Негативные эмоции и чувства: Виды негативных эмоций и их значение. Функции эмоций и чувств

Автор: | 19.05.1976

Содержание

Виды негативных эмоций и их значение. Функции эмоций и чувств

Что такое негативные эмоции и почему важно уметь их правильно воспринимать и проживать.


Значение негативных эмоций

Негативные чувства – неотъемлемая часть нашей жизни и нашей личности. Мы можем их отрицать, но они есть в каждом из нас. Кроме того, как бы мы к ним ни относились, каждая из них имеет свою функцию. Страх, гнев, стыд, зависть – все эти и другие не слишком светлые эмоции служат важным целям.

Попытки отрицать и подавлять половину своих эмоций приводят в лучшем случае к телесной и психологической зажатости, а в худшем – к болезням и личностным проблемам. Я уже писал, как важно жить в ладу со своими эмоциями, а также о том, какие методы помогают экологично ими управлять.

Но если мы хотим правильно относиться к негативным эмоциям, важно для начала разобраться в них. Итак, какие негативные эмоции у нас есть, и какие функции они выполняют?

Гнев, злость и агрессия

На гнев у многих людей есть полный запрет. Нам с детства внушали, что надо быть добрым, вежливым и приятным. И если человек так воспитан, то он находит деструктивные способы выражения гнева.

Между тем злость необходима нам, чтобы защищать свои личные границы, она служит энергией перемен, а порой помогает физически защитить себя и близких.

Зависть

Зависть, как ни странно, тоже имеет свои задачи. Она мотивирует нас чужими достижениями. Мы смотрим на кого-то, завидуем, и хотим также. И порой из этого может получиться собственный интересный проект, прогресс в отношениях. Разумеется, бывают патологические формы зависти, которые, наоборот, не дают нам двигаться вперед. Но это можно сказать о любом другом чувстве, положительном или отрицательном.

Подробнее о зависти – в статье.

Печаль

Печаль – чувство не модное. Ее часто стараются скрыть и «замазать» показным весельем. Но на самом деле она имеет огромное значение для нашей психики. Это завершающее чувство, которое сопровождает потери, разлуки и неудачи. Оно позволяет нам смириться с негативным событием, открыть для себя что-то важное, порой помогает выйти на новый уровень понимания себя и жизни – если дать себе прожить печаль, а не давить ее обязательным позитивом.

Подробнее об эмоции печали – в статье.

Отвращение

Чувство, которое, как и гнев, помогает нам держать свои границы, а также помогает чувству меры. Люди, которые умеют ощущать свое отвращение, могут и вовремя остановиться – во всех смыслах. В еде, общении, учебе и так далее. А это очень важно, если мы не хотим чем-то объесться или чтобы нам что-то навязали.

Подробнее о значении отвращения читайте в статье.

Страх

Умение испытывать страх имеет огромное значение для выживания. Даже сейчас, когда мы живем в относительно безопасное время, страх продолжает удерживать нас от необдуманных поступков и опрометчивых решений.

Как и все другие чувства, страх может быть патологическим – и тогда с ним нужно работать. Но полностью избавиться от страха, как мечтают некоторые люди – невозможно, да и не нужно.

Вы можете прочитать мою статью о страхе, если хотите разобраться в этом вопросе глубже.

Почему еще важно не подавлять негативные эмоции?


  • Выборочное подавление эмоций невозможно. Подавляя одни, мы подавляем все.
  • Человек, который не умеет принимать свою агрессию, гнев, печаль, не умеет и по-настоящему ощущать любовь, радость и доброту. Он не выбирает, что чувствовать, так как может испытывать только разрешенные эмоции.
  • Мы вынуждены находить нездоровые способы выплеска эмоций – например, очень бурно отдыхаем в выходные.
  • Нами становится легко манипулировать, потому что мы не умеем управлять собой и легко поддаемся на провокации.
  • Эмоции – это энергия изменений. Иногда негативные – особенно.
  • Негативные эмоции – это способ защиты. Если мы не умеем их проявлять – скорее, всего, мы не сможем защитить свои границы, свое мнение.


Как работать с негативными эмоциями

Осуждение и подавление негативных эмоций – результат воспитания. Это очень сильная привычка, но от нее можно избавиться. Есть много способов работы со сложными эмоциями. Некоторые из них описаны в статьях. Но самое главное – осознание ценности каждой эмоции, понимание ее права на существование.

Принимая свои эмоции, вы можете сделать большой шаг по направлению к внутренней гармонии и счастью.

Вадим Куркин


Все эмоции важны. В ладу с эмоциями — НОЦ СКФУ

Многие люди с детства научаются свои эмоции прятать. Взрослые часто объясняют детям, что сердиться — это нехорошо, бояться — плохо, плакать — глупо, обижаться нельзя. А если прыгать хочется от радости и счастья, то это тоже может быть неприлично или может кому-то мешать.

Так и получается, что сами того не понимая, они устанавливают запрет на чувства. Или может быть так, что в окружении ребенка не было ценности эмоций и чувств, и не было хорошего примера того, как можно проживать и выражать свои эмоции, что приводило к их подавлению. Подавление эмоций может быть осознанным решением человека, а может происходить неосознанно.

Блокируя свои эмоции и не давая им выход, человек со временем теряет способность понимать свои эмоции, ведь фокус внимания направлен на желание перестать что-то чувствовать. Существует одно интересное мнение — человек не способен на выборочное подавление эмоций, со временем угнетаться начинают все сильные переживания. Важно осознать: не пережитые эмоции никуда не исчезают сами по себе. Когда эмоция не проявляется, то она подавляется. Можно подавить выражение эмоции, но нельзя ее уничтожить. Но чем же это в итоге оборачивается для нас? Эмоция – это энергия. И когда в нашем теле зарождается комок энергии, который хочет вырваться, но выхода не находит, то он оседает в теле.

Так и образуется напряжение. Оно является причиной срывов, плохого настроения, снижения энергии, повышения усталости.

Самый лучший способ – это дать себе возможность проявить эмоцию. Наша психика устроена таким образом, что за переживание как негативных, так и позитивных эмоций отвечают одни и те же структуры психики. Поэтому, когда мы «избавляемся» от нежелательных эмоций, то мы тем самым лишаем себя и эмоций позитивных, радостных.

Цель живого человека – улучшить способы совладания с эмоциями, а не перестать чувствовать.

Нужно дать себе право чувствовать, научиться осознавать свои переживания и выражать их, не нанося вреда ни себе, ни другим. Мы не можем контролировать саму эмоцию, когда она уже возникла и заранее предугадать ее характер. Но мы можем контролировать то, как мы с ней обходимся.

Как же тогда проявлять негативные эмоции, если проявлять их не всегда уместно, а подавлять вредно? Для начала:

· Замедлитесь и постарайтесь сконцентрироваться на чувствах, позвольте им быть. Это бывает трудно поначалу. Не откладывайте на потом, ловите ситуацию «в моменте».

· Объективно опишите ситуацию – как если бы ее можно было увидеть через окошко видеокамеры.

· Назовите чувство «по имени» как можно точнее. Опишите это чувство. Что оно для вас значит? Проживание эмоций без анализа причин возникновения малоэффективно. Они снова и снова будут появляться, сигнализируя вам о чем-то.

· Расскажите, чего вы хотите в связи с этим чувством.

· Пишите терапевтические письма обиды или прощения. Это психологическая практика, направленная на работу с накопившимися эмоциями по отношению к какому-либо другому человеку. Оно заключается в том, что вместо высказывания человеку «в глаза» всего, что у вас накипело, вы выражаете ваши эмоции на бумаге, работая с каждым негативным чувством последовательно. Отправлять или показывать кому-то эти письма не нужно.

· Ведите дневник эмоций. Эта техника помогает распознать и принять эмоции, которые возникают. Отследить их значимость и содержание.

Помните, фокус внимания нужно держать не на том, как избавиться от эмоции, а на том, как ее принять, понять, выдержать, прожить и действовать во благо себе несмотря на нее.

Если для вас сложно разобрать какую-то ситуацию или ситуация вызывает сильный эмоциональный отклик, не стесняйтесь обращаться за помощью к специалисту психологу.

Контакты
psypro.ncfu.ru
(865 2) 33 07 11, (968 2) 667 115
[email protected]
г. Ставрополь, пр-т Кулакова, 2, учебный корпус 9, кабинет 529

Harvard Business Review Россия

Шестнадцать тысяч — в среднем столько слов мы произносим ежедневно. А представьте себе, сколько их проносится у нас в голове и остается невысказанными! В основном они описывают не факты, а эмоции вкупе с оценками и суждениями — иногда положительными и полезными («я хорошо поработал и отлично справлюсь с презентацией»; «об этом стоит высказаться»; «новый вице-президент, похоже, человек контактный»), иногда отрицательными и действующими на нас разрушительно («он сознательно меня игнорирует»; «я буду выглядеть идиотом»; «я лох»).

Считается, что неприятным мыслям и чувствам в офисе не место. Руководители высшего звена, особенно главы компаний, ­обязаны или держаться стоически, или ­подавать пример жизнерадостности; они должны излучать уверенность и подавлять в себе любые негативные чувства. Но это противоречит человеческой природе. Все здоровые люди испытывают целую гамму эмоций, в числе которых осуждение, сомнение и страх. Так наш ум выполняет свою работу: пытается предвидеть и решать проблемы и избегать возможных ошибок.

Консультируя компании по всему миру (наша тема — вопросы кад­ровой стратегии), мы видим, что руководители совершают ошибки не потому, что их посещают нежелательные мысли и чувства — это неизбежно! — а потому, что «клюют» на свои эмоции, как рыба на наживку. А происходит это так. Они поддаются мыслям, «ведутся» на них, принимая за факты («То же самое было у меня на предыдущем месте… Вечно мне не везет в работе»), и избегают ситуаций, которые их провоцируют («И не подумаю ввязываться в это новое дело»). Или же — обычно с подачи сочувствующих — ставят под сомнение право таких мыслей на существование, пытаются найти им разумное объяснение и откреститься от них («Так думать нельзя… Не такой уж я и неудачник») и, ­возможно, вновь вгоняют себя в похожие ситуации, даже если те противоречат их ключевым ценностям и целям («Ну же, соглашайся на эту новую работу — надо переступить через себя»). В обоих случаях они слишком заняты внутренним монологом, который отбирает у них важные когнитивные ресурсы.

Эту типичную проблему зачастую усугубляют популярные стратегии управления собой. Нам постоянно встречаются руководители, испытывающие эмоциональные трудности (они волнуются по поводу приоритетов, завидуют чужим успехам, боятся отказа, страдают из-за мнимых обид) и придумавшие, как с ними «справляться»: с помощью позитивных установок, списков важнейших дел, полного погружения в работу. Но когда мы спрашиваем, давно ли у них эти проблемы, они отвечают: лет 10, или 20, или вообще с детства.

Понятно, что придуманные ими способы ничего не дают. Как показывают многочисленные исследования, попытки свести к минимуму или игнорировать мысли и эмоции дают обратный эффект. Участникам знаменитого эксперимента, который проводил ныне покойный ­гарвардский профессор Дэниел Вегнер, велели не думать о белых медведях. Оказалось, что соблюсти этот запрет очень трудно, да и потом, когда он был снят, люди думали о белых медведях гораздо больше, чем члены контрольной группы. Этот феномен знаком каждому, кто, сидя на строгой диете, мечтал о шоколадных кексах и картошке фри.

Успешные руководители не только не попадаются на крючок своих переживаний, но и не пытаются их подав­лять. Они подходят к ним осознанно, с оглядкой на ценности и извлекают из них пользу — то есть, как мы это называем, ведут себя эмоционально гибко. В сложных, быстро меняющихся условиях экономики знаний те, кто не умеет управлять своими мыслями и чувствами, успеха в бизнесе не добьются. Как показывают многочисленные исследования профессора Лондонского университета Фрэнка Бонда и других ученых, эмоциональная гибкость способствует снижению стресса, сокращению количества ошибок, более творческому подходу к работе, улучшению результатов труда.

Мы помогаем развивать этот важный навык руководителям из самых разных отраслей — поможем и вам. В этой статье мы описываем четыре приема, которые мы заимствовали из Терапии принятия и обязательств (ТПО), разработанной психологом Невадского университета Стивеном Хейесом. Эти приемы базируются на следующих рекомендациях: признайте, что вас заклинило, маркируйте свои мысли и эмоции, примите их и действуйте с оглядкой на свою систему ценностей.

Рыба на крючке

Начнем с двух примеров. Синтия — главный юрист в организации, мать двоих маленьких детей. Ее постоянно преследовало острое чувство вины из-за упущенных возможностей — как на работе: ее коллеги вкалывали по 80 часов в неделю, а она ­ограничивалась 50, так и дома: она вечно была то рассеянной, то усталой и не могла уделять должного внимания мужу и детям. Один голос у нее в голове ныл, что надо лучше трудиться, не то лишишься места, а другой — что надо быть хорошей матерью, а то не выполнишь долга перед семьей. Синтии очень хотелось, чтобы хотя бы один из них умолк. Но ныли оба, и она в ответ отказывалась от участия в интересных проектах, а на семейных ужинах не расставалась с телефоном.

Управление эмоциями: советы от психолога

Какие только чувства мы не переживаем каждый день: радость, грусть, злость, нежность, недоверие, восхищение, зависть и многое другое. И если ощущениями со знаком плюс нужно наслаждаться как можно дольше, то негативных гостей стоит выпроваживать как можно быстрее. А еще лучше и вовсе не впускать их в свое сердце.

А нужно ли контролировать эмоции?

Все люди делятся на психотипы. И, если, к примеру, экстроверты моментально обрушивают свои эмоции на другого человека, действуя абсолютно необдуманно и часто во вред себе, то интроверты остаются закрытой книгой, пряча все чувства внутри.

Часто люди даже не желают учиться управлять гневом или усмирять зависть, или контролировать злость, или гасить тревожность, списывая все на: «Смиритесь! Такой уж у меня характер!».

Естественно, обвинить в своих проблемах и трудностях врожденные данные гораздо проще, чем приложить небольшие усилия.

Не стоит недооценивать разрушающую силу негативных чувств. Психологи уже давно описали, в чем их опасность для человека:

От простого возбуждения до состояния аффекта не такой уж большой путь, как вам может показаться на первый взгляд.

Подумаешь, разозлились вы на мужа, который в очередной раз зашвырнул свои носки не в корзину для грязного белья, а под кровать. Накрутили себя и побежали выяснять отношения. А муж вместо стандартного: «Извини!» буркнул что-то типа: «Возьми и сама убери, мне они не мешают». Хорошо если все выльется в банальную ссору, а не закончится криминалом. Большинство бытовых преступлений происходит из-за мелочей.

  1. Неумение контролировать эмоции приведет к проблемам с окружающими.
    Даже если вас очень любят ваши родители, друзья, муж/жена, коллеги, то рано или поздно они устанут от вашей неуравновешенности, а значит, вы рискуете остаться в одиночестве.
  2. Если вы не смогли сразу совладать с негативной эмоцией и носили ее некоторое время в себе, то она оставила свой след. С каждым новым негативом след начнет увеличиваться, и вскоре вы будете окружены отрицательной энергией, а это, как известно, еще никому ничего доброго не принесло.
  3. Неумение контролировать эмоции – один из признаков психических нарушений человека.
    Да-да, как бы страшно это не звучало. Одно дело, если вы раз вспылили, а совсем другое – если любая мелочь провоцирует вас на всплеск. В этом случае лучше показаться специалисту.

Как научиться управлять эмоциями: 5 советов

  1. Если вам наступили на ногу в общественном транспорте, нахамили в магазине, грубо ответила коллега и т.д., не давайте волю своему первому побуждению: ринуться в бой.  Медленно сосчитайте в уме до 10, после «десять» вам уже не захочется грубить или скандалить.
  2. Старайтесь держаться подальше от негатива.
    Каждый раз, отправляясь за покупками на рынок, вы приходите оттуда раздраженная, потому что опять поскандалили с кем-нибудь из продавцов? Покупайте продукты в супермаркете, через интернет-магазин, попросите мужа или маму взять на себя эту неприятную для вас обязанность.
  3. Визуализируйтевозникшую эмоцию.
    Представьте зарождающийся в вас гнев в виде огня, а затем вообразите, как мощная волна обрушивается на него, не оставляя даже уголька. Делайте такое упражнение регулярно и «тушить» негативные эмоции будет с каждым разом все проще.
  4. Научитесь жалеть того, кто вызвал у вас негативные эмоции. Ну, только посмотрите на свою начальницу, что регулярно выводит вас из себя. Больная старая женщина, без мужа, без семьи, цепляется за эту работу, потому что дома ее никто, кроме котов, не ждет.  Да ее единственная радость – спровоцировать вас на гнев. Так почему бы не лишить ее последней отрады?
  5. Правильно выходите с конфликтов.
    В маршрутке вас толкнула женщина и вместо того, чтобы извиниться, сказала что-то грубое. Наплюйте! Через две остановки вы выйдете и больше никогда не увидите эту хамку. 
  6. Правильное управление эмоциями – дать им выход!

Избавиться от сильных эмоций можно следующими способами:

  1. Игры в боулинг или дартс.
  2. Танцы. Возьмите подружек и отправьтесь с ними в ночной клуб или на дискотеку, танцуйте, пока ноги не начнут болеть.
  3. Крик. Используя такой тип терапии, лучше предупредить соседей, чтобы они не вызвали милицию!
  4. Занятия спортом. Тренировки дома или в спортзале должны вообще войти для вас в привычку – польза от них для борьбы со стрессом, здоровья и фигуры огромная.
  5. Длительная прогулка на свежем воздухе.
  6. Сжигание своей обиды. Да-да, метод с написанием своей проблемы на листике бумаге и ритуальным сжиганием его по-прежнему работает.
  7. Смена обстановки. Поезжайте в другой город, либо в компании друзей, либо побудьте в одиночестве хотя бы на выходных. Домой вы вернетесь совсем в другом настроении.


Конечно, контролировать эмоции гораздо труднее, чем выплескивать их на окружающих. НО это возможно! У Вас все получиться!!!

 

Подготовила психолог Барсукевич Т.Н.

Клубок злости: чем полезны негативные эмоции

В начале марта в издательстве «Альпина» выйдет книга Джилла Хэссона, специалиста в области личностного роста, «Развитие эмоционального интеллекта. Подсказки.Советы и техники». Умение распознавать свои эмоции и состояние других людей, пишет Хэссон, помогает адекватно реагировать на них. А те люди, которые умеют принимать взвешенные решения в стрессовых ситуациях, могут правильно реагировать на критику и способны к сопереживанию, успешнее как в личной жизни, так и на работе. Forbes публикует главу из книги о том, чем могут быть полезны «негативные» 

эмоции.

Мы часто думаем об эмоциях как о положительных или отрицательных. Но дело в том, что наше стремление иметь только «положительные» эмоции, такие как счастье, надежда и сострадание, непродуктивно, поскольку предполагает, что мы должны избегать «негативных» эмоций — негодования, нетерпения и ревности — или подавлять их.

Однако все эмоции играют положительную роль. Например, страх, злость, грусть и сожаление могут быть неприятными переживаниями, но они для нас очень полезны.

Реклама на Forbes

Самый яркий пример такой эмоции — это страх, который нас защищает. Тревога тоже может играть положительную роль. Например, тревога по поводу экзамена может заставить вас сосредоточиться на подготовке к нему, не отвлекаясь ни на какие развлечения, и повторить материал. Тревога становится негативной только тогда, когда переполняет вас так, что вы не можете ясно мыслить.

Дело в том, что переживание «отрицательных» эмоций зачастую побуждает нас усиливать их негативными реакциями. Возьмем, к примеру, сожаление. Положительное значение этой эмоции — подтолкнуть нас к извлечению уроков из произошед шего, чтобы не допустить подобных ошибок в будущем. Сожаление становится негативным лишь тогда, когда мы, обуреваемые негативными мыслями, начинаем обвинять себя и бездействовать. Но это не сама эмоция оказывается отрицательной, таковыми становятся наши мышление и бездействие.

Разочарование

Мы можем испытать последнее разочарование, но никогда не утратим беспредельной надежды.

Мартин Лютер Кинг

Вам не предлагают подходящую работу, не дают повышения или отказывают в новом месте — все это может стать источником разочарования. А еще им может стать неудачное знакомство в интернете, проигрыш любимой команды и не очень веселая новогодняя вечеринка.

Разочарование приносят не оправдавшие себя ожидания или надежды. Вы можете почувствовать себя обманутым и обескураженным — это вполне естественная реакция на боль и грусть от несбывшихся надежд.

Тем не менее каждый человек, которому удалось в жизни чего-либо достичь, преодолевает разочарование. Вместо того чтобы поддаваться разочарованию, становясь циничным или пессимистичным, такой человек извлекает из него уроки и меняет свои планы так, чтобы вернуться на путь достижения поставленных целей.

Эмоциональный интеллект позволит вам понять, что разочарование имеет и положительное значение, помогая вам двигаться к своей цели, а не от нее. Как это получается? Разочарование побуждает вас обдумать произошедшее и соответственно изменить свои ожидания. В итоге вы набираетесь опыта, узнаете новое — о себе, о другом человеке, о ситуации — и двигаетесь вперед, учитывая то, чему научились.

Зависть

Зависть — это искусство считать чужие блага вместо своих собственных.

Гарольд Коффин, писатель-юморист 

Всегда есть кто-то, кому, как мы считаем, живется лучше нас. У кого-то больше опыта, больше денег, больше счастья и дети умнее наших. Может быть, вы завидуете, потому что кто-то воспользовался возможностью, на которую вы имели виды, — работой, домом, новым партнером.

Зависть может подорвать вашу уверенность, вызвав у вас ощущение, что вы отстали от жизни, а также породить некие мысли, которые приводят к негодованию и ожесточению в отношении других людей.

Возможно, вы мучаете сами себя, читая посты друзей и коллег в социальных сетях и даже изучая хвастливые записи тех, кого и вовсе не знаете. Вы сравниваете их с собой и видите свои желания; их сила подчеркивает вашу слабость. Вы сомневаетесь в собственных способностях и достижениях.

Зависть может привести к тому, что вы утратите представление о самом себе. Сравнивая себя с другими людьми, вы можете видеть только то, что есть у них и чего у вас нет. Но в зависти есть и положительные моменты: она может побудить улучшить свое положение и достичь своих собственных целей, а не чьих-то чужих.

Грусть

Слово «счастье» утратило бы свое значение, если бы не уравновешивалось грустью.

Реклама на Forbes

Карл Юнг

Грусть — это печаль и тоска, вызванные пережитой потерей или поражением. Когда вы теряете что-то или кого-то любимого, когда вам не удается чего-то достичь, когда ваши надежды не сбываются или когда что-то хорошее заканчивается, вы можете ощутить опыт потери, который выражается как грусть.

На грусть ваше тело реагирует особым образом: энергия не прибывает, как в случае со злостью, а только уменьшается. Ваши разум и тело замедляются, чтобы дать вам время принять потерю или поражение, а также осознать то, что случившееся уже произошло и изменить ничего нельзя.

Как и у всех эмоций, у грусти может быть положительное значение. Она не только замедляет нас и дает нам время, чтобы понять и принять случившееся, но и помогает приспособиться — привыкнуть к изменившимся, другим обстоятельствам.

Проявления грусти также дают окружающим понять, что вы переживаете потерю или поражение, поэтому они могут реагировать соответственно — дать вам время и место, успокоить и поддержать вас.

Реклама на Forbes

Если избегать грусти или защищать от нее себя и других людей, то эмоция не будет выполнять свою работу и вы не сможете найти другие ориентиры и приспособиться к новой ситуации после потери или поражения. Избегая грусти, вы не станете счастливее. К этому ведет понимание грусти и управление ею.

Очаровательно грустно: почему мы наслаждаемся негативными эмоциями в искусстве

Очаровательно грустно: почему мы наслаждаемся негативными эмоциями в искусстве

Summary. Почему нам нравятся произведения искусства или фильмы, которые несут негативную эмоциональную окраску или предназначены для того, что бы мы чувствовали себя грустно? Исследователи из Max Planck Institute разработали новую модель, которая может помочь объяснить этот парадокс.

Почему мы наслаждаемся музыкой, стихами, рассказами и фильмами, которые заставляют нас испытывать печаль или приводят в ужас? Ученые из Института эмпирической эстетики им. Макса Планка разработали психологическую модель, которая может объяснить это парадоксальное явление.

Недавние исследования  в психологии эмоций показали, что негативные чувства эффективно привлекают наше внимание и имеют привилегированный доступ к памяти. Ученые, работающие в команде с Винфридом Меннингхаусом, директором отдела лингвистики и литературы Института эмпирической эстетики им. Макса Планка были заинтересованы полученными результатами. Произведения искусства, привлекают наше внимание через негативные эмоции, вызывают сильные субъективные переживания и остаются в памяти. Поэтому, ученые задались вопросом, могут ли негативные эмоции быть ресурсом для искусства, помимо оригинальных творческих решений в отдельных случаях?

На основании психологической модели, опубликованной в журнале Behavioral & Brain Sciences, ученые ответили на этот вопрос утвердительно. Их модель объясняет, почему мы часто сталкиваемся с произведениями искусства, которые вовлекают нас через негативные переживания и воспринимаются как более сильные, интересные, эмоциональные, менее скучные, и часто, даже как более красивые, чем другие произведения, в которых меньше негативных эмоций.

Модель основана на двух факторах. Первый, уже достаточно хорошо изученный, в том что на когнитивном уровне предметы искусства мы распознаем иначе, чем стимулы повседневной реальности и относим к другой категории стимулов. Благодаря этому, мы дистанцируемся от переживаний, которые вызывают предметы искусства, что формирует в нашем сознании своеобразное безопасное пространство в котором мы можем безболезненно испытывать отрицательные эмоции.

Второй фактор включает несколько механизмов, которые позволяют нам переживать негативные эмоции в положительном ключе. Первый механизм основан на динамичности и вариативности эстетического опыта: произведения искусства которые привлекают нас взаимодействием позитивных и негативных чувств, воспринимаются нами как более разнообразные, захватывающие и интересные. Кроме того, чувства, в которых смешиваются положительные и отрицательные эмоции, имеют большое значение для интеграции отрицательных переживаний в общее положительное эмпирическое удовольствие. Это объясняет, почему опыт глубоких эмоциональных переключений между чувствами с разным зарядом, является позитивным и приятным, даже если содержит эмоцию грусти.

Таким образом, данная модель объясняет «парадокс трагедии» — наслаждение отрицательными чувствами в сочетании с недавними исследованиями психологии эмоций и базовых принципов эстетического восприятия. Модель объясняет не только то почему мы наслаждаемся определенными жанрами, такими как трагедия, ужасы или мелодрамы. Скорее предполагает фундаментальные психологические механизмы, которые отвечают за восприятие произведений искусства и медиапродуктов.

Источник: http://neurosciencenews.com/movies-negative-emotions-8104/

Зачем нужны положительные и отрицательные эмоции

Многие думают, что позитивная психология занимается исключительно положительными эмоциями. Вполне логично: направление действительно ориентировано на достижение счастья. Этим дело не ограничивается: негативные эмоции — неотъемлемая часть опыта, без них восприятие мира было бы скудным и однобоким.

Эмоциональную сферу человечество изучает уже несколько тысячелетий. За такой срок люди научились неплохо разбираться в своих чувствах, но все же не до конца поняли, что для здоровой личности нормально испытывать диаметрально противоположные состояния. Давайте разберемся в понятиях.

Положительные эмоции — это приятные переживания. Оксфордский справочник позитивной психологии определяет их как «приятные или желательные ситуативные реакции, отличные от чувства удовольствия и недифференцированного позитивного аффекта». По сути, это одобрительное отношение к событиям, объектам и впечатлениям, более сложное и специфическое, чем физические ощущения.

Отрицательная эмоция — это тягостное переживание, «неприятное или угнетенное состояние, которое возникает в ответ на негативное событие или поступок». Если эмоция приводит в уныние и деморализует, она отрицательная.

Примеры положительных и отрицательных эмоций

Шкала эмоций довольно обширна, а способ их выражения во многом зависит от склада личности. Теоретическая база — это хорошо, но в большинстве случаев распознавание происходит на интуитивном уровне. Мы просто «знаем», как выглядят проявления разных эмоций.

К распространенным положительным эмоциям относятся:

  • любовь,
  • радость,
  • удовлетворение,
  • блаженство,
  • интерес,
  • веселье,
  • счастье,
  • умиротворенность,
  • восхищение.

Среди распространенных отрицательных эмоций:

  • страх,
  • гнев,
  • отвращение,
  • печаль,
  • ярость,
  • одиночество,
  • уныние,
  • раздражение.

Неужели нам нужны и те и другие?

Посмотрим внимательнее на список отрицательных эмоций. Хотите вы их испытывать? Скорее всего, нет, и это неудивительно. Любая из них связана со страданиями.

Теперь взглянем на список положительных эмоций. Едва ли, испытав эти чувства, вы говорили себе: «Как бы я хотел, чтобы этого никогда не случалось!» Эти состояния знакомы каждому, и мы стремимся пережить их снова и снова.

Но если испытывать отрицательные эмоции неприятно, нельзя ли без них обойтись? Они приносят нам пользу. Отрицательные эмоции даны в противовес положительным. Без них мы не осознавали бы последних. Они — неотъемлемая часть процесса эволюции, благодаря им люди научились выживать, развиваться и расти.

Коуч Трэйси Кеннеди напоминает, что у каждой базовой эмоции, независимо от ее окраски, своя задача.

  • Гнев учит противостоять трудностям.
  • Страх защищает от опасности.
  • Беспокойство заставляет планировать будущее.
  • Удивление открывает путь к познанию.
  • Радость напоминает о важном.
  • Печаль сближает с любимыми.
  • Доверие пробуждает готовность прийти на помощь.
  • Отвращение предостерегает от всего, что может навредить.

Как долго мы сумели бы прожить, если бы ничего не боялись? Не будь страха, мы бы постоянно попадали в опасные ситуации и подвергали себя неоправданному риску. Не будь отвращения, мы еще в раннем детстве наглотались бы химикатов, до которых удалось бы дотянуться. Какими бы неприятными ни были негативные эмоции, нельзя отрицать, что они служат важным целям.

Что такое положительные и отрицательные эмоции и нужны ли они оба?

Изображение WorldSpectrum с сайта Pixabay

Вы могли подумать, что позитивная психология — это все о положительных эмоциях.

Вас простят за то, что вы так думаете, учитывая врожденную позитивную склонность позитивной психологии!

Но это не только положительные эмоции. Негативные эмоции — это неизбежная часть жизни и то, что нам нужно испытать, чтобы жить полноценной, насыщенной жизнью.

Почему нам нужны отрицательные эмоции в дополнение к положительным?

Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект.Эти научно обоснованные упражнения не только улучшат вашу способность понимать и регулировать свои эмоции, но также дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

Взгляд на психологию

Люди изучали эмоции тысячи лет. Учитывая, что мы уделяем большое внимание чувствам, неудивительно, что мы знаем о них достаточно много; что удивительно, так это отсутствие понимания необходимости обеих эмоций для здорового функционирования.

Давайте начнем с определения наших условий.

Что такое положительные эмоции?

Положительные эмоции — это эмоции, которые мы обычно доставляем удовольствие. Оксфордский справочник по позитивной психологии определяет их как « приятных или желаемых ситуационных реакций… отличных от приятных ощущений и недифференцированного положительного аффекта » (Cohn & Fredrickson, 2009).

По сути, это определение констатирует, что положительные эмоции — это приятные реакции на нашу среду (или наш собственный внутренний диалог), которые являются более сложными и целенаправленными, чем простые ощущения.

Что такое негативные эмоции?

С другой стороны, отрицательные эмоции — это те, которые мы, , обычно не находим доставляющими удовольствие. Отрицательные эмоции можно определить как «неприятные или несчастные эмоции, которые вызывают у людей, чтобы выразить негативное влияние на событие или человека» (Pam, 2013).

Если эмоция обескураживает и тянет вас вниз, то, скорее всего, это отрицательная эмоция.

17 примеров: список положительных и отрицательных эмоций

Примеры положительных и отрицательных эмоций зависят от того, кого вы спрашиваете; даже определение эмоции может варьироваться в зависимости от того, кто отвечает на вопрос.Как бы вы ни определяли эмоцию, различие между ними является интуитивным процессом: мы, кажется, «просто знаем», какие эмоции являются положительными, а какие — отрицательными.

Некоторые общие положительные эмоции включают:

  • Любовь
  • Радость
  • Удовлетворение
  • Удовлетворенность
  • Проценты
  • Развлечение
  • Счастье
  • Безмятежность
  • Awe

Некоторые из наиболее часто испытываемых отрицательных эмоций:

  • Страх
  • Гнев
  • Отвращение
  • Печаль
  • Ярость
  • Одиночество
  • Меланхолия
  • Раздражение

Нужны ли нам оба?

Вернитесь к списку примеров отрицательных эмоций.Вы хотите испытать какие-либо из этих эмоций? Вероятно, нет, и это неудивительно! Испытывать какие-либо из этих эмоций неприятно.

Теперь обратимся к списку примеров положительных эмоций. Вы когда-нибудь испытывали одну из этих эмоций и думали про себя: « Я бы хотел, чтобы я не испытывал эту эмоцию? «Хотя вы, возможно, испытали это один или два раза — обычно в то время, когда мы думаем, что не должны испытывать положительных эмоций, — легко увидеть, что этот список полон приятных эмоций, которые люди склонны искать.

Мы знаем, что положительные эмоции необходимы для эффективного функционирования, роста и процветания.

Итак, если нам повсеместно неприятно испытывать отрицательные эмоции и повсеместно приятно и желательно испытывать положительные эмоции, нужны ли нам вообще отрицательные?

Как оказалось, да!

Нужны ли отрицательные эмоции?

Негативные эмоции, хотя и неприятные для восприятия, действительно необходимы для здорового образа жизни.Это верно по двум важным причинам:

  • Отрицательные эмоции противопоставляют нам положительные эмоции; остались бы положительные эмоции такими же хорошими без негатива?
  • Отрицательные эмоции служат целям эволюции, побуждая нас действовать таким образом, чтобы повысить наши шансы на выживание и помочь нам расти и развиваться как людям.

Как отмечает Трейси Кеннеди из Lifehack.org, для каждой из основных эмоций, как положительных, так и отрицательных, есть веская причина:

  • Гнев: бороться с проблемами
  • Страх: защитить нас от опасностей
  • Ожидание: смотреть вперед и планировать
  • Сюрприз: сосредоточиться на новых ситуациях
  • Радость: напомнить нам, что важно
  • Печаль: чтобы соединить нас с теми, кого мы любим
  • Доверие: общение с людьми, которые помогают
  • Отвращение: отвергать нездоровое (2018)

Без страха, были бы вы сегодня здесь? Или вы бы занялись некоторыми рискованными практиками, подвергая себя ненужной опасности? Смогли бы вы без отвращения воздержаться от приема любого из множества вредных веществ, к которым у вас был доступ в раннем детстве?

Какими бы неприятными они ни были, нельзя отрицать, что отрицательные эмоции служат важным целям в нашей жизни.

Правда ли, что человек будет чувствовать стресс только в негативных ситуациях?

Хотя вы можете думать о стрессе как о полностью отрицательной эмоции или реакции на ситуацию, на самом деле люди довольно часто испытывают стресс как в нейтральных, так и в положительных ситуациях.

На самом деле, многие переживания, которые обычно считаются положительными, могут стать причиной огромного стресса в нашей жизни.

Вот лишь несколько примеров положительного опыта, который может вызвать у нас стресс:

  • Планирование предстоящей свадьбы
  • Подготовка к переезду туда, где вы хотите жить
  • Праздники — особенно с семьей!
  • Рождение ребенка
  • Начало увлекательной новой работы

Совершенно естественно испытывать стресс во всех этих ситуациях, даже если вы, вероятно, расцените их как счастливые и позитивные.Это еще один пример взаимодействия позитивного и негативного, которое придает нашей жизни равновесие.

Положительные и отрицательные эмоции: взгляд на различия

Как мы теперь знаем, положительные и отрицательные эмоции жизненно важны для здоровой и разносторонней жизни. Давайте посмотрим, как эмоции в обеих категориях влияют на нас.

Как они влияют на мозг?

Положительные и отрицательные эмоции играют важную роль, когда дело касается мозга, но, как правило, это разные роли.

Например, было показано, что положительные эмоции влияют на мозг следующим образом:

  • Они могут повысить нашу производительность при выполнении когнитивной задачи, поднимая нам настроение, не отвлекая нас, как это делают отрицательные эмоции (Iordan & Dolcos, 2017).
  • Положительные эмоции могут запускать в мозгу механизмы вознаграждения, способствуя снижению уровня гормона стресса и улучшению самочувствия (Ricard, Lutz, & Davidson, 2014).
  • Положительные эмоции могут помочь нам расширить кругозор и сфокусировать внимание нашего мозга (Fredrickson, 2001).

Между тем известно, что отрицательные эмоции влияют на мозг следующим образом:

  • Облегчение обработки эмоционального конфликта, помогающее нам разобраться в несоответствующей или противоречивой эмоциональной информации; Другими словами, отрицательные эмоции могут помочь нам понять сложные эмоциональные проблемы (Зинченко и др., 2015).
  • Облегчение обработки когнитивных конфликтов, помощь в понимании несовместимой или противоречивой когнитивной информации; Другими словами, отрицательные эмоции также могут помочь нам разобраться, когда мы получаем сбивающие с толку сигналы (Kanske & Kotz, 2010; 2011).
  • Уменьшение опыта сочувствия, которое может помочь защитить нас от чрезмерного вовлечения других и сосредоточиться на наших целях (Qiao-Tasserit, Corradi-Dell’Acqua, & Vuilleumier, 2017).

Оба играют важную роль в нашем мозгу, и эти роли дополняют друг друга, а не соревнуются.

Роль обоих в позитивной психологии

Учитывая влияние положительных и отрицательных эмоций на наши мысли и поведение, легко понять, почему положительная психология пристально следит за отрицательными эмоциями в дополнение к положительным.Каким бы важным для нас ни было научиться усиливать свои положительные эмоции и использовать возможности, которые они открывают, столь же важно научиться адаптироваться к отрицательным эмоциям и эффективно с ними справляться.

Когда мы способны принять, принять и использовать как свои положительные, так и отрицательные эмоции, мы даем себе лучший шанс жить сбалансированной и осмысленной жизнью. Вот почему область позитивной психологии не решается слишком сильно сосредотачиваться только на положительных эмоциях — так же важно понимать, как превратить отрицательные эмоции в положительный опыт, как и извлечь выгоду из наших положительных эмоций.

Как лучше всего отслеживать свои эмоции?

Теперь мы знаем о важности принятия и управления нашими эмоциями — как положительными, так и отрицательными — следующий вопрос — как мы на самом деле это делаем.

Первый шаг к эффективному управлению нашими эмоциями — это выявление, понимание и поиск закономерностей в наших эмоциональных переживаниях.

Таблица положительных и отрицательных эмоций (PDF)

Если вам нужна помощь в выявлении положительных и отрицательных результатов.отрицательные эмоции или отслеживание собственных эмоций, есть несколько таблиц, которые могут помочь.

Ознакомьтесь с приведенными ниже примерами или создайте свои собственные, если хотите.

Положительных и отрицательных эмодзи График:

Изображение с Dreamstime.com — ID 78015426

Простой список положительных и отрицательных эмоций:

Отрицательный Положительно
Горе

Скорбь

Душевная боль

Печаль

Несчастье

Депрессия

Ненависть

Виноват

Сожаление

Страдания

Обида

Угрожающий

Антагонизм

Гнев

Ярость

Враждебность

Ненависть

Позор

Незащищенность

Самосознание

Бравада

Смущение

Беспокойство

Паника

Разочарование

Пессимистический

Цинизм

Ревность

Усталость

Боль

Беспокойство

Страх

Страх

Проценты

Вдохновение

Энтузиазм

Смех

Развлечение

Сочувствие

Любопытство

Ура

Удовлетворенность

Спокойствие

Безмятежность

Мир

Доверие

Bliss

Восторг

Счастье

Удовольствие

радость

Беззаботный

Легкость

Удовлетворение

Выполнение

Надежды

Уверенность

Оптимизм

Страсть

Гармония

Волнение

Благодарность

Доброта

Любовь

Любовь

Колесо эмоций:

Краткий обзор нейтральных эмоций

В то время как положительные и отрицательные эмоции привлекают значительное внимание исследователей и практикующих психологов, существует еще одна категория эмоций, которые во многих кругах практически игнорировались: нейтральные эмоции.

Вы не услышите много об этих чувствах золотой середины от психологов, но они являются широко обсуждаемой темой в некоторых буддистских кругах. Эти эмоции называются адукхамасукха, что может переводиться как «безболезненно, не приятно» (Аналайо, 2017). Они ссылаются на «, диапазон в средней части спектра ощущаемых переживаний… между болью и удовольствием… относительно мягкий и без отчетливо болезненных или явно приятных » (Anālayo, 2017).

Поскольку нейтральные чувства — такая банальная тема для большинства из нас, мы редко задумываемся о них; однако они могут быть той эмоциональной категорией, в которой мы проводим большую часть нашего времени! Подумайте о своем дне: сколько он был проведен в радости и удовлетворении? Сколько гнева и печали? Ответ на эти вопросы, вероятно, займет гораздо меньше времени, чем у вас было в течение дня.Эмоции, которые вы испытывали в остальное время, скорее всего, были нейтральными.

Хотя нейтральные чувства не имеют валентности — положительной или отрицательной — некоторые говорят, что нейтральные чувства можно считать положительными, поскольку они характеризуются отсутствием боли и страдания.

Что бы вы ни думали об отрицательных эмоциях, помните о них как о важной, хотя и часто забываемой, части вашего эмоционального опыта. Здесь можно прочитать больше о буддийском взгляде на нейтральные эмоции.

4 балла PowerPoints о положительных и отрицательных эмоциях

Чтобы получить дополнительную информацию о положительных и отрицательных эмоциях, взгляните на эти презентации PowerPoint по положительной психологии. (Некоторые загружаются автоматически):

Сообщение о возвращении домой

Как всегда, я надеюсь, что вы оставите эту статью с немного большим количеством знаний, чем когда вы начали читать. Выявление, принятие и управление нашими эмоциями — как положительными, так и отрицательными — является такой важной задачей для здоровой и счастливой жизни.

Используйте то, что вы здесь узнали, чтобы лучше понять свои собственные чувства и чувства других, а также посвятить себя большей осведомленности и управлению своим собственным эмоциональным состоянием. Вы не пожалеете!

Что вы думаете по этому поводу? Считаете ли вы, что отрицательные эмоции необходимы, или вы думаете, что мы могли бы избавиться от них без каких-либо негативных последствий? На какой баланс вы стремитесь? Дайте нам знать в комментариях ниже.

Спасибо за чтение!

Надеемся, вам понравилась эта статья.Не забудьте скачать наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно.

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс по эмоциональному интеллекту © — это 6-модульный обучающий пакет по эмоциональному интеллекту для практикующих, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы стать экспертом в области эмоционального интеллекта, помогая вашим клиентам обуздать свои эмоции и развивать эмоциональную связь. в их жизни.

  • Аналайо, Б. (2017). А как насчет нейтральных чувств? Центр буддийских исследований Барре .Получено с https://www.buddhistinquiry.org/article/what-about-neutral-feelings/
  • .
  • Кон, М. А., и Фредриксон, Б. Л. (2009). Позитивные эмоции. В С. Дж. Лопесе и К. Р. Снайдере (ред.) Оксфордский справочник по позитивной психологии (2-е изд.).
  • Фредриксон, Б. Л. (2001). Роли положительных эмоций в положительной психологии: теория развития положительных эмоций. Американский психолог, 56 , 218-226.
  • Иордан, А. Д., и Долкос, Ф.(2017). Активность мозга и сетевые взаимодействия связаны с различиями в влиянии эмоционального отвлечения на валентность. Кора головного мозга, 27 , 731-749. https://doi.org/10.1093/cercor/bhv242
  • Канске П. и Коц С. А. (2010). Модуляция обработки раннего конфликта: ответы N200 на эмоциональные слова в задании фланкера. Neuropsychologia, 48 , 3661-3664.
  • Канске П. и Коц С. А. (2011). Эмоция запускает исполнительное внимание: передняя поясная кора и миндалина реагируют на эмоциональные слова в конфликтной задаче. Human Brain Mapping, 32 , 198-208.
  • Кеннеди, Т. (2018). Почему отрицательные эмоции не так уж и плохи (и как с ними справиться). Лайфхак . Получено с https://www.lifehack.org/articles/communication/how-handle-negative-emotions.html
  • .
  • Пэм, М. С. (2013). Отрицательная эмоция. Словарь психологии . Получено с: https://psychologydictionary.org/negative-emotion/
  • .
  • Qiao-Tasserit, E., Corradi-Dell’Acqua, C., & Vuilleumier, P.(2017). Хорошее, плохое и страдание. Преходящие эмоциональные эпизоды модулируют нервные цепи боли и сочувствия. Neuropsychologia, 116 , 99-116.
  • Рикар М., Лутц А. и Дэвидсон Р. Дж. (2014). Ум медитирующего. Научный Америкэн . Получено с сайта
    https://www.law.upenn.edu/live/files/3918-mind-of-the-meditatorpdf
  • .
  • Зинченко А., Канске П., Обермайер К., Шрегер Э. и Коц С. А. (2015). Эмоции и целенаправленное поведение: данные ERP о когнитивном и эмоциональном конфликте. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология, 10 , 1577-1587.
  • Зинченко А., Обермайер К., Канске П., Шрегер Э., Виллринджер А. и Коц С. А. (2017). Влияние негативных эмоций на когнитивный и эмоциональный контроль остается неизменным при старении. Frontiers in Aging Neuroscience, 9 , 349.

Не отталкивайте свои негативные эмоции

Примечание редактора: «Как построить жизнь» — это двухнедельная колонка Артура Брукса, в которой рассматриваются вопросы смысла и счастья.


Мне было 5 лет, когда состоялся Вудсток. Единственное, что я помню об этом, было то, что хиппи по телевизору сказал: «Если тебе нравится, сделай это». Учитывая ограниченность моего хорошего самочувствия в то время, я представлял себе не сексуальную революцию и культуру наркотиков, а хиппи, которые едят много конфет и не ложатся спать перед сном перед телевизором.

Я думаю, что такая же радикальная жизненная философия зарождается в нашей культуре, и она началась задолго до того, как пандемия COVID-19 вывернула мир наизнанку из-за страха перед болезнью и экономической боли.Это можно резюмировать так: «Если вам плохо, прекратите». В школе и на работе нам говорят, что обычные негативные эмоции и переживания — страх неудачи или, возможно, грусть из-за разрыва отношений — следует лечить или устранять. Плохо себя чувствует.

Прочтите: рациональный аргумент в пользу того, чтобы следовать своим эмоциям

Это ошибка, как и девиз Вудстока. Я не верю, что радикальный гедонизм или искоренение плохих чувств — это путь к хорошей жизни или, если на то пошло, что-то очень разумное.Чтобы быть ясным, я не говорю о медицинских проблемах, таких как клиническая депрессия, тревога или травма. Я говорю о печали и несчастьях, присущих нормальной жизни, и даже о «негативном влиянии», которое некоторые люди испытывают в относительном изобилии. (Включая меня, кстати: никто не изучает счастье, если он не находит его ускользающим.)

Люди сейчас испытывают нечто большее, чем просто повседневные плохие чувства. Многие потеряли работу и потеряли близких и чувствуют опустошение этой трагедии, которая случается только раз в жизни.Однако даже для тех из нас, кто этого не сделал, пандемия — это особенно тяжелый период в нашей жизни. Но здесь у нас есть возможность оценить преимущества отрицательных эмоций и переживаний и то, как мы можем использовать их для личного улучшения, а не пытаться оттолкнуть их.

Начнем с довольно очевидного: отрицательные эмоции существуют для того, чтобы мы были в безопасности. К основным отрицательным эмоциям относятся печаль, гнев, страх и отвращение. Мы испытываем их непроизвольно в ответ на раздражители окружающей среды.Вы никогда не говорите себе: Эй, я думаю, сейчас я буду бояться — вы просто чувствуете это и реагируете борьбой или бегством, что может спасти вам жизнь. Отвращение также невольно предупреждает нас о потенциальных патогенных микроорганизмах. Конечно, ваша система может быть гиперактивной — у вас могут быть проблемы с управлением гневом или вы можете быть чрезмерно напуганными, — но в более широком смысле: хотя они и не доставляют удовольствия, плохие чувства чрезвычайно важны.

Прочтите: Научная борьба за определение эмоций

Отрицательные эмоции также могут сделать нас более эффективными в нашей повседневной деятельности.В влиятельной статье 2009 года в журнале Psychological Review психологи-эволюционисты Пол У. Эндрюс и Дж. Андерсон Томсон утверждают, что печаль — и даже депрессия — сохраняются перед лицом эволюции, потому что они приносят когнитивные преимущества. Есть свидетельства того, что печаль помогает нам лучше оценивать реальность в социальных ситуациях, потому что мы с меньшей вероятностью льстим себе или замалчиваем негативные истины. Печаль может даже сделать нас более продуктивными, сосредоточив внимание и помогая нам учиться на ошибках.Вот как неудача, вызванная негативными эмоциями, может в дальнейшем привести к успеху.

Психологи обнаружили, что многие из самых значимых жизненных переживаний довольно болезненны. Например, в одном исследовании 2018 года два психолога из Университета Западного Иллинойса попросили большую группу студентов колледжа рассказать о положительных и отрицательных эмоциях, а также о значимости, которые они связывают со своим образованием и своими отношениями. Студенты сообщили, что эти вещи придали им огромное значение, но цена была высокой.Как резюмировали исследователи свои выводы: «Смысл включает в себя негативные эмоции и беспокойство о потере».

Наконец, подверженность негативным эмоциям делает нас сильнее, когда наступает настоящий кризис. Исследования показывают, что «тренинг по прививке стресса», в ходе которого люди учатся справляться с гневом, страхом и тревогой, подвергаясь воздействию раздражителей, вызывающих эти чувства, эффективен для создания эмоциональной устойчивости. Легко представить, что попытки избавиться от плохих чувств из повседневной жизни могут привести к своего рода «эмоциональной аллергии»: когда наступают тяжелые времена и кто-то чувствует горе или страх, которые невозможно игнорировать, у этого человека не будет инструментов, чтобы столкнуться с этими чувствами.

В общем, если мы хотим жизнь, полную глубокого смысла, настоящей любви и эмоциональной силы, она сопряжена с риском (а часто и с реальностью) дискомфорта, конфликтов и потерь. Это означает, что будет грусть, страх, гнев и отвращение. Если мы избавимся от негативных эмоций и переживаний из своей жизни, мы будем беднее и слабее из-за этого.

Даже если нам посчастливится избежать катастрофических потерь, нынешняя пандемия — это психологический стресс-тест для большинства из нас. Многие люди, читающие это, испытывают тревогу о будущем, разочарование по поводу упущенных возможностей и другие негативные чувства.И от этих чувств становится меньше отвлекающих факторов, а это означает, что некоторые сидят с отрицательными эмоциями так, как они не привыкли. Чтобы помочь нам превратить эти моменты в возможность для роста, мы можем учиться и подражать тем, кто имеет опыт управления дискомфортом: спортсменам, монахам и пожилым людям.

1. Будь спортсменом.

Некоторые читатели могут вспомнить легенду фитнеса Джека Лаланна, который дожил до 96 лет и был одновременно активен и истощен до самого конца. Он, должно быть, любил тренироваться, верно? Неправильный.По его бессмертным словам: «Ненавижу упражнения». Это может быть немного экстремально, но оно раскрывает правду о фитнесе настолько фундаментальную, что это стало клише: без боли — без выгоды. И так бывает со страхом и разочарованием. Мы можем согласиться с тем, что их избегание — это быстрый путь к ухудшению здоровья, и что борьба с ними может привести к прогрессу. Поначалу это больно. Однако постепенно мы начинаем склоняться к тому, чтобы связывать эти негативные чувства с той эмоциональной силой, которую они могут принести.

2.Будь монахом.

В древнем буддийском тексте Дхаммапада Господь Будда цитирует слова: «Тот, у кого нет никаких привязанностей к уму и телу, кто не скорбит о том, чего у него нет, — его поистине называют монахом. ” Мы все можем понять это. В настоящее время почти все мы отделены от людей, опыта и вещей, которыми мы обычно наслаждаемся. Некоторые из этих потерь — жизней и средств к существованию — необходимо скорбить. Но через сознательную непривязанность мы можем уменьшить наши страдания из-за потери мирских вещей, которые, возможно, нам на самом деле не нужны.Будь то еда вне дома, путешествие или поход в спортзал, это возможность изучить каждое из наших предыдущих обязательств. Сколько нашего времени и энергии они отнимали? Что это разделение учит нас нашим приоритетам? Сидя с этими неудобными чувствами, мы сможем отпустить часть горя, которое мы испытываем из-за нашего старого образа жизни, и стать немного более монашескими в нашем подходе к карантину.

3. Будь мудрецом.

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся в этот период, могут дать нам толчок к изучению ключевого элемента мудрости, на развитие которого обычно уходит много лет.Психологи показали, что одним из величайших утешений в пожилом возрасте является то, что, хотя у пожилых людей есть отрицательные эмоции, как и у всех нас, они меньше страдают от них. Одна из причин этого заключается в том, что они узнали, что, хотя негативные события неизбежны, негативные чувства мимолетны, если мы не решим держаться за них. Они понимают, что получают преимущество в том, чтобы чувствовать себя хорошо, не избегая плохих чувств, а просто решая позволить этим плохим чувствам пройти через них. Итак, чтобы получить фору, представьте себя через несколько месяцев, не чувствуя себя плохо из-за этого момента.Вы будете удивлены, насколько хорошо это работает, чтобы дать вам перспективу и облегчение в настоящем.

Последняя мысль: в 2019 году комик Стивен Колбер в интервью CNN Андерсон Купер спросил об авиакатастрофе, в которой погиб отец Колберта и два его брата, когда ему было 10 лет. Купер процитировал предыдущее заявление Колберта о том, что он научился «любить то, чего я больше всего хотел бы, чтобы этого не произошло». Он попросил Кольбера пояснить это необычное замечание. «Это дар существовать, а с существованием приходят страдания», — ответил Кольбер.«Я не хочу, чтобы это случилось … но если вы благодарны за свою жизнь … тогда вы должны быть благодарны за все это. Вы не можете выбирать, за что вы благодарны ».

Слова Кольбера глубоко резонировали со мной, и, возможно, они тоже нашли отклик у вас. Ни один нормальный человек не впадает в трагическую утрату и не ищет даже незначительного дискомфорта. Но эти вещи находят нас снова и снова в жизни. Это особенно актуально сегодня, в эпоху COVID-19. Значение этой боли и польза, которую она может принести нашей жизни и обществу, зависит от того, как мы решаем ее использовать.

Негативные эмоции — ключ к благополучию

Клиент сидит передо мной и ищет помощи в распутывании своих проблем в отношениях. Как психотерапевт, я стараюсь быть добрым, непредвзятым и ободряющим. Я немного встревожен, когда, описывая свои болезненные переживания, он говорит: «Мне очень жаль, что я был таким негативным».

Важнейшая цель терапии — научиться распознавать и выражать полный спектр эмоций, и вот клиент извинился за это.В моей психотерапевтической практике многие мои клиенты борются с очень тревожными эмоциями, такими как крайний гнев или суицидальными мыслями. В последние годы я заметил рост числа людей, которые также чувствуют себя виноватыми или стыдятся того, что они считают негативным. Такая реакция, несомненно, проистекает из преобладающего уклона нашей культуры к позитивному мышлению. Хотя положительные эмоции стоит культивировать, проблемы возникают, когда люди начинают верить, что они должны все время быть оптимистичными.

На самом деле гнев и грусть — важная часть жизни, и новые исследования показывают, что переживание и принятие таких эмоций жизненно важно для нашего психического здоровья. Попытки подавить мысли могут иметь неприятные последствия и даже уменьшить наше чувство удовлетворенности. «Осознание сложности жизни может быть особенно плодотворным путем к психологическому благополучию», — говорит психолог Джонатан М. Адлер из инженерного колледжа Франклина В. Олина.

Значимые страдания
Позитивные мысли и эмоции, конечно же, могут принести пользу психическому здоровью.Гедонические теории определяют благополучие как наличие положительных эмоций, относительное отсутствие отрицательных эмоций и чувство удовлетворения жизнью. Однако, доведенное до крайности, это определение не соответствует беспорядку в реальной жизни. Кроме того, мировоззрение людей может стать настолько радужным, что они игнорируют опасности или становятся самодовольными [см. «Может ли позитивное мышление быть негативным?» Скотт О. Лилиенфельд и Хэл Арковиц; Scientific American Mind , май / июнь 2011 г.].

Евдемонические подходы, с другой стороны, подчеркивают смысл, личностный рост и понимание себя — цели, которые требуют противостояния жизненным невзгодам.Неприятные чувства так же важны, как и приятные, помогая вам разобраться в жизненных взлетах и ​​падениях. «Помните, что одна из основных причин, по которой мы испытываем эмоции, заключается в том, чтобы помочь нам оценить наш опыт», — говорит Адлер.

Адлер и Хэл Э. Хершфилд, профессор маркетинга Нью-Йоркского университета, исследовали связь между смешанным эмоциональным переживанием и психологическим благополучием в группе людей, прошедших 12 сеансов психотерапии. Перед каждой сессией участники заполняли анкету, в которой оценивалось их психологическое благополучие.Они также написали рассказы, описывающие их жизненные события и время, проведенное в терапии, которые были закодированы для эмоционального содержания. Как сообщали Адлер и Хершфилд в 2012 году, чувствуя себя бодрым и подавленным одновременно — например: «Иногда мне грустно из-за всего, через что я прошел, но я также счастлив и полон надежды, потому что я прорабатываю свои проблемы »- преждевременное улучшение самочувствия испытуемых в течение следующих недель или двух, даже если смешанные чувства были неприятны в то время. «Совместное использование хорошего и плохого может очистить от токсинов плохой опыт, позволяя вам найти в нем смысл таким образом, чтобы это поддерживало психологическое благополучие», — обнаружили исследователи.

Отрицательные эмоции также, скорее всего, помогают нашему выживанию. Адлер отмечает, что плохие чувства могут быть жизненно важным признаком того, что проблема со здоровьем, отношения или другой важный вопрос требуют внимания. Ценность негативных мыслей и эмоций для выживания может помочь объяснить, почему их подавление так бесплодно. В исследовании 2009 года психолог Дэвид Дж. Кавана из Технологического университета Квинсленда в Австралии и его коллеги попросили людей, проходящих лечение от злоупотребления алкоголем и зависимости, заполнить анкету, в которой оценивались их побуждения и тяги к алкоголю, а также любые попытки подавления мыслей. связанных с выпивкой за предыдущие 24 часа.Они обнаружили, что те, кто часто боролся с навязчивыми мыслями об алкоголе, на самом деле питали их больше. Подобные результаты исследования 2010 года показали, что подавление отрицательных эмоций может вызвать более эмоциональное переедание, чем простое признание того, что вы, скажем, расстроены, взволнованы или грустны.

Даже если вы успешно избегаете размышлений над темой, ваше подсознание все равно может задерживаться на ней. В исследовании 2011 года психолог Ричард А. Брайант и его коллеги из Университета Нового Южного Уэльса в Сиднее сказали некоторым участникам, но не другим, подавлять нежелательные мысли перед сном.Те, кто пытался приглушить эту мысль, сообщали, что больше мечтали о ней — феномен, называемый отскоком сновидения.

Подавление мыслей и чувств может даже навредить. В исследовании 2012 года психотерапевт Эрик Л. Гарланд из Университета штата Флорида и его коллеги измерили реакцию на стресс, основанную на частоте сердечных сокращений, у 58 взрослых, лечившихся от алкогольной зависимости, подвергая их воздействию алкогольных сигналов. Испытуемые также продемонстрировали свою склонность к подавлению мыслей. Исследователи обнаружили, что те, кто сдерживал свое мышление, чаще имели более сильную стрессовую реакцию на сигналы, чем те, кто подавлял свои мысли реже.

Принятие боли
Вместо того, чтобы отказываться от негативных эмоций, примите их. Признавайте, что вы чувствуете, не торопясь менять свое эмоциональное состояние. Многие люди считают полезным дышать медленно и глубоко, когда учатся терпеть сильные чувства или представлять их в виде парящих облаков в качестве напоминания о том, что они пройдут. Я часто говорю своим клиентам, что мысль — это просто мысль, а чувство — просто чувство, не более того.

Если эмоция подавляющая, вы можете выразить свои чувства в дневнике или другому человеку.Это упражнение может изменить вашу точку зрения и вызвать чувство завершенности. Если дискомфорт сохраняется, подумайте о том, чтобы принять меры. Вы можете сказать другу, что ее комментарий был обидным, или принять меры, чтобы оставить работу, которая делает вас несчастным.

Вы также можете попробовать выполнять упражнения на осознанность, чтобы помочь вам осознать свой нынешний опыт, не осуждая его. Один из способов приучить себя принимать это состояние — сосредоточиться на своем дыхании во время медитации и просто признать любые мимолетные мысли или чувства.Эта практика может облегчить принятие неприятных мыслей [см. «Бытие в настоящем» Амиши П. Джа; Scientific American Mind , март / апрель 2013 г.]. Ранее в этом году Гарланд и его коллеги обнаружили, что среди 125 человек с травмой в анамнезе, которые также лечились от психоактивных веществ, те, кто был от природы более внимательными, лучше справлялись со своей травмой и меньше тянули к наркотикам. Аналогичным образом, в исследовании 2012 года психолог Шеннон Зауэр-Завала из Бостонского университета и ее коллеги обнаружили, что терапия, включающая тренировку осознанности, помогает людям преодолевать тревожные расстройства.Это работало не за счет минимизации количества негативных чувств, а за счет обучения пациентов принимать эти чувства.

«Невозможно полностью избежать негативных эмоций, потому что жить — значит испытывать неудачи и конфликты», — говорит Зауэр-Завала. Она добавляет, что главное — научиться справляться с этими эмоциями. Действительно, как только мой клиент принял его мысли и чувства, избавившись от стыда и вины, он увидел свои проблемы с большей ясностью и пошел по пути выздоровления.

Что делать, если отрицательные эмоции не так уж и плохи?

Отрицательные эмоции? Неприятные ощущения? Скорее всего, они у вас есть.И, скорее всего, они усилились в прошлом году, когда мы боролись с последствиями пандемии. Если вы похожи на нас, скорее всего, вы пытались их подавить или заглушить. Хорошие новости о «плохих» эмоциях в том, что они совсем не плохие.

Неприятные чувства являются частью обширного эмоционального спектра человека, и наличие всего спектра эмоций является признаком хорошего психического здоровья. Горе и печаль — это здоровая реакция на потерю. Когда гнев оправдан, это здоровая реакция на плохое обращение.

В прошлом году мы столкнулись со значительным количеством горя и утрат, как в обществе, так и в индивидуальном порядке. Возможно, мы оплакиваем нашу жизнь до пандемии. Или скорблю по близким. Возможно, вы потеряли работу или бизнес. Эти переживания вызовут нелегкие чувства.

Но ощущать все наши чувства — это просто часть человеческого бытия, и не может быть такой вещи, как «отрицательные» чувства. На самом деле, те самые чувства, которые мы связываем с плохим самочувствием, на самом деле хороши для нас.Вот несколько мифов о негативных чувствах и соответствующие факты.

Миф : Лучше подавлять, чем выражать, свои негативные чувства.

Факт : Подавление чувств может иметь неприятные последствия.

Что касается эмоционального поведения, исследования показывают, что распознать, когда вы расстроены или расстроены, более эффективно, чем подавлять эти чувства. Например, исследования показали, что эмоциональная тяга к еде и алкоголю усиливается, когда вы пытаетесь их подавить.

Когда дело доходит до гнева, если он сдерживается, это может привести к нездоровой реакции гнева.

Если он обращен внутрь, гнев может привести к депрессии и другим проблемам со здоровьем.

ЗЛОЙ

Миф : Гнев всегда ведет к насилию.

Факт : У гнева очень плохая репутация. На самом деле это не удивительно, потому что это связано с насилием и агрессией. Но чувство и даже выражение гнева не обязательно должны вести к агрессивному поведению.Однако очень важно отметить, что когда гнев обращен вовне как агрессия, это деструктивно и неприемлемо.

Миф : Гнев не служит созидательной цели.

Факт : Гнев может быть нашим другом, когда мы не отыгрываем его.

Когда это оправдано и уместно, гнев может быть конструктивным. Это может помочь прояснить и решить проблемы и исправить недопонимание в отношениях. Когда люди могут спокойно выражать свой гнев, они более способны разрешить конфликт.Некоторые исследователи предполагают, что конструктивный гнев может даже способствовать здоровью сердца.

Когда нам угрожают или нападают, гнев может дать нам силу, необходимую, чтобы защитить себя или отстоять свою позицию. Социальные движения, подпитываемые гневом, также могут быть эффективными в преодолении несправедливости в обществе.

ПЕЧАЛЬ

Миф : Печаль бесполезна.

Факт : Во многих культурах грусть считается «нежелательной» или «проблемной» эмоцией, не имеющей смысла.На самом деле печаль выполняет важные функции. Печаль может стимулировать мыслительные и поведенческие стратегии, которые помогают нам справляться с трудными социальными ситуациями. Это также здоровый способ пережить утрату.

Миф : если вы плачете, вы не справляетесь.

Факт : Это неправда. Разумеется, плач — это показатель сильных чувств, но слезы — это естественный способ преодолеть горе, потерю и печаль.

СТРАХ

Миф : Страх заставляет нас застывать на месте, что делает нас открытыми для опасности.

Факт : На самом деле страх спасает людей от опасности. Инстинктивно. Нам даже не нужно об этом думать. Это потому, что наш вид развил страх как способ быстрого реагирования на опасные ситуации, известный как реакция «сражайся или беги». Это позволяет нам сбежать, и это было важно для нашего выживания. В то же время страх ставит нас в состояние повышенной готовности, возвращая нас в настоящий момент, что может помочь нам лучше справляться с опасностями.

Все сводится к следующему: давай и чувствуй то, что чувствуешь. Даже если это тяжело или неудобно. Это не всегда может быть красиво, но может пойти вам на пользу.

Конечно, если гнев, печаль или страх вызывают у вас страдание, и эти чувства длятся долгое время, очень сильны и / или мешают вашей способности функционировать, они могут указывать на проблему. Обратитесь за помощью к поставщику медицинских услуг. Также важно подчеркнуть, что гнев, неправильно выраженный как угроза или насилие, недопустим.

Источники

https://www.scientificamerican.com/article/negative-emotions-key-well-being/
https://www.takingcharge.csh.umn.edu/impact-fear-and-anxiety
https: // www.smithsonianmag.com/science-nature/what-happens-brain-feel-fear-180966992/
https://www.apa.org/monitor/mar03/angryoughtts
https://doi.org/10.1111/1468 -5914.00196
https://doi.org/10.1177/0146167207311281

5 способов найти позитив в негативных эмоциях

У всех бывают плохие дни.Для некоторых людей это может быть так же просто, как опоздание на поезд и опоздание на работу. Для других это может быть более серьезным, например, вы узнали, что ваш супруг или вторая половинка изменяет вам. Или, возможно, члену семьи или близкому другу только что поставили диагноз заболевания, который трудно преодолеть. Независимо от причины, в плохом самочувствии нет ничего плохого: невзгоды — это часть жизни, и их преодоление может привести к реальному личностному росту. Проблемы возникают тогда, когда мы начинаем игнорировать свои эмоции.

«Негативные чувства, такие как гнев, страх и печаль, очень неприятно испытывать», — говорит Сьюзан Колод, доктор философии, частнопрактикующий психолог из Нью-Йорка. «Часто такие чувства, если их воспринимать всерьез, требуют от человека каких-либо действий. Например, если друг вас разочаровал или рассердил, возможно, придется противостоять этому человеку. Конфронтация может вызывать сильную тревогу и быть болезненной, и многие люди ошибочно полагают, что лучший способ справиться с этими чувствами — выбросить их из головы », — сказала она.

Что такое эмоциональное избегание?

Многие люди в детстве научились игнорировать или избегать плохих вещей. Но игнорирование плохого опыта и того, как вы к нему относитесь, никоим образом не улучшит ситуацию. Фактически, чем больше вы откладываете дело или даже признаете, что что-то не так, тем хуже становится. Эксперты по психическому здоровью называют это «эмоциональным избеганием».

Продолжение статьи ниже

Беспокоитесь, что вы страдаете психическим расстройством?

Пройдите одну из наших 2-минутных викторин по психическому здоровью, чтобы узнать, можете ли вы получить пользу от дальнейшей диагностики и лечения.

Пройдите тест на психическое здоровье

Некоторые люди, испытывающие отрицательные эмоции, могут прибегать к нездоровому поведению, объясняет Джейми Манваринг, доктор философии, главный терапевт Центра восстановления питания в Денвере, штат Колорадо. «Такое поведение может включать переедание, чрезмерную физическую нагрузку или чрезмерное употребление алкоголя как способ справиться с трудными чувствами. Подобное нездоровое копирующее поведение может сработать в краткосрочной перспективе, поэтому люди часто возвращаются к нему, но в долгосрочной перспективе может привести к дальнейшим проблемам.”

Использование гнева во благо

Если вас беспокоит гнев, используйте огромный адреналин в вашей системе, чтобы удовлетворить ваши потребности, взять на себя ответственность за свою жизнь и проявить инициативу. (Гнев и другие эмоции вызывают физические и биологические изменения в вашем теле. Гнев может вызвать учащение пульса и артериального давления, а также повышение уровня гормона адреналина.)

«Гнев — отличный сигнал для пробуждения, чтобы перестать быть зависимым и ждать или думать, что вы имеете право на какое-то право», — говорит Жанетт Рэймонд, доктор философии, лицензированный психолог и психотерапевт с частной практикой в ​​Лос-Анджелесе.«Энергия гнева может быть очень продуктивной или разрушительной. Но вы можете использовать это продуктивно, чтобы заострить свои границы, чтобы не злиться на то, что вас используют, манипулируют или неуважительно. Если вы полны зависти, не жалуйтесь и не уничтожайте тех, кому завидуете, найдите способ расширить свои возможности, чтобы получить свою версию того, чему вы завидуете ».

Отрицательные эмоции важны и полезны. Они являются предупреждающими знаками о том, что вам может угрожать опасность или что вам необходимо принять меры. Как и в случае с физической болью, если вы не почувствуете боли, когда подойдете слишком близко к огню, вы можете сильно обжечься.Если вы чувствуете страх или злость, не пытайтесь отключиться от этого чувства. Найдите время, чтобы проанализировать, почему вы так себя чувствуете. Вы можете осознать, что находитесь в опасности и должны выйти из ситуации или что вам нужно противостоять ситуации. С другой стороны, вы можете осознать, что эта ситуация несерьезна, но она «спровоцировала» вас, потому что напоминает вам о другой опасной ситуации в прошлом. Если негативные чувства возникают в результате серьезной травмы, это может указывать на необходимость профессиональной помощи.

Советы по активному использованию негативных эмоций

Вот 5 способов помочь вам найти положительное в отрицательных эмоциях:

  1. Сосредоточьтесь на положительных вещах, какими бы незначительными они ни казались. Независимо от того, с какими препятствиями или проблемами вы можете столкнуться в течение дня, приложите все усилия, чтобы сосредоточиться на положительной стороне ситуации. Например, если вы обнаружите, что ваша компания собирается уволить некоторых сотрудников, используйте это время, чтобы оценить свои сильные стороны и подумать о вариантах действий на случай, если вам придется искать другую работу.
  2. Измените негативный разговор с самим собой на позитивный. Когда мы плохо говорим о себе, мы начинаем верить в то, что говорим, что увековечивает плохие чувства. Когда вы начинаете говорить что-то вроде: « Я ужасный человек, », измените эту строчку на что-то вроде « Я великий человек! ”, и в течение нескольких секунд ваш мозг обработает то, что вы сказали, и вы отреагируете соответствующим образом. Сначала это может показаться глупым, но вы будете удивлены склонностью вашего тела проявлять положительные слова, которые вы себе говорите.В «силе позитивного мышления» много правды.
  3. Окружите себя позитивными людьми. Если вы обнаружите, что вас окружают негативные люди и негативные чувства, сделайте глубокий вдох и уйдите. Подумайте о мягких способах проводить меньше времени с такими людьми. Когда вы находите позитивных друзей и членов семьи, дорожите ими и знайте, что, проводя с ними время, вы можете изменить свое отношение к лучшему. Вы заслуживаете тех, кто вас поддерживает.
  4. Оставайтесь в настоящем. Сосредоточьтесь на том, что происходит сейчас, а не на том, что происходило в прошлом. Например, даже если пять минут назад вы получили отрицательный комментарий от своего начальника, не позволяйте этому простому действию отнять у вас настоящее. Наше воображение может разыграться и воспроизводить негативный опыт и воспоминания, поэтому оставайтесь в настоящем и оставьте все остальное в прошлом на своем месте.
  5. Будьте благодарны, что бы ни случилось. Даже если ваша жизнь сейчас рушится, всегда есть повод для благодарности.Может случиться что-то невероятное, но когда вы уделите время тому, чтобы оценить людей в вашей жизни, свою работу или просто способность вашего тела и разума быть рядом с вами, вам станет легче. Когда вы работаете над тем, чтобы найти благодарность и благодарность в каждом аспекте своей жизни, вы обнаружите, что ситуации, которые когда-то могли вас расстроить или утомить, вам не так страшно.

Принятие и обработка негативных мыслей и эмоций может быть трудным, особенно во время кризиса.Но мы можем найти хорошее в отрицательных эмоциях, если мы примем идею, что они всего лишь часть жизненного пути, и они в конечном итоге приведут к лучшим временам.

Последнее обновление: 8 января 2019 г.

Почему негативные эмоции не так уж и плохи (и как с ними бороться)

У меня всегда была отрицательная реакция на негативные эмоции. Мне никогда не нравилось грустить, злиться или бояться. Я предпочитаю, чтобы все было позитивно и весело — некоторые сказали бы радугу и солнечный свет.Во многом это связано с моим воспитанием; Я вырос в семье, которая старалась быть позитивной, ободряющей и оптимистичной.

Когда я был расстроен, я смотрел на светлую сторону. Когда мне было страшно, я проталкивался через это. Когда мне было грустно, я справлялся с этим. Дело не в том, что у меня была легкая жизнь, лишенная горя, горя и проблем. У меня их было много. Просто я никогда не решался заострять внимание на этой стороне вещей. Я думал, что все хорошо. Пока не было.

Несколько лет назад я впервые столкнулся с тревогой.И не только небольшое беспокойство. Мы говорим о парализующей, полномасштабной панике, которую я не мог контролировать. В какой-то момент я не хотела, чтобы муж уходил утром на работу. Если вы когда-либо страдали от беспокойства, вы знаете, насколько это может быть тяжело. Как человек, который всегда был авантюристом, редко чувствовал всю силу страха и настроен на позитив, это был НЕ я, и я понятия не имел, что делать.

Что я узнал (что я всегда знал, но, возможно, никогда полностью не понимал), когда я работал над этим беспокойством, так это то, что это был симптом.Признак того, что в моей жизни что-то не работает. Так природа подсказывала мне, что я сбился с пути. На моей тарелке было слишком много дел, я не очень заботился о себе, и мне нужно было сбавить скорость.

Возможно, я бы не сбавил обороты, если бы меня не поразили эти духовные 2 × 4 негативных чувств. Возможно, мне удавалось преодолевать многие «негативные» эмоции в моей жизни, но некоторые из них на самом деле просто подавлялись.

Я пришел к выводу, что отрицательные эмоции не являются ни хорошими, ни плохими.На самом деле они не отрицательные; они просто так считают . Они — часть жизни человека.

Нам нужно обеспечить пространство, чтобы жизнь была сложной, сложной и иногда невероятно сложной, что приводило к дискомфортным или отрицательным эмоциям. Нам нужно научиться признавать, принимать и понимать, что эти эмоции пытаются нам сказать. Нам нужно узнать силу и ценность этих эмоций.

Прежде чем мы углубимся в это, я хочу убедиться, что вы знаете, что я не терапевт или психолог.Это мой опыт негативных эмоций по отношению к себе самому, сотням людей, с которыми я работал, а также из исследований и обучения, которые я получил за эти годы. Я хочу отдать должное, а не недооценивать сложность человеческих эмоций. Они изучались философами, психологами и учеными на протяжении тысяч лет — каждая со своими собственными и часто конкурирующими теориями.

С учетом сказанного, давайте посмотрим на некоторые отрицательные эмоции, почему они не такие уж отрицательные и как их принять, чтобы жить более полноценной жизнью.

Что такое негативные эмоции?

Отрицательные эмоции — это любые эмоции, которые так или иначе вызывают у вас плохое самочувствие. Гнев, страх, печаль, отчаяние, разочарование, вина, стыд, отвращение, разочарование… Вы называете это. Мы все испытываем этих эмоций. Признаете вы их или нет, а там — это .

В 1970-х годах психолог Пол Экман (наиболее известный тем, что изучал выражения лица и их связь с эмоциями) выделил шесть основных эмоций: счастье, печаль, отвращение, страх, удивление и гнев.Интересно, что четыре из шести из них попадают в категорию «негативных».

В 1980 году психолог Роберт Плутчик выделил восемь основных эмоций: радость, печаль, доверие, отвращение, страх, гнев, ожидание и удивление. Опять же, четыре из этих восьми можно считать отрицательными.

Они оба расширили диапазон эмоций, включив в него многие другие. Доктор Плутчик расширил свои выводы с помощью колеса эмоций (ниже), чтобы проиллюстрировать спектр, степени и отношения между этими эмоциями.

Если вы погуглите, то сможете найти список из 10, 20 и других эмоций, но ради нашего здравого смысла мы можем начать с них.

Почему негативные эмоции не так уж и плохи

Хотя отрицательные эмоции могут быть плохими, они не так уж и плохи для нас. Вот семь причин, по которым отрицательные эмоции не так уж и плохи.

1. Они нормальные.

Мы собираемся начать здесь, потому что где-то по пути переживание отрицательных эмоций стало плохим.В мире, где нас поощряют быть благодарными и счастливыми (с чем я тоже согласен), возможно, мы оказываем себе медвежью услугу, не говоря о том, что отрицательные эмоции являются естественной и неизбежной частью жизни.

Это заставляет нас чувствовать себя еще хуже, когда мы их чувствуем. Переживание разных «настроений» — это часть человеческого бытия.

Пора пересмотреть роль плохого настроения в нашей жизни. Мы должны признать, что они — нормальная и даже полезная и адаптивная часть человеческого бытия; они помогают нам справляться со многими повседневными ситуациями и проблемами.

2. Они служат цели и имеют положительные намерения.

Если вы исследуете основную цель отрицательных эмоций, все они имеют одну общую черту:

Они служат эволюционной цели для нашего выживания, здоровья или благополучия.

Например, страх — это наш сигнал о том, что что-то не так, он защищает нас от опасности и позволяет нам выжить. Печаль усиливает чувство связи и сочувствия и создает общность. Отвращение вызывает неблагоприятную реакцию и уводит нас от вещей, которые могут причинить вред или быть заразными.Стыд и вина побуждают нас поступать правильно и исправлять свои ошибки. Гнев — это защитный механизм, который побуждает к действию и заставляет нас что-то делать, чтобы изменить ситуацию.

Конечно, без этих эмоций мы не были бы там, где мы живем как вид. Все эти эмоции — это то, что нам нужно настроиться, чтобы помочь нам выжить и расти. Хотя они могут чувствовать себя отрицательно, у всех них есть лежащее в основе положительное намерение, причина существования. Нам нужно постараться определить, что это за позитивное намерение.

Кроме того, наши отрицательные эмоции побуждают нас расти. Чтобы быть лучшими партнерами, лучшими друзьями. Чтобы расти, прогрессировать. Они делают нас лучше и меняют нашу жизнь.

3. Это предупреждающий сигнал.

Они определяют то, что происходит: наше истинное «я», наша внутренняя природа и естественное состояние — это мир, спокойствие и связь.

Однако, когда мы не соответствуем нашему естественному и лучшему образу жизни, мы испытываем негативные эмоции как сигнал о том, что мы сбились с пути.Они говорят нам: «Эй, послушайте, здесь что-то не так, вы сбиваетесь с пути».

«Более легкие» отрицательные эмоции, такие как разочарование, опасения или раздражение, могут быть ранними сигналами, предупреждающими о том, что у вас что-то не работает. Оставьте их в покое на время, и они начнут становиться громче. Возможно, вы начнете чувствовать гнев, негодование или страх. Оставьте их в покое слишком долго, и они выйдут из-под контроля — вы можете испытать гнев, отвращение, беспокойство, депрессию.

Я всегда сравниваю это с малышом, которому нужно ваше внимание.Они будут тихо дергать вас за ногу, добиваясь вашего внимания. Если вы игнорируете их или не обращаете внимания, они начинают ныть. Игнорируйте их дальше или отодвиньте их потребности в сторону, вы начнете кричать, плакать и, в конечном итоге, разразиться истерикой.

Страх и тревога, которые я испытал, были (поздним) предупреждающим сигналом о том, что путь, по которому я шел, был неустойчивым, даже если мое сознание считало, что я «все в порядке». Я сильно сбился с пути, и мне нужно было сбавить скорость.

Некоторые негативные эмоции не являются признаком того, что мы сбились с пути или несогласованны, а являются признаком того, что мы делаем неправильно, .Подумайте, когда вы чувствуете стыд или вину. Это сигналы того, что вы делаете «неправильный поступок» или что-то нечестное. Несколько недель назад моя 7-летняя дочь пришла домой и сказала, что ей чего-то стыдно. Это было сильное слово, и моей первой реакцией было утешить ее, чтобы избавиться от этого ужасного чувства.

Но потом я спросил ее, почему. Когда она объяснила, что произошло, я понял, что то, что она чувствовала, было вполне здоровым. Вина говорила ей, что она поступает неправильно — в данном случае это был механизм самокоррекции.Наша дискуссия упала не столько об избавлении от плохих предчувствий, сколько о том, чтобы учиться на ее ошибках и делать «правильные вещи» в следующий раз.

4. Они побуждают к действию.

Они являются катализатором изменений и движения. Что происходит, когда ты действительно злишься? Вы действуете.

Может быть, вы упустили последнюю акцию. Вы безумец. Вы чувствовали, что заслужили это, и сердитесь, что не получили этого. Этот гнев побуждает вас поговорить со своим начальником (вежливо и профессионально, конечно) о ваших навыках, достижениях и успехах, чтобы он мог понять вашу точку зрения и не пройти мимо вас в следующий раз.

Возможно, вы не сказали бы так ясно, если бы не злились?

Гнев на протяжении всей истории использовался как положительный катализатор перемен. Многие великие лидеры обуздали свой гнев, чтобы отстоять то, во что они верят, и потребовать справедливости и перемен. Мартин Лютер Кинг-младший сказал:

«Высшая задача — организовать и объединить людей, чтобы их гнев стал преобразующей силой».

Наш гнев может быть преобразующей силой во благо как в небольшом, индивидуальном масштабе (как в случае выше), так и в гораздо более широком масштабе (например, в докторе Доктора.Король). Когда кто-то несправедливо обращается с вами или другими людьми, и вы злитесь, вы можете использовать этот гнев, чтобы встать и исправить ситуацию.

Отрицательные эмоции разжигают огонь в вашем животе — они мотивируют вас работать продуктивно, решать проблемы, отстаивать то, во что вы верите, вернуть себе личную силу и вносить изменения, которые подталкивают вас — или, может быть, даже общество — в другом направлении.

Мне нравится эта цитата Аруна Ганди (внука Махатмы Ганди):

«Используйте свой гнев во благо.Гнев к людям подобен бензину для автомобиля — он подпитывает вас, чтобы двигаться вперед и добираться до лучшего места. Без этого у нас не было бы мотивации принять вызов. Это энергия, которая заставляет нас определять, что справедливо, а что несправедливо ».

5. Они позволяют жить всем сердцем.

Многие из древних мировых традиций мудрости, философы и психологи ценили и были заинтригованы светлым-темным, отрицательно-положительным и теневым аспектами нашей личности.

Подумайте о концепции инь и ян в китайской философии:

«Он описывает, как кажущиеся противоположными или противоположные силы могут на самом деле быть дополнительными, взаимосвязанными и взаимозависимыми в естественном мире, и как они могут порождать друг друга, поскольку они взаимосвязаны друг с другом.”

Вы знаете фильм « наизнанку »? Мне стыдно признаться в этом, но я все равно поделюсь. Когда фильм только вышел, я не хотел, чтобы его смотрели мои дети. Почему? Потому что я не хотел, чтобы акцент делался на «отрицательные» эмоции: страх, гнев и печаль. Почему они не могли просто снять фильм про РАДОСТЬ? Радость прекрасна. Добавьте сюда счастливого, благодарного и взволнованного, и теперь у нас есть фильм, который я хочу показать своим детям.

Затем я посмотрел выступление Брена Брауна на TED об уязвимостях, и оно поразило меня, как тонна кирпичей.Может быть, только тогда я полностью осознал, насколько важно прочувствовать всех наших эмоций. В своем выступлении она делится тем, что для того, чтобы жить всей душой, мы должны прочувствовать весь спектр эмоций. Позитив: радость, благодарность, счастье. И не такие положительные: горе, страх, стыд, разочарование.

Вы не можете выборочно, чувствовать эмоции. Итак, чтобы мы могли жить как искренние люди, нам нужно чувствовать и выражать весь спектр наших эмоций. В конце концов, как можно по-настоящему оценить радость счастья, если вы не испытали боли печали?

И как моя дочь напомнила мне в фильме « наизнанку », угадайте, кто спасет положение? Грусть.Да, это печаль, которая спасает положение.

6. Они обеспечивают освобождение.

«То, что скрывает разум, раскрывает тело».

Когда мы скрываем или пытаемся скрыть или игнорировать эмоции, они не исчезают просто так. Они проникают глубоко внутрь нас. Они едят у нас. Они вызывают язвы, боли в спине, тошноту. Этот «внезапный» сердечный приступ, «необъяснимое» высокое кровяное давление или «неожиданное» беспокойство, возможно, не так уж и необъяснимы.

Ощущение наших эмоций позволяет нам отпустить их и двигаться вперед.Мой мануальный терапевт, доктор Рут Зиемба однажды сказала:

«Чувствуйте их, но не позволяйте им стать вами».

Это сослужило мне хорошую службу. Я думаю, мы все боялись, что эти болезненные эмоции вины, гнева, горя, безнадежности означают, что мы упадем в бесконечную яму отчаяния, из которой, возможно, никогда не выберемся.

Я боялся, что спущусь слишком далеко в кроличью нору и никогда не вернусь, чтобы увидеть дневной свет. Но чтобы двигаться дальше, мы должны их почувствовать и отпустить.Как только мы «разоблачаем» их, они теряют контроль над нами.

Рич Роскопф, бодибилдер, тренер, специалист по массажу и движениям, поделился кое-чем, что глубоко мне понравилось. Он изучал медитативную работу Гая Армстронга, автора «Пустоты» и философию, согласно которой все должно возникать, сохраняться и проходить .

То же самое и с нашими эмоциями. Когда мы позволяем чувствам возникать и сохраняться, они пройдут. Схватка, цепляние и давление на них всегда приводят к несчастью.

Даже хороший плач может помочь. У нас есть три разных типа слез, и слезы, которые образуются, когда мы плачем, могут помочь вам почувствовать себя лучше. Слезы, заплаканные от печали, содержат химическое вещество, токсичное для нашего тела.

«Эмоциональный плач — это способ организма избавиться от этих токсинов и продуктов жизнедеятельности».

В Японии даже есть «комнаты для плача» и «плачущие мероприятия», которые помогают участникам снизить уровень стресса и избавиться от эмоций.

7. Они повышают устойчивость.

Чем больше вы испытываете весь спектр эмоций, тем более стойким вы становитесь противостоять им и справляться с ними.

Джесси Дадли, лицензированный клинический социальный работник и руководитель программы в Центре психического здоровья в Денвере, сказала следующее.

«Позволив себе почувствовать все, что вам нужно, вы научитесь справляться с ситуацией и создадите свой инструментарий стратегий выживания. Затем, когда вы в следующий раз почувствуете то же самое, вы будете знать, что делать и что работает для вас. Вы понимаете, что это чувство вас не убьет.Это не уменьшает ощущения, но заставляет вас лучше понимать, как на это реагировать.

Если вы не развиваете навыки совладания с собой, когда вы чувствуете эти эмоции, вы хотите оттолкнуть их. Эмоциональное избегание в определенной степени эффективно. Действительно, все стараются не чувствовать себя плохо. Но чем больше вы избегаете, тем меньше навыков вырабатываете. Чем меньше вы способны справиться, тем больше вы боитесь эмоций, что приводит к порочному кругу их подавления. Во многих случаях люди могут обратиться к другим нездоровым способам справиться с ситуацией, включая зависимости и злоупотребление психоактивными веществами.

Помните: мы постоянно развиваемся. Ваши навыки выживания тоже будут развиваться и расти ».

Как поделилась Джесси, когда вы сталкиваетесь с негативными эмоциями и изучаете эффективные навыки совладания с ними, вы чувствуете себя сильнее и более способными справиться с ними в будущем.

Для мамы это особенно актуально. Однажды я прочитал, что наша задача как родителей — не защищать детей от разочарований, а быть рядом с ними, когда разочарования случаются. Если наши дети не научатся здоровым способам справляться с негативными эмоциями, они будут бороться на протяжении всей жизни, чтобы справиться с ними.

Как принять негативные эмоции и превратить их в позитивную мотивацию

Вот способ, которым вы можете воспользоваться. Назовем его методом ACDC .

A — Признавайте и уважайте эмоции

Почувствуйте это, но не позволяйте этому стать вами. Пусть оно возникает, сохраняется и проходит. Сядь с этим. Ваш инстинкт будет отталкивать его. (Серьезно, кто хочет чувствовать себя дерьмом?)

Но как только вы это признаете, вы можете двигаться вперед. Если вы чувствуете себя некомфортно или небезопасно, чувствуя то, что происходит, вы можете обратиться к терапевту или кому-то, кто может создать безопасное пространство для переживания ваших эмоций.

C — Рассмотрите положительное намерение эмоций

Проявляется ли это как сигнал раннего предупреждения (или поздний), катализатор позитивных изменений, механизм защиты или выживания?

Определите положительное намерение, стоящее за эмоцией.

D — Дважды проверьте свою историю

Иногда наши отрицательные эмоции оправданы, но иногда они неуместны. Обязательно ознакомьтесь с ними.

Если вы беспокоитесь, есть ли о чем беспокоиться или беспокойство стало плохой привычкой? Если вы злитесь на кого-то, знаете ли вы все факты? Возможно, это недопонимание или недопонимание.Если вам грустно или вы потерпели поражение, есть ли история, которую вы постоянно рассказываете себе, которая не соответствует действительности? Перед тем, как нырнуть, обязательно дважды проверьте глубину воды.

C — Выбери свое действие

После того, как вы признаете, поймете и перепроверете эмоцию, подумайте, что вы можете предпринять.

Может быть, вы благодарите страх за то, что уберег вас. Возможно, вы сдерживаете гнев и перестаете мириться с тем, что влияет на вашу жизнь или здоровье. Возможно, вы используете свое разочарование, чтобы двигаться вперед в новом направлении.Или используйте свою вину, чтобы исправить ошибку.

В некоторых случаях ваше действие может заключаться в том, чтобы вообще ничего не делать, кроме как чувствовать, что вы чувствуете. Это тоже нормально.

Когда негативные эмоции становятся плохими…

Было бы упущением с моей стороны не признать различные уровни негативных эмоций, которые могут возникнуть.

Слишком большое чувство вины может парализовать. Слишком много печали — это депрессия. Слишком сильный гнев может перерасти в ярость. Слишком сильный страх может вызвать беспокойство.

Переживание некоторого уровня этих отрицательных эмоций — это нормально.Постоянный и чрезмерный уровень этих эмоций может быть сигналом о том, что необходимо заняться чем-то гораздо более глубоким.

Если вы испытываете стойкие негативные эмоции или ваши эмоции существенно мешают вашей жизни, обратитесь к своему врачу, терапевту или специалисту за помощью и поддержкой.

Заключение

Переживание всех этих эмоций — вот что делает нас людьми.

Что, если бы мы могли снять ярлык отрицательных эмоций? Что, если бы они были не плохими? Что, если бы все это были просто эмоции? Отрицательный.Положительный. Нейтрально. У нас самые разные эмоции.

Давайте просто пощупаем их. Слушайте их. Признать, почтить, принять их . Стремитесь понять , что они пытаются нам сказать, чтобы мы могли, , использовать их, чтобы жить своей лучшей жизнью.

Дополнительные советы о том, как управлять своими эмоциями

Кредит на фотографию: Риккардо Мион через unsplash.com

границ | Множественные негативные эмоции во время обучения в цифровой среде обучения — доказательства их пагубного влияния на обучение с помощью двух методологических подходов

Введение

Обучение — это сложный многогранный процесс, который требует от учащихся развертывания, мониторинга и регулирования своих когнитивных, метакогнитивных, эмоциональных и мотивационных процессов в зависимости от учебной среды, а также задачи и цели обучения (Азеведо и др., 2018). Эмоции играют в этом контексте центральную роль. Они значительно влияют на процессы, которые являются квинтэссенцией для обучения, такие как внимание, восприятие, память (Lewis et al., 2008; Tyng et al., 2017) и метапознание (Azevedo et al., 2017). Кроме того, давняя традиция исследований показала, что эмоции напрямую связаны с результатами обучения и академической успеваемостью (Boekaerts and Pekrun, 2015). Несмотря на то, что первоначальные исследования эмоций и обучения были почти полностью сосредоточены на важности тревожности в обучающих и тестовых ситуациях (Pekrun et al., 2002), исследования эмоций и обучения разошлись в исследованиях широкого спектра аффективных состояний и эмоций в различных контекстах обучения (например, в классе, в исследованиях с использованием передовых технологий обучения или в условиях неформального обучения; Azevedo et al., 2019). Эти исследования продемонстрировали, что в учебной среде обычно возникает множество различных эмоций (например, скука, замешательство или разочарование; D’Mello, 2013), и они оказывают значительное влияние на успеваемость учащихся (например,г., Пекрун и др., 2002; D’Mello et al., 2014). Тем не менее, некоторые важные аспекты эмоциональных переживаний до сих пор не были тщательно исследованы в контексте обучения. Например, большая часть исследований в этом контексте, особенно исследований во время обучения в цифровой среде обучения, была сосредоточена на важности отдельных дискретных эмоций или наборов дискретных эмоций с использованием подходов, ориентированных на переменные. С другой стороны, исследования эмоций в других контекстах показали, что подходы, учитывающие несколько эмоций одновременно, имеют большие перспективы (например,г., Фортунато и Голдблатт, 2006; Vansteenkiste et al., 2009). Лишь в нескольких исследованиях изучалась сложность (сопутствующих) эмоциональных переживаний учащихся во время обучения с использованием личностно-ориентированных подходов (Ganotice et al., 2016; Jarrell et al., 2016, 2017; Robinson et al., 2017; Sinclair и др., 2018). Эти исследования показали, что группы студентов, которые различаются своим эмоциональным опытом во время обучения в отношении множества эмоций (так называемые профили эмоций), также существенно различаются по результатам обучения и академической успеваемости.Целью этого исследования было объединить личностно-ориентированные подходы к изучению эмоций во время обучения с цифровой средой обучения. Мы расширили предыдущее исследование, рассмотрев более широкий спектр показателей эмоций, чем предыдущие исследования (например, эмоции академической успеваемости и эмоции, ориентированные на обучение), включив регулирование эмоций и временную динамику эмоций, а также обосновав личностно-ориентированный анализ с помощью новой переменной — центрированный подход.

Эмоции во время обучения в цифровой среде обучения

Эмоции — важный компонент учебной деятельности в любых условиях.Эмоциональные переживания учащихся при обучении с использованием технологий разнообразны, были исследованы на основе нескольких структур (D’Mello, 2013) и были классифицированы по различным категориям, включая эмоции академической успеваемости (Pekrun et al., 2002), эпистемологические или эмоции, ориентированные на обучение (D’Mello and Graesser, 2012; Pekrun et al., 2017b), и базовые эмоции (Ekman and Friesen, 1971; Ekman, 1992). Пекрун и др. (2002) и Pekrun (2006) подход к эмоциям академической успеваемости различает академические эмоции, различающиеся по своей валентности (положительные или положительные эмоции).отрицательный) и воспринимаемый уровень контроля со стороны учащегося, включая удовольствие (положительный и высокий контроль), тревогу (отрицательный и средний контроль) и безнадежность (отрицательный и низкий контроль). Эмоциональные подходы, ориентированные на обучение (также называемые когнитивными аффективными состояниями или эпистемическими эмоциями; D’Mello and Graesser, 2012; Muis et al., 2015; Pekrun et al., 2017b), сосредоточены на эмоциях, которые напрямую связаны с генерированием знаний. аспекты когнитивных процессов (например, преодоление тупиков во время обучения), включая скуку, замешательство и разочарование.Согласно Экману (1992), шесть основных эмоций можно выделить в различных культурных контекстах и ​​надежно идентифицировать по выражению лица, включая гнев, счастье и удивление. Обширный объем исследований показал, что эмоции значительно влияют на процессы обучения, результаты и академические достижения (Pekrun and Linnenbrink-Garcia, 2014). Большинство исследований показали, что то, как эмоции влияют на обучение и достижения, тесно связано с их валентностью. В частности, положительные эмоции положительны, а отрицательные эмоции отрицательно связаны с процессом обучения и результатами обучения (например,г., Пекрун и др., 2002, 2017а; Пекрун и Линненбринк-Гарсия, 2012 г.). Однако есть также свидетельства, противоречащие этой общей закономерности. Например, исследования выявили пагубное влияние положительных эмоций на точность метакогнитивных суждений, создавая иллюзию обучения (Baumeister et al., 2015). С другой стороны, отрицательные эмоции были положительно связаны с обучением, когда они запускали глубокую обработку содержания и своевременно устранялись учащимися (см. Ниже, e.г., D’Mello, Graesser, 2014). Такое состояние исследований показывает, что, несмотря на общую тенденцию к положительному воздействию положительных эмоций и отрицательному воздействию отрицательных эмоций, необходимо учитывать дополнительные факторы для прогнозирования и объяснения эффектов эмоций во время обучения.

Отдельное направление исследований изучает (саморегулируемые) процессы обучения при обучении в цифровых обучающих средах (Gegenfurtner et al., 2019), включая гипермедийные обучающие среды (e.g., Opfermann et al., 2013), интеллектуальные обучающие системы (например, Azevedo et al., 2016; Harley et al., 2017) и игровые обучающие среды (например, Sabourin and Lester, 2014; Taub et al. ., 2018). Эти технологии обучения были разработаны и внедрены для того, чтобы способствовать обучению учащихся по конкретным темам, и было показано, что они значительно улучшают обучение (Zheng, 2016). Среда цифрового обучения включает определенные возможности, которые напрямую связаны с эмоциями учащихся. Например, исследования показали, что дизайн цифровой среды обучения (например,г., формы и цвета; Plass et al., 2014), их структура (например, сложная, нелинейная структура; Arguel et al., 2019) и каркасы, включенные в такие системы (например, подсказки и обратная связь от педагогических агентов; Harley et al., 2017 ) может повлиять на эмоции студентов. В частности, среда цифрового обучения может вызывать и изменять эмоциональные процессы или помогать учащемуся регулировать их и предоставлять уникальные возможности для исследования эмоций способами, которые трудно достижимы в других контекстах.Например, многоканальные данные трассировки могут быть собраны с помощью цифровых обучающих сред для измерения эмоций с минимальными перерывами в процессе обучения (например, посредством автоматического определения мимики; D’Mello, 2017; Azevedo et al., 2019). Модель динамики аффективных состояний является важной теоретической основой в этом направлении исследований, которое фокусируется на динамическом развертывании конкретных эмоций, ориентированных на обучение (D’Mello and Graesser, 2012). В частности, Д’Мелло и Грэссер (2012) утверждали, что путаница вызывается тупиками, встречающимися во время сложных процессов обучения.Эта путаница может быть полезна для обучения, если ее можно разрешить и выйти из тупика. С другой стороны, продолжительный опыт замешательства, как предполагается, приводит к разочарованию и, в конечном итоге, к скуке, что в конечном итоге приводит к отстранению от занятий и плохим результатам обучения. Учитывая, что в цифровой среде обучения учащиеся сталкиваются с учебными задачами, которые требуют развития глубокого понимания научных концепций или решения сложных проблем, такие тупиковые ситуации особенно часто возникают при обучении с использованием этих систем.Д’Мелло и Грэссер (2014) обнаружили положительную связь между (частично) устраненной путаницей и обучением в задаче решения проблем и задачей научного мышления в интеллектуальной обучающей системе. Другое исследование Тауба и др. (2019) кроме того, показали, что переживание разочарования было связано с более высокой точностью использования стратегий когнитивного обучения (т. Е. Ведения заметок) с MetaTutor. Однако они не обнаружили значимой связи между эмоциями и успехом в обучении.

Другие исследования эмоций и обучения в цифровой среде обучения (e.g., интеллектуальные системы обучения и игровая среда обучения), с другой стороны, обнаружили пагубные последствия отрицательных эмоций. Первоначальные исследования связи между эмоциями и обучением в AutoTutor выявили значительные пагубные последствия скуки для обучения (Craig et al., 2004; Graesser et al., 2008). В трех исследованиях с использованием различных цифровых обучающих сред Baker et al. (2010) нашли дополнительную поддержку этим выводам, показав, что скука была самой стойкой эмоцией (т.е. студенты вряд ли перейдут от скуки к другой эмоции), и эта скука была единственной эмоцией, связанной с неадаптивным поведением (т. е. игрой в систему). Сабурин и Лестер (2014) определили положительную связь между положительными эмоциями и успехами в обучении. Кроме того, они наблюдали отрицательную связь замешательства и скуки с успехами в обучении в игровой среде обучения. Исследование Grafsgaard et al. (2014) выявили, что индикаторы фрустрации, выраженной на лице, отрицательно предсказывали успехи в обучении.

В совокупности эти исследования продемонстрировали важность эмоций, ориентированных на обучение, во время обучения в цифровой среде обучения (недавний обзор см. В Arguel et al., 2019). Однако они также продемонстрировали глубоко противоречивую связь между (отрицательными) эмоциями и обучением. Это ясно указывает на то, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы разобраться во множестве взаимосвязей между эмоциями, обучением и результатами обучения путем выявления факторов, объясняющих эти противоречивые отношения.Одним из таких факторов, который редко учитывался в вышеупомянутых исследованиях эмоций в среде цифрового обучения, является совместное возникновение эмоций. Несмотря на то, что исследования показали, что описанные выше эмоции по-разному влияют на обучение в зависимости от других аффективных состояний, которые они сопровождают или к которым приводят (например, D’Mello and Graesser, 2012; Goetz et al., 2014; Riemer and Schrader, 2019 ), одновременное возникновение эмоций и широта эмоциональных переживаний редко рассматривались в этом контексте.

Личностно-ориентированный подход к эмоциям

Исследование эмоций во время саморегулируемого обучения показало, что различные эмоциональные состояния и процессы значительным образом влияют на обучение и успеваемость. Хотя эти исследования во многом способствовали всестороннему пониманию эмоций в учебных ситуациях, особенно при обучении в цифровой среде обучения, они не в полной мере учитывали широту эмоционального опыта человека. В частности, подход, ориентированный на переменную, используемый в этих исследованиях, фокусируется на отдельных эмоциональных состояниях или заранее выбранном наборе эмоций при одновременном контроле влияния других эмоций.С другой стороны, исследования эмоций показывают, что люди могут одновременно испытывать несколько эмоций и что эти эмоции взаимно влияют друг на друга, что в конечном итоге влияет на мысли и поведение (например, Lazarus, 2006; Fernando et al., 2014). Личностно-ориентированные подходы обычно выявляют группы студентов со схожими эмоциональными переживаниями в отношении нескольких эмоций в определенный момент времени (часто называемые профилями эмоций). Эти профили затем сравниваются с другими профилями и соотносятся с соответствующими показателями результатов (например,g., обучение и академическая успеваемость). Например, многоуровневые исследования аффектов у студентов колледжей показали, что стимулы отрицательных эмоций в сочетании с положительной эмоциональной чертой связаны с большим академическим ростом, чем только положительный или отрицательный аффект (Barker et al., 2016). Кроме того, добавленная стоимость этого подхода неоднократно демонстрировалась за пределами образовательного контекста (например, Vansteenkiste et al., 2009; Fernando et al., 2014). В исследованиях в сфере образования этот подход все еще довольно редок.Мы определили пять исследований, в которых использовался личностно-ориентированный аналитический подход в различных образовательных контекстах (см. Таблицу 1 для краткого обзора).

Таблица 1. Обзор личностно-ориентированных исследований эмоций во время обучения.

Jarrell et al. (2016, 2017) изучали эмоции при обучении в компьютерной среде обучения с использованием личностно-ориентированного подхода в двух исследованиях. Пять отдельных эмоциональных состояний (удовольствие, гордость, надежда, стыд и гнев), измеренных с помощью опросника эмоций достижения (AEQ; Pekrun et al., 2002) были использованы для кластеризации студентов с похожими эмоциональными переживаниями. В обоих исследованиях было выявлено трехпрофильное решение, включая профиль положительного, отрицательного и низкого эмоционального опыта. Эти профили впоследствии были связаны с результатами обучения. Первое исследование ( N = 26) не выявило существенных различий в производительности между профилями. В последующем исследовании ( N = 30) Jarrell et al. (2017) исследовали различия в эффективности диагностики между профилями эмоций.Они обнаружили, что профиль отрицательных эмоций превосходит по крайней мере еще один профиль, усредненный по уровням сложности (легкий, средний, сложный) и для легких и сложных задач, но не для задач со средней сложностью.

Дальнейшие исследования эмоций посредством личностно-ориентированного подхода были проведены Ganotice et al. (2016) в двух выборках средних школ. Подобно исследованиям, описанным выше, дискретные эмоциональные состояния (удовольствие, надежда, гордость, гнев, тревога, стыд, безнадежность, скука) измеряются с помощью AEQ (Pekrun et al., 2002) использовались для кластеризации. В общем контексте или в контексте математики было идентифицировано четыре профиля эмоций. Эти профили включали в себя профиль с высоким положительным и высоким уровнем стыда, профиль с умеренными положительными и отрицательными эмоциями, профиль с высоким уровнем отрицательных эмоций и профиль с высоким уровнем положительных эмоций. Эти профили сравнивались в отношении школьной активности, мотивации и успеваемости по математике. Результаты показали, что профили с высокими положительными эмоциями были наиболее адаптивными профилями, а профиль с высоким уровнем отрицательных эмоций — наименее адаптивными.

Robinson et al. (2017) исследовали аффективные профили в бакалавриате по анатомии. Помимо предыдущих исследований, ориентированных на человека, в этом исследовании использовались два измерения аффекта (положительный / отрицательный × активированный / деактивированный, см. Ben-Eliyahu and Linnenbrink-Garcia, 2013) в качестве переменных для кластеризации. С помощью двухэтапной процедуры они определили четыре профиля эмоций, включая положительный, деактивированный, отрицательный и умеренно отрицательный. Сравнение академической успеваемости показало, что деактивированный профиль показал более высокую академическую успеваемость, чем оба отрицательных профиля (отрицательный и умеренно отрицательный) на протяжении трех экзаменов.Робинсон и др. (2017) также обнаружили различия между положительным и отрицательным профилем, но не на всех экзаменах. Наконец, они исследовали посредническую роль (разъединения) и обнаружили, что более высокие уровни эффективности для положительного и деактивированного профиля опосредованы более низкими уровнями разъединения.

Наконец, Sinclair et al. (2018) исследовали профили эмоций, отображаемые в выборке студентов бакалавриата, которые узнали о системе кровообращения человека с помощью MetaTutor (см. 5.3 MetaTutor). Они использовали пять дискретных эмоциональных состояний (удовольствие, любопытство, гордость, скуку и разочарование), измеренных в пяти временных точках до и во время обучения с использованием анализа скрытого профиля. Как и в исследованиях выше, они обнаружили положительный, отрицательный (скучающий / разочарованный) и умеренный профиль эмоций. Впоследствии они исследовали переходы между профилями и обнаружили, что учащиеся из отрицательного профиля реже всего переходили на другой профиль. Наконец, они обнаружили, что прирост обучения предсказывает переходы между профилями в определенные выбранные моменты времени.

В совокупности эти исследования демонстрируют, что личностно-ориентированный подход может выявить профили эмоций в разных контекстах, от лабораторных исследований до исследований в школах и университетах. Более того, все исследования показали, что эти профили в значительной степени связаны с успеваемостью, академической успеваемостью и соответствующими конструктами. В большинстве предыдущих исследований не учитывались эмоции, связанные с обучением или эпистемологические эмоции (например, скука, замешательство и разочарование; D’Mello and Graesser, 2012).С другой стороны, предыдущие исследования эмоций при обучении в цифровой среде обучения показали, что эти эмоции существенно влияют на обучение по-разному. Вывод о том, что эти эмоции могут оказывать положительное или отрицательное влияние на обучение, особенно интересен для исследований, ориентированных на человека, поскольку противоречивые выводы могут быть объяснены сопутствующими эмоциями (т. других эмоций).С другой стороны, единственное исследование, в котором изучались эмоции, ориентированные на обучение (Sinclair et al., 2018), не учитывали эмоции достижения в своем анализе, что затрудняет сравнение исследований. Мы стремимся решить эту проблему, включив эмоции, ориентированные на обучение, в дополнение к эмоциям, связанным с академической успеваемостью, которые использовались в большинстве ранее описанных исследований, ориентированных на человека.

Кроме того, в вышеупомянутых исследованиях изучались различные конструкции, относящиеся к эмоциям и производительности, такие как мотивация (Ganotice et al., 2016) или участие (Robinson et al., 2017) для подтверждения своих выводов. Ни в одном из исследований не изучалась роль регуляции эмоций в этом контексте. Регулирование эмоций является важным компонентом эмоциональных переживаний в контексте обучения и важным звеном между эмоциональным переживанием и академическими результатами (Gross, 2015; Harley et al., 2019). В нем описываются усилия студентов повлиять на то, какие эмоции они испытывают, когда они испытывают эти эмоции и как они их выражают (Harley et al., 2019). Стратегии регуляции эмоций — это, например, когнитивная переоценка эмоциональных переживаний или изменение ситуации, вызвавшей эмоцию (Gross, 2015). Spann et al. (2019) обнаружили, что регулирование эмоций существенно влияет на связь между эмоциями и обучением в игровой среде обучения. В частности, они обнаружили, что когнитивная переоценка привела к более высоким результатам обучения для сильно сбитых с толку, разочарованных и вовлеченных студентов, но не была столь эффективной для студентов с низким уровнем замешательства, разочарования и вовлеченности.Включение регуляции эмоций может пролить свет на развитие эмоций в зависимости от конкретных профилей. Адаптивные профили (например, описанные Ganotice et al., 2016) потенциально определяются более высокими уровнями регуляции эмоций, чтобы справляться с высокими уровнями отрицательных эмоций. Для исследования этого предмета необходимы временные исследования эмоций, связанных с эмоциональными профилями, аналогичные подходу Синклера (Sinclair et al., 2018). Это включает в себя исследование самооценки использования стратегий регулирования эмоций для различных эмоциональных профилей и изучение того, в какой степени интенсивность эмоциональных переживаний колеблется с течением времени внутри профилей.

Наконец, описанные выше исследования ограничивались использованием только личностно-ориентированных подходов. Хотя была продемонстрирована огромная ценность этого типа исследований, мы утверждаем, что добавление других подходов, ориентированных на человека, может иметь важное значение для их понимания. Более конкретно, определение того, могут ли отличительные характеристики профилей (например, различные уровни интенсивности положительных или отрицательных эмоций) быть воспроизведены с помощью подходов, ориентированных на переменные, может дать дополнительную информацию о происхождении этих профилей.Такие подходы могут различать, основаны ли профили на естественном совпадении эмоций (например, высокая корреляция между отрицательными эмоциями) или конкретных комбинациях индивидуальных эмоциональных переживаний (например, профиль с высоким уровнем скуки и других отрицательных эмоций по сравнению с профилем с высоким уровнем скуки). уровень скуки и низкий уровень других отрицательных эмоций). Кроме того, тиражирование результатов с использованием двух разных методологий позволит выявить уровень их надежности, что особенно важно в данном контексте, поскольку профили эмоций определяются с помощью подходов, основанных на данных (на основе предыдущих исследований).

Текущее исследование

Настоящее исследование направлено на решение вышеперечисленных проблем путем выявления эмоциональных профилей студентов, которые учились с MetaTutor, и соотнесения их с результатами обучения. С этой целью мы решили адаптировать ориентированную на человека аналитическую процедуру, описанную Vansteenkiste et al. (2009) и Робинсон и др. (2017) для определения эмоциональных профилей. Кроме того, мы демонстрируем, как подход, ориентированный на переменные, может подтвердить эти результаты, связывая модели эмоций с профилями эмоций и результатами обучения на разных этапах обучения (т.е., перед этапом обучения, в начале этапа обучения и в конце этапа обучения, см. раздел «Элементы эмоций»). В частности, мы стремимся ответить на следующие вопросы.

1.1 Какие профили эмоций можно определить во время SRL с MetaTutor и как их описать? Учитывая, что конкретные профили сильно зависят от количества кластеров, никакая конкретная гипотеза не может быть сформулирована a priori . Однако, основываясь на предыдущих исследованиях, ориентированных на человека, мы ожидаем отрицательного и положительного эмоционального профиля (см. Ganotice et al., 2016; Джаррелл и др., 2016, 2017; Робинсон и др., 2017; Sinclair et al., 2018). Кроме того, другие вероятные профили могут включать профиль низкой или умеренной интенсивности для всех эмоций.

1,2 Есть ли существенные различия в результатах обучения между профилями? На основании предыдущих исследований мы ожидаем, что профиль с наивысшими значениями отрицательных эмоций будет демонстрировать наименьший выигрыш в обучении (Ganotice et al., 2016; Jarrell et al., 2016, 2017; Robinson et al., 2017).

1,3 Существуют ли существенные различия в самооценке использования привычных стратегий регуляции эмоций между профилями? Основываясь на исследованиях регуляции эмоций, мы ожидаем, что профили, характеризующиеся высокой интенсивностью негативных эмоций, будут указывать на более низкие уровни самооценки использования стратегий регуляции эмоций (Harley et al., 2019).

2,1 Как можно определить устойчивые паттерны эмоций на разных этапах учебного занятия и как их описать? Как и в случае с нашим первым вопросом исследования, мы ожидаем четкой дифференциации отрицательных и положительных эмоций на разных фазах.Кроме того, ожидается четкое различие между активацией и деактивацией эмоций (Ben-Eliyahu and Linnenbrink-Garcia, 2013). Более того, поскольку нейтральный — по определению — относится к отсутствию воспринимаемых и обнаруживаемых эмоций, мы предполагаем, что нейтральный представляет его собственный кластер (потенциально в паре с эмоциями, которые в целом демонстрируют низкую интенсивность). Наконец, на основании повторяющегося вывода о том, что определенные эмоции положительно и / или отрицательно связаны с обучением, мы ожидаем, что скука, замешательство или разочарование будут формировать отдельные кластеры от других отрицательных эмоций (например,g., D’Mello and Graesser, 2012).

2,2 Как профили эмоций связаны с конкретными фазами эмоций? Мы ожидаем, что профили эмоций будут значительно различаться в отношении кластеров эмоций, определяемых валентностью, поскольку все предыдущие исследования включали профили, которые определялись положительными и отрицательными эмоциями (Ganotice et al., 2016; Jarrell et al., 2016, 2017; Robinson и др., 2017). На исследовательском этапе мы исследуем, являются ли эти различия стабильными с течением времени или они возникают на определенных этапах учебной сессии.

2,3 Каким образом паттерны эмоций, относящиеся к определенной фазе, могут предсказать результаты обучения на соответствующих этапах учебной деятельности? Основываясь на предыдущем исследовании, мы ожидаем, что отрицательные эмоции будут наиболее предсказуемыми для обучения. Однако направление этого взаимодействия будет изучено, поскольку предыдущие исследования показали противоречивые результаты в этом отношении.

Материалы и методы

Участников

Сто девяносто четыре ( N = 194) студента (в возрасте от 18 до 41 года, M = 20.46 лет, SD = 2,96 года; 53% женщин) из трех крупных государственных университетов Северной Америки приняли участие в двухдневном лабораторном исследовании. Они были случайным образом назначены либо на запрос и обратную связь (P + F), либо на контрольное условие (C) (см. Раздел MetaTutor) и получали денежную компенсацию за их время (10 долларов в час, до 40 долларов). Для настоящего исследования только участники, заполнившие достаточное количество анкет по эмоциям (см. Раздел «Элементы эмоций»), были включены в анализ, в результате чего размер выборки составил сто семьдесят шесть ( N = 176) студентов.

Процедура

Эксперимент проводился в течение 2 суток. В первый день участники подписали форму согласия, заполнили демографические вопросы и выполнили несколько самоотчетов (например, опросник эмоций достижения — Pekrun et al., 2002 и опросник регуляции эмоций — Gross and John, 2003). Наконец, после ответов на анкеты, участники прошли предварительный тест из 30 пунктов о системе кровообращения человека.

На второй день эксперимента студентов впервые познакомили с учебной задачей и учебной средой.Им было поручено установить две подцели обучения перед началом фазы обучения. На этапе обучения участники должны были участвовать в саморегулируемом обучении, читая тексты, просматривая соответствующие диаграммы и выполняя викторины. Более того, независимо от экспериментальных условий (см. Раздел MetaTutor) студенты могли свободно указывать на использование определенных когнитивных (например, заметок) или метакогнитивных стратегий обучения и действий, используя палитру SRL, реализованную в интерфейсе MetaTutor (см. Раздел MetaTutor).Кроме того, опросы и самооценки (например, опросник эмоций и ценностей [EV]; Азеведо и др., 2013) проводились на основе определенных правил, реализованных системой (например, EV проводился на основе порогового значения, основанного на времени. — примерно каждые 14 минут во время учебной сессии с MetaTutor).

После 60-минутной фазы обучения студенты были направлены на последующий тест (т. Е. Тест из 30 пунктов о системе кровообращения) и должны были заполнить последний набор самоотчетов (например, EV непосредственно перед посттестом) перед их расспросил научный сотрудник.

В ходе эксперимента было собрано несколько каналов мультимодальных данных, включая отслеживание глаз, кожно-гальваническую реакцию и автоматический анализ мимики. Однако в настоящем исследовании эти параметры процесса не анализировались.

MetaTutor

MetaTutor — это обучающая система на основе гипермедиа, которая способствует саморегулируемым процессам обучения при изучении кровеносной системы человека (Azevedo et al., 2018). Система была разработана с использованием набора производственных правил, которые действуют на основе того, как учащиеся отслеживают и контролируют свое понимание текста и соответствие текущей страницы подцели, над которой они работают.В дополнение к процессам, инициированным педагогическими агентами на основе производственных правил, участники могли участвовать в любом процессе по своему выбору. Обучающая среда MetaTutor была стратегически разработана для стимулирования использования когнитивных стратегий обучения и процессов метакогнитивного мониторинга (см. Рисунок 1). Например, таймер (A) и индикатор выполнения промежуточной цели (C) позволяют студентам отслеживать свой прогресс в достижении своих промежуточных целей и общей цели обучения. Оглавление (B) предоставляет учащимся все заголовки страниц с контентом, чтобы они могли выбрать соответствующие страницы для чтения для достижения своих промежуточных целей.В окружающей среде есть семь заранее установленных подцелей (путь кровотока, сердцебиение, компоненты сердца, кровеносные сосуды, компоненты крови, функции системы кровообращения и сбои системы кровообращения). Перед 60-минутной учебной сессией учащиеся проходят этап постановки промежуточных целей, на котором им предлагается установить две из этих промежуточных целей. Текст содержания (D) и диаграмма (E) облегчают приобретение знаний и способствуют согласованию информации между текстом и диаграммой.Палитра SRL (F) предоставляет студентам возможность выбрать стратегии когнитивного обучения (т.е. активация предшествующих знаний, делать заметки, обобщать, делать выводы) и процессы метакогнитивного мониторинга (оценка обучения, ощущение знания, оценка содержания), которые они хотят использовать во время изучения кровеносной системы человека.

Рисунок 1. Скриншот интерфейса MetaTutor. (A) Таймер, (B) Оглавление, (C) Индикатор выполнения, (D) Текст содержимого, (E) Изображение содержимого, (F) палитра SRL и (G) Педагогический агент.

Есть четыре педагогических агента, по одному из которых присутствует одновременно (G), где каждый агент фокусируется на определенном компоненте SRL. Гэвин (показан на рис. 1) проводит студентов по учебной среде и заполняет анкеты для самоотчета. Пэм способствует планированию, помогая студентам ставить промежуточные цели и активировать их предыдущие знания. Сэм сосредотачивается на использовании стратегии. Мэри делает упор на процессы мониторинга. Объем помощи, оказываемой педагогами, зависит от экспериментальных условий, в которых учащиеся находятся.В условии P + F агенты побуждают студентов участвовать в процессах SRL (используя производственные правила, основанные на времени и событиях). Они также предоставляют отзывы о своей работе. Например, Сэм предложит студентам составить краткое изложение, и как только они это сделают, он скажет им, что оно слишком длинное, слишком короткое, приемлемое и т. Д. В условии C агенты не подсказывают учащимся и не делают этого. они давали какие-либо отзывы о своей работе. В этом состоянии учащиеся все еще могут инициировать использование когнитивных и метакогнитивных процессов, однако им по-прежнему не предоставляется никакой обратной связи, тогда как в состоянии P + F учащиеся также могут самостоятельно инициировать использование этих процессов и будут получать отзывы об их работе.

Меры

Предметы эмоций

Эмоциональные переживания учащихся в начале, во время и в конце учебной сессии измерялись с помощью опросника «Эмоциональные ценности» (EV; Azevedo et al., 2013). EV охватывает 15 эмоциональных состояний, а также два вопроса, касающихся воспринимаемой ценности и способности учащихся хорошо выполнять текущее задание по пятибалльной шкале Лайкерта (от 1 — «Совершенно не согласен» до 5 — «Совершенно не согласен»). Согласен»). Кроме того, в двух пунктах принудительного выбора участникам предлагалось выбрать эмоцию, которая лучше всего описывает, как они себя чувствуют, из 15 (все эмоциональные состояния из EV) и 7 вариантов (базовые эмоции) соответственно.Эмоциональные состояния, включенные в EV, были основаны на обширных исследованиях эмоций достижения в академической среде (Pekrun et al., 2002; Pekrun, 2006), а также на исследованиях эмоций, ориентированных на обучение / эпистемических эмоций (например, D’Mello и Graesser, 2012; Muis et al., 2015; Pekrun et al., 2017b). Анкета охватывает следующие эмоции (в порядке введения): удовольствие, надежда, гордость, разочарование, тревога, стыд, безнадежность, скука, удивление, презрение, замешательство, любопытство, грусть, эврика и нейтральный.Для каждого эмоционального состояния во время каждого приема были даны определение и пример.

EV проводился в фиксированные моменты времени до и после фазы обучения, и на основе времени во время фазы обучения. В частности, анкета вводилась непосредственно до и после того, как участники установили свои подцели обучения, а также перед фактической фазой обучения. В ходе учебной деятельности опросник заполнялся каждые 14 минут. Наконец, финальный EV проводился по завершении фазы обучения, непосредственно перед пост-тестом.Количество выполненных электромобилей варьировалось между участниками, поскольку администрирование на этапе обучения откладывалось, когда проводились основные учебные мероприятия. В частности, анкета не прерывала ни одну из инициируемых пользователем или агентом стратегий обучения, которые требовали выполнения викторин или анкет. Например, если ученик инициировал последовательность завершения текущей подцели обучения, он должен был заполнить тест с множественным выбором из 10 пунктов по текущей теме и получить обратную связь в зависимости от условий эксперимента (см. Раздел MetaTutor).Если во время этой последовательности должен был быть проведен EV, он откладывался до конца последовательности, потенциально задерживая его на несколько минут. В результате между участниками было выполнено от четырех до восьми электромобилей. Чтобы обеспечить возможность сравнения участников, мы решили ограничить EV, анализируемые в настоящем исследовании, шестью точками времени относительно начала и конца учебной сессии. Таким образом, только участники, выполнившие не менее шести EV, были рассмотрены для анализа, в результате чего окончательный размер выборки составил сто семьдесят шесть студентов ( N = 176).Были выбраны следующие EV: (1) первые два EV, которые были выполнены в начале и конце фазы постановки промежуточных целей, (2) третье и четвертое EV, которые имели место в первой половине фазы обучения, и (3) последние два EV — последний вопросник, представленный на этапе обучения, и последний EV непосредственно перед пост-тестом. Из-за отсутствия данных «Эврика» была исключена из анализа в текущем исследовании, в результате чего для анализа было рассмотрено 14 дискретных эмоций.

Тесты до и после

Предыдущие знания и результаты обучения были измерены с помощью двух тестов с множественным выбором из 30 пунктов, охватывающих концептуальные знания о системе кровообращения человека. Меры были разработаны экспертом в предметной области. На каждый вопрос было четыре возможных ответа и одно правильное решение. Порядок двух эквивалентных версий тестов был рандомизирован и уравновешен в экспериментальных условиях. Для анализа был вычислен процент правильных ответов по обоим показателям.

Опросник по регулированию эмоций

Самооценка привычного использования студентами стратегий регуляции эмоций была измерена с помощью опросника регуляции эмоций (ERQ; Gross and John, 2003). Анкета из 10 пунктов включает две подшкалы, в которых задаются вопросы об использовании стратегий регулирования эмоций с использованием семибалльной шкалы Лайкерта (от 1 — категорически не согласен до 7 — полностью согласен). В частности, средние значения по подшкалам выразительного подавления (4 пункта, α = 0,78; д.g., «Я держу свои эмоции при себе».) и когнитивная переоценка (6 пунктов, α = 0,84; например, «Я контролирую свои эмоции, изменяя то, как я думаю, о ситуации, в которой я нахожусь»). рассчитано для анализов.

Статистический анализ

Статистический анализ в настоящем исследовании был проведен с использованием R (R Core Team, 2019), Python (Van Rossum and Drake, 2011) и SPSS (SPSS, 2012). Перед первоначальным анализом мы исследовали, содержат ли средние баллы для каждой эмоции, вычисленные за шесть применений EV для кластеризации, значительные выбросы, используя подход Граббса (1969) (реализованный через «grubbs.тестовая функция пакета выбросов для R; Комста, 2011). Всего 12 одномерных выбросов были заменены ближайшим значением, не являющимся выбросом (три — от стыда, один — от безнадежности, два — от удивления, два — от замешательства и пять — от удивления). Кроме того, исследования асимметрии и эксцесса (значения <2; Джордж и Маллери, 1999) показали, что все переменные, использованные для анализа (то есть средние оценки эмоций, оценки кластеров эмоций и показатели обучения), находились в приемлемых диапазонах нормального распределения.

Личностно-ориентированный методологический подход к идентификации профилей эмоций был основан на предыдущих исследованиях, посвященных изучению аффективных, эмоциональных или мотивационных профилей (Vansteenkiste et al., 2009; Robinson et al., 2017). В частности, мы сначала использовали функцию «hclust» пакета статистики R для вычисления ряда решений профиля с помощью метода Уорда и извлекли центроиды кластера для каждого профиля. Мы использовали коэффициенты агломерации, полученные с помощью функции классификации SPSS (SPSS, 2012), минимальное количество размеров профиля (Fernando et al., 2014), а также индексы соответствия кластерам из «Nbclust» (Charrad et al., 2014) для определения приемлемого диапазона кластеров. Впоследствии был проведен кластерный анализ k-средних с этими центроидами в качестве отправных точек (функция «kmeans» библиотеки «stats») для получения наиболее четкого набора профилей. В качестве последнего шага в идентификации кластера мы использовали процедуру перекрестной проверки, описанную Брекенриджем (2000), чтобы оценить стабильность решения (используя самореализованную функцию, основанную на функции knn библиотеки class; Venables и Рипли, 2002).Вместе с исследованиями объясненной дисперсии переменных кластеризации и избыточности кластеров этот критерий использовался для определения окончательного кластерного решения. Методология кластеризации была выбрана потому, что пригодность кластеризации по сравнению с другими методологическими подходами в этом контексте неоднократно демонстрировалась в предыдущих исследованиях (например, Robinson et al., 2017).

Впоследствии мы использовали линейную модель смешанного эффекта латентного роста для исследования различий в результатах обучения между профилями эмоций.Модели были подогнаны с использованием «lmer» из библиотеки «lme4» (Bates et al., 2014). Сводная статистика была извлечена с помощью функции «анализа» для «психо» (Makowski, 2018), и post hoc сравнений были проведены с использованием «glht» из «multicomp» (Hothorn et al., 2008). Кроме того, этот анализ был повторен для всех профильных решений (включая начальные решения из иерархической кластеризации), чтобы оценить, были ли результаты стабильными при различных конфигурациях профиля.

Затем спектральная совместная кластеризация — подход кластеризации машинного обучения — реализованный с помощью функции SpectralCoclustering библиотеки Python scikit-learn, был использован для обоснования связи между эмоциями и обучением, выявленной с помощью подхода профилирования (Pedregosa et al., 2011). В частности, мы сгруппировали эмоции в кластеры на основе их корреляции по всем точкам измерения и отдельно для каждой временной точки. Решение кластера эмоций было выбрано на основании его стабильности при всех применениях электромобиля и соответствия предыдущим исследованиям. Затем был использован анализ главных компонентов (функция «PCA» от «scikit-learn») с одним основным компонентом для получения оценок участников для каждого кластера эмоций в каждой точке измерения. Кроме того, внутренняя согласованность кластеров эмоций оценивалась с помощью альфы Кронбаха («альфа» пакета «псих» R; Revelle, 2017).Полученные баллы затем использовались в нескольких регрессиях для каждой временной точки отдельно, чтобы оценить, как кластеры эмоций связаны с обучением. Веса регрессии рассчитывались с использованием функции «lm.beta» из пакета «lm.beta» (Behrendt, 2014).

Предварительный анализ

Для контроля потенциального влияния экспериментальных манипуляций в настоящем исследовании (т. Е. Контроля и условий быстрой + обратной связи) на результаты, описанные в следующих разделах, все переменные, включенные в анализ, сравнивались между экспериментальными условиями с использованием многомерного анализа. дисперсии (MANOVA).Результаты не показали систематических различий в баллах до и после тестирования, баллах эмоций или баллах кластеров эмоций между условиями (все p > 0,05; за исключением баллов кластера отрицательных эмоций для EV 1: p <0,05). Кроме того, мы провели тесты хи-квадрат для каждого решения профиля, чтобы проверить, одинаково ли представлены экспериментальные условия в каждом профиле эмоций. Результаты не выявили существенных различий в распределении экспериментальных условий ни для одного из идентифицированных профилей эмоций.

Личностно-ориентированный подход: профили эмоций

Определение профилей эмоций

Чтобы определить профили эмоций, студенты со схожими эмоциональными переживаниями по самооценке были сгруппированы с использованием двухэтапного кластерного подхода. Более конкретно, во-первых, иерархическая кластеризация (метод Уорда) использовалась в квадрате матрицы евклидова расстояния для средних значений каждой эмоции для каждого участника на протяжении всех шести временных точек (см. Выше). В иерархическом кластерном анализе каждый участник начинал как свой кластер.Затем ближайшие участники были объединены в кластер. Этот шаг повторялся до тех пор, пока все участники не были объединены в один кластер, в результате чего был получен ряд кластерных решений между количеством участников (то есть каждый участник как собственный кластер) и единичным кластером. Для определения профильных решений, подходящих для последующего анализа, мы использовали три критерия: (1) осыпной график коэффициентов агломерации, чтобы определить точку, в которой добавление кластеров не привело к существенному снижению коэффициента агломерации, (2) достаточный размер профиля для статистический анализ ( n > 10; Fernando et al., 2014) и (3) индексы множественного кластерного соответствия (Charrad et al., 2014). Коэффициент агломерации показал, что объединение трехкластерного решения в два кластера нецелесообразно (Δ коэффициент = 233,93). Второе снижение коэффициентов агломерации было выявлено для добавления шестого кластера, но было менее значительным (Δ коэффициент = 73,379). В то время как эта процедура отдавала предпочтение решениям с более чем шестью профилями, второй критерий ограничивал количество профилей максимум семью, поскольку все дальнейшие профильные решения включали профиль (ы) с менее чем десятью участниками.Наконец, мы сравнили решения, которые были достаточными для обоих критериев в отношении 26 индексов соответствия (полный список индексов см. В Charrad et al., 2014), и обнаружили равную поддержку трех-пяти профильных решений и практически никакой поддержки. для шестипрофильных и семипрофильных решений. Соответственно, для дальнейшего анализа были выбраны трех-, четырех- и пятипрофильные решения. Предварительный анализ структуры кластеров выявил примечательную особенность. Один профиль эмоций с более высокой интенсивностью отрицательных эмоций, чем другие профили ( n = 29), был стабильным компонентом всех решений, описанных выше.

В качестве второго шага в идентификации профилей эмоций мы использовали кластеризацию k-средних, неиерархическую процедуру кластеризации, чтобы увеличить сходство внутри кластеров и различия между кластерами. Более конкретно, для ранее выбранных решений с тремя или пятью кластерами мы сначала извлекли центроиды кластеров. Эти значения затем использовались в качестве отправных точек кластеризации k-средних вместо того, чтобы начинать с рандомизированных начальных чисел. В этой процедуре количество кластеров определено априори .Затем начальное начальное число использовалось в качестве начального центроида кластера, и участники, которые находились в непосредственной близости от этого центроида (измеренного через пороговое значение расстояния), были назначены этому кластеру. Эта процедура повторялась для каждого начального посевного материала до тех пор, пока все участники не были распределены в кластер (Fortunato and Goldblatt, 2006). Кластеризация K-средних была выбрана потому, что эта процедура одновременно максимизирует расстояния между кластерами (т. Е. Увеличенные различия между профилями эмоций) и минимизирует дисперсию внутри кластера (т.е. повышенное сходство внутри профилей; Эшги и др., 2011). После получения соответствующего кластерного решения мы затем оценили степень соответствия между иерархическим подходом и подходом k-средних. Оба метода кластеризации показали достаточное совпадение скоростей ( K 3 = 0,76; K 4 = 0,78; K 5 = 0,78). Это указывает на то, что кластеризация k-средних изменила начальные профили, полученные посредством иерархической кластеризации, но сохранила общую структуру и демонстрирует надежность идентифицированных профилей.Чтобы проверить, оказала ли совокупность самооценок интенсивности эмоций существенное влияние на полученные профили эмоций, мы повторно выполнили все предыдущие шаги, используя все шесть точек измерения для четырнадцати эмоций в качестве переменных кластеризации. Сравнение профилей, идентифицированных с помощью средств кластеризации, и профилей, идентифицированных путем кластеризации всех точек измерения, продемонстрировало согласие от высокого до очень высокого ( K 3 = 0,85; K 4 = 0,91; K 5 = 0 .88). Это указывает на то, что наши данные поддерживают использование средних значений в качестве переменных кластеризации, и дополнительно подчеркивает надежность процедуры кластеризации.

Чтобы выбрать профили эмоций для последующего анализа, мы сначала сравнили объясненную дисперсию средней интенсивности эмоций между решениями с разным количеством профилей эмоций. Трехпрофильное решение объяснило умеренные уровни дисперсии для всех средних значений интенсивности эмоций, за исключением нейтрального, удивления, беспокойства и презрения (см. Таблицу 2).Решение с четырьмя профилями объяснило большую дисперсию для большинства эмоций, но также показало более низкие уровни объясненной дисперсии для конкретных эмоций (то есть презрения и замешательства). Эта закономерность применима и к сравнению четырех- и пятипрофильного решений. Однако в то время как решение с четырьмя профилями добавляло профиль, который в первую очередь определялся скукой в ​​дополнение к профилям нейтральных, положительных и отрицательных эмоций трехпрофильного решения, решение с пятью профилями добавляло только профиль, который был в значительной степени избыточным для профиль положительных эмоций (с более высоким уровнем любопытства, удивления и беспокойства).Основываясь на в значительной степени избыточном характере этого профиля (критерий, использованный Fernando et al., 2014), мы решили не рассматривать это решение.

Таблица 2. Отклонение, объясненное профилем решения.

В качестве последнего шага для выбора наиболее подходящего кластерного решения мы проверили трех- и четырехпрофильное решение в соответствии с процедурой, описанной Брекенриджем (2000). В частности, мы случайным образом разделили нашу выборку на две равные большие подвыборки.Затем описанная выше двухэтапная процедура кластеризации была отдельно применена к каждой из подвыборок. Эти две подвыборки были впоследствии сравнены с подходом k-ближайших соседей. Более конкретно, каждому участнику подвыборки было присвоено новое значение кластера на основе их наиболее похожих аналогов в другой подвыборке (их ближайших соседей). Для оценки устойчивости была рассчитана каппа Коэна (как мера согласия) на основе начального (полученного с помощью двухэтапного подхода) и нового кластерного назначения (полученного с помощью процедуры ближайших соседей) в обеих выборках.Чтобы повысить надежность перекрестной проверки, мы повторили эту процедуру двадцать раз и усреднили значения Каппа по всем итерациям (т.е. 20-кратная перекрестная проверка). Результаты показали, что трехпрофильное решение ( K = 0,65) показало достаточную стабильность (т.е. K > 0,60; Breckenridge, 2000; Asendorpf et al., 2001), а четырехпрофильное решение — нет ( K = 0,56). Таким образом, решение с тремя профилями было выбрано в качестве окончательного решения профиля (см. Рисунок 2 для сравнения средней интенсивности эмоций между тремя профилями).Средние значения и стандартные отклонения для средней интенсивности эмоций, а также баллы до и после тестирования трехпрофильного решения показаны в таблице 3. Три профиля можно описать по их наиболее отличительным характеристикам следующим образом. Первый профиль ( n = 75) отображал уровни от низкого до среднего для всех эмоций, кроме скуки и нейтральности, которые были на умеренных уровнях. Нейтральный балл был выше, чем для других профилей. Соответственно, мы называем этот профиль нейтральный . Второй профиль ( n = 62) показал от умеренного до высокого уровня большинства положительных эмоций (радость, надежда, гордость, любопытство) и низкий уровень отрицательных эмоций (разочарование, стыд, безнадежность, скука, презрение, замешательство и т. Д.). грусть).Интенсивность положительных эмоций в этом профиле была выше, чем в других профилях. Таким образом, мы назвали этот профиль положительным эмоциональным профилем . Итоговый профиль ( n = 39) характеризовался средним уровнем всех эмоций. По сравнению с другими профилями, наиболее отличительной особенностью этой группы был повышенный уровень интенсивности отрицательных эмоций для всех отрицательных эмоций. Поэтому мы назвали эту группу отрицательным эмоциональным профилем .Многофакторный дисперсионный анализ (MANOVA) показал, что профили эмоций значительно различались в отношении их средней интенсивности эмоций [λ Уилкса (28, 320) = 0,100, p <0,001, η 2 = 0,68].

Рисунок 2. Сравнение средней интенсивности эмоций между профилями.

Таблица 3. Средние значения и стандартные отклонения для элементов эмоций, регуляции эмоций и показателей обучения с помощью профильных решений.

Связывание профилей эмоций и результатов обучения

Различия в результатах обучения между профилями были проанализированы с использованием линейной модели смешанного эффекта скрытого роста.В частности, мы предсказали результаты обучения с учетом времени (до и после тестирования) и членства в профиле как фиксированные факторы и включили случайный перехват, основанный на предыдущих исследованиях, которые показали важность индивидуальных различий в предшествующих знаниях при обучении с MetaTutor (Тауб и др., 2014). Модель объяснила значительную долю дисперсии в результатах обучения ( R 2 = 68,03%; фиксированные эффекты: R 2 = 16,23%) и показала, что результаты обучения со временем значительно улучшились для всех профилей [β = 0 .75, SE = 0,06, t (175) = 12,36, p <0,001, VIF = 1,00], и членство в отрицательном профиле было связано со значительно более низкими результатами обучения [β = -0,40, SE = 0,16; t (173) = −2,43, p <0,05, VIF = 1,18; см. рисунок 3]. Апостериорный тест с использованием HSD Тьюки (честно значимая разница) показал, что значимые различия в результатах обучения были обнаружены только между отрицательным и нейтральным профилем ( z = −2.432; p <0,05).

Рис. 3. Результаты до и после тестирования по эмоциональному профилю.

Связывание профилей эмоций с положением об эмоциях

Два отдельных ANOVA, сравнивающих экспрессивное подавление и когнитивную переоценку между профилями, были проведены, чтобы проверить, различаются ли профили в их самооценке привычного использования стратегий регуляции эмоций. Результаты показали, что не было значительных различий в экспрессивном подавлении [ F (2,163) = 0.013; p = 0,99], но значимые различия в когнитивной переоценке между профилями [ F (2,163) = 4,185; p <0,05]. Апостериорные сравнения с использованием коррекции Бонферрони показали, что студенты с отрицательным эмоциональным профилем имели значительно более низкие когнитивные оценки ( M = 4,62, SD = 1,27), чем студенты с положительным эмоциональным профилем ( M = 5.30, ). SD = 1,07; p <0,05).

Подход, ориентированный на переменную: модели сопутствующих эмоций

Выявление моделей сопутствующих эмоций

Для выявления паттернов сопутствующих эмоций, матрицы корреляции для 14 эмоций, исследованных в этом исследовании, были рассчитаны отдельно для каждого момента времени (см. Процедуру) и агрегированы за все моменты времени. Затем к этим матрицам была применена спектральная совместная кластеризация, метод кластеризации, который группирует данные по строкам и столбцам одновременно (например, Kluger et al., 2003), чтобы получить центрированные на переменных паттерны связанных эмоций для каждого момента времени и агрегированы по всем администрациям электромобилей.Эта процедура проводилась для кластерных решений от трех до шести кластеров. Решение с четырьмя кластерами было единственным, которое показало большую стабильность по всем временным точкам и агрегировалось по всем параметрам (единственное исключение — то, что презрение переместилось в кластер скуки во время последнего измерения). Это решение включало в себя паттерн положительных и отрицательных эмоций, а также нейтральность и скуку как группы единичных эмоций (см. Таблицу 4). Альфа Кронбаха была рассчитана для паттерна отрицательных и положительных эмоций отдельно для каждой временной точки, чтобы проверить, достаточно ли хорошо идентифицированный кластер представляет внутренне непротиворечивую линейную структуру.Результаты показали, что как отрицательный образец (альфа в диапазоне от 0,74 до 0,81), так и положительный образец (альфа в диапазоне от 0,72 до 0,85) соответствовали этому критерию. Мы получили индивидуальные оценки участников для каждого паттерна и сохраняемую дисперсию каждого паттерна посредством анализа главных компонентов с одним компонентом. Поддерживаемое отклонение от исходных пунктов шкалы Лайкерта для каждого неособого эмоционального паттерна было достаточным в этом решении (35,45% для паттерна отрицательных эмоций для EV2 и 68.40% для модели положительных эмоций для EV2, см. Таблицу 4). Нагрузки для всех эмоций были положительными для каждого паттерна (т. Е. Увеличение интенсивности эмоций было связано с увеличением баллов по паттерну).

Таблица 4. Сохраненная дисперсия и нагрузки для эмоциональных паттернов.

Изучение различий в паттернах эмоций, ориентированных на переменную, Показатели между профилями эмоций

Различия в баллах кластеров, ориентированных на эмоциональные переменные, между профилями с течением времени были проанализированы с использованием моделей скрытого роста со смешанными линейными эффектами.Более конкретно, мы предсказали оценки паттернов эмоций, ориентированных на переменную, с течением времени (шесть применений EV), членство в профиле и их взаимодействие в качестве фиксированных факторов и включили случайный перехват негативных, позитивных и эмоциональных паттернов скуки. Модель нейтрального эмоционального паттерна не включала время взаимодействия и членство в профиле, поскольку добавление этого фактора не улучшило модель значительно. Результаты показали значительные различия в оценках эмоциональных паттернов в среднем для всех эмоциональных кластеров (все p <0.001). Кроме того, отрицательные, положительные и скучные оценки показали значительный линейный рост для всех участников (все p <0,001). Для оценок паттернов отрицательных эмоций ( R 2 = 62,99%, фиксированные эффекты: R 2 = 40,54%) мы обнаружили существенно разные линейные траектории между отрицательным профилем и другими профилями [по сравнению с нейтральным профилем: β = 0,22, SE = 0,05, t (877) = 4,57, p <0.001, VIF = 4,44; по сравнению с положительным профилем: β = 0,21, SE = 0,05; t (877) = 4,16, p <0,001, VIF = 4,11; см. рисунок 4]. Линейный рост оценок паттернов положительных эмоций ( R 2 = 66,10%, фиксированные эффекты: R 2 = 40,44%) значительно различались между положительным и другими профилями [по сравнению с нейтральным профилем: β = 0,08, SE = 0,04, t (877) = 1,99, p <0.05, VIF = 3,17; по сравнению с отрицательным профилем: β = 0,17, SE = 0,05, t (877) = 3,43, p <0,001, VIF = 2,59]. Показатели скуки ( R 2 = 56,99%, фиксированные эффекты: R 2 = 25,58%) проиллюстрировали существенно разные линейные траектории между положительным и нейтральным профилем [β = 0,14, SE = 0,05, t (877) = 3,14, p <0,010, VIF = 3.28].

Рис. 4. Оценка эмоций по профилю эмоций по шести точкам измерения.

Связь сопутствующих эмоций и результатов обучения

Чтобы оценить, могут ли эмоциональные паттерны, ориентированные на переменные, предсказывать успехи в обучении, были рассчитаны отдельные модели линейной регрессии, прогнозирующие оценку после теста с оценками предварительных и ориентированных на переменную эмоций для каждого момента времени. Результаты показали, что предварительный балл был значимым предиктором баллов после тестирования во всех регрессиях (β в диапазоне от 0.От 58 до 0,62; p <0,01). Объясняющая ценность оценок паттернов эмоций, ориентированных на переменные, помимо эффекта предварительной оценки в разные моменты времени, варьировалась. Паттерн положительных эмоций был единственным значимым предиктором, помимо баллов перед тестированием, для первого применения EV [до того, как были установлены подцели обучения; F (5,170) = 26,03, R 2 = 0,42; β = 0,15; p <0,05] и незначительно значимый предиктор для второго введения [после того, как были установлены подцели обучения; F (5,170) = 25.30, R 2 = 0,41; β = 0,14; p = 0,057]. Показатели паттернов отрицательных эмоций достоверно предсказывали результаты после тестирования для четвертого [второго EV во время учебной деятельности; F (5,170) = 24,22, R 2 = 0,40; β = -0,13; p <0,05] и шестое введение EV [непосредственно перед пост-тестом; F (5,170) = 25,08, R 2 = 0,41; β = -0,17; p <0,05] и были незначительно значимым предиктором для третьего [первого EV во время фактической учебной деятельности; F (5,170) = 24.05, R 2 = 0,40; β = -0,11; p = 0,086] и пятые EV [последнее EV во время учебной деятельности; F (5,170) = 23,01, R 2 = 0,39; β = -0,11; p = 0,082]. Другие шаблоны не показали существенной связи с оценкой результатов тестирования в любой момент времени.

Обсуждение

В этом исследовании использовался личностно-ориентированный подход для определения профилей эмоций и ориентированный на переменный подход для выявления эмоциональных паттернов, ориентированных на переменные, на разных этапах учебного сеанса с MetaTutor.Мы далее исследовали, как профили эмоций и паттерны, ориентированные на переменные, выявленные с помощью этих подходов, связаны с результатами обучения (то есть с помощью модели со смешанным линейным эффектом латентного роста) и со стратегиями регуляции привычных эмоций, о которых сообщают сами люди.

Используя личностно-ориентированный подход, мы определили три различных профиля эмоций, которые отражали различные эмоциональные переживания во время обучения с помощью MetaTutor. В соответствии с нашими гипотезами и предыдущими исследованиями, эти профили включали положительный, отрицательный и нейтральный (в других исследованиях это называется низкой интенсивностью; Robinson et al., 2017) эмоциональный профиль. Однако важно отметить, что отрицательный профиль не характеризовался высоким уровнем интенсивности отрицательных эмоций. Он скорее представлял группу студентов, у которых был более высокий уровень отрицательных эмоций, чем у студентов других профилей. Исключением из этого шаблона была скука, поскольку нейтральный профиль показал сопоставимые уровни скуки. Это согласуется с результатами предыдущих исследований, подчеркивающих особую роль скуки во время обучения (Goetz et al., 2014). Эти выводы были дополнительно подтверждены эмоциональными паттернами, ориентированными на переменную, которые мы выявили на последующих этапах. В течение шести периодов времени в течение учебного занятия отрицательные и положительные эмоции оставались отдельными паттернами, ориентированными на переменную, от скуки и нейтральных. Это указывает на то, что отличительные черты наших эмоциональных профилей связаны со стабильной кластерной структурой эмоций. Более того, наши результаты показали, что наиболее глубокая разница в эмоциональном переживании между профилями эмоций была обнаружена для отрицательных эмоций (η 2 = 0.48 для баллов кластера отрицательных эмоций по сравнению с η 2 = 0,09 для баллов других кластеров эмоций). В нашем профиле решения отрицательные эмоции ассоциировались друг с другом независимо от уровня их возбуждения. Интересно, что удивление было связано с отрицательным профилем и кластером отрицательных эмоций. Этот вывод соответствует результатам предыдущего исследования, в котором была обнаружена значительная отрицательная связь между неожиданностью и точностью метакогнитивных суждений, указывающая на потенциальное негативное влияние на обучение (Taub et al., 2019). Однако отсутствие дифференциации уровней возбуждения, вероятно, вызвано несбалансированным характером возбуждения и валентностью эмоций, измеренных в настоящем исследовании (Robinson et al., 2017). В частности, в электромобиле недостаточно представлены положительные дезактивирующие эмоции. Тем не менее, с помощью двух разных подходов мы определили теоретически обоснованную и значимую структуру эмоций, сосредоточенную вокруг трех уровней валентности, то есть положительного, нейтрального и отрицательного.

Самой яркой особенностью всех профильных решений была стабильность отрицательного профиля.В частности, 26 из 39 (67%) студентов в отрицательном профиле всегда относились к одному и тому же профилю независимо от количества других профилей. Это указывает на то, что группа студентов с более высоким уровнем отрицательных эмоций наиболее отличается от всех остальных студентов (в отношении эмоционального опыта). Что еще более важно, сравнение результатов обучения для профилей показало, что отрицательный профиль показал значительно худшие результаты, чем, по крайней мере, один другой профиль при послетестировании в большинстве профильных решений.В трехпрофильном решении, представленном в этой статье, отрицательный профиль значительно превзошел нейтральный профиль. Этот вывод хорошо согласуется с предыдущими исследованиями с использованием личностно-ориентированных подходов, поскольку многочисленные исследования показали, что учащиеся с негативным эмоциональным профилем, как правило, учатся меньше, чем студенты с нейтральным или позитивным профилем (Ganotice et al., 2016; Jarrell et al., 2017 ; Robinson et al., 2017; см. Таблицу 2). В отличие от подходов, ориентированных на переменные, которые демонстрировали положительные и отрицательные эффекты отрицательных и положительных эмоций в зависимости от обстоятельств, подходы, ориентированные на человека, постоянно выявляли пагубные последствия отрицательных эмоций для обучения.Хотя при определенных обстоятельствах отдельные отрицательные (разрешенные) эмоции могут потенциально принести пользу стратегиям и результатам обучения (например, D’Mello and Graesser, 2014; Taub et al., 2019), наши данные не подтверждают положительные эффекты переживания нескольких отрицательных эмоций ( например, студенты, принадлежащие к отрицательному эмоциональному профилю). Важно отметить, что, хотя в нескольких исследованиях были обнаружены смешанные эффекты положительных и отрицательных эмоций в зависимости от обстоятельств, большинство исследований показывают, что положительные эмоции обычно полезны, а отрицательные эмоции вредны для обучения (Boekaerts and Pekrun, 2015).Наши результаты подтвердили эту общую тенденцию к негативным эмоциям.

В дополнение к вопросу о том, какие профили существенно различаются при обучении, мы также исследовали, могут ли эмоциональные паттерны, ориентированные на переменные, предсказывать обучение, и каким образом. Мы обнаружили, что положительные эмоции перед фактической учебной деятельностью (EV 1 и 2, см. Раздел «Элементы эмоций») могут предсказать результаты обучения, выходящие за рамки объяснительного эффекта предшествующих знаний. Во время саморегулируемого обучения с MetaTutor только отрицательные эмоции были значимыми предикторами обучения, но не всегда (значимы для EV3 и EV6, лишь незначительно значимы для EV4 и EV5).Эти результаты показывают, что прогностическая ценность эмоциональных паттернов, ориентированных на переменные, для обучения колеблется со временем и что отрицательные эмоции, по-видимому, играют преобладающую роль во время учебной деятельности. Кроме того, эти результаты отражают основные подходы, связанные с обучением в цифровой среде обучения — продукты и процессы (Garcia-Martin and Garcia-Sanchez, 2018). В частности, анализ профиля, проведенный в этом исследовании, в первую очередь ориентирован на продукт, поскольку мы сначала исследовали различия в результатах обучения (т.д., данные о продукте) между профилями эмоций. В ходе последующего анализа мы исследовали процессную природу эмоций, оценивая, как эмоции формируют шаблоны с течением времени и как линейное развитие этих шаблонов связано с обучением.

Мы столкнулись с несколькими проблемами и выявили ограничения при применении двух подходов к кластеризации к имеющимся данным. Наш подход к выборке был определен относительно начала и конца сеанса. В частности, мы выбрали первые два электромобиля и два последних в учебном занятии.Из этих вопросников только первый в фазе обучения (EV3) и самый последний перед посттестом (EV6) были введены одинаково для всех участников. EV между ними были идентичны относительно начала и конца учебной сессии, но немного различались в отношении времени обучения в зависимости от общего количества EV, которые участник выполнил (например, для участников с шестью EV все анкеты были в фактическом последовательность, в то время как для участников с восемью EV новая последовательность включала первые четыре EV и последние два EV, оставляя два EV вне и создавая сплайн, который может не полностью отражать исходную временную траекторию).Однако как анализ профилей по всем временным точкам, так и кластеры эмоций показали, что выбранные кластеры представляют собой стабильный, сопоставимый набор показателей во времени.

В качестве потенциального объяснения различий между профилями эмоций мы сравнили их в отношении регуляции эмоций и обнаружили значительные различия в когнитивной переоценке, но не в отношении подавления экспрессии между профилями. Более конкретно, отрицательный профиль сообщил о значительно более низком привычном использовании когнитивной переоценки, чем положительный профиль, но не по сравнению с нейтральным профилем.Чтобы подтвердить эти результаты, мы сравнили профили в отношении оценок паттернов эмоций, ориентированных на переменную, и их линейных временных траекторий. Мы обнаружили, что профили эмоций не только различались по средним оценкам эмоциональных паттернов для всех идентифицированных эмоциональных паттернов, но также демонстрировали существенно разный линейный рост для отрицательных эмоций, положительных эмоций и скуки (см. Рисунок 4). Наиболее явные различия заключались в паттерне отрицательных эмоций, поскольку отрицательный профиль демонстрировал линейное увеличение оценок паттернов отрицательных эмоций, в то время как в других профилях оценки уменьшались / оставались неизменными.Это показывает, что отрицательный профиль не только начинается с более высоких значений отрицательных эмоций, но и что эта разница со временем увеличивалась. В совокупности с нашим выводом о том, что кластер отрицательных эмоций отрицательно предсказывал обучение на протяжении фазы обучения, это указывает на то, что проблемы профиля отрицательных эмоций, похоже, возникают со временем и связаны с регулированием эмоций.

Потенциальным объяснением неоптимальной работы профиля отрицательных эмоций является потенциальная нагрузка на рабочую память, вызванную отрицательными эмоциями и регулированием эмоций (Curci et al., 2013). Хотя положительные эмоции не могут улучшить рабочую память сверх ее естественных возможностей, множественные отрицательные эмоции могут блокировать ценные ресурсы, которые особенно необходимы для усвоения сложных тем и выполнения сложных учебных задач. Это явление может быть даже более важным в цифровых обучающих средах, поскольку они создают серьезные проблемы для учащихся (например, для навигации в нелинейных средах с гиперссылками, координации нескольких целей, интеграции обратной связи с агентами, использования сложных стратегий обучения; Opfermann et al., 2013). Необходимы будущие исследования, направленные на объяснение того, почему отрицательные эмоции пагубно влияют на обучение, включая когнитивную нагрузку и ее связь с рабочей памятью (Seufert, 2018; Anmarkrud et al., 2019).

Еще одним ограничением настоящего исследования (и личностно-ориентированных подходов в целом) является деконтекстуализированный характер используемых эмоциональных показателей. Теории аффективной динамики подчеркивают важность конкретных событий или тупиков, которые вызывают эмоции, однако события, предшествующие измерению эмоций, еще не рассматривались.В частности, учитывая наши данные, мы не можем определить, усвоили ли учащиеся меньше из-за того, что они испытали отрицательные эмоции, или они испытали отрицательные эмоции из-за трудностей в процессе обучения. Выявление того, связан ли повышенный уровень отрицательных эмоций в отрицательных профилях с характеристиками учебной задачи или учебной средой, имеет решающее значение как для понимания профилей, так и для разработки адаптивных систем, которые могут поддерживать учащихся и предотвращать негативное влияние отрицательных эмоций на обучение через эшафоты.Например, в нашем исследовании мы не можем исключить, что усиление отрицательных эмоций, особенно в профиле отрицательных эмоций, было связано с тем, что участникам предлагалось заполнить самоотчеты, чтобы повторно указывать свои эмоции во время учебной деятельности. Аналогичным образом, прецеденты эмоциональных реакций во время обучения должны быть включены в будущие исследования (например, путем оценки того, какие эмоции вызывают конкретные подсказки педагогических агентов). Тауб и др. (2019) показали, что эмоции, выраженные на лице, связаны с точностью стратегий обучения.Выявление возникающих отрицательных эмоций и процессов обучения, на которые они напрямую влияют, может устранить разрыв между эмоциями и (мета) когнитивными процессами. Это идет рука об руку с еще одним недостатком этого направления исследований — единственной зависимостью от самоотчетов для измерения эмоций. Модели и исследования эмоций четко заявляют, что эмоции — это многогранные процессы, и ограничение нашего объема оценочным компонентом (Scherer and Moors, 2019) является существенным ограничением. Построение многоканальных мультимодальных профилей эмоций с помощью дополнительных каналов данных может принести пользу исследованиям, ориентированным на человека, за счет уточнения профилей и предоставления дополнительных объяснений того, как профили развиваются с течением времени (например,г., через пики в EDA). Наконец, личные предрасположенности (например, личность — нарциссизм как предрасположенность к негативной эмоциональности) являются общей причиной различий в эмоциональном переживании и регуляции эмоций, и их влияние на стратегии обучения может быть очень полезным для углубления понимания эмоций в саморегулируемых учебные процессы.

Заключение

В заключение, результаты нашего исследования подчеркивают важность отрицательных эмоций во время саморегулируемого обучения в цифровой среде обучения во время сложного обучения.Настоящее исследование дополняет исследование несколькими способами. Методологически мы продемонстрировали, как ориентированный на человека подход и новый подход, ориентированный на переменную, дополняют друг друга. В частности, определение эмоциональных паттернов, ориентированных на переменные, в дополнение к эмоциональным профилям позволило нам анализировать временную динамику нескольких эмоций одновременно. Отрицательная связь между отрицательными эмоциями и результатами обучения была обнаружена при использовании обоих подходов. Это подчеркивает надежность этого вывода и дополнительно показывает, что подходы, ориентированные на человека и на переменные, могут дополнять друг друга.Более того, кластерные подходы предлагают возможность более легко связать результаты исследований с использованием различных показателей (например, эмоции достижения и эмоции, ориентированные на обучение). Благодаря сочетанию личностно-ориентированного и переменного подходов мы обнаружили, что как студенты с самым высоким уровнем отрицательных эмоций в целом, так и с более высоким уровнем отрицательных эмоций у всех учеников показали значительное отрицательное отношение к обучению. Кроме того, мы обнаружили, что эти пагубные эффекты связаны с более низкой (самооценкой) регуляцией эмоций.Это указывает на необходимость выявления случаев возникновения повышенного уровня отрицательных эмоций, особенно для студентов, которые испытывают множество отрицательных эмоций, для практикующих и исследователей, чтобы своевременно вмешиваться, прежде чем пагубные последствия отрицательных эмоций осядут. В частности, воспитание студентов » Регулирование эмоций как часть саморегулируемой учебной деятельности в цифровой среде обучения — многообещающая перспектива для улучшения эмоционального опыта учащихся и последующего обучения.Следовательно, проектирование, разработка и внедрение цифровой среды обучения, а также образовательные мероприятия должны включать эмоции и регулирование эмоций как части (саморегулируемой) учебной деятельности, чтобы максимизировать положительное влияние на обучение учащихся.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Это исследование было одобрено IRB государственного университета Северной Каролины.Все испытуемые дали письменное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией.

Авторские взносы

Все авторы внесли свой вклад в концепцию работы и отредактировали окончательную рукопись. RA и MT разработали и провели исследование. FW провела статистический анализ. FW и MT написали первый черновик рукописи. RA и SN предоставили несколько раундов редактирования рукописи.

Финансирование

Это исследование было поддержано финансированием Национального научного фонда (DRL № 1660878, DRL № 1661202, DUE № 1761178 и DRL № 1

7) и Совета по исследованиям в области социальных и гуманитарных наук Канады (SSHRC 895-2011-1006).Любые мнения, выводы, заключения или рекомендации, выраженные в этом материале, принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Национального научного фонда или Совета по социальным и гуманитарным исследованиям Канады. FW финансировалась аспирантурой и исследовательской сетью LEAD (GSC1028), проектом инициативы передового опыта федерального правительства и правительства земель. Мы благодарим Deutsche Forschungsgemeinschaft и Фонд публикаций открытого доступа Тюбингенского университета за поддержку.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить членов SMART Lab в UCF за их помощь и вклад.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2019.02678/full#supplementary-material

Сноски

Список литературы

Анмаркруд, Ø, Андресен, А., Бретен, И. (2019). Когнитивная нагрузка и рабочая память в мультимедийном обучении: концептуальные и измерительные проблемы. Educ. Psychol. 54, 1–23.

Google Scholar

Аргуэль А., Локьер Л., Кеннеди Г., Лодж Дж. М. и Пахман М.(2019). В поисках оптимальной путаницы: обзор эпистемического управления эмоциями в интерактивных цифровых обучающих средах. Взаимодействовать. Учиться. Environ. 27, 200–210. DOI: 10.1080 / 10494820.2018.1457544

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Asendorpf, J. B., Borkenau, P., Ostendorf, F., and Van Aken, M. A. G. (2001). Вырезание описания личности на ее стыках: подтверждение трех воспроизводимых прототипов личности как для детей, так и для взрослых. евро. Дж.Чел. 15, 169–198. DOI: 10.1002 / per.408.abs

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Азеведо Р., Харли Дж., Треворс Г., Даффи М., Фейзи-Бенэг Р., Буше Ф. и др. (2013). «Использование данных трассировки для изучения сложных ролей когнитивных, метакогнитивных и эмоциональных процессов саморегуляции во время обучения с помощью мультиагентных систем», в Международном справочнике по метапознанию и обучению , ред. Р. Азеведо и В. Алевен, (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 427–449.DOI: 10.1007 / 978-1-4419-5546-3_28

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Азеведо Р., Мартин С. А., Тауб М., Мудрик Н. В., Миллар Г. К. и Графсгаард Дж. Ф. (2016). «Эффективно ли внешнее регулирование педагогических агентов в стимулировании обучения с помощью интеллектуальных систем обучения?» В Intelligent Tutoring Systems. ITS 2016 , ред. А. Микарелли, Дж. Стампер и К. Панургиа (Загреб, Хорватия: Springer).

Google Scholar

Азеведо, Р., Мудрик, Н. В., Тауб, М., и Брэдбери, А. (2019). «Саморегулирование в компьютерных обучающих системах», в Справочник по познанию и образованию , ред. Дж. Данлоски и К. Роусон, (Кембридж, Массачусетс: Издательство Кембриджского университета).

Google Scholar

Азеведо Р., Мудрик Н. В., Тауб М. и Ворта Ф. (2017). «Связь между метапознанием и эмоциями во время обучения STEM с передовыми технологиями обучения: критический анализ, последствия для будущих исследований и разработка систем обучения», в Саморегулируемое обучение: концептуализация, вклад и эмпирически обоснованные модели для преподавания и обучения , ред Т.Михальский и К. Шехтер, (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Teachers College Press)

Google Scholar

Азеведо Р., Тауб М. и Мудрик Н. В. (2018). «Использование многоканальных данных трассировки для вывода и стимулирования саморегулируемого обучения между людьми и передовыми технологиями обучения», в Справочник по саморегулированию обучения и успеваемости , ред. Д. Шунк и Дж. А. Грин (Нью-Йорк, Нью-Йорк). : Рутледж).

Google Scholar

Бейкер, Р. С., Д’Мелло, С. К., Родриго, М.М. Т., и Грессер А. С. (2010). Лучше разочароваться, чем скучать: частота, постоянство и влияние когнитивно-эмоциональных состояний учащихся во время взаимодействия с тремя различными компьютерными средами обучения. Внутр. J. Hum. Comput. Stud. 68, 223–241. DOI: 10.1016 / j.ijhcs.2009.12.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баркер, Э. Т., Ховард, А. Л., Галамбос, Н. Л., и Врош, К. (2016). Отслеживание аффекта и академической успеваемости в университете: счастливые студенты получают пользу от приступов плохого настроения. Dev. Psychol. 52, 2022–2030. DOI: 10.1037 / dev0000231

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейтс Д., Мехлер М., Болкер Б. и Уокер С. (2014). Подгонка линейных моделей смешанных эффектов с использованием lme4. J. Stat. Мягкий. 67, 1–48.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., Алквист, Дж. Л., и Вохс, К. Д. (2015). Иллюзии обучения: неуместные эмоции раздувают суждения об обучении. J. Behav. Decis. Мак. 28, 149–158. DOI: 10.1002 / bdm.1836

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бен-Элиягу, А., Линненбринк-Гарсия, Л. (2013). Расширение саморегулируемого обучения, чтобы включить в него стратегии саморегулируемых эмоций. Motiv. Эмот. 37, 558–573. DOI: 10.1007 / s11031-012-9332-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Boekaerts, M., and Pekrun, R. (2015). «Эмоции и их регулирование в академической среде», в Справочник по педагогической психологии , ред. Л.Корно и Э. М. Андерман, (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge) Google Scholar

Чаррад М., Газзали Н., Буато В., Никнафс А. и Чаррад М. М. (2014). Пакет «nbclust». J. Stat. Софтв. 61, 1–36.

Google Scholar

R Основная команда (2019). R: язык и среда для статистических вычислений. Вена: Фонд R для статистических вычислений

Google Scholar

Крейг, С., Грессер, А., Саллинс, Дж., И Голсон, Б.(2004). Аффект и обучение: исследовательский взгляд на роль аффекта в обучении с Autotutor. J. Edu. Медиа 29, 241–250. DOI: 10.1080 / 1358165042000283101

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Курчи А., Ланчано Т., Солети Э. и Риме Б. (2013). Негативные эмоциональные переживания вызывают размышления и влияют на объем рабочей памяти. Эмоция 13, 867–880. DOI: 10.1037 / a0032492

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

D’Mello, S.(2013). Выборочный метаанализ относительной частоты дискретных аффективных состояний во время обучения с помощью технологий. J. Educ. Psychol. 105: 1082. DOI: 10.1037 / a0032674

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Д’Мелло, С. К. (2017). «Эмоциональная аналитика обучения» в Справочнике по аналитике обучения и интеллектуальному анализу образовательных данных , 1-е изд., Ред. К. Ланг, Г. Сименс, В. Алисса и Д. Гашевич (Эдмонтон, AB: Общество исследований в области аналитики обучения).

Google Scholar

Д’Мелло, С., и Грессер, А. (2012). Динамика аффективных состояний при комплексном обучении. ЖЖ. Instr. 22, 145–157. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2011.10.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Д’Мелло, С., и Грэссер, А. (2014). Путаница и ее динамика при понимании устройства со сценариями поломки. Acta Psychol. 151, 106–116. DOI: 10.1016 / j.actpsy.2014.06.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

D’Mello, S., Леман, Б., Пекрун, Р., Грессер, А. (2014). Замешательство может быть полезно для обучения. ЖЖ. Instr. 29, 153–170. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2012.05.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. и Фризен В. В. (1971). Константы в разных культурах в лице и эмоциях. J. Pers. Soc. Psychol. 17, 124–129. DOI: 10,1037 / h0030377

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эшги, А., Хотон, Д., Легран, П., Скалецкий М., Вулфорд С. (2011). Выявление групп: сравнение методологий. J. Data Sci. 9, 271–292.

Google Scholar

Фернандо Дж. У., Кашима Ю. и Лахам С. М. (2014). Множественные эмоции: ориентированный на человека подход к взаимосвязи между межгрупповыми эмоциями и ориентацией на действия. Эмоция 14: 722. DOI: 10.1037 / a0036103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фортунато, В. Дж., и Голдблатт, А. М. (2006). Изучение профилей ориентации на цель с помощью кластерного анализа и их взаимосвязи с диспозиционными характеристиками и паттернами мотивационной реакции. J. Appl. Soc. Psychol. 36, 2150–2183. DOI: 10.1111 / j.0021-9029.2006.00099.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ганотице, Ф.А. младший, Дату, Дж. А. Д., и Кинг, Р. Б. (2016). Какие эмоциональные профили показывают лучшие результаты обучения? личностно-ориентированный анализ академических эмоций студентов. Sch. Psychol. Int. 37, 498–518. DOI: 10.1177 / 0143034316660147

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия-Мартин, Дж., И Гарсия-Санчес, Дж. Н. (2018). Обучающая эффективность двух виртуальных подходов: процессов и продукта. Rev. Psicodidáctica 23, 117–127. DOI: 10.1016 / j.psicoe.2018.02.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гегенфуртнер А., Фрайер Л., Ярвеля С., Харацкевич Дж. И Нарцисс С. (2019).Эффективное обучение в цифровом образовании. Фронт. Educ.

Google Scholar

Джордж Д. и Маллери П. (1999). SPSS ® для Windows ® Шаг за шагом: простое руководство и справочник. Needham Heights, MA: Allyn & Bacon.

Google Scholar

Гетц Т., Френцель А. К., Холл Н. К., Нетт У. Э., Пекрун Р. и Липневич А. А. (2014). Типы скуки: выборочный подход. Motiv. Эмот. 38, 401–419. DOI: 10.1007 / s11031-013-9385-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Graesser, A.C., Rus, V., D’Mello, S., and Jackson, G. (2008). «AutoTutor: обучение посредством диалога на естественном языке, который адаптируется к когнитивным и эмоциональным состояниям учащегося», в Текущие перспективы познания, обучения и обучения: последние инновации в образовательных технологиях, которые способствуют обучению учащихся , ред. Д.Х. Робинсон и Г. Шро, (Шарлотт, Северная Каролина: публикация информационного века), 95–125.

Google Scholar

Графсгаард Дж., Виггинс Дж., Вейл А., Бойер К., Вибе К. и Лестер Дж. (2014). «Аддитивная ценность мультимодальных функций для прогнозирования вовлеченности, разочарования и обучения во время обучения», в Протоколах Шестнадцатой Международной конференции Acm по мультимодальному взаимодействию , ред. А.А. Салах, Дж. Кон и Б. Шуллер (Нью-Йорк, США). NY: ACM).

Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2015). Регулирование эмоций: текущее состояние и перспективы на будущее. Psychol. Inq. 26, 1–26. DOI: 10.1080 / 1047840x.2014.940781

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж., И Джон, О. П. (2003). Индивидуальные различия в двух процессах регуляции эмоций: влияние на аффект, отношения и благополучие. J. Pers. Soc. Psychol. 85, 348–362. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.2.348

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Граббс, Ф. Э. (1969). Процедуры обнаружения выпадающих наблюдений в выборках. Technometrics 11, 1–21. DOI: 10.1080 / 00401706.1969.104

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харли, Дж. М., Пекрун, Р., Таксер, Дж. Л. и Гросс, Дж. Дж. (2019). Регулирование эмоций в ситуациях достижения: интегрированная модель. Edu. Psychol. 54, 106–126. DOI: 10.1080 / 00461520.2019.1587297

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харли Дж. М., Тауб М., Азеведо Р. и Буше Ф. (2017). Давайте сформулируем несколько подцелей: понимание взаимодействия человека и педагогического агента и его значения для обучения, а также оперативного соответствия и обратной связи. IEEE Trans. Учиться. Technol. 11, 54–66. DOI: 10.1109 / tlt.2017.2756629

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hothorn, T., Bretz, F., and Westfall, P. (2008). Одновременный вывод в общих параметрических моделях. Biometrical J. 50, 346–363. DOI: 10.1002 / bimj.200810425

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джаррелл А., Харли Дж. М., Ладжуа С. и Нейсмит Л. (2017). Успех, неудача и эмоции: изучение взаимосвязи между обратной связью о производительности и эмоциями в диагностических рассуждениях. Edu. Technol. Res. Dev. 65, 1263–1284. DOI: 10.1007 / s11423-017-9521-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джаррелл А., Харли Дж. М. и Ладжуа С. П. (2016). Связь между эмоциями достижения, оценками и выполнением задачи: педагогические аспекты эмоций в CBLE. J. Comput. Эду. 3, 289–307. DOI: 10.1007 / s40692-016-0064-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клугер, Ю., Басри, Р., Чанг, Дж. Т., и Герштейн, М. (2003). Спектральная бикластеризация данных микрочипов: гены и условия совместной кластеризации. Genome Res. 13, 703–716. DOI: 10.1101 / gr.648603

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лазарь Р. С. (2006). Эмоции и межличностные отношения: к ориентированной на человека концептуализации эмоций и преодолению трудностей. J. Pers. 74, 9–46. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2005.00368.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Льюис, М., Хэвиленд-Джонс, Дж. М., и Барретт, Л. Ф. (2008). Справочник эмоций. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Google Scholar

Маковски Д. (2018). Психопакет: эффективный и ориентированный на публикации рабочий процесс для психологической науки. J. Софт с открытым исходным кодом. 3: 470. DOI: 10.21105 / joss.00470

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мурс А., Элсворт П. К., Шерер К. Р. и Фрайда Н. Х. (2013). Оценочные теории эмоций: состояние дел и будущее развитие. Emot. Ред. 5, 119–124. DOI: 10.1177 / 17540738165

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Муис, К. Р., Пекрун, Р., Синатра, Г. М., Азеведо, Р., Треворс, Г., Мейер, Э. и др. (2015). Любопытный случай изменения климата: проверка теоретической модели эпистемических убеждений, эпистемических эмоций и сложного обучения. ЖЖ. Instr. 39, 168–183. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2015.06.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Опферманн, М., Шайтер, К., Герьетс, П., и Шмек, А. (2013). «Гипермедиа и саморегулирование: взаимодействие в обоих направлениях», в Международном справочнике по метапознанию и обучению , , ред. Р. Азеведо и В. Алевен (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer New York).

Google Scholar

Pedregosa, F., Varoquaux, G., Gramfort, A., Michel, V., Thirion, B., Grisel, O., et al. (2011). Scikit-learn: машинное обучение на Python. J. Mach. Учиться. Res. 12, 2825–2830.

Google Scholar

Пекрун Р. (2006). Теория контрольного значения эмоций достижения: предположения, следствия и последствия для образовательных исследований и практики. Educ. Psychol. Ред. 18, 315–341. DOI: 10.1007 / s10648-006-9029-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пекрун Р., Гетц Т., Титц В. и Перри Р. П. (2002). Академические эмоции в саморегулируемом обучении и достижениях студентов: программа качественного и количественного исследования. Educ. Psychol. 37, 91–105. DOI: 10.1207 / s15326985ep3702_4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пекрун, Р., Лихтенфельд, С., Марш, Х. В., Мураяма, К., и Гетц, Т. (2017a). Эмоции достижения и успеваемость: продольные модели взаимных эффектов. Child Dev. 88, 1653–1670. DOI: 10.1111 / cdev.12704

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пекрун Р., Фогл Э., Муис К. Р. и Синатра Г.М. (2017б). Измерение эмоций во время эпистемической деятельности: эпистемически связанные шкалы эмоций. Cogn. Эмот. 31, 1268–1276. DOI: 10.1080 / 02699931.2016.1204989

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пекрун Р. и Линненбринк-Гарсия Л. (2012). «Академические эмоции и вовлеченность студентов», в Справочнике по исследованиям вовлеченности студентов , ред. С. Л. Кристенсон, А. Л. Решли и К. Уайли (Бостон, Массачусетс: Springer).

Google Scholar

Пекрун Р., и Линненбринк-Гарсия, Л. (2014). Международный справочник эмоций в образовании. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Пласс, Дж. Л., Хейдиг, С., Хейворд, Э. О., Гомер, Б. Д., и Ум Э. (2014). Эмоциональный дизайн в мультимедийном обучении: влияние формы и цвета на аффект и обучение. ЖЖ. Instr. 29, 128–140. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2013.02.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ример В. и Шредер К.(2019). Разработка ментальной модели в мультимедийном обучении: взаимосвязанные эффекты эмоций и самоконтроля. Фронт. Psychol. 10: 899. DOI: 10.3389 / fpsyg.2019.00899

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Робинсон, К. А., Ранеллуччи, Дж., Ли, Ю. К., Вормингтон, С. В., Розет, К. Дж., И Линненбринк-Гарсия, Л. (2017). Эффективные профили и академические успехи в естественных науках в колледже. Contemp. Educ. Psychol. 51, 209–221. DOI: 10.1016 / j.cedpsych.2017.08.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сабурин, Дж. Л., и Лестер, Дж. К. (2014). Влияние и участие в игровой среде обучения. IEEE Trans. Оказывать воздействие. Comput. 5, 45–56.

Google Scholar

Зойферт Т. (2018). Взаимодействие между саморегуляцией в обучении и когнитивной нагрузкой. Educ. Res. Ред. 24, 116–129. DOI: 10.1016 / j.edurev.2018.03.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Синклер, Дж., Джанг, Э. Э., Азеведо, Р., Лау, К., Тауб, М., и Мудрик, Н. (2018). «Изменения эмоций и их связь с успехами в обучении в контексте MetaTutor», в Лекционные заметки по информатике: Интеллектуальные обучающие системы 2018 , ред. Р. Нкамбу, Р. Азеведо и Дж. Василева, (Cham: Springer) .

Google Scholar

Спанн, К. А., Шут, В. Дж., Рахими, С., и Д’Мелло, С. К. (2019). Продуктивная роль когнитивной переоценки в регулировании аффекта во время игрового обучения. Comput. Гм. Behav. 100, 358–369. DOI: 10.1016 / j.chb.2019.03.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

SPSS, I. (2012). SPSS версии 21.0. IBM SPSS. Чикаго, штат Иллинойс.

Google Scholar

Тауб М., Азеведо Р., Буше Ф. и Хосравифар Б. (2014). Можно ли предсказать использование когнитивных и метакогнитивных стратегий саморегулируемого обучения на основе уровней предшествующих знаний учащихся в среде гипермедиа обучения? Comput.Гм. Behav. 39, 356–367. DOI: 10.1016 / j.chb.2014.07.018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тауб М., Азеведо Р., Брэдбери А. Э., Миллар Г. К. и Лестер Дж. (2018). Использование анализа последовательностей для выявления эффективности научных рассуждений во время обучения STEM в игровой среде обучения. ЖЖ. Instr. 54, 93–103. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2017.08.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тауб, М., Азеведо, Р., Раджендран, Р., Клод, Э. Б., Бисвас, Г., и Прайс, М. Дж. (2019). Как эмоции учащихся связаны с точностью когнитивных и метакогнитивных процессов во время обучения с помощью интеллектуальной системы обучения? ЖЖ. Instr.

Google Scholar

Ван Россум, Г., и Дрейк, Ф. Л. (2011). Справочное руководство по языку Python. Бристоль: Network Theory Ltd.

Google Scholar

Ванстенкисте, М., Сиренс, Э., Соененс, Б., Люкс, К., и Линз, W. (2009). Мотивационные профили с точки зрения самоопределения: качество мотивации имеет значение. J. Educ. Psychol. 101, 671–688. DOI: 10.1037 / a0015083

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Венейблс, В., и Рипли, Б. (2002). Статистические дополнения к современной прикладной статистике с S , 4th Edn, New York, NY: Springer.

Google Scholar

Чжэн, Л. (2016). Эффективность саморегулируемых учебных каркасов на успеваемость в компьютерных обучающих средах: метаанализ. Asia Pacific Educ. Ред. 17, 187–202. DOI: 10.1007 / s12564-016-9426-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *