Молодость понятие: . () , . . . :: Textologia.ru

Автор: | 18.06.1977

Содержание

«Молодость – это чисто условное определение»

10 августа 2020

Когда заканчивается молодость, и какой возраст считать старостью? Почему женщины уходят на пенсию раньше, если живут дольше? И как отмерять возраст не с момента рождения, а совершенно с другой стороны? О том, от чего зависит продолжительность жизни и как она меняется во времени и пространстве мы поговорили с руководителем Международной лаборатории демографии и человеческого капитала РАНХиГС Сергеем Щербовым.

– Сегодня в России обсуждается идея увеличить возраст молодежи с 30 до 35 лет. Как думаете, пора? И вообще: что такое в сегодняшнем понимании молодость, средний возраст и старость? Как трансформировались эти возрастные рамки за, скажем, 50 лет?

– Я не специалист по молодежи. Вообще, все эти возраста, особенно возраст молодежи, как мне кажется, все это очень условно. Ну, скажем, раньше мы считали ученого молодым до 33 лет.

А госпрограммы, рассчитанные на поддержку молодых людей – жилищные программы, программы по трудоустройству и так далее, распространяются на людей до 30 лет. Но, с моей точки зрения, это просто директивный возраст, он мало что отражает.

На возраст можно смотреть по-разному. Можно представить, что полвека назад мы считали 30-летнего человека зрелым, а в 60 лет или, как на Западе – в 65, начинался переход на пожилой возраст. Сейчас по сравнению с теми временами заметно выросла продолжительность жизни, и все возрастные понятия растягиваются. Это как бы были отметки от нуля на резинке, и вот мы эту резинку тянем, и все сдвигается. И молодой возраст сдвигается, и старший возраст сдвигается. Вообще, отмерять возраст можно по-разному: можно отсчитывать от момента рождения, как это принято в государственных системах. А можно отсчитывать от момента смерти.

– Это как?

– Ведем отсчет от средней ожидаемой продолжительности жизни. Если мы считаем от момента смерти, то, например, человек считается молодым, когда ему осталось жить еще, условно, например, 45 лет. Вот это конец молодости. Тогда чем выше продолжительность жизни, тем этот возраст, который будем считать молодым, сдвигается к более серьезным цифрам. Это логично.

– Не совсем понимаю… Момент рождения – это фактический момент, его, что называется, можно пощупать. А момент смерти – предполагаемый. Как же от него можно отталкиваться? От общих цифр, от статистических данных?

– Конечно! Берем среднюю продолжительность жизни для конкретной страны или региона и считаем. В любой точке мира с более или менее высокой точностью можно такие данные получить. В России данные достаточно точные. И мы можем сказать, какая ожидаемая продолжительность жизни в среднем: у мужчин это примерно 68 лет, у женщин в районе 78 лет по данным Росстата на 2018 год.

Понятно, что такой обратный отсчет имеет определенную погрешность: если мы ожидаем продолжительность жизни мужчин около 68 лет, то это не значит, что все живут 68 лет и умирают в 68. Люди с высоким образованием живут дольше, чем люди с низким образованием.

Это, кстати, особенно выражено в некоторых странах Восточной Европы, в Китае, в Индии, во многих странах, где медицинская система далека от совершенства. В Швеции будет небольшая разница в продолжительности жизни между людьми с высоким и с низким уровнем образования, потому что там великолепная система здравоохранения, да и вообще уровень жизни несоизмеримо выше: питание, окружающая среда – все примерно одинаково у людей с разными уровнями образования. Там разница по продолжительности жизни может быть в один-два года. В некоторых странах Восточной Европы разница достигает и пяти-семи лет.

Тем не менее продолжительность жизни, с моей точки зрения, это один самых лучших индикаторов развития, потому что трудно найти страну, где очень высокая продолжительность жизни, а уровень жизни низкий. Есть страны с не самым высоким уровнем экономического развития, но с великолепной системой здравоохранения, да и культурой отношения к здоровью. Это Коста-Рика, например. Но все же это скорее исключение из общего правила.

Вот пример из нашей с вами действительности: в России было резкое снижение продолжительности жизни в 90-х годах, хотя оно началось в конце 60-х. Понятно, почему. Сейчас эта ситуация выравнивается, и мы уже превысили ту продолжительность жизни мужчин, которая была в СССР в середине 60-х: тогда продолжительность жизни мужчин тоже была где-то 64-65 лет. И мы только недавно ее превысили. А развитые страны, которые не переживали таких экономических и социальных потрясений, как Россия, двигаются стабильно: там продолжительность увеличивается примерно на два года каждые десять лет.

– Давайте вернемся к молодежи: одной из причин решения увеличить молодежный возраст, называют инфантильность поколения 30-35-летних. То есть, если во времена Октябрьской революции в 20 лет полками командовали, то теперь человек в 20 лет по сути еще ребенок. Что думаете об этом?

– Это уже не совсем демография, а скорее психология. Это не имеет непосредственного отношения к сфере моих исследований. Но просто по-человечески я с этим абсолютно согласен. Я даже думаю, что это очень сильно зависит от регионов мира, от того же самого уровня жизни. Потому что в ситуации, когда жизнь давит, в детях надолго не задержишься. Возьмите некоторые страны Азии, Африки, где дети работают с 10 лет. Они взрослеют намного раньше. А в сверхразвитых странах – иначе: учеба, минимальные обязанности по дому, ну, и все, пожалуй… Пока люди учатся, они не могут окунуться в реальную жизнь, они живут как в скорлупе – сначала в домашней скорлупе, потом в скорлупе системы образования. Они не выброшены на улицу, в реальную жизнь.

И потом, я думаю, этот уровень инфантильности во многом зависит и от окружения, от семьи и от условий, в которых живет эта семья. В России сплошь и рядом ситуации, когда дети вынуждены рано взрослеть. А много и обратных примеров.

Есть и другой объективный фактор: растягиваются жизненные циклы. То есть впереди намного больше времени, незачем взрослеть прямо сейчас!

У нас были работы на эту тему, связанные с рождаемостью.

Например, в России традиционно был очень низкий возраст деторождения у женщин: 30-40 лет назад средний возраст женщины при рождении первого ребенка был 21-22 года. Сейчас он растет. В Италии, в Испании, например, средний возраст рождения первого ребенка – 31 год. Практически во всех западных странах в районе 30 лет. Мы заметили вот какую деталь: во многих странах ожидаемая продолжительность жизни женщины после рождения первого ребенка остается примерно неизменной что несколько десятков лет назад, что сейчас. Например, в Швеции в 1970 году средний возраст рождения первого ребенка был в районе 24 лет. Ожидаемая продолжительность жизни женщин в этом возрасте была в районе 54 лет. В 2017 году средний возраст рождения первого ребенка был немного выше 29 лет, а средняя ожидаемая продолжительность жизни в этом возрасте была в районе 54-55 лет. Это наглядная демонстрация того, как растягиваются жизненные циклы.

– Давайте определим все же в цифрах, где человек молодой, где среднего возраста и где человек уже пожилой?

– Нельзя фиксировать возраст. Это самое бестолковое, что можно делать – фиксировать возраст, говорить: «Окей, начиная с этого возраста человек старый».

Молодость – это вообще чисто условное определение. Молодость – это больше про психологию, чем про физиологию. Возможно, какие-то психологические тесты могут показать, где заканчивается молодой возраст и начинается средний. Но я не психолог.

Что касается старших возрастов, то тут у меня есть достаточно четкое понимание, как это все можно мерить. Кстати, Организация Объединенных Наций взяла один из наших показателей для обозначения старения населения.

Итак, в младших возрастах многие физические характеристики длительное время практические не меняются. В старших возрастах видим изменения – они разные в разных странах, поэтому назвать одну цифру для всех нельзя.

Давайте в пример приведу Запад: здесь традиционно считалось, старый человек – это человек 65 лет. Такой подход установился в 60-х годах.

Пенсионные системы были настроены на то, что человек в 65 лет имеет право уходить на пенсию. Это было 50 лет назад. А давайте посмотрим на ситуацию сегодня. Но посмотрим не от начала жизни, а от предполагаемого конца: сегодня человек в 72-73 года соответствует тому 65-летнему, который жил полвека назад. То есть до предполагаемого конца сегодняшнему 72-летнему человеку остается столько же, сколько полвека назад 65-летнему. Получается, порог старости сдвинулся почти на 10 лет.

Возвращаясь к вашему вопросу про средний возраст, получаем, что все, что до 72 лет, это и есть средний возраст. Напомню, мы говорим про Запад и берем агрегированные цифры, без деления, например, на мужчин и женщин, которые живут по-разному.

– Где-то читала, что Вы предложили условно считать, что с момента наступления старости до момента смерти проходит примерно 15 лет…

– Да, этот порог мы ввели. Но он все же произвольный. В 70-х годах ожидаемая продолжительность жизни у людей в 65 лет примерно и была в среднем 15 лет. Но весь парадокс в том, что нельзя всех стричь под одну гребёнку. Это как средняя температура по больнице. Что такое ожидаемая продолжительность жизни 15 лет? В Москве это одно, в Туве – совсем другое. В Японии так, а в Буркина-Фасо – совсем иначе: 65-летняя женщина в Японии, и 65-летняя женщина в Буркина-Фасо, если, конечно, она доживает до этого возраста – это как две разные планеты.

Поэтому мы должны смотреть на характеристики людей. Старость определяется не только возрастом, она определяется характеристиками людей. Я сейчас говорю про ожидаемую продолжительно жизни – это одна из характеристик. Мы должны смотреть на уровень смертности в том или ином возрасте. Смертность вообще ведет себя интересно, потому что смертность, например, в европейских странах в середине 70-х в возрасте 65 лет соответствует сегодня смертности уже в 75 лет.

Кроме того, смертность коррелирует с заболеваемостью. Это значит, что сегодняшние 75-летние люди примерно так же болеют, что и 65-летние 50 лет назад.

Старость – это вещь динамическая. Чем лучше люди живут, чем здоровее и дольше они живут… Вот еще аспект: люди сегодня когнитивно стареют намного позже. То есть люди становятся здоровее, люди живут дольше, они когнитивно сильнее, у них ниже заболеваемость. Вот, что сегодня происходит.

– Вы говорите, что это бесполезная вещь называть цифры. Но государственные системы опираются именно на цифры. Возраст молодежи, пенсионный возраст – это все должно быть в четких и однозначных цифрах. Как быть?

– Государственные системы всегда связаны с политикой. А есть еще наука. Возьмем опять же Запад и тему повышения пенсионного возраста: люди во многом консервативны. Когда повышают пенсионный возраст, часто во многих странах жители думают: «А! Государство что-то такое напортачило с финансами и теперь хочет отыграться на бедных пенсионерах, заставить их работать дольше!»

А на самом деле ситуация совершенно другая: люди на Западе живут теперь дольше на 10 лет, чем 50 лет назад. Кто платить будет за эти дополнительные 10 лет на пенсии? Это одно. А второе: они физически здоровы. Они бегают марафоны и полны сил. Поэтому на Западе увеличение пенсионного возраста – это очевидный необходимый процесс: люди живут лучше, люди живут дольше, люди когнитивно намного более способны, чем предыдущие поколения.

Например, в Англии в середине 20-х годов нынешнего столетия еще поднимут планку пенсионного возраста – у них пенсионный возраст будет начинаться в 67 лет. Что важно – это должно быть сделано очень медленно, не скачком, чтобы люди могли готовить свое будущее.

В России меня, например, всегда очень удивлял расклад с разным возрастом выхода на пенсию у мужчин и женщин. Не подумайте, что я имею что-то против женщин – очень даже наоборот! Но, когда женщина уходит на пенсию в возрасте 55 лет, а мужчина, скажем, в 60, как это было до недавних пор, мне кажется это не совсем логичным. В среднем по России женщины живут на пенсии 25 лет. А мужчины живут всего 15.

– А почему это так принято? Это такое джентльменство на государственном уровне?

– Это совершенно непонятно почему. Но зато понятно, к чему ведет: у женщин, поскольку продолжительность их жизни дольше, есть колоссальная проблема – это проблема одиночества. Эта проблема не очень громко звучит, но меньше от этого не становится. Очень много женщин, которые в пожилом возрасте вынуждены жить одиноко и бедно просто потому, что большая разница в продолжительности жизни по сравнению с мужчинами , а, как правило, мужчина является основным источником дохода в семье. И мы при этом еще предлагаем женщине в 55 лет идти на пенсию! А в 55 лет это сейчас, в общем, еще молодая женщина…

На Западе выход на пенсию одинаков в большинстве стран. Австрия отличается, там 60 лет – пенсионный возраст женщин, 65 – мужчин. Но, если женщина хочет, она может и в 65 уйти. А в большинстве стран – одинаково.

– А почему все же такой большой разброс в продолжительности жизни у мужчин и женщин?

– Ну, это понятно почему: женщины пьют и курят меньше. Они в целом ведут более здоровый образ жизни. Продолжительность жизни во многом определяется поведенческими характеристиками. Хотя, конечно, дело не только в этом. Но высокое потребление алкоголя и курение – это одна из основных причин сверхсмертности в России.

Смотрите: если мы будем говорить о пороге старости по России с точки зрения тех, скажем, 15 лет, которые предположительно остаются до момента смерти, то порог старости у женщин наступает примерно в 69 лет. А у мужчин – в 62,6. То есть мы можем считать, что женщина старая, когда ей 69 лет. А мужчина старый, когда ему 62,6. Это данные на 2017 год, но не думаю, что многое изменилось в этом вопросе.

А в Москве, например, мужчина будет старый только в 71 год – тут продолжительность жизни на уровне европейских стран. То есть почти 10 лет разница со средними российскими показателями по мужчинам. А по женщинам разрыв меньше: у москвичек старость наступает в 72,1. Такая ситуация в общем-то везде: продолжительность жизни женщин плюс-минут примерно одинакова по регионам.

Вот еще пример: в Пскове порог старости у мужчин – 58,7 лет. Это значит, мы ожидаем, что по наступлении этого возраста он приблизительно проживет еще 15 лет. Вы видите разницу?! Она колоссальная по сравнению с той же Москвой, где мужчина постареет на 12 лет позже! Конечно, разный уровень медицины, уровень жизни, но и образ жизни у людей совершенно другой.

Возьмите Китай: там у мужчин существенно выше продолжительность жизни, чем в России, примерно на 8 лет, потому что опять же другой образ жизни. То есть, чтобы увеличить продолжительность жизни в стране, может быть, и не нужны какие-то сверхвложения, нужна умная пропаганда здорового образа жизни. То, сколько лет человек проживет – это не только медицина. Это больше, чем только медицина. Это поведение человека.

– Но мы же любим объяснять это наше пристрастие к алкоголю и вредным привычкам загадочной русской душой и менталитетом…

– Любим. А не надо бы. В середине 60-х годов СССР был одним из чемпионов по продолжительности жизни в мире. Мы шли ровно параллельно с Соединенными Штатами, у нас даже были чуть лучше показатели. Хотя люди тоже пили, но, наверное, все-таки меньше. А потом 70-80 годы, стагнация экономики, потом 90-е. У нас не только медобслуживание хромать начало, но и курить и пить стали больше. А у них – наоборот: люди стали меньше курить и вести более здоровый образ жизни.

Культура, национальные привычки, менталитет, конечно, играют огромную роль. Коста-Рика, о которой я уже говорил, например, относительно бедная страна, а продолжительность жизни у них такая же, как в Америке. То же самое на Кубе. Да даже тот же самый Китай, где все поголовно занимаются цигуном… Это не требует никаких денег. Это уже культура. Это отношение к своему здоровью. Вот в эту сторону нам в России надо думать. И тогда будет нам и молодость до старости, и продолжительность жизни на совсем другом уровне.

– Спасибо за увлекательную беседу!

Молодость

Эта картина является репликой большой уличной работы, нарисованной на стене в проходимом месте, целью которой было спровоцировать прохожих, выдернуть случайного зрителя из потока суетных мыслей и, сфокусировав его внимание на настоящем моменте, постараться откалибровать его внутреннюю установку, касающуюся ощущения времени, жизни и собственного в ней бытия.

Уличная работа живет уже полтора месяца и действительно вызывает много внимания со стороны публики. Поскольку рядом находится моя студия, и я практически каждый день хожу мимо, то регулярно вижу, как на нее обращают внимание люди. Они останавливаются, разглядывают, трогают, фотографируют, обсуждают между собой. Случаются и акты вандализма: буквы иногда надрывают, а совсем недавно поверх работы появилась уродливая надпись баллончиком, оставленная футбольным фанатом. Но каждый раз мне не жалко немного времени, чтобы ее подреставрировать. Для меня это философский момент, в который также заложен основной принцип моего жизненного кредо — молодость длится до тех пор, пока ты ей позволяешь.

Увы, довольно часто приходится слышать от окружающих сожаления об ушедших годах и утраченных возможностях, еще печальней наблюдать их угасшие взгляды. Мысли обывателя порой либо устремлены в прошлое, либо погружены в ежедневную рутину и гонку за «светлым будущем». Люди торопятся жить, но забывают жизнью наслаждаться. Молодость для них быстро проходит, после чего они добровольно заковывают себя в панцирь взрослости и серьезности, который не позволяет дышать полной грудью.

Моя главная идея, которую я хочу донести, в том, что молодость это понятие совсем не про календарный возраст. Молодость — это образ мышления, жизненная тактика, в основе которой — неиссякаемое любопытство, искренняя непредвзятость, неумолимый оптимизм, открытость и любовь. Молодость — это и есть сама жизнь, а жить можно только сейчас.

Philippenzo

 

Philippenzo — московский художник родом из Волгограда. Творческую карьеру уличного художника начал в 2008 году. С 2012 года работает на стыке стрит-арта и современного искусства, практикуя и смешивая новые техники и приемы. Одно из важнейших направлений в творчестве художника — работы-лозунги. Игра смыслов и звуков, абсурд и ирония, а также эзопов язык, позволяют тонко и точно высказываться на актуальные темы, волнующие автора и резонирующие с окружающей действительностью. V


Уличная версия работы «Молодость».
Предоставлено художником

Подробный отчет о сохранности высылается по запросу.

Молодость продлится дольше: предельный возраст молодежи могут увеличить до 35 лет | Российское агентство правовой и судебной информации

МОСКВА, 16 июл — РАПСИ. Повышение предельного возраста молодежи приведет к тому, что в эту группу будет дополнительно включено около 13 миллионов человек, сообщил первый заместитель председателя комиссии ОП РФ по делам молодежи Артем Метелев.

Новая редакция законопроекта о молодежной политике в РФ предусматривает увеличение закрепленного в законодательстве предельного возраста молодежи с нынешних 30 до 35 лет. Кроме того, на федеральном уровне предлагается определить такие понятия, как «молодежь», «молодая семья», «молодежная политика», «молодые ученые».

«Сейчас идет активная работа по усовершенствованию законодательства в связи с принятыми поправками в Основной закон нашей страны. Здорово, что гражданами и правительством поддержана поправка, касающаяся молодежи и молодежной политики. Сегодня сдвинулся с места буксовавший законопроект о молодежной политике, потому что все участники признали, что представленный текст документа концептуально хороший и его уже можно выдвинуть для рассмотрения Госдумой», — сказала председатель комиссии ОП РФ по делам молодежи Елена Цунаева.

По ее словам, процесс подготовки нормативной базы продолжится и на площадке Общественной палаты России. «Мы воспользуемся своим правом проводить нулевые чтения и пригласим на обсуждение всех заинтересованных лиц, в том числе региональные общественные палаты», — отметила Цунаева.

В свою очередь Метелев отметил, что повышение предельного возраста молодежи приведет к тому, что в эту группу будет дополнительно включено около 13 миллионов человек. «Благодаря этому решению еще 12,7 миллиона человек смогут пользоваться дополнительными возможностями: форумами, конкурсами, предусмотренными для молодежи», — сказал он.

Метелев не исключил, что в будущем возможно дальнейшее повышение возрастного критерия. «Всемирная организация здравоохранения считает, что 43 года — это еще молодость», — уточнил общественник.

Согласно законопроекту, предлагается сформулировать цели, принципы и основные направления молодежной политики. Так, их реализация будет осуществляться с учетом социальных потребностей молодежи, национальных традиций территорий соответствующих регионов, в том числе в рамках государственных программ.

Список направлений государственной молодежной политики включает, в частности, юношеский туризм, решение жилищных проблем, нравственное, гражданско-патриотическое и военно-патриотическое воспитание, содействие предпринимательству, профилактику антиобщественного поведения, поддержку молодых семей и формирование у молодежи традиционных семейных ценностей.

Инструментами достижения целей молодежной политики должны стать молодежные проекты, объединения, самоуправление, форумы. Для социального развития молодежи должны функционировать дворцы, клубы, центры гражданского и патриотического воспитания, лагеря труда и отдыха, турбазы. На их финансирование пойдут государственные субсидии и внебюджетные средства.

Кроме того, авторы проекта предлагают закрепить только один федеральный орган по делам молодежи (сейчас это Росмолодежь и профильные департаменты Минпросвещения и Минобразования), который бы ежегодно выступал с докладом о делах молодежи перед правительством и вел специальный реестр молодежных организаций, получающих субсидии от государства.

Госдума одобрила проект о повышении возраста молодежи до 35 лет

К молодежи будут относиться россияне от 14 до 35 лет (сейчас — до 30 лет). Это предполагает законопроект, который прошел в Госдуме первое чтение. Благодаря изменениям больше граждан России смогут воспользоваться мерами поддержки от государства.

Если такой закон вступит в силу, то численность молодежи в РФ увеличится на 12,7 млн человек и достигнет 41 млн. Ко второму чтению может быть изменена формулировка: молодежью будут считать «не до 35 лет», а «до 35 лет включительно».

Документ также закрепляет единый понятийный аппарат, используемый в сфере молодежной политики, в том числе само понятие «молодежь». Устанавливаются и основные направления политики в этой сфере. Среди них формирование патриотизма, поддержка молодых семей, молодежи в трудной жизненной ситуации, помощь в решении жилищных проблем. Отдельное внимание будет уделено поддержке молодежного предпринимательства, социально важным инициативам молодых, а также содействию в трудоустройстве.

Один из авторов, вице-спикер Совфеда Галина Карелова, подчеркнула, что этот долгожданный законопроект развивает положения обновленной Конституцию, в которой было закреплено понятие «молодежная политика». «Принятие закона будет способствовать созданию новых возможностей, условий и перспектив для участия молодых людей во всех сферах жизни общества», — отметила Карелова.

Ее соавтор, глава комитета ГД по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Борис Пайкин, рассказал, что из-за отсутствия такого закона доступ к социальным программам молодых семей был неоднородным. Так, например, при реализации программы «Молодая семья» в Ленинградской области возраст потенциальных участников программы был ограничен 30 годами, в Удмуртии — 36, а губернаторская программа «Молодая семья» в Новосибирской области вообще не содержит указаний на ограничение по возрасту.

Региональные программы, по которым при рождении ребенка выплачивается единовременное пособие из местного бюджета, в большинстве случаев ограничивают возраст молодых родителей 30 годами, сообщил депутат.

Аналогичные коллизии, по его словам, возникали и при поддержке талантливой молодежи. В ряде случаев возраст соискателей при назначении именных стипендий молодым ученым ограничен 30 годами, а гранты ряда научных фондов определяют предельный возраст соискателей в 33 года.

«Это нововведение отражает демографические изменения, которые мы наблюдаем в последние десятилетия. Возросли продолжительность жизни и пенсионный возраст, — напомнил глава комитета. — Молодые люди стали позже вступать в брак и рожать первого ребенка. Они больше времени уделяют учебе и профессиональному развитию. Это мировой тренд, который мы в полной мере наблюдаем и в России. Поэтому закрепленное в законе определение молодежи как возрастной группы от 14 до 35 лет — это отражение социальной реальности».

Пайкин также подчеркнул, что новый закон позволит закрепить права молодежи независимо от региона проживания. «Это чрезвычайно важно, учитывая современные тренды на удаленную работу и возрастающую мобильность населения, — считает парламентарий. — Кроме того, закон дает основание для унификации форм и видов поддержки во всех регионах страны. У бюджетов всех уровней появится законодательная возможность финансировать мероприятия по поддержке, например, молодой̆ семьи или молодежного предпринимательства».

Молодость – понятие такое — Поздравления в стихах и прозе

Молодость – понятие такое,
Где совсем не главное года,
Если ты противница покоя,
Значит, ты пока, что молода,
И покуда веришь ты, что можешь
Одолеть любой крутой подъем,
Ты всегда на 10 лет моложе
Возраста, что в паспорте твоем!

Поздравление «Молодость – понятие такое» один из лучших способов передать свои пожелания и эмоции на предстоящее торжество. В категории Прикольные поздравления на День Рождения подруге наряду с данным текстом можно обратить внимание на Дедуля, мы скоро толпою нагрянем, С Днем рождения, дядя мой и Дорогой дядя, прими наши поздравления в этот праздничный день. Поздравления и Подарки всегда будут неотъемлемой частью любого торжества. Любимых родственников и друзей как обычно хочется расстрогать и удивить чем-то добрым, тем самым лишний раз показать значимость этих людей для вас. Поэтому прикольные поздравления на день рождения подруге как обычно составлены с любовью, родственным теплом и искренностью.

Составляя пожелания на предстоящий праздник – День святого Валентина, День рождения или 8 марта, следует не забывать о том, что пожелания должны лишний раз праздничное настроение и подчеркивать важность, как самого мероприятия, так и виновников торжества. Каждому будет радостно принимать в счастливый для них день искренние и теплые слова счастья и любви.

Праздники любят отмечать и с нетерпением ждут все, а поздравления желательно не только получать, но и дарить. Причем, не важно, это будет прикольные поздравления на день рождения подруге, девушке на День святого Валентина или тете на именины – всякое поздравление будет приятно и улучшит или исправит ваши отношения с близким человеком. Чтобы поздравить родного человека с будущим торжеством, вооружитесь указанным поздравлением или ознакомьтесь с блоком «похожих поздравлений» ниже на этой странице.

Старость? Нет, третья молодость! | Городской центр медицинской профилактики

По данным статистики, средняя продолжительность жизни в России выросла и составила 70,3 года, тогда как в 2007 году она была всего 67,5 лет. Люди стали жить дольше. Общество стареет, и мы  все чаще говорим о проблемах «третьего возраста».

 Поэтому тема очередного занятия  Университета здоровья для населения -«Возраст, образ жизни и здоровье» , которое состоялось в Городском центре медицинской профилактики, была выбрана не случайно.

Представляя аудитории свое сообщение, сотрудник ГЦМП, доктор медицинских наук Татьяна Михайловна Голубева, сделала акцент на пожилом возрасте, начав свое выступление с разговора об эмоциях, их важности в нашей жизни.

Необходимо, чтобы настрой был всегда положительный. От нашего оптимизма зависит многое. Так, если человек настроен оптимистично, то свой возраст характеризует как внушительный, золотой, зрелый, почтенный, преклонный, солидный, счастливый. А если он пессимист, то просто констатирует, что он старик. Замечаете разницу?

Возрастные периоды

Что же подразумевает само понятие «возраст»? Возраст — продолжительность периода от момента рождения человека до настоящего или любого другого определённого момента времени.

Говоря о возрасте, можно найти много различных представлении о возрастных периодах. Так, Пифагор считал, что в жизни человека есть четыре периода по 20 лет, которые соответствуют четырем временам года.  В Китае возраст делят на семь периодов. Период от 60 до 70 лет называют «желанным возрастом», когда происходит «умиротворение плоти и обретение мудрости».  По Виктору Гюго, «40 лет – это старость молодости, а пятьдесят — молодость старости».

Дискуссии о возрастных периодах продолжаются. Так, наш современник, профессор  СПб НИИ пульмонологии  В.А. Воинов придерживается «спортивной» классификации.   По его мнению, до 40 лет у нас длится первый тайм, от 40 до 60 лет — второй тайм, а дальше, после 60 ЛЕТ, идет дополнительное время. В первом и втором  «таймах» мы  « избавляемся от ненужного» и копим  «капитал».   Если мы вовремя избавились от вредных привычек, пагубных пристрастий, и «накопили» положительные эмоции, опыт, знания, обзавелись жизненной мудростью, то наше дополнительное время продлиться дольше, принесет радость, а не станет просто «периодом дожития».

Наука о молодости – ювенология утверждает, что есть только разные фазы юности, а старости нет. По ее классификации до 30 лет длится непосредственно юность, от 30 до 60 лет – первая молодость, от 61 года до 90 лет – вторая молодость, а после 91 года – третья молодость.

Наука о старости – геронтология, говорит о том, что старость все-таки присутствует и период 75-89 лет – это старческий возраст, а после 90 лет – долгожительство.

Восприятие собственного возраста зависит от нашего настроя —  как мы хотим себя ощущать, какие альтернативные установки себе даем: «Я нахожусь в зрелом возрасте. Я проживаю вторую молодость. Я  — старый».

 Старость и старение – не одно и то же

Существуют два понятия, которые надо различать – «старение» и «старость». Старение – это биологический процесс, а старость – возрастной период. Истинный возраст человека определяется не числом прожитых лет, а состоянием организма. У молодого человека может быть такая изношенность органов, которой не бывает и в пожилом. В этом случае его биологический возраст намного опережает календарный. Но бывает и наоборот.

Достаточно вспомнить знаменитого «пастуха» из фильма «Свинарка и пастух» – актера Владимира Зельдина. Не за горами сто лет, а он полон сил, оптимизма, до сих пор служит в театре, выходит на сцену, поет, танцует. Его биологический возраст отстает от календарного.

Основная задача любых профилактических мероприятий  – затормозить скорость неблагоприятных  изменений в организме. Каким образом? Прежде всего — начать вести здоровый образ жизни.

Факторы риска

Факторами риска преждевременного старения являются многие заболевания. В первую очередь сердечно – сосудистые, такие как атеросклероз, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь и др.  Ускорению старения способствуют болезни легких, желудочно-кишечного тракта, печени, поджелудочной железы, эндокринной системы, обмена веществ.

Огромное отрицательное влияние оказывают вредные привычки — алкоголизм, табакокурение, наркомания.

К факторам риска относятся также низкая физическая активность, нерациональное питание, избыточная масса тела, гиподинамия. Именно сидячий образ жизни, приобретает все большее значение в возникновении сердечно — сосудистых заболеваний, рака, ожирения и простатита, запора, геморроя.

Все факторы тесно связаны между собой, и устранение  одного почти всегда  положительно сказывается на разрешении других проблем. Например, повышение физической активности способствует исчезновению депрессии, улучшению сна, укреплению сердечно — сосудистой системы. Человек становится более активным, проще решаются многие бытовые и  психологические проблемы.

Что делать?

Когда нужно начинать готовиться к старости? «Вся геронтология начинается с детского сада», — отвечают геронтологи.  Чтобы затормозить преждевременное старение, стоит позаботиться о физическом и духовном здоровье с самых ранних лет.

Надо вспомнить о режиме дня, о рациональном питании, о разумных физических нагрузках.  Очень важно определить свои интересы, сформировать круг общения и не оставаться в одиночестве. Нужно находить положительные эмоции. Ведь они способствуют повышению уровня эндорфинов — гормонов радости, которые положительно влияют на деятельность всех внутренних органов.

Если вы ждете гостей, это не значит, что на столе всегда должны быть обильные закуски и избыток спиртного. Переедание вредно. Умеренная еда, веселое общение, пение за столом – вот те факторы, которые сделают общение приятным и полезным, А полученные положительные эмоции помогут немного улучшить здоровье.

Общения и оптимизма должно быть как можно больше в жизни пожилого человека. Психологи говорят, что себя надо любить, не предаваться грустным воспоминаниям, почаще улыбаться, так как в процессе улыбки  от лицевых мышц идут положительные сигналы в головной мозг.

Ходите с высоко  поднятой головой, гордитесь прожитой жизнью. Это улучшит осанку и послужит профилактикой остеохондроза. Для тренировки памяти полезно начать писать дневники.

Следуйте советам академика Богомольца — берегите свои желания. Никогда не говорите «я ничего не хочу», так как это верный путь к унынию, депрессии и всяческим болезням

Разумный образ жизни, оптимизм, интерес к окружающему являются залогом благополучной старости  и долгой жизни.

Домашнее задание:

  1. Вспомните свой возраст и оцените, как вы себя внутренне ощущаете:

– старше;

– моложе;

– в соответствие со своим возрастом.

  1. Распределите события своей сегодняшней жизни на положительные и отрицательные, увеличивая разрыв в пользу положительных.
  2. Отработайте алгоритм начала дня, сделав его радостным. Научитесь смотреть на себя в зеркало и улыбаться себе, солнцу, свету.
  3. Критически оцените свой гардероб, уберите лишнее, что-то обновите.
  4. Пересмотрите свой рацион.
  5. Наметьте план достижения положительных эмоций (куда пойти, с кем встретиться, какую музыку послушать и т. д.).
  6. Вы выполнили домашнее задание. После этого оцените вновь свой возраст и свои ощущения. Почувствуйте разницу!

    Если нет изменений, возвращаемся к пункту 2.

Молодость – понятие субъективное | МОЛОДОСТИ ВИВАТ!

Говорят: «На сколько себя ощущаешь, столько тебе и лет». Иногда смотришь на человека, и не веришь, что ему за 80. А он смеётся и говорит: «А у меня Душа — молодая». Если такой человек пройдёт геронтологическую экспертизу, то окажется, что не только лицо, но и тело на двадцать лет моложе физиологического возраста.

Египетская царица Клеопатра подметила: «Сохранив лицо, сберегаешь Душу». Но на самом деле, все в точности наоборот: «Сберегаешь Душу, сохраняешь лицо».

Записанное в Душе человека, очень быстро становится проявленным достоянием для всеобщего обозрения.

Современная медицина обладает рядом достоверных теорий, существуют специальные компьютерные программы для психологов, которые позволяют по малозаметным чертам лица не только выяснить характер человека, его скрытые комплексы и страхи, но и определить главные события прожитой жизни.

Мышцы лица послойно сохраняют запись о «грандиозных бурях» и «тихих волнениях». Нарушения контура лица, формирование второго подбородка, глубоких мимических морщин вызваны серьёзными нарушениями трофики и обмена веществ во всех слоях кожи. Чем тяжелее «блоки», записанные в мимических мышцах, тем выразительней изменения на клеточном уровне. Снижается выработка медиатра — ацетилхолина, отвечающего за тонус мышц.

Констрикторы сосудов, снабжающих «блокированные» зоны лица, постоянно активны и вызывают привычный спазм сосудов. Это приводит к сужению просвета капилляров, а в дальнейшем — к активному склерозу. Нет питания — нет строительства и воспроизводства. В дерме нарушается клеточная продукция коллагена и эластина. Начинается активный процесс старения кожи лица.

Напрашивается вывод: исцеляя Душу, мы омолаживаем лицо — «врата индивидуальности». К концу жизни, посмотрев на себя в зеркало, человек видит подробнейшую карту накопленных сокровищ или багаж негативного жизненного опыта.

https://www.molodostivivat.ru/topics/tajna-molodosti

Молодое бессмертие — переход за рамки биологии к синтетической жизни

Как врожденная «пластичность» мозга позволяет улучшить когнитивную деятельность и предотвратить возрастной спад

Музыка ДНК — Какофония или гармония?

Как сохранить молодость

Депрессия — причины и способы устранения

https://www.molodostivivat.ru/

Определение молодежи из группы риска

Трудно ли сегодня быть подростком? Что значит молодежь из группы риска? На самом деле, каково сегодня определение молодежи из группы риска? Многие социальные эксперты изучают человеческое поведение и утверждают, что современные дети находятся в состоянии стресса, как никогда раньше. Бандитские войны, уличные избиения и перестрелки, распространение наркотиков, пьянство и распространение болезней, передаваемых половым путем, усложняют жизнь сегодняшним подросткам. И трагический результат состоит в том, что так много молодых людей вовлечены в опасный образ жизни и подвергают риску свое здоровье и даже свою жизнь.

Согласно Google, предпочтительное определение:

« молодых людей из группы риска — это ребенок, у которого меньше шансов на успешный переход во взрослую жизнь. Успех может включать академические успехи и готовность к работе, а также способность быть финансово независимыми. Это также может относиться к способности стать позитивным членом общества, избегая преступной жизни ».

Определение молодежи из группы риска согласно study.com

Чаще всего мы слышим следующий вопрос:

«Что подвергает риску молодых людей?»

«Что могут сделать родители, чтобы узнать, находится ли их подросток в группе риска?»

«Как вы можете предотвратить попадание вашего подростка в группу риска?

Здесь мы отвечаем на эти вопросы, чтобы помочь идентифицировать молодежь из группы риска.

Что подвергает риску молодого человека?

Есть много способов определить «подверженный риску». Ваш ребенок может оказаться в совершенно иной ситуации, чем другой подросток, но оба могут оказаться в группе риска. Определите, подвергается ли ваш подросток риску, ответив на вопросы ниже.

Если ваш ребенок-подросток вовлечен в какую-либо из этих ситуаций, вполне возможно, что это может быть одна из них. Чем больше ситуаций, тем больше вероятность, что они окажутся под угрозой.

  1. Школьная жизнь. У вашего подростка проблемы в школе? Ваш подросток не успевает в школе, его оценки падают, и он конфликтует с персоналом? Их оценки падают? Конфликтуют ли они с другими студентами и / или с сотрудниками? Им не интересна школа? Они прогуливают занятия?
  2. Семейная жизнь. Ваш подросток непослушный? Часто ли они спорят со своими родителями и / или братьями и сестрами? Угрожают ли они сбежать или даже пропадать без вести на какое-то время?
  3. Закон и преступность. Ваш подросток вор? Вы замечаете, что деньги пропадают из вашего кошелька или кошелька? Очевидно, что если они были арестованы, вы будете знать, что у них проблемы, но предупреждена ли полиция вашего подростка? Вы подозреваете, что ваш подросток может быть причастен к воровству в магазине или другим преступлениям?
  4. Сообщество. Ваш подросток бегает не с той компанией? Вы знаете, где находится ваш подросток, особенно ночью? Вы знаете, что делает ваш подросток, когда выходит из дома? Вы знаете семью друзей, с которыми тусуется ваш подросток?
  5. Агрессивное поведение. Ваш подросток склонен терять хладнокровие сверх того, что можно было бы считать нормальным? Они злы и оскорбительны? Угрожают ли они вам или другим членам семьи? Разорвали ли они давние дружеские отношения со своими сверстниками? Ваш подросток эмоционально нестабилен? Они сильно реагируют на вопросы?
  6. Депрессия. Ваш подросток болен? Возможно, ваш подросток подолгу находится в одиночестве в своей комнате? Они меньше говорят и меньше комментируют семейные разговоры? Проходили ли они медицинское обследование на предмет депрессии? Они кажутся вялыми и равнодушными к большинству вещей?

    1. Сексуальность. Ведет ли ваш подросток половую жизнь? Вы знаете их партнера или партнеров? Знает ли ваш подросток о ЗППП? Хорошо ли ваш подросток осведомлен об опасностях незащищенного секса? Достаточно ли они зрелы, чтобы развить ответственное отношение к близости? Являются ли они сексуально неосведомленными и могут ли быть частью нежелательной беременности?
    2. Правдивость. Вы поймали своего подростка на лжи? Ваш подросток не может или не хочет общаться? Вы пытались спокойно поговорить со своим подростком, но ударились о кирпичную стену? Не желают ли они сообщить подробности о том, где они были и с кем?
    3. Незаконные вещества. Причастен ли ваш подросток к наркотикам и / или алкоголю? Предполагает ли их поведение, что они употребляют наркотики?
    4. Вера в себя. Кажется, вашему подростку не хватает уверенности? У них нет мотивации для большинства или многих вещей? Есть ли у них отношение к жизни «мне все равно»? Они уронили свой сверток? Отказались ли они от того, что когда-то занимало почетное место в их жизни?

Вышеупомянутые пункты касаются большей части того, как может вести себя проблемная молодежь.Это может показаться простой ситуацией. Ваш сын или дочь-подросток прогуливает школу, не успевает в успеваемости, крадет деньги из вашего кошелька, ссорится с семьей и друзьями и / или экспериментирует с наркотиками и злоупотребляет алкоголем.

Ни один родитель не мог не видеть эти признаки и знать, что их ребенок находится в опасности. Но, как скажет вам любой родитель, у которого были проблемы со своим подростком, иногда симптомы не видны общественности.

Как родитель может определить, находится ли их подросток в группе риска?

Подростки могут очень умно скрывать свое поведение, и даже заботливый родитель может быть последним, кто узнает, что их ребенок в беде.Вот способы, которыми родители могут определить, находится ли их подросток в группе риска.

  • Общайтесь. Это кажется глупым, но есть общение с подростком и действительно общение с подростком. Посмотрим правде в глаза, вы как родитель не были подростком для чего? Двадцать лет? Тридцать? Больше тридцати лет? То, чем вы занимались в подростковом возрасте, и то, что дети делают сегодня, совершенно разные. Вам нужно серьезно выделить время, чтобы поговорить с ребенком.

    Убедитесь, что вы проводите большую часть своего обычного общения, слушая.Чтение лекций может не помочь и даже усугубить плохую ситуацию. Вы хотите, чтобы ваш подросток уважал вас и видел, что вы искренне заботитесь. У подростка, попавшего в беду, который обращается за помощью к своим родителям, гораздо больше шансов преодолеть свою проблему. Общайтесь и продолжайте общаться.

  • Относитесь к своим учителям. Не будь незнакомцем в школе своего ребенка. Вы не хотите смущать своего ребенка, заглядывая без предупреждения, но школы будут рады помочь обеспокоенным родителям.Узнайте, как ваш ребенок идет в школу. Если они пропускают занятия или плохо работают, вполне может быть причина. Вы должны знать эту ситуацию и принять меры, прежде чем ситуация выйдет из-под контроля. Следите за своим ребенком в школе ненавязчиво.

  • Общайтесь с друзьями своего ребенка. Часто компания подростка определяет их образ жизни. Познакомьтесь с друзьями и семьями этих друзей. Заботливый родитель на вашей стороне поможет вам следить за тем, чем занимается ваш ребенок.Это не шпионство, это озабоченный родитель, желающий лучшего для своего ребенка.
  • Интересуйтесь. Если ваш подросток работает в спортивной команде, театральном клубе или церковном хоре, сделайте искреннюю попытку стать частью программы. Это может означать посещение спектаклей или помощь с транспортом. Но, будучи частью жизни подростка, вы узнаете его преданность делу, его интересы и поведение.

    Именно их действия могут помочь вам определить проблему для молодежи из группы риска.Отсутствие энтузиазма по отношению к выбранному занятию, нежелание посещать занятия, бросание учебы и желание выбрать менее здоровое времяпрепровождение — все это признаки, которые помогут вам определить основную проблему.


Как видите, воспитывать ребенка может быть непросто. Но ничего стоящего невозможно без упорного труда, и, в конце концов, что может быть лучше, чем счастье и здоровье вашего ребенка?

Ваш подросток в опасности?

Теперь, как родитель, вы можете спросить, можете ли вы предотвратить попадание вашего подростка в категорию риска.К этой проблеме можно подойти по-разному.

Узнайте больше о знаках, а также о том, как заботиться и консультировать молодежь из группы риска.

Если ваш ребенок относится к какой-либо из категорий, упомянутых выше, возможно, ваш подросток находится в группе риска. Если они проявляют признаки жестокого обращения и агрессии, сейчас самое время вмешаться.

Поговорите со своим семейным врачом и обратитесь за профессиональной консультацией. Есть несколько вариантов решения этой проблемы.Центры лечения подростков, школы-интернаты, терапия в условиях дикой природы — это лишь некоторые способы помочь молодежи из групп риска.

Не позволяйте ситуации дрейфовать. Здоровье вашего подростка может быть под угрозой. Пройдите наш поведенческий тест здесь.

границ | Что такое участие молодежи в политической жизни? Обзор литературы об участии молодежи в политической жизни и политических взглядах

1. Введение

Глядя на политическое участие молодых людей в современной Европе, мы сталкиваемся с противоречием.Представители парадигмы разъединения в литературе подкрепляют свои аргументы эмпирическими выводами, такими как молодые люди с наименьшей вероятностью голосовать на национальных выборах, сокращение членства молодежи в политических партиях и в целом низкий уровень политического интереса. С другой стороны, литература, посвященная парадигме вовлечения молодежи, представляет собой более оптимистичный взгляд, поскольку она основана на выводах в контексте новых форм политического участия, которые более привлекательны и чаще используются молодыми людьми.

Обе точки зрения вызывают вопросы о роли молодежи в европейских демократиях. Две упомянутые позиции представляют собой соответствующие конечные точки гораздо более детального исследования этой темы. Исследования в этой области могут показаться запутанными, но в целом ясно, что исчерпывающая картина как степени, так и способов участия молодежи в политической жизни отсутствует. В данной статье делается попытка сделать первый шаг в направлении решения этой проблемы. Цель состоит в том, чтобы предоставить читателю карту различных терминов и логик, которые используются для обсуждения участия молодежи в политической жизни.Для достижения этой цели в данной статье представлены выводы из существующей литературы по следующим наводящим вопросам:

❖ Что определяет участие в политической жизни?

❖ Чем участие молодежи в политической жизни отличается от участия взрослых в политической жизни?

❖ Как молодые люди развивают политические взгляды?

❖ Чем отличается участие молодежи в политической жизни в разных странах Европы?

❖ Какие методы используются для анализа участия молодежи в политической жизни?

Первым шагом является создание структурированного инвентаря.С одной стороны, этот документ будет полезен для тех, кто впервые сталкивается с этой областью исследований, поскольку в нем представлен обзор предыдущих исследований в области участия молодежи в политической жизни в Европе. С другой стороны, он предлагает хорошо информированным исследователям возможность поразмышлять о текущем состоянии исследований в этой области. Кроме того, эта статья четко указывает на то, где необходимы дальнейшие исследования.

Имея это в виду, я развиваю в этой статье три основных аргумента.Во-первых, несмотря на то, что существующие определения политического участия адекватны для охвата участия молодежи, в современной литературе нет последовательного включения новых способов участия, которые становятся все более распространенными среди молодежи. Во-вторых, в существующей литературе есть как методологические, так и существенные проблемы, которые возникают из различных концепций молодых людей о политике, а также из их разного понимания взрослыми того, что составляет политическое участие.В-третьих, и как следствие этого, текущему состоянию исследований в этой области не хватает более крупных межнациональных исследований, которые учитывали бы адекватную концепцию того, как молодежь определяет политическое участие, и которые проводят сравнительные исследования поведения молодежи в политическом участии, что необходимо, если мы согласны с тем, что молодые люди являются ключом к будущему функционированию наших политических систем (Hooghe et al., 2004).

Остальная часть статьи построена следующим образом. В следующем разделе дается обзор развития исследований политического участия.При этом он включает обзор определений участия в политической жизни тогда и сейчас и поясняет, почему важно знать эти определения при рассмотрении поведения молодых взрослых в отношении участия в политической жизни. В следующем разделе рассматриваются (потенциальные) различия между политическим участием молодых людей и взрослых. Помимо обзора продолжающихся дебатов о том, существуют ли различия, и если да, то в этой главе четко указывается, какую роль в этом играет вопрос измерения.Четвертый раздел посвящен политическим взглядам молодых людей после обзора исследований политической социализации, поскольку политическая социализация играет важную роль в формировании политических взглядов молодых людей. После этого в разделе 5 дается обзор участия молодежи в политической жизни в Европе. В разделе 6 представлены методы, ранее использовавшиеся в контексте участия молодежи в политической жизни. Как обычно, последний раздел суммирует предыдущие разделы и указывает, какие вопросы остаются без ответа.Таким образом, он пытается дать ответ на вопрос об участии молодежи в политической жизни, как это есть на самом деле, и указывает, где необходимы дальнейшие исследования.

2. Развитие репертуаров и исследований политического участия

Исследование политического участия претерпело значительные изменения в течение последних нескольких десятилетий. Множественные дисциплины способствовали расширению нашего понимания этой области, но из-за этого междисциплинарного вклада стало менее ясно, каковы основные базовые допущения и определения, составляющие термин «политическое участие» (PP).Таким образом, в этом разделе описывается развитие этого термина и дается ответ на основной вопрос о том, что определяет политическое участие.

Подписание петиции, присоединение к партии или голосование — наиболее общепринятые действия, рассматриваемые в качестве пп. Но это все, что касается договоренностей. Чтобы ответить на вопрос о том, как можно определить PP, нужно вернуться на несколько десятилетий назад. В 1973 году Роберт Даль дал первое представление о том, что это может означать. В «Полиархии: участие и оппозиция» он объявляет ПП неотъемлемой частью современных демократий, поскольку она позволяет гражданам требовать от своих правительств подотчетности (Dahl, 1973).Однако Даль не дал четкого определения своей концепции участия. Его определение только неявно охватывало действия в рамках данной институциональной структуры нации, а это означает, что такие действия, как потребительство (Stolle et al., 2005) или просто нажатие кнопки «Нравится», не будут классифицироваться как участие, даже если они могут быть рассматривается как привлечение правительств к ответственности. Тем не менее его работы содержат некоторые фундаментальные элементы нашей современной концепции ПП, а именно подотчетность, а также дихотомию частных граждан и профессиональных политиков, которые также можно найти в хорошо известных работах Вербы и Ни (1972).

Для этих исследователей политическое участие — это « те действия частных граждан, которые более или менее напрямую направлены на влияние на выбор правительственного персонала и / или действия, которые они предпринимают» (Verba and Nie, 1972, p. 2). Согласно Верба и Не, частные лица имеют возможность участвовать в политике не только путем голосования или присоединения к партиям, но и посредством множества других действий. Предлагаемая ими типология состоит из голосования, предвыборной кампании, контактов с государственными должностными лицами и совместной или общественной деятельности.

Это определение проложило путь для анализа действий, таких как протесты, забастовки или петиции, как действий, которые участвуют в политике другими способами, кроме выборов (Verba and Nie, 1972, p. 47). Подобные концепции были представлены Parry et al. (1992) или Патти и др. (2004), которые, в отличие от Вербы и Ни (1972), подчеркивают, что участие в политической жизни не обязательно должно быть направлено на правительства, но также может быть нацелено на другие учреждения или даже организации. Таким образом, PP может влиять на процесс разработки политики, а также на услуги, предоставляемые государством, такие как образование или здравоохранение (Pattie et al., 2004; Фокс, 2014). Брэди (1998) добавляет, что для того, чтобы квалифицироваться как ПП, действия, предпринимаемые частными лицами, должны быть наблюдаемыми, очевидными и добровольными, но он также сосредотачивается на взаимодействии между гражданами и политической элитой.

Параллельно с разработками в области исследования участия такие авторы, как Flanagan (2013), Norris (2002), Putnam (2001), Zukin et al. (2006) или Даскалопулу (2018) работали над концепцией гражданской активности, которая имеет несколько пересечений с исследованиями PP.Концепция гражданской активности использовалась для анализа всех видов поведения граждан, включая действия и действия, которые могут, но не обязательно должны быть политическими. Например, «боулинг в одиночку» Патнэма также включает походы в боулинг как жизненно важный показатель вовлеченности. Таким образом, постоянно растущий набор индикаторов приводит к обвинениям в концептуальном растяжении (Berger, 2009), что означает, что концепция слишком широка и, следовательно, не подходит для исследователей. Концепции большинства авторов ПП из первого периода исследования имеют три общих аспекта: действия должны предприниматься частными лицами, а не политиками; эти действия должны быть добровольными, то есть структурные силы, требующие от граждан выполнения определенных действий, не будут считаться участием; и их действия должны быть нацелены на правительства, учреждения, организации или НПО.Эти три аспекта лежат в основе « твердого ядра» (Lakatos and Musgrave, 1970) почти каждого современного определения PP.

van Deth (2001) хорошо резюмирует эволюцию репертуара политического участия в период с 1940-х по 1990-е годы, отслеживая публикацию знаковых исследований. В 1940-х и 1950-х годах PP в основном ограничивалось голосованием и агитационной деятельностью. Однако в начале 60-х годов прошлого века появились так называемые «обычные» режимы полипропилена. В то время « участие в политической жизни широко понималось как деятельность, связанная с традиционным пониманием политики как кампании политиками и партиями, а также с общепринятыми контактами между гражданами и государственными должностными лицами» (van Deth, 2001, p.5). В течение 1970-х годов эти традиционные формы были расширены, и появились «нетрадиционные» формы, которые не соответствовали общественным нормам 1970-х годов. Эти нетрадиционные формы включали, среди прочего, протест и неприятие, а также новые социальные движения, такие как женские или пацифистские движения (van Deth, 2001). Позже, в 1990-х, граница между политической и неполитической сферами современного общества исчезла, поскольку репертуар политического участия стал включать «гражданские» виды деятельности, такие как волонтерство и социальная активность (van Deth, 2001).В настоящее время появились другие формы полипропилена, которые бросают вызов исследованиям полипропилена. Новые формы используют неполитическое поведение для выражения политических взглядов, и то, что когда-то определялось как нетрадиционное или вызывающее вызов элите, теперь стало обычным явлением. Таким образом, эти формы больше не могут быть охвачены различием между обычным и нетрадиционным полипропиленом (Teorell et al., 2007). Кроме того, Гарсиа-Альбасете (2014) обнаружил, что политическая вовлеченность граждан в последнее время изменилась, и утверждает, что эти изменения характеризуют сегодняшний репертуар ПП и привели к различию между институциональной и неинституционализированной ПП.Во-первых, « агентства или структуры, через которые мобилизуются и участвуют граждане, были (…) преобразованы с распространением новых социальных движений и сетей защиты интересов » (Гарсия-Альбасете, 2014, стр. 15). Во-вторых, индивидуализированные модели участия растут по мере ослабления связей с политическими и гражданскими организациями (García-Albacete, 2014). Широко используемое в настоящее время различие между институционализированными и неинституционализированными формами ПЗ, охватывающими ПП, которые происходят в институциональной структуре (например,ж., голосование или членство в партии), а также те, которые происходят вне институциональных рамок (например, протест или бойкот). Это различие между институциональным и неинституционализированным ПП особенно важно для любого вида исследований по участию молодежи, учитывая тот факт, что молодые взрослые имеют непропорционально большую вероятность участия не институциональными средствами.

Адаптация к новым формам участия или столкновение с ними — это непрерывный процесс. Одно из последних достижений в этом отношении — участие в сети.Споры о том, вписывается ли онлайн-участие в существующие концепции, продолжаются и активно (Гибсон и Кантижох, 2013 г .; Дайикан, 2014 г .; Халупка, 2014 г .; Кристофферсон и др., 2014 г.). Такие авторы, как Морозов (2009) объявляют это иллюзией участия, в то время как Рохас и Пуиг-и-Абрил (2009) рассматривают его как « выразительное участие» , которое составляет «подразмерность » (Рохас и Пуиг-и- Abril, 2009, стр. 907) политического участия. Из-за этих горячих споров и многочисленных способов интеграции онлайн-участия в существующие формы участия Теохарис (2015) предупреждает, что вся концепция PP может столкнуться с риском перенапряжения.

Чтобы избежать этой участи, van Deth (2014) предложил четкую концепцию PP, которая должна позволить исследователям « распознавать способ участия, если [они] видят его» (van Deth, 2014, стр. 5 ). Чтобы « человека увидели», исследователя должны обратить внимание на следующие характеристики участия: это деятельность; это добровольно, а не по приказу правящего класса и не требуется по закону; это относится к людям в их роли непрофессионалов или любителей; и это касается правительства, политики или государства (van Deth, 2014).Это описание представляет собой минимальное определение, к которому добавляются дополнительные варианты, а именно: « два дополнительных варианта, основанные на цели (политика / правительство / государство или проблемы / сообщество), и два, основанные на косвенных доказательствах (контекстных и мотивационных)» (Теохарис and van Deth, 2018a, p. 81). Эта концептуальная карта приводит к пяти аналитически однозначным способам политического участия (Theocharis and van Deth, 2018a). Таким образом, первая форма (минимальное определение) фокусируется на арене участия, а не на его результатах, тогда как вторая и третья формы имеют дело с целями деятельности, а не полагаются на цели или намерения людей.В четвертой форме политический характер деятельности основан на контекстуальных данных, и только на самом последнем этапе (форма пять) учитываются намерения / цели участников, чтобы определить форму политического участия. Таким образом, авторы показывают, что « преимущество следования этим правилам принятия решений состоит не только в том, что мы можем различать политические действия, которые соответствуют определениям с более строгими или проигрышными требованиями, но также в том, что мы можем систематически исключать тех, кто не соответствует требованиям определений» (Теохарис и ван Дет, 2018b).Основываясь на этой концепции, онлайн-PP можно признать формой PP. Однако этот пример также показывает, что PP не может быть определен простым способом, что также отражено в существующей литературе. Вместо этого возникает вопрос о том, позволяет ли определение, подобное тому, которое дал ван Дет, разработать средства для объединения существующей дискуссии. В то же время такое широкое и все же четко определенное определение дает возможность классифицировать формы, вновь появляющиеся в литературе.В ходе постоянно меняющихся социальных ситуаций и поведения это кажется ключевым аспектом разработки определения ПП, которое можно использовать в долгосрочной перспективе.

3. Различия между участием молодежи и взрослых в политической жизни

Предыдущий раздел уже показал, что нет необходимости в отдельном определении молодежного политического участия; вместо этого центральное значение имеют различные формы политического участия, используемые молодыми людьми. Вслед за этим возникает вопрос, насколько поведение ПП молодых людей отличается от поведения других групп.Взгляд на предыдущее исследование показывает очевидный разрыв между молодыми людьми и взрослыми. Многие исследования показывают, что молодые люди получают самые низкие оценки почти во всех сферах политического участия, и, таким образом, создается впечатление, что молодые люди недостаточно вовлечены в политику. Это восприятие основано на таких тенденциях, как голосование на выборах, когда молодые люди имеют самые низкие показатели, и эти показатели продолжают снижаться, так же как уровень членства молодежи в политических партиях снижается (Kimberlee, 2002; Hooghe et al., 2004; Филдхаус и др., 2007; Кросс и Янг, 2008). Чтобы зафиксировать размежевание молодых людей в политике, можно сказать, что « молодых человека менее озабочены политикой, менее политически осведомлены, не участвуют в общественной или политической деятельности, более апатичны и имеют низкий уровень политического интереса» ( Quintelier, 2007, с. 165). Даже если это представление кажется ясным, отстранение молодых людей от политики остается спорным вопросом в литературе. Здесь необходимо прояснить три основных вопроса.Во-первых, есть ли реальная разница между политическим участием молодых людей и взрослых? Во-вторых, какие факторы приводят к различному поведению молодых и старых? В-третьих, действительно ли это означает, что молодые люди не вовлечены в политику?

Первая и, по мнению некоторых авторов, самая важная причина различий между участием молодежи и взрослых в политической жизни — это жизненный цикл. Здесь можно обнаружить криволинейный эффект возраста, что означает, что участие возрастает с юности до среднего возраста, а затем уменьшается с возрастом.Ученые изучали эту тенденцию в течение десятилетий (Jennings, 1979), и необходимо четко различать эффекты жизненного цикла и эффекты поколений. В контексте эффектов жизненного цикла имеет значение увеличение или уменьшение политического участия в результате различных этапов жизни (Nie et al., 1974).

В этом смысле участие в политической жизни не является приоритетом ни для кого, поскольку оно конкурирует с более насущными личными проблемами, особенно для молодежи (Highton and Wolfinger, 2001).Поскольку у людей есть ограниченное количество времени, участие в политике обходится дороже для тех, кто еще не разобрался в своей жизни (там же). В дополнение к тому факту, что молодые люди с возрастом приобретают больше опыта в избирательном и политическом процессе, некоторые конкретные этапы взросления оказали влияние на их поведение в отношении участия в политической жизни. К ним относятся, среди прочего, обустройство, женитьба (Stoker and Jennings, 1995), получение высшего образования и получение работы. Некоторые авторы заявляют, что эти результаты относятся исключительно к влиянию на явку на голосование и что влияние эффектов жизненного цикла на другие формы политического участия может объяснить лишь незначительные различия (Quintelier, 2007).Однако не все исследователи разделяют эту точку зрения. Исследования в области неинституционализированного участия показывают, что здесь также актуальны эффекты жизненного цикла. В частности, они касаются личной доступности и ссылаются на « отсутствие личных ограничений, которые могут увеличить затраты и риски участия в движении, таких как полная занятость, брак и семейные обязанности» (McAdam, 1986, стр. 70) . Исследование социальных движений показывает, что они влияют на молодых людей в том смысле, что отсутствие таких ограничений способствует их участию (Beyerlein and Hipp, 2006; Saunders et al., 2012; Earl et al., 2017).

Теория эффектов генерации основана на предположении, что социализация до взросления оказывает длительное влияние на политическую социализацию. В этом смысле юность каждого человека является периодом, актуальным для развития политического мышления. Основываясь на этом аргументе, некоторые авторы предполагают, что, поскольку современные молодые люди менее активны, они никогда не достигнут уровня политического участия нынешних пожилых людей (Martikainen et al., 2005).Одно из объяснений этого состоит в том, что сегодня молодым людям труднее достичь вех взрослой жизни (Arnett, 2014; Tagliabue et al., 2014), и это приводит к необратимой задержке участия в политической жизни. Исследования показывают, что молодые люди сохраняют эти характеристики, которые отличают их от предыдущих поколений, и что это приведет к замене нынешнего электората более пассивным поколением политических участников (Quintelier, 2007).

Другая причина воспринимаемого различного поведения между возрастными группами проистекает из различных определений политического или политического поведения.Каждый исследователь должен основывать свое исследование на четком определении. В то же время это определение политического или того, что определяется как политическое участие, также должно использоваться и приниматься обследуемым населением. Именно здесь проявляются различия между молодыми людьми и взрослыми. Считают ли молодые люди и взрослые одни и те же действия политическими? Как правило, исследования показывают разницу между определениями исследователей и участников опроса. Например, Parry et al. (1992) обнаружили, что только 18% участников опроса интерпретировали список действий как политический, который исследователи также определили как политический.По этой причине некоторые исследователи призывают к более широкому определению, которое приведет к более высокому уровню политической активности (например, Roker et al., 1999). Вопрос об определении также актуален при рассмотрении неинституционализированных форм политического участия. Молодые люди могут не определять свои действия как политические, даже если они на самом деле являются политическими. Следовательно, это касается как индивидуальной концепции политики / политического, так и их осознания того, что делать что-то политическое.Лишь немногие исследования посвящены определению политики молодыми людьми, но они показывают, что молодые люди используют более узкое определение, чем исследователи и взрослые (например, Bynner and Ashford, 1994; Andolina et al., 2002). Это приводит к тому, что молодые люди менее заинтересованы в политике, чем взрослые, потому что они не рассматривают политику в их узком определении как имеющую отношение к своей жизни (Andolina et al., 2002). В этом смысле низкий уровень участия молодежи в политической жизни является побочным продуктом их узкого представления о политике и их впечатления о том, что политики на самом деле не заботятся об их потребностях » (Quintelier, 2007, p.169). Следовательно, размежевание молодежи является результатом политической организации, а не отсутствия интереса самой молодежи. По этой причине растет количество исследований того, как молодые люди определяют участие в политической жизни и что они воспринимают как участие в политической жизни (Henn et al., 2002, 2005; O’Toole, 2003; O’Toole et al., 2003a). Они показывают, что в предыдущих исследованиях использовалась слишком узкая концепция участия и что, например, тема неучастия как акта политического действия до сих пор не рассматривалась в достаточной степени (O’Toole, 2003).

Наконец, исследование Quintelier (2007), в котором конкретно изучались различия между возрастными группами, показало, что молодые люди и взрослые, похоже, схожи в своих политических взглядах, за исключением того, что у молодых людей меньше возможностей участвовать в политической жизни. Кроме того, они заявляют, что существуют различия в отношении участия в конкретных формах политического участия, поскольку молодые люди, как правило, участвуют в большей степени в неинституционализированных формах. Это приводит к выводу, что « кажется, что проблема участия молодежи в политической жизни заключается не столько в том, участвуют ли они, а в том, где они участвуют» (Rainsford, 2017, p.2).

4. Политические установки молодежи

Так же, как и исследования политического участия, вклад в сферу политических взглядов также расширил наше понимание того, как развиваются политические взгляды и чем политические взгляды молодых людей отличаются от взглядов взрослых. В этом разделе рассматриваются различные подходы к социализации и обсуждаемые материалы из других областей, и основное внимание уделяется развитию, созреванию и стабильности взглядов, чтобы ответить на вопрос, как молодые люди развивают политические взгляды.

Хайман (1959, с. 25) думал о политической социализации как о «(…) изучении индивидом социальных паттернов, соответствующих его социальным позициям, опосредованным через различные органы общества ». Учитывая, что это одно из наиболее часто используемых определений политической социализации, удивительно, что исследователи в первую очередь анализировали влияние семьи и пренебрегали различными структурами общества. Кроме того, Сапиро (2004) указывает, что на заре своего существования специализированное исследование политической социализации (Easton et al., 1969; Searing et al., 1973; Дженнингс и Ниеми, 1974) в основном фокусировались на общей партийной принадлежности, участии в добровольных организациях или подлинных политических интересах детей и возможном влиянии на них их родителей. Однако ученые неоднократно сталкивались с одной и той же методологической проблемой, поскольку маленькие дети вообще не обладают многими проблемами верований (Searing et al., 1973). Это затрудняет выявление выводов, ценных для политической науки. Хесс и Торни-Пурта (1967), с другой стороны, утверждают, что дети могут выражать политические взгляды и пристрастие.Эта неопределенность заставила исследователей (Hanks, 1981; Percheron and Jennings, 1981; Nieuwbeerta and Wittebrood, 1995) сместить фокус внимания на подростков и молодых людей, а не на детей, поскольку их взгляды на проблемы могут быть более доступны из-за более широкого диапазона методы, доступные для сбора данных. Движущей силой исследований социализации до сих пор было биологически обоснованное базовое предположение: неврологическая структура, сенсомоторные навыки, а также темперамент, реактивность, семантические сети и поведение младенцев и подростков отличаются от взрослых (Kagan, 2003, стр.6–8). Доллард и Миллер (1950) утверждают, что эта разница постепенно ухудшается по мере обучения, потому что « человеческое поведение усваивается» (Доллард и Миллер, 1950, стр. 25).

В период «расцвета » (Niemi and Hepburn, 2010, p. 10; van Deth et al., 2011, p. 48) исследования политической социализации Колумбийской школы (Berelson et al., 1954; Butler and Stokes, 1974) и Мичиганская школа (Campbell et al., 1960; Easton et al., 1969) доминировали в дискурсе. Обе школы обнаружили, что политическая принадлежность и отношение к учреждениям и властям сильно коррелируют с любыми интересами родителей и что эти интересы не сильно меняются за всю жизнь.Исследования социализации приравнивались к исследованиям наследования предпочтений или мнений; почти все исследования были сосредоточены исключительно на Соединенных Штатах и ​​также страдали от предвзятости отбора, поскольку в них в основном входили белые американцы из среднего класса. Ниеми и Собешек (1977) отмечают, что эту предвзятость в основном компенсировали Абрамсон (1977) и Гарсия (1973), которые пытались ответить, почему цветные люди чувствуют себя менее политически эффективными на протяжении нескольких поколений. Исследователи задали интересные вопросы, но не смогли выявить причинных механизмов.Кларк (1978) и Першерон и Дженнингс (1981) проанализировали различия между американскими и французскими семьями, заключив, что « (…) объект партизанской социализации в семье зависит от страны» (Percheron and Jennings, 1981, стр. 434) , что остается актуальным и сегодня.

Однако политическая социализация зависит не только от страны; это также зависит от соответствующего политического контекста. Это поднимает вопрос о зависимости от поколения к поколению, то есть имеет ли значение, были ли молодые люди сами или их родители социализированы в конкретном политическом контексте.Различные исследования по этому вопросу показывают, что на политическую социализацию влияет более широкий контекст как во время собственной политической социализации (Grasso et al., 2019), так и во время передачи от родителей к детям. Таким образом, исследователи показали, что «если родители вовлечены в политику и часто обсуждают с ребенком политику, уровень передачи инфекции значительно возрастает, особенно по темам, имеющим общеполитическое значение и значимость» (Jennings et al., 2009).Здесь регулярные политические мероприятия, а также эпизодические события предлагают родителям возможности для социализации (Valentino and Sears, 1998).

Более того, Дженнингс (1984) продемонстрировал, что социализацию можно также наблюдать через социальный класс, а не только через прямую передачу от родителей к их детям. Это сделало множество аргументов частью процесса социализации. Согласно Ниеми и Хепберн (1995), до 1990-х годов исследования страдали от двух ошибочных неявных предположений: сегодняшние политические установки, мнения и допущения остаются в основном такими же завтра, а раннее обучение важнее, чем обучение в дальнейшей жизни.Вместо этого они утверждают, что отношение подростков действительно меняется, часто существенно, и не обязательно успокаивается только потому, что им исполнилось 18 лет и / или они переехали. Только недавно появившиеся лонгитюдные исследования (Хэнкс, 1981; Алвин и Кросник, 1991; Смит, 1999) сделали такие выводы возможными. Поэтому Ниеми и Хепберн (1995) потребовали возрождения теории политической социализации и исследований, которые позволили бы отказаться от этих ошибочных предположений. Как будто они услышали этот призыв, Nieuwbeerta и Wittebrood (1995) бросили вызов одному из краеугольных камней исследования социализации: идее о том, что отцы доминируют в передаче партийных предпочтений.Они обнаружили, что существует гендерная разница в передаче этих предпочтений, что бросило вызов десятилетиям предыдущих исследований. Их пример в Голландии показал, что дочери с большей вероятностью разделяют партийные предпочтения своей матери, а сыновья с большей вероятностью разделяют партийные предпочтения своего отца. С акцентом на женщин это влияние матери на ее дочь было подтверждено 15 лет спустя в контексте Канады (Gidengil et al., 2010). Семейные условия меняются со временем, и различные типы условий, такие как родители, сидящие дома, лоскутное одеяло или воспитание детей-одиночек, становятся все более многочисленными, что может привести к индивидуализации и растущей неоднородности проблем (Du Bois-Reymond et al., 2001; Инглхарт и Вельцель, 2005). Осознание того, что « (…) социализация в наши дни явно происходит при других обстоятельствах» (van Deth et al., 2011, p. 148), поставило под сомнение большинство предыдущих выводов, касающихся влияния родителей. Многие из основных предположений теорий социализации невозможно воспроизвести с помощью более изощренных методов (Sears, 1990; Jennings, 2007), и поэтому исследования по-прежнему страдают от серьезных белых пятен. « Вопросы, методы и предположения были изменены 40 годами исследований, политическим опытом, включая смену режима в демократию и выход из нее, а также изменившиеся политические взгляды» (Сапиро, 2004, стр.19). Теория политической социализации изо всех сил пытается выполнить свои обещания:

корреляций между родителями и их (в основном) биологическими детьми, без возможности отделить эффекты среды, которую создают родители, от эффектов генов, которые они предоставляют, и нет способа отделить эффекты домашней среды от эффектов окружающей среды вне дома. Другими словами, доказательства неоднозначны ». (Харрис, 2000, стр. 626).

Таким образом, влияние оказывают не только родители.Хотя большинство исследователей все еще полагают, что семья имеет какое-то влияние, они все еще не знают, насколько это влияние. Другие места социализации, которым уделяется много внимания, — это школа, сверстники и средства массовой информации (Blais and Carty, 1990). Исследования влияния школы существуют давно, и с самого начала его результаты лежали в области конфликта между теми, кто видит влияние (Химмельвейт и Свифт, 1969; Палонски, 1987), и теми, кто его не видит (Хайман , 1959; Easton et al., 1969). Центральной проблемой здесь является сложность отделения школьного эффекта от других эффектов (Banks and Roker, 1994). По этой причине исследователи, особенно в более поздних исследованиях, стараются поддерживать постоянные рамочные условия, например, рассматривая образцы, которые различаются только по одной характеристике, такой как тип школы. Это должно облегчить изоляцию влияния различных факторов друг от друга. Примеры Финляндии (Koskimaa and Rapeli, 2015) и Бельгии (Quintelier, 2015) показывают, что школа имеет влияние, но не является самым главным.Вместо этого, помимо влияния семьи, на первый план выходит влияние сверстников. Было даже показано, что « сверстников, благодаря дискуссиям и разнообразию, даже более влиятельны и успешны в обеспечении большего политического участия» (Quintelier, 2015, p. 65), чем семья. Тем не менее, СМИ здесь тоже отводится соответствующая роль. В то время как более ранние исследования касались влияния различных форм СМИ, таких как телевизионные новости или газеты (Atkin and Gantz, 1978; Garramore and Atkin, 1986), исследователи только недавно начали оценивать влияние социальных сетей на процесс политической жизни. социализация.Аргумент в отношении социальных сетей заключается в том, что для них характерны менее четкие границы между неполитической и политической деятельностью, что снижает пороги политической активности (Ekström and Shehata, 2018). Однако предыдущие исследования могут подтвердить это лишь частично (там же). Следовательно, это направление исследований требует дополнительных исследований.

В дополнение к исследованиям родительской и другой социальной, а также структурной передачи, неуклонно развивается отрасль междисциплинарных исследований, которые фокусируются на генетическом наследовании установок и норм (Martin et al., 1986; Бушар и др., 1990; Бушар и МакГью, 2003; Алфорд и др., 2005; Белл и др., 2009; Hatemi et al., 2011; Кудрнак и Лион, 2017). Эти исследования изучают развитие взглядов, норм и ценностей среди близнецов или родителей и их потомков либо в условиях постоянного контакта с родителем / братом или сестрой, либо в условиях преднамеренных разрывов в их биографиях. Более того, результаты кажутся многообещающими: « Если отец и мать придерживаются очень сильной веры в справедливый мир, вероятность того, что их ребенок также будет твердо убежден в справедливом мире, очень высока» (Schönpflug and Bilz, 2009, п.229). Важно подчеркнуть, что исследователи также предупреждают, что большинство исследований генетических ассоциаций сильно переоценивают свои выводы (Benjamin et al., 2012).

Помимо этих исследований и в контексте более междисциплинарного взгляда на эту тему, психологи любят называть отношения « общей оценкой объекта человеком (где« объект »понимается в широком смысле, охватывая людей, события, продукты, политика, учреждения и т. д.) »(О’Киф, 2015, стр.13). Однако социологи борются с этим определением, поскольку оно слишком широкое, чтобы использовать его. Батиста Фоге и Сарис (1997) утверждают, что результат вышеупомянутой оценки должен быть стабильным с течением времени и что он должен согласовываться с предыдущей оценкой, чтобы сформировать отношение. Исследователи, похоже, согласны с тем фактом, что основой отношения является стабильность (Alwin, Krosnick, 1991; Wilson and Hodges, 1992; Zaller et al., 1992), хотя критики утверждают, что стабильность не является необходимой для отношений (Kahneman et al. al., 1999). Но что происходит с оценкой во время созревания? Hooghe и Wilkenfeld (2008) утверждают, что развитие отношения во время взросления — это не то же самое, что изменение отношения: « Развитие отношения требует изменения качества мышления, а не просто изменения мышления» (Hooghe and Wilkenfeld, 2008, p. 156). Предыдущие авторы отрицали наличие установок у молодых людей (Marsh, 1971; Searing et al., 1973).

Из-за этого процесса взросления отношение молодых людей во многих областях политики отличается от взглядов взрослых.Но о каком отношении мы здесь говорим? «Гражданская культура» Алмонда и Вербы (1963) часто (Galston, 2001; Sapiro, 2004; Dalton, 2008; Kam and Palmer, 2008; Quintelier, Hooghe, 2011; Hoskins et al., 2015) часто упоминается как охватывающая жизненно важную набор подходов, включая политический интерес и политическое доверие, и, в зависимости от дизайна исследования, исследователи часто измеряют гражданскую культуру, исследуя интерес и / или доверие к политике. Стереотипная картина заключается в том, что молодые люди менее заинтересованы, более негативны и не доверяют политическим элитам как таковым (Quintelier, 2007).Как сообщает Rekker et al. (2015) показали, что многочисленные лонгитюдные исследования воспроизводят один и тот же результат: молодые когорты менее консервативны по культурным вопросам, но не по экономическим вопросам. Две специфические области этого — этноцентризм и эгалитаризм. Ферлонг и Картмель (2012) также подтвердили эти выводы. Молодые люди также кажутся менее материалистичными (Rudig and Bennie, 1993). Алвин и Кросник (1991) утверждают, что процесс созревания нарушил основную характеристику отношения, а именно стабильность.В их условиях самая молодая группа, члены которой были в возрасте от 18 до 25 лет, была наименее стабильной с точки зрения их отношения. Quintelier и Hooghe (2011), с другой стороны, утверждают, что отношения среди подростков развиваются рано и, вероятно, останутся стабильными до зрелого возраста. Eckstein et al. (2012) нашли общий язык между обеими сферами и утверждают, что большинство молодых людей согласны с такими аспектами хорошей гражданской позиции, как голосование, помощь другим или участие в организациях. Но Хенн и др.(2005) указывают на разницу между отношением и действиями в Великобритании, поскольку молодые люди с меньшей вероятностью проголосуют и даже с меньшей вероятностью вообще зарегистрируются. Eckstein et al. (2012) также упоминают ключевой вопрос всего месторождения:

« (…) по-прежнему отсутствуют исследования, прямо изучающие ориентацию молодых людей на политическое поведение в течение более длительного периода времени, чтобы отразить развитие. Более того, лонгитюдные исследования, которые действительно учитывали изменения, не выявили согласованной структуры результатов » (Eckstein et al., 2012, с. 491).

Немногочисленные исследования показывают, что отношение молодых людей несколько отличается от взглядов взрослых. В частности, взаимосвязь между развитием, созреванием и стабильностью отношения кажется одной из наиболее исследуемых тем, но она предлагает лишь некоторые идеи. Eckstein et al. (2012) могут быть поддержаны только их потребностью в дополнительных лонгитюдных исследованиях в этой области.

5. Различия в участии молодежи в политической жизни в Европе

Обсудив возможные различия, существующие между молодыми людьми и взрослыми, и роль, которую играет политическая социализация, следующим шагом будет рассмотрение того, как молодые взрослые и их участие различаются по всей Европе.Этот раздел призван проиллюстрировать разнообразие участия молодых людей, которое уже было охвачено существующими исследованиями. Конечно, это не может быть исчерпывающим обзором всех существующих исследований. Вместо этого он предлагает подробный взгляд на различные регионы Европы и вместе со следующим разделом о методах обеспечивает основу для выявления пробелов в исследованиях в этой области. Как правило, государства-члены ЕС предлагают различные институциональные способы участия. В 26 из 27 стран-участниц граждане должны быть не моложе 18 лет, чтобы иметь право голоса; Австрия с ее активным возрастом для голосования 16 лет является исключением.Принимая во внимание эти структурные различия, этот обзор, тем не менее, будет рассматривать как институциональное, так и неинституционализированное участие молодых людей в различных регионах Европы.

Исследования стран Северной Европы оказали большое влияние на вопросы членства в ассоциациях и его влияние на участие в политической жизни. Торпе (2003) указывает, что среди датской молодежи членство в ассоциациях становится все слабее и что это членство не обязательно влияет на вероятность политического участия.Coe et al. (2016) использовали другой подход и непосредственно опросили 10 политических активистов в возрасте от 17 до 19 лет в Северной Швеции. На основании этого исследования Coe et al. разработал концепцию « Молодежная политика как множественные процессы» (Coe et al., 2016, p. 6), которая указывает на то, что участие молодежи в политической жизни характеризуется очень четкими ограничениями, такими как возрастные ограничения, отсутствие интереса взрослых к требованиям молодежи. и определения политики, ориентированные на государство. Nygard et al. (2016) сосредоточили внимание на переменных, полученных из « ресурсных моделей» , чтобы объяснить различные формы политического участия среди финских девятиклассников, и обнаружили более высокие показатели альтернативных форм политического участия среди этой возрастной группы при наличии необходимых социально-экономических ресурсов.Васс (2007) подчеркивает это, указывая на то, что концепции семейной социализации сами по себе не обладают объяснительной силой, что уже обсуждалось в разделе 4.

Участие молодежи в политической жизни в странах Восточной Европы до сих пор в основном анализировалось сравнительно и с акцентом на ожидаемые эффекты предыдущих коммунистических режимов в этих странах. Slomczynski и Shabad (1998) в пользу польского примера утверждали, что демократическим принципам можно успешно преподавать в школе, чтобы избежать крайне левых или правых тенденций, которые могут возникнуть из-за отсутствия демократического опыта.Робертс (2003) частично противоречит этим выводам, утверждая, что, помимо других действий, участие молодых людей в политической жизни глубоко связано с социальной средой, а также со структурными эффектами. Исследование 10 стран Восточной Европы, проведенное Летки (2004), показало, что во многих случаях участие в политической жизни в посткоммунистических странах Восточной Европы очень похоже на устоявшиеся западные демократии. Членство в ассоциациях и существующие институты также увеличивают шансы на участие в политической жизни в посткоммунистических странах.В дополнение к этому, Однанес (2004) обнаружил, что молодые болгары с высоким уровнем формального образования рассматривают миграцию отчасти потому, что они воспринимают свои способы участия как ограниченные и не удовлетворены своей политической системой, тем самым подтверждая важность установленных институциональных рамок. Буреан и Бадеску (2014) показывают, что аналогичные триггеры участия можно увидеть в ядре протестных движений против румынского правительства в 2012 году, когда тысячи студентов вышли на улицы в знак протеста против своего правительства.

Помимо этих стран, некоторые государства-члены ЕС, а именно Греция, Испания и Португалия, серьезно пострадали от финансового кризиса, а также страдают от высокой степени безработицы среди молодежи (Tosun et al., 2019), которая похоже, идет рука об руку с уменьшением институционализированных и увеличением неинституционализированных форм политического участия среди молодежи. В результате этого кризиса и его серьезных последствий для молодых людей исследования, проведенные в странах Южной Европы, показали, что:g., и помимо других форм политического участия (Sloam, 2014), предоставили ценную информацию об участии молодежи в политической жизни в Интернете. Онлайн-участие действительно воспринимается как менее затратное и, следовательно, более доступное даже во время кризиса, когда Пачеко и Плутцер (2008) ожидают снижения уровня участия. Эспинар-Руис и Гонсалес-Рио (2015), а также Календа и Мейер (2009) показали с помощью опросов большого числа N, что существует значительная связь между множественными формами политического участия и временем, проведенным в Интернете.Исследования Теохариса (2011) по Греции отчасти противоречат этим выводам. Он утверждает, что, хотя онлайн-мир с большей вероятностью будет культивировать постматериалистическое мышление, это также тот случай, когда это мышление, кажется, идет рука об руку с подлинным отсутствием интереса к участию в политической жизни. В дополнение к исследованиям онлайн-участия, финансовый кризис предоставил замечательную информацию о взаимосвязи неолиберальной политики и неформального участия молодежи в политической жизни (Sotiris, 2010; Sakellaropoulos, 2012; Zamponi and Gonzalez, 2017).Это также относится к экстремистским позициям (Koronaiou et al., 2015), показывая, что неолиберальная политика часто служит первоначальной искрой протеста или экстремизма, даже если они не представляют собой истинную основную причину.

Подобно исследованиям случаев в Северной Европе, исследования в Центральной и Западной Европе внесли значительный вклад в наши знания о сходствах между европейскими странами в формах участия и политических взглядах. Эти сравнительные исследования (Timmerman, 2009; Cammaerts et al., 2014) показывают сходство в участии подростков Европы. Cammaerts et al. (2014) обнаружили, что недостаточное участие в Великобритании, Франции, Испании, Австрии, Финляндии и Венгрии связано с существующей структурной природой политической системы и ее дискурсом, поскольку подростки в основном чувствуют себя исключенными из нее. В рамках своего исследования муниципалитетов в Великобритании и Нидерландах Тиммерман (2009) обнаружила, что ни одна из стран не предлагает достаточно точек входа для молодых людей, чтобы внести свой вклад или участвовать в дебатах или демократическом процессе в целом.Hooghe и Stolle (2003) обнаружили, что подростки в Германии, Франции и Великобритании с меньшей вероятностью будут голосовать или участвовать с помощью институционализированных средств, чем взрослые, хотя их готовность участвовать с помощью неинституционализированных средств пропорционально выше. Hooghe et al. (2004) и Quintelier and Hooghe (2011) также считают, что это верно и для бельгийского случая.

Таким образом, предыдущее исследование выявило множество различных форм участия молодежи в Европе. Исследования были сосредоточены на самых разных областях, от членства в ассоциациях или поведения при голосовании до политической активности, например.г., в форме протеста. Здесь молодые люди сталкиваются с различными контекстами, как, например, показывает случай Восточной Европы со многими посткоммунистическими странами. Результаты исследований также показывают, какие новые пространства молодые люди используют для участия и что участие в «старых» пространствах или институциональных формах участия может быть для них проблематичным.

6. Методы, ранее использовавшиеся для изучения участия молодежи в политической жизни

На этом заключительном этапе основное внимание уделяется тому, как и какими методами до сих пор исследовалось участие молодежи в политической жизни.В прошлом некоторые авторы обращались к одному из центральных вопросов, а именно к тому, как молодые люди воспринимают и определяют политику и участие в политической жизни, и разработали инструменты для оценки молодежных определений политики. Они состояли, например, из трехлетнего качественного лонгитюдного исследования (Lister et al., 2003) и количественного опроса (Vromen, 2003) молодых людей и их восприятия гражданства или качественных фокус-групповых исследований, в которых изучались представления молодых взрослых политической активности (Pontes et al., 2018). Исследователи также пытались приблизиться к «словарю» молодых людей в отношении политического участия (O’Toole, 2003; O’Toole et al., 2003a, b).

Кроме того, в ряде недавних исследовательских проектов анализировалось участие молодежи в политической жизни. Они в основном использовали межнациональный сравнительный дизайн в сочетании с подходом смешанных методов, чтобы выделить различные ключевые моменты. В рамках проекта YOUNEX (Молодежная безработица и изоляция в Европе, Лоренцини и Джуни, 2012 г.) e.g., исследователи пролили свет на последствия длительной безработицы для участия молодежи в политической жизни, проведя как глубинные интервью, так и исходные данные опросов. Тем временем в рамках проекта EURYKA (Новое изобретение демократии в Европе: молодежь, занимающаяся политикой во времена растущего неравенства, Кусис и Джуни, 2019) были проведены как анализ панельного опроса, так и биографический анализ, чтобы изучить, как неравенство переживают молодые люди и как эти условия могут стимулировать их развитие. участие молодежи в политической жизни.Третий проект, о котором стоит упомянуть, — это EUYOUPART («Политическое участие молодежи в Европе», Spannring et al., 2008), который был специально посвящен разработке сравнительно пригодных для использования показателей, которые облегчили бы изучение участия молодежи в политической жизни. Здесь были определены три ключевых момента, которые могут ограничивать сравнительную применимость индикаторов. Эти ограничения могут проистекать из « неудачных или неточных переводов основных терминов, используемых в вопросе, различных структур возможностей в странах, которые способствуют или препятствуют той или иной форме деятельности, или различных политических культур, которые внедряют деятельность в другой институциональный контекст» (Ogris и Вестфаль, 2005).Важность такого подхода была также показана более поздними исследованиями с использованием существующих наборов данных съемки. Гарсия-Альбасете (2014), например, использовал данные Европейского социального исследования, чтобы показать, что индикаторы необходимо тестировать на предмет их применимости как в разных странах, так и в возрастных группах.

При рассмотрении развития исследований политического участия молодежи первое, что бросается в глаза, — это явно положительная тенденция. Предыдущие исследования в основном были сосредоточены на описании того, чем подростки отличаются от своих взрослых сверстников.Таким образом, эти исследования описывали поведение молодежи ex negativo почти во всех проектах. Возникает вопрос, могут ли подростки быть чем-то большим, чем просто быть не взрослыми. Более поздние исследования показали, что это так, и в настоящее время этот эксклюзивный подход сравнения молодых и старых почти не используется. Тем не менее, из этого и предыдущего разделов вытекают три момента, которым до сих пор уделялось недостаточно внимания. Во-первых, недавние исследования не всегда учитывают наши существующие знания о «словарном запасе» молодых людей.На этом этапе также стоит обсудить, достаточно ли имеющихся знаний или необходимы более новые и обновленные исследования, поскольку возможные области участия постоянно развиваются. Во-вторых, отсутствуют крупные межнациональные исследования, которые учитывали бы несколько различных контекстов и, таким образом, изучали бы, насколько молодые взрослые похожи друг на друга в своем поведении участия или нет. В-третьих, за некоторыми исключениями, при использовании существующих наборов данных обследований, не предназначенных для молодых людей, до сих пор уделялось недостаточно внимания пригодности элементов, используемых / разработанных для изучения поведения молодых взрослых, участвующих в опросе.

7. Заключение. Что такое участие молодежи в политической жизни?

Данная обзорная статья преследовала несколько целей, среди которых было дать обзор ландшафта определений термина «политическое участие» и проработать специфические особенности молодежного политического участия. Кроме того, он был направлен на то, чтобы пролить свет на состояние участия молодежи в политической жизни в европейском контексте и методы, ранее использовавшиеся для его исследования, чтобы иметь возможность выявить пробелы в литературе и предложить направления для дальнейших исследований.

На первом этапе стало ясно, что продолжавшиеся десятилетия дискуссии об определении политического участия привели к появлению множества небольших определений. (Несколько) более широкие определения кажутся более полезными, даже если учесть, что не существует независимого определения участия молодежи в политической жизни. Хотя эти недавние определения политического участия подходят для описания участия молодежи в политической жизни, в современной литературе нет последовательного включения новых способов участия, которые становятся все более распространенными среди молодого поколения.Одним из основных недостатков этого является то, что неучастие еще не было должным образом проблематично. Хотя этот вопрос был рассмотрен давно (O’Toole, 2003), до сих пор исследования не уделяли ему должного внимания (Theocharis and van Deth, 2018b). Это приводит к опасности более частой поддержки тезиса о разъединении, который не обязательно соответствует реальной ситуации участия молодых людей.

На втором этапе этот документ пытался ответить на вопрос о том, чем участие молодежи в политической жизни отличается от участия взрослых в политической жизни.В целом было показано, что существующие различия интерпретируются исследователями по-разному (тезис о вовлечении или разъединении). Кроме того, также стало очевидно, что классический исследовательский план сравнения молодых и старых, который в основном использовался в исследованиях более старшего возраста, используется реже в более поздних исследованиях. Это связано с существованием различий между тем, что молодые люди определяют как «политическое», и тем, что исследователи определяют и опрашивают как таковое. Эти определения могут различаться не только у молодых людей и исследователей, но также у молодых людей и взрослых.Следовательно, проблемы могут возникать из-за различных представлений молодых людей о политике и «политическом», а также из-за их разного понимания взрослыми того, что составляет политический акт. Хотя некоторые исследователи пытались решить эту проблему, проводя исследования, чтобы приблизиться к «словарю», используемому молодыми взрослыми (O’Toole, 2003; O’Toole et al., 2003a, b), специфические для молодежи объяснения того, что является политическим действительно вовлечены, значит, остаются недостаточными (Pontes et al., 2018). Это приводит к явному призыву к будущим исследованиям: необходимо разработать дальнейшие специфические для молодежи объяснения и определения того, что означает участие в политической жизни, и какие новые исследования следует затем использовать соответствующим образом.Этот аспект подходящих для молодежи определений и измерений также необходимо учитывать при использовании существующих наборов данных.

Еще один, третий серьезный недостаток — это отсутствие более масштабных межнациональных исследований, которые учитывают адекватное молодежи определение политического участия и проводят исследования поведения молодежи в отношении политического участия. Это, безусловно, является следствием отсутствия единой теоретической базы для изучения политического участия «европейской» молодежи. Это прискорбно, учитывая огромное количество доступных данных, особенно из ЕС.Кроме того, выводы для исследования европейской политики могут быть сделаны только на основе последовательных исследований в разных странах.

В заключение можно сказать, что определение молодежного политического участия в настоящее время не более чем общее политическое участие. Однако остается вопрос об использовании форм политического участия молодыми людьми. Надеемся, что эта статья побудит других исследователей потратить больше времени на эту тему и устранить несоответствие между определением политического участия и восприятием молодыми людьми того, что является «политическим», а также проанализировать существующие и будущие наборы данных, чтобы они могли внимательно изучите эту концепцию.

Авторские взносы

JW задумал и разработал статью, написал рукопись, отредактировал рукопись, перечитал ее и, наконец, утвердил представленную версию.

Финансирование

Эта статья получена при финансовой поддержке проекта Change through Crisis? Солидарность и десолидаризация в Германии и Европе (Solikris; Федеральное министерство образования и исследований Германии), Министерство науки, исследований и искусств земли Баден-Вюртемберг и Гейдельбергский университет.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Автор благодарит рецензентов за полезные предложения и комментарии. Автор с благодарностью отмечает комментарии от Джейла Тосуна и всех других членов проектной группы в Гейдельберге. Марсель Кацлингер заслуживает похвалы за его помощь в исследовании и комментарии к предыдущим версиям статьи.Наконец, автор благодарит Лоуренса Крамби за редактирование языка.

Список литературы

Ådnanes, M. (2004). Выход и / или голос? Молодежь и посткоммунистическое гражданство в Болгарии. Политическая психология. 25, 795–815. DOI: 10.1111 / j.1467-9221.2004.00398.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Абрамсон П. Р. (1977). Политическая социализация чернокожих американцев: критическая оценка исследований эффективности и доверия . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Google Scholar

Алфорд, Дж. Р., Функ, К. Л., и Хиббинг, Дж. Р. (2005). Передаются ли политические ориентации генетически? Am. Политическая. Sci. Ред. 99, 153–167. DOI: 10.1017 / S0003055405051579

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алмонд, Г. А., и Верба, С. (1963). Гражданская культура. Политические установки и демократия в пяти странах . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Sage Publications. DOI: 10.1515 / 9781400874569

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алвин, Д.Ф. и Кросник Дж. А. (1991). Старение, когорты и устойчивость социально-политических ориентаций на протяжении жизни. Am. J. Sociol. 97, 169–195. DOI: 10.1086 / 229744

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Андолина, М. В., Дженкинс, К., Китер, С., и Зукин, К. (2002). В поисках значения гражданской активности молодежи: заметки с мест. Прил. Dev. Sci. 6,189–195. DOI: 10.1207 / S1532480XADS0604_5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арнетт, Дж.J. (2014). Развивающаяся взрослая жизнь: извилистая дорога от позднего подросткового возраста до двадцатых годов . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199929382.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аткин, К. Дж., И Ганц, Дж. (1978). Телевизионные новости и детская аудитория. Общественное мнение. Кварта. 42,183–198. DOI: 10.1086 / 268442

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бэнкс, М. Х., Рокер, Д. (1994).Политическая социализация молодежи: изучение влияния школьного опыта. J. Adolesc. 17, 3–15. DOI: 10.1006 / jado.1994.1002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Батиста Фоге, Дж. М., и Сарис, В. Э. (1997). Тесты на устойчивость в исследовании отношения. Qual. Quant. 31, 269–285. DOI: 10.1023 / A: 1004202531485

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белл, Э., Шермер, Дж. А. и Вернон, П. А. (2009). Истоки политических взглядов и поведения: анализ с использованием близнецов. Банка. J. Политические науки. 42, 855–879. DOI: 10.1017 / S00084239099

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бенджамин, Д. Дж., Чезарини, Д., ван дер Лоос, М. Дж. Х. М., Дауэс, К. Т., Келлингер, П. Д., Магнуссон, П. К. Е. и др. (2012). Генетическая архитектура экономических и политических предпочтений. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109, 8026–8031. DOI: 10.1073 / pnas.1120666109

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берельсон, Б.Р., Лазарсфельд П. Э. и Макфи У. Н. (1954). Голосование: исследование формирования мнения в президентской кампании . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Бергер, Б. (2009). Политическая теория, политология и конец гражданской активности? Перспектива . Политика 7, 335–350. DOI: 10.1017 / S1537592700X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Байерлейн, К., и Хипп, Дж. (2006). Двухэтапная модель для двухэтапного процесса: как биографическая доступность имеет значение для мобилизации общественного движения. Мобилизация 11, 299–320. DOI: 10.17813 / maiq.11.3.8p1758741377684u

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блейс А. и Карти Р. К. (1990). Способствует ли пропорциональное представительство явке избирателей? Eur. J. Politic. Res. 18, 167–181. DOI: 10.1111 / j.1475-6765.1990.tb00227.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бушар, Т. Дж., Ликкен, Д. Т., МакГью, М., Сегал, Н. Л., и Теллеген, А. (1990). Источники человеческих психологических различий — исследование близнецов, воспитанных раздельно, из Миннесоты. Наука 250, 223–228. DOI: 10.1126 / science.2218526

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бушар, Т. Дж., И МакГью, М. (2003). Влияние генетики и окружающей среды на психологические различия людей. Дж . Neurobiol. 54, 4–45. DOI: 10.1002 / neu.10160

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэди, Х. Э. (1998). «Политическое участие», в Меры политического отношения , ред. Дж.П. Робинсон, П. Р. Шейвер и Л. С. Райтсман (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press), 737–801.

Google Scholar

Буреан Т., Бадеску Г. (2014). Голоса недовольства: участие в студенческих протестах в Румынии. Коммунистические посткоммунистические исследования 47, 385–397. DOI: 10.1016 / j.postcomstud.2014.10.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Батлер Д. и Стоукс Д. Э. (1974). Политические изменения в Великобритании: эволюция электорального выбора .Лондон, Великобритания: Macmillan. DOI: 10.1007 / 978-1-349-02048-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биннер, Дж., И Эшфорд, С. (1994). Политика и участие: некоторые предшественники отношения молодых людей к политической системе и политической деятельности. Eur. J. Soc. Psychol. 24, 223–236. DOI: 10.1002 / ejsp.2420240202

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Календа, Д., Мейер, А. (2009). Молодежь, Интернет и участие в политической жизни результаты веб-опроса в Италии, Испании и Нидерландах. Инф. Commun. Soc. 12, 879–898. DOI: 10.1080 / 136

802158508

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каммартс Б., Брутер М., Банаджи С., Харрисон С. и Анстед Н. (2014). Миф об апатии молодежи Критическое отношение молодых европейцев к демократической жизни. Am. Поведение . Sci. 58, 645–664. DOI: 10.1177 / 0002764213515992

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэмпбелл, А., Конверс, П. Э., Миллер, В.Э. и Стоукс Д. Э. (1960). Американский избиратель . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Джон Вили.

Google Scholar

Кларк, Дж. У. (1978). Политическая социализация чернокожих американцев: критическая оценка исследований эффективности и доверия. Автор Пол Р. Абрамсон. Являюсь. Политическая. Sci. Ред. 78, 1046–1047. DOI: 10.2307 / 1955148

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коу, А. Б., Виклунд, М., Уттек, М., и Нигрен, Л. (2016). Молодежная политика как множественный процесс: как подростки конструируют политическое действие в Швеции. J. Молодежный студ. 19, 1321–1337. DOI: 10.1080 / 13676261.2016.1166191

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, В. и Янг, Л. (2008). Факторы, влияющие на решение молодых политически активных людей вступить в политическую партию. Политика партии 14, 345–369. DOI: 10.1177 / 1354068807088126

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даль Р. А. (1973). Полиархия: участие и противодействие . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Google Scholar

Далтон Р. (2008). Нормы гражданства и расширение политического участия. Politic. Stud. 56, 76–98. DOI: 10.1111 / j.1467-9248.2007.00718.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даскалопулу, И. (2018). Гражданское участие и мягкий социальный капитал: данные из Греции. Eur. Политическая. Sci. 17, 404–421. DOI: 10.1057 / s41304-017-0114-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дайкан, Б.(2014). Политическая деятельность в Интернете как новые формы политического участия: как они вписываются в концептуальную карту? Acta Politica 49, 342–346. DOI: 10.1057 / ap.2014.7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Доллард, Дж., И Миллер, Н. Э. (1950). Личность и психотерапия: анализ с точки зрения обучения, мышления и культуры . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Du Bois-Reymond, M., Sünker, H., and Krüger, H.Х. (2001). Детство в Европе: подходы – тенденции – выводы: Питер Ланг (Берн).

Google Scholar

Эрл Дж., Махер Т. В. и Эллиотт Т. (2017). Молодежь, активизм и общественные движения. Sociol. Компас 11: e12465. DOI: 10.1111 / soc4.12465

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Истон Д., Деннис Дж. И Истон С. (1969). Дети в политической системе: истоки политической легитимности . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Экштейн, К., Ноак, П., и Гневош, Б. (2012). Отношение к политической активности и готовность участвовать в политике: траектории в подростковом возрасте. J. Adolesc. 35, 485–495. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2011.07.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экстрём М. и Шехата А. (2018). Социальные сети, прозрачные границы и развитие политической активности молодых граждан в Интернете. New Media Soc. 20, 740–759. DOI: 10.1177 / 1461444816670325

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эспинар-Руис, Э., и Гонсалес-Рио, М. Дж. (2015). Использование Интернета испанскими молодыми людьми и политическая практика. Convergencia 22, 13–38.

Google Scholar

Филдхаус, Э., Транмер, М., Рассел, А. (2007). Что-то о молодежи или что-то о выборах? Электоральное участие молодежи в Европе: данные многоуровневого анализа европейского социального исследования. Eur. J. Politic. Res. 46, 797–822. DOI: 10.1111 / j.1475-6765.2007.00713.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фланаган, К. А. (2013). Граждане-подростки: политические теории молодежи . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. DOI: 10.4159 / harvard.9780674067233

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фокс, С. (2014). Не пора ли обновить определение политического участия? Parliam. Aff. 67, 495–505.DOI: 10.1093 / pa / gss094

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ферлонг А., Картмель Ф. (2012). Социальные изменения и политическая активность среди молодых людей: поколение и британский обзор выборов 2009/2010 гг. Parliam. Aff. 65, 13–28. DOI: 10.1093 / pa / gsr045

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галстон, В. А. (2001). Политические знания, политическая активность и гражданское образование. Ann. Rev. Politic. Sci. 4, 217–234.DOI: 10.1146 / annurev.polisci.4.1.217

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия, Ф. К. (1973). Политическая социализация детей чикано: сравнительное исследование с англоязычными в школах Калифорнии: Praeger. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Praeger.

Google Scholar

Гарсия-Альбасете, Г. М. (2014). Политическое участие молодежи в Западной Европе: преемственность или смена поколений? Basingstoke: Palgrave Macmillan. DOI: 10.1057/9781137341310

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаррамор, Г. М., Аткин, К. К. (1986). Массовая коммуникация и политическая социализация: определение эффектов. Общественное мнение. Кварта. 50, 76–86. DOI: 10.1086 / 268960

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гибсон Р. и Кантийох М. (2013). Осмысление и измерение участия в эпоху Интернета: действительно ли политическое участие онлайн отличается от оффлайн? Дж.Политика 75, 701–716. DOI: 10.1017 / S0022381613000431

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гиденджил, Э., О’Нил, Б., Янг, Л. (2010). Дочь ее матери? Влияние социализации детства на политическую активность женщин. J. Политика в отношении женщин 31, 334–355. DOI: 10.1080 / 1554477X.2010.533590

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грассо, М. Т., Фарралл, С., Грей, Э., Хэй, К., и Дженнингс, В. (2019). Дети Тэтчер, младенцы Блэра, политическая социализация и изменение ценностей: возраст, период и когортный анализ. Br. J. Politic. Sci. 49, 17–36. DOI: 10.1017 / S0007123416000375

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэнкс, М. (1981). Молодежь, общественные объединения и политическая социализация. Soc. Силы 60, 211–223. DOI: 10.2307 / 2577941

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харрис, Дж. Р. (2000). Результат воспитания: что мы на самом деле знаем? J. Personal. 6, 625–637. DOI: 10.1111 / 1467-6494.00110

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хатеми, П.К., Гиллеспи Н.А., Ивз Л.Дж., Махер Б.С., Уэбб Б.Т., Хит А.С. и др. (2011). Полногеномный анализ либеральных и консервативных политических взглядов. J. Политика 73, 271–285. DOI: 10.1017 / S0022381610001015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хенн М., Вайнштейн М. и Форрест С. (2005). Незаинтересованная молодежь? Отношение молодежи к партийной политике в Великобритании. Politic. Stud. 53, 556–578. DOI: 10.1111 / j.1467-9248.2005.00544.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хенн М., Вайнштейн М. и Вринг Д. (2002). Другое поколение ? Молодежь и участие в политической жизни Великобритании. Br. J. Политика Int. Отношения 4, 167–192. DOI: 10.1111 / 1467-856X.t01-1-00001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гесс, Р. Д., и Торни-Пурта, Дж. (1967). Развитие политических взглядов у детей . Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Aldine Pub. Co.

Google Scholar

Highton, B., and Wolfinger, R.E. (2001). Первые семь лет политического жизненного цикла. Am. J. Politic. Sci. 45. 202–209. DOI: 10.2307 / 2669367

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Химмельвейт, Х. Т. и Свифт, Б. (1969). «Модель для понимания школы как агента социализации», в Тенденции и проблемы психологии развития , ред. П. Массен, Дж. Лангар и М. Ковингтон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Райнхарт и Уинстон) 154– 181.

Google Scholar

Hooghe, M., and Stolle, D. (2003). Возраст имеет значение: жизненный цикл и когортные различия в социализирующем эффекте добровольного участия. Eur. Политическая. Sci. 2, 49–56. DOI: 10.1057 / eps.2003.19

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hooghe, M., Stolle, D., and Stouthuysen, P. (2004). Начало в политике — рекрутинговая функция молодежных организаций политических партий Бельгии (Фландрия). Политика партии 10, 193–212.DOI: 10.1177 / 1354068804040503

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hooghe, M., and Wilkenfeld, B. (2008). Стабильность политических взглядов и поведения в подростковом и раннем взрослом возрасте: сравнение данных обследований подростков и молодых людей в восьми странах. J. Youth Adolesc. 37, 155–167. DOI: 10.1007 / s10964-007-9199-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоскинс Б., Сайсана М. и Вильяльба К. М. Х. (2015).Гражданская компетентность молодежи в Европе: измерение межнациональных различий посредством создания составного индикатора. Soc. Индикатор . Res. 123, 431–457. DOI: 10.1007 / s11205-014-0746-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хайман, Х. Х. (1959). Политическая социализация: исследование психологии политического поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Google Scholar

Инглхарт Р. и Вельцель К. (2005). Модернизация, культурные изменения и демократия: последовательность человеческого развития .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Дженнингс, М. К. (1979). Еще один взгляд на жизненный цикл и участие в политической жизни. Am. J. Politic. Sci. 23, 755–771. DOI: 10.2307 / 2110805

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дженнингс, М. К. (1984). Передача политических идеологий из поколения в поколение в 8 западных странах. Eur. J. Politic. Res. 12, 261–276. DOI: 10.1111 / j.1475-6765.1984.tb00088.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дженнингс, М.К. (2007). «Политическая социализация», в Оксфордский справочник политического поведения , ред. Р. Дж. Далтон и Х.-Д. Клингеманн (Oxford: Oxford University Press, 29–44.

Google Scholar

Дженнингс, М. К., и Ниеми, Р. Г. (1974). Политический характер подросткового возраста: влияние семьи и школы . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Дженнингс, М. К., Стокер, Л., и Бауэрс, Дж. (2009). Политика из поколения в поколение: новый взгляд на передачу в семье. J. Политика 71, 782–799. DOI: 10.1017 / S00223816090

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Канеман Д., Ритов И., Шкаде Д., Шерман С. Дж. И Вариан Х. Р. (1999). «Экономические предпочтения или выражения отношения ?: анализ реакции доллара на общественные проблемы», в Elicitation of Preferences , ред. Б. Фишхофф и К. Ф. Мански (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 203–42. DOI: 10.1007 / 978-94-017-1406-8_8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кам, К.Д. и Палмер К. Л. (2008). Пересмотр влияния образования на участие в политической жизни. J. Политика 70, 612–631. DOI: 10.1017 / S0022381608080651

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кимберли, Р. Х. (2002). Почему британская молодежь не голосует на всеобщих выборах? J. Молодежный студ. 51, 85–98. DOI: 10.1080 / 13676260120111788

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Koronaiou, A., Lagos, E., Sakellariou, A., Kymionis, S., и Чиотаки-Пулу, I. (2015). Золотой рассвет, строгость и молодежь: рост фашистского экстремизма среди молодежи в современном греческом обществе. Sociol. Ред. 63, 231–249. DOI: 10.1111 / 1467-954X.12270

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коскимаа В., Рапели Л. (2015). Политическая социализация и политический интерес: переоценка роли школы. J. Politic. Sci. Educ. 11, 141–156. DOI: 10.1080 / 15512169.2015.1016033

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кусис, М., и Джунни, М. (2019). Заявление и признание молодежи общественным достоянием во времена усиления неравенства. Am. Behav. Sci . 64, 567–573. DOI: 10.1177 / 0002764219885423

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристофферсон К., Уайт К. и Пелоза Дж. (2014). Природа слабости: как социальная наблюдаемость начального акта символической поддержки влияет на последующие просоциальные действия. J. Consumer Res. 40, 1149–1166. DOI: 10.1086 / 674137

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кудрнац, А., и Лайонс, П. (2017). Родительский пример как мотивация явки молодежи. Politic. Stud. 65, 43–63. DOI: 10.1177 / 0032321716644614

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лакатос И. и Масгрейв А. (1970). Критика и рост знаний. Лондон: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO978113

34

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Летки, Н. (2004). Социализация для участия? доверие, членство и d эмократизация в центрально-восточной Европе. Politic. Res. Четверть. 57, 665–679. DOI: 10.1177 / 1065912

700414

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Листер Р., Смит Н., Миддлтон С. У. Э. и Кокс Л. (2003). Молодые люди говорят о гражданстве: эмпирические взгляды на теоретические и политические дебаты. Гражданство Stud. 7, 235–253. DOI: 10.1080 / 1362102032000065991

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лоренцини, Дж., И Джуни, М. (2012). Статус занятости, социальный капитал и участие в политической жизни: сравнение безработной и занятой молодежи в Женеве. Swiss Politic. Sci. Ред. 18, 332–351. DOI: 10.1111 / j.1662-6370.2012.02076.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Марш Д. (1971). Политическая социализация: неявные предположения подвергаются сомнению. Br . J. Politic. Sci. 1, 453–465. DOI: 10.1017 / S0007123400009248

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартикайнен П., Мартикайнен Т. и Васс Х. (2005). Влияние социально-экономических факторов на явку избирателей в Финляндии: исследование на основе регистров 2.9 миллионов избирателей. Eur. J. Politic. Res. 44, 645–669. DOI: 10.1111 / j.1475-6765.2005.00242.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартин, Н. Г., Ивз, Л. Дж., Хит, А. К., Джардин, Р., Фейнголд, Л. М., и Айзенк, Х. Дж. (1986). Передача социальных установок. Proc. Natl. Акад. Sci. США 83, 4364–4368. DOI: 10.1073 / pnas.83.12.4364

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макадам Д. (1986). Вербовка в активизм с высоким риском: случай лета свободы. Am. J. Sociol. 92, 64–90. DOI: 10.1086 / 228463

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ни, Н. Х., Верба, С., и Ким, Дж. (1974). Политическое участие и жизненный цикл. Сравн. Политика 6, 319–340. DOI: 10.2307 / 421518

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ниеми Р. Г. и Хепберн М. А. (1995). Возрождение политической социализации. Перспектива. Политика . Sci. 24, 7–16. DOI: 10.1080 / 10457097.1995.9941860

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ниеми, Р. Г., Хепберн, М. А. (2010). Возрождение политической социализации. Перспектива. Политика . Sci. 24, 7–16.

Google Scholar

Ниеми, Р. Г., и Собешек, Б. И. (1977). Политическая социализация. Ann. Rev. Sociol. 3, 209–233. DOI: 10.1146 / annurev.so.03.080177.001233

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nieuwbeerta, P.и Виттебруд К. (1995). Передача партийных предпочтений из поколения в поколение в Нидерландах. Soc. Sci. Res. 24, 243–261. DOI: 10.1006 / ssre.1995.1009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Норрис П. (2002). Демократический феникс: переосмысление политического активизма . Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511610073

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nygard, M., Soderberg, P., and Nyman-Kurkiala, P.(2016). Модели и движущие силы политического участия среди девятиклассников: данные регионального исследования в Финляндии. Янг 24, 118–138. DOI: 10.1177 / 1103308815597618

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Огрис Г. и Вестфаль С. (2005). Политическое участие молодежи в Европе — Разработка показателей для сравнительных исследований в Европейском Союзе (Вена: EUYOUPART).

Google Scholar

О’Киф, Д.J. (2015). Убеждение: теория и исследования . Таузенд-Оукс, Калифорния: Публикации SAGE.

Google Scholar

О’Тул, Т. (2003). Знакомство с представлениями молодежи о политике. Детский Геогр. 1, 71–90. DOI: 10.1080 / 14733280302179

CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Тул, Т., Листер, М., Марш, Д., Джонс, С., и МакДонах, А. (2003a). Отключение или отключение? Участие и неучастие среди молодежи. Contemp. Политика 9, 45–61. DOI: 10.1080 / 1356977032000072477

CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Тул, Т., Марш, Д., и Джонс, С. (2003b). Политическая грамотность сокращает оба пути: политику неучастия среди молодежи. Politic. Кварта. 73, 349–360. DOI: 10.1111 / 1467-923X.00544

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пачеко Дж. С. и Плутцер Э. (2008). Участие в политической жизни и совокупное невыгодное положение: влияние экономических и социальных трудностей на молодых граждан. J. Soc. Вып. 64, 571–593. DOI: 10.1111 / j.1540-4560.2008.00578.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Палонский, С. Б. (1987). Политическая социализация в начальной школе. Начальная школа J. 87, 493–505. DOI: 10.1086 / 461512

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парри Г., Мойзер Г. и Дэй Н. (1992). Политическое участие и демократия в Великобритании . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511558726

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Патти, К., Сейд, П., и Уайтли, П. (2004). Гражданство в Великобритании: ценности, участие и демократия. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO97805114

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Першерон А. и Дженнингс М. К. (1981). Политическая преемственность во французских семьях — новый взгляд на старые противоречия. Сравн. Политика 13, 421–436.DOI: 10.2307 / 421719

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Понтес А., Хенн М. и Гриффитс М. Д. (2018). К концептуализации политической активности молодых людей: качественное исследование фокус-группы. Общества 8, 1–17. DOI: 10.3390 / soc8010017

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Патнэм Р. Д. (2001). Боулинг в одиночку: крах и возрождение американского сообщества . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Саймон и Шустер. DOI: 10.1145 / 358916.361990

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Квинтелье, Э. (2007). Различия в политическом участии молодых и пожилых людей. Контемп . Политика 13, 165–180. DOI: 10.1080 / 13569770701562658

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Квинтелье, Э. (2015). Вовлечение подростков в политику: продольный эффект агентов политической социализации. Youth Soc. 47, 51–69. DOI: 10.1177 / 0044118X13507295

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Квинтелье, Э., и Hooghe, M. (2011). Телевидение и участие подростков в политической жизни: влияние просмотра телевидения, развлечений и информационных предпочтений. Mass Commun. Soc. 14, 620–642. DOI: 10.1080 / 15205436.2010.530383

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейнсфорд, Э. (2017). Изучение молодежной политической активности в Великобритании: что делает молодых людей политически активными в различных организациях? Br. J. Политика Int. Отношения 19, 790–806.DOI: 10.1177 / 136

17728666

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реккер, Р., Кейзерс, Л., Бранье, С., и Миус, В. (2015). Политические установки в подростковом и взрослом возрасте: изменения среднего уровня развития, поляризация, стабильность рангового порядка и корреляты. J. Adolesc. 41, 136–147. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2015.03.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Робертс, К. (2003). Изменения и непрерывность переходного периода молодежи в Восточной Европе: уроки для западной социологии. Sociol. Ред. 51, 484–505. DOI: 10.1111 / j.1467-954X.2003.00432.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рохас, Х., Пуч-и-Абриль, Э. (2009). Мобилизация мобилизаторов: информация, самовыражение, мобилизация и участие в эпоху цифровых технологий. J. Comp. Med. Commun. 14, 902–927. DOI: 10.1111 / j.1083-6101.2009.01475.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рокер Д., Плеер К. и Коулман Дж. (1999). Добровольная и агитационная деятельность молодежи как источник политического просвещения. Oxford Rev. Educ. 25, 185–198. DOI: 10.1080 / 0305498906

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рудиг В. и Бенни Л. Г. (1993). Молодежь и окружающая среда. Молодежная политика 42, 6–21.

Google Scholar

Сакелларопулос, С. (2012). О причинах и значении социального взрыва в Греции в декабре 2008 г. Sci. Soc. 76, 340–364. DOI: 10.1521 / siso.2012.76.3.340

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сапиро, В.(2004). Не политическая социализация ваших родителей: введение для нового поколения. Ann. Rev. Politic. Sci. 7, 1–23. DOI: 10.1146 / annurev.polisci.7.012003.104840

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сондерс, К., Грассо, М., Олсезе, К., Рейнсфорд, Э. и Рутес, К. (2012). Объяснение дифференциального участия в протестах: новички, вернувшиеся, ретрансляторы и стойкие. Мобилизация. 17, 263–280. DOI: 10.17813 / maiq.17.3.bqm553573058t478

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schönpflug, U., и Бильц, Л. (2009). Процесс передачи: механизмы и контексты. Культурная передача: психологические, развивающие, социальные и методологические аспекты . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Сиринг Д. Д., Шварц Дж. Дж. И Линд А. Э. (1973). Принцип структурирования — политическая социализация и системы убеждений. Am. Политическая. Sci. Ред. 67, 415–432. DOI: 10.2307 / 1958774

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сирс, Д.О. (1990). «Куда идут исследования политической социализации? Вопрос настойчивости », в Политическая социализация, гражданское образование и демократия , ред О. Ихилов (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Teachers College Press, 69–97.

Google Scholar

Слоам Дж. (2014). Возмущенная молодежь »: молодые европейцы, гражданская активность и новые медиа во время кризиса. Информация. Commun. Soc. 17, 217–231. DOI: 10.1080 / 1369118X.2013.868019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сломчинский, К.М., и Шабад, Г. (1998). Можно ли научиться поддержке демократии и рынка в школе? Естественный эксперимент в посткоммунистической Польше. Politic. Psychol. 19, 749–779. DOI: 10.1111 / 0162-895X.00130

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Э. С. (1999). Влияние инвестиций в социальный капитал молодежи на политическое и гражданское поведение в молодом возрасте: лонгитюдный анализ. Politic. Psychol. 20, 553–580. DOI: 10.1111 / 0162-895X.00156

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сотирис, П. (2010). Мятежники, у которых есть причина: греческое молодежное движение в декабре 2008 года как сгущение более глубоких социальных и политических противоречий. Внутр. J. Городской район. Res. 34, 203–209. DOI: 10.1111 / j.1468-2427.2010.00949.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Spannring, R., Ogris, G., и Gaiser, W. (2008). Молодежь и участие в политической жизни в Европе . Результаты сравнительного исследования EUYOUPART.Опладен: Барбара Будрич. DOI: 10.2307 / j.ctvddzqzf

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стокер Л. и Дженнингс М. К. (1995). Переходы жизненного цикла и участие в политической жизни: на примере брака. Am. Политика . Sci. Rev. 89, 421–433. DOI: 10.2307 / 2082435

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штолле, Д., Хуг, М., и Микелетти, М. (2005). Политика в супермаркете: политическое потребительство как форма политического участия. Внутр. Политическая. Sci. Ред. 26, 245–269. DOI: 10.1177 / 0192512105053784

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тальябу, С., Ланц, М., и Бейерс, В. (2014). Переход к взрослой жизни в Средиземном море: материалы специального выпуска. J. Adolesc. 37, 1405–1408. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2014.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теорелл, Дж., Торкал, М., и Монтеро, Дж. Р. (2007). «Политическое участие: картографирование территории»: в Гражданство и участие в европейских демократиях: сравнительная перспектива , ред.ван Дет, Дж. Рамон Монтеро и А. Вестхольм. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж, 334–357.

Google Scholar

Феохарис Ю. (2011). Молодежь, участие в политической жизни и онлайн-постматериализм в Греции. New Media Soc. 13, 203–223. DOI: 10.1177 / 1461444810370733

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Феохарис Ю. (2015). Концептуализация участия в цифровой сети. Soc. Медиа Соц . 1–14. DOI: 10.1177/2056305115610140

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теохарис, Ю., и ван Дет, Дж. У. (2018a). Политическое участие в меняющемся мире: концептуальные и эмпирические проблемы в изучении гражданской активности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж. DOI: 10.4324 / 9780203728673

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Theocharis, Y., and van Deth, J. W. (2018b). Постоянное расширение участия граждан: новая таксономия. Eur. Политическая. Sci. Ред. 10, 139–163. DOI: 10.1017 / S1755773

0230

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тиммерман, Г.(2009). Молодежная политика и участие анализ педагогических идеалов в муниципальной молодежной политике в Нидерландах. Детский юношеский сервис. Ред. 31, 572–576. DOI: 10.1016 / j.childyouth.2008.10.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Торпе, Л. (2003). Демократия и ассоциации в дании: изменение отношений между людьми и ассоциациями? Некоммерческий добровольный сектор, кварт. 32, 329–343. DOI: 10.1177 / 0899764003254594

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тосун, Дж., Хериш, Ф., и Маркес, П. (2019). Занятость молодежи в Европе: координация как важнейшее измерение. Внутр. J. Soc. Welf. 28, 350–357. DOI: 10.1111 / ijsw.12403

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Валентино, Н., Сирс, Д. О. (1998). Политическая социализация, управляемая событиями, и социализация партийности до взросления. Politic. Поведение . 20,127–154. DOI: 10.1023 / A: 1024880713245

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван Дет, Дж.W. (2001). Изучение политического участия: к теории всего? Документ, представленный на совместных сессиях семинаров Европейского консорциума политических исследований . Гренобль: ECPR.

Google Scholar

van Deth, J. W., Abendschon, S., and Vollmar, M. (2011). Дети и политика: эмпирическая переоценка ранней политической социализации. Politic. Psychol. 32, 147–173. DOI: 10.1111 / j.1467-9221.2010.00798.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Верба, С., и Не, Н. Х. (1972). Участие в Америке. Политическая демократия и социальное равенство 90 174. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Google Scholar

Вромен А. (2003). «Люди пытаются нас унизить…»: гражданское участие «поколения х». Austr. J. Politic. Sci. 38, 79–99. DOI: 10.1080 / 1036114032000056260

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Васс, Х. (2007). Поколения и социализация в электоральном участии в Финляндии. Scandinavian Politic. Stud. 30, 1–19. DOI: 10.1111 / j.1467-9477.2007.00170.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон Д. и Ходжес С. (1992). «Отношения как временные конструкции», в «Построение социальных суждений» , ред. Л. Л. Мартин и А. Тессер (Хиллсдейл, Мичиган: Издательство Lawrence Erlbaum Associates, 37–66.

Google Scholar

Заллер, Дж. Р., Чонг, Р., Д., и Куклински, Дж. Х. (1992). Природа и происхождение массового мнения .Кембридж: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511818691

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зампони, Л., и Гонсалес, Дж. Ф. (2017). Несогласная молодежь: как борьба студентов и молодежи помогла сформировать мобилизацию против жесткой экономии в Южной Европе. Soc. Mov. Stud. 16, 64–81. DOI: 10.1080 / 14742837.2016.1239194

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зукин, К., Китер, С., Андолина, М., Дженкинс, К., и Карпини, М. X.Д. (2006). Новая помолвка? Политическое участие, гражданская жизнь и меняющийся американский гражданин . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780195183177.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Способствует ли более низкая самооценка неравенству в психическом здоровье различных молодых иммигрантов от среднего детства до позднего подросткового возраста? | BMC Psychology

  • 1.

    Бек Дж. С., Бек А. Т., Веселый Дж. Б.. Бек инвентаризация молодежи. 2-е изд. Сан-Антонио: Психологическая корпорация; 2005 г.п. 42.

    Google ученый

  • 2.

    Groen G, Petermann F. Depressive Kinder und Jugendliche. Берлин: Хогрефе; 2011.

    Google ученый

  • 3.

    Ravens-Sieberer U, Klasen F, Petermann F. Psychische Kindergesundheit. Kind und Entw. 2016; 25: 4–9. https://doi.org/10.1026/0942-5403/a000183.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Pine DS, Cohen P, Gurley D, Brook J, Ma Y. Риск развития тревожности и депрессивных расстройств в раннем взрослом возрасте у подростков с тревожными и депрессивными расстройствами. Arch Gen Psychiatry. 1998; 55: 56–64. https://doi.org/10.1001/archpsyc.55.1.56.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 5.

    Carta MG, Bernal M, Hardoy MC, Haro-Abad JM. Миграция и психическое здоровье в Европе (рабочая группа по состоянию психического здоровья в Европе: приложение 1).Clin Pract Epidemiol Ment Health. 2005; 1:13. https://doi.org/10.1186/1745-0179-1-13.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 6.

    Белхадж Куидер Э., Коглин Ю., Петерманн Ф. Эмоциональные и поведенческие проблемы у детей и подростков-мигрантов в Европе: систематический обзор. J Clin Child Adolesc Psychol. 2014; 23: 373–91. https://doi.org/10.1007/s00787-013-0485-8.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Lustig SL, Kia-Keating M, Knight WG, Geltman P, Ellis H, Kinzie JD, Saxe GN. Обзор психического здоровья детей и подростков-беженцев. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2004. 43: 24–36. https://doi.org/10.1097/00004583-200401000-00012.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 8.

    Murad S, Joung I, Lenthe FJ, Bengi-Arslan L, Crijnen A. Предикторы проблемного поведения турецких иммигрантов и голландских подростков в Нидерландах, о которых они сообщают сами.J Детская психическая психиатрия. 2003. 44: 412–23. https://doi.org/10.1111/1469-7610.00131.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Plener PL, Munz L, Allroggen M, Kapusta ND, Fegert JM, Groschwitz RC. Иммиграция как фактор риска самоповреждений и попыток суицида среди подростков в Германии. Детская психиатрия, психическое здоровье. 2015; 9: 34. https://doi.org/10.1186/s13034-015-0065-4.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 10.

    Ван Оорт Ф.В., ван дер Энде Дж., Црийнен А.А., Ферхульст ФК, Маккенбах Дж. П., Йонг И.М. Этнические различия в проблемном поведении в подростковом возрасте способствуют этническому неравенству в социальных классах во взрослом возрасте. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2007. 42: 50–6.

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Франк Л., Есиль-Юргенс Р., Борн С., Хоффманн Р., Сантос-Ховенер С., Ламперт Т. Maßnahmen zur verbesserten Einbindung und Beteiligung von Kindern und Jugendlichen mit Migrationshintergrund в KiGGS Welle 2.Журнал мониторинга здоровья. 2018; 3: 134–51. https://doi.org/10.17886/RKI-GBE-2018-017.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Стивенс GWJM, Воллеберг AM. Психическое здоровье детей-мигрантов. J Детская психическая психиатрия. 2008. 49: 276–94. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2007.01848.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 13.

    Szapocznik J, Kurtines WM.Семейная психология и культурное разнообразие. Возможности для теории, исследований и применения. Am Psychol. 1993. 48: 400–7. https://doi.org/10.1037/0003-066X.48.4.400.

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Сэм Д.Л., Вирта Э. Межпоколенческие различия в ценностях в семьях иммигрантов и принимающих стран и их влияние на психологическую адаптацию. J Adolesc. 2003. 26: 213–31. https://doi.org/10.1016/s0140-1971(02)00129-x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Zwirs BWC, Burger H, Buitelaar JK, Schulpen TWJ. Этнические различия в выявлении родителями внешних расстройств. Eur Детская подростковая психиатрия. 2006; 15: 418–26. https://doi.org/10.1007/s10802-007-9112-9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 16.

    Zwirs BWC, Burger H, Schulpen TWJ, Buitelaar JK. Различные пороги лечения у детей незападного происхождения с поведенческими проблемами. J Am Acad Детская подростковая психиатрия.2006. 45 (4): 476–83. https://doi.org/10.1097/01.chi.0000192251.46023.5a.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Пак С.И., Ли Х., Кан М. Факторы, влияющие на санитарную грамотность среди иммигрантов: систематический обзор. Eur J Public Health. 2018; 28: 406–7.

    Google ученый

  • 18.

    Бабикер И., Кокс Дж., Миллер П. Измерение культурной дистанции и ее связь с медицинскими консультациями: симптоматология и результаты экзаменов иностранных студентов в Эдинбургском университете.Int J Soc Psychiatry. 1980; 15: 109–16. https://doi.org/10.1007/BF00578141.

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Kashima ES, Abu-Rayya HM. Продольные ассоциации культурной дистанции с психологическим благополучием среди австралийских иммигрантов из 49 стран. J Cross Cult Psychol. 2014; 45: 587–600. https://doi.org/10.1177/0022022113519857.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Гутманн М., Айсель М., Озлю-Эркилич З., Попов С., Аккая-Калайчич Т. Проблемы психического здоровья детей и подростков, с миграционным прошлым и без него, проживающих в Вене. Австрия, Психиатрия детей и подростков, психическое здоровье. 2019; 13:35. https://doi.org/10.1186/s13034-019-0295-y.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 21.

    Траутвайн У., Кёллер О., Людтке О., Баумерт Дж. Самоуважение, академическая самооценка и достижения: как среда обучения регулирует динамику Я-концепции.J Pers Soc Psychol. 2006; 90: 334–9. https://doi.org/10.1037/0022-3514.90.2.334.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 22.

    Jekauc D, Wagner MO, Herrmann C, Hegazy K, Woll A. Опосредует ли физическая самооценка взаимосвязь между двигательными способностями и физической активностью у подростков и молодых людей? PLoS ONE. 2017; 12: 1. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0168539.

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Thomsen T, Lessing N, Greve W., Dresbach S. Selbstkonzept und Selbstwert. В: Лохаус А, редактор. Entwicklung des Jugendalters. Берлин: Springer; 2018. с. 91–111.

    Глава Google ученый

  • 24.

    Шоуерс К.Дж., Зейглер-Хилл В. Пути самопознания и самоуважения: как связаны между собой самооценка и самопознание? Эти ссылки прямые или косвенные? В: Кернис М.Х., редактор. Вопросы самооценки и ответы: справочник текущих перспектив.Нью-Йорк: Психология Пресс; 2006. с. 216–23. https://doi.org/10.1177/0146167206294872.

    Глава Google ученый

  • 25.

    Шоуерс К.Дж., Дитцфельд К.П., Цейглер-Хилл В. Структура Я-концепции и качество самопознания. J Pers. 2015; 83 (5): 535–51. https://doi.org/10.1111/jopy.12130.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 26.

    Crocetti E, Rubini M, Luyckx K, Meeus W.Формирование идентичности у младших и средних подростков из разных этнических групп: от трех измерений до пяти статусов. J Youth Adolesc. 2008; 37: 983–96. https://doi.org/10.1007/s10964-007-9222-2.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Möller, J & Trautwein, U. Selbstkonzept. В: Педагогическая психология. Гейдельберг: Springer, 2009.

  • 28.

    Эмлер Н. Самоуважение: издержки и причины низкой самооценки. Нью-Йорк: Фонд Джозефа Раунтри, York Publishing Services Ltd; 2001 г.

    Google ученый

  • 29.

    Эрколахти Р., Илонен Т. Саариярви С. и Терхо П. Самооценка и симптомы депрессии среди подростков в неклинической выборке. Nord J Psychiatry. 2003. 57: 447–51. https://doi.org/10.1080/08039480310003461.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 30.

    Räty LKA, Larsson G, Söderfelt BA, Wilde Larsson BH. Психосоциальные аспекты здоровья в подростковом возрасте: влияние пола и общая самооценка.J Здоровье подростков. 2005; 36: 521–8. https://doi.org/10.1016/j.jadohealth.2004.10.006.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Martinsen KD, Neumer S-P, Holen S, Waaktaar T, Sund AM, Kendall PC. Самооценка качества жизни и самооценки у грустных и тревожных школьников. BMC Psychol. 2016; 4 (1): 45. https://doi.org/10.1186/s40359-016-0153-0.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Роберс К.М., Шнайдер В. Самооценка и тревога у детей иммигрантов. Int J Beh Dev. 1999; 23: 125–47.

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Бурк Ф., ван дер Вен Э., Малла А. Мета-анализ риска психотических расстройств среди иммигрантов в первом и втором поколении. Psychol Med. 2011; 41: 897–910. https://doi.org/10.1017/S00332

    001406.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 34.

    Цери В., Озлю-Эркилич З., Озер Ю., Кадак Т., Винклер Д., Догангюн Б., Аккая-Калайци Т. Проблемы психического здоровья детей и подростков второго поколения с миграционным прошлым. Int J Psychiatry Clin Pract. 2017; 2: 142–7. https://doi.org/10.1080/13651501.2017.12.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Кизилхан Джи. Potenziale und Belastungen psychosozialer Netzwerke in der Migration. В: Borde T, Davis M, редакторы. Migration und seelische Gesundheit, mentalische Belastungen und Potenziale.Франкфурт: Мабузе; 2007. с. 53–68.

    Google ученый

  • 36.

    Odag-Wieacker I. Schwierigkeiten in der Identitätsbildung bei Kindern und Jugendlichen в Folge der Migration ihrer Elterngeneration. В: Burkhart-Mußmann C, Dammach B, редакторы. Миграция, Flucht & Kindesentwicklung. Франкфурт: Брандес и Апсель; 2016.

    Google ученый

  • 37.

    Uslucan HH. Lebensweltliche Verunsicherung türkischer Migranten.Психосоциальный. 2005; 28: 111–22.

    Google ученый

  • 38.

    Коул Д.А., Максвелл С.Е., Мартин Дж.М., Пик Л.Г., Серочински А.Д., Трамвай Ю.М., Хоффманн К.Б., Руис М.Д., Якес Ф., Машман Т. Развитие нескольких сфер самооценки ребенка и подростка: a когортный последовательный продольный дизайн. Child Dev. 2001; 72: 1723–46. https://doi.org/10.1111/1467-8624.00375.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Миус У. Исследование формирования подростковой идентичности 2000–2010: обзор лонгитюдных исследований. J Res Adolesc. 2011; 21: 75–94. https://doi.org/10.1111/j.1532-7795.2010.00716.x.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Фоулкс Л., Блейкмор С. Есть ли повышенная чувствительность к социальному вознаграждению в подростковом возрасте? Curr Opin Neurol. 2016; 40: 81–5. https://doi.org/10.1016/j.conb.2016.06.016.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Шерман Л. Е., Пэйтон А. А., Эрнандес Л. М., Гринфилд П. М., Дапретто М. Сила подобного в подростковом возрасте: эффекты влияния сверстников на нейронные и поведенческие реакции на социальные сети. Psychol Sci. 2016; 27: 1027–35. https://doi.org/10.1177/0956797616645673.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    Siefen RG. Psychische Entwicklungsrisiken bei Kindern und Jugendlichen mit Migrationshintergrund. В: Borde T, David M, редакторы.Kinder und Jugendliche mit Migrationshintergrund. Франкфурт: Мабузе; 2015. с. 107–19.

    Google ученый

  • 43.

    Schepker R. Jugendliche in der Migration. В: Machleidt W, Kluge U, Sieberer M, Heinz A, редакторы. Praxis der interkulturellen Psychiatrie und Psychotherapie. Мюнхен: Эльзевир; 2018.

    Google ученый

  • 44.

    Митчелл Н. Академическая успеваемость среди карибских подростков-иммигрантов: влияние статуса поколения на академическую самооценку.Профессор Ш. Кунс. 2005. 8 (3): 209–18.

    Google ученый

  • 45.

    Marsh HW, Parada RH, Ayotte V. Многоплановая перспектива отношений между самооценкой (опросник для самооценки II) и психическим здоровьем подростков (самооценка молодежи). Psychol Assess. 2004; 16: 27–41. https://doi.org/10.1037/1040-3590.16.1.27.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 46.

    Ибрандт Х. Связь между самооценкой и социальным функционированием в подростковом возрасте. J Adolesc. 2008; 31: 1–16. https://doi.org/10.1016/j.adolescence.2007.03.004.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 47.

    Коэльо В.А., Маршанте М., Джимерсон С.Р. Содействие положительному переходу в среднюю школу: рандомизированное контролируемое исследование лечения, посвященное изучению самооценки и самооценки. J Youth Adolesc. 2017; 46: 558–69. https://doi.org/10.1007 / s10964-016-0510-6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 48.

    Ganzeboom HBG, De Graaf PM, Treiman DJ. Стандартный международный социально-экономический индекс профессионального статуса. Soc Sci Res. 1992; 21: 1–56. https://doi.org/10.1016/0049-089X(92)-B.

    Артикул Google ученый

  • 49.

    Зифен Р.Г., Буш Дж. Бек, инвентаризация молодежи. 2-е изд. Франкфурт: оценка Пирсона; 2018.

    Google ученый

  • 50.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств (4-е изд., Редакция текста). Вашингтон, округ Колумбия: APA, 2000.

  • 51.

    IBM Corp. IBM SPSS Statistics для Mac, версия 25.0. Армонк, Нью-Йорк: IBM Corp., 2017.

  • 52.

    R Core Team. R: Язык и среда для статистических вычислений. R Фонд статистических вычислений. Вена, Австрия: 2017.https://www.R-project.org/.

  • 53.

    Hemmerich, W. StatistikGuru: Rechner zur Adjustierung des α-Niveaus. 2016. Получено с https://statistikguru.de/rechner/adjustierung-des-alphaniveaus.html Проверено 29 января 2021 г.

  • 54.

    Holm S. Простая процедура многократного последовательного отбраковки. Scand J Stat. 1979; 6: 65–70.

    Google ученый

  • 55.

    Эдвардс-младший, Ламберт Л.С. Методы интеграции модерации и посредничества: общая аналитическая основа с использованием модерируемого анализа путей.Психологические методы. 2007; 12: 1–22. https://doi.org/10.1037/1082-989X.12.1.1.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 56.

    Hayes AF. Введение в посредничество, модерацию и анализ условных процессов. 2-е издание. Подход, основанный на регрессии. Нью-Йорк: Guilford Press; 2018.

    Google ученый

  • 57.

    Барон Р.М., Кенни Д.А. Различие переменных модератора и посредника в социально-психологическом исследовании: концептуальные, стратегические и статистические соображения.JPSP. 1986; 51: 1173–82. https://doi.org/10.1016/0022-1031(82)

  • -4.

    Артикул Google ученый

  • 58.

    Собель М.Е. Асимптотические доверительные интервалы для косвенных эффектов в моделях структурных уравнений. Sociol Methods Res. 1982; 13: 290–312. https://doi.org/10.2307/270723.

    Артикул Google ученый

  • 59.

    Coll CG, Marks AK, ред. Парадокс иммигранта у детей и подростков: становится ли американцем риск для развития? Вашингтон: Американская психологическая ассоциация; 2012 г.

    Google ученый

  • 60.

    Vaage AB, Tingvold L, Hauff E, Van Ta T, Wentzel-Larsen T., Clench-Aas J, Thomsen PH. Лучшее психическое здоровье детей вьетнамских беженцев по сравнению с их норвежскими сверстниками: вопрос культурных различий? Детская психиатрия «Психиатрия». 2009; 3: 34. https://doi.org/10.1186/1753-2000-3-34.

    Артикул Google ученый

  • 61.

    Маркидес К., Роте С.Парадокс здоровья иммигрантов. В: Скотт Р.А., Кослин С., редакторы. Новые тенденции в социальных и поведенческих науках. Хобокен: Уайли; 2015. с. 1–15.

    Google ученый

  • 62.

    Mood C, Jonsson JO, Låftman SB. Интеграция иммигрантов и психическое здоровье молодежи в четырех европейских странах. Eur Sociol Rev.2016; 32: 716–29. https://doi.org/10.1093/ESR/JCW027.

    Артикул Google ученый

  • 63.

    Димитрова Р., Хасиотис А., ван де Вижвер Ф. Результаты адаптации детей и молодежи иммигрантов в Европе: метаанализ. Eur Psychol. 2016; 21: 150–62. https://doi.org/10.1027/1016-9040/a000246.

    Артикул Google ученый

  • 64.

    Brettschneider A, Hölling H, Schlack R, Ellert U. Psychische Gesundheit von Jugendlichen в Германии. Bundesgesundheitsblatt Gesundheitsforschung Gesundheitsschutz. 2015; 58: 474–89.

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Marks AK, Ejesi K, García CC. Понимание парадокса иммигрантов в США в детстве и юности. Перспектива ребенка-разработчика. 2014; 8: 59–64. https://doi.org/10.1111/cdep.12071.

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Краннич М., Гетц Т., Липневич А.А., Биг М., Роос А., Беккер Э.С., Моргер В. Излишнее или недостаточное внимание в классе: влияние на карьерные устремления студентов через академическую самооценку и скуку. Изучите индивидуальные различия. 2019; 69: 206–18.https://doi.org/10.1016/j.lindif.2018.10.004.

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Houck G, Kendall J, Miller A, Morrell P, Wiebe G. Самостоятельная концепция у детей и подростков с СДВГ. Педиатр Нурс. 2011; 26: 239–47. https://doi.org/10.1016/j.pedn.2010.02.004.

    Артикул Google ученый

  • 68.

    Marsh HW, Ellis LA, Craven RG. Как дошкольники думают о себе? Распутывающее измерение и многомерная структура Я-концепции.Dev Psychol. 2002; 38: 376–93. https://doi.org/10.1037/0012-1649.38.3.376.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 69.

    Марш Х.В., Парада Р.Х., Йунг А.С., Хили Дж. Агрессивные школьные нарушители спокойствия и жертвы: продольная модель, исследующая ключевую роль самооценки. J Educ Psychol. 2001; 93: 411–9. https://doi.org/10.1037//0022-0663.93.2.411.

    Артикул Google ученый

  • 70.

    Шунк Р., Рейсс К., Разум О. Пути между предполагаемой дискриминацией и состоянием здоровья среди иммигрантов: данные большого национального панельного исследования в Германии. Этн Здоровье. 2014; 20: 493–510. https://doi.org/10.1080/13557858.2014.932756.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 71.

    Шульте-Кёрне Г. Проблемы психического здоровья в школьной среде у детей и подростков. Dtsch Arztebl Int. 2016; 113 (11): 183–90. https: // doi.org / 10.3238 / arztebl.2016.0183.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 72.

    Rousseau C, Drapeau A, Lacroix L, Bagilishya D, Heusch N. Оценка учебной программы семинаров по творческому самовыражению для детей беженцев и иммигрантов. J Детская психическая психиатрия. 2005. 46 (2): 180–5. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2004.00344.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 73.

    De Bettignies BH & Goldstein TR. Уроки театра импровизации улучшают самооценку. Психология эстетики, творчества и искусства. 2019. https://psycnet.apa.org/record/2019-29428-001. По состоянию на 31 января 2020 г.

  • 74.

    Статистический институт ЮНЕСКО. Международная стандартная классификация образования ISCED 2011. 2012. http://uis.unesco.org/sites/default/files/documents/international-standard-classification-of-education-isced-2011-en.pdf. По состоянию на 31 января 2020 г.

  • (PDF) Мобильная молодежная культура: концептуальное развитие

    16 Мобильные медиа и коммуникации

    Ling, R.(2010). Текстовые сообщения как феномен жизненного цикла. Journal of Computer-Mediated

    Communication, 15, 2797–292.

    Линг Р., Бертель Т. Ф. и Сундсой П. Р. (2011). Социально-демография текстовых сообщений: анализ

    данных трафика. Новые СМИ и общество, 14 (2), 281–298.

    Линг, Р., & Иттри, Б. (2002). Гиперкоординирование через мобильные телефоны в Норвегии. В J. E. Katz, & M.

    Aakhus (Eds.), Perpetual contact: Mobile communication, private talk, public performance

    (pp.139–169). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

    Линг, Р., & Иттри, Б. (2006). Контроль, эмансипация и статус: мобильный телефон в подростковых

    родительских и равных отношениях. В R. Kraut, M. Brynin, & S. Kiesler (Eds.), Computer,

    телефонов, и Internet: Domesticating information technology (стр. 219–234). Нью-Йорк,

    Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Мэдден, М., Ленхарт, А., Дугган, М., Кортеси, С., и Гассер, У. (2013).Подростки и технологии

    2013. Вашингтон, округ Колумбия: Интернет и проект американской жизни исследовательского центра Pew Research Center. Получено

    с http://www.pewinternet.org/Reports/2013/Teens-and-Tech.aspx

    Мэлоун, К. (2002). Уличная жизнь: молодежь, культура и конкурирующие виды использования общественного пространства. Окружающая среда и

    Урбанизация, 14 (2), 157–168.

    Марсия, Дж. Э. (1980). Идентичность в подростковом возрасте. В книге Дж. Адельсона (ред.), Справочник подростковой психологии

    ogy (стр. 159–187).Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.

    Mascheroni, G., & Cuman, A. (2014). Чистые дети становятся мобильными: Итоговый отчет (с данными по стране

    листа). Результаты D6.4 и D5.3. Милан, Италия: Educatt. Получено с http: // www.

    netchildrengomobile.eu/reports/

    Маккалок К., Стюарт А. и Лавгрин Н. (2006). «Мы просто тусуемся вместе»: молодежные культуры

    и социальный класс. Журнал молодежных исследований, 9 (5), 539–556.

    Оксман, В., & Туртиайнен, Дж.(2004). Мобильная связь как социальный этап. Новые СМИ и

    Общество, 6 (3), 319–339.

    Пейн, Р., Гранди, С., Гилл, С., Таунер, Э., Спаркс, Г., и Хьюз, К. (2005). «Пока я беру свой

    мобильный»: мобильные телефоны, городская жизнь и география безопасности молодых людей. Международный

    Журнал городских и региональных исследований, 29 (4), 814–830.

    Педерсен В. (1994). Обряды в современном стиле. Янг, 2 (1), 21–32.

    Пренский, Б.М. (2001). Цифровые аборигены, цифровые иммигранты. На горизонте, 9 (5), 1–6.

    Рейни, Х., и Веллман, Б. (2012). Сеть: новая социальная операционная система. Кембридж, Массачусетс:

    MIT Press.

    Ретти Р. (2009). SMS: использование интерактивных характеристик почти синхронности. Информация,

    Связь и общество, 12 (8), 1131–1148.

    Роу, К. (1992). Разные судьбы — разные мелодии: школьные достижения, ожидаемый статус

    и музыкальные вкусы подростков.Европейский журнал коммуникации, 7, 335–357.

    Роу, К. (1995). Использование подростками социально недооцененных СМИ: К теории правонарушений в СМИ —

    quency. Журнал молодежи и подростков, 24 (5), 617–631.

    Шварц, Г., & Мертен, Д. (1967). Язык юности: антропологический подход к молодежной культуре

    . Американский журнал социологии, 72 (5), 453–468.

    Шилдрик Т.А. и Макдональд Р. (2006). В защиту субкультуры: молодежь, досуг и

    социальных подразделений.Журнал молодежных исследований, 9 (2), 125–140.

    Сильверстоун Р., Хирш Э. и Морли Д. (1992). Информационные и коммуникационные технологии

    и нравственная экономика домохозяйства. В Р. Сильверстоун и Э. Хирш (ред.), Потребление

    технологий (стр. 9–17). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

    Ског, Б. (2002). Мобильные телефоны и норвежский подросток: идентичность, пол и класс. В J. E. Katz, & M.

    Aakhus (Eds.), Perpetual contact: Mobile communication, private talk, public performance

    (pp.255–273). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

    в Bibliotheek fac Psych en 2 сентября 2015 г. mmc.sagepub.comЗагружено с

    Позитивное развитие молодежи | YouthPower

    Позитивное развитие молодежи (PYD) — это как философия, так и программный подход к поддержке здоровой, продуктивной и заинтересованной молодежи по мере ее взросления. Подход PYD основан на идее о том, что молодые люди, обладающие большим потенциалом развития, с большей вероятностью добьются успехов в учебе, имеют большие экономические перспективы, будут более активными в гражданской жизни и будут более здоровыми в долгосрочной перспективе.

    Хотя существует несколько определений PYD, USAID определяет его следующим образом:

    Позитивное развитие молодежи вовлекает молодежь вместе с их семьями, сообществами и / или правительствами, чтобы молодые люди могли полностью реализовать свой потенциал. Подходы PYD развивают навыки, активы и компетенции; развивать здоровые отношения; укрепить окружающую среду; и трансформируйте системы.

    Хотя это определение может широко применяться в молодежных возрастных группах (от 10 до 29), следует отметить, что стадии развития молодежи сильно различаются, а социальные, эмоциональные и когнитивные навыки быстро меняются в этих возрастных диапазонах.

    Поскольку это определение носит дальновидный характер и актуально в различных условиях, такие термины, как «навыки», «отношения», «среда» и «системы» следует толковать широко. Термины «семьи», «сообщества» и «правительство» также являются широкими и охватывают такие системы, как сети сверстников, а также образовательные учреждения и рабочие места.

    Основываясь на определении, YouthPower Learning также разработала всеобъемлющую структуру PYD, состоящую из четырех областей, которые вместе взятые составляют основу подхода PYD и являются показателем здоровой, продуктивной и заинтересованной молодежи.

    Программы PYD работают с молодежью, чтобы улучшить ее:

    • Активы: Молодежь обладает необходимыми ресурсами и навыками для достижения желаемых результатов.
    • Агентство: Молодежь имеет возможность использовать свои активы и стремления, чтобы принимать собственные решения относительно своей жизни и ставить собственные цели, а также действовать в соответствии с этими решениями для достижения желаемых результатов, не опасаясь насилия или возмездия.
    • Благоприятная среда: Молодежь окружена благоприятной средой, которая максимизирует их активы, свободу действий, доступ к услугам и возможностям, а также способность избегать рисков, одновременно способствуя их социальной и эмоциональной компетентности для процветания.
    • Вклад: Молодежь поощряется, признается, и они могут участвовать и руководить через различные каналы в качестве источника изменений для своего собственного и положительного развития своих сообществ.

    Хотя они могут не иметь отношения к целям всех программ PYD во всех контекстах, эти области представляют собой общее видение PYD.

    YouthPower Learning и YouthPower Action предоставили ряд дополнительных ресурсов для поддержки разработки, реализации, исследования и оценки программ PYD.Чтобы узнать больше и лучше понять, как PYD применяется к вашей работе, ознакомьтесь с приведенными ниже ресурсами.

    Анализ концепции на JSTOR

    Абстрактный

    Введение. Для описания бездомной молодежи использовались различные термины. Цель. Целью данной статьи является анализ концептуального значения термина «бездомная молодежь» путем изучения эволюции этого понятия и связанных с ним терминов в современной литературе.Метод. Онлайн-базы данных 1990–2010 годов были проанализированы с использованием эволюционного подхода Роджерса. Полученные результаты. Шесть атрибутов, относящихся к бездомной молодежи, — это физическое местоположение, возраст, здоровье, поведение, выбор и выживаемость. Заключение. Анализ позволил понять и прояснить ситуацию с бездомной молодежью на основе различных связанных терминов в литературе.

    Информация о журнале

    Эта новаторская публикация посвящена вопросам здравоохранения, имеющим отношение ко всем аспектам работы общественных школ, домов, сестринских служб, клиник, хосписов, образования и управления общественным здравоохранением.Хорошо проработанные статьи предоставляют практическую и актуальную информацию, чтобы помочь медсестрам, которым часто приходится принимать решения и решать проблемы без резервных систем поддержки, имеющихся в больнице. Журнал является форумом для местных медицинских работников, где они могут поделиться своим опытом и знаниями с другими специалистами в этой области.

    Информация об издателе

    Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным академическим издателем.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включая журнальные оттиски Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Тейлор и Фрэнсис полностью привержены делу. на публикацию и распространение научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается первоочередной задачей.

    DKB «Молодежный» концепт-тизер изображений

    кпоппинг +
    • фото
    • музыка
    • база данных × Просмотр Календарь Битва смещений Кумиры Мужские кумиры Женщины-идолы Группы Мальчики-группы Девичьи группы Студенческие группы Компаний Музыкальные шоу шоу на выживание Спонсоры сообщества
    Фотоальбом с 16 фотографиями DKB (Pics) представить новые DKB E-Chan Тео D1 GK Хичан Lune Джунсо Юку Гарри Джун отчет редактировать / переставлять
    • Kpics
    • DKB
    • Образы-тизеры концепта DKB ‘Youth’
    юная вселенная

    Галерея содержит

    DKB

    Связанные альбомы с DKB Образы-тизеры концепта DKB ‘Love’ Образы-тизеры концепта DKB «THE DICE IS CAST» Образы-тизеры концепта DKB ‘Youth’ Фотографии DKB Growth Teaser DKB — Индивидуальная пленка за фото

    Самые популярные альбомы на kpopping Концептуальные тизеры первого полностью английского сингла TWICE «The Feels» Образы концептуального тизера ITZY «CRAZY IN LOVE» АйЮ для корейского журнала Vogue, октябрь 2021 г., выпуск x Gucci aespa — тизеры концепции «Savage» 211005 BLACKPINK Jennie на неделе моды CHANEL в Париже 211002 BLACKPINK Розовое обновление Instagram 210926 ЛИЗА — ‘ЛАЛИСА’ в Инкигайо Дженни из BLACKPINK в рекламной кампании Chanel COCO NEIGE

    Поделитесь с нами своими мыслями

    Добавьте свои предубеждения

    войдите, чтобы управлять своими предубеждениями

    Календарь
    Ctrl + V Джинхёк

    Мини-альбом через 1 день

    Моя первая любовь Давичи

    Отдельный альбом через 1 день

    Клубничная луна IU

    Отдельный альбом через 1 день

    загрузить больше событий

    Спонсоры сообщества Официальные товары K-pop! Ваши любимые K-pop альбомы, лайтстики и многое другое из Южной Кореи

    ООО «Черепаха Фронт» Помощь Рекламировать Конфиденциальность О .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.