Мистик кто это: Христианский мистицизм — Wikiwand

Автор: | 04.12.1971

Содержание

мистик — это… Что такое мистик?

  • Мистик — многозначный термин. Мистик  приверженец мистицизма. Мистик  персонаж Marvel Comics. Топонимы Мистик  река в штате Пенсильвания. Мистик  река в штате Массачусетс. Мистик  река в штате Коннектикут. Мистик  город в… …   Википедия

  • МИСТИК — (греч. mystikos, этим. см. пред. слово). 1) последователь мистицизма, склонный к мистицизму. 2) придворный чиновник, старший член тайного совета при дворе греческих императоров. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • мистик — а, м. mystique m. <лат. Человек, склонный к мистицизму, мистическим переживаниям; сторонник какой л. мистической теории, мистического учения. Уш. 1938. Шиллинганцы, Мистики, Иллюминаты. Ян. 1806 3 992. Он был мечтатель, книжник, мистик,… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • мистик — духовидец, визионер Словарь русских синонимов.

    мистик сущ., кол во синонимов: 3 • визионер (3) • …   Словарь синонимов

  • МИСТИК — МИСТИК, мистика, муж. Человек, склонный к мистицизму, мистическим переживаниям; сторонник какой нибудь мистической теории, мистического учения. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • МИСТИК — МИСТИК, а, муж. Человек, к рый склонен к мистике, к религиозно мистическому миросозерцанию. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Мистик

    — Латинское название Mistik Фармакологические группы: БАДы — витамины, витаминоподобные вещества и коферменты ›› БАДы — продукты растительного, животного или минерального происхождения Нозологическая классификация (МКБ 10) ›› E61.7… …   Словарь медицинских препаратов

  • мистик — • великий мистик …   Словарь русской идиоматики

  • мистик — 1. и. Мистицизмга бирелүчән кеше, нин. б. дини мистик теория тарафдары 2. с. Мистикага, мистицизмга бәйләнешле …   Татар теленең аңлатмалы сүзлеге

  • Мистик — (Mystic)Mystic, река, небольшая река на Ю. В. штата Коннектикут, США, впадающая в пролив Лонг Айленд Саунд. В ее устье устроен морской музей Порт Мистик , имитирующий китобойный центр 19в …   Страны мира. Словарь

  • Мистик — Психологос

    ​ Мистик – человек, принимающий мистику, живущий по чувству и убеждению: «Есть близкие мне Высшие Силы, которые дают мне часть Своего Могущества». В этом плане мистики чувствуют себя немного Богами – они тоже приобщены в Высшим Силам и иногда являются их частью.

    Маркеры: как правило, они активно использует такие слова и темы, как Духовность, Сила, Жизненный Путь, Просветление, Единство, Совершенное существо, Бог, Любовь, Исходное, Изначальное.

    Многие слова пишутся с Большой Буквы.

    Если вас информируют, что «раз нам дано право жить на Земле в период Великого Перехода, мы должны развить в себе все необходимые Божественные Качества, расширить свое сознание, правильно развязать (трансмутировать) все негативные кармические узлы, завязанные нами в прошлых жизнях и помочь Учителям Человечества, Чоханам Лучей, всей Иерархии Света, Земле и Человечеству осуществить квантовый скачок, который и будет являться ИСХОДОМ — подведением итогов нашего эволюционного развития и накопленного нами опыта в течении всех наших прошлых жизней и началом нового цикла эволюционного развития», — перед вами, скорее всего, мистическое учение.

    Мистики и верующие — это не одно и то же. Верующий человек верит в Высшие Силы, но Прямого Контакта с Высшими силами у него нет. Если же человек утверждает, что у него есть с Высшими Силами Прямой Контакт, это уже мистик. Самих же мистиков можно также поделить на две разновидности: мистики активные и пассивные. Пассивные мистики верят в Прямое Знание, Контакт, Высшие силы и разного рода Поля, но в реальной жизни в случае проблем обращаются не к ним, а к чему-то земному.

    Если нужно решить, ехать к друзьям на машине или на метро, они не к Высшим Силам обращаются за ответом, а смотрят загруженность дорог на Яндекс-пробках.

    Активные мистики не только в Силы, Поля, Другой Мир и Дружественную Вселенную верят, но активно этой верой живут и обращаются к Проводникам Прямого Знания. Принимая решение, продавать или покупать валюту на бирже, они звонят знакомому экстрасенсу (вариант — ведушему расстановок по Хеллингеру), тот связывается с информационными Полями, а те уже сообщают ему о курсе доллара за завтра…

    Мистика что это такое – профессиональный взгляд

    Что такое мистика?  Мистики и мистицизм

    Что такое мистика? Что такое мистицизм, мистический опыт, мистическое состояние сознания?  Почему такой большой интерес к этой теме?

    В последние десятилетия можно наблюдать возрождение интереса к мистике. Для многих этот интерес исходит из чувства окружающего мрака и хаоса во внешнем мире. Другие хотят понять, что находится за пределами обычного повседневного и научного знания.

    Для некоторых интерес к мистике исходит из более глубокого осознания религиозных традиций и ощущения, что именно здесь есть ответы на важнейшие вопросы и именно здесь можно понять тайны жизни.

    А если говорить в целом, то с помощью мистических знаний люди хотят найти свой путь развития, найти смысл в своей жизни, хотят понять, как устроен мир и мироздание. Мистический опыт дает интуитивное понимание смысла существования и скрытых истин, а также разрешение жизненных проблем.

    По поводу определения мистики существует много разногласий (разночтений), которые говорят о непонимании сути этого явления. Термин «мистицизм» стал популярным ярлыком для «всего туманного, эзотерического, оккультного, сверхъестественного». Поэтому чтобы говорить о мистике, нужно сначала определиться с понятиями.

                 Содержание

     Мистика и мистицизм

    Мистика и мистицизм (от др. -греч. μυστικός – таинственный) – это совокупность религиозно-философских учений, указывающих пути непосредственного единения человека с Богом (Абсолютом, Природой, Бесконечным, абсолютной реальностью, абсолютной истиной).

    Мистика – это способ познания истины. Она даёт расширение границ восприятия и выход за пределы материального мира.

    Мистический опыт – совокупность эмоциональных переживаний человека, которые он испытывает во время духовной практики в момент слияния с Абсолютом (с Богом). Получение сокровенных знаний и переживаний во время духовной практики.

    Термины «мистический опыт», «религиозный опыт», духовный опыт – являются синонимами.

    Мистицизм включает в себя больше, чем «мистический опыт». Конечной целью мистицизма является трансформация человека, а не просто переживание мистических состояний.

    Другими словами, мистицизм охватывает широкий спектр практик, текстов, традиций, опыта, направленных на преобразование человека.

    Мистик – что это?

    Мистик – это человек, который получил духовный опыт (достиг реализации, просветления, нирваны, мокши и др. ) Мистик обладает более высоким уровнем сознания, чем обычные люди.

    Всегда, во все времена, находились люди, которые благодаря особым техникам работы над собой настолько усовершенствовали себя, что научились чувствовать и переживать то, о чем говорили учителя, пророки и мессии. Методы самосовершенствования передавались от учителя к ученикам. Когда количество учеников росло, образовывались мистические Школы.

    Известные мистики: Сатья Саи Баба, Георгий Гурджиев, Пётр Успенский, Елена Петровна Блаватская, Ошо (Бхагван шри Раджниш), Петр Дынов (Донов), Шри Ауробиндо, Джидду Кришнамурти, Лао-цзы, Чжуан-цзы, Судзуки и др.

    Мистицизм и религия

    Мистические доктрины есть во всех мировых религиях и верованиях. Они существовали во всех исторических эпохах и у всех народов. Мистика и религия – не одно и тоже.

    Любая религия развивалась параллельно по двум направлениям:

    1. Массовое, внешнее, обрядово-ритуальное направление, основанное на вере и соблюдении религиозных предписаний. Это направление включает религиозные организации со своими атрибутами, обрядами и храмами. Это направление – для большинства людей.
    2. Закрытое, малочисленное направление, основанное на тайных знаниях и интенсивных практиках. Это высший мистический уровень религии.

     

    Мистика (мистицизм) – это религия в её наиболее действенной и живой стадии, основа религии. Если из каждой религии убрать то, что отличает её от других, останется суть, которая одинакова у всех религий. Это мистицизм. Любая религия в отрыве от мистицизма вырождается в сухую схоластику (формализм, догматизм).

    В повседневном общении схоластикой называют представления, оторванные от жизни, основывающиеся на отвлечённых рассуждениях, не проверяемых опытом.

    Мистики говорят, что истинная неискаженная религия состоит не в догматах, не в холодной вере, не в исполнении обрядов, не в некоторых чувствах и ощущениях, даже не в исполнении нравственного закона, а в полном отречении от себя и во внутреннем соединении с Богом.

    Таким образом, мистика – это живая часть религии. То, что является сутью, основой любой религии. То, что объединяет все религии.

    Мистические методы мировых религий – медитация, созерцание, наблюдение, самовоспоминание, молитва, повторение мантр.

    Мистика и духовная практика

    Разные мистические направления предлагают разные средства, с помощью которых можно пробудить дремлющее сознание, войти в непосредственное общение с Богом, почерпнуть истину в самом источнике.

    На низших ступенях развития для приведения себя в экстатическое состояние пользуются такими внешними средствами, как наркотические вещества, религиозные пляски, ритмичная музыка, физический аскетизм (у факиров). Кроме этого встречи с Богом искали посредством сновидений, сеансов магнетизма и др.

    По мере духовного роста утончаются формы мистицизма и одухотворяются практикуемые приёмы погружения в экстаз. От внешних приёмов центр тяжести переносится в область духовных практик.

    К духовным практикам относятся – медитация, созерцание, самовоспоминание, наблюдение, молитвы, мантры и др.

    По мнению мистиков, истинная жизнь – это созерцательная жизнь. Созерцание представляет собой процесс постепенного абстрагирования и очищения сознания путём концентрации внимания на какой-нибудь идее или на объекте. Восточные мистики выработали ряд приёмов, способствующих быстрому погружению в созерцательное состояние.

    К таким приёмам относятся:

    • — неподвижная поза
    • — управление дыханием
    • — сосредоточение внимания на каком-нибудь одном, чаще всего блестящем предмете (солнце, поверхность воды, дерево, камень, кончик носа, середина лба, солнечное сплетение и т. д.)
    • — бесконечное повторение мантры.

     Концентрация внимания на одной идее (одном объекте) влечёт за собой очищение сознания от всего того, что не связано с этой идеей. По мере того как поле сознания сужается, идея приобретает всё большее господство. По мере же того, как она укрепляется в сознании, усиливается в своей интенсивности связанное с ней чувство. Так созерцание приводит к экстазу.

    Экстаз (греч. ekstasis – нахождение во вне, смещение, пребывание вне себя) – состояние измененного сознания, сопровождающееся потерей ощущения времени, восторгом, предельным позитивным эмоциональным воодушевлением. Высшая степень восторга и воодушевления.

    Все мистики говорят, что те эмоции и феномены, которые они переживают в состоянии экстаза, невозможно передать словами. Нет слов, которые могли бы дать хотя бы приблизительное понятие о них.

    Адепты писали, что религиозный экстаз «подобен тихому веянию прохладного ветерка, призывающего человека к покою, которому, впрочем, может предшествовать буря, огонь, трепет, но сам Бог всегда приходит в тихом веянии».

    Экстаз – это чувство непосредственного общения с Богом, чувство слияния с первоосновой бытия, с абсолютной реальностью, абсолютной истиной.

    В этом чувстве исчезает различие между субъектом и объектом, и мистик ощущает «я» и «не я» в их нераздельной целостности и первоначальном единстве. Это цель исканий на мистическом пути. На вершине мистического опыта всё бытие ощущается как единая абсолютная реальность.

    К мистицизму относят тантризм (индуистский и буддийский), дзэн, каббалу, розенкрейцерство, хасидизм, гностицизм, исихазм, суфизм и другие учения.

    Первобытное общество

    Явления, схожие с мистицизмом, присутствуют в шаманизме, существовавшем у народов Северной Азии, Европы, Америки, в религиозных обрядах аборигенов Австралии, в культах духов разных народов Африки.

    Элемент мистицизма в шаманстве заключается в вере в то, что в состоянии экстаза душа шамана покидает тело, чтобы соединиться с богом или, по крайней мере, быть рядом с ним.

    Античность

    В античной Греции практиковались мистерии – тайные религиозные обряды с целью получения мистического опыта. Известно, что Мистерии включали в себя пиры, ритуальные танцы, церемонии (в частности, обряды посвящения, символизировавшие смерть и воскрешение).

    Древняя Индия

    В религиях древней Индии присутствует сильный мистический аспект.

    Например, высшим результатом религиозной практики среди последователей философской школы адвайта-веданта являлась «мокша» – освобождение из сансары (бесконечной цепи перерождений) и слияние с Абсолютом (Брахманом).

    Традиционная йога представляет собой систему, позволяющую достичь мистического прозрения и растворения в абсолютной реальности.

    Буддизм

    Разные школы буддизма предлагают разные мистические методы.

    Дзэн использует практику созерцания (самовоспоминания, самонаблюдения) Само название происходит от санскритского «дхьяна» (сосредоточение, созерцание).

    Махаяна – это свод учений для идущих по Пути Бодхисаттвы, она включает Сутру и Тантру.

    Ваджраяна – тантрическое направление, образовавшееся внутри Махаяны в V веке нашей эры. Методом для достижения окончательной реализации являются визуализация образов божеств, мантры, мудры.

    Тхеравада – старейшая школа буддизма, одна из восемнадцати ранних буддийских школ.

    Использует медитацию випассана для приобретения мудрости.

    Випассана (санскр. «проникновенное видение») – вид медитации в буддизме, созерцание четырёх благородных истин и идеи невечности.

    Китай

    Для Китая характерны нетеистические религии, поэтому место Бога в мистических практиках занимают Пустота в буддизме и Дао в даосизме.

    Большинство буддистских школ предлагают медитацию и мистическое созерцание как средство достижения нирваны – слияния с вселенской пустотой.

    Христианский мистицизм

    Христианский мистицизм сосредоточен на практике глубокой молитвы с целью достижения единства с Богом.

    Исламский мистицизм

    Суфизм – мистическое течение в исламе. Его основателем принято считать поэта Джалаледдина Руми. Основными составляющими суфизма являются аскетизм, мистицизм, повышенную духовность, подвижничество. Целью суфизма является воспитание совершенного человека, свободного от мирской суеты и сумевшего возвыситься над негативными качествами своей природы.

    Танец суфийских дервишей – подвижная медитация, имеющая мистический смысл (слияние с Богом).

    Иудейский мистицизм

    Иудейский мистицизм представляют каббала и хасидизм.

    Каббала в основном предлагает методы непосредственного постижения Бога через священные имена, божественные числа, молитву.

    Хасидизм – религиозное течение в иудаизме, которое особенное значение придаёт эмоциональному постижению Бога.

     

    Теперь вы имеете представление о том, что такое мистика.

    Подробнее о мистицизме и видах духовных практик вы можете прочитать в материалах нашего эзотерического клуба «Путь Света»

     

    Авторы: Олег и Валентина Световид, Алёна Железных

    МИСТИЦИЗМ — Древо

    Мистици́зм (от греч.

    mustikoz — таинственный, мистерийный) — понятие достаточно широкое.

    Известный современный католический богослов Ганс Кюнг, например, пишет: “Мистика”, “мистический” — эти слова, если вернуться к их буквальному смыслу, происходят от греческого глагола muein — замкнуть (уста). “Мистерии” — это “таинства”, “тайные учения”, “тайные культы”, о которых не полагается рассказывать непосвященным. Мистической, следовательно, является такая религия, которая “замыкает уста”, то есть молчит о своих сокровенных тайнах в присутствии профанов и, более того, — отвращается от внешнего мира, закрывает глаза и уши, дабы обрести спасение внутри самой себя”. Мистика, как определяет ее Ф. Гейлер, — это “та форма общения с Богом, при которой мир и Я радикально отрицаются и человеческая личность растворяется, пропадает, тонет в единой и бесконечной стихии божества” [1]. Но и само восприятие Бога приобретает в мистицизме искаженный характер. Как пишет крупный западный исследователь религии Ф. Гейлер (†1967) в своем монументальном труде “Молитва”, “последовательный мистицизм освобождает представление о Боге от всех личностных атрибутов, остается “голая” и чистая бесконечность” [1].

    Это понимание мистицизма показывает, как далеко отстоит он от религии с ее личностным пониманием Бога.

    Смешение понятий “мистика” и “святость” в духовной области жизни опаснее, чем в любой другой, поскольку касается самой основы бытия человеческого.

    Поэтому привычное употребление терминов “мистик”, “мистика”, “мистический опыт” и т.д. в приложении к любому опыту контакта с “запредельным” чревато серьезными последствиями. Применение их в богословии в столь расширительном значении, когда за ними могут стоять и добро, и зло, стремление к истине и примитивное любопытство, святость и сатанизм, Христос и Велиар (см. 2 Кор.6:15), способно эффективно внедрить в сознание разрушительную идею тождественности по существу всех аскетических путей.

    Вот, яркая иллюстрация этого:

    “Следуя по пути, проложенному созерцанием, индийские брахманы приходили к тому же, к чему приходили все мистики, в какое бы время и в каком бы народе они ни жили. Янджнявалкья и Будда, Плотин и Ареопагит, Мейстер Экхарт и Григорий Палама, кабалисты и Николай Кузанский, Яков Беме, Рейсбрук и множество других ясновидцев Востока и Запада. .. Все они как один свидетельствуют, что там… нет ни добра, ни зла, ни света, ни тьмы, ни движения, ни покоя… В священном мраке, скрывающем основу основ, они ощутили реальность Сущего, Абсолюта. Страшная, непереносимая тайна!.. Эту бездну трудно даже назвать “Богом”… За пределами всего тварного и ограниченного мистическому оку открылась Реальность, которую Лао-Цзы называл Дао, Будда — Нирваной, кабалисты — Энсофом, христиане — Божественной Сущностью (ousia), “Божеством”
    [2].

    Это — вполне теософская идея, которая совершенно обесценивает уникальную значимость Жертвы Господа Иисуса Христа и Его Благовестия в деле спасения мира. Своим опорным пунктом она, как видим, имеет широкое понятие мистики. С его помощью оказалось столь просто поставить в один ряд и отождествить (!) опыт христианских святых с опытом каббалистов (для которых Иисус Христос — лжемессия), буддистов (вообще отвергающих Личного Бога) и т.д., отождествить Дао, нирвану, энсоф с Божественной сущностью, Божеством (ср.

    : Ин. 8:42; 15:23). Так уничтожается само понятие Истины в религии, и человек лишается даже мысли о возможности роковой ошибки в такой ответственной области жизни, как духовная. В результате, он легко превращается в слепую игрушку своей мечтательности, самомнения, а не редко и откровенно демонических сил.

    Мистицизм присутствует во всех религиях. В языческих — как явление естественное, в христианстве же — как болезнь, ненормальность, как искажение его веры и основ жизни. Истоки мистицизма всюду одни и те же — это гордость, страстное стремление человека проникнуть в тайны духовного бытия и получить власть над ним, искание высших наслаждений, экстаза.

    Мистицизм имеет много разновидностей. Все их можно разделить на две основные категории: мистицизм естественный и приобретенный, хотя деление это достаточно условно, поскольку не всегда просто провести границу между ними.

    Под естественным мистицизмом подразумеваются те прирожденные способности человека — к предвидению, целительству, ясновидению, телепатии и др. — которые теперь называются экстрасенсорными. Согласно христианской антропологии, эти способности естественны человеку, но вследствие грехопадения оказались в состоянии “анабиоза” и потому проявляются редко.

    Отсюда и возникает большая опасность развития у их обладателя тщеславия, гордости и сопутствующих им других страстей. Опасность заключается в том, что такой “естественный мистик”, будучи обычным грешным человеком, воздействует не на тело, как это имеет место в обычной терапии, а непосредственно на душу больного. И внедряясь в нее своими неочищенными “руками”, заражает ее, нарушает тонкий, сокровенный порядок души и тем наносит часто непоправимый вред и психике, и нервам, и всему организму в целом. Потому Церковь запрещает обращаться за помощью к такого рода целителям.

    Тем более опасны воздействия (например, через телевидение) тех, кого можно отнести к категории приобретенного мистицизма. Разного рода колдуны, астрологи, экстрасенсы-”профессионалы” и т.п., сознательно развивая у себя эти способности, большей частью, ради славы и корысти, калечат людей в несравненно большей степени, нежели первые. (Телевизионные “опыты” современных экстрасенсов — прекрасная иллюстрация этого).

    Приобретенный мистицизм делится на две главные ветви: оккультный и прелестный.

    Оккультный связан с стремлением человека проникнуть в “тот”, неподвластный законам этого мира, таинственный мир человека, природы и духов с целью познания его тайн и использования скрытых в нем сил в своих целях. К оккультизму относятся: магия, сатанизм, спиритизм, теософия, антропософия и др. Во всех их человек, сознательно или бессознательно, вступает в общение только с духами отверженными, нанося себе непоправимый, как правило, вред.

    Прелестный (от слова прелесть) мистицизм приносит человеку, как правило, видения, откровения, наслаждения. Находящийся в прелести думает, что он познает тот мир, в действительности же оказывается игрушкой своих фантазий и дьявольских наваждений.

    Мистицизм, таким образом, уводит человека от Бога, от подлинной цели жизни и дает такое направление развитию духа, при котором необычайно возрастает утонченная гордость, делающая человека неспособным к принятию Христа как истинного Бога и единственного Спасителя. Развитию гордости способствует и ложный аскетизм, и развиваемые нередко экстрасенсорные способности (например, в йоге), а также глубокие нервно-психические переживания, наслаждения, доводящие до экстаза. Все это постепенно приводит человека к убеждению, что он “как боги”. Такой путь нередко приводит к мистическому атеизму (например, буддизм, санкхья), к сумасшествию, истерии, самоубийству.

    См. также

    Использованные материалы

    • Проф. А.И. Осипов. Путь разума в поисках истины. VI. Язычество


    [1]  Кюнг Г. Существует ли Бог? 1982 г. С. 295.

    [2]  Светлов Э. У врат молчания. Брюссель, 1971. С. 80-81.

    Значение, Синонимы, Определение, Предложения . Что такое мистик

    Путешественники переехали на какую то свалку Снаружи Мистик Фоллса
    Председатель комитета по благоустройству Мистик Фоллс
    Маленькая птичка напела, что ты угнала машину и помчалась прочь из Мистик Фоллс.
    Первое освещение состоялось в праздновании с новообретенным благосостоянием, которым Мистик Фоллз обладал после войны.
    Никаких записей о мифах про оборотней в Мистик Фоллс.
    Моему другу Дугу позвонили из планового отдела Мистик Фоллса этим утром.
    Клаус хочет пойти с ней на мисс Мистик фоллс завтра.
    Они были обнаружены сегодня утром На старом кладбище Мистик Фоллз.
    если посмеешь вернуться в мистик фоллз я не даю никаких гарантий мне нужно еще кое-что.
    Я думал, что продолжу тему вампиров в Мистик Фоллс.
    Мистик Фоллс — это средство для достижения цели, как небольшой камушек, упавший в очень большой пруд.
    Сейчас самое ужасное, с чем вам предстоит столкнуться в Мистик Фоллс, это билет нарушителя границы.
    Ты Мисс Мистик Фоллс и у тебя есть обязанности.
    Но ведь ее сын — мистик, она всегда это знала.
    Я не мистик; в предчувствия и гаданья почти не верю; однако со мною, как, может быть, и со всеми, случилось в жизни несколько происшествий, довольно необъяснимых.
    Францисканский мистик двенадцатого века, малоизвестный.
    Тебе нужно почаще ездить в Мистик Фолс
    Вы говорите как мистик, а не как агностик.
    Это меня не удивляет, ты же мистик в глубине души.
    Или же, как я уже говорил, ее мог убить маньяк-мистик, страдающий навязчивой идеей. Или, наконец, ее собственная падчерица.
    Я опустошила все скотобойни в районе пешей доступности и все мясные лавки вдоль трассы из Нью-Йорка до Мистик Фоллз.
    По всей видимости по Мистик Фоллс разгуливает психопат.
    Так далеко от Мистик Фолс, как только возможно.
    Элайджа в городе, проводит поиски в Мистик Фолс.
    Мистик Фоллс был основан в 1860 году, когда Локвуды, Форбс Фелл, Гилберты и Сальваторе собрались, чтобы подписать устав города.
    Попробуй найти такое место в Мистик Фоллс, где не было бы совершено ни одного ужасного деяния.
    Мне явилось новое видение, — сообщил кровожадный мистик.
    Ты хочешь, чтобы я поверил, что ты приехал в Мистик Фолс с миром?
    Поэтому я собираюсь дать тебе сегодня, чтобы ты вообразил местоположение твоих друзей вампиров. или ты и я отправимся на экскурсия в Мистик Фоллс.
    А я наконец открою скрытый мотив.. своего адского возвращения в Мистик Фоллс
    Семьи основателей Мистик Фоллс приветствуют вас на праздновании инаугурации Совета Основателей.
    Я устроил несколько спаринговых матчей для новых основателей Мистик Фоллса.
    С возвращением в Мистик Фолс, Стефан.
    Никаких записей о мифах про оборотней в Мистик Фоллс.
    Мистик отыскала планы станции, на которой Страйкер работал десятилетия.
    Настоящий, оригинальный мистик самого высокого уровня.
    Председатель комитета по благоустройству Мистик Фоллс
    Как долго, как ты думаешь, я буду сидеть в Мистик Гриле как какой-нибудь грустный одиночка-завсегдатай баров.
    Я скажу так, человек первоклассный мистик.
    Я могу заманить Клауса обратно в Мистик Фолс.
    Семья — это для нас самое ценное в Мистик Фоллс.
    От имени исторического общества средней школы Мистик Фоллс давайте зажгем их.
    Никто просто не проходит мимо Мистик Фолс.
    Ты оставишь Мистик Фоллс позади и никогда не будешь жалеть об этом.
    Скажи ему, что он оставит Мистик Фолс позади и никогда не задумается дважды об этом.
    Благодаря странникам и их анти-магическому заклинанию, весь Мистик Фоллс по-прежнему закрыт для всех, у кого есть клыки.
    Ты должна быть на церемонии в Мистик Фоллс.
    Так что собирай свои вещи, и двигаемся обратно в Мистик Фоллс
    Значит ты бы удивился, если бы я сказала тебе, что он сделал прыжок ласточкой с моста Мистик Ривер три часа назад?
    Дни становятся все темнее в Мистик Фоллс и моё сердце темнеет.
    Мистик который удаляет органы не оставляя следов на теле.
    Вы повернули неправильно и попали в Мистик Фоллс
    7 охотников, 4 туриста, и 2 работников были объявлены пропавшими, и это все в радиусе 75-ти миль от Мистик Фоллс.
    Имеете ли вы какое-нибудь отношение ..к первым поселенцам в Мистик Фоллс?
    В то время как гостиница Baldpate закрыта на зиму, писатель-мистик Кеннет Мэги заключает пари на 5000 долларов с ее владельцем, что он может провести там одну ночь и написать рассказ.
    В 1881 году Овертон опубликовал книгу Уильям Лоу, не присяжный и мистик.
    Димитрий Митринович, сербский философ, поэт, революционер, мистик, теоретик современной живописи, глобалист и космополит.
    Городской совет Малдена, штат Массачусетс, получил довольно много жалоб после открытия вейп-магазина рядом с региональной чартерной школой Мистик-Вэлли.
    Она возвращается в гробницу, чтобы найти Надю, и говорит ей, что она не хочет покидать Мистик Фоллс, но остаться и вернуть Стефана.
    Учение Лурии стало соперничать с влиянием Зогара, и Лурия стоит рядом с Моисеем де Леоном, как самый влиятельный Мистик в еврейской истории.
    Билл Мюррей также был номинирован на лучшую мужскую роль, но проиграл Шону Пенну за Мистик-Ривер.
    Он также снялся в сериале Тяньцзинь мистик и рад познакомиться с вами.
    В 2017 году он снялся в высоко известной мистической фантастической веб-драме Тяньцзинь Мистик.
    Гемофилия Алексея привела бы к тому, что русский мистик Григорий Распутин получил бы известность при императорском дворе.
    Сармад Кашани, еврей, принявший ислам и суфийский мистик, был обвинен в ереси и казнен.
    Бойд получил свои первые роли, небольшие телевизионные роли и рекламные ролики, в возрасте 6 и 7 лет. Он играл сына Тима Роббинса в Мистик-Ривер.
    Цилиньские Мистикеры-редкий тип Мистикеров, и ходят слухи, что их существует только пять и что каждый Квилинский мистик выбирает своего владельца.
    Продвинутый мистик может достичь повторяющегося состояния спокойного, устойчивого просветления в медитативной изоляции.
    В недуалистической Веданте индуистский мистик понимал бы реальность как ничто иное, как божественное единство, включающее в себя самого мистического субъекта.
    За пределами театра врач и мистик Роберт Фладд занимался астрологией, как и шарлатан доктор Саймон Форман.
    Другие результаты

    Мистика – очевидность веры — Православная энциклопедия Азбука веры

    архи­манд­рит Рафаил (Каре­лин)

    Чем отли­ча­ется мистика от рели­гии? Мистика пред­став­ляет собой опыт веч­но­сти, ощу­ще­ния высшей реаль­но­сти, чув­ство того, что есть таин­ствен­ное Суще­ство, Кото­рое стоит над теку­чим пото­ком вре­мени, за пре­де­лами мате­ри­аль­ного мира и, в тоже время, про­ни­кает в эту мате­ри­аль­ность и высвет­ляет ее. Мистика явля­ется, пере­жи­ва­нием таин­ствен­ной встречи с Тем, Кто неуло­вим чело­ве­че­ской мыслью, недо­сту­пен для телес­ных чувств, невы­ра­зим словом, с Тем, Кто одно­вре­менно вблизи нас и бес­ко­нечно далек, Кто явля­ется в момент встречи высшей оче­вид­но­стью и, в тоже время, всегда оста­ется непо­сти­жи­мым, Кто ищет нас, но желает, чтобы мы искали Его, Кто явля­ется высшим сча­стьем для чело­века, но для обла­да­ния Им надо отречься от себя и поко­рить свой дух Ему. Если у мистика спро­сить, об имени Бога, то он скажет: первое имя – Сущий, а второе – Непо­сти­жи­мый.

    Рели­гия нераз­рывна от мистики; она обра­ща­ется ко всей чело­ве­че­ской лич­но­сти, откры­вая путь и сред­ства к веч­ному бого­об­ще­нию. Основа рели­гии – Откро­ве­ние, кото­рое вос­при­ни­ма­ется через веру. Рели­гия дает знания, под­твер­жда­е­мые мисти­че­ским опытом. Вера откры­вает Бога как Лич­ность и опре­де­ляет усло­вия, при кото­рых конеч­ное может соеди­ниться с бес­ко­неч­ным через оза­ре­ния боже­ствен­ным светом.

    Откро­ве­ние обра­щено к трем силам души: к разуму – дог­ма­тика, воле – запо­веди и пра­вила Церкви, чув­ствам – бого­слу­же­ние и молитва. Мистика явля­ется ядром или как бы серд­цем рели­гии. Без мистики рели­гия рас­па­да­ется: дог­ма­тика ста­но­вится фило­со­фией, нрав­ствен­ность (запо­веди) – нор­мами обще­ствен­ной морали, а бого­слу­же­ние – эсте­ти­кой; вне мистики Цер­ковь пред­став­ляет собой соци­ально-исто­ри­че­ский инсти­тут.

    Без рели­гии (здесь мы имеем в виду Пра­во­сла­вие) мистика оста­ется субъ­ек­тив­ным, аморф­ным состо­я­нием; а так как духов­ный мир содер­жит в ceбe духов­ное зло, кон­цен­три­ро­ван­ное в падших ангель­ских суще­ствах, то мистика вне рели­гии, или соеди­нен­ная с лож­ными рели­ги­ями, при­во­дит чело­века к демо­низму. Поэтому для нас так важна при­над­леж­ность к Пра­во­слав­ной Церкви – этого выс­шего кри­те­рия духов­ной истины. Поэтому тео­со­фия и эку­ме­низм пред­став­ля­ются нам как доб­ро­воль­ное разору­же­ние перед силами кос­ми­че­ского зла и демо­ни­че­ской лжи.

    Пра­во­слав­ная мистика осно­вана на чув­стве тайны и бла­го­го­ве­ния перед Созда­те­лем мира, а в неко­то­ром смысле, – перед Его тво­ре­ни­ями, в кото­рых мистик видит тень Боже­ства. Мистика нераз­рывно свя­зана с аске­тиз­мом. Пер­во­род­ный грех, пора­зив­ший все чело­ве­че­ство, про­яв­ляет себя в демо­ни­че­ских импуль­сах и стра­стях.

    Чело­век – это соче­та­ние добра и зла, воз­вы­шен­ного и низ­мен­ного, ангель­ского и демо­ни­че­ского. Он в посто­ян­ном состо­я­нии внут­рен­ней борьбы с самим собой. Он пере­кре­сток дей­ству­ю­щих на его душу темных и свет­лых сил. Его воля похожа на маят­ник, кото­рый колеб­лется между двумя полю­сами – добра и греха. Его сердце – дра­го­цен­ный камень, кото­рый он может пода­рить Богу или отдать сатане. Поэтому для мистика необ­хо­дим аске­тизм и послу­ша­ние Церкви. Без аске­тизма, кото­рый укро­щает стра­сти чело­ве­че­ского есте­ства, и без послу­ша­ния Церкви, как источ­ника освя­ще­ния, он оста­ется без помощи бла­го­дати – этой един­ствен­ной силы, кото­рая спо­собна обуз­дать демо­ни­че­ские импульсы в душе чело­века.

    Като­ли­цизм иска­зил поня­тие о пер­во­род­ном грехе, и этим усып­ляет чело­века. Он свел к мини­муму аске­тизм, оста­вив его досто­я­нием только очень немно­гих мона­ше­ских орде­нов. Про­те­стан­тизм, обычно смот­рит на аске­тизм как на пато­ло­гию. Като­ли­цизм раз­ру­шил стены аске­тики, а про­те­стан­тизм унес оттуда послед­ние камни для стро­и­тель­ства мир­ских жилищ. Он заме­нил аске­тизм дру­гими поня­ти­ями: уме­рен­но­сти, береж­ли­во­сти и порядка. В като­ли­цизме и про­те­стан­тизме мистика уни­что­жена или дефор­ми­ро­вана. В одних слу­чаях ее заме­няет мора­лизм, в других – она при­об­ре­тает оккульт­ный харак­тер. В наше время ста­но­вятся попу­ляр­ными раз­лич­ные оккульт­ные тече­ния и школы.

    Чело­век, поте­ряв­ший или дефор­ми­ро­вав­ший свое мисти­че­ское чув­ство, сводит рели­гию к морали, и поэтому никак не может понять, какая раз­ница между Пра­во­сла­вием, като­ли­циз­мом и про­те­стан­тиз­мом. Они мыс­лятся ему, как исто­ри­че­ские тра­ди­ции, и он воз­му­ща­ется, почему хри­сти­ан­ские кон­фес­сии, а затем все рели­гии, не соеди­нятся друг с другом на основе общих нрав­ствен­ных прин­ци­пов. Веру в Пра­во­сла­вие, как един­ствен­ную воз­мож­ность истин­ного, бла­го­дат­ного бого­об­ще­ния, он счи­тает дефи­ци­том любви к людям, кон­фес­си­о­наль­ной гор­ды­ней, обску­ран­тиз­мом, а в неко­то­ром случае, зло­умыш­ле­нием против чело­ве­че­ства. Если ювелир не может видеть раз­ли­чия между дра­го­цен­ными метал­лами или кам­нями, и утвер­ждал бы, что они оди­на­ковы, то его назвали бы про­фа­ном. Высшее знание юве­лира про­яв­ля­ется в умении раз­ли­чать свой­ства мате­ри­а­лов и опре­де­лять их цен­ность.

    Если чело­веку все пред­меты кажутся окра­шен­ными в один цвет, то это гово­рит не о широте взгляда, не о зор­ко­сти глаз, а о болезни зрения. Если чело­век заявил бы, что между фило­соф­скими систе­мами нет раз­ницы, а что все они сов­па­дают в глав­ном, то его назвали бы невеж­дой, незна­ко­мым с раз­лич­ными фило­соф­скими посту­ла­тами. А здесь мы утвер­ждаем одно, что без мистики нельзя понять и оце­нить пра­во­слав­ную веру, что чело­век, лишен­ный мистики будет не пра­во­слав­ным, каким он счи­тает себя, а тео­со­фом или раци­о­на­ли­стом пра­во­слав­ного обряда.

    Невоз­можно без мистики и аске­тизма почув­ство­вать реаль­ность пра­во­слав­ных дог­ма­тов, а без испо­ве­да­ния дог­ма­тов и уча­стия в цер­ков­ных таин­ствах стя­жать богат­ство мисти­ков – Фавор­ский свет. Лже­ми­стик видит перед собой отблески адского пла­мени, кото­рые манят и ведут его душу в непро­ни­ца­е­мую тьму. Поэтому для нас Бог – Жизнь жизни и Свет света, Пра­во­сла­вие – таин­ствен­ный Синай, где Боже­ство явля­ется чело­веку, вера – высшая истина, а мистика – оче­вид­ность веры.

    О пра­во­слав­ной и ложной мистике

    Что такое пра­во­слав­ная мистика, каковы ее свой­ства? Можно ли назвать мистику особым духов­ным даром или «рели­ги­оз­ной гени­аль­но­стью»?

    Слово “мистика” имеет широ­кий спектр; это позна­ние духов­ного мира в непо­сред­ствен­ном обще­нии с ним через духов­ные инту­и­ции; это вхож­де­ние в иную сферу бытия; это путь от сопри­кос­но­ве­ния с высшей Реа­лией к един­ству с Ней. Начало мистики – сми­ре­ние и чув­ство вели­чия тайны, перед кото­рой в без­мол­вии пред­стоит душа. Но без­мол­вие мистика это не бес­сло­вес­ность, – а состо­я­ние души, когда исче­зают про­ти­во­ре­чия и рвутся пси­хи­че­ские ком­плексы. Это выход из раб­ства в сво­боду, из смерти – в жизнь, из тем­ницы – на свет. Мистич­ной может быть молитва и, я бы сказал, что всякая вни­ма­тель­ная молитва, с кото­рой соеди­нено сердце, уже мистична. Пра­во­слав­ный мистик – тот, кто любит Христа больше всего на свете и стре­мится к посто­ян­ному бого­об­ще­нию, как ска­зано в Псал­тири: “Ищу лица Твоего, Гос­поди”.

    Мистика – сви­де­тель­ство о буду­щей жизни и славе святых. Духов­ный мир не имеет ана­ло­гов с мате­ри­аль­ным миром. Поэтому, когда мистик хочет опи­сать свое состо­я­ние, то он не нахо­дит адек­ват­ных выра­же­ний; чтобы он не сказал – сердце шепчет: это, не то. Чело­ве­че­ское слово пред­став­ля­ется ему чем-то грубым, жест­ким, ока­ме­нев­шим. Он про­бует пере­дать свою мысль через сим­волы и ассо­ци­а­тив­ные образы, – это един­ственно, что воз­можно; но это далеко от дей­стви­тель­но­сти, как сол­неч­ный свет в небе, от изоб­ра­жен­ного крас­ками на полотне. Лучшее выра­же­ние мисти­че­ской встречи с Хри­стом, по нашему мнению, содер­жат гимны Симеона Нового Бого­слова, кото­рого можно также назвать “новым бого­вид­цем”. Тот свет боже­ствен­ной фео­фа­нии, кото­рыми были оза­рены апо­столы на Фаворе, кото­рый сиял на лице Моисея, схо­див­шего с Синая, – отблес­ком отра­зился в книге боже­ствен­ных гимнов пре­по­доб­ного Симеона. Но, если можно так ска­зать, это была тень света. Другие мистики боя­лись пове­дать свое состо­я­ние слову, как мы боимся дове­рить тайну лжецу. Мы роди­лись в тюрьме, даже не подо­зре­вая, что за ее сте­нами есть другой мир. Мы заняты только тем, что хотим бла­го­устро­ить свою тем­ницу. Мистик тот, кто увидел свет, про­ник­ший в под­зе­ме­лье – этот луч, идущий от Бога к сердцу чело­века; и он тос­кует об этом свете, он живет надеж­дой, что увидит его вновь.

    То, что я сказал далеко от пере­жи­ва­ния мистики. Если бы я больше пони­мал, что такое мистика, то наверно молчал бы о ней. Но так как мистика под­верг­лась иска­же­ниям и гоне­ниям, то мне при­хо­дится гово­рить своим немощ­ным языком.

    Пра­во­слав­ная мистика – это Фива­ида и Нит­рий­ская пустыня, это тво­ре­ния Мака­рия Вели­кого и Гри­го­рия Сина­ита, напо­ен­ные бла­го­уха­нием бла­го­дати; это под­зем­ные келии Печер­ского мона­стыря, стены кото­рых исто­чают духов­ное миро; это Лавра пре­по­доб­ного Саввы, похо­жее на жерло вул­кана; это горы Гареджи, оза­рен­ные баг­ря­ным отблес­ком заката; это без­мол­вие Афона; это «Святая святых» Иеру­са­лим­ского храма, где Пре­свя­тая Дева наедине моли­лась Богу. Мистика – это биение сердца того, кто творит Иису­сову молитву.

    В душе чело­века зало­жено стрем­ле­ние к пре­крас­ному, – это как бы вос­по­ми­на­ние о поте­рян­ном Эдеме, когда мир был юн и наши пра­отцы без­грешны, когда небо и земля не были раз­лу­чены друг с другом. Чело­век ищет кра­соту вокруг себя – в стране смерти и тления, но видит только исче­за­ю­щие тени в этом мире рож­де­ний и смерти; в мире пере­мен, где все, к чему при­ка­са­ется своим пер­стом время, пре­вра­ща­ется в прах. Мистик тот, кто очами сердца видит мета­фи­зи­че­скую, неви­ди­мую кра­соту духов­ного мира.

    Суще­ствует выра­же­ние: “Мистика твор­че­ства”, чем она отли­ча­ется от рели­ги­оз­ной мистики?

    В пра­во­слав­ной мистике нет чув­ствен­ных вос­тор­гов, она отстоит далеко от того эмо­ци­о­наль­ного состо­я­ния, кото­рое обычно назы­вают вдох­но­ве­нием. “Твор­че­ская мистика” – это особый накал эмоций, когда чело­век ощу­щает себя меди­у­мом каких-то неве­до­мых для него самого сил. В этом состо­я­нии его пере­жи­ва­ния ста­но­вятся особо тон­кими и пла­стич­ными; он, как бы полу­чает спо­соб­ность пере­во­пло­щаться в других людей, жить их душев­ным миром, смот­реть их гла­зами, чув­ство­вать их серд­цем. В антич­ное время слова “поэт” и “пророк” были почти сино­ни­мами. Если можно ска­зать, то “мистика твор­че­ства” это сур­ро­гат мистики, это иска­ние кос­ми­че­ской кра­соты, это упо­е­ние кос­мо­сом. Поэтому в тво­ре­ниях вели­ких поэтов явно при­сут­ствует пан­те­и­сти­че­ское вос­при­я­тие мира. Часто этот вос­торг сме­ня­ется разо­ча­ро­ва­нием, и «одер­жи­мость духом кос­моса», – я упо­треб­ляю эти слова условно, – сме­ня­ются одер­жи­мо­стью духом смерти. Мистика твор­че­ства – это мистика эмоций, где подъ­ему должен сле­до­вать спад. Она бес­сильна про­ник­нуть в область духа и в самых высо­ких своих поры­вах ока­зы­ва­ется только тоской по идеалу.

    Я слышал слова одного уче­ного, что суще­ствует «мистика науки». Что это такое?

    Как я помню, эти слова при­над­ле­жат Эйн­штейну. Надо ска­зать, что у него особый язык тонкой, я бы сказал врож­ден­ной иронии, кото­рым он как бы играет со своим собе­сед­ни­ком. Нередко, утвер­ждая, он на самом деле осме­и­вает то, что утвер­ждает; а, отри­цая, – скры­вает то, во что верит. Однако попро­буем отве­тить.

    Мистика уче­ного это вос­при­я­тие мира как тайны, кото­рая нико­гда до конца не будет рас­крыта, как море, кото­рое невоз­можно исчер­пать. Для “мисти­ков науки” каждый лабо­ра­тор­ный опыт это недо­пе­тая песня, а каждая гипо­теза – это сорван­ный цветок, кото­рый в его руке начи­нает увя­дать. Мисти­че­ское чув­ство уче­ного это чув­ство зако­но­мер­но­сти и гар­мо­нии все­лен­ной, а иссле­до­ва­ние этого мира может вызвать особый экстаз, назо­вем его рас­су­доч­ным экс­та­зом. Вера Эйн­штейна это вера в раци­о­наль­ность мира, кото­рый позна­ваем, но не может быть познан до конца. Это «высший разум» Спи­нозы; это Бог, кото­рый не живит, а мерт­вит, – холод­ный, как север­ное сияние. Мистику Эйн­штейна я назвал бы мисти­кой ниги­лизма.

    Наука имеет дело с мате­рией, поэзия – с чув­ствами и стра­стями, рели­гия – с мета­фи­зи­че­ским миром.

    Пра­во­слав­ная мистика это сопри­кос­но­ве­ние с тайной духов­ного мира, кото­рый откры­ва­ется как сверх­ре­аль­ность, и чело­век видит насколько глу­боко его соб­ствен­ное сердце. Мистика это особое чув­ство любви к Богу, захва­ты­ва­ю­щее чело­века, любви, в кото­рой исче­зает, как бы рас­плав­ля­ется мир, и оста­ются двое – Бог и он. В мисти­че­ском пере­жи­ва­нии чело­ве­че­ское сердце пре­вра­ща­ется в одно сплош­ное око, обра­щен­ное к Богу, кото­рое непо­сред­ственно вос­при­ни­мает мета­фи­зи­че­ский мир и себя, как частицу этого мира. Мисти­че­ское чув­ство не имеет ана­ло­гов с дру­гими пси­хи­че­скими свой­ствами и спо­соб­но­стями, оно лежит глубже них

    Вы гово­рили, что мистика это созер­ца­ние боже­ствен­ной кра­соты. Что можно ска­зать об этом?

    Об этом нельзя ска­зать, – это нужно пере­жить. Апо­стол Петр сказал на Фаворе: “Хорошо нам здесь быть”. Боже­ствен­ная кра­сота откры­ва­ется чело­веку как нечто совер­шенно новое и невы­ра­зи­мое, как духов­ный свет, кото­рый пре­об­ра­жает самого чело­века, и тогда душа хочет только одного: всегда пре­бы­вать с Хри­стом, образно говоря, укрыться в Его све­то­нос­ной тени. Любовь нетер­пе­лива, и поэтому мистик ищет не абстракт­ных, даже бого­слов­ских знаний о Боге, а встречи с Самим Богом через бла­го­дать, и тос­кует о раз­луке, когда мисти­че­ский мрак, в кото­рый во время бого­об­ще­ния погру­жа­ется, как бы тонет земной мате­ри­аль­ный мир, рас­се­и­ва­ется, и он снова входит в низшую визу­аль­ную реаль­ность. Но он уходит не пустым, а уносит собой как сокро­вен­ное богат­ство, отблеск неви­ди­мого света, кото­рое таит в своей душе от всех.

    Можно ли назвать мистику “оче­вид­но­стью рели­гии”?

    Я думаю, что в своем вопросе вы сфор­му­ли­ро­вали в сжатой форме суть моего ответа. Рели­гия не дока­зы­ва­ется силами одного рас­судка, а при всех дово­дах в ее защиту оста­ется только гипо­те­зой, хотя и с высо­кой сте­пе­нью веро­ят­но­сти. Голый разум, отторг­ну­тый от других сил души и духа, похож на ком­пью­тер с зало­жен­ными про­грам­мами. Тем более ника­кие раци­о­на­ли­сти­че­ские доводы о суще­ство­ва­нии Бога и истин­но­сти рели­гии, без внут­рен­него мисти­че­ского опыта, не могут вдох­нуть живо­тво­ря­щей веры в сердце – орган духа. Вся исто­рия рели­гии и фило­со­фии сви­де­тель­ствует о том, что путем логи­за­ций невоз­можно дока­зать истину рели­ги­оз­ных и фило­соф­ских систем, иначе они инте­гри­ро­ва­лись бы в единое миро­воз­зре­ние. Рели­гия это вклю­че­ние конеч­ного и огра­ни­чен­ного в бес­ко­неч­ное и без­гра­нич­ное, в кото­ром конеч­ное при­об­ре­тает свой­ства бес­ко­неч­ного. Фило­со­фия, напро­тив, пыта­ется посред­ством сил­ло­гиз­мов постиг­нуть абсо­лют­ное, то есть огра­ни­чить бес­ко­неч­ное через конеч­ное. При таком интел­лек­ту­аль­ном иллю­зи­о­низме силы души чело­века сво­дятся к логи­кону, а Боже­ство абстра­ги­ру­ется в отвле­чен­ную идею, похо­жую на глыбу льда, навис­шей над землей.

    Что про­ис­хо­дит с рели­гией, когда мистика заме­ня­ется раци­о­на­лиз­мом?

    Рели­гия иска­жа­ется и раз­ру­ша­ется, когда рас­су­док ста­но­вится не слугой веры, а ее путе­во­ди­те­лем и настав­ни­ком, не послуш­ни­ком Откро­ве­ния, а его судьей. Так дегра­ди­рует и рушится страна, когда взбун­то­вав­ши­еся рабы ста­но­вятся узур­па­то­рами цар­ской власти. Рели­гия без мистики пре­вра­ща­ется в сумму поня­тий и пред­став­ле­ний, ото­рван­ных от жизни сердца, и засы­хает как рас­те­ние, лишен­ное корней. Раци­о­на­ли­сти­че­кая рели­гия – это «клад­би­щен­ская» рели­гия.

    Какая связь между дог­ма­ти­кой и мисти­кой?

    Обычно под пра­во­сла­вием чело­века мы под­ра­зу­ме­ваем его непре­ре­ка­е­мую веру в истин­ность дог­ма­тов, испол­не­ние запо­ве­дей и вклю­чен­ность в ритмы цер­ков­ной жизни. А мистика дает созер­ца­ние истины, как встречу с живой Исти­ной в сердце. Вели­кие святые: Нико­лай Чудо­тво­рец, Гри­го­рий Бого­слов, Иоанн Крон­штадт­ский и другие, име­ю­щие глу­бо­кую мисти­че­скую ода­рен­ность, были осо­бенно чутки к дог­ма­ти­че­ской чистоте. Кру­пинки песка, попав­шие в глаз, при­чи­няют острую боль, но их не ощу­щает затвер­дев­шая кожа подошвы. Во время ари­ан­ских смут состав­ля­лись уни­аналь­ные сим­волы, в кото­рых пре­града между Пра­во­сла­вием и ересью ста­но­ви­лась тонкой и как бы про­зрач­ной, трудно раз­ли­чи­мой одним рас­суд­ком, опи­рав­шимся на зыбкую, еще не отвер­дев­шую тер­ми­но­ло­гию. И здесь на помощь пра­во­сла­вию рас­судка при­хо­дило пра­во­сла­вие сердца.

    Отступ­ле­ние от дог­ма­ти­че­ской истины, хотя на воло­сок, святые чув­ство­вали своей мисти­че­ской инту­и­цией как потерю бла­го­дати Духа Свя­того, как затме­ние духов­ного солнца – Христа в душе. Ложный догмат, образно говоря, – про­бо­ина в корабле, через кото­рый устрем­ля­ется поток воды, гро­зя­щий пото­пить море­пла­ва­те­лей в могиле моря. Гра­ница между Пра­во­сла­вием и ересью про­хо­дит не только через область дог­ма­тики, но также через область мистики.

    Кто из совре­мен­ных бого­сло­вов высту­пает против мистики?

    У про­фес­сора МДА Оси­пова в книге “Путь разума в поис­ках истины” есть глава “Мисти­цизм”. При­ба­вив к своему соб­ствен­ному разуму разум еще двух запад­ных рели­гио­ве­дов, – като­лика Ганса Кюнга и про­те­станта Ф.Гейлера, – он пришел к выводу, что мистика про­яв­ляет себя “…в хри­сти­ан­стве как болезнь, ненор­маль­ность, иска­же­ние веры и основ жизни. Истоки мисти­цизма всюду одни и те же – это гор­дость чело­века, его страст­ное стрем­ле­ние про­ник­нуть в тайны духов­ного бытия и полу­чить власть над ними – сла­до­стра­стие, иска­ние высших насла­жде­ний, экс­таза” (“Путь разума в поис­ках истины”, с.280 ).

    Здесь про­фес­сор путает пра­во­слав­ную мистику, осно­ван­ную на аске­тизме, с ложной мисти­кой – “духов­ной пре­ле­стью” и даже магиз­мом. Доста­точно про­чи­тать тво­ре­ния пре­по­доб­ного Гри­го­рия Сина­ита, чтобы убе­диться, что такие опре­де­ле­ния истины явля­ются инси­ну­а­ци­ями или непо­ни­ма­нием. Про­фес­сор-раци­о­на­лист не мог уло­вить раз­ницы между хри­сти­ан­ской мисти­кой и пан­те­и­сти­че­ской, между пре­по­доб­ным Мака­рием Вели­ким и Мей­сте­ром Экхар­том, между свя­ти­те­лем Игна­тием Брян­ча­ни­но­вым и Беме и, спутав фео­фа­нию с демо­но­яв­ле­нием, извра­тил и опош­лил само слово “мистика”. Похоже, что г‑н Осипов хочет вообще изъять слово “мистика” из пра­во­слав­ного лек­си­кона как нецен­зур­ное слово.

    Име­ются ли в насто­я­щее время серьез­ные иссле­до­ва­ния о пра­во­слав­ной мистике?

    Серьез­ные име­ются, но серьез­ность не всегда руча­ется за истину, – я имею в виду иссле­до­ва­ния иси­хазма Мей­ен­дорфа, Керна и других. Там много фак­ти­че­ского мате­ри­ала и тонких наблю­де­ний, но они, по моему мнению, имеют скорее пси­хо­ло­ги­че­ский, чем пнев­ма­ти­че­ский харак­тер. Их книги похожи на кар­тины живо­писца, кото­рый не видел своими гла­зами Кавказ, а руко­вод­ство­вался све­де­ни­ями, почерп­ну­тыми из гео­гра­фи­че­ских спра­воч­ни­ков и посо­бий. Может ли он почув­ство­вать и изоб­ра­зить кра­соту Кав­каз­ских гор? Мне кажется, что упо­мя­ну­тые иссле­до­ва­тели иси­хазма – нерв­ные, издер­ган­ные жизнью люди, кото­рые “бес­по­койно” пишут о бес­стра­стии. Несколько особ­ня­ком стоит Вла­ди­мир Лос­ский. Он явля­ется эру­ди­ро­ван­ным и доб­ро­со­вест­ным иссле­до­ва­те­лем; в нем чув­ству­ется, если не духов­ный покой, то душев­ное спо­кой­ствие. Но, все – таки, он не смог побе­дить в себе интел­лек­ту­а­лизма, тяго­те­ю­щего к абстракт­ным выво­дам. Его заслуга в том, что в своей работе “Мисти­че­ское бого­сло­вие” он провел четкую гра­ницу между пра­во­слав­ной и пан­те­и­сти­че­ской мисти­кой. Но, опи­сы­вая мисти­че­ский опыт нео­пла­то­ни­ков, Лос­ский, по нашему мнению, не вполне понял его; он считал, что в этом опыте упро­ще­ния душа созер­цает саму себя и вос­хи­ща­ется своей сотво­рен­ной кра­со­той. Дви­же­ние души извне – к себе, и от себя – к Богу, изоб­ра­жен­ное святым Дио­ни­сием Аре­о­па­ги­том, Лос­ский считал у нео­пла­то­ни­ков только неокон­чен­ным, и как бы пре­рван­ным на первом этапе. Но он упус­кает из виду, что интел­лек­ту­ально нельзя абстра­ги­ро­вать душу от пора­зив­шего ее греха и даже уви­деть свою душу без света бла­го­дати. Он игно­ри­рует ту опас­ность, что душа, в попыт­ках выйти через экстаз упро­ще­ния из своей огра­ни­чен­но­сти, «скор­лупы» чув­ствен­но­сти и рас­су­доч­но­сти, не зная Лич­ного Бога, встре­чает на своем пути кос­ми­че­ских духов, с их люци­фе­ри­ан­ским светом и созер­цает не себя, а этот свет, от кото­рого она при­хо­дит в состо­я­ние изум­ле­ния.

    Значит, о мистике может писать только мистик?

    Вы уга­дали мою мысль. Я посо­ве­то­вал бы вна­чале про­чи­тать тво­ре­ния пре­по­доб­ного Мака­рия Вели­кого, а затем Доб­ро­то­лю­бие, кото­рое явля­ется анто­ло­гией визан­тий­ской мистики. При­бавлю, что для того, чтобы понять тво­ре­ния мисти­ков, надо самому иметь, хоть неболь­шой, но пра­виль­ный мисти­че­ский опыт, кото­рый при­об­ре­та­ется через борьбу с гре­хами, очи­ще­ние сердца от стра­стей, вклю­че­нием в литур­ги­че­скую жизнь Церкви и послу­ша­нием к духов­ному настав­нику, кото­рый имеет позна­ние в дела­нии Иису­со­вой молитвы. Надо быть в русле мисти­че­ского пре­да­ния, назо­вем его условно тра­ди­цией, а здесь боль­шое зна­че­ние имеет пре­ем­ствен­ность. Надо ста­раться быть на одной духов­ной волне с пра­во­слав­ными мисти­ками, хотя бы это волна, про­ходя через внут­рен­ние пре­пят­ствия, как через огром­ные рас­сто­я­ния, зву­чала в нашем сердце едва слыш­ным шепо­том.

    Суще­ствует ли связь между эку­ме­низ­мом и мисти­кой?

    Я отвечу, несколько изме­нив вопрос: суще­ствует ли связь между эку­ме­низ­мом и анти­ми­сти­кой – ложной мисти­кой и мисти­ко­фо­бией?

    По моему мнению, одной из причин суще­ство­ва­ния эку­ме­низма и атмо­сфе­рой, необ­хо­ди­мой для его раз­ви­тия, явля­ется при­туп­ле­ние и потеря у совре­мен­ных хри­стиан, – я имею в виду пра­во­слав­ную сто­рону, – мисти­че­ского чув­ства, спо­соб­но­сти не только бого­слов­ски, но непо­сред­ственно вос­при­нять Бога как Абсо­лют­ную Лич­ность, как Живую Сверх­ре­аль­ность. Без внут­рен­него сви­де­тель­ства истины – без пра­виль­ного мисти­че­ского опыта, рели­ги­оз­ный гносис может рас­пасться на фик­са­цию душев­ной эмпи­рии (рели­ги­оз­ный экзи­стен­ци­а­лизм) и на постро­е­ние абстракт­ных веро­ис­по­ве­даль­ных формул, на пие­тизм и раци­о­на­лизм. При таком состо­я­нии хри­стиан, эку­ме­низм, не встре­чая внут­рен­них пре­град в секу­ля­ри­зи­ро­ван­ном созна­нии, может пока­заться плос­кому мен­та­ли­тету чело­века рас­ши­ре­нием само­со­зна­ния и откры­тием новых бого­слов­ских гори­зон­тов. Борьба против пра­во­слав­ной мистики неиз­бежно ведет к рели­ги­оз­ному индиф­фе­рен­тизму – одному из основ эку­ме­низма. В послед­ние века этот натиск уси­лился, но уже в обре­чен­ной Визан­тии, неза­долго до ее паде­ния, мисти­кам-исих­астам, в лице свя­того Гри­го­рия Паламы и его уче­ни­ков, при­хо­ди­лось защи­щаться от напа­док и кле­веты раци­о­на­ли­стов и фоми­стов.

    Как я понял, мисти­че­ское чув­ство, кор­рек­ти­ру­е­мое опытом Церкви, давало воз­мож­ность пра­во­слав­ным непо­сред­ственно ощу­тить сла­дость боже­ствен­ного учения и гнилую при­месь ереси. Не будет ли дерз­но­венно назвать Святых Отцов не только фило­со­фами в бого­сло­вии, но и “дегу­ста­то­рами” дог­ма­тов?

    Мета­фо­ри­че­ские срав­не­ния вряд ли под­ле­жат стро­гому ана­лизу. Вера логи­че­ски не дока­зу­ема, поэтому агно­стики-ате­и­сты, лишен­ные рели­ги­оз­ного чув­ства, пре­зри­тельно назы­вают ее “слепой верой”. Мистика дает чело­ве­че­скому сердцу сви­де­тель­ство досто­вер­но­сти. Свою книгу г‑н Осипов назвал “Путь разума в поис­ках истины”. Но разум может только ана­ли­зи­ро­вать, опи­сы­вать и систе­ма­ти­зи­ро­вать предо­став­лен­ный ему мате­риал, осо­бенно знания, каса­ю­щи­еся мета­фи­зи­че­ского мира. В отрыве от сердца он теряет ори­ен­тиры и его путь пре­вра­ща­ется в без­до­ро­жье. Если нет пра­во­сла­вия сердца, сози­да­е­мого пра­виль­ным мисти­че­ским опытом и вклю­чен­но­стью в цер­ков­ную жизнь, то пра­во­сла­вие одного рас­судка ста­но­вится нена­деж­ным – его можно поко­ле­бать или сбить с пути пучком выдер­ну­тых цитат. Не осле­пив сердце нельзя осле­пить разум. Сле­пота сердца – это поле для сор­няка рефор­ма­тор­ства и модер­низма.

    Ука­жите на при­знаки демо­ни­че­ской мистики, чтобы не при­нять духа тьмы за ангела света.

    Лже­ми­стика похожа на азарт игры с неиз­вест­ным, кото­рый прячет свое лицо под маской. Там нет бла­го­го­ве­ния, а накал чувств, как пред­вос­хи­ще­ние чего-то неожи­дан­ного, кото­рое вольет новые силы в суще­ство чело­века. В лже­ми­стике нет любви к Богу, хотя порой про­яв­ля­ется какое-то, похо­жее на страсть вле­че­ние, к неве­до­мому духу, как бы к энер­ге­ти­че­ской суб­стан­ции кос­моса. Чело­век погру­жен в мир своих чувств и пере­жи­ва­ний. Это какой-то накал тем­ного вдох­но­ве­ния. В лже­ми­стике встреча, назо­вем ее условно с кос­ми­че­ским духом, похожа на борьбу. Здесь или душа рас­тво­ря­ется в неком при­зраке, вос­при­ни­ма­е­мом как уни­вер­сум, или вби­рает его в себя, ста­но­вится как бы одер­жи­мым им. Чело­век бро­са­ется в неве­до­мое ему тай­но­ве­де­ние, закрыв глаза ума и сердца. Он оста­нав­ли­ва­ется в пред­две­рии или пред­вку­ше­нии не столько тайны, сколько скры­тых, как бы засек­ре­чен­ных для него насла­жде­ний в цар­ство “кры­ла­тых змей”, с их про­ни­зы­ва­ю­щими тело и подав­ля­ю­щими душу энер­ги­ями, похо­жими на заряд элек­три­че­ства и фос­фо­ри­че­ский свет, образно говоря, на мерт­вый свет потух­ших звезд. Здесь прыжок в бездну, как полет, где вер­ти­каль­ное изме­ре­ние пере­вер­ну­лось, и то, что каза­лось нахо­див­шемся на верху, очу­ти­лось внизу, а бездна заняла место неба. Здесь нет обще­ния, а погло­ще­ние: либо чело­век ощу­щает себя боже­ством и как бы загла­ты­вает мир, кото­рый вос­при­ни­ма­ется как иллю­зия, или без­ли­кий уни­вер­сум погло­щает чело­века и он исче­зает в нем без остатка. Этот экстаз можно назвать “дио­ни­сийст­ким”. Другой вид ложной мистики условно назо­вем “апол­ло­низ­мом”; это экстаз ума, совлек­шего с себя, как оде­я­ние, все про­яв­ле­ния душев­ной жизни: мыслей, чувств, обра­зов и пред­став­ле­ний. Наи­бо­лее четко он выра­жен в нео­пла­то­низме. Апол­лон значит “губи­тель”. Здесь не экстаз стра­стей, вырвав­шихся из недр души, а интел­лек­ту­аль­ная бездна – погру­же­ние души в мета­фи­зи­че­скую пустоту, лишен­ную каких либо пре­ди­ка­тов, даже жизни и смерти. Там откры­ва­ется вели­кое ничто, как все, и все – как ничто.

    Значит, есть мистика пустоты?

    Да. Наи­бо­лее полно она выра­жена в лама­изме.

    Что можно ска­зать о прак­ти­че­ском дио­ни­сийт­стве?

    Это упо­е­ние кос­мо­сом, вернее, вооб­ра­жа­е­мым духом кос­моса и позна­ние через темный экстаз. Какому боже­ству не обра­щался бы экс­та­тик, в его молитве будет зву­чать зов «Эвое Эрос! Эвое Пан!».

    Вы гово­рили о лже­ми­стике, в кото­рой при­сут­ствует демо­низм. А суще­ствует ли мистика непо­сред­ствен­ного сата­низма?

    Суще­ствует. Чаще всего это мистика гно­сти­че­ского дуа­лизма. Бог пред­став­ля­ется как злое начало, кото­рый, создав чело­века, затем заклю­чил его в тем­ницу своих запре­тов. А сатана это добрый дух, кото­рый хочет дать чело­веку сво­боду и радость бытия. Здесь про­ис­хо­дит обо­жеств­ле­ние соб­ствен­ной эмпи­рики: все, что име­ется в чело­ве­че­ской при­роде – свято, а так как име­ется грех, то и грех свят. Глав­ные запо­веди сата­низма: 1) испол­няй немед­ленно все свои жела­ния; 2) нико­гда не считай себя греш­ным и винов­ным – это пред­рас­су­док, кото­рый отрав­ляет жизнь чело­века и уни­жает его досто­ин­ства.

    В сата­низме дей­ствуют две силы: грех, живу­щий в чело­веке, кото­рый дости­гает огром­ных раз­ме­ров, как бы захва­ты­вает всего чело­века, и про­ни­зы­вает насквозь силы его души; и второе, – непо­сред­ствен­ное дей­ствие демона, кото­рый хочет сде­лать чело­века инстру­мен­том в своих руках, меди­у­мом и про­вод­ни­ком своей воли. Здесь про­ис­хо­дит нечто подоб­ное гип­нозу наяву: чело­века охва­ты­вают какие-то стран­ные, неле­пые жела­ния; в испол­не­нии их он видит свою горь­кую и мрач­ную радость, – это мистика все­доз­во­лен­но­сти. Ему кажется, что Бог обещал, но не дал, отнял и нало­жил запреты, а сатана хочет вер­нуть то, что отнял Бог. Что это такое, – чело­век сам не пони­мает, но счи­тает, что под словом “нельзя” скры­ва­ется какое-то неве­до­мое насла­жде­ние, как ута­ен­ное богат­ство. В этом смысле, сата­нин­ская мистика – уни­что­жить слово “нельзя”.

    Сата­нин­ская мистика – это мистика стра­стей, ярких сна­ружи и пустых внутри; там нет ни цели, ни пер­спек­тивы. Если срав­нить пере­жи­ва­ния сата­ни­ста с каким – нибудь видом искус­ства, то это будет экзи­стен­ци­а­лизм, когда един­ствен­ной реа­лией ста­но­вится теку­чее содер­жа­ние души. Это жизнь без цели, это посто­ян­ное погру­же­ние в душев­ный эмпи­ризм, в область ощу­ще­ний и настро­е­ний. Бред пара­но­ика это тоже эмпи­ризм, поэтому здесь сти­ра­ется грань между дей­стви­тель­ным и иллю­зор­ным миром, между реаль­но­стью и безу­мием.

    Гос­подь назвал сатану “чело­ве­ко­убий­цей искони”, то есть с самого начала, и “лжецом”. Сатана духовно убил наших пра­от­цев в Эдеме, явив­шись им в виде змея. Он убил рукой Каина его брата, сделав стар­шего сына пер­во­здан­ной четы своим жрецом, совер­шив­шим мисте­рию крови.

    Сата­нин­ская мистика – это мистика раз­ру­ше­ния. Демон – дух смерти, поэтому сата­ни­сты, при­шед­шие к власти, ста­но­вятся некро­ма­нами; поэтому в жерт­во­при­но­ше­ниях сатане при­сут­ствует риту­аль­ная жертва. Теперь при­от­кры­ва­ется роль тайных сата­нин­ских обществ в тех изощ­рен­ных и, по сути, бес­смыс­лен­ных пыток, истя­за­ний и убийств, кото­рые про­ис­хо­дили в застен­ках и лаге­рях смерти; тех гека­томб, где мил­ли­оны людей были сади­сти­че­ским обра­зом заму­чены и убиты адеп­тами сатаны.

    Демон назван в Еван­ге­лии “нечи­стым” духом. Сатана нена­ви­дит образ и подо­бие Божие в чело­веке, поэтому он стре­мится опо­зо­рить и испо­га­нить чело­века. Стыд – это неви­ди­мая одежда, в кото­рой обле­чен чело­век. Сатана хочет уни­что­жить эту одежду. Демо­ни­че­ская мистика – это мистика наготы. Слово “без­об­ра­зие” озна­чает потерю некого образа, в духов­ном зна­че­нии – образа Божьего, и здесь сата­нин­ская мистика про­яв­ля­ется как непо­нят­ное и неудер­жи­мое вле­че­ние к нечи­стоте, скверне, пороку, – к тому, что извра­щает саму при­роду чело­века.

    Сатана – дух лжи и лукав­ства. Он обещал нашим пра­от­цам сво­боду от запре­тов, равен­ство с Богом, а дал им то, что имел сам – сделал их изгнан­ни­ками из рая, рабами тления и смерти.

    Одним из видов духов­ной лжи явля­ются нар­ко­тики. Чело­век погру­жа­ется в ирре­аль­ный мир демо­ни­че­ских фан­та­зий и при­чуд­ли­вых фан­тас­ма­го­рий. Может быть, это прорыв в ад, кото­рый видится через земные образы.

    Сата­нин­ская мистика это борьба против бла­го­дати. Чело­век хочет изгнать, как бы вытра­вить из своей души бла­го­дать, полу­чен­ную в кре­ще­нии, поэтому сата­нин­ский мисти­цизм вклю­чает в себе кощун­ство и осквер­не­ние свя­тыни. В обы­ден­ной жизни он про­яв­ляет себя как потеря стыда. Брань и кощун­ство зани­мают место в “молитве” сата­ни­стов, а пор­но­гра­фия – их “икона”. Впро­чем, есть “молитвы”, обра­щен­ные прямо диа­волу. Индус­ский сата­нист Виве­ка­нанда обра­щался к богине Кали со сло­вами: “Имя твое – смерть и ужас­Са­та­нист чув­ствует как мате­ри­а­ли­зи­ру­ется его душа, как тяже­леет его тело, как будто при­тя­же­ние земли уве­ли­чи­ва­ется во много раз.

    Нередко сата­нист чув­ствует какое-то вле­че­ние, вроде любви, к змею. В глазах у сата­ни­ста отра­жено то, что в его душе: уныние, какое-то мета­фи­зи­че­ское безу­мие и, вместе с тем, мерт­вен­ное рав­но­ду­шие к миру. А, иногда, у них взгляд ста­но­вится похо­жим на взгляд змеи.

    Ска­жите кратко, в чем суть демо­ни­че­ской мистики?

    В темной, непо­нят­ной любви к демону, подоб­ной любви раба к своему злому тирану.

    Однако вер­немся к глав­ному пред­мету беседы. Какая связь между пра­во­слав­ной мисти­кой и аске­ти­кой?

    Мистика – это сердце рели­гии и высшая сту­пень в аскезе, когда вера пере­хо­дит в досто­вер­ность. Аскеза – это при­го­тов­ле­ние души к встрече с Богом; мистика – сама встреча. Аскеза – путь на Фавор, а мистика – созер­ца­ние Фавор­ского света и Боже­ствен­ной кра­соты, как пред­вос­хи­ще­ние тайны буду­щего века.

    О памяти смерт­ной, запо­ве­дях Божиих и послу­ша­нии, а также иных пред­ме­тах, душе­по­лез­ных. Мистика и рели­гия

    Текст песни Мистик — Это мой жизненный путь.. перевод, слова песни, видео, клип

    Над головою меняется небо, проходят туманы
    Долгий путь изменяется с ветром в погоне за нравом
    Этот путь начинается с детства спокойствием мамы
    Я иду только прямо за сердцем в агонию славы
    Моя воля-мои мучения, мной выбранный вектор
    Сколько стоит «добиться цели», чтоб быть перманентным?
    Много боли и много горя прикрыто успехом
    Но в итоге конец тоннеля проникнет просветом
    Жизнь-это движение рождения к смерти
    Тяжелый путь где есть полёты, падения и сеты
    И только ты выбираешь героя, сложности карт
    И если не ошибёшься тогда лишь сможешь играть

    Это мой жизненный путь, в изобилии туман
    С него увы не свернуть, ты забери туда
    Где счастье, где солцне, где каждое падение снова вознесется
    Прощайся, мой голос, меня ведет туда где сохнуть будут слёзы

    Я тоже человек и тоже кусочек от мира
    И мне тоже как и тебе пророчили выбор
    Среди сложных, непроходимых я выбрал дурную
    И быть может время сподвигнет сменить на другую
    Но пока я молод, буду уверен, что цели покорны
    Сцены и толпы- вот мой вектор, бесценный как опыт
    И я направлен прямо к звездам, как цель телескопа
    Сквозь миллионы световых лет, мой цербер раскован
    Точка. Я с малых лет уже знал, что хочу
    И верить устал, но лечу, под ленью и слабостью чувств
    Увидев, на всём пути кучу гнева и козней
    Истратил все запасы сил с тем и нервов и злости
    Но мы уже не дети, и к покорению вершин
    Лежат уже новые цели — как одолеть эту жизнь
    И как бы выжить среди стада, как есть, одеваться
    Но пока есть прежняя цель, твоя цель-не сдаваться

    Above his head the sky changes, mists are
    Long way changes with the wind in pursuit of temper
    This path begins with childhood mom tranquility
    I go just right for the heart in the agony of Fame
    My will, my anguish, my chosen vector
    How much is a & quot; get things done & quot ;, to be permanent?
    A lot of pain and a lot of grief veiled success
    But in the end the end of the tunnel will penetrate lumen
    Life is a movement of birth to death
    Heavy road where there are flights, falls and sets
    Only you choose the hero, cards complexity
    And if you do not go wrong if you can only play

    This is my way of life, abundant mist
    Since it did not collapse, alas, you have to take away
    Where happiness where soltsne where every drop again ascend
    Farewell, my voice, leading me to where the tears will dry

    I am also a man, and also a piece of the world
    And I, too, as you predicted choice
    Among the complex, impenetrable, I chose a bad
    And perhaps the time will inspire change in the other
    But while I’m young, I’ll be sure that the objectives are submissive
    Scenes and here is my tolpy- vector invaluable as a learning experience
    And I sent straight to the stars, as the purpose of the telescope
    Through millions of light years, my hellhound relaxed
    Dot. I am an early age already knew that I wanted to
    And believe tired, but flying under laziness and weakness of the senses
    Seeing all the way a bunch of anger and wiles
    I spent all reserves of strength and nerves in order and anger
    But we are no longer children, and to conquer the peaks
    Lay has new targets — how to overcome this life
    How to survive among a herd as it is, to dress
    But as long as there are former goal, your goal is not to give up

    Что такое мистика? Значение Mystic

    Попросите кого-нибудь без диплома теолога изобразить «мистика», и он может представить себе йога, медитирующего на вершине горы, кружащихся дервишей Турции или монахини, живущей монашеской жизнью, наполненной усердной молитвой. Люди, немного более знакомые с этим словом, могут даже назвать нескольких самых известных мистиков: Руми, поэт XIII века и суфийский мистик, или Святая Тереза ​​Авильская, испанская монахиня, известная своими рассказами о своих мистических переживаниях ( включая левитацию).У всех этих примеров есть одна общая черта: они живут или жили в месте и / или времени, далеких от всего, с чем мы можем иметь отношение сегодня. Никто и представить себе не может, как на улице будут бродить мистики, чтобы забрать почту.

    По мнению ученых и мистиков, называющих себя мистиками, это не всегда так. Более того, очевидно, что сегодня среди нас много самоидентифицированных мистиков.

    Итак, что же такое мистик?


    Ответ на этот вопрос зависит от того, кто определяет, и к какой религии или системе убеждений они присоединяются.Поиск истины и стремление установить непосредственную связь с высшей силой — это постоянные темы.

    «Мистик — это человек, имеющий непосредственный опыт священного, не опосредованный обычными религиозными ритуалами или посредниками», — говорит Мирабай Старр, автор книги Wild Mercy: Living the Fierce and Tender Wisdom of the Women Mystics, OprahMag. com. Старр написал и перевел оригинальные мистические тексты.

    Достижение этого священного или божественного опыта требует «преодоления устоявшихся систем убеждений, обхода интеллекта и растворения отождествления с« эго »я», — говорит Старр.

    «Чтобы квалифицироваться как мистик, как человек, у которого был мистический опыт или серия мистических переживаний, это на самом деле означает позволить себе отпустить свою личность и просто … быть. »

    «A мистик — это тот, кто имеет опыт единения с Единым — и Единый может быть Богом, это может быть Мать Земля, это может быть космос. Этот опыт редок, но я думаю, что они есть у всех, когда вы на мгновение забываете, что вы — это отдельные эго, личность, я, и вы ощущаете свою взаимосвязь со всем, что есть », — продолжает Старр.

    Поскольку слово «мистический» здесь в некоторой степени субъективно, мы воспользуемся словарным определением: «вовлекающий или имеющий природу прямого субъективного общения человека с Богом или высшей реальностью».

    Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

    Этот момент единения «может быть полномасштабным мистическим переживанием, о котором говорят христианские мистики или индуистские мистики, когда вы входите почти в состояние транса, но это не обязательно.«

    Что делает мистик

    , ?

    « Все и вся — вот ключ », — говорит Старр.

    « Чтобы квалифицироваться как мистик, то есть тот, кто имел мистический опыт или серию мистических переживаний. на самом деле это просто означает позволить себе отпустить свою индивидуальную идентичность и быть, », — продолжает она.

    Мистик может культивировать эти переживания посредством медитации или того, что Старр называет« более созерцательной разновидностью молитвы. Это своего рода обращение внутрь себя и возможность просто пребывать в пространстве, которое становится гостеприимным местом для священного.

    Написание стихов — еще один способ, которым мистики традиционно создавали «гостеприимное место для священного», которым были известны Руми, индуистский мистик 16-го века Мирабай (тезка Старра) или персидский поэт 14-го века Хафиз. стихи часто приобретают почти страстный, романтический тон, как в «Я отправляю письма» Мирабаи, которое начинается со слов «Я отправляю письма моему Возлюбленному, дорогому Кришне, но Он не посылает ответных сообщений …»

    «Дискурсивный язык. задействует интеллект и аналитический ум таким образом, что это как бы предотвращает это смягчение, это сердечное пространство », — говорит Старр.«Вот где живет мистик и где разворачивается мистический опыт».

    Даже если мистик не хочет положить перо на бумагу, простое чтение чужих стихов может привести их к превосходству.

    «Мистическая поэзия — это одновременно излияние собственного опыта мистика и приглашение для всех остальных войти в такого рода мистическое сердечное пространство», — продолжает Старр. «Все мистики разных традиций заявляют об одном и том же, а именно:« Мой опыт единения с возлюбленным абсолютно невыразим ».«Это невозможно описать словами или понятиями. И все же они не могут не писать об этом, или петь об этом, или рисовать об этом! »

    Есть ли католические мистики?

    Да. Есть ученые, священнослужители и члены католической церкви, которые верят в мистиков прошлого или даже идентифицируют себя как одного из них.

    В интервью 2013 года о христианском мистицизме профессор и римско-католический богослов Бернард Макгинн сказал, что «мистическим человеком будет тот, кто стремится к поиску более глубокого контакта с Богом.«Мистик, по его определению, который« достиг этого высочайшим образом ».

    Возможно, самым известным примером уважаемого католического мистика, добившегося этого величайшего пути, была св. Тереза ​​Авильская, Испанская монахиня-кармелитка и писатель. Поляризационная фигура, когда она была кармелиткой-реформатором, ее собственные экстатические религиозные переживания включали в себя рассказы о левитации (хотя современные историки предполагают, что она действительно страдала эпилепсией). T Путь к совершенству, и сегодня считаются классикой богословия.

    Современные мистики живут среди нас сегодня, хотя не все они пишут стихи в изолированной безвестности — на самом деле, вы можете найти некоторых из них на YouTube.

    Отец Ричард Рор, писатель и монах-францисканец, пишет о мистицизме и развитии близких отношений с Богом через молитву. Во время посещения Опры SuperSoul Sunday в июне 2019 года Рор поделился своими мыслями о том, как имена высшей силы, такие как «Бог» или «Иисус», «исторически ограничены». Автор Universal Christ утверждает, что эти имена устанавливаются в стороне может открыть отношения с высшей силой.

    Этот контент импортирован с YouTube. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.


    В адаптированном отрывке из книги Рора « Весна внутри нас», он говорит, что мистик «просто означает того, кто перешел от простых систем верований или систем принадлежности к действительному внутреннему опыту. Все духовные традиции на их зрелом уровне. Согласитесь, такое движение возможно, желательно и даже доступно каждому.

    Кто может быть мистиком?

    По словам Старра, мистик может быть барменом или водителем автобуса, школьным учителем или журналистом — это не имеет ничего общего с вашей внешней жизнью, а все связано с внутренним опытом.

    «Мистик — это обычный человек, который делает обычные вещи и переживает моменты глубокого единения с Источником, — говорит Старр.

    Еще один признак того, что вы можете быть прирожденным мистиком? Исключительная близость к природе.

    «Вот почему есть термин« Мать-Земля ».»Для многих людей с мистическими наклонностями это ощущаемые отношения с землей, как любимые люди, родственники. Речь идет о полном воплощении нашей человечности и наших отношений с миром природы, но это все еще мистический опыт, потому что мы, наше отдельное эго, растворяемся в этой огромной тайне Единого ».


    Чтобы получать больше подобных историй, подпишитесь на нашу рассылку!

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    знаков, что вы прирожденный мистик

    Многие люди используют слово «мистик» уничижительно, чтобы указать на кого-то, кто серьезно и безумно оторвался от реальности. Как изучающий религию, я говорю обратное: мистики — это те, кто действительно соприкоснулся с реальностью. Они обладают особенно острыми способностями восприятия и сочувствия.Они пористы и обладают способностью быть настолько открытыми, что выходят за пределы обычного маленького и защищающего эго, и часто они необычайно смелы. Из-за этого широкого, а иногда и болезненного растяжения эго они находят особые этические возможности для себя.

    Любой может быть обычным мистиком. Вы можете не испытывать регулярной потери эго и погружения в божественное, но время от времени вы можете чувствовать, что вас поднимают из тела, и вы теряетесь в прекрасном произведении искусства или сцене на природе. Как родитель, вы можете испытать момент блаженства, когда отступите назад и посмотрите на своих детей.Как творческий человек, вы можете закончить проект и внезапно почувствовать легкое головокружение от радости от создания чего-то достойного. Вы можете получать удовольствие от случайных всплесков удивления и знать, что значит расширять границы своего «я».

    Мистические моменты множатся, и со временем вы расширяете границы своего «я», вы менее склонны защищать себя, и у вас появляется больше сочувствия к людям и окружающему миру. Если вы определяете религию как сильное чувство божественного, ваш ежедневный мистицизм способствует этому чувству, вытягивая вас из себя в природу, а затем за ее пределы.

    Будет полезно, если вы серьезно отнесетесь к этому опыту и воспользуетесь им. Недостаточно просто иметь одно возвышенное переживание за другим. Вы должны вплетать их в свое мышление, чувства и отношения. Они становятся частью вашей жизни и личности. Мистик пуст и потерян в позитивном смысле, но все же она бдительна, готова к следующему откровению и возможности.

    Религия начинается с ощущения, что ваша жизнь имеет смысл в более крупном мире, что вы и животные связаны между собой, что деревья, камни и реки являются для тела мира, как ваши кости, волосы и кровоток для вас. тело.Вы понимаете, хотя бы в некоторой степени, что ваше счастье зависит от счастья окружающих вас существ. В конце концов, вы можете даже осознать, что ваша душа участвует в душе мира.

    Если вы достаточно глубоко погрузитесь в себя, вы столкнетесь с таинственными творческими силами. Вы не можете познать себя полностью и можете осознать, опять же, как указывали мистики, что некоторые из ваших проблем проистекают из вашего сопротивления этому глубокому, неизвестному источнику жизненной силы. Если бы вы могли уйти с дороги, кто знает, кем бы вы могли стать? Божественный создатель не только создает мир, но и создает «я».

    Вам не нужно формально медитировать часами или падать в обморок от погружения в бесконечность. Все, что вам нужно сделать, это почувствовать проливной дождь влажным весенним днем. Все, что вам нужно сделать, это прогуляться по лесу до точки, где вы забудете свой распорядок дня и суеты жизни.

    Конечно, вы можете пойти намного дальше и научиться медитировать. Вы можете заняться ремеслом или искусством как духовной практикой. Вы можете изучить чайную церемонию дзэн, искусство стрельбы из лука дзен или каллиграфию.Вы можете делать музыку, картины, сады или мебель. Если вы действительно хотите, вы можете присоединиться к строгому монастырю в любой части мира, но вы также можете быть мистиком на своей кухне.

    Один из эффективных способов сочетания традиций и личной духовности для некоторых людей — это участие в существующем монастыре или духовном сообществе. Когда я приезжаю в Ирландию, я стараюсь проводить время в аббатстве Гленсталь, бенедиктинской общине недалеко от города Лимерик. Я встречаю там людей, которые формально связаны с монастырем и называются облатами.Они ведут свою жизнь дома и на работе и получают удовольствие от формальной связи с монастырем — еще один хороший способ сформировать личный религиозный стиль.

    Назовите это мистикой души в противоположность духу. Это связано с повседневной жизнью и с мирскими вещами. Это физическое, чувственное и телесное. Это может потребовать ремесла и запачкать руки. Я знаю по себе, как случайный плотник, что могу участвовать в проекте, измерять, распиливать древесину, маркировать, соединять и отделывать, и время идет как по волшебству.Мне кажется, что я ускользаю из области часов и попадаю в пространственно-временную ситуацию, совершенно отличную от нормальной жизни. Почему это не могло быть моей формой мистицизма?

    Деревообработка всегда вспоминает строчку из Евангелия от Фомы. Иисус говорит: «Расколите кусок дерева. Я там». Вы можете продолжить этот прекрасный комментарий и сказать: «Раскройте банан: я там. Положите лопату в землю: я там. Слушайте песню малиновки: Это я». Вам не нужно верить, что кто-то буквально стоит за песней, или в банане, или в земле.Вам не нужно говорить о Боге. Необязательно говорить как теолог. Вам нужно только использовать свое духовное воображение, чтобы создать мир, живой и таинственный, и дом для присутствия, которое невозможно описать, но также невозможно отрицать.

    Этот отрывок был взят из Своя собственная религия: Руководство по созданию личной духовности в светском мире по договоренности с Gotham Books, членом Penguin Group (USA) LLC, компании Penguin Random House Company. Авторские права © 2015, Томас Мур.

    Я мистик? 10 явных признаков того, что вы мистик

    Итак, если нет четкого определения или очерченных границ, как вы можете ответить: «Я мистик?» Прочтите следующие 10 тонких знаков, и к концу вы, возможно, узнаете свой ответ.

    1. Вы цените опыт превыше всего

    Мистики склонны избегать строгих доктрин и принципов. Благодаря своей врожденной интуиции они очень доверяют своей морали и внутреннему «я».Хотя они стремятся соединиться с высшей реальностью, они чувствуют, что это должно быть глубоко личным основанием, которое может быть достигнуто только через их собственный опыт. Мистики по-прежнему обращаются к другим за точкой зрения и мнениями, однако это не будет их главным и единственным источником истины.

    2. Вы сомневаетесь в существовании

    Почему я здесь? Почему мы все здесь? Это общие вопросы, которые не дают покоя уму мистиков. Хотя мистики обладают способностью видеть связанные нити, стоящие за каждым действием, это не означает, что они могут полностью понять, как устроена вселенная и почему.Из-за своих обостренных чувств мистики проявляют естественное любопытство к физическому и духовному миру.

    3. Вам комфортно с неопределенностью

    Мистики понимают, что за каждым действием во Вселенной стоит план, и поэтому верят, что каждое действие имеет цель, даже если они не знают, что принесет следующий момент. Мистики также верят в себя и свою связь со вселенной, что они смогут интерпретировать любые знаки и действовать соответственно. Хотя они по-прежнему любопытны от природы, у мистиков нет движущего желания навязывать свое будущее.

    4. Вы цените интуицию

    Мистики полагаются на знания, язык и физические чувства так же, как и другие. Однако их интуитивное восприятие предлагает более глубокую форму понимания. Мистики доверяют своей интуиции и ценят аналогичные интуитивные черты у других.

    5. Вас не устраивают духовные иерархии

    Незначительным ритуалам или традициям для мистиков нет места в духовном мире. Они не верят, что существует только один путь или правильный способ познать божественность.Хотя не каждый может испытать высшую реальность, мистики понимают, что каждый человек обладает уникальным и непостижимым восприятием жизни и, следовательно, способностью в какой-то степени испытать уникальную божественность.

    6. У вас есть собственный свод правил

    Мистики чувствуют связь со всеми живыми существами и поэтому могут смотреть дальше того, что может быть принято обществом. У мистиков есть врожденное доверие к собственной морали и интуиции, и они руководствуются своим опытом, а не лидерами или обществом.Это часто может сделать их духовными или даже политическими бунтовщиками.

    7. Вы цените внутренний рост

    Для мистиков ритуалы и традиции предназначены для запуска внутреннего озарения и трансформации, а не для умиротворения высших сил. Это еще одна причина, по которой мистики часто чувствуют себя некомфортно со структурированными религиями. Мистики считают, что личный рост в достижении окончательного плана вселенной должен происходить изнутри. Это не может быть продиктовано или заказано. Мистики чувствуют ответственность за то, чтобы помочь другим найти свой путь, однако они не могут сказать им, что правильно, а что нет.

    8. Вы верите, что являетесь проводником энергии, а не источником

    Мистики обладают пониманием того, что все живые существа должны приходить и уходить, и что в великой схеме они всего лишь одна волна в океане. Из-за своей связи со всеми и вся, мистики часто скромны и больше озабочены пониманием и эмоциями, чем властью. Они видят свое понимание Вселенной как заимствованный дар — дарованный им чем-то большим, но в конечном итоге временным.

    9. Вы верите, что любовь — источник жизни

    Подобно № 8, мистики верят, что любовь питает все. Люди и события, которые мы любим в нашей собственной жизни, являются лишь небольшим отражением более широкой, всеобъемлющей любви. Любовь — это не то, что исходит из вас, скорее это то, что течет через вас и любое другое существо.

    10. Ты не знаешь всего

    И ты не думаешь, что знаешь все. Мистики признают, что Вселенная бесконечна и загадочна и слишком сложна для человеческого разума, чтобы полностью ее понять.Они не знают всего и знают, что не знают всего. Мистикам нравится общаться, узнавать новое и слышать новые точки зрения. Они верят в план Вселенной и видят в своем путешествии понимание, а не проповедь.

    Определение мистики Мерриам-Вебстер

    мистический | \ ˈMi-stik \

    c : вызывает чувство трепета или удивления

    d : , обладающий магическими свойствами

    1 : последователь мистического образа жизни Мистик | \ ˈMi-stik \

    река на востоке Массачусетса, текущая на юго-восток в Бостонскую гавань

    Призыв быть мистиком

    Католический богослов 20-го века Карл Ранер сказал, что если церковь не вернет свое мистическое измерение, то ей нечего будет предложить будущему.Все мы призваны быть мистиками. На что это похоже? Вот мой список некоторых характеристик:

    1. Мистик превозносит отношения . Вселенная и планета, из которых мы пришли, — это сплетенные воедино ткани, состоящие из взаимосвязей, взаимозависимостей и отношений. Мы находимся посреди живой паутины. Таким образом, мистик знает о необходимости дружбы, принятия разбитости и потери, поддержания близости с миром природы, который может преподать важные духовные уроки.Мистик полагает, что, поскольку жизнь действительно представляет собой сложную сеть взаимосвязей, ничего не теряется. В конце концов, каждая трудность — это возможность.

    2. Мистик одновременно и жесток, и мягок. Жесткая в том смысле, что она не отрицает боли, страданий и смерти, никогда не ищет убежища в сентиментальности, магии или хулиганстве. Мистик верит в саму жизнь, которая может существовать вне отчаяния. Мистика мягка, когда она питает нежное сострадание ко всему и продолжает любить тишину, грязь под ногтями, острый кусочек свежего яблока, домашние дикие розы на пастбище, сладкую усталость тела после тяжелого работай.Мистик, вероятно, приложит некоторые усилия, чтобы освободить застрявшую в окне моль, но не слишком озабочен собственным комфортом и удобством. Мистик образно живет в напряжении, существующем между противоположностями.

    3. Мистик культивирует свою внутреннюю жизнь и знает, что внутренняя жизнь существует не ради него или нее, а ради всего человеческого сообщества, для планеты. «Для чего вы когда-либо путешествовали больше, чем для собственной безопасности?» — спрашивает Люсиль Клифтон.Мистик находит те огни внутри, которые разгораются от возмущения несправедливостью в мире. Мистик проводит время с этими страстями внутри этой похоти и жажды красоты, равенства и целостности, восстановленных в разрушенном мире. Мистик знает, что духовность — это просто салонная игра, если ее не перевести в активизм. Она пишет своим конгрессменам, волонтерам на местных бесплатных столовых. Она организовывает свой район, чтобы покупать у местных фермеров. Она обучает старшеклассников, испытывающих трудности в обучении.Короче говоря, она устанавливает связь между своими внутренними движениями и перестановками и работой, которую срочно нужно делать в своем районе, сообществе и биорегионе. Ее жизнь — чудесная коса.

    4. В глубине души мистик верит, что в конце концов быть человеком — это нормально . Мы, люди, грешим. Мы часто поражаемся ужасающей близорукостью. Мы действительно способны на чудовищные личные, системные и социальные бедствия. Мы постоянно нуждаемся в искуплении и обновлении. Но в то же время сострадание достигается посредством страданий, недостатков и ограничений человеческого существования.Мы способны на чудесное самопожертвование. Мы можем любить друг друга глубоко, страстно, радостно. Мы умеем создавать дивную красоту и поэзию, танец и музыку. Мы бескрылые, которые могут научиться летать, как птицы, на золотом воздушном шаре наших устремлений.

    5. Мистик очарован миром. Fr. Однажды Томаса Берри спросили о самом важном качестве духовной жизни, и он сразу ответил: «Очарование!» Мистик очарован обычными вещами: вкусом имбиря, текстурой листьев, формой облаков, шумом мягкого дождя, ароматом свежеиспеченного хлеба или мирной святой темнотой ночи.Мистика может быть очарована щедрыми дарами жизни: сладострастной печалью медленных движений Моцарта, огромным кровавым, но чудесным беспорядком при родах, поэзией Пабло Неруды или Э. е. Каммингс, настроение послеобеденных дней поздней осени, утренний свет, тусклый в верхушках деревьев.

    6. Мистик благодарен. Чувство благодарности идет рука об руку с установлением связей, благодарностью за этот длинный перечень чар и благословений, которые околдовывают нас изо дня в день.Мейстер Экхарт, католический мистик 13 века, сказал, что если единственная молитва, которую вы когда-либо произносите, — это простое «спасибо», этого было бы достаточно.

    7. Мистик, тот, чья жизнь сплетает и вплетает в себя сакральность нашего мира, пытается заметить, понять и привлечь внимание к лежащим в основе связям, существующим между разрозненными, разделенными вещами в нашем мире. Например, мистик замечает, что наше чрезмерное внимание к свету и сопровождающий его всепроникающий страх темноты могут лежать в основе большей части расизма, который продолжает преследовать нас.Или, что наша культура избегает смотреть прямо на смерть честным и правильным образом, в значительной степени способствует нашему одновременному страху перед самой жизнью и, возможно, даже нашему продолжению военной машины, которая распределяет смерть по-разному. Или, что наш отказ ценить демократические принципы как имеющие место в наших домах и на работе, может способствовать ослаблению демократии на национальном уровне. Или, что нарушения прав человека тесно связаны с ухудшением состояния окружающей среды, как в таких странах, как Нигерия, где военные правители жертвуют здоровьем целых деревень, чтобы разместить транснациональные нефтяные компании и свои деньги.

    В нас есть глубокая потребность в священном, в переживании божественного среди нас и укоренившемся в наших сердцах, голод, который не может быть удовлетворен богословскими утверждениями или доктринальными провозглашениями. «Вера, — писал Карл Юнг, — не является адекватной заменой внутреннего опыта». Поиск подлинного внутреннего переживания божественного, действующего среди нас, — это работа мистика.

    Духовность для остальных: Хаасе OFM, Альберт: 9780830846573: Amazon.com: Книги

    «Пониманием Священных Писаний и практическими упражнениями Альберт Хааз напоминает нам, что Бог страстно желает более глубоких и глубоких отношений с каждым из нас.Путешествие ученика — это мистическое путешествие, ведущее к более глубокому переживанию обыденного и мирского. Проникнуть в глубины мирского — значит взобраться на высоту священного. Подлинное выражение францисканского видения мира! »

    — Ричард Рор, Центр действий и созерцания

    « В книге «Стать обычным мистиком » отец Хаазе нарисовал возвышенно практическую картину того, как может выглядеть жизнь. со Христом в деталях повседневной жизни.Эта книга — воодушевление жить настоящим, размышлять о том, почему, и жить целеустремленно в его присутствии ».

    — Мануэль Луз, пастор изящных искусств, автор Honest Worship

    « Глубоко личный и личный взгляд на то, что это означает быть мистиком. Отец Альберт приглашает нас погрузиться глубже и раскрыть тайны нашей веры. Если мы хотим спуститься, о. Альберт ведет всех нас в приключение, уходящее корнями в глубину нашего сердца. Он прост, проницателен и дает жизнь ».

    — Чак Нефф, ведущий« Внутренней жизни », соответствующее радио

    « Францисканец Альберт Хаазе — мастер рассказчика.На протяжении «, становясь обычным мистиком» его содержательные, приземленные анекдоты привлекают внимание читателя. Но эти сказки имеют четкую отвесную линию. В них он умело вплетает идеи христианской мудрости — от Иова до Терезы Авильской и до Томаса Мертона. Получается удивительно доступный путеводитель по зрелой христианской жизни, насыщенной божественным присутствием. Автор уделяет пристальное внимание классическим духовным искусствам осознания, слушания, внимательности, прощения, апофатической и катафатической молитвы, а также переживаниям темной ночи, греха, страха, сомнения и милосердия, при этом обосновывая непреходящие истины в реальной жизни, используя убедительные аллюзии. собственной борьбе Хаазе и борьбе тех, кому он служил.«

    — Венди М. Райт, почетный профессор теологии, Университет Крейтон.

    » Альберт Хааз проницательно разбирается в тонкостях духовного пути. Его руководство мягко ведет нас по пути, который придает смысл нашей жизни ».

    — Филина Хеуэрц, партнер-основатель Gravity, Центра созерцательного активизма, автор книги Mindful Silence and Pilgrimage of a Soul

    « Вера не приходит как естественно для многих из нас, как и для наших родителей, бабушек и дедушек. Мир без Бога кажется живым вариантом.Итак, если мы хотим верить, нам нужно быть людьми, которые познали живого Бога, людьми, которые являются обычными мистиками. С ясностью, искренностью и теплотой отец Хааз помогает нам понять, что, хотя быть обычным мистиком не обязательно легко, это просто, и он показывает нам, как им стать ».

    — Остин Фишер, ведущий пастор Vista Community Черч, автор книги «Вера в тени

    » «Хотите быть мистиком? Я не знал, пока не прочитал, что отец Альберт говорит об этом удивительно доступном способе восприятия дороги, по которой мы путешествуем.Эту короткую книгу вы читаете вместе с некоторыми из величайших умов церкви. Вы узнаете себя в рассказах, будете расти благодаря тренировочным упражнениям и будете вдохновлены приглашением заявить о своем внутреннем мистике. И станете ли вы, в конце концов, одним из тех благословенных? Это зависит от вас ».

    — Алиса Камилла, соавтор книги« Бесстрашные: Истории американских святых »

    « Мы мистики, потому что мы призваны к отношениям с Богом и жить той близости, которую Бог желает с каждым человеком.Так что это книга, которую многие ждали. Говоря обыденным языком с великолепными примерами и историями реальных людей, отец Хаазе подводит нас к пониманию духовного пути способами, которые действительно трогают сердце. Каждая глава завершается упражнением по практике, размышлениям и размышлениям, которое я считаю очень полезным. Несомненно, большинство из нас хотят стать обычными мистиками, и эта работа побуждает нас продолжать искать более глубокую жизнь с Богом ».

    — Джозеф Тедеско, настоятель монастыря траппистов аббатства Мепкин, Уголок Монк, Южная Каролина

    Об авторе

    Альберт Хааз, OFM, проповедник, учитель и духовный наставник.Бывший миссионер в материковом Китае более одиннадцати лет, он является отмеченным наградами автором десяти книг о народной духовности и автором пяти бестселлеров на DVD. Он имеет докторскую степень в области исторического богословия Университета Фордхэма и степень доктора медицинских наук Католического теологического союза. В настоящее время он служит капелланом в ретритном центре Cedarbrake Retreat Centre недалеко от Остина, штат Техас.

    Баба Ванга: Кто такой слепой мистик, «предсказавший восстание Изиды»? | The Independent

    Слепой болгарский мистик сделал заголовки якобы предупреждением о возвышении Исиды несколько десятилетий назад.

    Баба Ванга якобы предупреждал, что мусульмане вторгнутся в Европу в «великой мусульманской войне», которая закончится созданием исламского халифата к 2043 году с Римом в качестве ее эпицентра.

    Ее пророчество побудило теоретиков заговора указать на появление Исиды в качестве доказательства ее утверждений.

    Кто такая Баба Ванга?

    Баба Ванга, урожденная Вангелия Пандева Димитрова, вела обычную жизнь до 12 лет, когда фольклор говорит, что она таинственным образом потеряла зрение во время сильной бури или ураганного торнадо.

    Согласно истории, ее семья нашла ее несколько дней спустя, ее глаза были закрыты и покрыты толстым слоем грязи и пыли.

    Позже она сказала, что впервые увидела видение в те дни, когда она пропала без вести, и считала, что ей даровали способность исцелять людей и предсказывать будущее.

    Быстро привлекая поклонников, ее посетил болгарский царь Борис III во время Второй мировой войны.

    Позже она служила советником лидеров Болгарской коммунистической партии, некоторые из которых якобы использовали ее в своих интересах.

    Утверждалось, что она использовала данные, собранные болгарскими спецслужбами, чтобы завоевать доверие посетителей, среди которых были многие иностранные и местные политики.

    Сообщается, что в доме, где она работала, прослушивались, и есть некоторые предположения, что ею могли манипулировать, чтобы давать предложения приезжающим политикам.

    Ее самые известные предсказания

    Баба Ванга, как сообщается, сделала сотни предсказаний за свою 50-летнюю карьеру, став известной как «Нострадамус Балкан».

    Она утверждала, что ее способности как-то связаны с присутствием невидимых существ, которых она не могла объяснить, что дало ей информацию о людях.

    Ее последователи верят, что она предсказала глобальное потепление и цунами в День подарков 2004 года, когда она предупредила: «Холодные регионы станут теплыми … и проснутся вулканы.

    » Огромная волна накроет большое побережье, покрытое людьми и городами, и все исчезнет под водой. Все растает, как лед.»

    Дым идет от башен-близнецов Всемирного торгового центра после того, как они были сбиты двумя угнанными авиалайнерами в результате теракта 11 сентября 2011 г.

    (Robert Giroux / Getty Images)

    Она также предсказала 11 Сентябрьское террористическое нападение на башни-близнецы в Нью-Йорке, по сообщениям, со словами: «Ужас, ужас! Американские братья падут после нападения стальных птиц.

    «Волки будут завывать в кустах, и невинная кровь хлынет.

    Однако многие из ее близких утверждали, что она никогда не делала некоторых из пророчеств, приписываемых ей в Интернете.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.