Нецензурная речь это: Недопустимое название — Циклопедия

Автор: | 15.09.1973

Содержание

нецензурная лексика — это… Что такое нецензурная лексика?

нецензурная лексика
нецензурная лексика

сущ., кол-во синонимов: 14


Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013.

.

  • нехристианский
  • нецензурные выражения

Смотреть что такое «нецензурная лексика» в других словарях:

  • нецензурная лексика — ед. (бранная лексика, инвектив, ы, какофонизм, ы, матерное слово, а).   В лексической и фразеологической стилистике: чрезвычайно грубые и оскорбительные для слушателя слова и выражения, распространенные среди людей, чаще всего находящихся за… …   Учебный словарь стилистических терминов

  • Латинская нецензурная лексика — Внимание! Данная страница или раздел содержит ненормативную лексику …   Википедия

  • нецензурная брань — непереводимый фольклор, фольклор, мат Словарь русских синонимов. нецензурная брань сущ., кол во синонимов: 17 • мат (48) • …   Словарь синонимов

  • лексика — ед.   В лексической стилистике: пласт общего лексического фонда, совокупность слов языка.   Л. диалектная. Разряд слов и выражений, употребляемых в диалектах (говорах). Диалектизм, ы. Диалектные слова, употребляемые в литературном языке… …   Учебный словарь стилистических терминов

  • Нецензурная брань

    — Ненормативная лексика (нецензурные выражения, непечатная брань) или обсценная лексика (от англ. obscene  непристойный, грязный, бесстыдный)  сегмент бранной лексики различных языков, включающий грубейшие (похабные, непристойно мерзкие,… …   Википедия

  • ненормативная лексика — арго, ругательства, крепкие выражения, сквернословие, сильные выражения, брань, крепкие слова, сильные слова, ругань, бранные слова, проклятия Словарь русских синонимов. ненормативная лексика сущ., кол во синонимов: 23 • арго (9) …   Словарь синонимов

  • обсценная лексика — сущ. , кол во синонимов: 17 • бранные слова (26) • крепкие выражения (22) • мат (48) …   Словарь синонимов

  • ОБСЦЕННАЯ ЛЕКСИКА — (англ. obscene, от лат. obscenus отвратительный, неприличный), непристойная, нецензурная лексика (в том числе мат). В этот разряд слов и выражений входят лексико фразеологические единицы из «внелитературной» сферы языка: из просторечия, жаргонов …   Энциклопедический словарь

  • Ненормативная лексика — (нецензурные выражения, непечатная брань) или обсценная лексика (от лат. obscene  непристойный, распутный, безнравственный)  сегмент бранной лексики различных языков, включающий грубейшие (похабные, непристойно мерзкие, богомерзкие …   Википедия

  • Обсценная лексика — Внимание! Данная страница или раздел содержит ненормативную лексику …   Википедия

Книги

  • Messer (Нож. Лирика), Линдеманн Тилль. «Messer»-сборник ранних стихов солиста и автора песен Rammstein — впервые в России! Герт Хоф и Тилль Линдеманн впервые решили выпустить» Messer» в далеком 2003. Сборник долго красовался на… Подробнее  Купить за 992 руб
  • Путь к Солнцу. Автобиографическая повесть, Максутбек Бейсембаев. Максутбек БЕЙСЕМБАЕВ – психолог, эзотерик, космоэнергет. В данной книге автор знакомит читателя с суровой реальностью духовного пути. Это книга основана на реальных событиях и повествует о… Подробнее  Купить за 480 руб электронная книга
  • Месть и эмпатия, или Как отомстить соседям. 18+ Нецензурная лексика и прочие запрещенные вещи, Вйо Остр. Я, Вйо Остр, житель обычной новостройки, изобрел и описал чрезвычайно жестокий способ мести соседям, за который невозможно понести наказание ни по одной статье УК РФ. Теперь это оружие в… Подробнее  Купить за 240 руб электронная книга
Другие книги по запросу «нецензурная лексика» >>

Мат и ненормативная лексика: зачем?

​​​​​​​​​​​​​​

Фильм «Председатель»

​​​​​​​Ненормативная лексика (нецензурные выражения, непечатная брань) или обсценная лексика (от англ. obscene — непристойный, грязный, бесстыдный) — сегмент бранной лексики различных языков, включающий грубейшие (похабные, непристойно мерзкие, вульгарные) бранные выражения. Одной из разновидностей обсценной лексики в русском языке является русский мат: нецензурные выражения и непечатная брань. Мат может как выражать спонтанную речевую реакцию на неожиданную (обычно неприятную) ситуацию, так и являться своеобразным стилем общения: «Мы матом не ругаемся, мы на мате разговариваем».

Мат, как и ненормативная лексика в целом, более характерна для людей с выраженным негативизмом и низким уровнем культуры. Однако часть людей обращается к мату просто как к яркому и резкому языковому жесту, который выделяет и подчеркивает сказанное, а иногда и характеризует автора как типа смелого человека, чуждого условностей и ограничений. Возможно, когда-то это может быть оправдано, но считать это нормой — неприемлемо. Когда так выделяется кто-то один из группы приличных людей — да, он выигрывает.

Если так, взяв с него пример, начнут делать все, мы просто уничтожили культуру и начинаем жить в языковой грязи. Нам это надо?

Мат и психологические тренинги

На некоторых тренингах в особых ситуациях психотерапевтической работы мат допускается и необходим: он дает выход свободным чувствам, освобождает сдерживаемую агрессию. Кроме этого, ругнуться матом для кого-то оказывается прорывом — умением совершить нестандартный для себя поступок.

В Синтоне мат исключен. Основание:

  • Мат не способствует развитию личной культуры.
  • Мат (обычно) способствует понижению личной культуры.
  • Мат не способствует повышению позитива (ни у человека, ни вокруг).
  • Мат (обычно) способствует усилению негатива (как минимум, вокруг).

Или чем опасна ненормативная лексика — «Ингушетия» — интернет-газета

Как мы знаем, жизнь людей немыслима без языка и речи. А само слово является самым главным средством общения между людьми, способом обмена информацией.

Нередко мы судим о людях по тому, как они умеют говорить, какими собеседниками являются. Словом можно поддержать в трудную минуту, порадовать другого человека, но также можно и обидеть ненароком сказанным невежественным словом.

Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой (1828–1910) говорил так: «Слово — дело великое. Великое потому, что словом можно соединить людей, словом можно и разъединить их. Берегитесь от такого слова, которое разъединяет людей».

Отнюдь не лишним будет вспомнить и слова легендарного мастера русской словесности Владимира Даля, который говорил: «С языком, с человеческим словом, с речью безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека — это видимая, осязаемая связь, союзное звено между телом и духом». Вслушайтесь в это высказывание, ощутите, насколько глубокий смысл вложил Даль в эту фразу — «союзное звено между телом и духом»! Недаром ведь и наши предки считали, что слово как лечит, так и калечит.

В современном мире всё чаще появляются новые слова и выражения. К сожалению, есть и такие слова-паразиты, которые засоряют нашу речь и делают её бескультурной. Бранные, жаргонные, вульгарные выражения и всякое специфическое общение в интернет-пространстве стало для нас, к сожалению, нормой. Всё это называется ненормативной лексикой, потому как всегда осуждалась общественной моралью, ведь она воспринимается как признак некультурности и как принадлежность к «низшим слоям общества».

Безусловно, употребление ненормативной лексики говорит о бедном словарном запасе и духовной нищете человека. И поэтому с этим злом борьба ведется очень давно. История нам говорит, что даже в старину сквернословие запрещалось царскими указами. Например, Иван Грозный повелел, чтобы православные христиане «матерно не лаялись, скверными речами друг друга не упрекали».

На борьбу со сквернословием были также направлены указы царя Алексея Михайловича, когда за сквернословие было положено телесное наказание: на рынках и площадях ходили переодетые чиновники, хватали ругателей и тут же, на месте преступления, наказывали их розгами для примера прочим.

А Пётр I требовал от своих современников писать «как можно вразумительней», не злоупотребляя нерусскими словами и не произносить непристойные слова в обществе.

Сегодня, несмотря на то, что на пути сквернословия выставлены законодательные препоны, мат неизменно присутствует в нашей повседневной жизни. Мы смеемся и аплодируем, когда кто-то из публичных людей вставляет в свою речь крепкое словцо, мы цитируем неоднозначные крылатые фразы и напеваем песни, содержащие ненормативную лексику. Мат превращается в нашу национальную визитную карточку? Имеем ли мы право подобным образом модернизировать свой родной язык, заменяя простые и понятные слова теми, которые несут в своем корне безобидную, на первый взгляд, скверну? Должны ли мы бороться за чистоту родного языка и исключать из него выражения, несущие грубую эмоциональную нагрузку? Или все-таки не стоит обращать внимания на подобные мелочи, решив для себя, что мат, это тоже часть нашего национального колорита?

Задавшись такими непростыми вопросами, мы решили предложить нашим читателям присоединиться к размышлениям и дискуссии на эту тему, и вот что интересного нам удалось услышать и увидеть из различных средств связи.

Жительница Назрани Залина Манкиева, которую, как она призналась, очень сильно заинтересовала тема нашей дискуссии, сказала нам по телефону буквально следующее: «Мы — ингуши, по праву можем гордиться нашим языком, который является одним из самых древних, богатых и выразительных языков мира. Но присутствующий при этом слоган «мат», ставший неотъемлемой частью общения различных слоёв населения, — это скверна, которой нужно стыдиться, поэтому каждый воспитанный ингуш должен стремиться к тому, чтобы очистить от этого стыда как собственную речь, так и язык в целом».

Другой наш читатель, пожелавший остаться неназванным, почему-то был уверен в своей правоте и отметил, что никого из нас нельзя назвать эталоном правильного поведения и ставить в пример для подражания. «Большинство из нас, если не использует мат в своем повседневном лексиконе, то, как минимум, вставляет в свою речь крепкие словечки, когда есть необходимость придать своей речи резкий, эмоциональный окрас», — сказал он и, как бы размышляя вслух, заметил, что время от времени каждый из нас может поймать себя на том, что крепкое слово иногда так и рвется из груди, что удержать его уже бывает невозможно.

«Да, вопреки расхожему мнению, мат — это далеко не наша национальная особенность, и подобные термины присутствуют в большинстве языков мира». Таким категоричным был комментарий от нашего постоянного читателя Илеза Матиева, который является истинным знатоком родной речи. «Сказать точнее, мат вообще нам не присущ, — уверенно сказал наш собеседник, — так как ингушский язык настолько богат и ёмок, что обойтись без сквернословия можно без существенной потери в словарном запасе».

«Когда у человека бедный словарный запас и у него не хватает слов, чтобы оппонировать своему противнику, он прибегает к мату». Такое интересное мнение высказала нам в соцсетях женщина под ником «Ингушка», которая пишет, что её внучка как-то сказала мужчине, ругавшемуся матом о том, что «все знают плохие слова, дядя, но не все их произносят». С досадой отмечает «Ингушка» и то, что в «Фейсбуке» и на других сайтах Интернета иногда даже женщины позволяют себе писать матерные слова. «Обычно я таких невоспитанных отправляю в баню, — сказала она, — и очень жаль, что в реальной жизни этого сделать нельзя. Жизнь стала бы чище».

В одном из своих выступлений на встрече с молодежью известный ингушский писатель Иса Кодзоев сказал, что ингушский язык в умелых руках и опытных устах бесподобно красив, певуч, выразителен, гибок, послушен, ловок и вместителен. «Хоть и говорят, что матерная речь берет свои корни в обрядах языческого происхождения и носит ритуальный характер, твёрдо могу сказать, что у нас, на Кавказе, скверное слово всегда считалось таким же тяжким грехом, как и плохое дело», — подчеркнул писатель и добавил, что словесная брань, чрезмерно громкая и крикливая речь также рассматривались нашими предками как проявление бесовского начала.

Ни для кого не секрет, что в последние годы широко распространилось печатное и экранное сквернословие. В том, что мат получил статус печатных слов, «постарались» и многие современные писатели, которые перенесли сквернословие на страницы своих произведений ради «правды жизни», а вернее, коммерческого успеха.

Вряд ли сегодняшние писатели превзойдут когда-нибудь ушедших классиков пера, которые тоже знали непристойные слова, но умели в своих произведениях обходиться без них.

Например, Фёдор Достоевский, описывая в «Дневнике писателя» сцену с пьяными мастеровыми, которые по очереди произносят одно и то же «нелексиконное», «запрещенное при дамах» существительное, само это слово не называет.

У Николая Гоголя в «Мертвых душах» матерное слово тоже остается в подтексте. Если бы Гоголь употребил на страницах «Мертвых душ» непристойное ругательство, ему вряд ли удалось достичь таких высот в размышлениях о русском народе и русском языке.

В 2015 году Владимир Путин, выступая на вечере, посвященном открытию Года литературы, сказал: «Говорят, для выразительности нужно еще использовать и неформальную лексику. Толстому не нужно было, Чехову тоже, Бунину… Но вам, литераторам, видней. Хотя я считаю, чтобы быть ближе к народу, надо писать на правильном языке».

Но, тем не менее, сегодня ненормативная лексика проникла не только в литературу, но и в кино, и даже в средства массовой информации. Да что там говорить, фраза «мы матом не ругаемся, мы им разговариваем» стала своеобразной шуткой, в которой, безусловно, есть большая доля правды. Как мы имеем возможность наблюдать, во многих кинофильмах и телевизионных передачах широко начали употреблять мат как в «забибиканном» виде, так и в прямом звучании. Ученые на этот счет говорят, что проникновение сквернословия в элитарную культуру ведет к оскудению ее духовности, подмене писательского и режиссерского мастерства эпатажем, откровенным цинизмом.

Слова, несущие скверну, противоречат исламу. Обратите внимание, насколько сильную эмоциональную нагрузку несут эти примитивные выражения и слова! Нет лучше способа вызвать у собеседника эмоции, чем использование в своем лексиконе ненормативной лексики. Каждое подобное выражение способно ранить любого, даже на вид самого спокойного человека.

Получается, что скверные слова — это оружие, которое направлено не только на уничтожение самого языка, но и на причинение боли и страданий другому человеку. Сквернословие ранит душу, режет слух, калечит мировоззрение, но, даже осознавая это, мы продолжаем использовать его в своей повседневной жизни.

Наверное, всё же многих матерящихся хоть иногда посещает мысль, что это не очень хорошо. А что обеспечивает нецензурной брани жизнестойкость? Подумав об этом, мы решили обратиться к психологам и выяснили следующее. Дело в том, что одной из главных причин, обеспечивающих сквернословию жизнестойкость, является то, что многие считают его хорошим средством эмоциональной разрядки, оказывающим помощь в снятии стресса. Поэтому бытует мнение, что нельзя обойтись без мата в армии, на стройке, производстве и т. п.

Но внутренняя диалектичность нецензурной брани в том и состоит, что, давая временное, сиюминутное освобождение от стресса, она в то же время создает нигилистическую модель дальнейшего поведения, ориентирует человека на циничное восприятие ряда важнейших этических ценностей. Все это влияет на моральное здоровье как самого сквернослова, так и окружающих его людей.

Одним словом, все ученые и специалисты признают, что нецензурная брань и прочее употребление мата формируют зависимость, сходную с алкогольной, никотиновой, наркотической. А один известный биолог рассказал недавно по телевизору, что современные учёные, используя новейшее оборудование, пытались доказать вредное воздействие мата. Проводились, например, опыты на растениях: на одни растения направляли добрые и ласковые слова, а также молитвы и классическую музыку, а на другие — матерщину. В результате несчастные «обруганные» растения стали хуже расти, больше болели и перестали давать урожай. Подобные опыты учёные проводили и с водой. Вода, «заряженная» молитвой, становилась целебной, святой. Вода, на которую лилась матерная брань, становилась просто ядовитой.

Таким образом, учёные обнаружили, что мат опасен для человека. Он влияет на наследственность, ведёт к гормональным нарушениям.

По словам психологов, в подростковом возрасте проблема нецензурной лексики становится особенно острой, ведь в глазах подростка сквернословие — это проявление независимости, способности не подчиниться запретам, то есть символ взрослости. Кроме того, она является знаком языковой принадлежности к группе сверстников, речевой моды. Но мало кто из ребят догадывается, что сквернословие, как и хамство, — оружие неуверенных в себе людей. Подобная лексика свидетельствует о духовной болезни человека. Однако часть людей обращается к мату просто как к яркому и резкому языковому жесту, который выделяет и подчеркивает сказанное, а иногда и характеризует автора как типа смелого человека, чуждого условностей и ограничений.

По мнению экспертного сообщества, вряд ли сегодня возможно искоренить мат. Тем не менее, граждане должны знать, что сейчас сквернословие в России по юридическим законам рассматривается как нарушение общественного порядка, оскорбление личности. Оно может соответствовать статье о разжигании национальной, религиозной и этнической розни и повлечь за собой ряд соответствующих санкций. В российском законодательстве предусмотрены меры наказания за нецензурную брань в общественных местах. Статья 20.1 Кодекса об административных правонарушениях расценивает ее как мелкое хулиганство.

Кроме того, с 2012 года в Кодекс об административных правонарушениях РФ включена статья 5. 61, предусматривающая ответственность за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Совершение указанного правонарушения влечет за собой наказание в виде административного штрафа.

Так что, дорогие читатели, призываем вас к бдительности и просим, прежде чем сказать что-то непристойное, подумайте, а стоит ли портить себе отношения, прибегая к неоправданному риску, и загрязнять наш великий и мудрый ингушский язык.

О СКВЕРНОСЛОВИИ

 

 

Сквернословие — это речь, наполненная неприличными выражениями, непристойными словами, бранью. У этого явления много определений: нецензурная брань, непечатные выражения, матерщина, нецензурная лексика, лексика «телесного низа» и др. Но издревле матерщина в русском народе именуется сквернословием, от слова «скверна».

Согласно словарю В. Даля «скверна — мерзость, гадость, пакость, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно; нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, извержения, кал; смрад, вонь; непотребство, разврат, нравственное растление; все богопротивное».

 

История возникновения сквернословия.

История возникновения мата уходит в глубину тысячелетий, в далекую языческую древность. Во времена язычества произносить эти слова-заклинания имел право только жрец на праздниках, когда имитировалось зачатие сущего мира. И ни одному человеку не могло прийти в голову, чтобы произнести эти слова мысленно или вслух. Тогда люди знали, какой мощной энергией были наделены эти слова, какую опасность несли, если употреблялись без надобности. Скверные слова были включены в заклинания, обращенные к языческим божествам, а в языческое время был распространен культ плодородия, поэтому все скверные слова связаны с половой сферой. Таким образом, так называемый мат является языком общения с демонами. Наши предки произносили эти слова, призывая себе на помощь демонов зла. Ведьмы и колдуньи использовали сквернословие в своих наговорах, насылая проклятие. Употребляя мат в разговоре с друзьями, родными, современные люди, сами того не подозревая, совершают сокровенный ритуал, призывая зло изо дня в день, из года в год на свою голову и на голову свои близких.

Сквернословие на Руси примерно до середины XIX века являлось уголовно наказуемым. Позднее, сквернословящего человека подвергали публичной порке.

Во времена царя Алексея Михайловича Романова услышать на улице мат было просто невозможно. По Соборному уложению за использование непотребных слов налагалось жестокое наказание – вплоть до смертной казни.

В указе царя Алексея Михайловича 1648 года подчеркивается недопустимость сквернословия в свадебных обрядах: чтобы «на браках песней бесовских не пели и никаких срамных слов не говорили». Считалось, что матерным словом оскорбляется, во-первых, Матерь Божия, во-вторых, родная мать человека и, наконец, мать-земля.

Существовало представление, что матерная брань наказывается стихийными бедствиями, несчастьями и болезнями. Еще при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие наказывали розгами на улицах.

При Петре I была выпущена книга «Юности Честное Зеркало», где писалось, что приличное поведение людей может быть признано лишь с полным воздержанием бранной ругани.

Нелишне будет вспомнить, что за нецензурную брань в общественном месте даже по Уголовному кодексу СССР полагалось 15 суток ареста.

Опасно ли сквернословие?

Сквернословие стало «нормой» для современного если не носителя «великого и могучего русского языка», так его безропотного «слушателя». Вдумайтесь в факты! За 20 последних лет число детей с отставанием в умственном и физическом развитии выросло в 10 раз, более 80% новорожденных больны, здоров лишь каждый 10 выпускник школы, увеличилось количество девушек, имеющих хронические заболевания, а это будущие матери, носители генофонда нации; ежедневная смертность населения России более 2500 человек в день. По показателю общей продолжительности жизни Россия стоит на 133 месте в мире среди мужчин и на 100 месте – среди женщин, 54% молодёжи не способны окончить среднюю школу. На эту беду есть много причин, но не последнюю роль среди них играет и наша словесная распущенность. Сегодня “матом” разговаривают школьники, молодые люди, взрослые мужчины и женщины. “Мат” доносится с экранов телевизоров. Так ли уж безобидна эта вредная привычка?

  • Культура речи деградирует. В лексиконе молодого поколения больше и больше звучит ничего не выражающий, ничего  не значащий мат, а также постоянно мутирующий язык сокращенных компьютерных терминов.
  • Это уничтожает достоинство человека. Это ограничивает и унижает человека. Сквернословие развращает души, особенно тех, кто является невольным слушателем, в том числе детей.
  • Как всякая вредная привычка, мат проникает в жизнь и деятельность человека и делает его зависимым.
  • Человек уже не может обходиться без словесного мусора, без слов-связок.
  • Сквернословие опасно. За сквернословие можно схлопотать статью, физические увечья, вражду, отвращение, отказ от общения, игнорирование сквернословца как личности.

Но как же влияет мат на человека?

В числе первых ученых, которые занимались этим вопросом вплотную, был и доктор биологических наук Иван Борисович Белявский. Ученым удалось доказать, что каждое произнесенное нами слово очень отчетливо влияет на наши гены. В диссертации на эту тему с математической точностью доказывалось, что не только человек обладает какой-то энергетикой, но и каждое его слово несет собственный энергетический заряд. И это самое слово воздействует на наши гены, либо продлевая молодость, либо приближая старость. Оказывается, разные слова по-разному заряжены, причем так же, как и в физике, зарядов может быть только два: положительный и отрицательный. Любая матерщина идет со знаком «минус».

Исследования показали, что у матершинников очень быстро проявляются возрастные изменения на клеточном уровне, которые ведут ко всевозможным болезням. Во второй же группе результаты были противоположными. Одним словом, мат способствует быстрому старению.

В институте проблем управления РАН кандидат биологических наук Петр Петрович Горяев (автор новой науки «волновая генетика») и кандидат технических наук Георгий Георгиевич Тертышный занимаются этой проблемой. Исследователи изобрели аппарат, который переводит человеческие слова в электромагнитные колебания. А они, как известно, влияют на молекулы ДНК.

Выяснилось, что некоторые слова могут оказаться страшнее мин: они «взрываются» в генетическом аппарате человека, искажая его наследственные программы, вызывая мутации, приводящие к вырождению. Во время отборной брани корёжатся и рвутся хромосомы, гены меняются местами. Мат обладает качеством блокирования созидательных процессов в организме человека.

И так постепенно потомству передается программа самоликвидации.      Ученые зафиксировали, что бранные слова вызывают мутагенный эффект подобный тому, что дает радиоактивное облучение мощностью в тысячи рентген.

Проведен был эксперимент: ученые «благословляли» семена, убитые радиоактивным облучением в десять тысяч рентген,  молились над ними, и тогда перепутавшиеся гены, разорванные хромосомы и спирали ДНК встали на свои места и срослись, убитые семена ожили.

Молекулы ДНК обмениваются этой информацией с помощью электромагнитных волн, в том числе, акустических и световых. Наша речь — это тоже энерговолны. Ученые пришли к ошеломляющему выводу: ДНК воспринимает человеческую речь, ее волновые «уши» прямо-таки приспособлены к улавливанию звуковых колебаний. Молитвенные слова пробуждают резервные возможности генетического аппарата. Проклятие разрушает волновые программы, а значит, нарушает нормальное развитие организма.

Беда еще и в том, что необязательно браниться самому, достаточно нечаянно услышанной ругани, из-за чего страдают заболеваниями и люди, живущие в окружении сквернословов. С матерными словами связано ещё одно интересное наблюдение. В тех странах, в национальных языках которых отсутствуют ругательства, указывающие на детородные органы, не обнаружены заболевания Дауна и ДЦП, в то время как в России эти заболевания существуют. Интересно и то, что многих заболеваний нет у животных только потому, что они не умеют разговаривать и, тем более, ругаться матом.       Известный психофизиолог, врач, член Всемирной экологической академии Леонид Китаев – Смык утверждает, что злоупотребление матом медленно, но верно ведет к гормональным нарушениям, особенно у женщин.

Уже давно проводятся эксперименты с водой. Оказывается, что в воде важен не столько ее химический состав, сколько структура. Под действием звуков, в том числе и человеческой речи, молекулы воды (а наше тело состоит примерно на 80 процентов из неё) начинают выстраиваться в сложные скульптуры. И в зависимости от ритма и смысловой нагрузки эти структуры могут лечить или, наоборот, отравлять организм.

Ученые проверяли, как влияют слова на воду. Проводили разные эксперименты: над одной матерились, над другой молились. Потом исследовали структуру. И у той воды, над которой матерились, структура деформировалась, а у той, над которой молились, наоборот, улучшалась.

Также проводились эксперименты: поливали растения водой, над которой матерились, и той, над которой молились, и это отражалось на всхожести семян. Те семена, над которыми матерились, не прорастали либо плесневели, а те, над которыми молились, прорастали лучше, чем те, над которыми и не ругались, и не молились. Уже существуют специальные институты, в которых как раз на семена пытаются воздействовать добрыми словами, чтобы повысить урожайность.

Нужно ли бороться со сквернословием и как?

Мат – это, увы, объективная суровая реальность. Отчетливо осознавая это, должны ли мы занять безучастную позицию?

Какие же пути борьбы со сквернословием предложены?

  • Повышение общего уровня грамотности и культуры.
  • Глубокое изучение русского языка и литературы.
  • Воспитание любви к людям.
  • Ужесточение законов, штрафы, цензура.
  • Воспитание примером в семье с малых лет.
  • Пропаганда здорового образа жизни.
  • Делать замечания друг другу.
  • Наказывать хамов презрением.

Как борется с матом закон.

Ст. 130 «Оскорбление» УК РФ гласит:
«1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, — наказывается штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев.
2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, — наказывается штрафом в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года».

Ст. 20, ч. 1 «Кодекса РФ об административных правонарушениях» предусматривает следующее наказание за нецензурную брань в общест-венных местах: штраф в размере от пяти до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадати суток.

В скверном слове таится огромная разрушительная сила. Вероятно, если бы человек мог видеть, какой мощный отрицательный заряд, словно ударная волна взорвавшейся бомбы, распространяется во все стороны от скверного слова, он никогда не произнес бы его.

Согласно заключению экспертов ВОЗ состояние здоровья населения на 10% определяется уровнем развития медицины, как науки и состояния медицинской помощи, на 20% наследственным фактором, на 20% состоянием окружающей среды и на 50% образом жизни. Единственный путь, ведущий к здоровью каждого человека – это изменение отношения человека к самому себе. У того, кто сквернословит, есть 2 пути: первый – зная, что это плохо, продолжать нецензурно выражаться, тем самым включить программу самоуничтожения. И, второй путь – путь духовного роста, самосовершенствования, путь красоты. Закон свободной воли даёт право выбора – по какому пути идти.

Л.Н.Толстой писал: «Слово – дело великое. Великое потому, что словом можно соединить людей, словом можно и разъединить их. Словом можно служить любви, словом же можно служить вражде и ненависти. Берегись от такого слова, которое разъединяет людей».

Ни одна из религий не поощряет привычку сквернословить. Это считается тяжким грехом. «Горе всякому хулителю – поносителю» (из Корана) «Блудницы, пьяницы и сквернословы Царство Божье не наследуют» (из Библии).

Слова.

Словом можно убить,

словом можно спасти,

Словом можно полки за собой повести.

Словом можно продать,

и предать, и купить,

Слово можно

в разящий свинец перелить.

«Всякое слово гнилое

да не исходит из уст ваших…»

О неожиданной пользе сквернословия — BBC News Русская служба

  • Тиффани Уэн
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Привычка сквернословить, как правило, не говорит о человеке ничего хорошего, но при этом у брани есть и неожиданные плюсы, считает обозреватель BBC Future.

Я выросла с сестрой, которая значительно старше меня. Поэтому нет ничего удивительного в том, что уже к своим десяти годам я умела ругаться как сапожник.

И это еще довольно поздно: недавнее исследование показало, что дети начинаются ругаться с шести лет, а то и раньше. Брань в среднем составляет примерно 0,5-0,7% от всей речи – то есть за день средний человек может произносить до нескольких десятков неприличных слов, в зависимости от индивидуальной говорливости.

Площадная ругань — по словам тех, кто к ней не склонен — выставляет человека невежественным, грубым и не заслуживающим доверия.

Примерно то же самое в детстве объясняли нам мамы. Но у брани, оказывается, могут быть и плюсы: она помогает нам доносить мысли более убедительно и… легче переносить боль.

Не исключено, что сквернословие активирует иные отделы нашего мозга, чем остальной словарный запас.

По словам Ричарда Стивенса, автора книги «Белая ворона: почему хорошо быть плохим», мозг обрабатывает брань иначе, чем обычную речь. За последнюю отвечают кора головного мозга и ряд конкретных участков в его левом полушарии, в то время как брань ассоциируется с более эволюционно древними и примитивными отделами мозга.

«У людей, страдающих афазией (нарушениями сформировавшейся речи), обычно есть повреждения левого полушария мозга и затруднения с речью. Но есть и немало описанных случаев афазии, при которых пациенты могли довольно свободно пользоваться стереотипическим языком – то есть петь песни или сквернословить», — говорит Стивенс.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Сквернословие, возможно, задействует совершенно иные отделы нашего мозга, чем остальной словарный запас

«Исследования пациентов с синдромом Туретта, при котором иногда наблюдается импульсивное влечение к брани, дают основания полагать, что матерная ругань связана с более глубокими отделами мозга – с его подкорковыми ядрами».

Само собой, набор слов, признаваемых нецензурными, варьируется от культуры к культуре.

В английском языке глаголы swear и curse, обозначающие процесс произнесения брани, значат также «клясться» и «проклинать», что говорит нам о религиозных корнях английской табуированной лексики.

В средние века для англичанина особенно оскорбительно звучали именно проклятья, связанные с религией, а также вполне безобидное по нынешним временам «черт побери» (damn), говорит Мелисса Мор, автор недавно выпущенной книги по нецензурным ругательствам.

А вот грубые слова, обозначающие интимные части тела, воспринимались куда спокойнее. Они фигурировали в названиях улиц и фамилиях. «Есть свидетельства того, что людей это не коробило, — говорит Мор. – В условиях скученности, при фактическом отсутствии личного пространства, люди видели друг друга голыми куда чаще, чем сейчас. Поэтому части тела считались не столь табуированными».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Эмоциональное воздействие брани на человека зависит от того, насколько сильно его распекали в детстве за использование «нехороших слов»

По словам Мор, все изменилось в эпоху Возрождения, когда более оскорбительными начали признавать бранные слова с сексуальным подтекстом.

«Но там, где не произошло протестантских революций, более грубыми все еще считаются религиозные проклятья», — замечает она.

То есть оскорбление религиозных фигур (и даже артефактов), скажем, в Испании или в Италии по-прежнему воспринимается как крепкое ругательство.

В азиатских культурах многие ругательства связаны с социальным статусом, предками и вопросом сохранения лица.

«Согласно распространенному мифу, в японском языке якобы нет бранных слов, — говорит Мор. – Но в японском есть слова, обозначающие практически любой аспект секса или испражнений, и, кроме того, множество оскорбительных формулировок, связанных с потерей лица. Поэтому в японском языке слово «дурак» – бака – звучит куда оскорбительнее, чем в английском».

«Японца можно оскорбить множеством разных способов, так что нет нужды много материться, чтобы донести до него всю степень вашего возмущения».

В языке жестов демонстрация дополнительного слова занимает время, поэтому используются другие приемы – к примеру, меняя последовательность знаков, можно привнести в предложение оттенок вульгарности или изменить значение слова.

«К примеру, многие грубые слова связаны с прикосновением к носу – такие как «уродливый», «скучный», «сноб» или «мочиться», — поясняет Донна Джо Наполи, профессор лингвистики из Суортмор-колледжа в американском штате Пенсильвания. – Поэтому прикосновение к носу – это способ добавить в речь гадостей».

Еще один пример – двойное прикосновение большим пальцем к подбородку с отставленным средним пальцем обозначает грубое действие с участием матери собеседника, так как аналогичный жест со всеми вытянутыми пальцами значит просто «мать».

Звучать убедительнее

В ходе недавно проведенных исследований выяснилось, что нецензурная брань способна также приносить пользу. Самый очевидный плюс – она помогает эффективнее донести свою мысль.

Вворачивая грубые слова, мы передаем не только смысл предложения, но и нашу эмоциональную реакцию.

Это позволяет нам выражать гнев, отвращение или боль или продемонстрировать собеседнику наше желание, чтобы тот держался подальше — не прибегая при этом к физическому насилию.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

В азиатских культурах человека можно оскорбить множеством разных способов

Ученые выяснили, что нецензурная брань способна усиливать эффективность и убедительность передаваемой информации, особенно если она употребляется для выражения приятного сюрприза. Это может относиться даже к политическим фигурам.

В 2014 году были опубликованы результаты исследования, в ходе которого испытуемым предлагали прочесть записи в блоге выдуманного политика.

Выяснилось, что записи, содержащие бранные слова, воспринимаются читающими как менее формальные и заставляют относиться к автору с большей симпатией.

В то же время испытуемые сказали, что это не заставило бы их голосовать за этого политика.

Ученые предположили, что такие результаты характерны именно для высказываний в интернете – что объяснимо, если учесть, что мы склонны чаще сквернословить в сети, чем в реальной жизни. К примеру, по итогам исследования «Твиттера» оказалось, что у пользователей этой платформы нецензурная брань составляет 1,15% текста, что на 64% больше, чем в живой речи.

Стивенс и его коллеги также провели серию опытов, продемонстрировавших, что сквернословие способно повышать устойчивость человека к боли.

Студенты-испытуемые, которые грубо ругались, держа руку в ведре с ледяной водой, могли продержаться дольше, чем говорившие цензурные слова.

«Помимо смещения болевого порога, у испытуемых наблюдалось также увеличение частоты сердечных сокращений. Когда человек бранится, у него учащается пульс, что говорит нам о том, что брань сама по себе вызывает эмоциональный отклик, — говорит Стивенс. – Таким образом, организм проявляет реакцию на стресс, и это действует как обезболивающее».

Дружеские матюги

Ученые считают, что степень полезности нецензурной брани для произносящего зависит от того, насколько табуированным, с его точки зрения, считается то или иное слово.

А это, в свою очередь, обычно определяется тем, как сильно человека распекали в детстве за использование таких слов.

Исследование 2013 года показало, что люди, которых в детстве чаще наказывали за брань, демонстрируют более выраженную кожно-гальваническую реакцию (она связана с физиологическим возбуждением) при чтении вслух списка матерных слов в лаборатории.

Вопреки распространенному мнению, нецензурная брань может обозначать и вежливое отношение.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

По данным исследований, брань способна учащать частоту сердечных сокращений – похоже, она завязана на эмоции

К примеру, новозеландские специалисты из Университета королевы Виктории в Веллингтоне изучили особенности использования слова «б***» в общении рабочих мыловаренного завода.

Выяснилось, что рабочие регулярно бранились в рамках своих бригад, но в общении с другими бригадами были более сдержаны.

Исследователи заключили, что в этом рабочем контексте грубое слово ассоциировалось с выражением солидарности и использовалось для сплочения бригады, снижения напряженности в ней и для уравнения людей с разными степенями ответственности и полномочий.

Сквернословя, они будто бы говорили: «я так хорошо тебя знаю, что могу позволить себе браниться при общении с тобой».

В общем, от сквернословия вроде бы есть определенная польза. Но что говорит о человеке привычка нецензурно ругаться?

Большинству из нас из личного опыта известно, почему стоит сдерживать язык в общении с начальником или с бабушкой: ругань производит плохое впечатление.

В ходе опросов, проведенных в 1970-х годах, матерщинников оценивали как менее компетентных и менее заслуживающих доверия.

В пятифакторной модели личности частота употребления нецензурной брани положительно коррелируется с невротизмом, экстраверсией и открытостью новому опыту, и отрицательно – с доброжелательностью и добросовестностью.

К счастью, дело этим не ограничивается.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Ругань помогает удовлетворить базовую человеческую потребность

В ходе недавнего исследования был в целом повержен миф о том, что склонность к брани – это показатель бедности речи, отсутствия хорошего образования и принадлежности к низшим социальным слоям.

Тимоти Джей и его коллеги выяснили, что сквернословие в целом коррелирует с общей гибкостью речи и не связано с недостатком словарного запаса.

Стивенс в уже упоминавшейся книге «Белая ворона» приводит выводы, сделанные в 2004 году специалистами Ланкастерского университета в Британии: в ее классовом обществе частота употребления нецензурной брани в целом тем ниже, чем выше класс, но при этом хорошо обеспеченные представители среднего класса ругаются больше, чем не столь зажиточные.

Похоже, на каком-то этапе люди перестают задумываться над тем, какое впечатление они производят.

«На социальных мероприятиях, где все ведут себя преувеличенно вежливо, может сложиться ситуация, когда никто особо не общается и не происходит ничего интересного, — говорит Стивенс. – А если вам кажется, что тут можно и ругнуться, то это может помочь растопить лед».

Не стоит игнорировать и еще один аспект.

«Табуированные слова есть у всех, — заключает Мор. – Ругань помогает нам удовлетворить базовую человеческую потребность».

Так что не стоит особенно сдерживаться, когда заедете себе по пальцу молотком.

Нецензурная лексика: зачем она нужна и можно ли от неё избавиться? | Культура

Многие люди не находят других слов для выражения эмоций и начинают ругаться через каждое слово. Из уст русских людей начнут исчезать простые выражения, что может деструктивно повлиять на язык. К тому же, не очень приятно общаться с человеком, который матерится практически в каждом предложении.

Об этом задумались даже в Госдуме. Так, в 2014 году был принят закон о запрете использования ненормативной лексики в широкой культуре. В связи с этим появляется новая проблема: а можно ли найти альтернативу?

На телевидении и радио не услышишь ни одного ругательства — только запикивания. В печати брань заменяется звездочками или многоточиями. Но это всего лишь вуаль. Аудитория сразу поймет, что под ней прячется. По мнению журналистки Ольги Серебряной, «мат — это способ адекватного описания действительности в её взаимодействии с нами. И наличие этого денотата ярче всего проявляется с помощью запикиваний». Необходимо придумать альтернативу, выбрать выражения, не менее экспрессивные по своей сути, но более культурные.

Не зря русский язык называют великим и богатым — он полон выражений, представляющих отличную замену, передающих суть экспрессивно и ярко. «Мат — это экспрессивная, оценочно-выразительная лексика, исторически возникшая как нарушение табу, как проклятие и кощунство. Поэтому дело не только в том, чтобы найти замену мату в пристойных словах для обозначения „этого“. Важно, чтобы эти слова обладали не меньшей экспрессией, чем матерные, но чтобы в них звучала не брань, а страсть», — размышляет журналист Михаил Эпштейн.

Люди бранятся ещё с детства, услышав мат от старших. «Подросткам нравится ругаться, поскольку им кажется, что они говорят на „взрослом“ языке, на „языке кино“, и это даёт им взрослый статус», — объясняет психолог Сергей Ениклопов.

Многие родители и педагоги находят весьма поверхностное решение проблемы. Например, всем известный метод «матерной копилки» — платишь рубль за нехорошее слово. Так, дети отучаются браниться при родителях, но продолжают делать это, когда взрослых нет рядом. А что если выбрать какое-нибудь другое слово взамен? Хочешь выругаться — говори, например, «лютик» или «ромашка». Но на поверку этот метод также не эффективен — никакой экспрессии и страсти в названиях цветков нет.

Так что же делать? Ответ, кажется, лежит на поверхности. Не хотите, чтобы дети ругались матом? Показывайте им правильный пример. Ведь они, как губка, впитывают всё, что видят, и «зеркалят» поведение взрослых. Не ругайтесь при детях. Но даже это не гарантия — ребёнок может услышать мат на улице или прочитать в Интернете.

Это подтверждают и психологи. По их мнению, детям нужно быть более откровенным с родителями. Последним же следует объяснить, что ругаться некрасиво, и в то же время, конечно, за своей речью следить.

Брань в целом не является чем-то деструктивным. Как заметил русский режиссёр Никита Михалков, «русский мат — это тонкая материя». И с этой материей необходимо обращаться аккуратно.

В Интернете распространена точка зрения, что ругань вполне уместна в нашей жизни. Мат очень эффективен — он подавляет негативную энергию. Ведь лучше хорошенько выругаться, чем наживать себе неприятности, влезая в драку. Брань зачастую становится нормой в общении с коллегами. Компания «HeadHunter» (www.hh.ru) провела опрос, результаты которого показали, что мат используют более 85% коллективов. Йегуда Бархуа, специалист по управлению персоналом, считает, что «мат позволяет преодолеть усталость и найти решение в кризисной ситуации. Кроме того, сквернословие ставит работников компании на один уровень, усиливая солидарность коллектива».

Конечно, русский язык предлагает варианты синонимов. Но заменить мат они не смогут. Причина этому в его табуированности. А запретный плод, как известно, сладок. Выругавшись, человек выбрасывает весь скопившийся негатив, и ему становится легче. А экспрессивные, но цензурные выражения подобным эффектом похвастаться не могут.

Мат можно и порой нужно использовать. Но лучше как можно реже и только в критических ситуациях. Это увлекательно и даже полезно, если ругаться нечасто и принимать во внимание чувства и отношение окружающих.

Мизулина: нецензурная лексика у Пушкина — это стихи для взрослых

«В реальном мире, пока не было интернета, мы могли детей ограждать от мата, но, к сожалению, в интернете не соблюдаются правила, по которым мы, например, жили в свое время», — сказала Мизулина. Она отметила, что сегодня относиться к интернет-пространству как к потусторонней жизни уже нельзя, и, если он является частью реальной жизни, то в нем должны соблюдаться правила поведения и общения.

По ее мнению, некорректно ссылаться на произведения писателей, которые использовали нецензурную лексику в своих произведениях.

«Если есть у Пушкина стихи, в которых употребляется нецензурная лексика, то это все-таки стихи, адресованные взрослым. Пушкин и другие русские писатели, используя такой художественный прием, очень тонко это вписывали применительно к контексту. Дети же не всегда способны критически оценить подобного рода лексику», — подчеркнула глава комитета.

Ее заместитель Ольга Баталина отметила, что необходимо подумать о дополнительных правовых мерах регулирования поведения в интернете. «Все то, что является оскорбительным в реальной жизни, является оскорбительным и в интернете. Все то же самое, что является клеветой в обычной жизни, является клеветой и в интернете. Если для этого необходимы дополнительные правовые нормы, давайте подумаем о них», — сказала первый зампред комитета Госдумы по вопросам семьи женщин и детей.

По ее словам, в ряде случаев человек не может произнести публично слова, написанные в Twitter, поскольку опасается ответственности. Таким образом, по мнению депутата, в интернете должны быть те же правила игры, что и в реальной жизни.

«Отфильтровать мат в интернете невозможно»

Эксперт Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Матвей Алексеев: Отфильтровать мат в интернете невозможно, попытка организовать фильтрацию нецензурных выражений приведет к тому, что рухнет вся инфраструктура интернета, заявил сегодня Матвей Алексеев в рамках круглого стола. Алексеев не согласен с высказываниями о том, что интернет-отрасль «прячет голову в песок» в деле борьбы с нецензурщиной в сети: «Руководители крупных интернет-компаний, включая Google, «ВКонтакте» и других, собирались для обсуждения этого вопроса и предложили надзорным органам ряд мер, но ответа не получили». Среди предлагаемых мер Алексеев назвал создание специальной просветительской программы для молодежи, нацеленной на формирование у пользователей социально ответственного отношения к поведению в интернете.

Чем опасна блокировка сайтов за мат

As Easy as 1, 2, 3

Долорес — директор по персоналу в солидной аэрокосмической компании с давней проблемой: в некоторых отделах нецензурно бранный язык. Но теперь возникла новая проблема. Старший техник подошел к отделу кадров, пожелал остаться неназванным и потребовал немедленно прекратить сквернословие. Ситуацию усложняет тот факт, что многие технические специалисты работают в компании десятилетиями. Отказ от старых привычек никогда не бывает легким, особенно когда группа клиентов настроена по-своему и имеет долгую историю ненадлежащего поведения.

Нецензурная лексика бывает неприличной разной степени. Может быть сложно отличить резкое от чрезмерного и явно неприемлемого. Мишель Филлипс, директор Jackson Lewis P.C. в районе Большого Нью-Йорка разъясняет, как ненормативную лексику можно рассматривать как способствующую созданию враждебной рабочей среды, особенно использование слова F:

«Суды постановили, например, что если сотрудник случайно ударится о что-то острое и кричит: «О, черт возьми!» это было бы понятно.С другой стороны, если сотрудник сердито смотрит на начальника и кричит: «Да пошло ты» и [использует] другие оскорбительные выражения, то это с большей вероятностью будет представлять собой домогательство в сочетании с другим ненадлежащим поведением ».

После В целом такое вопиющее и непокорное поведение направлено лично против начальника и дает работодателю мало возможностей для рассуждений: «Ну, на этот раз я просто сделаю предупреждение сотруднику, чтобы он больше не делал этого». Если компания если бы не уволить или иным образом существенно дисциплинировать сотрудника при таких обстоятельствах, это было бы упущением в выполнении своих обязанностей по двум причинам.Во-первых, он может показаться безответственным за допущение продолжения ненадлежащего поведения и за создание записи о его бездействии. Во-вторых, это может создать опасный прецедент для будущих случаев грубого неповиновения и потенциально домогательства. По сути, если компания не увольняет сотрудника или не предпринимает значительных действий в этих обстоятельствах, что может оправдывать увольнение для кого-то еще в будущем?

Шаг 1: Ответ на уведомление

«Хотя коллегиальное подшучивание, включая слово на букву F, со временем могло стать обычным явлением в конкретном отделе, как только организация получает уведомление — фактическое или конструктивное, — работодатель должен принять во внимание незамедлительные и корректирующие действия в ответ на жалобу «, — сказал Филлипс.

Обратите внимание, что сотрудники, которые демонстрируют внезапное изменение взглядов, нередко чувствуют угрозу для себя. Может быть, старший техник чувствует, что его начальник сейчас нацелился на него или его недавно наказали. Каким-то образом это новое беспокойство по поводу продолжающегося подшучивания теперь становится стрелой в колчане сотрудника, из которой он может выстрелить в компанию, если позже по какой-то причине его уволят.

Шаг 2: Изменение ваших ожиданий

Долорес должна ответить на этот вопрос в форме устного предупреждения, письменного предупреждения или группового меморандума о взаимопонимании.

«Писать всех, вероятно, не будет иметь особого смысла в такой ситуации, поскольку в прошлом к ​​такому поведению относились терпимо», — сказал Ким Конгдон, глобальный вице-президент по человеческим ресурсам и управлению талантами Herbalife Nutrition в Торрансе. Калифорния. «Компания имеет полное право изменить направление, но всегда лучше заранее уведомлять о таких изменениях в ожиданиях. Ваше устное обсуждение должно начинаться один на один с главой отдела, с которым вы могли бы сотрудничать, чтобы обратиться к остальная часть команды.«

Устное сообщение Долорес может тогда звучать примерно так:

« Все, мы созвали эту встречу с вами, потому что у нас возникла ситуация, в разрешении которой нам потребуется ваша помощь. Мы знаем, что до сих пор мы все довольно свободно владели языком, и я знаю, что мы склонны использовать красочные слова, чтобы рассмешить других. И хотя мы все ценим здоровое чувство юмора, нас заметили, что некоторые люди в команде чувствуют, что ситуация выходит из-под контроля.Каждый раз, когда мы замечаем, что язык или поведение потенциально кого-то оскорбляет, мы должны немного отступить, чтобы все снова почувствовали себя комфортно. Мне понадобится ваша помощь в исправлении этого, и я хотел бы получить ваше обещание, что с этого момента мы не будем слышать никаких ругательств или нецензурной лексики. Вы поддержите меня в этом? »

« Ожидайте разумного ворчания, потому что, честно говоря, это культурный сдвиг. В целом, однако, это очень разумное начало, и большинство людей сможет приспособиться к нему », — сказал Конгдон.

Что произойдет, однако, если Джим поднимет руку и скажет вам, что он действительно ничего не может с собой поделать? Кроме того, мы все друзья в группе, не так ли? Разве мы не можем согласиться, чтобы все оставалось неизменным? О чем вообще такая суета?

Шаг 3: Установление закона

В таких случаях оправданий и рационализаций для Долорес наступает время установить закон немного строже:

«Джим, ты меня не слышишь. о вас больше не о вас — это о ваших коллегах и нашей компании.Когда кто-то предупреждает нас о том, что ему больше не нравятся проклятия, пустые шутки и шутки, которые, возможно, стали широко распространенными на рабочем месте, в игру вступает совершенно новая парадигма. В этот момент у нас больше нет права отшучиваться и игнорировать это. Фактически, если мы это сделаем, мы можем подвергнуть нашу организацию юридической ответственности. Как вы знаете, заявления о враждебной рабочей среде — это разновидность сексуальных домогательств, которые, в свою очередь, подпадают под действие антидискриминационной политики нашей компании, которую я раздаю вам всем по отдельности буквально через минуту.

«О, и Джим, есть еще одна вещь, которую мы все должны осознать. Я говорю это не для того, чтобы напугать кого-либо из вас. Просто я хочу, чтобы вы были полностью осведомлены в этом вопросе. Если бы компания быть привлеченным к суду, вы также можете быть названы в качестве индивидуального ответчика в судебном процессе. Фактически, в крайних случаях, когда компания предупреждает сотрудника, а сотрудник отказывается изменить свое поведение, он может считаться действует вне рамок своих служебных обязанностей . И в этих обстоятельствах команда юристов компании не обязательно защитит вас.Вы можете оказаться на крючке, чтобы найти собственного адвоката и оплатить любой ущерб, возникший в результате иска.

«Личная ответственность реальна в наши дни, и мы не платим вам достаточно денег, чтобы вы рисковали своим домом и своим банковским счетом в связи с судебными исками, связанными с работой. Поэтому каждый раз, когда вы обнаруживаете, что снова возвращаетесь к своим старым привычкам, обязательно зайдите в мой офис, чтобы я мог напомнить вам о рисках, которые вы принимаете, когда дело касается нецензурной брани на рабочем месте. Есть ли у меня ваше обязательство, что с этого момента нам больше не придется обсуждать это проблема?»

И о чудо, как только Долорес так прямо излагает конкретные юридические проблемы и разветвления, даже самые серьезные преступники обязательно отнесутся к ней серьезно.Если ей понадобится дополнительный корм, чтобы убедить Джима и остальную команду в срочном изменении их поведения, она могла бы приложить письменное разъясняющее письмо, в котором задокументированы ее опасения и требуются их подписи. Изложение ожиданий в письменной форме всегда повышает уровень ответственности, что только укрепляет сообщение и проясняет ожидания.

Пол Фальконе ( www.PaulFalconeHR.com ) — вице-президент по персоналу Фонда кино и телевидения в Вудленд-Хиллз, Калифорния.Некоторые из его бестселлеров включают 101 образец записи для документирования проблем с производительностью сотрудников, 96 отличных вопросов для собеседований, которые нужно задать перед приемом на работу, 101 сложный разговор с сотрудниками, и 2600 фраз для эффективных обзоров производительности.

Была ли эта статья полезной? SHRM предлагает тысячи инструментов, шаблонов и других эксклюзивных преимуществ для участников, включая обновления соответствия, образцы политик, советы специалистов по кадрам, скидки на обучение, растущее онлайн-сообщество участников и многое другое. Присоединяйтесь / продлите сейчас , и пусть SHRM поможет вам работать эффективнее.

Наука ругательства — Ассоциация психологических наук — APS

Зачем психологу изучать ругань? Опыт в такой области имеет различное практическое значение внутри и вне сообщества психологической науки. За пределами научного сообщества знание табуированных языков является оправданием для частых консультаций по актуальным вечным вопросам: вредна ли ругань? Можно ли разрешить детям ругаться? Становится ли наша ругань хуже? Один из нас дал более 3000 интервью различным средствам массовой информации по вопросам, указанным выше, а также по поводу использования табуированных слов на телевидении, в рекламе, в профессиональном спорте, на радио, в музыке и фильмах.Помимо консультаций со СМИ, нужны показания экспертов по делам о сексуальных домогательствах, драке, пикетной речи, нарушении спокойствия и неуважении к суду.

Принимая во внимание постоянную потребность в эксперте для консультации по вышеупомянутым вопросам, странно, что ругательство оценивается так по-разному, когда ругань рассматривается с точки зрения психологической науки. Хотя с начала 1900-х годов о ругани были написаны сотни статей, они, как правило, происходят из областей, не относящихся к психологии, таких как социология, лингвистика и антропология.Когда ругань является частью психологического исследования, она редко бывает самоцелью.

Кристин Яншевиц

Гораздо чаще сильные оскорбительные слова используются в качестве эмоционально возбуждающих стимулов — инструментов для изучения влияния эмоций на психические процессы, такие как внимание и память.

Почему противоречие между общественностью и наукой? Неужели ругань как поведение выходит за рамки того, что должен изучать психолог? Поскольку на ругань так сильно влияют переменные, которые можно измерить на индивидуальном уровне, ученые-психологи (в большей степени, чем лингвисты, антропологи и социологи) имеют лучшую подготовку, чтобы отвечать на вопросы о ней.Другим объяснением относительного отсутствия внимания к этой теме является ориентация психологической науки на процессы (например, память), а не на области жизни (например, досуг), проблема, описанная Полом Розиным. Возможно, более сфокусированный на предметной области подход к психологическому исследованию лучше подходит для таких тем, как ругань и другие табуированные формы поведения.

Независимо от причины относительного отсутствия акцента на исследованиях ругани per se внутри психологической науки, извне научного сообщества все еще существует большой спрос на объяснения ругани и связанных с ними явлений.Чтобы дать читателю представление о работе, которую мы, как психологи, изучаем ругань, мы делаем, давайте рассмотрим некоторые из часто задаваемых нам вопросов о ругани.

Ругаться проблематично или вредно?

Суды признают вред от слова в делах, связанных с дискриминацией или сексуальными домогательствами. Первоначальное оправдание наших законов о непристойности было основано на необоснованном предположении, что речь может развращать или развращать детей, но существует мало (если таковые имеются) данных социальных наук, демонстрирующих, что слово само по себе причиняет вред.Тесно связанная проблема заключается в способе определения вреда — вред чаще всего формулируется в терминах стандартов и чувств, таких как религиозные ценности или сексуальные нравы. Редко предпринимаются попытки количественно оценить вред с точки зрения объективно измеримых симптомов (например, нарушения сна, беспокойства). Ученые-психологи, безусловно, могли бы предпринять систематические усилия для определения поведенческих результатов ругани.

Нецензурная брань может сопровождаться любыми эмоциями и иметь положительный или отрицательный результат.Наша работа показывает, что большинство случаев употребления нецензурных слов не вызывает проблем. Мы знаем это, потому что записали более 10 000 эпизодов публичных ругательств со стороны детей и взрослых и редко наблюдали негативные последствия. Мы никогда не видели, чтобы публичная ругань приводила к физическому насилию. Большинство публичных употреблений табуированных слов не связано с гневом; они безобидны или приводят к положительным последствиям (например, вызывают юмор). Однако описательных данных о нецензурной брани в частной обстановке нет, поэтому в этой области необходимо проделать дополнительную работу.

Таким образом, вместо того, чтобы считать ругань вредной или морально неправильной, можно получить более значимую информацию о ругани, задав вопрос о том, каких коммуникационных целей достигается ругань. Нецензурные слова могут привести к ряду результатов, например, когда они используются в позитивном ключе для шуток или рассказывания историй, управления стрессом, приспособления к толпе или вместо физической агрессии. Недавняя работа Stephens et al. даже показывает, что ругань связана с повышенной переносимостью боли. Это открытие предполагает, что ругань имеет катарсический эффект, который многие из нас, возможно, лично испытали в расстройстве или в ответ на боль.Несмотря на эти эмпирические данные, средства массовой информации обычно игнорируют положительные последствия ругани. Это возможность для ученых-психологов помочь проинформировать средства массовой информации и лиц, определяющих политику, путем четкого описания диапазона результатов ругани, включая преимущества.

Плохо ли детям слышать или произносить нецензурные слова?

Вопрос о вреде для взрослых ругательств относится к таким вопросам, как словесные оскорбления, сексуальные домогательства и дискриминация. Когда в кадре появляются дети, ненормативная лексика становится проблемой для родителей и основанием для цензуры в средствах массовой информации и образовательных учреждениях.Учитывая повсеместность этой проблемы, интересно, что учебники психологии не рассматривают возникновение такого поведения в контексте развития или изучения языка.

Родители часто задаются вопросом, нормально ли такое поведение и как им на это реагировать. Наши данные показывают, что ругательства появляются к двум годам и становятся похожими на взрослых к 11-12 годам. К тому времени, когда дети идут в школу, у них есть рабочий словарный запас из 30-40 оскорбительных слов. Нам еще предстоит определить, что дети знают о значениях слов, которые они используют.Мы знаем, что дети младшего возраста, вероятно, будут использовать более мягкие оскорбительные слова, чем дети старшего возраста и взрослые, чья лексика может включать более оскорбительные термины и слова с более тонкими социальными и культурными значениями. В настоящее время мы собираем данные, чтобы лучше понять, как развивается словарный запас ребенка.

Мы не знаем точно, как дети учат нецензурные слова, хотя это обучение является неотъемлемой частью изучения языка, и оно начинается в раннем возрасте. Независимо от того, ругаются ли дети (и взрослые), мы знаем, что они приобретают зависящий от контекста этикет ругательства — соответствующее «кто, что, где и когда» ругательства.Этот этикет определяет разницу между забавным и оскорбительным и требует дальнейшего изучения. Из данных интервью мы знаем, что молодые люди сообщают, что слышали эти слова от родителей, сверстников и братьев и сестер, а не из средств массовой информации.

Учитывая, что последствия употребления детьми нецензурной лексики часто приводятся в качестве основы для цензуры, психологи должны постараться описать нормальный ход развития бранной лексики и этикета у ребенка.Важно ли пытаться подвергать детей цензуре с языка, который они уже знают? Хотя сами ученые-психологи не устанавливают языковые стандарты, они могут предоставить научные данные о том, что является нормальным для обсуждения этих вопросов.

ругательства участились в последние годы?

Это очень распространенный вопрос, и на него сложно ответить, потому что у нас нет исчерпывающих, надежных базовых данных о частоте до 1970-х годов для целей сравнения. Это правда, что мы подвергаемся большему количеству форм ругани с момента появления спутникового радио, кабельного телевидения и Интернета, но это не означает, что средний человек ругается чаще.В нашем недавнем подсчете частоты большая часть наших данных поступает от женщин (сокращение когда-то больших гендерных различий). Мы интерпретируем этот результат как отражение большей доли женщин в обществе (например, гораздо больше женщин в кампусах колледжей), чем как огрубление женщин. Наше предстоящее исследование также показывает, что наиболее часто записываемые табуированные слова оставались довольно стабильными за последние 30 лет. Англосаксонским словам, которые мы говорим, сотни лет, и большинство исторически оскорбительных сексуальных упоминаний все еще находятся в верхней части списка оскорблений; они не были вытеснены современным сленгом.Необходимо периодически собирать данные о частоте использования, чтобы ответить на вопросы о тенденциях в отношении нецензурной брани с течением времени.

Таким образом, наши данные не указывают на то, что наша культура «ухудшается» в отношении нецензурной брани. Когда возникает этот вопрос, мы также часто не осознаем влияние недавно принятых законов, предусматривающих наказание за ненормативную лексику, таких как законы о сексуальных домогательствах и дискриминации. Слежка за телефонными разговорами и электронной почтой на рабочем месте также ограничивает использование нами табуированных формулировок.

Все люди ругаются?

Мы можем ответить на этот вопрос, сказав, что все грамотные англоговорящие люди учатся ругаться на английском.Нецензурная лексика обычно состоит из 10 выражений и составляет около 0,5 процента от ежедневного объема словосочетания. Однако неинформативно думать о том, как ругается средний человек: контекстуальные, личностные и даже физиологические переменные имеют решающее значение для прогнозирования того, как будет происходить ругань. Хотя ругань пересекает социально-экономический статус и возрастные группы и сохраняется на протяжении всей жизни, она чаще встречается среди подростков и чаще встречается среди мужчин. Неуместная ругань может наблюдаться при повреждении лобной доли, расстройстве Туретта и афазии.

Нецензурная лексика положительно коррелирует с экстраверсией и является определяющей чертой личности типа А. Это отрицательно коррелирует с сознательностью, покладистостью, сексуальной тревогой и религиозностью. Эти отношения осложняются диапазоном значений в разнообразной группе табуированных слов. Некоторые религиозные люди могут избегать ненормативной лексики (религиозных терминов), но у них может быть меньше оговорок по поводу оскорбительных сексуальных терминов, которых избегали бы сексуально озабоченные. Нам еще предстоит систематически изучать ругань в отношении таких переменных, как импульсивность или психические расстройства (например,г., шизофрения и биполярное расстройство). Это могут быть плодотворные пути для исследования нейронной основы эмоций и самоконтроля.

Табу-слова занимают уникальное место в языке, потому что однажды выученные, их использование в значительной степени зависит от контекста. Хотя у нас есть описательные данные о частоте и самоотчетах о агрессивности и других лингвистических переменных, эти данные, как правило, поступают из выборок, в которых преобладают молодые белые американцы из среднего класса. Требуется гораздо более широкая и разнообразная выборка, чтобы лучше охарактеризовать использование языка табу, чтобы более точно ответить на все вопросы здесь.

Чему нас учит о себе ненормативная лексика

Нецензурные слова напрямую связаны с нашими эмоциями. Они являются спонтанным отражением сильных эмоциональных состояний, таких как гнев, страх или страсть. Они также не имеют себе равных в своей способности причинять эмоциональную боль и разжигать сильные разногласия. Это слова, которые вызывают самую репрессивную регулятивную реакцию со стороны государства в виде цензуры и законодательства. Короче говоря, плохие слова сильны — эмоционально, физиологически, психологически и социально.А поскольку ненормативная лексика сильна, она отличается от других языков. В мозгу это кодируется по-другому. Его учат по-другому. Он сформулирован иначе. Со временем он меняется по-разному. И это дает ему уникальный потенциал для раскрытия фактов о нашем языке и нас самих, которые мы иначе никогда бы не вообразили.

Тем не менее, на протяжении своей тысячелетней истории научное изучение языка в основном пыталось избежать ненормативной лексики.Это в немалой степени связано с институциональными опасениями ученых по поводу возможных репрессалий. И не без причины. В прошлом году профессор LSU Тереза ​​Бьюкенен была уволена — несмотря на то, что она занимала должность — за ругань на лекциях.

Но ситуация начала меняться, во многом из-за изменений в нормах публичного языка. Строго регулируемый общественный эфир не несет основной массы средств массовой информации, как раньше. Сначала кабельное телевидение, а затем Интернет создали Дикий Запад слов, где истинная воля людей достигает своего пути.И если социальные сети являются показателем, люди хотят иметь возможность ругаться. И слышать ругань. И ругань читать. По мере того, как общественность все больше привыкла к ненормативной лексике, табуированные слова начали занимать все более заметное место в основной науке и принесли с собой множество новых идей.

Одна из самых важных вещей, которую мы извлекли из ненормативной лексики, касается того, как мозг генерирует речь. Традиционная точка зрения, которую все еще преподают в вводных учебниках по психологии, заключается в том, что определенные специализированные нейронные цепи выполняют определенные языковые функции у людей, но не у других животных.Вот небольшой технический учебник: считается, что область Вернике вычисляет значение слов. Считается, что область Брока координирует звуки речи. Эти области находятся в левом полушарии мозга у большинства людей (это основа популярного, но в основном преувеличенного представления о том, что логические, рациональные и вербальные люди имеют «левое полушарие»). Эта хорошо изученная языковая система является частью эволюционно новой (а у людей увеличенной) коры головного мозга — того самого недавнего и наиболее человеческого украшения мозга приматов, которое делает нас намного умнее других животных.

Это хорошая, чистая история. Но это верно лишь отчасти, как мы теперь знаем из психоневрологических исследований, посвященных ненормативной лексике — исследований людей с повреждениями мозга или атипичного развития. Эта область началась с тематического исследования, проведенного французским врачом по имени Жак Лордат в 1843 году. Он писал о приходском священнике, человеке Божьем, который перенес серьезный инсульт. И как следствие инсульта священник так и не смог говорить. У него было то, что мы теперь называем афазией, от которой в настоящее время страдают более миллиона американцев.Его словарный запас сократился до двух слов. Первым был je , французское слово, означающее «я». А что касается другого слова, Лордат написал, что это «самая сильная клятва языка, которая начинается с буквы« f »и которую наши словари никогда не осмеливались напечатать». Это было французское слово foutre , английский перевод которого, знакомое четырехбуквенное слово, по совпадению также начинается с «f». А благодаря накопленным за два столетия наблюдениям мы теперь знаем, что многие люди с афазией демонстрируют тот же синдром, который Лордат наблюдал у своего священника.Им сложно или невозможно намеренно сформулировать слова или связать их вместе. Но некоторая спонтанная речь все еще сохраняется, в том числе некоторые из самых вульгарных словесных эякуляций на этом языке.

Это открытие означает, что разные способы использования языка — например, рациональная речь или спонтанная ругань — должны генерироваться разными частями мозга.Знаменитые языковые цепи, которые я описал ранее, являются лишь одним из двух проводящих путей в мозгу, производящих язык. Спонтанные ругательства порождаются где-то еще. Но где?

Мы знаем, что это где-то еще должно быть в правой части мозга, а не в левой, как традиционные языковые центры. И доказательства поступают из довольно удивительного источника. Есть люди — например, пациенты под псевдонимом E.C. — которым удаляют все левое полушарие, как правило, для того, чтобы нарушить судорожные припадки со смертельным исходом.У E.C. была опухоль головного мозга, и когда его врачи удалили все левое полушарие его мозга, он потерял всякую способность к намеренному языку. Но он по-прежнему спонтанно и внятно произносил ругательства из-за разочарования.

Итак, для спонтанной ругани не нужны языковые центры левого полушария. Вместо этого он управляется эволюционно старыми структурами, известными как лимбическая система, скрытыми глубоко в мозгу, которые мы разделяем с приматами и другими млекопитающими, где они несут ответственность за эмоциональные крики, вопли, крики и рычание.Изменения тех же самых структур мозга — в частности, базальных ганглиев — наблюдаются у людей с копролалией, неконтролируемым использованием табуированной речи, часто наблюдаемой при синдроме Туретта.

Это означает, что когда вы ругаетесь из-за разочарования, страха, гнева или страсти, слова, которые вы произносите, предлагают привилегированный доступ к вашим эмоциям, обнажая ваши скрытые внутренние переживания, не опосредованные рациональным и преднамеренным планированием.

И это лишь одна из десятков идей, которые мы теперь можем извлечь, серьезно относясь к ненормативной лексике.Настало время извлечь выгоду из ненормативной лексики, чтобы узнать о языке не только как о рациональном продукте преднамеренного размышления, но как о части импульсивного, эмоционального, горячего познания, которое является вездесущим, если не уникальным, человеческим.

Подпишитесь на Inside TIME. Будьте первым, кто увидит новую обложку TIME, и наши самые интересные истории будут доставлены прямо на ваш почтовый ящик.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по письму@time.com.

Почему мы ругаемся: ненормативная лексика важна

Это был проклятый долгий год. Но знаете, какие исследования показывают, что может облегчить вашу боль? Ругаться.

В эту эпоху бесконечных споров о том, что является оскорбительным, а что нет, часть академических кругов придерживается языка, который, по нашему мнению, является невежливым, — изучает синтаксис таких предложений, как «F-ck you» на том же самом кампусы колледжей, где учащиеся защищены с помощью триггерных предупреждений.

Пусть некоторые социологи расскажут об этом, и то, как ненормативная лексика влияет на нас, выявляет элементы нашей природы как эволюционных существ, я вас не осуждаю. «Если вы не изучаете такой язык, — говорит психолог Тимоти Джей, — вы упускаете важную часть человеческого бытия».

Если вас обидели некоторые из прочитанных вами слов, это нормально. Ваша чувствительность придает этим буквенным связкам их силу.«Нам рано сказали, что это слова, которые вы не можете сказать. Мы наказываем людей за их высказывание », — говорит когнитивист Бенджамин Берген, который исследует исследования, связанные с ненормативной лексикой, в своей новой книге« What the F ». «Итак, мы учим детей в социальном плане, чтобы эти слова имели силу».

За время своей карьеры в Массачусетском колледже гуманитарных наук Джей записал и проанализировал ругательства тысяч людей и назвал две основные причины, по которым мы это делаем.Во-первых, это позволяет нам выражать свои эмоции, выходить из себя, отпускать. «Он также очень эффективно, почти сразу же передает наши чувства», — говорит Джей. «И другие слова этого не делают».

Произнесение одного f-слова может передать состояние человека — сердит ли он, расстроен, возбужден, удивлен или возбужден — и интенсивность этого состояния. Поскольку мы рано узнаем, что ненормативная лексика для сильных чувств — это то же самое, что рев рога для торнадо, тело начинает физически реагировать на него.«Ваши поры открываются, и вы начинаете потеть. Ваш пульс увеличивается. Ваши зрачки расширяются », — говорит Берген, который ведет уроки ненормативной лексики в Калифорнийском университете в Сан-Диего. «Вы испытываете реакцию борьбы или бегства». Исследования показали, что чтение и написание нецензурных слов оказывает на людей эмоциональное воздействие, говорит он, но не так сильно, как их произнесение и слушание.

Как любой мощный инструмент, эти слова могут использоваться «в конструктивных или деструктивных целях», — говорит Берген.Как правило, они вдохновлены табуированными областями: сексом («е-ск»), телесными функциями («ш-т»), религией («ад») и словами, описывающими людей других групп («n-слово»). Слова в последней категории имеют тенденцию к разрушению, потому что «они действительно созданы, чтобы оскорблять, причинять вред, разделять и очернять», — говорит Берген. Согласно исследованиям, американцы оценивают эти групповые нецензурные выражения как самые оскорбительные.

Конечно, то, что считается неприличным, развивается вместе с нашей культурой, возвращая нас к себе через табу времени.Хотя в большинстве языков есть ненормативная лексика, оскорбительные слова в разных странах различаются. Возьмите исторически католический Квебек, где напрасное произнесение религиозного слова вроде calisse («чаша») могло вызвать недовольство.

Но они тоже могут быть полезны. Когда исследователи наблюдали, как люди справляются с болью от погружения рук в ледяную воду, они обнаружили, что люди могут выдержать больший дискомфорт, если они повторяют ругательство, а не ругательство.Ученые также обнаружили, что в отличие от большинства звуков, которые мы издаем, ругательство может происходить как произвольно, так и непроизвольно. Последние — например, когда мы роняем ключи в снег и кричим «Ф-ск», не принимая на себя сознательного решения, — это свидетельство того, что язык не только создается одним способом в мозгу. Это имеет клиническое и исследовательское значение, говорит Берген, и может кое-что сказать нам о том, почему мы пришли к такому общению.

Это также предполагает, что эти эмоционально заряженные слова могут настолько глубоко укорениться в нас, что их произнесение становится физическим действием, а не символическим, больше похоже на чихание, чем на предложение.«Когда вы их произносите, — говорит Джей, — вы что-то чувствуете».

Эти сильные чувства побуждают некоторых людей пытаться искоренить ненормативную лексику. После того, как кабельные новостные сети показали печально известное видео Дональда Трампа, в котором говорится, что он хватает женщин «за киску», около двух десятков человек подали жалобы на непристойность в Федеральную комиссию по связи, которая регулирует использование ненормативной лексики в общественном эфире, согласно записям, полученным Morning Проконсультируйтесь. «Некоторых потребителей легко обидеть, — сказал адвокат, опрошенный Morning Consult, — в то время как другие очень терпимо относятся к тому, что показывают по телевидению.

Такие эксперты, как Джей, скажут вам, что многие причины, по которым люди часто выступают против ненормативной лексики, основаны на «мифах», и ученые работали над их развенчанием. Берген посвящает целую главу своей книги рассмотрению (ошибочного) исследования, в котором говорится, что ненормативная лексика вредит детям. Между тем Джей недавно пришел к выводу, что люди ругаются только потому, что они недостаточно умны, чтобы выразить себя по-другому. Он обнаружил, что люди с большим словарным запасом могут на самом деле генерировать на бранных слов больше, чем на слов, чем люди с меньшим словарным запасом.

Джей также обнаружил, что мыло во рту не работает. На самом деле, есть основания полагать, что чем больше детей защищают от этих слов, тем более впечатляющими они становятся. Например, в ходе исследования ледяной воды те же исследователи обнаружили, что обезболивающий эффект произнесения нецензурных слов был более острым среди людей, которые меньше ругались. Используйте его все время, и вы приучите себя; слова теряют свою привлекательность.

После того, как Берген в течение последних нескольких лет преподавал в своем классе ненормативную лексику, он научился писать и произносить большинство тех слов, которые заставляют нас краснеть.Он подробно обсудит тот факт, что «F-ck you», похоже, опровергает одно из фундаментальных правил, которые мы изучаем в школе: что грамматическое предложение должно иметь подлежащее ( you — объект f-ck , но он Остается неясным, кто выполняет действие, которое кто-то хочет, чтобы вы получили ). И он может делать это со всеми эмоциями, с которыми профессор химии может использовать слово нейрон — его собственный класс.

Хотя Берген говорит, что дает студентам несколько триггерных предупреждений, сообщая им, какой материал будет перед первым днем ​​занятий, он также говорит, что никогда не жаловался.«Цель состоит в том, чтобы они выучили столько же, сколько на любом уроке когнитивной науки или лингвистики, — говорит он, — но, возможно, им будет немного больше интересно».

Подпишитесь на Inside TIME. Будьте первым, кто увидит новую обложку TIME, и наши самые интересные истории будут доставлены прямо на ваш почтовый ящик.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по письму@time.com.

Когда грешно использовать ненормативную лексику

Сегодняшний культурный и политический климат, кажется, является постоянным полем битвы, где самый грязный и грубый оратор получает наибольшее внимание.Когда это кажется «обычным», когда грешно использовать нецензурную лексику?

Вместо того, чтобы спрашивать, когда использовать сквернословие нормально или греховно, вы должны спросить себя, почему вы вообще так говорите. Не тратьте время на поиски минимального стандарта для получения проходного балла или определения приемлемых «слов». Короткий ответ — грех есть грех.

Однако важно учитывать, почему сквернословие противоречит той жизни, к которой мы были призваны. Если вы просто слышите: «Христиане не ругаются», то вы можете начать следовать правилу ради правила, вместо того, чтобы иметь истинное представление о том, почему ваши слова имеют значение.Кроме того, вы можете попасть в ловушку, полагая, что назначенные «ругательства» — единственные типы языка, которые являются сквернословием.

Почему это считается фолом?

Словарь Мерриам-Вебстера определяет нецензурную лексику как «оскорбительную или вульгарную лексику». Обычно американцы считают, что это означает ненормативную лексику (или четырехбуквенные слова). Однако сквернословие включает в себя гораздо больше, чем четырехбуквенные слова, особенно когда речь идет о христианстве. По мере развития слов важно отметить, что многие профанные термины в сегодняшнем словаре не использовались, когда Иисус ходил по земле.

Следовательно, когда вы применяете то, что говорит Библия к определению «оскорбительной или вульгарной лексики», это становится более актуальным для того, как мы говорим сегодня. Библия ясно дает понять, что мы должны беречь то, что исходит из наших уст. Хотя Библия не определяет сегодняшние четырехбуквенные слова, в ней содержится решительная позиция против оскорбительных или вульгарных слов, которые многие считают оскорбительными.

Кроме того, Библия призывает верующих избегать слов, оскорбляющих других или используемых для сплетен.Таким образом, даже если вы не используете нецензурные слова, вы все равно можете использовать слова, которые приносят вред. Мы можем манипулировать, казалось бы, невинными словами и использовать их злонамеренно, что так же плохо.

Что говорит нам Библия

Библия ясно говорит о грехе и силе слов. Грех — это все, что мы делаем, что отделяет нас от Бога. Следовательно, то, как мы используем язык, может быть греховным. Например, одна из Десяти Заповедей относится к нашему языку по отношению к Господу. Исход 20: 7 говорит: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.”

Но это не заканчивается на произнесении имени Господа напрасно. На протяжении всей Библии нас предостерегают от греховного использования языка. Согласно Притчам 10:32: «Уста праведника знают, что пользуется благосклонностью, а уста нечестивых — только развращенное». Грубая лексика, ненормативная лексика и многое другое попадают в эту категорию.

Тем не менее, это может быть тот факт, что мы будем нести ответственность за все слова, которые мы говорим на земле, когда мы встречаем нашего Спасителя, который является наиболее острым. Матфей 12: 36-37 говорит нам: «Но говорю вам, что каждое небрежное слово, которое говорят люди, они должны дать отчет за это в день суда.Ибо своими словами вы будете оправданы, и своими словами вы будете осуждены ». Не знаю, как вы, но эта правда заставляет меня лучше заботиться о словах, которые я говорю.

Суть дела

Давайте будем честными. Сквернословие — это проблема сердца. Слова, которые мы используем, будь то ругательства или невинные обидные слова, являются отражением наших сердец. В Луки 6:45 объясняется: «Добрый человек выносит добро из добра, хранящегося в его сердце, а злой человек выносит зло из зла, накопленного в его сердце.Ибо уста говорят то, чем полно сердце ». Если вы боретесь с проблемами, из-за которых вы используете нецензурную лексику, то разберитесь в сути вопроса и попросите прощения. Исповедуй свои грехи и покайся.

Кроме того, Колоссянам 3: 8-10 напоминает нам: «Но теперь вы также должны избавиться от всего подобного: гнева, ярости, злобы, клеветы и сквернословия с ваших уст. Не лгите друг другу, поскольку вы сняли свое старое «я» с его практиками и облеклись в новое «я», которое обновляется в знании по образу своего Создателя.«Во Христе мы новое творение и Его отражение. Поэтому мы должны чтить Его словами, которые мы говорим.

Что мы должны говорить вместо

В конечном счете, наш язык должен использоваться для прославления Бога и ободрения других. Мы должны говорить правду, любовь, благодать и милосердие. Просите Бога о помощи, чтобы жить согласно Ефесянам 4:29.


«Не позволяйте никаким нездоровым словам исходить из ваших уст, но только то, что полезно для построения других в соответствии с их потребностями, чтобы это могло принести пользу тем, кто их слушает.»- Ефесянам 4:29


Является ли ругательство признаком ограниченного словарного запаса?

Когда нам не хватает слов, мы ругаемся. По крайней мере, это то, во что нас убеждает гипотеза «бедности словаря» (POV). По этой причине ругань является «признаком слабого словарного запаса» в результате необразованности, лени или импульсивности. В соответствии с этой идеей, мы склонны судить обывателей довольно жестко, оценивая их как более низкие по социально-интеллектуальному статусу, менее эффективных в своей работе и менее дружелюбных.

Но этот взгляд на грубость не согласуется с последними исследованиями в области лингвистики. Например, гипотеза точки зрения предсказывает, что, когда люди изо всех сил пытаются придумать правильные слова, они с большей вероятностью будут извергать ругательства налево и направо. Но исследования показывают, что люди, как правило, заполняют неловкие пробелы в своем языке словами «эрс» и «хм», а не «дерьмо» и «черт возьми». Это исследование привело к конкурирующему объяснению ругани: свободное владение табуированными словами может быть признаком общей беглости речи.Исключительно вульгарные люди также могут быть исключительно красноречивыми и умными. Действительно, табуированные слова имеют особую цель в нашем лексиконе, которую другие слова не могут выполнить так же эффективно: обеспечивать интенсивное, сжатое и направленное эмоциональное выражение. Таким образом, те, кто часто ругается, могут просто более опытно владеть лингвистическими ресурсами, из которых они могут извлечь свою точку зрения.

Новое исследование когнитивных ученых из Марист-колледжа и Массачусетского колледжа гуманитарных наук пытается проверить эту возможность и еще больше опровергнуть гипотезу точки зрения путем измерения того, как запрещенная беглость слов соотносится с общей беглостью речи.Гипотеза POV предполагает, что должна быть отрицательная корреляция: чем больше вы ругаетесь, тем ниже ваше словесное мастерство. Но исследователи предположили прямо противоположное: чем больше вы ругаетесь, тем более обширным будет ваш словарный запас.

В трех исследованиях они давали участникам хорошо известную меру вербальной беглости, называемую тестом ассоциации с контролируемым словом (COWAT). COWAT просит участников произнести как можно больше слов, начинающихся с заданной буквы (например, F, A или S) в течение указанного временного окна.Количество слов, которые они генерируют, суммируется в оценке беглости речи. Затем, в одной из самых неловких и забавных экспериментальных ситуаций в истории когнитивной науки, участники должны были сказать экспериментатору вслух столько ругательств, сколько они могли придумать за одну минуту. Это была мера запретной беглости слов.

Результаты исследования 1 показали, что участники генерировали 400 уникальных табуированных слов (см. «Результаты» для некоторых из наиболее ярких записей), и, как и предсказывали исследователи, беглость в произношении этих слов положительно коррелировала с успеваемостью в COWAT.Этот результат был воспроизведен в исследованиях 2 и 3 с использованием письменной версии тестов. Чем больше табуированных слов могли произнести участники, тем более бегло они говорили в целом.

Это открытие может служить отличным эмпирическим указанием простонародья повсюду, направленным на тех, кто до сих пор несправедливо судил их за их лингвистические способности. Брань, кажется, может быть творческой, умной и даже прямо-таки лирической. Это также должно открыть нам глаза на уникальную область исследований, которая тратит свое время на анализ множества разнообразных способов и причин, по которым мы ругаемся.Например, знаете ли вы, что некоторые лингвисты и философы языка проводят значимые различия между табуированными словами, которые выражают повышенные эмоциональные состояния (например, f * ck), и общими уничижительными словами (например, f * cker), значение которых коннотативно, но ориентировано на человека, и оскорбления (например, sl * t), в которых есть как выразительные, так и уничижительные описательные элементы? Я этого не знал.

Тем не менее, к этим результатам следует относиться с недоверием. Знание табуированных слов и регулярное использование этих слов — две очень разные вещи.Я вполне мог бы обладать энциклопедическим знанием вульгарности, но также мог бы обладать тактом, необходимым, чтобы регулировать свой язык в социальных ситуациях. Другими словами, то, что люди, свободно говорящие на словах, имеют способность ругаться с лучшими из них, не означает, что они будут это делать. Это представляет небольшую проблему с текущим исследованием, поскольку авторы, похоже, хотят заявить, что их результаты говорят о том, какие люди на самом деле ругаются в реальном мире. Этот вывод нельзя сделать из этих данных.Исследования ничего не говорят нам о том, как говорящие используют табуированных слов, а только то, что способен сказать, если бы они захотели их использовать. Регулярная ругань и возможность составить длинный список ругательств при появлении подсказки — разные вещи. Действительно, гипотеза POV все еще может выдержать эту критику. По-прежнему может быть правдой то, что люди с большей беглостью вербальной речи, даже если у них также более табуированная беглость, ругаются меньше, потому что у них есть лексическая база данных, необходимая для фактического выражения себя другими способами.

В 1977 году Норман Мейлер столкнулся с Гором Видалем на вечеринке после того, как Видал плохо отрецензировал одну из книг Мейлера. Гнев Мейлера вскипел, и он ударил Видаля на землю. Гор Видал поднял голову и, как известно, пошутил: «И снова Норман Мейлер не дал слов». Несомненно, Видаль мог обрушить на своего агрессора серию ненормативной лексики. Он определенно владел языком табу, сравнимым с его владением языком в целом. Но его словесная беглость позволила ему создать еще более остроумный ответ.И если бы Мейлер не подвел слов, возможно, он тоже отреагировал бы менее глупо.

Наука утверждает, что ругань полезна для вас

Ругань обычно рассматривается как просто ленивый язык или оскорбительный упадок вежливости. Но, как показывает Эмма Бирн в своей книге Клятва полезна для вас: удивительная наука ненормативной лексики , новое исследование показывает, что ненормативная лексика имеет много положительных качеств, от поощрения доверия и совместной работы в офисе до повышения нашей терпимости к боли.

Когда National Geographic догнал Бирн в ее доме в Лондоне, она объяснила, почему люди — не единственные приматы, которые могут проклинать, и почему, хотя женщины сегодня ругаются больше, чем раньше, многие все еще считают это « неженственный.”

Предоставлено W.W. Norton & Company

Соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вы пишете: «Я испытывал определенную гордость за свое умение красочно и своевременно ругаться». Расскажите о своем отношении к ненормативной лексике и в каком смысле это хорошо для нас?

Моим первым воспоминанием о наказании за брань было то, что я назвал младшего брата четырехбуквенным словом, twat , что, как мне показалось, было просто странным произношением слова twit .Мне было тогда около восьми лет; мой брат все еще учился в дошкольном учреждении. Моя мать замерла, потом обняла меня ремнем вокруг уха. Это заставило меня понять, что некоторые слова обладают значительно большей силой, чем другие, и что простого сдвига в гласной достаточно, чтобы полностью изменить эмоциональное воздействие слова.

Мне всегда было любопытно, что, как мне говорили, я не должен интересовать, поэтому в своей карьере я оказался в области искусственного интеллекта, в которой преобладают мужчины.В моей личности есть определенная ругательство, что означает, что, как только кто-то говорит: «Нет, это не для тебя», я абсолютно должен знать об этом .

Мои отношения с руганью, безусловно, являются одним из примеров. Я склонен использовать это как способ обозначить себя как более похожий на моих коллег-мужчин, например, иметь практическое знание правила офсайда в футболе. Это хороший способ убедиться, что меня не воспринимают как странного, другого человека, в зависимости от моего пола.

В Австралии и Новой Зеландии было проведено большое исследование, которое, пожалуй, не удивительно, в котором говорится, что шутливые оскорбления, особенно ругань среди друзей, являются сильным сигналом степени доверия, которое разделяют эти друзья.Когда вы смотрите на стенограммы этих тематических исследований эффективных команд в таких секторах, как производство и ИТ, те, кто может шутить друг с другом, нарушая вежливую речь, которая включает в себя много ругательств, как правило, сообщают, что они доверяют друг другу больше .

Одна из причин такой сильной корреляции заключается в том, что ругань оказывает такое эмоциональное воздействие. Вы демонстрируете, что у вас есть сложная теория разума в отношении человека, с которым вы разговариваете, и что вы выяснили, где находится предел между тем, чтобы быть достаточно шокирующим, чтобы заставить его хихикать, или заметить, что вы использовали это, но не настолько. шокирует, что они будут смертельно обижены.Трудно попасть прямо в яблочко. Использование нецензурных слов, подходящих для этого человека, показывает, насколько хорошо вы его знаете; и насколько хорошо вы понимаете их ментальную модель.

Исследователи изучают, что смех может сделать для нашего здоровья. Смех — это не просто форма общения, он помогает людям процветать.

На написание этой книги вас вдохновило исследование, проведенное

доктором Ричардом Стивенсом . Расскажите об эксперименте и о том, почему он был важен для нашего понимания ругани.

Ричард Стивенс работает из Кильского университета в Великобритании. Он поведенческий психолог, которого интересует, почему мы делаем вещи, которые, как нам говорили, вредны для нас. В течение многих лет медицинские работники говорили, что ругань невероятно вредна для вас, если вы испытываете боль. Это то, что называют «катастрофической реакцией» — сосредоточение внимания на произошедшем негативном событии. По его мнению, если это так неадекватно, почему мы продолжаем это делать?

Изначально у него было 67 добровольцев, хотя он повторял это несколько раз.Он погрузил их руки в ледяную воду и произвел случайную выборку, использовали ли они ругательство или нейтральное слово, и сравнил, как долго они могут держать руки в ледяной воде. В среднем, когда они ругались, они могли держать руки в ледяной воде вдвое меньше, чем когда они использовали нейтральное слово. Это показывает, что результаты , но неадекватны. Ругательства действительно позволяют дольше терпеть боль.

Всегда ли мужчины клянутся больше женщин? И если да, то почему?

Однозначно не ! Историки английского языка описывают, как женщин одинаково хвалили за их умение выражать оскорбления и ругательства, вплоть до того момента, когда в 1673 году была опубликована книга Ричарда Аллестри под названием The Ladies Calling .Аллестри говорит, что женщины, которые ругаются, ведут себя биологически несовместимо с тем, чтобы быть женщиной, и в результате начинают приобретать мужские характеристики, такие как отрастание волос на лице или бесплодие. Он писал: «Нет звука более отвратительного для ушей Бога, чем клятва в устах женщины».

Сегодня мы ужасно все еще на том же месте, мужчин по сравнению с женщинами, которые ругаются. Хотя считается, что женщины по-прежнему ругаются реже мужчин, из исследований мы знаем, что это не так.Они ругаются так же сильно, как и мужчины. Однако опросы общественного мнения показывают, что и мужчины, и женщины склонны гораздо более жестко судить о бранях женщин. И это суждение может иметь серьезные последствия. Например, когда женщины с раком груди или артритом ругаются из-за своего состояния, они с гораздо большей вероятностью потеряют друзей, особенно подруг. В то время как мужчины, которые ругаются по поводу таких состояний, как рак яичек, как правило, более тесно связаны с другими мужчинами, использующими тот же словарный запас. Представление о том, что ругань является законным средством выражения негативных эмоций, гораздо более ограничено для женщин.

Я был очарован, обнаружив, что ругаются не только люди, но и приматы! Расскажите о

Project Washoe .

В дикой природе шимпанзе заядлые потребители своих экскрементов, чтобы пометить свою территорию или показать свое раздражение. Итак, первое, что вы делаете, если хотите научить приматов языку жестов, — это приучать их к горшку. Это означает, что, как и человеческие дети того же возраста, у них в конечном итоге наложено табу на экскременты. В Project Washoe признаком «грязного» было поднятие суставов пальцев к нижней части подбородка.И произошло то, что произошло спонтанно, без учения ученых, так это то, что шимпанзе начали использовать знак «грязный» точно так же, как мы используем наши собственные ругательства.

Уошу — самка шимпанзе, которую в 1960-х годах усыновили Р. Аллен Гарднер и Беатрикс Т. Гарднер. Позже ее взял на себя исследователь из штата Вашингтон по имени Роджер Фаутс. Уошу был матриархом трех младших шимпанзе: Лулис, Тату и Дар. К тому времени, когда они привезли Лулиса, самого младшего, люди перестали учить их языку, поэтому они посмотрели, будут ли шимпанзе передавать язык из поколения в поколение, что они и сделали.

И не только это: как только они усвоили табу на туалет со знаком «грязный» как нечто постыдное, они начали использовать этот знак в качестве предостережения или выражения гнева, например ругательства. Когда Уошо и другие шимпанзе действительно злились, они ударяли костяшками пальцев по нижней стороне подбородка, так что вы могли слышать этот звук щелканья шимпанзе.

Уошу и другие шимпанзе подписывали такие вещи, как «Грязный Роджер!» или «Грязная обезьяна!» когда они были в гневе. Люди не учили их этому! Случилось так, что они усвоили это табу, у них был знак, связанный с этим табу, так что внезапно этот язык стал невероятно мощным, и его начали бросать, как настоящие экскременты, выбрасываемые дикими шимпанзе.

Вы говорите: «ругань — это сигнал — канарейка с грязным клювом в угольной шахте, — который говорит нам, каковы наши социальные табу». Расскажите нам об этой идее и о том, как она менялась на протяжении веков.

Пример, который знакомо большинству людей в англоязычных странах, — это богохульство. Некоторые части США по-прежнему более соблюдают христианство, чем другие, но в целом те языки, которые в другие эпохи привели бы к цензуре, теперь свободно используются в печатных и телевизионных СМИ.Тем не менее, «n-слово», которое когда-то использовалось в качестве названия книги Агаты Кристи и даже в детских стихотворениях, теперь является табу, потому что есть большее понимание того, что это болезненное напоминание о том, как афроамериканцы страдали из-за расизм на протяжении веков. В некоторых сообществах, где это использование восстанавливается, они говорят, что, если я использую его, он иммунизирует меня от его негативных последствий.

Это пример слова, выпавшего из общего разговора и литературы в царство невыразимого.Она сильно отличается от совокупительной или экскреторной ругани тем, что вызывает разногласия. Самое замечательное в совокупительной и экскреторной ругани в том, что они присущи всему человечеству.

В цифровом мире вы можете ругать кого-то, даже не будучи лицом к лицу. Это меняет то, как мы ругаемся? И как будет выглядеть ругань в завтрашнем мире?

Одна из трудностей, связанных с руганью в онлайн-дискурсе, заключается в том, что она не имеет прямого воздействия, поэтому она позволяет людям набрасываться на человека, не считая человека, с которым они разговаривают, полностью человечным.Но проблема не в ругательствах. Можно сказать, что кто-то стоит меньше как человек, исходя из его расы, пола или сексуальной ориентации, используя самые вежливые выражения. Например, когда Дональд Трамп назвал Хиллари Клинтон «мерзкой женщиной» вместо того, чтобы использовать c-слово, большинство из нас смогли взломать код. Мы знали, что он имел в виду, но поскольку он не поклялся, это было воспринято как приемлемый дискурс.

Я думаю, что в будущем ругань неизбежно будет изобретена заново; мы видели, как это так сильно изменилось за эти годы.По мере изменения наших табу меняется и ядро ​​языка, способное удивлять, шокировать или оглушать эмоциональную часть мозга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.