Мизогиния у мужчин: Мужское одиночество. Где рождается жёноненавистник?

Автор: | 21.04.1980

Содержание

Мужское одиночество. Где рождается жёноненавистник?

Мизогиния также касается и жизни без отношений, ведь таких мужчин просто раздражает наличие девушек на улицах города, совместная работа с ними или разговор. Мужчины не всегда понимают, как бороться с мизогинией.

Проблема из детства

Мизогиния — это последствия детского воспитания. Речь далеко не всегда о плохой матери или её отсутствии. Чаще всего именно мужская часть семьи воспитывает жёноненавистника. Отец не уважает мать, позволяет в её сторону оскорбления, а может мать он любит, но напоминает о том, что место женщины на кухне. А дед или дядя не воспринимают женщину, как лидера или как равную себе. Мальчик перенимает эти черты себе и вскоре начинает воспринимать женщин как второй сорт.

Улица воспитывает мальчиков и многие подростки, не задумываясь, рассказывают детям, кто такие женщины.

Они могут оскорбить их, назвать женщинами лёгкого поведения или обратить внимание на то, что женщины годятся только для рождения детей и готовки.

Это также формирует отношения мальчика к женскому полу и далеко не всегда оно порождает сексизм — нередко это проблема мизогинии.

Также у мужчины может произойти переломный момент в виде ухода матери из семьи, предательства любимой девушки или другая психологическая травма от девушки. Это порождает ненависть и заставляет мужчин сильно портить себе жизнь такими моментами.

Мизогиния проявляется в неуважении мужчин и нередко касается пунктуальности. Мужчина никогда не опаздывает на встречи к своим друзьям, но девушку не считает нужным оповестить об опоздании. Более того, он не посчитает нужным извиниться и удивится тому, что девушка чем-то недовольна.

Такие мужчины любят давать обещания женщинам, но не торопятся выполнять их. Это относится только к женскому полу, ведь мужчин он никогда не подведёт, а вот женскую просьбу не выполнит, потому что решил посмотреть фильм или сходить в боулинг с другом.

Такие мужчины ненавидят, когда женщина успешнее, чем он. Даже зарплата немного выше будет его угнетать и оскорблять. Чаще всего мужчина не захочет работать там, где во главе стоит женщина или если многие особы женского пола занимают должность выше, чем он. В лучшем случае мужчина будет просто недолюбливать женскую часть коллектива, в худшем — попытается клеветать в их сторону или даже подставит.

Мужчины обожают оскорблять и унижать женщину публично. Это относится к его близким родственницам или его избраннице. Унижения могут быть разными, не обязательно он публично ударит её. Чаще всего это может быть замечание её внешнему виду, неуместное оскорбление или грубый жест. Мужчина будет чувствовать себя лучше, когда девушка расстроена.

Мужчина игнорирует потребности и желания своей женщины. Ему не важно, голодна она или устала, он не замедлит шаги, если она попросит, и не уберёт в доме. Такие мужчины практически уверены, что женщина это робот без чувств и эмоций, которая может без остановки исполнять его прихоти. В данном случае он только насладится процессом.

Тем не менее, свою мать они любят, как нередко любят и сестёр. Они создают им комфорт и негативно реагируют, когда в сторону этих женщин приходит критика или оскорбление.

почему в России не стыдятся ненавидеть женщин — РБК

С другой стороны, на уровне реальных жизненных практик ситуация с гендерным неравенством в России не так однозначна, как принято считать. Посмотрите на российскую глубинку — там на первых ролях в основном женщины. От них зависит весь быт, и все вопросы они решают самостоятельно. Стоит вспомнить и 1990-е годы, когда мужчины впадали в депрессию и спивались, женщины шли мыть полы, работать «челноками» и пр.

В России в целом женщина давно уже воспринимается не как придаток мужчины, а как самостоятельный субъект. Соответствующие культурные изменения у нас произошли значительно раньше, чем во многих европейских странах. Причиной этого во многом стала советская эмансипация. К 1960-м годам, когда женщины на Западе только начали бороться за право работать, советские женщины уже давно этим правом обладали.

Читайте на РБК Pro

На уровне реальных жизненных практик ситуация с гендерным неравенством в России не так однозначна, как принято считать. Женщина давно уже воспринимается не как придаток мужчины, а как самостоятельный субъект.

Таким образом, в российской культуре сочетаются две противоположности. С одной стороны, фактически, на уровне быта, Россия — это страна победившего феминизма. С другой стороны, на уровне публичных дебатов мы видим ренессанс патриархатных устоев и вопиющее женоненавистничество».

Андрей Кураев, протодиакон:

«Допустимость публичных оскорблений по половому признаку объясняется тем, что власть взяла курс на «альфа-самцовость» — причем как во внешней политике, так и во внутриполитической риторике. Людей призывают не стесняться того, что они испытывают ненависть и презрение, что считают себя даже не умнее, а сильнее всех остальных.

Представить себе такой хамский язык политических спикеров, и такие политические интонации на телевидении в советские времена (которые тоже характеризовались определенным культом силы), просто невозможно. На мой взгляд, в сознание людей систематически внедряют идеи о позволительности демонстрации силы. Случаи публичного женоненавистничества в России — это проявление, на мой взгляд, общей нравственной катастрофы.

Представить себе публичное проявление женоненавистничества в советские времена было бы невозможно.

С этой точки зрения, возмущение феминисток оскорбительным по отношению к женщине поведением абсолютно справедливо. Но если мы рассматриваем феминизм в целом, то некоторые его проявления выглядят как минимум неоднозначно. В борьбе за равноправие феминистки зачастую искажают само понятие права. Становится непонятно, что в принципе считается правом. Потому что в последнее десятилетие мы вдруг обнаруживаем совершенно неожиданные права и борцов за эти неожиданные права, которые у Достоевского один из персонажей в романе «Бесы» называл «правом на бесчестье».

Равноправие мужчин и женщин, декларируемое основной целью феминисток, не противоречит, как многие считают, православному вероучению.

Феминистки любят ссылаться на текст одного из посланий апостола Павла, где говорится, что жена должна бояться своего мужа. Однако, как говорил митрополит Антоний Сурожский, живший в Великобритании, чтобы понять это выражение, необходимо учитывать его контекст. Мысль апостола такова, что отношения мужа и жены должны быть подобны отношениям Христа и церкви. Поэтому если вы видите, что муж любит вас так же, как Христос любит свою церковь — то конечно вы будете бояться. Вы будете бояться потерять такого мужа».


Позиции спикеров могут не совпадать с мнением редакции.

Фотоматериалы: личный архив Надежды Нартовой. Петр Ковалев/Интерпресс.

Как женщины тиражируют мужские стереотипы – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

АВТОРЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

Ольга Савинская, доцент кафедры методов сбора и анализа социологической информации факультета социальных наук НИУ ВШЭ.



Елизавета Захарова
, магистрант факультета социальных наук НИУ ВШЭ.

В консервативном обществе сексизм в отношении женщин проявляют не только мужчины. Нередко и дамы с пренебрежением относятся к представительницам своего пола: критикуют за яркую внешность, женственность и сексуальность либо, напротив, за выполнение «мужских» ролей. В этой логике набор женских «амплуа» в обществе ограничен. Такая мизогиния — недоверие к возможностям женщин — в итоге порождает страх проявления женственности, «фемининности», рассказали Ольга Савинская и Елизавета Захарова в статье «Применение стратегии смешивания методов для изучения усвоенной мизогинии среди женщин поколения Миллениум».

Работа основана на количественном (380 анкет в Москве и Московской области) и качественном исследованиях (10 интервью). Опрошенным женщинам от 21 года до 36 лет.

Реставрация патриархата

Казалось бы, эмансипация сняла остроту «женского вопроса». Равенство прав, возможностей, талантов, достижений мужчин и женщин вроде бы признано.

Однако на деле патриархат не думал никуда уходить. Консервативные установки не просто живы, но и популярны, в том числе среди дам (см. также Почему женщины редко становятся начальниками). Пренебрежительное отношение к представительницам своего пола — усвоенная мизогиния — опирается на четыре базовых концепта, отмечают Ольга Савинская и Елизавета Захарова. Это доминирующий патернализм, конкурирующая гендерная дифференциация, враждебная гетеросексуальность и телесность.

  • Доминирующий патернализм отводит женщинам роль не вполне самостоятельных взрослых. Отсюда мысль, что им нужно мужское покровительство.
  • Конкурирующая гендерная дифференциация предполагает, что женщины сравнивают себя с мужчинами, чтобы поднять свою самооценку за счет схожести с ними.
  • Враждебная гетеросексуальность — осуждение проявлений сексуальной привлекательности.
  • Телесность — восприятие собственного тела. Нередко это его неприятие — под давлением стереотипов красоты.

Внешность как единственный женский козырь

Враждебная гетеросексуальность, по данным исследования, наиболее выражена у опрошенных. Многие респондентки осуждали демонстрацию внешних достоинств, рассматривали ее в контексте отсутствия интеллекта. «Для женщин, которые малюются, покороче себе все наденут и пойдут глазами стрелять, для них это [недостаток умственных способностей] не проблема, — считает информантка (24 года). — Там мозгов особо не надо…».

Яркая внешность помогает «добывать» предметы роскоши, полагают опрошенные. «Я, когда вижу женщин на крутых машинах, Porsche Cayenne, сразу понимаю, откуда она взяла этот Cayenne, — говорит респондентка 23 лет. — Конечно, она не могла на него заработать…». В этом кейсе враждебность сочетается с гендерной дифференциацией: женщина выглядит привлекательно и молодо, из чего делается вывод, что сама она не смогла бы заработать на автомобиль. Сексуальность в представлениях опрошенных увязывается с заниженной способностью к самостоятельным достижениям.

Кавалеры и дамы — с двух разных планет

«Мужчины с Марса, женщины с Венеры» — так, в духе названия знаменитой книги американского психолога Джона Грея, нередко противопоставляются представители двух полов. Гендерная дифференциация четко разделяет возможности и социальные роли мужчин и женщин.

Сторонники этой точки зрения подчеркивали примитивные жизненные стратегии женщин: «покрасоваться» с целью найти пару. Так, одна из информанток (24 года) упоминала «девочек с ресепшена», которые не способны на карьерные свершения, зато демонстрируют внешние достоинства («с грудью навыкат»). «Ты приходишь в спортзал, там… бегают девочки в коротеньких шортиках и топиках, — заметила другая респондентка (21 год). — Они ведь явно пришли не заниматься». Опрошенные дистанцировались от такого стиля поведения: «Я бы… себя неполноценно чувствовала в таком образе, у меня все-таки есть нормальные цели в жизни» (23 года).

Любопытно, что, как бы опрошенные ни критиковали других женщин за «презентацию» внешности, для себя они признают необходимость выглядеть привлекательно. «Женщина должна следить за собой, должна радовать мужа своим внешним видом», — отметила 23-летняя информантка. За этим, возможно, скрывается женская соревновательность, ощущение конкуренции на «брачном рынке».

Телесность: соревнование по красоте

Таким образом, привлекательность как часть женской идентичности не оспаривается. Опрошенные нередко были недовольны отдельными чертами своей внешности, но считали такой перфекционизм естественным. «Какая девушка не хочет иметь другое тело? Более тонкие ноги, талию, большую грудь?» — вопрошает респондентка (23 года). Девушки, довольные собой, говорили, что им нравится сознавать, что они выглядят лучше других.

Манию неотразимости отчасти принесла сексуальная революция с ее акцентом на «манкость» и соблазн. Индустрия красоты стала мощным рычагом давления на женщин. В этом новом гендерном режиме внешность социально значима: контракт заботливой домохозяйки «сменяется контрактом молодой и красивой модели», подчеркивают исследователи.

Женщин все еще считают слабым полом

В суждениях девушек проявлялся и доминирующий патернализм. Гендерные и семейные роли четко расписаны: мужчина — добытчик, глава семьи, женщина — мать и жена, хранительница семейного очага. Респондентка (31 год) уверена: «На женщине лежит вся ответственность домашнего хозяйства». Другая (21 год) вторит: «Девушка должна заниматься семьей».

Женщины в такой системе координат — «слабый пол». Им нужно мужское покровительство. Патерналистские настроения выявлены у женщин с разным опытом и образованием (домохозяйки, офисные работницы, студентки и пр.). «Женщина должна создавать… комфорт, а мужчина — его получать», — полагает девушка 23 лет. 30-летняя дама уверена: «Мужчина должен себя чувствовать кормильцем, женщина унижает его, если приносит в семью больший достаток».

Опрошенные признавали право женщин на карьеру, но уточняли, что работа не должна мешать заниматься домом и детьми. 

Девушки подыгрывают стереотипам

Информанты также признавались в «подстройке» под шаблоны ради достижения целей. 21-летняя респондентка подыгрывает стереотипу о красоте женщины и ее интеллекте: «У меня работает такое правило, что если идешь к женщине какой-то и она должна тебя оценить, то надо убрать волосы подальше и смыть мейкап, сидеть перед ней и не рыпаться». Эта «мимикрия» помогает в ряде ситуаций: «Я никогда не надеваю в таких случаях [на собеседования] ничего яркого и вообще стараюсь слишком хорошо не выглядеть. Потому что знаю, что [это] может сыграть плохую роль». 

Тем самым, женщины, столкнувшиеся с мизогинией, затем использовали этот феномен как действенный «инструмент социальной коммуникации».

Портрет сторонниц мизогинии

Данные количественного исследования позволили измерить уровень мизогинии среди женщин (высокие показатели — примерно у сотни  опрошенных), нарисовать портрет «критиков женщин» и выявить типы мизогинии.

У женщин, склонных к мизогинии,были: опыт материнства, должность подчиненной, негативное отношение к исполнению женщинами «мужских» ролей, опыт романтических отношений и восприятие мужа как главы семьи.

Факторами усвоенной мизогинии стали: неприятие своего тела, восприятие привлекательности как гарантии успеха, представления о второстепенности интеллекта и карьеры для женщин, разделение деятельности на «мужскую» и «женскую» (были и более конкретные установки: мужчинам — управление и лидерство, женщинам — дом и дети) и мысль о «несамостоятельности» женщин.

На основе разных комбинаций этих установок можно выделить шесть типов проявления усвоенной мизогинии.

Типы неприятия женщин

— Максимальная доля в подвыборке женщин с мизогинией приходится на тип «контракт жены и матери» (42%). Ведение хозяйства и воспитание детей трактуется как главная функция женщин и как естественное стремление.

— Далее с отрывом идут типы «миф о красоте» и «контракт нерациональности» (по 18% каждый). Мизогиния в стиле «миф о красоте» проявляется в стремлении женщин быть неотразимыми, поскольку, по их мнению, внешность — залог успеха. При «контракте нерациональности» опрошенные отказывали женщинам в интеллектуальных способностях.

— «Контракт двойной нагрузки» (10%). С одной стороны, обязанность женщины, по мнению опрошенных, — «быть в семье», поскольку женщина может состояться в жизни через брак. С другой стороны, для равенства с мужчинами и уважения с их стороны нужно иметь профессию.

— «Контракт враждебной гетеросексуальности» (6%). В этой логике равенство полов признается, если женщина трудоустроена. Респонденты плохо воспринимают «фемининную» сексуальную привлекательность.

— «Контракт маскулинной женщины» (6%). Опрошенные уверены, что занятие «женскими делами» (шоппинг, походы в салоны красоты и пр.) означает отсутствие ума. Независимость женщины от мужчины возможна, только если дама «начинает заниматься мужской работой».

Дамы угнетают себе подобных

«Годами поддерживаемый и социально санкционируемый образ многофункциональной женщины сегодня перевоплотился и дополнился», — подчеркивают исследователи.

Завершение советской эпохи, казалось бы, дало женщинам возможность в полной мере ощутить свою женственность. Строгие обязательства контракта «советской работающей матери» несколько ослабились. В то же время, консерватизм общества сохраняется. Он «создает из свободы выбора женских идентичностей еще одну дополняющую советский контракт установку — «быть красивой»», пишут Савинская и Захарова.

Эти сложные социальные требования к «слабому полу» и создают плодородную почву для развития мизогинии. «Женщины, как и мужчины, принижают ценность других женщин, которые не следуют стереотипным образцам поведения», — заключают исследователи.

См. также:

Почему женщины редко становятся начальниками

Как из девочек делают «Леди Совершенство»

Как дети влияют на карьеру матери

Работодатели не жалуют матерей и беременных женщин


Подпишись на IQ.HSE

Внутренняя мизогиния, или Как женщины не любят женщин

Важно выделить такое понятие, как «внутренняя мизогиния» – ненависть и хейт, своевременно проявляющийся у женщин в сторону друг друга

В современном мире все чаще можно столкнуться с осуждением внешности, фигуры, веса, «ухоженности», стиля одежды, манер, поведения, социального и семейного статуса, молодости либо старения. Одним словом, с развитием информационных технологий люди, как никогда, подвержены хейту.

Негативные комментарии под постами в социальных сетях, сплетни за спиной и обсуждения «правильности» или «неправильности» чужой жизни стали обыденным делом. В большинстве случаев не на стороне жертвы хейта оказываются женщины, и здесь в ход идет мизогиния. Поэтому давайте разберемся, каковы причины данного явления и как с ним бороться.

Что же скрывается под термином «мизогиния»?

В стандартном понимании синонимом этого слова можно считать «женоненавистничество». Это своего рода проявление сексизма в адрес женщины. Кто же является так называемым обидчиком? Удивительно, но и мужчины и женщины в равной степени осуждают особей женского пола. Важно выделить такое понятие, как «внутренняя мизогиния» – ненависть и хейт, проявляющийся у женщин в сторону друг друга. Вышеуказанный феномен активно развивается в современном обществе, несмотря на то, что женщины с начала XIX века под волной феминизма постоянно борются против проявления мужчинами сексистских установок.

Если взглянуть на комментарии к постам популярных женщин в социальных сетях, таких как звезды шоу-бизнеса, блогеры, инфлюенсеры, можно увидеть негатив в любых сферах: будь то осуждение внешности в блоге о бодипозитиве либо хейт стиля одежды и фигуры молодых мам. И, конечно, не обходится без навязывания своего «единственно правильного» мнения о поведении, манерах, жизненных ценностях, семейных отношениях и тому подобном. Отсюда возникает диссонанс: женщины, которые всю жизнь борются за равноправие, за исчезновение патриархальных укладов жизни, за свою идентичность, в итоге лишь укореняют систему женоненавистничества.

Почему так происходит?

Публичное либо скрытое осуждение других женщин продиктовано подсознательным желанием доказать, что одни женщины лучше других. Такое поведение подразумевает под собой пропускание любых женских слов, принципов и поступков через фильтр мужской оценки, в то время как мужчины в большинстве своем абсолютно не зациклены на подсчете баллов и формировании рейтинга потенциальных спутниц жизни.

Из-за ошибочного представления о нуждах мужчин, о том, что им нравится и что они презирают, появляется внутренняя мизогиния, девизом которой являются фразы: «я должна отличаться от них», «я должна быть лучше», «я должна быть умнее» и так далее. Все это приводит к тотальному непониманию, какой на самом деле должна быть женщина и «должна» ли она что-то вообще.

Можно выделить основные причины внутренней мизогинии: борьба за мужское одобрение, за внимание противоположного пола, за звание «правильной» девушки. Данное когнитивное искажение имеет негативное влияние на мнение женщин друг о друге. Проще говоря, происходит придумывание «теорий заговора», в основе которых лежит понятие того, что другие женщины, к примеру, специально совершают какие-то действия для определенных целей (выделиться среди других девушек, привлечь внимание желаемого мужчины, поднять свою самооценку и т. д.). Причем нет никаких доказательств в пользу подобных теорий, и, вполне возможно, поступки женщины, которую осуждают другие женщины, являются не только бесцельными, но и абсолютно неосознанными.

Стоит отметить, что даже осуждение женщин за проявление внутренней мизогинии есть ничто иное как мизогиния. Получается замкнутый круг. Исходя из всего вышеперечисленного, возникает вопрос: как из этого круга выбраться?

Первым и решающим шагом, который позволит разрушить укоренившуюся систему, является ликвидация разделения на «можно» и «нельзя», на «правильно» и «неправильно», на «стыдно» и «бесстыдно». Важно осознать, что любые правила, установленные обществом, не есть истина. Они лишь отражение сложившихся событий в данный период времени, и, как показывает практика, стандарты и нормы все время меняются.

Женщинам необходимо принять тот факт, что только общими усилиями можно побороть развивающуюся тенденцию внутренней мизогинии. Невозможно нравиться всем. Подстраиваясь под стереотипные «правила» жизни, легко потерять свою идентичность. Ведь нет четких признаков «идеальности», нет строго установленных законов поведения женщины в обществе, нет научно доказанных характеристик «правильной» девушки. Поэтому стоит сбавить обороты в осуждении других и прислушаться к себе, и только так женщины смогут разрушить патриархальный уклад жизни.

Как превратить низкую самооценку в высокую зарплату

«Газета.Ru» поговорила с операционным директором HR-агентства iChar Марией Макаровой о том, почему мужчины зарабатывают больше, даже если умеют меньше.

— Мария, начнем с понятного: вы рекрутируете специалистов в области IT, которая традиционно считается мужской областью. Подаются ли на ваши вакансии женщины?

— Да, еще как. В IT очень много специальностей и, в частности, есть профессия, которая исторически считается женской, — тестировщик программного обеспечения, там вообще много девчонок работает. Но и в других профессиях женщины есть — программисты, дизайнеры, менеджеры проектов, аналитики. Самая неженская из ИТ-профессий — системный администратор, но даже среди них девушки встречаются.

— В чем отличие кандидатов-женщин, если, конечно, оно есть?

Мария Макарова

Шесть лет в сфере управления персоналом, из них пять – в IT. Работала во внешнем рекрутменте и во внутреннем отделе персонала крупнейшего аутсорсера Восточной Европы. Интересуется природой мотивации, гендерными исследованиями и…

— Женщины, как правило, менее уверены в себе. Чаще обесценивают свой опыт и знания, чаще склонны себя принижать. Понятно, что это все индивидуально, сильно зависит и от человека, и от квалификации. Тем не менее очень видна разница среди молодых специалистов: мальчики приходят с установкой «я король мира», а девочки — с установкой «я тварь дрожащая, права не имею, ничего не знаю, ничего не умею». Хотя по опыту и знаниям, то есть объективно, они могут быть абсолютно идентичны.

Отсюда же и история с зарплатными ожиданиями: как правило, женщины просят на 20–30% меньше, чем коллеги-мужчины с аналогичным опытом.

Про это, кстати, COO Facebook Шерил Сэндберг писала в своей книге «Не бойся действовать»: мужчины готовы к движению наверх, даже если объективно не обладают опытом, а женщины придумывают тысячу аргументов, потому что очень боятся.

— Почему, с вашей точки зрения, так происходит?

— Не в последнюю очередь из-за стереотипов: чтобы попасть на работу, допустим, в IT, человек проходит долгий, трудный путь. Чаще всего он начинается еще со школы: математический уклон, факультативы, кружки. Потом технический вуз, где большой конкурс, сложные предметы, высокая конкуренция. Ну и конечно, сексизм на этом пути никто не отменял: я сама в математической школе училась, и там преподаватели точных наук не стеснялись заявлять, что девочки глупее мальчиков.

А в университете мой курс логики начался с заявления преподавателя: «Девочки по моему предмету пятерок не получают никогда, потому что у женщин нет логики».

И если девушка всю жизнь идет по математическому пути, то с большой вероятностью она с этим сталкивается. Со стороны преподавателей, сокурсников, да даже семьи. Есть же вот это вот классическое: «Милочка, зачем вам наука, выходите лучше замуж, рожайте детей». В других профессиях тоже чувствуется такое различие, просто в IT лично мне это виднее, больше на поверхности.

close

100%

— Работодатели наверняка знают обо всем этом, пусть и неосознанно, и пользуются невысокой женской самооценкой?

— Да, конечно. Все знают, что женщина, скорее всего, попросит меньше. В большинстве случаев это, к сожалению, действительно так, и работодатели этим пользуются. Сколько консультирую девушек, мы почти всегда над этим вопросом бьемся. Например, я говорю: средняя зарплата на твою позицию такая-то, проси ее. «Не-е-е-т, — отвечает девушка. — Я не смогу, это дикие для меня деньги, я столько не стою». И как ни разубеждаю, сколько ни говорю, что другие люди с такими же навыками стоят таких денег и получают их, ни в какую. У меня, говорят, язык не повернется эту сумму назвать.

— А почему так происходит? Мне казалось, это скорее не гендерное, а интеллигентское свойство — стесняться говорить о деньгах?

— Говорить о деньгах тем, кто родился и вырос в СССР или был воспитан теми, кто родился и вырос в СССР, довольно непросто. Мы все много знаем о том, что труд сделал из обезьяны человека, но мало — о том, что продавать свой труд, да еще и торговаться за него человеку не зазорно. А у бизнеса же какая забота – больше заработать и меньше потратить. Поэтому нет никакой логики в том, чтобы предлагать, например, 120 тысяч человеку, который просит 90.

— А как в таком случае поднять самооценку? Ко всему прочему в нашей культуре подспудно считается, что мужчине нужно больше денег, потому что ему семью кормить, а женщину наверняка кто-то и так содержит — мужчина или родители. Хотя на практике очень часто бывает наоборот.

— Кроме шуток, сходить к психотерапевту. Сходить к коучу. Это же глубокие проблемы, они все сферы затрагивают и простым советом не решаются. На терапии, например, выяснится, в чем корень проблемы, откуда эта низкая самооценка, какой под ней фундамент. Ну а дальше все уже начнет раскручиваться…

Например, может выясниться, что в семье было принято, что у женщин денег нет — всем владеют мужчины, а женщинам выделяют на булавки. Вот и вырастает человек со стереотипом «мне нельзя, я баба».

Причем сама не понимает, почему ей, собственно, нельзя. Еще часто встречается синдром самозванца (Impostor Syndrome), когда человеку кажется, что он недостаточно хорош для того, чем он занимается.

— Синдром самозванца чаще характерен для женщин?

— Да, и по моим наблюдениям, мужчинам, наоборот, чаще свойственна какая-то неоправданная самоуверенность. У нас в агентстве был недавно случай: повесили топовую вакансию, денег много, компания хорошая. Пошли отклики. Женские резюме в основном, процентов на девяносто пять, буква в букву с требованиями по вакансии, а вот в мужских — сильный разброс. Такое ощущение, некоторые кандидаты считают: «Боже, я такой классный, что справлюсь с любой работой!» Начинаешь объяснять им, что опыт неподходящий вообще, — обижаются. Мол, это вы тут все дураки, пустите меня к руководителю, я с ним перетру без посредников, он сразу поймет, что я лучший.

У женщин я практически с таким не сталкивалась за все годы в эйчаре. Чтобы человек без релевантного опыта был настолько уверен в себе, что лез бы напролом. А у мужчин, да, встречается такое свойство, особенно если вакансия руководителя и денег много.

close

100%

— Получается, что женщины сами виноваты в таком к себе отношении?

— Считается, что мужчины дискриминируют женщин, а все гораздо хуже: женщины дискриминируют себя сами. Это называется «интернализированная мизогиния», и, к сожалению, это очень распространенное явление.

— А как это проявляется на практике? Женщины на работе как-то сами себя не уважают?

— Ну вот такой пример. Девушка на собеседовании внезапно говорит: «Не хочу работать в женском коллективе и не хочу, чтобы моим начальником была женщина». Я в шоке, говорю: «Почему?» — «С женщинами не лажу вообще, они склочные». Или женщина-руководитель говорит: «Я хочу взять сотрудника-мужчину, женщины эмоциональные, у них то ПМС, то драма — мне этого на работе не нужно».

— Мария, а есть ли какая-то реальная разница? Не то, что женщины склочные, а хоть какие-то гендерные особенности в коллективе?

— Разница достаточно условная, все-таки все очень зависит от конкретных людей. Я сама как-то работала в чисто мужском коллективе: мне было очень тоскливо, потому что ко мне относились как к «братану». То есть разговоры постоянно были то про машины, то про пиво, то шуточки какие-то сальные.
Мне это не нравилось, но я знаю, что есть женщины, которые стремятся в мужские коллективы. Есть мнение, что таким образом они пытаются поднять свою самооценку: мол, если меня приняли в «братаны», значит, считают меня лучше «склочных баб».

— А у работодателей есть какие-то явные гендерные предубеждения?
— У них, например, часто есть убеждение: «Ну она же вот-вот уйдет в декрет». Почему-то про женщин детородного возраста принято считать, что они сейчас сбегут в декрет. Это очень грустно на самом деле. Такое ощущение, что все женщины — калеки нетрудоспособные, да при этом еще и корыстные, только и думают, как теплое место найти и пять окладов декретных получить.

При этом есть удивительные исследования, говорящие о том, что в России больше женщин-руководителей, чем где бы то ни было в мире.

— У меня вообще ощущение, что Россия в этом смысле какая-то уникальная страна: женщины работают больше мужчин, принимают множество ключевых решений, но при этом все мы находимся в какой-то глубинно патриархальной культуре.

— Я чувствую все более отчетливое разделение женщин на условных традиционалисток и феминисток. С одной стороны, есть очень крутые бизнес-истории, скажем StartUp Women в России — организация, которая оказывает поддержку женщинам-предпринимателям и их проектам. Есть женщины — боссы очень крупных компаний, сравнительно мало, но есть. Но вместе с тем есть патриархальное течение со всей этой историей «носи длинные юбки, служи мужчине, рожай детей» и прочее Предназначение Женщины.

close

100%

— Тут важно все с большой буквы писать. А еще Найди в Себе Богиню.

— Да, и сторонников у этого течения тоже много. Не стоит, конечно, встречно осуждать то, чего просто не понимаешь. Если твое искреннее желание — вести хозяйство, то и ладно, главное, чтоб тебе самой было хорошо. Все-таки главное тут — это осознанная свобода. Возможность делать то, что действительно хочешь, а не то, что предписано обществом.

Нечаянный сексизм, или Как перенастроить язык | Heinrich Böll Stiftung | Москва

По просьбе Фонда им. Генриха Белля, что такое «сексизм», как он проявляется в речевой культуре и как это влияет на положение женщин объясняют Елена Гапова, Гасан Гусейнов, Йенс Зигерт, Ирина Костерина, Виктор Воронков и Ирина Тартаковская.

Елена Гапова, доцент кафедры социологии Western Michigan University:

Связано ли наименование женщин «телками» в СМИ с их более низким по сравнению с мужчинами социальным статусом?

Да, связано. Как написал в ФБ социолог Андрей Мальцев, «телка» — это не просто имя, «телка» – это социальная роль с набором определенных действий и качеств…  Приписывая свойства и роль всем женщинам, такое наименование является индикатором социального устройства и указывает на социальную иерархию.

Является ли использование оскорбительного наименования в отношении группы сигналом статусного неравенства и неравных возможностей?

Да, является. То, как людей называют, сложным образом связано с теми возможностями, которые у них есть, потому что это свидетельствует о распределении власти. Те, кого можно публично назвать «быдлом», обладают иными возможностями, чем те, кого так назвать нельзя. Различие состоит в том, что одни имеют власть указывать другим на их место.

За что выступают женщины (и некоторые мужчины), осуждающие твит «Медузы»?

Женщины, протестующие против публичного употребления оскорбляющего наименования, выступают за признание своей группы в качестве людей, обладающих достоинством. Тут необходимо сказать несколько слов о современных социальных движениях. Если в прошлом люди более всего боролись за «перераспределение» (8-часовой рабочий день, оплаченный больничный и т.д.), то в конце 1960-х появляются движения, имеющие целью получение некоторыми группами «признания» (своего отличия, особой идентичности и т.д.). Связаны ли признание и распределение? В конечном счете да, потому что «признание» кого-то предполагает и перестройку всей социальной иерархии, изменение отношений власти.

За что борются те мужчины, которые настаивают на своем праве публично называть женщин «телками»?

Те мужчины, кто настаивает на своем праве публично назвать женщин «телками», говорят в процессе много слов, более всего аппелируя к «свободе слова».  Если же «вылущить» суть, то окажется, что они отстаивают особый тип мужественности, который связан с «обладанием женщинами»: «я мужчина», поэтому мое «право» в отношении всех женщин ничем не должно быть ограничено. Иными словами, они борются за сохранение того иерархического устройства, при котором женщины согласны на любое отношение к себе, принимают его как нормальное и не подвергают такое положение дел вопрошанию.

Иными словами: их язык есть свидетельство нашего статуса в их глазах.                                                                    

Виктор Воронков, директор Центра независимых социологических исследований:

То, что Россия – страна победившего расизма, становится общим местом. Все виды современного расизма здесь процветают – и этнорасизм, и сексизм, и эйджизм и т.п. Расисты, независимо от своих политических воззрений, делят людей по физическим или социокультурным основаниям, приписывают естественность, неизменную сущность этим социальным конструктам (гендер, возраст, этничность) и встраивают образованные социальные группы в систему иерархических отношений. Таким образом, признаком современного расизма является легитимация различий, которые могут становиться основанием для дискриминации.

Даже либералы, как мы здесь видим, становятся «нечаянными» расистами, этого не осознавая. Они могут идентифицировать с либерализмом в политике и думать, что лишены предубеждений, однако их высказывания содержат негативные стереотипы в отношении мигрантов, людей без определенного места жительства, женщин, людей с «нетрадиционной» сексуальной ориентацией, внешностью и т.д. Можно пытаться оправдывать себя тем, что это «шутка». Но, как известно, в каждой шутке есть доля шутки. От шутки до насилия не такая большая дистанция. И чего тогда удивляться, если в расистской стране и сами либералы становятся в глазах большинства такой сущностной группой («либерасты»), которая должна, по мнению общества, быть подвергнута дискриминации. Полезно вспоминать и золотое правило нравственности «относись к людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе».

Ирина Костерина, координатор программы «Гендерная демократия» Фонда им. Генриха Белля, кандидат социологических наук:

Сексизм – это действия и высказывания, вызванные стереотипными суждениями о женщинах или мужчинах. Примеры таких суждений могут быть следующие: «Женщина всегда должна оставаться женщиной», «психологические особенности женщин делают их худшими, чем мужчины, руководителями (или водителями), но лучшими исполнителями, нянями и проч.», «каждой женщине природой (или даже богом) предназначено выполнять функцию «хранительницы домашнего очага», поэтому это у нее лучше получается, чем у мужчины». И, несмотря на то, что существуют десятки современных исследований, доказывающих, что нет никаких природных предназначений мужчин и женщин, а есть лишь определенные представления о мужском и женском в культуре, миф о гендерных различиях оказывается очень устойчивым.

Подобные представления существовали тысячелетиями (достаточно посмотреть труды древнегреческих авторов, чтобы обнаружить там бинарные оппозиции типа мужчина=порядок/женщина=хаос и глубоко мизогинистические идеи), и являлись основаниями для дискриминации женщин. То, что женщины до последнего столетия существовали и действовали исключительно в домашней сфере (о чем писал Жак Лакан — «женщина не существует»), право на публичность принадлежало мужчине. Поэтому женщины также не имели важнейших прав – политических, гражданских, социальных. При этом их тело и сексуальность контролировались общественными институтами (культ девственности, регуляция репродукции) – все это является следствием этих самых представлений о женской природе. В неопатриархатном  обществе, каким является российское общество, гендерные отношения устроены иерархично: мужчины по-прежнему занимают в нем более высокую статусную (пусть и дискурсивно) позицию, и с этой позиции производят определенный гендерный дискурс, в том числе наделяя слова определенным символическим значением. Хозяева этого дискурса предложили публике слово «телочки», объяснив, что оно не является оскорбительным для женщин, а скорее молодежно-игривым, и предложили это слово так и воспринимать. Этот дискурс попытались оспорить феминистки и отдельные представители интеллектуальных кругов.

Те женщины, которые поддерживают сексистские высказывания и пишут: „Я тоже женщина, но меня не обижает слово «телочки»“ являются частью этого неопатриархатного дискурса, они получают от такой позиции свои «патриархатные дивиденды».

Таким образом, все разбирательства о том, можно или нельзя публично называть женщин «телочками» и другими «милыми» словами являются борьбой за дискурс, который по природе своей является сексистским.

Ирина Тартаковская, старший научный сотрудник Института социологии РАН:

История с «телочками», на мой взгляд, отражает общую деградацию публичной сферы в современной России, выражающуюся, в том числе, и в утрате элементарной культуры дискуссии. Аргументы подменяются разного рода словесными кривляньями, своего рода бездарным «троллингом», призванным не переубедить оппонента и не показать слабость его позиции, а просто его унизить. Для этого стиля новейших российских дебатов, в том числе и на площадках обычных и электронных медиа, характерно так же принципиальное, демонстративное отсутствие каких-либо этических или вкусовых границ – поэтому в ход с удовольствием пускаются расистские, сексистские и прочие эпитеты. В этом смысле выражение «телочки» стоит в том же примерно ряду, как и известный фотошоп с бананом и американским президентом, антисемитские шутки, обильное и нарочитое употребление слэнга и тому подобные речевые и визуальные приемы.

Характерно, однако, что в данном случае речь идет о «либеральном» медиа-ресурсе, который вроде бы не должен прибегать к подобной риторике, и мне представляется, что в отношении, например, этнических оскорблений этого бы, вероятно, и не произошло. Но сексистский лексикон, очень вульгарный, не воспринимается как табу даже в изданиях такого рода – право его использовать приписывают себе многие мужчины-журналисты, политики, лидеры мнений, полагая, видимо, что вот эта площадка для самоутверждения для них уж точно приятная и безопасная.

Гасан Гусейнов, доктор филологических наук, профессор НИУ ВШЭ:

СМИ, имеющее репутацию самого передового русского новостного издания в изгнании, публикует неполиткорректный сексистский заголовок. Читатели замечают это и немедленно высказываются в довольно резком тоне. Сотрудники «Медузы» сначала отбрыкиваются и даже огрызаются. Но в какой-то момент обнаруживают, что в поддержку редакции выступают либо люди не шибко компетентные в вопросах политкорректности, либо какие-то с трудом вообразимые низы российского общества. «Медуза» не желает солидаризироваться с этим, извиняется за поднятый шум. Но шум продолжается. Он становится большим спором по, казалось бы, мелкому поводу.

И все-таки повод не мелкий. Он заставляет вспомнить две русские пословицы. Одна – о ложке дегтя в бочке меда. Ты можешь очень долго идти в кильватере лучших изданий мира. Но марку нужно доказывать каждый день. Потому что извлечение ложки дегтя из бочки меда – тяжелая или даже не выполнимая процедура.

Вторая пословица – иголка в стоге сена. Это – пословица о постоянной высокой готовности, об угрозе неожиданного удара с непонятного направления.

Россиянам непонятно очень многое на современном Западе. Хоть многие и много путешествовали там и сям, но главные свойства современной западной цивилизации остаются, к сожалению, за семью печатями. И главное тут – это почти тотальное недоумение перед необходимостью постоянной перенастройки языка / языков на современное понимание сущности человека и прав человека.

Поэтому сам факт дискуссии – это хорошо.

И это важнее, чем пещерный уровень интеллекта у некоторых властителей дум. Общество понимает, что что-то очень важное идет не так. И пока просто не знает, что ему с этим делать.

Йенс Зигерт, руководитель Филиала Фонда им. Генриха Белля в России:

Те, кто считают, что дискуссия вокруг слова «телочки» – это несерьезно, по-моему, недопонимают что-то очень важное. Многих возмутило бы, если бы кто-то высказывался расистским или антисемитским образом. И правильно. Этого делать нельзя.  Дело тут не в какой-то метафизической политкорректности, или в непонятных правилах, за соблюдением которых следит самозваная «полиция нравов». Политкорректность – это не первичная, а вторичная вещь. Она следует из нравственного запрета, что нельзя быть расистом, антисемитом или сексистом, а не наоборот. И это «нельзя» следует в свою очередь из верховенства неприкосновенности достоинства каждого отдельного человека. По той же причине недопустимы, например, «шутки» про «даунов». Использование слова «телочки» относится к вопросу неприкосновенности достоинства женщин. Впрочем, говорить «телочки» – это еще и просто пошло. Отношения между женщинами и мужчинами – это не вопрос этикета, а один из фундаментальных вопросов глубинной демократизации общества.

 

взгляд на психологию мизогинии., Психология – Гештальт Клуб

«Все мужчины ненавидят женщин», сказала Клодин. Такое я просто не мог пропустить мимо ушей. Я все-таки мужчина во всех отношениях, и, насколько я знаю, я точно не ненавижу свою жену. Она вернулась домой злая и измотанная: какой-то молодой и наглый водитель нахамил ей. «С мужчиной он бы не посмел так разговаривать», — объяснила она.

«Точно все мужчины?» — переспросил я.

«Да».

Если она права, то это многое объясняет. Неужели все мужчины, даже самые заботливые и прогрессивные, скрывают мизогинию (ненависть к женщинам) в тайных уголках своей души? И если это действительно так, то что мы можем с этим сделать?

 

Мы, похоже, только сейчас обнаружили, что маскулинность токсична. В течение тысячелетий жесткие представления о женской и мужской идентичности воспроизводили сами себя, но позади социальных структур может проглядывать и что-то первобытное. И теперь эта мешанина из психологии и культуры, порождаемой этой психологией, создала мужчин такими, какими мы их видим сейчас. Так что токсичная маскулинность – это тавтология.

 

В июле вышел доклад о преступлениях на почве ненависти к женщинам – совместный проект двух университетов Ноттингема при сотрудничестве с полицией. Целью этого проекта было регистрировать случаи мизогинии как преступления на почве ненависти, а также повысить общественную осведомленность о таких преступлениях. Через два года работы этого проекта было обнаружено, что более половины женщин, участвовавших в проекте, получали угрозы, почти половина женщин рассказали о нежелательных прикосновениях, четверть из них подвергались сталкингу и еще четверть пережили сексуальное насилие.

 

Доктор Лоретта Трикетт из университета Ноттингем Трент, говорит: «Такое поведение имеет последствия для девушек и молодых женщин. Я не думаю, что парни, которые так себя ведут, понимают как их поведение влияет на женщин. Чаще всего сексуальные домогательства на улице исходят от мужчин старшего возраста в адрес молодых девушек».

 

Если бы мне пришлось искать эту темную материю, эту вещь, которая заставляет мужчин обращаться с женщинами как с двухмерными картинками в их объемном трехмерном мужском мире, я бы заглянул глубоко внутрь из бессознательного. Не даром фраза «расскажи мне о своей матери» приводит нас на обширную поляну психоанализа. Адам Джукс – писатель и терапевт работает уже более 40 лет, половину из которых он специализировался на лечении мужчин, проявлявших насилие в адрес своих жен. Автор книг «Почему мужчины ненавидят женщин» и «Ты получила то, что хотела, даже если это больно» разделяет общее убеждение, что это насилие – результат детской травмы, и даже в большей степени – результат отношений между мальчиком и материнской фигурой, которые закладывают основу психологии мужчины.

«Для абсолютного большинства людей на планете мать – это первый и главный источник заботы», поясняет Джукс. «Существует асимметрия в развитии мальчиков и девочек. Мальчик должен узнать и научиться тому, что значит быть мужчиной, а девочке этого не нужно. Маскулинность не в кризисе. Маскулинность и есть кризис. Я не верю, что мизогиния – врожденная черта, но я убежден, что ее невозможно избежать из-за самого устройства процесса становления маскулинности».

 

В самом простом виде теория говорит о том, что по мере того, как формируется индивидуальность мальчика и развивается его чувство самости, он должен отделиться от своей матери, осознать, что он не похож на нее и не может обладать ею (в соответствии с фрейдистским пониманием). Подавление этих импульсов маркирует окончание эдипова конфликта. Тревога толкает мальчика идентифицироваться с отцом и тогда он узнает о том, что значит быть мужчиной. Клише маскулинности – быть сильным, бесстрашным и стремиться конкурировать, но главное – не быть как мать, — проходят сквозной нитью через жизнь мальчиков. «В этой точке часть мужского эго идентифицируется с пенисом», — говорит Джукс, — «и все его тело идентифицируется с пенисом. И так создается маскулинность».

 

Психоанализ представляет собой широкое разнообразие взглядов, не лишенное внутренних противоречий. Феминистки раскритиковали теорию Фрейда, и не в последнюю очередь за его амбивалентность или невнимание к положению женщин. Тем не менее, 100 лет спустя даже его критики признают роль бессознательного и сложности в отношениях мальчиков и их матерей.

 

«Не только мальчики интернализуют мизогинию. Мизогиния порождается самим фактом, что нас воспитывают матери», — говорит признанный психоаналитик и писатель Сьюзи Орбах. «Потому что мать – это человек, от которого мы максимально зависим. Мы учимся подавлять страх и ярость, порождаемые угрозой быть отрезанными от нее, а также ужас от материнского неодобрения. Девочки вырастают, чтобы стать матерями, поэтому они интернализуют мизогинию. Мальчики не становятся матерями, поэтому они чувствуют себя отвергнутыми и ощущают себя сильнее, когда могут отвергнуть в ответ. Все это приводит мальчиков в замешательство».

 

Мальчик чувствует, что зависеть от женщины опасно, что это заставляет его чувствовать себя уязвимым, а это – я не стремлюсь здесь быть похожим на учителя Йоду – приводит к страху, который выливается в садизм. Подавленная тревога выражается в форме ненависти к женщинам.

 

Более того, Орбах и Джукс соглашаются, что чем более травматичным и хаотичным было детство, тем больше вероятность того, что в будущем ненависть будет принимать крайние формы. «Если вы выросли в доме, где взрослые часто ссорились, то в будущих отношениях вы будете искать конфликтов и проявлений ярости, потому что это то, что для вас означает «любить». Ваше внутреннее переживание близких отношений связано напрямую с вашим опытом самых первых отношений любви – с матерью.

 

«В раннем детстве закладываются наши «базовые настройки», — говорит Джукс. «Мы запрограммированы помнить о боли, именно поэтому наш вид выжил. У нас есть потребность возвращаться к этим «базовым настройкам», потому что тогда мы чувствуем безопасность – даже в стрессе и боли. Нам кажется, что мы хотим чего-то другого, но в реальности мы создаем те же отношения, которые вернут нас к нашим «базовым настройкам». Я не хочу сказать, что более образованные и успешные мужчины в меньшей степени мизогины. Мизогиния пронизывает все классы, сословия, национальности и исторические эпохи.

 

«Даже в любящей семье ребенок может вырасти шовинистом», — говорит Джукс. «Мизогиния берет начало в нашей культуре, в обществе. Мы живем с укорененным, внедренным представлением о женщине, как о дающей заботу. И это убеждение питает ненависть и ярость мужчин по отношению к женщинам. Я не вижу никакой разницы в отношении к женщине у моих пациентов сейчас и несколько десятков лет назад».

 

Маскулинность можно «измерить» условной шкалой, в зависимости от того, насколько травматичным было детство мальчика. Если в детстве присутствовало безразличие и пренебрежение, физическое или сексуальное насилие, то чем больше негативных факторов мы обнаружим, чем болезненнее было детство, тем больше гипермаскулинных черт мальчик будет демонстрировать. Чем более «маскулинным» стремится выглядеть мальчик, тем больше чувств по отношению к женщинам он подавляет, и с тем большей вероятностью он будет ненавидеть женщин и проявлять к ним насилие. Верно будет и обратное: чем больше гипермаскулинных черт в мужчине, тем более уязвимым и беспомощным он себя чувствует рядом с женщиной.

 

«Не могут сказать со сколькими мужчинами я работал, — мужчинами, которые били и насиловали своих женщин. И они же потом плакали и молили о прощении», — говорит Джукс. «Это ужасно сложно – когда насильник вдруг превращается в жертву. Но эта зависимость создает основу маскулинности и одновременно разрушает ее».

 

Субкультура инцелов, — ненавидящих себя «невольных девственников», которых объединяет неспособность найти любовь или полового партнера, — идеально укладывается в такое понимание мизогинии. Как бы парадоксально это ни выглядело, но эти люди, называющие себя неудачниками, также демонстрируют свою гипермаскулинность. Культура инцелов – это не отклонение, а продолжение мужской психологии – потребность контролировать в сочетании с чувством униженности.  Виноват кто-то другой, они – лишь жертва злобной Матери Природы, выдавшей им плохой набор генов.

 

Мужчины – никакие не жертвы, конечно. И инцелы воплощают самое худшее в мужчинах – их неспособность принять ответственность за отношения, узнавать себя и знакомиться с монстрами из своего бессознательного. Аналитики убеждены, что этот стыд и фрустрация берут начало в детстве, в опыте беспомощности рядом с всемогущим отцом (страх кастрации) и в отделении от матери. Таким образом маскулинность – это защитный механизм.

 

В одном из эпизодов «Звездного пути» — «Враг изнутри» капитан Кирк раздваивается. Одна его версия — злобная, тщеславная, импульсивная и сексуально агрессивная, в то время как другая вдруг становится нерешительной, слабой, беспомощной. Идея в этой истории такова, что хорошему Кирку нужен плохой Кирк чтобы управлять кораблем, и герои находят способ вновь объединить эти две сущности. Великолепная задумка и прекрасная игра Уильяма Шетнера, но сама идея ошибочна – разрушение традиционной маскулинности не означает что мужчины должны перестать быть сильными, авторитетными или решительными. Оно также не означает, что нужно отказаться от сексуального желания или от секса. Чтобы называться мужчиной, не обязательно исповедовать традиционные догмы – доминировать, быть жестким, видеть в женщинах «чужих» и обращаться с ними соответственно.

 

Но как же нам разрушить маскулинность и мизогинию, которая связана с ней? Эксперты все как один говорят о том, что все проблемы начинаются в детстве, поэтому и решение нужно искать там же. И первый шаг, который можно предпринять – разрушить зависимость от матери как от единственного и главного объекта, дающего заботу. Чтобы это произошло, нам нужно пересмотреть возможности социальной инженерии. «Я вовсе не призываю обвинять матерей. Я предлагаю привлекать отцов к заботе о детях, чтобы ярость и разочарование не направлялись на одного человека, а могли быть адресованы и разделены двумя родителями. Чтобы авторитетной фигурой были оба», — говорит Орбах.

 

За исключением скандинавских стран, достойных подражания, отпуск по уходу за ребенком отцам почти не предоставляется. Только разгрузив матерей и снизив экономическую зависимость женщин от мужчин мы можем что-то изменить. «Дошкольное и начальное образование почти целиком обеспечивают женщины, и я думаю, в этом проблема», — говорит Трикетт. «Уже с самого раннего возраста дети должны видеть мужские ролевые модели. Нам нужно уравновесить представление о настоящем мужчине, включив в него «заботливого мужчину». Доступная статистика показывает, что мужчины составляют всего лишь 15% персонала в начальных школах Великобритании. В детских садах же мужчин нет совсем.

 

Но подключить мужчин к заботе о детях – не простое решение. «Мы никуда не денемся от зависимости и ярости, связанной с ней», — говорит Орбах. «Но мы можем смягчить их выраженность, и они не будут привязаны к полу: девочки не будут ненавидеть себя из-за интернализованной мизогинии, и мальчики не будут так напуганы, что им придется контролировать женщин. В настоящее время нет никакой политической воли, направленной в эту сторону.

 

Новые подходы к детскому развитию могли бы смягчить последствия травм, которые мальчики и девочки неизбежно получают в детстве. «С точки зрения клинициста, конечная точка – это остановить расщепление объекта на плохой и хороший», — говорит Джукс. «Если вы перестанете расщеплять, то вы будете психологически здоровы». Этого легче достичь, если вы выросли в любящей семье, без идей маскулинности. «Это не означает, что вы не будете подвержены стрессу – всякое случается», — продолжает он. «Но это означает, что вы сможете лучше справляться».

 

Маскулинность и связанная с ней мизогиния настолько внедрена в мужское сознание, что мужчины часто не замечают ее. Она подрывает наше физическое и психологическое здоровье, выстраивает стену между людьми, которую мало кто видит, не говоря уже о том, чтобы заглянуть за нее. «Движение ЛГБТК ведет эту борьбу за нас всех», — говорит Джукс. «Они постепенно разрушают представления о маскулинности и фемининности, и если мы однажды и придем к освобождению, то благодаря их успешной работе».

Ты можешь быть мужчиной и без маскулинности, но чтобы это произошло, должно смениться несколько поколений. Иногда полезно задать себе вопрос: «откуда у меня эти чувства?», «Отношусь ли я к женщинам иначе, чем к мужчинам?». Но не такой: «может быть моя жена и правда плохой водитель?». Сложно начать деконструкцию маскулинности, и еще сложнее закончить. Мы не можем построить идеальный мир, но мы можем попытаться улучшить тот, что есть.

Женоненавистничество и сексистское насилие — результат мужских прав. Вот почему.

В 2013 году женщина из Миннесоты по имени Рэй Флорек обвинила своего парня Рэнди Ванетта в изнасиловании ее, когда она была без сознания и не могла дать согласия. Флорек говорит, что она знала, что Ванетт изнасиловал ее, потому что он хвастался, что занимался с ней сексом, пока она спала. Позже она снова тайно записала на пленку его признание. Затем он повторил свое признание правоохранительным органам. Но полиция отказалась возбуждать уголовное дело. «В каждой истории всегда есть две стороны», — сказал детектив Дин Шерф Флореку, хотя в данном случае Ванетт неоднократно соглашался с фактами.Ванетт и полиция просто считали, что заниматься сексом с женщиной, пока она спит, не является преступлением.

Кейт Манн утверждает, что женоненавистничество на самом деле не связано с дегуманизацией. Межличностное насилие — это то, что вы делаете с людьми, а не с неодушевленными предметами.

Многие феминистки утверждали, что этот вид сексизма вызван тем фактом, что женщины не рассматриваются как полноценные люди. Но в своей новой книге «Entitled», в которой обсуждается история Флорека, профессор философии Корнельского университета Кейт Манн утверждает, что женоненавистничество на самом деле не связано с дегуманизацией.Межличностное насилие — это то, что вы делаете с человек , а не с неодушевленными предметами. Манн утверждает, что Ванетт и Шерф знали, что Флорек был человеком. Они просто считали, что Ванетт, как мужчина, имел , право на тело Флорека и ее согласие.

«Дегуманизация создает впечатление, будто есть что-то психологически упущенное, что ведет к женоненавистничеству и сексизму», — сказал мне Манн. «И я думаю, что это серьезный сдвиг — думать об основах женоненавистничества вместо того, чтобы быть ложным морализмом.Дело не в том, что мы неправильно понимаем, что такое женщины. У нас ошибочная моральная идеология относительно того, для чего нужны женщины. И мы считаем, что они предназначены для того, чтобы предоставлять те виды товаров, на которые, по нашему мнению, мужчины имеют право «.

Связанные с этим

Эти товары включают секс. Но даже более того, утверждает Манн, люди считают, что мужчины имеют право на уважение. Например, принудительное воздержание от целомудрия, или инцели, — это мужчины, которые объединяются в сообщества, чтобы жаловаться на то, что женщины не будут заниматься с ними сексом.Но Манн отмечает, что их настоящая жалоба часто заключается в том, что они не получают должного внимания со стороны нужных женщин.

Эллиот Роджерс, инсель, убивший шесть человек в Исла-Виста, Калифорния, в 2014 году, записал женоненавистнические тирады о том, как «популярные дети… смотрели на меня свысока». Для incels, как говорит Манн, «секс — это доверенное лицо того, чего они в конечном итоге добиваются и на которые они полагают: чувство восхищения и привязанности».

Для таких мужчин, как Ванетт и Роджерс, права могут привести к насилию.Но если слишком много прав — это плохо, их отсутствие может быть еще хуже. Женоненавистничество может заставить мужчин почувствовать, что они имеют право на заботу и почитание женщин. Но, по словам Манне, это также может привести к тому, что к женщинам будут относиться так, как будто они не имеют права на доброту или внимание. Женщины по-прежнему выполняют непропорционально большую работу по дому. Кандидаты в президенты-женщины по-прежнему считаются чрезмерно амбициозными по сравнению со своими конкурентами-мужчинами. В культурном отношении мужчины имеют право на свободное время дома или на мечты президента.Женщин нет.

Манн отмечает, что женщины, особенно чернокожие, даже не всегда имеют право на медицинскую помощь. Она цитирует статью Дайан Э. Хоффманн и Аниты Дж. Тарзиан «Девушка, которая плакала от боли», в которой сделан вывод о том, что мужчины часто получают больше обезболивающих, чем женщины при тех же условиях.

Пугающе высокий уровень материнской смертности для чернокожих женщин частично является результатом представлений о том, кто имеет право, а кто не имеет права говорить по медицинским вопросам. Когда черные женщины выступают за себя, их можно рассматривать как неуважение к врачам и медсестрам.«Все, что касается структуры попыток получить медицинскую помощь, отфильтровало меня через предположения о моей собственной некомпетентности», — писала эссеист и ученый Тресси Макмиллан Коттом об осложнениях ее беременности, которые привели к смерти ее дочери. «Аппарат здравоохранения не мог представить меня настолько компетентным, и поэтому он игнорировал меня, пока я не стал некомпетентным».

Связанные

Манн утверждает, что реальная сила сексизма проистекает из системы, построенной на морали, респектабельности и, да, на правах.Когда мужчинам отказывают в силе и удовольствиях или когда женщины стремятся к этим вещам, пишет Манн, люди всех полов возмущаются. Бретт Кавано и его сторонники не только отрицали, что он пытался изнасиловать Кристин Блейси-Форд. Они были недовольны тем, что его право на место в Верховном суде было поставлено под сомнение. Президент Дональд Трамп, например, сказал, что Кавано «родился» для места в Верховном суде, и настаивал: «Мы должны бороться за него, не беспокоиться о другой стороне, и, кстати, женщины за это больше, чем любой бы понял.

Столь же беспокоит то, что женщины, которые просят обезболивающие или отказываются от секса с мужчинами, могут испытывать чувство стыда. Манн говорит, что даже когда женщины не хотят секса, они иногда соглашаются, «потому что мы живем в мире, где считается, что мужчины имеют право на согласие женщин. межличностного принуждения, но обусловлено преобладающими социальными сценариями и чувством долга, которое они могут вызвать у женщин ».

Связанные

Противодействовать сексизму вдвойне сложно, когда сексизм так глубоко сформировал наше понимание правильного и неправильного, а также того, кто заслуживает власти, счастья и привязанности.Манн говорит, что в прошлом она чувствовала, что отмена прав мужчин может быть невыполнимой задачей.

Но с тех пор, как у нее родилась дочь, она вновь почувствовала необходимость этого. «Я хочу, чтобы моя дочь знала, что она имеет право на власть», — пишет она. «Я хочу, чтобы она знала, в отличие от многих девушек и женщин, что ее можно любить и простить, даже если и когда она колеблется». Недостаточно признать женщин человечными.

ИСПРАВЛЕНИЕ (12 августа 2020 г., 10:00 a.м. ET): в предыдущей версии этой статьи неправильно написано название книги Кейт Манн. Это «Право», а не «Право».

Ноа Берлацкий — писатель-фрилансер и критик из Чикаго.

Связано ли женоненавистническое отношение мужчин с плохим психическим здоровьем и поведением, связанным с употреблением психоактивных веществ? Поисковое исследование мужчин в Тихуане, Мексика

Psychol Men Masc. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 апреля 2019 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC5920542

NIHMSID: NIHMS835974

Paul J.Флеминг

a Поведение в отношении здоровья и санитарное просвещение, Школа общественного здравоохранения Мичиганского университета, Анн-Арбор, Мичиган, США

Thomas L. Patterson

b Кафедра психиатрии Калифорнийского университета, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, США

Клаудиа В. Чаварин

b Кафедра психиатрии Калифорнийского университета, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, США

Ширли Дж. Семпл

b Кафедра психиатрии Калифорнийского университета, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, США

Карлос Магис-Родригес

c Centro Nacional para la Prevención y Control del VIH / SIDA (CENSIDA), Мехико, Мексика

Эйлин В.Питпитан

d Отдел глобального общественного здравоохранения, Медицинский факультет Калифорнийского университета, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, США

a Поведение в отношении здоровья и санитарное просвещение, Школа общественного здравоохранения Мичиганского университета, Анн-Арбор, Мичиган, США

b Кафедра психиатрии Калифорнийского университета, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, США

c Centro Nacional para la Prevención y Control del VIH / SIDA (CENSIDA), Мехико, Мексика

d Отдел глобального общественного здравоохранения, Медицинский факультет, Калифорнийский университет, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, США

Корреспонденция по этой статье должна быть адресована Полу Дж.Флеминг, Health Behavior & Health Education, Школа общественного здравоохранения Мичиганского университета, 1415 Washington Heights, Ann Arbor, MI 48109-2029, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи доступна на сайте Psychol Men Masc. См. Другие статьи в PMC. цитируют опубликованную статью.

Abstract

Женоненавистничество мужчин (т. Е. Неприязнь или презрение к женщинам), как было показано, связано с совершением мужчинами физического / сексуального насилия в отношении женщин и плохим состоянием здоровья женщин.Однако такое отношение редко изучается на предмет влияния на собственное здоровье мужчин. В этой статье исследуются социально-демографические, психологические и психологические корреляты женоненавистнических установок среди двухнациональной выборки мужчин (n = 400) в Тихуане, Мексика, с высоким риском употребления психоактивных веществ и сексуального поведения. Мы использовали шкалу из 6 пунктов для измерения женоненавистничества ( α = 0,72), которая была разработана специально для этого контекста. Мы использовали описательную статистику, чтобы описать нашу выборку населения и степень их женоненавистничества.Затем, используя женоненавистнические установки в качестве зависимой переменной, мы провели двумерную линейную регрессию и многомерную линейную регрессию, чтобы изучить взаимосвязь между этими установками и социально-демографическими характеристиками, поведением, связанным с употреблением психоактивных веществ (например, употребление алкоголя, марихуаны, героина, метамфетаминов, кокаина). и психическое здоровье (например, депрессия, чувство собственного достоинства). В многомерной модели мы обнаружили значимую взаимосвязь между женоненавистническими установками и уровнем образования ( t = −4.34, p <0,01), употребление героина за последние 4 месяца ( t = 2,50, p = 0,01) и депрессивные симптомы ( t = 3,37, p <0,01). Эти данные свидетельствуют о том, что женоненавистнические отношения связаны с плохими результатами для здоровья мужчин, и в будущих исследованиях необходимо дополнительно изучить временные рамки этих отношений и определить стратегии снижения женоненавистнических настроений мужчин с конечной целью улучшения здоровья и благополучия как женщин, так и женщин. мужчины.

Ключевые слова: мужественность, клиенты-мужчины, насилие, алкоголь, наркотики

Введение

Женоненавистничество со стороны мужчин — «ненависть или неприязнь к женщинам или предубеждение против них» («Женоненавистничество», 2002) — часто выделяется как важный фактор, влияющий на плохие показатели здоровья среди женщин. В первую очередь, это исследование было сосредоточено на том, как женоненавистническое отношение или враждебность мужчин по отношению к женщинам может привести к сексуальному или физическому насилию в отношении женщин или другому ущербу для женщин (Parrott & Zeichner, 2003; Jewkes, Sikweyiya, Morrell, & Dunkle, 2011; Маламут, Линц, Хиви, Барнс и Акер, 1995).

Существует ограниченное количество эмпирических исследований о том, связаны ли женоненавистнические установки с плохими результатами для здоровья мужчин. Теоретические взгляды предполагают, что мужчины развивают женоненавистнические отношения в результате строгих мужских гендерных норм и что эти отношения могут быть связаны с эмоциональным подавлением и формами членовредительства среди мужчин (Reeser, 2010; Courtenay, 2000; Connell, 1995; Kauffman, 1996). ). Таким образом, культурные контексты, в которых нормы мужского пола особенно строги, могут порождать женоненавистничество (de Moya, 2004; Gutmann, 2006).Как утверждает Кауфман,

«Мужчины становятся скороварками. Неспособность найти безопасные пути эмоционального выражения и разрядки означает, что целый ряд эмоций трансформируется в гнев и враждебность. Часть гнева направлена ​​на самого себя в форме вины, ненависти к себе и различных физиологических и психологических симптомов … часть его направлена ​​на женщин ». (стр. 595)

Эти теоретические взгляды предполагают, что женоненавистническое отношение может быть связано с плохими результатами психического здоровья мужчин, и исследования показали, что мужчины склонны употреблять алкоголь или наркотики, чтобы справиться с негативными эмоциями (Erskine et al., 2010; Аддис, 2008). Аддис (2008) описывает схему «замаскированной депрессии» для мужчин, в которой подчеркивается, что мужчины могут подавлять свои эмоции (включая депрессивные симптомы), что, в свою очередь, определяет поведение, такое как употребление психоактивных веществ / злоупотребление психоактивными веществами. Нормы мужественности играют важную роль в этой динамике, поскольку мужчин социализировали, чтобы они верили, что выражение эмоций является женским и что для того, чтобы быть мужественными, они должны отвергать женственность (Courtenay, 2000; Addis & Cohane, 2005; O’Neil, 1981). Хотя, что важно, эта динамика может проявляться по-разному в различных культурных контекстах (Gilmore, 1990).Это взаимодействие между мужскими нормами, психическим здоровьем и употреблением психоактивных веществ было показано в эмпирических исследованиях (Isenhart, 1993; McCreary, Newcomb, Sadava, 1999; Erskine, Georgiou, Kvavilashvili, 2010), но женоненавистнические отношения редко изучались эмпирически. исследования.

Женоненавистничество в литературе оценивается по-разному. Перечень гипермаскулинности — широко используемая шкала в психосоциальных исследованиях — включает в себя подшкалу «Черствое сексуальное отношение к женщинам», которая тесно связана с женоненавистническими установками (Mosher and Sirkin, 1984).Например, пункты этой подшкалы включают в себя: «Напоите женщину, выпейте или возбуждайте, и она позволит вам делать все, что вы хотите», «Единственная женщина, достойная уважения, — это ваша собственная мать» и «У вас есть трахнуть некоторых женщин, прежде чем они узнают, кто здесь главный ». Лишь в нескольких исследованиях, в которых использовалась шкала гипермасклинности и показатели здоровья мужчин, представлен отдельный анализ этой подшкалы. Эти исследования показали, что подшкала бездушного отношения к женщинам связана с употреблением мужчинами алкоголя и других веществ (Mosher and Sirkin 1984; Norris & Kerr 1993), а также совершением агрессии и нападения (Mosher and Sirkin, 1984; Abbey and McAuslan 2004 г.).Учитывая уникальный культурный контекст, наша исследовательская группа разработала и использовала мизогиния специально для мужчин из группы риска по ВИЧ в Тихуане, Мексика. Наше предыдущее исследование, посвященное поведению, связанному с ВИЧ, показало, что усиление женоненавистничества было связано с менее частым тестированием на ВИЧ (АВТОРЫ, находится на рассмотрении) и увеличением числа незащищенных половых актов с женщинами секс-работниками (АВТОРЫ, 2010). Однако мы не изучали, коррелирует ли женоненавистничество с психическим здоровьем мужчин или поведением, связанным с употреблением психоактивных веществ.

Целью данной статьи является проведение исследовательского анализа, изучающего социально-демографические, психологические и психологические корреляты женоненавистнических установок среди выборки мужчин в Тихуане, Мексика, с сексуальным поведением высокого риска и / или поведением, связанным с употреблением психоактивных веществ. Мы предполагаем, что мужчины с большим женоненавистничеством с большей вероятностью будут употреблять психоактивные вещества и будут иметь плохие показатели психического здоровья.

Методы

Набор и выборка

Мы использовали исходные данные, собранные в Тихуане, Мексика, из двухнациональной выборки — мужчины из Соединенных Штатов (США) и из Мексики — с сексуальным поведением высокого риска и / или употреблением психоактивных веществ, которые были участвовал в программе по снижению сексуального риска, известной как Hombre Seguro («Безопасные мужчины»).Тихуана, Мексика, и округ Сан-Диего, США, находятся на одном из самых загруженных пунктов пересечения границы в мире и вместе образуют один из крупнейших двухнациональных мегаполисов. Хотя выборка включает мужчин, живущих в Мексике и США, есть латиноамериканцы и нелатиноамериканцы, живущие по обе стороны границы, и существенное культурное совпадение между обеими группами; таким образом, хотя группа не является однородной, ее не следует рассматривать как две отдельные группы.

Чтобы иметь право на участие в исследовании Hombre Seguro , мужчины должны были проживать либо в Тихуане, либо в округе Сан-Диего, быть ВИЧ-отрицательными и сообщать о незащищенных половых контактах с секс-работницей как минимум в Тихуане. один раз в течение предыдущих четырех месяцев.В период с сентября 2010 года по октябрь 2012 года мы использовали выборку времени и места в каждом районе Тихуаны, чтобы набрать этих мужчин. Подробнее о выборке см. АВТОРЫ (2014).

Исследование и меры

Интервью проводились на испанском или английском языках обученными двуязычными интервьюерами. Мы проводили измерения с помощью компьютерного личного интервью (CAPI).

Социально-демографические характеристики

Мы оценили возраст, образование, этническую принадлежность (латиноамериканец vs.неиспаноязычный), место жительства (США или Мексика), статус занятости, семейное положение, сексуальная ориентация, а также находились ли они в заключении в течение предыдущих 4 месяцев.

Поведение, связанное с употреблением психоактивных веществ

Чтобы измерить употребление алкоголя, мы попросили участников заполнить тесты на выявление расстройств, связанных с употреблением алкоголя, из 10 пунктов (AUDIT) (Saunders et al., 1993). Мы использовали AUDIT как непрерывную переменную, где более высокий балл означает более вредное употребление алкоголя. В отдельных случаях мы также спросили мужчин, употребляли ли они марихуану, метамфетамин, кокаин или героин в течение предыдущих 4 месяцев.

Психическое здоровье

Депрессивное настроение измерялось с помощью 10-пунктовой шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (Radloff, 1977). Элементы шкалы получены клинически и прошли обширные испытания на надежность и валидацию ( α = 0,78). Самоуважение измерялось с использованием восьми пунктов шкалы самооценки Розенберга ( α = 0,56) (Розенберг, 1989).

Женоненавистничество

Женоненавистничество определяется как ненависть или сильное предубеждение в отношении женщин просто потому, что они женщины.Мы используем шкалу женоненавистничества из 6 пунктов ( α = 0,72), которая была разработана специально для использования с этой группой населения (мужчины из США или Мексики с сексуальным поведением высокого риска и / или употреблением психоактивных веществ) на основе предыдущей формирующей качественной работы. и обзор литературы. Наш показатель является непрерывным, если более высокий балл свидетельствует о более женоненавистническом отношении.

Анализ

Данные анализировались в три этапа. Во-первых, мы изучили описательную статистику женоненавистничества в выборке.Затем мы использовали t-тесты и тесты хи-квадрат, чтобы оценить двумерную взаимосвязь между показателем женоненавистничества мужчин и социально-демографическими переменными, показателями употребления психоактивных веществ и психического здоровья. Затем мы использовали многомерные линейные регрессии, чтобы изучить независимую связь между женоненавистническими установками (непрерывными) и социально-демографическими переменными, употреблением психоактивных веществ и психическим здоровьем. Для облегчения интерпретации мы используем стандартизированные бета-коэффициенты.

Заявление об этике

Протокол исследования был представлен, рассмотрен и одобрен институциональными наблюдательными советами в США (Калифорнийский университет, Сан-Диего) и Мексике (Comite de Etica sobre Salud Y Poblacion).

Результаты

Мужчины в нашей выборке (n = 400) были в возрасте от 18 до 73 лет (среднее значение = 38,0, SD = 10,8), и большинство мужчин имели менее 12 лет обучения в школе (см.). В выборке преобладали испаноязычные / латиноамериканцы (88,0%). Почти две трети (62,6%) в настоящее время работают, а 18,6% респондентов находились в тюрьме за последние 4 месяца. Треть (30,6%) мужчин были женаты и 11,5% идентифицировали себя как геи или бисексуалы. В выборке средний балл женоненавистничества составил 2,18 (диапазон: 1–4; SD = 0,32). См. Пункты и ответы по шкале женоненавистничества.

Таблица 1

Социально-демографические характеристики, характеристики употребления психоактивных веществ и психического здоровья в выборке (n = 400) и их двумерные и многомерные связи с оценками женоненавистничества мужчин

9024IO 9024IO ФАКТОРЫ Занятые −0247 последние 4 м

Двумерные ассоциации
Многопараметрические связи
Н / среднее (% / стандартное отклонение) β т значение p β т значение p
p

Средний возраст (средний, стандартное отклонение) 37.8 (10,7) 0,001 0,56 0,58 −0,011 −0,23 0,82
Среднее время обучения (среднее, стандартное отклонение) 9,2 (3,4) −0 4,99 <0,01 -0,222 -4,34 <0,01
Латиноамериканцы / латиноамериканцы (по сравнению с не-латиноамериканцами) 87,5 (350) 0,042 -0.030 −0,57 0,57
Проживает в США (по сравнению с Мексикой) 49,3 (197) 0,052 1,63 0,10 −0,004
62,5 (250) −0,074 −2,25 0,03 −0,074 −1,51 0,13
В браке / гражданское право . 31,5035 -1,00 0,32 -0,064 -1,30 0,19
Гей / бисексуал 11,0 (44) 0,121 2,376 0,09 2,376 0,12
Был в тюрьме, последние 4 месяца 19,3 (77) 0,032 0,80 0,42 −0,035 −0,72 0,47 18
ПРИМЕНЕНИЕ ВЕЩЕСТВА

Оценка AUDIT (среднее значение, стандартное отклонение) 9.9 (10,0) 0,004 2,23 0,03 0,095 1,81 0,07
Использование марихуаны за последние 4 мес. −0,074 −1,40 0,16
Любое употребление героина за последние 4 месяца 29,5 (118) 0,092 2,64 0,01 0247 2 27250 0,01
Любое употребление кокаина за 4 мес. 30,0 (120) 0,053 1,52 0,13 −0,014 −0,26 66,5 (266) −0,021 −0,62 0,53 −0,087 −1,61 0,11

ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ

Оценка депрессии (среднее, стандартное отклонение) 0.9 (0,5) 0,170 5,32 <0,01 0,180 3,37 <0,01
Оценка самооценки (среднее, стандартное отклонение) 2,7 (0,325) 2,7 (0,37) 90 0,259 −4,93 <0,01 −0,084 −1,58 0,12

Таблица 2

Женоненавистничество Пункты шкалы: процент согласных / полностью согласных

Полностью согласен
Женоненавистничество n % 1.На мой взгляд, женщины — плохие новости 69 17,3 2. Женщины хороши только для одного, а именно для секса 87 21,8 3. Я избегаю женщин, кроме случаев, когда это доходит до секса 85 21,3 4. Мне не мешало бы причинить физический вред женщине 61 15,3 5. Женщины никогда не относились ко мне очень хорошо 90 22.5 6. Секс — единственная причина, по которой я ищу женщин 106 26,5
Средний балл женоненавистничества среди выборки (диапазон) и SD * 2,18 (1–4) 0,32

Результаты двумерных ассоциаций между женоненавистничеством и независимыми переменными представлены в. Мужчины с более высокими показателями женоненавистничества (т.е. в среднем согласны / полностью согласны с 6 пунктами) имели более низкий уровень образования ( t = −4.99, p <0,01), с большей вероятностью были безработными ( t = -2,25, p = 0,03), с большей вероятностью идентифицировали себя как гомосексуалист / бисексуал ( t = 2,39, p = 0,02 ), имел более высокий балл AUDIT ( t = 2,23, p = 0,03), с большей вероятностью употреблял героин в предыдущие 4 месяца ( t = 2,64, p = 0,01), сообщил о более депрессивных симптомах ( t = 5,32, p <0,01) и сообщили о более низкой самооценке ( t = -4.93, p <0,01). Все остальные двумерные отношения не имели значения.

Наши многомерные результаты представлены в формате. После учета всех других переменных в модели продолжительность образования была единственной социально-демографической переменной, которая оставалась значимой ( t = -4,34, p <0,01). Для переменных употребления психоактивных веществ значимая двумерная взаимосвязь между женоненавистническими установками и употреблением героина оставалась значимой ( t = 2,50, p = 0.01), но связь с оценкой AUDIT стала незначительной ( t = 1,81, p = 0,07) после учета других переменных в модели. Для пунктов психического здоровья значимая положительная связь между женоненавистническими установками и депрессивными симптомами оставалась значимой ( t = 3,37, p <0,01), но отрицательная связь с самооценкой стала незначительной ( t = — 1,58, p = 0,12) при учете других факторов.( t = 3,37, p <0,01) ( t = 2,50, p = 0,01)

Обсуждение

Использование выборки мужчин с сексуальным поведением высокого риска и употреблением психоактивных веществ в Тихуане, Мексика, мы обнаружили, что женоненавистнические установки в значительной степени связаны с результатами психического здоровья и поведением, связанным с употреблением психоактивных веществ. Эти предварительные результаты вносят вклад в ограниченные эмпирические данные, подтверждающие взаимосвязь между женоненавистническими установками и состоянием здоровья мужчин.

Наши эмпирические данные подтверждают теоретические идеи о том, что мужская ненависть / предрассудки в отношении женщин связаны с психическим здоровьем мужчин и употреблением психоактивных веществ (Kaufman, 1987; Connell, 1995, Reeser, 2010). Как предполагалось, у мужчин, которые придерживались более женоненавистнических взглядов, также были плохие показатели психического здоровья. Наши гипотезы относительно употребления психоактивных веществ в какой-то мере подтвердились. Мы наблюдали двумерные ассоциации между женоненавистническим отношением и оценкой AUDIT, а также многомерные ассоциации с употреблением героина. Однако оценка AUDIT была незначительной при учете других факторов в модели.Это может быть связано с тем, что в образце, который мы использовали, уже был высокий уровень употребления алкоголя. Мы также задокументировали, что низкий уровень образования и отсутствие работы были связаны с более женоненавистническим отношением. Мужчины с низким уровнем образования и безработные могут быть особенно чувствительны к изменяющимся экономическим условиям, которые все больше предоставляют женщинам возможности трудоустройства (Artazcoz, Benach, Borrell, Cortès, 2004; Coyle & Morgan-Sykes, 1998). Хотя наши двумерные результаты показали, что по сравнению с гетеросексуальными мужчинами гомосексуальные / бисексуальные мужчины более склонны к женоненавистничеству, они не были поддержаны в многомерной модели.Ответы геев / бисексуалов могут смешивать их сексуальные предпочтения в отношении мужчин с неприязнью к женщинам. Также возможно, что внутренняя гомофобия может заставить геев / бисексуалов компенсировать это более женоненавистническими взглядами. Учитывая исследовательский характер этого исследования, эта взаимосвязь заслуживает дальнейшего сбора данных, чтобы проверить, верна ли какая-либо из этих гипотез.

Наш вывод следует рассматривать наряду с некоторыми ограничениями исследования. Во-первых, наша выборка уникальна, и поэтому наши результаты не обязательно распространяются на общую популяцию мужчин в США.С. или Мексика. Во-вторых, наша мера женоненавистничества была разработана на основе формирующего исследования исследуемой популяции, но не обязательно может полностью охватывать все соответствующие факторы женоненавистничества. Таким образом, интерпретация наших данных должна учитывать конкретные элементы шкалы. В-третьих, наше исследование не исследует культурные элементы женоненавистничества. В будущих исследованиях следует оценить, разделяют ли мексиканская культура и культура США схожие аспекты женоненавистничества, существуют ли расовые / этнические различия в женоненавистнических взглядах, а также справедливы ли отношения, проверенные в этой статье, для целого ряда расовых / этнических групп.В-третьих, наш показатель самооценки имел низкую внутреннюю согласованность, и поэтому в будущих исследованиях следует изучить эту взаимосвязь более надежным и надежным способом. Наконец, наши данные носят перекрестный характер, и мы не можем утверждать о временном характере женоненавистничества и результатов психического здоровья / употребления психоактивных веществ.

Учитывая рост женоненавистнических взглядов в общественном дискурсе из-за демократизации массовой коммуникации (например, Twitter, Facebook) и новых популистских политических движений, важно провести исследование, которое раскрывает взаимосвязь между женоненавистническими взглядами и различными медицинскими и социальными последствиями. для мужчин и женщин (Рубен, 2016).Наше предварительное исследование предоставляет предварительные доказательства, но необходимы дополнительные исследования. Во-первых, важно выявить временные рамки между женоненавистническими установками, психическим здоровьем, употреблением психоактивных веществ и безработицей. Во-вторых, необходимы дополнительные исследования для определения стратегий измерения женоненавистничества. Наша шкала была специально посвящена нашей группе мужчин, которые практикуют рискованное поведение и являются клиентами женщин-секс-работников. В-третьих, культурные факторы (например, гендерные нормы в Мексике) могут повлиять на наши выводы, и будущие исследования должны изучить это в различных культурных условиях.В конечном итоге необходимы более конструктивные исследования, чтобы разработать более надежную шкалу женоненавистничества для более широкого круга мужчин. Наконец, будет важно более полно изучить антецеденты женоненавистнических установок, используя смешанные методы, чтобы определить пути развития этих установок.

Заключение

Несмотря на растущее гендерное равенство, женоненавистничество среди некоторых мужчин сохраняется. Такое отношение вызывает беспокойство само по себе из-за своего негативного воздействия на женщин, но похоже, что оно также вредит мужчинам.Чтобы улучшить здоровье и благополучие как женщин, так и мужчин, нам необходимы дальнейшие исследования женоненавистничества, чтобы разработать стратегии по снижению распространенности этого вредного отношения среди мужчин из групп высокого риска.

Благодарности

Это исследование финансировалось Национальным институтом злоупотребления наркотиками (NIDA; R01DA029008). Подготовка этой рукописи была поддержана грантом NIDA на обучение (T32 DA023356) и премией NIDA Mentored Career Development Award (K01DA036447-01).

Ссылки

  • Addis ME.Пол и депрессия у мужчин. Клиническая психология: наука и практика. 2008. 15 (3): 153–168. [Google Scholar]
  • Addis ME, Cohane GH. Социально-научные парадигмы мужественности и их значение для исследований и практики психического здоровья мужчин. Журнал клинической психологии. 2005; 61: 1–15. [PubMed] [Google Scholar]
  • Артаскос Л., Бенах Дж, Боррелл С., Кортес И. Безработица и психическое здоровье: понимание взаимосвязей между полом, семейными ролями и социальным классом. Американский журнал общественного здравоохранения.2004. 94 (1): 82–88. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Connell RW. Мужественность. Беркли: Калифорнийский университет Press; 1995. [Google Scholar]
  • Courtenay WH. Конструкции мужественности и их влияние на благополучие мужчин: теория пола и здоровья. Социальные науки и медицина. 2000; 50: 1385–1401. [PubMed] [Google Scholar]
  • Койл А., Морган-Сайкс С. Беспокойные мужчины и угрожающие женщины: создание кризиса в мужском психическом здоровье. Феминизм и психология.1998. 8 (3): 263–284. [Google Scholar]
  • de Moya EA. Силовые игры и тоталитарная мужественность в Доминиканской республике. В: Reddock R, редактор. Опрос карибских мужественности: теоретический и эмпирический анализ. Кингстон: издательство Вест-Индского университета; 2004. С. 68–102. [Google Scholar]
  • Fleming PJ, Patterson TL, Chavarin CV, Semple SJ, Magis-Rodriguez C, Pitpitan EV. Поведенческие и психосоциальные корреляты тестирования на ВИЧ среди мужчин-клиентов женщин-секс-работников в Тихуане, Мексика.СПИД и поведение. 2016 г. DOI: 10.1007 / s10461-016-1531-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gilmore DD. Мужественность в процессе становления: культурные концепции мужественности. Нью-Хейвен: издательство Йельского университета; 1990. [Google Scholar]
  • Gutmann MC. Значения мачо: Быть мужчиной в Мехико. Беркли: Калифорнийский университет Press; 2006. [Google Scholar]
  • Isenhart CE. Стресс мужской гендерной роли в стационарной выборке лиц, злоупотребляющих алкоголем. Психология аддиктивного поведения.1993. 7: 177–184. [Google Scholar]
  • McCreary DR, Newcomb MD, Sadava SW. Мужская роль, употребление алкоголя и проблемы с алкоголем: исследование структурного моделирования у взрослых женщин и мужчин. Журнал консультативной психологии. 1999. 46: 109–124. [Google Scholar]
  • O’Neil JM. Модели гендерно-ролевого конфликта и напряжения: сексизм и страх перед женственностью в жизни мужчин. Журнал персонала и руководства. 1981; 60: 203–210. [Google Scholar]
  • Эрскин Я.К., Георгиу Г.Дж., Квавилашвили Л. Я подавляю, поэтому курю: Влияние подавления мыслей на курение.Психологическая наука. 2010; 21: 1225–1230. http://dx.doi.org/10.1177/0956797610378687. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джевкес Р., Сиквейя Й., Моррелл Р., Дункл К. Гендерное неравноправие мужчин и женщин и сексуальные права при изнасиловании Южная Африка: результаты перекрестного исследования. ПлоС один. 2011; 6 (12): e29590. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кауфман М. За пределами патриархата: эссе мужчин об удовольствии, силе и переменах. Канада: Издательство Оксфордского университета; 1987. Конструирование мужественности и триада мужского насилия; стр.1–29. [Google Scholar]
  • Маламут Н.М., Линц Д., Хиви К.Л., Барнс Г., Акер М. Использование модели слияния сексуальной агрессии для прогнозирования конфликта мужчин с женщинами: последующее 10-летнее исследование. Журнал личности и социальной психологии. 1995; 69 (2): 353. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мошер Д.Л., Серкин Марк. Измерение созвездия мачо. Журнал исследований личности. 1984. 18 (2): 150–163. [Google Scholar]
  • Женоненавистничество. Оксфордский английский словарь онлайн. (2) 2002 г. Получено с http: // www.oup.com.
  • Parrott DJ, Zeichner A. Влияние гнева и негативного отношения к женщинам на физическое насилие при свиданиях. Журнал семейного насилия. 2003. 18 (5): 301–307. [Google Scholar]
  • Pitpitan EV, Chavarin CV, Semple SJ, Magis-Rodriguez C, Strathdee SA, Patterson TL. Hombre Seguro (Безопасные мужчины): мероприятие по снижению сексуального риска для мужчин-клиентов женщин-секс-работников. BMC общественное здравоохранение. 2014; 14: 475. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Radloff LS.Шкала CES-D — это шкала самооценки депрессии для исследования среди населения в целом. Прикладное психологическое измерение. 1977; 1 (3): 385–401. [Google Scholar]
  • Розенберг М. Общество и самооценка подростков. Мидлтаун, Коннектикут: Издательство Уэслианского университета; 1989. [Google Scholar]
  • Reeser TW. Мужественность в теории: введение. Вили-Блэквелл; Западный Суссекс, Великобритания: 2010. [Google Scholar]
  • Rubin JD. # Gendertrolling: (новая) виртуальная итерация повседневного женоненавистничества.Секс-роли. 2016; 74 (5): 1–2. [Google Scholar]
  • Сондерс Дж. Б., Осланд О. Г., Бабор Т. Ф., де ла Фуэнте Дж. Р., Грант М. Разработка теста для выявления расстройств, связанных с употреблением алкоголя (AUDIT): совместный проект ВОЗ по раннему выявлению лиц с вредным потреблением алкоголя — II. Зависимость. 1993. 88 (6): 791–804. [PubMed] [Google Scholar]
  • Семпл С.Дж., Стратди С.А., Галлардо Круз М., Робертсон А., Гольденберг С., Паттерсон Т.Л. Психосексуальные и социально-когнитивные корреляты рискованного сексуального поведения среди мужчин-клиентов женщин-секс-работников в Тихуане, Мексика.Уход за СПИДом. 2010. 22 (12): 1473–1480. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • История легкомысленного женоненавистничества Тумалти К. Трампа. The Washington Post, 8 августа 2015 г .; [Google Scholar]

От посылок до мастеров пикапа, правда о крайнем женоненавистничестве и его влиянии на всех нас: Бейтс, Лаура: 9781398504653: Amazon.com: Книги

Экстремизм, о котором никто не говорит
И как он влияет на всех нас

‘Лора Бейтс делает так много удручающей и тяжелой работы в феминизме 21 века.Она проходит через это как начальник и выпускает книги, в которых прекрасно описываются растущие проблемы и возможные решения. Она настоящий герой у угольной пасти ». Кейтлин Моран
«Лаура Бейтс сделала это снова. От банта до откровенной жестокости, она раскрывает картину женоненавистничества. Страстная и криминалистическая, Бейтс издает мощный феминистский призыв. Мир должен обратить на это внимание. Все должно измениться ». Анита Ананд
« Увлекательная, умопомрачительная и глубоко интеллектуальная книга, которую следует рекомендовать к прочтению каждому человеку на нашей планете.’ Scarlett Curtis
‘ В книге Men Who Hate Women Лора Бейтс предлагает альтернативную красную пилюлю тем, кто предпочитает любовь, логику и человечность изнуряющей ненависти. ‘ Шами Чакрабарти
«Книга мужества и упорства». Робин Инс
«Так происходят изменения: глядя на неприятные вещи прямо в глаза и не отворачиваясь. Эта книга — сплачивающий призыв положить конец страданиям как женщин, так и мужчин ». Эмма Ганнон
Sunday Times

Представьте себе мир, в котором обширная сеть инселов и других женоненавистников может действовать практически незамеченными. Эти экстремисты совершают умышленные действия против женщин. Уязвимые мальчики-подростки подвергаются уходу и радикализации.

Вы не должны представлять этот мир. Вы уже в нем живете. Возможно, вы не знали, потому что мы не любим об этом говорить. Но пора начинать.

В этой актуальной и новаторской книге Лаура Бейтс , автор бестселлеров и основательница The Everyday Sexism Project, идет под прикрытием, чтобы разоблачить обширные женоненавистнические сети и сообщества.Это глубокое погружение в мировой экстремизм, о котором никто не говорит.

Интервью с бывшими членами этих групп и людьми, борющимися с ними, дают уникальное представление о том, как действует это движение. Идеи распространяются из самых темных уголков Интернета — через троллей, СМИ и знаменитостей — в школы, рабочие места и коридоры власти, становясь частью нашего коллективного сознания.

Без цензуры, а иногда и шокирующая, и устрашающая — это неприятная правда о мире, в котором мы живем.И что мы должны сделать, чтобы это изменить.

Стоимость мужских прав

В своей первой книге «Девушка вниз: логика женоненавистничества», опубликованной в 2017 году, философ Кейт Манн утверждала, что ее предмет следует рассматривать как «систематический аспект отношений социальной власти», а не «вопрос психологического нездоровья». Женоненавистничество, по определению Манна, — это «правоохранительная ветвь патриархального строя», а сексизм — «теоретическая и идеологическая ветвь патриархата». Проводя различие между этими двумя терминами, Манн утверждает, что женоненавистничество может выжить без сексизма, и что люди могут поддерживать женоненавистнические структуры, не придерживаясь сексистских взглядов на женщин.

Последняя книга Манна, «Под названием: Как мужские привилегии вредит женщинам», развивает концепции, которые она разработала в «Девушке вниз», с акцентом на мужские права — особенность женоненавистничества, которая ставит во главу угла то, что мужчины якобы заслуживают, и диктует, какие женщины должны быть обязан их отдать. Манн исследует текущие события, от освещения массовых убийств в средствах массовой информации до слушаний по подтверждению Бретта Кавано, и приходит к выводу, что «неправомерное чувство права мужчин» лежит в основе многих женоненавистнических движений, описанных в первой книге.

Недавно я разговаривал по телефону с Манном, адъюнкт-профессором Школы философии Сейдж при Корнельском университете. Во время нашего разговора, который был отредактирован для большей ясности, мы обсуждали, почему права мужчин настолько распространены, как люди не признают свои собственные привилегии и как сочувствие жертвам сексуального насилия вписывается в систему уголовного правосудия.

Почему вы захотели начать эту книгу с Бретта Кавано? Что он собой представляет?

Для меня он олицетворяет право, и он также, я думаю, опроверг идею о том, что от мужчин ожидается стоическое и бесстрастное поведение.Так что меня действительно интересовала ярость, которая текла из каждой его поры во время слушаний по утверждению Сената. И что для меня это означало, так это его чувство права быть судьей Верховного суда и занимать высший моральный авторитет в стране, несмотря на весьма убедительные обвинения в сексуальном насилии.

Что вас интересует в идее о том, что мужчины должны быть стоическими и бесстрастными?

Я думаю, это интересно взаимодействует с главой, в которой я утверждаю, что к женской боли часто относятся менее серьезно, чем к мужской.Итак, один из способов оправдать это — утверждать, что мужчины более стоичны. Итак, если он проявляет боль или жалуется на боль, значит, ему действительно больно. Но оборотная сторона этого состоит в том, что это способ оправдать более серьезное отношение к мужской боли. И я склонен думать об этом как об основной причине идеи, что мужчины стоичны, а не наоборот.

Почему вы хотели сосредоточиться на правах и привилегиях в этой книге? У вас есть несколько строк, которые намекают, что вы были заинтересованы в продолжении своей последней книги, но двигались в несколько ином направлении.Было ли это что-то из вашей последней книги, или реакция на нее, или разговоры, которые у вас были вокруг нее?

В своей первой книге я отстаивал идею о том, что женоненавистничество следует определять как то, что наказывает и направляет девочек и женщин и выполняет функции, направленные на поддержание патриархальных норм и ожиданий. Но тут же возникает вопрос: каковы эти патриархальные нормы и ожидания, особенно в более эгалитарных на первый взгляд контекстах, таких как Америка сегодня? И вот на этот вопрос и пытается ответить вторая книга.И мой ответ на это таков: многие из этих норм и ожиданий принимают форму того, на что, как считается, мужчины имеют право и что женщины обязаны давать им — очевидно, посредством секса, но тем более коварно такие вещи, как любовь и забота, внимание и привязанность, а также уважение их притязаний на знания и власть.

Насколько сильно ваше отношение к этим вопросам повлияло на последние пять лет в Америке, которые охватывают движение #MeToo, нашу первую женщину-кандидата в президенты от крупной партии на всеобщих выборах, а также Трампа и Кавано?

Очень понравилось.Это должен быть культурный анализ момента. Я имею в виду, что бы там ни было, стипендия, которой я занимаюсь, на самом деле заключается в том, чтобы погрузиться в текущую политическую сцену и попытаться понять ее смысл. И я думаю, что для меня важно то, что я вообще не стремлюсь к универсальности или вневременности. Я действительно счастлив дать представление о том, с чем мы сейчас сталкиваемся. И тогда я думаю, что часто остается открытым вопрос о том, насколько это должно применяться к другим областям, другим временам и местам, другим контекстам.И часто оказывается, что есть сильные параллели или, может быть, даже много совпадений, но я склонен оставлять это на усмотрение других ученых, людей, которые являются историками, а не меня, философа и культурного критика.

Что вы сделали из того, что движение #MeToo разыгралось с момента выхода вашей последней книги в 2017 году?

Я думаю, что отрадно было видеть то, что теперь чернокожие женщины, которые всегда возглавляли движение, такие как Тарана Берк, получили большее признание.Так что это положительный момент. Я думаю, нам все еще нужно уделять гораздо больше внимания тому, как сексуальные домогательства и нападения влияют на самых уязвимых и маргинализированных женщин, а не только на известных, как правило, белых, красивых голливудских актрис. Так что я думаю, что есть причины более серьезно и критически задуматься о том, как гендер пересекается здесь с классом и расой, трансгендерностью, среди прочего, и инвалидностью.

У вас есть понятие под названием «химпатия», которое вы определяете в книге как «непропорциональное или неуместное сочувствие, оказываемое мужчине-преступнику по отношению к его таким же или менее привилегированным объектам или жертвам женского пола в случаях сексуального насилия, домогательств и другое женоненавистническое поведение.«Считаете ли вы, что #MeToo изменило то, как мы распространяем это действие на мужчин, а не на женщин?

Да, ну, я склонен думать, что проповедь хору имеет плохую репутацию, но мы часто еще не знаем свою песню. И я думаю, что «химпатия» — это слово, которое воодушевляет людей, которые придерживаются определенной стороны, которые видят способы, которыми особенно могущественные и привилегированные мужчины часто сходит с рук чрезвычайно плохим поведением по отношению к более уязвимым людям. Поэтому я бы не сказал, что считаю термин химпатия менее актуальным.Я думаю, что, скорее, есть более уполномоченный сегмент населения, который собирается вместе, чтобы протестовать против способов, которыми мужчины давно злоупотребляли властью, что особенно невыгодно для женщин и особенно для более уязвимых женщин.

Вы упомянули, что #MeToo должно касаться не только голливудских актрис. Кажется, что много разговоров о сексизме или женоненавистничестве, как правило, вращается вокруг репрезентации или сексизма в Голливуде или в других высококлассных отраслях. Разве недостаточно внимания уделяется женщинам, которые менее заметны и обладают меньшей экономической властью?

Мужчины должны бросить вызов женоненавистническому поведению, говорит Никола Стерджен | Шотландия

Мужчины по всей Шотландии должны бросить вызов самим себе и друг другу из-за женоненавистничества, сказала Никола Стерджен, когда она призвала к событиям последних нескольких недель, чтобы отметить поворотный момент, «когда мы перестаем ожидать, что женщины решат эти проблемы, и положить полный ослеп там, где это место, на мужчин, которые ведут себя совершенно неприемлемо ».

Sturgeon отвечал на вопрос первого министра в четверг о Роне Мэлоун, бывшем офицере по огнестрельному оружию, которую суд по трудовым спорам признал жертвой со стороны коллег из полиции Шотландии в «ужасающей» культуре на рабочем месте, которую осудили как «абсолютных мальчиков». «клуб».

Шотландский MSP от лейбористов Дэниел Джонсон спросил, необходимо ли дальнейшее исследование культуры в полиции Шотландии.

Высоко оценив храбрость Мэлоуна, Стерджен сказал, что выводы трибунала «должны беспокоить всех нас», и приветствовал последующее заявление полиции Шотландии, в котором обязались действовать в соответствии с ними.

Но она продолжила: «Очень важно, чтобы мы не предполагали, что любой случай, подобный этому, обязательно является единичным. А во-вторых, мы не предполагаем, что какая-либо организация в нашем обществе, какой бы уважаемой она ни была, каким-то образом застрахована от женоненавистнической культуры, которая пронизывает все наше общество ».

Стерджен сказал MSP, что за последние недели было «слишком много болезненных напоминаний» о спектре жестокого обращения, которому подвергались женщины, от неуместных комментариев до дискриминации на рабочем месте и до насилия и серьезного сексуального посягательства.

«Я надеюсь, что мы, наконец, находимся в поворотном моменте, когда мы перестаем ожидать, что женщины решат эти проблемы, и уделяем пристальное внимание мужчинам, которые ведут себя глубоко неприемлемым и женоненавистническим образом».

Под аплодисменты со всех концов зала она завершила: «Я бы сказала всем мужчинам в этом зале и всем мужчинам по всей стране: бросьте вызов, если это со стороны других мужчин, которых вы знаете, бросьте вызов своему собственному поведению, а затем давайте коллективно свернем за угол, чтобы женщины могли жить без страха преследований, жестокого обращения, запугивания, насилия и, в худшем случае, смерти.

Ее замечания происходят на фоне продолжающегося институционального самоанализа о том, как лучше всего бороться с уличными домогательствами и насилием в отношении женщин после смерти Сары Эверард, Сабины Нессы и множества других. В Шотландии дело Мэлоуна, завершившееся ранее на этой неделе, также усилило озабоченность по поводу сексизма в полиции.

Рабочая группа правительства Шотландии во главе с Хеленой Кеннеди рассматривает вопрос о том, следует ли считать женоненавистническое насилие отдельным преступлением, и в минувшие выходные министр юстиции Шотландии Кейт Браун заявил, что, по его мнению, такой шаг будет «очень важным сигналом того, что такое поведение является допустимым. неприемлемо в обществе со стороны мужчин ».

В Англии и Уэльсе прозвучали призывы к принятию аналогичного законодательства, инициированного депутатом от лейбористской партии Стеллой Кризи, а в марте правительство Великобритании объявило, что потребует от полиции Англии и Уэльса сбора данных о преступлениях, явно мотивированных враждебностью по отношению к женщинам.

На этой неделе Борис Джонсон заявил, что не поддерживает призывы признать женоненавистничество преступлением на почве ненависти, заявив, что существует «обширное» действующее законодательство по борьбе с насилием в отношении женщин.

Мужчины, ненавидящие женщин: взгляд на психологию женоненавистничества | Британский GQ

«Все мужчины ненавидят женщин», — сказала Клодин.Это не было заявлением, которое я мог просто отпустить. Я имею в виду, что я мужчина, согласно большинству общепринятых определений, и, насколько мне известно, я не ненавижу свою жену. Она вернулась домой с отвращением после того, как акт дорожной ярости оставил ее измученной — еще один случай снисходительности и агрессии со стороны молодого водителя-мужчины. «Он не посмел бы так разговаривать с мужчиной», — объяснила она.

«Все мужчины?» — сказал я, перепроверив.

«Да».

Если бы она была права, это многое объяснило бы. Все ли люди, даже самые искренние, внимательные и прогрессивные, скрывают женоненавистничество в самых темных уголках своего существа? И если это правда, что с этим можно сделать?

Идея о том, что мужественность сейчас токсична, предполагает, что мы только что заметили.На протяжении тысячелетий жесткость и повторение укоренились в мужской и женской идентичности, но за этими социальными структурами может стоять нечто более примитивное. Нечестивое блюдо из психологии и культуры, проистекающей из нее, сделало людей такими, какие они есть. Токсичная мужественность — это тавтология.

В июле Отчет об оценке преступлений на почве ненависти, связанный с женоненавистничеством, проект двух университетов Ноттингема в сотрудничестве с полицией, рекомендовал регистрировать случаи женоненавистничества как преступления на почве ненависти в соответствии с законом и, что немаловажно, для информирования общественности.После двух лет исследований выяснилось, что более половины женщин, участвовавших в опросе, испытали угрожающее поведение, почти половина подверглась нащупыванию, четверть преследовали домой, а четверть подверглась сексуальному насилию.

«Мужественность не в кризисе. Мужественность — это кризис »

Доктор Лоретта Трикетт из Университета Ноттингем Трент говорит мне:« Это имеет последствия для девочек и молодых женщин. Я не думаю, что мальчики, которые это делают, осознают влияние того, что они делают.Сексуальные уличные домогательства часто связаны с мужчинами старшего возраста, нацеленными на девочек гораздо младшего возраста ».

Если бы я отправился на поиски этой темной материи, той штуки внутри мужчин, которая заставляет их относиться к женщинам как к двумерным персонажам в своих трехмерных повествованиях, мне пришлось бы заглянуть глубоко в тайную дыру бессознательного. . Есть причина, по которой фраза «Расскажи мне о своей матери» является сокращением обширного ландшафта психоанализа. Адам Джукс — писатель и терапевт с более чем 40-летним стажем, половину этого времени специализирующийся на лечении мужчин, которые жестоко обращались с женщинами.Автор Почему мужчины ненавидят женщин и То, что у вас есть, это то, что вы хотите, даже если это причиняет боль , разделяет общее убеждение, что это травма детства и, что наиболее важно, отношения между мальчиком и его матерью. фигура, руководящая курсом мужской психологии.

«Для подавляющего большинства людей во всем мире мать является основным лицом, осуществляющим уход», — объясняет Джукс. «Существует асимметрия в развитии мальчиков и девочек. Младенческие мальчики должны научиться быть мужественными.Девочки — нет. Мужественность не в состоянии кризиса. Мужественность — это кризис. Я не верю, что женоненавистничество является врожденным, но я считаю, что это неизбежно из-за развития мужественности ».

Исследование ООН показывает, что 90% мужчин и женщин предвзято относятся к женщинам — Quartz

Мир сексистский. Ни одна страна — ни Исландия, ни Дания, ни одна — не достигла гендерного паритета, и во многих частях мира женщины продолжают сталкиваться с огромной борьбой за признание своих основных прав человека.

Но означает ли это, что все сексисты? В значительной степени да.

Новый доклад ООН, в котором рассматривается гендерное неравенство и отношение к женщинам во всем мире, приводит ошеломляющую цифру: почти 90% всех людей, то есть как мужчины, так и женщины, предвзято относятся к женщинам.

Исследование проверило предвзятость по семи показателям, задав вопрос, являются ли мужчины лучшими политическими лидерами; женщины и мужчины имеют одинаковые права; университет важнее для мужчин, чем для женщин; мужчины должны иметь больше прав на работу, чем женщины; мужчины становятся лучшими руководителями бизнеса; физическое насилие со стороны партнера всегда оправдано; и, наконец, следует ли предоставлять женщинам полные репродуктивные права.

Согласно результатам, опубликованным сегодня в рамках Индекса гендерных социальных норм (pdf, стр. 8), только 14% женщин и 10% мужчин свободны от предвзятого отношения к женщинам. Исследование показало, что это данные, которые коррелируют с гендерным неравенством: там, где предубеждения против женщин сильнее, гендерное неравенство, как правило, выше.

Еще больше беспокоит то, что ООН обнаружила, что, хотя может показаться, что ситуация улучшается — учитывая все недавние дискуссии о гендерном равенстве, — на самом деле все становится еще хуже.Согласно индексу, процент мужчин с некоторым предвзятым отношением к женщинам вырос с 89,4% в период с 2004 по 2009 год до 89,9% в период с 2010 по 2014 год. Число женщин с некоторым предубеждением против женщин также увеличилось с 83,4. % до 84,6% за тот же период.

Отношение женщин к женщинам ухудшилось больше всего среди людей, которые придерживаются умеренных и гендерных предубеждений. Доля женщин в этой категории в период с 2004–2009 по 2010–2014 годы выросла на три процентных пункта с 56.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *