шкалой EPQ P [44,83], мы построили два инвентаря — 3DPT или Трехмерный тест личности [44] и 4DPT. или Тест на четырехмерную личность [47]. В этих приборах шкалы для E и N были сохранены, но шкала P была заменена одной, соответственно двумя шкалами, которые назывались S или Insensitivity и G или Orderliness .Эти шкалы оказались надежными, относящимися к высокоинвариантным факторам и показывающими ожидаемые связи с несколькими критериями достоверности [47,75].

В поисках «пятого» измерения

С созданием модели 4DPT мы можем сказать, что пришли к обновленной версии модели PEN Айзенка, состоящей из ортогональных размеров E, N, S и G, из которых S и G были выведены на основе нашей критики генотипической модели P Айзенка . Тем не менее, есть еще одно измерение, постулированное Айзенком — фенотипическое измерение P , которому нет места в модели 4DPT.Естественно, будучи фенотипической конструкцией, эта ситуация имеет смысл, но поскольку континуум нормальности-психоза Айзенка частично относится к нормальным личностным характеристикам, которые, как предполагается, лежат в основе психотических симптомов и имеют внутреннюю связь с ними, эти нормальные личностные характеристики также имеют генотипический характер. или предрасположенный статус. К сожалению, Айзенк нигде не дает описания этих нормальных черт личности. Единственное, что мы знаем, это то, что фенотипический размер P, по-видимому, имеет почти нулевую корреляцию с EPQ P (см. Выше).

Чтобы обозначить чью-то позицию в континууме нормальность-психоз, можно использовать такие меры, как оригинальная шкала P Айзенка или шкала O-LIFE Unusual Experiences , разработанная Mason, Claridge & Jackson [84]. Однако, учитывая тот факт, что для шкал 4DPT S, E, N и G не было сформулировано никаких пунктов, явно выходящих за пределы нормального диапазона, мы просто не заинтересованы в использовании таких шкал, если мы хотим расширить 4DPT. . Более того, если существует континуум нормальности и психоза Айзенка, то есть все основания подчеркивать только те характеристики, которые могут лежать в основе психоза, но на самом деле являются относительно доброкачественными .Таким образом, возникает вопрос, какие черты личности, если таковые имеются, могут быть выбраны для определения масштабируемой черты, которая разделяет определенные свойства с психозом, но, тем не менее, относится только к более высокой или более низкой степени нормального функционирования личности.

Есть несколько признаков того, что искомая черта должна иметь какое-то отношение к измерению FFM Открытость к опыту (O). В факторном аналитическом исследовании, проведенном Rawlings & Freeman [85], несколько инвентаризаций, среди которых Mason et al.O-LIFE и NEO-PI-R выявили пять факторов, которые можно интерпретировать как невротизм, экстраверсию, доброжелательность, сознательность и открытость опыту. Самым интересным фактом здесь является то, что фактор открытости был частично определен — хотя и скромной — нагрузкой из шкалы необычных переживаний O-LIFE, шкалы для измерения положительной шизотипии. Аналогичные результаты были получены в исследовании Wiggins & Pincus [86]. Возможно, тогда когнитивные и перцептивные аберрации, которые наблюдаются при шизотипическом расстройстве личности и психозах, каким-то образом могут быть связаны с высоким положением О.Если мы далее постулируем, что психоз и психотические состояния характеризуются высокой степенью открытости ко всем видам поступающих стимулов, тогда открытость опыту можно рассматривать как обозначение фундаментального свойства, действительно соединяющего психоз и нормальность.

От открытости к абсорбции

К сожалению, некоторые выводы ставят под сомнение этот вывод. Например, в обзоре корреляционных исследований Austin & Deary устойчивые корреляции FFM очевидны только между шизотипическим расстройством личности и невротизмом, (низкой) экстраверсией и (низкой) доброжелательностью [87].Следовательно, учитывая наши ожидания, что О, вероятно, будет полезен при оценке аберрантных представлений и убеждений шизотипа, исследования, которые предполагают иное, требуют объяснения.

Одно особенно полезное объяснение было предоставлено Видигером, Труллом, Кларкином, Сандерсоном и Костой [88]. Вместо того, чтобы смотреть на конструкцию общей открытости опыту, был сформулирован прогноз, согласно которому только высокие позиции по аспектам NEO-PI O1 (открытость к фантазии), O5 (открытость идеям) и O6 (открытость ценностям) и низкие позиции по O3 (открытость чувствам) будет ассоциироваться с повышенными показателями шизотипического расстройства личности.Однако единственной гипотезой, которая могла быть подтверждена в нескольких исследованиях, было предсказание положительной связи с O1. Хотя это и не ожидалось, положительная корреляция с O2 (открытость эстетике) и O3 также обнаружилась. Пожалуй, наибольший интерес представляет расследование Росс, Латца и Байи, выполненное на выборке студенток и студентов мужского пола [89]. Вместо использования общих шкал для шизотипии или шизотипического расстройства личности применялись отдельные шкалы для оценки положительных и отрицательных симптомов.Оказалось, что из шести аспектов открытости O1, O2 и O5 достоверно коррелируют у мужчин подгруппы с двумя шкалами, применяемыми для положительной шизотипии. Более того, у самцов подгруппы обнаружена достоверная корреляция между О3 и одной из этих шкал. Однако у самок подгруппы только O2 коррелировал с двумя шкалами, тогда как было обнаружено, что O5 достоверно коррелирует с одной шкалой.

Из вышесказанного кажется очевидным, что, в частности, аспекты Открытости O1, O2 и O3 могут иметь какое-то отношение — или даже представлять — нормальное измерение личности, которое мы ищем, чтобы связать нормальность с психозом.На самом деле, однако, мы можем пойти еще дальше, осознав, что одни и те же три аспекта были обнаружены в нескольких исследованиях, связанных с более широко определенным аспектом нормального функционирования личности, а именно Открытость к поглощению и самоизменяющимся переживаниям , или сокращенно Поглощение [90]. Согласно исследованию McCrae & Costa [91], например, только шкалы фасеток NEO-PI O1, O2 и O3 оказались достаточно существенно коррелированными со шкалой поглощения, содержащейся в многомерном опроснике личности (MPQ) Теллегена [92]. , а не шкалы граней O4, O5 и O6.Аналогичные результаты были получены Черчем [93]. Исследование, проведенное Glisky, Tataryn, Tobias, Kihlstrom и McConkey, показало, что совместный факторный анализ шести фасетных шкал NEO-PI и девяти субшкал шкалы поглощения MPQ привел к двум факторам, из которых первый характеризовался относительно высоким нагрузки от всех подшкал абсорбции плюс O1, O2 и O3, а второй — относительно высоких нагрузок от O4, O5 и O6 [94]. На этом фоне кажется понятным, что поглощение связано с мечтаниями, склонностью к фантазиям и оценками важности музыки и искусства для повседневной жизни [95].

Поглощение и подход, основанный на теории Айзенка

При рассмотрении расширения модели 4DPT «пятым» измерением методология, основанная на теории Айзенка, требует, чтобы такое измерение основывалось на общей и причинной теории, которая была проверена экспериментально, или по крайней мере, разрешает экспериментальное тестирование. Однако в настоящее время сильная номологическая сеть абсорбции не сформирована. С другой стороны, существует несколько эмпирических данных, которые согласуются с ролью абсорбции как фактора уязвимости для психоза или даже предполагают конкретные биологические механизмы, лежащие в основе формирования поведения, представленного этим измерением.Таким образом, выдвигая гипотезу о том, что наше «пятое» измерение на самом деле является Поглощением, мы, по крайней мере, действуем способом, сопоставимым с подходом Айзенка или совместимым с ним.

В исследовании, проведенном Thalbourne, Bartemucci, Delin, Fox & Nofi, как клинический, так и контрольный образец были подвергнуты шкале абсорбции Tellegen и нескольким инвентаризациям, измеряющим различные характеристики, которые, как предполагается, являются частью конструкции Thalbourne Transliminality [96] . Термин «транслиминальность» относится к набору взаимосвязанных явлений, которые характеризуются «восприимчивостью и осознанием больших объемов образов, идей и аффектов — эти явления порождаются подсознательным, надпространственным и / или внешним воздействием» [96].Особенности транслиминальности, исследованные в упомянутом исследовании, включали паранормальные убеждения и переживания, магические идеи, маниакальные переживания, творчество и мистический опыт. Наиболее важным здесь является то, что шкала поглощения Теллегена возникла, чтобы коррелировать с магическими идеями, которые оценивались по аналогичной шкале Eckblad & Chapman [97]. Однако было обнаружено, что оставшиеся четыре аспекта транслиминальности также коррелируют со шкалой поглощения Теллегена. Это послужило причиной для Тальбурна добавить конструкцию Поглощения к переменным, уже предполагавшимся для измерения транслиминальности.Другие переменные, которые затем или позже также считались основными составляющими фактора транслиминальности, — это шизотипическая личность, необычные переживания, склонность к фантазиям, диссоциация, общая религиозность, галлюцинаторная предрасположенность, частота толкования сновидений, гиперестезия и положительное отношение к толкованию сновидений. (см., например, [98]).

С нашей точки зрения, не все корреляции между этими переменными и конструкцией Поглощения Теллегена одинаково интересны. Фактически, основываясь на корреляциях между 16 шкалами транслиминальности (включая абсорбцию), Талбурн провел анализ основных компонентов с ожиданием, что все переменные приведут к одному основному фактору, интерпретируемому как транслиминальность [99].Однако анализ привел к трех коррелированных фактора, которые, по нашему мнению (на основе данных, предоставленных Thalbourne; личное сообщение, 18 ноября 2002 г.), должны интерпретироваться как изменений реальности (с высокими нагрузками от необычных переживаний, галлюцинаторной предрасположенности. , магическое мышление, шизотипия, поглощенность, склонность к фантазиям и две меры диссоциации), Духовный опыт (религиозность, мистический опыт и паранормальные вера) и Творчество (творческая личность) соответственно.Следовательно, с нашей точки зрения, это, в частности, первый упомянутый фактор с его высокими нагрузками как по шкале абсорбции Теллегена, так и по нескольким показателям позитивной шизотипии, которые могут еще больше укрепить нашу уверенность в измерении абсорбции как переменной, имеющей отношение к развитию психотических расстройств. и психотические симптомы.

Точно так же, как (задуманная) конструкция транслиминальности Талбурна 6 , фактор Reality Changes сочетает в себе различные особенности, начиная от поглощенности и склонности к фантазиям, которые представляют более или менее нормальные вариации личности, до психотических черт и, расширяя этот диапазон, возможно, даже до психотических характеристик.Конечно, мы можем рассматривать все грани изменений реальности как один и тот же домен, не обращая внимания на ситуацию, когда различные грани кажутся фенотипически разными. При этом мы можем последовать примеру Уотсона, который заметил, что индивидуальные различия в шизотипических, диссоциативных переживаниях и во сне, похоже, «отражают легкость, с которой человек может переходить из одного состояния в другое» [100]. Мы можем даже представить психофизиологическое объяснение этой большей проницаемости, рассуждая о гипер-взаимосвязи между височно-лимбическими структурами и сенсорной ассоциацией коры [101] или о возможности, упомянутой МакКрири [102], что явления сна стадии 1 (а не фазы быстрого сна) явления) под влиянием гипервозбуждения ненадолго вторгаются в бодрствующее сознание.Свидетельства, обсужденные Оттом, Рейтером, Хеннигом и Вайтлом, также указывают на общую биологическую основу абсорбции и положительных симптомов шизофрении [103].

Вместо общего фактора можно также уделить внимание отдельным аспектам Изменений Реальности. В этом отношении особое место занимает измерение поглощения. В отличие, например, от магического мышления, Поглощение определяется Теллегеном [104] как способность к диссоциативным и другим основанным на фантазиях переживаниям; следовательно, это измерение личности, кажется, инициирует другие проявления Изменений Реальности.Этот причинный взгляд на абсорбцию хорошо согласуется с континуумом отслоения Allen & Coyne , который был введен для описания нескольких стадий прогрессирования психоза у пациентов, страдающих сложными травмами, связанными с расстройствами [105]. В этом континууме предполагается, что поглощение ведет к деперсонализации и дереализации (диссоциативной непривязанности) и может, в конечном итоге, привести к внутреннему бегству в мир травмирующих образов и аффектов, «со всеми признаками психотического опыта».Недавнее исследование Ван Кампена, Маурера, Ан дер Хейдена и Хефнера [106], проверяющее SSQ-модель продромального развертывания Ван Кампена [53] на выборке пациентов с шизофренией первого эпизода, подтверждает это мнение, поскольку оно может продемонстрировать наличие четырех симптомов, указывающих на процесса прогрессирующего отчуждения в континууме отстраненности Аллена и Койна имели их среднее время начала, связанное с постепенно более высокими позициями в стандартизованном континууме, который отражает долю общего времени продрома.

Обобщая вышесказанное, мы можем заключить, что, хотя различные проявления Изменений Реальности определяют общий фактор, который, вероятно, основан на повышенной проницаемости границ (и на вышеупомянутых биологических факторах, которые, кажется, объясняют эту большую проницаемость), только Поглощение играет роль причинная роль в отношении появления других особенностей, связанных с этим фактором. Следовательно, абсорбция кажется той чертой, которую мы ищем, чтобы связать нормальность с психозом и очертить нормальный полюс континуума нормальности-психоза Айзенка.Однако, в отличие от фенотипического утверждения Айзенка о P (см. Выше), высокий балл по абсорбции не обязательно указывает на наличие психоза. Только если мы будем рассматривать Поглощение как слабую форму нарушенного тестирования реальности , а дереализацию, деперсонализацию, психотические и психотические симптомы постепенно становятся более серьезными его проявлениями, мы можем говорить о континууме, который «идет на всем протяжении». путь от совершенно нормального, рационального к совершенно безумному, психотическому человеку »[61].Ясно, однако, что тестирование нарушенной реальности — учитывая его фенотипически разные проявления — не может рассматриваться как , а не как единое масштабируемое качество, по которому люди отличаются друг от друга более высокой или низкой степенью. Итак, в конце концов, мы должны прийти к выводу, что фенотипический P-континуум Айзенка можно сохранить в вертикальном положении только с точки зрения немасштабируемого атрибута (тестирование нарушенной реальности), но не в том случае, если мы хотим выделить черты личности (поглощение), которые лежат в основе нормальный крайний предел этого континуума.

Пятимерный тест личности

Учитывая вывод, который кажется возможным расширить 4DPT с помощью шкалы для оценки абсорбции (A), был построен пятимерный тест личности 5DPT или . Подробности о его разработке, а также информация о психометрии и валидности 5DPT есть и будут представлены в другом месте [107-111], так как эта статья имеет только намерение дать теоретически обоснованный отчет о лежащей в основе модели 5DPT как обновление схемы личности Айзенка.Достаточно сказать, что шкалы 5DPT, как было обнаружено, взаимно коррелировали почти до нуля, основывались на факторах, которые в высшей степени инвариантны по отношению к различным параметрам выборки 7 , чтобы показать адекватные результаты повторного тестирования и альфа-надежность Кронбаха, а также выявить закономерности. коррелятов, которые поддерживают как одновременную, так и конструктивную валидность шкал. Было показано, например, что шкала 5DPT A хорошо коррелирует с несколькими показателями, которые представляют как фактор транслиминальности , изменения реальности , так и континуум отстраненности Аллена и Койна .Более того, шкалы 5DPT для N, S и A положительно коррелировали, а 5DPT E — отрицательно с опросником по шизотипическому синдрому Ван Кампена , что согласуется с клиническими описаниями черт, характерных для шизоидных, шизотипических и дошизофренических людей [75 ]. Кроме того, как и ожидалось, высокие баллы N, S и G и низкие баллы E характеризовали людей с высокими позициями по параметрам расстройства личности DAPP-BQ и DAPP-SF: эмоциональная дисрегуляция, диссоциальность, компульсивность и торможение, соответственно, как а также от их множителей более низкого порядка [110,111].Интересно, что теоретически обоснованные шкалы 5DPT также довольно существенно коррелируют со шкалами NEO-FFI [107] и HEXACO- Personality Inventory [109], что дополнительно демонстрирует полноту модели 5DPT с лексической точки зрения. .

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Может возникнуть вопрос, можно ли расширить модель 5DPT другими измерениями восприимчивости, основанными на теории. Однако, если принять во внимание измерения из других теоретических систем личности, таких как психобиологический темперамент и модель характера Клонингера (например,g., [112]), предлагаемые размеры имеют много общего как с размерами Айзенка, так и с факторами FFM [113]. Поскольку модель 5DPT показывает довольно близкое соответствие с пятифакторной моделью [107], а FFM или большая пятерка факторов, доброжелательность и добросовестность отрицательно относятся к P [28,30], кажется почти определенным, что подобное совпадение также будет появляются, если шкалы Cloninger коррелируют с 5DPT. Сравнимые результаты можно ожидать и от других систем, основанных на теории, которые относятся к моделям PEN и FFM, например, Альтернативной пятерки Цукермана [114].Концептуально мы можем также сделать вывод о взаимосвязи между измерениями когнитивной / перцептивной организации, импульсивности / агрессии, аффективной нестабильности и тревожности / торможения в психобиологической модели Сивера и Дэвиса и 5DPT. Эти ассоциации интересны, поскольку размеры в этой модели были явно постулированы как охватывающие расстройства DSM-III-R Axis 1 и Axis II [115]. Учитывая тот факт, что было обнаружено, что 5DPT также коррелирует с шестью измерениями HEXACO-PI [109], мы можем задать вопрос, можно ли расширить 5DPT с помощью одного или нескольких лексических параметров, представляющих клинический интерес. (при условии, конечно, что может быть создана номологическая сеть).Однако по вопросу о том, можно ли найти лексические факторы личности за пределами Большой пятерки, литература кажется разделенной. С одной стороны, большинство современных исследователей придерживаются версии преобладающей модели Большой пятерки; с другой стороны, было распространено несколько шестифакторных представлений, включая модель HEXACO, и даже модели, охватывающие семь или более факторов [31,116]. Этими дополнительными измерениями являются, например, принятие риска [117], духовность [118], а также позитивная и негативная валентность [116].Хотя о некоторых из этих измерений сообщалось более одного раза [119], результаты далеки от согласованности. Более того, иногда утверждается, что по крайней мере некоторые дополнительные факторы могут быть лучше концептуализированы как неадекватные варианты существующих измерений Большой пятерки [120]. Что касается HEXACO-PI, мы также должны заявить, что параметры Честности и Доброжелательности оказались субфакторами нечувствительности 5DPT, имитируя ситуацию, касающуюся P и Большой Пятерки измерений Доброжелательности и Добросовестности.Конечно, с точки зрения модели HEXACO, поддержание нашего теоретического S-измерения логически указывало бы на необходимость расширения 5DPT с помощью « шестого » ортогонального фактора, который относится к личностным характеристикам, которые положительно влияют на приемлемость HEXACO. в сочетании с отрицательной нагрузкой на HEXACO Honesty и наоборот. Однако, если посмотреть на шестифакторную структуру личностно-описательных прилагательных, выявленную в исследовании Эштона и др. . [31], данные были любезно предоставлены Де Фриз; Личное общение, 6 января 2009 г. — не найдено прилагательных, отражающих такую ​​схему нагрузок.С этими возражениями мы считаем невозможным выбрать какой-либо дополнительный параметр, даже если определенный фактор, например принятие риска, кажется, демонстрирует клиническую значимость. По крайней мере, на данный момент наш вывод должен заключаться в том, что теоретически обоснованная модель 5DPT, которая включает факторы уязвимости S, E, N, G и A, является достаточной в качестве модели личности, связанной с психопатологией. Каждое измерение 5DPT (в конечном итоге) встроено в сильную номологическую сеть, которая связана с открытиями в области генетики, физиологии, нейропсихологии, теории обучения и т. Д.можно ожидать, что модель 5DPT предложит адекватную и интегрированную объяснительную основу для изучения частоты и паттернов совпадения между личностью и психопатологией.

Более пристальный взгляд на стандартный метод

Стимулирование «действия» в качестве участников совместного исследования

194

Ссылки

Бен Порат, Ю.С. (1990). Межкультурная оценка личности. В Дж. Н. Батчер и К. Д.

Спилбергер (ред.), «Достижения в оценке личности» (т.8. С. 27–48). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс

Erlbaum Associates.

Буш Д. (1982). Интроверсия-экстраверсия и владение английским языком японских студентов.

Language Learning, 32 (1), 109–132.

Конти, Г. Дж., И Колоды, Р. К. (1999, май). Взаимосвязь предпочтения стратегии обучения и типа личности

. Документ, представленный на Ежегодной исследовательской конференции в области образования взрослых, Университет Северного Иллинойса

. (ERIC Document Reproduction Service No.ED431901). Получено 9 октября 2002 г.,

из базы данных E * subscribe / ERIC Reproduction Service.

Эрман М. Э. и Оксфорд Р. Л. (1988). Влияние половых различий, выбора профессии и психологического типа

на стратегии изучения языка взрослых. Журнал современного языка, 72 (3),

253–265.

Эрман М. Э. и Оксфорд Р. Л. (1990). Стили и стратегии изучения языка взрослых в условиях интенсивного обучения

. Журнал современного языка, 74 (3), 311–327.

Эрман М. Э. и Оксфорд Р. Л. (1995). Познание плюс: корреляты успеха в изучении языка.

Журнал современного языка, 79 (1), 67–89.

Эли, К. М. (1986). Анализ дискомфорта, риска, общительности и мотивации в классе l2

. Изучение языков, 36 (1), 1–25.

Айзенк, Х. Дж., И Айзенк, М. У. (1985). Личность и индивидуальные различия: естественнонаучный подход.

Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Айзенк, Х.Дж. И Айзенк С. Б. Г. (1975). Руководство по опроснику личности Айзенка (Junior &

Adult). Кент: Ходдер и Стоутон.

Айзенк, Х. Дж., И Айзенк, С. Б. Г. (1991). Руководство по личностным шкалам Айзенка. Лондон: Ходдер

и Стоутон.

Айзенк, С. Б. Г., и Чан, Дж. (1982). Сравнительное исследование личности у взрослых и детей:

Гонконг VS Англия. Личность и индивидуальные различия, 3 (2), 153–160.

Фонтана Д. (1995). Психология для учителей (3-е изд.). Лондон: Макмиллан.

Гейл, Г. М. Х. (1981). Другой взгляд на личностную мотивацию и изучение второго языка в двуязычном контексте

. Журнал исследований в области образования Альберты, 27 (2), 145–153.

Гиора, А. З., и Актон, В. Р. (1979). Личность и язык: повторение. Изучение языков,

29 (1), 193–204.

Хамаян, Ф. Г. (1977). Аффективные факторы и языковая подверженность при изучении второго языка.

Language Learning, 27 (2), 225–241.

Иваваки, С., Айзенк, С. Б. Г., и Айзенк, Х. Дж. (1977). Личностные различия между

японским и английским языками. Журнал социальной психологии, 102 (1), 27–33.

Лиянаге, И. (2004). Исследование стратегий изучения языка и переменных учащихся шри-ланкийских

изучающих английский как второй язык с особым упором на их типы личности. Неопубликованная докторская

диссертация (Ph.D.), Университет Гриффита, Квинсленд, Австралия.

Лойк, Л., Айзенк, С. Б. Г., и Айзенк, Х. Дж. (1979). Национальные различия в личности: Югославия

и Англия. Британский журнал психологии, 70 (3), 381–387.

Макинтайр П. Д. и Чарос К. (1996). Личность, отношение и аффект как предикторы второго

языкового общения. Журнал языка и социальной психологии, 15 (1), 3–26.

Оксфорд, Р. Л., и Эрман, М. Э.(1995). Стратегии обучения взрослых в рамках интенсивной языковой программы

в США. Система, 23 (3), 359–386.

Некролог Ганс Юрген Айзенк (1916-97)

Психолог, создавший современную научную теорию личности

Кредит: POPPERFOTO

Упомяните «науку о личности», и вас могут обвинить в оксюмороне.И все же эта наука существует, важна и процветает. В значительной степени это создание одного человека — Ганса Айзенка, который умер 4 сентября в возрасте 81 года.

Айзенк родился в Берлине, но уехал в 1934 году, потому что ненавидел нацизм. Он приехал в Лондонский университет с намерением изучать физику, но его предыдущие исследования не соответствовали критериям приема. Поэтому он зарегистрировался в психологии как на ближайшем к науке, что они могли позволить.

Когда Айзенк начинал свою работу в 1940-х годах, поле было откровенно беспорядочным.Тысячи личностных качеств были идентифицированы, помечены и измерены, в основном с помощью коротких анкет. Попытки упростить это изобилие были основаны на многомерном статистическом анализе. Они были направлены на то, чтобы уменьшить поверхностный образец корреляций между всеми возможными парами измерений до меньшего числа основных факторов, которые затем могли бы, с точки зрения статистики, воспроизвести основные особенности поверхностного рисунка. Но не было согласия относительно правильной формы анализа, хотя все, кроме Айзенка, были согласны с тем, что вскоре будет получено чисто статистическое решение (если бы только можно было убедить других в том, что свое собственное лучше!).

Айзенк прервал многословие первым, кардинальным пониманием — никакое решение не может быть найдено на основе чисто статистических критериев, и любое предлагаемое решение может служить только в качестве гипотезы, которую затем необходимо подвергнуть стандартным научным тестам на предсказание, проверку и проверка. Он показал, что все предлагаемые решения математически эквивалентны и взаимно переводимы. Таким образом, спор велся не о математике, а о том, какая версия математики лучше всего применима к истинной «структуре личности».

Если есть такая вещь, как структура личности, что ее порождает? Второе важное открытие Айзенка заключалось в том, что источник мог лежать только в организации мозга: какие бы генетические, средовые или социальные влияния ни вносили вклад в индивидуальность человека, они должны были действовать, формируя способ функционирования мозга. Однако, безусловно, в 1940-х и 1950-х годах было невозможно непосредственно изучить соответствующие особенности функции мозга, поэтому выводы необходимо было делать на основе экспериментальных исследований поведения.В этой стратегии, по его признанию, Айзенк пошел по стопам Ивана Павлова. Но в то время как Павлов начал с наблюдений за поведением животных и размышлял о человеческой личности, Айзенк начал с измерения индивидуальных различий в человеческом поведении и искал объяснения в мозге млекопитающих на основе поведения животных. Поскольку ему приходилось опираться на то, что было известно в этих более фундаментальных, относительно слаборазвитых областях, детали его чрезвычайно всеобъемлющей теории личности были во многих отношениях ошибочными.Тем не менее, он набросал основную логическую форму, которую должна принять такая теория, чтобы, как я полагаю, она была прочной.

В то время почти все, что Айзенк писал на эту тему, было предметом горячих споров. Сегодня широко распространено мнение о том, что его основные постулаты были правильными. Например, в лучших традициях научной экономичности он считал, что существует всего несколько (три, по его мнению) фундаментальных и независимых измерения, которые определяют пространство, в котором человеческая личность может меняться.Он упорно защищал эту позицию против оппозиции, которая отступила с начального минимума 16 до модальных пяти в настоящее время, два из которых (экстраверсия и невротизм) идентичны его. Он также считал, что большая часть дисперсии по трем основным параметрам личности

(третье — психотизм) отражает кумулятивное действие аддитивных полигенов, и что психическое расстройство часто возникает из-за крайних позиций в результирующем непрерывном распределении уязвимости.Эта точка зрения, которая изначально была сразу отвергнута как клиницистами, так и социологами, теперь стала настолько общепринятой, что вызвала международную гонку за выявление генов, которые определяют высокий уровень невротизма и, следовательно, расстройства тревожности и депрессии.

Несомненно, построение научной теории личности было самым важным и непреходящим достижением Айзенка. Только за это он заслужил почести, которых в своей стране он (как это ни скандально) никогда не получал.Отчасти причина такого пренебрежения кроется в его деятельности как адвоката и полемиста. Его первая битва была против психоанализа. В 1946 году Айзенка назначил в Институт психиатрии (где он провел остаток своей карьеры) психиатр Обри Льюис. Одной из его задач было организовать учебный курс для клинических психологов. Обыскав Соединенные Штаты (в которых тогда доминировал психоанализ), он отверг все примеры, которые он там нашел, и создал свою собственную новую тренировочную модель, основанную на данных фундаментальных и клинических экспериментальных исследований.

С тех пор эту модель копировали во всем мире, и она во многом способствовала тому, что стало наиболее эффективным методом лечения целого ряда невротических расстройств — когнитивно-поведенческой терапией. Хотя Айзенк внес небольшой прямой вклад в эти терапевтические достижения, его защита была очень важна для распространения информации. Но в процессе он оттолкнул целое поколение психодинамических психиатров. К этому он вскоре добавил других врагов, поскольку он поддерживал множество политически некорректных причин: он утверждал, что коммунисты и фашисты имеют схожие личности; что нельзя исключить возможность того, что расовые или половые различия в IQ, по крайней мере частично, имеют генетическую основу; и что корреляция между курением и заболеванием может быть опосредована общим фактором, например типом личности.

На личном уровне Айзенк был самым добрым и вежливым из мужчин. В печати, однако, он любил драки, используя оружие интеллекта, но без ограничений. Из-за этой драчливости его репутация, несомненно, пострадала; но я полагаю, что его положение как наиболее цитируемого психолога своего поколения будет отражено в учебниках истории.

Информация об авторе

Принадлежность

  1. Институт психиатрии, Парк Де Креспиньи, Дания Хилл, SE5 8AF, Лондон, Великобритания

    Джеффри Грей

Об этой статье

Цитируйте эту статью

Грей, Дж.Некролог Ганс Юрген Айзенк (1916-97). Nature 389, 794 (1997). https://doi.org/10.1038/39755

Ссылка для скачивания

Поделиться этой статьей

Все, с кем вы поделитесь следующей ссылкой, смогут прочитать это содержание:

Получить ссылку общего доступа

Извините, ссылка для совместного использования в настоящее время отсутствует доступно для этой статьи.

Предоставлено инициативой по обмену контентом Springer Nature SharedIt

Результаты поиска по запросу «Hans eysenck»

  • … индивидуум развил свой биологический потенциал. Однако он считал модель личности Ганса Айзенка Айзенка (P-E-N) личностными различиями …

    24 КБ (3433 слова) — 22:49, 27 июля 2017 г.

  • … / экстраверсионная дихотомия фигурирует во многих теориях личности, таких как три фактора PEN Ганса Айзенка и черты «большой пятерки».

    15 КБ (2118 слов) — 16:33, 19 апреля 2014 г.

  • … отсутствующие или равнодушные родители, как правило, рожают плохо воспитанных детей.Ганс Айзенк (1987) заявил, что «… некоторые типы личности могут быть более…

    35 КБ (4926 слов) — 17:12, 25 ноября 2017 г.

  • … Оксфордский анализ возможностей, Клиническая многоосная инвентаризация Millon, трехфакторный опросник Ганса Айзенка Айзенка и Abika …

    33 КБ (4727 слов) — 22:15, 4 марта 2019 г.

  • … из первой и самой маленькой модели была модель Ганса Айзенка, которая имела три измерения: экстраверсия — интроверсия, невротизм…

    53 KB (7123 слова) — 07:33, 16 июня 2019

  • … Эрик Х. Эриксон (Психология развития) Ганс Айзенк (теоретик личности) F Густав Фехнер …

    15 КБ (1557 слов) — 12:26, ​​15 июня 2009 г.

  • … выше или ниже по шкале измерения интеллекта (в частности, Ганс Айзенк, Сирил Берт и другие, которые предположили различия в интеллекте …

    12 КБ (1684 слова) — 00:03, 12 марта 2018 г.

  • … поэтому наблюдаемо, констатирует. Другими критиками фрейдистского бессознательного были Ганс Айзенк, Жак Ван Риллаер, Франк Чоффи, маршал Эдельсон и …

    34 КБ (4920 слов) — 15:12, 4 апреля 2020 г.

  • … рассматривать психоанализ как лженауку (Cioffi, 1998). Ганс Айзенк определил, что улучшение было не больше, чем спонтанная ремиссия …

    47 КБ (6498 слов) — 07:27, 16 июня 2019 г.

  • … оказал большое влияние на многих ведущих психологов, включая Раймонда Кеттелла, Ганса Айзенка и под конец его жизни Артура Йенсена…

    17 КБ (2401 слово) — 15:33, 21 ноября 2017 г.

  • … Pub. Co, 1987. ISBN 0444879226. Айзенк, М.В. 1994. «Интеллект» в … интеллекта, 1996. Пайк, Хан С. 1998. http: //www.personalityresearch …

    40 КБ (5743 слова) — 22:03, 3 марта 2018 г.

  • ЗАМЕТНЫЙ ПСИХОЛОГ ХАНС Й. ЭЙЗЕНК УМЕР В 81 ЛЕТ

    Ганс Дж. Айзенк, 81 год, популярный, новаторский и противоречивый британский поведенческий психолог немецкого происхождения, лучший известный как поборник метода статистического анализа и его оппозиция дисциплине психоанализа, умер сентябрь.4 в хосписе в Лондоне. У него был рак.

    С 1950-х годов доктор Айзенк открыто высказывал мнение, что экспериментальные методы, используемые в физических науках, особенно статистические тесты, должны применяться в психологии, психотерапии и особенно психоанализе.

    Доктор Айзенк, десятилетиями возглавлявший отделение психологии Института психиатрии Лондонского университета, был пионером в разработке «поведенческой терапии». Это метод лечения пациентов путем решения их непосредственных проблем, процесс, который, по его словам, можно проводить за ограниченное количество сеансов, а не за кажущийся бесконечным непрямой метод психоанализа.

    Он также разработал радикальные и чрезвычайно противоречивые теории по самым разным предметам — от табака и рака до преступности и оккультизма до тестирования IQ и генетики. Он изложил свои взгляды в более чем 75 книгах и тысяче технических статей.

    Его произведения привлекли к нему широкую читательскую аудиторию по всему миру, а также ученых. Однажды он объяснил, что его книги варьируются от «Использование психологии и злоупотребления ею», которую он написал за две недели и разошелся миллионным тиражом, до академической, научной и академической «Воспоминания, мотивации и личности: пример экспериментальной психологии». , «который, по его словам, занял у него 15 лет исследований и написания и продал» несколько сотен «копий.

    Говоря словами настоящего ученого, он объявил, что он вывел «сильную отрицательную корреляцию между продажами и временем, затраченным на написание книги».

    Среди его наиболее популярных книг были работы, опубликованные издательством Penguin Books, такие как «Разум и бессмыслица в психологии» и «Проверьте свой собственный IQ».

    В 1971 году он опубликовал «Аргумент IQ: раса, интеллект и образование», в котором предположил, что генетика могла объяснить различия в показателях IQ между чернокожими и белыми.Это привело к тому, что он стал мишенью протестующих студентов в Великобритании и США.

    Хотя многие ученые нападали на это открытие на научных или философских основаниях, немногие обвинили доктора Айзенка, который покинул свою родную Германию, а не присоединился к нацистской партии, в каком-либо расизме.

    Среди других спорных работ была его книга 1965 года «Курение, здоровье и личность», в которой утверждалось, что курение не вызывает рак, но является симптомом, наряду с раком, таинственных наследственных и эмоциональных заболеваний.

    Помимо своих книг и статей, он редактировал стандартный «Справочник по ненормальной психологии» и трехтомник «Чтения по экстраверсии и интроверсии». Он также написал статьи в «Энциклопедию социальных наук». В 1962 году он основал и долгое время работал редактором журнала Behavior Research and Therapy.

    Его книга 1952 года «Структура человеческой личности», в которой он постулировал, что человеческая личность может быть определена с точки зрения интеллекта, невротизма, интроверсии-экстраверсии и психотизма, привела к разработке Описания личности Модсли.Психологическая батарея, также известная как личностный опрос Айзенка, получила широкое распространение в Великобритании.

    Ганс Юрген Айзенк родился в Берлине. Оба его родителя играли роль, а сам будущий психолог снялся в фильме в возрасте 3 лет. Отказавшись присоединиться к нацистской партии и поступить в колледж, он поехал во Францию ​​и изучал французскую литературу и историю в университете Дижона, а затем в Англии, где он изучал британскую историю и литературу в Эксетерском университете.

    Затем он решил, что хочет стать физиком, и поступил в Лондонский университет.При регистрации ему сообщили, что немецкие научные кредиты неприемлемы для Лондона, но он будет допущен к изучению психологии. Хотя, как он позже утверждал, он даже не знал, что такое психология, он искренне согласился.

    Доктор Айзенк влюбился в эту тему, и ему посчастливилось учиться у сэра Сирила Берта, известного психолога, который был одним из первых сторонников статистических исследований, и легендарного статистика Карла Пирсона. Доктор Айзенк получил высшее образование в 1938 году и получил докторскую степень также в Лондонском университете в 1940 году.

    Во время Второй мировой войны он был психологом-исследователем в больнице скорой помощи недалеко от Лондона, где лечил психически больных обслуживающий персонал. После войны он присоединился к персоналу знаменитой лондонской больницы Модсли, возможно, ведущего британского центра психиатрической подготовки. В 1947 году он возглавил отделение психологии больницы, а в следующем году поступил на факультет Лондонского университета. В 1950 году он возглавил новый университетский институт психиатрии, расположенный в больнице Модсли.

    Помимо работы в Великобритании, он работал приглашенным профессором в Пенсильванском университете и Калифорнийском университете в Беркли.

    В начале своей карьеры он стал известен своим интересом к модификации поведения и личности, а также отсутствием энтузиазма в отношении фрейдистского психоанализа. В начале 1950-х годов он начал атаковать психоанализ в собственных профессиональных журналах, утверждая, что нет статистических данных, подтверждающих, что лечение действительно работает.

    Его брак с бывшей Маргарет Малкольм Дэвис закончился разводом.

    Среди выживших — его жена, бывшая Сибилла Бьянка Джульетта Росталь, на которой он женился в 1950 году и которая живет в Лондоне; дочь от второго брака, Конни Айзенк из Bethesda; сын от первого брака; трое сыновей от второго брака; и восемь внуков. ДЖОН Л. КОРНС Электротехнический подрядчик

    Джон Лестер Корнс, 67 лет, бывший электротехнический подрядчик в Вашингтоне на пенсии, бывший президент вашингтонского отделения Национальной ассоциации электрических подрядчиков и Вашингтонского строительного конгресса, скончался 11 сентября.6 лет в своем доме в Нью-Оксфорде, штат Пенсильвания. У него был рак поджелудочной железы.

    Г-н Корнс приехал в Вашингтон в 1958 году, затем до 1973 года работал в электрической подрядной компании Говарда П. Фоули. Он присоединился к компании Foley в качестве оценщика-чертежника и стал менеджером ее филиала в Вашингтоне в 1963 году. С 1976 года и до выхода на пенсию из подрядного электротехнического бизнеса в 1986 году он возглавлял компанию Jack Stone Electrical Construction Co. в Ландовере.

    За годы работы с Фоли он участвовал в таких проектах, как строительство штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли, Роберт Ф.Мемориальный стадион Кеннеди, здания Национального географического общества в Вашингтоне и Гейтерсбурге, а также штаб-квартира МВФ и Всемирного банка. Среди его клиентов в Stone были Metro.

    Г-н Корнс был попечителем фонда социального обеспечения местного отделения № 26 Международного братства электромонтажников. Он также работал в местном объединенном комитете по обучению ученичеству и в его комитете по трудоустройству. В начале 1960-х годов он участвовал в создании программы «Электротехника для жилых домов».

    В 1983 году он открыл первый из нескольких магазинов Battery Warehouse в районе Вашингтона, при этом магазин в Роквилле продолжал работать.Он вышел на пенсию примерно в 1990 году.

    Г-н Корнс, уроженец Джонстауна, штат Пенсильвания, служил на флоте с 1953 по 1956 год. В 1952 году он окончил колледж Франклина и Маршалла по бизнес-администрированию, где он был членом Phi Sigma Kappa. братство.

    До переезда в Нью-Оксфорд в начале этого года он жил в Дэвидсонвилле, Кенсингтоне, Роквилле, Арнольде и Гейтерсбурге.

    Среди выживших — его жена Констанс из Нью-Оксфорда; сын Джеффри из Сильвер Спринг; две дочери, Кимберли Лихи из Фредерика, штат Мэриленд.и Лесли Уилсон из Аннаполиса; сестра, Патрисия Зил из Дэвидсвилля, Пенсильвания; и шесть внуков. РУТ ЧЕКНОФФ Активист еврейских групп

    Рут Розенберг Чекнофф, 71 год, председатель Комиссии пожилых людей Фоллс-Черч, гериатрический консультант и бывший учитель, работавший в еврейских группах, умерла от рака груди 6 сентября в хосписе Балтимора.

    С 1968 по 1973 год она преподавала домашним ученикам несколько школьных систем Северной Вирджинии. С 1973 по 1979 год она преподавала естественные науки в Семейном центре округа Арлингтон, альтернативной школе для беременных подростков.С 1993 года она работала гериатрическим консультантом в сети Personal Support Network of Falls Church.

    С 1974 по 1976 год она служила президентом общины Темпл Родельф Шалом в Фоллс-Черч. Она работала в руководящих советах Среднеатлантических и национальных союзов американских еврейских конгрегаций. Она также была членом исследовательской группы еврейских женщин Северной Вирджинии.

    Она была волонтером и членом правления Центра развития детей Северной Вирджинии с 1959 по 1974 год.

    Г-жа Чекнофф окончила Хантер-колледж по биологии и химии, где также получила степень магистра химического образования. Она также получила сертификат консультирования по вопросам ориентации в Университете Вирджинии, диплом об окончании факультета геронтологии в Университете Джорджа Мейсона и степень магистра гуманитарных наук в Джорджтаунском университете. Она преподавала в государственной школе в своем родном Нью-Йорке, прежде чем приехать в Вашингтон в 1953 году.

    Ее муж, доктор Карл Чекнофф, за которого она вышла замуж в 1948 году, умер в 1983 году.Среди выживших — сын Майкл Чекнофф из Балтимора; дочь Барбара Чекнофф Ример из Огайо; ее отец, Джозеф Розенберг из Нью-Йорка; брат Мартин Розенберг из Флориды; и пятеро внуков. МОЛЛИ Д. БЛОК Член конгрегации

    Молли Д. Блок, 88 лет, которая была членом Вашингтонской еврейской конгрегации и Еврейской конгрегации Адас Исраэль в Вашингтоне, умерла 5 сентября в больнице Джорджа Вашингтона от сердечно-легочной недостаточности.

    Миссис Блок, которая выросла и всю сознательную жизнь прожила в Вашингтоне, родилась в Цинциннати.

    Ее 63-летний муж, Эллис Блок, умер в 1995 году.

    Среди выживших двое детей, Виктор Блок и Мэрилин Мейерс, оба из Вашингтона; шесть внуков; и четверо правнуков. ДЖОН Ф. ДОНОХЬ, специалист по конверсии газа

    Джон Ф. Донохью, 80 лет, бывший специалист по конверсии газа в Вашингтонской газовой компании и бывший техник по обслуживанию заправочных станций в Вашингтоне, скончался 4 сентября в больнице Джорджтаунского университета от сердечного приступа.

    Г-н Донохью, житель и уроженец Вашингтона, окончил Западную среднюю школу и ветеран ВМФ во время Второй мировой войны.После войны он занимался конверсией газа до 1960 года. В течение следующих семи лет он работал на станции технического обслуживания Exxon на Коннектикут-авеню и Портер-стрит на северо-западе.

    Он был членом католической церкви Святой Троицы в Вашингтоне.

    Среди выживших — сестра Кэтрин Портер из Хяттсвилля.

    Узнайте о структуре личности Айзенка

    На таких наблюдениях Ганс Айзенк сосредоточил свою двухфакторную гипотезу. Чтобы сделать что-то подобное, он изучил, как люди отвечают на вопросы анкеты о личностях.Обзор умножения был проведен Айзенком, который представляет собой методологию регрессии статистической информации и агглютинации. В этой ситуации он использовал этот метод, чтобы свести к минимуму действия до набора переменных с аналогичными качествами: суперпеременных. Этот набор функций объединен в один аспект. Айзенк определил три отдельных фактора характера: психотизм (P), экстраверсию (E) и невротизм (N), поэтому он считается прототипом PEN. По его мнению, персонаж представлен этими крупнейшими совокупными аспектами надлежащим образом.

    Во-первых, Айзенк понимает невротизм также как высший уровень психического расстройства. Айзенк использует этот аспект, чтобы описать, почему одни люди гораздо более восприимчивы к стрессу, паранойе, депрессии или зависимости, чем другие. Он описывает невротиков как людей, которые чаще реагируют преувеличенно и которым трудно вернуться к обычной поведенческой функции активации. Есть психически безопасные, спокойные рациональные личности, обладающие сильной личностью на другом конце диапазона.

    Во-вторых, у людей с самым высоким уровнем экстраверсии проявляются более сильные характеристики экстраверсии, импульсивного поведения, отсутствия ограничений, выносливости, энтузиазма и творческих способностей. С другой стороны, более антиобщественные люди обычно более расслаблены, спокойны, менее общительны и более негативны. Однако эта теория предполагает, что физиология — это самый большой разрыв между числом переменных. Он ориентирован на реакцию коры на стресс. Экстравертная смесь общения, агрессии, прихоти, манеры поведения и явного влечения.Некоторые вариации личностных качеств могут возникать из-за сложной природы каждой сложной физической переменной. Импульсивное поведение, связанное с общительностью, по Айзенку, скорее всего, передается по наследству (очень нервная характеристика), в то время как социализирующий компонент импульсивности более подвержен влиянию окружения.

    В-третьих, восприимчивость к импульсивному поведению, агрессивному поведению и отсутствию сострадания исследует степень психотизма человека.Иногда такие люди высокомерны, нелюдимы, оскорбительны, оскорбительны и чрезмерны. Человек может быть обусловлен различными психическими заболеваниями, такими как аутизм, если сосредоточить внимание в первую очередь на психопатических особенностях. Психотизм может иметь различную или противоположную степень, в отличие от двух других компонентов. В других местах на разных стадиях психопатология преобладает у всех.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.