Милтон эриксон: История Милтона Эриксона

Автор: | 09.05.2021

Содержание

История Милтона Эриксона

В 1936 году Эриксон выпустил статью, описывающую результаты своего эксперимента. Смысл опыта в том, что бессознательно испытуемый выдает связь на стимульное слово теми словами, которые описывают его проблему.

Например, на стимульное слово «живот» испытуемая дала такие слова: большой, беспокойство, младенец, бояться, операция, болезнь, забыто. И это была информация о её нежелательной беременности, которую она не помнила. Используя некоторую обратную логику, Эриксон понял, что психотерапевт мог бы обратить весь процесс и послать замаскированное сообщение клиенту в виде рассказа.

В тот момент у Милтона родилась идея создания нового языка гипноза, в котором внушение проводится «лояльно», без «насилия», работая с бессознательным. Его слова:
«Мой голос может превратиться в звук, который ты захочешь услышать, в пение птиц, шум ветра, шорох листьев, гул водопада…»

Милтон постоянно практиковал состояние транса, которое назвали в его честь — «Эриксоновским гипнозом». Ученые всего мира ставят максимальную оценку его идеям и методам, которые занимают достойное место в современной психотерапии.

Его метод гипноза отличается от классического своей недирективностью: терапевт не даёт клиенту инструкций и указаний, а помогает ему войти в особое состояние — транс, когда человек бодрствует и может активно общаться с терапевтом. В более поверхностное состояние можно ввести практически любого человека (если он не страдает рядом заболеваний — поражениями ЦНС, психическими расстройствами и т. д.). В этом состоянии человек смещает фокус внимания из внешней среды «внутрь себя», концентрируется на своих внутренних переживаниях и на время перестаёт воспринимать окружающую реальность. Внешне это выглядит так, будто он «находится не здесь»: взгляд обращён «внутрь себя», дыхание замедлено, тело расслаблено. Эриксон считал транс естественным состоянием человека, необходимым ему для обработки внутреннего опыта.

Милтон Эриксон говорил, что большая часть нашей жизни определяется бессознательным.

Это значит, что весь опыт переживаний человека, накопленный до настоящего момента, влияет на его поведение, образ мыслей и чувства. Он также верил в способность людей изменяться, используя собственный накопленный опыт, о котором они даже не подозревали. По Эриксону, изменения бессознательного могут происходить, например, при получении нового и важного опыта, при обучении новому, при встрече с такими людьми, которые производят на вас сильное впечатление.

Одним из главных элементов терапии Эриксона были так называемые обучающие рассказы, которые он рассказывал своим пациентам, находящимся в состоянии транса. Это остроумные и содержащие важный смысл для пациента истории, часто это были истории из жизни самого Эриксона и его семьи, которые представляют собой прекрасные примеры искусства убеждения.

Милтон Эриксон, Или человек-гипноз | Astro Notes

Милтона Эриксона знают все, кто хоть каким-то образом сталкивался с НЛП. Милтон Эриксон получил мировое признание как крупнейший психотерапевт-практик. Его подход к изменённым состояниям сознания лег в основу целого направления, известного как эриксоновский гипноз. Его психотерапевтическая модель стала основой нейролингвистического программирования (НЛП).

В астроразборе я хочу сделать акцент на Сатурне в его карте и рассказать о методе проработки Сатурна, который он применил, не зная про астрологические возможности коррекции судьбы.

Сатурн в карте Эриксона выделяется: во-первых, он является управителем асцендента, во-вторых, расположен в

12 доме гороскопа, месте своей экзальтации, в-третьих, он является частью стеллиума, которым управляет, в-четвертых, имеет аспект с Луной, которая отвечает за привычки, сформированные нами в ходе ежедневных повторений, доведенные до автоматизма, поэтому Луна является планетой, которая также отвечает за бессознательное, но в поверхностной форме. Нептун же, в свою очередь, отвечает за процессы гораздо более глубинные в нашей психике. Надо сказать, что Луна имеет аспекты также с Плутоном и Ураном, которые позволяют проводить эксперименты с бессознательным, видоизменять и трансформировать повседневные привычки. Именно в этом и заключается смысл НЛП.

12 дом классически является домом

ограничения свободы, поэтому к этому дому относят тяжелые болезни, которые обездвиживают человека, не давая ему физической свободы, тюрьмы, больницы, лечебницы. Поскольку 12 дом находится под символическим управлением Нептуна, то сюда же относится и тюрьма разума — психические расстройства. Этот дом является самым сложным для проработки, поскольку вынуждает человека находиться в некомфортных для него условиях, зато он дает огромные возможности для саморазвития тем людям, кто прошел испытания «тюрьмой». Недаром люди, оправившиеся после тяжелой болезни или комы, говорят, будто заново родились — у них кардинально меняется вся жизнь, а гавлное — отношение к ней. Именно пройдя испытания по этому дому, человек открывает для себя безграничные возможности своего разума.


Милтон родился с замедленным развитием, у него были проблемы с чтением (дислексия), страдал дальтонизмом, не мог различать звуки по высоте. Это выраженная формула болезни в его карте: заполненный 12 дом, управитель 12 в 12, Нептун в 6 делает оппозицию в 12. Как видим, часто повторяется формула болезни 6/12, 12/12. Когда дирекционный куспид* 12 дома сделал аспект соединения с натальным Сатурном, Милтон заболел полиомиелитом, врачи говорили о скорой смерти, однако, он сумел побороть недуг, но 

оказался прикованным к постели на год.

Я лежал в кровати, стараясь подслушать то, о чем говорят доктора и родители в другой комнате. По их мнению, к утру я должен был умереть. Я был очень зол. Через несколько минут в комнату зашла мать, и я попросил ее передвинуть комод так, чтобы он встал напротив моей кровати. В комоде было зеркало и под получившимся углом я смог бы увидеть закат. И будь я проклят, если это будет мой последний закат <…> Я потерял сознание.

Наконец через три дня я проснулся. Я помнил закат и гнев который испытывал тем вечером. Представив снова изображение, которое видел в последние минуты я, сделав над собой усилие, смог спросить у отца – «Куда делся забор, дерево и огромный валун, стоявший напротив окна?». Отец сказал, что они там же где и всегда. В моих же воспоминаниях их не было. Тогда я сделал вывод, что подсознательно смог изменить свое восприятие действительности, сконцентрировавшись на закате. На основе полученного опыта я смог бы исправлять свои изъяны и поправить здоровье.

Таким образом, Сатурн в его карте, с одной стороны, сделал его больным и обездвижил, с другой стороны, помог понять потециал бессознательного, открыть техники программирования, которые затем лягут в основу НЛП. 

Можно обратить внимание на его Плутон, ведь именно он дал ему ту самую злобу, необходимую для продолжения жизни. Самое что ни на есть перерождение. 

В течение года он лежал, не вставая, заняться было нечем, поэтому он наблюдал за своими родственниками.

Лежа на кровати еще не отойдя от паралича, я мог двигать только глазами и слушать. Парализованному человеку, находящемуся на ферме со своими родителями, братом, семью сестрами и медсестрой, заняться особо нечем. Поэтому единственным моим развлечением было наблюдением за домочадцами. Вскоре я смог отличать, когда мои сестры обманывают, а когда говорят правду.

Так он сделал выводы о том, что слова расходятся с жестами. В его будущую модель гипноза войдет так называемый прием «отвлечение сознания», когда специальными приемами сознание отвлекается, а бессознательное остается открытым для взаимодействия.  Его наблюдения легли в основу невербальной коммуникации, языке тела (основные тезисы НК показательно продемонстрированы в сериале «Обмани меня» (Lie to me).

Наблюдательность в его карте выражена цепким Меркурием в Скорпионе, диспозитор Марс находится в стеллиуме с Сатурном и Юпитером в 12 доме, что также подчеркивает умение наблюдать и анализировать — «интеллект детектива».  

Спустя год, когда дирекционный управитель 12 дома сделал аспект соединения с Юпитером, он предпринял путешествие по воде в каноэ, еще не отправившись от болезни. В начале путешествия он не мог сам столкнуть лодку в воду и проплыть больше двух метров, тем не менее, он путешествовал по озерам с июня по сентябрь, обретя физическую форму. Разве не отличная проработка положения натального Сатурна? Тяжелая, трудная, да! Но зато какая эффективная!

Эриксону удавалось преодолевать, излечивать свои недуги благодаря аутогенным и гипнотическим тренировкам. Тогда Эриксон их называл «вспышки света» и «творческие моменты». Эти определения находятся в его карте по оси творчества 5-11, соединение Солнца и Урана как раз дают «вспышки» особенно гениальности, озарения, а он называл это светом.

Эриксон заболел полиомиелитом во второй раз уже в 52 года — редкий случай для болезни. В этот раз он не смог справиться с болезнью полностью. Тем не менее, он прожил счастливо еще довольно долго; умер в возрасте 78 лет в окружении родных и близких.

*после уточнения времени рождения куспид 12 дома будет в 27-28° Стрельца. 

Мистер Гипноз

Милтон Эриксон известен во всем мире как крупнейший специалист в области медицинского гипноза. Его называют лучшим психотерапевтом XX века – и это, пожалуй, не преувеличение.


Эриксон утверждал, что людей, не поддающихся гипнозу, не существует. К нему приходили пациенты, которым не помогли годы лечения, и он исцелял их – зачастую всего за один сеанс. Заикание, фобии, депрессии, алкоголизм, наркомания, анорексия, бессонница, непереносимая боль – казалось, не существует проблемы, с которой он не справлялся бы блестяще.

«Они приходят сюда, и я рассказываю им истории. Потом они уходят домой и меняют свою жизнь», – вот так просто объяснял Милтон Эриксон магию, которая происходила на его сеансах. 
Нет, он не собирал стадионы и не прибегал к зрелищным приёмам. Он спокойно работал день за днём в клинике или прямо в своём доме в Фениксе.
Магия заключалась не в умении устроить эффектное шоу, а в результатах, которые он с невероятным постоянством демонстрировал год за годом.
«Опытный психиатр может поставить предварительный диагноз, пока больной идет от двери кабинета к столу врача», – говорил Эриксон.
Именно это он и делал. О его феноменальной наблюдательности слагали легенды. С первых минут встречи Эриксон распознавал проблему, а потом – разговаривал с пациентом – всегда по-разному, стандартных приёмов не было. Кому-то говорил всего одну фразу,  а кому-то рассказывал историю. Потом человек уходил – без каких-либо намёков, что что-то изменилось. А потом происходило чудо. 


Его терапевтические сессии изучали снова и снова, делали записи и разбирали по слогам, пытались «измерить алгеброй». Нам очень повезло – именно этим исследователям мы обязаны тем, что подробные записи гипнотических сеансов доктора дошли до наших дней.  


Метод эриксоновского гипноза отличается недирективностью: терапевт не даёт клиенту указаний, а помогает ему войти в особое состояние — Эриксон называл его трансом. Человек бодрствует и активно общается с терапевтом, но фокус его внимания смещается из внешней среды «внутрь себя». Внешне это выглядит так, будто он «находится не здесь»: взгляд обращён «внутрь себя», дыхание замедлено, тело расслаблено. Эриксон считал транс естественным состоянием человека, необходимым ему для обработки внутреннего опыта.



Эриксон утверждал, что способность к исцелению есть внутри каждого человека, а он всего лишь запускает процесс. О том, что в человеке заложены огромные ресурсы самоисцеления, он знал не понаслышке – врачи его приговорили, когда ему было 17 лет.

«До утра мальчик умрёт»


В старшей школе Милтон тяжело заболел полиомиелитом – болезнью, с которой тогда ещё не научились бороться. Врачи сказали его матери, что он не доживёт до утра. Возможно, та ночь стала переломной во многих смыслах.

Он часто рассказывал о ней впоследствии:

Я лежал в своей комнате и услышал, как врачи говорят моей матери: «К утру мальчик умрёт». Я был страшно зол: как можно говорить женщине, что её ребёнок не доживёт до утра?! Когда мать вошла в его комнату, на ней лица не было. И тогда я попросил ее передвинуть большой сундук, чтобы он встал под другим углом к кровати. Я заставлял её двигать сундук снова и снова, пока, наконец, он не встал так, как мне хотелось. Этот сундук закрывал мне пейзаж за окном, и – разрази меня гром – я не хотел умереть, не увидев заката!

Он выжил, но полиомиелит имел страшные последствия – подросток оказался полностью парализованным. Он не только не мог двигаться – болезнь лишила его всех чувств, кроме зрения и слуха. И врачи вынесли новый приговор: полная наподвижность – это не временно, это навсегда.

Каждый день его выносили во двор и он лежал там, наблюдая как играют его братья и сёстры. Он смотрел,  как его младшая сестра встаёт на ножки, ловит равновесие, делает шаг.

Он снова и снова «прокручивал» в мозгу сценарий, как бы мысленно помещая себя в тело сестры он представлял, как подтягивает ногу, встаёт, ловит равновесие… И случилось невероятное – вопреки прогнозам врачей, научился ходить во второй раз – «через мозг».

«Мне повезло – я был парализован»


То, что большинство людей сочли бы трагедией, он считал своей большой удачей. Своим ученикам он рассказывал об этом так:

«Понимаете, у меня было огромное преимущество перед другими. Я был полностью парализован, а воспаление было таким, что ощущения были тоже парализованы. Я мог двигать глазами и слышать. Что я мог сделать, чтобы хоть как-то развлечь себя? Я начал наблюдать за людьми и всем, что меня окружало. Я скоро узнал, что мои сестры могут говорить «нет», имея в виду «да». И они могли сказать «да», подразумевая в то же самое время «нет». Я начал изучать невербальный язык и язык движений тела». Болезнь подарила мне наблюдательность.

Это не было красивой позой. Главной чертой характера этого уникального человека было гениальное умение радоваться жизни и доходящая до абсурда способность воспринимать всё происходящее с ним как подарок судьбы.

Трудности не сделали его мрачным героем, стойко выдерживающим жизненные удары. Напротив, он всегда был очень весёлым и добродушным человеком с «солнечной» улыбкой и заразительным смехом.

Полностью восстановиться после болезни ему так и не удалось. До 50 лет он ходил с тростью, а потом второй приступ полиомиелита приковал его до конца жизни к инвалидному креслу. Его мучили постоянные головные боли – результат осложнений, почти не действовала правая рука, левая тоже была ограничена в движениях. Только половина диафрагмы была подвижна, губы частично парализованы, язык смещен.

Болезнь изменила его гортань – речь стала глухой и невнятной, похожей на механическую. Но и это он сумел сделать своим преимуществом! Его тихий, монотонный голос, медленно и размеренно произносящий слова, стал тем самым легендарным инструментом, мгновенно погружающим пациента в транс.

Пятый элемент

Несмотря на многочисленные попытки описать работу Эриксона и множество методик, основанных на его осмыслении его опыта, надо признать: магию словами не объяснить.

Понятие «эриксоновский гипноз» прочно вошло в учебники по психотерапии, многие специалисты более или менее успешно используют приёмы Эриксона, но полностью повторить его результаты не удалось пока никому. Возможно, тот самый секретный ингредиент в волшебной формуле доктора Эриксона – его феноменальная личность. Известность пришла к нему довольно поздно и мало его изменила. Уже будучи знаменитым, он сохранил простоту, способность заразительно смеяться и с удовольствием делиться знаниями.

Милтон Эриксон прожил долгую счастливую жизнь, был не только невероятно успешен в работе, но и стал главой очень большой и дружной семьи. Он был счастлив в браке и вырастил восьмерых детей, которых очень любил и которыми гордился.


До последнего дня он работал – проводил обучающие семинары в своём доме в Фениксе. Он скончался, немного не дожив до 80 лет, – 25 марта 1980 года.

Вспоминая этого удивительного человека, мы публикуем описание случая из его практики, записанное его учеником, Дж. Зейгом.

История Бетти

«В октябре 1956 года меня пригласили выступить на Всеамериканском совещании психиатров по вопросу о применении гипноза в главной бостонской больнице штата. Меня попросили не только прочитать лекцию о гипнозе, но и показать кое-что из техники.

Я походил из палаты в палату, пока не заметил двух беседующих медсестер. Я понаблюдал за ними, за их поведением. Когда они кончили разговаривать, я подошел к одной из них, представился и сказал, что буду читать лекцию о гипнозе на совещании и не согласилась бы она стать объектом внушения.

Она ответила, что о гипнозе ничего не знает, ничего на эту тему не читала и никогда не видела, как это делается. «Тем лучше, – заметил я, – из вас получится отличный объект». «Если вы считаете, что у меня получится, я буду очень рада помочь».

Я сказал, что буду работать с сестрой Бетти, врачи запротестовали: «С ней нельзя работать. Она уже два года проходит курс психоаналитической терапии. У нее компенсированная депрессия (т.е. серьезное депрессивное состояние, но пациент борется с болезнью, продолжает работать, невзирая на угнетенное, тоскливое состояние).

Доктор Алекс добавил: «У нее ведь еще суицидальный синдром. Мы уже получили от нее заявление об уходе. Она может покончить с собой, как только уволится. Нет, ее нельзя использовать».

Протестовали все: и лечивший Бетти психоаналитик, и доктор Алекс, и персонал больницы, и все сестры.

«К сожалению, мы с Бетти договорились работать с обоюдного согласия. Если я пойду на попятный и откажу ей, при ее депрессии, она воспримет мой отказ как свою полную ненужность и покончит с собой в тот же вечер». В конце концов я их убедил.

Закончив лекцию, я обратился по очереди к нескольким присутствующим, чтобы продемонстрировать несложные приемы гипноза. Затем я сказал: «Бетти, встань, пожалуйста. Теперь медленно иди к сцене. Иди прямо на меня. Сейчас иди не очень быстро и не очень медленно, но с каждым шагом входи постепенно в транс».

Когда Бетти, наконец, оказалась на сцене, стоя прямо передо мной, она уже находилась в очень глубоком трансе. Я продемонстрировал каталепсию и анестезию кисти.

Потом я сказал Бетти: «Неплохо было бы нам с тобой побывать в Бостонском дендрарии. Мы можем это легко осуществить». Я рассказал ей об искажении времени, как можно расширить или сжать время. «Итак, время расширилось, и каждая секунда стала днем».

Она представила, что мы с ней находимся в дендрарии. Я показал ей, как погибают однолетние растения, поскольку уже наступил октябрь, как меняют цвет листья, как это обычно бывает в Массачусетсе в октябре. Я показывал ей разные деревья, кустарники и вьющиеся растения и обращал ее внимание на разнообразный узор листьев. Следующей весной снова высадят однолетние растения. Я рассказывал, как цветут разные деревья, какие они приносят плоды, какие у них семена и как птицы, поедая плоды, разносят семена, которые могут прорасти в подходящих условиях и дать жизнь новым деревьям. Я очень подробно рассказал о дендрарии.

Затем я предложил отправиться в бостонский зоопарк. Там, как мне известно, родился маленький кенгуренок, и, может, нам повезет, и он вылезет из маминой сумки и покажется нам. Я объяснил, что новорожденных кенгуру называют «джои» и что размером они не более двух с половиной сантиметров. После рождения они доползают до маминой сумки, присасываются к соску и уже не могут его выпустить благодаря особым физическим изменениям, происходящим во рту кенгуренка. И вот он сосет, и сосет, и сосет, а сам растет. Я думаю, он месяца три сидит в сумке, прежде чем выглянуть наружу. Мы осмотрели кенгуру, полюбовались на малыша, выглянувшего из сумки. Навестили тигров и их котят, львов и львят, медведей, мартышек, волков и всех остальных животных.

Затем я предложил ей прогуляться в сторону взморья, к месту, известному как Бостон Бич. Я рассказал, что Бостон Бич существовал задолго до того, как пуритане осели в Массачусетсе. Это было любимое место индейцев. Да и первые поселенцы не могли не отметить красоту этого побережья. А сейчас это любимое место отдыха для многих поколений и останется таким на долгие времена. Мы любовались океаном. Сначала он был совершенно спокоен, затем поднялись штормовые волны, а за ними огромные водяные валы. Постепенно шторм стих и только набегал и откатывался прилив. Я опять вернул ее в больницу.

Продемонстрировав еще кое-какие элементы гипнотического состояния, я сердечно поблагодарил Бетти за бесценную помощь и за то, что она так многому научила присутствующих, разбудил ее и, продолжая рассыпаться в благодарностях, отправил в палату.

На следующий день Бетти не вышла на работу. Сотрудники переполошились и послали к ней домой. В доме не было никаких следов Бетти, ни записки, ни ее больничной униформы… только ее обычная одежда. Вызвали полицию, но тела Бетти так и не смогли найти. Она исчезла, как будто ее и не было вовсе. В самоубийстве Бетти винили доктора Алекса и меня.

На следующий год я снова читал лекции в Бостоне. Надо мной все еще продолжало висеть тяжкое обвинение. Лет через пять все, кроме меня, постепенно забыли о Бетти. Прошло еще десять лет, но о Бетти так ничего и не стало известно.

Шестнадцать лет спустя, в июле 1972 года, у меня раздался междугородный звонок – вызывали из Флориды. Я услышал женский голос: «Вы меня, наверное, не помните. Это Бетти, медсестра, с которой вы проводили сеанс гипноза в бостонекой больнице в 1956 году. Мне сегодня как-то подумалось, что вам, возможно, будет интересно узнать, что со мной произошло».

«Еще бы не интересно!» – ответил я.

«Закончив свою смену в больнице, я в тот же вечер направилась в вербовочный пункт военно-морского флота и тут же завербовалась медсестрой в военно-морской медицинский корпус. Я отслужила два срока, была демобилизована во Флориде и устроилась на работу в больнице. Я познакомилась с отставным офицером военно-воздушных сил, и мы поженились. Сейчас у меня пятеро детей, и я продолжаю работать в больнице. А сегодня я вдруг подумала, что вам, возможно, хотелось бы узнать, как сложилась моя судьба». Я попросил разрешения рассказать о ней. «Ради Бога, мне все равно,» – ответила она. С тех пор мы ведем активную переписку.

Что я хотел сказать, когда внушил ей, что мы находимся в дендрарии? Вот жизнь во всех ее проявлениях: в настоящем, в будущем, в цветах, плодах и семенах, в разнообразии лиственных узоров. И в зоопарке перед нами была жизнь, подрастающая и зрелая, с ее необычайным чудом – перелетом птиц. Затем мы любовались берегом океана, как любовались до нас многие поколения людей и еще многие будут любоваться в будущем, воплощая в себе беспрерывную нить жизни. И всех их завораживали неразгаданные тайны океана: миграция китов и морских черепах, подобные перелетам птиц.

Ради всего этого стоит жить. Никто кроме меня не знал, что это был сеанс психотерапии. Присутствующие слушали, что я говорил, и думали, что я демонстрирую искажение времени, вызываю слуховые и зрительные галлюцинации, показываю явления гипноза.

Но им и в голову не пришло, что это была направленная психотерапия.

Автор: Ирина Яцкевич

Еще одна пара однофамильцев в истории психологии Милтон Эриксон и Эрик Эриксон. В отличие от Кэттеллов, эти психологи…

Еще одна пара однофамильцев в истории психологии – Милтон Эриксон и Эрик Эриксон. В отличие от Кэттеллов, эти психологи принадлежали к одному поколению – оба родились в начале двадцатого века и прожили достаточно долгие жизни: Милтон Эриксон – 78 лет, а Эрик Эриксон – 91 год.

Эрика Эриксона, как и Милтона, можно считать американским ученым, хотя родился он во Франкфурте-на-Майне и переехал в Штаты уже в тридцатых годах. До этого – учился в Венском психоаналитическом институте. По его окончании начал преподавательскую работу в различных вузах США. Эрик Эриксон наиболее узнаваем благодаря своей теории психосоциального развития человека. Он не первый взялся за периодизацию жизненного цикла: психоаналитики, начиная с Фрейда, разрабатывали этот вопрос достаточно активно. Тем не менее концепция Эрика Эриксона оказалась очень продуктивной и не теряет актуальности. Он предложил рассматривать развитие личности как последовательное прохождение восьми стадий. Для каждой характерна своя задача, свой конфликт, успешное разрешение которого позволяет перейти на следующий этап. Во время перехода человек переживает кризис, его эго-идентичность теряется. Само понятие «кризис идентичности» также связывают с именем Эриксона.

А вот понятие «эриксоновский гипноз» уже касается другого психотерапевта, психиатра Милтона Эриксона. С детства будущий доктор медицины серьезно болел – он перенес полиомиелит и не передвигался, пока не разработал собственную методику, благодаря которой встал на ноги. Кроме того, Милтон Эриксон не различал звуки и был лишен ощущения цвета. Все это не помешало ему стать одним из талантливых психотерапевтов двадцатого века, опубликовать более сотни научных работ. «Ничто по-настоящему не заканчивается, пока мы живы», – эти слова принадлежат Милтону Эриксону.

Он разработал метод психотерапевтического воздействия, медицинский гипноз, который впоследствии назвали его именем. Стал основателем и первым президентом Американского Общества клинического гипноза, был руководителем ряда других ассоциаций психологов и психотерапевтов. Его метод воздействия на пациентов также лег в основу нейролингвистического программирования.
Во взрослом возрасте Милтон Эриксон повторно заболел полиомиелитом и был прикован к инвалидному креслу, но до последних дней продолжал консультировать.

(на фото: слева Эрик Эриксон, автор теории психосоциального развития; справа Милтон Эриксон, разработавший метод гипнотического воздействия)

История 13.

Милтон Эриксон и внешнее окружение

Эта история произошла в начале психиатрической практики Милтона Эриксона и описана в его книге «Мой голос останется с вами…»

***

Когда Милтон Эриксон только начал работать в госпитале в Род-Айленд, ему достался «трудный» пациент Герберт, с которым не хотели работать другие врачи.

До лечебницы Герберт был стадвадцатикилограммовым разнорабочим и любил играть в карты. Карты и работа были основными его занятиями. Однажды у Герберта началась сильная депрессия. Он перестал есть и очень сильно потерял в весе – на момент госпитализации он весил около сорока килограммов.

Герберт был капризным, постоянно конфликтовал с персоналом, отказывался принимать пищу, и поэтому ему давали принудительное искусственное питание. И, конечно, такой неудобный и, по мнению многих врачей, безнадёжный пациент достался молодому новичку.

 

Первым делом Эриксон уменьшил искусственное питание до того уровня, который был достаточным для сорокакилограммового мужчины.

Когда Милтон давал Герберту через трубку еду, тот сказал:

 – Вы сумасшедший, как и остальные доктора? Вы будете изображать, что кормите меня? Вы принесли искусственное питание, но вы все обманщики и делаете так, что оно пропадает куда-то! Здесь меня ещё ни разу не накормили! Вы вставляете мне трубку, делаете вид что кормите, но этого не может быть, ведь у меня нет желудка.

 – Я уверен, что желудок у вас есть,– ответил Эриксон.

 – Вы сумасшедший, как и остальные! Почему в психушке столько свихнувшихся докторов?

Тогда Милтон целую неделю во время кормления говорил Герберту:

 – Скоро ты продемонстрируешь, что у тебя есть желудок.

 – Вы псих.

Когда подают пищу через трубку, стараются это делать непрерывно, чтобы в желудок не попал лишний воздух. Однако в понедельник утром Эриксон при кормлении Герберта намеренно подал много воздуха через трубку. У Герберта случилась сильна отрыжка и он сказал:

 – Протухшая рыба.

 – У тебя отрыжка, и ты говоришь, что я накормил тебя протухшей рыбой. Раз ты знаешь, что рыба протухшая – значит ты её съел. А отрыжка может быть только если есть желудок. Вот ты мне его и продемонстрировал.

 

После этого Герберт решил спать стоя. Невероятно, но Герберту удавалось крепко спать в таком положении. А когда санитары пытались уложить его на постель, он отчаянно сопротивлялся. Поэтому его решили оставить в покое.

Милтон в течении первой недели каждый день говорил:

 – Скоро ты покажешь, как ты умеешь спать лежа.

 – Этого не произойдёт!

Всю следующую неделю Эриксон каждый день спрашивал Герберта, приходилось ли ему когда-нибудь принимать ванну или душ. Герберта эти вопросы сильно обижали.

 – Конечно, я принимал ванну! Вы совсем спятили, раз спрашиваете об этом.

 – Я должен тебя спрашивать.

 – И вы будете спрашивать это каждый день?

 – Верно. Мне приходится это делать, потому что ты думаешь, что не способен спать лежа. Но скоро ты докажешь, что можешь.

 – Пустой номер.

В госпитале была камера гидротерапии. Это специальная ванна в форме человеческого тела, на дне которой натянут брезент. Для терапии пациента укладывают на брезент, закрывают специальной крышкой с отверстием для головы, а в ванну подают воду телесной температуры. Во время такой расслабляющей процедуры человеку остаётся только одно – спать.

Одним вечером Милтон повёл Герберта на процедуры в комнату гидротерапии… и утром разбудил его и сказал:

 – Ты доказал, что можешь спать лежа. Теперь у тебя нет необходимости делать это стоя.

После этого Герберт начал спать в кровати.

 

Когда вес Герберта увеличился до пятидесяти пяти килограммов, Эриксон сказал:

 – Я устал тебя искусственно кормить. Скоро ты начнёшь пить самостоятельно.

 – Я не могу глотать! Я этого не умею.

 – Через неделю с утра я оставлю для тебя в столовой стакан с водой и стакан с молоком. И, обещаю тебе, ты будешь орать на официантов и биться в двери столовой, чтобы тебе открыли, и ты смог напиться.

 – Ты совсем больной!

Всю неделю Милтон повторял, что Герберт будет биться в закрытую дверь столовой и требовать молоко и воду.

Вечером, в конце недели, Эриксон в искусственное питание добавил изрядное количество соли. А санитару сказал на ночь связать Герберту руки и ноги таким образом, чтобы он не смог выбраться из кровати.

Ночью Герберт очень сильно захотел пить. Утром его освободили, и он помчался искать воду. Но вся вода на этаже была предварительно выключена. Её не было даже в сливных бачках в туалете. Поэтому Герберт, после безуспешных попыток найти доступную воду, побежал в столовую с криком:

 – Откройте двери! Дайте мне молоко! Дайте мне воду! Дайте мне попить!

 

После этого Герберт начал самостоятельно пить воду, но всё ещё утверждал, что не способен глотать твёрдую пищу. И когда он ещё немного прибавил в весе Эриксон стал повторять:

 – Скоро ты покажешь, что можешь есть твердую пищу.

 – Ты безумец! Я не могу её есть.

 – На следующей неделе сможешь.

Когда пришло назначенное время, Эриксон пригласил Герберта в столовую. Перед ним стояла его тарелка с едой, а с обеих сторон от него за тем же столом сидели два пациента с распадом личности, которые имели общую особенность: они всегда ели из чужих тарелок.

Герберт оказался в ситуации, когда два человека хотели съесть его пищу. Объяснить им, что этого делать нельзя, не было никакой возможности. Герберт совсем не хотел, чтобы его еду съели другие, поэтому использовал единственную возможность её спасти – он съел всё сам.

Эриксон спросил, понравилась ли ему пища.

 – Не понравилась, я ел без удовольствия, но мне пришлось всё съесть. Это была моя порция!

 – Ты показал, что можешь глотать твердую пищу.

 

Когда Герберт стал весить шестьдесят килограммов, Эриксон сказал ему:

 – Герберт, ты уже можешь есть полностью самостоятельно.

 – Мне приходится это делать! Но я ем без аппетита. Меня опять посадят между этими придурками, если я не буду есть сам. А я совсем не хочу, чтобы мою еду ели другие.

 – Совсем скоро ты узнаешь, что можешь чувствовать голод и есть с аппетитом. Сейчас зима и за окном холодная погода. Не позавтракав, ты тепло оденешься и отправишься на больничную ферму. Там тебе нужно будет срубить толстый дуб и наколоть из него дров. За работой ты и проголодаешься.

 – Это не сработает.

Когда Герберт уехал на ферму, Милтон подошёл к миссис Уолш, полной женщине шеф-повару госпиталя, и сказал:

 – Вы любите еду, но я прошу вас ничего не есть до обеда и как следует проголодаться. А к обеду приготовьте вашей самой любимой еды. И, пожалуйста, сделайте её как можно больше. Я покажу вам, какой столик нужно будет накрыть.

Когда Герберт вернулся в госпиталь, Милтон посадил его за столик, полный еды. За ним также сидела миссис Уолш, которая с жадностью начала поглощать пищу, как только к ней подсел Герберт.

Он смотрел на то, как миссис Уолш с жадностью ест и, наконец, не выдержал и спросил:

 – Можно и мне поесть?

 – Конечно! – сказала миссис Уолш.

Утолив голод, Герберт сказал:

 – Ты молодец.

 – Я хочу ещё кое-что сделать для тебя. Раньше ты любил играть в карты. Но уже больше года в больнице ты так ни разу и не сыграл. Никто не мог тебя уговорить. Но сегодня вечером ты сам захочешь играть!

 – В этот раз ты действительно сошёл с ума!

Вечером санитары подвели его к столу, за которым четверо играли в карты. Но все игроки были с сильной умственной отсталостью и одновременно каждый из них играл в свою игру. Кто-то играл в покер, другой в бридж, третий придумывал правила на ходу…

Герберт в прошлом любил карты, и смотреть на подобную «игру» было для него настоящей пыткой. Наконец он не выдержал и сказал:

 – Уведите меня отсюда. Я не могу на это смотреть. Это издевательство над картами! Я сыграю с вами в покер, если вы дадите мне отсюда уйти.

В тот же вечер Герберт играл в карты в своей палате.

 – Снова ты выиграл, – сказал он Эриксону.

 – Это ты победил, Герберт.

 

Через несколько месяцев Герберт выписался и вернулся к социально активной жизни. Вес его нормализовался в районе девяноста килограммов. То, что Эриксон делал с Гербертом, было «корректировкой симптомов». Милтон создавал для него такие ситуации, в которых сам Герберт менял свои симптомы.

***

Эта история прекрасна тем, что показывает насколько сильно окружающая действительность может влиять на психические процессы. Этот эффект многими недооценивается. А тем временем, меняя контекст и обстановку, можно воздействовать как на самого себя, так и на других.

Посмотрите, как это виртуозно проделал Милтон Эриксон в рассказе:

  1. Через заметные всем проявления желудка Эриксону удалось доказать его (желудка) существование.
  2. Используя специфическое оборудование психиатрической больницы, Милтон показал, что Герберт может спать лёжа.
  3. Вызвав жажду и заставив просить пить, он доказал пациенту, что тот может глотать.
  4. Создав конкуренцию за еду, Милтон помог Герберту есть твёрдую пищу.
  5. Аппетит был усилен наличием большого количества еды и видом миссис Уолш, с жадностью поглощавшей пищу.
  6. Желание играть в карты было усилено наблюдением за «игрой» умственно отсталых игроков.

В каждой из этих ситуаций Эриксон создавал условия, в которых Герберт обнаруживал в себе нечто новое или начинал проявлять себя непривычным образом. И впоследствии это меняло его самого и его симптомы.

 

Отрывок из книги «Живые истории о психотерапии»

Милтон Эриксон

Милтон Эриксон

      (англ. Milton Erickson; 5 декабря 1901, Аурум, Невада — 25 марта 1980, Финикс, Аризона) — американский психиатр, специализировавшийся на медицинском гипнозе.

      Милтон Г. Эриксон получил мировое признание как крупнейший психотерапевт-практик. Его подход к измененным состояниям сознания лег в основу целого направления, известного как эриксоновский гипноз и психотерапия, дающая быстрый стратегический результат.

      Милтон Эриксон — доктор медицины, основатель и 1-й президент Американского Общества клинического гипноза (American Society for Clinical Hypnosis), адъюнкт-профессор Университета Уэйна. Являлся руководителем Американской психиатрической ассоциации (American Psychiatric Association), Американской ассоциации психологии (American Psychological Association) и Американской ассоциации психопатологии (American Psychopathological Association), был членом Американской ассоциации психиатров. С его именем связано основание Фонда обучения и исследований при Американском обществе клинического гипноза.

Биография Милтона Г. Эриксона

      Милтон Г. Эриксон, доктор медицины, известен во всем мире как ведущий практик медицинского гипноза. Его оригинальные разработки техники наведения транса, исследования возможностей и ограничений гипнотического опыта, равно как и работы по изучению природы взаимодействия между гипноте-рапевтом и клиентом значительно обогатили психотерапию.

      Вероятно, менее известен тот факт, что доктор Милтон Эриксон рассматривает пути терапевтического воздействия с принципиально новых позиций. На протяжении многих лет он развивает эффектные и одновременно несложные методы лечения, не всегда включающие в себя формальное наведение транса. А как удивились бы те, кто считает Милтона Эриксона в первую очередь гипнотера-певтом, если бы узнали, что он включил себя в телефонный справочник как психиатра и семейного консультанта!

      Доктор Милтон Эриксон — психолог и психиатр, принимает участие в работе Американской ассоциации психологов и Американской ассоциации психиатров. Наряду с этим он является членом Американской ассоциации психопатологии и почетным членом многих сообществ медицинского гипноза Европы, Азии и Латинской Америки. Его деятельность на посту президента-учредителя Американского общества клинического гипноза включала также и учреждение и издание профессионального журнала этого общества. Большая частная практика в Фениксе, штат Аризона, проходила наряду с постоянными поездками по стране и за рубеж для проведения лекций и семинаров по гипнозу.

      Родившийся в Ауруме, штат Невада, в городе, которого уже не существует, Эриксон был одним из тех немногих, кто в крытых повозках отправился на восток. Их семья обосновалась на ферме в Висконсине. Когда Милтон был студентом-психологом

      Висконсинского университета, ему довелось наблюдать гипнотические опыты Кларка Л. Халла, которые произвели на него неизгладимое впечатление. Желая попробовать свои силы, Эриксон повторил опыты самостоятельно, и с этих пор начал учиться, гипнотизируя своих друзей, соучеников, а во время летних каникул на ферме — родителей. Постепенно Милтон Эриксон совершенствовал свое мастерство. На следующий год осенью он под руководством Халла принял участие в семинаре, где рассказал о своих летних гипнотических опытах и об экспериментальной работе в лаборатории. К третьему курсу Милтон Эриксон уже имел опыт погружения в транс нескольких сотен людей, выполнил множество экспериментов и проводил демонстрации гипнотических сеансов перед учащимися Медицинской школы, студентами психологического отделения и персоналом государственной больницы Мендоты.

      Получив медицинскую степень, закончив интернатуру и пройдя практику в психиатрической больнице Колорадо, Эрик-сон получил должность младшего психиатра в государственной больнице Род-Айленда. Спустя несколько месяцев, в апреле 1931 года, он был принят в штат Исследовательской службы при государственной больнице Ворчестера, где быстро вырос до главного психиатра службы.

      Спустя четыре года Милтон Эриксон приехал в Элоизу, штат Мичиган, как директор Центра психологических исследований и тренинга при окружной больнице Уэйна. Тогда же он стал членом-корреспондентом психиатрии в Государственном медицинском колледже Уэйна, одновременно выполняя обязанности профессора клинической психологии в Мичиганском университете в Ист-Лэнсинге. Здесь, в Элоизе, Милтон Эриксон провел свои крупнейшие эксперименты и начал применять гипноз для профессионального обучения ординаторов.

      Обучая психиатров и студентов-медиков, доктор Милтон Эриксон основной акцент делал на умении наблюдать. Он был убежден, что гипнотический тренинг может значительно развить эту способность. Его необыкновенная наблюдательность стала легендой. Говоря о том, что физические ограничения значительно усилили эту способность, он рассказывал: «В семнадцать лет я перенес полиомиелит. Я лежал в постели, не чувствуя своего тела, не в состоянии определить положение моих рук или ног на кровати. Часами я пытался ощутить, где сейчас моя ладонь, или ступня, или пальцы на ногах. Я стал обостренно ощущать, что такое движение. Позднее, в университете, я изучил природу мышц и придумал, как эффективнее использовать мои собственные уцелевшие после полиомиелита мышцы. Я учился хромать с минимальным напряжением — на это ушло десять лет.

      Я стал обостренно воспринимать физические движения окружающих, и это было чрезвычайно полезно. Люди порой совершают мелкие предательские движения, которые многое могут сообщить опытному наблюдателю. Большая часть наших связей с окружающими отражается в движениях нашего тела, а не в нашей речи. Я обнаружил, что могу определить хорошего пианиста не по звукам исполняемой им музыки, а по тому, как его пальцы прикасаются к клавишам. Уверенное прикосновение, нежное прикосновение, сильное и одновременно точное прикосновение. Истинная игра подразумевает изысканные физические движения».

      Доктор Милтон Эриксон не может определить хорошего пианиста по звукам музыки, так как лишен музыкального слуха. Эту свою особенность он также считает плюсом для работы. «Способ построения речи может о многом сообщить, — говорит он. — Из-за тоновой глухоты я начал обращать особое внимание на модуляции голоса и меньше отвлекаться на содержание сказанного. Многие модели поведения отражаются скорее в том, как человек говорит, чем в том, что он говорит».

      Милтон Эриксон не различает цвета, и это тоже стало для него плюсом, который он использует, например, в экспериментах с внушением цветовой слепоты под гипнозом. Один из таких необыкновенных и чрезвычайно интересных опытов был описан в статье «Гипнотическое внушение цветовых галлюцинаций с последующими псевдонегативными последовательными образами». У испытуемых, в состоянии транса смотрящих на белый лист бумаги, вызывали цветные галлюцинации. Затем им предъявлялся другой белый лист, на котором испытуемые видели последовательный образ дополнительного цвета. Держал эти листы сам доктор Эриксон, который не мог представить себе цвета ни в трансе, ни в обычном состоянии, а значит, не мог повлиять на ход эксперимента.

      Пурпурный — единственный доступный ему цвет. И хотя это не всегда уместно, он старается окружать себя вещами именно такого цвета — носит пурпурные рубашки и галстуки; ложась спать, облачается в пурпурную пижаму; а, заходя в ванную комнату, наслаждается пурпурным цветом ее стен.

      Часто повторяя, что задача психотерапии — помочь человеку расширить границы своих возможностей, Милтон Эриксон всю жизнь действовал в этих границах. Когда в 1919 году он был полностью парализован, врачи сообщили, что он больше никогда не сможет ходить. Часами концентрируя внимание на мельчайших импульсах, возникающих в мышцах ног, он сначала добился еле заметных движений. Спустя год он уже передвигался с помощью костылей. Ему даже удалось найти сидячую работу на консервном заводе, чтобы собрать деньги на обучение в университете.

      Когда Милтон Эриксон окончил первый курс, лечащий врач посоветовал ему подобрать для летних каникул физическое занятие на солнце, с достаточной нагрузкой и не требующее участия ног. Милтон Эриксон выбрал путешествие на каноэ и в июне отправился в путь.

      На сборы много времени не ушло. Он надел купальный костюм, широкие брюки, на голову — носовой платок, завязанный по углам узелками. Из провизии Эриксон взял два небольших мешочка — один с рисом, другой с бобами, немного посуды и деньги — 2 доллара 32 цента. Запас сил был еще меньше: он даже не мог сам столкнуть в воду свое каноэ, а проплыть был в состоянии не больше двух метров. И вот с таким имуществом он с июня по сентябрь пропутешествовал от озер Мадисона через Миссисипи в Рок-Ривер и назад к Мэдисону. Запасы пищи он пополнял за счет рыбной ловли, сбора съедобных растений на берегах рек и озер. Иногда ему случалось выловить несколько картофелин или яблок, плавающих среди очистков в водах Миссисипи, так как повара речных пароходиков имели обыкновение весь мусор выбрасывать за борт.

      Так он путешествовал, почти без припасов и денег, поначалу такой слабый, что не мог переносить каноэ через преграждавшие путь дамбы, и делал перерывы для отдыха через каждые полчаса работы веслом.

      И было еще одно условие, делавшее путешествие значительно более сложным. Эриксон никогда не просил помощи у окружающих. Хотя частенько ему удавалось получить от людей то, что нужно, и без просьб. Он так рассказывал о своем путешествии: «Плывя по реке, я иногда встречал рыбацкую лодку и приближался на расстояние, достаточное для ведения разговора. Я был дочерна загорелый и на голове носил носовой платок с узелками, своим видом вызывая у рыбаков любопытство. Завязывалась беседа, и я рассказывал им, что я студент-медик и путешествую для поправки здоровья. Бывало, они спрашивали меня, как ловится рыба, и тогда я отвечал, что еще пока рановато для клева. Так или иначе, к концу беседы рыбаки давали мне часть своего улова, хотя я и не просил их об этом. Обычно они предлагали мне зубатку, большую и вкусную рыбу, но я не брал ее — ведь она дорого стоит, а рыбаки зарабатывали себе на жизнь. И взамен одной зубатки они давали мне окуней в два-три раза больше».

 

 


      Была и другая проблема — дамбы на реках. Эриксон рассказывает: «Я вскарабкивался на один из окружающих дамбу столбов. Вскоре собирались люди и с любопытством смотрели, как я сижу там и читаю книгу на немецком языке. Наконец, кто-то не выдерживал и спрашивал, какого черта я залез на столб и что я там делаю. Тогда, оторвавшись от книги, я говорил, что ожидаю, пока мое каноэ перенесут через дамбу. За этим обычно следовала добровольная помощь».

      Так, используя удобные случаи и услуги окружающих, Эриксон совершил свое летнее путешествие, которое дало ему хорошую физическую форму и помогло расширить пределы своих возможностей. По возвращении оказалось, что объем его грудной клетки увеличился на 20 сантиметров, он мог свободно проплыть милю и грести без отдыха четыре мили против течения, не говоря уже о том, что сам переносил через дамбы свое каноэ.

      Позднее, в 1952 году, произошел редкий в медицинской практике случай: Эриксон перенес полиомиелит во второй раз. Правая половина тела была полностью парализована. Но уже через год он сумел совершить одно из наиболее сложных путешествий пешком по горам Аризоны, пользуясь для опоры только двумя палками.

      Эриксон покинул Элоизу и обосновался в Фениксе в основном из-за здоровья. Его частная практика проходила в уникальном обрамлении. Офис для приема клиентов находился в его доме, небольшом кирпичном здании, расположенном в живописном месте. Приемной служила гостиная, и год за годом его  пациентов представляли жене и восьмерым детям Эриксона. Он принимал пациентов в кабинете, где стояли только письменный стол, несколько стульев и книжных шкафов. На стене висели портреты его родителей, которые дожили до девяноста лет, а вокруг были разбросаны и расставлены вещи, вызывающие ощущение домашнего уюта, — например, чучело барсука. Такой кабинет казался до смешного скромным для психиатра такого уровня, как Эриксон. Но сам он считал, что удобство и уют — прежде всего.

      Один молодой терапевт, начинавший практику в Фениксе и подыскивавший помещение, убеждал Эриксона, что его приемная должна быть совсем другой. Доктор Эриксон ответил, что в начале его практики приемная была еще проще — там были только два стула и стол. «Но зато там был я», — добавил он.

      Помимо частной практики Эриксон проводил дома большую дополнительную работу. Жена помогала ему издавать «Американский журнал клинического гипноза». Долгие годы Элизабет Эриксон участвовала во многих начинаниях своего мужа и была соавтором многих его статей. Они познакомились, когда она изучала психологию в университете Уэйна, параллельно работая лаборантом на кафедре. Поженились они в 1936 году. Доктор Эриксон уже был перед этим женат и имел трех детей от первого брака. У них с Элизабет было пятеро общих детей, и они были очень счастливы в семейной жизни. Миссис Эриксон однажды заметила, что у них в доме должен быть, по крайней мере, один ребенок моложе двадцати на протяжении следующих тридцати лет. Так и получилось: их младшие двое детей сейчас еще не достигли двадцатилетия, тогда как старшие уже женились и привели своим родителям внуков.

      При обсуждении проблем гипноза и психотерапии доктор Эриксон часто использует примеры из жизни своих детей. Читатели, которым интересно, что значит иметь в доме отца-гипнотизера, могут оценить статью «Гипнотерапия в педиатрии». В этой статье доктор Эриксон описывает случай со своим сыном Робертом, иллюстрируя приемы работы с детьми, испытывающими сильную боль.

      Хотя у доктора Эриксона была местная практика, многие из его пациентов приезжали издалека. Одни прибывали к нему из Нью-Йорка или из Мехико, как к хирургу, другие время от времени приезжали с Западного побережья. В последнее время и его практика, и обучение сократились из-за проблем со здоровьем. Сейчас он практически все время проводит, сидя в инвалидной коляске.

      Многие почитатели таланта Эриксона знают, что его подход к терапии и гипнозу недостаточно известен психиатрическому сообществу. Хотя сам он очень знаменит и популярен, его основные произведения не очень доступны. Он опубликовал более ста трудов по множеству вопросов, но читатель одной случайной статьи или слушатель единственной лекции все-таки не могут по достоинству оценить все величие работы этого человека и все то новое, что он привнес в науку и практику.

      Всю свою жизнь Милтон Эриксон практиковал состояние транса, которое позже в его честь назвали «эриксоновским гипнозом». Идеи Эриксона были оценены по достоинству учеными разных стран и в настоящее время эти идеи и методы начинают доминировать в современной психотерапии.

     Широчайшие возможности открывает эриксоновский гипноз в психотерапевтической медицине. Обычные психотехники повышают свою эффективность во много раз, если они проведены в состоянии транса. Это становится возможным потому, что в таком состоянии отсутствует контролирующая роль сознания, тормозящая или даже блокирующая процесс. Основываясь на этом феномене, появляется возможным работать с психосоматическими расстройствами, в основе которых лежит тяжелое невротическое расстройство и с которыми в нормальном состоянии сознания больной просто не в силах справиться. Состояние транса дает возможность выборочно работать со здоровыми слоями психики, не затрагивая поврежденные, тем самым постепенно «выращивая» необходимые ресурсы здоровья. Использование гипноза как усилителя терапевтического действия помогает врачу работать во много раз эффективнее.

      Милтон Эриксон написал несколько книг, самой известной из которых является книга «Мой голос останется с вами», которая по существу представляет собой сборник психотерапевтических историй. Широко известны и некоторые другие книги — «Стратегия психотерапии» и «Человек из Февраля. Гипнотерапия и развитие самосознания личности», написанная совместно с Э. Росси, а также «Гипнотические реальности: Наведение клинического гипноза и формы косвенного внушения».

Расскажете друзьям?

Милтон Эриксон: rabota_psy — LiveJournal

Цикл материалов в формате «открытые двери», комментировать могут зарегистрированные пользователи ЖЖ.
Цитируется по Дехтяр И.  «Психотерапевтическая мишень в психотерапии»
или как повысить эффективность работы психотерапевта, зная маленькие  секреты профессии.
Ростов-на-Дону, Минитайп, 2005.

Глава одиннадцатая. Милтон Эриксон.

Очень трудная для меня тема — Милтон Эриксон .

Трудная для меня вот почему. С одной стороны человек, который для реальной психотерапии сделал очень много, особенно, наверное, для современной российской. С другой стороны, о нем столько написано, что можно потеряться в мифах о Милтоне Эриксоне.

В-третьих то, что делал, и как делал Эриксон, к сожалению, умерло вместе с ним.

Я уже писал, что принципы терапии на много-много процентов зависят от биографии терапевта, и потому они понятны только в контексте его биографии. Системы, надсистемы и подсистемы, в которой терапевт рос. Истории системы, надсистемы и подсистемы.

Эриксон был фермерским ребенком. Крестьянский по нашему. В большой многодетной семье. Это очень важный факт. В сельском труде не бывает мелочей. И там все надо делать самому, и самому за все отвечать. А то и умереть можно. Тяжкий ежедневный труд в такой семье – норма. Второй очень важный факт – Эриксон заболел по тем временам смертельной болезнью – полиомиелитом, выжил, наверное, только благодаря очень большому желанию выжить, а потом поднялся и стал врачом, может быть, во многом благодаря тому, что лежачий молодой человек, да и человек, у которого недостаточно сил для тяжелого крестьянского труда – на ферме обуза. И этот его опыт – опыт собственного выздоровления, и опыт здравого крестьянского подхода к решению проблем — стал основой его терапии. Но этот же самый опыт сделал его, очень мягко сказано, директивным и упрямым в обычном человеческом смысле слова. Большинство его учеников в области психотерапии, которые создали Эриксоновскую терапию, и которые его затем и прославили, появились у Эриксона в последние десять лет жизни, когда Милтону было уже 69 лет. Хотя много очень талантливых людей хотело у него «в живую» учиться и раньше. Работы самого Эриксона, особенно ранние, наполнены полемикой. Учителем своим он никого не считал. Во всяком случае, никому о своих учителях не рассказывал. В общем, похоже «вредный» он был человек. Но очень умный, прагматичный, и эффективный. О наблюдательности Эриксона ходили легенды. Причем наблюдательность это была выработана годами труда.

Известно, что, обучаясь эффективной терапии, будучи молодым специалистом-психиатром, Эриксон читал анамнезы в истории болезни своих пациентов до первой встречи с ними, все, кроме диагноза, потом самостоятельно как бы достраивал биографию до сегодняшнего дня, потом выставлял предварительный диагноз по анамнезу и биографии, потом смотрел пациента с сравнивал диагноз, выставленный старшими коллегами со своим впечатлениями из анамнеза, и знаниями из медицины, и делал так до тех пор, пока его исследования анамнеза не приводили к совпадениями с диагнозом коллег, а биография пациента — с реальной. Процентов на восемьдесят. Он учился предсказывать состояния по биографии. Делал он и наоборот. Осматривал пациента, разговаривал с ним, а потом писал его биографию и сравнивал с имеющейся в истории болезни. И тоже делал это до тех пор, пока его наблюдения не совпадали с реальностью. Эриксон никогда никого не считал своим учителем. Делал себя сам. При этом многие считали его левополушарным (то есть человеком, действующим на основе логики, а не интуиции).

Эриксон не хотел создавать свою школу терапии.

Именно как школу. Со своей теорией и методами. Ученики у него, конечно же, были. Но появились ученики в самом конце жизни. Когда о вечном задумываешься. Про его отношение к религии мне ничего не известно.

Для меня он во многом человек — загадка. Но ясно одно — его терапевтические интервенции можно понять только в контексте его личности. И далеко не всегда так, как часто его работу интерпретируют его ученики — Зейг, Росси, Гриндер с Бендлером, и другие. Они говорят, что Эриксон дает пациентам свободу выбора. Как бы не так. Это Эриксон придумал внушение «выбор — без выбора». Эриксон – этот великий мастер многоуровневой коммуникации не просчитывал последствий своих внушений? НЕ ВЕРЮ. Про него иногда говорят как про старого мудрого сказочника. Все не верно.

Молод он был душой до последнего дня. Сказок он просто так никогда не рассказывал.

Это такие гипносказки. И чаще всего с конкретной целью чего-то добиться от слушателя.

Потом смотрел – получилось или нет, и если не получалось, делал, что-нибудь другое.

Он всегда был ориентирован на результат и пытался добиться его всегда. Прямо или косвенно. Его влияние на людей было огромно. Даже в его отказе некоторым людям были интервенции.

А как объяснить воспоминания некоторых людей, которых он в транс вводил без их согласия, так называемым «разрывом шаблона»? Люди ему руку подают для приветствия, а он их в транс. С исследовательскими целями. До сих пор НЛП, которое много у него взяло, в негуманной манипулятивности обвиняют.

Ни о какой свободе выбора чаще всего говорить не приходиться. Свобода есть только в одном. Продолжать испытывать нечто, как проблему или избавиться от нее. Но все что делал Эриксон, было в пределах здравого смысла и представления Эриксона о том, как надо жить. Я об этих представлениях уже писал в начале книги.

Вот первый пример

Ко мне пришли муж с женой, которые были в браке уже семь лет и они хотели, чтобы я помог им уладить ссору. Он хотел поехать в отпуск в Калифорнию и Вайоминг. А она хотела поехать отдыхать в Северную Дакоту. Она сказала раздра­женно «Вот уже СЕМЬ лет я все езжу в Калифорнию и Вайо­минг… все те старые места, то же самое. А в этом году я хочу провести мой отпуск ПО-ДРУГОМУ». «Мужчина сказал: «Ка­лифорния и Вайоминг хороши для меня, значит и для тебя тоже». Я сказал: «Ну, если ваша жена думает, что Северная Дакота ей подойдет, позвольте ей самой понять, что это НЕ ТАК». И он послушно согласился поехать в отпуск один… а она поехала в Северную Дакоту. И однажды в два часа ночи мне позвонили из Вайоминга. Мужчина спросил: «Вы посла­ли меня одного в отпуск, чтобы я развелся с женой?!» Я от­ветил: «Мы просто говорили об отпуске». Он ответил: «Ох!» и повесил трубку, и я сделал то же самое. На следующую ночь в час ровно мне позвонили из Северной Дакоты и женский го­лос спросил: «Вы послали меня одну в Северную Дакоту, что­бы я обдумала развод с моим мужем?» Я ответил: «Нет. Мы просто говорили о том, что вам может понравиться поехать в Дакоту». Когда они вернулись, то развелись. Зачем бы я стал ввязываться в эти препирательства о том стоит разводить­ся или нет? Хороший ли он человек? Хороший ли она человек? Они пришли к своему решению самостоятельно. И наказали меня за это, позвонив среди ночи. Конечно, я не обсуждал с ними развод, с чего бы? Женщина ездила с мужем каждый год в одно и то же место и ненавидела это постоянно, это не от­пуск. Она ненавидит его каждую минуту. Она мало что полу­чает от своего брака. А он, без сомнения, старается наказать ее тем, что поедет один. Но я им этого не говорил. Я просто посоветовал им поехать в отпуск поодиночке. А они проделали сами оставшуюся часть терапии.

Через год после развода эта женщина позвонила мне и сказала, что хочет прийти на прием. Я согласился. Она при­вела с собой своего друга, представила его и сказала: «Я хо­чу, чтобы вы с ним побеседовали. И я хочу, чтобы вы сказа­ли, что думаете о каждом из нас .. и как у нас могут сло­житься отношения». И я поговорил с ним… с ней… понял, что у них много общих интересов, сходное чувство юмора, похо­жий образ жизни. И я сказал им: «Оба вы производите очень приятное впечатление. Похоже, что вы близкие друзья и может быть, со временем вы обнаружите нечто большее». И это не возложило на них НИКАКИХ обязательств в отношении друг друга. Это возложило на них обязательство найти нечто большее.

Традиционно в семейной терапии считается важным сохранить семью. Единственным противопоказанием для сохранения семьи считается семейное насилие или его угроза. Ведь супруги приехали ради примирения. Почему же Эриксон их развел, точнее, дал каждому возможность узнать, что они вполне могут прожить друг без друга? Нашел Эриксон ненависть друг к другу, и ничего не сделал для изменения отношений. Почему? Мне кажется, что главным для Милтона оказалось отсутствие детей после семи лет брака. Но этот факт нигде не звучит, и понятен только в контексте личности Эриксона. У него самого было восемь детей, и мне кажется, отсутствие детей в семье, в которой, есть детородный возраст, и при этом нет общей цели по их рождению, для него было совершенно неприемлемым. Впрямую он об этом не пишет, но в «Необычайной терапии» Хейли, он об этом косвенно говорит. И тогда терапевтическая мишень – условия необходимые для развода. Тогда все понятно. И выполнено мастерски. И замаскировано, что бы никто ни в чем не обвинил. Одно слово — МАСТЕР.

А вот прямо противоположный пример

Когда я приехал в мичиганскую окружную больницу в Вейне, я повстречался с одним очень интересным человеком. Это была молодая девушка, медсестра, довольно симпатич­ная, с хорошей фигурой, но у нее была самая большая, огромнейшая попка, из всех, что я когда-либо видел. И ког­да она шла по коридору, то я замечал, что она сердито дерга­ла ею в сторону проходивших мимо нее. И это меня заинтере­совало. Я решил понаблюдать за нею, потому что хотел уви­деть, что же она собирается делать с такой огромной поп­кой. И я заметил, что у нее приходился выходной на каж­дый день приема посетителей, и на входе она встречала ма­маш с детьми… всегда спрашивала маму, можно ли дать ре­бенку жвачку, что-нибудь сладкое, игрушку и вызывалась присмотреть за малышом, пока мать навещала терапевта. И так в течение всего года. Казалось, что вся ее жизнь заклю­чалась именно в этом, чтобы присматривать за детьми посе­тителей, и она всем своим поведением доказывала, что это ее единственная радость в жизни. И мне пришла в голову другая идея на ее счет. Потом у нее внезапно началась икота. Она икала день и ночь. У нас было 169 терапевтов, все они обсле­довали ее и ничего не обнаружили, и, наконец сказали ей, что направят на прием к психиатру. Она знала, что ЭТО обозна­чает, и она вежливо отказалась от осмотра у психиатра. Но ей сказали, что ее положили в больницу в Вейне совершенно бесплатно и оставляли за нею зарплату «вам платят, хотя вы не работаете сейчас, все о вас заботятся и к вам относятся так, словно вы работаете на полную нагрузку. Если вы не соби­раетесь выполнять предписания врача, то увольняйтесь, об­ращайтесь к платному врачу, ложитесь в частную больницу и лечитесь от икоты там!» Она это обдумала и разрешила мне навестить ее. И в два часа дня я зашел к ней в палату, закрыл за собой дверь и сказал: «Закрой рот! (Прямое внушение на прекращение икоты — прим. автора) Слушай! Я хочу сказать тебе пару слов и хочу, чтобы, ты меня послушала, по­тому что тебе надо понять кое-что. Я знаю, что у тебя самая большая попка на свете. Я знаю, что она тебе не нравится, но она твоя. И ты любишь детей, значит, хотела бы выйти замуж, иметь своих детей. И ты боишься, что твоя большая попка этому мешает… но ты ошибаешься. Ты не читала Песнь Песней. Тебе следовало бы прочесть свою Библию. Таз называется там колыбелью для детей». Я сказал: «Мужчина, который захочет жениться на тебе, увидит не огромную тол­стую попку… он увидит прекрасную колыбель для детей». Она тихо слушала. «Мужчина, который захочет иметь своих детей, действительно хочет найти хорошую колыбель для них». А под конец я сказал: «Обдумай это хорошенько. Я уйду, а ты продолжай икать. Кроме нас никто не должен знать, что тебе не нужна эта икота. У тебя есть нечто ценное, поэтому пускай твоя икота исчезнет так примерно в 10.30 или в 11 ве­чера, и никто не сможет сказать, что это психиатр помог тебе, пусть думают, что у меня тоже ничего не получилось». И ее икота исчезла примерно в это время. Она снова стала ра­ботать, и однажды во время обеда когда моей секретарши не было на месте, она зашла ко мне в кабинет и сказала: «Я хочу вам показать кое-что». И показала мне обручальное коль­цо. Она сказала: «Я думала, что вы первый должны это уви­деть». Немного спустя она потихоньку привела ко мне в кабинет молодого человека — своего жениха. Они вскоре по­женились. Вот это была переориентация мышления… я назвал ее попку большой и толстой, самой большой на свете. Я ска­зал девушке, что она ненавидела свою попку, но не понимала ее. И потом я назвал ее попку колыбелью для детей, потому что я знал, что эта девушка любит детей. И что мужчина, ко­торый захочет иметь своих собственных детей, действительно захочет иметь хорошую колыбель для них. И мне не пришлось идти в прошлое, я просто обсуждал нынешнее состояние дел… при этом переориентировал ее мышление, пе­реориентировал в соответствии с ее собственными тайными желаниями. Я не побоялся назвать ее попку большой и толстой, чтобы она знала, что я говорю правду, и верила мне. Я не люблю докторов, которые ходят вокруг да около и пы­таются называть веши завуалировано, более мягкими име­нами. Правду надо говорить просто, напрямик, потому что это единственный способ сделать так, чтобы пациент принял терапию и воспользовался ее плодами .

Особенно интересно звучит про то, что надо говорить правду, и только тогда терапия будет принята пациентом. Это говорит человек, который потратил большую часть жизни на изучение и создание манипулятивных интервенций множеством разных способов. Человек, который создал принципы преодоления психологической защиты.

И опять Эриксон недоговаривает. Ведь наверняка знал, что девушка религиозна.

Тебе следовало бы прочесть свою Библию.

Дальше — девушка наверняка боится психиатрического диагноза.

Получите!

Кроме нас никто не должен знать, что тебе не нужна эта икота. У тебя есть нечто ценное, поэтому пускай твоя икота исчезнет так примерно в 10.30 или в 11 ве­чера, и никто не сможет сказать, что это психиатр помог тебе, пусть думают, что у меня тоже ничего не получилось».

Есть еще одна несуразица.

У нас было 169 терапевтов, все они обсле­довали ее.

Похоже что там в больнице об обстановке доверия и взаимопомощи не было и речи, иначе хватило бы одного терапевта, ну максимум трех. Можете себе представить, коллеги, что Вас обследуют 169 врачей и ничего не находят и отправляют к психиатру. Или ее, бедную, с такой большой попкой, на конференцию вытащили под какой-нибудь угрозой?

Вполне достаточно для усиления невротического симптома. Поэтому Эриксон и грубоват.

Чтоб от остальных отличаться. Сходу конфузионный транс наводит. И тут же прямое внушение на снятие симптома. А потом работа с его источником (терапевтической мишенью) — уверенностью, что конституциональные особенности не позволят выйти замуж и заиметь детей. И ссылка на Божественную истину. Это не доктор сказал — это в Библии написано. У меня практически сразу появилась ассоциация «Плодитесь и размножайтесь»! А кому нужна такая девушка, с замечательной «колыбелью для детей», но икающая. Бог не велит. Так что это не просто рефрейминг коллеги. Тут внушений тьма. Направленных на преодоление тормозов в исполнении желания. Но и рефрейминг замечательный. На ней, оказывается, жениться только серьезный человек, который детей хочет. И верующий, который про «колыбель для детей» знает. А донжуаны всякие отвалятся, если их только ее тело интересует.

МАСТЕР работает, ВЕЛИКИЙ МАСТЕР.

И еще один пример из Эриксона. По-моему, очень красивый с точки зрения выбора терапевтической мишени.

А вот еще один случай, о котором я хочу вам рассказать. Меня попросили прочитать лекцию в больнице в Бостоне на собрании психиатров, и доктор А. отвечал там за программу. И он сказал, что хотел бы, чтобы я продемонстрировал гипноз… я спросил его, на ком это можно показать. Он предло­жил мне просто пойти и выбрать кого-нибудь. Я прошел по палате… и увидел довольно симпатичную медсестру. Вы знае­те, на симпатичных медсестер приятно смотреть, это удобный объект для демонстрации. И я представился и спросил, согла­сится ли она, чтобы я продемонстрировал с ее помощью состояние транса. Она сказала «Да, я хотела бы». Я сказал ей, что проведу несколько предварительных тестов, чтобы проверить, насколько она восприимчива, и заметил, что она была очень способной девушкой. И я пошел и сказал доктору А., что я выбрал Ким. Он был в шоке. Он ответил: «Эта девушка не­сколько лет проходила курс психоанализа. Она уже опреде­лила, до какого числа работает в больнице. Она уже раздала свои вещи, украшения и так далее… И она назначила день, когда покончит с собой. Вы не можете демонстрировать транс с ее помощью. Эта девушка — суицидальная пациентка!» Он сказал, что она твердо решила покончить с собой. Я ответил: «Мы уже договорились с ней. Я не могу нарушить данное слово. Это может ускорить суицид. Лучше я попытаюсь что-нибудь с этим сделать». Они собрали консилиум. Там было сказано, что ей 21—и, мне когда-то было 21—и, у нас были права.(21 год по американским законам – возраст совершеннолетия. Прим. автора). Надо было решать… он не мог оспорить решение консилиу­ма. И все доктора старались переубедить меня. Я сказал Ким, что буду с ней работать утром. Я сказал ей, где, на ка­кое место в зале сесть. Я читал лекцию по гипнозу и исполь­зовал других людей для демонстрации, а потом вызвал Ким: «Ким, подойди, пожалуйста, к сцене… иди медленно, не очень быстро… к тому времени, когда ты дойдешь до середины сце­ны, ты будешь в довольно глубоком трансе, а когда дойдешь до МЕНЯ, то будешь в глубоком сомнамбулическом трансе». Именно это и случилось, и потом я проиллюстрировал различ­ные гипнотические явления и перешел к способности челове­ка в состоянии сомнамбулического транса визуализировать и галлюцинировать аудиально и визуально, и тогда я предложил Ким пойти в Бостонский ботанический сад и посмотреть там, на кусты, деревья и цветущие растения. Мы совершили чудес­ную прогулку по ботаническому саду. И Ким свободно раз­говаривала. Потом я предложил совершить прогулку в бос­тонский зоопарк. И Ким очень понравился малыш-кенгуренок. Я продумал это заранее. И она смотрела на тигрят… на всех животных, которые были там. Потом мы мысленно вернулись в больницу и я предложил ей пройти по одной улице к берегу океана, чтобы она прогулялась по берегу, осмотрелась… это место для множества счастливых воспоминаний… и для мно­жества счастливых воспоминаний В-будущем. И она могла смотреть на океан и восхищаться его просторами… и всеми тайнами океана. После того, как она насладилась прогулкой по берегу моря, я попросил ее вернуться. Она вернулась. Ви­дите ли, в трансе происходит искажение времени. Вы можете за секунду унестись за сотни миль. И для того, чтобы увидеть ботанический сад или сходить в зоопарк, не понадобилось много времени. Я поблагодарил ее за помощь в моей работе, разбудил ее, еще раз поблагодарил и попрощался с ней. В ту ночь Ким исчезла, и доктор А. и все друзья девушки недоуме­вали, что с ней случилось. Год спустя ни весточки от Ким… совсем ничего. Прошло несколько лет. Все это произошло в 1956 году. А в 1972 однажды днем мне позвонили из Флориды. И женский голос сказал: «Вы, наверное, не помните меня — мое имя Ким. .После того, как я уволилась из бостонской боль­ницы я завербовалась на военный корабль. Я отслужила два срока, объездила весь мир и решила поселиться во Флориде. Я встретила полковника в отставке, служившего в ВВС. Мы поженились, у меня пять детей школьного возраста и я рабо­таю медсестрой. Я думала, вам будет интересно узнать об этом». Ну, еще бы!! Я постоянно переписывался с Ким до по­следнего времени. В Мичигане я получил от нее письмо: «Ка­кой-то врач сказал: «Гипноз — это фарс… это для доверчи­вых». А я ему ответила: «Если бы не гипноз, я бы не стояла сейчас здесь!». Интересно, как подействовала та терапия? Я дал ей совершенно новый взгляд на мир — она увидела кра­соту ботанического сада и жизнь в нем, красоту зоопарка и жизнь в нем… красоту воспоминаний из прошлого и будущих воспоминаний на морском берегу, и всех тайн океана. Ее стар­шему ребенку теперь шестнадцать. И всего за один сеанс… Я знал, что делал, я НАДЕЯЛСЯ, что знаю это. У меня не было доказательств того, что это подействует. Человеческие суще­ства, существуя по-человечески, склонны реагировать шаб­лонно, и мы управляемся такими шаблонами поведения. И когда вы создаете шаблон поведения, они склонны ему следо­вать. Вы и не догадываетесь, насколько жестко мы все запро­граммированы.

Тут и разбирать особо не надо. Суицидальная пациентка. 21 год от роду. Несколько лет психоанализа, которые ничего не дали. Как вы думаете, коллеги, какой конфликт привел семнадцати — восемнадцатилетнюю девушку к психоаналитику? Правильно, с семьей или с мужчиной. Закончился конфликт? Правильно, не закончился. Хочет ли девушка на самом деле умереть? Нет, не хочет. Иначе никому ничего бы не рассказывала и не раздаривала свои вещи подругам. Умерла бы себе потихоньку, и все. Почему хочет суициднуть? Кончилась вера в то, что самые важные для нее люди ее поймут. Что надо сделать? Каким-нибудь способом убрать психологическую зависимость от этих людей. Показать и дать почувствовать, что жизнь есть и без этих людей. И что жизнь эта вполне может быть радостной. Не понимают тебя люди, ну и бог с ними. Есть еще красота. Есть Великолепные растения, Чудесные зверушки и Великий океан. И прекрасно они живут без этих людей, которые тебя не понимают. Иди к ним и все будет в порядке. Девушка и пошла. Правда, не в ботаники и ветеринары, где образование другое нужно, а в море, где вполне можно и медсестрой остаться. Мишень понятна — кризис дезаптации в микросоциальной среде. Вытаскиваем из этой среды, уменьшаем ее значимость и суицидальные намерения уходят. Классическая работа с суицидальной угрозой. Вытащить из психотравмирующей среды.

МАСТЕР. Больше ничего не скажешь.

Есть еще один аспект работы Милтона Эриксона. Для меня очень важный. Эриксон работал с психотиками.

Все, кто хоть раз сталкивался с психотерапией психотических больных, меня поймут.
Это очень трудная работа. Медленная и часто малоэффективная. И даже если мы находим
в их интерпретациях событий из их жизни терапевтическую мишень, она чаще всего либо в структуре сверхценной идеи, либо вообще в структуре бреда. А если болезнь зашла далеко, то уже и дефект личности есть. Выпала какая-то личностная функция. Есть индивидуальная мишень, а психотерапевтических методов работы с ней нет. И большущая заслуга Эриксона в том, что он очертил как бы направления работы, и своими собственными усилиями показал, что работа по этим направлениям может быть эффективной. Эриксон заметил, что эти больные отличаются вот чем:

1) они не в состоянии создавать удовлетворяющие их связи с людьми;

2) они не берут на себя никакой ответственности;

3) они не говорят прямо;

4) они не любят, когда им приписывают определенную роль. Например, они являются жертвами, но не хотят этого призна­вать.

Итак, при проведении психотерапии с пациентами-шизо­френиками, типичными целями являются формирование удовле­творяющих эмоциональных связей, принятие ответственности, прямое и непо­средственное изречение мыслей, а также принятие продуктивных жизненных ролей.

Если по всем этим направлениям аккуратно работать, учитывая по возможности все сразу, то можно как минимум не промахнуться, не разорвать очень хрупкого терапевтического альянса. Работа будет заключаться в медленном и аккуратном, в пределах возможностей больного, обучении их всему вышеперечисленному.

Всех, кто хочет узнать как это делал Эриксон, направляю к книге Джефри Зейга «Мастер гипноза», к описанному там подробно случаю Джона и Барнея. Джон — шизофреник, Барней — его собака, с помощью которой Эриксон с Джоном общался. По пунктам, с первого по четвертый. И помог в безнадежном с нашей точки зрения случае. Вылечить не вылечил, но очень помог в обретении самостоятельности. Социализовал.

Спасибо Милтон. Я ваш искренний почитатель и благодарный ученик.

Полностью- по тэгу «Секреты профессии»

Фонд Милтона Х. Эриксона

«Каждый человек — уникальная личность. Следовательно, психотерапия должна быть сформулирована так, чтобы удовлетворять уникальные потребности человека, а не подгонять человека под прокрустово ложе гипотетической теории человеческого поведения ». — Милтон Х. Эриксон

Милтон Хайленд Эриксон был американским психиатром, специализирующимся на медицинском гипнозе и семейной терапии. Он был одним из основателей и президентом Американского общества клинического гипноза и был известен своим творческим подходом к бессознательному мышлению и поиску решений.

Доктор Эриксон страдал от огромных физических недостатков большую часть своей жизни. В 17 лет он заболел полиомиелитом и был настолько сильно парализован, что врачи считали, что он умрет. Выздоравливая в постели, почти полностью хромый и неспособный говорить, он четко осознал важность невербального общения — языка тела, тона голоса и того, как эти невербальные выражения часто прямо противоречили вербальным. У него также появились «телесные воспоминания» о мышечной активности собственного тела.Сосредоточившись на этих воспоминаниях, он медленно начал восстанавливать контроль над частями своего тела до такой степени, что в конечном итоге он смог снова говорить и использовать свои руки. Его врач рекомендовал тренировать только верхнюю часть тела, поэтому Милтон Эриксон запланировал поездку на каноэ на 1000 миль, чтобы набраться сил для поступления в колледж. Его приключение было трудным, и хотя в конце он все еще не полностью использовал свои ноги, он мог ходить с тростью.

Карьера доктора Эриксона насчитывала более 50 лет.Он проводил обширные исследования внушения и гипноза, сначала будучи студентом Университета Висконсина, а затем на протяжении всего своего медицинского обучения и во время своих первоначальных профессиональных встреч в Род-Айленде, Массачусетсе и Мичигане. К концу 1930-х годов доктор Эриксон был известен своей работой в области гипноза и занимал видное место в психиатрических кругах.

В 1948 году доктор Эриксон переехал из Мичигана в Феникс. В 1949 году он занялся частной практикой в ​​своем домашнем офисе, что в значительной степени было вызвано медицинской необходимостью.Несмотря на почти постоянную, сильную физическую боль и прогрессирующую потерю подвижности, которая в последующие годы привела к прикованию к инвалидной коляске, доктор Эриксон был чрезвычайно активен.

В 1957 году он и несколько его коллег основали Американское общество клинического гипноза, а д-р Эриксон стал его инаугурационным президентом. Он также основал Американский журнал клинического гипноза и работал редактором в течение 10 лет. В 1950-х и 60-х годах доктор Эриксон много публиковал, много путешествовал и читал лекции как внутри страны, так и за рубежом, продолжал проводить исследования и пользовался большим спросом как практикующий психиатр.В 1970-х годах, будучи ограниченным своим физическим состоянием дома, доктор Эриксон все еще проводил обучающие семинары для профессионалов почти ежедневно и продолжал посещать некоторых пациентов. Когда он умер 25 марта 1980 года в возрасте 78 лет, его семинары были забронированы до конца того года, а количество запросов превысило график, запланированный на другой год. Доктор Эриксон оставил письменное наследие из более чем 140 научных статей и пяти книг по гипнозу, соавтором которых он являлся.

Эриксоновский подход во многом отличается от традиционного гипноза.В то время как процесс гипноза обычно концептуализировался как вопрос выдачи терапевтом стандартизированных инструкций пассивному пациенту, эриксоновский гипноз подчеркивает важность интерактивных терапевтических отношений и целенаправленного использования внутренних ресурсов и эмпирической жизни субъекта. Доктор Эриксон произвел революцию в практике гипнотерапии, объединив множество оригинальных концепций и моделей общения в этой области.

Новые психотерапевтические стратегии, разработанные Др.Эриксон в своем лечении отдельных лиц, пар и семей руководствовался его гипнотической ориентацией. Хотя он был известен как ведущий гипнотерапевт в мире, доктор Эриксон использовал формальный гипноз только в пятой части своих клинических случаев.

Доктор Эриксон произвел фундаментальный сдвиг в современной психотерапии. Многие элементы эриксоновской точки зрения, которые когда-то считались крайними, теперь включены в мейнстрим современной практики.

Блок-схема влияния Милтона Эриксона

Посетите http: // wizardofthedesertfilm.com / для просмотра документального фильма о жизни доктора Милтона Х. Эриксона
или посетите http://www.ericksonbiography.com/ для получения дополнительной информации.

О нас | Фонд Милтона Х. Эриксона

Как и все страстные усилия, Фонд Милтона Х. Эриксона начался с мечты.

В 1974 году молодой серьезный психолог по имени Джеффри К. Зейг, доктор философии. имел благородное стремление. Он хотел провести образовательную встречу специалистов в области психического здоровья. В течение шести лет доктор Зейг вместе с другими коллегами обучался и был наставником Милтона Х.Эриксон М. Д., мировой авторитет в области гипноза. Доктор Эриксон никогда не обвинял своих студентов, поэтому, чтобы выразить свою благодарность и предложить доктору Эриксону возможность стать свидетелем огромного влияния, которое он оказал в этой области, доктор Зейг организовал первый Эриксоновский Конгресс. По мере реализации планов была признана необходимость создания более формального некоммерческого образовательного фонда. Фонд Милтона Х. Эриксона был зарегистрирован 29 октября 1979 года. К сожалению, доктор Эриксон умер за девять месяцев до конгресса, но смог оценить, что 750 человек уже зарегистрировались.Конгресс, состоявшийся в декабре 1980 года, собрал более 2000 человек и стал крупнейшим собранием, когда-либо проводившимся на тему гипноза.

В течение следующих 40 лет Фонд расширился и стал проводить больше конгрессов и, в конечном итоге, конференций, включая Конференцию по краткосрочной терапии, Конференцию для пар и Конференцию по эволюции психотерапии. Фонд также предлагает программу интенсивного обучения и мастер-классы; богатый и обширный архив; Foundation Press, которая выпускает информационные ресурсы и исследования доктора Ф.Методы Эриксона и темы, связанные с Эриксоном; информационный бюллетень, публикуемый три раза в год; и Историческая резиденция Эриксона, которая раньше была домом, где доктор Эриксон жил и работал последнее десятилетие своей жизни, а теперь является музеем, открытым для посетителей со всего мира.

Фонд Милтона Эриксона со своего скромного начала превратился в одну из самых всемирно признанных и влиятельных организаций в области психотерапии на сегодняшний день. Однако это стало возможным только при поддержке зарегистрированных лиц, преподавателей, спонсоров и тех, кто твердо верит в миссию Фонда.

Наша миссия — продвигать и продвигать вклад в науку о здоровье покойного доктора Милтона Х. Эриксона. Фонд занимается обучением специалистов в области здравоохранения и психического здоровья посредством конференций, семинаров и программ. Фонд также предлагает аудиозаписи, потоковое видео, компакт-диски и DVD-диски в нашем интернет-магазине. Эти продукты доступны профессионалам в областях, связанных со здоровьем, включая врачей, психотерапевтов, психологов с докторской степенью, ортопедов и стоматологов, которые имеют право на членство или являются членами своих соответствующих профессиональных организаций (например,g., AMA, APA, ADA), а также профессионалам с учеными степенями аккредитованных учреждений в областях, связанных с психическим здоровьем (например, MA, MS, MSN, MSW).

Специальности
Наука о поведении, психотерапия, гипноз

Главный офис
2632 E. Thomas Rd. Ste. 200 Phoenix, AZ 85016 США

Веб-сайт
http://www.erickson-foundation.org/

Промышленность
Психиатрическая помощь

Тип
Некоммерческая

Размер компании
1-10 сотрудников

Год основания
1979

Милтон Х.Erickson Foundation, Inc. не допускает дискриминации по признаку расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, религии, возраста, пола или физического состояния.

Персонал Позиция
Джо Чарамитаро Специалист по мультимедиа
Caulene Flores Специалист по маркетингу
Лилиана Гастелум Административный помощник / Регистратор
Чейз Харпер Специалист по мультимедиа
Вэй Кай Хунг Руководитель программы
Кристиан Маркум Менеджер по маркетингу
Марни МакГанн Специалист проекта
Стейси Мур Менеджер по бизнесу и финансам
Репаншек Джесс ИТ-специалист / руководитель операций

Музей Эриксона | Милтон Х.Фонд Эриксона

В 1948 году доктор Милтон Хайленд Эриксон переехал со своей семьей из Элоизы, штат Мичиган, в Феникс, штат Аризона. Ему сказали, что теплый сухой климат может улучшить его здоровье, поэтому он поселился в Долине Солнца, где жил и работал до своей смерти в 1980 году. Последние 10 лет долгой и выдающейся жизни доктора Эриксона были потрачены на его жизнь. со своей женой Элизабет в скромном доме в стиле ранчо на Хейворд-авеню. Дом расположен недалеко от величественного горного заповедника Феникс (который включает пик Пиестева, ранее известный как Пик Скво), один из памятников доктора философии.Любимые местные природные пейзажи Эриксона.

Дом Хейворда, ныне музей Эриксона, представляет собой снимок жизни Юго-Запада середины века — расслабленной, функциональной и очаровательной. Здесь есть и главный дом, и гостевой дом, или то, что стало известно как «маленький домик», и оба они расположены на просторном двойном участке, окруженном безмятежным ландшафтом с оригинальными местными деревьями, кактусами и кустарниками. Кабинет доктора Эриксона в гостевом доме «застыл во времени», но согрет его сущностью; его зеленое кожаное кресло может быть пустым, но все еще наполнено его духом.

Дом Хейворда был спроектирован так, чтобы доктору Эриксону было легко передвигаться — он был оборудован перилами, пандусами и приспособлениями для инвалидов. В последние десять лет своей жизни доктор Эриксон вел частную практику дома, писал и проводил множество обучающих семинаров. Он великодушно пригласил нескольких студентов, ставших его интеллектуальными наследниками, бесплатно поселиться в гостевом доме. Миссис Эриксон также была известна своей щедростью и добротой.

По всему дому есть памятные вещи, а также важные и ценные вещи, подаренные членами семьи и доктором.Джеффри К. Зейг, которому подарили много вещей миссис Эриксон и семья Эриксонов. В музее также представлены предметы, подаренные доктору Эриксону поклонниками, коллегами и пациентами.

Миссис Эриксон, спутница жизни доктора Эриксона и профессиональный партнер, продолжала жить в доме Хейворда до своей смерти в 2008 году. В 2010 году Фонд Эриксона приобрел дом и приступил к реализации планов по его сохранению и созданию музея в честь доктора Эриксона. … и вклад миссис Эриксон в области психотерапии и клинического гипноза.

Дом Хейворда Музей Эриксона теперь предлагает посетителям заглянуть в профессиональную и личную жизнь доктора Эриксона. Мы стремились сохранить его дух, сохранив его наследие в подлинности и целостности. Мы надеемся, что все посетители музея Эриксона получат прекрасный опыт. Чтобы узнать больше о Музее Эриксона, посетите: https://ericksonmuseum.org/

Чему вы можете научиться из терапевтических стратегий Милтона Эриксона, выходящих за рамки «простого» гипноза

Вы можете посмотреть или послушать эту статью здесь


Многие области современной психотерапии должны благодарить Милтона Эриксона за

Милтон Х.Доктор медицины Эриксон — неортодоксальный психиатр, близкий по духу семейный врач, гениальный стратегический психотерапевт, мастер-гипнотерапевт — достиг статуса легенды.

Его тематические исследования известны тем, что изображают удивительные «чудодейственные лекарства». По всему миру появилось множество школ и практиков эриксоновского гипноза.

Само развитие нейролингвистического программирования (НЛП) было попыткой свести гибкие терапевтические стратегии человека к группе установленных техник.

Сегодня у Эриксона есть последователи по всему миру

Западная психотерапия должна за многое его поблагодарить. Во-первых, во многом благодаря влиянию Эриксона гипноз сбросил оковы суеверий и теперь широко признан одним из самых мощных инструментов для перемен. Его навыки гипнотерапевта, безусловно, то, чем он наиболее известен.

Краткосрочная терапия, терапия, ориентированная на решение, стратегическая терапия, системная семейная терапия, детская психология и даже спортивная тренировка — все это находилось под влиянием работы и идей Милтона Эриксона.

В этом нет никаких сомнений — об этом человеке ходили легенды. И, как и во многих легендах, вокруг него и его жизни выросли культы.

Но я считаю, что если мы изучаем жизнь и работу Эриксона только для того, чтобы усилить чувство изумления и трепета, то мы упускаем большую часть потенциала такого исследования. Мы должны посмотреть на то, что он делал , а не на то, что он был .

БЕСПЛАТНАЯ книга рефрейминга! Просто подпишитесь на рассылку моих методов терапии ниже.

Загрузите мою книгу по переосмыслению «Новые способы видения», когда вы подписываетесь на бесплатные обновления по электронной почте

Нажмите, чтобы подписаться сейчас бесплатно

Жизнь и история Милтона Эриксона

За свою жизнь Милтон Эриксон боролся со многими личными недугами.Он часто подчеркивал, что это помогло ему научиться решать практические проблемы своих клиентов.

Его «проблемы» начались рано. Эриксон родился в бедном фермерском сообществе в Неваде и не разговаривал, пока ему не исполнилось четыре года. Позже у него обнаружили тяжелую дислексию, глубокую глухоту и дальтонизм. В возрасте семнадцати лет он был парализован на год из-за приступа полиомиелита, настолько сильного, что его врач был уверен, что он умрет.

Несмотря на (или, возможно, из-за) своих физических недостатков, Милтон Эриксон получил квалификацию врача и психиатра.В последующие годы он стал величайшим в мире специалистом по терапевтическому гипнозу и одним из самых эффективных психотерапевтов.

Когда Эриксону было за пятьдесят, его поразил второй приступ полиомиелита, который причинил ему сильную физическую боль. Даже это стало возможностью для обучения, поскольку он стал очень эффективным в лечении боли других людей с помощью гипноза. Он подробно описывает многие из своих подходов к сенсорному изменению и контролю боли в Hypnotic Alteration of Sensory, Perceptual и Psychophysiological Processes (The Collected Papers of Milton H.Эриксон, т. 2) .

Несмотря на тяжелую болезнь в преклонном возрасте, Милтон Эриксон продолжал обучать, демонстрировать и практиковать свои замечательные терапевтические навыки, даже когда в конечном итоге оказался прикованным к инвалидной коляске. Он умер в возрасте семидесяти девяти лет.

Далеко идущее влияние

Любой, кто заинтересован в облегчении человеческих страданий и развитии человеческого потенциала, извлечет большую пользу из чтения об этом замечательном человеке и обучения у него. (См. Список «Рекомендуемая литература» ниже.)

Милтон Эриксон оказал влияние на крупных мыслителей, таких как Грегори Бейтсон и Маргарет Мид, вдохновил разработчиков НЛП и стратегической терапии Джея Хейли и заложил основу для новаторов краткосрочной терапии, таких как Пол Ватцловиц, автор влиятельной книги Change .

Не довольствуясь только лечением пациентов, он также был великим исследователем масштабов и ограничений гипноза как инструмента для личных изменений. Гипнотерапия: исследовательский журнал Милтона Х.«Эриксон и Эрнест Л. Росси» — это исчерпывающий и увлекательный сборник случаев, стенограмм и идей Эриксона.

Чтение его многочисленных тематических исследований, таких как Uncommon Therapy , и тонких метафорических подходов к его повествованию, представленных в My Voice Will Go with You , похоже на вход в другое измерение. Я читал эти книги много раз и до сих пор нахожу неожиданные элементы, похороненные в занимательной прозе.

Выйти за пределы «культа»: понять его понимание

Быть таким же эффективным, как Милтон Эриксон, не означает просто подражать ему, но работать на основе аналогичных принципов и учиться видеть и наблюдать способами, сопоставимыми с его (легендарными) человеческими наблюдениями .

Быть столь же эффективным, как Милтон Эриксон, не означает просто подражать ему, но действовать, руководствуясь схожими принципами. Click To Tweet

Возможно, именно сельское хозяйство Эриксона заставило его подойти к психотерапии таким практическим образом. Читая его слова, становится ясно, что вы читаете о людях, а не о «психологии» или «науке». Несмотря на его сложное и продвинутое понимание, его пожизненное увлечение обучением более здоровому отношению к себе проявляется.

Давайте посмотрим на 7 принципов и техник, которые он регулярно использовал…

Когда Милтон Эриксон начал работать психиатром, область его деятельности была ограничена некоторыми общепринятыми жесткими принципами.Гипноз был широко известен как «темное искусство». Психиатры могут быть сняты со своих должностей за его использование, что приведет к тому, что Эриксону придется тайно обучать этому других психиатров.

Я считаю, что Милтон Эриксон сказал несколько очень важных вещей о человеческой мотивации и повседневной природе транса и гипноза. Помимо терапевтического значения, он показал, что гипноз играет центральную роль в создании и поддержании эмоциональных проблем.

  • Эриксоновское рукопожатие

Легендарное «Эриксоновское рукопожатие», посредством которого Эриксон отправлял кого-то в глубокий транс, работает в соответствии с основным человеческим принципом.Он задействует естественную «ориентировочную реакцию» человека, вызванную шоком или удивлением. Это происходит с «рукопожатием», когда привычный социальный паттерн прерывается. Это описано в другой фантастической книге Хейли о Эриксоне .

  • Роль подсознания

В начале двадцатого века подсознание (или бессознательное) рассматривалось как «бурлящий очаг подавленных конфликтов и комплексов». Идея заключалась в том, что его должна победить рациональная сознательная часть.

Эриксон подчеркивал мудрость и интеллект бессознательного и не рассматривал его как преимущественно негативную силу. Он говорил о том, что доверяет бессознательному многие жизненные действия. Он не считал «постижение» причины проблемы основным направлением терапии.

В начале карьеры Милтона Эриксона терапия часто была бесконечной. Ожидалось, что перемены будут происходить очень медленно и болезненно.

Эриксон часто встречался с клиентом только один раз, но все равно добивался устойчивых изменений для этих людей.Теперь, опираясь как на исследования, так и на требования страховых компаний, кратковременная терапия стала нормой.

Руководствуясь идеей о том, что разум работает точно так же, как и тело, практикующие предполагали, что психологические проблемы поведения всегда являются симптомами чего-то гораздо более глубокого. Было сочтено поверхностным просто лечить симптом. Действительно, многие практикующие не знали, как избавиться от фобии или избавиться от депрессии.

Милтон Эриксон утверждал, что если бы вы могли «поднять ручку, можно было бы многое сделать с горшком».Он видел первую обязанность терапевта облегчить или устранить неприятную психологическую жалобу.

Подобно подталкиванию первого домино в ряду к падению, небольшое изменение имеет последствия, которые приводят к другим областям. Например, снятие фобии может привести к повышению уверенности в других областях. Эриксон был директивным и стратегическим в своей терапии в то время, когда терапевт должен был быть пассивным.

  • Терапия, ориентированная на решение

До относительно недавнего времени терапия в основном была сосредоточена на патологии, а не на врожденных ресурсах человека.И терапия обычно фокусировалась на прошлом, стремясь раскрыть более глубокую «первопричину» проблемы клиента.

Стратегии терапии Эриксона были сосредоточены на будущих решениях и были направлены на то, чтобы помочь развить навыки, которые могут понадобиться людям, чтобы двигаться дальше. См. Семинары, мастерские и лекции Милтона Х. Эриксона, тома I-IV , где вы сможете лучше понять, как он работал.

Еще одним революционным подходом, который теперь кажется здравым смыслом, было рассмотрение Эриксоном влияния других членов семьи на терапию.Он рассматривал человека как часть более широкой системы, а не только как изолированную личность.

Если он считал это необходимым, он вовлекал в терапию других членов семьи. Для многих современников это было кощунством. Необычная терапия Джея Хейли иллюстрирует необычные подходы Эриксона множеством необычных и увлекательных тематических исследований.

Истинное наследие Эриксона

Теперь, когда Милтон Эриксон становится настолько известным, иногда забывают, что когда он начинал как молодой психиатр еще в 1920-х годах, он действительно был индивидуалистом.Многие элементы его работы противоречили общепринятым психологическим догмам. И ему потребовалось время, чтобы стать признанным ведущим врачом. Он стал известен только потому, что его результаты были неизменно хорошими.

Эриксон не был заинтересован в построении здания психологической теории и попытках заставить людей соответствовать этой теории. Сначала он смотрел, каковы люди, а затем работал с ними как с уникальными личностями.

Таким образом, во многих областях современной психотерапии есть за что благодарить Милтона Эриксона.Краткая терапия, ориентированная на решение, семейная терапия, непрямой гипноз и построение взаимопонимания, а также многие другие аспекты различных терапевтических подходов обязаны ему гораздо больше, чем просто кивком!

Хотя Милтон Эриксон умер более тридцати лет назад, когда мы действительно усвоим лучшие книги, написанные о его методах работы, мы можем экстраполировать способы работы, которые выходят далеко за рамки простой техники или сухой теории.

Это может показаться непочтительным, но вполне возможно, что современные терапевты или будущие терапевты могут оказаться более квалифицированными, чем Эриксон.Назовем ли мы таких людей «эриксонианцами»?

БЕСПЛАТНАЯ книга рефрейминга! Просто подпишитесь на рассылку моих методов терапии ниже.

Загрузите мою книгу о рефрейминге «Новые пути видения», когда вы подписываетесь на бесплатные обновления по электронной почте

Нажмите, чтобы подписаться сейчас бесплатно

Впервые опубликовано:

Искать другие методы терапии:

Милтон Эриксон Биография

Милтон Эриксон был психиатром 20-го века, который специализировался на гипнозе и семейной терапии.Он основал Американское общество клинического гипноза.

Ранняя жизнь

Милтон Эриксон родился 5 декабря 1901 года в Ауруме, штат Невада. Он вырос в Висконсине и в детстве перенес ряд болезней. Он называл многие из своих детских переживаний самогипнотическими «вспышками света». Аутогипноз — это самовнушение. Один из самых ярких автогипнотических моментов Эриксона случился, когда он был болен полиомиелитом. Во время болезни он испытал гипнотическое состояние и провел много недель, остро осознавая, как его физическое общение часто противоречит его словесному общению.Эриксон провел большую часть своей ранней взрослой жизни в одиночестве, сосредоточившись на том, чтобы научиться понимать свой собственный язык тела. Этот интерес будет преобладать на протяжении всей его карьеры.

Полиомиелит оставил Эриксона частично парализованным, и в 1950-х у него развился постполиомиелитный синдром. Это состояние еще больше затруднило его подвижность и вынудило его передвигаться в инвалидной коляске. Чтобы справиться с мышечной усталостью и болью, он использовал техники самогипноза. Эриксон женился на Элизабет Мур, и у пары было восемь детей — четыре сына и четыре дочери.

Профессиональная жизнь

Эриксон учился в медицинской школе и получил степень по психологии, продолжая работать над докторской степенью. За свою карьеру Эриксон имел счастье работать со многими выдающимися специалистами в области психологии, включая Грегори Бейтсона, Маргарет Мид и Джея Хейли. Именно Хейли привлек внимание клинической практики к работе Эриксона в области гипноза, выпустив книгу Необычная терапия .После выхода книги Эриксон стал очень востребованным специалистом в области гипноза и гипнотерапии. Он повлиял на работы многих, кто последовал за ним, и внес большой вклад в различные области медицины, включая психиатрию, психологию и психотерапию.

Вклад в психологию

Эриксон широко полагался на рассказывание историй и метафоры в своих техниках гипноза и часто включал гипноз в более традиционные терапевтические сеансы.Эриксон считал, что люди часто сопротивляются гипнозу, потому что они не решаются изменить свое собственное поведение, и его подход к гипнозу использовал язык, который давал клиенту полный контроль над тем, какие факты раскрывать. Использование метафор — это безопасный подход в эриксоновской терапии, который позволяет людям решать свои проблемы, не говоря о них напрямую.

Эриксон утверждал, что даже когда пациент не находится под гипнозом, его подсознание слушает. Он подчеркнул, что психотерапевты могут делать внушения бессознательному, часто без ведома пациента.Он был широко известен своими розыгрышами и идеями, которые иногда появлялись в его лекциях, книгах и статьях.

Эриксон первым применил техники замешательства в гипнотерапии. Заблуждение действует, занимая сознание сбивающей с толку мыслью, позволяя терапевту получить прямой доступ к сознательному уму. Гипнотическое рукопожатие Эриксона — один из примеров такой техники. Гипнотизер начинает обмениваться рукопожатием с клиентом, а затем удивительным образом меняет это рукопожатие, касаясь его запястья или часов.Это изменение ожиданий может создать транс, похожий на гипноз, позволяющий гипнотизеру делать внушения клиенту.

Эриксоновская терапия использует несколько новых техник, в том числе:

  • Общение через метафору; это может помочь преодолеть сопротивление и заставить клиентов чувствовать себя менее уязвимыми.
  • Допущение или поощрение терапевтического рецидива. Эриксон считал, что, сознательно провоцируя неудачу, он может контролировать неудачу, позволяя неудаче служить терапевтическим инструментом, а не подавляющей неудачей.
  • Представление пациенту положительной терапевтической двойной связи или дилеммы. По словам Эриксона, такой подход делает людей более внушаемыми.
  • Поощрять поведение, препятствуя ему. Это похоже на обратную психологию. Например, терапевт может сидеть в тишине с молчаливым пациентом, пока пациент не заговорит. Это дает клиенту контроль и освобождает терапевта от обязанности принудительно подчиняться или контролировать поведение.
  • Подчеркивание положительных качеств и развитие сильных сторон.
  • Избегать психоанализа, самоисследования и самоанализа. Эта практика позволяет пациентам сосредоточиться на мыслях и поведении и позволяет терапевту сократить продолжительность терапии.

Милтон Эриксон Цитаты | Милтон Эриксон DVDS

Милтон Эриксон: «Ее мать дала ей одно наставление: язык страха. И это тот язык, который она понимает.
Я дал вам совет.

Милтон Эриксон: Да. И как я мог научить ее этому? »

«Я бы спросил ее:« Так ты всего боишься? У вас никогда не бывает жажды? Вы никогда не проголодались? Вы говорите, что всего боитесь? Что включает в себя воду? Хорошая еда? » И я бы поставил ее в положение, когда она будет преувеличивать и дезинформировать меня.И она будет — начни проверять все, что она говорит, и она начнет сомневаться во всеобъемлющем характере своих страхов. И когда она начинает сомневаться в этом, тогда вы можете дать ей веру в это, в это, пока она не поймет, что ей нравится временами побыть одна. И ей очень нравится пейзаж. Ей нравится солнечный свет. Ей нравится тишина ночью, когда она хочет спать. Она любит поспать. Она любит голод. Она любит в туалет. И вы обращаете вспять ее полный негативизм, фальсифицируя его множеством положительных вещей.И есть очень много положительных моментов. Ей может не нравиться цвет ее глаз, но ей нравились ее глаза.

— Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

—————————————————

«Когда пациенты на грани слез, я иду в другую комнату, беру цветочный горшок с комнатным растением и говорю:« Если тебе захочется плакать, это спасет меня от полива этого растения ». И слезы текут. полезный. На самом деле, когда пациент начинает плакать, у него накапливается дополнительный стыд, потому что он плачет.Подарите им цветочный горшок, и вся ситуация может измениться ».

— Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

——————————————————

«Люди будут думать и чувствовать так, как вы хотите, ЕСЛИ вы правильно отреагируете. Достаточно легко пойти в больницу и заставить пациента плакать. Думаю, лучше их рассмешить ».

–– Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

————————————————————

«Я сказал ему в состоянии транса почувствовать, как все его мускулы просто знакомятся с его телом.И поэтому вы говорите ему его пальцы ног, его ступни, его лодыжки, его колени, его икры, его мышцы ног, его мышцы спины, мышцы рук и так далее. Во второй раз, когда я увидел его, я сказал: «Даллас, после года тренировок ты достиг катапульты в 58 футов. Я тебе кое-что скажу и послушаю меня. Даллас, независимо от того, насколько вы умны, вы действительно не знаете разницы между 58 футами и 58 футами и одной шестнадцатой дюйма ». Он согласился. Я сказал: «Вы не знаете разницы между 58 футами и 58 футами и одной восьмой дюйма.И я продолжал увеличивать, пока не сказал: «Вы не знаете разницы между 58 и 59 футами». И Даллас согласился. И я сказал: «Вы все это время думали, что можете поставить только 58 футов. Теперь вы знаете, что можете поставить 58 и 1/16, одну восьмую, одну четверть, половину, три четверти, 59 футов ».

И Даллас сказал: «Верно».

12 недель спустя он установил национальный рекорд средней школы, и я только что избавил его от этого, ммм, суеверия в 58 футов. А тем летом он пришел и сказал: «Я в составе американской олимпийской сборной по толканию ядра.Что мне делать?»

Я сказал: «Даллас, я знаю, что ты можешь выиграть золотую медаль. Я знаю, что ты можешь выиграть серебряную медаль, а толкание ядра на Олимпийских играх — это просто суеверие ».

Отрывок из «Просто суеверие»: Даллас Лонг, В комнате с Милтоном Х. Эриксоном, доктор медицины

«Таким образом я выигрывал турниры по гольфу, научив гольфиста думать, что он все еще на первой лунке. Ему нужно было сказать, что он 18-го числа и выиграл. Я тренировал много олимпийских спортсменов.У меня много золотых олимпийских медалей — только они принадлежат другим ». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Невроз — это способ цепляться за вещи, на которые у вас нет права». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«В терапии вы фокусируете внимание на том, на чем оно должно быть сосредоточено. ”- Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«В гипнозе вы стремитесь изменить их осознание тела, их понимание тела, их телесные переживания, их реакции тела» — Милтон Эриксон, М.Д.

«Я хочу, чтобы вы открыли разницу между своим мышлением и действиями». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Психотерапия рассматривает пациента как уникальную личность. Никогда не будет дубликата этого человека. И вы используете уникальность этого человека. И этот человек обладает множеством неизвестных качеств. И я обнаружил, что ей нравятся африканские фиалки. Я способствовал тому, что у нее уже было… Всего лишь одно посещение, когда я увидел одно место, где у нее все еще была энергия, а затем воспользовался этой энергией и распространил ее по всему.”- Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Я думаю, что краткосрочная терапия может быть чрезвычайно полезной. Но вы должны быть — сделайте эту краткосрочную терапию полезной для личности ». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Попытайтесь сегодня присниться к объяснению». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

Студент: «Вы сказали, что пациенты Боятся правды?»

Милтон Эриксон: «Не так ли? Почему большая женщина из дирижаблей может прийти и сказать: «У меня немного лишний вес».- А человек с животом, который не видел своих ног много лет, говорит, что у него немного лишний вес. И почему пациент, который три месяца выпивает, пьяный в течение трех или шести месяцев за раз, говорит: «У меня небольшая проблема с алкоголем?» Потому что они боятся смотреть правде в глаза ». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Вы часто слышите, например, что врачи говорят:« Я не знаю, как я сделал это правильно. Я действительно не знал, как это делать. Когда я работал в хирургии, мне пришла в голову идея сделать это таким образом, я сделал это таким образом, и это оказалось правильным.«Это то, чему ты учишься бессознательно; И наше бессознательное обучение сохраняется намного дольше. И это не так доступно, как наши сознательные мысли. И наше бессознательное знание проявляется тогда, когда это необходимо ». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Я представился и потребовал, чтобы меня провели по дому… Я ходил от одного к другому, осматривая, надеясь найти что-то, что я мог бы использовать… всего один визит, увидев только одно место, где у нее была энергия, и затем извлекать выгоду из этой энергии и распределять ее по всему.”- Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Теперь, после 29 лет ужасного антиобщественного поведения со стороны Джо, 23-летняя Эди сказала:« Можно, если вы джентльмен »- и это была психотерапия Джо. За 29 лет социопатического поведения Джо стал фермером, совершенно другим человеком. А если посмотреть на общество, то сколько мужчин испортилось из-за того, что их отвергла девушка, было преобразовано девушкой, сказавшей: «Да». А у скольких людей в жизни произошел какой-то небольшой инцидент, который определяет, как они будут жить.”- Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Когда я работаю с вами, я имею в виду вас… Психотерапия — это индивидуальный отклик на человека. Работая с вами, я ищу вашу уникальную настройку на жизненную энергию, и вместе мы делаем ее частью вашей повседневной жизни ». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Я проснулся и сказал:« Да… я был в трансе. Я знаю, что вы образованнее меня, и знаю, что вы умнее меня. Я знаю, что ты сообразительнее меня.И, учитывая все это, сначала я подумал, что невозможно принять тебя как пациента. Потом я понял, что мое подсознание было таким же умным, как и ты. И поэтому, когда вы пришли, мое бессознательное взяло верх ». — Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Милтон слушал глазами». — Берта Эриксон Галлун (сестра Эриксона)
«Всегда есть обратная сторона медали» — Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Когда я работаю с ВАМИ, я имею в виду ВАС». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

Студент: «У меня есть вопрос, который я хочу вам задать.Умм, это о том, когда мы говорим о бессознательном, как о более умной части, о той части, которая действительно знает, что происходит, так что, полагаю ли я из этого, когда люди попадают в запутанные ситуации, что это все их сознание -это демон?

Милтон Эриксон: «Теперь наше подсознание часто дает нам правильную идею, и они сознательно берут на себя ответственность за нее и портят ее».

(отрывок из тома I книги «В комнате с Милтоном Х. Эриксоном», М.Д.)

«Наше бессознательное обучение сохраняется намного дольше. И это не так доступно, как наши сознательные мысли. И наше бессознательное знание проявляется тогда, когда это необходимо ». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Состояние транса задействует ваш мозг, чтобы вы могли принять любую мысль и воплотить ее в реальность, это воспоминание так же, как вы можете видеть сны ночью». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«Психотерапия рассматривает пациента как уникальную личность.Никогда не будет дубликата этого человека, и вы используете уникальность этого человека. И этот человек обладает множеством неизвестных качеств. И я обнаружил, что ей нравятся африканские фиалки. Я пробудил в ней симпатию, которая у нее уже была ». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

«В нужный момент можно вспомнить все, что важно». —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины # терапия # психотерапия # гипноз

«Всегда обращайте любое оскорбление — не воспринимайте его как комплимент». —Милтон Х.Эриксон, доктор медицины

«Не говори им расслабляться; скажите им НАСЛАЖДАЙТЕСЬ расслаблением! —Милтон Х. Эриксон, доктор медицины

_________________________________________________

Милтон Х. Эриксон | История гипноза

Как можно говорить о гипнозе до и после Джеймса Брейда, так можно говорить о гипнозе до и после Эриксона. Его влияние огромно — подавляющее большинство гипнотизеров или гипнотерапевтов, практикующих сегодня, будут использовать ту или иную форму эриксоновского подхода.В самом прямом смысле он переделал гипноз по своему собственному образу.

Милтон Х. Эриксон (1901-1980) окончил Висконсинский университет в 1928 году со степенью магистра психологии и доктора медицины, а затем занимал высокие психиатрические должности в больницах США. Его медицинская карьера завершилась назначением клиническим директором государственной больницы Аризоны в 1948 году, из которой он ушел на пенсию через год, чтобы сосредоточиться на преподавании, писательстве и частной практике. Он также был помощником редактора журнала Diseases Of The Nervous System, консультантом Олимпийской стрелковой команды США и консультантом правительства США во время Второй мировой войны, изучая психологию врага и последствия пропаганды.

На первый взгляд, Эриксон кажется маловероятным кандидатом, который произвел революцию в практике гипноза. Эриксон родился в семье фермеров в Висконсине и заболел полиомиелитом в возрасте 17 лет (и снова в возрасте 51 года), так что к концу жизни он был прикован к инвалидной коляске. Он был дальтоником, дислексиком и глухим. Ему также так не доверяли, что Американская медицинская ассоциация попыталась отозвать у него лицензию практикующего врача в 1950-х годах. Однако его жизнь и работа представляют собой классический пример силы, преодолевшей невзгоды.

Отношения Эриксона с гипнозом были очень личными. Он впервые столкнулся с этим как способ преодолеть свои физические ограничения. Позже, будучи директором отдела психиатрических исследований и обучения в больнице округа Уэйн в Мичигане, он провел множество экспериментов с гипнотическими явлениями, такими как гипнотически индуцированная глухота и дальтонизм. Прежде всего его интересовала терапевтическая ценность гипноза, и с этой целью он применил уникальный подход. Настолько уникален, что можно сказать, что истинная эриксоновская терапия умерла вместе с Эриксоном.

Тем не менее, в его практике есть определенные ключевые элементы, которые были идентифицированы, изучены и уточнены легионом комментаторов и практиков, которые пришли вслед за ним. Первое — это гибкость. Эриксон был в высшей степени гибким, адаптируя свой подход к каждому отдельному клиенту. Иногда он был прямым, авторитарным и даже агрессивным. В других случаях он был бы снисходительным, непрямым и успокаивающим. Иногда он вообще отказывался от гипноза в любом узнаваемом смысле этого слова.Часто повторяемая история — это его обращение с человеком, который после тяжелого инсульта остался парализованным и не мог говорить. Эриксон словесно оскорбил этого клиента до такой шокирующей степени, что мужчина встал и вышел из комнаты, точно рассказав Эриксону, что он думает о нем при этом — почти чудесное мгновенное излечение.

Второй элемент работает с симптомами, чтобы вызвать изменение. Эриксон рассматривал проблемы как процесс, бесполезный способ решения вещей, разработанных клиентом, и симптомы были частью этого.Изменив симптом — его интенсивность, частоту или локализацию — можно изменить всю картину проблемы. Таким образом, кому-то с навязчивым желанием мыть руки пятьдесят раз в день, например, будет велено мыть их сто раз. Это меняет поведение от внутреннего принуждения к навязанной извне рутине, которая внезапно становится гораздо менее убедительной.

То, как Эриксон изменил симптомы, подводит нас к третьему элементу его практики: задействовать подсознание любыми доступными способами.Он твердо верил, что бессознательное человека содержит все ресурсы, необходимые для того, чтобы вылечить этого человека в настоящий момент. Эриксону не нравилось фрейдистское представление о том, что корни проблем следует искать в далеком прошлом.

Эриксон знал, что язык бессознательного — это воображение и метафора, а терапевтические рассказы, анекдоты, шутки, каламбуры и загадки — важнейшие элементы его работы. Они действуют как закодированные сообщения для бессознательного, которое способно установить связь и увидеть суть истории, даже если сознательный разум этого не делает, особенно если на самом деле сознательный разум этого не делает.Рассказывая, например, двенадцатилетнему человеку, страдающему ночным недержанием мочи, о физических действиях, связанных с броском бейсбольного мяча, Эриксон смог передать инструкции по таймингу и мышечному контролю прямо в подсознание мальчика, где на них можно было действовать.

Это «проникновение» сообщений в бессознательное, конечно же, является гипнозом, и Эриксон полностью осознавал важность гипноза как терапевтического инструмента. Верный своей форме, он разработал свой собственный идиосинкразический стиль гипноза, который часто называют «непрямым» или «разговорным» гипнозом.Это потому, что он отошел от прямых инструкций войти в транс, которые были общепринятым методом до того момента, к более тонкому подходу, основанному на раппорте, доверии и языковых моделях.

В эриксоновском гипнозе язык используется, чтобы направить внимание внутрь на поиск смысла или проверить сказанное. Как только это произошло, можно делать терапевтические внушения или внушения, вызывающие транс. Возьмем лишь один пример: Эриксон часто прикреплял предложения к концу ряда неоспоримых истин, чтобы создать видимость логической и естественной прогрессии: «когда вы сидите и слушаете меня здесь, ваши руки лежат на подлокотниках стула. и ваши ноги стоят на полу, и ваши веки начинают казаться приятно тяжелыми и сонными.”

Эриксон также верил в предоставление клиенту максимальной свободы интерпретировать сказанное по-своему — например, «вы можете начать находить новые способы чувствовать себя непринужденно на вечеринках» вместо «теперь вы более уверены в разговоре». дополнять незнакомцев на вечеринках «. Это еще один пример его заботы о клиенте превыше всех других соображений. Он пошел на многое, чтобы увидеть мир с точки зрения клиентов, помогая им достичь их собственных целей и решений, вместо того, чтобы навязывать им свое собственное представление о счастье.

С этого момента легко оглянуться назад и увидеть в Эриксоне решающий момент в истории гипноза и окончательный разрыв с прошлым. Это потому, что его вид гипноза — это тип гипноза, который сегодня встречается чаще всего. В то время, конечно, это было не так очевидно — Эриксона часто считали неортодоксальным, индивидуалистом и даже ненадежной фигурой. Также была тенденция преклоняться перед героем, рабски копируя его методы. Это, конечно, оказывает ему большую медвежью услугу и полностью упускает из виду суть его работы.Большим достижением Эриксона было возвращение гипноза на службу личности, сделав все необходимое, чтобы сделать его действительно ориентированным на клиента.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *